Вы находитесь на странице: 1из 12

Юрий Серебренников Железные маски России-захоронение

казненных декабристов

ТАЙНА СКВОЗЬ СТОЛЕТИЯ


Легенд и гипотез о могиле декабристов — загадочном месте погребения
первых пяти казненных русских революционеров, можно пересчитать по пальцам:
острова Вольный, Голодай, Гоноропуло, Петровский. Однако до недавнего
времени история и местонахождение этой призрачной могилы декабристов
оставались неразгаданной тайной. Вот уже более ста шестидесяти двух лет ученые
и литераторы пытаются ответить на вопрос, где же находится эта боль отечества.
Недавно экспедиция журнала «Огонек», работавшая на острове Голодай, пришла
к выводу, что тайна эта теперь разгадана и братская могила декабристов наконец
найдена на берегу острова Гоноропуло. Автор настоящей книги не согласен с
таким мнением. Ему удалось обосновать новую гипотезу о сущности секрета этой
загадочной истории.
«ЖЕЛЕЗНЫЕ МАСКИ» РОССИИ
13 июля 1826 года на кронверке Петропавловской крепости были повешены
пятеро осужденных: Кондратий Рылеев, Павел Пестель, Сергей Муравьев-
Апостол, Петр Каховский и Михаил Бестужев-Рюмин. Тела казненных
революционеров почему-то не были выданы их семьям для захоронения. Власти
сами придали где-то их останки земле? С тех пор место их погребения стало
тайной!
За поиски этой безымянной загадочной и таинственной могилы брались.-
многие: начиная от семей казненных, кончая литераторами и историками. И все
же...
Вот уже почти 163 года пытаются разгадать эту тайну ученые. В начале
нашего века Анна Ахматова высказывала догадки о месте этого тайного
захоронения. Загадка «могилы декабристов» обсуждается и по сей день. Этой теме
посвящены работы историка Г. Невелова, А. Тархова и др., сообщение 23 номера
журнала «Огонек» за 1917 год, а также телепередача «600 секунд». Наконец,
Голодаевская экспедиция «Огонька» 1987 года, которая в статье «Поминовение»
(журнал «Огонек» № 4 за 1989 г.) сообщала, что таинственная могила, наконец,
найдена. Авторы защищают различные, в большинстве случаев совершенно
исключающие друг друга гипотезы. И это еще одно убедительное свидетельство в
пользу того, что загадка самого таинственного захоронения в истории России по-
прежнему не раскрыта.
ГОЛОДАЕВСКАЯ НАХОДКА И НОВЫЙ ПОДХОД
К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ
В своих попытках обнаружить истину все серьезные исследователи,
занимаясь поисками этой могилы, обращались к различным дошедшим до нас
источникам. Голодаевская экспедиция «Огонька» тщательно изучила историю
этого захоронения на основании всевозможных документов, а также, опираясь на
расшифрованные записи А. С. Пушкина, что и позволило ей найти братское
захоронение на острове Гоноропуло в месте, точно указанном великим поэтом.
Не верить Пушкину у нас нет оснований, так как во времена поэта могила эта
была хорошо известна многим его современникам. Но вскоре, по непонятным
причинам, почему-то забыта. Более того, мы можем видеть это место таким,
каким его видели сам поэт, семьи и друзья декабристов, благодаря дошедшей до
нас акварели 1848 г. Т. Шевченко. Однако, несмотря на все изложенное, ставить
обелиски на месте этого захоронения — «могиле декабристов», а так же на месте
их «казни» — непростительная поспешность! И вот почему: что, если семьи
декабристов, их друзья и соратники и великий поэт были все специально введены

1
в заблуждение правительством? Стали жертвой жуткой мистификации Николая
Первого и его верных слуг? Ведь может оказаться так, что эта могила, как и сама
казнь и ее дата—ложны! Может, в этом-то и заключается почти
стошестидесятитрехлетняя - тайна первых русских революционеров-мучеников?
Итак, мы предположили,
выдвинув гипотезу о трех совершенно
невероятных, на первый взгляд,
событиях, но подтвержденных
косвенно и документально. В жизни
часто употребляются эпитеты:
«вероятный», «маловероятный»,
«невероятный» случай. А между тем,
многие не отдают себе отчета в том, что
это — математическая терминология.
Причем, в жизни достаточно часто
встречаются события с весьма малой
вероятностью, как и в нашем случае.
НЕОБХОДИМ НАУЧНЫЙ
АНАЛИЗ
«Могила декабристов», о которой
пишет в своей статье «Поминовение» Андрей Чернов (журнал «Огонек» № 4 за
1989 год), — сообщение исключительно интересное, но вызывающее множество
вопросов, переходящих в сомнение. Если это подлинная могила декабристов, то
она достойна нашей памяти. Если же это ложный след, то доверчивое отношение
к захороненным в ней не может принести ничего, кроме вреда.
Представляется бесспорным, что. судьбу «могилы декабристов» на
Гоноропуло можно решить лишь путем комплексного исследования,
проведенного самым кропотливым и тщательным образом, при полном
отсутствии предвзятого отношения к этому любопытному во всех отношениях
памятнику. Рубить с плеча здесь недопустимо — ведь, если «могила декабристов»
окажется ложным следом, то она не заслуживает нашей памяти.
Находка на Голодае настоятельно требует, чтобы она была подвергнута
всестороннему изучению, только после завершения которого можно вынести
окончательное заключение о характере этого таинственного дела.
Следует, возможно, поставить проблему и в несколько иной плоскости.
Допустим, что «могила декабристов» на Голодае действительно ложный след.
Снимает ли это всякий интерес к ней? Думаем, что нет, и тогда изучение ложной
могилы не будет пустым занятием, ибо сам факт появления такого захоронения
уже ставит ряд интересных вопросов перед литераторами и историками. Чем
руководствовались ее создатели? Желанием ввести в заблуждение лишь родных,
близких и единомышленников казненных? Царская месть мертвым? Или какими-
то иными мотивами?
Что и говорить, есть над чем поломать голову, подумать... Вопрос о ценности
данного памятника не должен решаться быстро и бесповоротно. «Могила
декабристов» на Гоноропуло ставит слишком много проблем...
«МИЛОСТЬ» НИКОЛАЯ ПЕРВОГО — «ПОМИЛОВАНИЕ»?
Тайной окутана не только могила, но и сама казнь! В своих попытках
обнаружить истину все серьезные исследователи, к сожалению, не обращают
внимания на то, что есть много аргументов в пользу того, что казнь декабристов 13
июля 1826 года на кронверке Петропавловской крепости - ложная! И потому надо
начинать с тщательного изучения и рассмотрения истории двух приговоров

2
Николая Первого и попытаться проследить судьбу приговоренных и
«помилованных».
Восстание декабристов было разгромлено. Затем начались массовые аресты.
Николай, после удачного подавления вооруженного восстания вновь
ободрившийся, сам вел следствие и обнаружил большие жандармские
способности. Раньше один лишь Петр I «работал лично в застенках». Николай
решил продолжить эти традиции и «сам занимался только двумя вещами»:
муштровкой солдат и полицейским сыском. С первого же допроса он успел
вытянуть массу имен и подробностей заговора от его участников, растерявшихся
еще более. И тут впервые появляется лицемерие императора: им ловко подавали
надежду, что все кончится пустяками, что виновных самое большее отставят от
службы или пошлют на житье в их деревни. А когда все выведали, учинили самую
свирепую расправу.
Всего к следствию и суду по делу декабристов было привлечено 579 человек,
около 79% из них — военные. Суд проходил в строгой тайне. Все декабристы по
степени активности были разделены на разряды. Пестель, Муравьев-Апостол,
Бестужев-Рюмин, Каховский и Рылеев были поставлены «вне разряда» и
приговорены Николаем Первым к четвертованию. С этого момента и начинается
вся тайна. И тут невольно возникают два вопроса: почему такая варварская
жестокость и зачем для казни было выбрано именно пять человек? В своих
попытках обнаружить истину нам придется обратиться к другим событиям:
дворцовым переворотам и восстанию Пугачева, а также отношение к ним
Николая Первого. Дело в том, что император видел в восстании декабристов не
очередной дворцовый переворот, стоивший жизни его деду и отцу, а жуткий
призрак пугачевщины. И здесь он проводит аналогию с действиями своей бабки —
Екатерины Второй. Подавив крестьянское восстание под руководством Е.
Пугачева, потрясшее феодально-крепостническое государство императрица
жестоко расправилась с его участниками. Вождь восстания Пугачев и его
соратники Перфильев, Шигаев, Падуров и Торнов 10 января 1775 года были
казнены — четвертованы в Москве на Болотной площади. Вот почему императору
Николаю Первому потребовалось для столь жуткой казни пять человек. Во-
первых, он пылал желанием отомстить всей гвардии и дворянству за убийство
ими его деда Петра Третьего и отца Павла Первого.
28 июня 1762 года дворцовый переворот, совершенный гвардией, был
самостоятельной политической силой. Он отличался от предыдущих (дворцовые
перевороты 1725, 1730 и 1741 гг.) своей «революционностью», ибо гвардия
низвергала законного носителя верховной власти, которому сама недавно
присягала. Вечером 6 июля был убит заговорщиками-дворянами Петр Третий —
дед Николая Первого, а в ночь на 12 марта 1801 года заговорщики — граф Пален,
П. Зубов и другие — убили его отца — Павла
Первого и возвели на престол старшего брата
Николая — Александра Первого.
Вот почему Николай Первый и решил с
такой жестокостью расправиться с
участниками декабрьского восстания.
Император, пылая ненавистью, приговорил
его руководителей к четвертованию, свыше
ста двадцати человек — к ссылке на каторгу и
поселение в Сибирь. Николай Первый мстил
беспощадно своим политическим
противникам.

3
Со дня на день пятеро узников Александровского равелина Петропавловской
крепости ждали этой варварской казни. Но их родные и близкие сделали все
возможное и невозможное, чтобы отменить такой чудовищный приговор.
Четвертование за попытку дворцового переворота — это было слишком, даже для
привыкшего ко всему александровского общества. Сложившиеся обстоятельства
заставили его изменить приговор. И тут Николай Первый проявил все свое
лицемерие: на бумаге он подписывает «помилование» — заменяя четвертование
повешением, а на деле это была замена публичной казни — тайной, лишь с
изменением ее даты. Царь был жестокий лицемер: говорил одно, а делал совсем
другое.
Его лицемерие воплотилось всецело в одном факте: когда в Сибири поймали
шайку разбойников, долго наводившую ужас на целую губернию, губернатор
предложил их казнить. Николай Первый написал на донесении губернатора: «В
России, слава богу, нет смертной казни и не мне ее восстанавливать, а дать
каждому из разбойников по двенадцати тысяч палок». Здесь все было ложью. Во-
первых, смертная казнь в России по-приговору военных, чрезвычайных и тому
подобных судов существовала, и Николай Первый начал свое царствование с
подписания смертного приговора пяти вождям декабристов, а, во-вторых, больше
трех тысяч палок никто, даже самый здоровый человек, выдержать не мог. Таким
образом, 12 тысяч палок означало верную смерть задолго до окончания наказания
(в этом случае на тележке возили и били уже труп). Николай Первый это
прекрасно понимал, конечно, но не поломаться не мог. Лицемерием была
пропитана вся его жизнь.
Это лицемерие, пропитавшее всю его жизнь и делало больше всего
николаевское царствование таким тяжелым и гнетущим.
Таким образом, становится очевидным, что «милость» Николая Первого
была всего лишь лицемерным фарсом: отныне явное должно было стать тайным.
И с этого момента тайна висела не только над могилой декабристов, тайной была
и сама казнь.
В этом деле нет прямых улик, есть лишь слабо различимые штрихи, но они
при пристальном рассмотрении сливаются в очертания, те, в свою очередь, в
буквы, а они в слова - четвертованы, тайно захоронены, казнь палачей-
свидетелей, ложное захоронение. В этом-то и заключается почти
стошестидесятитрехлетняя тайна первых революционеров-мучеников.
ДВЕ КАЗНИ - ДВЕ МОГИЛЫ
Для исполнения этой тайной акции Николаю Первому был нужен верный
человек — им и стал обер-полицмейстер Б. Княжнин. Все приготовления
содержатся в полном секрете. Наконец, Княжнин получает инструкции и приказ
Николая Первого: четвертовать в ночь на двенадцатое июля 1826 года пятерых
«помилованных». Казнь произвести в строжайшей тайне в казематах крепости, а
останки захоронить на самой дальней оконечности Петровского острова. Можно
предположить, что Николай не случайно выбрал время, число и месяц казни: в
июле был убит заговорщиками его дед Петр Третий, а в ночь на двенадцатое —
отец Павел Первый. Поэтому для казни и была выбрана эта символическая дата,
соединявшая в себе время, день и месяц их убийства. Главный полицейский
Петербурга исполняет волю своего повелителя.
В ночь на 12 июля 1826 года пятеро вожаков декабрьского восстания: Павел
Пестель, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьев-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин
и Петр Каховский были подвергнуты пыткам, четвертованы, а затем и
обезглавлены. Это подтверждает и расшифрованный нами фрагмент, в котором
говорится, что им во время пыток «раны прижигали горящей соломой», «резали
члены», «секли головы». Казнь происходила в присутствии обер-полицмейстера

4
Княжнина, ее исполнители — «двое палачей». Затем останки мучеников были
погружены палачами и тремя солдатами инженерной команды Петропавловской
крепости в бот, который по приказу главного полицейского столицы взял курс на
Петровский остров.
Подтверждение тому мы находим в словах самого Княжнина: «Я приказал
вывести мертвые тела из крепости на далекие скалистые берега Финского залива,
выкопать одну большую яму в прибрежных лесистых кустах и похоронить всех
вместе, сравнявши с землей, чтобы не было и признака, где они похоронены...».
Итак, место, где находится подлинная могила четвертованных декабристов
— остров Петровский. И тут сразу напрашиваются два вопроса: где это место? И
как найти его на таком большом острове? Чтобы ответить на эти вопросы, надо
вновь вернуться к обер-полицмейстеру Княжнину.
Пока солдаты и палачи копали могилу, генерал стоял в боте и запоминал
ориентиры, которые он в расшифрованном фрагменте назовет «вилкой».
Итак, где же находится эта могила? В самом конце Петровского острова есть
бухта. «Посередине бухты на берегу...» — сообщает Княжнин и приводит свою
«вилку»: «...церковь на том берегу, на Петровском — башня, дом генерала,
Гоноропуло — моря дом, шпиль Гоноропулос. С этого бота вилка...». Итак,
«вилка» генерала — это: церковь на Крестовом острове, башня-колокольня,
брандвахта самого Княжнина на Петровском острове, а на острове Гоноропуло —
избушка рыбака и усадьба братьев Гоноропуло.
Таким образом, накапливается все больше и больше доказательств того, что
истинная могила казненных декабристов находится на самой дальней
оконечности Петровского острова, в бухте.
Совершив тайное захоронение, обер-полицмейстер Б. Княжнин с палачами и
солдатами направляется на остров Гоноропуло, впоследствии известный как
остров Николая.
Здесь-то — по его приказу — солдаты и палачи роют большую могилу,
которую впоследствии найдет и голодаевская экспедиция «Огонька». Вся
дальнейшая судьба этих палачей и солдат давно решена — окончательно и
бесповоротно. Им теперь предстоит до самой казни и после нее нести крест
казненных ими же. Итак, согласно нашей гипотезе, повешенными были не
декабристы, которых уже не было в живых, а палачи и солдаты инженерной
команды. Николай Первый и его верный слуга обер-полицмейстер Б. Княжнин
придумали простой и эффектный план: как сохранить в дальнейшем тайну
секретной казни и могилы? И здесь заговорщики принимают простое и вместе с
тем коварное и эффективное решение. Суть его заключается в том, что роль
декабристов во время казни на следующий д«нь предоставлялась отныне их
палачам и могильщикам. Этим самым скрывалась дата фактической смерти, сама
казнь — четвертование — и окончательно запутывался вопрос об отождествлении
личности неизвестных!
Подтверждает это и найденный Т. Ознобишенной польский текст
воспоминаний киевского помещика Руликовского, которому Княжнин не без
гордости заявил: «... И только мне одному известно место этой могилы». Генерал
не врал, он действительно был единственным человеком, который знал это место.
Пятерых остальных заставили замолчать навеки при помощи веревки!
Итак, палачи и солдаты, выкопав могилу для себя, возвращаются с
генералом Княжниным назад в Петропавловскую крепость, где им под страхом
смерти запрещается разговаривать с кем бы то ни было о чем-либо. Более того, их
сажают, возможно, в Александровский равелин, в камеры казненных декабристов,
изолировав от всех.

5
Тем временем Б. Княжнин приступает к подготовке второй части
задуманного плана, но для этого ему нужны помощники. Такие верные люди у
него давно есть: это начальник кронверка «главный палач» Беркопф, помощник
квартального надзирателя Шипов, секретные агенты братья Гоноропуло — они же
и хозяева острова, на котором находится вторая ложная могила, —
василеостровский полицмейстер Дершау и, возможно, кто-то еще, кому пока
удалось остаться в тени.
На другой день, 13 июля 1826 года на
кронверке Петропавловской крепости
состоялся спектакль—казнь. Итак, согласно
нашей гипотезе, повешенными были не
вожаки декабрьского восстания, а два палача
и три солдата инженерной команды. Кто они,
эти таинственные слуги обер-полицмейстера
Княжнина, поплатившиеся за секрет своего
государя Николая Первого своей жизнью? На
этот интересный вопрос нет пока ответа: он
требует дальнейших исследований и поисков.
Нет ответа и на другой не менее интересный
вопрос: каким образом удалось выдать их за
приговоренных к казни? Можно
предположить, что эту первую свою «работу»
выполнило Третье Отделение во главе со своим шефом А. Бенкендорфом,
созданным 3 июля 1826 г. Пока и это остается загадкой, но скорее всего, это было
делом техники начальника кронверка и других лиц, участвовавших в этом
спектакле. Возможно, со временем и сие удастся разгадать.
Ночью 14 июля 1826 года тела лже-декабристов были вывезены на телеге в
сопровождении конвоя и доверенных лиц, участников этого спектакля, на остров
Гоноропуло. Этому есть несколько подтверждений: во-первых, об этом сообщает
«главный палач» лже-декабристов — начальник кронверка Беркопф. Он говорит о
телеге с телами казненных, которую через Тучков мост, в сопровождении караула
и василеостровского полицмейстера Дершау, ночью 14 июля покатили на
Васильевский. Во-вторых, свидетельства и других участников этой тайной акции:
Шилова, Щукина. В-третьих, в расшифрованном нами фрагменте говорится о
«телах злодеев», отвезенных на «остров Голодай», о «гробах с известью», а также
о «государевых людях верных», среди которых прямо называются «братья
Гоноропуло: Афанасий, Егор и Феопемпт, а так же Шипов и Дершау с ротой».
Беркопф назван «главным палачом» там же.
«Обнаженные трупы» пяти лже-декабристов «были завернуты в куски
ткани», предварительно засыпанные известью, работу эту выполняли «Афанасий,
Егор и Феопемпт». «То дело рук злых людей Княжнина верных Афанасия,
Дершау, Егора и Феопемпта». Затем опущены в могилу с водой! Более того, по
краям ямы поставили «два ящика с известью». Столь странный ночной обряд
погребения может вызвать у кого угодно недоумение, а заодно и вопрос: для чего
все это делается? Ведь погребенные не декабристы! Трупы можно выкрасть и
опознать. Страх разоблачения заставил сжечь их трупы! Негашеная известь,
вступив во взаимодействие с водой, должна была уничтожить останки лже-
декабристов, и тогда уже нельзя разобрать, кто же в действительности находится в
могиле. Таким образом, становится очевидным, что происшествие на острове
Гоноропуло — логичное следствие для предшествовавшего захоронения на
Петровском острове.
МЕЖДУЦАРСТВИЕ, ЗАГОВОРЩИКИ И ШПИОНЫ

6
Загадка казни и захоронения декабристов, казалось бы, частный эпизод
восстания. Но разгадать эту тайну нельзя, не зная политической ситуации,
которая создалась к моменту восстания. Без ее научного анализа невозможно
понять причины, сделавшей происшедшее.
Декабристы были на 9/10 военные, притом не солдаты, а офицеры,
прошедшие войну 1812 года, которую торжественно назвали «Отечественной»,
чувствовавшие себя спасителями отечества, первыми людьми в России. Наиболее
смелые пришли к мысли свергнуть аракчеевщину и сделать Россию политически
европейской страной. Что военные это могут сделать, порукой были все
дворцовые перевороты XVIII в., совершенные гвардией, а в особенности 12 марта,
когда Павел пал жертвой именно офицерского заговора.
Александр Первый был постоянно в курсе дел тайного общества, не
принимал никаких мер против него: он порядочно-таки презирал этих говорунов,
и желавших политической свободы, и не решавшихся на революцию.
Со второй половины 1825 года декабристы постоянно обсуждали вопрос об
открытом выступлении и готовились к нему. Было условлено, что восстание
начнется летом 1826 года во время маневров на юге. Сигналом должно было
служить убийство Александра Первого. План этот рухнул задолго до назначенного
времени. Внезапная смерть Александра Первого 19 ноября 1825 года создала
благоприятную для этого обстановку. Заговорщики оказались лицом к лицу с
совершенно новым положением: междуцарствием.
Но в противоположном стане сумятица была не меньшая. Смерть
Александра была неожиданной не только для заговорщиков, но и для царской
семьи. После смерти Александра Первого не осталось прямых наследников. Царем
после него по закону должен был стать старший из братьев — Константин,
находившийся в то время в Варшаве на посту наместника. Но членам царской
семьи было известно о состоявшемся еще задолго до этого отказе Константина от
своих прав на престол и о тайном распоряжении Александра Первого, в котором
он назначал наследником своего другого брата - Николая. В глазах всех, кроме
царской семьи, которая давно знала это, Константин был наследником. Однако
Николай, зная о своей непопулярности в гвардии, а попросту говоря, его там
терпеть не могли, не решался стать царем до получения формального отречения
Константина. Генерал-губернатор столицы Милорадович прямо заявил, что, в
случае воцарения Николая, он не ручается за сохранение порядка. Поэтому после
смерти Александра Первого Николай не решился принять власть. Он опасался
«беспорядков» и поэтому привел войска к присяге Константину. Николай просил
брата приехать в Петербург, чтобы или воцарить, или подтвердить свой прежний
отказ.
Переписка между столицей и Варшавой по вопросу о престолонаследовании
затянулась. А тем временем, на квартире Рылеева в течение всего междуцарствия
шли заседания, на которых обсуждались планы подготовки восстания, не
подозревая о надвигавшейся беде в лице братьев Гоноропуло, Шервуда и других
шпионов и предателей.
В начале декабря один из активнейших агентов Александра Первого в
южном обществе И.В. Шервуд встретился с Николаем и сообщил ему о
готовящемся восстании, передал письмо Ф. Вадьковского к П. Пестелю и выдал
многих декабристов. В это же время с Николаем встречается и агент Княжнина —
Феопемпт и сообщает о грозящем ему дворцовом перевороте, называя всех
зачинщиков, и советует арестовать самого главного и опасного бунтовщика
Пестеля. И тогда, по его совету, Николай отдает приказ об арестах на юге. 9
декабря в Курске был арестован Ф. Ф. Вадьковский, а 13 декабря в Тульчине —
Пестель, который играл самую значительную роль в тайном обществе.

7
Николай в тот момент считал заговор тайного общества чем-то вроде
дворцового переворота 1801 г., но тем не менее, по совету все того же Феопемпта
не затягивать с воцарением, наконец решается на «переприсягу», понимая всю
опасность дальнейшего промедления в создавшейся ситуации. И тут как раз
приходит ответ Константина, что царствовать не собирается и в столицу не
приедет. Назначается «переприсяга» на 14 декабря 1825 года.
Арест Пестеля поднял на ноги всех заговорщиков, испугавшихся, что
арестованный может выдать их под пытками. Итак, создавшаяся обстановка
междуцарствия в связи с отсутствием фактического акта отречения от престола
Константина, а также известие, что тайное общество обнаружено правительством,
заставило декабристов поспешить, чтобы не упустить момент создавшегося
кризиса власти для открытого революционного выступления. Как было заранее
условлено, выступление Северного и Южного общества должно было быть
одновременным, но решающее значение имело выступление в столице. В
Петербурге, на квартире Рылеева был принят план восстания. Диктатором
восстания был назначен Трубецкой, имевший большой военный опыт и
известный солдатам. Было решено выступить 14 декабря — в день «переприсяги»,
помешать присяге Николаю Первому в полках под предлогом требования
воцарения Константина вывести солдат к Сенату, где в то время должна была
происходить присяга сенаторов и членов Государственного совета новому
императору. Убедить, а если не удастся, то и силой оружия предполагалось
принудить членов Сената и Государственного совета обнародовать «Манифест к
русскому народу» с провозглашением свержения царского правительства, отмены
крепостного права, дарованием политических свобод и созыва учредительного
собрания («великого собора»), а также избрание временного правительства на
срок действия чрезвычайного собрания.
Но и этот план восстания тайный агент Княжнина Феопемпт Гоноропуло
немедленно сообщил Николаю, и тот начинает лихорадочно действовать: срочно
вызывает во дворец членов Государственного совета, созывает сенаторов и
командиров полков - на семь утра, отдает приказ о немедленном печатании
манифеста о восшествии его на престол. В час ночи Николай объявляет
собравшимся членам Государственного совета о своем воцарении и принимает от
них присягу.
Наступил решающий день 14 декабря 1825 года. Еще до рассвета
революционеры были на ногах. Многие из них вели агитацию в своих воинских
частях против «переприсяги». Но церемония присяги в войсках задерживалась.
Николай вызвал командиров полков к семи часам во дворец, и в свои части они
явились значительно позднее.
Задержка с присягой по полкам срывала первоначальный замысел
восстания. Более того, Николай, посвященный в их планы масоном-шпионом,
опередил заговорщиков: ночью он принял присягу от членов Государственного
совета. За ними присягнули новому царю созванные на семь утра сенаторы, они
успели разъехаться до прихода к Сенату Московского полка. Заранее
отпечатанный манифест о восшествии на престол Николая Первого уже
распространялся по городу. Предотвратить провозглашение не удалось. Так, из-за
доноса Феопемпта Николаю, было подавлено открытое восстание против царизма.
Сотни людей были убиты и ранены. В ночь на 15 декабря во дворец стали свозить
арестованных.
Итак, роковую роль в разгроме восстания сыграли доносы агентов и
провокаторов, среди которых особо надо отметить братьев Гоноропуло — «верных
людей Княжнина». Ведь одной из обязанностей главного полицейского столицы
генерала Княжнина было преследовать тайные и незаконные общества. Для этого

8
у него имелась разветвленная сеть секретной агентуры, которую он и использовал
для борьбы с революционным движением в столице, широко применяя методы
провокации и шпионажа. Агенты Княжнина братья Гоноропуло были засланы в
нелегальную организацию, чтобы изнутри обезоружить и разгромить
революционное движение. В подтверждение сказанного приведем такие факты:
первый из братьев — Егор, адьютант главного следователя по делу декабристов
Татищева, служил в одном полку с ближайшим рылеевским другом —
Александром Бестужевым. Второй — Феопемпт — был видным масоном и, как
сообщил историк А. Сериков, общался с братьями Муравьевыми-Апостолами,
Пестелем и Рылеевым. И не удивительно: ведь масонская ложа с ее
таинственностью была очень удобной оболочкой и очень хорошей школой для
заговора; недаром заговорщики-декабристы все вышли из масонских лож, и
недаром правительство относилось к масонам с крайней подозрительностью, пока
Александр Первый в 1822 году не запретил масонские ложи вовсе. Роль главного
агента Княжнина — Феопемпта — в разгроме восстания подтверждает и то, что,
занимая скромную должность в канцеляоии Главного штаба, он дважды
всемилостивейше награжден в 1826 году орденами. Третий брат — Афанасий — в
будущем белостокский губернатор. И ему покровительствовал Николай. Это и не
удивительно, так как все они принимали самое активное участие не только в
разгроме восстания, но и в последующих тайных замыслах императора.
МАСОН-ФАЛЬСИФИКАТОР
И БРИЛЛИАНТ С ЦАРСКОЙ РУКИ
Несмотря на тайну и пристрастие к мистификации, кое-что известно о
«кухне», в которой родилась эта история.
Давайте проследим теперь интересную цепочку событий. Ее звенья, на
первый взгляд, не связаны между собой ничем, кроме разве что хронологической
последовательности.
После казни «декабристов» прибыли их родные и потребовали выдачи
трупов. В их просьбе было отказано. С этого и начинается тайна. Другим
загадочным моментом в обстоятельствах, окружающих смерть декабристов,
является официальный отказ, сделанный семьям казненных Николаем Первым.
Сестре же Сергея Муравьева-Апостола император-лицемер соизволил разъяснить,
почему не может она взять смертные останки своего брата: это «неудобно». Что
верно, то верно! Ведь как-то неудобно после «помилования» выдать
четвертованное тело!
Несчастные семьи казненных, видя, что от Николая Первого нечего ждать
милости, начинают лихорадочно искать другие пути. Именно один из них и
приводит к ложной могиле на Гоноропуло.
Известно, что Наталья Рылеева знала о могиле. Откуда? Каким же образом
ей все-таки удалось проникнуть в эту сокровенную тайну императора? Кто
показал это место вдове? Что двигало им? Корысть или милосердие? Ответ
однозначен: все тот же известный масон Феопемпт — «друг», сосед и масон-
осведомитель Николая Первого.
Петербургский дом Гоноропуло стоял на Мойке у Синего моста, наискось от
рылеевского. К нему, «другу и соратнику» мужа, прибежала несчастная вдова,
умоляя помочь ей (предложив вознаграждение драгоценностями) узнать у брата
Егора, где находится тайное захоронение. Ведь тот, как-никак адьютант главного
следователя Татищева. Лицемерный масон-шпион пообещал что-нибудь
разузнать. Уходя, Наталья сообщает Феопемпту, что семьи и друзья казненных не
пожалеют ничего, чтобы найти эту могилу. И тут коварному и жадному греку-
доносчику приходит на ум простой и циничный план: оказать очередную услугу
Николаю и прибрать деньги родственников и друзей казненных к своим рукам. С

9
этим планом он и спешит к императору во дворец. Во время тайного свидания он
сообщает Николаю о визите Рылеевой, а так же о своих опасениях, что тайное
может стать явным. Видя, что Николай не на шутку встревожен его сообщением,
масон-фальсификатор излагает ему свой план, как сохранить государственную
тайну. Что ж, декабристы казнены, но у них еще осталось немало друзей. И эти
друзья имеют немало денег. А разве золотой ключик не отпирает любые рты?
Император в панике: что делать? Их надо обмануть! Как? Подсунуть ложную
могилу, но так, чтобы они ничего не заподозрили. Как это сделать? Очень просто!
Он, Феопемпт, «выдаст тайну» государя. Ему по-прежнему верят и доверяют, но
действовать надо немедленно: чтобы исключить подкуп другого лица, которое
может сообщить им что-то такое, что не входит в планы государя. Кроме того,
чтобы окончательно сбить их со следа, он поможет им тайно выкопать останки
казненных, ведь они захоронены на его земле. Правда, не сейчас, а позже, когда
их уже будет невозможно опознать. Зачем? Во-первых, это будет самое лучшее
свидетельство тому, что это могила «декабристов», ведь на Гоноропуло лежат
останки пяти, а именно столько и было казненных заговорщиков. Во-вторых,
разве Николаю не доставит радости еще одна маленькая тайна: родные и близкие
его врагов проливают слезы и молят о спасении душ не над жертвами, а над их
палачами? Император в восторге от этого кощунственного плана. И масон-
фальсификатор, заручившись одобрением Николая, приступает к его
осуществлению.
Подтверждает это, во-первых, то, что имеется пять свидетельств о карауле,
стоящем до самых холодов у могилы, чтобы гашеная известь как можно сильней
сожгла останки, когда уже нельзя разобрать: кто же в действительности находится
в могиле? Во-вторых, в расшифрованном нами фрагменте прямо говорится «о
сговоре Феопемпта и Николая», «о драгоценностях», предложенных Рылеевой за
открытие тайны могилы и «обманутых женах их». В-третьих, за эту
фальсификацию с могилой и останками лже-декабристов Феопемпт, как
установили по архивным материалам Я. Леонтьев и С. Львов, получил за это из
царских рук бриллиантовый перстень. В-четвертых, сюжет, обнаруженный в
архиве студентом-историком Ярославом Леонтьевым. Когда доносчик Шервуд-
Верный через несколько лет сообщил, что некто выкрал тела казненных, а черепа
держат дома, в Третьем Отделении только посмеялись. И не удивительно,
спектакль с останками палачей и могильщиков удался на славу! И отныне тайна
висела не только над могилой, тайной была окутана и сама казнь вожаков
декабристов. Так, благодаря хитрому греку, могила палачей и могильщиков на
Гоноропуло превратилась в святыню! Сюда, неведая об этом чудовищном обмане,
приходили Пушкин, Шевченко и Наталья Михайловна Рылеева, близкие, друзья и
соратники казненных, отдавая последнюю дань... их палачам! Что ж Николай
Первый мог наслаждаться содеянным...
Сюда же, спустя 162 года, обманутый А С. Пушкин привел и голодаевскую
экспедицию «Огонька».
Правда, в истории этой могилы есть не совсем понятный момент: почему она
вдруг оказалась утерянной? Может быть, кто-то все-таки рассказал правду о ней?
Не Княжнин ли? Таковы важнейшие факты, которыми мы располагаем.. Итак,
согласно нашей гипотезе, повешенными были не руководители декабрьского
восстания, а их палачи и могильщики-солдаты, тогда как декабристов
четвертовали, а их останки захоронили на Петровском острове. Это подтверждает
и единственный человек, который знал место их истинного захоронения — обер-
полицмейстер Б. Княжнин, По-видимому, генерал Княжнин унес в свою могилу
главную тайну Николая Первого и палачей декабристов—тайну их превращения в
лже-декабристов, породившую впоследствии могилу на острове Гоноропуло

10
(Николая). Таким образом, становится очевидным, для чего понадобилась вторая
могила: чтобы скрыть в ней тот факт, что истинные декабристы четвертованы и
захоронены на Петровском острове.

Путь телеги с телами казненных лже-


Путь бота Княжнина и его люден с
декабристов и конвоя ночью 14 июля
телами казненных декабристов 12 мая
1826 г.
1826 г.
Б — Кронверк Петропавловской
А — Петропавловская крепость. Здесь
крепости. Здесь 13 июля были
в ночь на 12 июля 1826 г. были
повешены лже-декабристы. В — Тучков
четвертованы руководители
мост. Мостики на Восьмой и Девятой
восстания. 1 — Путь бота Княжнина с
линиях и на Шестнадцатой и
палачами, солдатами и останками
Семнадцатой линиях. Г — Смоленское
четвертованных руководителей
кладбище: православное, армянское и
восстания. 3 — Путь бота Княжнина и
немецкое. 4 — Остров Гоноропуло.
его люден на Гопоропуло, для рытья 2-й
Второе — ложное захоронение. Д —
ложной могилы, предназначавшейся
Голодай. Е — Остров Вольный. Ж —
для свидетелей и обратный путь в
Остров Петровский. 3 — Остров
Петропавловскую крепость.
Крестовский.
Итак, истинная могила четвертованных вожаков восстания находится на
острове Петровском. И тут сразу возникает вопрос: можно ли ее найти? Для ответа
на этот вопрос нужно организовать экспедицию на остров Петровский,
воспользовавшись ориентирами — «вилкой» генерала Княжнина, а также
другими его указаниями. «Когда я стоял на скале над самым берегом моря, то с
этого места видел два пункта выпуклых скал, от которых прямая линия
показывает место этого захоронения». Эта линия между скалами-валунами в
бухте на дальней оконечности острова Петровского. К ней приводит прямая линия
из брандвахты, а также — от избушки рыбака. Так что, пользуясь оставленными
нам данными Княжнина, можно найти эту точку. Найдя ее, провести на месте
бурение, определить химические аномалии, взять пробы на белок, а там уже дело
за специалистами и экспертами.

11
Координаты - «вилка» обер-полицмейстера Княжнина, лучи которой, сходясь в
одной точке, указывают местонахождение подлинной могилы
четвертованных декабристов на берегу бухты Петровского острова.
Показаны также два валуна - скалы, линия между которыми указывает место
тайного погребения.
1. Церковь на Крестовом острове.
2. Брандвахта на Петровском острове.
3. Избушка рыбака на Гоноропуло.
4. Усадьба братьев Гоноропуло.

12

Вам также может понравиться