Вы находитесь на странице: 1из 8

8 Е Гавлова

швейцарскоальпийскому региону, — венетском 55еФот 55е!ро! ‘151


1рзГ’, то есть ‘себе самому” (ср. РоКошуГ, 884; Киге?0, 701, со ссыл-
кой на Краэ). Таким образом, в этом циркумальпийском регионе
вскрываемоеи.-е. диал. *5е6(й)о- ‘свой, сам’ (с имеющейместо не-
дооценкой, как видно из вышесказанного, участия в нем также
кельтской стороны) играло свою определенную роль как средство
самоидентификации — индивидуальной, групповой, родовой. Естест-
венно предположить, что южногерманское (алеманнское) Эсйууг /
немецкое 5сйу’е12 явилось в свое время как быадстратным подклю-
чением, дублированием, семантической калькой, в частности, кельт-
ского Немеш, тем более, что это семантически (‘свои люди,
край своих людей)’) вполне отвечало германскому узусу.
Любопытно, что этот последний,на наш взгляд, тоже все еще нуж-
дается в корректировке своей этнолингвистической реконструкции:
*5иё-Бй-/*5ие-Ай-*5и1-4- не как индивидуализирующее ‘Ё№е, уоп
есепег Аг’, как думают некоторые западные специалисты(нанр.,
Покорный, выше), а — в духе древнеродовой идеологии, в колле-
ктивном смысле - ‘свой, к своему роду, племени принадлежа-
щий’. Однокоренное слав. *5уороаа, на которое при этом, по-види-
мому, опираются, развило свое значение ‘свобода, Пеца$” тоже из
этой исходной базы принадлежности к роду.

Е. Гавлова

К ИСТОЛКОВАНИЮ
СЛАВЯНСКИХ ОМОНИМОВ ОВ2А*

Слав. орга, обозначающеев разных славянских языках различные


предметы (чеш. диал. ‘кожа около хвоста’, словац., польск. диал. и
кашуб. ‘вид веревки’, блр. диал. абза ‘корана узких краях доски’) и ча-
сто связываемоесо слав. обь2а ‘оглобля, грядиль плуга’, все еще лише-
но убедительного семантического толкования, хотя в этимологиче-
ской литературе последнего времени написано достаточно много.
Польск. диал. оБ(а)2а связала с вост.-слав. обь2а Х. Турска! (как
отмечает автор, такую связь имел в виду, судя по рукописному при-
мечанию, уже Нич2?), принял это и В. Борысь (ЕК Ш,353). Однако
различие2 : 2 они объясняют по-разному: Турска видит в 2 третью,
прогрессивную палатализацию, а Борысь — мазурение, которого
проникло и в кашубский; его толкование было быубедительным,

* Статья написана при финансовой поддержке гранта СА СВ М 405/01/0109.


К истолкованию славянских омонимов ога 9

ссли бы это слово было засвидетельствовано только в польскихди-


алектах, но не объясняет словацкую форму.
К этим двум словам Ж.Ж. Варбот3 присоединяет еще чеш. об2а
‘кожа около хвоста’ и польско-восточнославянские названия доски
с неровным, покрытым корой краем. Для всех этих слов Варбот
предлагает новое, бесспорно остроумное толкование, с обстоятель-
ным анализом материала и соответствующей этимологической ли-
тературы: праслав. *оБьёа возводится к *орь?-}а, а производящее
*ор-ьга объясняется из и.-е. *1в’(й-)/*а18’(й)- ‘трескаться, лопаться’,
представленногов лит. 121 ‘трескаться, лопаться (о стручках), а12уп,
62‘лупить, чистить’, @2а ‘трещина, щель’ и т.п. Однако стремле-
ние связать с этим корнем все значения приведенных славянских
слов выглядит несколько насильственным. Поэтому нам представ-
ляется позволительным попытаться разделить эти слова в соответ-
ствии с их значениями и посмотреть, не обнаружатся ли при этом
разделении более убедительные возможности истолкования.
ОБ2а, ‘кожа около хвоста’ представлено в чешских и словацких
диалектах.
Чепт. диал. (у Турнова) обга — ‘кожа около хвоста, по бедрам’
(Ллогтапл П, 813, вслед за ним КойП,257) и ‘подошвенныйчепрак,
т.е. кожа на подметки’ (Кой УП,34). ОБ2а ‘кожа около хвоста’ и сей-
час является в чешском языке термином кожевников (557С П,271).
И в словацком диалекте у Липтовского Микулаша представлено
оф2а ‘хвостовая часть кожи’ как кожевенный термин“.
Махек (МасБек 333, Масвек? 408) предполагает исходное *ор-
9ъ2а, первой частью которого является префикс об- ‘около’, а во
второй — корень *852-, который Махек видит в польск. стар. в1е2ек
‘конец большой берцовой кости’ (с Махеком согласен и Марты-
нов?). Это слово, продолжающее праслав. *2ъ2-ъКъ, содержит нуле-
вую ступень того же корня, который мынаходим в полной ступени
в праслав. *ри2ъ (польск. ви ‘шишка, круглый конец костии т.п.) и
в ступени продления нулевой огласовки в праслав. *ву2а (польск.
212а ‘часть ноги скотины, верхний конец большой берцовой кости и
т.п.’; сюда же Махек относит и ст.-чеш. йу26ё, чеш. йу2аё ‘зад, бедро
и т.п.’). С этими словами связывает польск. в1е2ек уже Зубатыйб и
решительно отделяет их от *802ъ, *в02а ‘зад и т.п.’, допускаяв край-
нем случае лишь более позднюю контаминацию обоих слов. Как в
значении ‘голень’, так и ‘кожа около хвоста’мывидим известный
перенос названия с одной части тела на соседнюю. Следоватеёльно,
*ор-еъга обозначало *‘то, что вокруг зада’, подобно рус. огузок ‘ко-
жа, мех с хвоста’ и ‘мясо с хвоста”.
В приведенном выше толковании Варбот обращает вниманиена
фонетическую уязвимость: группа -Ве- упрощаласьв в (ср. рус. огу-
зок), но нев. Она была быправа, если быэто упрощение произош-
10 Е. Гавлова

ло в праславянский период. Но если оно произошло уже после изме-


нения а > й, закономерным результатом является Б, а именно пра-
чешскую эпохуи имелв виду Махек, когда предполагал возникнове-
ние орга из *ор-Й2а.
ОБ2а2 ‘вид веревки’ зафиксировано в словацком и польском,
включая кашубский. Словац. диал. обага (и об2аа, с концом слова,
явно преобразованным под влиянием семантически близкого иг2аа)
‘вожжа, повод (для одного коня)’, обаа, мн. оба2е ‘лямки’ (Ка]а])7,
ст.-польск., польск. диал. обага, обга ‘длинная веревка, которой скот
или коней привязывают к колышку на пастбище” ($1. зёро|. У, 316),
‘веревка, которой привязываетсяк задней части воза жердь, придер-
живающаясено на возу’ (в этом значении также р|. (апт), ‘попе-
речная веревка в постромках; веревка из липового лыка’ (в этом
значениии м.р. мн. оБ2у, -бу), кашуб. оБ2а ‘цепь для коровы; петля,
надеваемая на шею коровына пастбище’, откуда и глагол польск.
диал. оБ(а)готас, кашуб. оБ2оуас ‘привязывать скот и коней длинной
веревкой к колышку посреди пастбища’ (Варшавский словарь Ш,
446, 539; Каномлст Ш,348, 378; ЗусШа Ш,282).
Я согласна с Махеком (МасКек 572; так же еще КА1а| 389), что мы
не можем отделить эти слова от словац. ороага, оБоа2, убагка ‘во-
жжа, повод’. Как показывает последнее слово, наиболее правдопо-
добно объяснить обБоага и под. из *об-уой]а. Тот же источник можно
предполагать и для оБ(а)2а, только здесь произошло аллегровое со-
кращение. И в польском есть и’о4?а, которое, помимо ‘вожжа, по-
вод’, обозначает и любую крепкую веревку, служащую для различ-
ных целей (огозте\зКи [Х,1208 и след.).
Менее правдоподобны толкования, связывающие орга. с об?а|:
связать значения ‘кожа около хвоста’ и ‘ремень из кожи’, в соответ-
ствии с приведенным выше толкованием Варбот, можно, но их вы-
ведение из и.-е. *е12”- ‘трескаться, лупиться’ заставляет предпола-
гать сложное и неправодоподобное семантическоеразвитие.
Совершенно неправдоподобно истолкование 02а. заимствова-
нием из немецкого, т.е. озвончением и стяжением в польск. стар.
орсеге ‘канаты, которыми крепится мачта судна’, которое было ста-
рым корабельным термином на Висле и исчезло с появлением но-
вых типов судов. ОБсе]е — заимствование нем. Нерегеиз\0, хотя авто-
ры, связывающие орсеуес ор?2а, выводили оба слова из нем. афлейеп
‘стянуть’ (Варшавский словарь Ш, 439), гезр. из ср.-в.-нем.
аредейипве\". (Но производныйглагол оргожаб Варшавский словарь
отделяет и толкует иначе, хотя также неприемлемо: как заимствова-
ние нем. аийаитеп ‘взнуздывать’).
ОБгаз представлено только белорусским абза и единичным рус-
ским обза: более частыв польских, белорусскихи русских диалектах
расширенные формы. Несмотря на формальные различия, объеди-
К истолкованию славянских омонимов оБга [1

нять все эти формы понуждает тождественное специфическое зна-


чение.
Польск. диал. 0620}, 0620] и ж.р. об20]а значит ‘неровность края у
бруса или доски, связанная с тем, что часть края образует кора’; от-
сюда производные прилагательные ор2о]омайу, оБ20151у (0 доске или
брусьях) ‘имеющий неровныекраяс корой”.
Возможно, сюда относится и польск. диал. ор2?@ес, единичн.
оф2ес ‘вид теса’ (Варшавский словарь Ш,504); в этом случае2 луч-
ше всего объяснять народной этимологией — уподоблением польско-
му диал. 2ас хе ‘раскаляться без пламени, тлеть’, 2айатжу ‘истлев-
ший’ (Там же УШ, 439), валашт. 2ейуё аАеуо ‘трухлявое’ (Вацо$.
559)12, относительно родства которых (без формс оЁ-) убедительное
толкование предложено Петлевой!3.
И белорусские диалекты знают, наряду с абза, также абзоби,
абзол, с фонетическими вариантами абзуй м.р.14, обзЭль ж.р.!5; все
они значат ‘доска с неровным, покрытым корой краем’, обычно
‘вторая доска, отрезанная от бревна’; первая доска, отрезанная от
бревна, у которой целая сторона округлая и покрыта корой,называ-
ется блр. апдблак,русск. опблок (от пол ‘край’). Адъективное про-
изводное от абзой — абзостая дошка, гродн. абзийстая (Сцяш-
ков1ч 8)16.
В русских диалектах, согласно СРНГ(22, 49, 53-55), есть только
один пример на обза (без указания территории), но многочисленны
формына-1-: обзёл, обзбл, обздль, обзёлок, обзблок ‘доска с неров-
ным, покрытым корой узким краем’, также ‘некачественная доска’,
‘ограда из горизонтально положенных досок’, также ‘кора, луб’!”;
собир. обзбльник ‘обрезки краев досок,некачественные отходыпри
пилке’; прилаг. обздлистый, обзельный (о доске) ‘с неровным,по-
крытым корой краем”.
Этимологизацию слова затрудняет то, что мыне можем уверен-
но сказать, является ли производящим словом о0фга, а 0620], 0620—
его производными, или первична какая-то из расширенных форм, а
орга — сокращение ее. Мартынов! не исключает возможности,что,
учитывая структурное разнообразие, речь идет о заимствованном
слове, но источник заимствованияне знает.
По толкованию Варбот, изложенному в упомянутой вышера-
боте, исходной формой слова является *орьга, расширенное суф-
фиксами -ъ[/-Ыъ/-е№ь или -о]ь; то же у Павловой!, которая
принимает этимологию Варбот, но предполагает уже праславянский
суф. -о[ь/-о1а.
Напротив, Мартынов в упомянутой выше статье и в этимологи-
ческом словаре (ЭСБМ 1, 48 и след.) допускает возможность считать
первичной форму *ор-го]ь — именное производное с огласовкой в
ступени *о от праслав. *26]0, г.}аи ‘зиять, разверзаться, быть откры-
12 Е. Гавлова

тым’, а в качестве семантической и этимологической параллели


приводит лит. Ядеаий ‘зиять’ (расширение Яой с тождественным
значением, соответствующего слав. *26]0): лит. 2109715 ‘изгородь из
реек’. Семантически связать эти значения можно, поскольку рейки
или доски с неровным, покрытым корой краем не прилегают друг к
другу плотно, так что образуются зияния. Однако это толкование
связано со значительными словообразовательными трудностями,
гезр. фонетическими: не достоверно, что формыс -0/ вторичны, так
как фонетическоеразвитие-0]- > -0[- недостаточно обосновывается
ссылкойна блр. назой > назол?0.
Семантическая ситуация — то, что доски с неровными, покрыты-
ми корой краями образуют в стене щели, — говорит за то, что из су-
цествующих толкований(см. о предшествующей литературе ЭСБМ
1, 49) наиболее правдоподобным является предложенное Варбот,ср.
из приведенных ею родственных балтийских лексем лит. аа, лтш.
(та ‘трещина’. Это толкование для ор2аз в целом удовлетворитель-
но и фонетически, и в отношении словообразования.
С рассматриваемыми словами Варбот связывает также укр. ди-
ал. обзел ‘каждый из клинков ножниц’2!, предполагая семантиче-
ское развитие ‘покрытый корой край (доски)” > ‘край (любой) >
‘острие’, однако для подобного развития значения нет параллелей.
Вероятно, здесь скорее речь идет об омонименеясного происхожде-
ния (какое-то заимствование”).
Обжи ‘рукоятка плуга’ представлено в восточнославянских
языках.
В старорусском с 15 в. зафиксировано объжа, вобъжа, сначала
‘участок земли, которыйвспахивает один человек с одной лошадью
за один день’, подтверждаемое новгородскими данными до17 в. со
значением ‘податная единица пахотной земли’ (1 соха = 3 обжи)
(Подвысоцкий 104, шенкур. говор)??, с уменыпительным обьжька,
обежка, производнымна -та обжина и относительным прилаГатель-
ным обьжьныйи(СлРЯ ХЕХУПвв. 12,28, 45—47). Современноерус-
ское обжа, обжа и диал. вобжа, вобжа, обга обозначают грядиль
плуга, иногда более узко -— один из его концов, т.е. или рукоять плу-
га, или веревочное продолжение грядиля. Относительные прилага-
тельные приводит только Даль (Даль?П, 581): обежный, обжвеный,
обжинный?3. Русские диалектызнают также форму обужи‘оглобли
сохи’ (СРНГ 22, 249) и вобужи"“.
Укр. в/бжа ‘грядиль плуга’ приведено только Далем (Даль? 202):
вибжа как курское, воронежское и украинское, но украинские сло-
вари это слово не упоминают. Зато оно есть в белорусских диалек-
тах: абжа, вобжа, вобжы, вобжына (ЭСБМ 1, 47; 2, 174)25, все — ‘гря-
диль плуга’; там же приведено из диалектологического атласа ви-
теб. вобжъ ‘очап у колодца с журавлем”.
К истолкованиюславянских омонимов 02а 13

Существует несколько этимологических толкований, но каждое


из них имеет какой-нибудь недостаток, фонетический или семанти-
ЧССКИЙ.
С точки зрения семантики наиболее правдоподобным представ-
ляется толкование Потебни?6, согласно которомуречь идето произ-
водном от слав. *ор-Бъзай ‘огибать’, которое из и.-е. *Рйеиз(й)- то
же (РоКогпу Т, 152—153, без славянского материала?7; подробноо сла-
вянском материале см. Эю\иК ргазю\лайзКи 1, 463 и ЭССЯ3, 115);
при этом имеются в виду древнейшие типыславянского плуга с со-
гнутым грядилем, известным еще в восточном Полесье, западной
Украине и в Болгарии?8.
Это толкование подкреплено в фонетическом плане формой
русск. диал. (в)обужи, в котором можно видеть полную ступеньог-
ласовки того же корня, но против него древнерусская вокализация
“сра’” ве (род. мн. обежь, уменьш. обежка, прилаг. обежный).
Излишня реконструкция Ягича?? — *объяъфа, исходящаяиз ста-
рого предположения, что слав. *Бъз- возникло вследствие метатезы
из *оър-30.
Толкование Потебни приняли Ильинский?!, Садник и Айтцет-
мюллер (ЗадтК-АцтентйЦег У21. \Ъ.Т, 110), затем Безлай (Ве71а] 1,
1412, который присоединил сюда словен., диал. Ба2а ‘одна терраса в
винограднике, посаженном террасамипо склону”33 < *Бъз-/а (однако
в этом слове следовало бы предполагать иное семантическоеразви-
тие, нежели в др.-рус. оБь2а).
Другое толкование — Микколы3“ - в настоящее время принима-
ют Турска-]? и Борысь (ЕК Ш,353). ОБь?а связываетсясо слав. */ьво
‘ярмо’, с реконструкцией первичного значения *‘то, что вокруг яр-
ма (животного, запряженного в плуг)’. Главной помехой для этой
этимологии является отсутствие [ ереп®, которое не удалось объяс-
нить несмотря на предпринятые попытки35.
Фонетических трудностей нет в толковании Варбот др.-рус.
орьга < *оЁ-ь2-а (см. выше), но предполагаемое семантическое раз-
витие имеет много неподтвержденных переходов: *‘то, что растрес-
кивается, облупливается” > *‘кожа, кора’ (отсюда сужение в ‘кожа
около хвоста’ и ‘край доски с корою’) > *‘полоска кожи, ремень’ >
‘веревка’ (для оБ(а)2а) > ‘грядиль плуга’. Это значительно ослабля-
ст правдоподобность толкования.
Поэтомуя отдала бы предпочтение самому старому толкованию -—
Потебни, только при предположении,что ь > ев русском вторично,
подобно тому, как преимущественно предполагается вторичность
форм ст.-слав. ть, тьМьпъ ‘слабый’, рус. медленныйприст.-слав.
тъзааи ‘утомлять, ослаблять’, ти@т‘медлить, колебаться’ (ЭССЯ
20, 205 и сл.)37.
14 Е. Гавлова

Примечания

'Гигхка Н Роз$юе орага, гизке оБёа // За 2 Шоюви ро5е) 1 зю\май$Юе] 5,


1965, 109-118.
2 514ет 113, прим.2.
3 Варбот Ж.Ж. Этимологические заметки // Балто-славянские исследования.
1974, 42—48.
4 Из диалектологического архива Института языкознания им. Людовита Шту-
ра, сотрудников которого благодарю за возможность работатьс их материа-
лом.
> Аксамитау А.С., Вярэшч В.Л., Мартынау В.У. ГПсторыка-этымалагчныя
нататк! // Беларуская л1нгв!стыка 1972, 2, 73.
с Дирапу /. ЗЗаузсйе Нутоюзеп // АЁЛРН16, 393-394. Это толкование принима-
сти «иГ 279.
7 Использованы также материалы диалектологического архива Института
языкознания им. Людовита Штура(см. прим. 4).
* Ошибочно толкуется обага в том же примере (Когиа... па оБагасй и\тагапего)
как ‘выгон, пастбище” в: Кес2ек 5. Роагестпу юмЧа\пе] ро|52стугпу.
Угода; Уагзха\ма; Ктако\,, 1968, 263.
С точными географическими характеристиками приводится материал в:
Гигука Н. Ор. си.
10 57азКЕ В. РггусхупК! евутоюзлслпе// РЕ 8, 532и след.
|| Моз2упзАт [. Сеоргайа шекюгусв таробустей шепимесюсв \ з(агоро!зслуйше.
Ро7пай, 1954, 67.
12 Это слово приводит и Махек (МасКек 593), но предположение о заимствова-
нии из нем. хсйа! ‘слабый’, а также и ‘выветренный, водянистый’, которое он
взял у Малиновского (Майпои’5КЕ Ё.. О шеююгусв ухугахасв 1идо\мусН ро5КВ//
Ко7ргаму Уудла Шоорлстпего17, 74), не слишком убедительно.
13 Петлева ИТ. Этимологические заметки по славянской лексике. Ш // Этимо-
логия. 1973. М., 1975, 44-47.
4 Крамко М. Мясцовыя словы адной прынёманскай гаворки // Народная
лекска. Минск, 1977, 156: Гэта доска будзя завуская. Як зьн!мяш абзуй, дак
там мало астанецца.
1" Михайлау П.А. 3 лекак! роднай вёск! // Народная лекска. Минск, 1977, 95:
Дырывына называщя: одна обзэль... (свободный перевод: Называется дере-
вом, а это на самом деле одна кора...).
16 См. там контекст: Пёршыйа идуц’ апблк’и, пбтым абзайистыйа дошк”и, а
дал’ей н’еабзайистыйа або сарцавыйа дошк”и.
17 Речь идет преимущественно о коре на доске; более общее значение, вероят-
но, в новгор. обзол: обздл — сырое место, когда пилят дерево-то (Новг. сло-
варь 6, 85).
18 Аксамитау, Вярэшч, Мартынау. Указ. соч.
19 Павлова Е.С. Имена существительные с суффиксом-01- в истории русского
языка // Этимология. 1991-1993. М., 1995, 102-125, особенно 112.
2) Если авторы ЭСБМ имеютв виду отношенияблр. назойны: назалёвы‘назой-
ливый’, то в ЭСБМ 7, 207 эти слова толкуются как формыс первичным[, а
не }.
21 Гринченко Ш, 9: Один обзел у ножиць скривывся, та й не ражуть (Лебедев.
уезд.).
К истолкованию славянских омонимов орга 15

77
Подробно о древнерусских мерах обжа, соха, лук, выть см.: СипШег-Н!е5сйегК,
С1012ег У ‚ 5спаПег Н.\. Веа1- ипа Засвуубиегоисв хит АЙгиз$азсвеп / Уегагь.
Е. Ктай. УлезЪадеп, 1995, 173, 197, 319 и сл., 388 и сл.
СРНГ не включает эти прилагательные, но дает их омонимы: обежный ‘свя-
той (о книге)’, вероятно < *оВ-уба-}-, иобжинный ‘относящийся к обжинкам,
концу жатвы’. [В СРНГ 22,47: обжинная ‘конец жатвы’. Прим. перев.].
5
Дееши Р ВизязсНе (Озау15све) Уо$Кипае. Вегит-ЁБерая. 1927, 14.
4

25 Форму с сингулятивным суф. -та приводит: Баханькоу А.Я. Словы пра зям-
лю 1 земляробства // Народная лексика. Минск, 1977, 138.
26 Потебня А.А. К истории звуков русского языка. [У. Этимологическиеи дру-
гие заметки. Варшава, 1883, 15—17.
Слав. *Бъеай есть уже в: №х Н. ГехКоп 4ег тдодегтаплзсНеп Уетеп.
УЛезЪаеп, 1998, 69 и сл.
См. описание и изображение: Мо52уй5Е К. Кицига 1идо\а Зюулап. КгаКб\,
1929—1939. 1, 148 и сл.
Лас У. ЮМете МиШеПипееп // АЁЗТРЬ7, 1884,483.
О метатезе из *0ъ6- упоминает Фасмер [, 140; отвергает ее Махек в рецензии
на словарь Фасмера, см.: Масйек У. [Рец.]: М. Уазтег. Ки$$1$сВе$ еуто]021-
$спез \/бцегфисв.В. 1, Неаеего, 1950 // З1аута 23, 1954,65 и сл.
Ильинский Г. Славянские этимологии// РФВ 62,1909, 256.
- См. также: Безлай Ф. Опыт работынад словенским этимологическим слова-
рем // ВЯ 1967, №4,51.
Ср.: Каг }е 1ена ри плуав, ]е Байа рии Бгейтуторгай (Рает$щК 1, 15).
Мико/./. Рме Заузспе Еутойрлтеп // ТЕ 26,1909, 295.
Гигзка. Ор. си.
Мика. Ор. си. и МикоЛ.Л. От]ау1$сВе Отаттайк П. Недефеге, 1942, 170

>

считает, что [ ереп. возникает только при наличии после/ гласного заднего
ряда; Ро[оркоМ. Бег зеКипаёге у-УотзсШая ит Киз$15сВеп /РН 3, 1926, 129 и
сл. относит возникновение слова к эпохе после завершения действия этого
фонетического закона; попытку Турской объяснить отсутствие [ ерегий. гра-
ницей морфем критикует Варбот. Указ. соч.
37 Литературу, объясняющую ь ассимиляцией по мягкости к следующему слогу
см.: ЕЛ Х, 516; о формахс ъ/и см.: там же,[Х, 505 и сл., 515 и сл.

Перевела с чешского Ж.Ж. Варбот