Вы находитесь на странице: 1из 2

Представления Аристотеля о соотношении формы и материи.

Назначение
неподвижного двигателя. Первая и Последняя материя.

Как мы знаем, Аристотель закончил Академию, основанную Платоном и был


приверженцем его учения. Но при этом, в некоторых аспектах он был не согласен с
учителем. Вопрос о соотношении формы и материи как раз относился к таким исключениям.
Если Платон считал, что мир идей и вещей существует отдельно, то Платон задавался
вопросами: каким образом вещи могут существовать отдельно от идей, их порождающих?
Как тени и предметы, которые их отбрасывают, могут находиться в совершенно разных
местах? Платон, говорил Аристотель, слишком противопоставил миру идей мир вещей,
между ними в его учении – пропасть. Поэтому необходимо предположить, что предмет и его
идея существуют вместе, в единстве. Вместо платоновского понятия «идея» Аристотель
употребляет термин «форма». Помимо форм существует также вещество, или материя.
Термином «материя» в философии обозначается все телесное и вещественное, то, что
воспринимается органами чувств. И вот какая-либо высшая сущность – форма вселяется в
бессмысленный кусок материи, и получается нормальная, чувственно воспринимаемая вещь
физического мира, которая обладает размером, цветом, запахом и прочими качествами. Все
мироздание – это оформленное вещество. В любой вещи есть и материя, и форма, а их
нерасторжимое единство и является этой вещью.

Например, форма лошади (или идея лошади, как сказал бы Платон) вселяется в
никакой, то есть бесформенный, кусок материи, и появляется телесная, конкретная лошадь,
которую мы перед собой видим. Можно привести следующий пример. Допустим, перед нами
лежит бесформенный кусок пластилина, но в нашем сознании есть представление или образ,
например, дерева. Если мы этот образ перенесем в кусок пластилина или наделим его этим
образом, то есть вылепим из данного материала дерево, то бесформенный кусок пластилина
превратится в нормальный предмет, у которого есть ствол, ветви, корни и так далее. Пока
материал был бесформенным, мы ничего не могли о нем сказать, и он был ничем, но,
наделенный с помощью наших рук и сознания некоей формой, он превратился в вещь, о
которой теперь можно что-то говорить.

Решающая роль в существующем мире принадлежит именно формам. Без них материя
– ничто, и они приводят ее к состоянию упорядоченности, правильности и мировой
гармонии. Нет материи вне и помимо формы, считал Аристотель, как нет и формы без
материи.

Философ выделяет первую и вторую материи для пояснения двоякой функции


материи. Первая материи – чистая способность вещи быть чем-то определённым, вторая
материя отвечает за невозможность полной реализации соответствующей сущности в бытии
той или иной физической субстанции. То есть благодаря первой материи определенная вещь
может принять форма стала, но благодаря второй материи не может стать чем-то еще,
например, самолетом.

О преводвигателе. Доказательство вечного существования мира и вечного существования


мирового движения необходимо ведет к предположению вечной причины мира и вечного
двигателя мира. Без первого двигателя не может быть никаких других двигателей, не может
быть никакого движения.
Как вечная и невозникшая причина мирового процесса, как причина всех
происходящих в мире движений перводвигатель мира есть, согласно мысли Аристотеля, бог.
Как вместилище метафизических сущностей сам бог- это «некоторая сущность, вечная,
неподвижная и отделенная от чувственных вещей». Здесь онтология и космология
Аристотеля сливаются с его теологией, или богословием.
Перводвигатель (бог) обладает определенными качествами:
Ø  он неподвижен (все что движется, приводится в движение чем-то иным, бог не мог
бы быть перводвигателем и потребовался бы какой-то иной перводвигатель за его
пределами);
Ø  он бестелесен (начисто лишен материи) Всякая телесность, или материальность
есть возможность иного бытия, перехода в это иное, а всякий переход, по Аристотелю, есть
движение. Но бог, он же перводвигатель, - неподвижное бытие; следовательно, бог
необходимо должен быть бестелесным. Бог, по Аристотель, наивысшая чистая форма.
Бог, хоть и является причиной вечного движения не оказывает непосредственное
активное воздействие на другие предметы: для их движения достаточно, чтобы высшая
«форма» (бог) просто существовала сама по себе, и «материя», уже в силу одного этого
существования, необходимо должна испытывать стремление и потребность к реализации
«формы». Именно поэтому бог, как его понимает Аристотель, есть цель мира и всего
мирового процесса, есть форма всех форм.
Дальнейшее определение природы бога Аристотель выводит из того, что бог есть
мысль. Но качество мысли определяется качеством ее предмета. Наиболее совершенная
мысль должна иметь и предмет наиболее совершенный. А так как, по Аристотелю, самый
совершенный предмет - совершенная мысль, то бог есть мышление о мышлении, иначе -
мышление, направленное на собственную деятельность мышления. Таким образом, бог есть
высшая, или чистая, «форма»; действительность, к которой не примешивается ничто
материальное, никакая возможность; чистое мышление, предмет которого - его собственная
деятельность мышления. Бог Аристотеля - как бы идеальный величайший и
совершеннейший философ, созерцающий свое познание и мышление, чистый теоретик.