Вы находитесь на странице: 1из 14

ЛИЧНЫЙ ДНЕВНИК

ДОКТОРА ДЖОНА ДИ
В переводе Ю. Ф. Родиченкова

Предисловие П. Г. Носачев
Послесловие Е. В. Шахматова

Серия «Ариадна»
Научные исследования эзотеризма и мистицизма
Выпуск 4

Санкт-Петербург
Издательство РХГА
2020
УДК 1:2:5:82-929+94(410)
ББК 72:86г3(4Вел)
Л 66
О т в е т с т в е н н ы й р е д а к т о р: Б. К. Двинянинов
Р е ц е н з е н т ы:
Пахомов Сергей Владимирович, кандидат философских наук, доцент
Гальцин Дмитрий Дмитриевич, кандидат исторических наук,
научный сотрудник НИОРК БАН
Петров Юрий Иванович, кандидат исторических наук, доцент
Р е д к о л л е г и я с е р и и:
С. А. Панин (председатель), Ю. Ю. Завгородний, Б. Менцель, Ю. Ф. Родиченков,
С. В. Пахомов, Б. К. Двинянинов

Л 66 Личный дневник доктора Джона Ди / Пер. Ю. Ф. Родиченкова. —


СПб.: Издательство РХГА, 2020. — 256 с. — (Серия «Ари­адна».
Научные исследования эзотеризма и мистицизма. Вып. 4).
ISBN 978-5-9906888-9-6
Книга «Личный дневник доктора Джона Ди» достойна самого пристального
внимания всех тех, кто работает в сфере истории и философии науки, истории
идей, культурологии, а также истории и теории эзотеризма. Центральным матери-
алом книги являются личные записи известного британского математика, астроло-
га, алхимика и философа Джона Ди (1527–1609), в сфере научных интересов ко-
торого был широчайший спектр самых разных отраслей знания. Текст на русском
языке публикуется впервые и не имеет никакого отношения к енохианским днев-
никам Джона Ди, изданным под редакцией М. Казобона. Кроме того, в книгу
вошли фрагменты текстов различных авторов — Дж. Лайсонса, Б. Стокера,
У. Лилли, Дж. Хеппела и др., а также объемная статья о Джоне Ди, написанная
переводчиком дневника и приложений — кандидатом философских наук Ю. Ф. Ро-
диченковым. Думается, что внимание читателя, интересующегося этой темой,
привлечет и подробная хронология жизни Джона Ди.

The personal diary of Dr. John Dee / Transl. Yu. F. Rodichenkov —


SPb.: Publisher RHGA, 2020 — 256 p.
The book «The personal diary of Dr. John Dee» deserves the closest attention of all those
who work in the field of history and philosophy of science, history of ideas, cultural studies,
as well as the history and theory of esotericism. The central material of the book is personal
notes of the famous British mathematician, astrologer, alchemist and philosopher John Dee
(1527–1609), in the field of whose scientific interests there was a wide range of different
branches of knowledge. The text in Russian is published for the first time and has nothing
to do with John Dee’s Enochian diaries, edited by M. Casaubon. In addition, the book
includes fragments of the texts by various authors — J. Lysons, B. Stoker, W. Lilly, G. Hep­
pel and others, as well as a lengthy article about John Dee, written by a translator of the
diary and applications — Yu. F. Rodichenkov, PhD. It seems that the attention of a reader
interested in this topic will also be attracted by a detailed chronology of the life of John Dee.

Все права защищены, любое копирование или воспроизведение без согласия правообла-
дателей преследуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Н а о б л о ж к е: «General and Rare Memorials pertayning to the perfect arte of Navigation»,
1577. Фрагмент титульного листа.
Н а о б о р о т е: Джон Ди. Гравюра XVII в.

© Ю. Ф. Родиченков, перевод, коммент.,


статья, хронология, 2020
© АИЭМ, 2020
ISBN 978-5-9906888-9-6 © Издательство РХГА, 2020
Личный дневник доктора Джона Ди

oPuS MAGnuM:
АЛХиМия ДжоНА Ди
Мнения о роли Джона Ди в истории алхимии у разных исследо-
вателей существенно разнятся. М. Хэффнер, автор известного
«Словаря алхимии», пишет о нем так: «Доктор Джон Ди был выдаю-
щейся личностью в науке Тюдоровской эпохи с европейской репута-
цией компетентного специалиста в области математики и космогра-
фии, но его глубокое увлечение астрологией, алхимией и ангельской
магией в ту суеверную эпоху послужило причиной обвинения его в
занятиях магией и волшебством»1. Тем самым автор отодвигает ал-
химические интересы доктора Ди на периферию его ученых раз-
мышлений и практических опытов. Известный советский и российский
исследователь В. Л. Рабинович в книге «Алхимия как феномен
средневековой культуры» упоминает Джона Ди всего два раза —
один раз в связи с его трактатом «Иероглифическая монада», второй
же раз в связи все с тем же — с неуместной для алхимика магией:
«К дьявольской помощи — правда, в минуту крайнего отчаяния —
прибегают Эдуард Келли и Джон Ди, тем паче что эти святотатствен-
ные упования подогреваются настойчивыми требованиями золота…».
И тут же в сноске с некоторой иронией комментирует: «Барон Брам-
беус — О. И. Сенковский2 — в юмористической повести “Падение
Ширванского царства” ярко живописует алхимические проделки

1
Haeffner M. The Dictionary of Alchemy. London: The Aquarian Press, 1991. P. 99.
2
О. И. Сенковский (1800–1858) — русский писатель, востоковед, редактор. Писал
под псевдонимом Барон Брамбеус.

200
Ю. Ф. Родиченков. Кто вы, доктор Ди?

доктора Джона Ди»1. Таким образом, получается, что его алхимия,


казалось бы, и не очень интересна, любопытны лишь его «продел-
ки» — и то с литературной точки зрения. Американский историк
науки Джон Стиллман (1852–1923), не углубляясь в подробности,
просто упоминает Джона Ди в списке наиболее известных поздних
алхимиков и, уверенный в своей правоте, заявляет: «Для истории
химии эти оккультные философы интереса не представляют, хотя
они и были весьма прославленными во времена, когда алхимия была
жива»2. В этом же списке он упоминает таких алхимиков, как Э. Кел-
ли (1555–1597), М. Майер (ок. 1568–1622), Р. Фладд (1574–1637)
и др. Эрик Холмъярд3 в своей знаменитой книге об алхимии сообща-
ет: «К 1580 Ди полностью погрузился в магию и алхимию и был уве-
рен, что он общается с ангелами и духами»4. Таким образом, по мне­
нию исследователя, магия и алхимия для доктора Ди были за-
нятиями близкими и вполне равнозначимыми. Идея весьма спорная,
но ведь в рассмотрении различных мнений отчасти и состоит наша
задача. Современный исследователь Лоуренс Принчипе, обсуждая
стремление алхимиков получить секрет трансмутации от авторитетных
наставников, тайных учителей, отмечает, что некоторые искатели
философского камня в своих поисках пошли еще дальше — они пы-
тались узнать истину уже не у людей, а у духов и ангелов. Л. Прин-
чипе пишет: «Елизаветинский математик Джон Ди (1527–1608)
в своих знаменитых беседах с ангелами при посредстве медиума
Эдварда Келли не преминул спросить и о философском камне»5.
Из этого следует, что среди главных целей доктора Ди было все же
обретение тайн мироздания посредством алхимии, а общение с ан-
гелами — лишь средство достижения этой цели. Дженнифер Рэмплинг
в статье «Джон Ди и алхимики: практика и продвижение английской
алхимии в Священной Римской империи» о роли алхимии в жизни
Джона Ди пишет определенно и однозначно: «Большую часть своей
жизни он практиковал алхимию и читал о ней»6.
1
Рабинович В. Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М.: 1979. С. 176.
2
Stillman J. The Story of Alchemy and Early Chemistry. New York: Dover Publications
Inc., 1960. P. 367–368.
3
Эрик Джон Холмъярд (1891–1959), известный английский историк науки, автор
ряда книг и статей, посвященных алхимии.
4
Holmyard E. Alchemy. New York: Dover publications Inc., 1990. P. 206.
5
Principe L. The Secrets of Alchemy. Chicago: University of Chicago Press, 2012. P. 117.
6
Rampling J. M. John Dee and the Alchemists: Practising and Promoting English Alchemy
in the Holy Roman Empire // Studies in History and Philosophy of Science. 2012. № 43.
P. 498.

201
Личный дневник доктора Джона Ди

Обычно мы знаем алхимиков по их трактатам. Джон Ди автор


множества трактатов по самым различным отраслям знания — мно-
гие из них уже были рассмотрены, либо хотя бы вкратце упомянуты.
Сам автор несколько раз публиковал список своих произведений.
В «Кратких воспоминаниях» доктор Ди приводит список своих работ,
состоящий из двух частей — напечатанные трактаты (8 наименова-
ний) и ненапечатанные или неоконченные трактаты (36 наименова-
ний) — всего 44 произведения1. В письме к архиепископу Кентер-
берийскому Джон Ди приводит список своих работ также из двух
частей. В первой части перечислены все те же восемь напечатанных
трактатов, а во второй — 48 произведений, к которым под сорок
девятым номером добавлена работа «Краткие воспоминания»2.
Единственным трактатом из всех перечисленных хотя бы какое-то
отношение к алхимии имеет лишь «Иероглифическая монада» (1564).
Можно предположить, что с алхимией мог быть связан не дошедший
до нас трактат под названием «Небесный Меркурий» (1549), но все-
таки, скорее всего, эта книга была посвящена астрологии — так
считают и исследователи3. «Чисто» алхимическим еще можно считать
очень короткое поэтическое произведение, опубликованное Элиа-
сом Эшмолом (1617–1692) в его знаменитом сборнике «Британский
химический театр». Это стихотворение, названное довольно пре-
тенциозно — «Завещание Джона Ди, славнейшего философа,
Джону Гвинну, оставленное в 1568» — представляет собой изло-
женное аллегорически краткое предписание, оперативный рецепт4.
Cтоит также отметить, что сам факт того, что автором этого текста
был действительно Джон Ди, вызывает большие сомнения: его
стихотворные тексты известны, но с поэтической точки зрения они
оставляют желать лучшего.
Практическая лабораторная алхимия, в отличие от алхимии спе-
кулятивной, требует наличие специального помещения, печи (или
нескольких печей), предназначенной для алхимических опытов
(атанор), нужных для соответствующих операций сосудов, приспо-
1
Dee J. The Compendious Rehearsall… P. 24–27.
2
Dee J. To the most Reverend Father in God… P. 73–77.
3
Clulee N. John Dee’s Natural Philosophy: Between Science and Religion. London —
New York: Routledge, 2013. P. 28–29.
4
Dee J. Testamentum Johannes Dee philosophi summi ad Johannem Gwynn, transmissum
1568 // Theatrum Chemicum Britannicum. Containing Severall Poetical Pieces of our Famous
English Philosophers, who have written the Hermetique Mysteries in their owne Ancient
Language. Faithfully Collected into one Volume, with Annotations thereon, by Elias Ashmole,
Esq. Qui est Mercuriophilus Anglicus. London, 1652. P. 334.

202
Ю. Ф. Родиченков. Кто вы, доктор Ди?

соблений, инструментов и т. д. Различными алхимиками неодно-


кратно подчеркивалось, что подготовить все это не так просто,
да и весьма недешево. Как же обстояло дело с оснащением алхи-
мической лаборатории у Джона Ди? Ответ на этот вопрос мы на-
ходим в его «Кратких воспоминаниях». Он пишет: «Практическим
приложением к библиотеке, о которой было сказано, и моим заня-
тиям могут считаться мои три лаборатории, служащие для Pyrotechnia.
Приборы в них и во всех кладовых, комнатах и чердаках, где было
много химических принадлежностей, собирались мною (более двад-
цати лет) с великими трудностями, затратами и опасностями <…>»1.
Не одна, а целых три лаборатории со всем необходимым — более
чем достаточно. Правда, доктор Ди пишет о пиротехнике, а не об
алхимии, может быть, желая подчеркнуть свою склонность более к
ремесленной практике, нежели к занятиям герметическим искусством.
Не вызывает сомнений, что все необходимое оборудование обошлось
Джону Ди довольно дорого. Он подтверждает эту мысль, даже при-
водит точную сумму. Все нужные приборы, сосуды, инструменты —
из металла, стекла и других материалов — обошлись ему более чем
в 200 фунтов2, что для второй половины XVI в. очень крупная сумма.
Стоит также отметить тот факт, что само слово «лаборатория»
(англ. laboratory3) вошло в английский язык благодаря Джону Ди.
Питер Моррис, ссылаясь на «Оксфордский словарь английского
языка» (англ. «Oxford English Dictionary») в своей книге, посвященной
истории алхимических лабораторий, пишет, что впервые именно
Джон Ди употребил это слово в своих «Кратких воспоминаниях»4.
Обратимся непосредственно к «Личному дневнику доктора Джо-
на Ди». Мы можем найти там немало упоминаний об алхимии и алхи-
миках. Кстати, известно несколько вариантов написания слова «ал-
химия» в англоязычных трактатах XVI–XVII вв.; доктор Ди использовал
«alchimie» и «alchimy». О том, что он практиковал занятия алхимией
и, вероятно, сталкивался с определенными проблемами, говорит
следующая запись 1590 г.: «16 декабря. М-р Кэндиш получил от Ее
Величества Королевы уверения, высказанные ею лично, что я без
колебаний могу делать в философии и алхимии то, что пожелаю,
и никто не вправе проверять, контролировать или досаждать мне,
1
Dee J. The Compendious Rehearsall… P. 30.
2
Op. cit. P. 31.
3
laboratory — от лат. laboro работать, трудиться, изготовлять.
4
Morris P. The Matter Factory: A History of the Chemistry Laboratory. London: Reaktion
Books, 2015. P. 20.

203
Личный дневник доктора Джона Ди

она также сказала, что будет посылать мне в дальнейшем на 50 фун-


тов больше, что составит сто фунтов»1. Таким образом, доктор Джон
Ди официально от августейшей особы получил карт-бланш на занятия
алхимией (и не только) — случай крайне редкий в истории!
Еще один известный алхимик, которого упоминает Джон Ди, —
английский каноник из Бридлингтона Джордж Рипли (ок. 1415 —
ок. 1490), серьезно повлиявший как на английскую, так и на евро­
пейскую алхимию в целом. Читаем запись 1588 г. в дневнике:
«8 февраля. М-р Э. К. в девять часов пополудни прислал за мной
из своей лаборатории над дверью, чтобы я посмотрел, как он
дистиллирует серикон, как это делали в старые времена, о чем
он слышал от меня, как то описано у Рипли. Господь обращает свое
сердце на милосердие и братскую любовь»2.
Отдельно следует рассмотреть термин «серикон». Это слово
встречается в различных трактатах в разных значениях. Это некая
красная субстанция, которую иногда даже соотносят с красной
тинктурой. Серикон — необходимый ингредиент для многих важных
алхимических процессов. У Дж. Рипли это, скорее всего, свинцовый
сурик, растворенный в винном уксусе. Алхимик и автор знаменитого
толкового словаря «Лексикон алхимии» М. Руланд в очень короткой
словарной статье сообщает: «Серикон — это сурик3»4.
Инициалами Э. К. Джон Ди обозначает Эдварда Келли, алхими-
ка и одного из своих помощников и медиумов. Многие считают, что
при общении с духами и ангелами Джон Ди использовал лишь од-
ного медиума — Э. Келли. Но это не так, из дневника мы видим, что
таких медиумов было как минимум четыре. В этом качестве он пы-
тался использовать даже своего сына Артура (1579–1651), когда
тому было всего 7 лет. Но, вероятно, больших способностей в каче-
стве медиума он не проявил, и отец оставил попытки приобщить его
к своим магическим занятиям. Артуру Ди суждено было стать врачом
и алхимиком, а пиком его карьеры была служба в России при дво-
ре Михаила Федоровича, где его называли на русский манер —

1
Dee J. The private diary… P. 37.
2
Op. cit. P. 26.
3
Оригинальный текст: «Sericon — id est minium». Cлово «minium» в латинских сло-
варях обычно переводится как «киноварь» или «сурик». Подробнее о сериконе
см.: Rampling J. M. Transmuting Sericon: Alchemy as “Practical Exegesis” in Early Modern
England // Osiris. 2014. 29. P. 19–24.
4
Rulandus M. Lexicon Alchemiae, sive Dictionarium Alchemisticum. Francofurti: apud
Johannem Andream & Wolfgangi, 1612. P. 431.

204
Ю. Ф. Родиченков. Кто вы, доктор Ди?

Работа Э. Келли из сборника «Theatrum chemicum Britannicum» (1652)

205
Личный дневник доктора Джона Ди

Артемий Иванович Дий. В дневнике Джона Ди множество записей


об Артуре, но в детстве и отрочестве тот еще не успел отличиться
успехами в алхимии.
Приведем лишь первую из записей, датируемую 1579 годом:
«13 июля. Arthurus Dee natus puer mane hor. 4 min. 30 fere, vel potius
min. 25, in ipso ortu solis, ut existimo1. Ночью после 10 часов отец моей
жены м-р Фромондс потерял речь. Он умер во вторник (14 июля) в 4 ча­
са утра»2. Конечно, как астролог Джон Ди не мог не обратить внима-
ния на странное совпадение, радость от рождения сына совпала с
трагической новостью о смерти отца его супруги — смерть и рожде-
ние отделяли лишь 25–30 минут. Примечательно, что запись о рожде­
нии Артура Джон Ди сделал на латыни, а о смерти родственника —
на английском. Так как между этими событиями прошли буквально
минуты, скорее всего, они были сделаны в одно время. Крестили
Артура 16 июля, о чем также имеется соответствующая запись.
Отдельно следует остановиться на личности Эдварда Келли
(1555–1595/97), известного также как Эдвард Тэлбот, о котором
можно найти множество записей в дневнике доктора Ди. Среди
заметок о времени и месте рождения тех людей, для которых Джон
Ди составлял гороскопы, в записи, относящейся к 1555 г., первый
раз упоминается Эдвард Келли: «1 августа. Эд. Келли natus hora
quarta a meridie ut annotatum reliquit pater ejus3»4. Он родился в анг­
лийском городе Вустер. Неизвестно, где он получил образование —
возможно, в Оксфорде, хотя точного подтверждения этому факту
нет. Славу Эдварду Келли принес тот период жизни, в течение
которого он поддерживал контакт с Джоном Ди, выступая в качестве
медиума и занимаясь совместно с ним алхимическими эксперимен-
тами. Эдвард Келли известен как автор нескольких алхимических
трактатов, наиболее известные из которых — «О философском
камне» (лат. «De lapide philosophorum») и «Театр земной астрономии»
(лат. «Theatrum astronomiae terrestri»).
Ди и Келли приехали в Богемию, где и прожили несколько лет.
1588-й был последним годом общения Джона Ди и Эдварда Келли.

1
Arthurus Dee natus puer mane hor. 4 min. 30 fere, vel potius min. 25, in ipso ortu solis,
ut existimo (лат.) — Родился мальчик Артур Ди утром, по моим расчетам, ближе к 4 ча­
са 30 мин. или 25 мин. на самом восходе солнца.
2
Dee J. Op. cit. P. 6.
3
natus hora quarta a meridie ut annotatum reliquit pater ejus (лат.) — родился в четы-
ре часа после полудня, как отмечено в заметках, оставленных его отцом.
4
Op. cit. P. 1.

206
Ю. Ф. Родиченков. Кто вы, доктор Ди?

Ди принял решение уехать и в 1589 г. вернулся в Англию, а Келли


остался в Богемии. В конце концов, он добился благосклонности
императора, в 1589 г. Рудольф II возвел его в дворянское достоин-
ство, но в скором времени резко изменил свое отношение к Келли
и приказал арестовать его. По поводу причины ареста выдвигают-
ся различные версии. По одной из них, император счел его шарла-
таном, не способным произвести подлинную трансмутацию, по дру-
гой — Эдварда Келли обвинили в убийстве, по третьей же версии,
император был уверен, что Келли обладал тайной философского
камня, но не стремился ее открыть, и Рудольф II рассчитывал, что
заключение заставит его раскрыть секрет. Но за что бы его ни аре-
стовали, благосклонности императора Рудольфа II он лишился
до конца своих дней. Что же касается обстоятельств смерти Келли,
то на этот счет также имеются различные версии. Согласно одной
из них, он погиб при попытке бежать из заключения, в соответствии
с другой, он покончил жизнь самоубийством, приняв яд. Есть,
правда, и те, кто утверждает, что Эдварда Келли видели через не-
сколько лет после его «официальной смерти» — в 1600 г.
Следует отметить, что отношение доктора Ди к медиуму и алхи-
мику не было однозначным и неизменным. Временами он безогово-
рочно доверял Келли, временами разочаровывался, до него также
доходили слухи о том, что Келли — шарлатан и обманщик, и его
главная цель — выведать все алхимические секреты у Джона Ди.
Скорее всего, это и послужило причиной их окончательного раз-
рыва. Косвенно это подтверждает и тот факт, что получив в 1595 г.
новость об убийстве Келли, Ди не реагирует никак. На следующий
день он оставляет запись, уже к этому событию никакого отношения
не имеющую: быт и рутина — ничего выдающегося. Никаких ком-
ментариев, никаких эмоций! Похоже, что судьба человека, с которым
он долго работал, которому доверял и жил с ним под одной крышей,
вместе путешествовал по разным странам, его больше не волнует.
Правда, новость о смерти Келли оказалась ложной, до его реальной
смерти остается два года, но Джон Ди об этом еще не знает.
Одним из достаточно известных алхимиков, которых упоминает
доктор Ди в своем дневнике, был Леонард Турнейссер (иногда
транслитерируется как Турнейзер, 1531–1595/96). С раннего детства
Леонард проявлял интерес к алхимии, в юности познакомился с
трудами Парацельса, которые произвели на него большое впечат-
ление. Леонард Турнейссер жил в Мюнстере, где и начал писать
свои первые трактаты. Среди самых известных из них: «Архидоксы»

207
Личный дневник доктора Джона Ди

(лат. «Archidoxa»), «Квинтэссенция» (лат. «Quinta essentia»), «О транс-


мутации Венеры в Солнце» (лат. «De transmutatione Veneris in Solem»),
а также «Великая алхимия» (лат. «Magna Alchymia»). Последняя
книга включала в себя словарь, поясняющий непонятные термины
из трудов Парацельса.
Турнейссер также занимался и астрологией. Например, извест-
ны его книги с астрологическими прогнозами на разные годы, такие
как, к примеру, «Астрологический прогностикон на 1597 год» (лат.,
нем. «Prognosticon astrologicum auff das Jahr 1597»).
Кроме всего прочего, он практиковал и занятия медициной.
Славу успешного лекаря Турнейссер получил после того, как он ис-
целил жену курфюрста Бранденбурга Иоганна Георга (1525–1598).
Леонард Турнейссер оставил свой след в истории науки, в част-
ности, медицины. Например, определенный интерес представляют
его попытки тщательного исследования мочи больных. Путем тща-
тельного изучения и взвешивания он пытался определить соотно-
шение в урине парацельсовых первоначал — ртути, серы и соли,
что позволило бы сделать определенные выводы о состоянии
больного. Но, несмотря ни на что, за врачом и алхимиком закрепи-
лась слава шарлатана.
Его имя Джон Ди упоминает в дневнике в записи 1578 г. о своей
поездке на континент, куда он отправился для консультаций с евро­
пейскими врачами по поводу состояния здоровья королевы Елиза-
веты I, которая серьезно заболела.
Джон Ди упоминает об этой поездке в «Кратких воспоминаниях»:
«Мое тягостное и опасное зимнее путешествие — почти в тысячу
пятьсот миль по морю и суше — было предпринято для того, чтобы
проконсультироваться с заморскими учеными врачами и филосо-
фами для сохранения здоровья и лечения Ее Величества»1. Как
видно, доктор Ди был сведущ и в медицине (так же, как и Турнейс-
сер), которая была весьма распространенным занятием у алхимиков,
особенно в постпарацельсианские времена.
Очень важно обратить внимание на тех, кто ассистировал Джо-
ну Ди в его алхимических занятиях. Это интересно и с точки зрения
процесса передачи алхимических знаний, которые по традиции
начинающие алхимики черпали не из трактатов, а у своих настав-
ников. У помощников доктора Ди сфера приложения их трудов была
поистине уникальной. Каждый из них мог совмещать сразу три роли:

1
Dee J. The Compendious Rehearsall… P. 22.

208
Ю. Ф. Родиченков. Кто вы, доктор Ди?

ученика, подмастерья-ассистента и медиума в сеансах общения


с духами. Таким ассистентом был, в частности, Э. Келли. У самого
же Джона Ди медиумических способностей не было, чего он не
скрывал. По его словам, в магический шар он заглянул всего два
раза. О второй попытке он пишет в дневнике в 1581 г. так: «25 мая.
Я взглянул в χρυσταλλω1, предложенный мне, и я увидел»2. Что
именно ему удалось увидеть — наверное, навсегда останется тайной.
Еще одним ассистентом и учеником Джона Ди с 1567 по 1581 г. был
Роджер Кук (1552–?). В 1600 г. он снова вернулся на службу к Д­ жону
Ди. В дневнике Ди отмечает, что Р. Кук начал служить ему с четыр-
надцатилетнего возраста, т. е., по сути дела, был его воспитанником.
Помощником и учеником Джона Ди был также Бенджамин Лок.
О нем мало что известно. Отцом Бенджамина был Майкл Лок (ок.
1532–1621) — английский коммерсант и путешественник, у которо-
го от двух жен было 19 детей. Он сам привел одного из своих сы-
новей к Джону Ди. Б. Лок работал и обучался алхимии под руковод-
ством Джона Ди с 1580 по 1582 г. Был ли Б. Лок не только учеником
доктора Ди, но и его медиумом, никаких данных нет.
Среди друзей и знакомых Джона Ди также были алхимики,
а также те, кто проявлял интерес к этому предмету. Одним из тех,
кто интересовался алхимией, был Уильям Херберт (ок. 1554–1621) —
сосед и хороший знакомый Джона Ди. Он был писателем, изучал
алхимию. Другом Джона Ди был Эдвард Крэдок (1632?–1594), окс­
фордский профессор, теолог и алхимик. Э. Крэдок являлся автором
нескольких алхимических трактатов, среди которых труд «Трактат
о философском камне» (лат. «Tractatus de Lapide Philosophico»),
который хранится среди рукописей из коллекции Э. Эшмола3. Это
сочинение посвящено королеве Елизавете I. Энтони а Вуд (1632–1695)
в своем четырехтомном биографическом словаре, посвященном
«авторам и епископам, получишим образование в Оксфордском
университете», об Эдварде Крэдоке писал так: «Он во многом по-
святил себя химии, потратил много лет, пытаясь обрести Эликсир,
иначе Философский камень, и считался одним из тех, кого мы сей-
час называем розенкрейцерами»4.

1
χρυσταλλω (лат. греч. буквами) — хрусталь, хрустальный шар.
2
Dee J. The Private Diary… P. 11.
3
MS Ashm. 1415.
4
Wood à A. Athenae Oxonienses: An exact history of all the writers and bishops who
have had their education in the University of Oxford. To which are added the Fasti, or Annals
of the said University. London: Printed for F. C. and J. Rivington; Lackington, Allen, and

209
Личный дневник доктора Джона Ди

Особый интерес представляет то, что среди поклонников герме-


тического искусства в окружении Джона Ди были не только мужчи-
ны, но и женщины. Одной из самых известных из них была леди
Маргарет Клиффорд (1560–1616), (урожд. Рассел), графиня Кам-
берлендская — фрейлина Елизаветы I, жена Джорджа Клиффор-
да, 3-го графа Камберлендского (1558–1605), который был извест-
ным флотоводцем и имел определенное влияние при дворе. Леди
Маргарет вела книгу алхимических рецептов, которая прекрасно
сохранилась. Она получила название «Рецепты леди Маргарет,
жены Джорджа, 3-го графа Камберлендского, из эликсиров, тинктур,
электуариев1, сердечных средств, лечебных вод и т. д. с ее при-
мечаниями» (англ. «Receipts of Lady Margaret Wife of George, 3rd Earl
of Cumberland for Elixirs, Tinctures, Electuaries, Cordials, Waters, etc.,
with Her Annotations»). Этот рецептурный сборник известен также
как «Рукопись Маргарет» (англ. «The Margaret Manuscript»). Бого-
словие леди Маргарет преподавал все тот же профессор Эдвард
Крэдок.
Ее дочь леди Энн (1590–1676), занявшаяся литературным твор-
чеством (в письмах и дневниках), писала в 1652 г., что ее мать «была
поклонницей Учения и практики алхимии, с помощью которых она
получила отличные медикаменты, что принесли большую пользу
многим. Она восхитительно владела дистилляцией вод и другими
химическими экстракциями, она владела знанием о многих видах
минералов, трав, цветов и растений»2. Интересно, что графиня Кам-
берлендская в 1592 г. была крестной матерью одной из дочерей
Джона Ди — Маргарет. Стоит отметить печальный факт — большин-
ство детей Джона Ди скончались в очень раннем возрасте. Его жена
Джейн, а с ней вместе и несколько детей (точной информации нет),
в том числе и Маргарет, умерли во время эпидемии чумы в 1605 г.3
Еще одной женщиной в окружении Джона Ди, занимавшейся
алхимией, была Мэри Херберт (урожд. Сидни, 1561–1628). Мэри
Херберт, сестра сэра Филипа Сидни, графиня Пембрук, была

Co.; T. Payne; White, Cochrane and Co.; Longman, Hurst, Rees, Orme, and Brown; Cadell
and Davies; J. and A. Arch; J. Mawman; Black, Parry, and Co.; R. H. Evans; J. Booth,
London: and J. Parker, Oxford, In IV vols. Vol. I, 1813. P. 632.
1
Электуарий (лат. electuarium) — сладкий лекарственный препарат, как правило,
в виде кашицы, в в состав которой входит сироп или мед.
2
Bayer P. Lady Margaret Clifford’s Alchemical Receipt Book and the John Dee Circle //
Ambix. 2005. Vol. 52. № 3. P. 271–284.
3
По другим данным, в 1604 г.

210
Ю. Ф. Родиченков. Кто вы, доктор Ди?

известным литератором, владела многими языками, интересовалась


магией и философией, активно занималась алхимией, содержала
собственную лабораторию. Напрямую Мэри Херберт1 в дневнике
Джона Ди не упоминается, но несколько раз есть записи об Адриане
Гилберте (1545–1628). Он был известным мореплавателем, братом
Хэмфри и Джона Гилбертов, занимался алхимией; известно также,
что он был ассистентом Мэри Херберт. О самом же Гилберте Джон
Ди пишет немного, имеющиеся записи или носят бытовой характер,
или касаются морских путешествий.

1
В некоторых записях речь идет о Мэри Херберт, но эта не та женщина, а дочь
упоминавшегося здесь соседа и друга Джона Ди — Уильяма Херберта. К роду Сидни
она не имеет никакого отношения. В данном случае — лишь полное совпадение имени
и фамилии.

211