Вы находитесь на странице: 1из 166

Евгений Николаевич Гаркушев

Глубокий Сумрак

Дозоры –
Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?
art=18695033
«Гаркушев, Евгений. Глубокий Сумрак: [фантастический роман]»: АСТ; Москва; 2016
ISBN 978-5-17-088525-1
Аннотация
Светлая волшебница и темный дозорный… Они живут в разных городах и не знают
друг друга, но их судьбы переплетены, от их действий может измениться судьба всего
мира, видимого и невидимого.
А бороться с хаосом, готовым пожрать уютный и для светлых, и для темных мир,
Иным придется в Глубоком Сумраке. Тягучем, как мёд, черном, как деготь, где
прокладывают свои ходы сумеречные черви, цветут огромные светящиеся орхидеи и
действуют свои законы…

Евгений Гаркушев
Глубокий Сумрак

© С. Лукьяненко, 2013
© Е. Гаркушев, 2016
© ООО «Издательство АСТ», 2016
Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без
разрешения правообладателя запрещается.

Пролог

– Плевала я на ваши Дозоры!


Молодой вампир, дежуривший в ростовском аэропорту, почтительно кланяясь и пятясь,
отдалялся от меня и уже почти затерялся в толпе. Вряд ли он услышал мой гневный возглас.
Но если и услышал – его проблемы. Щадить чувства юных вампиров и молоденьких
практиканток из Ночного Дозора не было моей первоочередной жизненной целью. Хотите
надзирать – надзирайте. Но только не за мной!
Вот так приезжаешь в родной город – и тебя не узнают. Беспардонно пытаются
прочитать ауру. Едва не требуют показать документы. А с какой, спрашивается, стати? Но
ведь и слова злого вампиру не скажи. Он – на службе. И девочка из Светлых, лопающая на
рабочем месте мороженое из серебряной вазочки серебряной ложкой с витой ручкой, тоже на
службе. И оба меня не знают. Хотя сколько в Ростове Иных? Не говоря уже о топ-блогерах,
сетевых журналистах и прочих знаменитостях сенсорного экрана и клавиатуры. Или
молодежь интернетом не пользуется?
Впрочем, уязвленное самолюбие – не лучший советчик и плохой спутник. Я дома, я
прекрасно загорела, пусть и в Египте, а не на Сейшельских островах, я отдохнула и готова к
тому, чтобы жить полноценной жизнью. В которой, увы и ах, нет места никаким Дозорам. За
себя и за своих друзей я в состоянии постоять сама, людям помогать – дело приятное, но
зачастую малополезное, так что я свободна! Свободна и почти счастлива…
Достав из бокового кармана сумочки плеер, я воткнула в уши розовые горошинки
динамиков. Элли Голдинг замурлыкала, все более увлекаясь и разгораясь:

We, we don’t have to worry ’bout nothing


‘Cause we got the fire, and we’re burning one hell of a something
They, they gonna see us from outer space, outer space
Light it up, like we’re the stars of the human race, human race

When the light’s turning down, they don’t know what they heard
Strike the match, play it loud, giving love to the world
We’ll be raising our hands, shining up to the sky
‘Cause we got the fire, fire, fire
Yeah we got the fire, fire, fire!

Действительно, о чем нам волноваться? Ведь в нас пылает огонь, и это пламя сожжет
все, и нас будет видно из открытого космоса. Мы будем путеводными звездами человечества,
поднимем руки вверх, сияя, ведь в нас пылает пламя…
Песня несколько недель возглавляет топ хит-парадов, но мало кто задумывается, о чем
она. А большинство и вовсе не понимают по-английски. Марина и Сева понимают… Марина
и Сева…
Девушка из Ночного Дозора нагнала меня около стеклянных дверей аэровокзала.
– Алена! Извините, пожалуйста, я вас не заметила!
Я прищурилась. На языке вертелось много неприятных слов. Не заметила! А если бы я
была не Аленой, а жуткой ведьмой-оборотнем, какой-нибудь ешап из далекой, точнее, вовсе
не далекой при современном развитии транспорта горской республики? Злобной Темной,
маскирующейся под милую и безобидную Светлую? Светлой, решившей обвести Дозоры
вокруг пальца и реморализовать производителей огурцов в какой-нибудь станице, а через
огурцы – половину населения нашей огромной страны? Просто жуть берет!
А ты лопаешь импортное мороженое из антикварной вазочки, которую тебе, возможно,
притащил вампир… Я потянулась к вазочке через Сумрак. Нет, не вампир, вазочка – от
приятеля-мага Владислава, она даже подписана – чтобы никто не стянул ценную вещь.
Наставник и одновременно поклонник. Ситуация древняя, как мир.
– Как съездили? – продолжила девочка. – Акул видели? А духов пустыни? У бедуинов
побывали? Вы так интересно пишете!
Я вгляделась в практикантку повнимательнее. Потом через Сумрак. Улыбнулась.
– Лилия! Вы меня не заметили, но я тоже хороша – не узнала вас. Подумала, какая-то
новенькая девушка на посту. Усиление из соседней области.
– Так я ведь и есть новенькая! Только я местная, из Таганрога. Мы с вами встречались
на выставке современного искусства в краеведческом музее, я тогда еще училась.
– В нашей школе?
– Да, и в Дозорах, и в университете. Сейчас я уже дипломированный специалист и
полноправный дозорный. А еще – верный читатель вашего блога!
– Да-да, я вас тоже читаю. Регулярно!
Ложь во спасение. Хотя что там говорить читаю. Точнее, просматриваю. Ничего
особенно интересного Лилечка не пишет, все больше постит разные милые фоточки, которые
мне совершенно не интересны. Сама Лилечка, котята Лилечки, Лилечка с друзьями ловит
рыбу на Дону, Лилечка с друзьями ловит рыбу на Цимлянском водохранилище, Лилечка на
заводе шампанских вин… Кстати, фотки с завода были интересными. И чан с
полуфабрикатами для шампанского весьма притягательным. Она выбрала хороший ракурс.
– У нас и правда усиление, – простодушно призналась Лилия. – Мой напарник
Владислав пошел проверить таксистов у аэропорта. И частников. Хотя эвакуаторы все время
работают, увозят машины, частников все равно много!
– Ждете, что ли, кого? – поинтересовалась я.
– Тут у нас пара убийств странных произошла, – понизив голос, сообщила Лилечка. – И
исчезновений. Никто о них не писал. Константин запретил панику поднимать, но наряды
усилил.
– И кого же убили?
– Людей. Но как-то странно. Не по-человечески.
– Исчезли тоже люди?
– И люди, и Иные.
– А вампир с вами дежурит?
– Вампир от Дневного Дозора. У него напарника нет, Темные больше в городе
работают. Но нам его для усиления поставили.
Совсем недавно у меня было отличное настроение, и я не хотела слушать об убийствах.
Тем более о просроченных убийствах. И тайных, о которых глава ростовского Ночного
Дозора предпочитает не распространяться. Но ведь хорошая тема! С другой стороны, меньше
знаешь – крепче спишь.
– Мобилизацию не объявляют? – поинтересовалась я.
– До этого пока не дошло.
– Вот и отлично. Сконнектимся, Лилечка!
– Да, Алена! Попросить Владислава, чтобы вызвал вам такси?
– У меня машина на платной стоянке. Доберусь. Спасибо!
– Счастливо!
Целоваться мы не стали – и то хорошо.
Выйдя из здания аэровокзала, я отметила, что солнце над городом словно подернуто
дымкой. И вороны на тополях толкуют о чем-то настороженно. Но если слишком много
внимания обращать на ворон, из дому выходить не захочется.
Зато мой любимый голубенький автомобильчик, аккуратный и мощный мини-купер,
завидев меня, заморгал глазками и радостно загудел. Заклинание сохранности снималось
именно так – в моем присутствии, шумно и радостно. Невидимую сумрачную пленку,
предохранявшую автомобиль от пыли, я стянула вручную – если бы она растаяла, как
защитные чары, пыль осталась бы на машине – и что толку от пленки?
Минута на прогрев двигателя, и я катила в центр. Водители вокруг шарахались из ряда
в ряд, сигналили, били по тормозам, поворачивали, не соблюдая требования разметки. На
дороге творился ад. Значит, я дома, в Ростове. Словно и не уезжала.

Часть 1
Глубокий интернет
С Мариной и Севой я познакомилась, как это ни тривиально звучит, в автосервисе,
причем не в Ростове, а в Новочеркасске. Сервис мне рекомендовал приятель из людей – сам
он только туда ездил и был очень доволен ценами и качеством обслуживания. Я не видела
глубокого смысла катить сорок километров до автосервиса, но было в этом что-то
магическое… К тому же я решила, что мастера привораживают своих клиентов – слишком уж
ярко горели глаза у приятеля, когда он расписывал достоинства новочеркасских механиков.
Механики оказались самыми что ни на есть обычными. Но когда они курочили мою
машинку, я заметила на кирпичном заборе, окружающем станцию техобслуживания, двух
вампиров, с интересом наблюдавших за происходящим. Именно на заборе! Они сидели и
болтали ногами, улыбаясь мне. Не подпитывались, конечно, даже в энергетическом плане.
Перед Светлой это было бы дурным тоном. Хотя обычно приходили сюда наверняка за этим:
след нездоровых эмоций – впрочем, не лишенный некоторой странной привлекательности, –
ощущался в каждом кирпичике забора, в каждом кусочке асфальта.
Вкус у вампиров был. Яркие рубашки, стильные джинсы, у парня – красивый шейный
платок. Только туфли из крокодиловой кожи слегка портили впечатление. Но это на мой вкус.
На самом деле в вампирской эстетике вампиры выглядели безупречно.
– Разрешите задать вопрос? – деликатно и в то же время не слишком церемонясь
спросил парень прямо с забора.
Механики его, естественно, не услышали.
– Задавайте.
– Вы и есть знаменитая Алена Астафьева?
Ох… Работой в блоге (это именно работа, а не развлечение) я занимаюсь, конечно, в
первую очередь для удовлетворения личных амбиций, а потом уже ради денег и прочих
бонусов. Но лесть вижу издалека… Даже если лесть и приятна.
– Я знаменита в весьма узких кругах.
– Так ведь и мы из тех кругов, – заметил вампир. – Разрешите пригласить вас на
чашечку кофе?
– Да! – подтвердила приглашение вампирша. Она была старше и опытнее, решала в
паре она…
Так мы и познакомились с Севой и Мариной. Они рассказали мне об истории станции
техобслуживания. В тридцатые здесь располагалось одно из подразделений НКВД. И около
стенки, на которой так любили сидеть вампиры, впитывая эмоции клиентов сервиса,
замешенные на страхе, тоске и жадности, в свое время расстреляли нескольких человек.
Неофициально, в порядке, так сказать, личной инициативы… Неудивительно, что работники
сервиса трудились не за совесть, а за страх, а клиенты знали: деньги сдерут, но
отремонтируют отлично. Аура места.
Когда я усомнилась в правдивости легенды, Марина рассмеялась: да я ведь сама это
видела! И я поняла – действительно видела. А вот Сева не видел. Его инициировали совсем
недавно. Ну, не то чтобы совсем, но не больше десяти лет. Осталось в нем еще что-то
человеческое, если можно так сказать о вампире.
Вампиры мне понравились – насколько могут понравиться вампиры, и мы решили
продолжить знакомство. Я приняла их приглашение заехать в гости, потому что была уверена
– Марина может рассказать что-то интересное. А Сева… Сева просто был симпатичным. Я
люблю интересное, и мне нравятся симпатичные существа.
И вот теперь я брела по кладбищу – от автомастерской к дому вампиров, который
видела на гугл-мэпс, но никогда не посещала в реальности. Вечерело. Одинокий бродяга
шатался между могил, надеясь что-то выискать. Я хотела дать ему пару сотен на опохмел, но,
увидев среди памятников и крестов блондинку в голубом платье, бродяга поспешно рванул
прочь. Впрочем, так оно и правильно. Не бойся неизвестного, опасайся того, что выбивается
из привычного положения дел. Я со старым кладбищем не гармонировала, да и оно со мной –
так себе. Каблуки то и дело проваливались в рыхлую землю.
Дом вампиров был старым, двухэтажным. Скорее всего довоенной постройки. И окна
моих знакомых я опознала сразу же – не пластмассовый ширпотреб, а тяжелые дубовые
рамы, замаскированные под обычную сосну. Стекла особой прочности, распашные кованые
решетки – сейчас открытые. Решетки вряд ли могли привлечь охотников за металлом с
кладбища – даже я заметила их не сразу. Вроде бы и есть решетки, но никому нет до них
дела. Хорошее маскировочное заклятие. Вещь на виду, но никто ее не находит.
Еще одно полезное усовершенствование – потайная дверь прямо во двор – порадовало
меня куда больше. Не нужно было заходить в подъезд, искать нужную квартиру. Не нужно
проходить мимо любопытных старушек на лавочке. Не нужно вдыхать ароматы любимых
котиков бабушек.
А то, что для стороннего наблюдателя ты словно бы входишь в стену… На то и стоит
вокруг двери «круг невнимания», на то и дверь для Иных, а не для обычных гостей. Впрочем,
и обычных гостей через нее завести можно, только они не вспомнят, как зашли.
Многие Иные, особенно низшие, вроде вампиров и оборотней, любят жилье на земле:
в частных домах, на первых этажах многоквартирных домов. На первых этажах, конечно,
лучше. И тотальный удар со стороны Светлых не последует – людей ведь убивать они не
станут, – и кормовая база рядом. Нет, понятно, что соседей вампиры не едят. Но эмоции не
помешают никому! Особенно отрицательные эмоции, которые так легко получить.
Обитатели многоквартирных домов часто замечают, что некоторые соседи какие-то
странные. Не выходят сутками из квартиры, не носят домой пакеты с едой. И мусора у них
совсем нет – не встретишь их рядом с контейнерной площадкой с мусорным ведром или
пакетом. Как живут? Да вот так – ходят через запасные двери тайными тропами. И питаются
вовсе не овощами и хлебом. Не все, конечно. Психов, которые просто так сидят дома и
ничего не едят, тоже хватает.
Я достала из сумочки коммуникатор, набрала в твиттере: «Не каждый подозрительный
тип – вампир, но многие вампиры – подозрительные типы». Кажется, Марина и Сева не
подписаны на твиттер – читают пространные материалы в более основательных
блогосервисах. Но если и читают – их проблемы.
Скрытая дверь распахнулась, на пороге появилась Марина.
– Аленушка, заходи!
– Мы вовсе не подозрительные типы, – раздался из глубины квартиры голос Севы. –
Мы настолько открыты, насколько это вообще возможно для Темных нашего образа жизни.
Все-таки читают твиттер. Причем в реальном времени. Ну и ладно!
А насчет открытости Сева вряд ли врал. Ведь он работал руководителем театрального
кружка в доме детского творчества. Причем нареканий со стороны Дозоров не имел, детей
любил и не кусал. Марина официально играла на бирже и, по слухам, сколотила приличное
состояние. Но что толку? Зачем нужны деньги, когда ты мертв или когда тебе все доступно
без денег? Точнее, когда ты мертв и когда тебе все доступно без денег. Двойное отрицание…
Фраза просилась в твиттер, но я сдержалась. Надо проявлять к хозяевам уважение,
особенно если ты хочешь узнать что-то новое и интересное. Я хотела. И вообще Марина и
Сева были симпатичными вампирами.
Перешагнув порог, я поняла, куда Марина тратит заработанные на бирже деньги.
Квартира была набита антиквариатом. В основном посудой. Серебряные и золотые блюда,
вазы, фужеры, чашки, стопки заполняли два огромных шкафа. Была в одном из шкафов и
стеклянная ваза – доверху набитая золотыми монетами.
Шкафы стояли вдоль стен, а посреди комнаты возвышалась огромная кровать под
балдахином. Балдахин – из какой-то дорогой ткани, на резных ножках. Стены были обиты
материей, наверное, шелком. На полу – ковры, как я заподозрила, ручной работы.
Но в общем-то к чему все эти понты, я слабо представляла. Людей вы в квартиру вряд
ли водите, а если и водите – хвалиться перед людьми для вампиров все равно как человеку
задирать нос перед кошкой. «Вот, смотри, у меня телевизор с большой диагональю! И на
мягком диване буду лежать только я! А из тебя я варежки пошью, если будешь плохо себя
вести». Меня же несколькими килограммами золотых монет и горой серебряной посуды
впечатлить трудно. Хотя в монетах, вообще говоря, что-то присутствовало… Некий шарм.
– Располагайся, дорогая! – Марина указала мне на пуфик рядом с журнальным
столиком. – Сейчас мы чая согреем. Или нагреть вина?
– Вино лучше прохладным, – предложила я. – На улице свежо, но не настолько.
Вином меня вампиры не особенно удивили. «Бастардо» из Крыма, десертное, 2005 года.
Не знаю, был ли какой-то особенный урожай в 2005 году, или бутылка просто завалялась у
вампиров, или была куплена в магазине неподалеку… Вампиры ведь не пьют,
соответственно, в сортах вин могут разбираться только теоретически.
Открыли вино, как и предполагали правила хорошего тона, особенно при таком визите,
непосредственно при мне, налили в серебряный кубок. Чем хорош серебряный кубок –
никакое вампирское колдовство на нем не удержится. Да и любое другое – с трудом. Серебро
– металл Светлый, хоть порой и темнеет…
Вампиры влияли на меня положительно! Я готова была сыпать афоризмами. И где мой
твиттер? Точнее, коммуникатор? Или все-таки на мои мыслительные способности повлияли
купания в Красном море и хороший отдых?
К слову о колдовстве – алкоголь для вампиров не только неприемлем, но и ядовит, вряд
ли они стали бы манипулировать с этой субстанцией. Кто-то другой – возможно, если
вампиры – всего лишь марионетка в их руках. Но я оптимистка и стараюсь верить в лучшее.
К тому же проверила и вино, и кубки, и вампирскую квартирку. Все было чисто!
– Закуски принесла? – осведомилась Марина.
Я, конечно, очень толерантна и вообще белая и пушистая, а конкретно эти вампиры мне
понравились и даже внушили доверие – но есть что-то из их рук все-таки было бы большим
безумием для меня и большим соблазном для них. Не поняли бы нас. Традиции нарушать не
стоит. Спрятать что-то в еде куда проще, чем в кубке или в вине. У еды сложная структура, и
какое-нибудь незначительное заклинание к кусочку сыра с плесенью привесить куда проще,
чем к чашке чая.
В сумочке у меня была сырная нарезка из тщательно проверенного сыра и коробка
шоколадных конфет. Я достала яства, выложила на стол…
Да, большинство Иных Светлых сочли бы мое поведение, мягко говоря, странным. И
большинство Темных – тоже. Но я хотела на ужин к вампирам! Мне было интересно.
Обыденные вещи рано или поздно надоедают, и хочется чего-нибудь эдакого… Странного.
Необычного. Пугающего. Будь ты хоть три раза Светлой.
– А как же вы? – поинтересовалась я у Марины.
– Если разрешите…
– Смотря что. – Я постаралась сделать улыбку милой. Скажешь вампиру: разрешаю вам
поужинать – а они с улицы соседского мальчика пригласят. И объявят, что такова была воля
Светлой, которая хотела расширить свой кругозор. И перегрызут ему горло у меня на глазах.
– Кровь даже не донорская. Свиная, – словно бы оправдался Сева. – Свинья
биологически очень близка к человеку. Можно?
– Можно.
Марина со сверхъестественной скоростью достала из холодильника уже наполненные
кровью хрустальные бокалы. По счастью, два, а не три. Я сжала в руках свой кубок.
– Ваше здоровье, прекрасная гостья! – предложил Сева.
– И ваше, гостеприимные хозяева, – ответила я.
Выпили. Вино было сладким и быстро пьянило. Но и тепло по телу от него шло
приятное, расслабляющее. Милая, вообще говоря, у вампиров квартирка. Только вид на
кладбище… Им, наверное, лучше и не придумать, а меня слегка напрягало. Но солнце,
заходящее за кресты, создавало милую пасторальную картину с черными оттенками.
Марина перехватила мой взгляд, поинтересовалась:
– Задернуть шторы?
– Не нужно. В интересном месте живете. Историческом… Вот это здание НКВД… Я и
понятия не имела, что оно там было.
– А я ведь там служила, – просто и естественно призналась Марина.
– Уже когда… – я замялась.
– Уже. Меня в двадцатом году инициировали. Смутное было время. Один офицер
белый, красавчик и дебошир, укусил. Его казаки потом загрызли.
– Казаки? Загрызли? – изумилась я.
– Так ведь тоже не простые казаки были. Оборотни. Жили тут неподалеку, на хуторе. Я
сразу отомстить не могла – время смутное, они бы и меня загрызли. Поддержки в Дневном
Дозоре не нашлось. Зато в тридцатые я компетентные органы направила по следу убийц …
Не за расправу над белым офицером, конечно. За бандитизм и двурушничество. Интриги
были еще те… Я под Дневным Дозором, оборотни под Дневным Дозором, революция нам
вроде бы только на руку, хотя ее и Светлые затеяли, как говорят. Только между нами свары не
прекратились, нет…
– Такова участь Темных.
– Темные Темным рознь. Но теперь все – отошла я от дел. Не нужны мне Дозоры. И
Севе не нужны. Хотя его привлекают иногда к дежурствам. Мы не отказываемся – жить-то
надо, а Вазген платит.
Какие правильные вампиры!
Сева задумчиво кивнул, до краев налил мой бокал рубиновым вином. Марина достала
из холодильника пластиковую флягу, разлила по бокалам кровь.
– Не хотите попробовать? – осторожно спросил Сева.
– Да что ж я, крови не пробовала? – улыбнулась я. – Мне вино больше по душе.
Вампиры почтительно закивали. Мало ли, какие причуды могут быть у Светлой? Имеет
право.
А мне стало слегка неловко. Ведь и в самом деле кровь – не эликсир молодости, не
виски пятидесятилетней выдержки. Кто не знает вкус крови? Хотя бы своей…
Вино, словно было заговоренным, несло плохие мысли прочь. Милые вампиры.
Немного мертвые, но все равно милые. Эта старушка Марина – не хочу смотреть на нее в
сумеречном облике! И Сева. На него, вообще говоря, тоже смотреть не хочу, чтобы не
портить впечатление.
Я выпила бокал. И еще один. Почувствовала мысли обитателей дома из соседних
квартир. Вполне жизнерадостные, некоторые так вообще полные любви. А некоторые
похоти. Но не тяжелой, а вполне себе приемлемой. Я вспомнила, как посещала кроличью
ферму и увидела в клетке немного поодаль от клеток кроликов лису. Хозяин объяснил, что
запах лисы заставляет кроликов лучше размножаться и быстрее расти. Так устроила природа
– кроличья популяция при обилии лис не должна пострадать. Достигается это повышением
рождаемости – потому что лисам нужно чем-то питаться, а прогнать лису кролики не в силах.
– Семей многодетных в вашем доме много? – поинтересовалась я.
– Мы не проводили таких исследований, – ответил Сева. – Нас с Мариной соседи не
очень жалуют, хотя терпят. Держат за каких-то рокеров и байкеров. Мотоциклы у нас и
правда есть, да и погонять ночами мы любим. А вот насчет рока – даже удивляет. Никогда не
шумим.
– Мы не любим шума, – подтвердила Марина, многозначительно поглядев на Севу.
Действительно, зачем же рассказывать Светлой о своих прогулках? Вампиры ночью на
трассе, одни, вдали от Дозоров и посторонних глаз… Поневоле такое поведение вызывает
подозрение! Но если они рассказывают – значит бояться им нечего? Или рассказывают для
того, чтобы подумали, что им нечего бояться?
– Еще я художественной ковкой занимаюсь, – сообщил Сева. – Решетки на окнах – моя
работа. У нас своя кузница есть, на ферме в Октябрьском районе. Меха, горн, наковальня,
молоты – все как положено. Даже заказы иногда беру, не очень сложные.
– И ковать научить Сева может. Хочешь? – спросила Марина.
– Даже не знаю…
Действительно, ковать железо как-то не тянуло, во всяком случае – сейчас. Я допила
вино. Задумалась над тем, что интересно было бы промчаться ночью на мотоцикле по трассе,
а потом по какой-нибудь сельской дороге, среди полей, степей, мимо тихих прудов, которые
местные жители называют «ставки». И пусть по небу бегут легкие кружевные облака, а в
воде отражается луна…
Марина поставила музыку. Что-то мелодичное. Кажется, Фрэнка Дюваля. Вышла на
кухню, вернулась с еще одной бутылкой вина – точно такой же, «Бастардо», массандровский
винзавод. Ничего себе! Выходит, я уже бутылку выпила? Неудивительно, что голова
кружится, а в ногах легкость… Приятная легкость. А еще их так приятно массируют…
Совершенно неожиданно я заметила, что Сева опустился рядом со мной на пол и
растирает мне ступни. Делал он это профессионально, ненавязчиво и в то же время
исключительно приятно. Однако что подумает его жена? Никакого сексуального подтекста в
действиях Севы я не усматривала, но мы ведь почти не знакомы!
– Выпейте еще, Аленушка! – широко улыбаясь, предложила Марина.
«Не пей, Аленушка, козленочком станешь, – прорезался мой внутренний голос. – Или
козочкой. А то и просто козой драной!»
Но руки сами тянулись к бокалу. Взяла. Проверила. Никаких посторонних воздействий.
Отхлебнула. Хорошо… Вот только куда отправилась Марина? Исчезла из комнаты, словно в
Сумрак ушла. А в Сумрак я не хотела. Не было желания смотреть на страшную, иссохшую
Марину, которая помнит Гражданскую войну и служила в НКВД. Напасть на меня она не
посмеет. Да и зачем ей нападать?
Сева между тем от ступней перешел к икрам. Поднялся к коленкам…
– Эй, ты чего? – удивленно спросила я.
– Хочу тебя, – соблазнительно улыбнулся молодой вампир. – Очень. А ты?
А я… Сложно сказать. Сева мне нравился. Но нравился мне он, как нравится, скажем,
золотистый ретривер. Милая собака, породистая, грациозная. Но заняться с ней сексом вряд
ли придет в голову большинству людей. Да что там сексом… Его-то и гладить хочется не
всегда! А уж себя гладить вы ретриверу тем более вряд ли позволите! Разве что потереться о
ногу.
Но вино брало свое. И я не сообразила, как можно отказать нахальному вампиру
помягче.
– Что жена скажет?
Не лучший ответ, попытка переложить ответственность на сторонние обстоятельства…
– Жена будет только «за». – Марина успела переодеться в роскошный пеньюар и
выглядела потрясающе. Ну, мне, конечно, трудно судить, но, полагаю, любого мужчину она
свела бы с ума. Мужчины ведь не видели ее сумрачного облика.
– «За» что?
– За то, что мой мужчина доставит тебе какое угодно удовольствие. И вообще наши
нравы весьма раскрепощены. Может быть, тебе больше нравлюсь я?
– Э, нет, подождите! – Я поднялась, невольно и довольно невежливо отпихнув Севу
ногой. – Мы так не договаривались!
– Да мы вообще ни о чем не договаривались, – ненавязчиво улыбнулась Марина. – Мне
показалось, ты хочешь новых ощущений. Впечатлений. Таких впечатлений у тебя еще не
было. Разве нет?
– Да! Но не всяких ощущений я хочу.
– Мы для тебя не ровня? – обиженно спросил Сева, вновь склоняясь у моих ног.
– Вы для меня – представители другого вида. Только и всего, – ответила я и поставила
кубок с остатками вина на стол. Резко поставила. Вино выплеснулось, брызги попали на лицо
и руки Севы. Он зашипел от боли.
Лицо Марины потемнело. На пальцах подозрительно удлинились ногти. А ведь она –
сильная вампирша… Уровень ее, пожалуй, повыше моего. Если и нет, то опыта больше. И
еще Сева. И я – в их гнезде. Вот только при моей публичной жизни слишком многие знают о
том, куда я пошла. И они знают, что другие знают.
Марина справилась с собой, натянуто улыбнулась.
– Дорогая Аленушка, мы и не думали причинить тебе никакого вреда! Мы хотели
слегка тебя развлечь. Забавы не удались, извини.
– Хотя мое предложение по-прежнему в силе, – заявил Сева, растирая лицо полотенцем.
– Извини, я не специально…
– Я понял, – коротко ответил вампир.
– Еще мы много рассуждали на тему – что будет, если Светлая волшебница станет
вампиром? – сказала Марина. – Тебе не любопытно?
– Любопытство кошку сгубило. Но тут и любопытного ничего нет – я знаю, что ждет
Светлого мага, ставшего вампиром. Развоплощение после первой же кормежки, – ответила я,
приходя в себя. Только пульс стучал в висках кузнечными молотами. – Пойду я, ребята.
– Может, посидишь еще? – с надеждой спросила Марина. – Сева не будет приставать!
Как-то нехорошо так расставаться.
– Нет!
Я подхватила туфли и вышла на улицу босиком, не прощаясь. Прохладный асфальт и
мокрая земля быстрее помогут прийти в себя. Колготки погибнут, но лучше уж они, чем я.
Колготки можно купить новые, себя – не купишь. Я засмеялась и полезла в сумочку за
коммуникатором. Об ужине я вряд ли напишу, но афоризмов за вечер набралось изрядное
количество.

***

К счастью, Сева не гнался за мной с извинениями, и Марина тоже. Мудрые вампиры,


что и говорить. Их только кровь с ума сводит, но крови они выпили, пусть и свиной. А моя
кровь не для их зубов. В целом же плохое забудется, хорошее останется. Они мне ничего
плохого не сделали, я им тоже – мы просто не успели.
Похолодало. Кладбищенская земля приятно холодила ступни. Только бы не напороться
на проволочный остов какого-нибудь венка… Живо представив себе такой оборот событий, я
нехотя натянула туфли. Жаль, что я не могу сотворить кроссовки из воздуха. Или вытащить
их из другого измерения. Или хотя бы вызвать из собственного шкафа. Хотя последняя
задача, пожалуй, в принципе реализуема. Гесер, наверное, справился бы с ней без труда. Или
нашел бы более изящный способ предохранить ноги и не идти на высоком каблуке по земле.
Зачем я помчалась через кладбище на станцию техобслуживания, когда мне обещали
сделать машину только завтра? А куда еще мне было идти? В ту сторону я по крайней мере
знала дорогу. Вызывать такси с порога квартиры вампиров мне совсем не хотелось. К тому
же на кладбище ничего страшного не было. А если и было, то справиться с ним я могла –
честный четвертый уровень с потенциалом развития позволяет не бояться всякой
потусторонней шушеры и нечисти.
Я присела на гладкую могильную плиту, сняла туфли, вытряхнула попавшие туда
камешки, вновь надела туфли. Так себе удовольствие ходить в них и без камней. Колготки
были грязными и промокли, туфли жали. Вызвать такси прямо сюда? Таксист не поедет. Да
если и поедет – с территории кладбища все равно нужно выйти к какому-то ориентиру. А
самый заметный и известный мне ориентир – станция техобслуживания.
Ладно, можно потратить немного силы на себя… Я применила к туфлям заклинание
оптимальной формы «Золушка» – одно из самых полезных практических заклятий, которому
учат девушек в первом семестре обучения. Но довольно сложное в использовании, испортить
туфли – раз плюнуть. Кажется, сегодня у меня получилось!
Теперь подлечить ноги – все-таки я растерла их жесткими ремешками, и массаж Севы
не помог. Еще немного почистить от алкоголя кровь – не радикально, тошнота мне сейчас ни
к чему, но для оптимизации общего самочувствия. Тоже прошло гладко. В ушах перестало
шуметь, я уже подумывала о том, что можно включить плеер, чтобы совсем успокоиться, как
услышала вдали тихое пение. Хоровое пение. На кладбище! Ночью.
Нет, все-таки надо быть осмотрительнее. Мало того что плеер помешает услышать, как
подкрадутся сзади, чтобы ударить по голове, ограбить и изнасиловать, так он и такие
интересные вещи поможет пропустить! Усталость как рукой сняло. В туфлях, которые
выглядели отлично, а по удобству теперь напоминали кроссовки, я пошла на звук.
Пение усиливалось. Козлиный тенорок иногда начинал читать что-то невнятное
сбивающимся речитативом. Потом он резко смолкал, и гнусили хриплые мужские и женские
голоса.
Спустя минуту я увидела метавшееся на ветру пламя свечей. Интересные дела! Черная
месса? Под боком у вампиров? Если я сейчас увижу здесь Марину и Севу, им несдобровать!
Но они, при всей своей скорости, не успели бы все организовать. Разве что явятся на все
готовое?
В моих новых туфлях, да еще из темноты, подкрасться к освещенному кругу ничего не
стоило. Вокруг большого памятника с просторной могильной плитой расположились человек
двадцать. Большая часть – мужчины, причем за тридцать. И несколько разновозрастных
женщин – от двадцати и до семидесяти. Пели мужчины, женщины глазели молча.
На могильной плите лежала девушка лет двадцати пяти – явно пьяная или накачанная
наркотиками. Тем не менее руки и ноги ее были связаны, а рядом на плите лежала пара
больших кривых ножей устрашающего вида. Одета девушка была в шелковый халат –
который, впрочем, был распахнут и мало скрывал ее тело. Освещала картину дюжина свечей
в обрезанных пластиковых бутылках, расставленных вокруг плиты.
Кричать «Ночной Дозор» я, по большому счету, не имела права. Да и выглядело бы это
весьма глупо. Все собравшиеся на кладбище были самыми обычными людьми. Все, кроме
одного. Темный Иной большой силы, ауру которого я прочесть не могла, заметил меня
раньше, чем я увидела его и поняла, кто он такой. Люди на меня не обращали совершенно
никакого внимания. Думаю, большинство меня просто не заметили, а кто заметил, посчитал,
что я опоздала на церемонию. Действительно, девушка в праздничном платье вряд ли
появится на ночном кладбище просто так…
Выглядел Темный как опереточный злодей. Высокого роста, в темном плаще, с
«сумрачным челом». Черные волосы, довольно короткая стрижка, небольшие залысины.
Губы – тонкие, рот напряженный, нос хищный. Взгляд… Не знаю, какой у него был взгляд –
он смотрел на меня, но не в глаза, а куда-то в область живота. Или на колени. Колени у меня,
конечно, красивые. Но не с ними же он намеревается разговаривать?
Я вошла в Сумрак. Темный маг уже был там. Тянулся к редким могильным плитам
синий мох, в остальном же было тихо… Как на кладбище. Сумеречный облик мага весьма и
весьма походил на реальный. Только черты лица казались острее, плащ темнее,
непроницаемее, и руки… На них, кажется, появились длинные острые когти.
– Что здесь происходит? – спросила я достаточно уверенно, словно у меня было право
требовать отчет у этого мага, и в то же время не слишком невежливо. Как знать, что передо
мной за тип и какие у него планы?
– Думаете, вас это касается, Алена? – Темный оскалил длинные и острые, но мало
походящие на вампирские клыки своего сумеречного облика.
– Откуда вы меня знаете?
– Кто же не знает Алену Астафьеву, звезду глубокого интернета, сующую свой нос
повсюду? – тихо засмеялся Темный. – Вы хотели приключений, Алена? Вы их получили.
Редкая удача, правда? Только фотографировать я вам не разрешу.
– Почему? Мы находимся в публичном месте! – привычно возмутилась я и только
спустя мгновение сообразила, что мой протест выглядит более чем странно. Находились мы в
Сумраке, а ночное кладбище тянуло на звание «публичного места» с крайне большой
натяжкой.
– Вырывать у вас фотоаппарат или закрывать объектив рукой я, конечно, не стану. Но
вы ведь знаете – есть способы…
Способы засветить пленку действительно имелись, и во множестве, еще когда в ходу
были пленочные фотоаппараты. Цифровые вывести из строя куда проще. Чем сложнее вещь,
тем проще ее испортить. Можно сжечь матрицу, заблокировать карту памяти, мгновенно
разрядить аккумуляторы. И доказать вмешательство потом будет совершенно невозможно!
Впрочем, о чем я? Разве мне нужно фотографировать? Мне необходимо остановить этот
ужас! А расклад совсем нехороший.
Люди – не проблема. Даже не «реморализовывая» всех и каждого, можно увести жертву
у них из-под носа. И сама жертва – проблема небольшая, пусть даже она добровольно легла
на камень. Предотвратить убийство, а дальше пусть разбирается, как дошла до жизни такой.
Но вот Темный… С Темным придется драться, а он сильнее и вряд ли захочет оставить
свидетельницу в живых. Даже если я решу не вмешиваться. Хотя такого решить я, конечно,
не могу. Так что напрасно я переживаю из-за фотоаппарата – о себе стоит беспокоиться.
– Выйдем из Сумрака? – предложил Темный. – Тебе, кажется, неуютно…
Я вовремя не ощутила, что Сумрак вытягивает из меня слишком много сил. Нервное
напряжение вроде бы помогало не замечать дискомфорт, но энергия терялась еще сильнее.
Как у пьяного на морозе – кажется, что все в порядке, но это только иллюзия. На самом деле
из-за расширенных сосудов организм быстрее отдает тепло, человек засыпает и замерзает.
Я ожидала подвоха. Но Темный сам вывалился из Сумрака. Следом за ним в реальный
мир шагнула я.
– У меня к тебе предложение – ты идешь по своим делам, мы занимаемся своими
делами, – сообщил Темный.
– Об этом не может быть и речи. К тому же ты нападешь на меня. Я – свидетельница
жертвоприношения…
– И что?
– Как – что? У вас есть на него лицензия?
– У меня – нет, – оскалился Темный.
– А у кого есть?
– Ты вроде бы не сотрудница Дозоров? Я даже читал где-то в глубоком интернете, что
ты плевала на Дозоры. Вот плюнь и на это дело – и вали отсюда.
Я отступила на шаг назад. Чем я могу ударить его? В Дозорах я практиковалась совсем
немного. И заклинания применять могла в основном для людей, для себя… Ну и немного –
против людей. Против Тьмы в людях. Магу, который превосходил меня на несколько уровней,
мне противопоставить было нечего. Банальным Прессом я ничего не сделаю – он меня
просто сомнет. «Терка»… Что ж, «терку» я часто использую дома. Представим, что Темный –
большая картошка. Изотру его сверху, потом сделаю что-то с людьми… Подхвачу жертву – и
вперед!
Темный предостерегающе поднял руку.
– Алена, не спеши нападать. Ты же понимаешь, что у тебя нет никаких шансов!
– С чего вдруг?
Темный просто разжал кулак левой руки, которая была опущена. Оттуда ударил
плотный столб огня, снесший металлическую ограду могилы неподалеку. Температура огня
была так высока, что металл – или краска на металле – загорелась.
Лицо Темного стало жестоким и отстраненным.
– И не пытайся! – предупредил он меня. – Если бы я хотел, я бы уже уничтожил тебя.
Даже до того, как ты нас обнаружила. Я сразу почувствовал, что кто-то накачивает силой
свои туфельки. И ждал. Ждал тебя!
– Зачем? – тихо спросила я.
– Может быть, для того, чтобы ты заняла место на этом камне? – усмехнулся Темный.
– Тогда к чему слова?
– Слова – это то, что отличает нас от животных. Возможно, я смогу с тобой
договориться?
– О том, чтобы я добровольно исполнила роль жертвы?
Прекрасная весенняя ночь стремительно утрачивала глубокие, выразительные краски,
приятные звуки и восхитительные запахи. На меня волнами надвигался ужас. И почему я не
осталась с вампирами? Почему вампиры не погнались за мной? Втроем мы бы, возможно,
справились с Темным. Хотя зачем я льщу себе? Они стали бы биться за меня, только если бы
я влилась в их семью. Влилась как вампир. В противном случае они просто попросили бы
Темного допить мою кровь, когда все будет кончено…
– Я не нарушаю Договор, – неожиданно объявил Темный. – Я не приношу женщину в
жертву. Это делают они.
Последовал широкий жест в сторону поющих людей, которые не обращали на нас
внимания – даже эффектная демонстрация Темным своей силы не смогла вывести их из
состояния экстаза и сосредоточенности. Похоже, мы были в сильнейшей «сфере
невнимания». И вряд ли Темный закрывался от своих адептов. Скорее, опасался, что кто-то
из Ночного Дозора будет проходить или проезжать мимо кладбища. Хотя бы для того, чтобы
проверить, как ведут себя живущие неподалеку вампиры на подведомственной территории.
Я слегка обалдела от его заявления.
– Им-то это зачем?
– Хотят, – издевательски улыбнулся Темный.
– Почему?
– Они считают, что смогут улучшить свою судьбу, убив кого-то. В конце концов,
человечество занимается этим не одну тысячу лет. Ты разве не знала?
– А она?
– Она, как и многие другие, хотела развлечений. Она их получила.
Намек был прозрачным. Но… Может быть, он говорит правду?
Темный? Говорит правду? Не смешите меня…
Я приготовилась швырнуть самый простой файербол. К «терке» перейдем потом, когда
он расслабится. Если к тому времени я буду жива.
Темный поднял руку и произнес:
– Клянусь, что люди совершают это жертвоприношение в своих целях. Я не получу от
него энергии. Также я клянусь, что не принуждал людей к этому шабашу магическими
действиями. А вот ты не можешь провести «реморализацию» этих людей, потому что это
нарушит Договор. И я тебе этого не позволю.
На руке мага завертелся шарик изначальной Тьмы. Он говорил правду. Полный атас!
Зачем он передо мной оправдывается? Ведь я даже не дозорная!
Я сделала еще шаг назад и спросила:
– Что тебе надо?
– Дружить, – с притворной скорбью ответил Темный.
– Я серьезно! Говори!
– Пусть я и не применял магию для того, чтобы сподвигнуть этих людей на
жертвоприношение, я могу их остановить. Или могу позволить это сделать тебе. Пожалуй,
так даже будет лучше.
– И что взамен?
– Когда-нибудь ты окажешь мне услугу.
– Что? – удивилась я.
– Ты окажешь мне услугу, – повторил Темный.
– Какого рода?
– Я скажу потом. Когда в этом возникнет необходимость.
– На такие условия я не могу согласиться. Услугу – Темному… Мало ли, что ты
попросишь.
– Жаль… – процедил маг.
Файербол сорвался с моих пальцев – но Темный отбил его неизвестным мне заклятием.
Шарик улетел в землю и рассыпался искрами, от которых загорелись брюки полного
мужчины в нелепой полумаске. С воем тот побежал по кладбищу, высоко поднимая ноги и
хлопая по ним руками. «Певцы» переглянулись с каким-то мрачным удовлетворением, будто
бы злой дух изгнал из их рядов недостойного, и продолжили петь. Один взял в руки кривой
нож.
– Соглашайся! – предложил Темный.
– Нет, – коротко ответила я.
По кончикам пальцев мага пробежали багровые огоньки. Я приготовила «щит». Скорее
всего ему удастся его пробить. Но что еще делать? Защищаться и контратаковать, пусть и без
шансов. Может быть, мне кто-то поможет. Сама я не справлюсь…
– Обещаю, что услуга, которую я потребую, не заставит тебя пойти против Света или
против Светлых. Не будет унизительной для тебя. И, конечно, я не претендую на твои
прелести, – ехидно усмехнулся Темный.
Действительно, два покушения на мою девичью честь за вечер – уже как-то чересчур.
– Согласна! – выдохнула я.
Мужчина, завладевший ножом, поднял его над жертвой.
– Ты вольна делать с ними все, что хочешь. И помни – ты обещала, – усмехнулся
Темный. Развернулся – и пошел прочь.
Мужчина с ножом пронзительно закричал, опуская темное лезвие куда-то в область
груди жертвы. Я ударила его Прессом. Чтобы оглушить и отбросить его и, главное, нож от
женщины. И когда убедилась, что его отшвырнуло на метр, активировала Опиум. Не слишком
гуманное в других случаях заклинание, здесь оно подходило как нельзя лучше. Люди упали
как подкошенные. Кажется, никто не пострадал. Очухаются минут через пятнадцать,
мощность минимальная. Но что теперь?
Проклиная скрывшегося в ночи Темного, я маникюрными ножницами разрезала
веревки, спутывавшие руки и ноги уснувшей жертвы, и потащила ее прочь. Надо заметить,
что она была довольно упитанной.
***

Ночной город располагал к созерцанию. Особенно после того, как я почти километр
тащила на себе Оксану. С девушкой мы познакомились после того, как ее закончило тошнить.
Действие Опиума причудливо наложилось на действие алкоголя и наркотиков, очищая
организм «быстрым сном». Но похмелье у девушки было крайне тяжелым.
История ее приключений оказалась на удивление незатейливой. Познакомилась с двумя
интересными женщинами, увлекающимися эзотерикой, подружилась с ними. Читали книжки,
употребляли вместе вещества. А накануне черной мессы у одной из этих женщин вообще
был день рождения – и все словно с цепи сорвались. Были приятные мужчины, было много
интересных таблеток и вкусного вина. Милые разговоры о расширении сознания и
эзотерических практиках, предложение прокатиться за город. Собственно могильную плиту
Оксана помнила смутно, а кривые ножи не помнила вовсе. Я не знала, стоит ли ее пугать
именно сейчас, или лучше дождаться более подходящего момента.
Конечно, я слегка развязала язык Оксаны магией. Конечно, сделала вид, что я ее
хорошая подруга. Потом, правда, пришлось вносить корректировку, что я «другая» подруга, с
эзотериками никак не связанная. А вот о Темном маге Оксана совершенно ничего не знала.
Скорее всего до сегодняшнего вечера она его даже не видела. И даже сегодня не видела.
– Зачем же я так напилась, что поехала на кладбище в халате? – простонала Оксана. –
Да еще и в чужом?
Вопрос и правда интересный. Но нам надо домой. Домой…
– Ты где живешь? – спросила я.
Оксана посмотрела на меня изумленно.
– Ты разве не знаешь? Мы столько праздников у меня отмечали…
– Я визуально знаю. Адреса не помню.
– А, да… Буденновская улица, дом сто семьдесят девять. Квартиру помнишь?
– Таксисту квартира не нужна.
– Какая я глупая!
– Это точно, – не могла не согласиться я.
Насколько я помнила Новочеркасск, Буденновская улица была немного ниже
Баклановского проспекта. Лезть в коммуникатор и сверяться с картами не хотелось. Какая, по
большому счету, разница? Далековато отсюда… Но что делать?
А вампиры-то… Вампиры меня заморочили, пусть и неявно! Когда я оставляла машину
в сервисе на ночь, мне и в голову не приходила мысль о том, где я буду спать. Проблема,
прямо скажем, невеликая, но я просто об этом не вспомнила и не задумалась!
– Кстати, Ксюша, я у тебя переночую? – спросила я. – Не хочется домой ехать.
– Конечно! – Оксана была почти счастлива. – Так здорово! Ты же знаешь, я боюсь спать
одна, а с Вадиком я рассталась. Бросила его. Но так ему и надо, козлу!
Знал бы Вадик, что его бывшая подруга или жена – кто их разберет, современную
молодежь, – творит по ночам! Сам бы ее бросил. Впрочем, отсутствие Вадика мне как нельзя
на руку. Хотя и Вадик, если разобраться, не помешал бы.
– Положу тебя на диван, а сама лягу на полу, – вслух размышляла Оксана. – Раздвижное
кресло сломалось, и на нем узко, неудобно.
Заклинание большой и чистой дружбы работало как нельзя лучше. Вот, диван уже мой.
Хотя посмотрим, может быть, на сломанном кресле все же будет лучше?
Я вызвала такси, но весенняя ночь была полна сюрпризов. Едва я спрятала телефон в
сумочку, в тишине пустынного города раздался звук мотора. Для такси – слишком рано, хотя,
возможно, вызванная машина получила сигнал, когда находилась в нашем районе. Да и
вообще, мало ли машин ездит по ночам?
Сверкнули фары, включился дальний свет, который ослепил нас с Оксаной на некоторое
время. Меня – совсем ненадолго, потому что я применила заклинание «фильтр», очень
полезное для водителей и для тех, кто не хочет быть ослепленным направленным лучом
света. Сейчас меня не мог ослепить и лазерный луч малой мощности. И хорошо разглядела
автомобиль, который начал тормозить. Машина показалась мне на удивление знакомой…
Фургончик остановился прямо напротив нас. Я видела в городе только одну такую
машину. Именно она и остановилась рядом с нами. Стекло опустилась, и довольная
упитанная физиономия высунулась на улицу.
– Алена! Привет!
– Привет, Геша!
Если бы Геша был Иным, я бы ничуть не удивилась. Почувствовал, приехал. Линии
вероятности, все дела… Но Геша был человеком, пусть и далеко не обычным. Программист,
«выживальщик», философ, историк, копатель, а иногда и диггер – Геша имел в своем
характере и поведении целый букет странностей, оставаясь при этом весьма милым парнем.
Может быть, потому что фанатизма в нем было совсем мало. Да, он держал дома запас
тушенки и сгущенки на год, регулярно выезжал с металлодетектором в поля, лазал по
городским канализационным ходам, но каждое из увлечений Геши не было смыслом его
жизни. Даже нарезной карабин, снаряженный серебряными пулями, который висел у него
над кроватью, выглядел вполне органично.
Спросите, откуда я знаю, что у Геши висит над кроватью и куда он ходит по выходным?
Просто мы друзья. Конечно, Геша хотел, чтобы мы были не только друзьями. Мне пришлось
даже применить немного волшебства, чтобы остудить его пыл. Ухаживания Геши были не
слишком навязчивыми, но по отношению к нему было негуманно столько лет водить его за
нос…
Я помогла ему воспринимать меня как человека, а не как женщину. Хотя в глубине
души Геша скорее всего продолжал ждать, как выражаются «выживальщики», БП. Или часа
«Х». Или Армагеддона. Надеясь, что именно тогда только он сможет меня защитить, и я
никуда не денусь от его большой и светлой любви. Но пока мы просто друзья.
Для меня же Геша, если вернуться к «собачьей» терминологии, сенбернар. Большой
мохнатый спасатель. Милый и верный пес. Я его очень люблю как друга. Но что касается
остального… Вы же помните мои рассуждения о ретривере? Не буду повторяться.
– Девчонки, а что вы делаете в таком месте в такое время?
Геша спрашивал об этом меня, но то и дело косился на коленки Оксаны. Наверное,
коленки выглядели соблазнительно. Я женщина, мне тяжело судить. Но какой, однако, Геша
коварный изменщик!
– Ты откуда и куда едешь? – вопросом на вопрос ответила я.
– Заказ был сложный. Ставил одному мужику системы на три компьютера. Вязал их в
сеть. Еще и камеры видеонаблюдения подключал. Часов пятнадцать провозился.
– Круто! Тебя и в Новочеркасск вызывают?
– Конечно. Я часто отсюда заказы получаю. Какая мне разница, в Новочек съездить или
на Западный?
– Значит, ты можешь нас отвезти домой? – спросила я.
– Я хочу вас отвезти! И хочу вас чем-нибудь угостить! Как ты понимаешь, после такого
шикарного заказа я имею для этого все возможности!
– Моя подруга не совсем одета, – указала я на очевидный факт.
Оксана смущенно потупилась.
– Мы можем заехать к ней, и она переоденется! – Геша едва не облизнулся, и я ощутила,
что завозить Оксану домой для переодевания ему совсем не хочется. Он желал бы, чтобы она
оставалась полураздетой. – Можем поехать ко мне. Или к тебе. Или к ней. Без всяких
переодеваний. А?
Похоже, программистские труды Гешу не слишком утомили. И он был готов к
приключениям. Оксана ему явно очень понравилась.
– Поедем к ней, – согласилась я.
Геша – гораздо лучше, чем случайный таксист. С другой стороны, появление Геши здесь
и сейчас очень странно. Но тем более не стоит упускать Гешу из виду. Нужно его тщательно
прощупать.
– У меня третьего человека и положить негде, – растерянно проговорила Оксана. –
Только на кресле. Но он на кресле точно не поместится! И под ним оно окончательно
развалится.
– Я на коврике в прихожей посплю. Мне не привыкать! – заявил Геша. – А кресло я тебе
починю. Хочешь?
– Ты мебельщик? – заинтересовалась Оксана.
Геша смутился. Особенно когда я посмотрела на него прищурившись. Ведь и правда,
было дело, спал Геша у меня на коврике в прихожей. Думал, пожалею. Но я не пожалела, хотя
попереживала немного о его нелегкой судьбе, конечно.
– Он многое умеет, – сказала я. – Может, и починит кресло.
– Тогда едем, – согласилась Оксана.
– А такси? – запоздало вспомнила я.
– Нечего заставлять людей ждать, – хмыкнул Геша. – В судьбе таксиста это не первая и
не последняя «хлопушка».
Я вспомнила, что на языке таксистов так называется ложный вызов. Подумала, что
нехорошо так поступать. Но выгодно! Если кто-то за мной следил, это могло сбить его со
следа. Если, конечно, Геша здесь случайно…

***

Квартирка у Оксаны была маленькая, но уютная. Небольшая кухня с деревянными


шкафчиками и стеклянным столиком, гостиная с широким диваном и знакомым нам по
рассказам поломанным креслом, «стенка» с плазменной панелью и видеопроигрывателем.
Все как у людей, одним словом. Только троим взрослым ночевать здесь и правда можно было
только с большим трудом. Но я Гешу оставлять ночевать сильно и не стремилась. Пусть
расскажет все – и едет домой. Или я поеду… Одним словом, разберемся.
Геша, полный энтузиазма, расставлял на стеклянном столике купленные в ночном
магазине напитки и яства: виски и ликер, сок и шампанское. Из закусок присутствовали
красная рыба и оливки, ананасы и швейцарский шоколад, конфеты в двух коробках, готовый
салат оливье и даже редкий в наших краях хумус. Всего набрал, прохиндей, лишь бы на
девушек впечатление произвести!
– Пир горой! – провозгласил довольный Геша. – Тащи стаканы, Оксана!
Оксана послушно пошла за праздничной посудой. Нет, ничему жизнь людей не учит!
Совсем недавно выпивала со знакомыми людьми – и где оказалась? А теперь намеревается
выпить с незнакомыми. Хотя… Я ведь ее лучшая подруга! А Геша – мой друг. К тому же
симпатичный.
Разлили, причем Оксана выбрала шампанское, я ликер, из-за того, что в нем было много
сахара, который поможет мне восстановиться после всех ночных движений в Сумраке и в
реальном мире, а Геша, конечно, налил себе любимого виски. Выпили. Стало теплее и
уютнее.
– Расскажете, отчего вы околачивались около старого кладбища? – поинтересовался
Геша, сооружая себе бутерброд с хумусом. – Умираю от любопытства. Не иначе, у вас там
шабаш проходил?
Едва не подавившись конфетой с коньячной начинкой, я сохранила невозмутимый
внешний вид. Либо Геша и правда слишком много знает, либо находится под воздействием,
либо и ему, и нам просто повезло. Повезло встретить друг друга, повезло догадаться о том,
что было, есть и будет. На самом деле людям везет куда чаще, чем они сами это ощущают.
– Я с друзьями поругалась, – тихо проговорила Оксана, словно пытаясь что-то
вспомнить.
– И они вознамерились принести Оксану в жертву. На кладбище, – произнесла я,
наблюдая за реакцией Геши. Подкорректировать память ему всегда можно в случае чего, а
понаблюдать за реакцией интересно.
Геша радостно загоготал.
– Но ты не дала ее в обиду, верно?
– Я не дала.
– Хорошо, что Алена там оказалась, – подтвердила Оксана.
– Неприятная история? – посерьезнел Геша. – Ты скажи, кто тебя обидел! Я их на куски
порву.
Вот как! Да он и правда на Оксану запал. Что ж, мешать счастью парня я не
намеревалась. Только будет ли это для него счастьем? И по своей ли воле он заинтересовался
Оксаной?
Следов чужих заклятий я на Геше не видела. Вообще. А мои защитные заклинания
висели нетронутыми. Конечно, я застраховала друга кое от чего. И кое от кого. Мне нужен
хороший программист и мужчина, который всегда готов потаскать тяжелую мебель. И я
склонна за это платить хорошим отношением. Выражаться оно может по-разному – совсем не
обязательно с ним спать!
– Я даже не знаю, – задумчиво проговорила Оксана. – Наверное, Алене показалось. Не
может быть, чтобы меня хотели убить. Зачем? За что?
– Для развлечения, – жестко ответила я. – Каждый развлекается как может.
И в самом деле, пользы от жертвоприношения людьми без участия Темного никому не
случилось бы. А Темный поклялся Тьмой, что ему жертвоприношение не нужно. Значит,
просто так. Нервы пощекотать. Какими все-таки ужасными бывают люди!
– Но Валентина… И Лариса…
– Вы с ними книжки по черной магии читали? – спросила я.
– Смотрели картинки… И читали кое-что.
– Галлюциногены употребляли?
– Пробовали…
– И ты еще сомневаешься, могли ли они попытаться перерезать тебе глотку? Или
вынуть сердце – кажется, задумка у них была именно такая.
– Надо выжечь их бандитское гнездо, – заявил Геша. – Сегодня они захотели Оксану
убить. А вдруг и завтра захотят? Жертва ускользнула, и их это, наверное, волнует… Или ты
шутишь, Алена?
– Ты закусывай, Геша, – предложила я. – Все не так страшно, как тебе кажется. Все
гораздо страшнее. Но если Оксана прекратит свои знакомства с теми людьми, ей вряд ли что-
то угрожает. Особенно если ты будешь рядом. Или они того и добивались?
Я задумалась. Темные обожают многоходовки. Могли ли они предположить, что меня
заинтересуют вампиры, что я уйду от вампиров в самый разгар вечера и что пойду через
кладбище? Просчитывалось это элементарно, если иметь базовые данные или если вампиров
попросили придерживаться определенной линии поведения.
Могли ли предположить Темные, что я захочу спасти Оксану? Ну, это, собственно,
очевидно. Могли ли просчитать, что Оксана понравится Геше? Запросто. Ну а Гешу вполне
можно было подтолкнуть к поездке в Новочеркасск по нужной улице в нужное время, причем
так, что я этого не заметила. Хотя бы организовав выгодный заказ. И заклинания мои
обходить не надо.
Что получается? С моей помощью познакомили Оксану и Гешу? Но почему так
заковыристо? Какова моя роль в этом? Или кто-то все-таки хочет иметь влияние на меня –
через старого друга, через новую подругу? Оксана, вообще говоря, оказалась интересной
девушкой. Не брошу же я ее просто так? Да еще и после такого.
А Геша и Оксана уже подсели друг к другу и мурлыкали. Оксана перехватила мой
взгляд и подмигнула – выйдем на кухню. Там она с грустным выражением лица, не глядя мне
в глаза, тихо спросила:
– Алена, я совсем не пойму и вспомнить не могу – Геша твой друг? То есть мужчина? И
если да, зачем он меня под столом по коленке гладил? Я не хочу, чтобы он встал между
нами…
Я засмеялась.
– Тебе понравилось, как он гладил?
– Подумаю над этим, когда ты скажешь, что у тебя с ним. Пока не знаю.
Она, похоже, отвечала совершенно искренне!
– И все-таки?
– Он прикольный. Если, конечно, у тебя с ним ничего нет. А если есть – гадкий бабник.
Фу таким быть!
– Он не такой, – вновь засмеялась я. – Он хороший. И у нас с ним, кроме дружбы,
ничего нет.
– Правда?
– Правда. Вполне можешь принять его ухаживания.
– А стоит?
– Откуда я знаю? Тебе решать!
Мы вернулись в гостиную, и пир продолжился. Но жевать мы быстро устали. Геша от
виски «поплыл», Оксана спала на ходу… Устали, бедолаги. Я тоже несколько утомилась…
Однако как же нам разместиться на ночь? Отправить Гешу в машину? Негуманно. Холодно
там и жестко. Уступить им с Оксаной диванчик? Незачем поощрять разврат! Лечь вдвоем с
Оксаной на диванчик? Не поместимся… Да и не хочу я с ней лежать.
– Геша! Разложи мне кресло – и на коврик! – приказала я, когда увидела, что мой друг
заснул сидя.
– А? Что? Да! – выдохнул он.
– На какой коврик? – удивилась спросонья Оксана.
– Вот, под телевизором… Рядом с диванчиком.
– У меня надувной матрас есть. Можно постелить ему на кухне.
Геша помрачнел, я ехидно улыбнулась. Так тебе и надо! Ишь, увидел хорошенькую
девушку… Лучше просто помечтай о ней. Всем лучше будет. Особенно – мне. Немножко
подпитаюсь твоими эмоциями. И ее. С вас не убудет.
Кресло я починила сама, не дожидаясь Гешу, сварив лопнувший металлический каркас
кузнечным заклинанием. Я женщина деловая, я еще и не то умею. Повесила защитные
заклинания на окна и двери квартиры. И только после этого уснула. Надеюсь, ночью меня
никто не потревожит. Или у него будут серьезные проблемы!
Геша храпел на кухне. Оксана постанывала на диванчике. Подсознание ее четко
ощущало, каких опасностей она совсем недавно избежала. И подсознанию даже
несбывшиеся перспективы крайне не нравились. Подсознание пыталось достучаться до
сознания. Как умело. Поэтому Оксану мучили кошмары.

***

Разбудил меня трезвон коммуникатора. Недовольно засопел Геша, попыталась закрыть


голову пледом Оксана. С другой стороны из-под пледа показались розовые пятки – несколько
испачканные. На щиколотке девушки красовалась маленькая татуировка в виде ящерки.
Хорошо хоть маленькая и не на бедре или на плече. Я татуировки совсем не одобряла.
Коммуникатор продолжал названивать. Досадовать на звонившего не приходилось –
девять утра. Минута в минуту. По всем правилам хорошего тона можно набрать друга. Или
знакомого. Или делового партнера.
Я подтвердила прием вызова, хотя номер был незнакомый.
– Алена! Привет! Вартанян. Ты помнишь о сегодняшнем мероприятии? Будешь?
– Помню. Буду. Спасибо.
– Ждем в шесть. Не опаздывай.
Конечно, я забыла! А ведь торжественный весенний прием главы Ночного Дозора Юга
России планировался еще месяц назад. И приглашение я получила заранее.
Хорошо, что Вартанян вспомнил о том, какая я забывчивая. Но зачем я им? Неужели
Ночной Дозор перестал относиться к глубокому интернету с известной долей скепсиса?
Обычный интернет наши спецы мониторили уже давно – его значение и возможности
недооценить в современных условиях было трудно. Но я-то больше подвизалась в глубоком
интернете, то есть сегменте глобальной сети, доступной далеко не каждому. И читатели мои
в основном – Иные. Пусть и со всего мира. Зачем главе Ночного Дозора пиар на весь мир?
Или сам Вартанян захотел со мной повидаться? Вряд ли…
– Куда зовут? – спросила Оксана.
– На бал, – ответила я, не подумав.
– Меня с собой возьмешь?
– Не могу. У меня только один пригласительный. Может быть, в другой раз.
– И меня не возьмешь? – притворно расстроился Геша.
– Нет.
– Значит, мы с Оксаной сможем сходить куда-нибудь сами.
– Сможете, – усмехнулась я. – А сейчас отвези меня, пожалуйста, в сервис. Мне нужно
забрать свой автомобиль.
– И завтракать не будем?
– Потом позавтракаешь. Или поужинаешь.
– Хорошо, едем…
– Если хочешь, ты можешь вернуться на кофе, – предложила Геше Оксана. Их прямо-
таки тянуло друг к другу!

***

Геше не повезло. Вернуться на кофе, во всяком случае – сразу, ему не пришлось. Я


попросила, чтобы он подождал меня у ворот. И не ошиблась.
Моя машинка оказалась разобранной. Мастер сообщил, что в электронной начинке
мини-купера (или где-то еще, я плохо в этом разбираюсь) произошли какие-то плохие
изменения. Удивительно, как автомобиль добрался до мастерской своим ходом. И теперь
нужно заказывать микросхемы, за которыми специально поехал другой мастер.
Поведение мастера не вызвало у меня доверия. И я беззастенчиво просканировала его.
Да еще и развязала язык. Уважаю людей, стараюсь не применять заклинания без дела – но тут
речь шла о моем автомобиле! А я в нем провожу значительную часть своей жизни!
– Я-то думал по-легкому бабла срубить, – начал откровенничать мастер. – Машину тебе
любовник купил, ясно, он и на ремонт отстегнет. А сам разбираться не будет – денег дал, и
ладно. Но я бы много не взял – сказал бы, что динамо сгорело. Я женщинам всегда так
говорю, которые без понятия. С тебя три тысячи не убудет, а мне в самый раз. Протестировал
двигатель – туды его растуды, вообще ничего не понятно! Я из интернета все об этих
двигателях скачал, полночи сидел. Не получается три тысячи! А не сделаю – клиента
потеряю. Послал вот напарника. Будем делать. И сделаем! Пусть даже без навара.
– Смотри. Знаешь, что бывает, когда машину хорошо не сделают, – пригрозила я.
И ночные кошмары человека, который значительную часть рабочего дня проводил в
подвалах НКВД – а смотровая яма была частью подвала, – словно ожили наяву.
– Я сделаю! – истово заявил мастер. – Не расстреливайте меня прямо здесь! То есть
сейчас! Я пригожусь! Отработаю!
– Все будет хорошо.
Я коснулась сознания мастера, и он испуганно встрепенулся. Ошарашенно посмотрел
на меня.
– Чего я тут вам наболтал?
– На работу жаловались. Сказали, что мою машину починить трудно будет.
– Да. Трудно. Накинуть придется пару тысяч. Потянете? Но лучше вам нигде не
сделают!
– Если нужно будет, накину, – пообещала я.
И правда, не в убыток же слесарям работать?
Однако кто запустил «гремлина» в мою машинку? Причем «гремлина», который
обошел мои защитные заклятия и остался незамеченным? А может, и правда не было
никакого «гремлина»? Может, я ошиблась?
– Геша! Едем в Ростов!
Геша встрепенулся, отрываясь от планшета.
– Не починили?
– Нет.
– Так я и думал.
– Почему?
– Место какое-то… Подозрительное. И что тебя сюда понесло?
– Друзья рекомендовали.
– Кто?
– Не важно…
– Слушай лучше проверенных друзей! Поехали…
Фургончик Геши затарахтел, а я принялась внимательно изучать его мотор, тормозную
и рулевую систему в поисках враждебных заклятий, просматривать линии вероятности.
Вроде бы все чисто. Вроде бы в Ростове я окажусь вовремя. Успею принять ванну, сходить в
салон и сделать прическу. И платье новое купить… А на бал – на такси. Что тут такого?

***

Музыкальный театр сиял огнями и лучился радушием. Здания могут чувствовать


собравшихся в них людей, а уж люди и подавно ощущают, кто и зачем собрался в здании. У
тюрем силуэты серые, тусклые, хоть выкраси их в яркий цвет и укрась веселыми рисунками
– хотя кому такое придет в голову? Театры бывают всякими – но в основном, конечно, они
красивы, пусть даже и трагичны. Дворцы культуры порой весьма тоскливы – особенно если
им не повезло с директором и коллективом. Если сотрудники не любят друг друга и людей, то
и праздники получаются так себе. А вот здания оперетт, филармоний обычно искрятся
весельем – несмотря на интриги. Волшебная музыка перебивает все, подстраивает под себя
людей.
Ростовский музыкальный театр исключением не был. Здесь веселились, здесь
собирались по хорошим, праздничным поводам. Злодейств в недавно отстроенном здании не
случалось, а если сотрудники и плели какие-то интриги, то очернить общий фон они не
могли.
Проходившие мимо театра люди оборачивались и довольно улыбались. У них не было
билетов на «концерт», который, как они полагали, тут проходит, но они не сомневались, что
концерт хороший, и артисты хорошие, и зрители прекрасные… Возможно, когда-то попадут
на такой замечательный концерт и они. А что, может быть, и попадут. Чего только не
случается в жизни!
Публика внутри собралась приятная. Публика лучилась силой. В толпе не было злых
мыслей, не было зависти. Ну, разве что недоумение. «И почему я не надела зеленое платье?
Оно так эффектно смотрится на Леночке Бестужевой, а я ведь красивее ее и старше на
пятьдесят лет, значит, умнее и элегантнее». «Софья Самойловна в слишком короткой юбке
для своих двухсот двадцати. И, главное, может себе позволить. Но все равно грех тратить
столько энергии на себя». «Димочка, душенька, что ж ты нашел в этой курочке Алевтине?
Она же шире тебя в два раза, ты ее не поднимешь, когда до дела дойдет. Разве что
“домкратом” поддержать. А это заклинание к одушевленным предметам следует применять с
осторожностью. Не повредил бы девочке». Но никто не ненавидел Леночку, Софочку,
Алевтину и Диму. Зависть была белой, хоть порой и с ехидцей.
Вартанян заметил меня сразу, как только я вошла. Подошел с двумя бокалами
шампанского – крымского брюта, – широко улыбнулся, протянул мне один.
– Можешь не фотографировать. Мы наняли профессионала. Точнее, двух. Они люди и
не знают, что снимают, но тем лучше, верно? Любые снимки тебе будут предоставлены.
– Вы предлагаете мне вести себя непрофессионально, Давид Арсенович? – нахмурилась
я. – Пользоваться чужими снимками в нашем блогерском деле не стоит. Человек снимает то,
о чем пишет. Зачем ему общие планы? Хотя… Кое-какие снимки я, возможно, и посмотрю.
– Как знаешь. А фотоаппарат твой где? В сумочке?
– У каждого свои маленькие секреты.
Я шевельнула мизинцем на левой руке, и заколдованный серебряный цветок-«ромашка»
повернулся туда же, куда я смотрела, – а именно в лицо Вартаняну. Легкий щелчок был
слышен только мне. Вот и первый кадр – слегка недовольный и озабоченный помощник
главы Южного Дозора. Еще бы! Столько гостей, столько дел! И у каждого гостя – свои
капризы.
– Отдыхай, ни в чем себе не отказывай. Особенно рекомендую манго и клубнику из
Израиля – только с самолета. Друг Константина прислал специально к сегодняшнему
мероприятию.
Я слегка напряглась. Нет, клубнику я очень люблю и манго иногда ем. А свежие фрукты
со Святой земли сейчас вообще в тему – у нас-то едва первая зелень появилась. Но столь
частое обращение к теме Израиля заставляет насторожиться человека с опытом. Вчера Геша
купил в магазине хумус. Теперь вот фрукты… Знак?
– Аленушка!
Сзади неслышно подкрался Моисей Давидович Абрагам – очень славный дедок,
выглядевший лет на пятьдесят. Почему он не сделал себя моложе? Третий уровень вполне
позволял… Не знаю. Наверное, ему так комфортнее. Или солиднее. Или незаметнее…
Увидев Моисея Давыдовича, я испугалась еще больше и явственно вздрогнула.
Щелкнул затвор в цветочном объективе. Конечно, страшного в Абрагаме было мало, если не
сказать – ничего. Но столь явственное вторжение в мою жизнь еврейских знаков наверняка
что-то значило! Но что?
Абрагам сразу понял, что напугал меня. Спросил коротко:
– Поделишься проблемами?
– Не сейчас, если вы не против.
– Конечно, о чем речь. Отдыхай. Всегда рад тебя видеть.
По-моему, он слегка обиделся. Но что я могу сделать? Абрагам явно ко мне
неравнодушен, но я, увы, равнодушна к нему. Он понимает. И никогда не переходит границу.
Что я, несомненно, очень ценю.
На втором этаже, где и шла основная тусовка, играл самодеятельный струнный оркестр.
Профессор консерватории Иван Сергеевич Зыбин по такому случаю привез в консерваторию
свой любимый клавесин. Как Иной шестого уровня, не обделенный слухом и тягой к
прекрасному, Иван Сергеевич мог достигнуть небывалых высот в музыке. Но Договор,
личные принципы… Поэтому он учил музыке студентов и в свободное время играл для себя.
И для нас.
Звучал клавесин чудесно, волшебно, чарующе. И это не преувеличение! Три скрипача –
тоже Иные-любители – до уровня Зыбина не дотягивали, но тоже выступали недурно. Любой
дирижер самодеятельного и даже профессионального оркестра взял бы их к себе не
задумываясь. Но Дима работал заведующим складом, а Артур – водителем такси. В Дозорах
они служить отказались, зарабатывали деньги человеческими профессиями. А силу
использовали весьма своеобразно – копили на будущее. У каждого свои причуды. Третий
скрипач, Константин, был главой Южно-Российского Дозора. По-моему, он играл хуже всех.
Или я относилась к нему предвзято и ожидала от мага второго уровня чего-то необычного?
Скорее всего!
Большинство собравшихся в холле, танцующих, болтающих, жующих и выпивающих,
были дозорными. Все-таки вольный маг если и не редкость, то не правило. Один молодой
человек с бокалом шампанского стоял около окна и смотрел на Большую Садовую. В нем
дозорный тоже угадывался – по взгляду, по позе… Но я его не знала. Гость, наверное?
Молодой человек перехватил мой взгляд и сразу сделал шаг навстречу. Улыбнулся.
Тепло улыбнулся…
Симпатичный в общем-то парень. Только глядел больно уж заинтересованно и немного
грустно. Мы, женщины, этого не любим. Точнее, любим, но не ценим. Или понимаем
слишком много. Вот я себя сразу на рояле представила. А это совсем неприлично, когда дама
моего статуса и возраста (чего уж греха таить, у нас возраст – достоинство, а не недостаток)
на рояле. Пусть и с таким симпатичным Светлым. Из какой-то горной республики…
– Руслан, – представился молодой человек.
Пятый уровень, возраст – около двадцати пяти… По ауре этого не определишь, конечно,
но по другим признакам – вполне. Не наигрался еще мальчик, хотя инициирован давно, еще в
детстве. Умеет многое, наверное. И, пожалуй, несколько зануден и тосклив. Несмотря на
мечты о рояле… Хотя, может быть, я вовсе не заглянула в его мысли, а сочинила? Может
быть и такое…
– Алена, – мило улыбнулась я. – Издалека?
– Махачкала. Но работаю по всему Кавказу.
Дозорный. Герой. Скука!
– Никогда не была в Махачкале. Но всегда хотела посмотреть на Каспийское море. Оно
того стоит?
– Конечно! Приезжайте! – с энтузиазмом воскликнул Светлый.
– Вот так сразу – и приезжайте? А если приеду?
– Буду рад!
Что ж, может, и будет. Кто его знает?
Я позволила отвести себя к буфету и напоить шампанским, потом угостилась
клубникой. Руслан рассказывал мне о Махачкале и о том, как недавно ловили хитрющую
старую ешап, которая помнила присоединение Кавказа к России. Помнить-то помнила, но о
Договоре напрочь забыла… Или решила всех перехитрить. Но ведьму все-таки удалось
поднять со дна морского, куда она опустилась в воздушном коконе – спать. Будить не стали –
сдали в спецхран. На развоплощение ее преступления не тянули, а Ночной Дозор против
излишней жестокости в жестоком мире.
Вообще Руслан был занятный, только излишне печальный. Будто произошло недавно в
его жизни какое-то мрачное событие. Я не стала расспрашивать – мало ли мне своих
проблем? Да и зачем бередить чужие раны?
Когда мы вышли на балкон, с которого открывался прекрасный вид на вечернюю
Большую Садовую, на памятник императрице Елизавете Петровне, недавно отстроенную
часовню и старую кондитерскую на углу, он повесил над нами термонакидку, да еще и с
ароматом тропических цветов или бакинских роз – я не слишком хорошо в этом разбиралась.
Он пытался меня смешить, хотя не слишком веселился сам. С интересом слушал о местных
сплетнях. И не пытался трогать меня руками, что я очень ценила. Но он явно за мной
ухаживал. Явно! Даже пытался обольстить. И я чувствовала, что начинаю поддаваться. Мне
нужно было расслабиться! И шампанское – вовсе не тот релаксант, который мне требовался,
не говоря уже о клубнике.
– Покажешь мне город? – честно и открыто улыбаясь, попросил Руслан. – Посидим где-
нибудь среди людей. Поглазеем. Послушаем. Здесь интересно и празднично, но мы уже
выполнили обязательную программу, верно? Или тебе нужно узнать какие-то новости?
Елки-палки! Болтая с симпатичным дозорным из Махачкалы, я совсем забыла о том,
что Иные захотят прочесть в моем блоге о ростовском бале. Посмотреть фотографии,
которые я практически перестала делать. Клубника и шампанское не в счет. Равно как и мои
прежние собеседники…
Что ж, Руслан… Ты сам напросился.
Я не ответила на вопрос прямо, зато начала снимать своего ухажера в самых разных
позах. Выберу самые удачные, не думайте. Сексуальные. Манящие. Соблазнительные. Благо
глазки Руслан строил на загляденье.
Девчонкам-читательницам понравится, и парню реклама. После такого фотосета в
обычном интернете Геша трех подружек за неделю сменил. Да-да, были и у него светлые
деньки. Потом ему, правда, забыть об этом пришлось – очень уж приставал, еще хотел. А я не
могу регулярно о Геше писать, хуже будет. И мне, и ему, и читателям. Всем!
Что касается героя… Мне сейчас нужна холодная голова. И сердце. И руки. Все
холодное. Будто бы я – Снежная королева…
После очередного бокала шампанского я позволила Руслану себя поцеловать. В щечку.
Невзначай. За удачно рассказанный анекдот про удавов. Анекдот, правда, лучше
воспринимается на бумаге, чем на слух, но я часто воспринимаю произносимый текст как
написанный и про удавов поняла сразу.
Чтобы вы не мучились, что за анекдот, и не искали его в сети, расскажу.
Мужчина после удачного корпоратива садится в такси. Таксист спрашивает:
– Куда вам?
Мужчина задумчиво отвечает:
– К удавам не хочу.
Таксист произносит как можно четче, разделяя слова:
– Куда вам надо?
– Ну, надо, так надо, – покорно соглашается мужчина. – Поехали к удавам…
Набранный на планшете и сброшенный в блог анекдот поймал тридцать лайков за пять
минут. Конечно, не только анекдот важен, но и подготовленная благожелательная аудитория.
И все-таки тридцать лайков – показатель.
– Может, и мы – к удавам? – спросил Руслан. – У вас здесь есть цирк. Я видел афишу на
Буденновском проспекте. С удавами… Можно посмотреть! Вы были ночью в цирке?
Ребенок! Совсем еще мальчик. За ведьмами гоняется, а хочет в цирк – посмотреть на
змей и слонов, проскользнув мимо сторожа. Такого обижать грешно…
– Подожди, мне надо припудрить носик. – Я чмокнула Руслана в щечку и отправилась
на первый этаж.
Нет, не буду выкладывать репортаж о симпатичном мальчике. Девочки обойдутся
клубникой и шампанским, а также живым оркестром. А я сегодня останусь без приключений.
Пора спать. Пора отдохнуть… И нечего связываться с парнем, который не нравится мне до
умопомрачения, и разбивать ему сердце. Я имею полное право проявить холодность и
равнодушие! Да что там, я просто обязана это сделать!
Выходя из музыкального театра, я оставила на гранитном полу специально созданную
для такого случая эфемерную хрустальную туфельку, которая растает через несколько часов.
Каждому искренне беспокоящемуся за меня другу туфелька говорила: «У вашей Золушки все
хорошо. Но она боялась, что ее карета превратится в тыкву, а крысы разбегутся. Спасибо за
все и всего хорошего!»
На улице я вышла к дороге и подняла руку – такси остановилось сразу.
– На Западный, – попросила я, усаживаясь на заднее сиденье.

***

В такси я слегка придремнула. В половину сна, слушая, как проносятся мимо


автомобили, из-под полусомкнутых ресниц наблюдая за мелькающими за окном тенями.
Впрочем, на проспекте Стачки уснуть было тяжело. То и дело водитель тормозил, кого-то
обгонял, кого-то пропускал… Даже ночью движение здесь было интенсивным.
На перекрестке улицы Зорге и проспекта Стачки я проснулась. И слишком поздно
отреагировала на то, что водитель поехал прямо.
– На Коммунистический! Еще раньше надо было повернуть.
– Вы не сказали, – смущенно ответил водитель. Он притормозил, сзади начали
сигналить, пришлось ехать вперед. – Сейчас развернемся. Или по Малиновского можно
вернуться?
– Можно и вернуться… Двадцать седьмой дом.
Через двойную сплошную водитель не поедет, а объезжать теперь и правда далеко. Хоть
через Малиновского, хоть поворачивая направо.
Но долго кататься на такси мне ночью было не суждено. Грохнуло, защелкало,
зашипело.
– Колесо пробил, – чуть не плача, заявил водитель. – Ну что ты будешь делать? Я сейчас
вызову вам подменную машину. У меня и запаски, как назло, нет…
– Не надо машины. Пешком дойду, – ответила я.
И в самом деле, как мне сразу не пришло в голову пройтись под звездами, вместо того
чтобы объезжать несколько километров на машине?
Я сунула водителю крупную купюру, покачала головой, когда он начал говорить, что у
него нет сдачи, а потом отказалась брать деньги обратно. Ему они нужнее.
На улице дул прохладный ветерок. Место, в котором мы остановились, было не то
чтобы глухим, но безлюдным. По проспекту неслись автомобили, но на пустыре в
студенческом городке справа не было, естественно, никого, а с другой стороны проспекта
темнели деревья парка Плевен, в котором гуляющие по ночам тоже редки.
– Куда вы пойдете одна в такое время? – спросил водитель, высовываясь из окна. –
Подождите, минут через десять машина подъедет.
– Через десять минут я дома буду, – усмехнулась я. – Что со мной случится?
– Ночь, темно, красивая девушка одна на улице…
– Не беспокойтесь, не съедят меня волки.
На перекрестке загорелся красный, и я побежала через проспект, к парку. Сбитой
машиной мне сегодня быть не суждено, поэтому дожидаться нужного сигнала было не
обязательно и бежать тоже. Но надо и о людях подумать. Какой-то водитель из-за меня
разбиться может – вероятности линий их судьбы я не просматривала!
Каштаны распускались, на клумбах зеленели тюльпаны. Казалось, что было слышно,
как они растут, раздвигают землю, наполняются соками… Люблю тюльпаны! И розы люблю.
И сирень. А жасмин… Как я люблю жасмин! Скоро зацветет.
Я оглянулась на водителя такси – он приподнял машину на домкрате и откручивал
колесо. Бедняга! Как противно таким заниматься! Но сам виноват – аккуратнее нужно ездить.
И я виновата – не сказала ему, что нужно поворачивать. Повернул бы – не съехал на обочину,
не поймал бы гвоздь. А почему я ему не сказала? Я рассмеялась, поняв истинную причину.
Светлая волшебница, живущая на Коммунистическом проспекте, – это действительно
забавно. Если я говорю кому-то из Иных адрес, они, как правило, не верят. Думают, шучу.
Вот я и стараюсь лишний раз свой адрес не произносить. Своего рода привычка.
Услышав мой смех, шарахнулась в сторону молодая парочка, бегущая к остановке по
темной аллейке. Им было страшно. Почему? Почувствовали энергетику старого кладбища, на
месте которого разбит парк? По большому счету, ничего страшного в нем не было. Разве что
пошаливали привидения в музее рядом с главной аллеей. Но где привидений нет? А в
остальном – милый парк, мне нравилось здесь гулять, когда было время. Особенно днем.
Если бы еще и не вой… Вой?
Я остановилась. В парке кто-то подвывал. Тихо, но призывно. А кто-то ему отвечал. И
не один! И это были не собаки. И уж конечно, не волки! Какие волки в парке среди
многоэтажек практически в центре Западного жилого массива? Тогда кто это был?
Вопрос риторический. Или люди, или оборотни. Но людям выть в парке на разные
голоса незачем. Значит, оборотни… А ведь у нас был такой спокойный район!
Ночной Дозор сюда выезжал редко. Знали, что тут живу я и со своего девятого этажа
присматриваю за окрестностями. Если что – сообщу или решу проблему сама. Сейчас,
похоже, нужно решать самой.
Нельзя побыть слабой женщиной ни дня! Какие боевые заклинания у меня в арсенале?
Какие наиболее эффективны против оборотней? Файерболы? Пожалуй. И жилья поблизости
нет. Но файерболом оборотня не поймаешь. А сеть я набрасываю плохо. Совсем плохо. И
убивать никого не хочу.
Фонари моргнули и погасли. В глубине парка закричала девушка. Раздался дробный
стук каблуков.
Под каштанами, став лапами на клумбу с тюльпанами, возник, словно из ниоткуда, и
замер крупный дымчатый волк. Глаза его горели зеленым огнем, на шее болтался амулет.
– Собачка, – тихо сказала я ему. – Ты что здесь делаешь, собачка?
Шевельнула пальцем. «Ромашка» повернулась в сторону волка и щелкнула, запечатлев
его для истории. Оборотень тяжело взглянул на меня и зарычал. Юмора он, похоже, не
оценил.
Рядом возникла вторая тень, поменьше, но вполне грозная. Кажется, самочка. Люблю
собак, но в оборотнях разбираюсь так себе… Скорее, на интуитивном уровне. Я щелкнула
затвором мини-фотоаппарата еще раз. Хотя, если сожрут меня, сожрут и «ромашку». Некому
будет смотреть снимки.
И еще одна тень – меньше вожака, больше самки. Немного неуклюжая. Подросток?
– Вы кто такие? – грозно спросила я. – Что вам надо?
Оборотни не стали разговаривать. Вожак молча бросился на меня. Стремительно,
агрессивно, уверенно. Теперь было не до фотографий.
Я едва успела швырнуть в него файербол. Файербол вопреки моим ожиданиям не
подпалил оборотню шкуру, а отразился, только сбив его с направления. Поэтому зубы
дымчатого волка не сомкнулись на моем горле, а щелкнули рядом с головой. Он ударил меня
в плечо и сбил на землю. И я даже испугаться не успела.
Быть загрызенной семейкой оборотней в парке около своего дома без веских на то
причин – не слишком подходящий конец для Светлой волшебницы. Пусть и не слишком
могучей, но знающей себе цену… А младшие оборотни уже летели ко мне, чтобы вцепиться
в руки, ноги, пока вожак будет рвать горло. Ах вы, мерзкие твари!
Я так разозлилась, что «веялка» получилась у меня выше всяких похвал. Оборотня-
вожака отшвырнуло прочь, молодежь резко изменила траектории движения – теперь они
летели не ко мне, а от меня, пытаясь вцепиться лапами в воздух. Как бы не так!
Вожака приложило о ствол каштана, самка покатилась по земле, жалобно скуля, и
только подростку удалось вскочить на лапы. Он сразу ощерился и зарычал. Но теперь я не
собиралась никого щадить. Еще один файербол, помощнее прежнего, отправился в
оскаленную пасть. И отразился, разбрызгивая искры, разбился об асфальт и потух.
Я активировала «вилы». Боевое заклятие, которому учил меня Арсений Петрович, мой
первый наставник и большой оригинал. Имея крестьянские корни, Арсений Петрович
выучился на инженера и только потом был инициирован. Прошел индустриализацию, воевал
с коллективизацией – насколько это было возможно в те годы… «Вилами» он учил нас
ворошить самые настоящие стога, чтобы овладеть заклинанием как следует. Занятие сложное
и казавшееся мне бесполезным. Но здесь «вилы» могли пригодиться.
Я активировала три линии силы – мощные потоки по узким каналам пробивали плоть,
доспехи и практически все, что становилось у них на пути, даже лучше клинка. Направила в
вожака. И рассекла ему плечо одной из «игл».
Тот завыл, амулет вспыхнул красным, и мои «вилы» едва не вернулись ко мне. Хорошо,
что я успела поставить Сферу Отрицания.
Пресс. Пресс. Еще раз Пресс… Оборотня прижало к земле, из ушей полилась густая
темная кровь. Молодой волк ринулся ко мне. Получил Прессом по морде. Подвернул при
падении лапу… Самка затаилась в кустах и наблюдала.
Вожак, на которого я перестала давить, бросился прочь. Силуэт его размывался, будто
бы он хотел трансформироваться в человека. Наверное, так подействовало на него
«прессование».
– Уходим! – прорычал он.
Оборотни не заставили себя ждать. Рванулись прочь, вырывая когтями куски асфальта.
– Мы еще вернемся! – с безопасного расстояния прорычал оборотень. – Ты умрешь.
В голосе зверя не было угрозы. Просто констатация факта.
Я присела на бордюр, ограждающий клумбу, хотя до скамейки было три шага. Мне
стало реально плохо. Сил почти не осталось. Если бы твари продолжили атаку, я бы не
сдержала ее. Хорошо, что они решили отступить!
«А ведь ты кому-то сильно насолила, милочка! – сообщил мне внутренний голос. – Как
думаешь, кому?»
– Не знаю, – ответила я.
В аллее послышались шаги. По парку шагал молодой человек в кожаной куртке и
джинсах. В заднем кармане – складной нож с фиксатором. Мысли – светлые. Аура – обычная.
Не Иной.
– Девушка, что-то случилось? Вам помочь? – спросил он, заметив меня.
Я шевельнула пальцем, фотографируя незнакомца. Так, для истории. Если захочу кому-
то рассказать о сегодняшней ночи. Или если захочу вспомнить ее сама.
– Все в порядке… Я подвернула ногу и упала.
– Проводить вас до дома? Или посадить в такси?
– Проводите, – разрешила я.
Если что-то пойдет не так, я его просто съем. Хотя мне по статусу не положено, но
иногда можно…
Но все пошло нормально.

***

Проснулась я приятно – от солнечного луча, падающего на щеку. Было тепло, мягко и


уютно. На девятом этаже, в защищенной квартире, защищенной спальне, защищенной
кровати. Сюда и комар не подлетит, и оборотень не пролезет. А энергия… Энергия почти
восстановилась – не зря же у меня канал подпитки от кинотеатра «Плевен» подвешен. С
утреннего сеанса неплохо капнуло. Плюс аттракционы, плюс супермаркет с его скидочной
программой. Удивительно, как люди радуются скидкам! Искренне, по-детски. Некоторые,
правда, при этом жадность проявляют, но жадность я отсекаю. Да и не та это жадность, когда
у соседа по коммуналке вишни из компота воруют. Скидочная жадность сродни экономии, а
экономия – проявление разума и сдержанности. Так что на распродажах Темным ловить
нечего – если только красотки из-за нарядов не дерутся.
Я потянулась, приподнялась, выпила минеральной воды – кожа должна сиять,
морщинки – разглаживаться, и совсем не обязательно прибегать для этого к заклинаниям.
Вода приятно булькала во всегда сохраняющей прохладу зачарованной бутылочке и щекотала
горло. Хорошо! Но оборотни! И черные мессы. И «гремлин» в двигателе… Не многовато ли
для двух дней?
Что-то произошло в то время, когда меня не было. Кому-то я успела насолить. Но кому?
И как?
Над этим надо было поразмыслить.
Я побрела в ванную, размышляя. Почистила зубы, напряженно думая. Приняла душ,
перебирая варианты. Вытерлась, отсекая нелепые версии. Высушила волосы феном, отсеивая
откровенно бредовые предположения.
Когда я привела себя в порядок, мысли мои также были в полном порядке. И я знала
только то, что ничего не знаю! Все те, кого я могла задеть своей писаниной в блогах, вряд ли
стали бы устраивать на меня охоту, да еще и с оборотнями. Ограничились бы мелкой
пакостью вроде «гремлина» в двигателе. А кроме блогов… По сути, я ни с кем не
враждовала. Не участвовала в противостоянии Дозоров. Многие Темные мне даже
симпатизировали, как и я им. Живи сам и давай жить другим, что еще? Но, возможно, что-то
должно было случиться? И меня «просчитали»?
В таком случае мне могла помочь Агафья – моя древняя знакомая из Старочеркасска.
Дело не в том, что я давно знала Агафью… Лет пять, может быть, семь. Но вот сама Агафья
повидала на этом свете всякого. Светлая целительница, ворожея, гадалка… Сама она
называла себя белой ведьмой, хотя мне слово «ведьма» в применении к Светлым не особенно
нравится.
Агафья могла мне помочь – она видела будущее. Личное будущее. Так ясно, что
большинство Иных ее просто боялись. Я – не боялась. Просто старалась не задавать лишних
вопросов и не встречаться без надобности. Но сейчас надобность, похоже, появилась.
Телефона у Агафьи не было – а если и был, то номера она никому не давала. По
блюдечку с яблочком ее вызвать можно, но вдруг что-то пойдет не так? Она могла и
обидеться. А я бы не хотела, чтобы Агафья на меня обижалась. Несмотря на то что плохого
она ни человеку, ни Иному никогда не сделает. Но она и хорошее может сделать так, что рада
не будешь. Нет уж, придется ехать.
Я взяла мобильник и отыскала в записной книжке знакомый номер.
– Геша! Привет! Как у тебя дела с Оксаной? Нет, спасибо за знакомство с такой
девушкой – мало. Отвези-ка меня в Новочеркасск. Есть время? Я без машины совсем не
могу… Вот отвезешь – и освободишься… На время.
Оделась я практично – в блузку и джинсы. Скинула со своей серебряной «ромашки»
фотографии на домашний компьютер, пристегнула «ромашку» на блузку. Мало ли. Взяла
коммуникатор. Включила музыку. Из колонок зазвучал голос Мики:

I had a dream last night I slept with someone else


Does that mean that I cheated on you?
It was amazing and I couldn't stop myself
Could it be that I really want to?
Well if the things we feel count more than what we do
Guess what lover, I'm leaving you

Слова песни были весьма символичными… Я только сейчас задумалась о том, какой
ориентации был Мика. Прежде я как-то не вслушивалась в слова его песен – голос
очаровывал. А тут загадала и прислушалась к тексту. Что могла значить для меня песня о том,
что ему приснилось, что он «переспал с другим», я даже не представляла…

***

Механики из мастерских НКВД справились с моим автомобилем и с «гремлином»


в двигателе, изгнав его без помощи магии, одними командами бортовому компьютеру!
Причем не потребовали денег больше, чем обещали. Я им сама доплатила и купила женам по
коробке хороших конфет. Ремонтники такому подарку не слишком обрадовались – им бы
больше по душе пришелся литр какого-нибудь вкусного спиртного напитка. Но не могу же я
спаивать своих мастеров? Да и вообще я Светлая волшебница, а не какая-нибудь ведьма, так
что пусть жены радуются, и мастера радуются. Если жены им на радостях вечером нальют, то
это будет уже сугубо их личное семейное дело.
А вот по Новочеркасску, разыскивая прямую дорогу на Аксай, пришлось поплутать.
Навигатор я оставила дома, в планшете функция навигатора, естественно, имелась, но вы
когда-нибудь пробовали ездить, сверяясь с картой планшета или телефона? И не пробуйте!
Дороже обойдется.
Дорога из Новочеркасска в Аксай, идущая параллельно трассе «Дон», оказалась такой
мило-пасторальной, что мне даже не захотелось с нее уезжать. Потрескавшийся асфальт,
кусты вдоль дороги, заливные луга, совсем мало машин. Проезжая здесь, степями и
станицами, я получала настоящее физическое удовольствие. Мне все больше становилось
понятно, почему Агафья живет в крохотном Старочеркасске. Она ценит покой, которого здесь
предостаточно. Может быть, лет через сто и я стану его ценить, а пока буду просто
любоваться. Жизнь в деревне – не для меня. Хотя о Старочеркасске так говорить явно не
стоит! Бывшая столица Области войска Донского, не какая-нибудь захудалая станица.
После приятной провинциальной дороги я немного потрусилась на кочках в промзоне
провинциального Аксая, но быстро повернула на Старочеркасск. Мост через железную
дорогу, заливные луга, поля, мост через реку. Ах, какая милая речушка! Так и хочется
остановиться и любоваться ею! Но мне, к сожалению, нужно было ехать вперед. Мимо
«Старочеркасской ривьеры», мимо поля для гольфа… Я включила радио. Стоило ли
удивляться, что там, как и утром в моем коммуникаторе, распевал Мика?

Cause it's all in the hands of a bitter, bitter man


Say goodbye
To the world you thought you lived in
Take a bow
Play the part of a lonely, lonely heart
Say goodbye
To the world you thought you lived in
To the world you thought you lived in.

Весь мир в руках жестокого человека, и мое сердце должно сказать ему «прощай». Так
считал Мика. Я не была с ним согласна. За мир идет борьба, а жестоких людей нужно
ограничивать в их жестокости…
Появились на горизонте купола соборов, стали видны зеленеющие сады, маленькие
домики…
Агафья жила неподалеку от въезда в станицу, на улице Гагарина. Жила широко. В том
смысле, что усадьба ее занимала соток тридцать. Был у нее небольшой лужок с травками, рос
прекрасный сад, были теплицы с овощами, омшаники с грибами, ульи с пчелами… Кто ей
помогал по хозяйству? Не знаю. Сама она столько земли обрабатывать не могла, но
работников я у нее никогда не видела. А местные жители вряд ли видели Агафью, потому что
ей это было ни к чему.
Хозяйство Агафьи окружала мощная «сфера невнимания». Каждому жителю
Старочеркасска казалось, что по улице Гагарина за добротным металлическим забором стоит
то ли склад, то ли хозяйственный двор, то ли животноводческая ферма… Стоит да стоит,
никому не мешает, и лезть туда не надо, и обсуждать этот объект с кем-то и даже упоминать.
Зачем вообще о нем думать? Навозом из-за забора не пахнет, двигатели не шумят, а
поживиться там нечем. Ерунда всякая за забором.
У меня и самой возникли подобные мысли, когда я наконец добралась до хозяйства
Агафьи. Они проецировались в невнятное бормотание внутреннего голоса: «И зачем мы сюда
приехали?» В самом деле, зачем?
Я притормозила перед воротами, которые были «утоплены» в заборе таким образом,
что машина оказывалась в коридорчике-«предбаннике». Из машины выходить не стала,
охранная система знала меня и мою машину. Не выключая двигатель, произнесла кодовую
фразу: «Я Светлая и пришла со Светом». Потом потянулась к воротам и надавила на них –
сами они не открылись бы, даже когда защелка отодвинулась после кодовой фразы.
Парковка у Агафьи была вполне современная: выложенная плиткой, с металлическими
столбиками по периметру, чтобы никто не въехал на клумбы, машин на шесть. Помимо
парковочных мест в углу имелась коновязь – Агафья объяснила мне, сама бы я, конечно, не
догадалась, что это за сооружение. Видно, кое-кто приезжал к ней верхом, по старой памяти.
Или Агафья на это надеялась… Коновязь была новая, из свежего дерева, поставлена или
обновлена не больше пяти лет назад.
Машин на стоянке не оказалось. Лошадей у коновязи тоже. Старушка одна, что не
может не радовать – можно поговорить спокойно.
Я вышла из машины и направилась в дом. Стучать не нужно, ворота давно
предупредили Агафью о том, кто пришел. Если она не предвидела мой визит еще раньше.
Вокруг дорожки цвели маки, хотя для них был еще явно не сезон. Но чего только не
увидишь в саду у ведьмы! Не удивлюсь, если у нее и яблоки поспели. Это современные
ведьмы могут купить в супермаркете наливное яблочко из Аргентины, да и ворожить с ним
как ни в чем не бывало, а у Агафьи всегда свой запас в погребе, да закрытое заклятием
деревце, да зачарованная кадушка.
Я наклонилась, понюхала мак. Рвать не стала, конечно, – нельзя самоуправствовать в
чужом огороде. Оно и нюхать не стоило бы, но почему-то захотелось, очень сильно.
Дорожка проходила под кованой металлической арочкой – по-моему, из чистого
серебра. Пройти под ней тоже мог далеко не всякий. А помимо дорожек по огороду ходить
вообще не стоило. Береглась Агафья, сильно береглась…
Вот и поворот за дом, вот и резное крыльцо, и вход…
Я замерла. Дверь была распахнута. Точнее, мне так только показалось сначала. Двери
не было! Петли вырваны с корнем, щепы от двери, кажется, лежали в коридоре…
Мгновенно, рефлекторно я выставила вокруг себя всю защиту, которая только имелась.
«Щиты», «сферы», «занавеси»… Закрутила на пальцах внушительных размеров файербол.
Да только разве здесь файербол поможет? Ай-ай-ай!
Если кто-то смог вынести дверь Агафье, меня он просто раздавит. Со всеми «щитами»,
фаейрболами и «клинками», которые никогда у меня особенно не получались. Да и вообще,
если он здесь, он меня сразу заметит… Заметил? Вряд ли заметил. Выходит, его здесь нет.
Или он ждет чего-то.
Удара не последовало. Движения вокруг не ощущалось. Я шагнула в Сумрак, невольно
опасаясь того, что увижу. Дом Агафьи стал еще внушительнее. Мощные каменные стены,
зарешеченные окна – и выбитая вместе с кусками стены дверь…
Нечего шастать по Сумраку, когда толку от этого никакого. Я вернулась в реальность,
еще раз осмотрелась по сторонам. Заметила, что метрах в пятидесяти от дома прекрасный
металлический забор Агафьи проломлен. Или, скорее, прорезан. И кусты рядом с ним
срублены, а упавшие ветви с почками еще не успели увянуть…
Самое разумное сейчас было вызвать Ночной Дозор, а самой делать ноги. Но я пришла
сюда для того, чтобы узнать, от чего и куда мне нужно делать ноги. Может быть, стоит все же
осмотреться?
Благоразумность во мне отчаянно пищала, но безрассудство упорно тянуло меня в
черный проем выбитой двери. И я пошла. Безрассудство сильнее, что поделать?
Стены узкого коридорчика были обуглены и закопчены. Полагаю, здесь сработала еще
одна ловушка Агафьи. Испепелила ли она незваного гостя? Очень сомневаюсь.
Горница. Связка лука валялась на полу, пучок трав под потолком сгорел дотла – но от
него ничего не занялось, противопожарная система у Агафьи – любой государственный
пожарный надзор позавидует, хоть ничего и не поймет.
Журнальный столик был рассечен надвое. В древности сказали бы – гигантским
дамасским клинком, нынешние наблюдатели – лазерным лучом. Но я-то знаю, что это
сумрачный меч. Характерная едва заметная слизь на краях стола выдает отдачу безотказного
заклинания, разрывающего межмолекулярные связи. А в целом в горнице почти порядок.
Здесь не боролись, только сделали пару магических выпадов.
Я шагнула в кабинет Агафьи и ахнула. Обуглено почти все, деревянная мебель не
разбита и не сожжена, а словно бы помята, как пластилиновая. Жутковатое зрелище. Искры
силы догорали в уголках. То ли мощь, которая выплеснулась здесь, превосходила все, что я
видела прежде, то ли бой произошел совсем недавно.
Но и в кабинете никого не было. Только пахло нехорошо, и вообще было нехорошо. Я
пошла дальше – в спальню.
Спальня была не тронута, а на кровати сидел кто-то маленький и мохнатый. Я вновь
подняла «щит», приготовилась атаковать… Сидевшее на кровати существо повернуло ко мне
заплаканную мордочку. Похоже оно было на девочку, только лицо в шерсти. На голове
шерсть густая, кудрявая и длинная, и уши большие, но не вытянутые, а словно бы круглые.
– Ты кто? – спросила я.
– Шиша.
– Какая еще Шиша?
– Агафье я помогала, тетя Алена, – отозвалась девочка. Или все-таки не девочка? В тети
меня произвела…
– Ты меня помнишь?
– Да. Ты к Агафье три раза приезжала.
Три раза за последние пять лет приезжала, верно. Еще до этого тоже была в гостях, но,
можно сказать, мельком и в саду. Друг меня с собой брал, который с Агафьей познакомил.
– Где Агафья?
– Нет ее. Совсем нет.
Шиша расплакалась тонко и жалобно.
– Куда она делась?
– Не знаю.
– Что у вас случилось?
– Не знаю. Я в подполе сидела, когда загремело…
– Почему в подполе сидела?
– Там уютнее…
Я начала думать. Конечно, Шиша – никакая не девочка. Но кто? Нечисть у себя в доме
Агафья не потерпела бы. Но сильно эта Шиша на нечисть похожа!
– Да кто ты такая, Шиша? – напрямую спросила я.
– Шишимора я. Добрая, – ответила Шиша. – Меня Агафья доброй сделала. Я ей по
хозяйству помогать стала. Хорошо помогала. Все грядки выполю, корову подою, шерсть
спряду, воду вскипячу. Агафья довольна была!
Ай да белая ведьма! Перековала нечисть-проказницу, вредительницу. И не показывала
никому. Но это сейчас не важно. Важно то, что случилось, и где все-таки Агафья.
– Кто приходил? Что приносил? – спросила я. – Или без спросу явился?
– Не знаю, – шмыгнула носом Шиша. – Нет больше Агафьи. Тетя, возьми меня с собой.
Я по хозяйству – что хочешь. Корову доить, стирать, мести, в огороде, за пчелами даже…
– Нет у меня коровы, – вздохнула я.
– Купим! Я знаю, где купить! Агафья как раз собиралась…
Я представила корову, которая высовывает голову с моего балкона и будит мычанием
соседей, и загрустила. Все неправильно. Корова, шишига, Агафья… Не может быть, чтобы
ведьма погибла. Но она была хозяйкой шишиги, а такие существа не ошибаются, знают, когда
хозяйка пропадает. И если Шиша ко мне просится – не от хорошей жизни.
Взять ее с собой? Как Дозор отреагирует на «добрую шишигу» – большой вопрос.
Могут ее и в расход пустить. Или Темным выдать, по принадлежности, а те в расход, потому
как она добрая. Словом, не нужно, чтобы ее кто-то видел. Совсем не нужно.
– Иди, в машину садись, – приказала я Шише. – Знаешь, что такое машина?
– Знаю. – Глаза шишиги загорелись. – Только не ездила никогда. У Агафьи не было.
– Сзади сядь. И ремнем пристегнись. Сумеешь?
– Я видела, как пристегиваются.
Шиша выскользнула из спальни.
Я еще раз осмотрелась. Наверняка под кроватью Арины имелся вход в подвал, полный
сокровищ – магических, культурных, да и самых тривиальных, серебряно-золотых… Пожив
пару сотен лет, невольно накопишь разного. Но желание взглянуть на чужие тайны было
очень слабым. Остаточным. Мы, Светлые, хотя и любим совать нос в чужие дела, делаем это
не для себя, а для других. А для других с наследством Светлой ведьмы разберется Ночной
Дозор. Я ее наследницей не была – всего лишь знакомой, причем не самой близкой.
Жаль, если она в самом деле погибла. Я не хотела верить шишиге, но и не могла ей не
верить… Будем надеяться, Шиша ошибается.
Вызвав виртуальную клавиатуру на смартфоне, я нажала на одиннадцатую кнопку –
экстренный вызов Ночного Дозора. Спустя пару секунд на линии появился Константин –
глава Ночного Дозора.
– Ты у Агафьи? – спросил он.
Проницателен, готов ко всему… Ну а чего я ожидала? Событие экстраординарное,
волны силы наверняка до Москвы достали и тамошними станциями слежения
зарегистрированы, а информация скорее всего передана в Ростов.
– Да, в доме Агафьи.
– Что там?
– Ее нет, защита сломана, внутри дома дрались. Мебель смята, порублена. Как и что
произошло – не знаю. Мне кажется, она погибла.
– Почему?
– Не знаю… Ощущения. Хотя эманаций смерти я не увидела.
– Подождешь наших ребят? Они уже едут.
Константин прекрасно знал, что я стараюсь не иметь дело с Дозорами. Принуждать
меня дежурить в столь опасном месте он тоже не мог. А находиться здесь было реально
опасно и глупо. Надо было уйти сразу.
– Если ты не против, я поеду по своим делам. Тут никого нет, а чужие не войдут. Не
хочу оставаться.
– Твое право. Приедешь к нам, если будет нужно?
– Я никого не видела, но на любые вопросы отвечу. Потом.
– Договорились.
Константин оборвал связь. Возможно, не только московские специалисты, но и
оператор в Ростове уловил всплеск магической активности в Старочеркасске. Конечно,
прогнозисты оперативно выяснили, что сюда поехала я, и Константин ждал моего звонка. Но
что-то он был слишком спокоен, и мне это не нравилось.
Шиша сидела на заднем сиденье грустная и счастливая одновременно.
– По дороге ни с кем не разговаривай. Только со мной. И вспоминай все, что было, –
приказала я. – Расскажешь только мне.
– Хорошо, хозяйка, – ответила шишимора.

***

Возвращаться домой не стоило по многим причинам. Даже внимание Ночного Дозора


мне сейчас совсем ни к чему, а чье-то другое – и подавно. Скорее всего исчезновение или,
хотя не хочется в это верить, гибель Агафьи не имеет отношения ко мне. Просто совпадение.
Но не слишком ли много странного происходило и со мной в том числе? Не пора ли
затеряться?
Ехала Алена по шоссе и хотела сушку…
– Шиша, а ты есть хочешь? Что вы вообще едите?
– Что хозяйка даст, то и едим. – Шишимора посмотрела на меня заинтересованно.
– Так ты голодная?
– Могу и потерпеть.
– А если не терпеть?
– Тогда хочу.
– И я хочу. Давай заедем куда-нибудь?
– На поле?
– Почему на поле? – удивилась я.
– Там можно что-нибудь пожевать. Свеклы нарыть…
Не иначе, Шиша вспомнила свою беспризорную юность. Где-то ведь ее Агафья нашла?
Но в реалиях современного мира Шиша ориентировалась слабо. Весна на дворе! Разве что
свежих лопушков можно в поле поесть. Или их же корешков…
– Я тебя в кафе покормлю. Там есть для тебя подходящая еда?
Глазки Шиши загорелись.
– Конечно, есть!
– Тогда едем на Левый берег!
Благо, из Аксая до левобережных кафе и ресторанчиков рукой подать. И места не
слишком людные. А где мало людей, там мало Иных, нарваться на кого-то сложнее. Зато если
поймают – и помощи ждать неоткуда. Но я помощи обычно и не просила.
«Лисьим хвостом» замела я дорогу от Старочеркасска до Аксая, сделала несколько
петель по городу – иначе заклинание будет слишком просто распутать. В сомнении выехала
на трассу «Дон» – на мосту часто кто-то дежурит, но моста не миновать… Так и есть,
патруль.
– Молчи, что бы ни спрашивали, – приказала я Шише.
– Как я могу говорить с чужими? Хозяйка говорит, – ответила шишимора.
Незнакомый вампир в форме офицера дорожной полиции сразу заметил мою ауру. Он
стоял на другой стороне дороги – проверял въезжающие в город автомобили. Я из города
выезжала, но это вампира ничуть не смутило. С неестественной скоростью, лавируя между
автомобилями, он перебрался на нужную сторону и поднял жезл. Казалось бы, обычный, ан
нет – на конце горел невидимый людям красный огонь. Дорожная полиция Иных. Таможня.
Контроль. Он имел право требовать остановиться и даже досмотреть автомобиль – если у
него есть разрешение на досмотр, подписанное главами обоих Дозоров или Инквизицией.
Можно было и проехать мимо. Теоретически. Мой ранг позволял мне игнорировать не
очень сильного вампира. Но поступить так было примерно тем же самым, что человеку с
«крутыми» номерами проехать мимо обычного дорожного инспектора. Скорее всего не
погонится, но если погонится, будет в своем праве. И огонь на поражение открыть может.
Я притормозила рядом с вампиром, не слишком съезжая с дороги. Кому надо, объедут, а
мне можно будет стартануть с места в случае опасности без помех. Открыла окно.
– В чем дело?
– Проверка. Откуда, куда едете?
– Почему вы решили, что я обязана вам об этом сообщать?
– Имел место инцидент, – пояснил вампир. – Ночной Дозор обратился к Дневному
Дозору за содействием. Выясняются причины происшествия. Контролируется вся магическая
активность.
– Что за происшествие? – Я невинно захлопала глазками, хотя конкретно этого вампира
такое поведение вряд ли проймет…
– Предположительно убита Светлая ведьма. Недавно. Днем. Так что досмотр идет в
целях вашей же безопасности. Кто у вас на заднем сиденье? Магическое существо?
– Других не возим.
– И все-таки?
– По-моему, я не обязана вам отчитываться. Существо принадлежит мне. На него есть
документы.
Я блефовала, спрашивать документы он вряд ли решится… Все-таки я была Светлой! И
по определению говорила правду.
– Существо не опасно? Не угрожает вам?
– Вы шутите?
– Нет, не шучу. Часто все не так, как кажется.
Я усмехнулась.
– Все в порядке, Темный.
Прицепиться ему и правда было не к чему. Если не считать несуществующих
документов – но тему мы уже проехали. Возвращаться – просто бестактно. Едет волшебница,
везет с собой юную нежить. Мало ли, какие у них дела?
– Откуда едете?
– Из Шахт.
– По дороге не видели ничего подозрительного? – поинтересовался вампир.
– Нет. На дорогах все совершенно спокойно.
– Можете продолжать движение.
– Могли бы и счастливого пути пожелать. – Я поморщилась, трогаясь.
В это время к постовому вампиру на бешеной скорости подлетел и с визгом резины по
асфальту затормозил мотоциклист. Еще один вампир. Да еще и мой старый знакомец – Сева.
Не то чтобы я испугалась. Но два вампира, причем с одним из которых я сталкивалась
при весьма двусмысленных обстоятельствах… Мне ситуация не понравилась.
На пальцах у меня словно сам собой расцвел файербол. Помимо этого я судорожно
вспоминала заклятия против нежити. Которое не тронет шишимору и развоплотит вампиров.
Если надо… Шиша, почувствовав мое настроение, оскалилась и зашипела. В общем-то я
видала и кое-что пострашнее, но сейчас меня порадовало, что шишимора вроде бы на моей
стороне.
– Светлая? Не та? – спросил Сева, игнорируя меня.
– Какая еще та? – с металлом в голосе спросила я.
Сева взглянул мне в лицо и смутился – насколько может смутиться вампир.
– Извините, Алена. Я не узнал вашу ауру. Прошу прощения.
– Что вы имели в виду? Объяснитесь, – приказала я. Теперь я могла приказывать.
Подумаешь, вампиры. Да я вас в порошок сотру, если понадобится… Пусть я не хотела
связываться с постовым, но два вампира вместе – это уже наглость. А один даже не счел
нужным приветствовать Светлого мага довольно высокого ранга…
– Мы ищем Светлую, которая пропала. Вы же слышали, наверное? – оправдываясь,
пробормотал Сева. – Я вижу – Светлая… Спешил. Волновался. Обознался.
– Постарайтесь впредь быть внимательнее и не спешить, – сказала я, резко трогаясь с
места.
Весь «лисий хвост» насмарку… Опять кружить!
Я промчалась по мосту, свернула на объездную дорогу вдоль Дона. Петлять здесь было
особенно негде. Проехала по Чемордачке, свернула на Левобережную, вновь вернулась на
Чемордачку, поехала по Левобережной в ее широком продолжении. Нет. Мало улиц, след не
запутать. А еще и река рядом… И вампиры видели, куда я свернула. Тут или ехать до моста и
теряться в Ростове, или просто забыть о том, что меня могут выследить. Собственно, до сих
пор меня находили все, кому я была нужна. Включая оборотней – хотя те, возможно, просто
сидели в засаде. Так что можно просто расслабиться.
Я свернула в одно из своих любимых заведений на Левом берегу. Именовалось оно
рестораном, по сути было кафе, а любила я его за то, что в нем были столики, стоящие прямо
около воды. И в беседках, и без… Хотя на улице было еще не слишком тепло и многие
предпочитали есть в помещении, я выбрала самый близкий к Дону столик. Официант
появился сразу же, вручил мне и Шише красные папки с меню. На Шишу я, естественно,
наскоро наложила личину. Мохнатая физиономия вряд ли органично смотрелась бы в кафе на
Левом берегу, хотя кого только здесь не бывает!
Кроме того, Шиша была в легкой «сфере невнимания» – вроде бы и есть, а вроде и нет.
Присматриваться не надо. По всей видимости, официант принял ее за мою дочь – все-таки
роста она была небольшого. Или за сестру. Ну а может, и за подругу.
– Ты мясо ешь? – поинтересовалась я у шишиморы.
Та смущенно хихикнула.
– Что ты? Нет, конечно. Мне нельзя. Я же добрая. И Агафья никогда мясного не ела.
– Я не Агафья, от мяса отказываться не стану. Но тебе, наверное, и правда не стоит. А
что ты любишь? Пирожки? Булочки? Овощи? Фрукты? Картошку фри?
Шиша так явственно облизнулась, что мне стало слегка не по себе. Агафья что, голодом
ее морила? Крайне маловероятно! Скорее всего на Шишу действовали обстановка и
неизведанность блюд. Шишиморы крайне любопытны, и ей наверняка хотелось всего
попробовать…
– Жаркое в горшочке и два донских салата, пожалуйста. Картошку фри. Чай.
Пирожные. А еще, пожалуй, бутылочку красного крымского шампанского и лимонада. Тоже
бутылочку.
– Хлеб едите?
– Принесите. И белого, и ржаного.
Шиша вновь облизнулась.
– А мне ты что закажешь? Можно просто хлеба, – предложила она. – И если можно,
кусочек сахара. Или два. А воды я из крана в туалете попью.
– Не нужно. Я заказ сделала для нас двоих. Неужели ты думаешь, что я сама съем все,
что заказала?
Шиша посмотрела на меня оценивающе, и я догадалась – именно так она и думает!
Однако маленькая нежить, похоже, большая притвора и лицемерка, несмотря на то, что
Агафья сделала ее Светлой. Точнее, повернула к Свету. Как она загнула насчет воды из крана
в туалете! От бесхитростности? Ой, вряд ли… Хотя все может быть.
Официант принес заказ на удивление быстро. Горшочек – огненный, салат – ароматный,
картошки много. Бутылки с шампанским и лимонадом запотевшие…
– Как ты будешь пить, если ты за рулем? – поинтересовалась Шиша.
– Немного – можно, – ответила я. – А откуда ты знаешь, что за рулем пить нельзя? Ты
же сказала, что у Агафьи не было автомобиля.
– Да.
– Друзья с машинами?
– Были, но они меня не катали… Мы смотрели сериалы. Там про это много говорили.
– И какие вы сериалы смотрели?
– Разные. Вечером. Я больше всего бразильские любила…
– Почему любила? Сейчас уже не любишь?
– Их больше не показывают.
Действительно. Перестали показывать. Я и сама когда-то что-то смотрела. Давно…
– Ты ешь, – предложила я, пододвигая шишиморе картошку фри и донской салат. – Если
мало, я еще закажу. А читать ты умеешь? – запоздало спросила я, вспомнив, что Шиша папку
с меню осторожно взяла, положила рядом с собой, но так и не открыла.
– Умею, – не без гордости призналась шишимора. – Только считаю плохо. Ни к чему
нам это.
После этого она начала поедать картошку и салат с таким аппетитом, что я даже слегка
испугалась.
Официант не стал разливать шампанское и лимонад в бокалы, только открыл бутылки.
Ну и ладно, сами справимся.
Лимонад Шиша смаковала. Как самое дорогое вино. Но бутылка тем не менее опустела
очень быстро. Половину хлеба шишимора почти что проглотила… Когда еда и питье
закончились, Шиша вдруг заплакала.
– Ты что? – спросила я. – Сейчас еще закажу…
Шиша разрыдалась еще громче и в отчаянии почти прокричала:
– Не надо!
– Почему?
– Хозяйка…
– Ты боишься меня разорить?
– Нет… Старая хозяйка! Ее нет, а я пирую, как на празднике! Мне Агафья всегда
бутылочку лимонада в праздник покупала. Себе – кагора, мне – газировки.
А ведь Шиша права. Я тоже хороша – шампанское заказала. Без задней мысли, конечно.
Мне просто хотелось поесть и слегка расслабиться – перенервничала я изрядно, да и
поколдовала немало. Кагор однозначно был бы полезнее, но я не люблю кагор.
– Чая побольше принесите. Сразу в чайнике, если у вас так подают. И шоколада пару
плиток, – приказала я официанту. – Самого хорошего.
– Плохого не держим! – широко улыбнулся халдей, рассчитывая, видно, сумму своих
чаевых. Все-таки правило десяти процентов никто не отменял. – Чайник будет, большой.
Шоколад швейцарский, французский, отечественный?
Мне хотелось выбрать отечественный, но швейцарский вкуснее.
– Швейцарский. Четыре плитки, – попросила я.
– С собой? – уточнил официант. – Завернуть?
– Нет, мы сами разберемся. Несите. И лимонада еще бутылку. Нет, две.
– У нас есть прекрасный кремовый торт. По кусочкам подаем. Вам сколько?
– Два кусочка.
– Может быть, четыре? Очень вкусный! К тому же диетический.
– Если понравится, мы еще закажем.
Мне нравятся официанты с чувством юмора, но этот перегнул палку. Пять процентов
чаевых, не больше. Подумаешь, девушки проголодались! Не смеяться над ними надо, а
пытаться угодить.
Торт принесли через минуту. Шиша, все еще всхлипывая, принялась его уплетать.
– Агафья пирожки пекла. Всегда меня и детей соседских угощала. Вкусные…
Я задумалась над тем, какие по соседству с Агафьей жили дети и как она угощала их
пирожками. Поступок не то чтобы шел вразрез с поведением белой ведьмы – почему и не
подкормить детишек? Просто о существовании Агафьи в Старочеркасске мало кто
подозревал.
За размышлениями я едва не пропустила одно из самых романтичных событий в своей
жизни. Со мной случалось всякое: и цветами засыпали с ног до головы, и в шампанском
купали (кстати, крайне интересные ощущения), и самосвал с конфетами перед окнами
разгружали… Все это было очень приятно и трогательно. Но в глубине души каждой
образованной и романтичной девушки живет не слишком разумная, но такая чистая и
доверчивая Ассоль! А по Дону шла вверх по течению роскошная яхта с алыми парусами. Да
что там шла – она прижалась к берегу, и капитан с мостика махал мне рукой. О! И почему
наглый официант, попрекавший нас хорошим аппетитом, не может увидеть эту картину?

***

– Аленушка! Добро пожаловать на борт!


Капитан был в белом кителе и в белой фуражке, и узнала я его не сразу – только по
ауре. В миру Иван Матвеевич Крюков, Светлый маг первого уровня, в наших краях –
величина огромная, одевался совсем не так.
– Иван Матвеевич! Как вы меня заметили?
– У меня хорошее зрение, особенно когда я управляю яхтой. Да еще и на Дону. Тут жди
подвоха… Хочешь со мной прокатиться?
Кататься в мои планы не входило. До сих пор. Но Крюков – он покруче Агафьи будет.
Наверное… С ним посоветоваться вполне можно. И на его яхте мне точно ничего не грозит.
– Мы на машине, – грустно констатировала я. – Не бросать же ее здесь?
– Нашла проблему! У тебя ведь машинка маленькая, не грузовик со щебнем? Грузовой
трап!
В мгновение ока матросы опустили прямо на песок сходни.
– Едем, Шиша, – приказала я. – Что хочешь доесть, можешь с собой забрать.
Шишимора достала из складок юбки полотняной мешочек и начала сметать со стола
всю оставшуюся еду.
– У меня найдется, чем пообедать, – усмехнулся Крюков. – И Шише тоже.
А ведь Светлого не удивило, что я путешествую в компании шишиморы. Скорее всего
он ее узнал. Может, он именно ее и узнал, и искал? С Агафьей-то они были знакомы отлично.
Я оставила на столе деньги – официанту все-таки досталось на чай, причем больше
десяти процентов. Шиша уже устроилась на заднем сиденье со своим мешочком.
– Знаешь Крюкова? – тихо спросила я.
– Бывал у хозяйки, – подтвердила мои догадки шишимора.
– Часто?
– Не знаю. Я считаю плохо. Только до пяти хорошо. Больше пяти раз.
– Ясно.
Полавировав между столиков на машине – официант моих маневров не видел, ни к
чему, к тому же у него было занятие, деньги считать, – я выбралась на пляж. По песку ехать
было трудно, но «ровная дорожка» помогла не увязнуть. Трап прогнулся, яхта слегка
накренилась, но все это было некритично – машинка уверенно въехала на палубу и замерла у
борта.
– Закрепите, – велел матросам Крюков.
Лихие усатые ребята бросились устанавливать под колесами автомобиля брусы, словно
только и делали, что парковали машины на палубе. Хотя, наверное, не я первая беру с собой
машину. Крюков тоже не всегда ходит пешком или ездит на коне… А на коне я его видела,
причем в городе – казак, он без лошади никак. И где-то в Сальске у него целый конезавод.
– Пообедаем? – спросил Крюков.
– Только что позавтракала.
– Тогда чашечку кофе?
– Не откажусь.
– Вашей спутнице я прикажу накрыть за отдельным столиком. Вы не против?
Наивно было бы ожидать от Крюкова другого. Барин. Сесть за стол с шишиморой для
него неприемлемо. Надо запомнить и провести в блоге опрос: стали бы вы обедать с
нечистью, если бы не умирали с голоду? Топовый пост получится.
– Ей мяса нельзя, – предупредила я.
– С рационом шишимор я прекрасно знаком. – Иван Матвеевич фыркнул, словно
донской жеребец. – Мясо им очень даже можно. И не только мясо. Другое дело, что Шиша от
мяса сознательно отказалась… И теперь вынуждена поглощать менее подходящую пищу в
больших объемах. Кстати, ты у Агафьи ее забрала?
– Да, – ответила я.
– Вот об этом и поговорим, – констатировал Крюков.
– Шиша, выходи из машины, – позвала я. – Иван Матвеевич распорядится тебя
покормить.
– Спасибо, у меня свое есть, – отозвалась шишимора.
– Ешь чужое, пока можно, – засмеялся Крюков. – Свое успеешь.
На шишимору довод произвел необходимое действие, и она выскользнула из машины.
– Накройте ей столик на корме, – приказал Крюков одному из матросов. – Пусть кок
фруктов принесет, хлеба, чаю. А мы на носу кофе попьем.
Трап убрали, яхта отчалила от берега и вышла на середину Дона. Ростов был словно бы
в дымке, хотя, когда мы сидели на берегу, погода была ясной. Не иначе, Крюков пользовался
каким-то сверхсильным заклинанием невидимости, которое искажало перспективу и для нас.
Легкие заклятья такого эффекта не дают.

***

Белоснежная скатерть, ветерок, плеск волн, учтивый собеседник. Иван Матвеевич был
настоящим джентльменом и настоящим офицером. Хотя на джентльмена он мог и обидеться.
Бивал он джентльменов под Севастополем, пока не навалились они скопом и не одолели.
Вместе с французами, которых он гнал до Парижа еще раньше. В тысяча восемьсот
двенадцатом, да! Об этом мне рассказывали общие знакомые. А сам он хвастаться не
слишком любил или не имел привычки.
Иван Матвеевич раскинулся в плетеном кресле со стаканом виски в руках. На столике
дымилась сигара, от чашечки с кофе шел пар. На меня он поглядывал с интересом, но
расспрашивать не спешил.
А я вертела в руках стакан с виски (отвратительного вкуса, и что в нем мужчины
находят?), иногда прихлебывала кофе (вот кофе был очень хорош), а сигары у меня не было.
Хватит того, что я согласилась на стаканчик виски… Крюков рассказывал о нем так, будто
это божественный напиток. По мне – так невкусная ерунда!
– Знаете, куда пропала Агафья? – спросила я, когда молчать стало уже неприлично.
Перемолчал меня Крюков.
– Нет, – отозвался казак. – Но что неладное с ней случилось – знаю. Или сама ушла, или
убили. Хоть так, хоть эдак – страшновато получается. Чтобы ведьма из своего дома сбежала,
где она всего сильнее? Не знаю даже… А чтобы ведьму в ее доме убить, тоже постараться
надо. Да и тела ты ведь не нашла?
– Я не искала.
– Ночной Дозор искал. Не нашли пока…
– Шиша сказала, что она мертва. Точнее, что ее больше нет.
– Шиша говорит или правду, или то, что велела ей хозяйка.
– Действительно. Агафья могла оставить ее, чтобы пустить погоню по ложному следу.
Но кто за ней гнался? Зачем она пряталась?
– Ты не догадываешься?
– Нет…
Я действительно не догадывалась. Но скрывать свои проблемы от Крюкова было глупо.
Я рассказала ему и о Египте, и о вампирах, и о странной черной мессе, и о семейке
оборотней. Иван Матвеевич слушал внимательно, иногда задавал уточняющие вопросы.
– Ты полагаешь, что кто-то составил заговор против тебя? – спросил он.
– Не обязательно против меня. Но я кому-то мешаю, наверное.
– Или тебя пытаются к чему-то подтолкнуть, – предположил Крюков. – Куда-то не
пустить. Или, напротив, направить. А еще скорее – не тебя, а того, кто с тобой связан. Ты
сейчас с кем, Алена?
– В смысле? – Я притворилась непонимающей.
– Друг сердечный имеется?
– Нет.
– А безответно влюбленный?
– Мне о таких неизвестно. А если и известно – они не слишком значимые фигуры на
шахматной доске противостояния Дозоров.
– Тут дело может быть совсем не в Дозорах… – протянул Крюков. – Но это все мои
фантазии. Возможно, случившееся с тобой в последние дни – просто череда совпадений.
Когда долго живешь, еще и не такое случается.
– Я не так уж долго живу.
– Но и не коротко, – засмеялся казак. – Ты у Агафьи совета спросить хотела?
– Я хотела погадать.
– Погадать не могу, не обучен, – усмехнулся Крюков. – А если совет хочешь получить –
я его тебе дам охотно. Потеряйся, причем так, чтобы тебя никто не видел. Исчезни на пару
месяцев. Желательно вообще уехать куда-нибудь далеко-далеко. На другой континент. Есть
же у тебя друзья в Америке?
– Я не могу просто так взять и потеряться…
Озвучив эту простую мысль, я поняла, что и правда не могу! Кому-то сказать, что
уезжаю, все равно придется. Да много кому. А если скажешь – что это за исчезновение?
Найдут!
– В тебе еще очень много человеческого, – констатировал Крюков. – Перед Иным и
дилеммы бы такой не стояло – исчезнуть или нет. Особенно если он не связан с Дозорами.
– Может быть, обратиться за помощью к Константину? – спросила я.
Крюков поморщился. То ли он не питал теплых чувств к главе ростовского Ночного
Дозора, то ли его раздражала моя тупость.
– Ему ты расскажешь ту же историю, что и мне? Пусть даже он и поверит, что тебе
грозит опасность. Пусть решит тебе помочь. Что же он сделает? Приставит к тебе
телохранителей – пару магов шестого уровня? Больших сил у него нет! Или запрет в здании
Дозора на Буденновском проспекте? У них Дозор на втором этаже, а гостиница на четвертом.
Неподалеку от штаба Северокавказского военного округа и цирка? И ты будешь там
безвылазно сидеть? Скажу тебе по секрету, что домик Агафьи был защищен, по моей
скромной оценке, не хуже офиса Дозора…
– Защиту на офис ставили не только местные специалисты…
– Согласен. Но без обслуживания самые надежные заклинания портятся. Да и
пассивную защиту всегда можно сломать или обойти. Крепость сильна не стенами, а числом
и умением обороняющих ее людей.
– Страшные вещи вы говорите, Иван Матвеевич. Чтобы офис Дозора брали штурмом?
– Эка невидаль! Это при тебе не брали. Я, помнится, и сам штурмовал, и штурмы
отбивал. Да не по одному разу…
– В войну?
– Ты сейчас о какой войне?
– О Великой Отечественной.
– А, нет… Во вторую Отечественную я бронепоездом командовал. А вот в
Гражданскую были дела…
В другой раз я бы с удовольствием послушала, но сейчас было как-то не до того.
– Иван Матвеевич, а куда вы направляетесь? – спросила я.
– Милая девочка… Лгать я тебе не хочу, а отвечать не могу. Поэтому будем считать, что
ты такого вопроса не задавала… Я просто «теряюсь», как говорит современная молодежь.
– Зачем?
Крюков загадочно улыбнулся. Отвечать он явно не собирался.
– Девочка! – На палубе появился мужчина лет сорока пяти в слегка помятом костюме с
депутатским значком на лацкане пиджака. – У тебя гостья, Иван?
– Племянница, – скривился Крюков. – Ты уже выспался, Борис?
– Прекрасно выспался. Полон сил и бодрости. А племянница на машине приехала?
– Ты наблюдателен…
Я вспомнила, что видела Бориса по телевизору. Он рассказывал что-то о проблемах
жилищно-коммунального хозяйства, о строительстве дорог. Был каким-то промышленником.
И фамилия была у него простая. Петров? Нет, Петренко! Даже удивительно, сколько
информации хранит наш мозг и как она в нужное время всплывает наружу. Наверное, у нас,
Иных, и у людей все-таки общая память. Какое-то облако в Сумраке. И, узнавая что-то, мы
всего лишь запоминаем адреса ячеек с информацией, к которым потом обращаемся.
– Вы с нами до конечного пункта поплывете? – поинтересовался Борис.
Крюков сурово нахмурил брови, и депутат изменился в лице. Я ощутила прошедшую
через Ивана Матвеевича в сторону Бориса силу.
– Алена сойдет раньше. Гораздо раньше, – сообщил Крюков.
– Может, я хочу с вами, – нарочито капризно протянула я. И тоже слегка погладила
депутата силой. У того аж слюнки потекли. Теперь он не сводил с меня очарованного взгляда.
– Иван! Почему ей нельзя с нами? Такая замечательная девушка!
Крюков мрачно посмотрел на меня, и я поняла, что перегнула палку. Воздействовать на
приятеля того мага, у которого ты в гостях, неприлично. Тем более воздействовать так,
словно ты Темная ведьма. А если учесть, что Крюков на несколько уровней превосходит
меня в силе и в несколько раз в опыте, – я поступила более чем опрометчиво. Надо было
исправлять ситуацию.
– Мне школу пропускать нельзя, – заявила я, сбрасывая заодно со своего видимого
возраста десять лет. Было двадцать пять – стало пятнадцать.
Петренко даже передернулся – осознал, что его занесло. Повелся на малолетнюю.
Нормальный, значит, мужчина, правильный – как только осознал мой «истинный» возраст –
так сразу назад сдал. Впрочем, с каким-нибудь подонком Крюков и дел бы иметь не стал.
Разве что вез бы куда-нибудь утопить…
– Дядя Ваня, разрешите, я с депутатом на память сфотографируюсь? Щелкнете нас? – Я
попыталась исправить положение, притворившись совсем уж дурехой. И депутату польстит,
и Крюкову – «дяде Ване».
– Куда нажимать? – недовольно спросил Крюков, когда я протянула ему планшет.
Но я почувствовала – серьезно на меня Крюков не обижается. Действительно, что с
девчонки-несмышленыша взять? Для Крюкова я, конечно, осталась собой, в
пятнадцатилетнюю девочку не превратилась. Но с высоты его возраста – ему ведь хорошо за
двести было – я, пожалуй, еще моложе выгляжу. И ненавязчиво об этом напомнила.
Сфотографировал нас Крюков очень так себе, кривовато. Горизонт завалил, да и мы с
депутатом оказались сбоку снимка, а на основном плане вышла мачта с алым парусом. Но
стоит ли привередничать, если Иван Матвеевич не фотограф? Фотографию с Борисом я сразу
выложила в блоге для людей, заинтриговала публику, так сказать. Полезно иногда
похвастаться знакомствами для роста популярности. Лицо у Петренко было узнаваемым, хотя
чем он занимается, вряд ли кто-то сказал бы точно. Я вот теперь знала – дружит с Крюковым.
Отсюда и бизнес скорее всего.

***

Я полагала, что Крюков высадит меня в Волгодонске. Но у Ивана Матвеевича, который


прекрасно знал местность, мнение было другим. Когда на горизонте появилась очередная
станица с огромным домом, возвышающимся на холме, Крюков объявил:
– Пухляковская. Здесь и сойдешь. Отсюда прямая дорога на Шахты. А как от Шахт в
Ростов ехать, думаю, знаешь. Хотя я бы на твоем месте здесь бы и остался. Место хорошее,
спокойное… Но если прятаться не будешь, лучше в Ростов возвращаться. И с Константином,
конечно, посоветуйся, хотя вряд ли это чем-то поможет…
С кормы к машине резво подбежала довольная Шиша.
– Племянница не одна путешествует? – поинтересовался Петренко.
– С подругой, – ответил Крюков. – Молодежь, им лишь бы по пати тусить да картинки в
блоги постить.
Нахватался старикан модной терминологии! Не иначе, специально изучал.
– А на прощание, племянница, я тебе кое-что подарить хочу, – заявил Иван Матвеевич.
Я несколько удивилась. Но мало ли, сентиментальным стал старик…
Иван Матвеевич протянул мне массивную золотую брошь в виде розы. У меня едва
глаза на лоб не вылезли. Тронулся он, что ли?
А Крюков ничуть не смутился, но на мгновение взмахнул рукой – и нас окружила
узорная «сфера невнимания» с наложенной сверху «сферой тишины». Какое красивое
заклинание! Так бы стояла и смотрела, как кружатся его снежинки…
– Амулет связи, – сказал Крюков. – Сможешь меня вызвать, когда нужда будет. И я тебя
смогу по этому амулету найти. Если нужда возникнет.
– Он мне нужен? – спросила я.
– Решай сама. Не доверяешь старику – сними да отдай. Не доверяешь, да сказать
боишься, – оставь дома. А думаешь, что я тебе добра желаю, – так носи. Нечасто я помощь
свою юным девицам предлагаю. Много я девиц на своем веку повидал…
– Да уж не сомневаюсь. И не только повидали.
– Точно. Некоторых даже убить пришлось. Правда, то вовсе не девицы были, но не
будем о грустном. Прощай, Алена. Розу не потеряй. Хороший амулет, сильный. Не то что
твоя «ромашка», которая фотографирует все подряд. Что толку в фото будет, когда смотреть
их некому?
– «Ромашка» – баловство, – ответила я. – Спасибо, Иван Матвеевич.
– Спасибо потом скажешь.
Взмах рукой – и колдовская «сфера» исчезла. Яхта подошла к самому берегу, трап
опустили прямо в воду. А до берега от конца трапа было метров двадцать.
– Поезжай, – предложил Иван Матвеевич.
– Дивная машинерия у тебя на яхте, Иван! – заявил Петренко. – Вот мне бы такой трап
на яхту. И яхту тоже…
– Так у тебя же есть яхта? – удивился Крюков.
– Маленькая… На ней такой трап не поставишь.
– Не завидуй, – улыбнулся Крюков. – Доживешь до моих лет – может, разбогатеешь.
Обзаведешься волшебным трапом.
Матросы оттащили крепления, удерживающие колеса. Шиша юркнула на заднее
сиденье. Я села за руль и поехала к трапу. Ну и что же, что он вел в воду? Там или мелко, или
Крюков найдет способ, чтобы машина попала на берег. Он хозяин. Он велел ехать.
– Не тормози, управление потеряешь, – предупредил Иван Матвеевич. – И на песке
тоже.
Я проехала по трапу, влетела на шероховатый лед – в него вода превращалась
мгновенно, но после того, как машина ехала дальше, лед мгновенно таял.
Песок тоже словно замерзал. Автомобиль не буксовал, его только подбрасывало на
кочках там, где на песке было много следов.
– Крут твой знакомый, – заметила Шиша.
– А то, – согласилась я.
– И кормит вкусно. Финики у него моченые, ананасы консервированные. У Агафьи я
такое только по праздникам ела.
– Все бы тебе лопать. – Я даже немного разозлилась на шишимору, хотя совершенно
напрасно. Сама дала повод, теперь расхлебываю.
– Извини, хозяйка! Люблю я это дело!
– Мало ли, чего я люблю…
– А что ты любишь? – Глазки шишиморы заискрились любопытством.
– Не скажу. Много будешь знать – скоро состаришься.
– Я не очень молода. Мне уже двадцать…
– Не так это и много.
Дорога на трассу вела резко в гору. Мы поднялись на холм минут за семь. Отсюда
открывался прекрасный вид на Дон. Разумеется, никакой яхты с алыми парусами отсюда
видно не было, Иван Матвеевич вновь опустил на судно мощную маскировку. Когда я начала
сканировать реку, то смогла обнаружить только едва различимое пятно тумана примерно в
километр длиной. Очевидно, там и скрывалась яхта Крюкова. Но я знала, что нужно что-то
искать, а стороннему наблюдателю пятно вряд ли показалось бы странным. Но даже если бы
он заподозрил, что в километровом пятне тумана скрывается яхта, – что с ней сделать?
Ракетой не попадешь, «плетью Шааба» не перешибешь. Тем более что помимо маскировки у
Крюкова наверняка и системы защиты такие, что нападать не стоит, дороже обойдется.
Шиша на заднем сиденье заныла.
– Что еще? – спросила я.
– Хозяйка! А когда мы домой поедем? – поинтересовалась шишимора. – Я не могу
разъезжать все время, устаю очень! Мы к одному месту привязаны. Сменить его можем, но в
разъездах жить не для нашего рода… Развоплощусь я туда-сюда шастать.
А ведь и правда – нельзя шишимору таскать туда-сюда. Домашняя она. Того и гляди
развоплотится. Потому и в слезливость стала часто впадать – плохо ей.
– Знаешь что? Мне еще разными делами заняться надо. А ты домой ко мне поезжай.
Сама. Я тебе ключи дам и охранное заклятие наложу, чтобы дом тебя принял.
Шиша всхлипнула.
– Как же я доберусь, хозяйка? Дом твой далеко, я чувствую…
– Довезут.
– Кто довезет? Не бросай меня! И с ключами я не умею… У Агафьи все словами
отпиралось. Надо было только слово знать.
– И у меня надо слово знать. Я тебе его скажу.
Не знаю почему, но я вдруг почувствовала, что надо отправить Шишу домой. Пусть
обживется, порядок наведет. Она вроде бы шишимора неплохая. Плюс то, что она у Агафьи
служила… А мне давно нужно домработницей обзавестись. Шиша – самая подходящая
кандидатура. Не человека же нанимать?
– Не хочу я, хозяйка…
– Надо, чтобы кто-то порядок навел. Суп сварил. Ты суп варить умеешь?
– Свекольный. И щи.
– Тогда не надо ничего готовить. Я сама приготовлю. А ты порядок наведи, но в ящиках
не ройся – только сверху. Покупки ты сможешь в магазине сделать?
– Могу! Меня Агафья часто в лавку посылала.
– Вот и отлично. По дороге купишь овощей, фруктов, в холодильник положишь. У
Агафьи был холодильник?
– Был.
– Тогда договорились. Денег я тебе дам.
Я представила шишимору, регулярно посещающую магазины Старочеркасска, которая
теперь будет ходить в магазины на Западном, и улыбнулась. Не стоит кассиршам ее обижать,
не стоит, хоть она и считает плохо. Все молоко скиснет, несмотря на добрый нрав Шиши.
Буду ее в супермаркеты посылать, а самой можно в это время на диване валяться…
Открывающиеся перспективы начали мне нравиться. И как я сама не догадалась кого-
нибудь себе завести по хозяйству? Если Агафья объявится и Шишу заберет, нужно будет
подумать над этим вопросом, а если нет – то домработница уже готова.

***

В Шахтах я посадила Шишу на такси. Заранее расплатилась с таксистом, внушила ему,


чтобы он ехал медленно и осторожно, завез Шишу в супермаркет и подождал, а также помог
донести сумки до квартиры. И вообще чтобы вел себя прилично. Последнее внушение вроде
бы и не требовалось, но никогда не повредит. Шиша получила необходимую сумму на
расходы и наставления о том, что нужно купить. Отлично!
Избавившись от шишиморы, я почувствовала себя свободнее. Не то чтобы Шиша меня
тяготила или раздражала… Просто я устала от ее постоянного присутствия рядом. Мне
хотелось побыть одной. И разобраться в том, что происходило, и в себе самой. Шиша,
лишенная привязки к месту, наверняка пыталась тянуть энергию из меня. Неосознанно, но
настойчиво. А у меня и у самой энергии осталось совсем мало…
Солнце начало клониться к закату. Дотемна я домой вряд ли попаду. Потому что мне
надо заехать в Новочеркасск, на кладбище. Поискать следы, понять, что же там на самом деле
происходило. Возможно – поговорить с вампирами. Даже, чего греха таить, допросить их. И
уже потом ехать к Константину – вечером он наверняка будет в офисе Дозора раздавать
наряды подчиненным.
В Новочеркасск я решила ехать не по трассе Ростов – Москва, а по старой дороге – там
тише, да и к старому кладбищу со стороны Шахт ближе. И действительно, трасса была
спокойной. В Персиановке я заправилась, а на въезде в Новочеркасск меня попытались
остановить полицейские. Что характерно, люди.
Я послала в их сторону облачко «тумана забывчивости» и поехала мимо. Входить в
пререкания с постовыми никак не значилось в моих планах – тем более скорость движения в
населенном пункте я и правда превысила. Но полицейские почему-то проигнорировали
«туман», включили мигалку и ринулись за мной.
Что ж, случается и промахнуться. Придется остановиться. Ездить наперегонки по
городу с полицейскими опасно – можно кого-нибудь задавить. К тому же, если «туман» на
них не подействовал, запишут номер, придется чистить базы дорожной инспекции – зачем
мне лишние проблемы?
Я прижалась к обочине и опустила стекло. Буду бить наверняка, в упор.
Полицейские меня, однако, не обрадовали. Один стоял немного поодаль с пистолетом в
руке, а другой направил на меня короткий ствол автомата!
– Выйти из машины! – приказал он.
Я попыталась успокоить стража порядка – право же, направлять оружие на женщину не
стоит! Но моим внушениям, подкрепленным изрядной порцией силы, полицейский
противился. Я попыталась уйти в Сумрак – и обнаружила там ведьму из Дневного Дозора,
которая погрозила мне пальцем.
– Вернись, Алена! И не сопротивляйся законным требованиям сотрудников полиции!
Ведьму я лично не знала – видела когда-то издали. Кажется, довольно сильная. Я не
смогла определить ее ранг, а это уже говорит о том, что она сильнее, во всяком случае –
сейчас.
Вернувшись в реальный мир, я обнаружила ведьму рядом с полицейским автомобилем.
Она стояла, ничуть не скрываясь от меня, а вот полицейские и прохожие ее скорее всего не
замечали, лишь ощущали присутствие. Зато я наконец разглядела надетые на сотрудников
полиции защитные амулеты внушительной силы.
Пришлось выйти из машины.
– В чем дело?
– Документы, – потребовал полицейский.
Я предъявила права. Полицейский не успокоился. Напротив, возбудился и крикнул
напарнику:
– Она! Положите руки на капот, гражданка! Быстро!
– Вы что, думаете…
Договорить я не успела – у меня на запястьях защелкнулись наручники. Крайне
неприятное ощущение! Особенно учитывая тот факт, что наручники были зачарованными.
– Вася, садись в ее машину, – приказал полицейский. – Мы едем в Ростов, дамочка.
– Вы меня в чем-то обвиняете?
– Мы вас только задерживаем. Вы объявлены в розыск. На месте вам все расскажут.
Я порадовалась, что Шиши со мной нет. Все-таки не зря я отослала ее домой раньше.
Чувствовала неприятности, наверное. Наличие шишиморы осложнило бы ситуацию,
особенно попади она в руки Дневного Дозора. Проходит-то она по их ведомству, на учет ее
прежняя хозяйка не ставила. А уж Дневной Дозор придумал бы способ, как воздействовать
на меня, играя на моей ответственности за добрую шишимору, прирученную Агафьей!

***

Полицейский следователь разговаривал со мной тихо и даже, наверное, учтиво в его


понимании. Он не мог определить, кто я такая и что собой представляю. Задержана по
подозрению в соучастии в похищении депутата Государственной Думы! Шутка ли сказать! То
ли сама политик, то ли чья-то крутая подружка, а может, девушка легкого поведения. Но и у
такой могут оказаться неожиданные знакомства и «подписки». Стоит ли ее прессовать, тем
более сама она вряд ли в мешок депутата запихивала, а те, кто запихивал, могут и обидеться
за «соучастницу».
А вот ведьма, присутствовавшая на допросе в качестве технички, протиравшей пол в
кабинете следователя, строила мне рожи. Причем кривлялась исподволь, чтобы обвинить ее в
моральном давлении было нельзя, но чтобы я непременно заметила. И блокировала мои
возможности воздействовать на полицейского. Хотя полицейский и так был как чумной.
Допрос идет, какая-то техничка мельтешит рядом, но выгнать ее нельзя, а нужно думать, что
все нормально, что все так и должно быть… Дурной сон, бред!
Я, конечно, сфотографировала своей «ромашкой» и полицейского, и ведьму, но не
слишком надеялась на успех. Если ведьма почуяла фотоаппарат, микросхемы она уже
выжгла. Проверить можно будет только дома, когда я туда доберусь…
Неудивительно, что полицейский был одновременно раздражен и заторможен. Ему
было трудно и неуютно. Но он работал, допрашивал. Честно пытался разобраться.
– Вот ваша фотография с депутатом Петренко на яхте, выложенная вами в социальных
сетях буквально сегодня. Судя по данным следствия, вы последняя, с кем он встречался. А
пропал депутат уже два дня назад. Объявлен в розыск. Подозрения самые нехорошие… В
ваших же интересах рассказать все подробно.
Полицейский делал, наверное, уже четвертый заход. Как будто нарочно, чтобы меня
позлить…
– Я села на яхту своего друга господина Крюкова…
– Полиция не располагает данными о существовании бизнесмена Крюкова, у которого
есть зарегистрированная яхта. Среди друзей Петренко никакого Крюкова нет. Зато мы знаем,
что недавно вы выезжали в Египет. Вы встречались с депутатом Петренко там?
– Нет. Яхта Крюкова шла по Дону.
– Но никаких данных об этой яхте нет. По Дону не ходят частные яхты. Только
теплоходы и баржи. И легкие катера. Вы имеете в виду катер?
– Я имею в виду яхту. Я мало в них разбираюсь.
– И где вы сели на яхту?
– В Ростове-на-Дону.
– Ростовский порт не подтверждает информацию о том, что там причаливала яхта. Так
утверждают наши источники.
– Но я же не виновата, что ваши источники не имеют таких сведений.
– Значит, вы вводите следствие в заблуждение…
Мне надоело пререкаться с полицейским.
– Что вы собираетесь делать?
– Как так? – удивился он.
– Какие действия вы намереваетесь предпринять в отношении меня? Обвинить в
похищении Петренко? Так проверьте мою сумочку – его там нет. Или дома обыск проведите,
я не против. Куда я, по-вашему, его дела? И зачем?
– Вы задержаны до выяснения обстоятельств, – тоскливо проговорил полицейский. – В
вашей сумочке Петренко нет, он там не поместится.
– Неужели?
Ведьма состроила особенно гнусную рожу и начала протирать пол у самых моих ног,
едва не касаясь их грязной тряпкой. Провоцировала. Нет, не дождется.
– Если не хотите ни в чем сознаваться, я не имею права вас отпустить, – продолжил
полицейский.
– Могу я позвонить своему адвокату?
– Да.
– Верните мой телефон, там номер.
Ведьма из-за спины полицейского показал мне кукиш. А я не успела это
сфотографировать. Жаль!
– Телефон вернуть не имеем права, – отозвался полицейский. – Можете позвонить по
нашему аппарату.
Если бы я еще помнила обычный телефонный номер Ночного Дозора!
– Я не помню номер. Он в записной книжке телефона.
– Телефон вернуть не имеем права. Инструкция.
Была ли у полицейского такая инструкция на самом деле, или ему внушила ее ведьма –
вопрос второй. Позвонить не получается. Нападать на полицейского и на ведьму не
получается – еще пристрелят при попытке к бегству, амулеты у ведьмы мощные. А потом
Ночной Дозор может сколько угодно подавать протесты, мне они уже не помогут. И что
делать? Ждать? Ждать и надеяться…
– В камеру, – приказал следователь.
Его приказ мне совершенно не понравился.

***

Камера оказалась мерзейшей. Отвратительная аура, отвратительные стены,


отвратительные нары с мерзким бельем и очень несимпатичные обитательницы – две какие-
то тетки неопределенного возраста. Одной, кажется, около тридцати. Другой – около сорока.
Запах в камере тоже был крайне неприятный.
– Ишь, фифа, – прокомментировала мое появление старшая, заинтересованно
разглядывая мою одежду. В особенности ее взгляд остановился на золотой розе Крюкова. –
Проститутка? Клиента ограбила? Или убила?
– Нет, – ответила я. – Депутата одного замочила.
Вторая женщина разразилась потоком отборной ругани в адрес депутатов, тех, кто
имеет с ними дело, и меня в частности.
Я присела на край постели подозрительной чистоты. Гадко-то как! И на помощь позвать
некого. Ведьма, не иначе, рыщет в коридоре.
Опасения мои подтвердились. Ведьма из Дневного Дозора заглянула в камеру и нагло
улыбнулась мне.
– Слушай, чего вам от меня надо? – спросила я ее. – Вы зачем все это устроили?
Ведьма хихикнула.
– Расследуем важное дело. Ты на подозрении. Что, думала, тебя по головке за убийство
Агафьи погладят? Даже свои? А лично я Светлых терпеть не могу. От души. Так что сиди,
думай, чем помочь Дневному Дозору сможешь.
– Я протест подам.
– Ой, напугала, – скривилась ведьма. – Можешь прямо сейчас начинать писать. Бумагу
принести? Туалетную?
Нет, бумага мне была не нужна, даже писчая. Что толку от протестов, пусть даже и
письменных? А вот идея сбить ведьму на пол и попытаться убежать показалась
соблазнительной.
– Даже не думай, – проскрипела старая карга. – У охранников амулеты. Да и я тебя в
бараний рог скручу. Хотя можешь попробовать. Только дай мне повод!
– Не дождешься.
– Жаль… – процедила ведьма. – Девочки, а ведь эта воровка старую учительницу
задушила. И роза у нее из настоящего золота.
И захлопнула дверь камеры, мерзавка!
– Ах ты дрянь! – закричала молодая арестантка и дала мне пощечину. Больно, между
прочим! И обидно. И противно.
– Роза моя! – закричала старая и попыталась сорвать драгоценный цветок с моей
блузки.
С розы сорвалась искра и ударила в руку арестантки. Она зашипела и вознамерилась
вцепиться мне в лицо. Но теперь врасплох меня застать было трудно. Я рефлекторно двинула
арестантку «теркой», которую приготовила еще для мага на кладбище в Новочеркасске. Та
взвыла белугой, схватилась за лицо.
Я сразу же пожалела, что напала так быстро и так жестоко. Ведь можно было вообще
обойтись без физического воздействия! А я испортила женщине кожу, которая будет
мучительно заживать, особенно в этих антисанитарных условиях.
Молодая арестантка вскочила и отчаянно завизжала.
– Кислота! Она ей кислотой в лицо плеснула!
Визг был так пронзителен и противен, что я вновь активировала недавно пользованное
заклинание – Опиум. Женщина рухнула на пол, падая, ударилась головой о край лежанки,
разбила себе висок. Из него хлынула кровь. Старшая арестантка оборвала вой на полуслове и
погрузилась в тяжелый сон без сновидений.
Дверь в камеру отворилась, из-за нее выглянула надзирательница.
– Вы что творите? – охнула она. – Девушка, зачем вы беспредельничаете?
Я собралась наконец-то повести себя разумно и воздействовать на разум
надзирательницы, а не на ее тело, то есть, попросту говоря, не бить и не усыплять, когда из-
за ее спины выглянула ведьма.
– Не получится, хулиганка! – безумно расхохоталась она.
А я резко успокоилась. Ведь эта дрянь меня провоцирует! Только что она заставила
меня атаковать людей боевыми заклинаниями. Счастье, что я не использовала «вилы» или
какой-нибудь «клинок». Ведьма специально нагнетала градус безумия… Нет, не дождетесь от
меня поведения, которое нужно вам. Я буду спокойна. Рассудительна. И я буду требовать
адвоката. А на деле – сотрудника Ночного Дозора.
Появилась старшая надзирательница и скомандовала:
– В карцер!
Ведьма продолжала хихикать. Старшая надзирательница была без амулетов, но я
поняла – если я воздействую на нее, мое воздействие нивелируется ведьмой, которая здесь
как дома. И она придумает что-то новое, еще более гадкое…
В карцере обстановка оказалась хуже, чем в камере, но здесь я была одна. Одиночество
должно меня успокоить. Хотя бы немного…

***

В карцере нет окон, и время я могла определять только по внутренним ощущениям.


Именно в середине ночи по моим ощущениям в металлическую дверь постучали.
Я не спала и прекрасно понимала, где нахожусь, поэтому на стук не отреагировала.
Тогда дверь отворилась, и в камеру протиснулся мужчина в дорогом помятом костюме с
портфелем в руках.
– Здравствуйте, Алена! Я хочу предложить вам услуги адвоката.
Напор удивлял.
– И дорого мне обойдутся услуги?
– Меня просил похлопотать за вас Вазген.
– Какой Вазген?
– Тот самый.
– Мы точно друг друга понимаем?
– Еще бы! Вряд ли в Ростове найдется много Вазгенов, которые могут поднять меня с
постели и отправить в СИЗО в три тридцать утра.
– С постели? – Я приподняла одну бровь.
– Из ресторана, – рассмеялся мужчина. – Где я был, между прочим, в отличной
компании. Кстати, я ведь не представился – Андрей Савин. Слышали, наверное?
– Увы.
– Ничего, лицам, далеким от криминальных кругов и правоохранительных органов, а
также судебной системы, моя фамилия мало что скажет.
– Так что вы хотите мне предложить, Андрей?
– Освобождение под залог, – заявил Савин.
– Серьезно? С чего вдруг?
– Меня попросил об этом мой лучший клиент. Я договорился. Не так просто было.
– И большой залог?
– Сто тысяч. Если у вас нет, я внесу, потом отдадите.
– С собой таких денег у меня нет.
– Я имею в виду, если вообще нет. Вазген сказал, что такое возможно – вы
нестяжательница.
Я рассмеялась формулировке главы Дневного Дозора.
– Первый раз вижу адвоката, занимающегося благотворительностью.
Савин поморщился.
– Вазген… Понимаете, меня просил за вас Вазген, и я обещал вас вытащить.
– Тащите. Я мечтаю принять душ и уснуть в своей кровати. Но наверняка у вас есть
какие-то дополнительные условия?
– Нет.
– Странно.
– Возможно, условия будут у Вазгена.
– Становится теплее, чтобы не сказать горячее. Он просил вас передать условия?
– Нет. Я просто предположил, что он заинтересован в вас – иначе с чего бы он так
хлопотал и вызвал меня к клиенту среди ночи? Двойные расценки, знаете ли.
– Полагаю, для Вазгена не существует проблемы денег, хотя стяжателем его тоже не
назовешь, – сказала я вслух. А про себя много чего подумала.
С чего вдруг глава Дневного Дозора обеспокоился вызволить меня из тюрьмы посреди
ночи? В то время как его прямая подчиненная издевалась надо мной впрямую и натравливала
на меня арестанток? Не хочет ли он вытащить меня из тюрьмы, чтобы я пропала для всех?
Как Агафья, к примеру?
Убить меня можно и здесь, но выглядеть такое будет слишком явно. Не глупо ли
польститься на предложение Андрея и выйти с ним из тюрьмы? Точнее, из следственного
изолятора, но для меня разница невеликая!
Выбор непростой. Но если бы Вазген замыслил недоброе (хотя вряд ли глава Дневного
Дозора когда-то сознательно затевает доброе), он через ту же ведьму приказал бы меня
выпустить – а уже снаружи меня похитил бы неизвестные. Или через своих людей он мог бы
приказать отвезти меня на тюремной машине, куда ему нужно. Так гораздо проще, и никуда
бы я не делась! Значит, он послал своего адвоката – я вспомнила, что все-таки слышала
когда-то об адвокате главы Дневного Дозора, которого кто-то из моих приятелей в шутку
назвал «адвокатом дьявола», – с определенной целью. Продемонстрировать дружелюбие?
Извиниться? Да кто я для него такая…
На него надавил Константин, которому стало известно о моих злоключениях? Но
почему тогда они не послали людей сами? Для дозорных не проблема войти в любую тюрьму.
Тем более – для Ночного Дозора не проблема войти в тюрьму ночью.
Вариантов было много, и перебирать их можно было несколько часов, но я не могла
оставаться в камере еще какое-то время. Нужно было бежать! С кем угодно, как угодно!
– Что нужно сделать, чтобы выйти? – спросила я адвоката.
– Подписать мое ходатайство об освобождении под залог. И, естественно, назначить
меня своим адвокатом, чтобы я мог направить такое ходатайство в соответствующие органы.
– Хорошо. Кстати, вы знаете, кто такой Вазген на самом деле? – спросила я Савина.
Адвокат вздрогнул.
– Я представляю юридические интересы господина Арутюняна и совершенно не
уполномочен обсуждать его деятельность с кем бы то ни было из клиентов.
– А кто я такая, вы знаете?
Савин заинтересованно посмотрел на меня.
– Нет. Если вы имеете в виду биографию и род занятий. Знаю только, что вас
подозревают в соучастии в похищении депутата Петренко. Но это смехотворное с
юридической точки зрения обвинение.
– Отлично. Давайте, я подпишу, что нужно.
Прежде чем подмахнуть листки с заявлениями, я все же прочла их. Причем не только
просто так, но и сквозь Сумрак. Никакого подвоха в заявлениях не нашлось.

***

Мне вернули мой любимый коммуникатор и телефон, сумочку с такими нужными


вещами, кошелек, ключи от машины, и я сразу почувствовала себя лучше. Казалось бы, зачем
мне деньги? А вещи? Разве я должна быть привязана к вещам? Но тем не менее!
– Можно я позвоню Константину? – невинно поинтересовалась я у адвоката.
– Почему вы спрашиваете у меня разрешения? – удивился Андрей. – Звоните кому
хотите. Только будет ли рад ваш Константин звонку в столь поздний час? Он в курсе, что вы
были задержаны?
– В том-то и дело, что нет.
– Тогда зачем его беспокоить?
– Он все равно на работе.
– Тогда позвоните. Но отвезти вас домой могу и я – все равно ночь пропала, а машину
со штрафстоянки вам сейчас никак не отдадут. Даже моих связей недостаточно.
– Я могу вызвать такси.
– Мне, право, не тяжело вас отвезти. И Вазген настоятельно просил о вас позаботиться.
Ехать с адвокатом главы Дневного Дозора? Ночью? Когда вокруг сумятица, а что
затевают Дозоры, совершенно неизвестно? Отличная идея! Нет, в самом деле, познакомиться
с адвокатом Арутюняна поближе – хорошая мысль. Тем более он не Иной. От моего и любого
другого колдовства его защищает плотный кокон заклинаний, сплетенных Вазгеном. Но и
мне-то бояться Андрея не стоит, справлюсь в случае чего!
Мы подошли к белому «мерседесу». Я скромно уселась на заднее сиденье: на переднем,
как говорят знающие люди, ездят или жены, или любовницы. В крайнем случае друзья. С
Андреем Савиным я познакомилась меньше часа назад, поэтому другом он мне быть никак
не мог.
– Вы на Западном живете? – спросил Андрей.
– Вазген сказал?
– Нет, я видел регистрацию в паспорте. Но не все живут по месту регистрации.
– Я живу там же, где зарегистрирована.
Машина неслышно заурчала и тронулась. Кожаное сиденье было приятным на ощупь,
пахло в машине тоже хорошо. А вот в себе я не была уверена. Не заползли ли в волосы
тюремные вши? Не пристали ли к коже болезнетворные бактерии? Того и гляди подхватишь
чесотку…
– Если не секрет, как вы впутались в эту историю с исчезновением депутата? – спросил
Савин. – Я видел ваше фото с ним на яхте. Оно действительно снято недавно?
– Сегодня. Точнее, уже вчера, – ответила я.
– То есть вы вчера видели Петренко? Однако!
– Давно он пропал?
– Три дня ищут.
– Три дня назад я еще загорала на Красном море.
– Вы уверены, что человек, которого вы видели, – Петренко? Всякое ведь бывает.
Я засмеялась.
– Поскольку прежде я с ним знакома не была – не уверена. Но с какой стати кому-то
выдавать себя за Петренко? А почему он пропал? Как? И почему его ищут?
– Жена подала в розыск. На заседание Думы он не явился. Все-таки это не торговец с
Нахичеванского рынка. Ищут.
– Может, он просто сбежал от жены?
– Может. Но на уши подняли весь город.
Если бы только город… Что такого важного в Петренко, что его подвозит Крюков, что
его ищут Дозоры? Или все-таки Дозоры его не ищут, а занимаются только Агафьей? Или
Крюковым? Мной-то вряд ли, зачем я нужна Дозорам…
«Мерседес» Савина летел по городу пулей. Сто, сто десять километров в час. В четыре
часа утра и правда можно разогнаться. Но стоит ли? Красного света на светофорах адвокат,
казалось, не замечал. Когда-нибудь разобьется… И, главное, куда спешить?
Между тем машина свернула с проспекта Стачки налево именно там, где надо – на
проспекте Тружеников, – вылетела на Коммунистический так, что едва удержалась на дороге.
– Длинный дом напротив парка? – спросил Савин.
Будто прежде таксистом работал!
– Да.
Свернули во двор, адвокат уточнил, у какого подъезда остановиться.
– Спасибо вам, – поблагодарила я. – Если у вас есть время, завтра я угостила бы вас
чашечкой кофе в каком-нибудь хорошем кафе. Тем более нам ведь еще мою машину
вызволять. Да и расплатиться нужно.
– Спасибо, – улыбнулся Савин. – Сейчас на чашечку кофе не хотите пригласить?
Думал адвокат, конечно, не о кофе. А мне его предложение отчего-то показалось
приятным. Может быть, потому, что я чувствовала себя женщиной и сейчас, после гадкой
камеры, грязная и даже побитая, пусть и не сильно.
– Вы же адвокат! – укорила я Савина.
– Ну и что? – открыто усмехнулся он.
– А Вазген?
– Я сразу понял, что романтики между вами нет.
– Вы хотите романтики? – Я пристально взглянула в глаза адвоката.
Нет, не романтики он хотел, а плотских удовольствий. Меня это ничуть не обижало, но
идти у него на поводу я не собиралась.
Андрей засмеялся. Понял, что номер не пройдет.
– Спокойной ночи, Алена! Вот моя визитка. Завтра созвонимся. Постарайтесь встать с
постели хотя бы к обеду, если хотите получить обратно машину завтра.
Я выскользнула из «Мерседеса», помахала Савину рукой. Обаятельный, хоть и
мерзавец. Может, и приглашу его когда-нибудь на чашку кофе. Потом.
В подъезде засады не оказалось, квартира была надежно заперта. Но еще в коридоре я
уловила запах вареной свеклы.
Заспанная Шиша поднялась с коврика в прихожей.
– Суп я все-таки приготовила, если есть захочешь. А подпола у тебя нет. Пришлось мне
в сенях лечь…
Да, комнаты для Шиши у меня нет! В спальне я ее поселять не хочу, в гостиной – тем
более, и в кабинете шишиморе делать нечего. Придется покупать соседнюю квартиру,
расширяться. Давно собиралась, но боялась, что убирать много придется. Видно, пришло
время. Обзавелась домработницей – устраивай и ее быт!
– В гостиной на диване пока ложись, – предложила я. – Постельное белье нашла?
– По шкафам лазить не велено было. Да и непривычная я с бельем. Мне бы на сене…
Или дерюжку какую постелить.
– Извини, сена не держу, дерюжки тоже нет. Белье сейчас выдам. А я в душ и спать. Ты,
кстати, купалась?
– Да, – потупилась Шиша. Видно, постеснялась, что без разрешения.
– Правильно сделала. Все, отдыхать, отдыхать…

***

Проснулась я, как ни странно, в семь утра. Шиша посапывала на диванчике в гостиной.


Я не стала ее будить. Сварила кофе, разломила шоколадку. Простые радости свободной
жизни в своей квартире! И встать из-за них можно гораздо раньше, чем планировала.
Закусывая, я подсоединила «ромашку» к компьютеру. Как ни странно, ведьма ничего не
стерла. Она даже не заподозрила, что ее снимают. Я молодец, не делала характерных
движений. Впрочем, думаю, не в моем профессионализме тайного фотографа дело. Древняя
ведьма, старая школа, в гаджетах не смыслит – что на руку молодежи вроде меня.
Фотографии пригодятся в качестве видеодоказательств, если начнутся какие-то
разборки, но следователи, интерьеры следственного изолятора и его обитатели – не то, что я
хочу сохранить в своем любимом фотоальбоме на добрую память. Однако резервные копии
нужно сделать и в «облако» загрузить.
Я дала компьютеру задание скинуть изображения на удаленный сервер, когда мой
коммуникатор запел голосом Бон Джови – «Its My Life». Что характерно, такой композиции у
меня в настройках вызова не было. Номер не определялся.
– Слушаю вас.
– Привет, Алена. Константин беспокоит. Тебя уже выпустили из тюрьмы?
– Да, спасибо.
– Надо поговорить.
– У меня была мысль заехать к вам в офис.
– Через сорок минут будет удобно?
Нет! Неудобно! Сейчас половина восьмого утра, до центра ехать примерно полчаса,
если такси приедет вовремя – машина у меня на штрафстоянке! Вы хотите, чтобы девушка
собралась в присутственное место за десять минут? Умылась, почистила зубы, оделась,
накрасилась? О душе можно забыть, хотя душ я принимала каких-то четыре часа назад… Но
не каждый день мне звонит глава Ночного Дозора. Значит, ему нужно. И мне, наверное, тоже
нужно.
– Конечно, Константин, – ответила я. – Постараюсь успеть. Если не подведет такси.
– Машина будет у подъезда через пять минут.
– Ваша?
– Нет, такси. Я сейчас закажу.
Обходительный мужчина. Хорошо быть успешной, красивой девушкой! В этом случае
обходительных мужчин вокруг, как мне кажется, куда больше. Где-нибудь на колхозном
рынке, в дешевой столовой или в переполненном автобусе в час пик их найти гораздо
труднее.
Я помчалась в ванную, на ходу распахивая шкаф и выбирая одежду. За пятнадцать
минут собралась. Надела длинное платье, нацепила на него розу Крюкова. «Ромашку»
надевать не стала – в офисе Ночного Дозора ни к чему. Бросила ее на дно сумки.
Таксист оказался лихим, и спустя двадцать минут после выхода из квартиры я
поднималась по гранитным ступенькам главного подъезда дома № 37 по Буденновскому
проспекту. Помимо Ночного Дозора в здании располагалось несколько редакций газет и
отделение союза журналистов. Газеты и журналисты, что характерно, были приличными.
Где-то в гнезде «желтой прессы» Ночной Дозор не поселился бы.
Я поднялась на второй этаж. Направо – редакция «Нашего времени», несколько
сотрудников и сотрудниц которого курили в квадратном холле, вверх по лестнице – редакция
«Молота», а прямо, через стену, – офис Дозора. Невидимая дверь, невидимый дежурный у
входа, современная система слежения – пара камер с хорошим разрешением. Впрочем,
камеры были еще и на улице, я видела их прежде.
К кабинету Константина вел длинный полуосвещенный коридор. Приемная, секретарь –
все как у людей. Только секретарь уже собиралась домой. Рабочая ночь не просто
закончилась – затянулась.
– Ждет, – сообщила мне секретарь, очень слабая волшебница. Седьмой уровень, умеет
совсем не много. Но тем не менее служит делу равновесия, работает в Дозорах. Не то что я…
В покаянном настроении я вошла в кабинет Константина. Квадратный кабинет, очень
скромный стол хозяина – обычный офисный; несколько офисных столов для заседаний. Пара
глубоких кресел для гостей. Цветы в кадках, манускрипты за стеклом в рамках на стенах.
Небольшая библиотека в простеньком шкафчике, свежие газеты на столике перед креслами.
Интересно, Дозор их выписывает или ворует в редакциях? Сотрудники редакции заносить их
в офис Дозора никак не могут, если не считать Давыдова, который работает в «Нашем
времени» обозревателем, а в качестве кого сотрудники Дозора могут зайти в редакции?
Наверное, приходят невидимыми и берут, если не хотят ждать почту до полудня…
– Газеты мы выписываем, – сообщил Константин. – И те, что нам приходят, потом
возвращаем редакции. Все справедливо, Алена.
– Мысли читаете? – спросила я.
– Предугадал вопрос. Не ты первая интересуешься, а о Давыдове не все знают. Он,
кстати, заставил нас подписаться на три экземпляра «Нашего времени». Радеет за издание.
– Понятно. Но я не могу предугадать, о чем вы хотите спросить меня. Об Агафье? Я
приехала, когда ее уже не было, и уехала почти сразу.
– Об Агафье мне, конечно, интересно, но, полагаю, если бы ты знала что-то – сама
рассказала. Мне больше интересна твоя встреча с Крюковым.
Я замялась. Крюков – Светлый, Константин – Светлый. Больших секретов у них друг от
друга быть не может… Хотя почему не может? Может! Крюков не в Дозорах, более того,
ведет самостоятельную политику, хотя Договор не нарушает. А Константин наверняка
обижен на него, потому что Крюков устранился от работы. Или не обижен? Ведь если бы
Крюков работал в Дозоре, он был бы главой, а не Константин. Иван Матвеевич гораздо
опытнее, старше и скорее всего сильнее. Но мы, Светлые, за властью не гонимся, поэтому,
возможно, то, что главой Дозора должен быть он сам, Константина обижает еще больше…
– Крюков пропал, – сообщил мне Константин. – Вместе с депутатом Петренко. Точнее,
одновременно.
– Нет, вместе, – призналась я.
– То есть ты была с ними с самого начала их удаления от людей? – заинтересовался
Константин.
– Нет. Я встретила их вчера.
– Тогда ты делаешь неверные выводы. Может быть, они пропали вместе, а может,
встретились потом. Случайно.
– Действительно…
– Как было дело?
Я рассказала. Едва не проболталась о шишиморе, но, кажется, Константин не заметил.
При всей его проницательности он мог подумать, что я скрываю что-то другое. Я призналась
в том, что Крюков посоветовал мне исчезнуть. После этого пришлось рассказывать и о
событиях предшествующих дней.
Константин с каждой минутой мрачнел. К его проблемам добавлялись новые.
Оборотни, вампиры, черная месса, незарегистрированный или просто неизвестный черный
маг…
– Как тебе показалось, маг на кладбище был русским? – Вопрос главы Ночного Дозора
стал для меня неожиданным.
– Не задумывалась над этим. Чисто внешне он, возможно, походил на испанца. Или
даже мавра, как я их себе представляю. Но среди Темных магов модно брутализировать
внешность, поэтому я как-то не задумалась о том, почему он жгучий брюнет. Да, собственно,
он мог и личину наложить.
– Я имею в виду оговорки, акцент, незнание каких-то местных реалий.
– Ничего такого я не заметила. А что, может статься, что Крюков исчез из-за этого мага?
Не думаю, что Иван Матвеевич ему уступит…
– Мало ли кто кому не уступит, – криво улыбнулся Константин. – Это еще не повод для
того, чтобы драться, верно?
– Лучше убежать?
– Возможно…
Константин вынул из шкафчика и поставил на стол с газетами чайник, достал из ящика
стола коробку конфет. Неужели он взятки конфетами берет? Или от секретаря сладкое прячет
в столе? Нет, какая я все-таки подозрительная и даже распущенная! Большая коробка просто
не поместилась бы в шкафчик!
– Будешь чай?
– Я бы вообще позавтракала. Может, сходим в кафе?
Главе Ночного Дозора Ростова моя идея, похоже, понравилась.
– В «Шоколаднице» по утрам скидки, – заявил он.
– А в «Макдоналдсе» утром продают гамбургеры со свиными отбивными.
– Ну уж нет, в «Макдоналдс» не пойдем. Не хочу, да и далековато. В «Шоколадницу»
у меня портал провешен.
Константин взял меня за руку, мы шагнули вперед – и оказались в доме напротив, в
кафе.
– Два полных завтрака, – скомандовал Константин. – И еще чай с пирожными.
– Мне кофе, – попросила я.
– Зря. Чай полезнее.
Вот за это я не люблю Светлых, хотя сама Светлая. Они лезут не в свое дело. И я сама
такая же.
Мы сели за столик, Константин набросил на нас «шумное покрывало» – каждый, кто
захотел бы послушать, о чем мы говорим, слышал бы только шум с улицы, визжание шин и
стук трамвайных колес. Простое и эффективное заклинание, очень подходит для
общественных мест в центре города.
– Спасибо вам за то, что вызволили меня из тюрьмы, – поблагодарила я Константина.
– Нет проблем. Не знаю, отчего Вазген захотел с тобой поиграть, но выпустить тебя он
согласился на удивление легко.
– Может быть, он просто хотел мне напакостить?
– Есть за что?
– Ну, я все-таки Светлая.
– Не думаю, что это имеет для него решающее значение, – ответил Константин. –
Лучше скажи, ты имеешь какое-нибудь отношение к Шахтам?
Я вспомнила, что говорила, будто бы еду из Шахт, дозорным вампирам на мосту возле
Аксая. Они вряд ли доложили об этом Константину, но вполне могли упомянуть в рапорте, а
рапорт могли передать и в Ночной Дозор. Да что там могли – обязаны были передать,
операция ведь была совместная.
– Посещала несколько раз. Есть пара знакомых оттуда.
– То есть интереса у тебя в Шахтах никакого нет?
– Пожалуй, так. А почему вы спрашиваете?
– Вотчина Крюкова. Он ведь долго занимался шахтерской темой. И сейчас, насколько я
знаю, занимается. Как и Петренко.
Вот как? Ну, тогда все встает на свои места. Вазгену ведь тоже интересно, куда пропал
один из самых сильных Светлых в регионе. Может быть, как раз заходит с тыла…
– Я не знала, что Крюков – шахтер. Всегда думала, что он казак, офицер.
– Разве одно другому мешает? Тем более на протяжении двухсот лет.
– Не знаю…
– Крюков не просто горный инженер – он идейный вдохновитель стахановского
движения. Слышала о таком?
– Мне же не двадцать лет. Слышала, конечно. А вот то, что Крюков был стахановцем, –
не знала.
– Он стахановцем не был, он одной из шахт руководил. Или трестом, я точно не знаю. И
под его руководством работали стахановцы. Не уверен насчет самого Стаханова, но в целом
Крюков к всесоюзному соревнованию руку хорошо приложил.
– Интересно. Мне казалось, он вояка.
– В девятнадцатом веке воевал. В Отечественной войне участвовал, с французами.
Молодым еще был, не знаю, инициировали его к тому времени или нет. Земли у него были
где-то в районе нынешних Шахт, хутор свой. Потом в Крымской войне бился, тоже знаю. А
потом теряться пришлось – все-таки на виду все, а старик наш хорошо очень выглядит. На
Крымскую-то войну он уже из чужого хутора уходил, но все равно косо на него поглядывать
стали. Где он был после Крымской войны до самой революции – история умалчивает. А в
революции, как и все мы, поучаствовал. И в строительстве коммунизма. И в Великой
Отечественной…
Я вспомнила, что Константину сто с небольшим лет. Его инициация пришлась как раз
на Первую мировую. Тоже старик вообще-то. И сидит в «Шоколаднице», ест мясо в горшочке
и рассуждает о мировой истории и роли личности в ней.
– Зачем вы мне все это рассказываете, Константин? – Я невольно перешла на «вы»,
задумавшись о возрасте главы Ночного Дозора.
– Я не рассказываю, я размышляю. Вслух. Что могло заставить Крюкова бежать куда-
то? Причем с депутатом-промышленником, с которым у него какой-то бизнес на шахтерских
территориях.
– Может быть, он просто уехал? Устал от суеты.
– И Агафья просто уехала? Понимаешь, Алена, старых Иных в нашем краю не так уж
много. Крюков, Агафья, я. Вазген помоложе нас будет. И сотрудники его тоже… Агафьи нет,
дом ее разгромлен. Крюкова нет, но он, похоже, жив. И это радует. Но я остался один.
– И, возможно, вы следующий?
– Давай уж на «ты».
– Давай. Ты опасаешься за свою безопасность?
– Каждый вменяемый человек и Иной опасается за свою безопасность, – ответил
Константин. – Но если перебьют или заставят уехать самых опытных, остальных просто
уничтожат. Ты на своем примере могла убедиться, что все далеко не гладко. Я пока не могу
понять, что происходит, и это меня весьма огорчает.
– Для чего нас уничтожать? Допустим, Ростов и окрестности останутся на некоторое
время без дозорных. И что?
Константин, удивленно глядя на меня, покачал головой.
– Ты за жизнью Дозоров совсем не следишь, что ли? Вспомни Киев! Совсем ведь
недавно было.
– Киев помню. Но разве там перебили весь Ночной Дозор?
– Загнали в рамки ограничений. И разыграли втемную нескольких идеалистов.
Использовали пару предателей. И все! Анархия, беззакония, убийства, шабаш. Нет Дозора –
нет проблемы. У нас не те силы, что в киевском Дозоре, нас устранить довольно просто. А
регион – ключевой.
– Не стал бы Крюков бежать, если бы знал, что Светлым глобально что-то угрожает.
– Он может не знать! Его тоже могут разыграть втемную. Дать ту информацию, которую
он ждет или боится, а действовать совершенно иначе. Понимаешь?
Конечно, понимаю. Весь этот разговор был затеян ради того, чтобы я сдала Крюкова. И
я уже готова его сдать. Но… Собственно, я знаю только, что он уплыл на яхте вверх по Дону.
И все! А зная Крюкова, точнее, не столько Крюкова, сколько древних магов и их повадки,
ничуть не удивлюсь, если Иван Матвеевич специально оставил ложный след – прокатил меня
до Пухляковской, высадил, сделал вид, что идет в Волгодонск и дальше, а сам развернулся и
помчался в Азовское море, Черное, Средиземное… Собственно, если хочется затеряться,
куда разумнее бежать в ту сторону. По Дону, как всем известно, гуляет казак молодой, но
спрятаться на Дону нынче негде!
Своими соображениями я поделилась с Константином.
– На севере ему тоже есть где спрятаться, – задумчиво проговорил глава Дозора. – Он в
Великую Отечественную бронепоездом командовал, хорошо места знает. За двести лет
можно вообще неплохо поездить по стране и за ее пределами.
– Агафью вы так и не нашли? И того, кто на нее напал?
– Не нашли. Если бы нашли, зачем я задавал бы тебе вопросы? Все стало бы ясно.
– Но, может, она инсценировала нападение на себя?
– Не исключено. Слушай, Алена, возвращайся в Дозор. Сейчас самое время.
Предложение было не то чтобы неожиданным… Но каким-то неприятным. Я не хотела
в Дозор. Мне слишком понравилось жить самой по себе. Одной. Отвечать только за себя,
делать то, что мне нравится. Да, я по-прежнему оставалось Светлой, мне не были
безразличны люди. Я, как мне хотелось верить, не стала эгоисткой. Но проводить дни и ночи
в противостоянии с Темными силами? При том, что эти Темные силы далеко не всегда
оказывались враждебными…
А если Дозор и правда во мне нуждается? Если то, что описывал Константин, правда?
Хотя бы наполовину? Если нас готовятся перебить, чтобы развязать новую войну, ввергнуть
наш край в пучину хаоса, привести к власти негодяев и подонков?
В том, что Дозор нуждается в каждом «штыке», сомнений нет. Так было, есть и будет.
Если мы добьемся перевеса над Темными, станем сильнее, мы сможем изменять мир в
лучшую сторону. Пока не появится Зеркало или что-то похлеще…
Нет, не в глобальном перевесе дело. В тактических соображениях. А готова ли я
бросить привычный уклад жизни ради игры Константина или Гесера с Вазгеном и
Завулоном? Московские маги вполне могут протянуть руку помощи в наши края. Или руку,
или когтистую лапу… Не знаю, нужно ли мне ввязываться в их игры.
– Мне надо подумать, – заявила я. – Дам ответ через пару дней.
– Не боишься, что через пару дней будет поздно?
– Если начнется битва добра со злом, вызывайте меня сразу же. Хотя рыцарь из меня
так себе.
– Договорились, – совершенно серьезно ответил Константин.

***

Поток транспорта на Буденновском был нескончаем. Шум, гам, суета. Ветер поднимал
пыль и нес пустые пакеты, клочки бумаги… Возвращаться с Константином в офис Дозора
посредством портала я не стала – и не потому, что экономила магическую энергию Дозора, а
потому, что офис адвоката Савина располагался на Пушкинской с той стороны Буденновского
проспекта, на которой мы обедали. Зачем лишний раз переходить широкую дорогу?
Я вытащила из сумочки коммуникатор, набрала номер Савина.
– Алена, я готов ехать вызволять вашу машину хоть сейчас, – заявил адвокат. – Заехать
за вами домой?
Еще один рыцарь. Правда, теперь он хочет вступиться не за меня, а за мою лошадку.
– Я зайду к вам в офис. Через пять минут.
– Чудесно!
Рыцарь, однако, ленив. Не хочет мчаться за мной на Западный. Ну и ладно!
Офис Савина выглядел солидно, но, на мой взгляд, недостаточно круто для адвоката
главы Дневного Дозора. Немного черного гранита на стенах, затемненные окна, дубовая
дверь – вот и вся роскошь. Впрочем, спасибо, что стены не отделаны пластиком.
Савин встретил меня в коридоре – не иначе, увидел на мониторе через камеру слежения
на улице. Проводил в кабинет, усадил в кресло. Похоже, сейчас я ему нравилась больше, чем
после следственного изолятора. Неудивительно!
– Аленушка! Едем?
Зачем было усаживать?
– Едем.
– Разрешите сначала передать вам привет от Вазгена.
Адвокат широко улыбнулся и чего-то ждал. Возможно, что я вскочу, начну прыгать и
хлопать в ладоши? Явно он представляет наши отношения с Вазгеном как-то по-особенному
или относится к своему клиенту с большим пиететом, нежели тот заслуживает.
– Спасибо, – сдержанно ответила я.
– Еще Вазген просил сказать вам: если вы хотите найти решение своих проблем, стоит
поискать их в шахтерских городах. Но не в Шахтах.
– Не в Шахтах – в смысле, в городе? Или не в тех шахтах, что под землей?
– Не знаю, – смутился Андрей. – Он говорил, а не писал, а я не уточнил.
– Хорошо. Еще какие-то поручения были?
– Отдать вам автомобиль и принести извинения за то, что он не позаботился о вас
раньше. Никакого гонорара платить не нужно. Залога – тоже. Он за все расплатился.
– Извинения принимаются, – с достоинством ответила я. – Ну а щедрость Вазгена
общеизвестна.
– Да! Теперь – на штрафстоянку?
– Конечно.
Белый «мерседес» Савина стал мне почти родным. Расположившись на заднем сиденье,
я начала серфить по интернету, выясняя ситуацию в шахтерских городах. Читала новости,
сплетни, знакомилась с местной историей… Новости мне не вполне нравились. В городах
пропадали люди, на шахтах часто случались аварии. Причем началось это месяц-два назад.
До этого на городских форумах и сайтах были тишь и гладь. Что-то пошло не так совсем
недавно.
И Петренко, и Крюкова в новостях поминали. Оба входили в совет директоров
объединений горных предприятий. Забавно, что Петренко считали хозяином шахт, а
Крюкова, занимающего пост председателя совета директоров нескольких угольных
компаний, – не очень талантливым управленцем из почтенной шахтерской династии, своего
рода «ширмой». Вот отец его был настоящим горняком, а сынок подкачал… Думаю, излишне
говорить, что на самом деле и отцом, и дедом Крюкова был он сам. Детей у казака, насколько
я знаю, не было. Или они умерли в позапрошлом веке… Тяжело быть Иным. Во многих
аспектах – тяжело.
Итак, что мы имеем? Крюков управляет горными угольными предприятиями. Там
начинают твориться не очень понятные вещи. Крюков, вместо того чтобы принять меры,
срывается и уезжает вместе с «владельцем» шахт. Глава Дневного Дозора рекомендует мне
съездить в шахтерские города и разобраться что к чему. То есть он в курсе событий и в курсе
нападений на меня! А этот «рыцарь» за рулем белого «мерседеса» знает, но молчит.
И зачем же мне ходить вокруг да около? Надо напрямую переговорить с Вазгеном.
– Вот и штрафстоянка! – заявил Андрей в каких-то глухих дворах неподалеку от
площади Дружинников. – Документы оформлены, можно забирать.
Мы прошли мимо будки сторожа на территорию стоянки – сторож даже ничего не
спросил у Савина. Моя машинка приютилась неподалеку от входа и со всех сторон была
обклеена бумажками. Двери, багажник, бензобак – все было опечатано. Что толку
опечатывать – меня-то при этом действии все равно не было.
– Вот! – радостно сообщил Савин. – Все в порядке. Я сейчас отдам документы
старшему, и можно забирать. Заводите двигатель.
Бесцеремонно сорвав бумажки, я уселась в салон. Протестировала двигатель,
тормозную систему, электросхемы – через Сумрак, конечно. Никто в моторе не копался,
колеса не откручивал. Теперь можно и завести.
Савин вернулся из одноэтажного барака, где, видимо, помещалось начальство
штрафстоянки.
– Машина свободна, и вы почти свободны. Сегодня я добьюсь прекращения вашего
преследования. Переведем вас в категорию свидетелей – а со свидетеля спроса никакого.
Главное – повестки не получать.
– Хорошо, – улыбнулась я адвокату.
– И поскольку нас теперь практически не связывают профессиональные отношения,
разрешите пригласить вас в ресторан?
Приятно сходить в ресторан с приятным молодым человеком. Который к тому же
столько для меня сделал. Но ситуация слишком двусмысленная… Я об основном
работодателе Савина, к которому у меня есть масса вопросов.
– Позвоните мне через пару дней, Андрей. Если желание не пропадет. Сейчас, право,
некогда.
Адвокат расцвел.
– Я от своих предложений не отказываюсь. Какую вы кухню предпочитаете?
– Средиземноморскую.
– Постараюсь приготовить что-нибудь особенное.
– Приготовить? – Я подняла бровь. – Вы же меня вроде бы не в гости звали.
– Я имел в виду – выбрать хорошее место.
– Договорились, Андрей. Вы сейчас не к Вазгену едете?
– Нет.
– Вот и славно.
Я надавила на педаль газа. Пусть приглашения к Арутюняну у меня нет и пропуска в
офис Дневного Дозора тоже, будем надеяться, меня примут. Причем сразу, а иначе я за себя
не ручаюсь!

***

Офис Дневного Дозора располагался на проспекте Шолохова, в большом жилом доме.


Сюда Темные переехали из центра города в девяностые. Скупили квартиры у жителей,
разбили перегородки и даже несущие стены, объединили два этажа в один, скрепили дом
заклинаниями. Теперь серьезный магический удар мог обрушить офис Темных на жильцов.
Само собой, сами они при этом не пострадали бы – их контора была заключена в
дополнительный кокон – не только из заклинаний, но и из стали.
Зачем они оставили уютное старое здание в центре, тоже прикрытое со всех сторон
людьми? Точнее, переоборудовали его под дополнительный, «парадный» офис? Ночной
Дозор терялся в догадках до сих пор. Я тоже не знала, зачем потребовался переезд, по сути,
на окраину города. Может быть, для того, чтобы Вазгену было ближе ездить в аэропорт, где
его всегда дожидались частный самолет и вертолет? На вертолете Темные порой
патрулировали город или высаживали десант патрульных где-нибудь на Военведе или на
Северном.
Может быть, переезд потребовался, чтобы оказаться на пути между Ночным Дозором
Ростова и Ночным Дозором Москвы? Никто не знал точно.
Я припарковалась на просторной площадке перед офисом, подошла к дежурному
вампиру снаружи, который сидел на стульчике за столиком рядом со входом. И стульчик, и
столик выглядели нелепо, но никого это не смущало.
– Мне нужно к Вазгену, – сообщила я.
Вампиру хотелось надерзить. Хотелось помурыжить меня на входе. Хотелось просто
укусить. Но он только скривился.
– Вам назначено?
– Нет.
– Боюсь, Вазген не сможет вас принять.
– Неужели он поручает организовывать свое время вахтеру-вампиру?
Вампир скривился еще раз.
– Я высказал свою точку зрения. Задам вопрос старшему, если вы настаиваете.
Цепочка не очень длинная. Сейчас вампир передаст мою просьбу начальнику смены.
Тот обратится к секретарю или помощнику Арутюняна. И секретарь спросит шефа – нужна
ли ему я. Пять минут. Но ждать наверняка придется дольше…
Охранник действительно вызвал старшего по миниатюрной рации. Уточнил, что я –
Светлая. И попросил подождать несколько минут.
– Я подожду в машине, – сообщила я.
Хорошо, что я могу посидеть на своей территории, а не в приемной. Мой
автомобильчик – моя крепость.
В машине я включила радио, начала искать какую-нибудь приличную музыку. Эфир
был заполнен гадчайшими образцами отечественной попсы. Песню о великолепном
мужчине, от которого певица хотела сына, крутили сразу три станции. Помучившись
немного, я остановилась на Максе Рабе, перепевавшем Бритни Спирс.
I think I did it again
I made you belive we're more
than just friends
Oh baby
It might seem like a crush
But it doesn't mean that
I'm serious
'Cause to lose all
my senses
That is just so typically me
Oh baby, baby…

– О, бэби, бэби, – подпел полный брюнет, неслышно подходя к моей машине.
Хорошо, что я сидела, иначе можно было упасть. Ко мне на стоянку перед офисом
вышел сам глава Дневного Дозора Вазген Арутюнян. Не может быть! Наверное, охранники
подшутили. Точнее, не сами охранники, а кто-то из власть имущих Дозора. Я взглянула на
ауру мужчины, выдававшего себя за Арутюняна. Аура была его. Характерный рисунок
указывал на сильного, очень сильного мага.
Я открыла дверь и вышла из машины, не зная, как себя вести. Вообще-то с Вазгеном я
хотела немного поругаться. Не слишком сильно, ибо это чревато, но все же заметно.
Потребовать объяснений по поводу наездов на меня, пригрозить, что я с рвением брошусь
служить Ночному Дозору, раз Дневной Дозор не хочет соблюдать нейтралитет относительно
не участвующих в разборках магов. Но поступок Вазгена сорвал все мои планы.
– Давно хотел познакомиться поближе, Алена! – широко улыбнулся Вазген. – Хотите в
кабинет к старику или пообедаем где-нибудь?
Я совершенно не хотела есть. Более того, честь пообедать с Вазгеном, несомненно,
внушительна, но не уникальна. Не Завулон, не Шереметьев – Тавискарон. С теми я бы
обедать просто побоялась. Но… Уникален случай позавтракать с главой Ночного Дозора, а
пообедать с главой Дневного.
– Пообедаем. – Я попыталась трогательно похлопать ресницами. Больше всего сейчас я
жалела, что не взяла кого-то с собой. Расскажешь, что Вазген встречал меня около своего
офиса, – не поверят. Надо бы сфотографировать, а у меня даже «ромашка» в сумочке. Хотя
фотографировать Вазгена без разрешения вряд ли стоит.
– Какую кухню предпочитаете?
Вопрос Арутюняна меня позабавил. То же самое спрашивал полчаса назад его адвокат!
Наверное, он издали следил за нашей беседой.
– Меня устроит любая кухня.
– Опрометчивое заявление. Некоторые Темные питаются весьма своеобразно… В чем
вы недавно имели возможность убедиться лично. Я тоже порой склонен попробовать нечто
особенное…
О вампирах знает. Ну да, от главы Дневного Дозора такие происшествия не укроются.
Сами же доложили, наверное, предатели.
– Любая человеческая кухня. У вас куда портал провешен?
– Портал? – удивился Вазген. – Я обедать пешком хожу. Или на машине. Думал, ты
меня отвезешь. Если я в твою машинку помещусь…
Все страньше и страньше… Я едва не побежала открывать Вазгену дверцу автомобиля.
Но вовремя остановилась, кивнула – поехали!
Вазген влез на переднее сиденье, отодвинул кресло и заметил:
– Тут не так уж тесно.
– Да, внутри машина просторнее, чем кажется. И никакой магии.
– Я вижу, – улыбнулся Арутюнян. – У нас неплохая хинкальная поблизости. Выезжай и
поворачивай направо.

***

Я не люблю люля-кебаб. Этот факт я осознала, когда попробовала несколько видов


кебаба, заказанных человеком, который знал в них толк и считал отличными. Но в
хинкальной помимо люля-кебаба подавали приличные хачапури и вполне съедобный
овощной салат. Хинкали мы, как ни странно, не заказали.
– Итак, милая девочка, что ты хочешь от старого колбасного магната Арутюняна? Ведь
наверняка ты пришла ко мне не как к главе Дневного Дозора, верно?
Арутюнян действительно заправлял крупной мясной компанией. Были у него
собственные фермы, скотобойни, колбасные фабрики, магазины – словом, полностью
завершенная производственно-сбытовая цепочка. Мелкая прихоть крупного мага. Каждый
развлекается по-своему.
И как с ним ругаться? Я понимала, что передо мной сидит один из самых опасных
типов в нашем краю, но добродушный вид мог обмануть кого угодно. Вазген был просто
очарователен, несмотря на свой вид и возраст… Добренький армянский дядюшка.
– Нет, Вазген, я пришла к вам, чтобы спросить: почему меня атакуют Темные? Зачем
меня держали в тюрьме? Что вы от меня хотите?
– Ты сделаешь то, что я хочу? – заинтересованно спросил Вазген. Тон его при этом стал
достаточно жестким.
– Наверное, нет.
– Тогда почему ты решила, что я хочу тебя к чему-то подтолкнуть?
– Потому что… Да потому, что вы через своего адвоката передали, чтобы я ехала в
шахтерские города и что-то там исследовала!
Вазген нахмурился.
– Что? Я тебе передаю через адвоката, чтобы куда-то ехала? Да с какой стати?
– Меня это тоже удивило.
– Когда ты получила информацию?
– Сегодня утром.
– Стоп. Разберемся. Через какого адвоката я тебе что-то передавал? Кого ты имеешь в
виду?
Вазген, несомненно, был хорошим артистом. Но играл ли он сейчас? Мне казалось, что
он и в самом деле удивлен. Хотя «казалось» в данном случае – совершенно не критерий
истины.
– Я имею в виду адвоката Савина.
– Андрея?
– Да. У вас несколько адвокатов Савиных?
– Отец его на меня работал, но его уже нет. И что тебе Савин сказал?
– Передал от вас привет и предложение поехать на родину Крюкова! Я же сказала!
– Он так и сформулировал? На родину Крюкова?
Я поняла, что проболталась о нашем разговоре с Константином. Но откуда Вазгену о
нем знать? Да и ничего секретного глава Ночного Дозора мне не рассказал.
– Не помню, как он сформулировал!
Вазген поднял руки и показал мне ладони.
– Я ничего тебе не передавал. Ни привета, ни советов. Мне ночью доложили, что тебя
посадили в тюрьму. Предложили использовать для того, чтобы надавить на Светлых. Я не
захотел и дал приказ Савину тебя вытащить, потому что ни к чему тебе там сидеть. Все!
– Выходит, Андрей мне соврал?
– Этот вопрос меня тоже очень интересует, – грозно заметил Вазген. – У тебя есть
телефон Савина?
– Да.
– Набери и дай мне трубку. Я свой телефон в офисе оставил.
Идея мне не слишком понравилась – самому надо разбираться со своим адвокатом, без
моей помощи! Но выяснить, почему адвокат передавал мне несуществующие приветы и
наставления, нужно. Хотя, может быть, это всего лишь спектакль? Но зачем такая сложная
постановка? Голова кругом идет!
Я набрала номер, дала свою трубку Вазгену. Телефон, видно, придется выбросить. Или
отдать в музей Ночного Дозора. Как экспонат – вещь, которой пользовался Вазген. Хорошо,
что телефон у меня отдельно, а коммуникатор – отдельно.
– Андрей! Быстро приезжай в нашу хинкальную, – приказал Арутюнян.
Через десять минут, когда подали кофе, запыхавшийся и вспотевший Савин появился на
пороге.
– Вызывали, Вазген?
– Ты что ей говорил? – без предисловий, сурово проговорил Арутюнян. – Куда она
должна ехать? Зачем?
– Вы с утра сегодня звонили. Спросили, как дела. Расспросили об Алене… И сказали…
– Погоди. Сядь!
Арутюнян без церемоний наложил на Андрея заклятие доминанты и начал допрос.
– Все говори! Без утайки!
– Вы позвонили… Спросили… Понравилась ли мне… Пригласила ли на кофе в
благодарность. Я сказал, что надеюсь, еще пригласит. Вы смеялись. И сказали, чтобы я ей
загадал загадку. Сказал, что решение проблем Алена должна искать в шахтерских городах, но
не в шахтах. И отключились. А через десять минут она мне перезвонила.
– И ты был уверен, что тебе звонил я?
– Я был полностью уверен.
Вазген посмотрел мне в глаза.
– Клянусь Тьмой, я ему не звонил сегодня утром.
– А шарик? – «наивно» поинтересовалась я.
Вазген посуровел.
– Клянусь Тьмой – я не звонил Андрею Савину сегодня утром и ничего для тебя через
него не передавал.
На ладони Вазгена закрутился шарик, сотканный из Тьмы.
– Удовлетворена?
– Вашими словами – да. Но больше я напугана…
– А я – озадачен, – признался Вазген. – Жди меня в машине, Андрей. Довезешь до
работы.
Когда Савин вышел, я вымученно улыбнулась.
– Я бы и сама могла вас довезти.
– Не до развлечений, – угрюмо заявил Арутюнян. – Надо делами заниматься. Кто-то
взломал мою защиту – понимаешь? Не так просто представиться моему порученцу мной.
Защиты на нем было много, а враг обманул…
– Может быть, пародист хороший? Голос изменил?
– Может, и пародист. А может… – Вазген выругался, что ему совершенно не шло. – Ты
бы лучше уехала куда-нибудь подальше отсюда. И в города эти не суйся. Поняла?
– Конечно.
– Тогда до встречи!
Арутюнян вышел, оставив меня в хинкальной одну. Выходит, мне еще и платить? Я
подозвала официанта. Тот пришел в ужас от моего предложения расплатиться по счету. Ведь
я обедала с хозяином. Может быть, мне завернуть что-то с собой? Например, люля-кебаб?
Шиша не ест мяса, поэтому я решительно отказалась. Обойдемся без продуктов со
стола главы Дневного Дозора.
***

Вазген настоятельно советует мне не ездить туда, куда он якобы меня посылал.
Специально для этого встречается со мной. Вызывает адвоката. Изображает озабоченность…
Выходит, он хочет, чтобы я туда поехала?
Но если бы не его движения, я бы и не заподозрила, что на севере области, в Восточном
Донбассе (я начинала становиться специалисткой по шахтерским территориям и шахтам),
происходит что-то необычное. Не заинтересовалась бы публикациями на сайтах и в блогах,
«утками» в средствах массовой информации.
Скорее всего Арутюнян вычислил, что я рано или поздно, мониторя сеть или прессу,
замечу странности, творящиеся на севере области, и отправлюсь туда. А за мной подтянется
Ночной Дозор…
И глава Дневного Дозора решил провести небольшую малозатратную операцию,
которая отбила бы у меня всякую охоту соваться в шахтерские районы. Оптимально – вообще
спровадила меня куда-нибудь подальше.
Выходит, я могла заметить там то, чего не видят другие. Местные сотрудники Дозоров,
инспекторы из Ростова, наблюдатели от Инквизиции, которые хоть и добираются до таких
медвежьих углов раз в пять или десять лет, но все же проводят свои исследования…
Но в чем я сильна? Почему именно я могу найти в окрестностях Шахт что-то такое,
чего мне знать не нужно? Может быть, это связано с людьми? С интернетом? С
журналистикой? Или просто линии моей судьбы ведут куда-то туда, и именно благодаря
судьбе именно я должна встретить там кого-то, кого встречать, по мнению аналитиков
Дневного Дозора, никак не должна?
Глупо отказываться от своей судьбы, особенно когда осторожность может повредить
делу Света. Трусливо предавать людей, которым я, возможно, могу помочь. Что-то ведь
происходит в Восточном Донбассе. Что-то не совсем хорошее.
Вернусь домой, соберусь, оставлю распоряжения Шише – и на север. Пожалуй, на
шахту «Алмазная», которая расположена между Гуково, Зверево, Красным Сулином и
Новошахтинском. Ближе к Гуково, но и от других городов недалеко. Там недавно случились
две аварии, а в окрестностях пропали несколько человек. Вот я и посмотрю, как там обстоят
дела. Без уведомления Дозора – сейчас мне это совсем ни к чему.
И «потеряюсь» заодно. Кто будет искать меня в деревне?

***

Трасса «Дон» была заполнена транспортом. Грузовики и автобусы, бензовозы и


трактора, легковые автомобили и мотоциклы неслись в сторону Москвы и в сторону Ростова
нескончаемыми потоками. А ведь только весна! Что будет, когда по этой дороге устремятся
автомобили туристов, желающих отдохнуть на Кавказе и в Крыму? На Сочи дорога прямая,
на Симферополь – через паром. Но скоро обещают построить мост. Здорово будет! Я пару раз
ездила на пароме. Интересно, конечно, но объезжать далековато, и билет не очень дешево
стоит.
Я гнала, не особенно соблюдая правила дорожного движения. Остался справа
Новочеркасск, слева на холме появились развалины «Старой крепости», некогда ресторана и
вампирского гнезда (отдельно от ресторана), которое вычислили и разгромили в начале
девяностых. А потом и ресторан пришел в запустение и закрылся. То ли аура притяжения
перестала действовать, то ли экономическая ситуация убила некогда приятное заведение.
«Казачий рынок», за ним – гостиница. Здесь все спокойно, никакой нечисти вроде бы
нет. Хотя торные дороги любят и оборотни, и вампиры, и недобросовестные маги. Особенно
перекрестки дорог. Но на то и специализированный дорожный патруль в Дозорах.
Патрульных мало, работы много.
Развязка, на которой мой навигатор показал поворот налево, – на Новошахтинск.
Выбирая дорогу по карте, я бы, наверное, поехала до поворота на Зверево. Но навигатору
виднее, и я свернула на трассу Ростов – Харьков. Широкая четырехполосная дорога по
сравнению с трассой «Дон» была практически пуста.
Здесь я бывала когда-то – проездом в Харьков, но местность совсем не помнила.
Несколько километров, и слева появился дымящийся террикон. Потом еще один, без дыма.
Копры шахт. И терриконы, терриконы – редкие, но всюду. Горные работы велись здесь давно.
Прислушаешься к земле и ощущаешь, что она потревожена, изрыта. Хотя боли особой не
ощущается, тоска есть. Тоска тяжело работавших людей, тоска смертей, тоска нарушенной
целостности…
Еще в Ростове я наметила план действий. Проезжаю мимо шахты «Алмазная»,
осматриваю ее и окрестности издали, останавливаюсь в гостинице, встречаюсь с местным
активистом и краеведом, который жаждет рассказать ростовской журналистке о странных
событиях в городе. И на следующий день – детальное исследование предприятия.
По-моему, безупречный план! И, главное, никто не знает, где я и что делаю. Только в
моем блоге висит запись, куда я поехала. Она откроется через двадцать четыре часа, если я
не дам команду отложить публикацию. Или еще через двадцать четыре часа… Или еще
позже. А если все пройдет нормально, я запись просто сотру и выложу интересный отчет
дауншифтера-горняка. Скорее всего мне и в шахту удастся спуститься! Всегда мечтала
побывать на километровой глубине под землей, а до сих пор глубже метро в Москве или в
Харькове не опускалась.
Перед самым Новошахтинском дорогу моему автомобилю перебежал заяц. Сначала я
было обрадовалась – не каждый день в наше время увидишь длинноухого, – но потом
вспомнила, что примета очень так себе. Да что там говорить – плохая примета. Поэтому по
длиннющей дороге по Новошахтинску – что за город такой огромный, почти как Ростов в
длину, если судить по дороге, – я ехала в мрачном настроении.
Навигатор пискнул, указывая поворот направо и уводя меня от границы с Луганской
областью, до которой было несколько километров. Я повернула направо сразу за мостом
через железную дорогу, проехала по разбитой городской дороге и почти сразу очутилась в
поле.
За Новошахтинском дорога стала откровенно деревенской. Полоса в одну сторону,
полоса в другую, поля и посадки вокруг, чистенько и тихо. Лунной ночью здесь, должно
быть, такой вой стоит – хоть уши затыкай, но сейчас было тихо. Я включила радиоприемник.
Пронзительный тенор запел:

Родина моя, шахтерская Русь


О тебе я песню пою!

Город Гуково шахтерская слава


Я вдали от тебя загрущу
И кукушечка мне куковала —
Лет до ста я здесь проживу…

Жаль, певец уже умер – я почувствовала. Молодым был. Песню записали лет
пятнадцать назад… Однако патриотично встречает меня город Гуково – песней о себе! Знак?
Может быть.
Поля, посадки, холмы и балки. А вот и огромный копер шахты «Алмазная». И еще
один, чуть меньше, рядом. Красивое место, злом от копров не веяло. Что там, в черных
провалах, сказать отсюда сложно. Придется спускаться и смотреть, но для начала – встреча с
местными жителями. Я раздумала подъезжать к шахте ближе. Что толку? С дороги копры
были отлично видны, а вниз я сегодня не собираюсь.
Навигатор сообщил, что нужно поворачивать налево. Я повернула и притормозила – с
холма открывался прекрасный вид на город и на окружавшие его поля. Терриконы и копры на
горизонте, сады, зелень, золотые облака на востоке. Я сделала несколько снимков на
коммуникатор. Жаль, пока нельзя выложить их в блог. Сделаю отложенную публикацию,
чтобы кадры не пропали.

***

Гостиница в Гуково была вполне приличной, хоть и провинциальной. Чистенький


номер, вид на густые елки из окна, охраняемая стоянка для транспорта во дворе. Вот только
ресторанчика никакого внутри не было – мне посоветовали сходить на центральную улицу и
выбрать заведение себе по вкусу. Я решила, что мне хватит завтрака и обеда – без ужина
можно обойтись. И позвонила Володе – человеку, который обещал рассказать мне о
таинственных случаях, имевших место в городе и его окрестностях в последнее время.
Володя примчался сразу же. Такое ощущение, что он дежурил под гостиницей. Как
потом выяснилось, он присутствовал на мероприятии во Дворце культуры метрах в ста от
гостиницы. Поэты читали свои стихи, а Володя помимо прочего был поэтом.
– Вы какую газету представляете? – поинтересовался Володя, едва увидев меня.
Глазами он шарил по моей груди. Я было смутилась, но потом сообразила, что близорукий
краевед ищет бэдж с названием средства массовой информации, на которое я работаю. Все-
таки воздействие по телефону не совсем надежно, возникают порой ненужные вопросы.
– Самую интересную и популярную. И даже не из Ростова, а из Москвы.
– О! – выдохнул краевед.
– Рассказывайте! Рассказывайте обо всем! – предложила я. – Не стесняйтесь! Не
ограничивайте себя! Только стихов не надо.
Володя пришел в экстаз. Рассказывать он любил – это я поняла еще в интернете и по
телефону. Да еще и слушатель попался ему чудесный – я молчала и слушала, слушала и
молчала… Даже язык развязывать ему не пришлось – я только выдохнула в его сторону
капельку «правды». Чтобы преувеличивать и сочинять неповадно было.
Щебетал Володя около полутора часов и поведал довольно много интересного. Далеко
не все эпизоды, описанные им, относились к противоборству Света и Тьмы, и магическую
подоплеку имела едва ли половина. Но странного в городе и окрестностях творилось немало.
В степях по дороге в Нижнюю Ковалевку – хутор неподалеку от Гуково и от границы –
неоднократно видели стаю волков. А ведь не зима, да и волки вели себя странно – не убегали
и не прятались, а едва ли не следили за людьми. Но не нападали… Скот в деревнях вроде бы
тоже пока остался цел.
Среди горняков пошли слухи о Шубине – подземном духе, хозяине шахты, который
ходит в вывороченном тулупе по штрекам и предупреждает работяг об опасности. Два обвала
в неожиданных местах способствовали популяризации суеверий.
В городе и хуторах по соседству пропали несколько человек. Люди были все больше
непутевые, поэтому особого беспокойства среди «путевых» новости не вызвали. Но что
случилось с пропавшими? Уехали на заработки? Бродяжничать? Или все-таки пали чьей-то
жертвой?
Но главное, кроме Шубина, в шахтах видели огненного змея. Полоза. Дракона. А ведь
Восточный Донбасс – не Урал. Никогда здесь легенды о подземных змеях популярны не
были…
Володя считал, что всплеск наблюдений «полоза» – активизация каких-то
электрических явлений под землей. Напряжение земной коры страшное, электричества много
– комбайны, конвейеры, насосы, вентиляторы работают на нем. А тут еще мощная
активность различных радиоустройств – в первую очередь мобильных телефонов – на
поверхности. Вот и возникают своеобразные эффекты.
Я очень сомневалась в электрической природе «полоза». Людей могли съесть оборотни
(но куда смотрит Ночной Дозор, если так?), людей могли принести в жертву (но куда смотрит
Ночной Дозор, если так?), но, скорее, таинственные явления под землей и исчезновения
людей как-то связаны между собой. Наземный и подземный мир связаны куда теснее, чем
кажется. Особенно когда люди регулярно опускаются в подземный мир.
Наконец поток красноречия моего собеседника начал угасать. Он устал и проголодался.
– Володя, пойдемте, я угощу вас ужином! – предложила я. – Если вы мне покажете
какое-нибудь приличное заведение.
– Да я не очень знаком с заведениями, – смутился краевед. – И как-то неловко ужинать
за счет красивой девушки. А денег у меня – кот наплакал. Зарплату на шахте уже полтора
месяца не выдают.
Я побыстрее коснулась сознания Володи, чтобы он не осознал, что слишком
разоткровенничался. Все нормально, Володя. Все полностью нормально и хорошо! Ты не
сказал ничего лишнего, и сходить на ужин с девушкой за ее счет в данном конкретном случае
– естественно. В других случаях, пожалуй, не стоит.
Мы вышли под ночное небо.
– Вы пива не хотите, Алена? – спросил Володя.
– Даже не знаю. Почему пива?
– У нас здесь все больше пивные. Куда ни пойди. Хоть направо, хоть налево…
– Что ж, давайте зайдем в пивную.
Почему бы и нет? Все какое-то разнообразие. А то пьем шотландский виски,
французское или чилийское вино, граппу какую-нибудь… Надо быть ближе к народу! В
Гуково любят пиво – значит будем пить пиво. И поесть… Поесть, надо думать, что-нибудь
дадут! И мы будем есть, что дадут.
От гостиницы до главной площади – минута хода. Как оказалось, площадь
располагалась на пересечении улиц Мира и Карла Маркса. Влево и вправо по Карла Маркса
Володя и махнул рукой.
– Слева – «Радуга» и «Альбатрос», потом «Елки», потом «Арагац», – сообщил он.
– А потом?
– Метров через четыреста – конец города, шахта «Восточная» и государственная
граница.
– Через четыреста метров?
– Нет, граница – километра через три.
– А шахта «Восточная»? Там ничего странного не происходило?
– Конкретно о «Восточной» не знаю. Она закрывается.
– Вот как?
– Да.
– Ну ладно… А «Елки» – это «Елки-палки»? Где можно есть сколько хочешь, заплатив
за «телегу»?
– Нет. Просто «Елки». Пивбар. Рядом с ним елки растут.
– Тогда расскажите, что справа.
– Справа «Бочка», потом «Яр», еще пиццерия чуть в стороне, потом еще одна пиццерия,
караоке-бар «Запой», кафе «Кристина»…
– А еще говорят, что в маленьких городах некуда сходить.
– Если выпить – есть куда.
– Пойдемте в «Бочку». Вообразим себя Диогеном.
– Хороший выбор. Там аквариумы красивые… И пиво неплохое…
Обстановка в «Бочке» и правда была вполне пристойной. Тяжелые деревянные столы,
крепкие скамейки, огромные аквариумы вдоль стен. Громко работал телевизор, но это
проблемой не было. От телевизора я отгородила наш столик мягкой невидимой
звукопоглощающей стенкой.
Володе я заказала самого дорогого пива – пусть порадуется. Тем более цены в
сравнении с ростовскими и с московскими тут были просто демпинговые. Взяла бокал
темного портера и себе. Для здоровья иногда полезно. Дрожжи, витамины, минералы. Лишь
бы кальций из костей не вымыть – обратно закачивать морока…
Володя блаженствовал, но расслабился он рано. Обстановку я разведала, но кое-что
оставалось непонятным. В частности, почему Светлый маг высокого уровня Крюков не
платил горнякам заработную плату, если это и в самом деле его шахты.
На вопросы о Крюкове Володя отвечал туманно. Да, был такой директор раньше, потом
стал председателем совета директоров. Выкупал какие-то акции. Но вроде бы вовсе и не он
владелец… А Петренко – хороший человек, только ему работать не дают. Налогами давят,
дотаций нет…
Из путаных высказываний Володи я поняла только одно: пиар-поддержка у Петренко
хорошая, потому что в глазах трудового народа он хороший. А если что не так –
обстоятельства виноваты.
Володя накидался пивом так неожиданно быстро, что я стала опасаться за его
дальнейшее будущее. После четырех кружек он уже с трудом мог назвать свой адрес. Но все-
таки назвал, и я этим воспользовалась, попросив бармена вызвать такси.
Почти на руках под «понимающими» взглядами вытащила своего нового знакомца на
улицу, засунула в такси, заранее расплатилась с таксистом… Фух…
В небе светил молодой месяц. Улица Карла Маркса тонула в тенях – редкие фонари
загораживали деревья. Я примерно представляла, в какой стороне находится гостиница, и
побрела в нужную сторону по неровному тротуару.
Живут же люди! Почти никаких Дозоров, почти никакой магии… Как известно, на
десять тысяч человек рождается примерно один Иной. Мы живем дольше – как правило. Но
все равно мы не вечные… Если учитывать продолжительность жизни, то один Иной
приходится примерно на пять тысяч человек. Стало быть, в Гуково с его семьюдесятью
тысячами населения Иных должно быть четырнадцать.
Но не тут-то было! Иные тянутся в крупные города, в столицы. Туда, где плотность
населения выше. Или в самую глушь, где вообще никого нет. В средних городках Иных
совсем мало. Здесь, скажем, живет Борис – Светлый волшебник пятого уровня, довольно
занудливый тип. Встречалась пару раз на праздниках и тусовках. Зайти в гости совершенно
никакого желания…
Так вот, к чему я? Можно осесть в таком городке и ничего не бояться… Или, напротив,
бояться всякой тени. Агафья была куда сильнее меня – а спасло ее то, что она удалилась от
суеты?
Нет в жизни совершенства…
Компания молодых людей пубертатного возраста, гогоча, прошла мимо меня. Пара
парней с интересом взглянули на красивую блондинку, но и слова не сказали. А я-то уже
надеялась кого-то «реморализовать» в порядке самообороны. Не пришлось.
Мне даже стало интересно – что за ребята, о чем говорят. Я активировала «лисьи уши»,
повернулась вслед компании… Мальчишки обсуждали решение задачи по математике! Они
возвращались из математической школы! Вот тебе и провинциальный городок…
Машины, проезжающие мимо, не сигналили и не предлагали подвезти. Все друг друга
знают и понимают, кому стоит предлагать покататься, а кому – нет.
Зря я, наверное, сюда приехала. Что здесь может случиться? И зачем?
Я задумалась над своим настроением. И почему мне хочется приключений? Подраться с
кем-то? Ответить на вызов, вразумить? Что-то такое в атмосфере? Или в почве?
Земля словно бы излучала силу. Точнее, не силу, а некое напряжение, от которого
хотелось напрячься и сцепиться с кем-то. Причем на людей, судя по их поведению, это не
действовало. Или действовало, но не на всех? В квартире на первом этаже муж ругался с
женой по какому-то совершеннейшему пустяку. Ругался почти до драки. Но разве так не
бывает в обычной жизни?
Нет, завтра надо спуститься под землю и посмотреть, что же там… А сейчас –
отдыхать.
Почти бегом я вернулась в гостиницу, приняла душ и легла спать. Телефон, который
был в номере, не звонил. Несправедливо! Почему мужчинам всегда звонят и предлагают
«девочек», а женщинам «мальчиков» – очень редко? Не то чтобы я согласилась, но моему
самолюбию это польстило бы. Или нет? Наверное, все же нет…
Я заснула и во сне бродила по окрестным полям, едва освещаемым мягким сиянием
растущего месяца…

***

Ночь прошла на удивление спокойно и даже приятно. Снились цветные романтичные


сны, и проснулась я отдохнувшей и бодрой. Надела свое любимое льняное платье, летние
сапожки – в туфлях в шахте будет не очень удобно. В платье, возможно, тоже, но почему-то
мне не хотелось ехать в джинсах. Волшебница я или нет? Буду делать то, что мне нравится.
На улицу я вышла с прекрасным настроением. И вокруг было хорошо: пели птицы,
светило солнце. Только вот земля… Земля немного странно вибрировала. Люди не заметят,
но я замечаю. Может быть, в шахтерских городах всегда так?
Я решила сделать разгрузочный день и сразу заняться делами. Села в автомобиль,
помчалась в хутор Гуково. Десять минут – и я на месте. А какая дорога! Поля, деревья,
холмы, безлюдье – и красота, красота! Хорошо жить в маленьком городе! Еще бы асфальт
чуть поровней…
Въезд на стоянку рядом с шахтой преграждал шлагбаум. Я лишь едва коснулась
сторожа силой, и он заулыбался, открыл проход. Что ему померещилось, интересно?
Улыбался он мне, как любимой дочери. Может, и подумал, что дочь приехала?
Припарковав машину рядом с входом и тщательно ее замаскировав – на всякий
случай, – я вошла в здание шахты. Сначала я намеревалась спуститься под землю одна, но
поняла, что это будет не так просто сделать. И не потому, что меня не пустят. Как ни странно,
нигде не было указателей «вход в шахту», «к лифтам» или чего-то в этом роде… Мне нужен
был проводник.
Пришлось идти к директору. И правда, зачем размениваться? Если есть возможность
обратиться к первому лицу, с ним и надо работать. С директором проще, чем с каким-нибудь
мастером или инженером.
Секретарь – не очень красивая молодая девушка – удивленно вскинула на меня глаза. Я
коснулось ее силой еще легче, чем сторожа на стоянке, но ей хватило.
– У себя?
– Да. Один. Планерка уже закончилась.
На двери я прочла имя и отчество директора: Андрей Валентинович. Вообще-то мне не
обязательно было знать, как его зовут. Но без имени как-то неловко. Не люблю обращаться к
человеку «эй, ты».
Когда я вошла в кабинет, директор удивленно уставился на меня. В первую секунду.
Потом обрадованно улыбнулся.
– Давно вас жду!
– Отлично, Андрей. Я Алена. Проводите меня в шахту.
– Прямо сейчас? – удивился директор.
– Да.
– Действительно, нужно быстрее! – согласился директор. – Сейчас! Я только дам
распоряжение в баню…
Я несколько насторожилась. Перед шахтой нужно мыться? Или он хочет распорядиться
заранее? Директор распорядился приготовить спецодежду, что меня не слишком удивило. Но
когда он на самом деле привел меня в баню, я несколько оторопела.
– Зачем нам робы? – возразила я. – Пойдем так. Мы же работать не будем.
– Нельзя в таком виде. Нужно переодеться, – безапелляционно пояснил директор.
– Мне можно.
– Никому нельзя.
Надо же, сопротивляется давлению! Вот что значит устойчивые, выработанные годами
рефлексы.
– И тем не менее мы пойдем в обычной одежде.
– Я не пойду.
– Пойдете, Андрей.
Пошел, хотя ему было неуютно. Но решили без спецодежды – значит без спецодежды.
Миновав баню, мы оказались в довольно-таки странном помещении, полном
разнообразных механизмов. Женщина лет пятидесяти выбежала навстречу директору.
– Андрей Валентинович, вам кто нужен?
– Я в шахту спускаюсь, Лариса.
– Вот так?
– Вот так.
– Вот так! – подтвердила я. – Все в порядке!
– Ну да, – задумчиво проговорила женщина. – Хорошо…
Она открыла металлические воротца, и мы с директором попали в кабинку, висящую
над огромной дырой в земле.
– Спускались в клети прежде, Алена? – поинтересовался директор.
– Не приходилось… Сколько метров до дна?
– Метров шестьсот… Но не переживайте, канаты новые. Не то что на грузовом скипе.
– А если ухнем? – спросила я.
Затормозить падение магическим способом можно, но вместе с директором, в этой
металлической клети, которая похожа не на клеть, а на вагончик с крышей, подвешенный над
пропастью…
– Не ухнем, – сказал директор.
Но мы ухнули. То есть клеть пошла вниз. С такой скоростью, что я даже опешила.
– Может, немного заложит уши, – сообщил директор. – Как в самолете.
Уши действительно сразу заболели.
Серые стены шурфа – я вспомнила, как называется эта конструкция, – проносились
мимо, по ним кое-где текла вода.
– Конденсат, – пояснил директор. – И роднички.
– А не затопит?
– Воду откачивают…
Спуск в шахту казался мне затеей все более авантюрной. Когда я отпустила поручень, в
который вцепилась обеими руками при начале спуска, оказалось, что рука сильно выпачкана
черной угольной пылью. Мое роскошное голубое платье тоже в двух местах оказалось
испачканным. И костюм директора местами почернел, а ведь мы еще и в шахту не
опустились!
– Надо было переодеться, – задумчиво проговорил директор, глядя на мою грязную
ладошку. – А куда мы пойдем, Алена? В лаву или на проходку?
– Мы просто погуляем. Осмотримся…
Спустя целую вечность клеть замедлилась, качнулась, остановилась. Директор
распахнул створки, пропустил меня вперед. Несколько чумазых работяг посмотрели на меня,
открыв рты. Но директор в костюме изумил их еще больше.
– Все в порядке, ребята, – успокоила я шахтеров.
Пожалуй, и правда нужно было переодеться. Тратить силу на то, чтобы убеждать всех в
нормальности происходящего, когда директор разгуливает в дорогом костюме и белой
рубашке по шахте, не совсем разумно. И платье придется стирать, а то и выбрасывать.

***

В шахте было неуютно. Хорошо, что директор взял у дежурившего возле ствола
шахтера фонарь-«коногонку», и мы пошли с ней «гулять». Света в шахте не было. Вообще.
Огромный тоннель – думаю, точно такой же, как в метро, но рельсы в нем совсем узкие,
иногда бегут ручейки, а стены выложены бетонными плитками. Тускло светил фонарик,
летела пыль – много пыли. Дул ветер. Но подземный ветер был совсем не таким приятным,
как на поверхности, а душно-тревожным, пыльным.
Когда мы отошли от ствола метров на двести, я приказала директору ждать меня, что бы
ни случилось, и попыталась войти в Сумрак. Найти свою тень и поднять ее здесь, в
кромешной тьме, было очень тяжело. И еще тяжелее оказалось в Сумраке. Будто бы под
водой на глубине. Да что там под водой – в холодном, едва проницаемом желе. Структура
этого желе была неоднородной. Там, где заканчивался тоннель и начиналась горная порода,
желе замерзало и превращалось в лед. Не везде, но в основном было так. А в тоннеле желе
было с трещинками, прослойками, чем-то вроде корней. Через него можно было пробиваться
– но с огромным трудом. Вот он какой, Сумрак на километровой глубине! Глубокий
Сумрак…
Я вывалилась из Сумрака, тяжело дыша. Директор стоически ждал меня, привалившись
плечом к стенке. Дорогой пиджак, похоже, восстановлению уже не подлежит.
– Тяжело? – поинтересовался он. – С непривычки всегда так. Чайку нужно было взять.
Горячего. С сахаром.
Слова были настолько к месту, что я испугалась и пристально вгляделась в ауру
директора. Нет, обычный человек, не Иной. В Сумраке не бывал. Говорит о шахте. Здесь тоже
своего рода Сумрак, да…
– В какой стороне Гуково? – спросила я, чтобы сориентироваться.
Директор махнул рукой в стену.
– А штрек куда ведет?
– На глубину. В сторону Зверево.
– Там есть еще шахты? – спросила я.
– В Зверево одна большая шахта – «Обуховская».
– А по дороге?
Директор задумался.
– Если под землей идти, то старые выработки «Алмазной», потом чуть сбоку
«Ростовская», потом «Замчаловская». Ну и «Обуховка».
– Интересно, – заметила я. – А шахты сообщаются между собой?
– Нет, конечно. Хотя, случается, выработки близко друг к другу подходят.
– Пойдем, – предложила я.
И мы побрели вглубь.
Спустя метров двести сели на «бабу-ягу» – подвешенные к канату сиденья наподобие
велосипедных. Без директора и его лампы мне было страшновато, но он ехал неподалеку –
чуть сзади. А меня «баба-яга» уносила вдаль и вглубь.
С «бабы-яги» пересели на «козу» – скошенные вагончики, карабкающиеся по крутому
склону. Ухнули еще метров на двести относительно уровня горизонта. Машинист «козы»
смотрел на директора и его спутницу безумными глазами. Пришлось успокаивать и его. Но
на глубине воздействовать на человека оказалось куда тяжелее, чем на поверхности.
Когда мы вновь оказались одни посреди тоннеля, который вел, как сообщил директор, к
добычной лаве, я вошла в Сумрак. Здесь холодное желе словно бы светилось. И свечение
шло из глубины, пульсировало. Теперь я поняла, отчего дрожала земля. Точнее, откуда шла
дрожь. Что там внизу? Лава? Вулкан? Кузница гномов?
– Вперед, – приказала я директору. И мы вновь пошли в темноту и неизвестность.
Подумав, я с помощью силы зажгла колдовской «фонарик». Светил он не так ярко, как
директорская «коногонка», но позволял различать предметы лучше, потому что практически
не отбрасывал тени. Директора мой фонарик не смутил – по-моему, я задурила его
окончательно. После того, как окажемся наверху, нужно будет хорошенько с ним поработать.
Человек не виноват в том, что мне захотелось спуститься под землю.
Захотелось? Спуститься? Я словно взглянула на себя со стороны. Собственно, каким
образом спуск в шахту может помочь моим проблемам? Что я могу здесь найти? Вниз меня
тащила интуиция. Но я же не гадалка, не пророк… Хотя интуиции порой нужно доверять.
Мы прошли мимо лавы – узкой норы, в которой копошились грязные полуголые люди.
Пыль оттуда летела так сильно, что хоть респиратор надевай. Кстати, кое-кто внутри и был в
респираторах. Стоял грохот, тянуло жаром. Но грохот был механический, не тот, что
беспокоил меня наверху.
– Сорок градусов в лаве. Горячо, – пояснил директор. – Потому и не соблюдают технику
безопасности – снимают спецовки.
Я заглянула в лаву сквозь Сумрак. В Сумраке здесь было не пролезть – желе колебалось
и могло в любой момент придавить. В Сумраке было совсем не жарко – наоборот. Но лучше
уж тепло, чем мороз.
Мы пошли дальше. Триста метров, четыреста, пятьсот. Ноги болели, я была грязная и
мокрая. Как в гостиницу ехать? Только невидимкой. А сил почти не осталось.
– Пришли, – объявил директор, когда мы оказались у какой-то огромной машины с
длинным клювом. По всей видимости, с ее помощью пробивали тоннель. – Здесь проходка
идет, дальше дороги нет.
– Стена? – на всякий случай уточнила я.
– Тоннель еще не пробили.
– Ага…
Бежать директору было некуда и незачем, но я все же предупредила его, чтобы он меня
ждал. И забыл все о нашей прогулке. Пусть постоит в темноте, порелаксирует – это пойдет на
пользу его психике. А когда выйдем на поверхность, я создам для него легенду – что и как
происходило с ним сегодня. Обеспечив себе тылы, я шагнула в Сумрак. Все то же туманное
желе. Вот только в Сумраке тоннель не упирался в породу. Напротив, он явственно шел
дальше, и здесь было реально пройти вперед! Дальше холод был не такой леденящий,
впереди горел багровый свет.
Чтобы узнать, что здесь и как, я и явилась в шахту, верно? Было страшновато, но я
шагнула вперед. Идти оказалось на удивление легко. Шаг, другой, третий – и я уже в стене.
Десять шагов, и передо мной открылся самый настоящий сумеречный тоннель. По краям
колыхалось плотное желе, но тоннель был явственным. Наверняка в реальном мире точно так
же!
Я вышла из Сумрака, понимая, что рискую. Впрочем, полагаю, шансы впечататься в
камень у меня были не слишком велики – реальность сопротивлялась бы моему выходу из
Сумрака. А я попыталась еле-еле. И сразу вывалилась в тоннель. Черный и заброшенный.
Позади – камень. Впереди – полузасыпанный породой ход. Старая шахта?
Впереди что-то было, я чувствовала! Вперед! Фонарик освещал дорогу метров на пять.
Страшновато. Не потому, что темно. А потому, что вверху – километр камня. Даже
представить страшно.
Проход раздвоился. Я свернула направо – туда меня влекло, а я решила доверять
интуиции.
Еще несколько шагов – и я увидела огонек. Посреди прохода стоял человек. Причем
одет он был не в шахтерскую робу, а в костюм. Неужели директор нашел способ войти в
заброшенный тоннель по какому-то другому ходу? Скорее всего.
– Андрей?
– Алена? Нет, я не Андрей.
Я вгляделась в мужчину. Иной. Светлый. Да кто же это такой? И что он здесь делает?
– Я Руслан. Ты меня помнишь?
Ничего себе! Дозорный из Махачкалы, с которым мы встретились на вечеринке в
ростовском музыкальном театре!
– Ты что здесь делаешь?
– Тебя жду.
– Однако! Зачем?
– Мне поручили кое-что у тебя забрать.
Я несколько опешила.
– Тебе? Поручили? Забрать? У меня?
– Да. Помнишь кладбище в Новочеркасске?
– Еще бы.
– Помнишь, что ты обещала Темному услугу?
– Помню, – насторожилась я.
Я-то, конечно, помню. Но вот ты откуда об этом знаешь?
– Темный просит тебя отдать золотую розу. Она ему нужна. Это и будет услуга.
Сказать, что я была ошарашена, – ничего не сказать. Светлый маг на посылках у
Темного? Темному магу нужна роза, с помощью которой Крюков хотел со мной связаться? И
потребовать ее нужно здесь, на километровой глубине? А главное, нужно было знать, что я
здесь окажусь!
– Ты обещала, – напомнил Руслан.
Я действительно обещала. Но без розы я буду беззащитной… Хотя, можно подумать,
роза меня защитит!
– Тебе в этом деле что за интерес? – спросила я напрямую.
– Я тоже кое-кому кое-что обещал.
– А если я не отдам?
– Не знаю. Тогда ты не выполнишь своего обещания, а я – своего. Я не настаиваю.
– Чем ты докажешь, что передаешь мне слова Темного? Что я не буду ничего ему
должна, когда отдам розу?
– Клянусь Светом, – ответил Руслан и продемонстрировал шарик света в руке.
Не выполнить обещания я не могла, пусть это и было глупо. Отстегнула розу – у нее
выросли малюсенькие шипы и начали колоть мне пальцы – и протянула Руслану.
– Бери. Она колючая.
Руслан поспешно схватил розу. Вскрикнул, когда шипы впились ему в пальцы. Ударил
по розе «фризом», потом файерболом, потом еще чем-то – я не разобралась. Уронил брошь на
камень и растоптал. Но, как только сделал это, задергался, захрипел, упал и продолжал
хрипеть, корчась на камне.
– Эй, с тобой все в порядке?
Вопрос звучал нелепо, но я слишком растерялась. Конечно, с ним не все в порядке!
Хоть человек, хоть Иной не будут извиваться на земле и хрипеть, если у них все в порядке!
Но что я могу сделать?
Я вошла в Сумрак и увидела призрачную змею, душившую Руслана. Файербол сам
сорвался с моих пальцев, ударил в морду гадины. Она рассыпалась прахом. Руслан перестал
извиваться.
Похоже, я его спасла! А он? Спас ли он меня? Может быть, в розе таилось какое-то
страшное заклятие? Иначе что я здесь делаю? Как я вообще сюда попала?
Я вышла из Сумрака. Руслан перестал извиваться, но лицо его было мертвенно-
бледным. Не было похоже, что он дышит. Глаза были открыты и не реагировали на свет. Но
мертвенно-сжатый рот открылся и проскрипел:
– Беги!
Сзади раздался шорох. На меня ползли змеи. Десятки, сотни змей выползали прямо из
породы.
Я завизжала и помчалась прочь. Змеи, шипя, мчались за мной. С хвостов срывались
багровые искры, глаза светились зеленым, по чешуе пробегали серебристые сполохи.
Я бежала все быстрее. Все-таки прямоходящие имеют большой запас скорости перед
пресмыкающимися. Змеи стали отставать. А я вылетела в огромную пещеру. Свод ее терялся
во мгле, противоположной стены видно не было. Где-то плескалась вода, а около воды сидели
и лежали люди. Десятки, если не сотни людей. Все они уснули тяжелым сном, а вокруг них
свил кольца огромный змей. Он не спал. Горящие багровым пламенем глаза смотрели на
меня.
– Вот и моя принцесса! – прошипел дракон.
Я попыталась повернуться, чтобы бежать прочь, схватилась за грудь, где должна была
быть роза… Но розы не было, а ноги не слушались меня. В глазах потемнело, и я упала на
камни, не чувствуя их острых ребер.

Часть 2
Рыцарьи дракон
Ветер нес по улице обрывки газет и грязные полиэтиленовые пакеты. Если бы не
обилие мусора, весеннее утро можно было назвать прекрасным: распускались листья, воздух
был свежим и ароматным. Ветер дул с востока, и пыли от обогатительной фабрики в воздухе
не чувствовалось. У меня тонкий нюх, который я вместе со слухом еще в молодости усилил
магией, от чего порой страдаю. Хотя умение по запаху найти человека или вещь бывает
весьма полезно, да и хороший слух чаще помогает, чем мешает.
В утреннем воздухе не было слышно и запаха горящей серы с террикона. Иногда
породные отвалы шахт дымятся, причем, когда они начнут гореть, вычислить крайне сложно.
Народ вокруг привычный к пыли и копоти, а я просто задыхаюсь.
Я брел по улице, обходя пластиковые и бумажные пакеты, которые так и норовили
прильнуть к ногам, и прислушивался, приглядывался. Утренний обход – дело скучное, но
необходимое. Работа! Я за нее деньги получаю. И не только деньги.
На машине обход не произведешь – на ходу трудно все увидеть, услышать и ощутить.
Да и не положено патрулирование за рулем, по крайней мере – без напарника. А напарника у
меня в Зверево не было. И в Гуково тоже. В Гуково располагался офис конкурентов –
Ночного Дозора.
Все-таки мы, Темные, куда более консервативны и порядочнее Светлых. Те так и
норовят поставить какой-то эксперимент. И в Гуково переехали, как только город стал
больше, чем Зверево. А мы остались здесь – ведь еще с дореволюционных времен
квартировали на станции, Чехова Антона Павловича чаем поили… Теперь у меня офис в
торговом центре «Маяк» – на станции неудобно, народу мало. Новый офис прямо посреди
поселка, рядом с рынком. Много людей, много эмоций. Хорошо!
А Светлые квартируют в Гуковском музее шахтерского труда. Огромное здание,
бывший детский сад, в разгар лихих девяностых переоборудовали под музей. Борис тогда
подсуетился и занял этаж в одном из трех крыльев бывшего садика. И в самом деле, зачем
музею лишние площади? А городовому Ночного Дозора приятно дежурить среди культурных
сотрудников музея и культурной публики. Эмоции сплошь светлые, энергии много. Даже
синий мох не растет.
Борис, как и я, городовой. Поскольку Зверево и Гуково раньше были одним городом, то
городовые мы по двум городам сразу. И по части районов – Красносулинского и Каменского.
У нас административное деление не такое, как у людей. Куда дотягиваешься, то и твое. Мы
дотягиваемся километров на десять от города. И соседям помогаем, конечно. Красный Сулин,
Новошахтинск, Каменск, Донецк, Белая Калитва – все в связке работают. Хотя на Донецк и
Каменск тоже по одному городовому от Светлых и от Темных, а Белая Калитва
присматривает за Морозовском – в сельской местности помимо ведьм Иных почти нет. А
провинциальным ведьмам Дозоры обычно ни к чему… Только мешают им Дозоры.
Подчиняемся и я, и Борис, и наши коллеги с соседних территорий Ростову. Ростовскому
Дневному Дозору, ростовскому Ночному Дозору. Тут мы неоригинальны и от людей не
отличаемся. Но опять же – у Темных перед Светлыми преимущества. Мы, Темные, работаем
на себя и на Договор, друг другу помогаем. А у Светлых – строгая иерархия. Они по приказу
начальника в огонь бросятся.
Я тоже своим буду помогать чем смогу, но знаю – они мне помогут, когда нужно будет.
Если не помогут – и я им не помогу… Случается и такое, но основной принцип –
взаимовыгодное сотрудничество. А чтобы тебя не «кинули», не принимай участие в
сомнительных проектах, не бери на себя слишком много, не стремись откусить больше, чем
проглотишь. Не верь, не бойся, не проси. Все так…
От рассуждений меня отвлекло мычание алкоголика Вити, валяющегося на клумбе с
тюльпанами. Неужели наконец инсульт? Неужели поставщик отрицательных эмоций для
половины жителей Зверево и чувства превосходства для другой половины перестанет
наполнять пространство вокруг себя Темной энергией? Мне Витя был глубоко противен, но
зло должно быть наказано. Если ты выбрал зло – будь готов к тому, что Тьма выберет тебя! И
будет тебя использовать, пока возможно.
Завидев меня, Витя замычал обрадованно. Вскоре его мычание, как ни странно,
перешло в членораздельную речь.
– Макар! Макар! Дай закурить.
– Курить вредно, – бросил я.
Чистая, откровенная, незамутненная ненависть люмпена к преуспевающему дельцу
полилась на меня живительным потоком. Вслух Витя сказать что-либо побоялся, и оттого
напор неприятных эмоций был куда сильнее. Но ценные кадры нужно беречь. Постояв рядом
с ненавидящим меня и весь мир Витей минутку, я сунул ему пятьдесят рублей.
– Купишь себе сигарет.
– Сволочь ты, Макар, – простонал Витя. Впрочем, в голосе его были нотки счастья. –
Тут же ровно на бутылку беленькой, если не в магазине брать. Какие сигареты? У меня
сейчас праздник будет! Большой праздник! Но как же без сигарет?
– А вот так.
Витя обдал меня еще одной волной ненависти. Хватит пока… Я побрел дальше – к
своему второму гаражу. Возьму машину, съезжу в Гуково. Обход Зверево закончен, нужно
проверить активность Ночного Дозора. Тем более Борис звал меня на стаканчик виски. Ему
из дьюти-фри привезли восемнадцатилетний «Гленливет» – Борис и рад. Не то чтобы я не
могу себе позволить выдержанный моносолодовый виски – даже не обязательно из дьюти-
фри, – но в хорошей компании и выпить приятно. Заодно обсудить с Борисом оперативную
обстановку. Все-таки одно дело делаем – следим за соблюдением Договора!
Помимо небольшого домика с гаражом и садом в Зверево у меня здесь есть квартира, а
рядом с ней – гараж. Не стоит держать яйца в одной корзине – поэтому я стараюсь выбрать
место своего ночлега максимально спонтанно и езжу на разных машинах. Не сказать, чтобы
на меня охотились, но попробуйте следить за соблюдением Договора на территории почти в
тысячу квадратных километров – наживете врагов, причем диких и необузданных. Поэтому
осторожность не помешает…
В гараже меня ожидал верный черный «бумер». Борис над моим выбором второго
автомобиля хохотал и интересовался, обязательно ли мне было покупать бандитский
автомобиль? А вот и обязательно. Noblesse oblige. Да и нравится мне «БМВ». Вторая моя
машина – джип «мерседес». На нем удобно ездить по полям, и почтение к владельцу он
внушает куда большее. Но и шустрая «бэха» хороша для разъездов. А цвет… Ну, не на белом
же «БМВ» мне ездить? Или, извините, на голубом?
Около гаражей все было тихо. Я проверил «ловчую сеть» на крыше, потом приподнял
защитное заклинание на воротах. Щеколда внутри открылась по моей команде, ворота сами
собой распахнулись. Я проверил датчики движения – наружный и внутренний. Нет, никто
даже не смотрел в сторону моего имущества, можно было смело садиться за руль и ехать.
Пахло в машине приятно, свежей кожей, хотя автомобилю уже два года. Но я езжу
аккуратно, курить никому в салоне не разрешаю. Да, если на то пошло, я редко сажаю в свой
автомобиль посторонних. Разве что Бориса – а он Светлый, и этим почти все сказано. Не
курит, пьет умеренно, моется регулярно, пользуется хорошим дезодорантом – что, кстати,
тоже весьма ценно не только в людях, но и в Иных.
Двигатель завелся с пол-оборота, я выехал из гаража, и ворота закрылись сами собой.
Защитное заклинание опустилось. Отлично! Вперед.
Я помчался по не слишком хорошей дороге со скоростью сто двадцать километров в
час. Больше было никак нельзя – или на ямке колесо отлетит, или в кювете окажешься.
Дорога петляет, повороты коварны.
Хотя патрулирование за рулем полноценным патрулированием не считается, по
сторонам я посматривал. Порой что-нибудь, да увидишь. То следы оборотня на поле, то
выпитую собаку на обочине или на дороге. Лежит себе чья-то шкура – кажется, что ее
колесами по асфальту раскатало. Но шкурка чистая, крови вокруг нет. Думаете, просто так?
Не просто, совсем не просто…
Поселок «Алмазный». Это уже Гуково, здесь живет ведьма Галя. Мерзкая старая карга,
ворожит по-черному и подрабатывает активисткой-общественницей. Впрочем, не только
общественницей – она и в избирательной комиссии работала, и в партиях разных состояла,
но сейчас только пакостит по-мелкому. Казалось бы, Темная ведьма, должна быть союзницей.
Но я ее терпеть не могу, она меня тоже. Постоянно строчит на меня в Ростов доносы.
Пришибить ее нельзя – слишком явно будет, к тому же есть у нее высокие покровители, так
что приходится терпеть.
Дорога ухнула в балку, взлетела на пригорок. Обогатительная фабрика, из-за которой
местное кладбище засыпано черной пылью. От кладбища идет устойчивый поток негативной
энергии. Не покойники ее производят, нет. Те, кто видит это черное кладбище. Хоть в глубине
души, хоть неосознанно, а каждый раз осуждают, во что превратили погост. Но разве в том,
что кладбище в таком состоянии, виноваты Темные? Нет! Опять Светлые постарались, когда
промышленность развивали. Развили? Рады? Вот и отлично! Мы тоже рады.
Вышка ретранслятора, на которой любят высматривать жертв залетные вампиры.
Сколько я с ними помучился! Двух сам снял и отправил восвояси, троих развоплотил Борис.
Одного, правда, с моей помощью. Редкой пакостности было существо. По силе – примерно
третий уровень, то есть гораздо сильнее нас с Борисом по отдельности. Но вдвоем, да еще с
помощью кое-каких амулетов мы его все-таки ухайдокали… А вампир, похоже, шел к успеху,
уровень поднимал резко…
Железнодорожный переезд. Точнее, несколько переездов и дорожная развязка. Здесь
любят колдовать заезжие ведьмы. Всегда стоит посмотреть, не оставили ли они каких
«подарочков». Свои ездят подзаработать в другие места, к «теткам» да «племянникам»,
чужие приезжают к нам. Круговорот ведьм в природе. Но нет, все чисто.
Вот и поселок шахты «Ростовская», как говорят местные, «двадцатая». Исконный
гуковский поселок, рядом – станция, с которой город начинался. Я притормозил у кафе
«Встреча» – пожалуй, стоит позавтракать. Вошел, поздоровался с хозяином – казачьим
атаманом и при этом толковым мужиком. Меня он знал как бизнесмена, но, возможно,
подозревал во мне и бандита. Хотя какие сейчас бандиты? Только бывшие. Девяностые
закончились.
– Александр Васильевич, все спокойно?
– Все отлично, Макар! Кофе, чай, позавтракать?
К Борису я раньше обеда не поеду, надо посмотреть, нет ли какого переполоха в Гуково.
Вчера я сюда не заглядывал, оставил территорию без присмотра. Ну, как тут добрые дела
направо и налево творят без лицензии? Так что позавтракать можно плотно, но лучше не
переедать.
– Греческий салат, кофе и плитку шоколада, – попросил я.
– Через десять минут все будет готово.
Я присел за столик с намерением просмотреть почту. Вай-фая во «Встрече» не было, но
на мобильный интернет мне денег не жаль – я все-таки Темный, а не Светлый. Борис вечно
жалуется, что ему на оборудование средств не хватает. Зажимает начальство, а самому
заработать моральные принципы не позволяют. А я зарабатываю. Многим в свое время
помог, долю в предприятиях имею. Копейка к копейке – давно мог бы квартирку в Испании
прикупить, а то и в Москве. Только зачем? Отдыхать мне больше в Турции и Египте
нравится, человечнее, подзарядиться можно. А в Москве своих дозорных полно. Кем я там
буду со своим пятым уровнем? Чем? И зачем?
Но не успел я открыть почтовый ящик, как коммуникатор ожил. Экран налился черным,
потом посерел, и на сумрачном фоне появилась не слишком приветливая физиономия
Вазгена Арутюняна, главы Дневного Дозора Ростова. Напрямую он звонил мне считаное
количество раз, и каждый раз требовалось разобраться с какой-нибудь пакостью. Для
протокольных звонков и информирования есть почта и есть секретарь, а также кураторы
отделов.
– Макар? Тебе удобно говорить?
– Вполне, Вазген. Слушаю!
Видно, мне не удалось скрыть недовольную гримасу, потому что Вазген усмехнулся.
– Происшествие. На твоей территории пропала Светлая.
Я не совсем понял вводную и переспросил:
– Надежда? Доктор, которая работает в больнице «Скорой помощи»?
Собственно, больше известных мне Светлых в городе не имелось. Есть Борис, глава и
единственный сотрудник Ночного Дозора, но он не «Светлая», а «Светлый». Кроме него,
только Надежда, практикующий доктор, в Дозорах не состоящая, но сочувствующая. Борис
не особенно склонял ее к работе: волшебница седьмого уровня мало чем могла ему помочь в
борьбе с упырями и прочей нечистью, а требовали бы с двоих сотрудников больше.
Я – другое дело. Поэтому Борис предпочитал дружить с Темным – то есть со мной. А я
– с ним, потому что моя ситуация была немногим лучше. Потенциальными союзницами
могли стать только две ведьмы, одна из которых меня ненавидит и стремится опорочить при
каждом удобном случае, а вторая не очень умна, зато похотлива… Вампиров и оборотней нам
тут не надо, не оберешься проблем с вампирами, да и с оборотнями тоже. Хотя пару
вампиров в городе мне постоянно предлагали прописать. Я отбивался как мог.
– Какая Надежда? – нахмурился Вазген. – Алена. Астафьева.
– Боюсь, я тебя не понимаю, Вазген.
– Ты не знаешь Астафьеву?
– Нет. Ты ничего не путаешь? У нас такой нет.
Вазген на мгновение задумался, потом пояснил:
– Она не живет на твоей территории.
– Тогда почему я должен ее знать? И каким образом она пропала на моей территории?
– Она поехала к вам в город. И не выходит на связь, – пояснил Вазген. – Есть основания
предполагать, что ее захватил какой-то Темный. Или Светлый. Судя по предварительным
данным розыска и по данным аналитического отдела. Но Светлые вроде бы не играют друг
против друга настолько жестко, хотя всякое случалось в моей практике.
Я был не просто удивлен – ошарашен. Вряд ли Вазген шутил. Такими вещами не шутят,
да и что здесь смешного? Вряд ли он обвинял в захвате Светлой меня. Но вот Темный маг,
который хозяйничает на вверенной мне территории, – это непривычно и неприятно. Тем
более что маг, похоже, не сотрудничает с Дозорами. И похищает некую Светлую…
– Какой у нее уровень? – спросил я.
– Четвертый, насколько мне известно.
Значит, похищена Светлая с опытом, потенциально более сильная, чем я. У меня на
территории. Тьма и Свет!
Возможен и второй вариант – Вазген затевает какую-то интригу. Против меня,
используя меня, с моей помощью… Это еще хуже. Хотя что хуже в данной ситуации –
вопрос.
– Местный Ночной Дозор известили? – спросил я.
– Откуда мне знать, что предпринимает Ночной Дозор? Полагаю, твоего коллегу
поставили в известность в первую очередь, но точно не знаю… Константин обратился ко мне
за помощью. Если ты сам найдешь потерявшуюся Светлую, это будет весьма на руку нам.
Нашему делу. Светлые будут нам должны. И я перед тобой буду в долгу!
Заполучить такого должника, как Вазген, дорогого стоит. Но найти Светлую, о
движениях и жизни которой не имеешь ни малейшего понятия, – задачка еще та. Особенно
если ее и правда кто-то захватил в плен. Интересно, а кому и зачем она могла понадобиться?
– Досье на нее есть? Информация, зачем она к нам поехала?
– Я распоряжусь, чтобы тебе прислали досье на нее, которое мы сможем собрать, а ты
пока поговори с Борисом. Может, что-то выведаешь, что нам по официальной линии не
сообщили.
– Так я и поступлю.
Официантка принесла греческий салат и кофе с шоколадом. Я начал торопливо есть.
Неизвестно, как пойдут поиски, – лучше быть готовым к длительной работе и к
использованию силы…
– Еще несколько плиток шоколада. С собой, – попросил я официантку, выкладывая на
стол крупную купюру. – А сдачу оставь себе.
Девочка счастливо улыбнулась.
– Можно, я возьму шоколадками? – кокетничая, спросила она.
– Только так и никак иначе, – улыбнулся я.
Надо будет заехать во «Встречу» в ближайшее время. И пригласить девочку на кофе.
Если она так любит шоколад… У меня дома большие запасы швейцарских сладостей из
приграничного дьюти-фри.

***

Чем мне нравится Гуковский музей, так это скрытностью расположения. С проезжей
дороги его практически невозможно увидеть за жилыми домами. Объясняется этот факт
историческими особенностями здания – как я уже писал, прежде здесь был детский садик, а
внутри квартала для него самое подходящее место. Что удобно людям, то и нам на пользу.
Для штаба Темных сил расположение в густонаселенном квартале тоже было бы
оптимальным. Люди не замечают, что происходит в офисе Дозора, а Иным сюда не так
просто подобраться. Тем более – с боем. Ну а Светлые могут подпитываться здесь энергией
счастливых обитателей «спального» района.
Въехав на парковку перед главным входом в музей, я отметил несколько
свежепосаженных березок. Чуть в стороне от них рос молодой дубок. Деревцам помогали
расти немудреные садоводческие заклинания. Похоже, Борис решил основательно
благоустроить территорию.
Запищал гном на газоне – он всегда пищал, когда видел Темных, и радостно пел при
виде Светлых. Совершенно ненужная трата силы, зачем Борис тратил ее на малоэстетичного
гнома – не представляю. Но тратил тем не менее.
Борис выглянул из окна, махнул мне рукой:
– Давно тебя жду!
– Да уж не сомневаюсь, – хмыкнул я. – Тебе еще вчера об Астафьевой сообщили?
– Нет, сегодня утром. Я тебя на виски без задней мысли приглашал.
– Но виски теперь зажмешь?
– А ты реально хочешь в такой ситуации виски?
– Неужели ситуация и правда «такая»?
Борис сделал страшные глаза и махнул – заходи!
Вход в офис Ночного Дозора не был виден никому, кроме Иных. Собственно, здесь и не
было входа в реальном мире – только в Сумраке. Покинуть офис, как я знал, можно было
через окно с распашной решеткой. А вот войти – исключительно через сумрачную дверь,
которая казалась людям заложенной. Она и была заложена в реальном мире, но сохранилась в
Сумраке.
Я поднял свою тень и прошел в дверь или сквозь стену – кому как нравится. Вышел из
Сумрака – и столкнулся с Ириной Викторовной, главным бухгалтером музея. Я знал ее
потому, что кабинет Бориса был непосредственно над ее кабинетом. Чтобы не смущать
женщину, я тут же ушел в Сумрак снова. И в Сумраке поднялся на второй этаж – чтобы не
встретиться с экскурсантами, бродившими по музею, хранителями коллекций, смотрителями.
Зачем людям лишние стрессы? Тем более Борис сотрудников музея, которые о нем даже не
знали, очень ценил.
Знал по именам не только главбуха и директора, но и хранителей, смотрителей… И
каждому помогал быть терпимее с посетителями и получал от этого массу Светлой энергии.
Даже я имена хранителей знал по рассказам Бориса: Оксана Сергеевна, Валентина
Николаевна, Анастасия Николаевна, Людмила Владимировна, Татьяна Станиславовна.
Оксана Александровна недавно уволилась, что Бориса огорчало – она хорошо пела и делала
мероприятия музея красочнее. А больше красок – больше энергии.
Выйдя из Сумрака уже в кабинете Бориса, я плюхнулся на кожаный диван.
– Кто же такая эта Астафьева?
Предисловия были ни к чему, надо делать дело!
– Ты дремучий человек, Макар, – констатировал Борис. – Кто же не знает Алену?
– Она политик? Актриса? Супермодель? Я бы и еще что-нибудь интересное придумал,
но она же Светлая…
Борис фыркнул.
– Все мимо. Она – топ-блогер. Ты пользуешься интернетом?
– Пользуюсь. Но блоги – не мое. Как-то всегда обходился без электронного общения с
малознакомыми людьми.
– Алена ведет блог в глубоком интернете.
– Это еще что за штука?
– Узкий сегмент интернета, куда открыт доступ только посвященным. В частности, она
популярна в сегменте для Иных.
– Не слыхал о таком сегменте, хотя его наличие меня не удивляет. Как туда можно
попасть?
– По приглашению, с паролем. У меня есть доступ, я тебя приглашу.
– Туда и человек может войти?
– Зная пароли – может. Операционную систему под Сумрак еще не разработали.
– Ну, ладно, она блогер. Отлично. Но зачем ее к нам понесло? – поинтересовался я.
– Она хотела спуститься в шахту и написать об этом репортаж. Так я понял. Да ты сам
почитай ее блог…
– Что там интересного, в шахте? Для блогера? И для Иных?
– А ты сам бывал?
– Конечно.
– Ну, согласись, интересно. – Борис улыбнулся.
– В определенной мере. Но интерес, скорее, познавательный. Эстетическое
удовольствие от шахты могут получить далеко не все люди. И, пожалуй, только Темные
Иные. Разве нет?
– Не обязательно же получать эстетическое удовольствие. Можно просто посмотреть и
рассказать.
– Ладно. И что же, она спустилась в шахту?
– Никто не знает.
– Так, может, она до нас просто не доехала?
– По информации нашего руководства, она выехала. И она волшебница четвертого
уровня – вряд ли разбилась по дороге. Да еще так, что никто этого не заметил.
– Свернула не туда?
– Не исключено, но почему никому не сообщила?
– Напали по дороге.
– Возможно. Но кто и зачем?
– Давай пароль для входа в глубокий интернет и ссылку на ее блог, – предложил я.
– А виски?
– Должны же мы иметь предмет для обсуждения перед тем, как начнем угощаться…
Борис написал на бумажке несколько цифр, написал ник Алены, адрес сайта, протянул
мне.
– После того, как введешь данные, бумагу съешь.
– Давай я тебе ее верну, и ты сам съешь.
– Хм… Вот и делай Темным добро.
– Ладно, я просто сожгу твой листочек.
Я вошел по указанному адресу и сразу увидел фотографию блондинки с оценивающим
умным взглядом и капризным ротиком. Волосы вьющиеся, глаза голубые, нос ровный,
симпатичный. Просто стандарт красоты! Интересно, делала операции, изменяла внешность
магией или такой уродилась?
– На фотографии – она? – спросил я Бориса, уже зная ответ.
– Да, она вела публичную жизнь, не скрывалась. Ее многие знают, и она знает многих.
Удивлен, что ты о ней не слышал. Звезда нашего региона.
– Надо будет почитать, что она пишет.
– Интересно пишет. Разумно.
– Да ты, никак, в нее влюблен?
– Да ты, никак, ревнуешь? – парировал Светлый.
А ведь Борис попал в точку! О любви, конечно, говорить не приходится, но девушка
мне очень понравилась. Не просто девушка – Иная. Правда, Светлая Иная, что весьма
осложняет дело, но нравиться она мне все равно может, верно? А в любовь я давно верить
перестал.
В блоге Алены последней красовалась запись: «Поехала в маленький шахтерский
городок со смешным названием Гуково. Не путать с Гудково! Хотя заводские гудки
гармонируют с данной территорией. Может, заеду в Зверево. Не пугайтесь, диких зверей там
нет. Спущусь в шахты, познакомлюсь с шахтерами и их суевериями. Пост отложен. Если вы
видите его, имейте в виду, что я поехала вчера и не могу выйти на связь».
– И куда она спустилась? Или она все-таки не приезжала ни в Гуково, ни в Зверево?
– Я не знаю, – ответил Борис. – Она не заезжала ко мне. Но поскольку ситуация и
правда странная, я официально хочу попросить у тебя помочь в поисках пропавшей Светлой.
– Что мне за это будет? – поинтересовался я. Никогда не лишне выторговать помимо
причитающегося гешефта еще какой-нибудь бонус.
– Мои поддержка и помощь.
– Нет-нет. Твоя поддержка у меня и так всегда есть. Как и моя у тебя. Я бы хотел
дополнительную плюшку.
– Все вы, Темные, такие. Только о плюшках и думаете.
– Потому что нам надо жить, – ответил я. – У вас, Светлых, – тоталитарная секта,
адепты которой призваны глобально творить «добро». Если бы не Договор, не Дневной
Дозор и не тот факт, что Темные в большинстве талантливее Светлых и их больше, нас бы
давно смяли поодиночке. Мы поддерживаем друг друга для того, чтобы остаться
свободными, а не потому, что хотим навязать всем свою волю! Хотя мы тоже творим добро в
меру сил…
– Говори только за себя, – отозвался Борис. – Знавал я среди вашего брата тех, для кого
само слово «добро» было ругательством.
– Потому что вы его извратили. Впрочем, среди Темных и правда есть всякие.
– Вот именно!
– Но я в отличие от Светлых с их глобальными идеями говорю за себя, а не за всех! Я
наказываю зло и стремлюсь к добру в своем понимании – как и любой нормальный Иной или
человек. А то, что мое понимание несколько отличается от твоего, – не мои проблемы, верно?
– Мы не раз уже вели этот разговор. Давай не будем к нему возвращаться и перейдем к
плюшке лично для тебя. Что ты хочешь?
– Официальное разрешение на воздействие четвертого уровня.
– Да ну, шутишь, что ли? Отчего сразу не второго?
– Хорошо, пятого.
– Шестого. Если найдешь Алену, – предложил Борис.
– По рукам.
С паршивой овцы – хоть шерсти клок. Благодарность Вазгена, разрешение от конторы
Бориса плюс возможность познакомиться с самой Аленой… Впрочем, последнее может
оказаться проблематичным.
– Если я найду ее тело – это тоже считается?
Борис помрачнел.
– Какой же ты все-таки циничный негодяй!
– Просто всегда нужно уточнить условия.
– Да, – согласился Борис.
– Отлично. Виски не буду, спасибо за предложение. Работа не ждет – отправлюсь на
охоту. После того, как ты расскажешь, что тебе известно.
– Ничего, – отозвался Борис. – Я не знаю совершенно ничего. Но давай разделим зоны
поисков. Куда пойдешь ты?
– Мне надо для начала подумать и расспросить своих друзей. А куда отправишься ты?
– В полицию. Дам им задание отсмотреть данные камер видеонаблюдения.
– Хорошо. Чтобы не дублировать работу, данные мне предоставишь, да?
– Да.
– Ну, счастливо, – усмехнулся я.
Хорошо, если бы девчонка оказалась жива. И не попала в серьезную передрягу. А если
бы и попала – чтобы мне удалось ее оттуда вытащить. Тогда и она будет мне обязана. Хотя
что возьмешь со Светлой?

***

Валя торговал на рынке валютой и золотом лет двадцать. Поседел, полысел, обрюзг, а
еще точнее – заматерел, но все так же скупал валюту, продавал валюту, скупал золото,
смотрел, что из купленного ценнее, чем золотой лом, продавал его как изделия из золота.
Хорошая профессия, нужная.
Я сам часто пользовался услугами Вали. Бывало, что и по золотишку. Золото – наш
металл, всегда может пригодиться. Но чаще я использовал словоохотливого и многознающего
Валю как информатора, одного из своей обширной сети. Как мне без сети? Сам ситуацию не
отследишь… И пусть те, кто в сеть входит, даже не подозревают, на кого и зачем они
работают. Пусть я встречаюсь с ними раз в год, а то и реже. Главное – они есть, и они
отслеживают нужную информацию.
– Привет, Валек! Дело к тебе есть на много тысяч.
– Ничего интересного из золотишка не подгоняли, Макар! Поеду в Шахты – могу
посмотреть специально для тебя, что надо. Кольца? Монеты? Цепи?
– Мне сегодня информация нужна. Ничего занятного не слышал?
Вопрос мой Валю не смутил. Я постоянно интересовался всякими неординарными
событиями и внушил своему агенту, что это совершенно нормально и естественно. Валя и
сам теперь гонялся за любопытными или нетривиальными новостями – буквально собирал
«коллекцию». И охотно делился со мной ее экспонатами.
Валя, подумав немного, расхохотался.
– Да уж слышал! Весь город гудит.
– И что же? – насторожился я.
– Директор «Алмазной» учудил…
– Вот как? Ну-ка, расскажи!
Вряд ли директор шахты начал чудить просто так! Наверняка не обошлось без
вмешательства Светлых или Темных сил, а они все наперечет. Значит, адрес для
расследования почти известен!
– Вчера директор посреди рабочего дня пропал. Вышел куда-то – и с концами.
Документы на столе, совещание не отменил, машина стоит во дворе. На шахте спохватились
– не похитили ли директора бандиты заезжие? Вроде не то время, но куда делся? Как сквозь
землю провалился. Начали искать. Ламповщица вспомнила, что он вроде в шахту собирался
или даже спустился. Проверили его рабочую одежду – на месте. А лампы в ламповой одной и
правда не хватает. На подъеме люди сменились, ничего сказать не могут. Паника поднялась,
начали в шахте искать. Там его тоже пара человек видели – да, говорят, видели, проходил
мимо с кем-то, деталей не помним. Ну, все вообще на ушах стоят…
– Очень, очень интересно, – подбодрил я Валю.
– В общем, нашли его на дальнем проходческом участке. Он в костюме спустился, не
переодеваясь. Грязный, дрожит, говорит, что ему тут ждать велели. Едва его вытащили на-
гора – упирался. Вызвали «скорую», увезли в больницу. Лежит там в отдельной директорской
палате, доктора вокруг него суетятся. Считают, что переутомился.
– Просто замечательно! Спасибо, – поблагодарил я Валю. – Можешь теперь мне
золотого лома грамм сто продать.
– Просто лома?
– Да. Мне в слитки свои специалисты перельют.
– Спасибо, Макар! Лома подсобрал много, девать некуда. Завтра принесу. Или ты домой
ко мне зайдешь? Когда, завтра?
– Как дела пойдут.
Нужно было ехать в больницу. То, что директор жив, крайне удачно! Он свидетель, и
если врачи не могут вытащить из него информацию, я смогу – ведь он обычный человек. А у
нас есть прекрасные методы заставить человека вспомнить даже то, что он забыл, если ему
не стерли память подчистую.

***

Здание больницы было одним из самых древних в сравнительно молодом городе


Гуково. Кладка из кирпича, какого сейчас уже не делают, и аура… Аура многолетних
страданий. Больница, что вы хотите. Не школа и не театр. Хотя школы тоже разные бывают.
Рядом с красным зданием старой больницы – серая панельная пристройка
хирургического корпуса. Полное смешение стилей, очень неудачно с точки зрения эстетики
внешнего вида. Но кого это волнует в бедной провинциальной медицине?
Я зашел со стороны приемного покоя, излучая флюиды уверенности и волны
подчинения. Спросил у симпатичной медсестрички:
– Где держат спятившего директора шахты?
Та улыбнулась мне заговорщицки, сообщила:
– Третий этаж, триста седьмая палата.
Такого пациента найти не проблема – о нем знает каждый.
Я поднялся наверх и в коридоре столкнулся с Борисом. Экая неожиданность!
– Что говорит? – поинтересовался я, подразумевая директора шахты.
– Ничего не помнит, – ответил Борис.
– Да ладно! И ты не смог развязать ему язык?
– Память стерли начисто. Так, как только вы, Темные, умеете.
Борис глядел на меня с подозрением. А ведь и правда, я мог стереть память директору
еще накануне, а теперь прийти сюда, чтобы показать – я честно ввязался в расследование. И
специально встретился тут с Борисом, у которого, конечно, тоже хватает информаторов среди
людей. Правда, я не ожидал, что он выйдет на пострадавшего от чьей-то магии директора так
быстро.
– Я не стирал ему память.
– Я и не говорю, что ты.
– А ты сам? – поинтересовался я.
– Зачем мне это? – оскорбился Борис.
– Возможны варианты… И ты не узнал вообще ничего нового?
– От директора – ничего!
– А не от директора?
– Ничего существенного. – Борис потупился.
– Ясно. Куда сейчас поедешь?
– На шахту, куда же еще. Полиции я задание дал. Они ищут Алену на записях камер. Я
внушил им, что она аферистка, которую во что бы то ни стало надо разыскать. Для меня.
– Подставляешь коллегу… Впрочем, она и есть аферистка, если поехала к нам и что-то
тут натворила. А нам заниматься.
– Всякое случается.
– Точно, – согласился я. – У нас удивительно схожие мысли по поводу расследования.
Только перед тем, как ехать по твоим следам, я все-таки хочу осмотреть директора. Надеюсь,
когда я приеду на шахту, свидетели будут вменяемыми? С нестертой памятью?
– Тебе видней. Директору я память не стирал, могу в этом поклясться.
– Не стоит тратить клятвы на такую ерунду.
Борис пошел вниз. Я, размышляя о том, как он оказался здесь раньше меня, отправился
к директору. Когда я вошел в палату, бледный и уставший пациент посмотрел на меня без
особого интереса, даже немного испуганно.
– Я же твой лучший друг! – напомнил я. – Не тяни, рассказывай, что случилось вчера?
– Не знаю, дорогой. – Директор цыкнул зубом. – Не помню ничего. Холодно, страшно.
Змеи.
– Змеи? Где?
– Вокруг.
– Кусали?
– Нет. Только ползали.
Заклинаний, видимым эффектом которых являются змеи, пруд пруди. Хотя бы «плеть
Шааба». Так что по змеям мы нового не узнаем.
– Девушку помнишь? – спросил я. – Блондинку. Твою лучшую подругу, или инспектора,
или начальника.
– Нет у меня таких начальников. А подруг я в шахту не вожу.
Интересно, кем она ему представилась? Впрочем, не важно.
– В шахту вчера зачем пошел? – спросил я.
– Проверить.
– Что проверить?
– Все. Я же директор.
– Резонно. Почему не переоделся?
– Спешил.
Крепкий орешек. Но память ему обработали и правда жестко. Кто, как – не поймешь.
– До этого было что-то странное? Вспомни хорошо! – приказал я. – Все вспоминай,
даже ерунду.
– Шахтеры боялись на проходческий участок ходить, – заявил директор. – Заболели
сразу несколько. Знаю я их болезни…
– Там ты ждал? На участке?
– Да.
– Кого?
– Не помню…
– Где проходческий участок относительно поверхности? Где он находится?
Директор задумался.
– На северо-западе. Километрах в двух-трех от ствола. Там, где Ластенкова балка и
пруд.
– Вентиляционные стволы там есть?
– Нет.
– Отдыхай. Что вспомнишь – звони. – Я протянул директору свою визитку. – У меня
телефон сменился.
– Хорошо, – пообещал он.

***

Бориса нужно было опередить. Пока он будет окучивать народ на шахте – спуститься
под землю и исследовать то место, где нашли директора. Там может быть опасно, но игра
стоит свеч.
До шахты я доехал минут за пять. Сто километров в час по городу, сто шестьдесят – по
трассе, восемьдесят – по разбитой хуторской дороге. Шлагбаум на парковке сбивать не стал –
во избежание расследования со стороны Бориса, если его все-таки удалось обогнать. Зато
сторож, чтобы поднять шлагбаум, выбегал из своей будки так, что любо-дорого было
посмотреть. Всегда бы так.
Машину я припарковал в хозяйственном дворе – Борису незачем знать, что я здесь.
Играем по-крупному, друг-соперник мне ни к чему, да еще и Светлый. Мало ли, что
приключится…
Интересно, а Алена, если она осталась здесь, приехала на шахту на машине? И где она
ее оставила? Я не знал, как выглядит ее автомобиль, но не сильно об этом пожалел. Что мне
даст машина? Только уверенность в том, что она была и осталась здесь? Или что ее похитили
отсюда? Так я и так в этом практически уверен.
Где находится спуск в шахту, я прекрасно знал. Дежурная около клети никак не хотела
спускать меня вне графика. Но я настоял. И приказал не пускать никого в шахту в течение
часа. Скорее всего Борис сможет сломать этот блок. Но, может, и не будет воздействовать на
дежурную – на пользу ее психическому здоровью это явно не пойдет.
Под землей я прежде бывал и в Сумрак там входил. Очень неприятные ощущения.
Сумрак внизу плотнее и холоднее, чем на поверхности. А ведь и в городе, там, где войти в
Сумрак проще всего, он вытягивает силы. На глубине создается ощущение, что кровь
вымерзает. И пейзаж вокруг более чем странный. Корни мира как они есть…
Оказавшись внизу, я столкнулся с шахтерами, которые намеревались подняться на-гора.
Как бы не так, ребята, смена слегка продолжится. Каждому из вас выпишут премию, я
позабочусь, а сейчас вы мне нужны.
Большой компанией всегда веселее. Мы отправились в сторону проходческого участка.
Все они прекрасно знали дорогу и не хотели туда идти. Работяги очень злились, что выход на
поверхность, к теплому солнцу, свежему ветру, голубому небу, ласковым женам и горячему
обеду не состоялся. Мне это было на руку. Я подпитывался, не стесняясь. Чрезвычайные
обстоятельства! Война все спишет.
Проехались на «козе», оседлали «бабу-ягу». Не люблю внутришахтный транспорт,
очень он неудобный, особенно если в полном снаряжении, в каске и с самоспасателем
путешествуешь. Но даже без них скамейки узкие, потолки низкие, сиденья жесткие. Однако
пешком идти дольше и хуже. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти.
Двадцать минут – и мы оказались около буровзрывной машины. Работяги подтвердили,
что именно здесь нашли директора. Отлично! Похоже, Борис не успел побывать в этом месте.
Да и вообще присутствия магии не ощущалось. А вот едва уловимый аромат французских
духов чувствовался. Поскольку горняки такими духами не пользуются, да и у директора
другие вкусы – я волей-неволей ощутил его запах, когда был в больничной палате, – можно
было с уверенностью заявить, что аромат принадлежит Алене. Приятный был аромат.
– Стойте здесь, ребята, – приказал я. – Если через час не вернусь, можете быть
свободны. Но каждый из вас должен набрать Бориса и сообщить ему, что случилось.
Телефон Бориса я вложил в сознание шахтеров крепко. Домашний забудут, а этот будут
помнить, но без нужды не наберут.
– Зачем нам стоять? – спросил самый инициативный из горняков.
– Можете не стоять. В карты сыграйте, в «козла». Вас как раз четверо.
– Дело, – согласились ребята. Мысль о нехитром развлечении примирила их с суровой
действительностью.
Шахтеры присели на «самоспасатели» и раскинули картишки в свете «коногонок».
Забавная картина, но мне было не до смеха.
Я зажег «волшебный фонарь», поднял свою тень и шагнул в Сумрак. Увиденное
заставило меня вздрогнуть. Тоннель в Сумраке был перегорожен тяжелыми металлическими
воротами устрашающего вида. Тяжеленные металлические листы красноватого цвета,
скрепленные мощными клепками. Колдовская вязь на каждом листе. Такие ворота не
вышибешь «кулаком великана». Они выдержат и «огненный резак», и «ледяное сверло». Об
отмычках говорить не приходится – на воротах и замочной скважины не было. Только иней.
Синеватый, ледяной иней.
Кто же поставил здесь такие ворота? Маг не мне чета. Выбивать их «кулаком», даже
если получится, – себе дороже. Наверняка сторожевые заклятия на воротах тоже стоят, и
нарушителя границы ждут серьезные кары.
Стены сбоку от ворот были каменными – в отличие от желеобразных стен тоннеля. Их,
наверное, тоже не прошибешь. Путь – только через ворота.
Эх, не люблю я это дело. Да что там не люблю – боюсь… Тем более – на такой глубине.
Но придется. Я умею, я смогу. Хотя вряд ли будет толк…
Я вновь поднял свою тень и шагнул на второй уровень Сумрака. Предел моих
возможностей. Борис, наверное, и того не сможет. Но я – не Борис. Я долго тренировался и
подпитался силой. Я сумею больше. Потом. А сейчас – посмотрим, что здесь.
На втором уровне ворота стали еще мощнее. Только здесь они не были покрыты инеем,
а горели багровым огнем. Поскольку вокруг был сплошной лед, вокруг ворот бушевали
снежные вихри. Обстановка была крайне неуютной. Вряд ли я продержусь здесь больше
минуты.
– Убирайся отсюда, Макар! – прозвучал громовой голос из-за ворот.
Я покрылся мурашками, но совладал с собой быстро. Голос говорил не со мной.
Обычное охранное заклинание высокого уровня. Оно не знает моего имени, я сам его знаю. А
в Сумраке, как известно, многое искажается.
Тем не менее я внял совету. Глубже идти смысла нет, даже если бы я и мог – крайне
маловероятно, что там нет ворот, пусть и не таких мощных. Но на третьем уровне, если меня
кто-то туда протащит, я не совладаю даже с калиткой, запертой на щеколду. Нужно
придумывать что-то другое…
Я вывалился на первый уровень Сумрака. Тут стало почти жарко. Я рванулся вверх и
оказался в шахте. Мужики едва успели сдать карты во второй раз.
– Чаю, – попросил я.
У одного из шахтеров в полуторалитровой пластиковой бутылке осталось несколько
глотков холодной и мутноватой, но сладкой жидкости, которую я с жадностью выпил.
– Больше нет?
– Извини, брат.
И то, чай в шахте уходит быстро. Раньше чай развозили централизованно, теперь
рассчитывать приходится только на себя и на свои запасы.
– На выход! – предложил я.
Шахтеры заметно обрадовались. С такого энтузиазма сильно не подпитаешься. Ничего,
ничего… Можно бы заставить их понести меня, но нет, я буду сильным.
Мы брели, ехали, снова брели. Когда вышли к клети, рабочий подъема так орал на
опоздавших, что любо-дорого было посмотреть. И силы я немного поправил. Но успокоился
только на самом верху. Здесь мне, похоже, ничего не грозило. А внизу… Внизу – вопрос.
***

О крутом Светлом маге Иване Матвеевиче Крюкове среди провинциальных Иных


ходили легенды. Суперзвезда на нашем небосводе, что там говорить. У нас в провинции и
маг третьего уровня – величина, а маг первой категории, да еще разменявший третью сотню
лет, – легенда. Особенно если здесь он родился и возвращался сюда время от времени.
На шахтах Крюков тоже отметился, и не единожды. Я еще совсем молодой был, когда
встретился с ним в первый раз. Поинтересовался тогда, отчего Иван Матвеевич на вверенной
моим заботам территории много времени проводит и не пойдут ли его дела во вред Договору.
Очень почтительно спросил, ясное дело. С такими людьми нужно аккуратно разговаривать.
Крюков меня за бдительность похвалил, пожалел, что я Темную сторону выбрал, – по
его мнению, Светлый из меня куда более правильный бы получился. И в гости пригласил
заходить. Вопрос проигнорировал. Я настаивать на ответе не стал – и не жалею.
В гости ходить я как-то постеснялся. Вазген сказал, чтобы я за Крюковым
присматривал, но сильно в его дела не лез. А как полезешь? Приедет он раз в месяц в город и
как сквозь землю провалится. Но следить за ним – себе дороже. Любопытство кошку
сгубило.
Собственно, в то время я и пытался спускаться в шахту, входить в Сумрак на глубине. И
ничего интересного не увидел. Ледяное желе, корни мира – это все Высшим известно и в
литературные анналы занесено. Но никаких следов Крюкова я под землей не нашел. Может
быть, не там искал. А сейчас повезло!
Я был почти уверен, что ворота в Сумраке на километровой глубине создал Крюков.
Больше некому. Разве что приезжал к нам из столиц какой-нибудь маг – не ему чета. Но зачем
множить сущности? Крюкову по силам было сделать то, что я увидел. Зачем – вопрос второй.
Явно за воротами что-то скрывалось. Что – предстоит выяснить.
Пропажа Светлой, прямо скажем, в концепцию вписывалась плохо. С другой стороны,
чего не бывает – пошла девочка погулять, заигралась, заблудилась в Сумраке, да назад и не
вышла. Жаль, конечно. Очень жаль. Но что поделать?
Однако даже если так – дело нужно расследовать. Может, девочка как раз таки зашла,
куда надо? Или куда не надо? Получить компромат на Крюкова – все равно что выиграть в
лотерею миллион. Да нет, лучше. Выигрыш в лотерею можно подстроить. А вот знания вряд
ли упадут в руки сами…
Крюкова сейчас ни в Гуково, ни в Зверево, ни где-то поблизости, похоже, нет. Читал я в
сводках, что маг пропал вместе с депутатом, который числится номинальным хозяином
наших шахт. Хотя могли они пропасть и под землей, но вряд ли. По агентурным данным
Дозора, они плыли куда-то на яхте. Стало быть, нужно вернуться и изучить сводки
тщательнее – может, отыщется что-то интересное. И подумать.
Борису пока ничего говорить не стану. Найдет сам ворота – его счастье, не найдет – моя
удача. Или неудача. Тут никогда не знаешь, как повернется…

***

После посещения Сумрака меня, как и большинство Иных, тянет на сладкое. Когда я
выйду на-гора, меня, как и многих шахтеров, тянет выпить и расслабиться. А уж после такого
нервного напряжения, какое я испытал перед чужими Вратами, и трезвенник захочет выпить
рюмочку-другую.
Дома у меня приличный бар, но ехать домой было рано. Нужно ковать железо, пока
горячо. Стало быть, подкрепиться придется на месте.
Я не хотел посещать городские забегаловки, где основной популярный напиток – пиво,
где много водки, а вино обычно не слишком хорошего качества. Да и не хотел я вина.
Благо, до границы рукой подать. Я сел в машину и поехал на автомобильный пункт
пропуска. Таможни Иных там, естественно, не было – зачем? Только иногда мы по очереди с
Борисом дежурили на границе – если поступала оперативная информация о том, что в страну
хотят въехать какие-то злонамеренные личности. Зато на пункте пропуска работал отличный
магазин дьюти-фри с богатейшим выбором спиртного, сигарет и шоколада. Просто праздник
для изголодавшегося дозорного!
На шлагбауме меня пропускали беспрекословно, в обход очереди. Уже давно я внушил
дежурным, что моя машина – автомобиль большого начальника и проверяющего, который
занимается на пункте пропуска исключительно важными делами, которые не касаются
никого, даже командира поста.
Впрочем, очереди на границе практически не было. Стояли перед шлагбаумом
несколько возвращавшихся домой жителей Свердловска – они ездили на нашу сторону
заправляться дешевым по сравнению с заграничными ценами бензином. Их я без всяких
церемоний объехал. Миновал и киоски с паспортным контролем, прямо по правой полосе
поехал в дьюти-фри.
Девочки-продавщицы меня знали и встречали с неизменным радушием. Почему же нет,
когда почти всегда я покупал им по шоколадке, которые они же и продавали? Не совсем
правильно с точки зрения Темного? Очень правильно!
Я свободен и делаю все, что хочу, в отличие от Светлых. Мне не нужны страдания этих
девочек – они хорошие. К тому же найдут способ пострадать и без меня. Я наказываю зло, а
не несу его в мир. Люди и так делают слишком много пакостей – для моей энергетической
подпитки хватает с избытком. А если они перестанут творить зло – я без проблем вернусь к
обычной жизни, состарюсь и умру, как любой человек. Ради такого – готов. Но, боюсь, в
ближайшее время остаться без энергии мне не грозит.
На полках я выбрал «Бейлиз» со стаканами в наборе – не буду же я пить из горлышка –
и литровый «Бейлиз» без стаканов. Взял литровый «Шеридан» – нужно будет угостить
официанточку из кафе «Встреча», которая мне понравилась сегодня утром. Для нее же я взял
бутылку мартини и шампанского «Асти Мартини» – вдруг она не пьет ликер? Хотя
«Шеридан» пьют все, как мне кажется. Взял я и бутылку восемнадцатилетнего виски
«Талискер» для Бориса – пусть порадуется. Получилось меньше, чем на десять тысяч.
Хороший здесь магазин!
Еще на тысячу я купил шоколада себе и девчонкам-продавщицам. Что-то они стали
подозрительно на меня посматривать из-за частой покупки ликеров и из-за того, что я почти
никогда не беру водку. Надо будет как-то доказать им, что я вовсе не из тех, кто любит
ликеры и мальчиков. Пожалуй, обеим сразу. Устроить тут оргию. Оригинально! И как такая
мысль не пришла мне в голову прежде? А страдания тех, кто не попадет в дьюти-фри из-за
нашей оргии, пойдут на пользу и мне, и им. Алкоголь – зло!
Загрузив бутылки и шоколад в багажник, я развернулся и по встречке покатил обратно.
Объезжать пост по правилам было муторно. Люди, все еще стоявшие в очереди, проводили
меня тоскливыми взглядами. Что ж, ребята, никто не мешает вам поработать и купить в
дьюти-фри все, что надо. Цены здесь более чем доступные, даже для людей со средним
достатком! А езда по встречке – моя привилегия. Работайте, старайтесь – обрастете какими-
то привилегиями и вы. Но пока – пострадайте, а я немного подзаряжусь. Завидовать
грешно…
Далеко от границы я уезжать не стал. Километр, и от главной дороги ответвлялась
грунтовка, ведущая к старому, местами выбранному на производство шлакоблоков террикону.
Я люблю посидеть наверху, посмотреть по сторонам.
Смеркалось. В небе зажглись первые звезды. Начиналось наше время. Вот-вот из-за
горизонта поднимется Луна. Я ее не видел, но чувствовал. Луна – наше светило. В древности
считалось, что она старше Солнца. Сейчас астрономия утверждает иначе. А я, вообще
говоря, сомневаюсь. Может, именно свет Луны, падая на Солнце, согревает его и заставляет
светить так ярко?
Что касается того, что вокруг чего вращается, – вы проверяли? Проводили наблюдения
и вычисления? Я вообще полагаю, что Земля плоская. Несмотря на все спутники, которые
якобы носятся по орбитам и ретранслируют наши сигналы связи, и на спутниковые снимки
поверхности. На якобы ползающие по поверхности Марса аппараты… Каждому явлению,
каждой иллюзии можно дать альтернативное объяснение. И кто знает, что существует в
реальности, а что – только в нашем сознании и в мире магии? Сумрак существует, я там
бывал. А вот относительно радиоволн, по которым одновременно передают тысячу программ
для радио и телевидения и десятки тысяч телефонных разговоров, лично я сомневаюсь. Хотя
все может быть…
Я влез на террикон. Внизу сиротливо стояла моя черная машинка с включенными
габаритами. Горизонт изгибался дугой. Нет, пожалуй, насчет плоскости Земли я и правда
загнул. Шар – совершенная форма. И Земля, по-видимому, тоже шар. Но вот с радиоволнами
мне смириться трудно.
Распечатав ликер, я налил полный стакан. Отхлебнул. Посмотрел через молочно-
кофейную жидкость на Марс, по которому якобы сейчас катится марсоход «Курьесити», что в
переводе означает «Любопытство». А любопытство сгубило кошку… Через «Бейлиз» не
видно было ни Марса, ни марсохода. Тогда я обратил взор к земле.
Неподалеку от поселка шахты № 26 в поле раскинулись красивые огоньки. Словно
десяток светляков замерли перед тем, как начать танец. Свет был именно такой – холодный
белый с небольшой примесью зеленоватого. Но светляк с таким огнем должен быть размером
с собаку! Что за ерунда?
Я всмотрелся в рисунок пристальнее и понял – огней не десять, а девять. И они
представляют собой кривоватую пентаграмму. Ориентированную, конечно, не на террикон,
на котором так удобно устроился я, а пожалуй, на копер шахты «Алмазная», который с
террикона тоже было видно неплохо. На нем зажгли фонарь, который должен предупреждать
низко летящие самолеты, и фонарь этот горел даже ярче Марса.
Пентаграмму используют во многих заклинаниях. Конкретно эта пентаграмма, похоже,
выкачивала силу, которая прямо-таки струилась от копра шахты. И как я прежде не заметил
такого потока? Елки-палки, меня так с должности городового уволят. Не вижу, что творится
под носом! И Борис не видит. Хотя за проделками Темных наблюдать нужно в первую
очередь ему! А в поле работал Темный или Темная.
Я прислушался к потоку силы, прощупал линии заклинания, изучил структуру
пентаграммы – благо, отсюда, с высоты, делать это было просто и приятно. Словно книгу
читаешь, написанную крупным шрифтом. Заклинания носили на себе черты то ли
небрежности, то ли неумелости. Были они какими-то дилетантскими. Скорее всего
поработала не очень сильная и умелая ведьма.
Интересно, приехала к нам какая-то ведьма с Украины и прямо на границе решила
пополнить силы? Так часто случается. Граница – она и есть граница. Люди ведьме ничего не
сделают, а я сюда не так часто заглядываю. У меня не пограничные задачи – нужно
поддерживать порядок на вверенной территории. Но ведь нужно было знать об источнике
силы – том, что расположен на «Алмазной». И уметь к нему подключиться, чтобы красть
энергию. Я вот об источнике не знал и подключиться к нему не мог…
Жаль, что вдоволь попить «Бейлиза» теперь не получится. Я закрутил пробку на
бутылке, не подливая в стакан, но и оставшийся ликер выливать не стал. С такого количества
не опьянею, только взбодрюсь. А мне бы расслабиться… Но покой нам только снится!
Допив «Бейлиз», я поставил фирменный стакан на камень. Привет от меня тому, кто
захочет «покорить» террикон следующим. Красивый стакан, между прочим. Но у меня таких
много, да и остатки густого ликера на стенках испачкают машину. В коробке есть еще один
стакан – на следующий раз.
Спускаясь с террикона, я ощутил толчок силы. Словно бы где-то что-то взорвалось.
Хлюпнуло, но тут же успокоилось. Неужели ведьма почуяла мое приближение и свернула
канал? Надо поспешить. Найду по следам, даже если попытается убежать.
Коробку с бутылкой я поставил на капот машины и побежал в сторону поля. Там не
проедешь – пахота, а я не на джипе. Темнота сгущалась. Мне отчего-то захотелось уйти в
Сумрак – так стало неуютно снаружи. Но я решил не экспериментировать – хватит на сегодня
Сумрака. Сейчас поймаю ведьму – и отдыхать. Если только ведьма меня не поймает. Как-то
загадочно здесь все…
С ровного поля огни было видно далеко не так отчетливо, как с высокого террикона.
Вот один, вот второй. Но где центр пентаграммы? Сила перестала туда литься, и по ее
движению центр не найдешь. Зато есть запахи… Ветра почти не было, я принюхался.
Ароматы мне не слишком понравились. Пахло кровью. Человеческой кровью. А еще
немытым телом, мочой, чесноком, разными вонючими травками… По совокупности
ароматов пахло моей подопечной, чтобы не сказать «коллегой», – ведьмой Галей из поселка
«Алмазный».
Давненько я не проверял старую каргу! Когда-то она жила в поселке шахты
«Гуковская», в пятиэтажном доме, где на первом этаже располагалась детская поликлиника.
Оттуда ее согнал Борис – нехорошее соседство для детей. На «Алмазном» Галя никому не
мешала, кроме малочисленных соседей и меня. Да и мне мешала постольку-поскольку –
своей нездоровой активностью, в которой могли обвинить Темных в целом, и кляузами
Вазгену. Могла ли Галя переехать сюда? Запросто. Не все ли ей равно… Да и специально
отъехать туда, где я и Борис не заметим ее пакостей, – тоже. Правда, машины у нее нет, но
заморочить какого-нибудь увальня-водителя и заставить возить ее всю ночь – пусть и не на
спине, а на машине, – ведьме вполне по силам.
Я пошел по запаху. Вонь все усиливалась… Усиливалась… Кровью тоже пахло все
сильнее…
Вот и Галя! Точнее, ее тело. Старая ведьма лежала, разорванная практически пополам,
рядом с одним из колдовских светильников. Земля вокруг была здорово взрыхлена – словно
кто-то пытался вырыть нору. И удар… Какой удар! Галю разорвал оборотень?
Я ушел в Сумрак. В Сумраке отчетливо читался след убийства. Но вот кто и как
разорвал Галю, я понять не мог. Нехорошо!
Выбрался из Сумрака. Огляделся. Тот, кто был, куда-то сплыл. Вонь от старой ведьмы
забивала все запахи. Пролитая кровь смывала все следы. Слишком ее было много.
Мне стало страшно и противно. Во-первых, тот, кто убил ведьму, в любой момент мог
напасть на меня. Во-вторых, меня могли обвинить в ее убийстве! Всем известны наши
неприязненные отношения. А скрыть свое пребывание здесь мне вряд ли удастся. Уйдешь
тайно, найдут хоть один след – и от обвинений в убийстве не отмоешься. Так что же делать?
Каяться? Заметать следы? Каким образом?
Как сотрудник Дозора я должен был немедленно приступить к дознанию. Как частный
Темный маг я больше всего хотел замести следы и забыть об этом деле. Закрыться у себя в
квартире, повесить защитные заклинания – и спать, спать… А завтра утром заниматься
расследованием, выяснять, что нагородил Крюков в шахте, куда делась Светлая Алена, кто
облегчил мне жизнь, отправив на шестой уровень Сумрака ведьму Галю.
Я отошел немного в сторону от трупа. Что мы имеем? Мертвую ведьму, несколько
колдовских светилен, которые до утра догорят сами собой и развеются по ветру, и, возможно,
какие-то вершки-корешки – ведьмины снадобья, что обычному человеку не распознать, а
магу – можно распознать при наличии дополнительной информации.
Значит, проблема только в трупе, который могут повесить на меня.
Я еще раз внимательно осмотрел тело. Смотри, не смотри – разорвали Галю. Может,
зубами. Может, руками. Вряд ли клинком – линии среза не было. Именно разрыв. А я по
разрывам так себе специалист и копаться в чужих кишках не хотел.
Допустим, я сейчас сообщу о Гале Вазгену. И попаду на мощный крючок, независимо
от того, решит ли Вазген дать делу ход. Допустим, я сообщу о Гале Борису. И попаду под
серьезное подозрение и дознание – он же Светлый! И наши хорошие отношения – до первой
серьезной стычки. Впрочем, как и любые хорошие отношения…
Никто не приедет расследовать смерть ведьмы седьмого уровня. Если и приедут –
обвинят меня. Если я что-то и узнаю – то узнаю сам.
Я – Темный. Я свободен. Я поступаю так, как считаю целесообразным.
С отвращением взяв труп Гали за шею и приподняв его над землей, я шагнул в Сумрак.
Здесь я бросил труп на землю и скомандовал: гори.
Труп – не синий мох. Сжечь его не так просто. Но поджарить можно вполне. Изменить
до неузнаваемости. Об остальном позаботится сам Сумрак. К утру того, что осталось от
наполовину сожженного трупа, здесь не будет.
Выйти из Сумрака у меня получилось не сразу. Галя, конечно, хотела забрать меня с
собой, но не тут-то было. На поле по-прежнему воняло. И руки мои воняли, их нужно было
срочно помыть.
Я побрел к машине, размышляя по дороге: «Талискер» или «Асти Мартини»?
«Талискер», несомненно, все продезинфицирует. Но мне ли бояться заразы? А «Асти
Мартини» приятно пузырится, и его можно допить после мытья рук.
Остановился я все-таки на игристом вине. Официантке из «Встречи» придется
ограничиться ликером. Вымыл руки, допил из горлышка остатки. Руки немного липли, но
зато не пахли. Я сел за руль, завел двигатель и вдавил педаль газа в пол. Похоже, меня никто
не видел. Похоже, я избежал ловушки. Даже если это была ловушка…

***

Проснулся я поздно, от телефонного звонка. Звонил Борис.


– Привет! Никаких новостей по Астафьевой?
– Кхм-гм…
– Ты не проснулся еще?
– Теперь проснулся.
– Так что, нашел вчера что-нибудь интересное?
– Да не особо…
Врать было не очень сложно. В конце концов, я ничего не нашел, а если нашел – то не
взял. Труп Гали Бориса вообще не касался, а ворота под землей… Ворота под землей были
весьма заметны! Скорее всего Борис вообще давно знал об их существовании. Возможно,
даже бывал за ними. Крюков-то Светлый, и Борис Светлый. Но признаваться я все равно не
буду. Подожду, пока сам не расскажет.
– Я тоже не могу понять что к чему. Как сквозь землю Алена провалилась, – заявил
Борис. – Ее видели на камерах слежения, она прогуливалась с одним местным любителем
аномальных явлений. Его я уже допросил. Он ничего существенного не помнит. Похоже, ему
промыли мозги, как и директору шахты.
– Ага.
– Ну, узнаешь что – звони.
– Обязательно…
По-хорошему, нужно было съездить на место убийства ведьмы Гали и посмотреть,
ничего ли там не изменилось. Но что там могло обнаружиться интересного, кроме ловушки?
Нет, лучше я обследую то место, откуда ведьма качала силу! Тем более оно подозрительно
совпадало с районом, огороженным подземными укреплениями.
Я умылся, почистил зубы, принял душ, побрился. Кроме Бориса, никому я не был
нужен. Свои проблемы мне придется решать самому. Поэтому я сменил машину на джип и
поехал в Гуково. К ведьме Оксане. Как знать, жива ли она еще? Судя по всему, наши дела
очень мало волнуют начальство. Галю вчера грохнули – и что, хоть кто-то почесался? Никто
даже об этом не знает! А я не буду спешить рассказывать. Да и вообще не буду рассказывать.
Сторож ли я коллеге своей? Тьфу на нее!
На моей территории до вчерашнего дня проживали две ведьмы – Галя и Оксана. О Гале
я уже рассказывал, к тому же эта информация утратила актуальность в связи с выбытием
ведьмы. Оксана была совсем молодой – лет двадцати пяти. И тоже не хотела служить в
Дозорах. Что меня только радовало – иначе ее забрали бы в ростовский Дозор. Кто же даст
мне ведьму шестого уровня в секретари или даже в оперативные работники? Но иногда я мог
привлечь Оксану в качестве союзника. Так уж у нас, Темных, обстоят дела – нужно друг
друга поддерживать. Иначе Светлые с потрохами съедят.
У Бориса вообще была одна союзница, хотя и не сотрудница, – доктор Надежда. Так что
давить он на меня не мог, даже если захотел бы. Только при помощи вышестоящих Дозоров.
Но у них свои проблемы, высокая политика – им ли до провинциальных разборок? Сказать,
что теперь силы Света и Тьмы в наших городах примерно сравнялись, можно было условно –
Галя скорее пакостила мне, чем служила делу Тьмы. Но будем считать, что восстановилось
равновесие.
Я без эмоций проехал мимо избушки Гали – что там искать? Записки старая карга
наверняка не оставила. Зайдешь к ней – могут пойти кривотолки. Выяснят, заподозрят,
поставят в вину, что не сообщил о пропаже. Я прежде с Галей едва ли раз в году виделся. С
чего вдруг сейчас навещать ее мерзкое жилище?
Оксана жила в поселке шахты «Ростовской», говоря местным языком – на «двадцатой».
Так называлась шахта «Ростовская» при строительстве. Давно уже шахта играет не слишком
большую роль в жизни города, а поселок называют ее прежним именем. Память людская
избирательно крепка.
Я подъехал к добротному домику с блестящей красной машиной у входа. Оксана
любила широкую жизнь и красивые атрибуты. Соседки наверняка ей завидовали черной
завистью. Что ведьме и нужно было. Красивая, статная брюнетка с голубыми глазами и
милым личиком самим фактом своего существования отравляла соседкам жизнь. А тут еще и
хорошая машина, дом, отсутствие мужа с причудами. Собственно, отсутствие мужа у такой
женщины уже рвало шаблон.
Оксана, почувствовав мое приближение – дом свой она охраняла крепко, – выпорхнула
навстречу. В одном шелковом халатике и даже без белья. Прижалась горячим плечиком,
чмокнула в щечку.
– Макар! Как я рада! И польщена! Почему же ты не предупредил? У меня завтрак не
готов!
Хорошенькая, стерва. И прижимается так приятно. Глазами хлопает. На все готова. А
готов ли я? И хочется, и колется…
– Я с инспекцией.
– Инспектора всегда рада ублажить.
– Да ты что? Правда?
– Правда! Пойдем?
– Ну не на улице же стоять будем?
Домик у Оксаны миленький. Никаких мерзких зелий, паутины, крыс. Напротив,
отличный ремонт, дорогие стройматериалы. Пахнет приятно. Хозяйкой. А чужие здесь редко
бывают…
В гостиной Оксана уже реально повисла у меня на шее.
– Хочу тебя!
И ведь на самом деле хочет. Чувствую.
Я мягко отстранил ее.
– Работа прежде всего.
– Успеешь поработать. Утро еще!
– Вот именно. Утро.
Оксана с тоской взглянула на меня.
– Ладно. Что нужно сделать?
– Делать пока ничего не нужно. Расскажи, что интересного слышала?
Оксана начала мило лопотать о городских сплетнях. Единственной интересной
информацией было явление охотникам огромного волка, подстрелить которого они не могли
в силу отсутствия картечи или пуль. Волк отирался вокруг шахты «Алмазная» – где же еще?
Сила притягивает всех. Эх, хорошо у нас было без вампиров и без оборотней в последние три
года!
Когда Оксана закончила делиться новостями, я поинтересовался:
– С Галей давно встречалась?
– Да с неделю назад к ней ездила. Менялись зельями. Мне некоторые брезгливо самой
добывать, а старушке кое-какие дорого покупать. Вот и случилось у нас сотрудничество.
– Что, доносы на меня Галя продолжает строчить?
– Мы с ней эту тему не обсуждали. Галя же знает, что ты мне очень нравишься.
Врет, конечно. Гале она меня так ругала – крыша в избушке поднималась. Крепкие
выражения нашла, чтобы старой ведьме польстить. Но Галя тоже понимала, что Оксана
лжива и неискренна. И вряд ли поведала ей какие-то свои секреты. Но и я сейчас должен был
проявить заинтересованность. Да и мало ли… Вдруг все-таки Галя делилась планами с
молодой ведьмой?
– Чаю? – предложила Оксана.
– Воздержусь.
– Чего покрепче? Или понежнее?
Надо было уходить. Но не хотелось… Ненавязчивый приворот, не иначе.
– Слушай, Оксана, ты об источнике силы где-то рядом с «Алмазной» не слыхала?
– Нет, – мило улыбнулась Оксана.
Вот как с ней разговаривать? Постоянно врет.
– Не хочешь пойти со мной. Поискать?
– Для тебя я на все готова.
– Тогда собирайся. Поедем.
– На твоем мощном джипе?
– Да.
– А там заднее сиденье удобное?
– Там и переднее ничего. Одевайся.

***

В степи около «Алмазной» было хорошо. Просторно, ясно, чисто. Ночью прошел
небольшой дождь, но трава была сухой, земля – мягкой. Дул приятный свежий ветерок.
Я достал планшет, загрузил карту, прикинул, куда был направлен вектор отсоса силы
ведьмой Галей. Не совсем на копер, чуть левее, на балку.
Были у меня в планшете и основные схемы выработок «Алмазной». И здесь все
сходилось: прямо под балкой, а еще точнее – под прудом, который был в балке поодаль от
хутора, находилось то загадочное место, куда я не мог попасть ни в шахте, ни в Сумраке. И
где скорее всего пропала Алена.
– Чувствуешь что-нибудь? – спросил я Оксану.
– Мне инструментарий нужен, – ответила она. – Травки можно пожечь?
– Нужно.
Молодая ведьма быстро разложила пучки трав, раздула жаровню, окурила дымом меня,
пустила дым по ветру…
– Слышу!
– Что слышишь?
– Дыхание. Страх. Голод. Там, выше по речке…
Речку видно не было, но когда Оксана вошла в транс, речка для нее стала настолько же
ощутима, как для человека видна луна на ночном небе. А вот другие проявления были
звездами. Яркими и не очень, заметными и скрытыми.
– Пойдем.
– Пойдем, – согласилась ведьма.
Мы спустились к речке – фактически к ручейку – и побрели вдоль него. Вода журчала,
Оксана помахивала небольшим кадилом и все время приказывала кому-то:
– Спать! Спать! Спать!
Я не могу почувствовать кому, хотя и сильнее Оксаны как маг. И опытнее. Но у ведьмы
свои пути, свое сродство с природой.
У излучины ручья Оксана вдохнула воздух полной грудью. Ноздри ее расширились,
зрачки стали огромными. Синяя радужка полностью исчезла.
– Ну, Макар, много мне должен будешь. Если жив останешься, – прошептала девушка.
– Правда?
– Не обмани только.
– Насчет чего?
– Насчет того… Обещал за помощь вознаградить?
– Не припомню такого. Но это подразумевалось.
– Загляни за кустик. Только осторожно загляни. С клинком в руке. Или с хлыстом. А я
подстрахую. Хотя драться с ними я не обучена. Чуять – да. А так – только усыпить могу…
Следуя совету Оксаны, я обнажил «призрачный клинок» – рассечет и живого, и
мертвого. Живого еще и отравит, если попасть в жизненно важные органы не удастся, а
мертвого – подпалит. И шагнул в заросли терна.
Ветки сами расступались передо мной. Тропка была хожена. Колючие ветки терна не то
чтобы заговорены, но словно «причесаны» теми, кто тут ходил.
Оксана брела следом. Обострившимся слухом я чувствовал, как стучит ее сердце.
А потом я услышал сопение, тихое поскуливание. И запах. Тщательно скрываемый,
вылизываемый, но все же отчетливый запах оборотней.
Вот и лежка. Трое волков. Семейная пара. И детеныш. Точнее, подросток. Они дремали.
И не услышали моего приближения.
– Эй! Без глупостей, – приказал я.
Волчица открыла глаза первой. В них метнулась злоба, потом угроза и спустя долю
секунды – ужас.
– Мы не делаем ничего плохого, Темный! – шепелявя, проговорила она. – Мы просто
прилегли отдохнуть.
– И не охотились? – строго спросил я.
– Мы не охотимся на людей, – вступил в разговор вожак. – Мы чтим Договор. Мы
послушны хозяевам. Темным. Вазген знает о нас.
На месте оборотней я бы не решился говорить о Вазгене, если он и правда не
благословил их на жизнь в дикой природе.
– Что вы здесь делаете?
– Мы спали.
– Я видел. Почему пришли именно сюда? Почему остаетесь в таком обличье?
– Нам так удобнее, – ответил вожак. – И тут была сила. Много силы… Теперь нет.
У меня в кармане зазвонил телефон. Борис.
– Слушаю.
Боюсь, мне не удалось изобразить радость и радушие. Попробуйте поговорить с другом,
который одновременно соперник, когда на кончиках пальцев у вас «призрачный клинок»,
впереди – семейка оборотней в боевой трансформации, позади – ведьма себе на уме, а
бэкграундом – уйма проблем!
– В деревне задрали корову, Макар. И сожрали подчистую. Это оборотни. Я взял след и
иду по нему. На основании Договора официально требую твоей помощи!
– Корову? – переспросил я. – Я верно тебя понял? Тогда о каком Договоре речь, Борис?
Или они человека убили?
– Нет. Но незарегистрированные оборотни, которых видели люди, – это нарушение всех
норм и правил. Я уже приготовил клетку. Ты должен помочь мне загнать их туда.
– Извини, я слегка занят. Перезвоню через пять минут, – пообещал я.
Конечно, оборотни все слышали. Слух у них отменный. И Оксана слышала.
Волки были готовы напасть. Оксана откровенно боялась. Я не то чтобы боялся, но и
восторга не испытывал. Думал, как мне извлечь выгоду из данной ситуации.
– Полегче! – предупредил я оборотней. – Пока я ничего не решил. У меня свой интерес
в этом деле. Но клетка по вам и правда плачет. Вы понимаете?
– Да, – коротко рявкнул вожак.
– Я могу вас спасти и спрятать. И кормить. Но вы будете моим резервом. Моими
временными сотрудниками. Согласны?
– Да, – согласился вожак.
– Я поставлю вам свои печати.
– Нет, – проскулила волчица.
– Временные. На три месяца, – пообещал я. – Без печатей вы мне не нужны. И я
обещаю, что не заставлю вас идти на верную смерть.
– Договорились, – слишком быстро проговорил вожак.
Я прислушался. Борис был уже рядом. Метрах в двухстах.
– Вы сможете нас отвезти? Туда, куда я скажу?
– Конечно, – согласился вожак.
Я вскочил к нему на спину, Оксана села на волчонка-подростка. И мы помчались. Вдоль
озера, по посадке, через поле. Сами оборотни не смогли бы замести след. Но с ними был я. И
я напустил тумана, перемешал следы, заставил траву и камни забыть о том, что мы здесь
проходили. Оксана тоже помогала – и, думаю, у нее получалось даже лучше, чем у меня. У
ведьм врожденный талант к таким заклинаниям.
Остановились мы около плоского террикона. Люди здесь ходили редко, даже поля
засеянного рядом не было. Промышленный пустырь.
– А сейчас – печати, – сказал я.
Пришлось вспомнить навыки по «ветеринарии». Каждого Темного учат подчинять
низших Темных. Без этого – никак…
Волки выли, но терпели. Оксана помогала. Хорошая девочка. Поощрение она точно
заработала.
– Сидеть здесь, – приказал я. – Корову вы не видели и не знаете. Мясо я привезу
вечером.
– Мы не голодны пока, – заявила волчица.
– Тогда я заеду завтра. Или послезавтра. Отдыхайте.
В кармане вновь зазвонил телефон.
– Макар, я чего-то не пойму… Ты не перезваниваешь, а тут твоя машина. И след
оборотней потерялся!
Голос Бориса источал подозрительность.
– Слушай, отчего ты такой нетерпеливый? Я сильно занят. Если ты подождешь около
машины, мы туда подойдем.
– Мы? Кто это – «мы»?
– Увидишь.
– Я еще поищу вокруг. Ты, когда будешь близко, звони.
– Договорились.
Борис что-то заподозрил, несомненно. Но подозревать и доказать – категории разные.

***

Сложнее всего было добраться обратно. Оборотни провезли нас километров пять, что
заняло у них пять минут. Но нам пять километров по бездорожью преодолеть совсем не
просто! Даже до ближайшей торной дороги – километр. А машины по ней ходили в среднем
раз в час.
Тем не менее мы отважно двинулись через буераки. Оксана всячески показывала, как ей
неудобно в туфлях на высоком каблуке. Сетовала на затяжки, которые сухие прошлогодние
бурьяны оставляли на колготках, и, ничуть не стесняясь, демонстрировала мне их. Особенно
те, что выше колен. Она и порвала колготки в двух местах, что выглядело, честно признаюсь,
весьма и весьма сексуально.
За пятнадцать минут с грехом пополам мы выбрались на дорогу. Пустынную,
естественно.
– Тебе, как я понимаю, лучше поспешить? – спросила Оксана.
– Да.
– Я подманю машину.
– Давай.
Не прошло и двух минут, как со стороны хутора послышался рев мотора – навстречу
нам ехал грузовик с углем. Водитель резко остановился, высунулся в окошко, спросил:
– Куда ехать?
– Разворачивайся, – приказал я, ничуть не удивившись тому, что он уже обработан. –
Подбросишь нас до хутора – и можешь быть свободным.
Вышли мы метров за триста до моего автомобиля. Шоферу я подчистил память – нас он
не подвозил, а если и подвозил, то со стороны Ростова. Как там оказался – не помнит. Это на
случай, если Борис начнет расследование. Хотя скорее всего не начнет – он мне доверяет в
разумных пределах. Ну кто может предположить, что я совершенно случайно нашел и
подчинил семейку оборотней, о которых прежде и не подозревал?
Телефон зазвонил вновь.
– Жду около твоего джипа, – сообщил Борис.
– Идем. Через минуту будем.
«Волга» Бориса стояла рядом с моей машиной. Борис сидел на капоте. Грелся,
наверное.
– Борюсик! – прощебетала Оксана.
Борис ведьму терпеть не мог. Полагаю, прежде всего потому, что она привлекала его как
женщина. И Оксана это прекрасно чувствовала. Но Борис же был Светлым! Как он мог даже
помыслить об отношениях с ведьмой?
– Не нашли оборотней? – поинтересовался Борис.
– Нет, – ответил я. – У нас были немного другие дела. Мы приехали сюда, чтобы
продолжить расследование по делу Астафьевой. Могу поклясться Тьмой.
– Да ладно, – махнул рукой Борис. – Верю.
Он не верил наверняка, а я мог поклясться только относительно того, что приехал сюда
по делу Светлой, а не из-за оборотней, но что с того?
– Боренька! Я так скучала! – томно прошептала Оксана. – Мы тут с Макаром погуляли
по полю, по лесочкам… Может, и с тобой погуляем? Или все вместе? Травка мягкая, земля
теплая.
– Врешь. Холодная земля, – бесцеремонно ответил Борис.
Все-таки тяжело быть Светлым. С одной стороны, неправды он не сказал. С другой –
ответил грубостью на кокетство. Гораздо приятнее поддержать флирт, даже если знаешь, что
он ничем не закончится. Мягче надо быть. Терпимее. Я ли, Темный, это говорю?
– А с кем ты проверял? – захлопала глазами Оксана. – Может, она была недостаточно
горячая?
– Макар, уйми свою сотрудницу. – Борис нахмурился. – Нам о делах надо поговорить.
Оксана и правда перегибала палку. Все-таки Борис – не мальчик, а городовой от
Светлых. И ей, ведьме шестого уровня, неплохо было бы соблюдать субординацию.
– Посиди в машине, послушай музыку, – предложил я. – Мы поговорим с Борисом, и я
отвезу тебя домой.
– Звучит многообещающе, – соблазнительно улыбнулась Оксана.
С Борисом она меня положительно стравливает. Конечно, тот никогда не примет ее
ухаживаний и откровенных предложений, но будет злиться на меня за то, что я приму. И
ревновать. А ревность – не лучший спутник друзей, особенно если их и так многое разделяет.
Послушная Оксана скрылась в машине и включила радио на полную мощность.
Конечно же, там пела Натали. «О боже, какой мужчина! Я хочу от тебя сына…» Бориса
буквально корежило от Оксаны и от песни. Ну и ладно. Проще будет выведать у него то, что
мне нужно.
– Так что за тема с оборотнями? Расскажи.
– Будто бы тебя начальство не оповестило?
– Представь себе. Никому нет дела до оборотней. Я так понимаю, их много?
– Видели двоих.
– Вот как? Интересно. И они сожрали корову?
– Да.
– То есть переваривать ее будут пару дней?
– Тебе виднее. Об оборотнях ты, наверное, знаешь больше моего. Они не перекинутся,
пока корова не переварится?
– Теоретически возможно, но будут проблемы.
– Какие?
– Несварение желудка. Да и вообще оборотни коров жрут не потому, что им питаться
нечем. Добытый на охоте зверь пополняет силы зверя. Не задумывался над тем, почему
довольно-таки тщедушный человек может превращаться в монстра? Именно из-за
накопленной в звериной сущности энергии. Так что если хочешь существовать зверем –
питайся в обличье зверя.
– Я не хочу, – ответил Борис. – И вообще такие азы мне, естественно, известны.
– Тогда зачем спрашиваешь?
– Хотел уточнить – если ли шанс поймать их, пока они объелись мяса.
– Шанс всегда есть. Но теперь они стали сильнее. Могли уйти куда-нибудь. Почти
наверняка ушли. И нам беспокойства в ближайшее время не доставят.
– Хорошо, если так.
– Я почти уверен. Глупо было бы оставаться на месте.
– Да, наверное… Я разошлю ориентировки в соседние районы.
– Дело твое. Теперь у меня к тебе пара вопросов.
– Слушаю. – Борис насторожился.
– Ты ведь хорошо знаком с Крюковым?
Борис насторожился явственно.
– Я его знаю, и он знает меня. Но у нас с ним слишком разные весовые категории.
– И все-таки… Не подскажешь, где его найти?
– Зачем?
– Сам понимаешь, вреда я ему причинить не могу. Слишком разные весовые категории,
как ты только что сказал. Его видели вместе с Аленой совсем недавно. Потом Алена пропала
здесь. А тут – родные места Крюкова. Тебе не кажется, что взаимосвязь четко
прослеживается? Может быть, Алена и не пропадала никуда? А если пропала, то виноват в
этом Крюков или какие-то его охранные заклинания? Может, она полезла куда-то не туда?
Борис задумчиво посмотрел на меня.
– Именно таким и был ход моих мыслей. Но я не могу дозваться Крюкова. Он не
отвечает.
– И ты не хочешь поехать, поискать его?
– Пока не хочу. Потому что Крюков или его заклинания не могли сделать Алене ничего
плохого.
– А случайно?
– И случайно тоже.
Светлые! Фанатики… Они всегда уверены в себе. А если не уверены, тут же
реморализуются, и тогда уже наверняка уверены.
– Подсказать мне, где искать Крюкова, ты не можешь? – спросил я.
– У него есть вилла на Цимлянском море. Последний раз его видели на яхте –
информация из открытых источников. Вывод напрашивается сам собой. Можно поискать на
Цимле. Хотя, как ты понимаешь, если Светлый маг первой категории не хочет, чтобы ты его
нашел, ты его не найдешь. И вряд ли он станет с тобой разговаривать.
– Спасибо, Борис. О вилле на Цимлянском море я не знал.
– Там настоящая крепость.
– Я не собираюсь брать ее приступом. Но все-таки съезжу, пожалуй.
– Счастливо!
Я прыгнул за руль. Оксана тут же прильнула ко мне и погладила по внутренней стороне
бедра.
– Ты обещал, Макар! Я ведь хорошо поработала?
– Отлично. Поехали к тебе.
– Может, прямо здесь?
– Нет, поехали!
Жаль, что официантке из «Встречи» опять придется подождать. И хорошо, что она даже
не подозревает о том, что ждет. По-моему, самый приятный вид ожидания.

***

Домой я вернулся к вечеру. Глупо, но настроение у меня было приподнятым. Оксана


помогла расслабиться, а Борис… Борис дал пищу для размышлений.
Вполне возможно, он хочет спровадить меня подальше от места событий – для того и
подкинул идею о Цимлянском море и о том, что Крюков скрывается там. С другой стороны,
он мог проговориться – выдать свои мысли относительно того, где прячется Крюков. Да,
старый Светлый маг шел куда-то на яхте по Дону, но за те несколько дней, что минули с
момента его встречи с Аленой, он мог подняться по речному пути в Москву, а то и в
Балтийское море. Не говоря уже о море Средиземном – если он повернул не в ту сторону,
куда я предполагал. Но Борис говорил именно о Цимлянском водохранилище…
Вопрос нужно было изучить. Надо было посоветоваться. А с кем? С Вазгеном, конечно.
Пусть поможет, если хочет, чтобы я ему помог. Но о подземных чертогах Крюкова я пока
промолчу. Нужно просто поговорить. Не по телефону, конечно. Такие вопросы решаются
только лично.
Так что дома мне пришлось побыть недолго. Я побрился, переоделся, сел в машину и
отправился в Ростов. Приехал засветло – сто километров пролетел за час. И сразу потребовал
аудиенции у Арутюняна.
Вазген принял меня в своем роскошном кабинете, развалившись в шикарном кресле из
кожи бегемота. Была у него и переговорная – для тех, кто не должен видеть лишнего, – но
меня он допустил в кабинет. Хотел продемонстрировать симпатию и доверие, не иначе.
– Что разузнал? – вкрадчиво спросил глава Дневного Дозора.
– Пока – ничего конкретного.
– То есть не хочешь рассказывать?
– Не хочу наводить силы Дозора на ложный след. Но все-таки я полагаю, что в деле
замешан Крюков.
– Отлично! – Вазген потер руки. – То есть, конечно, ужасно! Как может Светлый маг
первой категории быть замешан в пропаже Светлой волшебницы? Может быть, так
случилось потому, что она полезла не туда и увидела не то? В верном направлении копаешь,
Макар!
– Мне нужна информация.
– Все, что в наших силах.
– Крюков занимался какими-то исследованиями на Цимлянском море?
Вазген, прищурившись, посмотрел на меня.
– Откуда ты знаешь?
– Слыхал. От Светлых.
– Не дружи со Светлыми. Они могут тебя покусать, – хмыкнул Вазген. – И ты решишь
навязывать всем свою волю и принципы тогда, когда в этом нет никакой нужды.
– Я осторожен, – максимально корректно ответил я. Возможно, стоило намекнуть
Вазгену, что он лезет не в свое дело. Но его предложение выглядело просто как шутка. – Так
что насчет Цимлянского водохранилища?
– Его там не раз видели, – ответил Вазген. – Более того, пытались выяснить, что за сети
он там плетет. Ничего конкретного не нашли. Может, старик и правда любит понырять и
половить рыбу? Лещи на Цимле замечательные.
– Все мы ценим цимлянских лещей, да.
– Хочешь проехаться на водохранилище? – спросил Вазген.
– Такие планы у меня появились совсем недавно. Пожалуй, проедусь.
– Не трать время.
– Вы там уже были?
– Нет.
– Знаете, что Крюкова там нет?
– Вполне возможно, что и есть, – усмехнулся Вазген. – Даже скорее всего есть.
– Я его не найду?
– Сложно сказать. Надеюсь, найдешь.
– Как же я его найду, если не поеду?
– Зачем ехать? Я дам тебе вертолет, полетишь. Еще какие-то пожелания будут?
Однако! Вазген меня удивил, хотя и приятно. Но когда тебя приятно удивляет глава
Дневного Дозора, порой стоит насторожиться. И все-таки голова у меня пока на плечах, так
что будем радоваться…
– Подводное снаряжение у вас найдется?
– Не вопрос, я пошлю нарочного в магазин. А у тебя есть наводки, где искать Крюкова?
Все-таки на дне морском?
– Точно не знаю. Но если его не будет на поверхности, неплохо заглянуть под воду.
– Сейчас я дам распоряжение пилоту в аэропорту. Туда же подвезут снаряжение. Может
быть, тебе пригодятся какие-то амулеты?
– Я не собираюсь драться с Крюковым. Разве что какую-нибудь поисковую штучку…
Вазген поднялся, подошел к шкафу, открыл его. На полках лежали десятки амулетов из
кости и дерева, металла и кожи. Были там и большие устройства, и совсем маленькие
предметы.
– Ты видел когда-нибудь Крюкова? – спросил Вазген.
– Кто же из наших земляков его не видел?
– Тогда возьми компас. Я сам его заряжал. Как работает, знаешь?
– Конкретно этот? Нет.
– Представляешь объект, вспоминаешь ауру – и стрелка поворачивается… Вблизи не
действует, только на расстоянии. Точнее, чем ближе, тем сильнее вращается стрелка. И все-
таки по принципу «горячо-холодно» не найдешь. Словом, штука тонкая и капризная, но
помочь может.
Я взял компас, представил ауру Крюкова – насколько я его знал. Стрелка повернулась на
восток – как раз в сторону Цимлянска.
– Он, кстати, может показывать строго обратное направление, – заметил Вазген. –
Земля-то круглая. А порой выбирает какие-то свои линии. Путь, по которому надо пойти,
чтобы встретить объект. Так что в компас не верь – просто учитывай его мнение.
– Где расписаться в получении артефакта?
– После операции отдашь, если не потеряешь.
– Прогнозисты что-то вычислили? Относительно успеха моей поездки и потери
артефакта?
– Ничего существенного, как ты любишь говорить, – засмеялся Вазген. – Кстати, бонус
в виде одноразового портала хочешь?
– Куда?
– Сюда. Если точнее – в конференц-зал.
– Конечно, хочу.
– Держи. – Вазген бросил мне стеклянный шарик. – Раздавишь в руке. Чтобы руку
порезать. Иначе не сработает.
– Спасибо.

***

Щедрость Вазгена поражала. Нет, не стоит думать, что глава ростовского Дневного
Дозора всегда был паталогически жаден, а тут расщедрился. Мы куда более широки, чем
Светлые. Те так и норовят припрятать что-то «на будущее», «во имя великой цели». Мы
можем и отдать просто так. А можем и не отдать – если надо. Но все-таки одноразовые
порталы на дороге не валяются – такая штука может выдернуть из самой опасной заварушки,
спасти от самого жуткого противника. Даже если он успел тебя проглотить, не разжевывая, и
только начал переваривать.
Когда имеешь дело с великими Темными магами – да и не только с великими, а с
любыми, – всегда есть шанс, что они играют против тебя. Точнее, играют против кого-то
тобой, совершенно не заботясь о твоих интересах и даже о твоей жизни. Резонно. Если ты
сам о своей жизни и безопасности не заботишься – другим-то что? На то и игра. Не хочешь –
не играй. Но это не исключает возможности игры тобой. Только совсем уж втемную…
Вот и сейчас щедрость Вазгена к благотворительности никакого отношения не имела.
Объяснить ее можно было двояко. Во-первых, Вазген действительно заинтересован в успехе
моего расследования и желает получить результат. Его выгода прямая – найдется Алена,
появятся козыри для торговли со Светлыми, которые те еще бандиты… Во-вторых, он может
иметь намерение подтолкнуть меня к действиям, которые нужны ему. Второе гораздо
вероятнее, но и первое не исключено – в конце концов, я ведь работал на благо Дневного
Дозора и в его интересах.
А вертолет… Что вертолет? Не простаивать же ему все время в аэропорту, иногда
нужно и погонять машинку. Об аквалангистском снаряжении я вообще молчу – ерунда…

***

Лететь на вертолете было приятно. Даже не столько лететь, сколько осознавать – еще
пятнадцать минут, и мы будем «на точке». Вот только там… С чего начать там?
Мысли у меня имелись. Были предчувствия. И предсказание от Оксаны. Хоть она
ведьма и слабая, будущее предвидит – как без этого?
– Волгодонск, – сообщил пилот, показывая на далекие огни. – Минут десять – и море.
Где садимся?
– Над водой зависнуть сможешь?
– Смогу. Надолго?
– Чтобы я спрыгнул.
Пилот посмотрел на меня неодобрительно.
– В воду?
– Да. Я не шучу. Только переоденусь предварительно…
– Нет проблем. – Пилот попытался сохранить невозмутимость.
Я быстро разделся, одежду упаковал в мешок, подвесил к нему магический «маячок» –
подберу, если получится. После того как поплаваю вдоволь. Надел гидрокостюм, ласты,
акваланг. Эх, веселая будет ночь!
Пилот тронул меня за руку, по его губам я прочел:
– Море!
Я надел наушники, попросил:
– Сначала остановимся здесь, потом полетим туда, куда скажу.
– Хорошо.
Вертолет завис над водной гладью. Я вслушался в море. Как ни странно, постоянная
вибрация и гул вертолета совершенно не мешали. Частота, которая меня интересовала, была
совсем другой. Инфразвуковой. И я ее услышал, махнул рукой в нужную сторону. Пилот
повернул вертолет туда.
Мы летели, я продолжал слушать. Рокотали турбины на гидроэлектростанции. Шумели
турбины на атомной электростанции. Гудели мощные трансформаторы. Но меня интересовал
едва слышный мощный рокот под водной гладью. Гул земли.
– Еще километр туда – и снижайся, – попросил я пилота.
Вот и трещина в тектонической плите. Или какой-то древний канал. Или искусственный
тоннель под землей. Место, где лучше всего слушать землю. Скрытое водой от глаз, но не от
ушей.
– Здесь! – приказал я пилоту.
Тот опустил вертолет практически к самой воде. До бурлящей под мощным потоком
вертолетных винтов воды осталось метра два.
– Ниже не опущусь! – прокричал пилот.
– Нормально.
– Ждать на берегу? Где? Сколько?
– Нет, ждать не надо. Возвращайся.
Я открыл дверь. Пилот, по-моему, до последнего не верил, что я «выйду». Глаза его
слегка округлились, когда я выбросил из вертолета мешок с одеждой и прыгнул сам. Черная
вода поглотила меня. Вертолет, к счастью, улетел прежде, чем я всплыл, чтобы осмотреться и
перевести дух. Под шквальным ветром от лопастей плавать очень неуютно даже в
гидрокостюме.

***

Вода была холодной. Но не слишком – градусов десять, а то и двенадцать. Прогрелась


уже водичка, если быть справедливым.
У обычного человека в такой воде с непривычки могло остановиться сердце, и замерз
до судорог он бы за пару минут. Но что для меня вода в десять градусов по сравнению с
холодом Сумрака?
А я ведь еще был в гидрокостюме. И «большой чулок», защищающее от потери тепла
заклинание, использовал на все тело, включая голову. Главное, конечно, не увлечься и не
зажариться в чулке собственным теплом. Но на то он и «чулок», что в нем есть небольшие
поры для охлаждения. Пара минут – и температура в коконе вокруг моего тела поднимется,
станет совсем комфортно.
Я лег на спину, расслабился. Надо мной мерцали звезды. Шелестела вода. Здесь… Где-
то здесь…
Настроившись на волну колебаний водохранилища, я нырнул. Темна вода на глубине,
да еще и ночью! Пришлось зажечь «волшебный фонарик». По дну заметались тени.
Какие колебания выбиваются из гармонии? Какие чужды Цимлянскому морю? Откуда
они идут?
Пока неясно. На дне их практически не было слышно. Почему? Не потому ли, что я
сейчас внутри источника?
Я поплыл в сторону берега. Потом повернул к атомной станции. Ничего! Ничего и
нигде. В чем же дело? Посторонний источник отключился, когда почувствовал мой к нему
интерес? Маловероятно… Работает импульсами? Тоже сомнительно, прежде рокот колебаний
был слабым, но непрерывным…
Я заметался по дну, как хищная рыба в поисках добычи. Нет, ничего!
Возможно, вибрации просто не слышно около дна? Как такое может быть?
Я поднялся на поверхность и отплыл в сторону. Еле заметный рокот вернулся. Он шел
оттуда, откуда я только что уплыл.
Ладно, вернемся… И снова ничего!
Входить в Сумрак на дне холодного водохранилища, без света и без теплой компании
мне совсем не хотелось. Но придется, если я хочу что-то найти.
С трудом найдя свою тень, я поднял ее и вплыл в Сумрак. Сумрак не только сосал силы,
но и давил. Здесь, под водой, он был не таким, как под землей, желеобразным и ледяным, но
вязким и вихрящимся. Очень холодным и неуютным.
Видимость улучшилась. Вихри носились над желейным дном, а в самом дне словно бы
горели темно-багровым пламенем какие-то плиты. Одна, две, три… Еще несколько поодаль.
Я подплыл к одной поближе. На ней проступали непонятные мне письмена. Не такие,
как на воротах под землей, но в чем-то похожие.
Теперь можно выйти из Сумрака, что я и сделал. Ледяные иглы впились в тело, но это
бодрящий холод. На дне в реальном мире, естественно, ничего нельзя было рассмотреть.
Я начал подыскивать подходящее заклинание… А потом понял, что слишком увлекся
магической стороной процесса, опустился ко дну и начал разгребать ил прямо руками.
Разбрасывать илистые отложения оказалось совсем не трудно. Когда я углубился
сантиметров на пятнадцать, под илом обнаружилась каменная плита – словно надгробие.
Массивная, толстая, шершавая на ощупь. Вблизи я не слышал ее вибрации – но резонировали
и создавали фон на поверхности наверняка такие плиты. Словно чешуйки-отражатели
радиотелескопа…
Отлично. Я понял, что здесь что-то происходит. А вот что именно – не понял. Для этого
не мешало бы найти Крюкова… Скорее всего «телескоп» – его рук дело.

***

К берегу я плыл часа полтора. Вроде бы и близко, но я же не «Ракета» на подводных


крыльях. Магией скорость в воде сильно не увеличишь, да и смысла нет тратить энергию на
такую ерунду. К тому же приходилось тащить за собой тючок с одеждой. Он болтался сзади и
работал плавучим якорем – тормозил мою скорость. Хорошо, хоть ветер не был сильным.
Напрасно, конечно, я бросился исследовать водохранилище так спешно – даже лодкой
не обзавелся. Но, с другой стороны, возможно, Алену еще можно спасти… А каждый час
промедления высасывает из нее силы – если она в колдовской ловушке, о которой не
подозревает сам Крюков. Мало ли у каждого из нас скелетов в шкафу?
На тихой безлюдной глади, среди холода и плеска волн, под льдистыми звездами я
понял, что хочу спасти Алену. Не для Вазгена и не для Ночного Дозора – для нее. И для себя.
Пусть я никогда ее не видел, я ее почувствовал. Мы, Иные, можем чувствовать острее,
чем люди. И я осознал, какая она. Захотел узнать ее поближе. Для чего? Там видно будет. Но
картинки мне отчего-то мерещились соблазнительные.
Настроение мое слегка улучшилось, хотя я по-прежнему ничего не понимал. Да,
Крюков мутит что-то с Сумраком, или с силами земли и воды, или со всем этим вместе. Но
Крюков – маг первой категории, очень опытный маг. Мне-то куда до него? Как я разберусь в
его интригах? Как спасу Алену от этого старого авантюриста? Или от его ловушек, которыми
он защищает свои тайны?
У берега зашумели камыши. Звук слышался отчетливо и меня обрадовал – берег близко.
Я, впрочем, чувствовал берег и без шума, но увлекся своими мыслями. Сто метров туда, сто
метров сюда… Теперь предстоит самое неприятное – лезть по грязи среди камышей с их
жесткими стеблями и острыми листьями…
Не выжечь ли мне для себя дорогу? И заодно обследовать берег при свете? Вряд ли я
привлеку ненужное внимание. Заметит Крюков – мне же на руку. Я поднял над водой руку и
скомандовал камышам: «горите». Однако камыши не послушались – даже искорки на сухой
лист не упало. Меня это несколько насторожило. А потом раздался плеск весел, и из темноты
показалась небольшая рыбацкая лодка. На веслах сидел седовласый и седоусый дедок в
допотопном шерстяном синем спортивном костюме. Неопрятная растительность на его лице
была отчетливо видна в темноте.
– Тонешь, парень? Или браконьерствуешь? – спросил старик.
Если бы не отказавшиеся гореть камыши, я, пожалуй, даже поверил бы в старика,
отправившегося порыбачить ночью. Но обычные прибрежные камыши, которые не
загораются по команде, не к добру. Я перевернулся на спину и спросил:
– Иван Матвеевич?
– Ишь, негодяй, узнал, – хмыкнул Крюков, снимая личину старого деда и становясь
вполне респектабельным пожилым мужчиной – правда, тоже в спортивном костюме, только
дорогом. – Полезай-ка в лодку.
Спорить со Светлым я не стал. И на «негодяя» не обиделся. Тем более сказал это Иван
Матвеевич по-доброму, можно сказать – по-приятельски.

***

Я сидел на носу лодки, не решаясь переодеться. В гидрокостюме было терпимо, но не


слишком уютно. Однако возиться с одеждой при Крюкове я не хотел. Тем более в кармане
гидрокостюма лежал шарик, активирующий портал в офис Дневного Дозора. Пусть мою
слабую магию Крюков блокировал – портал Вазгена должен был сработать, если
понадобится. И если я успею его активировать.
– Что, Макар, много интересного на дне увидел? – поинтересовался Крюков.
– Увидел кое-что. Но я не об этом хотел поговорить.
– А я – именно об этом. Как ты вообще додумался искать то, что нашел?
Рассуждать об интуиции с магом такого уровня было глупо. Врать – незачем…
– Я не знал, что найду. И не искал специально.
– В гидрокостюме, на дне, ночью ты не искал специально?
– Ночью – потому, что так получилось. Время дорого. Я хотел найти в первую очередь
вас.
– Тебе удалось, поздравляю. Ты полагал, что я сижу на дне? Или у меня в
водохранилище верный «Наутилус»?
– Я точно не знал. Мне казалось, там какое-то ваше убежище. А искал по шуму.
Примерно так у нас земля шумит.
– В Гуково?
– В Гуково, в Зверево. Там, где шахты есть.
Крюков задумался, покачивая веслом в воде.
– И зачем я тебе понадобился?
– Так я о том и хотел рассказать.
Крюков улыбнулся.
– Сдается мне, лукавишь ты, Макар. Как бы там ни было, расскажешь чуть позже. А
насчет шума ты меня заинтересовал – не думал, что этот шум так хорошо услышит
посторонний, тот, кто не настроен на мои резонаторы.
– Я усиливал обоняние и слух. Сначала раздражало, потом понравилось.
– Интересно… Что касается шума… Думаю, шахты тут ни при чем… И то, что ты
слышал там, – тоже. В любом случае о том, что ты видел, не должен знать никто.
Я хмыкнул.
– Думаете, никто ваши плиты не найдет? Они же почти открыто лежат.
– Мегалиты, – поправил меня Крюков. – Никакие это не плиты, показалось тебе. Там
целая система мегалитов. Как в Стоунхендже. А найдет кто-то только в том случае, если
искать будет. Но зачем же их искать? Один ты сообразительный нашелся за пятьдесят лет.
– Ничего себе! А зачем вы мне рассказываете о своих тайнах?
– Затем, что ты все равно молчать будешь.
– Убьете?
– Не хотелось бы. Полагаю, ты согласишься принять знак «карающего огня»?
– С чего вдруг?
– Выбор у тебя невелик…
В этом – все Светлые. Улыбается добрый дедушка Крюков, а выбора мне не дает.
Точнее, дает – умереть сейчас или умереть позже. Но ведь ясно, что я выберу? А все потому,
что он – сильнее.
– Неужели то, что на дне, так важно?
– Для меня – важно. Для тебя – совсем не важно. Но кое-кому из высших знать о моих
экспериментах не надо. Только и всего.
– Хорошо. Давайте о знаках «карающего огня» позже поговорим? Замерз я очень, да и
обстановка неуютная…
– Уюта ему захотелось, – хмыкнул Крюков. – Как с вертолета в воду сигать – так об
уюте не думал. По дну в холодной воде рыскать – тоже ничего. А сейчас замерз.
– У каждого есть предел силы, – ответил я.
– Что ж, давай погреемся, – согласился Крюков. – Заодно спросишь, что хотел. Только
сбежать не пытайся. Сбежишь – даже если получится, – считай, что ты покойник.
– А если я сбегу и о вашей тайне расскажу? Неужели вы и тогда меня убьете? Мстить
будете?
– Мстить я, конечно, не буду, – задумчиво проговорил Крюков. – Только сбежать у тебя
не получится, а попытка будет очень опасной. Не пытайся, Макар, не стоит.
– Хорошо, пока не буду.
Крюков поднял весла, махнул рукой в сторону брега – и лодка помчалась по водной
глади быстрее моторки. Пара минут – и мы оказались около небольшого причала. За ним
виднелся совсем маленький домик.
– Мне рассказывали, у вас тут вилла. Дворец, – сказал я.
– Наговаривают, – ответил Светлый маг. – Имение, не слишком большое. Но это не оно.
Тут чайный домик для гостей. Здесь мы и посидим. Зачем тебе в мое имение?
– Я и не просился. К слову пришлось.
– Вот и хорошо, что ты скромный. Я скромных люблю, – заявил Крюков, выбираясь из
лодки и направляясь к домику. Он не оглядывался, но бежать я все равно не собирался.
Крюков был мне нужен. Да и боялся я бежать, что там говорить…
Электрический самовар на столе уже кипел, рядом поблескивал фарфоровыми боками
заварочный чайник. На столе лежали сладости в корзинках и на блюдцах, мед в деревянном
бочонке.
Крюков достал из шкафчика заварку, насыпал в чайник, залил кипятком.
– Ты переодевайся. Не в резине же за стол садиться.
Я развязал кулек. Одежда помялась, но это не проблема. Уже на себе я выгладил брюки
и рубашку, расправил пиджак.
– Вот, другое дело, – усмехнулся Крюков. – Человеком выглядишь.
Мгновение – и сам он сменил свой спортивный костюм на деловой, правда, без
галстука. Не думаю, что переоделся. Скорее всего снял иллюзию. Или, напротив, навел.
Крюков разлил чай по чашкам, пододвинул ко мне бочонок с медом.
– Угощайся, все свое.
– И чай?
– Нет, чай покупной, извини. Я больше к виноградарству склонен.
– Спасибо.
Мед был ароматным, сладким. Чай обжигающим и пах приятно, чабрецом.
– Ты у меня спросить что-то хотел? Не томи. У старика дел много, да и ночь к концу
идет…
– Вы знаете, что Алена Астафьева пропала? – спросил я.
– Да уж знаю.
– А куда – знаете?
– Только догадываюсь.
– С этим связаны ваши подземные сооружения на «Алмазной»? – спросил я. – Она где-
то там? В ловушке?
Крюков смотрел на меня, прищурившись.
– Не хотите говорить?
Светлый усмехнулся.
– Ты лучше расскажи, что видел.
– Ворота. В Сумраке. На первом и втором уровне. Ворота в стене. Среди сумрачного
желе.
– Ты прямо стихами заговорил.
– Случайно получилось.
Крюков задумался.
– Ты считаешь, что Алена ушла за ворота?
– Вам виднее. Рядом пахло ее духами.
– Вот как? Что ж, пожалуй, твои догадки верны…
– Это ведь ваши ворота! В какую ловушку она попала?
Крюков посмотрел на меня. Вид у него был печальным.
– Я не знаю, – ответил старый маг, и в его руке загорелся шарик света. – Это не моя
ловушка. Но я догадываюсь, кто ее сделал.
Я опешил.
– Вы? Догадываетесь? На вашей шахте, на вашей земле кто-то соорудил грандиозную
подземную крепость – и вы только догадываетесь?
– Кто-то Темный, – подтвердил Крюков. – Я подозреваю кто. Но не уверен. Увы, он
сильнее меня – если мои догадки верны. Я бы не смог подойти к его воротам без боя. А бой
мог бы и проиграть. На тебя он просто не обратил внимания. Или не заметил.
– Как червяка, – предположил я.
– Как червяка, – согласился Иван Матвеевич. – Самое подходящее определение для
подземной деятельности. И ничуть не обидное. Давай-ка закончим с формальностями.
Оформим знак… А потом и поговорим по душам. Я тебе расскажу кое-что, а ты подумаешь –
нужно оно тебе или нет. Добро?
– Какое уж тут добро, – возмутился я. – Принуждение.
– Рад, что ты философски подходишь к жизни и неизбежным вещам, – усмехнулся
Крюков.

***

Ехать на джипе было не так приятно, как лететь на вертолете. И дольше. К тому же
адски болела подмышка, куда Крюков впечатал мне знак «карающего огня». Он посчитал,
что напоказ знак выставлять не следует. Разумно посчитал, надо отметить… У Вазгена могли
возникнуть не только вопросы, но и определенного рода недоумение. А лучше, когда у
старших не возникает недоумения в двусмысленных ситуациях. Подмышку же не сразу
заметишь. Хотя и не скрыть чужой знак, если кто-то захочет его увидеть, куда ни прячь.
Теперь, после обучения у Крюкова – пусть и длилось оно всего несколько часов, – я
знал, что мне нужно делать. Точнее, если подойти к вопросу с разумной точки зрения, нужно
было просто поворачиваться и бежать. Куда-нибудь на Дальний Восток или в Аргентину…
Но я Темный! Я свободен! Я делаю то, что хочу, и то, что считаю нужным. Ставки были
нереально высоки, и я решил поставить. По своей воле, в здравом уме и твердой памяти.
Перед глазами стояло доброе лицо Крюкова, который совершенно искренне говорил:
– Если бы не знал я тебя раньше, Макар, одним Темным сегодня на свете меньше стало
бы. Но ты мне симпатичен. Да и зовут тебя точно так же, как моего первого сына. Может, ты
на него и не похож, а тоже совпало, видишь? К тому же ты казачьего рода. А как я могу
дальнего родственника погубить? Все казаки – братья, кто родные, кто приемные… Ну и
слышал я о тебе только хорошее, что для Темного – редкость. Вообще жаль, что ты не
Светлый. С тобой мы бы горы своротили…
Я не хотел сворачивать горы с Крюковым. Разный у нас масштаб. И цели разные, и
средства. Да и вообще Иной он, вполне возможно, неплохой, только нам с ним не по пути.
Может быть, когда-нибудь. На каком-то участке. Где-то. Чего не бывает?
Но отказываться от знаний такого мага глупо, и я не отказывался. Только, возможно,
слишком горячо доказывал Крюкову, что быть Темным – значит быть свободным. Будто
сагитировать его хотел. Рассказывал, что я не пользуюсь людскими слабостями, а наказываю
их недостатки. И мне это совершенно не нравится. Я не получаю удовольствия от роли судьи!
Не хочу никого судить. Разве только иногда, за вопиющие преступления. А в целом я – за
свободу. И страдания злых людей дают мне силу, потому что это справедливо, но никакого
удовольствия в Темной стороне силы нет. Как и в Светлой, забирающей радость.
Темный путь, Темный способ получения силы кажется мне куда более
предпочтительным, чем Светлый. Что-то убогое есть в том, чтобы присасываться к чужой
радости. Пусть и для того, чтобы эту радость множить. Ведь радость у каждого – своя. И
боль тоже. А множить боль хотят только совсем беспринципные гады, которых я ненавижу.
Рано или поздно я намерен их победить.
Не исключено, что Крюков слегка «развязал» мне язык своим чаем, или медом, или
всем вместе – так, что я и не заметил. И это спасло мне жизнь. Хотя кто знает, какие
принципы у отдельно взятого Светлого? Не все же они фанатики и сторонники тоталитарных
режимов? Есть среди них вполне адекватные личности, как есть среди Темных подонки,
садисты и мракобесы. Все бывает. Не важен цвет – важен человек. Важен Иной…
Джип потряхивало на колдобинах проселочных дорог, и я засыпал, в полудреме вновь и
вновь прокручивая в памяти наш разговор с Крюковым. В кармане зазвонил разряженный
прежде телефон. Вазген все-таки смог дозвониться и даже телефон подзарядил на
расстоянии. Потому что как иначе позвонишь?
– Что, повидался с Крюковым? – поинтересовался глава Темных. Ответ он, конечно,
знал или предчувствовал.
– Повидался.
– Узнал что-нибудь интересное?
– Да. Но не об Алене. Точнее, выяснил, что Крюков к ее исчезновению отношения не
имеет.
Вазген на другом конце линии усмехнулся. Я не видел и не слышал – но почувствовал,
как скривились его губы. Хоть я и не маг первой категории, такие вещи и ведьма седьмого
уровня ощущает.
– Ты что-то недоговариваешь, Макар.
– Ты ведь тоже мне не рассказываешь всего, что знаешь, Вазген.
– Согласен. Но у меня для этого есть причины. А что и зачем скрываешь ты?
Ответить на этот вопрос и не соврать, а также не обидеть Вазгена было не слишком
просто.
– Ничего такого, что глобально повредило бы Дневному Дозору Ростова. Полагаю, у
каждого могут быть свои маленькие секреты.
– А не глобально эта информация может повредить Дозору? Или делу Тьмы?
– Я не прогнозист, Вазген.
– Да, понимаю. Мой разовый портал ты не использовал? Он все еще у тебя?
– Вернуть?
– Пока не нужно. По окончании расследования дела об исчезновении Светлой – если не
пригодится – вернешь. Как и компас.
– Хорошо, спасибо.
– Машину тебе пригнать? Я могу послать какого-нибудь вампира. Или пусть у нас
постоит?
– Пусть постоит, – попросил я. Не стоит лишний раз одалживаться, да еще и пускать за
руль своего стального коня нежить. Заберу машину сам…
– Глупостей не наделай, – посоветовал Вазген. – Хороший ты парень, Макар, только
глуповатый. Напрасно с Крюковым связался.
– Ты же сам предложил!
– Я предложил у него что-то узнать, а не играть на его стороне. Но дело твое.
– Я на его стороне не играю.
– Как знаешь, Макар, как знаешь. Но прежде чем что-то делать – хорошо подумай…
Связь отключилась, телефон тут же разрядился. Вазген был недоволен. Он
почувствовал неладное. Но покаяться ему я никак не мог, а объяснения только усложнили бы
ситуацию. Пусть все идет как идет…
– Вам в Гуково или в Зверево? – спросил водитель Крюкова на развязке под Шахтами.
Солнце было уже высоко над горизонтом. Дневному Дозору пора на дежурство. Но что
делать, если всю ночь пришлось работать?
– В Зверево, – попросил я. – По трассе «Дон» будет ближе.
– Знаю, часто тут езжу…
– У Ивана Матвеевича здесь тоже дом есть? – спросил я.
Водитель только загадочно улыбнулся. Понятное дело, нельзя обсуждать хозяина
неизвестно с кем. И дела его тоже. Я и сам хорош – проявил бестактность. Одна надежда –
водитель человек и ничего не расскажет Крюкову. Его противоречия Темных и Светлых
волновать не должны, а о великом противостоянии он вообще не знает.

***

На рынке я купил отборного мяса – половину свиной туши. Конечно, оборотни


предпочли бы живого поросенка, а еще лучше – корову, но это совершенно не обязательно.
Оборотня даже хлебом кормить можно – не погибнет. Правда, и сил в нем почти не
останется. А рано или поздно от такой диеты волк, или медведь, или тигр перекинется в
человека. Но когда в небе появится полная луна – лучше не подходить к нему с хлебом,
потому что он оголодал…
Похоже, за мной никто не следил. На всякий случай я поплутал по проселкам, замел
следы. Приехал к террикону на пустыре. Оборотни по-прежнему пребывали в волчьем
обличье. Меня приветствовали радостно, завиляли хвостами. Может быть, им и лучше жить
волками? Но тоже не получится. Время от времени в людей надо перекидываться, иначе –
помешательство, бешенство, убийства… Зверь – он и есть зверь.
– Никого не видели? – поинтересовался я. – Ничего не слышали?
– Все тихо было, – сообщил вожак. – Пить мы ходили все вместе, на озеро. Там опять
силы много.
– Знаю, – ответил я.
Огненный знак, наложенный Крюковым, слегка потеплел. Зря, конечно. Не оборотням
же я собираюсь рассказывать о том, что узнал от Светлого? Им это совсем ни к чему.
– Нам долго тут сидеть? – спросила волчица. – Я бы в степи подалась. Или в леса… Тут
камень, затхло.
– Не очень долго, – ответил я. – В ближайшие дни все решится.
– Кого рвать-то будем? – спросил подросток.
– Да вряд ли кого-то рвать придется, – к разочарованию молодого и к успокоению
старых оборотней сказал я. – Может быть, разведать кое-что. Сбегать кое-куда. Узнаете, когда
очередь дойдет.
– Помни, что ты обещал, – прорычал вожак.
– Помните, что я спас вас от возмездия Светлого, – жестко ответил я. – Он мог бы
положить вас просто при попытке к бегству – за несчастную корову. И никакие знакомства с
Вазгеном не помогли бы. Ясно?
– Ясно, – ответила волчица.
Я выгрузил из багажника мясо.
– Питайтесь. Набирайтесь сил. Постараюсь организовать вам еще что-нибудь.
Посвежее.
– Это дело, – хмыкнул вожак оборотней. – Может, нам под такую марку можно кого-то
из людишек загрызть? Тут бродят всякие. Асоциальные элементы…
– Ты в жизни профессор социологии, что ли? – спросил я. – Или работник
муниципалитета?
– Почему?
– Речи странные. Человеконенавистнические.
– Я в хорошем смысле… Для общего дела…
– Дел у нас общих с вами нет, – отрезал я. – Людей трогать запрещается. И тем более –
спрашивать меня о таком. Свои мечтания держите при себе, не давайте им воли – иначе не
поздоровится.
– Я просто так спросил, – хмуро заявил вожак. – Вдруг надо? Мы никогда прежде
людей не убивали.
– Вот и теперь не стоит. Перекиньтесь-ка обратно на денек – поживите людьми. А то у
вас «планка падает».
– Ладно. Только свинью съедим, – заявил вожак.
– Можно бы и шашлыков нажарить, – примирительно заметила волчица.
– Кстати, да. Я вам пива привезу. Хлеба. Овощей. Поживите немного как люди.
Глаза подростка радостно загорелись. Видно, в волчьем теле бегать ему надоело. Да
еще и без толку.
– Я сам схожу. Только денег дай, – попросил вожак.
– Держи. – Я сунул оборотню несколько крупных купюр. – Одежды купишь новой. Ну и
чего вам еще надо.
– Спасибо.
– Не за что. Считайте, зарплата. Но сильно не расслабляйтесь, – предупредил я
оборотней. – Скоро вы мне понадобитесь.

***

Плохо работать одному. Когда не с кем посоветоваться, не на кого положиться. Вазген?


У Вазгена свои цели, и он будет использовать меня. Сотрудники Вазгена из Ростова? Им надо
выслужиться, многим моя должность городового кажется завидной. А тем, кому не кажется,
кажется завидной должность Вазгена. И каким способом они захотят приблизиться к ней –
вопрос.
Крюков? Древний Светлый маг еще более чужд мне, чем Вазген. Того я хоть изучил за
годы сотрудничества – как и он меня. Крюков наверняка преследует свои цели. Иначе не я бы
разыскивал пропавшую Алену, а он сам. Но нет, Светлый сидит на Цимлянском
водохранилище, прячется. А я должен таскать каштаны из огня и надеяться на то, что съем
их все-таки тоже я.
Однако же привлекать людей к своей работе мне никто не запрещал. Только незаметно –
мои действия в свою очередь могли привлечь внимание того, кто никак не должен был знать
о моих приготовлениях. Поэтому я собрал ветеранов шахтерского труда – маркшейдеров,
горных инженеров – и устроил для них праздник в честь юбилея шахты «Алмазная».
На самом деле я понятия не имел, когда у «Алмазной» юбилей. Но до Дня шахтера
было слишком далеко, 9 мая я не хотел использовать потому, что не стоит всуе вспоминать
этот праздник, а 1 мая – слишком символичен как дата Вальпургиевой ночи. Юбилей же
всегда юбилей! Тут и праздник, и собрание, и хороший повод встретиться.
В здание «объединения», бывшего треста, а ныне офиса компании, управляющей
большинством окрестных шахт, я пригласил ветеранов и действующих инженеров.
Руководство компании мою идею восприняло на ура и даже денег на организацию
праздничного стола выделило. Я ведь умел внушать доверие! Хотя очередного генерального
директора компании до этого даже не знал. Но когда мне это мешало? Тем более Крюков
разрешил воздействовать на его сотрудников в пределах разумного, а шахты опосредованно
принадлежали ему.
Собравшиеся в здании «объединения» деды знали свое дело очень хорошо. Карты и
схемы подземных выработок у нас были – весь архив в распоряжении. Я загодя
распорядился, чтобы организовывать праздник помогали сотрудницы архива. Несколько
молодых инженеров должны были скрасить досуг стариков, поучиться у них… И работа на
весь день закипела!
Мы проводили время очень приятно. Закусывали, вспоминали былые трудовые победы,
анализировали планы горных выработок, накладывали их друг на друга, вспоминали. Уже к
обеду я неплохо представлял подземные лабиринты вокруг «Алмазной». А «старая гвардия»
наперебой подсказывала мне, где могут быть спрятаны потайные ходы, какие подземные
залы обрушились от времени, какие – затоплены, а какие, напротив, будут стоять еще сотни
лет.
Помимо выработок мы тщательно изучили горно-геологические условия вокруг
выработок. Особенно меня интересовали естественные полости, подземные озера, реки,
ручейки, разломы…
Путем детальных исследований мы выяснили то, о чем я догадывался и без горняков.
Метрах в семистах под землей, там, где на поверхности земли была балка, по которой бежал
ручеек, под прудом, который получился после того, как балку перекрыли плотиной, лежало
подземное озерцо. Не слишком большое – использовать его воду для промышленных нужд
было признано нецелесообразным. Но достаточно большое для того, чтобы учитывать его
наличие в проектировании всех горных разработок. Меня, собственно, интересовало не само
подземное озеро, а полость. Пространство, которое в Сумраке было огорожено стеной и
отделено от подземных ходов колдовскими воротами. Там присутствовал источник силы.
Оттуда крала энергию ведьма Галя. Туда, повинуясь неясному зову, пришли оборотни. Там же
сгинула Алена.
Туда намеревался попасть и я. Но не сразу. Для начала стоило подготовиться.
Основательно подготовиться… И в первую очередь – удалить из города Бориса. Его
присутствие могло мне помешать.
Впрочем, может быть, откровенно удалять его и не стоило? Достаточно было просто
отвлечь? Возможности для этого имелись. Тем более работать собирался днем. Пусть не так
эффективно, зато правильно. А еще лучше – вечером. Как раз и Оксане будет проще.
Романтика, все дела…

***

Владельцев двух местных сайтов я вызвал к себе сразу после «праздника»,


посвященного «юбилею шахты». Ребята примчались в офис Дозора, точнее, в переговорную
комнату для работы с людьми, на такси. И правильно сделали. Работу я оплачиваю,
отказывать мне не стоит. И пусть один думает, что я работаю на контрразведку, а другой
считает иностранным шпионом, – не важно. Как не важно и то, что друг друга парни терпеть
не могут. Нашему делу это только на пользу.
Семен был толстым, Леша – худым. Семен постоянно одевался в какие-то растянутые
свитера, а Леша, напротив, носил костюм с галстуком, что при его работе тоже выглядело
неестественно. Семен был убежденным либералом, а Леша – патриотом. Но в целом их сайты
походили один на другой как две капли воды. Скорее всего они мыслили очень схоже, только
давали своей позиции разное обоснование. И считали, что каждый крадет информацию и
идеи у другого.
– Итак, Семен, Леша – есть важное задание, – без обиняков перешел я к делу. – Нужно
раздуть скандал.
– Кого мочить будем? – деловито поинтересовался Семен.
– Угольных промышленников. Впрочем, подробности не важны…
Я слегка надавил на сознание парней. Установка «без лишних вопросов» или
«категорический императив». Делай, что приказывают, и получай за это деньги.
– Как? – почти радостно поинтересовался Леша.
– На «Ростовской» – авария. Несколько человек погибли. Власти скрывают, – дал
установку я.
– Палево, – отозвался Семен. – Наведут справки, никакой аварии нет.
– Мне вас учить? – возмутился я. – Скажете: по слухам. Навертите чего-нибудь.
Показания очевидцев приведете.
– Ясно, – кивнул Леша.
– Но это – не главное. Главное, что авария произошла из-за подземных толчков. И очень
опасно стало работать на других шахтах. Толчки могут повториться.
– Хорошо, – согласился Семен. – Но толчки… Наверху заметят, что их не было.
– А толчки будут, – улыбнулся я.
– Тектоническое оружие? – изумился Семен.
– Не важно.
– Четко, – радостно улыбнулся Леша. – Так работать можно.
– Задача – посеять панику среди населения, – сформулировал я, в последний момент
убрав из фразы слово «мирного» перед «населением». – Как можно больше паники и
неуверенности.
– Конечная цель – забастовки? – поинтересовался Семен.
– Возможно.
– Подготовка к выборам? – спросил Леша.
– Ребята, я же просил – без вопросов, – вздохнул я. – Вы должны посеять панику.
Только и всего. Это пойдет на пользу идеям либерализма и укреплению государства и
общества.
– Мы хотим знать, что будет, чтобы сделать лучше, – пояснил Семен.
– Да, – подтвердил Леша.
– Больше ужаса, – посоветовал я. – Больше ада. Картинки где-нибудь найдите.
Вспомните о Йеллоустонском вулкане. В общем, всем конец.
– Когда начинать? – деловито спросил Леша.
– Думаю, завтра утром, – ответил я. – Паника мне нужна ближе к вечеру.
– Тогда лучше начать прямо сейчас, – заявил Леша. – Народ раскачивается медленно.
– Занимайтесь, – приказал я. – Рассчитаемся потом. По результатам. Не беспокойтесь, в
долгу не останусь.
Теперь местные властители дум будут работать с удвоенной силой. И перехватывать
друг у друга инициативу. Только этого мне и надо.

***

Проснулся я от истошного вопля:


– А власти скрывают!
Я выглянул в окно. Во дворе стояли три женщины лет шестидесяти. Самая скандальная,
баба Рая (какая она мне баба, но приставка к ней прикипела намертво), захлебываясь,
рассказывала об аварии на шахте. О том, что всю ночь по городу носились «скорые». О том,
что по тревоге поднята полиция и вызваны дополнительные силы из соседних городов, чтобы
не допустить бунта.
Эманации от бабы Раи и ее слушательниц шли волнительные. Я основательно
подпитался – словно пару чашек крепкого кофе выпил. А ведь это только начало.
Я вслушался в город. Город бурлил и источал силу. Которую я, не стесняясь, начал
собирать. Кто меня поймает? Борис? Он редко приезжает без приглашения. И даже если
заметит, что я решил подпитаться, вменить мне в вину практически нечего. Массовый забор
энергии? Что за чушь! Мы все питаемся так. Стараемся не осушать свои источники до дна,
но распоряжаться ими – наше неотъемлемое право!
Вместе со злобой и раздражением людей я впитал чересчур много гордыни, алчности,
зависти, которые мне сейчас были совершенно не нужны. Побочное действие нашей стороны
силы, да. У Светлых свои заморочки, у нас – свои. Но когда знаешь, с чем бороться, жить
можно.
Я слегка «реморализовал» себя – не только ведь Светлые так делают – и продолжал
впитывать энергию. Она мне необходима!
Почистил зубы, побрился, позвонил Борису. Тот околачивался возле «Алмазной», что
меня порадовало – не захочет ехать туда вечером, – и собирался заехать ко мне. Я сказался
отсутствующим дома и пообещал прибыть к нему часа через три. С соседнего города тоже
надо «снять сливки»! Особенно теперь, когда Борис отсутствует.
Я сел в машину и поехал по улицам, вслушиваясь в мысли и чувства людей через
стены, подбирая эмоции тех, кто брел по улицам. Вот женщина горюет о муже и сыне,
которым идти в третью смену. Ее тоска тягуча и сильна. Сейчас она мне нужна.
Вот ребенок боится подземных толчков. Не обрушится ли на него потолок квартиры?
Он слабо понимает, кто толкается под землей, и от этого ему еще страшнее. Бойся. Жизнь
вообще довольно страшная штука. Тебе, малыш, боязнь не повредит, а мне пригодится
немного энергии.
Молодая девушка раздражена. Ей парень не купил дорогой телефон, который она
хотела. А еще болтает что-то о забастовке. Вообще денег не будет! Да, голубушка, не будет. А
ты что думала? Надо жить по средствам. Полезное умение. Не умеешь жить по средствам –
плати эмоциями и силой. Скупой всегда платит дважды. Это о тебе.
Взрослый мужчина, горняк, не хочет сегодня лезть в шахту. Он чувствует, что сегодня
его задавит. Нет, я вижу линии судьбы – сегодня можно опасаться только скандала с
коллегами да ругани бригадира. Можно считать, что страхом шахтер искупил свою судьбу.
Он не погибнет под завалом: его линия судьбы пересекается с моей, изгибается – и уходит от
смерти. Интересно. Непонятно. Да и не надо все понимать. Мы встретимся, если
предначертано судьбой. Он этого изменить не в силах. И я, наверное, тоже.
Бабка у подъезда радостно потирает руки. Она рада тому, что плакала ее соседка,
которая регулярно вешает свое белье над ее бельем. И с него капает! А еще дети топочут, как
слоны! И с мужем она ругается, не дает спать. Проститутка! И муж у нее есть. Шахтер.
Зарабатывает. Хоть и бьет ее, но на курорты возит. А у бабки нет ни мужа, ни детей. Никто не
топочет. И она рада, что хоть что-то у соседки плохо.
Да, так бывает в жизни. Я беру у бабки ее злобную радость. И бабка вспоминает свою
нелегкую и нелепую жизнь, свои просчеты и ошибки, жадность и злость, и ей становится
еще хуже. Бабка наказана – так часто бывает. Когда я рядом, никто не уйдет безнаказанным.
Радостно ли от этого мне? Нет. Чувствую ли я удовлетворение? Нет. Но я стал сильнее. Я
впитал еще несколько капель силы, которая поможет Тьме бороться против Зла, какие бы
формы оно ни принимало.
И еще женщины. И мужчины. И дети. Хотя с детей сегодня толку мало – они не
понимают, что отец может не вернуться с работы. Они слышали это не раз, и он всегда
возвращался. Так почему же сегодня должно быть по-другому?
В Гуково я приезжаю переполненный энергией. И беру еще. Лишь бы резервов
хватило…

***

Борис встретил меня во дворе музея, под окнами офиса Дозора. Он стоял с тяпкой,
которой подпушивал посаженные деревья – чтобы корни дышали. На меня Светлый
посмотрел с подозрением. Мне не привыкать, но все равно как-то обидно.
– Я вижу, ты силой набрался. Драться с кем-то собираешься?
– Не с тобой, не здесь и не сейчас, – улыбнулся я.
– С кем – спрашивать бессмысленно?
– Не то чтобы бессмысленно, но контрпродуктивно. – Я состроил многозначительную
гримасу.
– Помощь нужна?
– Пока я в обороне.
– Понятно…
Борис положил тяпку на землю, задумался, потом осторожно сказал:
– Мне надо поговорить с тобой кое о чем.
– Для того я и здесь – чтобы мы могли разговаривать без помех.
– Я об Оксане.
– Вот как? – притворно удивился я. – А что Оксана?
– Она просила, чтобы я принял ее вечером. Хочет сменить цвет.
– Что? – делано изумился я. – Ты увлекся парикмахерским делом? И не нашел ничего
лучше, как экспериментировать на Оксане? А вдруг что не так? Она же тебя порвет, несмотря
на то, что ты сильнее и опытнее.
– Ты же понял, о чем я, – укоризненно ответил Борис.
– Сдаешь, стало быть, ведьму, решившую обратиться к Свету?
– Не сдаю. Хочу, чтобы между нами не было недоговоренностей.
– Но у нас не принято отпускать адептов. Теперь мне придется ее убить, – заявил я.
– Все бы тебе шутить.
– Ты же так представляешь Темных, верно?
Борис задумался. Я мысленно выругал Оксану. Ну зачем так подставлять меня и
подставляться самой? Отвлечь Бориса, как я просил, существует масса способов. Я вообще
рассчитывал на «неожиданную» встречу. А позвонить ему и заявить, что она хочет стать
Светлой, – слишком эксцентричный поступок. Он ей этого не простит. Хотя… Если
провернуть дело с умом, Оксанино намерение, даже нереализованное, в глазах Бориса может
пойти в плюс.
– Я представляю вас сложнее. Но в целом – у меня есть опасение, что если не ты, то
Вазген станет ей мстить. Если она решится.
– Не думаю, что она решится, – подзадорил я Бориса.
Собственно, я был уверен, что она не то что не решится, но и не собирается
становиться Светлой. Но даже если бы вдруг это и оказалось так – мы свободны. Мы делаем,
что хотим. Хочешь Света – иди к Свету. Хочешь Тьмы – стой за Тьму.
– А я надеюсь. Я и на тебя надеюсь.
– А я – на тебя, – широко улыбнулся я. – Уверен, когда-то ты поймешь, что высшая
ценность – свобода, а не абстрактное всеобщее благо, которое ведет к закрепощению.
– И еще… – Борис потупился. – Если Оксана будет ко мне приставать… У вас ведь с
ней есть определенные отношения…
Я расхохотался.
– Насчет этого можешь быть совершенно спокоен, Борис! Мы свободны. Мы
совершенно свободны и делаем то, что хотим, и не ограничиваем друг друга. Я имею в виду
Темных в целом. По-моему, это прекрасно. А у нас с Оксаной отношения вообще чисто
деловые, что бы она ни плела по этому поводу. Так что я не буду иметь к тебе претензий ни в
коем случае. Ты же об этом?
– В некоторой степени.
– Вот и отлично. Обращай ее к Свету, приятно проводите время, да хоть вообще
поженитесь – никаких обид с моей стороны.
В глазах Бориса зажглась легкая зависть. Или мне показалось? А Оксана – молодец.
Если Борю удастся охмурить, в любом случае это усилит наши позиции. Хотя по краю
девушка ходит – ну, как он на нее обидится и на дуэль вызовет? Бывали прецеденты…
Борису же я искренне подивился. Вроде бы не мальчик. Опытный маг. Городовой. Что ж
его так на красивой девушке сплющило? Любовь – страшная сила. Надо остерегаться любви!
Но как без любви жить?

***

Солнце пристроилось на высоком копре шахты «Алмазная» и собиралось соскользнуть


ниже и вправо.
Вода в озерце, из которого начиналась речка Гнилуша, стояла недвижно. В ней
отражалось лазурное небо с розовыми полосами, зеленеющие кусты, черные берега из
шахтной породы. И все же от озерца шел едва слышный рокот. Гул человеческих голосов, как
мне сейчас представлялось.
Я был полон сил и энергии. Я был подготовлен. Но начинать дело, ради которого я сюда
явился, совсем не хотелось. Наверное, для того, чтобы оттянуть время, я достал телефон и
набрал номер Бориса.
– Привет! Как дела? Работаешь?
Голос Бориса был смущенным.
– Привет. Работаю. Работаем.
– Ты не один? – спросил я, словно забыв, что Борис должен встречаться с Оксаной.
– Нет.
– А, извини, совсем из головы вылетело. Кстати, ты слышал о какой-то аварии на
шахте? Подробностей не знаешь?
– Слухи. Я не чувствовал выбросов энергии.
– Ясно. Я тоже, но хотелось проверить. До встречи.
– До встречи.
На заднем плане я различил смех Оксаны. Думает, что я ревную? Вряд ли. Она
прекрасно понимает, что мне все равно. Хотя в случае с женщинами нельзя быть ни в чем
уверенным.
А Борис то ли совсем расслабился, то ли готовит какой-то коварный план. Сделал вид,
что его не интересуют события в городе, что ему очень интересно встретиться с Оксаной. Но
очень просто отправить ее в нокаут усыпляющим заклинанием и явиться сюда, особенно
если у него есть установка от Крюкова. Но Крюков не должен заманивать меня в ловушку!
Пора! Я положил мобильный телефон на камень – заберу потом, если получится. В
карманах и так слишком много вещей: компас и одноразовый портал Вазгена, амулет для
связи с Крюковым, артефакт системы «земля-воздух», который тоже вручил мне Крюков. Ну
и кое-какие мои амулеты – как знать, что и когда пригодится в походе? Или в бою?
Солнце опустилось к самому горизонту. Где-то неподалеку ощутимо дрогнула земля. Я
поднял свою отлично различимую тень и вошел в Сумрак. Первый уровень. Этого вполне
достаточно. Или все же второй? Второй! Я шагнул туда. И активировал элементарное
заклятие «землеройка», которому обучил меня Крюков. Меня скрутило в штопор и отправило
под землю.
Холод, темнота, не очень быстрое, но уверенное и мощное вращение. Я ввинчивался в
землю со скоростью около метра в секунду. Корни, галька, глина, камни… На втором слое
Сумрака большой разницы между этими субстанциями не было. Время от времени
встречались длинные толстые лианы – корни холмов или ответвления корней гор, которые
простирались даже сюда, на триста, четыреста километров от вершин.
Мне нужно было в естественную полость с озером, которая, по данным
геологоразведки, залегала на глубине семисот метров под землей. Опускаться до нее –
примерно семьсот секунд. Двенадцать минут. Если только я не разгонюсь под горку. Или,
напротив, не замедлюсь.
Заклинание Крюкова вполне могло быть билетом в один конец. Если я промахнусь
мимо подземного зала, подняться обратно, к свету, будет практически нереально. И его
артефакт – шар с черным дном и синим верхом, позволяющий «всплыть» из глубин недр на
воздух, – может оказаться пустышкой. Но это в том случае, если Крюков замыслил сжить
меня со свету. Нужно ли было ему для этого обставлять все так театрально? Не думаю. Он же
Светлый. Они идут прямыми путями, даже если это не слишком удобные пути.
Чего только не увидишь под землей, особенно на втором уровне Сумрака! Рудные жилы
тянутся сияющими золотыми, серебряными, малиновыми, перламутрово-белыми
туманностями. Гранит тускнеет красным, базальт – желтым, а вот глина, как ни странно,
выглядит серенькой, невзрачной. И, что самое главное, без объяснений понятно, что есть что.
А живой подземный мир? Вот грызет породу водяной червь. Кислотные внутренности,
алмазные зубы, тело из перегретого пара… Страшная зверюга. А вот ледяные мокрицы.
Сидят на корнях холмов, никого не трогают. Источают ядовитую изморозь. Хорошо, что их
под землей мало. Черные сороконожки движутся медленно, словно во сне. Наползают,
шевелят толстыми угольно-черными лапами, мигают тускло-зелеными глазами. Мокриц
обходят стороной. Червей не боятся.
А орхидеи… Крюков рассказывал о подземных орхидеях, но реальность превзошла все
мои ожидания. Сгустки цветного тумана с яркими прожилками горят в темноте, пульсируют
всеми цветами радуги. Причудливости рисунков лепестков позавидовал бы самый смелый
авангардист. Теперь я понимаю, почему Иван Матвеевич так много времени проводил под
землей. Мир глубокого Сумрака чуден и своеобразен! Здесь есть что посмотреть и что
исследовать…
На пути к подземному озеру я увидел лишь поверхностные чудеса – так турист на
рифах Красного моря видит нескольких прекрасных разноцветных рыбок и приходит в
восхищение. Но и он подозревает, что подводный мир куда интереснее и богаче.
Я вслушался в колебания земной коры. Как летучая мышь, послал вперед
инфразвуковой сигнал. Он отразился дважды – от свода и от дна полости, до которой
оставалось еще метров двести. Значит, нужно ввинтиться в землю чуть интенсивнее,
ускориться. Земная кора плотна и тяжела. Огромное давление затрудняло перемещение.
Думаю, глубже, чем на десять километров, с «землеройкой» не опустишься. Вытолкнет, как
пробку из бутылки шампанского. Только не до поверхности, нет. Километров до двух-трех
под землей. Там, где еще нет отрицательного давления, но уже вязко и густо…
Подземный зал стремительно приближался. Я чувствовал его и чувствовал, что в зале
кто-то есть. Много кто есть!
Мурашки бежали по коже. Двадцать метров. Десять. Пять. Два. Я вывалился в черную
пустоту, на лету схватил свою тень и вышел из Сумрака, на первый уровень и в реальный
мир. Активировал «парашют» и плюхнулся в холодную воду. Вода меня только взбодрила. А
картина, которую я увидел, потрясла, хотя ожидал я всякого…

***

Зеленый колдовской свет лился с потолка на загроможденную камнями поверхность.


Среди камней в причудливых позах застыли люди. Люди страдали. Их мучили кошмары, они
хотели есть и пить, они боялись… Да что там – они были в глубокой тоске и ужасе. Многие
из людей явственно умирали, но не могли умереть. Но большинство умирать вовсе не хотели.
Они хотели наверх, к солнцу и голубому небу.
От людей лучилась негативная энергия, но я бы взял ее только в том случае, если
другого выбора не осталось бы вообще. За все надо платить. Эти люди не должны были
платить такую цену за чью-то прихоть.
Людей в коматозном состоянии в подземелье было человек двести. Но не только люди
томились в пещере. Пара оборотней в зверином обличье были здесь. Поступили с ними
совсем нехорошо – примотали проволокой к железным столбам. Звери были в сознании, но
вырваться не могли и перекинуться в людей не могли. Да и что бы им это дало?
Были среди пленников и Иные. Пара не очень сильных ведьм, сильный Светлый Иной –
примерно третьего уровня, и другой, четвертого. Над ними висели заклятия смерти. Куда я
лезу со своей пятой категорией?
А вот и Алена. Она устроилась с относительным комфортом – в резном каменном
кресле, в красивой позе. Казалось, что она спит и даже не страдает. Но спит вроде бы не
своим сном.
– Ты кто?
Голос прозвучал под землей, как грохот сорвавшейся с грузового скипа вагонетки. Здесь
кто-то живой? Живой и в сознании?
Светлый… Не слишком сильный, не слишком внушительный. Испуганный и
неуверенный. Я бы подумал, что это Борис, но Борис не мог так быстро сюда попасть. И аура
совершенно другая. Ходит свободно, заклятий подчинения нет.
– А ты кто? – спросил я.
– Хозяин не сказал, что ты придешь, – проговорил Светлый Иной.
– У тебя есть хозяин? – изумился я.
– У этого места есть хозяин, о чем ты прекрасно осведомлен. Не так ли?
Будь я мудрым и коварным Темным, я бы, конечно, попытался развести бодягу о том,
что меня прислал «хозяин», а потом ударил бы исподтишка. Потому что не может
нормальный Светлый находиться в таком месте в такое время и спокойно наблюдать. Значит,
этот не нормальный, а в высшей степени странный. И еще в большей степени, чем все они,
фанатик, потому что наверняка находит своему присутствию здесь высокие оправдания.
Но мне было противно говорить с этим типом. Хотя и атаковать его я не решался – на
пареньке было навешано столько всякой защиты, и Темной защиты, что с ним лучше не
связываться.
– Пошел ты, – коротко сформулировал я свою мысль.
Как ни странно, мой наезд Светлого ничуть не смутил, но, как мне показалось, испугал.
– Не надо ругаться. Лучше скажи – зачем тебя прислал Данила?
А вот теперь нужно было думать. Думать крепко и быстро.
Все мы читали книги о Шерлоке Холмсе, а некоторые даже смотрели фильмы – причем
в разных версиях. Увы, ничего, кроме защитных заклинаний, не выдавало связи этого
Светлого с могущественными Темными. У него не торчали из кармана чьи-то отрезанные
уши, к поясу не были привешены колдовские кинжалы, и даже на теле не видно было
заклятия «карающего огня». Но связь была. И я должен был ее вычислить, причем чем
скорее, тем лучше.
– Молчи, – приказал я. – Не до тебя.
Как ни странно, Светлый замолчал. Так что он не профессиональный страж в
отсутствие «хозяина». А кто он? Сейчас узнаем…
Пусть я не слишком силен как маг по столичным меркам, соображал я хорошо с
детства. Надо просто подумать. И тогда можно будет понять, что здесь происходит. Несмотря
на всю внешнюю дикость ситуации.
Я вгляделся в рисунок общего сковывающего заклятия. «Диадема». Каждый завязан на
каждого, но некоторые элементы более важны, нежели другие. Алена тоже в кругу, но как бы
на отшибе. А Светлые маги, как я уже говорил, под персональными «темными мечами». Из-
за того, что они более опасны? Вряд ли. Ведь они связаны и не могут влиять на ситуацию.
Значит, дело в другом… В чем?
Механизм высшего заклятия, сковывающего «диадему», виделся мне плохо, но я видел
– нарушится круг, мечи упадут на головы Светлых. Они – словно заложники. И на них много
поддерживающей Светлой магии. Да и не только на них. Даже оборотни живут усилиями
Светлого. Который стоит передо мной. Он – лекарь. Целитель. И в данном случае –
подручный мучителя.
Все стало на свои места. Нужно только выбрать линию поведения, точнее – алгоритм
действий.
– Они – твои родственники? Или друзья? – Я кивнул на Светлых.
– Какое твое дело? – вскинулся парень.
– А зовут тебя как?
– Руслан.
– С Кавказа?
– Да.
– Значит, все-таки родственники.
– Отец и брат.
– Повезло… Оба Иные.
Сказав, я подумал, что перегнул палку. Не очень-то повезло. Иные, но в каком
положении сейчас? И что с ними будет дальше? Ничего хорошего…
– Данила держит их в заложниках?
– А то ты не знаешь…
Конечно, не знаю. Руслану и в голову не может прийти, что я явился сюда по своей
воле, через семисотметровую толщу земли, обойдя колдовские запоры на колдовских воротах
и лишь потревожив охранную сигнализацию.
– Я знаю, что ты выбрал не тот путь, – жестко заявил я. – Не слышал о доктрине борьбы
с террором?
– Не понял, – нахмурился Светлый.
– Если кого-то захватили в заложники, нужно считать его мертвым и действовать
соответственно этому. Такой подход предотвратит большие жертвы.
– Я не могу считать мертвыми своих близких, когда они живы.
– Задумайся: что ты здесь делаешь? Помогаешь людям и Иным или помогаешь мучить
людей и Иных? Почему ты не прекратил все это?
– Как?
– Я понимаю, что ты не на празднике был в последнее время, но ты соображаешь
чересчур туго.
– Наверное…
– Я пришел сюда, чтобы освободить людей и Иных.
– Нет! Тогда они умрут!
– Твои отец и брат?
– Да!
– Иногда нужно умереть, чтобы жили другие.
От собственной фразы меня самого едва не стошнило. Надо было решаться. И
прекратить демагогию. Поэтому я сформировал призрачный клинок и двумя мощными
ударами отделил от туловищ головы оборотней. Им уже не поможешь – жизнь держалась в
них только на заклинаниях Светлого. Разрыва круга они бы не вынесли. Значит, через них и
нужно разорвать круг. Да и оборотней жалко меньше всех.
Круг лопнул, но попытался соединиться. Мечи почти упали на головы Светлых, но еще
держались. Темный властитель этого аттракциона давал Руслану шанс исправить ситуацию.
Э, пропадать – так с музыкой! Можно было проткнуть призрачным клинком кого-
нибудь из Светлых магов, но моей задачей не было разрушить круг как таковой. Я пришел
сюда за Аленой. И я возьму Алену, а потом пусть высшие маги присылают спецназ, танки
или бомбардировщики вместо разведчика-одиночки.
Я собрал все очищающие и освобождающие заклятия, которые знал, и обрушил их на
Алену. Водопадом. Девушка очнулась, открыла глаза, огляделась и закричала. «Мягкой
лапой» я отшвырнул ее с кресла – так, чтобы не ударилась о камни. В воду. Пусть и в себя
заодно придет.
Круг разорвался. Руслан завыл. Но бросился не на меня, как поступил бы на его месте
любой Темный, а к своим родственникам. Которым, увы, было уже не помочь. Мечи
обрушились на них, рассекая надвое, высасывая жизнь и отправляя ее на восстановление и
укрепление круга – очень, очень вычурное, сложное и красивое заклинание…
Как хорошо, что я вышвырнул из круга Алену. И что она была своего рода «подвеской»
в «диадеме». Круг даже не попытался воссоединиться с ней. Он боролся за жизнь…
А Руслан… Руслан не попытался на меня напасть. Став очевидцем гибели своих
родственников, осознав, что все его усилия, все соглашения с Тьмой и со своей совестью
оказались напрасными, он просто ушел. Развоплотился. Отправился в Свет. И в самом деле,
мне ли судить за то, что он не захотел умирать и убивать? Это его выбор. Не хуже и не лучше
других… Он поступил так, как хотел. Почти как Темный.

***

Алена подняла голову в самый неподходящий момент. Она увидела уходящего Руслана,
меня в боевой стойке и поняла все превратно. Сделав неверные выводы, она тут же
атаковала. «Теркой»! По ногам и по плечам, по ушам – словом, вокруг, обрабатывая меня, как
огромную картошку. Ее заклятие я нейтрализовал быстро, но кожа горела.
– Эй, я не хочу тебе вреда! – крикнул я.
Алена ударила Прессом – очень слабеньким. Не думаю, что он мог быть сильным после
нескольких дней в подземелье, да еще и в такой обстановке, да еще и у девушки-Светлой. Я
только чуть-чуть надавил в ответ, и она опрокинулась в ледяную воду. Да еще и ударилась
спиной.
Я бросился к ней на помощь, но Алена жеста не оценила, а нанесла удар «вилами».
Попала в ногу и пропорола мне бедро. И по кости вскользь прошло. Как же больно!
Вот дрянь! И ведь я сейчас, на пике формы, могу физически стереть ее в порошок. Но
пришел я сюда совершенно не за тем!
– Алена, нам надо поговорить!
Снова удар «вилами» – которые теперь натолкнулись на мой «щит», погнулись и
отразились в хозяйку. Хорошо, что она успела ослабить натиск и поставить свой «щит»…
Я бросил на рану слой «эфирного бальзама» – ткани начнут срастаться сами собой,
плюс антисептик, плюс анестетик. Хорошее заклинание, только злоупотреблять им не стоит.
Часто случалось, что срасталось все не совсем так, как нужно. Но для примитивных порезов
вполне действенно.
– Послушай, я друг! И пришел вытащить тебя отсюда! – продолжил я
«идеологическую» работу.
В меня полетел багровый высокоэнергетичный файербол, который я без труда отразил.
Он плюхнулся в холодную воду, возмущенно зашипел.
– Минуту! Послушай меня! Я бы давно тебя убил, если бы хотел!
Алена замерла в напряженной позе. Приятно иметь дело с сообразительной девушкой,
эмоции которой не всегда превалируют над разумом.
– Я тебя знаю, – продолжил я. – Пришел сюда от Крюкова. Помнишь его?
– Крюков водится с Темными? Лжешь!
Первые слова произнесены. Дальше пойдет легче.
– Ты и сама вроде бы иногда имела дело с Темными? Нет?
– Я – другое дело. Что тебе надо, негодяй?
Синие глаза Алены разбрызгивали искры. Она была в растерянности, а это страшное
состояние. Не попадайтесь на пути Иному, который загнан в угол и не знает, что делать!
– Отчего же я негодяй? Я хочу помочь тебе.
– Ты только что убил Светлого! На моих глазах!
– Он ушел сам. Я не убивал его. Между прочим, он работал в этом «заповеднике» кем-
то вроде охранника.
Немного лжи не помешает. Он работал целителем, но по факту – помощником
мучителя.
– Не верю. Светлый не стал бы участвовать в таком деле.
– Его заставили.
– Поэтому он ушел?
– Да. Перед его уходом погибли два его родственника. Их убил тот же Темный, что и
взял тебя в плен.
– Лжешь!
Алена была не слишком склонна к сотрудничеству. Она вновь ткнула в меня «вилами»,
видимо, записав еще двух Светлых на мой счет. Между тем нужно было смываться…
Я швырнул в Светлую сгусток Опиума. Девушка тут же свалилась в воду лицом вниз.
Сейчас наглотается воды… Тьма!
В несколько прыжков я добежал до нее, поднял. Алена захрипела – в легкие успела
попасть вода. А магический круг, который сковывал пленников, почувствовав беззащитность
Светлой, вновь потянулся к ней. «Диадема» желала обрести «подвеску». Как я и предполагал,
круг работал со спящими. Гуманно это или эффективно? Скорее, второе. И Иной, и человек
может быть властен над своими снами. Но и кто-то другой может быть властен над ними и
воплотить в жизнь самые ужасные кошмары. Причем не по одному разу, а вновь и вновь, до
полного истощения жертвы.
Как только я снял заклятие Опиума, девушка закашлялась, забилась в моих руках, я
встряхнул ее, помогая избавиться от воды в легких. Отдышавшись, Алена отросшими за
время заточения ногтями вцепилась мне в руку. Тоже больно, но с «теркой» не сравнить.
– Эй, я правда хочу тебе только добра! Пожалуйста, уйдем отсюда!
Уйти ей хотелось, я чувствовал, но не со мной…
Примерившись, девушка укусила меня за ногу. Через джинсы. К счастью, это была не
та нога, которую она пропорола «вилами». И мне было почти не больно. Но мы теряли время.
Я послал в Алену очень слабый заряд Опиума, и ей хватило. Пора было двигаться прочь
– тем более девушка очень удачно оказалась у меня в руках. Я полез в карман за черно-
голубой сферой, которую дал мне Крюков… Сферы не было!
Проверить карманы было делом одной секунды. У меня не осталось вообще ни одного
артефакта! Они выпали оттуда, пока я ввинчивался в землю при помощи «землеройки»?
Возможно. Потерялись в горячке схватки? Маловероятно. Были «вычищены» защитным
заклинанием мага, который организовал здешнюю темницу, и сейчас вплавлены в горную
породу над моей головой? Скорее всего! Что же делать?
Я рванулся к стене – туда, где, по моим расчетам, горные выработки были ближе всего.
Вместе с Аленой вошел в Сумрак – и втащил туда ее. В холодном желе глубокого Сумрака на
пути из пещеры незыблемо стояла серая стена. Нет сомнений, что она есть и на втором слое
Сумрака. И на третьем. А глубже мне не попасть. Да мне и на третий не попасть, даже
наполненному силой, значительную часть которой я, надо заметить, уже растратил. Засада!

***

Довольно милая, но грязная и уставшая девушка бессильным кулем висела у меня на


руках. На ощупь она была приятной, но мне было совершенно не до ее прелестей. Да и
поцарапала она меня изрядно, а лечиться некогда…
Я стоял перед непроницаемой стеной. В ближайшее время сюда, в подземелье, должен
был явиться сильнейший Темный маг, не скованный ни Договором, ни правилами приличия,
которому я успел серьезно напакостить… Было как-то нерадостно.
Вдали раздавался гул. Маг возвращался в свое подземелье? Активировалась охранная
система, которая пропустила мое появление? В любом случае ничего хорошего нарастающий
гул не предвещал.
– Надо уходить, – прошептал я Алене. Как будто бы она могла мне помочь…
Но через стену хода не было. И через запертые ворота тоже. К воротам нужен был
магический ключ, которым я так и не обзавелся.
Я решил применить план «Б», который, как и любой нормальный Темный, разработал
на тот случай, если Крюков меня подведет.
По счастью, подземное озеро было не самой глубокой полостью. Ниже и севернее
проходили горные выработки. Полузаброшенный штрек. Я смогу в него попасть. Смогу.
Войдя на первый уровень Сумрака и втащив туда Алену, я поймал вибрацию пустоты и
под углом ввинтился в сумрачное желе.
Наискось пробивать гору было совсем не просто. А на Алену действовала
центробежная сила – я ведь вращался вокруг своей оси, и девушку тащило прочь от меня.
Приходилось держать ее крепче, крепче. Вот-вот – и не удержу.
Двадцать метров. Тридцать. Пятьдесят. Еще чуть-чуть… Полость! Я вывалился из
Сумрака и уронил Алену на камни. Она застонала. Действие Опиума испарилось, девушка
пришла в себя. Я зажег «волшебный фонарь». Он осветил засыпанный крупными камнями
штрек. Поддерживающие свод металлические балки местами угрожающе прогнулись.
– Где мы? – спросила Алена.
– Я пытаюсь вытащить тебя из жуткого места, где тебя держали в плену. Как ты туда
попала, не знаю сам…
– Меня заманили, – тихо проговорила Алена. – Но ты… Я тебя не знаю! Ты мне
снишься?
– Нет. Сейчас ты в реальном мире, хотя несколько дней провела во сне. Мы в
заброшенном штреке, еще ниже того зала, где тебя держали.
Алена посмотрела по сторонам.
– Я чувствую… Мне нужно привести себя в порядок. Не бей меня больше, пожалуйста.
– Слушай, у меня к тебе ровно та же просьба! Не пытайся меня вырубить, проткнуть,
испепелить! Мне крайне тяжело обороняться, не причиняя тебе вреда.
– Я постараюсь. И вообще мне нужно отойти.
– Зачем?
– У тебя не бывает никаких желаний, когда ты долго спишь?
– Извини. Я сам отойду. Но отворачиваться не буду.
– Совсем спятил?
– Может, просто потушить фонарь?
– Нет!
– Ладно…
Я отошел на несколько шагов, отвернулся, завернувшись в кокон силы. Не пробьет.
Попытки атаковать не произошло. Когда я повернулся через минуту, Алена
разглядывала себя в неведомо откуда взявшееся зеркальце.
– Ты с ума сошла? Нужно бежать!
– Как я могу тебе верить? Почему я должна довериться тебе, Темному?
Вопрос философский…
– Я пришел на помощь. Тебя разыскивают оба Дозора. После того, как в сети появилось
твое сообщение о том, куда ты поехала, и не вернулась. Крюков мне кое-что рассказал. Но я
не могу рассказать тебе что – на мне знак «карающего огня».
– Покажи, – приказала Алена.
Я снял рубашку. Стыдиться мне нечего. И хотя я и не эксгибиционист, раздеться перед
Светлой мне почему-то было приятно.
Алена вгляделась в кляксу у меня под мышкой, в расходящиеся по телу едва заметные
линии.
– Да, похоже на работу Крюкова. Значит, он и правда имел с тобой дело.
– Ты пойдешь со мной добровольно? Не будешь нападать?
– Да.
– Поклянись Светом.
Алена замялась.
– Ничего себе! – засмеялся я. – Да ты врушка!
Алена вспыхнула.
– Клянусь Светом, я не буду на тебя нападать, если ты на меня не нападешь!
Маленький тусклый шарик засветился в руке. Да она ведь еле держится…
– Слушай, теперь мы друзья, и я тебе по-дружески говорю: нужно срочно сваливать!
Если та тварь, что поймала тебя, найдет нас – нам конец сразу.
– Мы не друзья, но пойдем, – согласилась Алена. – Я, кстати, тебя вспомнила. Ты
городовой из Зверево.
– Я этого и не скрывал. А откуда ты знаешь такую незаметную личность, как городовой
Зверево?
– Просматривала данные по Дозорам по всей области. Запомнила. У меня хорошая
память. Устраивает объяснение?
– Вполне. Не сердись на меня, хорошо? Побежали!
– Если смогу…
Рокот все усиливался. Мы помчались по штреку прочь от страшного места, туда, где
должны были работать люди. Силы мои стремительно таяли – я заметал следы так плотно,
как только мог. У Алены сил не было вообще. Нехорошо, что и говорить…

***

Бежать, огибая большие камни, перепрыгивая маленькие и пригибаясь там, где свод
просел, нам пришлось недолго. Путь нам преградил завал.
– С той стороны тоже завал, – тихо сказала Алена. – Я видела, когда ты отворачивался.
Мы в ловушке.
– Выберемся, – пообещал я.
– Ты умеешь рыть землю на такой глубине? И ставить крепи? Рыть-то и я смогла бы.
– Думаю, стоит пойти через Сумрак. Но надо знать, куда идти…
– Ты знаешь?
– Мне надо сосредоточиться. Подожди.
Я вслушался в землю. Сильно мешало сердцебиение Алены – настраивало на
романтический лад. И остатки духов ее пахли слишком маняще… Но все-таки я смог
сосредоточиться и увидеть – через восемь метров завал заканчивается. Начинается штрек.
Длинный штрек. А нам нужно уйти как можно дальше от озера.
– Я мог бы предложить тебе подпитаться, – предложил я Алене. – Втаскивать тебя в
Сумрак требует куда больше энергии, чем ежели бы ты шла сама.
– Прагматики вы, Темные, – усмехнулась Алена. – Нет, я не могу питаться тем, чем
питаешься ты. Пей слезы старушек и детей сам. Я лучше останусь здесь.
– Неужели?
– Конечно.
– Ладно, тогда я потащу тебя. На слезах старушек.
Я втащил слабо сопротивляющуюся Алену в Сумрак. Ледяное желе, которое с трудом
можно было раздвинуть. Словно по плечи в глубоком снегу идешь…
Сама девушка и шагу сделать не могла, даже когда перестала сопротивляться.
Пришлось взять ее на руки и нести. Метр, два, три… Остановиться? Нельзя. Я потом не
смогу тронуться.
Сумрак сосал силы. Руки и ноги не шевелились. А ведь я еще не прошел и половины
пути!
Без Алены, конечно, я бы вышел. С ней будет сложно. Но должен ли я погибать вместе
с ней или все-таки имею право спастись?
Я опустил Светлую на ту часть желе, которая служила нам опорой. Она начала
погружаться вниз. Нет, отдыхать не получится. Но и нести Алену, как принцессу, – слишком
большая роскошь. Гораздо эффективнее тащить ее сзади.
– Держись, – приказал я, взваливая девушку на спину. И побрел.
Половина пути. Пять метров. Нет, мне не выйти. Пять метров двадцать пять
сантиметров. Пять пятьдесят. Пять шестьдесят. Пять шестьдесят пять…
Как Ахилл, я не мог догнать черепаху. Не мог преодолеть рубеж в шесть метров.
Каждый шаг давался вдвое тяжелее предыдущего и был вдвое короче. И я почувствовал, что
нас тянут назад…
– Возьми мои силы, – прошептала Алена.
– У тебя их нет.
– Возьми мою боль.
И я реально ощутил, как она сидит на каменном троне среди страдающих людей – и не
страдает. Не может им помочь, но ей все равно. Вообще ничего не может – и ей даже не
стыдно. И от того так стыдно, что от этого стыда не укрыться. А вокруг ползает огромный
огненный змей, и пьет чужую боль, и время от времени успокаивающе ласкает Алену
кончиком хвоста, вливая в нее силы. Новые силы. Темные силы. И от этого гадко, но
отказаться нельзя. Нельзя…
Сила хлестнула в меня. Шесть метров. Шесть пятьдесят. Семь. Семь с половиной. И
все. Сила иссякла. Алена потеряла сознание. А сзади тянули, тянули…
Я не знаю, как прошел оставшиеся пятьдесят сантиметров. Мне показалось, что мой
путь длился много лет, хотя в реальности вряд ли прошло больше пяти минут. Но я не
остановился. Я смог не остановиться. Вышел из заваленной части тоннеля. Вышел из
Сумрака. И рухнул на землю. А сверху на меня упала Алена.

***

В себя я пришел от легких поглаживаний. Алена тихо тормошила меня, проводила


руками по лбу, щекам, терла шею и плечи. Видно ничего не было. Я только ощущал ее,
слышал запах и дыхание…
Сил почти не осталось. Разве что на донышке… Я зажег «волшебный фонарь» – но
фонаря не получилась. Тусклая голубенькая лампадка. Но после кромешной тьмы в ее свете
можно было различить своды тоннеля. И милое лицо Алены с очаровательными локонами,
которые словно светились сами собой. А может, они и правда светились…
– Какая ты милая, – выдохнул я.
– Эк тебя сплющило, – неромантично отозвалась Алена. Но видно было, что ей приятно
– насколько может быть приятен комплимент грязной испуганной девушке на километровой
глубине с возможной погоней за плечами.
Действительно, что-то я расслабился.
– Надо бежать!
– Ну, побежали, – согласилась Алена. – Теперь можно и бежать… Выведал мои девичьи
тайны? Позорные воспоминания? Насытился ими, как паук?
– Я, кроме твоей боли в том зале, ничего и не ощутил.
– Да, там меня крепко придавило, – согласилась Алена. – И я чувствую – он меня ищет.
Как думаешь – найдет?
– Нет, – ободрил я девушку. – Не должен найти. Пойдем.
– Может, еще немного посидим?
Выбора нам не дали. Из завала, прямо из камня, появилась небольшая огненная змейка.
Взглянула на нас, зашипела… Мы вскочили и побрели прочь – бежать сил не было. Змейка,
шипя, двигалась за нами.
– И никакого заклинания не осталось, – вздохнула Алена. – А если она других
приведет?
Мне змейка тоже не нравилась. Змейка – предвестница. А что, если появится огромный
огненный дракон? Такой, какой поймал Алену? Сумеречный облик великого Темного мага…
Тоннель казался бесконечным. Пару раз он разветвлялся. Я выбирал направления,
откуда чувствовалось дыхание жизни. Где были люди. Змейка шипела и ползла. На одной из
развилок я увидел лопату, черенок которой был сломан почти у самого основания. Я схватил
лопату и ударил змею, отсекая ей голову. Получилось! Земля рассыпалась искрами, а меня
словно ударило током высокого напряжения. Но что мне какой-то удар током? Я даже
немного подзарядился.
– Тебе бы меч, – усмехнулась Алена. – Ты бы и Полоза победил.
– Дракона?
– Дракона… Ту большую змею, которая прикидывается Темным магом.
– Вряд ли. Но и он нас сейчас не найдет. В глубоком Сумраке не так просто кого-то
найти, особенно если эти кто-то иссушены до предела и не пользуются магией.
– Думаешь?
– Надеюсь.
Темный маг, выстроивший здешние казематы, сам себя перехитрил. Здесь, как в мутном
болоте, трудно угадать чьи-то движения. Но удастся ли нам без магии выбрать наружу?
Пожалуй, удастся. В штреке забрезжил желтый свет «коногонки». Пожилой шахтер
возился с каким-то щитком. Электрослесарь, не иначе.
– Привет, дядя! – поздоровался с ним я, пока слесарь не начал задумываться и
домысливать, кто мы такие и что здесь делаем. – Мы диггеры, заблудились в ваших
подземельях. Поможешь нам выбраться на поверхность?
Шахтер пришел в глубокое недоумение. За время работы в шахте он наверняка
насмотрелся всякого… Но диггеры, одетые совсем не по-шахтерски, причем один из них –
девушка в платье, – это как-то чересчур.
– Я Макар, она – Алена, – кивнул я на свою спутницу. – А тебя как зовут?
– Василий.
Диалог начался. Раз будет диалог – будет и все остальное. Пусть я и не могу «надавить»
на Васю. Люди и Иные всегда могут предложить друг другу что-то.
– Выведи нас наружу, Василий!
– Да, – поддержала мою просьбу Алена.
– Заблудились, что ли? Не знаете, где подъем? – Шахтер все еще не мог поверить своим
глазам.
– Да.
– Что ж я, смену брошу, ядрен-батон? – спросил Василий. – Меня уволят…
Как его уволят, звучало не совсем прилично, но доходчиво. Алена покраснела, я на
поток ругани Василия не обратил внимания. Он нисколько не хотел нас обидеть. Просто он
так разговаривал.
На поверхности, даже не имея сил на магическое воздействие, я бы предложил
Василию деньги. Но с собой у меня денег не было. Зато были часы! Золотые, швейцарские.
Они, как ни странно, не потерялись вместе со всеми амулетами. Возможно, потому, что магии
на них не было совершенно никакой.
– Вот. – Я потянул Василию механизм. – Они стоят больше, чем твоя зарплата за год.
Выведешь – твои. А если уволят – я тебе постараюсь работу найти. Связи у меня хорошие.
Василий посмотрел на меня внимательно, мою руку с часами отодвинул.
– Ты, парень, вещами не разбрасывайся, ядрен-батон. Что за дела у вас? Со своими
поссорились? Пошутил над вами кто? Или влезли да заблудились?
– Мы попали в беду, – сказала Алена. – За нами гонятся. И мы заблудились.
– Бандюки? – хмуро спросил Василий.
– Не совсем, – уклончиво ответил я. – Но нам и правда нужно наверх побыстрее.
– Да, – подтвердила Алена.
Василий вновь задумался.
– Ладно, пошли. Мне для щитка все равно предохранители нужны. Провожу вас до
клети, но с машинистом сами договаривайтесь, ядрен-батон. Вредный сегодня машинист,
Леха, я его не особо люблю, а он меня и подавно. Но мне разборки на участке ни к чему.
Пусть вас наверху убивают. А сбежите – еще лучше.
– Мы договоримся с машинистом, – успокоил я Василия.
– И девочке так по шахте ходить не надо, ядрен-батон, – заявил шахтер. – Вот, пусть
наденет. Замерзла совсем.
Он снял с себя рабочую куртку, а сам достал откуда-то из темноты другую,
замасленную и дырявую.
– Спасибо! – от всей души поблагодарила его Алена. Я почувствовал, как в нее вошла
капелька силы. Все-таки питаться добром иногда очень приятно. Если получается не забирать
это добро насовсем…
Мы двинулись по штреку. Василий сворачивал в такие места, куда я свернуть бы не
догадался. То ли вел нас безлюдными местами, то ли сокращал дорогу, то ли вообще здесь
были такие дорожки. На первом километре пути мы не встретили вообще никого. Хотя что в
этом удивительного? Шахты сейчас работают вполсилы, одной лавой, а то и вообще
простаивают. Уголь добывать невыгодно, и этот факт не может отменить даже могучий маг
Крюков – лобби сильнее у нефтяников и у газовиков.
А вот в одном из боковых штреков было совсем нехорошо. Земля гудела, чувствовалась
опасность. В этот штрек направлялся работяга, лицо которого показалось мне знакомым. О,
да ведь это тот самый, у которого я брал силу утром! Тогда я понял, что наши пути
пересекутся. И они пересеклись!
Я схватил шахтера за рукав.
– Не ходи туда!
– Чего? – удивился он.
– Ты что, парень? – удивился Василий. – У него работа, ядрен-батон. Ты с ума не сходи,
хоть и диггер…
– Пусть сейчас другую работу сделает. Хорошо? – попросил я.
– Да чего это, ядрен-батон? – начал Василий, но мой утренний донор неожиданно
сказал:
– А и правда, схожу-ка я к лаве. Меня там тоже ждут.
И повернул в тот штрек, из которого мы вышли. А мы отправились дальше. Не прошло
и минуты, как сзади грохнуло.
Василий испуганно замер. Смерть прошла мимо, и Василий ощутил касание ее
мрачных крыльев.
– Что это? – спросил я. – Обвал?
– Нет, не обвал. Что-то с потолка сорвалось, ядрен-батон… Откуда ты знал, парень?
– Почувствовал…
Даже Алена посмотрела на меня с удивлением. Хотя Иную способность предвидеть
будущее удивлять не должна была. Или ее удивило мое стремление спасти человека?
Дорогая, мало кто из нас, Темных, свежую кровь пьет…
На очередном повороте навстречу нам попались трое шахтеров.
– Здорово, Батон! – крикнул один.
Наш проводник только зыркнул на него осуждающе.
– Михалыч, куда намылился? – развязно спросил молодой парень.
– Начальник приказал этих до клети проводить, ядрен-батон, – не раздумывая, соврал
Василий.
Капелька силы перетекла ко мне. Шахтеру было стыдно лгать, но он солгал ради нас.
Потому что знал: парень, который спрашивал – кажется, его звали Эдик, – совсем непрост. И
может сделать какую-нибудь пакость. Настучать начальству, например. Или попытаться
шантажировать Василия. Или «прикопаться» к нам.
Эдик похотливо взглянул на Алену, и в мою копилку капнуло еще немного силы. А
Эдик погрустнел. Мы были странными, но ему никогда не узнать, что мы здесь делали.
Скорее всего туристы-нелегалы, которые решили приятно провести время в шахте. Заняться
сексом в экстремальных условиях, предварительно дав «на лапу» начальнику участка. А он,
настоящий работяга, не может привести сюда свою подружку и зажечь с ней по-настоящему.
Я отметил, что, несмотря на отсутствие магических сил и энергии, практически читаю
мысли людей. Или от переутомления мне мерещится всякая ерунда…
Мы зашагали дальше. Спереди поддувал свежий ветерок. Хорошо, что Алена в куртке –
не замерзнет. Хотя, чувствовал я, девушке совсем плохо.
– Совсем ты ее заездил, – хмыкнул Василий. – Диггеры. Придумали, тоже, ерунду.
– Я вовсе на ней не ездил. Только она на мне, – совершенно честно сказал я.
Василий представил непристойную картинку, и мне капнуло еще чуть-чуть силы. А
чуть-чуть – Алене. Потому что Василий был за нас рад. Не завидовал, а посмеялся по-
доброму. Как зрелый человек над детьми. Хотя ребенком по отношению к нам, скорее, был он
сам. Надо будет найти его и сделать что-нибудь приятное, если останемся живы.
Впереди показался свет и сидящий на табуретке и дремлющий человек. Ощутимо
тянуло свежим воздухом, сверху капала вода – конденсат.
– Подъем, – сообщил шахтер. – Дальше сами, ядрен-батон… Разбудите машиниста.
– Попроси, чтобы нас подняли, – улыбнулась Алена. – Пожалуйста.
Она не хотела тратить даже капли драгоценной силы на «убеждение» машиниста
подъема. И я тоже. Да и неизвестно, хватит ли этих капель. А если машинист еще и защищен
тем Темным магом, который устроил здесь тюрьму? От него всего можно ожидать. Лучше
пройти тихо и незаметно, не пользуясь силой.
– Эй, Петрович! Подними моих родственников, – попросил Василий.
Машинист вскочил, испуганно заморгал, выругался:
– Ты, Михалыч, совсем оборзел уже? Экскурсии в шахту таскаешь?
Далее разговор перешел в непечатную область и продолжался минуты две. Наш
Василий был уверен, что Петрович ему просто обязан, и должен нас поднять мгновенно, а
Петрович страдал «синдромом вахтера», и хотя, по большому счету, никто бы его за подъем
не осудил – поверяющих не было, – рисковать, поднимая неизвестных ему странно одетых
людей, он не хотел. Пусть начальство разберется.
Я подпитался основательно и уже без проблем мог бы заставить Петровича не только
поднять нас, но и постелить перед клетью свой ватник, чтобы нам было мягко идти, но тут к
клети подошел Эдик с товарищами.
– Михалыч, вы тоже здесь? – несколько смущенно спросил Эдик.
– А куда ж мы денемся, ядрен-батон?
– Нам наверх надо…
– Садитесь, – махнул рукой машинист подъема. – Садитесь все, хрен с вами.
Мы погрузились в клеть и тронулись. Алена на прощание помахала Василию. Клеть
ушла вверх, и скоро не стало видно ничего, кроме выложенных кирпичом стен огромного
ствола, в котором болталась в полумраке наша клеть.
– Что, ребята, хорошо время провели? – нагло разглядывая Алену, обратился к нам
Эдик.
– Вполне, – ответил я.
– В клети не хотите? А мы бы посмотрели.
– И поучаствовали, – хмыкнул еще один шахтер, прежде молчавший.
Лицо у него было какое-то сонное, и я, вчитавшись в его мысли, понял: он говорит не от
своего имени. Точнее, не то, что сказал бы в такой же ситуации в другой раз. Он не под
влиянием Темного, но на него действует излучение колдовского круга. Все вокруг ходят,
словно зазомбированные и совершают не совсем свойственные себе поступки. Хотя Эдик
действительно такой, каким кажется. А вот Василий Михайлович излучению круга не
поддался. Наоборот, словно отгородился от него. Был бы он Иным – непременно стал бы
Светлым. Но, увы, он обычный человек…
– Не стоит на такое смотреть. – Я задушевно улыбнулся парням. – И предложений
таких делать не стоит.
– Почему не стоит? – спросил Эдик.
– Так будет лучше всем.
– А из клети полететь не хочешь? – спросил третий шахтер. Его излучение пробивало
на немотивированную агрессию. Он хотел на кого-нибудь напасть.
– Нет, – тепло улыбнулся я. – И тебе не советую. Далеко лететь.
Часто люди бывают грозными только на словах. В драку парни не полезли. Тем более
повода мы им не дали. Да и угроза далеко стоит от реальной расправы. Выкинуть кого-то из
клети можно, бывали случаи. Но расследование непременно начнется, а возможности стирать
память у людей нет. И, наверное, это хорошо. Иначе чего бы они только ни натворили!

***

Наверху, или, как выражаются шахтеры, на-гора, другой машинист подъема посмотрел
на нас с Аленой сумасшедшими глазами.
– Вы кто такие, откуда?
Эдик разразился бранью, надеясь доходчиво объяснить машинисту наш статус, а мы не
стали терять времени – побыстрее вышли на улицу. Машинист подъема не хватал нас за
рукав – так зачем с ним разговаривать?
В пыльном и грязном промышленном дворе было дивно хорошо. Потому что над нами
сияла бриллиантами опрокинутая чаша неба – именно такое клише пришло мне в голову, но
только сейчас я понял, что звезды и в самом деле бриллианты в короне небосвода, а сам
небосвод прекраснее всего в мире. Ветер приносил запах свежей травы из степи, и хотелось
дышать, дышать, дышать…
– До моей машины еще пара километров, – сообщил я, преодолев восторг свободы от
душных подземелий.
– Зато моя машина на стоянке, – сказала Алена.
– Я не видел.
– А я хорошо замаскировалась.
Мини-купер Алены стоял практически перед входом в административное здание
шахты, под фонарем. Я проходил мимо него несколько раз – и не заметил. Хотя здесь, на
самом виду, мне и не пришло бы в голову его искать, а люди просто не видели
замаскированную заклятием машину.
– Кто поведет? – спросил я.
– Мою машину? – изумилась Алена. – Ты еще спрашиваешь?
– Извини. Но я лучше знаю дороги. Нам надо смываться. Я чувствую напряжение. Он
ищет.
– Ищет, – согласилась Алена и попыталась открыть дверь автомобиля.
У нее что-то не получалось. Она дернула раз, другой… Лицо девушки вдруг
изменилось, и она закричала. Я уже начал обходить мини-купер, чтобы сесть с другой
стороны. Резко вернулся и увидел жутковатое зрелище – рука Алены словно впиталась в
дверь. Или дверь вцепилась в руку девушки.
Не раздумывая – счет шел на секунды, – я швырнул в то место, куда вросла рука Алены,
заклятие Отрицания, вложив в него все скопленные силы. Ручка на мгновение снова
превратилась в ручку, металл отступил. Алена вырвала руку и рванулась прочь.
– Он заколдовал машину. Он знает, что мы здесь! Бежим!
И мы побежали. На задний двор, оттуда – в поле. С ревом из асфальта вырвался
огненный змей. Не слишком большой – метров пять в длину, сантиметров сорок толщиной,
голова размером с арбуз. Не сам дракон, его посланец. Змей бросился за нами.
Силы растрачены. Амулетов не осталось. Порвать пасть огненного змея руками – не
вариант. Он гораздо больше той змеи, что я пришиб лопатой. Ударом тока дело не
ограничится – я просто сгорю. Но если выхода не останется, придется драться голыми
руками. Не дать же этой твари просто так сожрать нас?
Алена споткнулась. Я схватил ее и шагнул в Сумрак – силы пополнялись медленно, но
для одного шага их хватило. В Сумраке змей, естественно, присутствовал. А на горизонте, на
месте копра «Алмазной», стоял огромный воин в простой домотканой рубахе, с густой русой
бородой. В руках его был молот. Воин поднял свое оружие, с молота сорвалась молния и
ударила в змея. Тот рассыпался обжигающими искрами. Мы вывалились из Сумрака. Здесь
не было ни воина, ни змея. Только копер, легкий налет копоти на асфальте и запах озона.
Опасность миновала – надолго ли?
– Стой, – предложил я девушке. – Здесь он нас сразу найдет. Нам нужна помощь.
– У меня нет амулетов связи. Нет телефонов. Ничего нет, – выдохнула Алена.
У меня тоже не было ни телефона, ни других полезных людских приспособлений для
связи. Но имелось свежее заклятье, которое должно сработать на коротком расстоянии и без
подпитки силой. Я повернулся лицом на северо-восток и прокричал:
– Именем наложенного знака, именем нашего союза, во исполнение клятвы – явитесь!
Прямо сейчас, не медля ни мгновения! Мне нужна ваша помощь!
Алена посмотрела на меня с интересом, но комментировать не стала. По лунной
дорожке на пышных озимых прошла рябь. А спустя пару минут показались волки.
– Ничего себе, – прошептала девушка. – Они твои?
– На некоторое время – мои.
– Давно?
– Что давно?
– Ты ко мне их посылал?
– Я не посылал. Это не те, – ответил я, подразумевая убитых мной оборотней в
подземелье.
Шкуры оборотней серебрились, глаза горели, с клыков капала прозрачная слюна.
Радостная сердцу Темного картина. Но мне было не до красот, я впитывал энергию. Всю,
которую мог. Алена, похоже, этим не занималась – отдыхала от потрясений и о чем-то
думала. Да и не было здесь и сейчас Светлой энергии. Усталые люди, работа, тревожно
спящий город вдали…
– Едем. Едем прочь! – приказал я оборотням.
– Привет, – поздоровалась с волками Алена. – Узнали?
– Привет, – отозвалась волчица. – Извини, что так вышло. Тот заказ аннулирован.
Я наконец-то понял, что оборотней и Алену связывают какие-то события. Но до того ли
сейчас?
– Надо спешить! Никаких выяснений отношений! Потом разберетесь.
– Опасность! Опасность здесь! Скорее! – подтвердила волчица.
Я сел на вожака, Алена – на подростка. Мы рванули прочь, на юг, в поля. Оглянувшись,
я увидел еще одного огненного змея – косматый шар, поднявшийся над копром шахты и
ринувшийся вниз, к административному зданию, туда, где стояла машина Алены. Закричали
люди, раздалось шипение – словно бы горящую ветку сунули в воду. Враг не заметил нас?
Или его вновь сразил богатырь из Сумрака? Хочется надеяться. С каждым шагом, с каждым
метром мы становимся все незаметнее. Может быть, нам и удастся уйти?

Часть 3
Дорога к морю
Совместный патруль городовых Дневного и Ночного Дозоров Новошахтинска дежурил
на одной из ключевых точек города – на перекрестке трассы Ростов – Харьков, рядом с
мостом через железную дорогу. Семен Артюхов и Артем Бойченко, Темный и Светлый,
поглядывали в сторону Харькова – вероятность встретить непрошеных гостей из Ростова все-
таки ниже. Там и шахтинские Дозоры контролируют трассу Ростов – Москва, и
новочеркасские патрульные рыщут по полям, да и в Ростове работают. А если не работают –
то командуют. Да и Иных ближе к Ростову не в пример больше, чем в провинции. А на
Украине по-прежнему неспокойно… Совсем неспокойно!
Но кое-что странное показалось оттуда, откуда не ждали, – с севера, со стороны Новой
Соколовки и Гуково. Сработал детектор магического движения в поле. Бойченко вгляделся в
даль и увидел фантастическую картину. По засеянному озимыми полю в лунном свете
мчались три волка-оборотня. На двоих волках ехали Иные, Темный и Светлая.
Бойченко толкнул Артюхова в плечо и поинтересовался:
– Ты вроде увлекался апокалиптическими сказаниями? Как должен начинаться конец
света?
– Не так, – отозвался Артюхов. – Но зрелище и правда странноватое. Насколько я могу
различить с такого расстояния ауру – на крупном волке Макар Савельев из Гуково.
– Из Зверево, – поправил Бойченко. – У него там офис, квартира и кое-какой бизнес.
– Да какая разница? Я же не говорю, что ты из Самбека? Он городовой Гуково.
– Гуково, Зверево и Красносулинского района, – уточнил педантичный Светлый.
Темный поморщился.
Волки приближались. Перекрестка им было не миновать.
– У меня ордер на задержание Савельева, – тоскливо проговорил Артюхов. – Из
Дневного Дозора Москвы.
– Ничего себе! Из самой Москвы? А чем он провинился?
– Не знаю. Только не хотел бы я с ним один на один сталкиваться. Тем более что он и не
один… Да и вообще нормальный он парень. Но ордер… А я на дежурстве. Поможешь?
– Думаешь, до драки дойдет?
– Не хотелось бы.
Иные замолчали на некоторое время, потом Бойченко вздохнул:
– Помогу, конечно. Но меня больше Астафьева интересует. Она на другом волке. Ее уже
неделю ищут.
– Тоже с ордером?
– С ориентировкой. Совместная операция была, между прочим. Она пропала.
– А! Вспомнил. Я и не узнал ее. Ориентировка старая, успела глаза намозолить, вот я и
расслабился.
– Получается, ваш Савельев ее похитил?
– Выходит, так. Но, похоже, не совсем похитил… Я заклятий подчинения не вижу.
Артюхов достал сигарету и закурил. Бойченко поморщился, когда его окутало облаком
дыма.
– Через минуту здесь будут.
– Так ты точно поможешь? – спросил Темный. – Даже если драка начнется? Или мне
самому?
– У нас же совместный патруль, я обязан. Но давай, знаешь, повежливее. Если он не
захочет задерживаться, пусть едет дальше со своими волками… А мы подкрепление вызовем
и проследим. Зачем нам драка?
– Не хочется против троих оборотней и Темного биться?
– Восторга от перспектив не испытываю, – честно признался Светлый.
– Да я в общем-то тоже, – отбрасывая наполовину выкуренную сигарету в сторону,
проговорил Артюхов. – Хотя у меня кое-какие амулеты сильные есть. Как раз на этот случай.
Вазген – руководитель продуманный.
– Тебе лишь бы начальство нахваливать. Не слышит Вазген, можешь не стараться.
– Я бы не поручился…
Волки оказались совсем рядом. Вот они, шмыгнув мимо дома, выбежали на дорогу.
Попытались подняться на мост, когда Артюхов шагнул вперед.
– Стоять! Всем выйти из Сумрака! – скомандовал он.
– Да мы вроде и не в Сумраке, – ответил Макар, вглядываясь в лицо коллеги.
– Вот и отлично. Значит, не пытайся туда уходить! У меня на руках постановление
Дневного Дозора о твоем задержании.
– За что? – удивился Макар.
– Приказы не обсуждаются, городовой. Ты договор подписывал? Который с маленькой
буквы, на трудоустройство?
– Да.
– Тогда будь добр проследовать со мной в расположение Дневного Дозора.
– Неожиданно, – вмешалась в разговор Темных Алена. – А я?
– Вы тоже хотите в Дневной Дозор?
– Протестую, – заявил Бойченко.
– Да я шучу, – хмыкнул Артюхов. – Вы поезжайте в Ночной Дозор, если хотите. Вас там
искали… Оборотни зарегистрированные?
– Да, – ответил вожак.
– Так, метки вижу… Ну, тогда можете быть свободны.
– Можем? – обратился вожак к Макару.
– Пока да. Ступайте. Где меня ждать – знаете.
Оборотни с высунутыми языками растворились в ночи. Нелегко пробежать полями
двадцать километров с немалым грузом на спине. Но теперь их ждал отдых.
– Нам срочно нужно в Ростов, – сказала Алена.
– Срочно и поедем, – согласился Артюхов. – У нас бюрократии по минимуму. В моей
машине?
– Есть предложение – в машине Светлого, – отозвалась девушка.
– Как скажете, – вздохнул Бойченко. – Сейчас схожу.
Через минуту он подъехал на вполне приличной «Волге». Она, конечно, выглядела не
так солидно, как «Геллендваген» Артюхова, но и заметна была куда меньше.
– А след заметайте, пожалуйста, – попросил Макар. – За нами может быть погоня.
– Хорошо, – согласился Артюхов. Делить с кем-то премиальные у него желания не
было. – Ты что натворил-то, городовой?
Макар задумался.
– Много всякого. Но за что меня в розыск объявили – не знаю.
Артюхов хохотнул. И правда, за кем из Темных нет темных делишек? Если им не
предъявлено обвинение, это не их заслуга, а недоработка Светлых, или Инквизиции, или
службы собственной безопасности, которая, похоже, заинтересовалась Макаром.

***

В камере для временно задержанных Ночного Дозора Ростова Макару сидеть прежде не
доводилось. Да оно и неудивительно. Обычно помещение со скругленными углами и
серебряной решеткой на небольшом окне под потолком предназначалось для оборотней-
нарушителей, вампиров без лицензии и прочей мелкой нечисти. Или для Светлых – но тех
редко удавалось поместить в тюрьму, выгораживали свои. Настоящих Темных магов сюда не
прятали – это ведь не гауптвахта. Но, видно, Макар все-таки допустил где-то серьезную
ошибку. Какую? Когда? Скоро будет известно…
Одна беда – и стены, и серебряная решетка экранировали любые магические действия,
одновременно экранируя потоки силы. Подпитаться в камере было решительно невозможно.
А магической энергии у Макара осталось очень мало. По мелочи, что удалось урывками
собрать, когда ехали в Ростов.
Впрочем, тягаться с главой Дневного Дозора в офисе Дозора мог только безумец. Макар
был во власти Вазгена и прекрасно это осознавал. Вопрос в том, что Вазген захочет с ним
сделать, что потребует. Ясно, что убивать коллегу у него причин нет, даже если коллега и
допустил серьезные ошибки. Но в чем его все-таки обвинят? В том, что он связался с
Крюковым? Приручил оборотней? Проник в подземелья и помешал сильному Темному магу?
Или вытащил Алену, которую вытаскивать было нельзя? Нет, ведь на розыск Алены был
специально оформленный ордер! Но в Дневном Дозоре случается всякое. Службу исполняй,
но помни, что за нее могут не погладить по головке.
Поразмышляв часок, Макар решил заснуть – слишком устал. Хотя перспектива
подниматься среди ночи на допрос и выглядела малоприятной, всегда лучше отдохнуть, чем
бороться с собой. Но ночью Савельева, как ни странно, никто не потревожил. Вазген явился
сразу после официального начала рабочего дня в Дневном Дозоре – в половине девятого.
Шеф Дозора выглядел свежим и благодушным. Деловой костюм, яркий галстук,
начищенные туфли… Макару даже неловко стало за свой внешний вид – одежда простая и
изодранная, да еще и в угольной пыли – не до чистки было.
– Извини, что пришлось подержать тебя в камере, – с порога заявил Вазген. – Сам
понимаешь – требования Москвы. Интриги!
– Я так понимаю, они продолжаются, – не очень весело ответил Макар.
– Почему ты так решил?
– Ты не вызвал меня к себе, а сам явился в камеру. Значит, выйти отсюда у меня
перспективы слабые. Во всяком случае, пока.
Вазген хмыкнул.
– Соображаешь. Знак покажи.
– Какой?
– Крюкова.
Макар снял рубашку, продемонстрировал знак «карающего огня», наложенный
Светлым.
– Ты понимаешь, что это измена? – спросил Вазген. – Ты Договор читал? Не
допускаются воздействия Светлых без согласования с главой Дневного Дозора Москвы! Или
Инквизиции. Даже не мое разрешение нужно спрашивать – я бы тебе задним числом
оформил, – только разрешение Завулона!
– Я Завулона и не видел никогда.
– А я видел. Но тебе в данной ситуации не советую с ним встречаться.
– Да я и не стремлюсь. Лучше скажи, как вы о печати узнали?
– Есть у нас свои люди… Везде есть. Доложили кому надо. До самого Завулона дошло.
А он с Крюковым знаком. У него с ним, можно сказать, счеты. Вот и разозлился, ордер
направил на дознание.
– Вряд ли разозлился… Скорее, что-то ему от Крюкова надо.
– Верно мыслишь. И ты – пешка в этой игре. Крюков тебе жизнь сохранить хотел, но ты
договор с Дозором нарушил, а это проступок тяжкий. Наказание за него суровое.
– И что же мне делать? – поинтересовался Макар.
– Думать буду. И ты подумай. Оптимально, конечно, запрет обойти и рассказать о том,
что тебе Крюков поведал. А если не получится – даже и не знаю…
Макар, не скрываясь, сплюнул на пол, в дальний угол. Вазген от такой наглости
поморщился, но промолчал.
– То, что я Астафьеву нашел, не в счет?
– Ты ж не для нас ее нашел, – скорбно ответил Вазген. – И Крюков оказался не при
делах. Мы ведь надеялись, что он к ее исчезновению руку приложил. А она где-то в шахте
пряталась, верно?
– Ты же знаешь, что не просто в шахте. Все это – операция Завулона, верно?
Вазген скромно, словно малолетний преступник перед следователем, потупился.
– Не знаю, Макар. Не знаю. На кону и правда много чего стоит. Но это не моя игра.
– Верю, – усмехнулся Савельев. – Не твоя и не ваша. Другого мага. Но неужто Дозор о
нем не знает?
– Дозор все знает. Но я лично, к счастью, не знаком.
– Не боишься, что нагрянет познакомиться?
– Здесь, в Ростове, ему делать нечего. Разве что тебя искать. Но здесь ты надежно
спрятан.
– Да я, наверное, поэтому и сижу в каталажке? – усмехнулся Макар.
– Именно!
– А свидания мне разрешены?
– Смотря с кем…
– Будто мне и повидаться не с кем…
– Зови, если кто-то нужен. Приглашение передадим.
– Да нет… Ничего конкретного. А в город мне нельзя?
– А вот в город – нельзя, – жестко ответил Вазген. – И вообще ждем комиссию из
Москвы. Я бы всей душой рад тебе режим облегчить, но как бы меня самого после этого не
облегчили. Завулон шутить не любит.
– Неужели сам мной заинтересовался?
– Насчет самого – не знаю, но запрос из канцелярии имеется. Мне жаль, Макар…
После того, как Вазген вышел, Макар тихо бросил вслед:
– Ничего тебе не жаль…

***

Квартира сияла непривычной чистотой. Не то чтобы Алена была неопрятной хозяйкой –


напротив, у нее всегда было и чисто, и прибрано, – но такой вызывающей чистоты не было
никогда. Люстра сияла, ламинат сверкал, стекла в шкафах искрились, мебель была
отполирована. Только пахло в квартире непривычно – травками, ягодами… Ведьминский был
запах.
– Словно и не к себе пришла, – вздохнула Алена.
Только после этого из-за кресла показалась шишимора, кинулась к Светлой.
– Хозяйка!
– Привет, Шиша! Как ты тут без меня? – спросила Алена.
– Плохо, хозяйка! Скучала! Волновалась.
– Магазин нашла? Не голодала?
– Я денег только две тысячи потратила, хозяйка! – заявила Шиша. – Тысячу четыреста
на порошок, стеклоочиститель, полироль… А шестьсот рублей на еду. Свеклы три
килограмма, морковки четыре, картошки два, крупа…
– Не надо пока отчета. Ты лучше скажи – не приходил никто? По телефону не звонил?
В квартиру влезть не пытался?
– Влезть не пытался, хозяйка. Телефон звонил. Я трубку не брала.
– Правильно делала. А ты телефоном пользоваться умеешь?
– У Агафьи был.
– Ясно… Я в душ – и спать.
– А ужинать? – обиженно протянула Шиша.
– Морковки погрызть? – улыбнулась Алена.
– Нет. Я пирог испекла, с клюквой. Драники сделала. Сметаны купила.
– Целый пир!
– А деньги заработала, хозяйка! – с гордостью заявила Шиша. – Убирала в квартире у
Зои Григорьевны. Два этажа вниз. И у Надежды Яковлевны из соседнего подъезда обои
клеила. У меня теперь свои деньги есть. Три тысячи.
Алена был настолько поражена предприимчивостью Шиши, что даже не нашла, что
сказать. Полезно иметь шишимору в домработницах. Или в членах семьи. Или в
компаньонках…
– Драники горячие, – с гордостью заявила Шиша. – А сметана домашняя.
– Как же ты узнала, когда ужин готовить? – спросила Алена. – Или у тебя каждый вечер
все готово?
– Нет! Сегодня почувствовала, – ответила шишимора. – Мы хорошо хозяев чувствуем.
Алена удовлетворилась объяснением, но пошла не за стол, а в ванную. Принять душ и
переодеться ей хотелось гораздо сильнее, чем поесть. Но привести себя в порядок Алена не
успела. Только она включила воду в ванной, как в дверь позвонили. Если учесть, что в дверь
Алены мог позвонить только Иной, Алена очень напряглась…
Подошла к двери, прислушалась. За дверью стоял кто-то очень сильный. Он проверял
защитные системы на входе, проверял защиту квартиры полностью – включая стены и окна.
– Кто там? – тихо спросила Алена. – Я на помощь позову!
– Помощь и пришла, – отозвался из-за двери голос Крюкова. – Впусти-ка меня.
Прежде чем открыть дверь, Алена внимательно изучила ауру посетителя. Вроде бы
Крюков, без обмана.
– Входите, Иван Матвеевич!
Светлый по-хозяйски вошел, огляделся.
– Небольшая у тебя квартирка. Защищена неплохо, но сильному магу на один зуб.
Сейчас я тебе защиту усилю. И не столько защиту, сколько маскировку. Хотя что
маскироваться – где ты живешь, он знает. Знаешь что, иди-ка купайся, а я у тебя переночую.
Заодно ужином меня покормишь, и о Макаре поговорим, как ты хотела.
От такого напора Алена слегка опешила. Крюкову она действительно позвонила еще из
офиса Дозора, встретиться с ним хотела, но то, что он явится к ней и будет ее охранять
ночью… Относительно прочего Алена не сомневалась – не тот Иван Матвеевич человек,
чтобы посягать на ее девичью честь.
– Драники есть, – сообщила Шиша. Похоже, она была сильно рада видеть старого мага.
– Твоя стряпня? – с сомнением поинтересовался Крюков. – Ладно, попробуем.
Выставляй свои драники на стол. А ты мне пока постели где-нибудь, чтобы потом хозяйку не
смущать. Боюсь, я после работы устану, сразу лечь захочу…
– Вы думаете, я в душе буду так долго? – спросила Алена.
– Да что там думаю – уверен… Ты, если я прилягу, меня не буди – утром поговорим.
Нам завтра много что сделать надо.
– А если на нас нападут, тогда будить?
– Если нападут, я сам проснусь. Но, надеюсь, до этого не дойдет.

***

С утра пораньше Иван Матвеевич Крюков по-хозяйски поднялся по истертым


ступенькам старого дома на Буденновском проспекте. Неодобрительно посмотрел на витрину
лавочки, где торговали кальянами, повернулся в другую сторону – там расположилась лавка с
солевыми лампами. В холле лежали стопки газет, сидел вахтер, которому до посетителей не
было никакого дела – в редакции газет на втором и третьем этаже то и дело приходил разный
народ. Да и в Ночной Дозор посетители захаживали, пусть и не люди. Вахтер был привычен
ко всякому. Охранял его амулет, заряженный лично Константином – главой Ночного Дозора
Ростова.
К охраннику-человеку с защитным амулетом Крюков отнесся спокойно, без
раздражения. Ему ли не знать, как не хватает сотрудников на периферии, где каждый Иной
наперечет, а сильный Иной – редкость. Тут и без амулетов людей привлекать начнешь,
потому что зарядить амулеты – тоже нужна сила, и время, и сотрудники. И, главное,
понимание, от чего амулеты будут защищать – ведь воздействия, которые могут применить к
стражу, могут быть самыми разными.
По ступенькам Крюков шел медленно. Вдыхал запах типографской краски от свежих
газет, сигаретный дым, которым пропитались стены. Курили в редакциях много. Работа
нервная? Пожалуй. Хотя есть работа и похуже. Много хуже…
У дверей офиса Ночного Дозора дежурила девочка – волшебница седьмого уровня. По
всему видно, практикантка. Девочка из бумажного стаканчика ела мороженое с брусничным
сиропом. Три пустых стаканчика стояли рядом с ней, один стаканчик был непочатым, с
воткнутой в мороженое зеленой пластиковой ложечкой.
– Угостишь? – спросил Крюков девушку.
– Берите, конечно, – широко улыбнулась она. – Мне Стас еще привезет. А вы издалека?
Из Москвы, наверное?
Крюков грустно улыбнулся.
– Нет, милая, я местный. Константин у себя?
– Да.
– Доложи, пожалуйста.
Девушка нажала кнопку на переносном пульте, громко сказала:
– Константин, к вам посетитель.
– Иван Матвеевич! Проходите, пожалуйста.
Голос Константина из переговорного устройства звучал радушно, радостно. Крюков
поискал глазами видеокамеру, нашел под потолком целых две.
– Прогресс, – проговорил он. – Мороженое из супермаркета, камеры из компьютерного
магазина, рации… В наше время не так жили.
Девушка тоже подняла глаза вверх и среди портретов прежних глав Ночного Дозора,
развешенных на стене, увидела изображение нынешнего посетителя. Недаром же он
показался ей знакомым!
Крюков, на ходу поглощая мороженое, пошел по знакомому коридору в знакомый
кабинет. Сколько лет прошло…
Константин поднялся навстречу Крюкову, указал на свое кресло:
– Добро пожаловать, Иван Матвеевич! Располагайтесь! Кофе к мороженому?
Крюков в хозяйское кресло не сел, улыбнулся.
– Ну что ты, Константин, право! Прошло то время, когда ты у меня практиковался.
Сейчас мне нужна твоя помощь. Или содействие. А кофе не надо. Недосуг.
– Все силы Дозора помогут вам, насколько это возможно, – ответил Константин.
Крюков присел на стул за столом для совещаний, отставил в сторону стаканчик с
остатками мороженого.
– Витиеватые, ничего не значащие формулировки… Впрочем, тебе иначе и нельзя.
Скажи ты, что поможешь всеми силами, – а я потребую брать приступом офис Дневного
Дозора. Или разбираться с Темным, справиться с которым в одиночку не могу.
Константин присел на стул напротив Крюкова.
– Так Темный все-таки существует? И он вторгся в ваши владения?
– Полагаю, да, – ответил Иван Матвеевич. – То есть полагаю, что Темный – мой старый
знакомец. Сам понимаешь, что Темных в мире немало. А в близкий контакт с ним я вступать
пока не хочу.
– Думаете, бой с ним вам в одиночку не по силам?
– Не знаю. И проверять пока не хочу. Но у меня к тебе другая просьба, вовсе не о
помощи в бою. Я не хочу вмешивать сюда Дозоры. Поможешь мне защитить хорошую
девушку?
– Помочь вам? Защитить девушку? – изумился Константин.
– С юридической точки зрения, естественно. Я бы и сам обидчику уши оторвал. Но
Договор, все дела. Надо, чтобы по закону.
– Конечно, Иван Матвеевич.
– Вот и славно. Секретаря зови – хватит ей мороженым на входе объедаться. Напишем
пару официальных документов. Без бумаг-то что? Не пойдут дела без бумаг, хоть мы и не
бюрократы совсем…

***

Макар доедал не слишком скудный, но в то же время и совсем не роскошный завтрак. В


тюрьме Дневного Дозора кормили так себе. И то правда, зачем переводить средства на того,
кого в ближайшее время, возможно, придется пустить в расход? Если коллега попал в
немилость, зачем ему помогать? Свобода, никто не хочет тратить личные средства впустую.
Милосердие – понятие абстрактное. Вот будет узник опять на коне – тогда можно и
возобновить дружбу. А сейчас – лопай баланду. Точнее, дешевый обед из «ресторана»
быстрого питания – холодный суп-лапшу и какие-то малосъедобные бутерброды.
Дверь бесшумно отворилась, и на пороге камеры появился глава Дневного Дозора.
– Вазген! Ты же был два часа назад, – удивился Макар. – Хочешь разделить со мной
трапезу?
Вазген брезгливо посмотрел на пластиковые лотки с пищей, покачал головой.
– Говорил же им: прилично тебя кормить. Свиньи.
– Вы о наших сотрудниках?
– Именно. Слушай, Макар… А ты Крюкову что плохого сделал?
Макар насторожился.
– Что я ему плохого сделал, под знаком «карающего огня» спрятано. Ты смерти моей
хочешь, Вазген?
– Я не хочу… Ты хотя бы намекнуть можешь?
– Слушай, Вазген, как-то ни малейшего желания, – раздраженно бросил Макар. – Я в
твоей власти, понимаю прекрасно. И любой сотрудник подтвердит, что ты меня уничтожил
исключительно для самообороны, если такая надобность возникнет. Так в чем проблема?
Развяжи мне язык – может, пару слов я успею сказать перед тем, как меня испепелит. В чем
твоя выгода будет – не знаю, но почему ты мне покоя никак не дашь?
– Ты покоя хочешь? – приподнял бровь Вазген.
– Ясности. Что вам всем от меня надо?
– Информации, – улыбнулся глава Дневного Дозора. – Нам всем нужна информация.
Но, убив тебя, я дополнительную информацию не получу. Так что мне это невыгодно – сам
прекрасно понимаешь. Да и сотрудник ты ценный, что бы баба Галя ни врала, верно?
Макар насторожился. Намек на «таинственное» исчезновение ведьмы Гали, которую,
как теперь совершенно ясно, разорвал огненный змей, охранявший энергию, которую
собирал заколдованный круг? Или и в самом деле желание напомнить, что Вазген не обращал
внимания на жалобы, ценил городового?
– Дела обстоят неважно, Макар, – чересчур тяжело для выражения искренних чувств
вздохнул Вазген. – Тебя требуют выдать Светлые. Обвиняют в убийстве трех своих. У них
есть свидетель…
– Вот как? – хмыкнул Макар.
– Да… Причем грозят мне всякими карами, если ты сможешь сбежать. Или если мы
попытаемся инсценировать твою гибель… Это они, наверное, намекают, чтобы я не пытался
знак «карающего огня» снять – тебе-то все равно пропадать.
– Вы считаете?
– Думаешь, они простят тебе гибель своих? Никогда. Будут требовать казни. Или дуэли
с заведомо ясным исходом. Это же Светлые. Фанатики. Прагматики. И ненавистники
свободы. Они всех хотят под свою гребенку.
– Разные среди них есть.
– Ты хочешь лично убедиться? – спросил глава Дневного Дозора.
– А у меня есть выбор?
– У свободного человека выбор есть всегда.
Макар мрачно усмехнулся.
– Вазген, не пойму, ты сейчас предлагаешь мне посодействовать тебе в снятии знака
«карающего огня» с меня? Вряд ли ты меня соблазнишь, я слишком хорошо знаю, чем
заканчиваются подобные вещи. У Светлых, как бы мы их ни осуждали, дела могут
повернуться по-разному. А знак «карающего огня» уходит только вместе с кожей, частями
тела и внутренними органами. Ты, возможно, удивишься, но они мне дороги!
Вазген всплеснул руками.
– Слушай, Савельев, ты совсем одичал в своем Зверево! Дался мне твой знак
«карающего огня»! Но ты можешь попытаться сбежать, верно?
Макар задумался. С одной стороны, перспектива выдачи Светлым его никак не
прельщала. С другой… Куда он побежит? Везде есть Дозоры, везде за Иными следят. Уехать
куда-нибудь в Южную Америку, на дикое плато? И что там делать?
А ведь никаких Светлых он не убивал. И подтвердить это довольно просто. Его
действия можно трактовать по-разному, но беспристрастный суд вполне может вынести
решение в его пользу. Выходит, Вазгену выгодно, чтобы он сбежал? Или он хочет
«задержать» его при попытке к бегству? Или захочет что-то еще за организацию побега?
Скорее всего. Быть чересчур обязанным Вазгену совсем нехорошо! Уж лучше иметь дело с
Крюковым или Константином.
– Поступай по закону, Вазген, – предложил Макар.
– По Договору, ты хотел сказать? – нахмурился Вазген.
– Да. Жизнь среди людей накладывает отпечаток. Я хочу вернуться в свой округ
городовым. Нет – значит не судьба.
– Округ, – протянул Вазген. – Округ пустой остается, да. Что ж, я замолвлю за тебя
словечко перед Светлыми. Если получится.
– Вот и отлично.

***

В комнате для задержанных Ночного Дозора было, пожалуй, еще мрачнее, чем в
казематах Дневного. Еще бы. Ведь здешние застенки предназначались для ужасных Темных.
Поэтому стены пропитывали жуткие заклятия, решетки были в руку толщиной, да еще и
заговоренные, а дверь представляла собой машину убийства. Но вот кормили у Светлых
лучше. Макар попал как раз к обеду и получил мясо в горшочке, блины с мясной начинкой,
хороший кофе и пирожные.
Все было ничего, только раздражал «браслет смерти» на руке. Светлый, накладывавший
на него заклятие, или Светлый, знающий кодовое заклинание, мог активировать браслет на
расстоянии в десять километров. Также браслет активировался сам, если оказывался далее
чем за десять километров от офиса Ночного Дозора.
Все это рассказал Макару Светлый, который конвоировал его из одного офиса в другой.
Он же выразил надежду, что в застенках Макара именно благодаря браслету держать не
станут – какой смысл? Макар знал какой – чтобы его не достали свои же, Темные. Но
благоразумно промолчал. Молодой Светлый был такой позитивный и симпатичный, не
хотелось настраивать его против очищающей Тьмы. Хотя сам Макар в последнее время в
деле Тьмы как-то разуверился.
Впрочем, относительно дела Света он иллюзий не испытывал и прежде. Вот, например,
Алена… Он вытащил ее из-под земли. Можно сказать, не раз закрыл своим телом. Спас от
огненного дракона. А она подтвердила его участие в гибели Светлых! Да что там
подтвердила – наверняка настрочила доклад главе Ночного Дозора. Вряд ли со злым
умыслом – она же Светлая! Но чтобы все было по справедливости. А справедливость в
понимании Светлых часто очень похожа на идеал поведения девочки-ябеды из четвертого
класса, которая не видит нюансов и полутонов. Есть черное, есть белое, есть правильное,
есть неправильное. И совсем не стоит вести себя неправильно. Только Свет! Только
белизна…
Когда Макар дожевал третье пирожное, легкая на помине Алена появилась на пороге
камеры.
– Привет, Макар! Как дела?
Хороша, как ангелочек. Только и поведение соответствующее. Не про него девочка.
Макар скрипнул зубами.
– Привет, Алена! Дела могли бы быть и лучше.
– Пришла поблагодарить тебя.
– Да ты уже поблагодарила, хватит, пожалуй.
– Ты о чем?
Макар показал на стены, потолок, решетки.
– Вот, сижу. Как-то не очень нравится.
Алена словно через силу засмеялась.
– Ты намеревался убивать Светлых безнаказанно?
Макару хотелось сказать что-то жесткое, но зачем? Она же дурочка. Внешне милая
дурочка и фанатичка. А он себе вообразил…
– Тебе виднее.
– Правда злишься? – участливо спросила Алена. – Бедный Макар! Тяжело быть
Темным.
– Тяжело, да, честно.
– Нет, скажи, ты реально подумал, что я на тебя донесла?
Макар насторожился.
– Нет, что донесла – не подумал. Но что соврать не смогла – практически уверен.
– И правильно уверен. Я не лгу. Только забрали мы тебя для того, чтобы вырвать из лап
Завулона, если он и в самом деле тобой заинтересовался. Или спасти от интриг Вазгена. Я же
знаю, как погиб тот Светлый и его родственники? Хотя и была словно во сне. В кошмаре…
Макар задумался.
– Ты мне, наверное, передачу принесла?
– Точно! – улыбнулась Алена. – Вот, шоколад. И приятное дополнение к шоколаду…
Из объемистого пакета показалась на свет литровая бутылка виски. Ординарный
«Тулламоре Дью». Алена мало разбирается в огненной воде. Но и ординарный виски лучше,
чем ничего.
– Завербовать хотите? – спросил Макар.
– Я всего лишь хочу выразить тебе огромную благодарность. Потому что, если бы не
ты, меня, наверное, все равно вытащили бы. Но «если бы» не считается – вытащил меня
именно ты. И я всегда буду это помнить.
– Как бы мне не прослезиться…
Алена усмехнулась и ничего не сказала. Только наклонилась к Макару и поцеловала его
в губы.

***

За столом в переговорной Ночного Дозора сидели пятеро магов: глава Ночного Дозора
Константин, Светлый маг вне Дозора Иван Матвеевич Крюков, Темный маг, городовой в
Гуково и Зверево, а теперь временно задержанный Макар, Светлый городовой Борис и
Светлая волшебница – счастливо освобожденная из плена Алена Астафьева. Алена
устроилась рядом с Макаром на диване, поджав ноги. Крюков сидел в дальнем кресле в углу,
помешивал серебряной ложечкой обжигающий чай в изящной фарфоровой чашке.
Константин и Борис расположились в креслах по бокам от чайного столика, который
придвинули к дивану.
Крюков с усмешкой поглядывал на Константина и Бориса. Их сильно смущало
присутствие на совете Светлых настоящего Темного, пусть и доброжелательно настроенного
и в некоторой степени плененного. Алену Темный ничуть не напрягал. Она даже иногда
успокаивающе поглаживала его по руке и по колену. Это, в свою очередь, страшно смущало
Макара и отчасти – Бориса. Сама Алена тоже слегка смущалась. Невозмутимым оставался
только Крюков, который за двести с лишним лет привык ко всему.
– Собственно, я хочу рассказать вам то, что Макар и так знает, – обратился к
Константину и Борису Крюков. – Но о чем он молчит и будет молчать, потому что на нем
знак «карающего огня». За который и ухватились в Ночном Дозоре. Как же – мой знак… Моя
информация. И их человек не может им ее дать.
– Но почему вы ему рассказали то, что так важно для вас? – спросил Константин.
– Так было надо, – ответил Крюков. – И, как видите, это пошло на пользу – Алена с
нами. Потому что Макар смог проскользнуть там, где не прошел бы я. Потому что я в
нужный момент отвлек того, кто удерживал Алену…
– Так это вы стали копром-богатырем на «Алмазной»? – оживилась Алена. – Я была
почти без сознания, но помню: богатырь, молния, змей разлетелся в клочья!
– Экие у тебя фантазии, – усмехнулся Крюков. – Нет, я не был копром и богатырем не
был. На месте копра в Сумраке – страж. Мой страж, ведь я строил копер. Этот страж мешает
Даниле, но пока он не может его обрушить. Без копра остановится шахта, а ему нужна и
шахта, и люди… Что мы без людей.
Константин насторожился и переспросил:
– Даниле? Я верно услышал? И верно все понял?
– Верно. Данила-мастер. Черный Рудознатец, Уральский Дракон… Он учился у самой
Хозяйки Медной горы. Он старше меня, а ведь я далеко не молод…
– Двести сорок четыре года, если у меня правильные сведения? – уточнил Константин.
– Ты прямо-таки изучал мою жизнь?
– Вы – наша гордость, – парировал Константин. – Должен же я знать о вас хоть что-то?
– Нам о вас даже в школе для Иных рассказывали, Иван Матвеевич, – льстиво заявила
Алена.
– Прямо-таки в школе? В Москве?
– Нет, на практике, в Сочи. Когда о местных знаменитостях говорили. Правда, кроме
вас, еще о двух половецких колдунах рассказывали и о ведьме из Танаиса. Ведьма, как
говорили, еще жива.
– В Нью-Йорке работает, – сказал Константин. – Я с ней встречался, когда туда по
обмену опытом ездил. Но к делу это мало относится. Мы внимательно вас слушаем, Иван
Матвеевич! Вы хотели рассказать о Даниле?
Крюков отхлебнул чай, поморщился.
– Так вот, о Даниле… Появился он здесь вскоре после революции. Места разведывал.
Ты не помнишь, еще молодой был. Или сталкивался с ним?
– Нет, тогда не довелось, – ответил Константин.
– Он еще был магом первой категории, хотя умел очень много. Тогда мы с ним первый
раз и столкнулись… Не то чтобы дрались. Но компания у меня здесь хорошая была,
поддержка из Москвы. И проект свой…
– Стахановское движение? – поинтересовался Борис.
– Именно. Никак мне тут Темный такого уровня не нужен был. Ты с Урала? Ну и езжай
на Урал… Однако на Урал он не захотел. Отправился в Европу, как позже выяснилось.
Словом, согнал я его отсюда, но во время войны, вместе с немцами, он опять нарисовался.
Даже прежде, чем они наши края заняли. Обстановка была совершенно недружелюбная,
теснить он меня начал по всем фронтам. А я тогда еще и от шахтерских дел отошел – много
времени в Ростове проводил. Дневной Дозор его поддерживал, хотя Данила в Дозорах если и
состоял, то давным-давно.
– И Данила успел здесь оставить некий могучий артефакт? – предположил Борис.
– Не совсем так, – усмехнулся Крюков. – Хотя насчет артефактов – все может быть, я
просто не знаю. Но места наши он знает, и колдовство его с рудным делом всегда было
связано. Были у него здесь потайные комнаты, тайные ходы, источники силы. К одному из
источников он и вернулся.
Алена взяла со стола яблоко, повертела его в руках, но кусать не стала. Вместо этого
спросила:
– После войны он куда делся?
– В Южную Африку сбежал, – ответил Крюков. – Константин в курсе.
– Да, его, как и некоторых других Темных, выселили по договору. Кого в Африку, кого в
Австралию, кого в Америку. Говорят, в Южной Африке Данила активно поддерживал режим
апартеида.
– Для Темного совсем неудивительно, – отметила Алена.
– Ой, вот только не надо Темных во всем обвинять! – возмутился Макар. – Оказывается,
все Темные еще и в угнетении негров в Африке виноваты?
– Почему же все? Не все, – ответил Крюков. – Но Данила виноват. Я его навещал там.
Инкогнито. В семидесятые годы…
– Вы друг друга из виду не теряли, – заинтересованно отметил Константин.
– Уже тогда я был достаточно опытен, чтобы предположить его возвращение, –
отозвался Крюков. – Но вернулся он не сюда. Почти сразу после моей поездки Данила
отправился на Урал по амнистии и задержался там надолго…
– Сделать запрос в местные Дозоры, чем он там занимался?
– Я предполагаю, если бы он занимался чем-то противным Договору и об этом стало бы
известно Светлым, его бы призвали к ответу, верно? – усмехнулся Крюков. – Он готовился.
Готовился вернуться сюда.
– И чем его так интересовали наши края? – спросил Борис.
– Глубиной, – ответил Крюков.
– Не понял, – признался Светлый городовой.
– У нас очень глубокие шахты. Километровой глубины. На Урале таких нет, насколько
мне известно. В ЮАР были еще глубже – он смог обкатать кое-какие технологии. И поэтому
ему понадобились наши шахты. Он хочет воздействовать на глубокий Сумрак.
– О! – выдохнул Константин. – Все-таки вот как?
– А ты сомневался?
– Я не думал, что у него отлажены технологии.
– Возможно, они и не отлажены. Но мы должны помешать ему их отладить. Тем более –
на моих шахтах. Тем более когда от Темных волн корежит всех вокруг, когда рядом погибают
люди…
– Будем вызывать бомбардировщики из Москвы? – спросил Константин.
– А ты как думаешь?
Константин ответил нехотя:
– Нельзя при каждой проблеме бежать и плакать на плече Гесера. Ты на это намекал?
– Именно.
– Но хватит ли наших сил?
– Моих могло бы не хватить. Но наших – хватит, – уверенно заявил Крюков. – У меня
есть предложение отпустить Макара и Алену погулять – сделаем вид, что он под ее надзором.
Борис поедет собирать развединформацию в реальном времени. А мы с Константином
поговорим, как нам поступить в данной нелегкой ситуации.
– Можно воспользоваться вашим порталом в «Шоколадницу»? – спросила Алена у
Константина.
– Пешком сходишь, – ответил вместо главы Ночного Дозора Крюков. – Для тонуса
полезнее. А у нас каждая крупинка силы на счету. Да и вообще, зачем тебе «Шоколадница»?
Неужели тебя молодой человек в приличное место не сводит?
– Денег с собой нет, – честно признался Макар.
– Денег я тебе одолжу, – усмехнулся Крюков, подавая Макару пластиковую карту. –
Трать сколько нужно. Потом отдашь. Молодые люди должны хорошо питаться…

***

Макар и Алена шли вниз по Буденновскому проспекту, поглядывали по сторонам.


Солнце сверкало над Доном, опускаясь в сторону Железнодорожного района.
– Я бы и правда перекусила, – заметила Алена. – Ты как, изголодался в тюрьме?
– Откровенно говоря, я там только и делал, что жевал, – ответил Макар. – Да еще и твои
шоколадки…
– А я вот сегодня только слегка позавтракала. Дел много!
– Крюков учил, как меня вербовать? – поинтересовался Макар.
Алена засмеялась.
– Тебя не проведешь… Но зачем ты нам нужен?
– Затем же, зачем и все остальные. Мы все играем в свою игру. Но для того, чтобы
делать ходы, нужны фигуры. Своими силами почти ничего не добьешься.
Алена встряхнула кудрями.
– Теоретик… Зайдем в «Золотой колос», выпьем коктейль. Кстати, ты не заметил – в
Ростове практически не осталось «крутых» ресторанов. Чтобы зайти – и ахнуть. Почему так?
– Люди стали лучше жить. Машины у всех, одеваются хорошо. Зайти в ресторан – не
проблема, только денег жаль. На левом берегу есть дорогие рестораны, и на набережной
тоже. А в центре – «Пить кофе» да «Макдоналдс».
– Еще «Вкусолюбов». Блины. На каждом шагу теперь.
– Да…
Вошли в старое кафе, нашли свободный столик.
– Браслет не мешает? – спросила Алена.
– Браслет помогает, – хмыкнул Макар. – Крюков и Константин сюда столько энергии
засадили – можно прожарить с пяток магов первого уровня. Или пару магов вне категорий.
– И такая сила на одного тебя?
Макар покачал головой.
– Ты что, реально не поняла? Ах ты, бедная овечка…
– Что? – изумилась Алена. – Тебя по морде давно не били, Темный?
– Ты ударишь пленного? Да еще и своего спасителя?
– А если ты хамло?
– Я умное хамло. Думаешь, ты меня сейчас сторожишь?
– Нужен ты мне – сторожить тебя… Но в некотором смысле – да. Сторожу, чтобы тебя
Вазген или другие дружки-Темные не захапали. Знаешь ты много, а секреты Данилы многие
выведать хотят. Или вступить с ним в союз… Кстати, о союзе… Я тебе сейчас слепок с ауры
брошу – узнаешь? Ваш товарищ?
Макар только вздохнул. Женщины… Мысли скачут, как блохи.
Ауру он поймал, тщательно изучил.
– Нет, я такого не знаю. Скорее всего не местный. Хотя самодеятельных Темных,
которые в Дозоры не входят, я в нашем краю не всех знаю. А что за тип? Обидел? Голову
оторву…
– Вряд ли справишься. У него второй-третий уровень силы. Или больше, но
маловероятно. Меня он не обидел, а вот знакомую мою в жертву хотел принести.
– Иную?
– Нет, человека. Женщину. Надо будет ей позвонить. И Геше…
– Геше? – ревниво поинтересовался Макар.
– Ну да. Мой приятель, из людей. Он как раз с Оксаной роман закрутил.
– С Оксаной? Она не ведьма, случаем?
– Нет.
– Ты уверена? На сто процентов?
– На девяносто пять. Разве что если она исключительно сильная ведьма…
Макар взглянул на барную стойку.
– Отчего-то официант не спешит.
– Так здесь самообслуживание. Возьмешь пару коктейлей? Я пока носик припудрю.
Макар пошел к стойке, Алена достала из сумочки телефон…

***

Дамир полз по степи, прислушиваясь к колебаниям почвы всем телом, ловя теплый
вечерний ветер раздвоенным языком. Степь не была родной, чужие ароматы раздражали. И
земля качалась здесь по-особенному. Но великий союзник выбрал это место, и Дамиру
пришлось подчиниться. Хочешь узнать новое – дружи с умными. Хочешь стать сильнее –
дружи с сильными. Хочешь стать еще сильнее – используй слабых…
В степи Дамир искал оборотней. Следы оборотней. Тех, что служили ему и
переметнулись на сторону слабого. Глупые, никчемные твари. Грязные глупые животные.
Союзник потребовал, чтобы Дамир нашел и расспросил. И доставил двоих оборотней к
нему. Для дела. Третьего можно убить. А можно оставить. Можно доставить хозяину и трех –
он оценит рвение. Можно убить всех и найти новых. Выбирать Дамиру.
Но мерзкие твари затаились. Они не хотели принять неизбежное. Не могли уйти
отсюда, потому что им не велел Дамир и не велел другой маг. И не могли остаться, потому
что он их найдет.
Земля содрогнулась. По корням травы пришел зов. Дамир приподнял голову, плотнее
уперся брюхом в землю и пророкотал:
– Слушаю, хозяин!
Союзника приходилось называть «хозяином». Старых нравов был маг, обращение, как к
учителю, принимать решительно не хотел. Впрочем, не всегда учителю нужно знать, что он
учитель… Пусть тешит себя иллюзиями. Главное, иллюзий не должен питать ученик.
– Оборотни на отвале. Я слышу их мягкие лапы. Слышу стук их трусливых сердец.
Слышу голодное урчание в животах. Они голодны и слабы. Ты справишься. Возьми их
сейчас.
– Слушаюсь, хозяин, – ответил Дамир.
Ему ли бояться трех жалких оборотней? Хозяин относится к нему, как к слабаку. И это
хорошо. Кажись слабым, окажись сильным – победишь. Но играть роль порой тяжело…
– Возьмешь оборотней – ищи ее. Она в большом городе вместе с червем, которого мы
упустили. Ищи. Найди. Привези. Не получится – убей. Убей всех, кого сможешь.
– Буду работать, хозяин!
– Сделай, а не пытайся.
– Я сооружу ловушку. Новую ловушку.
– Нет! – Голос хозяина наполнился гневом. – Иди напрямую! Время уходит! Если все
выйдет – станешь наместником над богатой провинцией моего царства. Нет – умрешь.
Дамир приподнял брюхо над землей, чтобы хозяин не услышал слов, и процедил:
– Нет, я умру, если буду слепо выполнять твои приказы. Но пока ты мне нужен, старый
дракон. Надеюсь, что и я пока нужен тебе.
Глупо было говорить такое вслух, но молчать Дамир не мог. Иногда нужно высказаться,
пусть твои слова и предназначаются только ветру.

***

Макар принес четыре коктейля, две тарелки с пирожными и торт «Полет», сделанный
из безе. Для того чтобы доставить все это к столику, ему пришлось воспользоваться
«магическим подносом». Алена засмеялась, когда увидела, на что он тратит силу.
– Мог бы и позвать, я бы помогла.
– Ты разговаривала по телефону, я не хотел мешать.
– Зато хочешь спросить, с кем?
– Если будет нужно, сама расскажешь.
Алена улыбнулась, кивнула.
– Ты хороший, Макар. Сильный.
– Я Темный. Я свободен. И считаю, что все должны быть свободными.
– То есть если я тебя предам, то поступлю правильно? Это ведь свобода!
– Предать можно того, кто тебе доверяет.
– А ты мне не доверяешь?
– Я Темный, я не доверяю никому.
– Страшно так жить, наверное.
– Не особенно.
Алена протянула руку, погладила Макара по голове.
– Бесстрашный! Как ты решил – будешь помогать Крюкову?
– Я ему уже помог, взявшись выручить тебя.
– А теперь еще и охраняешь меня?
Макар засмеялся.
– Решила вернуться к прерванному разговору? С Крюковым советовалась или с
Константином?
Алена сморщила носик.
– Фу. Ты правда нас считаешь тоталитарной сектой? Я не стала говорить об этом сразу
потому, что мне надо было подумать. Ты считаешь меня приманкой для Великого Темного.
Наверное, так оно и есть. Но только не Крюков сделал меня приманкой, и не он «ловит»
Темного на меня. Он просто учитывает все факты и возможности. Разве это не правильно?
– Только это и правильно, – согласился Макар.
– Только почему я так дорога Темному Дракону, я так и не поняла. Не все ли ему равно,
на кого охотиться? Знаешь, у меня нет мыслей о своей исключительности, и мне реально
хочется знать, почему в его игры оказалась замешана я.
– Думаю, в темных подземельях ты играла роль Персефоны, – предположил Макар. –
Прекрасной притягательной Светлой, которая должна контрастировать с ужасным Темным и
тем увеличивать его силу. Ты была словно дочь Зевса и Деметры, похищенная мрачным
Аидом. Симпатичная молодая блондинка, женщина, Светлая – противовес старому ужасному
Темному, скорее всего брюнету…
Алена задумалась, потом улыбнулась – все-таки сравнение было приятным.
– Ты полагаешь, цвет волос имеет значение?
– Нет, легкий штрих. Но Данила, по всей видимости, художник. Для него важен каждый
штрих.
– Но мой отец вовсе не Зевс. Да и сама я не богиня.
– А кто же? – поинтересовался Макар. – Разве не Иными были греческие боги? Разве не
битвы Иных описывает Гомер, не о древних сражениях повествует греческая мифология?
Неудивительно, что Данила захотел почерпнуть что-то из античных сюжетов. Скорее всего
Хозяйка Медной горы была знакома с самим Аидом. А тот был властелином подземного
мира. Таким же хочет стать Данила. И ему нужна своя Персефона.
– Но у него не получится сделать что-то серьезное. Через несколько дней из Москвы
прибудет комиссия – расследовать наши инциденты. Полагаю, против Гесера древний и
Темный маг Данила не устоит даже под землей, даже в своих пещерах. А если Вазген
доложил куда надо, вмешается Завулон. Подключат Инквизицию… Словом, Данилу просто
закатают в породу, что бы он о себе ни думал. Рано он обозначился.
– Что ему остается делать? Возможно, он спланировал нынешнюю атаку под чьим-то
влиянием. Возможно, ему или еще кому-то нужны были именно такие колебания Сумрака.
Украину лихорадит, и не исключено, что очаг нестабильности зародился именно здесь, у нас.
И именно благодаря Даниле. Так что одной цели он уже добился. Если ему удастся
ускользнуть, он отлежится и начнет свои опыты в другом месте… А вообще не ту он выбрал
Персефону. Если бы не ты, я бы и не заметил, что у нас творятся такие ужасные вещи. Не
полез бы в шахту…
– Или висел бы в кандалах в подземной пещере, – предположила Алена. – Ты в курсе,
что Огненный Полоз охотился на людей и Иных, выползая на закате из подземной норы?
– Конечно. Мне рассказал Крюков. Как бы иначе я проник в пещеру в нужное время?
– Ты знал, что Крюков будет отвлекать Полоза, чтобы он не успел вернуться?
– Я надеялся на это. Но мы не договаривались специально. И я не был уверен в успехе
до самого конца.
– Что же тебе пообещал Иван Матвеевич? – задумчиво проговорила Алена, пристально
глядя в глаза Макару.
– А почему ты решила, что я пошел туда из-за Ивана Матвеевича?
– Ну не из-за меня же, – вздохнула Алена. – Мне очень хочется верить в хорошие
сказки, Макар, но я не настолько наивна…
***

Крюков вошел в кафе стремительно, будто боялся, что Алена и Макар убегут. Упал на
стул за их столиком, завладел стаканом с коктейлем Макара и залпом осушил его, чем привел
Темного в легкое недоумение. Потом взмахнул рукой, отгораживая себя и сотрапезников от
посторонних глаз и ушей плотной серой завесой.
– С Константином договорился, – выдохнул Крюков. – Не помешает нам Константин в
ближайшие три дня. И визитеров из Москвы задержит, и Вазгена на себя возьмет.
– Вот как? – испуганно спросила Алена. – А вы уверены, что надо так, Иван
Матвеевич?
Крюков нахмурился.
– Не уверен. Поэтому сразу тебе говорил: уезжай отсюда. Вот с Макаром в Египет
слетай – сейчас скидки в моей турфирме хорошие. Я вам даже подарю путевку.
Макар мрачно усмехнулся.
– Я ведь вроде бы здесь вам нужен был, Иван Матвеевич?
– Ты мне другим нужен. Решительным. Целеустремленным. И Светлым, если на то
пошло. По духу Светлым, без всей этой шелухи…
– Фанатиком?
– Альтруистом. Хотя, конечно, я тебе надеялся и силу предложить. А что ценнее силы?
Только любовь… Да и от Вазгена тебе уходить надо. Не даст он тебе жизни после всех этих
дел. И Данила не даст. Вы, Темные, свободные и гордые, а как перегрызетесь – словно пауки
в банке.
– Константин мне жить даст?
– Константин никогда не будет вмешиваться, если ты сам не попросишь. И играть тобой
не станет.
– Ой ли?
– С риском для твоей жизни – не станет. Не те у нас принципы. Не хватает нам
внутренней свободы, чтобы своих сдавать, да.
– А вы станете играть? – коварно спросил Макар. – Вы ведь сейчас меня для участия в
спецоперации вербуете. Поработав с вами, я такого насмотрюсь, что и уровень подниму до
четвертого – особенно в Светлого перековавшись, – и узнаю столько, сколько месяц назад
мне и не снилось.
– Так разве я с тобой играю? Игра будет, если ты всего этого не знаешь. А я тебе выбор
даю.
– Согласен. Но вот еще Алена… Верно?
– Что Алена? – поинтересовалась Алена.
– Ну, если я не буду Темным… У нас с тобой все возможно, и Иван Матвеевич
прекрасно это понимает.
– У нас и так все возможно. Или ничего не возможно, – ответила девушка. – От твоего
цвета это не зависит. Хотя, может быть, и зависит. Но в любом случае не время и не место это
обсуждать.
– Извини.
Но Алена извинений не приняла, фыркнула, встала из-за стола и отошла в сторону, за
серую завесу. Наверное, за коктейлем Крюкову. А вообще – кто ее разберет?
– Штурмуешь со мной логово Данилы? – напрямую спросил Крюков. – Тут, понимаешь,
игра простая пошла – или ты его, или он тебя.
– А если мне просто сбежать?
– То есть драться за девушку ты не собираешься?
– Я гипотетически.
– Так себе гипотеза.
– Согласен.
Крюков усмехнулся, Макар тоже. Взаимопонимание, казалось, начало возникать.
– Иван Матвеевич, мы с Аленой только что говорили… У меня есть предположения, но
я все же хочу знать – зачем именно она ему понадобилась?
– Думаю, выбор пал на нее случайно. – Крюков ответил не сразу. – Точнее,
случайностей не бывает – если долго всматриваться в бездну, бездна начинает всматриваться
в тебя… Алена слишком много заигрывала с Темными. Но попала в поле зрения Данилы или
его подручных не из-за каких-то своих особенных качеств. Им нужна была Светлая, не
слишком сильная – чтобы справиться. Сейчас работа с ней – тоже дело принципа. Ее проще
встроить в резонатор, который развивает Данила. Ты нанес по нему удар, но резонатор
продолжает работать.
– И ее вы в бой пошлете? – спросил Макар.
– Если пойдет. Она бы нам очень пригодилась. Она была там, ощущала вибрации
глубокого Сумрака. Она может сильно помочь.
– Днем вы говорили о Гесере… Завулоне… Может, сейчас как раз тот случай, когда
можно попросить о помощи, а не задерживать приезд комиссий из Москвы?
Крюков усмехнулся.
– Я о помощи никого не прошу. Я свободен. И имею свои интересы. Свои планы,
которые, возможно, расходятся с планами Великих. Если не хочешь участвовать – нет
проблем. Сами справимся.
– То есть будет еще кто-то?
– Один я не настолько силен, чтобы разогнать всю их банду. Данила-то не один… Есть
у меня человек на примете, Андрей Давыдов. Знаком?
– Слыхал что-то.
– Ну вот, он пойдет. Еще есть у меня люди и планы – но их участие под вопросом. Если
ты с Аленой захочешь – этого будет достаточно. Нет – буду еще кого-то искать.
– Найдете?
– Рискнуть за большой куш всегда найдутся желающие.
– Я пойду, и даже не за большой куш. Мне для внутреннего успокоения требуется. А
вот Алену не надо, ладно?
Светлый усмехнулся.
– Ты хочешь ограничить ее выбор? Ты же Темный, и ты свободен! Она решит сама…
Разве так не будет правильно?
– Будет. – Макар скрипнул зубами.

***

Оборотни сидели вокруг костра на плоской вершине террикона. С земли не было видно
ни огня, ни дыма. Только вблизи чувствовался запах жареного мяса. Прямо на земле стоял
пятилитровый алюминиевый бочонок с пивом, рядом валялись пластиковые стаканчики и
пластиковые тарелки с кетчупом. Оборотни были в людском обличье: нескладный подросток,
не слишком симпатичная женщина лет тридцати пяти и сорокалетний мужчина с бородой. На
бомжей они на взгляд постороннего наблюдателя не тянули, выглядели, скорее,
эксцентричными экстремалами.
Дамир взглянул на оборотней, которые его не заметили, тихонько зашипел. Что за
выродки? Спустился к подножию террикона, перекинулся в человеческое обличье и вновь
поднялся. Тупые зверушки ничего не заметили. Прикрыть ауру – пусть они еще и не видят,
что он Иной. Или, во всяком случае, не поймут его силу.
– Здорово, туристы! – окликнул Дамир оборотней, когда они услышали его шаги и
учуяли запах. – Шашлыком угостите?
Три пары глаз воззрились на Дамира с любопытством и даже с аппетитом – в первое
мгновение. Но эти чувства почти сразу сменились тревогой и страхом. Подросток, похоже,
уловил настроение родителей – сам бы не сообразил что к чему. А те заподозрили неладное.
Запах немного странный, одежда нетипичная для этих мест, да и район для прогулки… Но
подозревать в замаскировавшемся Дамире того самого мага, который завербовал их в Сальске
и привез в Ростов для охоты на Светлую? Скорее всего оборотни не были настолько
проницательны. Он изменил запах, изменил внешний вид, изменил голос. Ауру они не могут
прочитать, потому что он сильнее. Но это не диво, когда маг сильнее тривиального оборотня.
– Привет, Темный! – ответил вожак. – Не подходи ближе. Мы знакомы?
Дамира и оборотней разделяло метров двадцать. Не много, но и не мало. Успеют
разбежаться, успеют перекинуться – лови их тогда. Сеть с такого расстояния не бросишь,
легко промахнуться и не поймать вообще никого.
– Не знаю. Наверное, нет, – легко солгал Дамир. – Но я хочу познакомиться.
– Наши знакомства в последнее время не слишком радостны, – заявила женщина. –
Может быть, ты просто оставишь нас в покое? Или предъявишь обвинение, если оно у тебя
есть?
– Обвинение? В чем мне вас обвинять? И зачем?
Дамир примирительно поднял руки и приблизился на полметра.
– Стой где стоишь! – прорычал вожак. Он готов был перейти в боевую трансформацию.
Готовиться к трансформации начала и женщина.
– Иначе что? Вы на меня нападете? – скорбно спросил Дамир.
Темного такая ситуация не вполне устраивала. Оборотни будут нападать с разных
сторон, ловить их по одному тяжелее, чем всех вместе.
– Можем и напасть, – буркнул подросток.
– Хорошо, я посижу здесь и подожду, когда вы будете готовы выслушать мое
предложение, – заявил Дамир, усаживаясь на грязные камни.
– Предложение? – заинтересовался вожак. – Так скажи, чего ты хочешь.
– Не буду же я орать на всю округу.
– Давай я подойду к тебе.
– А твоя семья нападет сзади? Нет, так дело не пойдет. Я хочу говорить сразу со всеми.
Лицом к лицу. Неужели вы втроем не справитесь с одним Темным? Если так – чего я жду?
Если нет – чего вам бояться?
Вожак подумал.
– Подходи, только медленно. И не делай резких движений.
Дамир изобразил нарочито-покорное выражение лица и мелкими робкими шажками
двинулся к оборотням. Те смотрели на него внимательно, но внимание их притуплялось.
Дамир изображал жертву, изображал боязнь. У него это неплохо получалось. До оборотней
осталось десять метров, пять…
– Стой, – приказал вожак. – Можешь теперь говорить? Я чувствую зло.
– А сам ты – добро? – усмехнулся Дамир.
– Я тебя знаю! – крикнул вожак. – Бегите!
Мальчишка рванулся прочь, женщина, напротив, бросилась на Дамира вместе с мужем.
Тот раскинул над ними сеть. Но сеть накрыла только двух оборотней. Подросток убегал,
визжа и на ходу трансформируясь.
Дамир подтащил связанных оборотней к себе, хмыкнул.
– Как узнал? Скажи, и тебе зачтется.
– По шагам, – ответил оборотень.
– Но я шагал не так, как хожу все время.
– На землю ты наступаешь одинаково. Равновесие держишь одинаково. Я не знаю, как я
узнаю шаги, но шаг у каждого свой.
– Ладно, – кивнул Дамир. – Я не буду гнаться за мальчишкой или посылать за ним
огненного змея. Пока не буду. Но вы пойдете со мной. Так?
– Да, – ответила женщина.
– И расскажете все о том, кто наложил на вас печати подчинения.
– Да, – согласился вожак.
– Вперед. Мелкими шагами, – приказал Дамир.
***

Яркий, веселый микроавтобус радостно катился по дороге. Сидевший за рулем Геша


довольно поглядывал по сторонам, изредка бросал в зеркало заднего вида благодарно-
обожающие взгляды на Крюкова. Старый казак усмехался в усы. Мало нужно человеку для
счастья! Подарил автобус – и вот Геша везет всю компанию в страшное время в страшное
место, да еще и улыбается. А Светлые еще и подпитывают его энергией. Светится Геша так,
что любо-дорого посмотреть, настоящая лампочка. Недаром Алена с ним дружит…
Оксана, подруга Геши, спасенная Аленой на Новочеркасском кладбище от принесения в
жертву, сидела рядом с Гешей и тоже следила за дорогой. Ее попросил об этом Крюков и
усилил свою просьбу заклинанием острого глаза – мало ли, что интересного может попасться
на пути. Остальные расположились в кондиционируемом салоне за серой завесой и
обсуждали детали предстоящей операции.
Макар с интересом рассматривал Андрея Давыдова – Светлого из ростовского Дневного
Дозора, который ухитрялся не только патрулировать улицы, но и вести колонку политических
новостей в газете «Наше время», которая располагалась на том же этаже, что и Дневной
Дозор. Как рассказал Крюков, коллеги подтрунивали над Давыдовым, обвиняя его в лености
– якобы он не хотел подняться на этаж, чтобы отнести свои заметки в «Молот», и уж тем
более не мог преодолеть путь до «Вечернего Ростова» или «Крестьянина». Давыдов на такие
заявления серьезно обижался, потому что считал, что сравнивать «Наше время» с другими
газетами никак нельзя ввиду явного преимущества.
Давыдов прихватил с собой приятеля – Сергея Битюцкого. Он Иным не был, но Крюков
специально просил разбавить компанию – автобус должен раствориться в степи, Иные
должны были спрятаться за обыденными аурами обычных людей… А для этого людей нужно
хотя бы несколько. Положим, ауры Иных можно скрыть. Но пустой автобус, который катит
по дороге, выглядит странно – значит нужны те, кто создаст видимость пассажиров.
Еще одним пассажиром был Саша Наливайко – приятель Алены, любитель
приключений и даже авантюр, и что характерно – уроженец Гуково. Алена решила, что если
уж они берут людей, то люди должны быть разными и их должно быть довольно много…
Идея с использованием живых людей в качестве маскировки поначалу не слишком
понравилась Давыдову и Алене. Даже Макар не особо приветствовал такую тему:
прикрываться людьми, питаться эмоциями конкретных людей в своих разборках не слишком
порядочно, особенно если люди лично знакомые. Но старый мудрый Крюков нашел
оправдание своим действиям, пусть и тривиальное… Каждый из присутствующих сполна
получал плату за свое участие в операции.
Геша – автобус и возможность оторваться на полную катушку. Оксана – Гешу и пару
лишних лет молодости. Саша – возможность принять участие в неслабой авантюре и удачу в
делах на пару лет. А Битюцкий знал, кто такой Давыдов и чем занимается, и бился за идею.
Впрочем, ему какие-то бонусы тоже были гарантированы. При удачном исходе дела…
– Приезжаем мы вечером, как раз тогда, когда Данила на охоте, – сообщил Крюков. – Но
в битву сломя голову не лезем. Прежде нам надо внести сумятицу в ряды противника. Я уже
составил план мероприятий на завтра. Живем в гостинице, собираем энергию. Я пытаюсь
дистанционно скорректировать работу излучателя Данилы. Вечером он выползает за
очередной жертвой – и мы его атакуем.
– Могу предложить себя в роли приманки, – заявила Алена.
– План хороший, посмотрим, я еще не решил, – без лишнего жеманства ответил
Крюков. – Нам надо подготовить почву и ударить. Так, чтобы он пропустил этот удар.
Потому что Данила сильнее меня и даже сильнее всех нас – если мы не собьем его сразу, то
он нас передушит.
– А когда собьете, будете пинать ногами? – поинтересовался Битюцкий.
– Не только ногами, но и любыми подходящими предметами, – серьезно ответил
Крюков. – Ты, Сережа, когда людей в подземелье увидишь, сам его попинать захочешь, хоть
и гуманист.
– Я хочу, чтобы он был нейтрализован. Но идея бить исподтишка мне кажется
малопривлекательной. Особенно когда она исходит от такого великого воина, как вы.
– Лесть ни к чему, – усмехнулся Крюков. – Повоевать мне пришлось, но чем больше я
воевал, тем меньше меня привлекала рыцарская дребедень. Война – крайне неприятная
штука, и побеждает в ней не тот, кто благороднее или справедливее, а тот, кто сильнее и
находится в выигрышных условиях. Сильного можно победить только из засады, только
хитростью и внезапностью.
– Вам виднее. Но я надеялся увидеть что-то эпическое, – заявил Битюцкий.
Давыдов расхохотался.
– Я с трудом понимаю, когда ты шутишь, а когда серьезно.
– Сейчас шучу.
– Хорошо. А то я уже невесть что подумал…
Макар, который в разговор Светлых вмешивался редко, поинтересовался:
– Какой же у вас первоначальный план, Иван Матвеевич? Или о нем рано говорить?
– Вы будете собирать энергию. Энергии будет много. Я решил поработать с
контрастами, – сообщил Крюков. – Я займусь своими делами. Ну а завтра все решится.
Автобус свернул с трассы «Дон» на Зверево – Крюков велел Геше ехать нетипичной
дорогой, не через Новошахтинск, для того, чтобы запутать следы. А еще потому, что дорога
через Новошахтинск шла в непосредственной близости от «Алмазной», где засел Данила.
Здесь же дорога петляла среди чахлых посадок и полей причудливой формы. Вокруг было
тихо. Только на одном из поворотов под колеса машины бросилась крупная собака. Хотя нет,
это был волк. Оборотень!
Крюков приподнялся в кресле, чтобы на месте испепелить разведчика Темных, но
Макар схватил его за руку.
– Стойте! Он мой.
Геша ударил по тормозам, Оксана завизжала, Алена нервно расхохоталась – цирк какой-
то, и волк на арене…
Оборотень покорно ждал на обочине. Глаза его были человеческими, и в них
отражалась безмерная грусть.
Макар вышел из автобуса, Давыдов выпрыгнул следом. Не иначе, не слишком доверял
Темному партнеру.
– Макар, – проскулил оборотень. – Я тебя почуял.
– Понятно. Что случилось?
– Отца с матерью взяли…
– Светлые? Темный? – поинтересовался Давыдов.
– Темный.
– Зовут-то тебя как, мелкий? – спросил Макар. – Так и не познакомились тогда.
– Ян, – ответил оборотень.
– Издалека, что ли?
– С запада…
– Ну, полезай в автобус, – приказал Макар. – Только тихо сиди. Все по моей команде.
– Слушаюсь, хозяин…

***

Молодой волк устроился у заднего диванчика, на котором никто не сидел. Как только
автобус тронулся, Битюцкий, большой любитель живой природы, переместился в заднюю
часть салона, почесал оборотня за ухом и ласково сказал:
– Привет, зверек!
– Привет, – недоброжелательно ответил оборотень.
Битюцкий с воплем отскочил.
– А ты что думал, это собака? – поинтересовался Давыдов.
– Ну да, решил, что вы подманили…
– С какой целью? – изумился Макар.
– Подлечить там. Или домой кому-то, на цепь посадить. Мы же его чуть не сбили.
– Я сам пришел, – сообщил оборотень, смерив Битюцкого презрительным взглядом. – С
родителями у меня беда.
К оборотню теперь подсела Алена.
– Расскажи все по порядку. Мы тебе поможем. Надеюсь, что сможем помочь.
– Тот Темный, что нас заставил напасть на тебя в парке, поймал родителей сетью и
потащил куда-то. Отец сказал «бегите», я побежал. А мать не побежала, чтобы я наверняка
спасся.
– Ты следил? – спросил Крюков.
– Издали. Только направление. Я не скажу, где их спрятали. Наверное, под землей.
– Наверное, – согласился маг. – Значит, и ты нам поможешь. Будешь с Макаром
работать. Тем более на тебе его печать. Стало быть, ты ему должен.
– Я отцу должен больше и матери. Буду не за страх драться, чтобы им помочь. Я куда
угодно пойду, если не обманете.
Макар мрачно улыбнулся.
– Ты же Темный, Ян. Не верь никогда и никому. Но они тут все Светлые. Им верить
можно, если с оговорками.
– Выходит, мы хуже? – спросил оборотень.
– Мы другие. Мы используем другие принципы. Мы свободны.
– Значит, если я брошу родителей и убегу, я поступлю, как свободный?
– Мы поступаем так, как нам хочется.
– Мне хочется спасти родителей и быть в безопасности, – проскулил волчонок.
– Так не бывает, – улыбнулась ему Алена. – Или борьба, или безопасность. Не
переживай, мы не пошлем тебя вперед на верную гибель.
– А сами будем подставлять головы под заклятия смерти за его отца и мать? –
поинтересовался Макар. – Меньше прекраснодушия, Светлая. Каждый получает то, что
заслуживает.
– Я буду драться в первых рядах, – заявил Ян.
– Ты будешь драться там, где прикажут старшие, – сказал Крюков. – Я думаю, в паре с
Макаром. Завтра увидим.

***

В городе было черно. Мрачные улицы, насупленные люди, жмущиеся к заборам собаки.
В воздухе плотным облаком стояла тревога.
– Запустили город, – констатировал Крюков. – Срочно надо что-то решать.
– Бахнуть может? – поинтересовался Давыдов.
– Не может, а обязательно бахнет. Если мы сработаем не так, как надо. Колебания
глубокого Сумрака раскачивают реальность медленно, но верно.
Алена поводила ладонями перед стеклом.
– Но все-таки я чувствую в людях много добра.
– Добро никуда не делось, – ответил Крюков. – Только тревога его глушит. Ты питайся,
Макар, пока возможность есть. Скоро здесь веселее станет.
– Ладно, – кивнул Макар, впитывая негативные эмоции и страхи. Сейчас делать это
было совсем просто. Мешал только вихрь энергии, уходящей под землю. Теперь Макар
чувствовал, как энергия стягивалась в воронку, лилась в трещину в земле и расшатывала,
расшатывала какую-то плиту, порождая колебания.
Пять минут езды по городу, и мини-автобус подкатил к двухэтажному зданию частной
гостиницы неподалеку от резиденции гуковского Ночного Дозора, замер на широкой
асфальтовой площадке у всех на виду. Борис встречал гостей на пороге.
– Вся гостиница в вашем распоряжении, Иван Матвеевич, я снял на три дня, – сообщил
он. – Двух постояльцев выселить пришлось.
– Замечательно, что хоть не в расход пустить, – хмыкнул Макар. Его переполняла сила,
он чувствовал себя уверенно и спокойно. Словно выпил хорошего виски в приятной
компании.
– У нас рядом еще гостиница есть, похуже. Туда они и отправились, – объяснил
Борис. – Выбирайте номера, вселяйтесь. Тут и конференц-зал имеется небольшой. Хорошая
гостиница.
– Разделимся, – предложил Крюков. – Нужно, чтобы все было органично и не
привлекало внимания. По уму, надо бы собраться в конференц-зале, но мы же хотим
выглядеть незаметно? В скрытности и внезапности наша сила.
– Вы здесь на совершенно легальных основаниях, – пояснил Борис. – Я
зарегистрировал вас как участников конференции музейных работников в канун Дня музеев.
И даже слухи по городу пустил.
– Хорошо, что мы не в качестве экспонатов, – захохотал Давыдов, искоса взглянув на
двухсотлетнего Крюкова.
– Напрасно думаешь, что меня уел, – отозвался Иван Матвеевич. – А раз такой
разговорчивый – назначаешься дежурным первым. Без охраны нам оставаться не следует. В
холле посторожишь, пока тебя не сменят. Я определю кто. Любую угрозу нейтрализовывать,
сообщая мне; не можешь или что-то экстраординарное – труби общий сбор. Тебе же
вменяется в обязанность раздать амулеты для связи. Чуть позже, когда все устроятся.
– И мне амулет дадут? – заинтересованно спросил Битюцкий.
– И тебе, – согласился Крюков. – Только не связи, а нейтрализации. Людям связь не
нужна, им может понадобиться только позвать на помощь.
– Зачем? – спросила Оксана.
– Лишние разговоры, – хмуро ответил Крюков. – Все в порядке, Оксана. Итак! Я займу
номер с Александром, Макар с Яном… Поскольку Ян в своем нынешнем обличье и на полу
поспит, с ними еще Битюцкий поселится. Тем более они с Яном подружились. Девушки
разместятся отдельно, а Геша – с Борисом.
– У меня квартира рядом, – попытался возразить Светлый.
– Мало ли что случится… Расходимся, Давыдов дежурит, сбор через час в холле.
Хотя… Чем вы мне поможете… Отдыхайте, готовьтесь. Амулеты заберите у Давыдова.
Только далеко не расходитесь.
– Тут есть достопримечательности? – поинтересовалась Оксана. – Я никогда не бывала
в Гуково!
– Неподалеку музей, очень интересный, – сказал Борис. – Алена должна знать где. Там
офис Дозора расположен.
– А вы нам с Гешей музей не покажете? – спросила Оксана.
– У меня еще разговор к Макару и Ивану Матвеевичу, – ответил Борис. – Как-нибудь в
другой раз. Там открыто, вас везде проведет экскурсовод, я сейчас позвоню.

***

– Чем вы им головы задурили? – поинтересовался Борис, расхаживая взад-вперед по


конференц-залу. Крюков и Макар устроились за длинным столом. – И зачем было вовлекать
людей в наши дела?
– Для пользы дела, – совершенно спокойно ответил Крюков. – Битюцкий, кстати, и так
в курсе что к чему, работает добровольно, Наливайко догадывается, что мы не просто
искатели приключений… А Геше и Оксане мы слегка подкорректировали восприятие. Им это
нисколько не повредит.
– Странно слышать такое от вас, Иван Матвеевич!
– Оглянись вокруг, Борис! Тебе не кажется, что мы не только можем, но и обязаны что-
то предпринять в связи со сложившимися обстоятельствами? Ты, кстати, о чем хотел
рассказать?
– Ведьма Галя пропала, – объявил Борис. – Я заехал с инспекцией к Оксане, заехал к
ней… А у нее дом пустой, и, похоже, давно…
– Неужели? – притворно удивился Макар.
– Да ты врешь, парень! – тут же воскликнул Крюков, оживившись. – Ложь Темного я
чувствую издалека! Ты, что ли, ухайдокал старую каргу?
– Вы ее знали?
– В ее молодости. Уже тогда была дрянь, поэтому не удивлюсь ничему…
– Ее огненный змей пополам порвал, – сообщил Макар.
– Почему же ты мне не сказал? – обиделся Борис.
– Не время было. Я ее случайно обнаружил. Тогда совершенно неподходящий момент
был расследование начинать. Да я и сам не знал, что поработал змей, – потом выяснил.
– Труп ты спрятал?
– Уничтожил. Была Галя – и нет. Без вести пропала. Давайте это вообще между нами
останется. Я никому ничего не говорил, вы этого не слышали.
– Война все спишет, – констатировал Крюков.
– Но если бы мы раньше узнали… – с долей своего извечного занудства начал Борис.
Иван Матвеевич хмыкнул.
– Боря, я уже давно обо всем знаю. И что, ты полагаешь, что, если бы ты знал, все
кардинально изменилось бы?
– Нет, наверное…
– Значит, оставим разборки. Мы – одна команда!
– За руки браться будем? – усмехнулся Макар.
– Полагаю, можно обойтись без этого, – ответил Крюков. – У тебя больше нет ценной
информации, Борис?
– Есть, – ответил Светлый городовой. – В городе множатся мрачные слухи. Кто-то их
сознательно поддерживает.
Макар виновато потупился. Признаваться в том, что он инспирировал панику, вряд ли
стоит. А процесс нагнетания слухов в подготовленной среде имеет свойство
поддерживаться… Но что первично – паника, упавшая на благодатную почву, или
благодатная почва, которую своим Темным магическим кругом создал Данила? Сейчас
сказать сложно. Скорее, виноват Данила, проецирующий колебания Сумрака на требующийся
Великим Темным регион… И даже не Данила, а его хозяева.
– Я работаю над тем, чтобы изменить ситуацию, – сообщил Крюков. – Запасайтесь
энергией. Отдыхайте. Завтра нас ждет великий день. Или мы победим, или проиграем. Но
проигрыша быть не должно – слишком много людских судеб зависит от наших действий.

***

Алена блаженно дремала под разговоры обитательниц гарема из сериала


«Великолепный век», который с упоением смотрела по телевизору Оксана, когда тишину
гуковской ночи разорвал истошный крик. Кричали в гостинице. Кричал кто-то знакомый. И,
кажется, даже подсознательно звал Алену.
Светлая вскочила с кровати. Оксана, напротив, завернулась в одеяло и завопила.
– Молчи! – приказала Алена и, как спала, в пеньюаре и босиком, выскочила за дверь.
Оксана резко смолкла.
Внизу, на первом этаже, загрохотали шаги. Но кричали здесь, неподалеку.
Страхом веяло из-за двери в конце коридора. Там поселились Крюков и Саша
Наливайко.
Алена, не раздумывая, шлепая босыми подошвами по ламинату, добежала до двери и
ударила ее Прессом. Руками она дверь взломать вряд ли могла, ногой ее тоже не выбить, хотя
выглядело бы это, несомненно, круто.
Дверь слетела с петель, и взору Алены предстала странная картина. Одна кровать в
номере была застелена, на ней никто не лежал. В другой возились двое мужчин. Один вроде
бы обнимал другого, навалившись сверху. Но тот, которого обнимали, не особенно радовался
нежданной ласке.
Разные мысли пронеслись в голове у Алены. В первую очередь она подумала, что не
ожидала такого поведения от Саши Наливайко – а именно он был одним из мужчин. Но,
пожалуй, тот был не слишком доволен сложившейся ситуацией – от повторного крика его
удерживало отчетливо различимое, небрежно наложенное заклятие безмолвия. Амулет Саши
лежал на тумбочке, поэтому подступиться к самому Саше больших проблем не было…
Во вторую очередь Алену смутило, что второй-то мужчина – скорее всего Крюков. И от
него она ожидала нападения на своего друга еще меньше. Но не бить же двух своих друзей за
то, что они ведут себя несколько странно? Мало ли, что случилось? Возможно, она не до
конца поняла ситуацию?
У каждой уважающей себя волшебницы должно быть хорошее универсальное
заклинание про запас. «Ведро воды» оптимально подходит для драчунов, которых нужно
охладить, но не покалечить, а также помогает выжить в пустыне в трудную минуту. Алена
слегка усовершенствовала свое заклятие на этот случай. Ее «ведро воды» было
модифицировано до «трех литров шампанского». Тоже поможет охладить пыл спорящих,
если потребуется. Или скрасит досуг нескольким дамам вдали от благ цивилизации. Или
даже поможет поздравить какого-нибудь автогонщика – в былые годы Алене нравился
Айртон Сенна, и она была не прочь облить его шампанским… Но не довелось.
Сейчас шампанского было жаль, но оно подходило лучше всего, что имелось у
волшебницы, даже если она неправильно поняла ситуацию. Алена вылила три литра
игристого вина на головы мужчин. Тот, что приставал к Саше, завыл диким криком. Словно
его облили кислотой. И только в этот момент Алена смогла прочесть его ауру и поняла, что
перед ней вампир второй или третьей категории… И Сашу он хотел вовсе не поцеловать, а
укусить.
Воспользовавшись моментом, Александр злобно пнул соперника. Вампир скатился на
пол, тут же поднялся и воззрился на Алену нехорошим взором.
– Светлая, – проскрежетал он. – Персефона. Но это все равно. Я тебя сейчас разорву.
Самое грустное в данной ситуации было то, что Алена ничего не могла
противопоставить нежити. Она была слабее. У нее не было никаких амулетов. Не было
оружия. Отсутствовали заклятия «на кончике пальцев» против вампиров. Да и блокировал бы
этот гад ее заклятия.
А рассердила она его здорово. Мало того что оторвала от потенциального обеда, так
еще и облила пусть и слабым, но спиртовым раствором, который все еще просачивался через
плотный шерстяной балахон и жег, жег, лишая вампира рассудка и заставляя забыть о всяких
тормозах.
И ведь, главное, вокруг – масса друзей. Некоторые из них могут справиться с вампиром
в одиночку, другие могут помочь его нейтрализовать. Но здесь – только Саша и она. И их сил
не хватит. А что будет потом – уже не важно.
Алена даже слегка улыбнулась: прекрасная воительница Эовин, только без меча,
вампир в роли короля назгулов, хоббит Саша – тоже без оружия и с гладкими подошвами. Но
диспозиция повторялась один в один. Саша мог что-то предпринять.
И он предпринял. Схватил одеяло, мокрое от шампанского, и набросил его на голову
вампира. Не лучшее решение! Вампир взвыл и ударил вслепую. Саша впечатался в стену и,
похоже, вырубился. А вампир рванулся к Алене с явной целью порвать ей горло. Что толку
быть волшебницей, когда горло у тебя такое же беззащитное для вампирских клыков, как у
пятилетнего ребенка?
Алена попыталась отбросить вампира Прессом. Но Пресс он легко преодолел. Зубы
щелкнули у шеи, Алена в последний момент оттолкнула кровососа, и «рабочий» клык только
задел кожу горла. Этого оказалось достаточно – хлынула кровь. Вампир от волнующего
запаха совсем ошалел. Он сгреб Алену в охапку, навалился на нее всем телом…
Что-то грохнуло, засвистело – и вампир осыпался на Алену сухим смрадным прахом.
– Какая гадость! – простонала девушка.
– Что ты, напротив, все очень удачно сложилось, – улыбнулся Крюков.
Старый маг в непринужденной позе стоял на подоконнике, пол в номере был усеян
кусками стекла и пластика. Часть стекол вонзилась в безжизненное тело Саши.
– Он нас чуть не сожрал!
– Ты лучше Александру помоги. Что-то ему досталось сегодня, – хмыкнул Крюков. – А
я пойду сеть над гостиницей проверю. Где-то же он в ней прореху нашел или сделал. Пусть
Борис ко мне подойдет, передайте.
Алена, на ходу стряхивая с себя прах, бросилась к приятелю. Обследовала мозг –
критических повреждений нет. Обследовала место предполагаемого укуса – укус не
состоялся. Тогда Алена вытащила из Саши три крупных куска стекла и заговорила раны.
На пороге возник Макар. Из-за его спины выглянул Борис, но тут же убрался – видно,
его мысленно позвал Иван Матвеевич. Тянуло из коридора и запахом испуганного оборотня.
– Досталось приманке? – поинтересовался Макар, закрывая за собой входную дверь.
– Какой еще приманке? – насторожилась Алена.
– Александру. Хороший парень. Мысли светлые, сам ненапряжный, группа крови
первая, резус отрицательный. Я бы сам его покусал, если бы имел к этому хоть малейшую
склонность. А тут еще и «усилитель аромата» наколдован. Ну, то есть не аромата… Я не
знаю, как у Светлых это заклятие называется. Специально для привлечения вампиров.
– Крюков? – в негодовании спросила Алена.
Макар даже слегка испугался.
– Вы между собой сами разбирайтесь, договорились? Меня сюда не мешай. Давай я
лучше Сашу в пустой номер оттащу. Тут как-то неуютно без окна. А еще лучше – вместе.
– Потащили, – согласилась Алена.
Сашу перенесли в противоположное крыло гостиницы, в пустовавший прежде номер,
уложили на кровать, не приводя в чувство. Пусть немного поспит. А когда проснется – не
будет ничего помнить о происшествии.
– Я посторожу, – предложил Макар. – Думаю, Ян с Битюцким в обиду себя не дадут.
– Ладно, – сказала Алена и помчалась вниз, в холл.
Крюков сидел перед телевизором и как ни в чем не бывало пил кофе. Больше в холле
никого не было – видно, Давыдов отправился отдыхать или искать следы вампира.
– Вы что творите, Иван Матвеевич? – Алена почти кричала. – Как вы могли так
поступить с моим другом?
– Как? – поинтересовался Крюков.
– Использовать его в качестве приманки для вампиров?
– Лучше бы было, если бы мы все выступили в качестве приманки для Темного? –
спросил Крюков.
– Да что вы такое говорите?
– Ты сядь, кофе выпей. А еще лучше – пойди душ прими. Вампира с себя смыть надо.
Пахнет.
– Я пойду. – Алена брезгливо поморщилась. – Но вы сначала объясните – как так
можно?
Крюков неведомо откуда достал трубку, уже набитую табаком, раскурил ее.
– Алена, мы тут не в бирюльки играем. Я много знаю о Даниле. Данила много знает обо
мне. Нам нельзя сближаться на расстояние удара. Точнее, мне нельзя – удар будет фатальным,
Данила сейчас сильнее, он собрал очень много энергии. Но мы воюем не один на один…
– Я пока не вижу, как это соотносится с тем, что моего друга использовали в качестве
вампирской приманки!
Крюков подошел к автомату с кофе, погладил его вместо того, чтобы положить деньги в
купюроприемник, и автомат заурчал, выдавая чашку «эспрессо».
– Тебе, – улыбнулся Крюков. – Выпей, а я расскажу.
– Бесплатный кофе? – возмутилась Алена.
– Какая-то ты подозрительно правильная…
– Чего не скажешь о вас!
– Не скажешь, да, – согласился Крюков. – Я твоего Сашу сразу заприметил. И к делу
приспособил, да. Потому что знал, что у Данилы вампир в разведке, и вампир сильный.
Поймать я его долго не мог. Стар я за вампирами гоняться… Вот и решил подманить. Этому я
еще в позапрошлом веке научился, на Крымской войне. Главное – человека нужного найти. С
нужной аурой, с нужным запахом. Вампира-то я издали видел. Что ему понравится,
разобрался. И Сашу немного модифицировал.
– Модифицировали Сашу???
– Его аромат.
– Но почему именно Сашу? – возмутилась Алена.
– А почему нет? Разве он не готов был бы рискнуть чем-то ради тебя? Он ведь поехал
сюда. А именно в качестве приманки угроза его жизни была куда меньше, чем вообще
участие в нашем походе.
– Вампир его едва не выпил!
– Ситуация оставалась под контролем. Я ожидал, пока вампир не потеряет голову
окончательно. Он, как щука, не должен был сорваться с крючка.
– То есть Саша все-таки должен был быть укушен?
– Да. Если бы ты не подоспела – да.
– Но это же неправильно! В конце концов, нужно было его предупредить…
– Вампир сразу почуял бы, что его ждут. Да и Александру вряд ли было бы приятно
ожидать кровососа и подставлять ему горло.
Крюков везде был прав, но Алена все пыталась найти ошибки в действиях старого мага.
– А смерть дозорного вампира не насторожит Данилу?
– Может, и насторожит, – ответил Крюков. – Но он и так настороже. А вампир умер
ночью от «серого молебна» в непосредственной близости от офиса Ночного Дозора при
неудачной попытке охоты. Все настолько складно, что и придраться не к чему.
– Данила обвинит в гибели Светлого городового Бориса? И будет мстить ему? –
уточнила Алена. – Вам не кажется, Иван Матвеевич, что это неправильно?
Крюков с усмешкой взглянул на Алену.
– Борис на службе. А жив он только потому, что Данила не хочет привлекать к этому
месту лишнего внимания. И потому, что он не очень наблюдателен – в отличие от твоего
друга Макара. К тому же Борис в нашей команде. И я, как видишь, не отпускаю его никуда
одного.
– Мне нужно подумать. И отдохнуть, – заявила Алена.
– Ты не поверишь, мне тоже это нужно. И всем нам. Утро вечера мудренее, иди спать.
Алена отправилась к себе, но обнаружила в номере Гешу, успокаивающего Оксану.
Значит, свободно место в номере Бориса, который помогает Крюкову латать защитную сеть.
Можно лечь спать у него, но что подумает Борис? И что подумает Макар? А свободных
номеров больше нет…
– Геша, я не дам Оксану в обиду, – бесцеремонно заявила Алена. – Иди в свой номер!
– Но вам обеим может понадобиться защита!
– Когда понадобится, тогда и придешь. Спокойной ночи.
Недовольный Геша отправился восвояси.

***
Проснулся Макар поздно, не по будильнику. Обычный будильник он не заводил, ни
одна из магических охранных систем не сработала, а внутренние часы молчали. В гостинице
суетились. Звенела посуда, топали по коридору шаги, шелестели волчьи лапы. В гостинице
было спокойно и уютно. Да и в городе… В городе что-то неуловимо изменилось. Хотя
почему неуловимо? Город стал веселее. В нем осталось куда меньше страха, людей
переполняли положительные эмоции.
А земля… Земля по-прежнему гудела. Еще более недовольно, более мощно. Но на
людей в данный момент это не производило особого впечатления. Они были счастливы.
Большинство из них. Может быть, только один из ста впал в еще более глубокую депрессию
– по контрасту.
Может быть, Крюков уже одолел Данилу, а Макар проспал главную битву? Но тогда
почему гудит земля? Да и не мог он проспать выброс такой энергии!
Конечно, можно было спуститься в холл и узнать все новости у товарищей, но Макар
все-таки был Темным и предпочитал разносторонние источники информации – желательно,
свои. Поэтому он набрал по телефону «золотого барыгу» Валю.
– Привет, Валек! Давно не виделись! Как дела?
– Привет! Ты свое золото так и не забрал. Я убытки несу, Макар!
– За мной не пропадет.
– А люди золота хотят! Зарплату выдали. Может, я что-то из твоего продам?
– Нет вопросов. Говоришь, зарплату народу дали?
– Не то слово. Всем долги выплатили, с процентами.
– С процентами? – изумился Макар. – Это как?
– Да так. Директора шахт сказали, что от хозяина поступило распоряжение – выдать
зарплату и проценты по задержке по ставке рефинансирования Центробанка. Невеликие
проценты, но народ просто в восторге. А и правда справедливо, да?
– Еще бы! – Макар хмыкнул. – Что еще нового в городе?
– Работягам зарплату поднимают, сразу на пятьдесят процентов. Их жены за кредитами
потянулись – будет чем отдавать. В банковской сфере приятное оживление, и я торгую
успешно.
– Здорово.
– А, еще сегодня с утра на площади «Бони Эм» выступает.
– Кто? – изумился Макар.
– «Бони Эм». Группа с неграми. Ну, знаешь, «Ра-ра-распутин, рашен крэйзи лав
машин»…
Когда Макар первый раз в жизни услышал пение Валька, да еще и по телефону, да еще
и хита «Boney M.» «Распутин», он понял, что в городе произошли серьезные изменения. И
буквально за одну ночь.
– Придешь? – поинтересовался Валек. – На площадь Победы. А вечером на площади
Ленина будет еще что-то круче, обещали в обед объявить.
– Приду, – согласился Макар.
– Золото тебе принести?
– Потом.
Темный очень быстро умылся, оделся и спустился в холл. Почти все члены их команды
были здесь. Красивая Алена, перебинтованный Саша, под завязку напитавшийся силой
Борис, лукавый Битюцкий, довольный Давыдов, слегка ошалевший волчонок Ян и
великолепный, в белом костюме, Крюков. Одновременно с Макаром в холл вошли друзья
Алены – Геша с Оксаной. Наверное, ходили гулять или курили на улице.
– Только тебя и ждем, – заявил Крюков. – Сейчас поедем на площадь, заряжаться.
– На площади что-то намечается? – заинтересованно спросил Борис.
Он и так был заряжен под завязку, но хотел еще. К обилию энергии привыкаешь
быстро, тяжело потом отвыкать. Это губит и Светлых, и Темных. Темных, правда, вернее и
болезненнее…
– Ты даже не представляешь что, – усмехнулся Крюков и подмигнул Макару.
– Отчего же вы «Рикки э повери» не пригласили, Иван Матвеевич? – спросил Макар,
демонстрируя свою осведомленность, о которой старый маг мог только догадываться. – Или
они вечером, а «Бони Эм» на разогреве?
– Тут дело вкуса. Вечером, Макар, не поверишь, что будет, – засмеялся Крюков. – Какие
там итальянцы, немцы…
– Неужели Бон Джови? – широко раскрыв глаза, спросила Алена.
Крюков улыбнулся.
– Видите ли, милая барышня, музыкальные предпочтения сугубо индивидуальны. А
моя задача – угодить если не всем, то большинству. Боюсь, к Бон Джови большинство
жителей Гуково отнесутся с интересом, но без особого энтузиазма. Вечером в честь юбилея
моей компании на площади выступает не кто-нибудь, а Стас Михайлов.
Макар подумал, что имя этого исполнителя ему слышать доводилось, но при каких
обстоятельствах? Битюцкий хихикнул и смущенно потупился. А Оксана закричала:
– Михайлов! Михайлов! Иван Матвеевич, вы – чудо! Какой прекрасный праздник
сегодня!
Девушка лучилась счастьем. И даже Макар, который питался негативной энергией,
зачерпнул от нее капельку Светлой силы. Вкус у этой капли был своеобразным. Она пахла
тысячелистником, растертым листом ореха, нагретой на солнце земляникой, тающей
сосулькой и едва слышно – Аленой…
– Сколько до концерта? – спросил Борис.
– Полтора часа.
– Мы с Аленой как раз успеем прогуляться, – загадочно улыбнулся Макар. – Да,
Аленушка?
– Если тебе очень нужно, – ответила Светлая.
– Я хочу с долгами расквитаться. Сегодня всякое может случиться. Ведь сегодня, Иван
Матвеевич?
– Так точно, – ответил Крюков.

***

Такси за Аленой и Макаром приехало старое и разбитое. Алена, взглянув на машину,


удивленно приподняла бровь. Макар виновато улыбнулся:
– Я не придаю значения таким мелочам. И линии вероятностей не просматривал. Но мы
можем вызвать кого-то еще или взять ключи от автобуса Геши.
– Не стоит.
– Тогда поехали.
– В самом деле нужно?
– Полагаю, да. Тебе тоже будет интересно.
– Хорошо.
Таксист не был разговорчив. Он отвез Макара и Алену в банк, откуда Темный вышел с
пластиковым пакетом, набитым деньгами. Таксист посмотрел на него с нескрываемым
интересом.
– Забудь об этом. И о нас, когда довезешь, забудь, – приказал Макар таксисту.
– Ограбил заведение? – поинтересовалась Алена.
– Почему ограбил? У меня здесь счет. Снял немного на насущные нужды.
– Не иначе, ты собрался меня поразить?
– Нет, я собрался за тебя расплатиться.
– Интересно!
По команде Макара такси отправилось на «двадцатую» – в поселок, где жила ведьма
Оксана. Проехали и мимо ее дома. Макар в это время закрыл машину «пологом невнимания»,
что не укрылось от Алены. Она осмотрелась по сторонам, понимающе улыбнулась:
– Да здесь, похоже, живет ведьма! Твоя поклонница?
– В некоторой степени.
Алена ревниво взглянула на окна Оксаны, но разговор продолжать не стала. Умная
женщина… А такси свернуло в проулок, потряслось по разбитой дороге и остановилось
около небольшого домика с покосившимся забором.
– Подожди нас, – приказал Макар водителю, протягивая ему крупную купюру из
пакета. – Отвезешь обратно.
Алена вышла на улицу, прислушалась к обитателям дома.
– Да неужели? – улыбнулась она. – Я была о тебе худшего мнения, Макар. А о себе
лучшего… Вот только деньги нужны ли?
– Деньги всегда нужны, – уверенно заявил Макар и постучал в калитку.
Маленькая собачка за забором разразилась лаем. В доме сначала было тихо, потом
скрипнула дверь, послышались шаги.
– Иду, иду, ядрен-батон, – послышался прокуренный голос. – Тихо, Стрелка, тихо!
Калитка отворилась, и на улицу выглянул лысоватый мужчина в бельевой майке и
трико. Глаза его были будто подкрашены тушью, а на самом деле – обведены постоянной
«татуировкой» от контакта с угольной пылью.
– Здравствуйте, Василий Михайлович! – улыбнулся Макар. – Мы к вам.
– А чего? Свидетели, что ли? Хотите поговорить об Иисусе? – беззлобно
поинтересовался Василий, а потом пристальнее вгляделся в Алену и радостно воскликнул: –
Ядрен-батон, девица из шахты! Ты, никак, мне фуфайку обратно принесла?
– Пригласите? – спросил Макар.
– Да заходи, жалко, что ли? – спросил Василий. – Угощу, чем найдется. Диггеры…
– Запомнили? – улыбнулась Алена, проходя во двор. Собака, разглядев Иных ближе,
резко замолчала.
– Что же не запомнить? И друга твоего припомнил. Но ты-то девка видная, ядрен-батон!
Алена прикоснулась к сознанию Василия, приказала, чтобы он не вставлял слово-
паразит «ядрен-батон» к месту и не к месту. Маленький полезный подарок. Еще подлечить
немного надо. Все-таки они ему очень обязаны! Свинство с ее стороны было о Василии
забыть. А вот Макар не забыл. Выходит, Темные и правда лучше платят свои долги? Правда,
Светлые предпочитают не одалживаться…
Обстановка в доме Василия была не слишком богатой, но вполне достойной. Мебель
старая, но чисто. Полы деревянные, давно покрашенные, плазменная панель у окна,
спутниковая тарелка за окном.
– Хозяйка у меня на рынок ушла, зарплату дали, – пояснил Василий, начисто забыв про
свой «ядрен-батон». – А вы что, – тут Василий сделал паузу, видимо, желая вставить какое-то
междометие, но не имея возможности сделать это из-за «блока» Алены, – опять в шахту
хотите? Так я вас не проведу, и так прошлый раз разборки были, кто-то начальнику цеха
настучал, что я шатался по выработкам.
– Мы поблагодарить пришли, дядя Вася, – улыбнулся Макар.
Василий засмеялся.
– Ну так выставляй на стол, чем благодарите, а я закуски соображу. Жена с рынка не
вернулась, но оно не так и плохо. Помидоры были соленые, кильку откроем…
– Мы на минуту, Василий, – сказал Макар. – Ты работай, Алена. Я лечить не слишком
хорошо умею…
– За несанкционированное воздействие меня к ответственности не привлечешь? –
пошутила Светлая.
– Только этого и жду.
Алена прошлась по организму Василия. Вычистила легкие от угольной пыли, освежила
бронхи. Силикоз у Василия был, туберкулез на фоне силикоза намечался. Теперь не будет.
Растяжение связок, больные колени… Связки зарастут сами, а колени можно поправить.
Так… Отлично! Ну и курить нужно бросить. Легким и так тяжело было, да и ни к чему
курение пожилому шахтеру.
Манипуляции со здоровьем Василия заняли у Алены минут десять. Все это время
Василий тупо сидел в кресле под воздействием «сна разума». Когда очнулся, выдохнул:
– Что ж легкие так жжет? И колени ломит. Плохо мне, ребята!
– Скоро будет хорошо, – заверила па