Вы находитесь на странице: 1из 20

1.

4 Влияние условий электроосаждения на свойства получаемых покрытий

Важной особенностью электрохимических покрытий металлов группы


железа с вольфрамом является возможность управления их составом и
структурой посредством управления составом электролита, его рH, плотностью
тока (потенциалом) (см. табл.1.2) . Видно, что в зависимости от этих условий
электроосажденный сплав обладает: a) различным составом (различным
содержанием металлов группы железа и W в покрытии); б) различной
структурой. А это в совокупности и определяет свойства покрытия. Учитывая
также, что расчет толщины покрытия (времени обработки для достижения
заданной толщины) определяется законом Фарадея, налицо наличие
возможностей управления скоростью осаждения, составом и структурой
покрытия, что в совокупности является основой электрохимического
материаловедения. Очевидно также, что пример покрытия из Co-W, Fe–W и Ni
– W сплавов являются только одним из многочисленных примеров получения
таких покрытий.

Механические свойства электролитических покрытий металлов группы


железа с вольфрамом.

Возможность управления составом сплава позволяет управлять


размером зерна (рис.1.9). Как видно из результатов, представленных на рис.
1.10, возможность управления содержанием W в покрытии позволяет управлять
их твердостью и эластичностью, то есть механическими свойствами.
Таблица 1.2 – Морфология Co-W покрытий, электроосажденных из цитратного
электролита, в зависимости от pH и плотности тока электроосаждения [140]

pH W, Толщина, мкм W, ат. Толщина, мкм i,


ат.% % мА/см2
Тест магнитных свойств~ Тест механических свойств~
2 мкм 9 мкм
6.7 0 0 5

5 2.5 3.1 3

3.1 3 5
4.1 3.2 10

6.7 13.8 17.6 3


~15 19.7 5

~20 24.6 10

8 32.3 30.5 5
35.6 30.5 40
Рис.1.9. Влияние содержания W в покрытии на размер зерна при электроосаждении Co-W
покрытий из цитратного электролита [140]

Рис. 1.10. Влияние концентрации W в сплаве Co-W, полученном при электроосаждении из


цитратного электролита, на микротвердость и эластичность покрытия [140]

Из результатов, приведенных на рис. 1.9, видно, что размеры


кристаллитов находятся в пределах 40±5 нм. Это дает основание называть
такие покрытия нанокристаллическими. Известно, что размер элементов
кристаллической решетки, определяя структуру материала, определяет и его
свойства. Пределом очень мелкокристаллических материалов являются
аморфные материалы (отсутствие кристаллической решетки). Очевидно, что
нанокристаллические материалы занимают промежуточное положение между
кристаллическими и аморфными (см. рис. 1.11). Отсюда следует возможность с
одной стороны определения размеров кристаллитов с использованием методов
дифракции рентгеновских лучей (XR-дифракция), а с другой – управление
размерами кристаллитов сочетанием электрохимических методов получения
материала и использования XR- дифракции с целью определения структуры.

Рис. 1.11. Влияние потенциала электрода на микротвердость покрытий сплавом Со-W,


полученных из глюконатного электролита при наличии перемешивания и в его отсутствие,
а также кристалличность (аморфность) получаемых покрытий [141].

Очевидно, что, как следует из данных, приведенных в табл. 1.2 и на


рис. 1.11, и плотность тока электроосаждения и потенциал электрода (наряду с
составом электролита, его pH, температурой электроосаждения) являются теми
управляющими параметрами, которые позволяют формировать состав сплава и
его структуру. В представленных примерах показаны возможности управления
свойствами осадка, полученного после электроосаждения. В [142] на примере
электроосажденных покрытий сплавами Fe-W показаны возможности
термообработки как метода формирования покрытий с определенными
свойствами.
Характеристики электроосажденных покрытий в значительной степени
зависят от условий электроосаждения, определяющих как состав и структуру,
так и их механические свойства. Измеряемая величина микротвердости
является одним из основных параметров, характеризующих механические
свойства осадков. Зависимость микротвердости от плотности тока, потенциала,
температуры, гидродинамики и т.д. объясняется в первую очередь изменениями
размеров зерен и концентрацией включений (водород, углерод и др.).
Несмотря на то, что мелкозернистые осадки обычно имеют
повышенную твердость, не во всех случаях можно утверждать, что имеется
прямая функциональная зависимость между размером зерен и твердостью, т.к.
оба параметра могут зависеть от включения посторонних частиц.
Работа [33] была направлена на исследование трибологического
поведения наноструктурированных кобальтовых и кобальт-вольфрамовых
электроосажденных сплавов при трении, где контртелом является закаленная
сталь и сравнивается поведение данной пары с парой трения
электроосажденный хром – закаленная сталь. Скорость износа
электроосажденного Co – W сплава была минимум на порядок величины ниже,
чем у электроосажденного кобальта в том же интервале нагрузок. Скорость
износа электроосажденного Co – W сплава также была ниже чем у
электросаженного хрома. Более того, при максимальной нагрузке в
эскперименте хромовое покрытие было полностью разрушено, тогда как Co –
W сплав работал в таких условиях с минимальными повреждениями. Нужно
отметить, что при трении в паре с электроосажденным Co – W скорость износа
контртела была на 2 и 3 порядка величины ниже, чем при трении с кобальтом и
хромом соответственно. Результаты, представленные в данной статье,
показывают, что электроосажденные Co – W покрытия являются наилучшими
кандидатами в качестве замены хромовым покрытиям.
Л. Вонг и другие [143] провели тест на износ при трении
наноструктурированных кобальтовых и никелевых гальванических покрытий и
показали, что, при одинаковом размере зерен и микротвердости, скорость
износа кобальтовых покрытий более чем на порядок величины меньше, чем у
никелевых покрытий. Коэффициент трения кобальтовых покрытий также был
ниже, чем у никелевых покрытий. Такое различие объясняется наличием у
кобальта гексагональной плотноупакованной кристаллической решетки и
устойчивого адгезионного взаимодействия с контрповерхностью, существенно
лучшей, чем у никелевых покрытий. В прямом сравнении было показано, что
электроосажденный никель показывал более высокий коэффициент трения и
скорость износа при трении в паре с закаленной сталью, чем никель –
вольфрамовый сплав.
Покрытия, в состав которых включены вольфрамсодержащие сплавы,
могут быть получены с различающимися в широких пределах составом и
микроструктурой в зависимости от состава ванны и условий
электрооосаждения. В литературе [144,145] сообщалось о возможности
получения аморфных, кристаллических и нанокристаллических форм
электроосажденных осадков кобальт – вольфрам и никель – вольфрам. Ni – W
сплавы с размером зерна около 20 нм характеризуются низким коэффициентом
трения и износом. Показано что никель – вольфрамовые сплавы с размером
зерна около 20 нм могут проявлять низкое трение и износ. К. Сраираман и др.
[146] показали, что твердость таких осадков увеличивается с уменьшением
размера кристаллита от 50 до 10 нм.
Работы [147, 148] посвящены изучению свойств электроосажденных
нанокристаллических Co – W покрытий, которые осаждались из водных
растворов, содержащих сульфат кобальта, вольфрамат натрия, глюконат
натрия, выступающий в роли лиганда, борной кислоты и хлорида натрия. С
целью обеспечения достаточного количества комплексообразователя в растворе
концентрация глюконата превышала сумму концентраций ионов кобальта и
вольфрама. pH электролита в процессе электроосаждения поддерживалась в
интервале 5,9 – 6,1 с помощью гидрооксида натрия или серной кислоты.
Изменение плотности тока в интервале 1 – 5 А/дм 2 позволяет получить
покрытия с разным составом, рельефом поверхности и микроструктурой. При
низких плотностях тока покрытия могут быть классифицированы как
кристаллические, а покрытия полученные при 5 А/дм2 как аморфные. Таким
образом из одного и того же электролита могут быть получены кобальт –
вольфрамовые сплавы в виде двух форм: аморфной и нанокристаллической,
используя низкие и высокие плотности тока.
Работа [146] представляет собой исследование влияния размера
кристаллитов на твердость и усталостную долговечность образцов стали,
покрытых электроосажденным нанокристаллическим Ni – W сплавом. Для
получения Ni – W сплавов использовался электролит следующего состава:
сульфат никеля, вольфрамат натрия, цитрат натрия, хлорид аммония (для
увеличения выхода по току), борная кислота (буфер), бромид натрия
(электропроводность), сахарин натрия (снижение остаточных напряжений), и
лаурилсульфат натрия (поверхностно-активное вещество).
Размер кристаллитов электроосажденного Ni – W сплава уменьшается
(с 40 до 13 нм) при увеличении плотности тока (от 0,05 до 0,2 А/см 2), что
обусловлено увеличением содержания вольфрама в сплаве (от 0,72 до 9,33 ат.
%). Ni – W сплав, содержащий 9,33 ат.% W и характеризующийся размером
кристаллита 13 нм обладает максимальной твердостью – 638 кГ/мм 2. Сплавы с
размером кристаллитов в интервале 40 – 13 нм подчиняются соотношению
Холла-Петча, представляющего классическое влияние размера зерна на
твердость. Что можно объяснить с помощью модели, предполагающей
скапливание дислокаций на границах зерен и не учитывающей такие факторы
как пористость и внутреннее напряжение.
Электролитически покрытые Ni – W образцы показывают низкую
усталостную долговечность в сравнении с непокрытыми образцами. Это может
быть связано с наличием остаточных напряжений, а также наличием
микротрещин в покрытии. Среди образцов, покрытых Ni – W сплавами, с
уменьшением размера кристаллита усталостная долговечность образцов
увеличивается, что обусловлено увеличением твердости. Показано, что с
ростом содержания вольфрама в Ni – W сплаве увеличивалась твердость
покрытий, варьирующая в интервале 575 – 638 кГ/мм 2, а также уменьшался
размер кристаллитов.
В случае нанокристаллических сплавов два различных фактора могут
быть ответственны за упрочнение, а именно упрочнение твердого раствора и
упрочнение границ зерен. Так, в [149] было показано, что эффект упрочнения
твердого раствора вольфрамом почти на порядок величины меньше, чем
внутреннее упрочнение никеля и значительно меньше вклада размера зерна.
Среди покрытых образцов образцы, покрытые слоями с размером кристаллитов
13 нм (0,2 А/см2) показали наибольший срок службы при износе. Как было
показано ранее, увеличение плотности тока электроосаждения увеличивает
содержание вольфрама в осадке и уменьшает размер зерен в осадке. Размер
кристаллитов играет важную роль в усталостной долговечности
электроосажденного покрытия.
Р. Ханлон и др. исследовали влияние размера кристаллитов на
усталостные характеристики электроосажденных тонких нанокристаллических
никелевых пленок [150]. Они сообщали о беспористых нанокристаллических
никелевых пленках, проявляющих наивысшую устойчивость к стрессовой
усталости по сравнению с микрокристаллическими аналогами, имеющими
более высокую твердость.
В исследовании Т. Ямасаки [151] сообщается, что при увеличении тока
от 0,05 до 0,2 А/см2 увеличивается содержание вольфрама в сплаве от 17,7 ат.%
до 22,5 ат.% и размер кристаллитов уменьшается от 7 нм до 2,5 нм [152]. С
другой стороны С. Счух и др. [149] сообщают только о незначительном
влиянии плотности тока на содержание вольфрама и размер кристаллитов. Так,
по их данным содержание вольфрама плавно увеличивается от 11,6 ат.% до 13,2
ат.% при увеличении плотности тока от 0,05 до 0,2 А/см 2. При этом размер
кристаллитов находился в интервале 6 – 10 нм.
Твердость материала подложки или покрытия является важным
параметром, определяющим его механические свойства. Механизм Холла-
Петча бъясняет феномен повышения твердости в микрокристаллических
материалах, т.е. уменьшение размера кристаллита, приводит к увеличению
твердости. Подобная тенденция сохраняется и для никеля, и для
нанокристаллических сплавов на основе никеля вплоть до предельного размера
зерна (14 нм для никелевых покрытий) [153]. При размерах кристаллитов ниже
14 нм отмечено значительное отклонение от соотношения Холла-Петча, т.е.
наблюдается прямо противоположная закономерность. Несмотря на то, что
точный механизм этого феномена неизвестен, определенное число причинных
фактов было рассмотрено, среди которых: структурные изменения,
диффузионная ползучесть, тройной стык (границы зерен), образование и
наращивание дислокационной сетки и др. [154].
Целью работы [143] являлось получение нанокристаллических Ni и Co
покрытий и сравнительное сопоставление их структуры, размера зерна и
трибологических свойств. Особый интерес представляет трение и механизм
износа электроосажденных нанокристаллических покрытий.
Исследован эффект влияния уменьшения размера зерна на
трибологические свойства нанокристаллических никелевых и кобальтовых
покрытий, обусловленный фазовой структурой покрытий. Важным и
интересным результатом является то, что потеря объема при износе у всех
кобальтовых покрытий более чем на порядок величины ниже и коэффициент
трения почти в два раза ниже, чем для никелевых покрытий с практически
таким же размером зерна и в одинаковых условиях износа.
Нужно отметить, что коэффициент трения нанокристаллических
кобальтовых покрытий более стабилен во время износа, чем у
нанокристаллических никелевых покрытий. Отсюда следует, что как
нанокристаллические так и поликристаллические кобальтовые покрытия с
гексагональной плотноупакованной фазовой структурой значительно снижают
трение и обладают лучшей износоустойчивостью по сравнению с
нанокристаллическими и поликристаллическими никелевыми покрытиями с
гексагональной плотноупакованной фазовой структурой при одинаковых
условиях износа.
Для нанокристаллических никелевых покрытий с гранецентрированной
кубической структурой твердость, обусловленная размером зерна, играет
доминирующую роль в трибологическом поведении покрытия, тогда как в
случае нанокристаллических кобальтовых покрытиях с гексагональной
плотноупакованной структурой трибологическое поведение незначительно
зависит от твердости. Различие в поведении при трении и износе между
никелевыми и кобальтовыми покрытиями как функция размера зерна или
твердости может быть обусловлено различием их фазовых структур и
различным механизмом износа.
Механизм влияния размера зерна на твердость Ni, Co и Fe покрытий
соответственно существенно различается. Для Ni покрытий скорость износа
быстро уменьшается с уменьшением размера зерна от нескольких микрометров
до нанометров. И как результат сопротивление износу нанокристаллических
никелевых покрытий увеличивается приблизительно в 3 – 6 раз по сравнению с
обычным поликристаллическим никелем. Снижение размера зерна
нанокристалов значительно увеличивает твердость и таким образом снижает
пластическую деформацию нанокристаллического никеля. Полученные
результаты показывают, что нанокристаллический никель с малым размером
зерна проявляет абразивный и окисляющий износ.
Что касается сплавов металлов группы железа с тугоплавким
вольфрамом, то как показано на рис.1.12 сплав Fe-W подвергается сильному
трибоокислению во время сухого трения, поскольку окисление железа
вызывает расширение следа износа и появляются трещины. Тем не менее,
трибологические характеристики покрытий Fe-W могут быть значительно
улучшены в условиях смазки [167] или при использовании тройных сплавов,
таких как Fe-Co-W. Результаты, продемонстрированные на рис.1.1. [155],
показывающие сопоставимые значения твердости покрытия и скорости износа,
позволяют предположить, что сплавы Co-W, Fe-W и Ni-W с высокой долей
вероятности подходят для замены хромовых покрытий.

Рис. 1.12. SEM покрытия после сухого скольжения, а- Co-W, b – Fe-W [167]
a b
Рис. 1.13 а- Твердость покрытия в сравнении с Cr, b – скорость износа покрытия [155]
Коррозионные, каталитические и магнитные свойства сплавов металлов
группы железа с вольфрамом.

Известно, что коррозионные свойства сплавов, т.е. их химическое


сопротивление процессу взаимодействия с окружающей средой, зависят от
способа их получения и коррозионные свойства сплавов металлов группы
железа с вольфрамом не являются в этом плане исключением. В частности, в
[156] отмечено, что эти сплавы, полученные электролитически, обладают более
низким сопротивлением коррозии, чем полученные литьем. Вместе с тем,
сплавы металлов группы железа с вольфрамом, даже полученные
электроосаждением, обладают очень высокой коррозионнной стойкостью.
Вольфрамовые сплавы (также как молибденовые) обладают очень
низким перенапряжением выделения водорода из водных растворов. Поэтому
коррозия этих металлов – это коррозия с водородной деполяризацией. Это, в
свою очередь, означает равенство скоростей выделения водорода и
растворения металла при потенциале коррозии. Иными словами, ее (коррозии)
оценка может осуществляться на основе определения плотности тока обмена
выделения водорода на этих сплавах [157].
Для металлов группы железа с вольфрамом характерно наличие
пассивного состояния при их нахождении в нейтральных растворах и,
следовательно, определение скоростей коррозии на основе классических
электрохимических измерений, т.е. измерений в непассивной области нельзя
признать корректным. Сдвиг потенциала коррозии на воздухе происходит в
течение длительного времени. После 15 дней наблюдается сдвиг в сторону
положительных потенциалов на 100-200 мВ, а после полугода только на 0,4—
0,5 В в сравнении с потенциалом свежеосажденного сплава. Применение
внешнего механического воздействия также не сильно увеличивает коррозию,
поэтому трибокррозия этих материалов также относительно невелика. Она
уменьшается (1М Na2SO4, 5 H нагрузка) для нанокристаллических материалов
в ряду Fe-W˃ Co-W ˃ Co-P-W [158].
Все вышеприведенные свидетельства говорят о том, что пассивное
состояние поверхности этих сплавов делает их сопротивление коррозии
достаточно высоким, следствием чего является низкая скорость коррозии.
Получаемые покрытия сравнимы по своей коррозионной стойкости к
покрытиям электролитическим хромом [156, 159]. Однако различное
содержание W в сплаве, а, следовательно, различная степень
нанокристалличности, может приводить к неоднозначным результатам. С
одной стороны, увеличение концентрации W сплаве приводит к повышению
коррозионной стойкости, с другой – это приводит к уменьшению размеров
зерен, а следовательно к росту скорости локальных видов коррозии, в
частности, межкристаллитной [156]. Следует также подчеркнуть, что коррозия
определяется состоянием поверхности, а при коррозионном потенциале
вследствие более высокой скорости растворения металлов группы железа
происходит обогащение поверхности W и, соответственно, снижение коррозии.
Скорость коррозии уменьшается после термообработки электроосажденных
сплавов [160]. Для сплавов подобного рода потенциал коррозии сдвигается в
положительном направлении с добавлением фосфора в сплав, а плотность тока
коррозии значительно снижается при увеличении концентрации W в покрытии
[156]. Аморфные Ni-W, Ni-W-P и Fe-Wсплавы демонстрируют очень низкую
скорость коррозии в кислой среде [161].
Следует подчеркнуть, что скорость коррозии определяется как
составом сплава, так и его структурой, а для рассматриваемых материалов
структура зависит от таких условий получения, которые зачастую не
учитываются в эксперименте (например, объемная плотность тока), о чем будет
сказано ниже. Вследствие этого, конкретные значения скорости коррозии,
определенные в эксперименте, могут сильно варьировать у различных авторов.
Превосходное коррозионное сопротивление пленок из Ni–W сплавов
обеспечивается преимущественным растворением никеля и образованием на
поверхности пленки, обогащенной вольфрамом, который ингибирует
коррозионный процесс. Независимо от состава все сплавы проявляют
пассивирующую способность в широком интервале потенциалов, вследствие
образования на поверхности пленки, обогащенной вольфрамом.
Детальное изучение электроосажденного нанокристаллического никеля с
размером зерна 100 нм показало, что он устойчив к межзеренным процессам,
таким как межзеренная коррозия и межзеренное напряжение при коррозионном
растрескивании. Обнаружено, что материал устойчив к питтинговой коррозии и
только незначительно восприимчив к коррозии в трещинах [155]. Поэтому,
опираясь на вышеуказанные результаты, можно придти к выводу, что
превосходные коррозионные характеристики никеля не теряются при переходе
к наноразмерным зернам. С точки зрения лучшей износоустойчивости и
коррозионных свойств нанокристаллического никеля и сплавов на основе
никеля, эти материалы могут быть рассмотрены как износо- и
коррозионноустойчивые покрытия.
Увеличение концентрации вольфрама в сплаве изначально повышает
сопротивление коррозии и затем после предельного размера кристаллита
коррозионное сопротивление уменьшается, что обусловлено увеличением в
объеме межкристаллитного региона числа тройных стыков на границе зерен.
Большая доля межкристаллической поверхности или концентрационный
дефект нанокристаллических покрытий в общем приводят к увеличению
коррозионного тока по сравнению с поликристаллическии покрытиями.
Сплавы металлов группы железа с вольфрамом могут рассматриваться
как эффективные катализаторы реакции выделения водорода из воды
[156,162]. Как правило, в качестве таковых исследуются Ni-W сплавы [160].
Вопрос же о том, какие сплавы, кристаллические или нанокристаллические,
обеспечивают более высокую скорость выделения водорода, пока еще остается
открытым. Были показаны возможности использования композитов Ni-W/TiOx
в реакции выделения водорода [163]. Имеется достаточно высокий потенциал
использования сплавов Ni-W в качестве катодного материала
микробиологических топливных элементов (микробиологическое разложение
органических соединений в процессе генерации водорода, эффективность
использования близка к эффективности платины как катодного материала
[164]). Исследуются возможности сплавов Co-W в качестве катализаторов
реакции выделения водорода [159,162,165,166]. Важным является результат,
что плотность тока обмена реакции выделения водорода имеет минимум при
переходе от поликристаллической структуры к нанокристаллической, а в
зависимости от содержания W (и, соответственно, изменения структуры)
меняется тафелевский наклон в реакции выделения водорода. Иными словами,
меняя состав и структуру сплава, можно управлять скоростью выделения
водорода [157].
Магнитные свойства таких материалов (коэрцитивная сила Нс,
предельная намагниченность Ms, отношение остаточной намагниченности (Mr)
к предельной Mr/Ms, ) зависят от состава и структуры этих сплавов, а
следовательно, от электрохимических условий их получения. Эти свойства
наряду с составом и структурой сплавов приведены в табл.1.3.

Таблица 1.3 - Магнитные свойства электроосажденных покрытий (подробности в [156])


И магнитожесткие и магнитомягкие материалы (различные значения
коэрцитивной силы Hc) могут быть получены на основе Co-Wсплавов в
зависимости от условий их получения. Видно, что повышение концентрации W
в покрытии повышает микротвердость, но одновременно снижает
коэрцитивную силу. Очевидно также, что варьируя концентрацией W, можно
управлять размером кристаллитов, что, в свою очередь влияет не только на
механические свойства сплава, но и магнитные.
Рис.1.14. Влияние концентрации W в сплаве на комплекс механических и магнитных свойств
Сo-W покрытий, электроосажденных из цитратного электролита [156].

ЛИТЕРАТУРА

[140] Tsyntsaru N., Cesiulis H., Pelicer E., Celis J.-P., Sort. Structural, magnetic,
and mechanical properties of electrodeposited cobalt–tungsten alloys: Intrinsic and
extrinsic interdependencies/ Tsyntsaru N.// J. Electrochim. Acta. – 2013 – 236 – р.
94-103.
[141] Weston D.P., Harris S.J., Shipway P.H., Weston N.J., Yap G.N. Establishing
relationships between bath chemistry, electrodeposition and microstructure of Co–
W alloy coatings produced from a gluconate bath/ Weston D.P.//Electrochim.
Acta. – 2010 – 55 – р. 5695-5708.
[142] Tsyntsaru N., Bobanova J.,Ye X., Cesiulis H., Dikusar A., Prosychevas I.,
Celis J.-P. Iron–tungsten alloys electrodeposited under direct current from citrate–
ammonia plating baths/ Tsyntsaru N.//Surf. Coat. Technol. – 2009 – 203 – р. 3136-
3141.
[143] Wang L., Gaoa Y., Xua T., Xuea Q. A Comparative Study on the
Tribological Behavior of Nanocrystalline Nickel and Cobalt Coatings Correlated
with Grain Size and Phase Structure./ Wang L. // Materials Chemistry and Physics.
– 2006 - V. 99 - р. 96 – 103.
[144] Palaniappa M., Seshadri S. K. Friction and Wear Behavior of Electroless Ni–
P and Ni–W–P Alloy Coatings./ Palaniappa M. // Wear – 2008 - V. 265. – р. 735–
740.
[145] Admon U., Dariel M. P., Grunbaum E. Microstructure of Electrodeposited
Co–W Thin-Films./ Admon U. // Journal of Applied Physics. – 1986 - V. 59 – р.
2002 – 2009.
[146] Sriraman K. R., Raman S. G. S., Seshadri S. K. Influence of Crystallite Size
on the Hardness and Fatigue Life of Steel Samples Coated with Electrodeposited
Nanocrystalline Ni–W Alloys./ Sriraman K. R. // Materials Letters. – 2007 - V.
61. - р. 715 – 718.
[147] Wang L., Lin Y., Zeng Z., Liu W., Xue Q., Hu L., Zhang J.Electrochemical
Corrosion Behavior of Nanocrystalline Co Coatings Explained by Higher Grain
Boundary Density./ Wang L. // J. Electrochim. Acta. – 2007 - V. 52. – р. 4342 –
4350.
[148] A.M.P. Sakita, E.C. Passamani, H. Kumar, D.R. Cornejo, C.S. Fugivara,
R.D. Noce, A.V. Benedetti, Influence of current density on crystalline structure
and magnetic properties of electrodeposited Co-rich CoNiW alloys, Mater. Chem.
Phys. 141 (2013) 576–581
[149] Schuh C. A., Nieh T. G., Iwasaki H. The Effect of Solid Solution W
Additions on the Mechanical Properties of Nanocrystalline Ni./ Schuh C. A. //
Acta Materialia. – 2003 - V. 51. (2). – р. 431 – 443.
[150] Hanlon T., Kwon Y.N., Suresh S.Grain Size Effects on the Fatigue Response
of Nanocrystalline Metals./ Hanlon T. // Scripta Materialia. – 2003. - V. 49. – р.
675 – 680.
[151] Yamasaki T., Schlossmacher P., Ehrlich K., Ogino Y. Formation of
Amorphous Electrodeposited Ni-W Alloys and Their Nanocrystallization./
Yamasaki T. // Nanostructured Materials. 1998 - V. 10. – s. 375-88.
[152] Yamasaki T. High-Strength Nanocrystalline Ni-W Alloys Produced by
Electrodeposition and Their Embrittlement Behaviors During Grain Growth./
Yamasaki T. // Scripta Materialia. 2001 - V. 44 – р. 1497 – 1502.
[153] Clark D., Wood D., Erb U. Industrial Applications of Electrodeposited
Nanocrystals./ Clark D.// Nanostruct. Mater. 1997 - V. 9. - р. 755 – 758.
[154] El-Sherik A. M., Erb U., Palumbo G., Aust K. T. Deviations from Hall-Petch
Behaviour in As-Prepared Nanocrystalline Nickel./ El-Sherik A. M. // Scripta
Metallurgica et Materialia. 1992 - V. 27. (9). – р. 1185 – 1188.
[155] Tsyntsaru N., Dikusar A., Cesiulis H., Celis J.-P., Bobanova Z., Sidel'nikova
S., Belevskii S., Yapontseva Y., Bersirova O., Kublanovskii V. Tribological and
Corrosive Characteristics of Electrochemical Coatings Based on Cobalt and Iron
Superalloys. Powder Metallurgy and Metal Ceramics. 2009, 48, 419–428.
[156] Tsyntsaru N., Cesiulis H., Donten M., Sort J., Peliser E., Podlaha-Merfy E.J.
Modern trends in tungsten alloys electrodeposition with iron group metals/
Tsyntsaru N.// Surf. Eng. Appl. Electrocem. – 2012 - 48 (6) – р. 491-520.
[157] Cesiulis H., Budreika A. / Physicochem. Electrodeposition of CoMo and
CoMoP alloys from the weakly acidic solutions./ Cesiulis H.// Mechanics of Mater.
– 2010 - (8) – р. 808-814.
[158] Cesiulis H., Sinkeviciute J., Bersirova O., Ponthiax P. Electrochemical
Formation of Functional Silver Coatings: Nanostructural Peculiarities/ Cesiulis
H.// BALTTRIB 2009: Int. Conf. TB, Proceedings.- 2009 – р. 253-258.
[159] Yapontseva Y.S., Dikusar A.I., Kublanovsky V.S. Study of the composition,
corrosion, and catalytic properties of Co-W alloys electrodeposited from a citrate
pyrophosphate electrolyte / Yapontseva Y.S.// Surf. Eng. Appl. Electrochem. –
2014 - 50 (4) – р. 330-336.
[160] He F., Yang J., Le T., Gu Ch. Structure and properties of electrodeposited
Fe–Ni–W alloys with different levels of tungsten content: A comparative study /
He F.// Appl. Surf. Sci. – 2007 – 253 – р. 7591-7598.
[161] Yao S., Zhao S., Guo H., Kowaka M. A New Amorphous Alloy Deposit
with High Corrosion Resistance / Yao S.// Corrosion. – 1996 – 52 – р. 183-186.
[162] Ved M., Stefan V., Bairachnaya T., Sakhnenko N. Composition Electrolytic
Coatings with Given Functional Properties / Ved M.// Functional Materials. – 2007
– 14 – р. 580-584.
[163] Rashkov R., Arnaudova M., Avdeev G., Zielonka A., Jannakoudakis P.,
Jannakoudakis A., Theodoridou E. NiW/TiOx composite layers as cathode material
for hydrogen evolution reaction / Rashkov R.// Int. J. Hydrogen. Energy. – 2009 –
34 – р. 2095-2010.
[164] Hu H., Fan Y., Liu H. Hydrogen production in single-chamber tubular
microbial electrolysis cells using non-precious-metal catalysts/ Hu H.// Int. J.
Hydrog. Energy. - 2009 – 34 – р. 8535-8542.
[165] Zabinskii P.R., Kowalik R., Piwowarczyk M. / Arch. Metall. Mater. – 2007 –
52 – р. 627-634.
[166] Marcceta Kaninski M.P., Miulovic S.M., Tasic G.S., Maksic A.D., Nicolic
V.M. A study on the Co–W activated Ni electrodes for the hydrogen production
from alkaline water electrolysis – Energy saving / Marcceta Kaninski M.P.//Int. J.,
Hydrogen. Energy. – 2011 – 36 – р. 5227-5235.
[167] Tsyntsaru N.I., Bobanova Zh.I., Kroitoru D.M., Cheban V.F., Poshtaru G.I.,
Dikusar A.I. Effect of a Multilayer Structure and Lubrication on the Tribological
Properties of Coatings of Fe-W Alloys. Surface Engineering and Applied
Electrochemistry. 2010, 46, 538–546.

Оценить