Вы находитесь на странице: 1из 49

30-08-2010 11:12

В.Ю.Кириллов. 

Об еще одном проекте "спасения" РПЦЗ

"Ревность, хотящая победить всякое


зло, сама есть великое зло, ибо она
может принести много и много вреда"

Святитель Филарет Исповедник

"Нам следует стоять на 70-летней позиции нашей


Русской Православной Церкви Заграницей…"

Блаженнейший Митрополит Виталий

В июле этого года в преддверии октябрьского Архиерейского Собора РПЦЗ на сайте "Портал-Credo.Ru"
появился Доклад под названием "РПЦЗ и Церковь ИПХ Греции и Кипра: история общения и проблемы
его восстановления" за подписью митрофорного протоиерея Константина
Федорова. Доклад этот, предназначенный для прочтения на Архиерейском Соборе, был также
представлен в виде брошюры, и ради его лучшего распространения был создан специальный Живой
Журнал.

В этом документе меня в первую очередь заинтересовало, насколько правдиво, объективно и


всесторонне представлены в нем исторический путь самой РПЦЗ и история ее взаимоотношений со
старостильниками Греции.

За недостатком места я не ставил себе целью детально проанализировать весь обширный Доклад, а


коснулся лишь основных его положений, которые разбирались мною исключительно с традиционных
позиций Русской Зарубежной Церкви, при этом объективность изложения истории греческого
старостильного движения всецело осталась на компетентности его автора.

*****

Для начала будет нелишним задать вопрос: какие цели преследовал автор этого объемистого Доклада?
Зачем предпринят этот титанический труд по его составлению?

Оказывается, основной его целью является стремление произвести своего


рода инспекцию исторического пути Русской Зарубежной Церкви с тем, чтобы "обрисовать  ряд
проблем,  накопившихся за продолжительное время существования РПЦЗ"  и "смиренно сделать выводы
из тех  ошибок, которые были допущены на протяжении всего времени существования РПЦЗ".

А так как, по мнению автора Доклада, сделанные на протяжении всей истории Зарубежной


Церкви "ошибки" весьма значительны и принципиальны, то теперь "РПЦЗ должна понять, осмыслить и
четко заявить о том, с кем она – с "мировым православием", вливается в хор самосвятов, раскольников
и еретиков - или она с Истинно-Православными Христианами, т. е. ее Исповедание веры Пра-
вославное?".

Уже из этого пассажа видно, что, по мнению автора Доклада, РПЦЗ, имея "ряд проблем" и наделав
множество серьезных "ошибок", не находилась, да и не находится до сих пор на правильном пути, а
продолжает стоять перед выбором: "С кем она?" И этот выбор она должна сделать непременно на
ближайшем Соборе Епископов, ибо "задача сейчас исправить эти ошибки".

Не правда ли, достаточно серьезное заявление, а вернее, обвинение в адрес всей РПЦЗ?

Далее, автор Доклада  выражает желание остановиться "на вопросах, которые были  (по его
мнению) темным пятном  в истории РПЦЗ,  (то есть) на истории взаимоотношений РПЦЗ и
новостильников, на истории возникновения Истинно-Православной Церкви Греции и Кипра, на истории
взаимоотношений РПЦЗ с ИПЦ Греции и Кипра".

Причем этот экскурс в историю XX века необходим для того, "чтобы понять корни сегодняшних проблем
и единственный способ их решения".

И, как вытекает из Доклада, единственным способом их решения является выправление Русской


Зарубежной Церковью своего "подмоченного" Православия (через принятие всеми членами Церкви
некоего "Исповедования веры") и восстановление после этого общения"с той Церковью, которая не
погрешала против Святых Канонов, не вводила никаких новшеств", а именно, с ЦИПХ Греции и
Кипра или с матфеевцами.

Ибо "Установление общения с матфеевцами – Церковью ИПХ Греции и Кипра – необходимо для


восстановления канонической и исторической правды. Это вопрос нашей совести" (т. к., по мнению
автора, "старостильники для РПЦЗ были своего рода жертвами неправильных, ложных
представлений").  И для этого, изменив традиционные для РПЦЗ представления, ее "Собор должен
продемонстрировать свое православное отношение к новому стилю и его последователям" (вплоть до
предания их анафеме).

Таким образом, этот Доклад является призывом (и одновременно программой) произвести ревизию в


Русской Зарубежной Церкви, а вернее, как это явствует из многочисленных рекомендаций и
предписаний Архиерейскому Собору, реформу, если не сказать точнее, церковную революцию. И, в
конечном итоге, преобразовать Русскую Зарубежную Церковь (имеющую свой особый исторический
путь, миссию, предназначение) в некое подразделение наподобие греческого старостильного
Матфеевского Синода, приняв (с покаянием за старые "ошибки") его позицию в качестве
непогрешимого примера для подражания. А чтобы матфеевцы согласились на общение с зарубежниками,
произвести подгонку позиций и принципов РПЦЗ под матфеевские стандарты, изложенные в Докладе в
виде императивных предписаний Собору Епископов.

Вопрос лишь в том, устроит ли матфеевцев эта половинчатая подгонка, ибо они, уйдя в своей ревности
далеко, не признают теперь ни зарубежного крещения, ни рукоположения, ни прославленных РПЦЗ
святых, да и вообще, открывая на ее канонической территории свои приходы и ставя для них епископов,
считают ее потерявшей благодать.

*****

Но кто же все-таки является автором этого разгромного Доклада,  исполненного острой критики в адрес
РПЦЗ и ее иерархов?

Неужели его составил митрофорный протоиерей Константин Федоров, старейший клирик той части
Русской Зарубежной Церкви, которая осталась верной своему исконному историческому пути?

Когда читаешь этот Доклад, все же трудно поверить, что все его многочисленные "ляпсусы" и хульные
"обличения" принадлежат перу этого известного пастыря-ревнителя.

И действительно, оказалось (из Заявления самого о. Константина), что писателем  Доклада является его
крестник - некто о. Роман Павлов (известный в Интернете как "pop_roman"), бывший одно время членом
РПЦЗ, затем перебежавший в Суздальский раскол и находящийся теперь в Церкви Истинно-
Православных Христиан Кипра (т. е. у матфеевцев).

Доклад этот был им поспешно опубликован без внимательного прочтения самим о. Константином, у


которого в этот момент тяжело умирал его приемный сын Никита, да и здоровье самого о. Константина,
собиравшегося ложиться в больницу, также оставляло желать лучшего, и ему в тот момент было не
до Доклада.

Тогда о. Константина можно упрекнуть не столько в сочинительстве этого провокационного Доклада,


направленного по сути дела против его же Церкви (хотя сам факт идеи его составления говорит о
многом), сколько в излишней доверчивости и неразборчивости в выборе помощника, использующего его
имя с целью протащить чуждые Русской Зарубежной Церкви идеи и вовлечь ее под видом
исправления "ошибок" в очередную кампанию по ее самоуничтожению.

Можно было бы совсем не заниматься сочинением, составленным матфеевским апологетом против


исконной позиции Русской Зарубежной Церкви, так как оно не прибавляет ничего нового к той хуле и
недопониманию, которая всегда исходила от недругов РПЦЗ, но в нашем случае, к сожалению,
в Докладе фигурирует (для всеобщего обозрения и соблазна) имя известного зарубежного протоиерея,
поэтому поневоле приходится взяться за его анализ…

*****

Но что же подразумевается автором Доклада под главной "трагической ошибкой", из-за которой РПЦЗ


должна теперь на грядущем Архиерейском Соборе, слезно покаявшись перед матфеевцами,
восстановить свое Православие?

Без сомнения, ошибочное, по мнению автора, отношение священноначалия РПЦЗ к новому календарю
(новостилию).

Из Доклада явствует, что иерархи Зарубежной Церкви якобы "не до конца понимали  возникшую от


введения нового стиля опасность". И "РПЦЗ  не сразу осознала  угрозу введения нового стиля в
Константинопольской, а потом и других Православных Церквях".

(То есть получается, что Зарубежная Церковь сначала "не до конца понимала", а также "не


сразу осознала" "угрозу" и "опасность" от "введения нового стиля". А потом все-таки "осознала"?
Выходит, что осознала. Одним словом, с самого начала получается какая-то логическая неувязка.)

Несмотря на это заявление, автор в противоречии со своими рассуждениями признает, что основатель
РПЦЗ "Митрополит Антоний (Храповицкий) все же понимал суть происходящих процессов".

И даже, что  "сам Блаженнейший Митрополит Антоний осознавал, что новостилие опасно". И не


только "осознавал", но, как отмечает автор Доклада, обратился в 1925 г. со своим "Скорбным
посланием" к новостильникам, в котором порицал решения Всеправославного Конгресса и призывал
возвратиться к отеческому календарю.

В частности, Владыка-Митрополит писал:

"Со времени помянутого неправославного конгресса начался тот противоцерковный вандализм, который
проектировал многое, воспрещенное Церковью со страшными проклятиями, как, например женатых
архиереев, второбрачие клириков, упразднение постов…".

Далее автор приводит другие примеры понимания сути происходящих процессов Блаженнейшим


Митрополитом Антонием, написавшим следующее:

"Презревшие ее  (Церкви) законы некоторые иерархи отступают от календаря, освященного


общецерковным преданием и огражденного от изменений проклятиями Великого Патриарха Иеремии
XVII века. Эти проклятия и падут на голову изменяющих свящ. месяцеслов...". "Я сам и мои собратья
нисколько не сочувствуем новому стилю и модернизму…".

Затем идет прямой наказ Блаженнейшего Митрополита:

"Ни в каком случае не должно переходить на новый стиль, о чем хлопочут западные еретики и
масоны, подкупая доверчивых людей деньгами, дабы оторвать их от единства св. Церкви...".

Но, невзирая на эту совершенно ясную и недвусмысленную позицию авторитетнейшего иерарха всей


Российской Православной Церкви, автор Доклада, по-видимому, сам того не понимая, впадает в
очередное противоречие и голословно констатирует, "что отношение РПЦЗ к новому стилю
было  невнятным. Мы понимали и понимаем, что новый стиль неприемлем для православных, но не
более того. Не произошло осмысления новостильничества как апостасийного явления".

Или другое голословное обвинение: "Проблема недвусмысленной оценки греческого новостильного


раскола так и не была решена, может быть, по причине недостаточного понимания  того, что и
новостилие, и сергианство, и экуменизм являются следствием одного и того же обновленчества".

Может быть, у кого-нибудь отношение к новому стилю было


действительно невнятным и двусмысленным, но только не у главы и основателя РПЦЗ Митрополита
Антония, определяющего путь Русской Зарубежной Церкви, который "своим умом, светлым и
глубоким", выявил сущность нового стиля еще в 1920-х годах, а его последователи (зарубежные
идеологи: Епископ Григорий, Архиепископ Аверкий, архимандрит Константин и др.) многократно и в
течение многих лет писали на эту тему на страницах изданий РПЦЗ.

Подтверждение этому можно найти в самом Докладе, в котором приведено письмо Архиепископа


Виталия (Устинова) матфеевскому Архиепископу Андрею. В нем Вл. Виталий показал прекрасное
понимание апостасийной сущности новостилия, о котором он даже в 1953 г. опубликовал обширную
статью и указал на еще одну важную работу на эту же тему протоиерея Бориса Молчанова.

Более того, Митрополит Антоний сообщил в одном своем письме, что разъяснения и материалы,
порицающие переход на новый стиль,были "подробно и не однажды" от лица Зарубежного Синода
опубликованы на страницах "Церковных ведомостей" ("за 1924 год и еще раньше и позже").

Вот как оценивал роль и значение Блаженнейшего Митрополита Антония, заложившего определенные


принципы и подходы, сформировавшие путь РПЦЗ, Святитель Филарет Исповедник (которого
автор Доклада считает непререкаемым авторитетом):

"Это – незабвенный Авва", "…великий иерарх, который, в то время как Святейший Тихон отстаивал
правду и свободу церковную внутри России – за рубежом, тоже в совершенно новых условиях, никогда
еще не бывалых, созидая что-то новое, тоже никогда еще не бывалое, с Божией помощью сумел своим
умом, светлым и глубоким, и своим широким архипастырским сердцем  вывести русских людей
зарубежом на каноническую святую духовно-здравую дорогу, став основателем нашей
Зарубежной Церкви".

И если Русская Зарубежная Церковь действительно совершила на протяжении десятилетий "ошибки" и


породила "темные пятна", как утверждает автор Доклада,  то они, несомненно, должны были исходить
уже от самого ее основателя, Митрополита Антония, на глазах которого произошел переход некоторых
Церквей на новый стиль после решения об этом Всеправославного Конгресса 1923 года.

Но именно при нем, Митрополите Антонии, как пишет автор Доклада, "общение с новостильниками не


прерывалось".

Почему же тогда прекрасно понимавший суть апостасийных процессов Митрополит Антоний не


прервал сразу и не прерывал впоследствии общение с новостильниками? Почему этот глубокий и
светлый ум не признал новостилие безблагодатным и не анафематствовал его, как настаивает теперь
автор Доклада?

Ответ на этот важный вопрос можно получить из самого Доклада, приведшего позицию "незабвенного


Аввы",  которая сводится к следующему:

"Пасхалия, … только она, а не самый Юлианский стиль,  ограждена проклятием соборов. Правда, П.
(атриарх) Иеремия в XV веке и его преемник в XVIII веке наложили анафему на самый стиль, но это
проклятие 1) касается только его современников и 2) не распространяется на тех, кто не страшится
прервать с ним общения, чему подвергаются  только поругатели  канонической Пасхалии … Но  пока
они  (соборы) не сказали последнего слова, пока вся Церковь на вселенском соборе  не
повторила проклятий П.(атриарха) Иеремии,  то надо держаться общения, дабы самим нам не
лишиться спасения и, оцеживая комара, не проглотить верблюда".

Вот поэтому Митрополит Антоний и его последователи (Митрополиты Анастасий, Филарет и Виталий) не
считали новостилие безблагодатным и сами не прерывали общение с Православными Церквами,
перешедшими на новый стиль, а долготерпели, обличая их отступления от Православия. И отношения с
РПЦЗ эти Церкви постепенно прервали сами под влиянием МП (советской власти) и зарубежной борьбы с
экуменической ересью.

Нужно отметить, что этот антониевский принцип, как будет явствовать из дальнейшего,
является основополагающим и традиционным для РПЦЗ.

Правда, ревностный не в меру автор Доклада называет это долготерпение РПЦЗ ложным понятием о


терпимости, сформировавшейся в синодальный период, т. е. мнимой Любовью без Истины,  не учитывая,
что апостасия - это длительный процесс и нужно дождаться, когда придет время подвести последнюю
черту. И во Вселенской Церкви всегда такая черта подводилась на соответствующих Соборах
вселенского значения, а не самочинно. Да и общение РПЦЗ с новостильниками, сошедшее уже давно
совершенно на нет, также являлось процессом, характер которого менялся во времени.

А о том, что Русская Зарубежная Церковь – плоть от плоти, кровь от крови Российской Православной
Церкви (дореволюционной) и ее славные основатели сформировались в синодальный период и являются
носителями именно ее традиций и законоположений, – спорить никто не будет. РПЦЗ создалась не "на
пустом месте" (как самосоздавшиеся греческие Синоды), а на твердом каноническом основании
(Патриаршем Указе за № 362) и является продолжательницей традиций и хранительницей
преемственности поместной Российской Православной Церкви, имевшей общение со всеми
поместными Церквами (как сейчас говорят, "мировым православием"). И РПЦЗ была неотъемлемой
частью не только поместной Российской Православной Церкви, но и Вселенской, т. е. имеющей также
общение со всеми поместными Церквами (и была и ими признана). И осталась в изоляции (по слову
Митрополита Виталия, "в невероятном одиночестве"), когда эти Церкви начали уклоняться от чистоты
Православия в модернизм во всех его проявлениях.

Таким образом, сохранение общения с новостильниками ("мировым православием")  было


не "ошибкой" или "недопониманием" Аввой всех авв и возглавляемой им Русской Зарубежной
Церкви апостасийных процессов и, в частности, новостилия, а
его принципом, позицией, основанной на глубоком и православном понимании
канонов, традиций, предания Церкви, благодаря которому РПЦЗ, по слову Святителя Филарета,
встала "на каноническую святую духовно-здравую дорогу".

Причем, исходя из этой позиции, Митрополит Антоний учил в 1925 г., что "в церковь с новым стилем
можно ходить молиться, но в церковь, изменившую день Св. Пасхи, не должно. … Так же должно
разсуждать о принятии Св. Таин и треб церковных".

Правда, к 1978 году ситуация была уже другая, поэтому Архиерейский Собор (6/19 сентября) принял
иное Постановление:

"Со скорбью отмечая, что так как общий процесс, вдохновляемый растущим экуменизмом, осложняет
для Русской Православной Церкви Заграницей отношения с другими Церквами, то Архиерейский Собор
не видит оснований к изменению существующая в настоящее время отношения к ним (выработанных на
предыдущих Соборах, в частности, на Соборе 1971 г.). Воздерживаясь по-прежнему от сослужения с
представителями Константинопольской Церкви и Церкви в Америке, наши пастыри должны указывать
своим духовным чадам на исповеди, что им следует обращаться за таинствами только к своей
Церкви, в ней крестить детей, венчаясь и принимая Причастие. Переходящих же в Русскую
Православную Церковь клириков Церкви в Америке и Западно-Европейскаго Экзархата, принимать по
отречении их от экуменизма и модернизма и через чтение над ними епископом разрешительной
молитвы".

А в 1983 г. Архиерейский Собор РПЦЗ предал экуменизм анафеме и тем самым расставил все точки над i,
что указывает на духовно-здравую (рассудительную) реакцию Зарубежной Церкви на апостасийные
процессы. А до этого, начиная с конца 1960-х годов, были произведены Митрополитом Филаретом
попытки его приостановить путем публикаций писем, заявлений, наконец, Скорбных посланий главам
поместных Церквей.

Таким образом, то, что можно было говорить и делать в 1925 г., стало нежелательным к 1978 г. и
невозможным после 1983 г.

И в этом смысле  духовно-здравая, каноническая позиция основателя РПЦЗ (далекого


от сверхправильности и фанатизма), хорошо понимавшего суть апостасийных процессов, коренным
образом расходится с позицией автора Доклада, являющегося приверженцем матфеевской
доктрины (вполне еретической) автоматической безблагоданости Церквей, перешедших на новый
стиль, выросшей на иных принципах, на иной почве и на ином отношении к канонам. В
этом основная причина (не считая специфики греческого характера) отсутствия прочных, многолетних
отношений Русской Зарубежной Церкви с Синодом Архиепископа Андрея (матфеевцами). Впрочем, у
этих, "ничем не погрешивших",  ни с кем не было отношений,  даже с прочими греческими
старостильниками.

И матфеевцев за их ревность не по разуму считали "фанатиками" не только многие зарубежники, как


пишет автор Доклада, но и сам Митрополит Филарет. Вот отрывок из его письма Архиепископу Антонию
Женевскому от 18 апреля/1 мая 1976 г.:

"Вы пишете, Владыко, что мы не можем быть судьями автокефальной Константинопольской Церкви. Да,
конечно. Безусловно. Но это – там, где дело касается ея внутренней жизни, как поместной
автокефальной Церкви. Вот почему наш Собор ответил отказом на требование
старостильников "андреевцев"  /фанатиков/ – признать новостильников абсолютно
безблагодатными /Константинопольская Патриархия держится новаго стиля/. Это может сделать только
Вселенский Собор как выразитель безусловной Церковной Правды…".

Из этого отрывка видно, что изложенная позиция является собственной Митрополиту и не навязана ему
извне "архиереями-либералами" (прежде всего Вл. Антонием Женевским), как считает
автор Доклада. "Мне, убогому, (продолжал Митрополит Филарет) и в голову не пришло бы никогда
становится "судьей" над старейшей из автокефальных церквей".

Кстати, в другом письме от 25 августа/7 сентября 1976 г. на вопрос Вл. Антония "ЗНАЕТ ЛИ ЦЕРКОВЬ ОБ
АВТОМАТИЧЕСКОМ ЛИШЕНИИ БЛАГОДАТИ?"  Митрополит ему ответил: "Вы задаете вопрос: признаю ли я
возможность лишиться благодати автоматически или только по суду Церкви? я … автоматического
"лишения" благодати не знаю".

В свою очередь, принцип взаимоотношения с поместными Церквами ("мировым


православием")  сформулировал в 1938 г. на Втором Всезарубежном Соборе Святитель Иоанн
(Максимович), ученик Блаженнейшего Митрополита Антония:

"Мы должны твердо стоять на почве церковных канонов и не быть с теми, кто от них отступает. В
прежнее время для изобличения канонических неправильностей поместной Церкви с нею прерывали
каноническое общение. Русская Зарубежная Церковь  не может действовать таким путем, так как
положение ее не вполне определилось и утвердилось. Посему  она не должна прерывать общения с
другими Церквами, если они первые не сделают этого шага.  Но и поддерживая общение, она  не
должна молчать о нарушениях церковной правды".  – То есть то, что всегда и делала РПЦЗ.

Но даже при Митрополите Антонии общение с новостильниками было сдержанным (если не сказать,
натянутым), эпизодическим и весьма ограниченным, но оно было, и суд над новостильниками
Митрополит Антоний самочинно не производил, да и производить никакого канонического права не
имел.

Если последовательно и строго следовать матфеевской логике (чего сам автор Доклада не делает), то
первым "либералом",  которого надо тогда предать анафеме, был не ученик, Архиепископ Антоний
(Бартошевич), а сам его учитель, Блаженнейший Митрополит Антоний, заложивший принцип
отношения к новостилию и Церквам "мирового православия", который учил, что "переход на
новый стиль … не составляет ереси, ни раскола". А последним "либералом" (наряду с предыдущими
Первоиерархами) был по той же порочной логике Блаженнейший Митрополит Виталий, заявивший
практически сразу же, как стал Первоиерархом:

"В данное время большинство поместных церквей потрясены во всем их организме страшным двойным
ударом: новостильного календаря и экуменизма. Однако и в таком их бедственном положении мы не
дерзаем, и упаси нас Господь от этого, сказать, что они утратили Божию благодать".

Неудивительно, что "либералом" и "отступником" считали Митрополита Виталия отколовшиеся от РПЦЗ и


фактически присоединившиеся поначалу к Бостонскому расколу, а потом принявшиеся бродить по
разным грекам (кроме матфеевцев), ревностные не по разуму французские клирики,
"исповеднические" письма которых приводятся в Докладе. Кстати, как рассказал автору этих строк
греческий архим. Гликерий (Тибо), о. Патрикий Рансон (один из инициаторов ухода французской группы
из РПЦЗ) поведал ему (своему старому знакомому) во время пребывания в Греции, незадолго от своей
трагической кончины, что "их уход из Русской Зарубежной Церкви был ошибкой". С этим нельзя не
согласиться.
Митрополит Виталий в своем Рождественском послании 1986 г. лишь повторил этот антониевский
принцип, основанный на православном понимании канонов: новостильные Церкви могут быть
признаны безблагодатными (как и само новостилие) только на авторитетном Соборе,
имеющим вселенское значение, и локальных анафем XVI-XVIII веков для этого недостаточно.

И у РПЦЗ как части Российской Церкви (имеющий временный статус) такого канонического права
нет, а отсюда нет и дерзновения. Правда, такие права самочинно присвоили себе Епископ Матфей и его
последователи, и по этой причине легко разорвали общение со всеми, даже со своими собратьями-
старостильниками, не говоря уже про РПЦЗ. Теперь требуют такого же самочинного суда и некоторые
зарубежники, оставившие свой собственный самобытный путь и заразившиеся ревностной не по
разуму матфеевщиной.

Но, может быть, на Митрополита Виталия все же влиял Архиепископ Антоний (Бартошевич), как считает
автор Доклада?

Ничего подобного, то же самое Первоиерарх заявил в 1997 г. (т. е. четыре года спустя после смерти Вл.
Антония) на Пастырском совещании в Леснинском монастыре:

"...Мы видим, что все Патриархи – я назову мягким словом – поскользнулись, и все теперь являются
подсудимыми. Да просто откройте каноны, и вы увидите, что они подсудимые, потому что они
совершали общее моление, даже в Таинствах общались (с еретиками). Очень многие каноны
настаивают, чтобы православный человек не молился с еретиком и не совершал никакого таинства. Эта
мысль проходит красной нитью через все каноны. Значит, они подсудимые. Поскольку они подсудимые,
они сами потеряли власть суда: подсудимый быть судьей не может. Кто же их будет судить?

– Боже сохрани, только не мы.  Эту мысль мы оставим раз и навсегда. Не мы, и даже (не так), как нам
предлагают некоторые подразделения Греческой Церкви, Румынской Церкви, Болгарской Церкви, – что
соберемся вместе мы, верные Церкви, и совершим суд. Боже нас сохрани!  Мы на такое посмешище
никогда не пойдем.

Русская Зарубежная Церковь будет стоять, как она стояла, в невероятном одиночестве. Но мы не
виноваты в этом одиночестве, – мы ни одного шага не сделали, чтобы быть одинокими. Одиноки мы
только потому, что все отошли от двухтысячелетнего пути Церкви Христовой. Отошли, это факт. Дай
Бог, чтобы они далеко не ушли, чтобы они вернулись – это наше искреннее желание. Вот почему мы до
сего дня молимся о Святейших Патриархах вселенских – не потому мы молимся, чтобы они "хорошо себя
чувствовали", но чтобы они покаялись и вернулись на свое место. А греческие старостильники их
уже даже не поминают... Но мы поминаем, потому что они еще наши, поскольку они поскользнулись – я
говорю: "поскользнулись", очень нежное слово употребляю, – но они все-таки еще наши, мы чувствуем,
что они могут еще вернуться, как вернулся Патриарх Иерусалимский".

*****

Не прерывалось общение с Церквами, перешедшими на новый стиль, и при Митрополите Анастасии,


который, по словам Святителя Филарета, "приняв после Аввы Антония водительство Зарубежной
Церкви, … следовал его пути, сохраняя  каноническую непорочность ея, установленную
Митрополитам Антонием. Верность каноническому пути завещал он и своим приемникам".

И последовательно продолжая путь "Аввы всех авв", Владыки Антония, Митрополит Анастасий смог, не


сомневаясь, заявить от лица Архиерейского Синода в 1961 г. в письме Истинно-Православной Церкви
Греции, копия которого была послана новостильному Архиепископу Иакову (Константинопольского
патриархата), следующее:

"Наша Церковь содержит Старый Календарь и считает введение нового календаря большой


ошибкой. Однако её политикой всегда была поддержка духовного общения с Православными
Церквями, которые приняли новый календарь, пока она празднует Пасху согласно решению
Первого Вселенского Собора. Наша Церковь никогда не объявляла Вселенскую Патриархию или
греческую Митрополию Северной и Южной Америки раскольническими и не нарушала духовного
общения с ними". И примеры такового духовного общения с новостильными Церквами представлены
в Докладе.

От себя лишь приведу интересное сообщение Епископа Серафима Чикагского на Архиерейском Соборе
1953 г. о его поездке на Ближний Восток в 1952 г.:

"Его попытка проникнуть на Афон не увенчалась успехом. В Афинах он был встречен очень
торжественно у Архиепископа Афинского, а в Солуни у Архиепископа Солунского. Ему было
предоставлено служить в любой церкви. В Константинополе, Преосвященный Серафим, за краткостью
времени не имел возможности посетить Вселенского Патриарха. В Бейруте он был принят Митрополитом
Ильей Салиби, а затем, в торжественной обстановке, Патриархом Антиохийским и Патриархом
Александрийским, гостившим в то время в Бейруте. Патриарх Александр сказал ему: "Вы, наверное, нас
обвиняете за то, что мы поддерживаем отношения с Московской Патриархией. Но я был там, видел, что
Патриарх Алексий делает церковное дело, видел множество народа в церквах. Но мы тоже уважаем и
Вашу Церковь, и лично Митрополита Анастасия. Вы можете служить, где хотите". Патриарх
Александрийский тоже поручил передать привет Митрополиту Анастасию, сказав, что он его тоже
знает…. Преосвященного Серафима приглашали участвовать в торжественном обеде, но потом
сообщили, что там будет Советский представитель и потому, в честь Преосвященного Серафима, был
устроен другой торжественный обед у Митрополита Ильи Салиби. При откровенном разговоре
Митрополит Илья признал, что Патриарх Христофор приехал, чтобы способствовать выдвижению
Московского Патриарха на место Вселенского, но добавил, что на это никто не пойдёт и что Синод
Антиохийской Церкви далеко не согласен с политикой своего Патриарха в отношении Москвы. После
того Преосвященный Серафим докладывает о посещении Иерусалимского Патриарха. Расспросив
преосвященного Серафима о причине его приезда и длительности пребывания, Патриарх по вопросу о
служении предложил ему переговорить с Архиепископом Афинагором, который прямо сказал, что
получил письмо из Москвы о том, что Преосвященный Серафим неканонический епископ и запрещен в
священнослужении и что поэтому он не может быть допущен к служению. "Ваша Церковь должна
подчиниться Москве", добавил он. Патриарх со своей стороны выражал сожаление, что не может дать
разрешение на служение, но указал, что есть много своих русских церквей, где можно служить. Однако
позднее он дал согласие на совершение постригов и потребных рукоположений в нашей Церкви, но
говорил, что надо сделать это поскорее. Он при прощании просил передать Митрополиту Анастасию, что
почитает его как отца, что ему очень больно, что он не мог разрешить служение, но что он ничего не
может сделать с Синодом".

Кстати, 12/25 июня 1965 г. Канцелярией Архиерейского Синода РПЦЗ со ссылкой на Митрополита
Филарета было опубликовано "Необходимое разъяснение", в котором разъяснялись причины
прекращения отношений с Американской Митрополией при Митрополите Анастасии:

"Отрыв Американской Митрополии от Зарубежной Церкви усугублялся еще тем, что она охотно и
систематически принимала к себе запрещенных за каноническия преступления клириков, несмотря на
протесты Митр. Анастасия… Но все-таки, если не Литургии, то другия службы (молебны, панихиды)
иногда совершались совместно, пока Митрополией не была совершена хиротония во епископа
архимандрита Михаила (Дикаго), запрещеннаго Синодом в священнослужении и преданнаго Духовному
Суду за проповедь ереси и по нравственным обвинениям…

После этого Архиерейский Синод под председательством Митрополита Анастасия постановил прекратить
с Митрополией всякое совместное служение".

Таким образом, сослужения РПЦЗ прекратились не из-за приверженности Американской Митрополии


новому календарю или  "мировому православию", а по причинам иным.

Но автор Доклада, не желая вникнуть в канонически-непорочную  позицию РПЦЗ, пытается


бросить тень на ее иерархов, обвиняя их в неспособности разобраться в обстановке. Так, он
пишет: "Во время предстоятельства Митрополита Анастасия (Грибановского) взаимоотношения с
новостильниками носили уже характер компромисса. Борьба Московской патриархии против РПЦЗ была
настолько сильной  (?), что заслонила  для нашего Священноначалия проблему нового стиля".

Что это за голословное обвинение и надуманное объяснение? Да и в каком компромиссе участвовал


Митрополит Анастасий, которого Митрополит Антоний не зря называл "Мудрейшим"?

Разве при нем произошло нечто большее, чем при Митрополите Антонии, который заложил основы
взаимоотношения с новостильными Церквами? Сослужения происходили и в антониевские времена, и на
ектеньях иногда возносились имена новостильных патриархов, и более того, даже с англиканцами
велись переговоры и т. д., и т. п.

Когда же в 1965 г. скончался Митрополит Анастасий, то в Синодальном храме РПЦЗ служил ему
панихиду со свои духовенством все тот же новостильный Архиепископ Иаков, выразив затем
Митрополиту Филарету сочувствие от имени Вселенского Патриарха. Как тогда писали, на
отпевании "присутствовали представители Константинопольской Церкви, Сербский Епископ,
Старостильный Греческий Епископ и представители инославных … присутствовало несколько иноков из
Греческаго Афонскаго старостильнаго Подворья из Бостона, были отдельные священники из Северо-
Американской Митрополии".

Было ли такое отношение Митрополита Анастасия к новостилию "ошибкой"?

Нет, это была не более чем принципиальная, каноническая позиция Русской Зарубежной Церкви по


вопросу нового стиля (и новостильных Церквей) с учетом процесса Отступления, а
также икономии и пастырского попечения о пастве.

*****

Ну, а как обстояло дело при следующем Первоиерархе, Митрополите Филарете?

Новый Митрополит также продолжал путь Блаженнейшего Митрополита Антония, внося в него после
Архиерейского Собора 1971 г. некоторые коррективы в связи с усилением экуменизма.

Уже во время хиротонии архимандрита Филарета в Епископа Брисбенского присутствовал (в алтаре)


греческий (увы, новостильный) Епископ Дионисий, и его никто не выгонял вон.

21 сентября/4 октября 1964 г. в Детройте Митрополит Филарет в сослужении с Архиепископом


Серафимом Чикагским и Детройским, Епископом Серафимом Каракасским и Венесуэльским
и новостильным Епископом Феофилом Румынским совершил торжественное освящение нового храма.

В среду 11/24 февраля 1965 г. в Нью-Йорке открылось под председательством Митрополита Филарета
расширенное заседание Архиерейского Синода, на котором среди прочего было принято решение
подчинить новостильную Голландскую Православную Миссию (согласившуюся принять Православную
Пасхалию) Епископу Антонию Западно-Европейскому. А также попросили "Председателя Архиерейского
Синода во время, когда он найдет это удобным, опросить отзывы Преосвященных Членов Синода
относительно поставления архимандрита Иакова (Акерсдайк) во епископы для православных общин
Голландии".

На заседании этого Синода были заслушаны ответные рождественские приветствия Председателю


Синода, Митрополиту Филарету от Патриарха Иерусалимского Венедикта и Архиепископа Кипрского
Макария (новостильного).

29 апреля/12 мая 1965 г. на заседании Архиерейского Синода под председательством Митрополита


Филарета были приняты к сведению ответные пасхальные телеграммы Патриарха Иерусалимского
Венедикта, Архиепископа Кипрского Макария, а также "пасхальное приветствие Римского Папы Павла VI
и ответ ему от Председателя Архиерейского Синода" Митрополита Филарета.

28 июля/10 августа 1965 г. на заседании Архиерейского Синода под председательством Митрополита


Филарета были заслушаны и приняты к сведению письма Патриаршего Викария Александрийской
Церкви (новостильной) и Архиепископа Кипрского Макария (новостильного) "с выражением сочувствия
по поводу кончины Блаженнейшаго Митрополита Анастасия", а также доклады о заупокойных
Богослужениях в Иерусалиме по почившем Зарубежном Первоиерархе, в частности, "о совершении
панихиды по нем греческими Архиереями у Голгофы".

Неоднократно в течение всего своего правления Митрополит Филарет служил в


румынском новостильном храме в Париже, и сослужили ему новостильные румынские клирики. Более
того, когда в 1972 году румынский новостильный Епископ Феофил покинул РПЦЗ, то Митрополит
Филарет, приехав в Париж, принял под свой омофор вдовствующую новостильную Румынскую
епархию.

Из этих сообщений видно, что отношения с иерархами новостильных Церквей продолжались и при
Митрополите Филарете, а новостилие по пастырским соображениям допускалось в РПЦЗ в виде
исключения для некоторых групп, имевших его до прихода в Русскую Зарубежную Церковь.

Более того, 6/19 сентября 1965 г. Митрополитом Филаретом во время его путешествия по Европе была
произведена в брюссельском Храме-памятнике вместе с Архиепископом Антонием хиротония во
Епископа Гаагскаго и Голландскаго, викария Западно-Европейской епархии, архимандрита Иакова
(Аккередайк), голландца по происхождению, для обслуживания голландцев, принявших Православие и
придерживающихся нового календаря.

Нужно отметить, что никто не понуждал Митрополита Филарета совершить


хиротонию новостильного Епископа Иакова для паствы, придерживающейся нового календаря (о
непосредственном участии которого умалчивает автор Доклада), и сделал Первоиерарх это
добровольно, по икономии - и как добрый пастырь.

И нигде, ни в одной из своих многочисленных публичных проповедей, бесед или официальных


Посланий, Митрополит Филарет, не признававший переход на новый стиль правильным, тем не менее,
не называл новостилие как таковое безблагодатным и неправославным, как это делает автор Доклада, а
писал свои Послания и письма новостильным иерархам, одновременно признавая их сан и критикуя их
заблуждения. И не только порицал деяния некоторых, но поздравлял иных новостильных
иерархов "мирового православия" с праздниками и даже выпускал с ними совместные Заявления.

Например, в связи с гонениями на верующих в СССР (в частности, на Владимира Осипова и его семью)
Митрополитом Филаретом вместе с новостильным Митрополитом Иринеем (Первоиерархом Православной
Церкви в Америке) и новостильным Архиепископом Иаковом (Первоиерархом Греческой Православной
Архиепископии в Северной Америке) было опубликовано во второй половине мая 1975 г. "Обращение к
христианам всего мира".

И в чем причина такого положения?

В каком-то "недопонимании" Святителем Филаретом опасности новостилия?

Или потому, что на него давил "всесильный" Архиепископ Антоний (Бартошевич), не бывший тогда даже
членом Архиерейского Синода (постоянным его членом он стал лишь в 1980-х годах), которого
автор Доклада нелепо и безрассудно объявил "козлом отпущения", подлежащего анафеме, а на самом
деле приговорил всю РПЦЗ?

Напротив, в одном письме Вл. Антоний даже упрекает Митрополита Филарета в тенденции единоличного
принятия решений и в нарушении вследствие этого принципа соборности (об этой тенденции писали
также и другие епископы).

Назвать же Митрополита Филарета безвольным и беспринципным или пляшущим под дудку этого "козла
отпущения" навряд ли кто-нибудь отважится – Митрополит умел настаивать на своем, особенно когда
дело касалось принципиальных вопросов.

Как известно от хорошо его знавших, Митрополит Филарет был весьма кроток, любвеобилен и
снисходителен, но когда дело касалось принципа, он был неумолим. Его ответ всегда был точен и
тверд: "Святая Церковь учит нас, что в таких случаях нужно поступать так..." и "если я что сделаю, не
как учат святые отцы, или буду учить вас, не как говорит св. Церковь, уходите от меня".

Так в чем же тогда дело?

В соблюдении преемственности и традиционного для Русской Зарубежной Церкви отношения к


Церквам "мирового православия" в духе икономии и долготерпения (ради спасения паствы), а к
новостилию не как к ереси, а как к большой ошибке, и апелляции к суду компетентного Вселенского
Собора, а не к самосуду ревностных не по рассуждению (матфеевцев и им подобных).

И если соответствующий Собор нельзя собрать сейчас, то это еще не значит, что его нельзя собрать
никогда. Всему свое время.

*****
Без сомнения, мы сейчас живем в переходный период (в "один из великих переломных моментов в
истории Церкви Христовой", как писал о. Серафим Роуз), важной вехой которого будет являться активно
подготовляемый сейчас т. н. "Восьмой Вселенский Собор", который, после заключения на нем
унии "мирового православия" с католиками и прочими еретиками, отделит обновленцев от
православных, что и может способствовать организации Собора всех оставшихся верными истинному
Православию.

Но даже если в этом деле возникнут непреодолимые препятствия, после Собора нечестивых станет ясно,
остались ли православные в Церквах "мирового православия" или же оно стало уже безблагодатной
пустыней. И тогда, по крайней мере, РПЦЗ будет просто обязана возвысить свой голос… и принять в свое
лоно всех желающих не по принципу предлагаемой фанатичным автором Доклада акривии (и
преждевременными анафемами и признаниями безблагодатности), а по принципу икономии, о которой
упомянул свят. Василий Великий в своем Первом каноническом правиле.

Как писал иеромон. Серафим (Роуз), "церковным нестроениям нашего времени таким


способом (акривией, анафемами, признанием безблагодатности) не поможешь – слишком они обширны
и глубоки, что анафемы, кроме нескольких бесспорных случаев, только усугубляют болезнь" и
помешают людям войти в истинную Церковь (отпугнут их фанатизмом).

И в этом смысле можно утверждать, что если бы греческие старостильники были бы единой силой, то и
собраться на Собор было бы менее сложно. А так даже идеализируемые автором Доклада матфеевцы
(несмотря на свою малочисленность), запутавшись в "джунглях зилотства", разбиты в настоящее
время на ЧЕТЫРЕ непримиримые группировки, не говоря уже о прочих старостильных Синодах.

Так с кем из них надо соединяться, когда каждый сам в себе прав?

И под силу ли иерархии РПЦЗ разобраться в этой греческой "каше"?

Например, при Митрополите Филарете иерархи так не считали.

Приведу для иллюстрации каноническое Определение Архиерейского Синода (важное в силу его
применимости в настоящем положении и не только в отношении греков):

"Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей 28 апреля/11 мая 1979 г. слушали:

1. Обращение Священнаго Синода Церкви Истинных Православных Христиан под председательством


Архиепископа Коринфскаго Каллиста  (который раньше был у матфеевцев) и другое обращение их же,
без даты.

2. Обращение Архиепископа Авксентия от 12 апреля и записку за подписью "Церковный Комитет


Духовной борьбы Истинных Православных Христиан".

3. Кроме того, на заседание Архиерейскаго Синода лично прибыли Митрополит Каллист и с ним
Епископы Киприан, Матвей и Калиопос. Они приветствовали Председателя и Членов Синода и сообщили
о тяжелом внутреннем положении Церкви Истинных Православных Христиан, вследствие, как они
говорят, неправильных шагов Архиепископа Авксентия в направлении церковной жизни, приведших к
разрыву отношений с Русской Православной Церковью Заграницей. Они указывали на неправильный
хиротонии, при чем Митрополит Каллист просил прощения за то, что принял участие в хиротонии
Иоанна Роша во епископа для Португалии, объясняя это неправильным осведомлением со стороны
Архиепископа Авксентия. Архиепископ Авксентий, по его словам, не только привел к разрыву
отношений с Русской Церковью, но и разстроил свою собственную тем, что поддержал игумению,
которая написала книгу против Святителя Нектария Пентапольскаго. Затем он совершил много
ненужных хиротоний без достаточного разбора кандидатов. Принимая свои решения, Архиепископ
Авксентий игнорировал всех своих епископов, за исключением Митрополита Геронтия. Совершая
хиротонию Иоанна Роша, Архиепископ Авксентий вводил в заблуждение, говоря, что Архиепископ
Антоний Женевский якобы не только дал Иоанну канонический отпуск, но и даже приедет, для участия в
его хиротонии. По обнаружении действительнаго положения дела, некоторыми членами Синода было
предложено написать объяснительное письмо Русскому Архиерейскому Синоду, но Архиепископ
Авксентий на это не согласился.

Архиепископ Каллист находить совершенно необходимым соблюдение общения с Русской Православной


Церковью Заграницей. Ввиду этого он и Епископ Антоний Мегарский решили отделиться от
Архиепископа Авксентия и для управления Церковью рукоположили восемь епископов, разделив
Церковь на Епархии. Они ходатайствуют о возстановлении общения.

Архиепископ Авксентий со своей стороны обратился к Архиерейскому Синоду с письмом от 12 апреля,


обвиняя Архиепископа Каллиста и Епископа Мегарийскаго Антония в учинении раскола.

Постановили: С любовию почитая подвиг наших братьев, немало страдавших в Греции во имя защиты
истинной православной веры, Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей глубоко
скорбит о том, что среди них царит разделение. Самое обращение к Высокопреосвященнейшему
Митрополиту Филарету одновременно: и Архиепископа Авксентия и Митрополита Каллиста,
свидетельствует о глубине расхождения между ними. Русские епископы не в силах разобраться в
деталях местных проблем в Греции и тем более, во взаимных обвинениях.  Поэтому Собор
Епископов еще в 1976 г. постановил  оставаться в стороне от каких-либо решений и
вмешательства во внутренния дела Церкви в Греции. Между тем, для исчерпывающаго решения в
пользу той или иной стороны, требовалось бы детальное изучение каждаго обвинения и связанных с
ним обстоятельства, что для Русскаго Архиерейскаго Синода  представляется неисполнимым. Тем
менее могут русские архиереи разобраться в правильности совершенных ныне многочисленных
хиротоний епископов.

Однако, не подлежит сомнению, что некоторыя хиротонии, совершенныя Архиепископом Авксентием,


особенно в недавнее время, и вызвавшия изменение в наших взаимоотношениях, связаны с серьезными
нарушениями церковных канонов и могли бы служить основанием для церковнаго суда над их
совершителями. Особенно вызывают сомнения и подозрения хиротонии епископов, совершенныя им без
нужды и без того, чтобы у этих епископов была епархиальная территория.

Архиерейский Синод понимает озабоченность Митрополита Каллиста и ценит его заботу о сохранении
общения с Русской Православной Церковью Заграницей, равно как и его желание установить в Греции
действительный церковный мир и канонический порядок. Несомненно однако, что никогда не
установить такого порядка, пока все, рукоположенные при сомнительных обстоятельствах
епископы, не будут устранены. Тогда лучше всего было бы собраться всем находящимся вне
подозрения епископам с тем, чтобы разделить между ними епархии по территориям, а
остальные епископы должны будут удовлетвориться положением на покое.

Только после устранения всех подозреваемых в канонических преступлениях епископов, может быть
положено начало правильной канонической организации Истинной Православной Церкви в Греции,
которая могла бы  привлечь к себе и объединить всех ищущих нормальнаго церковнаго
порядка клириков и мирян.

Не имея полномочий от Собора как бы то ни было решать возникающия в церковной жизни в Греции
проблемы, Архиерейский Синод будет со вниманием следить за всем там происходящим, вознося
молитвы о том, чтобы Господь помог нашим греческим братьям наладить правильный канонический
порядок жизни, который открыл бы возможность  для возстановления с ними нормальных
отношений.

О настоящем определении осведомить обратившихся к Высокопреосвященнейшему Митрополиту


Филарету греческих Иерархов и уведомить Преосвященных членов Собора, послав им копию онаго для
сведения.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ АРХИЕРЕЙСКАГО СИНОДА

Митрополит Филарет

Члены Синода".

*****

Таким образом, соблюдая преемственность (как говорил Еп. Григорий, Церковь не должна управляться
зигзагами), и был в 1974 г. предложен не "либералами"  и не под влиянием "либерала" Вл. Антония
Женевского (как превратно сообщает автор Доклада), а как явствует из Протоколов Собора (и
подтверждено приведенным выше письмом 1976 г.), самим Митрополитом Филаретом известный ответ
на вопрошание матфеевцев ("старостильников "андреевцев" /фанатиков/"), считавших новостилие
безблагодатным.

И произошло это событие на Архиерейском Соборе в сентябре 1974 г. в Нью-Йорке, собранным после
Третьего Всезарубежного Собора, на котором обсуждался вопрос о просьбе греков-матфеевцев сообщить
о зарубежной позиции в отношении нового стиля. И с этой целью на Архиерейский Собор были
присланы представители Матфеевского Синода: Епископы Николай и Каллист.

25 сентября на заседании Собора "Председатель (Митрополит Филарет) поднимает вопрос об отношении


нашей Церкви к новостильникам.

Принимается предложенная Председателем резолюция:

"Русская Православная Церковь Заграницей рассматривает введение нового стиля  как ошибку,
внесшую смуту в жизнь Церкви и, в конечном счете, и как причину схизмы. Поэтому она не принимала,
не принимает, и не будет принимать его и  избегает  сослужений с новостильниками. Относительно
вопроса по поводу присутствия или отсутствия благодати у новостильников Русская Православная
Церковь Заграницей не считает себя или любую другую Поместную Церковь  имеющей
полномочия делать заключительное решение, так как категорическая оценка в этом вопросе может быть
сделана только должным образом созванным, компетентным Вселенским Собором,  с обязательным
участием свободной Церкви России" (из Протокола № 3). – И такая канонически выдержанная и
традиционная позиция Зарубежного Первоиерарха была единодушно одобрена Собором Епископов.

Ожесточение позиции РПЦЗ в отношении Церквей "мирового православия" произошло после


акселерации экуменического движения, незаконного снятия анафем с римо-католиков, после писем,
обращений и - особенно - Скорбных Посланий Зарубежного Первоиерарха. И эта радикализация
политики Зарубежной Церкви встречала вначале некоторое, можно сказать, локальное, сопротивление,
а вернее, недопонимание у некоторых епископов.

Конечно, не все зарубежные иерархи с одинаковой скоростью могли следовать за своим ревностным
Первоиерархом. Некоторые из них в силу своих прежних представлений (по привычке, инерции или
специфическим местным условиям) считали, что необходимо продолжать "по-старинке" проявлять
терпимость в отношении отступающих от чистоты Православия, как это происходило раньше.

И среди них особенно выделялся Архиепископ Антоний Женевский и Западно-Европейский – фигура


яркая, колоритная, неординарная (как писал А. Солженицын, "прямой, принципиальный, достойный
иерарх").

Вот как он сам рассказывал о том, как происходило раньше сослужение с евлогианами:

"Я с благословения архиеп. Иоанна (Максимовича), как его викарный епископ, освящал с епископами
Мефодием и Сильвестром (Зап. Европейский Экзархат) новопостроенную церковь при старческом доме в
Сан-Рафаэле (Франция). Во время Ватиканского собора в Риме, почти каждое воскресение, служил со
мною в нашей Церкви епископ Касьян, ректор Богословского Института в Париже. Никому тогда и в
голову не приходило, что это недопустимо. Митрополит Анастасий выражал удовольствие, когда узнал,
что я, в отсутствие из Европы правящего архиеп. Иоанна (Максимовича), сам решил вопрос, и будучи
приглашен, принял участие в погребении митрополита Владимира (1959 г.). Поощряемое покойным
архиепископом Иоанном, наше сослужение с представителями греческого экзархата во Франции
совершалось беспрепятственно с нашей стороны".

Владыка Антоний (Бартошевич) был, без сомнения, человеком остроумным, высокообразованным,


прекрасным проповедником, духовно вырос подле своего учителя Митрополита Антония (Храповицкого),
а затем и Святителя Иоанна (Шанхайского), слыл прекрасным администратором, пользовался большой
любовью и неподдельным уважением у паствы и духовенства, любил заниматься с молодежью и был ею
весьма почитаем (чему я сам был свидетель) и много сделал для укрепления своей епархии. К тому же,
из-за характера саркастического, прямого и независимого, он "за словом он в карман не лез"; открыто
говорил и писал то, что думал, и порой весьма резко (что, конечно, не всем было по душе). Его перу
принадлежат многие Послания Архиерейских Соборов, особенно 1980-х–1990-х годов. При Митрополите
Виталии он стал его первым Заместителем.

Назвать его "либералом" можно разве что в сравнении с пламенным ревнительством Митрополита


Филарета (склонного иногда к излишне резким заявлениям), которое Архиепископ Антоний, наряду с
другими епископами (особенно членами Синода), фактически балансировал. Среди них был Епископ
Григорий, особо приближенный Митрополиту, и об этом свидетельствовала его дочь А. Шатилова:

"Владыка Григорий отличался немножко большей дипломатичностью и опасением так сказать, что это
может вызвать слишком большие проблемы... сдерживал резкие заявления Святителя Филарета
относительно безблагодатности МП. Например, он говорил: "...объявите, пожалуйста, 60-ти миллионам
русских людей, что они не миропомазаны, а только лишь по мирскому чину крещены...". А Митрополит
мог на это пойти, но Владыка Григорий считал, что для церковного строительства будет правильней не
так резко высказывать...".

Нет сомнения, что Вл. Антоний был поклонником более широкого понимания икономии, чем Митрополит
Филарет (зачастую чересчур завися от своих представлений, боязни самоизоляции, местных
епархиальных условий и традиций, сложившихся еще во время Митрополита Анастасия при
Архиепископах Нафанаиле и Иоанне).

И уж так устроено, что новые тенденции всегда борются со старыми. Но, несмотря на это, в Зарубежной
Церкви уживались, в рамках дозволенного, различные, иногда даже полярные, взгляды, мнения,
подходы, позиции, промыслительно уравновешивая друг друга, и все это растворялось взаимной
любовью, что и делало РПЦЗ твердо стоящей на своем основании.

Естественно, в процессе борения позиций между двумя такими яркими личностями, как Митрополит
Филарет и Архиепископ Антоний, не могло не возникнуть определенных несогласий, недопонимания,
трений, особенно по вопросу отношения к евлогианскому расколу и новостильникам в применении к
специфическим условиям, реально сложившимся в Западно-Европейской епархии.

В частности, на Всезарубежном Соборе разбирался вопрос ушедших в раскол от Русской Зарубежной


Церкви (фактически, от всей Российской Церкви) Западно-Европейского Экзархата и Американского
Митрополии, в отношении которых Митрополит занимал принципиальную позицию (а именно, что в
Зарубежье нет никаких "трех ветвей" Русского Православия, а "есть только одна Русская Церковь и есть
отделившиеся от нея части"), в то время как некоторые епископы, в частности, Архиепископ Антоний
(Бартошевич), были к отколовшимся более снисходительны.

Так, "Архиепископ Женевский Антоний прочитал на Соборе доклад о Церкви в современном виде…


Призывая к твердости в исповедании истины, докладчик, однако, призывал и к снисходительному
отношению к тем, кто отделился от единства Церкви за рубежом, и к тем, кто еще не окончательно
коснеет в догматических заблуждениях. Доклад вызвал очень оживленный обмен мнениями, причем
одни очень горячо поддерживали точку зрения докладчика, а другие относились к некоторым
положениям его с большой осторожностью, а иногда и несогласием".

Среди несогласных с такой "мягкой", "снисходительной" позицией к отколовшимся были на Соборе, в


первую очередь, Митрополит Филарет, Архиепископы Аверкий и Виталий. Митрополит Филарет
считал, "что во второй части (доклада Владыки Антония Женевского) есть мысли, которыя могут смутить
некоторых из нашей паствы и с которыми вряд ли может согласиться Архиерейский Собор, т. к. оне
выражают только личные мысли Архиепископа Антония". При этом Архиепископ Виталий добавил, "что
икономия состоит не в сослужении с еретиками, а в том, чтобы верующим облегчалось возвращение в
Церковь". В результате Архиерейский Собор постановил "опубликовать доклад Архиепископа Антония
Женевскаго без второй части, но с его заключением".

В течение нескольких лет (в 1970-х годах) между Владыкой-Митрополитом и Архиепископом Антонием


происходила переписка по поводу отношения к евлогианам. Началась она с письма Митрополита
Филарета из-за жалобы в Синод на своего епархиального Архиерея о. Василия Саккаса (грека по
национальности).

В первом письме, написанном по поручению Архиерейского Синода, Митрополит Филарет, указывая на


неправильные действия Вл. Антония, нарушающего "общее направление, данное нашей Церкви
Архиерейским Собором", писал среди прочего следующее:

"Я упомяну здесь самое главное, не останавливаясь на каждом пункте жалобы о. Василия, который
некоторыя явления может быть воспринимает слишком, остро  (в одном письме Владыка-Митрополит
писал, что о. Саккас, по-видимому, впал из-за своей чрезмерной ревности "в какую-то "прелесть").

1. Ваше Высокопреосвященство объясняете причины, по которым Вы сразу не воспрепятствовали своим


прихожанам ходить на богослужения в Шамбези. Прежде всего трудно согласиться с тем, что этот центр
не экуменический посколько он был основан как представительство Константинопольскаго Патриархата
при Всемирном Совете церквей, а не как обычный епархиальный центр. Вы сами признаете, что надо
было запретить Вашим пасомым ходить туда и там участвовать в богослужениях, но только указываете
на соображения, вызвавшия Ваше промедление с решительным осуждением хождения туда Ваших
прихожан. Вы пробовали увещевать Тихона Троянова. Вы не делали бы этого, если бы находили, что он
прав... Ваше упоминание, что Тихон может быть масоном и оттуда получать задания "для развала в
нашем, до сих пор дружном и тихом приходе", – для нас служит указанием на то, что это могло быть
более значительным источником осложнений, чем резкость суждений о. Василия.

2. Будучи последовательными после того, что мы осудили еретический экуменизм Патр. Афинагора, о
котором еще при жизни его было широко известно, что он масон, – никто из наших Преосвященных или
священников не служил о нем панихид. Судя по докладу о. Василия, Вы явились исключением, когда
поручили о. Осии совершить такую панихиду.

3. Мы никогда не участвуем ни в каких "экуменических" молитвенных собраниях. Мы очень твердо этого


придерживаемся и осуждали православных из греков и других национальностей за участие в них через
чтение Евангелия или произнесение молитв. Письмо о. Осии, приложенное к докладу о. Василия,
показывает, что Ваше Высокопреосвященство отнеслись к такому случаю иначе.

Мы не служим с епископами Константинопольскаго Патриархата, а Вы допустили Еп. Емелиана к


совместному с Вами отпеванию г-жи Барбур. Равным образом нас удивило сообщение будто при
отпевании протоиерея нашей Церкви о. Георгия Самкова Вы дали греческому священнику читать
разрешительную молитву. Сослужение с Еп. Емелианом нас особенно удивило, ибо такое решение
далеко выходит за пределы епархиальной компетенции. Если Вам оно казалось возможным, то все-таки
надлежало снестись с Председателем Синода, чтобы не нарушить указание 37 Апостольскаго правила.

4. Мы отнюдь не думаем, что надо резкими отказами обижать новостильников или инославных
экуменистов. Как отказаться или уклониться от того или иного приглашения, – дело такта и может быть
различно в разных случаях. Но посколько наш Собор (в 1971 г.) признал экуменизм ересью, – не только
я, но и епархиальные Преосвященные должны держаться одного направления, указаннаго нам
Архиерейским Собором. В некоторых случаях это может быть трудно или убыточно, но мы не можем
забывать, что уже многие наши пастыри и пасомые прониклись нашей позицией и нам важнее оградить
их от соблазна нежели угодить еретикам или таким колеблющимся и хромающим на оба колена как
Тихон Троянов. Мы знаем особую сложность положения в этом отношении в таком экуменическом центре
как Женева, но зная Вашу опытность в общении с людьми, полагаем, что Вы сумеете находить
тактичный выход в разных случаях, оказывая инославным уважение и доброжелательство, но, вместе с
тем, оберегая наши принципиальныя позиции.

5. Со времени моих предшественников наша Церковь усвоила известный "стиль", т. е. более строгое,
чем у других Церквей, зараженных модернизмом, соблюдение православнаго быта. Я уже однажды
писал Вам о своем удивлении по поводу программы базара в пользу Женевскаго собора. Ваш ответ нас
не переубедил…

У нас создалось впечатление, что одной из причин расхождения с Вами о. Василия явилось то, что он
хочет видеть в нашей Церкви равнение по строгости Православия в литургической и бытовой жизни, а у
Вас видит слишком большую снисходительность к людям типа Тихона Троянова. Как ревностный грек он
может иногда пересаливать, но, с другой стороны, он может быть прав с той точки зрения, что большая
строгость, встречаемая молодежью с ранних лет, воспитывает ее православно. Видя с Вашей стороны
такую строгость, не только в Вашей личной жизни, но и в указаниях им, многие может быть выросли бы
так, что ни Шамбези, ни Аннеси их бы никак не привлекали.

Мы полагаем, что некоторая мнительность о. Василия в отношении к Вашему Высокопреосвященству


может объясняться тем, что он не русский. Такое явление именно с нерусскими клириками наблюдается
нередко. Вследствие этого нам приходится оказывать им иногда больше внимания, чем к нашим
единоплеменникам...".
Архиепископ Антоний ответил на это письмо следующим:

"К сожалению должен сказать, что со многим в разъяснениях не согласен. Путь самоизоляции нашей
Церкви от всех и всего, кроме греческих старостильников, мне кажется путем гибельным. На многие
вопросы современной церковной жизни и наших отношений с православным духовенством
автокефальных Церквей у нас нет определенных и ясных ответов. Вот почему каждый правящий
епископ имеет какую-то свободу действий, в зависимости от обстоятельств и момента и о чем судить из-
за океана не всегда легко. Кроме того Церковь всегда признавала политику икономии, т. е. во имя
интересов Церкви малыя отступления от общих правил. Разрешала она это – доверяя своим епископам,
и веря в их православие.

К неясным вопросам относится, например, вопрос о том: кто из епископов "еретик", а кто нет? Ведь если
мы осудили экуменизм как ересь, осудили учение, то мы не осуждали официально как еретиков какия-
то личности. Мы в соборных постановлениях на которые Вы ссылаетесь, не сказали – такие то епископы
Константинопольской Церкви еретики, а такие нет. Мы не указали на каждаго отдельнаго еретика
пальцем. Или от того, что мы осудили экуменизм как учение еретическое, мы должны считать, что все
епископы православных Церквей стали еретиками, так как эти Церкви являются членами
Экуменическаго Совета. Да не будет! Мне кажется, что Вы так думать не можете, ибо это бы было ве-
ликим заблуждением и впадение нас самих в раскол с Церковью Христовою. А если не все еретики, то
которые же еретики, а которые нет? Вы сами, Владыко Святый, в своих скорбных посланиях именуете
отца православнаго экуменизма и великаго еретика "Вашим Святейшеством". Кто же он еретик или
святейший отец. Выходит, что пока он жив, он святейший, а как умер то по нем нельзя даже частной
панихиды отслужить. Афинагор покойный не был отлучен от Церкви, как Толстой. От Синода не
поступило запрещения служить по нем панихид и однако от официальной панихиды во главе со мною я
отказался и поручил своему священнику отслужить частным образом и в этом не вижу никакого пре-
ступления. Неужели правящий архиерей в своей епархии не имеет права сам решать вопрос по ком и
как служить панихиды. Так же первый раз слышу, что правящий архиерей не может служить с
архиереями других автокефальных Церквей и должен для этого запрашивать Архиерейский Синод.
Какое-то недоразумение! До сих пор в Церкви Христовой я мог служить по собственному усмотрению и
решению с любым архиереем не нашей Церкви. Исключение было сделано только, для несвободных
Церквей, порабощенных безбожниками за железным занавесом. Сколько раз при митроп. Анастасии в
Женеве в нашем храме служили греческие иерархи и мой брат никогда за разрешением не обращался в
Синод, а сам решал этот вопрос. Скажем, что тогда экуменизм не принял еще тех окончательных форм,
которыми он одевается ныне. И я с этим считаюсь. С иерархами причастными непосредственно к
экуменическому движения я не литургисаю вместе и не причащаюсь из одной Чаши. В этом я им могу
совершенно спокойно отказать, объяснив в чем дело. Но, простите пож. отпеть с одним из них умершую
гречанку, что случается раз в десять лет, не есть преступление. Я удивляюсь, что Архиерейский Синод
смотрит на это дело так же узко, как и отец Василий. Простите, Владыко Святый, за высказанное мною,
но мне кажется, что это вопросы принципиальные которые должны быть разрешены совместно и что я
имею право и даже обязанность высказать свое мнение, по 37 апост. правилу. Выгнать греческаго
священника, который пришел выразить нам сочувствие по поводу смерти отца Георгия Самкова и не
допустить его до сослужения с нами, опять таки не на литургии и даже не в таинстве, а просто в от-
певании, я не могу. И если бы я с греческим духовенством совершал требы много раз в году, каждую
неделю, то понимаю, что это могло бы кого-нибудь и соблазнить. Но прошлый раз сослужил мне на
отпевании моего отца тот же греческий священник восемь лет тому назад. Есть о чем говорить? А право
применения церковной икономии всегда остается за мною, как православным епископом. Кроме того
опять подлог: никакой разрешительной молитвы грек не читал над отцом Георгием. Он просто сказал
возглас после ектении...

В связи со всей путаницей междуцерковных отношений и еретических высказываний отдельных


православных иерархов нашего времени, необходимо на Соборе сделать доклад о ИКОНОМИИ
ЦЕРКОВНОЙ,о правах ПРАВЯЩИХ АРХИЕРЕЕВ, об отношениях с другими Церквами. Переживаем мы
трудное время, когда надо учесть все, не пропуская мелочей...

Возвращаясь опять к делам женевским должен сказать, что запретил я в конце концов Тихону и
компании причащаться в греческом центре в Шамбези не по причинам каноническим (что мол у них нет
благодати и таинств), а чисто пастырским, чтобы не болтались между двумя приходами и не набирались
греческаго модернизма, не увлекали бы туда наших прихожан. Выражению отца Василия, что кто
причащается с новостильниками, то плюет на крест Христов, я никак не сочувствую. Едущим нашим
прихожанам в Грецию не запрещаю причащаться и у новостильников. Ведь пример этому подаете Вы
сами, Владыко Святый, служа в Париже с румынами и даже обещая им хиротонисать отца Василия
Болдеану во епископа. Какого епископа – новостильнаго? Или поставите условие румынам перейти на
старый стиль, что бы их оттолкнуть от нас и пустить по волнам церковной неправды. Все это не так
просто, как кажется. Вы сами в недавнем прошлом говорили, что Митроп. Антоний писал о том, что
новый стиль не есть ересь. Владыка Иоанн (Максимович), хотя и был человек не легкий, однако имел
широкий вселенский взгляд на Церковь Христову, понимая, что кроме часто недостойных
представителей ея существует Сама Церковь, церковный народ, верные пастыри, хранимыя благодатью
Божиею. На вопрос есть ли благодать в официальной Церкви в России он не задумываясь ответил так:
конечно есть, хотя отдельные иерархи ведут себя недостойным образом. На этом он воспитывал и нас".

После этих писем переписка продолжалась и далее. Каждая сторона выдвигала свои веские аргументы,
Вл. Антоний оправдывался, ссылаясь на прежнюю пастырскую практику, принятую в его епархии, не
замечая, что времена меняются и на апостасийные явления нужно реагировать уже по-другому.
Митрополит Филарет, увещевая по-отечески с любовью, был тверд и не отступал, понимая, что в
сложившейся традиции в Западно-Европейской епархии был "повинен" не только Вл. Антоний, но и его
предшественники по кафедре.

По этому поводу Митрополит Филарет писал Вл. Антонию в письме от 27 января 1976 г. так:

"Хотя я, как уже сказал, считаю, что Вл. Иоанн (как и его предшественник в З.-Е. Епархии, Вл.
Нафанаил) должны были сразу прямо сказать своей пастве о правде Зарубежной Церкви и о неправде
евлогианства, а не создавать "юрисдикционнаго" хаоса, но все же мне хочется думать, что Владыка
Иоанн не делал этого потому, что надеялся на возвращение отколовшихся и считал, что пока еще не
время разрывов и строгостей, а время ожиданий и надежд. Очень может быть, что это именно так. Ведь
и Вы, Владыко, до самаго последняго времени не теряли надежды на это, как и я лично до
Всезарубежнаго Собора не ставил вопроса так остро и категорически. Ибо и у меня теплилась эта
надежда! Но теперь настал решительный момент поворота".

Надо отметить, что в этом вопросе Архиерейский Синод был на стороне своего Председателя, но никаких
специальных замечаний Вл. Антонию не делал.

О солидарности с ним членов Синода Митрополит писал мат. Магдалине (Граббе) в письме 1974 года:

"В области взаимоотношений с раскольниками – Евлогианами, я с ним (Вл. Антонием)  расхожусь совер-


шенно. И это – вопрос большой и принципиальный и обще церковный, а не епархиальный. И никакой
рядовой епархиальный Архиерей не имеет права решать его самостоятельно и считать себя последней
инстанцией в этом вопросе.

Поскольку мне стало известно, что Владыка копии своего письма мне разослал другим архиереям, я не
стал держать его в секрете, а зачитал на заседании Синода. Реакция была такова: один член Синода
сказал: "письмо – грубое"; второй сказал: "письмо – дерзкое"; третий сказал: "видимо, Вл. Антоний не
понимает ложности и опасности своей позиции..." … не думайте что я обвиняю в юрисдикционной
кашеВл. Антония. Нет – не он ее устроил. Эта беда началась давно – но как было бы хорошо, если бы он
как следует взялся бы за борьбу с нею!".

Сейчас некоторые малосведущие в зарубежных делах (включая автора Доклада), особенно недруги


Зарубежной Церкви, пишут об одиночестве Митрополита Филарета среди архиереев, ссылаясь на его
письмо от 12 июля 1975 г. о. Георгию Граббе, и тем самым хотят противопоставить "хорошего"
Митрополита "плохим" и "либеральным" его собратьям.

Но правильно ли это? Разве Зарубежная Церковь, будучи единой, вдруг разделилась при Митрополите
Филарете?

Если внимательно прочитать это письмо, написанное после напряженной дискуссии в отношении
евлогиан, А. Солженицына и постановки епископа новостильным румынам, бывшей 3-5 июля 1975 в
Леснинской обители на Совещании Европейских Преосвященных и оставившей у него "тяжелое
воспоминание", то становится ясно, что разговор идет не об одиночестве среди всех зарубежных
архиереев (между которыми было немало ему единомысленных), а именно среди Европейских
Преосвященных, с которыми возникли расхождения. И между ними самым активным оппонентом
Первоиерарха был в это время Архиепископ Антоний Женевский.

Но даже и в этом случае у Митрополита Филарета "в личном плане" были "добрые отношения со


всеми" архиереями, включая Вл. Антония. А как явствует из письма Митрополита Филарета от 27 января
1976 г., он относился к Вл. Антонию "с братскою откровенностию, в духе братолюбия и любви", считая,
что между ними – "полное доверие и братолюбие".

Святитель подтвердил это в письме от 18 апреля/1 мая 1976 г.:

"Если я в чем-либо огорчил или оскорбил Вас в моих братски-откровенных письмах, искренно прошу
прощения. Но я не считал, что мы с Вами, как говорят в миру, "были в ссоре". Разошлись мы во мнениях
основательно, но разве это – ссора? Моя братская любовь и уважение к Вам – неизменны. А когда я
узнал о том, какое испытание посетило Вас, то с искренним сожалением стал молиться
о болящем  Архиепископе Антонии, и распорядился, чтобы в нашем Соборе ежедневно поминалось Ваше
имя.

В указанном выше письме о. Георгию Митрополит сообщил одну подробность:

"Я не шутя подумываю об уходе. Конечно, я не уйду "вдруг" – внезапно. Но намерен на следующем
Соборе указать, что мне слишком многое не нравится в том, что происходит в нашей церковной жизни.
И если большинство епископата со мною согласится – речи об уходе я не стану поднимать. А если я
увижу свое одиночество, или увижу себя в меньшинстве – заявлю, что ухожу".

Впрочем, уходить со своего поста Митрополит грозился не только из-за остроты этой "евлогианской"
дискуссии, но и по другим поводам, например, из-за негативного отношения некоторых архиереев
(особенно Вл. Серафима Чикагского) к его келейнику протодиакону Никите Чакирову, которого они
пытались удалить от Митрополита из-за его проделок.

И об этом он писал Архиепископу Антонию (Бартошевичу) в 1977 г., желая узнать у него, что он думает
о действиях Архиепископа Серафима:

"Если я увижу что не только тот архиерей, о котором Вы мне писали, но и другие согласны с Вл.
Серафимом, то я категорически предупрежу о том, что на ближайшем Соборе сложу свои полномочия.
Слово мое твердо – такими вещами не шутят…".

Но, как писал Архиепископ Антоний Сан-Францисский (в письме Вл. Антонию Женевскому от 18
ноября/1 декабря 1977 г.), Митрополит Филарет был человеком не
сколько обидчивым, как впечатлительным  (что вполне объясняет такое, далеко не единственное,
заявление об уходе, написанное сразу же "по горячим следам"):

"Митрополит наш чрезвычайно впечатлительный человек. Именно, не столько обидчивый, как


впечатлительный… Всякое разногласие и спор при котором все мы способны перейти границы
выдержанности, отзывается на нем, как мне кажется, следующим образом: … Он постарается
перетерпеть обиду и в конце концов искренно простит и будет добр и ласков с доставившим ему скорбь,
НО при этом /может быть за счет подвига непамятозлобия/ он более и более укрепится в своих взглядах
на предмет спора и будет искренно находить все новые и новые доказательства неправоты оппонента,
хотя как с человеком, он уже с ним примирен.

Вот и в настоящем случае, боюсь, будет так. Он побушует, вознегодует на Тебя за Твои не больно
осторожные письма, потом он вспомнит все Твои добрые качества и уют Западной Европы…".

Спустя несколько лет, на Архиерейском Соборе 1978 г., был подведен своего рода итог переписке двух
иерархов в отношении парижских раскольников.

В частности, на нем в очередной раз обсуждался вопрос хиротонии о. Василия Болдеану во епископа для
новостильной румынской общины, входящей в состав Зарубежной Церкви. Митрополит Филарет (по-
видимому, ожегшись на Епископах Кирилле, Иакове, Феофиле) высказал мнение, принятое Собором,
что, несмотря на то, что кандидат достоин и рукоположение его желательно, сделать это можно лишь
при условии, если община перейдет на старый стиль.

В свою очередь, Архиепископ Антоний Женевский выступил на Соборе с просьбой предоставить ему
право "в особых случаях допускать сослужение  (своих священников) с клиром
Архиепископии" исключительно с его ведома и разрешения. Его поддержали еще три епископа (Владыки
Филофей, Афанасий и Антоний Сан-Францисский), против, кроме Первоиерарха, особенно выступили
Архиепископы Антоний Лос-Анжелосский и Виталий Канадский. Причем на предыдущем заседании
Владыка Антоний сообщил Собору, что в междусоборный период "с евлогианами нет никаких отношений
и не было сослужений".

На следующий день в связи с этой просьбой Митрополит Филарет, желая "поделиться с Собором своей
тревогой", обратился к Преосвященным с ярким выступлением на тему отношения к отколовшейся от
Русской Зарубежной Церкви парижской группе. Ссылаясь на свв. Отцов, Первоиерарх указал, что
Митрополитом Евлогием был учинен раскол.

"Нынешние руководители евлогиан,  сказал Первоиерарх, не начинали раскола, но продолжают


следовать ему, часто с еще большим озлоблением. Вот почему мы вправе считать их священнодействия
безблагодатными. Невозможно верить в благодатность совершаемого у евлогиан и американцев… У нас
прекрасно можно вести миссию в Леснинском монастыре, где бывает много евлогиан. Но почему наши
прихожане идут к евлогианам – трудно понять. Речь идет не о том, чтобы воевать с евлогианами, но
надо сознавать, что они находятся в опасности и стараться предупредить их. Речь идет не о том, чтобы
налагать прещения или вести полемику, но о том, чтобы мягко, нежно, никого не оскорбляя, дать нашей
пастве понять, что дело не благополучно. Душа болит, что русская паства идет по пути погибели и надо
делать все возможное, чтобы она это поняла".

Единственное, что мог возразить Владыка Антоний в ответ на доклад Первоиерарха, это сказать, "что
если кто-нибудь думает, что он не говорит пастве о грехе разделения евлогиан, то это ошибка. Он
старается объяснять суть дела".

В целом эта его просьба на Архиерейском Соборе поддержки не получила.

Была также принята соборно Резолюция, представленная полностью выше: "Воздерживаясь по-


прежнему от сослужения с представителями Константинопольской Церкви и Церкви в Америке, наши
пастыри должны указывать своим духовным чадам на исповеди, что им следует обращаться за
таинствами только к своей Церкви".

На этом Соборе Митрополит убедился, что он не только не одинок, но что его поддерживает
большинство епископата, поэтому речи об уходе он не поднимал.

Тем не менее, никто другой не ценил заслуги Вл. Антония, как Митрополит Филарет, который по
собственной инициативе предложил на заседании Архиерейского Синода (11/24 февраля 1965 г.)
исполнить соборное Определение от 5/18 июня 1964 г. и возвести Епископа Антония Женевского в сан
Архиепископа, принимая во внимание его положение и усердное, полезное служение Церкви – что и
было единодушно принято.

К тому же Владыка-Митрополит неоднократно приводил Архиепископа Антония в качестве примера для


подражания своим собратьям из-за его мудрого и любовного управления Западно-Европейской
епархией.

Так, в письме 1974 г. леснинской мат. Магдалине (Граббе) он писал: "В личном плане я по-прежнему
его (Вл. Антония) люблю и уважаю, мое личное к нему отношение не изменилось. Мало того, я по-
прежнему считаю, что он  прекрасно ведет свою Епархию, в области чисто епархиальной жизни. Мои
ближайшие сотрудники могут вам засвидетельствовать, что управление Епархией Вл. Антония я  часто
ставил в образец, говоря: "если бы все наши Владыки правили Епархией так, как Вл. Антоний
Женевский – многих неприятностей в жизни нашей Церкви не было бы..."  Владыка правит, твердо,
властно – и вместе с тем, любовно отечески, мудро и тактично. Духовенство его любит и
слушается, и в Епархии полный мир и спокойствие. (О. Василий Саккас не в счетон находится в
какой-то"прелести")".

Считать же, что Вл. Антоний был главой какой-то ведущей "либеральной" партии во времена правления
Митрополита Филарета, как пытается внушить автор Доклада, нет никаких оснований.

Русской Зарубежной Церковью руководил Архиерейский Синод, постоянным членом которого Вл.
Антоний тогда не был. И ее направление в 1970-1980 годы определяли, кроме Первоиерарха, прежде
всего, Епископ Григорий (Граббе), сначала в сане протопресвитера (главный зарубежный идеолог,
помогавший Митрополиту в составлении его Скорбных Посланий и прочих документов,
которого либералом назвать невозможно), затем Заместители Председателя Синода: Серафим Чикагский
и Виталий Канадский (также далеко не либералы), далее, Владыки Никон, Аверкий (совсем
не либералы) - и, наконец, в немалой степени протодиакон Никита, келейник Митрополита (также
не либерал), но никак не Архиепископ Антоний Женевский, бывший на отшибе и редко приезжавший в
Синод, занимавшийся, в основном, делами своей епархии, а не общецерковными. И выделился Вл.
Антоний особенно после кончины Митрополита Филарета, став вторым лицом после нового
Первоиерарха, с которым имел отношения самые дружеские и доверительные, и произошло это после
удаления от дел влиятельного Еп. Григория.

Конечно, были некоторые архиереи, которые сочувствовали более "мягкой" позиции Вл. Антония в
отношении евлогиан (например, старый, еще по Харбину, друг Митрополита Филарета – Вл. Нафанаил,
написавший даже статью об этом, а также Вл. Павел), считавшие, что Первоиерарх слишком резко начал
"закручивать гайки", не разобравшись как следует в обстановке, исторически сложившейся в Западной
Европе, но их сочувствие было скорее пассивным и кулуарным, да и постоянными членами
Архиерейского Синода (который в целом поддерживал Первоиерарха) они не были, поэтому его
политику и не определяли.

И действительно, либеральных (безразличных) можно было более найти среди мирян, ходивших, по
слову Митрополита, "то туда, то сюда", чем в среде архиерейской.

В этом отношении автор Доклада сильно, до неправдоподобия, сгустил краски, сделав из Митрополита


Филарета какую-то слабовольную марионетку в руках "либералов". И в это могут поверить только люди
совершенно несведущие.

И более того, как писал Архиепископ Серафим Чикагский (пожизненный член Синода) в письме 1980 г.
Вл. Антонию: "Вся беда, что Церковью управляет почти самодержавно сам м-т (Филарет). С членами
Синода он почти не считается". В другом месте он добавил, что все дела в Синоде заранее решаются
между Митрополитом Филаретом и о. Георгием Грабе. И это писал Первый Заместитель Председателя
Синода, который, как полагали, имеет большое влияния на церковные дела.

Без сомнения, в епископате временами была борьба тенденций, полемика, обсуждения (особенно
кулуарно), тем более, что люди там были разные, с разными характерами и представлениями, но не
диктат какой-то всесильной "либеральной партии" (разве что посчитать семью Граббе "партией", но
только не либеральной). Это выдумка недругов Русской Зарубежной Церкви, не знакомых с истинным
положением вещей.

Заявлять, как это делает автор Доклада, что Вл. Антоний был промосковский, предтечей унии с МП,
врагом катакомб и, более того, еретиком – чистая понапраслина, если не сказать,
бездоказательная клевета или несуразица, тем более, что сам Митрополит Филарет так никогда не
считал (не говорил и не писал), в противном случае, он и намека на ересь в Церкви, которую
возглавлял, не потерпел бы (вспомним его известные два письма Архиепископу Аверкию, пустившему в
крипт "бездомных" коптов).

Более того, "православность … образа мыслей" Архиепископа Антония Митрополит Филарет подтвердил


в письме ему от 18 апреля/1 мая 1976 г.:

"Владыко! Разве я говорил о "неправославии" Вашего доклада, блестящаго и убедительнаго (имеется в


виду доклад, прочитанный на Всезарубежном Соборе)? Правильно ли Вы меня поняли? Я имел в виду
только то, что я и другие архиереи были не согласны с некоторыми чисто-практическими  указаниями В.
(ашего)доклада /здесь – опять речь о сослужении, которое защищает Ваш доклад/. Но по идейно-
богословской и идейно-церковной стороне, В.(аш)  доклад вполне православен. И
вообще,  православность Вашего образа мыслей не подлежит сомнению – ни для меня, ни для
других Ваших собратий!".

Чтобы доказать свои домыслы и всячески очернить известного зарубежного иерарха, а через него,
фактически, и всю Зарубежную Церковь, автор Доклада не останавливается и перед безосновательным
вымыслом, передергиванием, подтасовкой.

Например, чтобы доказать, что Вл. Антоний был против греков-старостильников, он приводит его
письмо, направленное, в основном, против Бостонского раскола, духовный лидер которого, грек
архимандрит Пантелеимон, старался также преобразовать РПЦЗ на свой сверхправильный лад. Как
следует из Послания пастве, Вл. Антоний был не против греков как таковых и не против старостилия, а
против того, чтобы некоторые греки-старостильники, возгордившиеся от своей "праведности",
самочинно делали себя "вселенскими судьями" и старались восхитить себе суд, им по праву не
принадлежащий.

"...Гордость помрачила разум греков, держащихся старого календаря, справедливо писал Архиепископ


Антоний. Они возомнили себя не больше не меньше как единственно истинными православными
христианами, а все Церкви Христовы и все Православие лишенными благодати Божией. Не бесовская ли
это гордость, лишившая, очевидно, благодати эти самочинные старостильные группы? Какую жалкую
картину являют они миру, враждующие между собой, обвиняющие друг друга в
неправославии, делящиеся на все более мелкие группы, из коих каждая претендует на
"вселенскость", ставя епископов и вне Греции, не разбираясь в качествах и достоинствах кандидатов
и не будучи в состоянии контролировать их деятельность за границей".

С признанием Архиерейского Синода хиротоний авксентьевской ветви Вл. Антоний согласен не был и
остался единственным архиереем, приехавшим на его заседание, не подписавшимся под Определением
1969 года. Он был вообще против вмешательства РПЦЗ в дела другой Поместной Церкви, кстати, как и
Митрополит Анастасий, свят. Иоанн (Максимович) и Архиепископ Нафанаил Венский, который в докладе
1976 г. Совещанию Европейских Преосвященных писал следующее (может быть, и его надо предать
анафеме?):

"В разбираемом письме (имеется в виду письмо иподиакона Леонтия Константио Митрополиту


Филарету) нас обвиняют в действительном прегрешении: во вмешательстве во внутренния дела иной
Поместной Церкви, и это  обвинение обосновано.

Церковные каноны строго воспрещают вмешательство одной Поместной Церкви во внутренние дела
другой. В разбираемом письме приводится ссылки на ряд относящихся сюда канонов. Единственным
исключением является случай, когда та или иная Поместная Церковь впадет в ересь. Тогда прочия
Церкви, собравшись на Собор или обменявшись соответствующими посланиями и обсудив положение,
отсекают от своего общения данную Поместную Церковь, как зараженную смертельным ядом ереси. Так
было в древности при заражении Церкви вне-византийскаго Востока ересью Несторианства или Церкви
Египта и некоторых диоцезов Сирии ересью Монофизитства. Так по существу, хотя и без соблюдения
формальностей, и протяженно, в течение нескольких столетий, было поступлено и с Церковью Запада,
когда она провозгласила ересь Филиокве и главенства Римскаго папы.

Но никто никогда не провозглашал, что Церковь Эллады впала в ересь. Да, она ввела у себя
нежелательный и неполезный новый календарный стиль для неподвижных праздников.Но никакой
авторитетный орган в Православной Церкви не провозглашал Григорианский календарь ересью,
особенно, если при этом не задевается Пасхалия.

Несколько раз Русская Церковь была близка к введению в церковную жизни Григорианскаго календаря.
Поднимался этот вопрос при Петре Великом, при императоре Павле Петровиче, а в самом начале этого
века вопрос о новом календаре ставился на обсуждение предсоборной Комиссии. И никому не пришло в
голову разрешит этот вопрос просто ссылкой на то, что новый календарь – ересь.

В самом конце прошлаго века Святейший Синод склонялся к введению новаго календаря, но был
остановлен блестящим докладом В. Болотова, доказавшего неточность Григорианскаго календаря и
превосходство календаря Юлианскаго, церковно исторически ценнаго, как сочетающаго в себе
элементы солнечнаго и луннаго календарей.

Тем не менее в июне 1923 г. Святейший Патриарх Тихон дал указ о введении новаго календаря в
Русской Церкви. Через несколько дней, узнав о неодобрении этого мероприятия большинством
епископата, он отменил этот указ. Но никто не упрекнул патриарха в ереси за то.

Великий русский святитель-мученик, архиепископ Илларион, говорил и даже письменно высказывался,


что перемена календаря по существу также неважна, как перестановка часов на летнее время, принятая
во многих странах.  И никто его в ереси за это не упрекнул. Хотя конечно это крайнее мнение неверно
по существу. Перестановка часов для Церкви безразлична, а новый календарь вреден: духовно ценнаго
он в себе ничего не имеет, а вызывает смуты и раздоры. Кроме того, за последния десятилетия он стал
элементом душе-пагубнаго церковнаго модернизма. И все же сам по себе новый календарь никак не
ересь. И следовательно введение его в Элладской Церкви не оправдывает архиереев Русской
Зарубежной Церкви в их вмешательстве во внутренния дела Церкви Эллады.
Да, конечно, мы не можем оставаться равнодушными к преследованиям старостильников в Греции со
стороны новостильнаго священноначалия. Мы конечно ощущаем самое искреннее и горячее сочувствие
к нашим страдающим собратьям, терпящим преследование за правое дело.

Если внешния преследования недопустимы в Церкви и в отношении еретиков, то тем более недопустимы
они в отношении собратий, принадлежащих к одному Церковному Телу.

Мы всей душой сочувствуем старостильникам, но сочувствие еще не есть вмешательство.

И если бы мы не вмешались во внутренния дела Греческой Церкви, то нам был бы открыт законный и
правильный путь для помощи старостильникам Греции: путь ходатайства, заступничества, за гонимых
пред священноначальством Церкви Греции. Не будем думать, что это путь малозначащий. Ведь даже на
богоборческую советскую власть влияют голоса извне, и например Почаевскую лавру удалось отстоять
благодаря этим голосам. Тем более могли бы быть действительны наши голоса в защиту
старостильников в Греции.

В этом вопросе дело облегчалось бы тем, что Элладская Церковь из всех Церквей Востока нам более
всех духовно близкая, наименее модернизированная, наиболее верная канонам Церкви. Именно в Ея
недрах недавно был переведен и напечатан в миллионном числе экземпляров текст послания нашего
Первосвятителя к патриарху Константинопольскому с призывам хранить верность святым канонам.

Этот безупречный путь не закрыт для нас и сейчас. Надо только прежде всего возстановить
каноническое общение с Церковью Греции и обещать не вмешиваться в Ея дела с нарушением святых
канонов.

Историческая аналогия может помочь нам представить эту проблему с достаточной широтой.

Как бы отнеслась русская церковная власть, если бы в XVII, XVIII или XIX веках какая-нибудь иная
Поместная Церковь взялась бы посвящать епископов для наших старообрядцев, при этом допуская их
возносить дерзкая хулы на свою Церковь и до крайности враждовать между собою.

Как и у наших старообрядцев, главным грехом старостильников в Греции является их озлобленность


против Элладской новостильной Церкви и обостренная враждебность друг с другом.

Если мы хотим соблюдать святые каноны мы не можем никак и ни при каких обстоятельствах
вмешиваться во внутренняя дела Греческой Поместной Автокефальной Церкви на ея территории.

Другое дело вне ея территории. Тут мы можем принимать греческих старостильников в нашу Церковь,
если они выразят таковое желание. Но принимая их к себе, мы принимаем и всю ответственность за них.

Примеры из истории последних десятилетий подтверждают это утверждение. Мы приняли в состав


нашей Церкви греческий Преображенский монастырь вБостоне, и несмотря на неодобрительные отзывы
о нем иподиакона Леонтия, монастырь этот стал одним из украшений нашей Церкви, хранящим
церковную дисциплину и верность церковным канонам. А посвященные с нарушением святых канонов
нашими епископами греческие старостильные архиереи превратились в руководителей враждующих
группировок, вносящих смуту и соблазн в церковную жизнь своей страны. Потому что на принятие
Бостонскаго монастыря к нам было Божие благословение, а напосвящения совершенные с нарушением
канонов и вопреки запретам нашего священноначалия, нашего тогдашняго Первосвятителя,
Митрополита Анастасия, не могли привлечь Божияго благословения.

У нас нет сейчас никаких данных, чтобы менять точку зрения Митрополита Анастасия. Надо решительно
заявить, что эти посвящения, совершенныя отдельными иерархами нашей Церкви, были делом
самовольным, и не одобряются нашей Церковью. Нельзя из-за борьбы с малым беззаконием – новым
календарным стилем, нарушать основные каноны Церкви. Для нас в этом деле должны быть страшны
слова Христовы: "оцеживающие комара и верблюда поглощающие".

В отношении же посвященных нашими епископами старостильных греческих епископов, надо призвать


их прекратить вражду между собою и не возводить хулы на оффициальную Церковь Греции".

Так что фраза из Доклада "Политика по отношению к старостильникам находилась под влиянием таких
личностей, как архимандрит Пантелеймон и архиепископ Антоний Женевский" является ложной по
отношению к Вл. Антонию, который как раз и не определял политику Церкви в отношении
старостильников, в противном случае все было бы совсем по-другому. Чего нельзя сказать в отношении
бостонского архимандрита Пантелеимона (правда, тот был на стороне матфеевцев), Епископа Григория и
Архиепископов Аверкия и Виталия.

Также автор Доклада бросил обвинение Вл. Антонию, что он принял католика И. Роша через
миропомазание и признавал его обливательное крещение. Но такова была практика сначала Российской
Православной Церкви, а потом и Зарубежной, в отношении католиков и протестантов. И ожесточилась
она после соответствующего решения Архиерейского Собора РПЦЗ 1971 г., да и то на усмотрение
правящего архиерея. Да и крещение через обливание (окропление) всегда признавалось по икономии
Русской Зарубежной Церковью, несмотря на нарушение правильного способа совершения Таинства. И
при наличии духовных проблем, при соответствующем дознании, оно могло быть дополнено, а если
имелись доказательства, что крещение фактически не было совершено, то крестили тогда заново.

Вот что на тему крещения писал архимандрит Константин (Зайцев) в своем Пастырском Богословии,
изданном в Джорданвилле:

"Крещение совершается только над теми, кто никогда никем крещен не был, причем действительно
всякое крещение, только бы оно было совершено во имя Святой Троицы. Эта распространяется  не
только на католиков и протестантов, но и на еретиков.  Если есть сомнение в том, было ли
совершено крещение и правильно ли (т. е. "во имя Отца и Сына и Святаго Духа") было оно совершено,
то употребляется такая формула при крещении: "крещается раб Божий, аще не крещен есть, во имя
Отца и пр.". На обязанности священника лежит выяснение, не было ли злой воли в крещении спешном
без священника, и тогда должен он не восполнять его, а совершать наново".

А вот что писал прот. Михаил Помазанский в отношении "крещения обливанием":

"Крещения обливанием признается Церковью, но не одобряется, как не каноническое".

Так что нечего наводить "тень на плетень"…

Другое обвинение, предъявленное Вл. Антонию, что по его вине в зарубежный список прославленных
Новомучеников проникли сергиане, является злобной ложью. – Вл. Антоний, как явствует из его письма
Митрополиту Филарету (и другим епископам, а также обратным письмам от них), к подготовке к
прославлению и, следовательно, к спискам и к этому недоразумению, не имел прямого отношения (что
его и огорчало).

Да и Архиепископа Лазаря (а не о. Михаила Рождественского или о. Гурия, о которых, как говорят


архивы, и речи как о кандидатах никакой никогда не было) ставил по его настойчивой просьбе в
епископы не только "либерал" Вл. Антоний, но и консерватор Вл. Григорий (Граббе) – один из главных
участников тайного даже от архиереев журбенковского дела и с одобрения другого консерватора
Архиепископа Виталия (Устинова). Да и обратился иеромон. Лазарь к Вл. Антонию сам по своей
инициативе, т. к. он был хорошо известен в России по своим радиопередачам.

Кстати, о. Лазарь никогда не был "катакомбным монахом", как написал автор Доклада, т. к. в


монашество его постриг эмпэшный архим. Амвросий (Иванов), а ранее он был некоторое время
послушником в Глинской пустыни (МП).

А чего стоит следующее бредовое обвинение автора Доклада: "Архиепископ Антоний Женевский


поддерживал политизацию РПЦЗ"? Откуда это взято? Непонятно…

А как отнестись к такой беззастенчивой, злобной клевете:"Возможно, что через слухи о тайнобрачии
архиепископа Антония Женевского КГБ имело возможность им манипулировать, и поэтому он проводил в
РПЦЗ линию, выгодную МП"?

Поневоле подумаешь, что у написавшего эту клевету и переполненного злобой по отношению к РПЦЗ не
все обстоит благополучно с моралью.

Но этого мало, автором этого злополучного Доклада был составлен целый обвинительный приговор


Архиепископу Антонию Женевскому (а фактически - всей РПЦЗ):

– "принимает ересь новокалендаризма (непонятно, как можно принять ересь, которой не существует,


как и не существует надуманного термина "греко-сергианство"),

– признает благодатными церкви "мирового православия" (а какой компетентный Собор признал их


безблагодатными? Вспомним аргументы Митрополита Антония и проч.),

– подпадает под Анафему на экуменизм, подпадает под Анафему на масонство (в т.ч. и чрез общение с
Константинопольским патриархатом) (бездоказательно, никогда и нигде не поддерживал то и другое. И
если следовать этой логике, то и сам Митрополит Филарет, называя Патриарха Афинагора, масона и
экумениста, его титулами, тем самым подпадает под эти анафемы),

– подпадает под Анафему на новый стиль(вместе со всеми Митрополитами РПЦЗ, включая Святителя
Филарета, не считая прочих. Еще раз вспомним аргументы Митрополита Антония),

– считает старостильников "самочинными старостильными группами" (РПЦЗ, например, создалась на


основании Указа за № 362 Св. Патриарха Тихона, а на каком каноническом основании создались
греческой старостильные группы? И если такового у них не имеется, их и нужно
назвать самосоздавшимися или самочинными, как образовавшимися по своему почину),

– признает благодатной Московскую патриархию"  (а разве какой-нибудь из Архиерейских Соборов РПЦЗ


выносил решение о безблагодатности МП? Как известно, нет).

Теперь о якобы "масонстве" Вл. Антония. Вот выдержка из Послания 9-го Епархиального съезда
Западно-Европейской Епархии 1972 г., направленного в целом против распространяющегося
модернизма, под которым на первом месте стоит его подпись:

"Наша Церковь преграждает дорогу разрушителям христианства, будь-то воинствующие безбожники


или  франк-масоны  – реформаторы. Да сохранит нас Господь и в будущем, возлюбленные братья и
сестры,  от современных лже-учителей и лже-пророков, явных и тайных врагов Церкви Христовой!".

В Докладе также указывается, что Вл. Антоний "негативно относился к Августейшим наследникам" (т. е.


к семье Великого Князя Владимира Кирилловича). Но вот слова Великого Князя в отношении
Женевского Архиерея, сказанные в его Обращении 1974 г. Всезарубежному Собору:

"Меня также непрестанно заботит мысль о насущной необходимости воспитания нашего юношества и
детей в твердом духе православной веры и отеческих преданий… В этом последнем … с искренней
радостью отмечаю  неустанные труды в таком направлении Владыки Архиепископа Антония
Женевского".

И в сноске к этому документу, находящемуся на официальном сайте Российского Императорского Дома,


имеются следующие слова:

"Антоний (в миру Бартошевич Андрей Георгиевич) (1910-1993) – архиепископ Женевский и Западно-


Европейский… С глубоким уважением  относился к главе Российского императорского дома великому
князю Владимиру Кирилловичу, с которым состоял в переписке".

Так кому надо верить?

*****

В связи с клеветническим и абсурдным обвинением Вл. Антония в том, что он является "аввой для тех,
кто предал часть РПЦЗ в руки Московской патриархии",  нелишним будет вспомнить, кто первым
выступил против унии с МП.

Как все знают, это воспитанные им клирики и миряне его Западно-Европейской епархии, которые
писали письма протеста против готовившейся унии еще до 2000 года. И один знающий хорошо этого
Владыку клирик мне говорил, что если бы жив был Вл. Антоний, то подготовки к унии не было бы.

В этом смысле ценным будет свидетельство недруга: иерарха Московской патриархии, митрополита
Воронежского и Борисоглебского Сергия:

"В 1985–91 годах я был представителем Русской Православной Церкви при Всемирном совете церквей в
Женеве. Это мне позволило не только увидеть жизнь других христианских деноминаций и мировых
религий, но и ближе познакомиться с Русской Зарубежной Церковью.

Зарубежной епархией в Женеве управлял в те годы архиепископ Антоний (Бартошевич). Но сам он


уклонялся от общения не только со мной, но и со всеми моими предшественниками".

Да, Вл. Антоний считал, что Россия не лишена таинств (ссылаясь при этом на авторитет Святителя
Иоанна Максимовича, учившего так), говоря, что они подаются не ради их совершающих, а ради с верой
принимающих, то есть, что они подаются и через недостойных священнослужителей.

Об этом он сообщил на Архиерейском Соборе 1978 г. в присутствии Митрополита Филарета, который


никак на это не отреагировал. Вот выписка из Протоколов:

"Архиепископ Антоний Женевский объясняет, что умеренность в Западной Европе основана на том, что
Архиепископ Иоанн воспитывал духовенство и паству на терпимости к отколовшимся. В Женеве
однажды собралась молодежь и спрашивала: благодатна ли Московская Патриархия, хотя некоторые
архиереи там ведут себя неподобающе. Он ответил утвердительно. Когда умирал Ильяшевич,
Архиепископ Иоанн позволил ему приобщиться у советскаго священника".

Эта позиция не лишена была основания: например, нет ни одного зарубежного постановления, которое
бы отрицало благодать священства у клириков МП, за исключением, если таковым стал явный
коммунист, специально туда внедренный для разложения.

Из Определения Архиерейского Собора РПЦЗ 1953 г. в отношении МП:

"5. Архиерейский Собор определяет, в будущем, клириков, бывших в составе духовенства Московской
Патриархии или в случае перехода лиц, получивших рукоположение от иерархии нынешней Московской
Патриархии, в Зарубежную Церковь, принимать таковых лиц, после внимательного разсмотрения
каждого отдельного случая, через покаяние, приносимое в церкви перед лицом всего народа и с
наложением соответствующей их духовному состоянию епитимии.

6. В случае обнаружения принятия сана от иерархии Московской патриархии коммунистами с


намерением проповедовать в священном сане коммунистические начала безбожия, таковых
рукоположение не признавать благодатным и законным.

7. Подтвердить духовное единство Русской Православной Церкви Заграницей с иерархией, клиром и


верующим Русским народом, гонимыми и преследуемыми безбожной властью и сохранившими верность
Св. Православной Церкви. Выразить глубокое сочувствие русскому народу в его страданиях от
безбожной власти и молитвенное пожелание об освобождении Русского народа".

Такая позиция согласуется с мнением авторитетного среди свв. Отцов блаж. Симеона, Архиепископа
Солунского:

"Но и в недостойном, если только он рукоположен, архиерее, священнике, клирике…, по силе


рукоположения, благодать действует ради спасения обращающихся к нему – и каждый получает от него
освящение, и ни один не остается, не сподобившись его. Рукополагаемые ими рукополагаются;
разрешаемые от грехов или связываемые разрешаются или связываются; и все совершаемые ими
таинства – действительно таинства: потому что совершает их не человек, но через этот орган –
благодать".

Поэтому другой авторитетный иерарх, Митрополит Анастасий, пояснил в 1953 г. на Соборе:

"Говорят, что Патриарх Алексий больше погрешил, чем его предшественник. Больше ли он погрешил
или меньше, но мы его рукоположение не отрицаем.  Много говорилось об их апостасии. Но надо
быть осторожными. Прямое обвинение в апостасии едва ли можно сделать. Они нигде не утверждают
безбожие".

Да и разве Архиерейский Собор 1971 г. во главе с Митрополитом Филаретом, не признавший законность


избрания пат. Пимена, считал Таинства МП недействительными, т. е. "пищей демонов"?

Вот отрывок из Послания Собора, из которого явствует обратное:

"Возглавители патриархии предают Церковь ради служения политическим целям


богоборцев, кощунственно  преподавая Таинства  (Таинства, а не "пищу демонов") лицам не
воссоединившимся с Православной Церковью, и тем самым осуществляя беспринципную унию Русской
Церкви с Римом, за что подвергались обличению и Греческой Церкви, и многих богословов и верующих.

… Свободные епископы Русской Церкви благословляют и призывают православных русских людей


сплотиться на защиту Христовой Церкви, на прославление своих исповедников и мучеников, на
обличение засылаемых  в ограду Церкви  волков в овечьих шкурах, на борьбу за восстановление
законного порядка в Русской Церкви".

Так против кого направлено это Соборное Послание? Против верующих или против священников?

Против "волков в овечьих шкурах засылаемых в ограду Церкви, против тех епископов (МП), которые


выступают ныне в качестве мнимых возглавителей  Русской Церкви", т. е. против верхнего слоя
организации М. П. (поставленной и утвержденной советским богоборческим правительством).

Так что, имея подобное мнение, Архиепископ Антоний не нарушил ни одного решения Архиерейского
Собора, т. к. такового в отношении таинств МП не было и в помине, даже при Митрополите Филарете,
ибо такой вопрос может в принципе решить (компетентен решать) только Всероссийский Собор, т. е.
Собор всей российской церковной Полноты, а не ее временной части, которой являлась РПЦЗ.

Поэтому такого Собора в истории РПЦЗ никогда не было и быть не могло в принципе.

Ибо только компетентный Собор и имеет право придать анафеме (отлучению) иерархов МП, а
Зарубежная Церковь в ожидании оного может и даже вправе не иметь с отступнической иерархией МП
никаких отношений. Об этом прямо сказал в своем Завещании Митрополит Анастасий:

"Что касается Московской Патриархии и ея иерархов,  то посколько они (имеются в виду,


иерархи) находятся в тесном, деятельном и доброжелательном союзе с Советской властью, открыто
исповедающей свое полное безбожие и стремящейся насадить атеизм во всем русском народе, то с
ними  (иерархами) Зарубежная Церковь, храня свою чистоту, не должна иметь никакого каноническаго,
молитвеннаго и даже простого бытового общения, предоставляя в тоже время каждаго из
них  (иерархов) окончательному суду Собора будущей свободной Русской Церкви".

Смысл этого основополагающего документа (завета Блаженнейшаго Митрополита Анастасия,


которому, по слову Митрополита Филарета, "Зарубежная Церковь будет и далее следовать") прост:
иерархи Московской патриархии отступили от чистоты Православия, войдя в тесный союз с
безбожниками, поэтому РПЦЗ не должна иметь какое-либо общение с этими иерархами, участь
которых нужно предоставить Всероссийскому Собору (а не самосуду отдельных людей).

В свою очередь, автор Доклада, нелепо исказив текст Завещания, придал ему иное звучание, связав его
и с мирянами, и с "мировым православием". И, заодно, не дождавшись компетентного Собора, вынес
отрицательный вердикт в отношении таинств МП, не понимая, что политика РПЦЗ в отношении
Московской патриархии не связанна с наличием или отсутствием у нее Таинств (которое проверить
человеческим силами невозможно), а с тем, что МП отступила, прежде всего, в лице своих
иерархов от чистоты Православия, блюсти которое заповедано Русской Зарубежной Церкви ее
блаженно почившим Первоиерархом.

РПЦЗ всегда, при всех Первоиерархах, шла в отношении МП "царским путем": воздерживалась от
общения с нарушающими чистоту Православия, обличала их беззакония, но окончательного приговора
над ними не произносила, ожидая времени, когда может быть созван законный Всероссийский Собор,
где всем придется отчитаться за свои деяния.

Нарочито поставленный ревнителями не по рассуждению во главу угла вопрос благодатности таинств


Церквей, отступающих от чистоты Православия, как показала история греческих старостильников,
приводит только к бесконечным спорам, разногласиям и разделениям (между членами Церкви, семьи,
друзьями), в результате чего создаются враждующие группировки, кланы, партии - и
желаемый мир, под видом мнимой борьбы за истину, нарушается.

На Архиерейском Соборе 1998 г. Митрополит Виталий после дискуссии сделал весьма мудрое
и актуальное заключение:

"Нам следует стоять на 70-летней позиции нашей Русской Православной Церкви Заграницей,
т. е. не говорить  о вопросе благодатности или безблагодатности МП. Мы всегда жили мирно, а это
сейчас стало каким-то искушением. Каждый может иметь своё мнение, но не надо это опубликовывать".

И правда, разве недостаточно необщения с отступающими? Почему нужно вставать в позу самозваных
судей и, не дождавшись восстановления законной Высшей церковной власти в Российской Церкви
(перед которой все должны будут отчитаться), производить самочинный суд, в нарушение Патриаршего
Указа за № 362?

Или может быть, если следовать логике автора Доклада, не только Архиепископ Антоний (Бартошевич)
– "еретик", но и Митрополит Виталий, написавший в 1991 г. Архиепископу Лазарю следующее:

"Надо сразу сказать, что наша Церковь никогда ни при каком митрополите не провозглашала  о том,
что вся Московская Патриархия совершенно безблагодатная. Что это? Измена Истине? Никак! Мы
глубоко сознаем себя частью СВОБОДНОЙ Российской Церкви и  не имеем такую полноту власти,
чтобы вынести такое постановление, которое принадлежит только Всероссийскому Собору всего
епископата. Наше полное несогласие с Москвой мы выражаем тем, что с их епископатом не имеем
никакого даже бытового общения. Москва подсудимый организм и ждет своего осуждения. Господь
видимо совершает для нас совершенно невероятную икономию для многих истинно верующих людей
и причащает оных и низводит на них Свою благодать скажем Крещения. Да разве Вы сами, который
были тоже в этой Московской Патриархии, можете это отрицать?! Никак не можете, ибо сами знаете и
нас в этом утверждали, что есть не мало прекрасных иереев Божиих, которые томятся в этой
Патриархии, делают все, что могут, чтобы правильно пасти свое стадо... В таких условиях можем ли мы
провозгласить на всех их анафему? Да это будет совершенно непоправимая ошибка, трагедия для
многих, а то и просто  глупость ревности не по разуму".

Но не сходное ли по смыслу писал и Архиепископ Антоний (Бартошевич) иеромонаху Лазарю


(Журбенко) в 1980 г.:

"Нет ни одного акта наших заграничных Соборов о том, что московская патриархия безблагодатна. Не
нам об этом судить! Всеми уважаемый у нас покойный архиепископ Иоанн (последнее время – Сан
Францисский и Западно-Американский) формулировал так наше отношение к москов. патриархии: "она
благодати Божией не лишена, не смотря на то, что отдельные архиереи ведут себя недопустимым
образом...". Вот с этими-то архиереями, а только они, конечно, приезжают за границу, мы и избегали
иметь не только молитвенныя, но и любыя отношения. Но не смотря на это наши митрополиты
принимали в сущем сане не только священников, но и архиереев москов. патриархии".

А может быть, "еретиками"  были Святитель Иоанн (Максимович) и Митрополит Анастасий, говорившие


на Архиерейском Соборе 1953 г. следующее:

"Архиепископ Иоанн  говорит, что мы не сошли с правого пути, указанного нам Митр. Антонием. Мы
часть Русской Церкви и дышим духом Русской Церкви всех веков. Но из этого опасно делать крайний
вывод, что мы единственная Церковь, что на других обращать внимание и с ними считаться не
следует. Мы идем правильным путем, а другие с него уклоняются, но нельзя с горделивым чувством
пренебрегать другими, ибо всюду есть православные архиереи и иереи ... пророку Илии, когда он
думал, что один сохраняет веру, Господь открыл, что есть еще 7000 других ...

Епископ Аверкий с сожалением замечает, что его упрекали в том, что он в своих выступлениях перешел
через края, но достаточно одной речи Патриарха Алексия перед панихидой по Сталине, чтобы видеть,
что он и его последователи находятся под пятой темных сил. В переписке по поводу декларации
Митрополита Сергия некоторые иерархи исповедники называли эту Церковь Церковью лукавнующих.

Архиепископ Иоанн возражает, что важно выяснить, кого это касается, всех ли состоящих в этой
Церкви? Среди рядовой иерархии есть очень хорошие, а к тем, кто во главе, надо применить строгую
проверку…

Архиепископ Иоанн напоминает, что Собором 1938 года обсуждался вопрос о возможности сослужения с
клириками Московской Патриархии и было признано, что вне общения  только сам  Митрополит
Сергий...

Председатель  (Митрополит Анастасий) предлагает сделать определенные выводы из всего, что


говорилось. Признаем ли мы в принципе действительность рукоположении теперешнего Патриарха и его
архиереев? Но можем ли мы ставить их под вопрос? Тогда мы должны объявить всю Церковь без
таинств. Хватит ли у нас дерзновения объявить её всю безблагодатной? До сих пор мы не ставили этот
вопрос так радикально... У нас существует принцип, согласно которому, по третьему чину можно
принимать в тех случаях, когда не порвана нить преемства. Даже армяне, исповедующие определенную
ересь, принимаются в сущем сане… Говорят, что Патриарх Алексий больше погрешил, чем его
предшественник. Больше ли он погрешил или меньше, но мы  его рукоположение не отрицаем.
Много говорилось об их апостасии. Но надо быть осторожными. Прямое обвинение в апостасии едва ли
можно сделать. Они нигде не утверждают безбожие. В печатаемых проповедях они стараются держаться
православной линии... Лживая политика принадлежит церковной власти, и ответственность за
нее падает на руководителей. Только ересь, принятая всею Церковью, порочит всю Церковь. В
данном случае народ не отвечает за линию поведения руководителей и вся Церковь, как таковая,
остается неопороченной. Никто не дерзнет сказать, что вся Церковь безблагодатна,  но поскольку
священники имели соприкосновение с лукавнующей иерархией, сами кривили душей, покаяние
необходимо. Относительно чекистов в рясе и речи быть не может. Эти хуже, чем Симон Волхв. В этом
отношении, в каждом отдельном случае, надо иметь особое суждение и, если есть подозрение, что к нам
просится чекист, то мы не должны его принимать".

Конечно, все это было сказано зарубежными отцами давно, и теперь многое изменилось, и в худшую
сторону, но, тем не менее, от соблюдения преемственности (также и в подходе к решению того или
иного вопроса) мы не освобождены. Во всяком случае, на этом Соборе архиереи, подавая пример,
вопрошали перед тем, как что-нибудь решить: а как это вопрос решался до нас, нашими
предшественниками?

*****

А как же относился к вопросу благодати таинств МП Митрополит Филарет?

По сути дела, двояко.

Но обратимся сначала к Протоколам Архиерейского Собора 1971 г., на котором обсуждался


интересующий нас вопрос:

"Архиепископ Антоний Лос- Анжелосский находит, что проекты резолюции хороши. Там прекрасно
сказано о выборах Патриарха, но надо добавить, что МП безблагодатна, ибо если еретики
безблагодатны, то тем более должна быть признана таковой Патриархия, ибо ея положение хуже ереси,
потому что она сотрудничает с богоборцами. [...]

Архиепископ Виталий полагает, что  Патриархия состоит не только из Никодима  и ему подобных.


Вынося решение о безблагодатности, мы касаемся всего духовенства и мирян…

Архиепископ Никон  соглашается с Архиеп. Виталием и полагает, что наши усилия должны быть
направлены против высшего духовенства...

Митрополит Филарет подтверждает, что есть люди, которые хотя и погрешили, но делают это, внутренне
себя укоряя;  все таки они обслуживают паству и поддерживают веру. Несомненно, архиеп.
Антоний ЛА прав, что полная измена правде влечет и потерю благодати, но  пока лучше на этом
вопросе не останавливаться".
И когда молодой диакон Вениамин Жуков письменно выразил Митрополиту Филарету свое несогласие с
тоном Послания Архиерейского Собора 1971 г., по его мнению, слишком мягким и снисходительным в
отношении МП, то Зарубежный Первоиерарх написал, в то время чрезмерно ревнующему, следующее:

"живущие там, в несчастном СССР, привыкли видеть только одну государственную власть и одну
церковную иерархию. Катакомбная Церковь ведь скрыта глубоко в своем потаенном существовании, о
ней не знают верующие массы, и в этом есть милость Промысла Божия, ибо если бы о ней знали многие,
то тайное неизбежно сделалось бы явным, и она была бы разгромлена. Подавляющее же большинство
верующих знает только "легальную" иерархию.

От этой иерархии верующие принимают таинства... Дадим себе отчет. Если вся Церковь, во всем составе
ея, в СССР есть лже-Церковь (конечно за исключением катакомбной), то в ней нет ни таинств, ни
благодати и никакой церковной жизни.  Я лично никак не решусь сделать такое страшное
утверждение. Неужели Господь оставил из-за Сергия, его компании и преемников,
многомиллионный русский народ без таинств, без благодатных средств ко спасению?...
Неужели искренно верующие, с глубокой верой подходящие к чаше Жизни, вместо Хлеба Небесного
причащаются пищи демонов? (Так святые отцы определяют безблагодатную лже-евхаристию).  Кто
дерзнет утверждать это?...

Блаженнейший Митрополит Антоний указывал, что  благодать Божия может проходить и через
недостойные сосуды, духовно опаляя их к погибели, но сообщаясь чрез них принимающим ее с
верою.  Измена иерархии Православию не есть еще измена самой Церкви.  Хранитель правой
веры и благочестия – сам верующий народ, как точно указано в послании Восточных Патриархов. Когда
вся Церковь голосом Вселенского Собора осудила, как еретиков, Константинопольского Патриарха
Нестория и его единомышленников, коих было немало, это осуждение не пало на всю
Константинопольскую Церковь и паству. Делая свои еретические утверждения, Несторий и комп. не
были выразителями мнения Константинопольской Церкви.

Так же и советская иерархия в своем неправильном действовании не выражает истинного голоса


Русской Церкви. Во времена Нестория – не было государственного пресса и гонений, поэтому
Константинопольская Церковь на Соборе свободно выразила свое истинное мнение, помимо своего
Патриарха и вопреки ему, осудив его вместе со всем Собором. В СССР это невозможно; но как Несторий
в древности, так и Сергий, Алексий и Пимен теперь не выражают голоса истинного – Русской Церкви.
Будь она свободна (как при Нестории) – она сказала бы свое слово. Когда-то давно, когда русский
митрополит Исидор примкнул к Унии и стал поминать Папу, Великий Князь Василий всенародно назвал
его еретиком и посадил в тюрьму, при полном одобрении паствы. Но теперь – властители другие, и
Церковь безгласна, а ея иерархия лжет, выступая как ея представительница.

Как ты знаешь, Зарубежная Церковь принимает клириков Московской патриархии чрез покаяние и
соответствующее заявление с их стороны.  Но не перерукополагает их. Мыслимо ли было бы это, если
бы они были лишены благодати, как посвященные в лже-Церкви?".

С другой стороны, когда иной зарубежный клирик о. Виктор Потапов, "порозовев", стал на великом
входе поминать архиерея МП, Митрополит Филарет написал ему в 1980 г. письмо о сущности Московской
патриархии совершенно иной направленности и в ином смысле, чем в первом случае:

"Что такое "советская церковь"? …

Эта лже-церковь дважды анафематствована. Святейший Патриарх Тихон и Всероссийский церковный


Собор анафематствовали коммунистов и всех их сотрудников… И произошло страшное дело в 1927 году,
когда возглавлявший церковь митр. Сергий своей позорной отступнической декларацией подчинил
русскую церковь большевикам и объявил о сотрудничестве с ними. И сбылось в самом точном смысле
выражение пред-исповедной молитвы: "под свою анафему падоша!" Ибо в 1918 году Церковь
анафематствовала всех соработников коммунизма, а в 1927 году сама вошла в компанию этих
сотрудников и стала восхвалять красную богоборческую власть – восхвалять красного зверя, о котором
говорит Апокалипсис.

Этого мало. Когда митр. Сергий обнародовал свою преступную декларацию – от советской церкви сразу
отделились верные чада и создалась Катакомбная Церковь. А она, в свою очередь, анафематствовала
официальную церковь за ее измену Христу…
Осмелится ли кто-нибудь утверждать, что Господь и Его благодать пребывает в церкви лукавнующих,
которая восхваляет Его осатаневших врагов и сотрудничает с ними, которая за это находится под
двойной анафемой, как указано выше? Может ли быть благодатной церковь, которая объединилась с
богоборцами?! Ответ ясен! ...

Хочу отметить еще вот что: Катакомбная Церковь в России относится с любовью и полным доверием к
Церкви Зарубежной. Но одно катакомбникам непонятно – непонятно, почему наша Церковь, зная с
несомненностью, что советская иерархия изменила Христу и носительницей благодати больше не
является, однако же принимает клириков из советской церкви в сущем сане, не перерукополагая их, как
уже имеющих благодать. Ведь благодать и клирики и паства получают от иерархии – а если она
изменила Истине и лишила себя благодати, то откуда же благодать у клириков? Так спрашивают
катакомбники.

Ответ на это – прост. Церковь имеет власть в известных случаях применять принцип так называемой
икономии – снисхождения... И митр. Антоний, разъясняя этот вопрос, указывал на то, что внешняя
форма – преемственное рукоположение от апостольских времен – у католиков имеется, а утерянную
католической церковью благодать присоединяемые получают от полноты благодати, присущей
Православной Церкви, в момент своего присоединения…

Точно таким же образом, принимая советское духовенство, мы применяем принцип икономии. И


принимаем клириков из Москвы не как имеющих благодать, а как получивших ее в самом
присоединении. Но признать церковь лукавнующих носительницей и хранительницей благодати мы,
конечно, не можем. Ибо вне Православия благодати НЕТ, а советская церковь лишила себя благодати".

В связи с этими личными (т. е., не предназначавшимися для всех)


письмами противоположного содержания возникает множество вопросов, загадок и недоумений.

Прежде всего, в отношении анафемы Св. Патриарха Тихона. Распространяется ли она на всю МП или
только на тех ее членов (прежде всего, иерархов), которые были принципиальными сотрудниками
коммунистов (так сказать, сотрудничали не за страх, а за совесть,  признавая советскую власть
Богоустановленной)?

В противном случае под нее подпадали все жившие в СССР православные, так или иначе формально
связанные с советской властью, кроме тех единиц, которые не брали паспортов, не работали в
советских учреждениях и т. д.

Далее, а разве нам что-нибудь достоверно известно об анафеме Катакомбной Церкви? То есть, когда,
кем (какой ветвью) и где она была произнесена? Какой ее текст и какое она получила распространение
хотя бы среди катакомбников? И анафематствовала ли она только Митр. Сергия или всю патриархию?

Насколько мне известно, достоверных и точных сведений нет. Есть скупые упоминания самого общего и
предположительного характера в нескольких источниках (например, у проф. И. Андреева) - и это,
пожалуй, все. Причем, эта анафема не была в те годы соборно признана (подтверждена) Русской
Зарубежной Церковью и, более того, этот вопрос даже не ставился. Но в любом случае эта анафема
локальная.

И что понимал Святитель под Московской патриархией: ее администрацию (верхний слой, волков в
овечьих шкурах, мнимых возглавителей) или весь верующий народ, приходящий в ее храмы?

Но если МП все-таки лишила себя и своих верующих благодати, то зачем тогда за подписью
Митрополита Филарета в 1964 г. публикуется "Послание Архиерейского Собора пастве и христианам
свободного мира о гонениях на верующих в СССР", в котором выражается протест против запрещения
властей причащаться детям? Наоборот, должно тогда радоваться, что они не причащаются этой "пище
демонов"?

Вот отрывок из этого Послания:

"Новый, поистине диавольский, план придумали они в борьбе с верующими: запрещено безбожным
правительством СССР допускать в храмы Божии на Богослужения и причащать Тела и Крови Христовых
детей, отроков и отроковиц, юношей и девиц от 3-х до 18-ти лет. А для большаго издевательства над
Церковью, это распоряжение властей должны проводить в жизнь сами же священнослужители,
возбраняя юным приступать к Чаше Христовой и требуя удаления их из храмов…

"Но и этого мало: весь этот диавольский план полной изоляции детей и юношества от Церкви и
дискредитирование в глазах народа священников, которые не допускают детей в храмы и к причастию,
должны прикрыть ложью, для обмана свободнаго мира, представители так называемой Московской
Патриархии, которые давно потеряли свободу действовать по совести, капитулировали перед советской
властью и стали ея рабами. В один голос кричат митрополиты Пимен, Никодим, Иоанн и иже с ними, что
нет гонений на веру в СССР…

А истинное положение таково: не много осталось священнослужителей в СССР, не много там еще
открытых храмов, не часто бывают верующие на Богослужениях. И вот даже на эти редкия
Богослужения, на которыя христиане, если они не глубокие старики, идут с риском быть заклейменными
советским активом и лишиться заработка, родители не могут приводить юных чад своих, которые, в
нежном детском и юношеском возрасте, так нуждаются в благодатном приобщении к Источнику жизни –
Христу Спасителю, как молодыя деревца в свете и солнечном тепле".

Такое Послание в поддержку верующих в Советском Союзе (из которого явствует признание РПЦЗ
наличия таинств, в частности, причащения в МП) за годы возглавления Зарубежной Церкви
Митрополитом Филаретом (да и после него) далеко не единственное.

Вопросов возникает много, но ответ на них получить уже невозможно, ибо остались лишь различные
заметки на эту тему Святителя, зачастую противоположного или общего характера.

К примеру, интересные для размышления мысли содержатся в статье Митрополита Филарета "Спасутся


ли инославные?", написанной им еще в Китае в 1939 г.:

"Святая Православная Церковь есть хранительница Богооткровенной Истины во всей ея полноте и


верности апостольскому преданию. И тот кто уходит из Церкви, лично и сознательно отпадает от нея,
есть ея противник и ренегат – отступник от Апостольского предания. Таких отступников Церковь грозно
анафематствует, по слову Самого Спасителя (Мф. 18, 17) и Апостола Павла (Гал. 1, 8-9), угрожая им
вечной погибелью и призывая к возвращению в лоно Православия. Но само собой разумеется, что
рядовые христиане – католики или лютеране, члены неправославных религиозных общин, не могут быть
названы отступниками, или еретиками, – исказителями истины. Они вырастают, воспитываются и живут
в своей вере по наследству и традиции, так же, как большинство из нас, православных; в их жизни нет
момента личного, сознательного отступления от Православия. И Господь,  "всем хотящий
спастися"  и  "просвещающий всякого человека, грядущего в мiр" (Ин. 1, 9), несомненно, Своими
путями и их ведет ко спасению". (По аналогии подавляющее большинство простых верующих в МП
также не знают другой Церкви, кроме Московской патриархии.)

В другом месте Митрополит сказал следующее:

"Мы не произносим суда над каждой человеческой душой, которая там (в МП) верует в Бога и которая,
так сказать, по-своему стремится к Нему. Это дело Божие. Тут судьбы принадлежат только одному
Господу Богу".

Митрополиту Филарету также принадлежит еще одно изречение в отношении МП:

"Наша Церковь мудро не определяла есть ли там благодать. Мы знаем где есть истина и где есть
благодать, так что  не надо увлекаться вопросами где ее нет. Мое личное мнение это то, что
благодати нет в Московской Патриархии".

С другой стороны, Святитель Филарет как будто не был склонен к огульному осуждению в
безблагодатности всех и вся в МП, поэтому он и попросил опубликовать в 1981 г. в журнале The
Orthodox Word, издаваемым иеромонахом Серафимом (Роуз), материалы о благочестивом  глинском
архимандрите Таврионе (Батозском), принадлежащем к Московской патриархии. При этом в
сопроводительном письме Митрополит Филарет написал, что "по имеющимся сведениям этот
благочестивый старец принадлежал поначалу к катакомбной Церкви. Но видя, как рассеивается без
пастыря стадо Божие, присоединился к официальной Церкви, хотя деятельность его была совершенно
иного толка: все силы он отдавал духовному водительству верующих".

После этой публикации ревностные не по разуму бостонцы устроили скандал, говоря: разве в


безблагодатной МП может ли быть что-нибудь хорошее?

В связи с этим не надо забывать, что и сам Первоиерарх, живя много лет в красном Китае, вынужденно
находился в аналогичной ситуации, а именно в "злополучной юрисдикции" – Московской патриархии,
поминая советского патриарха Алексия, причем после причащения архимандритом Филаретом
тяжелобольных бывали исцеления. И у него через это был опыт, которого были лишены многие его
критики.

Таким образом, все приведенные мысли Митрополита Филарета указывают на определенные


несоответствия, колебания, недоумения (как в личном плане, так и в сочетании между личным и
соборным мнением), которые могли быть разрешены, только если бы была бы возможность подробнее и
в нюансах поговорить на эту тему с самим Святителем Филаретом и выяснить детально, что он обо всем
этом думает, но, увы, такой возможности уже нет.

Или же Митрополит думал на эту тему в разное время по-разному и в зависимости от конкретных
обстоятельств, эмоционального момента?

Как вспоминал прот. Алексий Котар,

"Митрополит Филарет очень строго относился к церковным канонам, был ревнителем церковного
порядка, очень переживал из-за нового стиля, из-за экуменизма. Но одно дело – его переживания, а
другое – (официальная) позиция Первоиерарха. В личном разговоре он как-то мне сказал: "Я не знаю,
осталась ли благодать в России?". Но в Синоде никогда такого от него не слышали, это не становилось
официальной точкой зрения. То же самое и по поводу календаря. Он говорил, что новый календарь
неблагодатный. Но я сам был свидетелем тому, как однажды к нам на праздник Благовещения пришел
молодой греческий священник. У них, в греческой церкви, всенощной не служили, и он шел к нам,
тихонько становился в храме и молился. Отец сказал Владыке, что в храме греческий священник-
новостильник, и тот сразу попросил пригласить его в алтарь, кратко с ним поговорил и велел принести
фелонь. И вот этот новостильный священник вышел с нами на полиелей. Владыка любил всех, был
очень терпелив, болел за правду и единство".

Так что надо различать, с одной стороны, личное мнение (могущее претерпевать различные изменения в
зависимости от обстоятельств и имеющее различное воплощение на практике, иногда, парадоксальное,
как было показано выше) и, с другой стороны, позицию Архиерейского Собора (главной инстанции в
РПЦЗ), основанную на преемственности и традиции, с которой Митрополит Филарет, без сомнения,
считался и которую неуклонно продолжал.

В отношении же Московской патриархии среди иерархов Русской Зарубежной Церкви бытовали разные
личные мнения: одни считали, что МП безблагодатна, другие - что ради народа благодать в России не
отнята (или что совершается "невероятная икономия" в той или иной форме), третьи сомневались в ее
наличии, четвертые не дерзали судить (причем, эти мнения могли претерпевать различные изменения
во времени), но, несмотря на заявления о том, что Московская юрисдикция – церковь
советская и неистинная, лже-церковь и т. п., не имелось ни одного официального
Заявления (соборного или синодального) ни при каких Первоиерархах, говорившего, что благодати
в МП нет (Таинств крещения, причащения и т. д.).

Зарубежная Церковь, идя "царским путем", по слову своего последнего, легитимного Первоиерарха,
Митрополита Виталия, понимала, что она не имеет "такую полноту власти, чтобы вынести такое
постановление, которое принадлежит  только Всероссийскому Собору  всего епископата".

Здесь можно провести аналогию с определением благодатности новостильных Церквей, которая может
определяться только компетентным Собором. По сути дела, это применение одного и того же
канонического принципа, заложенного в основание РПЦЗ ее основателем Митрополитом Антонием
(Храповицким).

И правда, каждый может иметь свою точку зрения на этот спорный вопрос, доказывая до бесконечности
ее истинность, но только законный, авторитетный Собор может решить его окончательно (расставить раз
и навсегда точки на i).

*****
Но возвратимся к нашей основной теме и выясним, как относились Митрополит Филарет и
возглавляемый им Архиерейский Синод к положению дел греческих старостильников, хронически
раздираемых разделениями и разногласиями?

Например, в 1965 г. в связи с письмом "группы греческих старостильников на имя Председателя Синода


о внутренних неладах между иерархами и частью паствы в их среде", Архиерейский Синод во главе со
своим Председателем постановил в виду того, что "греческие старостильники не состоят в ведении
Архиерейского Синода и потому он не находит возможным вмешиваться в их дела, но отдельные
архипастыри в частной переписке с греческими старостильниками могут  призывать их к миру и
единению".

18 сентября/1 октября 1974 г. Архиерейский Собор принял еще одну резолюцию по этому вопросу:

"Русская Православная Церковь Заграницей России имеет чувство доброй воли к Православным Грекам
и их Церкви в Греции, которая содержит литургический порядок жизни согласно столетиями
освященному Юлианскому календарю, в котором она сама постоянно пребывает.

Проявляя добрую волю и для пользы Православия Русская Православная Церковь Заграницей
России призывала и обращалась к отдельным группам Церкви старостильников, дабы найти
пути для того, чтобы соделать мир и достичь братского единства. Однако Русская Православная
Церковь Заграницей России не имеет никакой канонической власти над церковными организациями в
Греции и поэтому не может вмешиваться в их жизнь с решениями, которые были бы обязательны в
вопросах их разногласий".

Другая Резолюция Архиерейского Синода 1978 г. была уже приведена выше.

Все эти Синодальные Решения, которые были подтверждены на Соборах (в 1975 и 1993 годах),
выражают один и тот же принцип взаимоотношения с разрозненными и противоборствующими
старостильниками Греции:

РПЦЗ, желая им скорейшего объединения в духе любви и братского единства, не может


вмешиваться в их жизнь обязательными для них решениями по предметам их расхождения
между собой и готова с ними установить общение только при условии их взаимного
объединения.

Когда РПЦЗ держалась этого принципа взаимоотношения с греками-старостильниками, у нее с ними не


было проблем, но стоило Зарубежной Церкви его переступить, неприятности, разочарования и
внутренние разделения внутри Зарубежной Церкви были неизбежны.

Приведу в связи с Докладом один из примеров нарушения своего же принципа Русской Зарубежной


Церковью, относящийся в данном случае к основной (матфеевской) теме (другой "киприановский"
случай я уже неоднократно описывал).

Правда, этот пример нужно рассматривать так же, как попытку РПЦЗ создать благоприятные условия для
объединения (на равных) греческих старостильников. К сожалению, они этой возможностью не
воспользовались. Но, как справедливо сказал Митрополит Виталий, "греки всегда неразумные,
они всегда переборщают, всегда перегибают", а у него был немалый опыт общения с ними.

Итак, в конце Архиерейского Собора РПЦЗ 1971 г. произошло одно неожиданное событие: дело в том,
что в сентябре этого года во время соборных заседаний к Русской Зарубежной Церкви в лице
Митрополита Филарета впервые обратилась "возглавляемая Архиепископом Андреем иерархия
Истинно-Православной Греческой Церкви" (т. н. матфеевцы) "за помощью в выправлении своего
канонического положения, оспариваемого многими на том основании, что она имела свое
происхождение от хиротонии, совершенной по нужде одним архиереем. После тщательного изучения
этого вопроса Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей принял в молитвенное
общение как представителей этой иерархии Преосвященных Митрополита Коринфскаго Каллиста и
Китийскаго Епифания и выправил их каноническое положение  путем возложения на них рук в
порядке, указанном в 8 правиле Перваго Вселенскаго Собора, с тем, чтобы они в том же порядке
совершили тот же акт над своими собратиями в Греции".

Необходимость хиротесии для представителей Матфеевского Синода с целью выправления их


канонического положения объяснялась Собором тем обстоятельством, что в принципе "любое
рукоположение, совершенное без соблюдения канонов, в сущности уже является
недействительным, даже если оно и совершено канонически рукоположенными
епископами". При этом Архиерейский Собор подчеркнул, что, "несмотря на то, что ревность
последователей епископа Матфея в сохранении Церковных традиций и Церковного календаря
похвальна, и епископов получивших хиротонии от Матфея ни в чем не упрекнешь за исключением
самого их (единоличного) рукоположения, – тем не менее, многие (греческие
старостильники) предпочитали оставаться без епископа, чем подчиняться им (матфеевцем), вплоть до
того, как появилась иерархия  (восстановленная епископами РПЦЗ, начиная с Архиепископа Акакия, а
затем Архиепископа Авксентия), которая имела и ревностность в отстаивании церковных традиций, и
хиротонии, совершенные каноническими епископами".

В свою очередь, "Простое признание  (РПЦЗ) их хиротоний  (повреждающих "иерархический


порядок") могло бы вызвать скандал как прямое нарушение канонов: 1-ого Апостольского, 4-
го Первого Вселенского Собора и 3-го Седьмого Вселенского", а отсюда прямо вытекает
необходимость хиротесии (или молитв с возложением рук канонических епископов), восполняющая
нарушение при хиротонии в 1948 года канонов Епископом Матфеем.

Которого, как оказалось из Доклада, на это неканоническое деяние "благословило" (?!) собрание


клириков и мирян Церкви Истинно-Православных Христиан:

"Единогласно принимаем следующие решения: наш епископ, Матфей Вресфенский, да совершит


рукоположения новых епископов. Мы даем ему полномочия, чтобы он посвятил единолично тех, кого
он сочтет достойными иметь это высокое звание".

Кстати, оправдывая единоличную хиротонию, автор Доклада делает весьма курьезное замечание: "И,


наконец, если для величайшего Святого Таинства Евхаристии, из которого вытекают все остальные
Таинства (?), достаточно двое: причащающий и причастник, то зачем бы для хиротонии нужно было
больше душ?". Наверное, по этой логике составители Св. канонов также совершили "ошибку", как и
РПЦЗ.

Накануне хиротесии Митрополиту Коринфскому Каллисту было передано извещение Митрополита


Филарета на английском языке о том, что "Русская Православная Церковь Заграницей никогда не
принимала нового календаря, полагая, что это является нарушением Православного предания и первым
шагом к модернизму".

В результате "Архиерейский Собор принимает следующие решения:

1. Признать возможным удовлетворение просьбы Митрополитов Каллиста и Епифания. Для этого двое
епископов должны совершить возложение рук на них. Это же должны произвести эти Митрополиты над
своими братьями и все их епископы над священниками.

2.  Обязать Митрополитов Каллиста и Епифания, а также всех их братьев,  предпринять все


возможные шаги, в сторону объединения иерархии, духовенства и мирян с Синодом,
возглавляемым Его Блаженством Архиепископом Авксентием.

3. Сообщить о вышесказанном Его Блаженству Архиепископу Авксентию".

Примечательно, что накануне Архиерейского Собора (в конце августа 1971 г.) в Нью-Йорк прибыл
Первоиерарх ветви греческих старостильников, признанный в 1969 г. Русской Зарубежной Церковью, –
Архиепископ Авксентий вместе с Епископом Геронтием и несколькими сопровождающими их
священнослужителями, которые имели совещание с членами Архиерейского Синода РПЦЗ.

Причем, "Архиепископ Авксентий просил Архиерейский Собор Русской Православной Зарубежной


Церкви высказать суждение в отношении способа принятия духовенства из старостильной группы
"матфеевцев", т. е. тех старостильников Греции, которые имеют епископов, получивших свои хиротонии
от одного епископа", – из-за чего иерархия Матфеевского рукоположения не были признана каноничной
Синодом Архиепископа Авксентия (как и его предшественником, Архиепископом Акакием).

Во исполнение соборного Определения от 15/28 сентября 1971 года Архиепископом Филофеем


Берлинским и Германским и Епископом Константином Брисбенским 17/30 сентября и 18 сентября/1
октября этого же года в Преображенском монастыре в Бостоне были совершены над греками-
старостильниками молитвы с возложением рук на них.

Вот как описывал эти события их очевидец из Бостонского монастыря:

"Сразу после Трисвятого на Божественной Литургии (т. е. точно в момент, когда обычно совершается
посвящение епископа), Матфеевский Епископ Каллист Коринфский, который только частично был
облачен (без епископского омофора), был поставлен перед двумя вышеупомянутыми иерархами.
Молитвы, которые были прочтены над ним, были двумя тайными молитвами, обычно читаемыми на
посвящение епископа (хиротонии)… После того, как эти молитвы были прочитаны, Епископу Каллисту
подавали прочие части его облачения: омофор, панагию, митру и жезл епископа, чтобы показать, что
молитвы, прочтенные над ним восполнили то, что недоставало в его прежнем, неканоническом
"посвящении", и что он теперь законно получил эти знаки своего служения. В этот момент все в церкви
прокричали "Достоин". 18 сентября 1971, Архиепископ Филофей и Епископ Константин, вместе с
Епископом Каллистом, совершили точно ту же самую церемонию над Матфеевским Епископом
Епифанием Китийским с Кипра".

Лишь только после этого 18 сентября/1 октября 1971 г. была совершена с греками совместная
Божественная Литургия, что указывало уже на установление евхаристического общения между
Матфеевским Синодом и Русской Зарубежной Церковью.

*****

Характерно, что в этот момент матфеевцев совершенно не смутил факт общения РПЦЗ с ветвью
Архиепископа Авксентия, признанной канонической Митрополитом Филаретом, о чем имеется его и
членов Синода письмо от 18/31 декабря 1969 года Архиепископу Авксентию (причем, греки сами
первыми обратились 25 ноября 1969 г. к Зарубежному Первоиерарху с просьбой-предложением о
признании):

"…Ваше Блаженство, … мы желаем уведомить Вас, что Архиерейский Синод Русской Православной
Церкви Заграницей признает действительность архиерейских хиротоний Вашего предшественника,
блаженнопочившаго Архиепископа Акакия и последующие хиротонии Епископов Вашей Святой Церкви.
В соответствии с этим и принимая во внимание различные другие обстоятельства, наш Архиерейский
Синод рассматривает Вашу Иерархию как братьев во Христе, находящихся в полном общении с нами.
Благословение Божие да почиет на всем клире и верующих Вашей Церкви, особливо в грядущие дни
Рождества во плоти Господа и Спаса нашего Иисуса Христа".

Вот с этим старостильным Синодом, признанным РПЦЗ, матфеевцы фактически объединяться не


пожелали (стали выставлять свои условия, которые все усложнили) и тем самым нарушили поставленное
им условие.

Если же говорить об ошибках РПЦЗ, то неправильными действиями нужно назвать те действия, когда она
непоследовательно отступала от своих же принципов и решений. В случае матфеевцев надо было
сначала добиться объединения в духе любви их "иерархии, духовенства и мирян с Синодом,
возглавляемым Его Блаженством Архиепископом Авксентием", а уж потом совершать "акт
любви" и "выправлять их каноническое положении", которое зарубежное священноначалие
считало сомнительным, и тем самым помочь установить желаемый мир среди греков-старостильников.

Замечу попутно, что у автора Доклада, имеющего тенденцию все неимоверно упрощать и подводить к
своему матфеевскому знаменателю, иная точка зрения, отличная от позиции зарубежного
священноначалия. Для него истина только у матфеевцев, и все плохо, что с этим знаменателем не
согласуется, поэтому для него "очевидно, что эта хиротония  (первая, Архиепископа Акакия)  явилась
серьезной, страшной ошибкой, которая впоследствии привела к обману, которая привела к тому, что в
настоящий момент РПЦЗ пришла к печальному состоянию, в котором она находится". (С этим можно
согласиться при условии, что прочие действия РПЦЗ в отношении греков-старостильников были также
ошибочными и ей не надо было залезать в их раздоры, как писал Вл. Нафанаил).

"Это одна из самых страшных медвежьих услуг, которую оказала РПЦЗ православным христианам в
Греции. Но эта "услуга" оказалась также палкой о двух концах, так как  она повлекла за собой
апостасийные процессы в самой РПЦЗ".
Поэтому, с точки зрения автора Доклада, "Хиротония флоринеев не может быть признана иначе, как
ошибка РПЦЗ" и ее необходимо признать и исправить на грядущем Соборе.

Таким образом, все зарубежные беды автор, недолго думая, легко и просто свел к совершению этой
хиротонии и, соответственно, к ее признанию Зарубежным Синодом.

Другими словами, по мнению автора Доклада, причиной "печального состояния" РПЦЗ является ее


неправильное отношение к матфеевцам и, соответственно, его исправление (признание и установление
через покаяние отношений с ними) будет являться причиной его исправления.

Для автора Доклада истинной Греческой Церковью является только Матфеевский Синод (вернее, один
из четырех, имеющихся на сегодняшний день). Его идеология для него – постулат, и через
матфеевскую призму он рассматривает как позицию "падшей" РПЦЗ, так и позиции других "неистинных"
старостильных ветвей Греции, которые десятилетиями доказывают друг другу свою правоту и никак не
могут ее доказать (нередко, стараясь привлечь Синод РПЦЗ в качестве арбитра). И теперь автор
предлагает РПЦЗ еще раз нарушить свой собственный принцип и включиться на стороне
матфеевцев в бесконечные греческие споры и разногласия.

Не правда ли, как у автора Доклада все легко и просто?

Действительно, все свести к черному или белому легко, и как будто просто, но истинно ли?

На словах несложно поставить зарубежные проблемы в зависимость от матфеевских, но так ли это на


самом деле?

Если же говорить о причинах унии большей части РПЦЗ с МП, то виноваты в этом не эти греческие
хиротонии, и не Вл. Антоний (Бартошевич), и не отсутствие у РПЦЗ особого, наподобие
партийного, "Исповедования веры" или поголовной письменной, в 3-х экземплярах, присяги всех ее
членов (от мала до велика), и даже не киприановская теория, а то, что большинство зарубежных
иерархов под влиянием духа времени решили сами отступить от своих же зарубежных принципов,
изложенных в Завещании Митрополита Анастасия, и войти в общение с иерархами МП, которые так и не
покаялись "в тесном, деятельном и доброжелательном союзе с Советской властью, открыто
исповедающей свое полное безбожие и стремящейся насадить атеизм во всем русском народе".

Вместо того, чтобы избегать общения с иерархами МП, как заповедал Митрополит Анастасий, Владыки
Марк и Лавр (эти две паршивые овцы) стали его искать и, заразившись эмпэшным духом, в течение
нескольких лет постепенно (по известной пословице) испортили почти все зарубежное стадо. Избежали
патриархийной порчи те, кто сразу разорвал с этими паршивыми овцами общение, да и с некоторыми
оговорками другие, которые ушли от них в период подписания унии.

С другой стороны, Русская Зарубежная Церковь пребывает в мире, окружена миром, и ее члены не могут
не испытывать его тлетворного, антихристианского влияния. Мир находится в состоянии Отступления,
которое попущено, по слову свят. Игнатия Брянчанинова, Богом. Остановить же его не в наших силах, и
никакие искусственные меры (вроде принятия матфеевского по духу "Исповедования веры" –
невиданного в РПЦЗ нововведения *) и поставленные под ним подписи в виде панацеи от всех бед)
этому помочь не могут. Поэтому зарубежные проблемы (как и проблемы любой другой Церкви,
стремящейся сохранить истину) закономерны и неизбежны.

В мире же происходит поляризация или разделение на тех, кому истина дорога, и на тех, кому она не
дорога. И те, кому она не дорога, находятся на пути отпадения (хотя и внешне могут соединяться в
мощные структуры). А удел верных быть вкраплениями (оазисами благочестия) в мире, катящемся в к
своему концу. Но жить в таких тяжелых условиях они должны осторожно, и ревность их должна быть
растворена рассуждением, ибо ревность не по рассуждению также является путем отступления от
истины.

(* Укажу на еще одно несоответствие в Докладе: выше были показаны "матфеевские"


причины "нынешних проблем РПЦЗ". Казалось бы, достаточно, но нет, автор Доклада, забыв о
написанном, ниже называет еще одну "основную причину" этих "проблем": "это отсутствие четкого
Исповедания веры (Омологии)",  основного документа у греков-старостильников, с помощью которого
они определяют "православность" своих и особенно чужих и вовсе невостребованного в РПЦЗ за всю ее
историю).

В свою очередь, Русская Зарубежная Церковь, являющаяся свободным голосом Российской Церкви,
десятилетиями свидетельствовала миру об истине, и это свидетельство приносило свои плоды. Теперь
попущением Божьим пришло время ей умалиться и сохраниться в виде малого остатка верных.

Но, как мудро сказал Блаженнейший Митрополит Антоний:

"Христова Церковь раскалывается на куски, думается, численное меньшинство, как во время


иконоборцев и монофелитов, но св. вера от сего не умаляется и Церковь не унижается...".

Поэтому и не надо унижать Русскую Зарубежную Церковь, указывая на ее "проблемы" и выискивая


ее "ошибки", нещадно хулить при этом ее заслуженных иерархов (как это делает автор Доклада).
Главное не в ошибках, а в том, что РПЦЗ, по слову Митрополита Виталия, неизменно сохранила свое
каноническое основание и не сошла со своего пути исповедования церковной правды, пусть даже в виде
маленького остатка. И никакой в этом трагедии нет с учетом времени, в котором нам определено жить.

Далее, автор Доклада  утверждает, "что эти хиротонии  (старостильных греков) не были


санкционированы Синодом РПЦЗ и Святитель Филарет (Вознесенский) был их противником. Они были
совершены у него за спиной, возможно, этим хиротониям предшествовал факт симонии", забывая (или
не зная), что Митрополит Филарет в годы совершения этих хиротоний был еще архимандритом и
находился в Китае и никаким их противником или защитником не мог быть в принципе.  А о повторении
чужих слухов (клеветы), бросающих тень на зарубежных иерархов, и говорить не приходится. –
Неразумно пилить сук, на котором сидишь…

Но это далеко не единственное обвинение и повторение чужих измышлений.

Вот еще один такой "шедевр" (привожу его без комментариев из-за очевидной его абсурдности и
несостоятельности):

"Постепенное сближение с флоринцами нашей Церкви в шестидесятые годы, когда РПЦЗ поставила им
архиерея, явилось попыткой сохранить роль РПЦЗ в "мировом православии" (?). Сближение с
флоринцами в шестидесятые годы было попыткой пойти на компромисс между Истинно-Православными
христианами и одновременно попыткой  сохранить некоторые, компромиссного характера, контакты с
"мировым православием"".

И далее,  "Сохранить такой ручеек, который связывал бы нас с церковью Сербской, который связывал
бы нас с церковью Иерусалимской, поскольку мы не считали, что эти церкви окончательно отпали от
Православия. Хотя на самом деле мы должны понять то, что отпали от Православия не только те, кто
сами заявили о ереси, кто сами приняли новый стиль, кто сами пошли по пути экуменизма и папизма, но
отпали от Церкви и все те, кто находился с ними в непосредственном каноническом общении (уж не
отпал ли известный сербский богослов и ученик Митрополита Антония архим. Иустин Попович?)".

И если следовать этой "железной" матфеевской логике автора Доклада, от Православия отпал также и
сам Митрополит Филарет, который, неоднократно приезжая на Святую землю, общался, дарил и получал
подарки от Иерусалимского Патриарха, который принимал Зарубежного Первоиерарха с большим
уважением и почитанием. Не говоря уже о том, что они регулярно обменивались различными
поздравлениями. И это несмотря на то, что МП настойчиво требовала от Иерусалима разорвать общение
с "карловацкими раскольниками".

К примеру, "За две недели пребывания на Св. Земле (весной 1970 г),  Владыка Митрополит посетил все
Святые места Иерусалима и Галилеи, совершил несколько торжественных Богослужений... Для
Зарубежного Первоиерарха было получено специальное разрешение от Иерусалимского Патриарха
совершать Литургию в наших монастырях, чего раньше делать не позволялось… Митрополит Филарет
был дважды исключительно тепло принят Иерусалимским Патриархом Венедиктом, который во время
приема всячески подчеркивал свое дружелюбие к Зарубежной Церкви, и от которого он принял в дар
роскошную панагию. Также Первоиерарх встречался с израильскими министрами религий и иностранных
дел и "остался чрезвычайно доволен своими беседами" с ними. "Накануне своего отъезда из Иерусалима
Митрополит устроил прием, в котором участвовало 280 представителей израильских властей,
дипломатического корпуса, арабского населения и греческой православной колонии".
*****

Но продолжим историю взаимоотношения РПЦЗ с матфеевцами…

Начиная с мая 1972 г., Матфеевский Синод требовал от РПЦЗ подтверждения своего Православия в виде
специального Исповедования веры, в котором было бы осуждено навостилие как безблагодатное.
(Примечательно, что те же требования, в виде некоего реванша, выставлены теперь повторно
автором Доклада.).

Но в Русской Зарубежной Церкви, как и в любой другой поместной, включая Российскую, никогда не
составлялось особое Исповедание веры, ибо правильность (истинность) веры уже определялась всеми
признанным православным Символом Веры, поэтому требования греками-старостильниками особого
документа (своего рода "проверки на вшивость") были необоснованными.

В результате Архиепископ Виталий (Устинов) по поручению Синода послал в июне 1972 г. письмо
матфеевскому Архиепископу Андрею (приведенное полностью в Докладе), в котором привел примеры
отношения РПЦЗ к новостилию и истинного исповедования Православия Русской Зарубежной Церковью.
В частности, Владыка Виталий писал:

"Итак, сразу и с самого начала, наш Святой и Священный Синод имел сознание о том, что календарная
проблема представляет собой причину раскола, и об этом поставил в известность Патриарха Мелетия
Метаксакиса наш первый пастыреначальник и предстоятель, блаженной памяти Митрополит Антоний
через Архиепископа Анастасия, который тогда находился в Константинополе.

На недавно созванном Великом Соборе нашей Иерархии, в соборном храме Святого Николая в
Монреале, кафедре моей мерности, было повторено многовековое осуждение папского
календаря, когда мы соборно осудили ересь экуменизма, в анализе которой подробно показано,
что тот вопрос представляет собою дверь этой ереси.

Поэтому уполномоченный Блаженнейший и трижды почтенный наш Пастыреначальник и Председатель


Святого и Священного нашего Синода составил свое второе Скорбное послание всем православным
христианам и глубоко обсудил вопрос календаря как предтечи экуменизма. Там всем ясно, что
осуждением ереси и ее причина автоматически осуждается и отвергается как противоречащая
догматам Соборной Церкви.

Итак, сразу с самого начала наш Святой Синод, имеющий  точное сознание об этом, никогда не
признал календарную реформу как окончательный акт, но всегда  ожидал возможности
созвания свободного Всеправославного Собора, не для того, чтобы высказаться об этом вопросе,
потому что об этом с самого начала высказалась Святая Церковь, но чтобы отбросить заблуждение,
которое проникло, применяя осуждение не только превентивно (предварительно), как это было в
прошлом, но и конкретно в случае нарушения, которое уже произошло".

В конце сентября 1974 г. в Нью-Йорке прошел Архиерейский Собор РПЦЗ, на котором Митрополит
Филарет выразил принципиальную и традиционную позицию РПЦЗ по вопросу новостилия, приведенную
выше.

В виду важности вопроса нелишним будет привести выписки из Протоколов этого Собора в отношении
греков-старостильников, говорившие сами за себя:

Так, 17/30 сентября (кстати, когда Архиепископ Антоний Женевский уже отбыл в
Европу) "Протопресвитер Г. Граббе читает  (на Соборе)  проект письма в ответ на обращение Греческаго
Синода под председательством Архиепископа Андрея.

Архиепископ Никон  предлагает сделать добавление к ранее принятому постановлению относительно


новаго и старого стиля.

Архиепископ Виталий полагает, что  греки, как получившие иерархию от Зарубежной Церкви,


признают авторитет нашего Собора и ждут от нас указаний.

(Сказано это было будущим Первоиерархом неслучайно и не только в отношении авксентьевцев, но и


матфеевцев, так как "чин возложения рук" над их представителями, совершенными двумя
каноническими зарубежными епископами, практически ничем не отличавшийся от хиротонии [т. е., в
положенном месте за Литургией, без омофоров, панагий, и над каждым в отдельности, и в разные дни, с
возгласами "аксиос"] можно считать получением епископской благодати от Зарубежной Церкви всей
Матфеевской ветви при условии, что эти матфеевские иерархи, ставшие после этого каноническими,
сделали то же самое и над своими собратьями-епископами в Греции).

Архиепископ Серафим Чикагский,  соглашаясь с этим, предлагает призвать представителей двух групп
объединиться и взаимно признавать друг друга.

Архиепископ Никон  думает, что сейчас рано вынести окончательное постановление. Надо сначала
выслушать всех представителей греков".

"Председатель сообщает, что завтра пребудет делегация греческих епископов Матфеевцев. Но кроме


того, просит о приеме и делегация Авксентьевцев и также еп. Петр.

Епископ Лавр  говорит, что в 1971 г. Он был против принятия епископов Матфеевцев. Большинство
старостильников в Греции не с ними а с Арх. Авксентием… есть даже епископы официальной Церкви,
которые им сочувствуют. Мы помогли Матфеевцам с условием, что они будут объединяться с другой
половиной" (из Протокола № 5).

"Оглашается в переводе письмо от Архиепископа Авксентия.  Принимается решение, что когда прибудут


на заседание греческие представители (матфеевцы), то говорить с ними от лица Собора будет
Архиепископ Виталий.

В 2 часа дня пребывают  греческие представители: епископы Каллист и Николай, также архим.


Каллиник в сопровождении архимандрита Пантелеймона (из Бостона) и священника Панайотис Каррас.
Архиепископ Виталий читает резолюцию Синода о нов. стиле. Они выражают одобрение (т. е., что
новостилие, это – ошибка). Далее, Архиепископ Виталий сообщает им, что Синодом получено письмо от
Архиепископа Авксентия, который желал бы нашего посредничества для внесения мира и объединения.
Является ли это желанием и Церкви Блаж. Андрея?

Ответ дается утвердительный.

Архиепископ Виталий тогда спрашивает, почему же было сказано при прошлом посещении, что двум
группам так трудно соединиться, как нам с Московской Патриархией.

Епископ Николай  разъясняет, что после возвращения первой делегации из Америки, была сделана
попытка встретиться с Епископами Архиепископа Авксентия на равноправных началах. Он должен был
собрать Синод, но Епископы, возглавленные Архиеп. Авксентием хотели единства при условии
сохранения строгаго Православия и канонов. Но другие не содержат истиннаго Православия и вносят
новое, чему имеются доказательства. Об этом знает Архиепископ Виталий в связи с тем, что делается в
Канаде.

Архимандрит Пантелеймон добавляет, что Авксентьевцы говорят, что хотят единства, но на самом деле
не так. Когда Архиеп. Авксентий был в Америке, его приглашали в Преображенскую обитель для
встречи с Матфеевцами. Они отказались приехать. Перед Собором сообщили, что приедет два епископа.
Если они приедут сегодня, лучше Еп. Каллисту и Николаю с ними переговорить. В Греции двум сторонам
труднее встретиться.

Передается для прочтения письмо Архиеп. Авксентия и оглашается Архим. Каллиником. Затем


делегации задают вопрос, на каких условиях они считают объединение возможным.

Архиеп. Серафим Чикагский спрашивает, считают ли они новый календарь ересью.

Отвечает о. Панайотис,  который говорит, что новый календарь есть первый шаг к ереси. Новаго
календаря хотят для того, чтобы все христиане праздновали одновременно.

Епископ Николай  поясняет, что новостильников они не перекрещивают и не перерукополагают. Если


форма была правильно соблюдена, то только восполняют благодать через миропомазание крещенных
после 1924 г. … а священники через хиротесию.

Архиеп. Виталий, обращаясь к делегатам, говорит, что мы желаем иметь письмо с изложением точных
условий для объединения.

Епископ Николай  говорит, что ими уже был выработан точный план соединения в порядке
постепенности, но Авксентьевцы не соглашались, а предлагали сразу сослужить. Они ничего не хотели
иметь записанным в протоколе. Тогда предложили написать им, чтобы получить ответ, но опять
получили отказ.

Епископ Лавр  напоминает об условии, принятом в 1971 г., чтобы над всеми епископами и клириками
был совершен чин возложения рук. Было ли это исполнено?

Епископ Николай  отвечает, что над всеми епископами это было совершено, а над священниками не
всеми, вследствие пропаганды авксентьевцев, которые говорили, что хиротесия  подтверждает, что они
20 лет не были священниками.

В заключение  Архиепископ Виталий  еще раз повторяет предложение Собора, чтобы обе стороны
письменно изложили свою точку зрения...

Принимается  следующая, предложенная Архиепископом Никоном,  резолюция:

Русская Православная Церковь Заграницей относится с полным доброжелательством к православным


грекам и их церковным организациям в Греции, сохранившим освященный веками богослужебный строй
жизни по старому Юлианскому календарю, котораго и они сами неизменно придерживаются.

По чувству своего доброжелательства и ради пользы православного дела в Греции, Русская


Православная Церковь Заграницей призывала и вновь призывает церковные группы старостильников,
разошедшиеся между собой, найти пути для своего примирения и братскаго объединения. Однако,
Русская Православная Церковь Заграницей не имеет канонической власти над церковными
организациями в Греции и поэтому она не может вмешиваться в их жизнь обязательными для них
решениями по предметам их расхождения между собою"  (из Протокола № 6).

В конце 1974 г. Митрополит Филарет послал ответ Матфеевскому Синоду, принятому на Архиерейском
Соборе:

"Собор у всех православных  приветствует верность святым догматам Православной Церкви и


соблюдение отеческих преданий. Эти начала должна соблюдать вся Православная Церковь, в какой бы
стране она ни находилась. На иерархии же ее лежит долг проповедывать истину, отвергая всякую
неправду и несогласие с древним преданием Церкви.

Что же касается тех, кто так или иначе поддается соблазну нашего века, то в зависимости от состояния
верующих, по-разному можно действовать  для ограждения их и привлечения заблуждающихся, в
соответствии с церковной икономией, как учит нас Св. Церковь в первом правиле Св. Василия
Великого.

Принципиальное отрицательное отношение нашей Церкви к введению нового стиля уже давно
установлено рядом постановлений и посланий, начиная с 1923 года, когда блаженнопочивший
Митрополит Анастасий, как наш представитель на Константинопольском Совещании, решительно
возражал против всех предложенных там и несогласных с Преданием реформах....

Священный Собор, еще до того как он выслушал Ваше послание от 1/14 мая 1974 г., в заседании своем
от 12/25 сентября с.г. принял следующую резолюцию…", – далее в письме шла представленная выше
"резолюция"  Митрополита Филарета в отношении новостилия как ошибка.

Нечего говорить, что эти письма с выражением позиции РПЦЗ не удовлетворили, да и не могли
удовлетворить матфеевцев (им надо было, чтобы РПЦЗ подтвердила их "право" совершать самосуды и
ставить свою группу на место Вселенского Собора), и в феврале 1976 года пришло в Архиерейский
Синод сообщение, что греческий Матфеевский Синод, возглавляемый Архиепископом Андреем,
заявил "о прекращении церковного общения с Русской Православной Церковью Заграницей, вследствие
якобы неясности ея позиции в отношении модернистов и новостильников".

Иначе говоря, после "выправления канонического положения" матфеевцев Русской Зарубежной


Церковью, заверений ее Первоиерарха и прочих многочисленных документов, опубликованных в
течение многих лет от лица РПЦЗ, возглавителям Матфеевского Синода стало этого уже недостаточно, и
они начали требовать от Митрополита Филарета дополнительно выразить свое "исповедание веры
касательно календарного вопроса" и, в частности, признать таинства, совершаемые новостильниками,
безблагодатными. Не удовлетворенные ответом Зарубежного Первоиерарха и одобренного Зарубежным
Собором, матфеевцы разорвали отношения с Зарубежной Церковью, которые были установлены
ранее по их же своей собственной инициативе в тот период, когда этот никем не
признанный старостильный Синод, в связи с имущественными (судебными) проблемами,
нуждался в признании такой авторитетной Церковью, как Русская Зарубежная.

И это недавно подтвердил матфеевский клирик о. А. Сиднев (Синода Митр. Кирика) в своем "Открытом
письме о. Константину Федорову (4)", пытаясь отвратить его от "плохих" николаитов:

"В 1974 году новостильный Пирейский Митрополит Хризостом подал иск в суд против двух
старостильных епископов, которые носили тот же титул Пирейских Митрополитов, обвиняя их в
самозванстве и незаконном присвоении титулов. Этими старостильными епископами были "матфеевский"
Митрополит Пирейский Николай Мессиакарис (о котором речь шла в приведенных Протоколах)  и
флоринский Митрополит Пирейский Геронтий Мариолис, против которых и было заведено уголовное
дело…

Однако, оба старостильных Митрополита были оправданы судом…

На каком же основании суд признал ЗАКОННЫМИ старостильных Митрополитов, если в целом


старостильное движении суд назвал расколом? …

… епископа флоринцев суд оправдал на том основании, что флоринская иерархия имеет законное
преемство от Русской Православной Церкви Заграницей. В приговоре пишется: "Итак, в декабре 1960
получилось, что в Америке рукоположен Архиепископом Чикагским Серафимом и Епископом Феофилом
архимандрит Акакий Папас в епископа Талантийского […]"...

Матфеевского епископа суд оправдал на том основании, что матфеевская иерархия была УЗАКОНЕНА
ХИРОТЕСИЕЙ, полученной от Русской Православной Церкви в 1971 году…

И суд делает вывод: "[…] В данном случае […] видно, что оба обвиняемые рукоположены в епископы
согласно канонам Церкви и не другими лжеепископами, как рукоположенными со стороны окончательно
низвергнутых митрополитов, как в основном утверждает жалобщик в своих двух жалобах от 1-7-1974
[…]".

Поэтому: "Суд приносит решение, что не будет обвинения против 1) Евфимия или Николая
Мессикиариса и 2) Георгия – Геронтия Мариолиса в захвате функции служителя Восточной
Православной Христовой Церкви, что они выполняли в периоде с 1973 года по августе 1975 в Пирее и в
других местах"…

Таким образом, в 1976 году официальной практике греческого законодательства был сделан
примечательный прецедент – два старостильных епископа были признаны законными в глазах
греческого государства … на том основании, что обе группы "узаконены" Русской Православной
Церковью Заграницей – флоринцы через хиротонию Акакия Папаса, матфеевцы через хиротесию двух
митрополитов и "слабость" старостильного движения (т. е. его схизматический, раскольнический
характер) была таким образом "исцелена".

Причем Русская Зарубежная Церковь, узаконив и уровняв каноническое положение греков (как


определил греческий суд, взяв их сторону против иска представителя официальной Церкви), пошла в
1971 г. на этот "шаг любви" при условии, что Синод Архиепископа Андрея объединится с
Авксентьевским Синодом – что сделано по сути дела не было.

Как реакция на этот разрыв отношений греческих старостильников крайнего толка  Архиерейским
Синодом Зарубежной Церкви во главе со своим Председателем Митрополитом Филаретом было принято
29 апреля/12 мая 1976 г. следующее Постановление:

"Ныне, поддавшись подозрительности, придавая веру злонамеренным слухам и, видимо, более тщась
находить несогласие, чем радоваться о единомыслии в главном, т. е. осуждении модернизма и, как
следствия его введения новаго календаря, – они (матфеевцы)  не упоминают об акте нашей
любви, утвердившей их каноническое существование,  а более направляют свой взор к тому, чтобы
найти причину для расхождения с нами. Позиция Архиерейскаго Синода никогда не менялась. Она была
той же и до принятия их в общение и после. Поэтому если они считают Архиерейский
Синод (РПЦЗ) неправославным, то логически самый акт их хиротесии теряет силу", т. е. матфеевцы
своим деянием возвращаются в сомнительное положение, в котором они находились до
установления общения с Русской Зарубежной Церковью.

Так что это неудавшееся общение породило у зарубежного священноначалия только скорби.

И действительно, Зарубежная Церковь, совершив "акт любви", выправила неканоническое


положение Матфеевского Синода, а взамен от него получила, в виде благодарности, осуждение
в неправославии.

Вот вам пример отступления, несмотря на благие, казалось бы, намерения, от своих же собственных
принципов…

Правда, история взаимоотношений с другой Авксентьевской ветвью (иерархия которой пошла от


епископов РПЦЗ и была признана де факто Митрополитом Филаретом) была не лучше (что также
подтвердило правильность этого принципа). И после совершения ее иерархией (особенно
Архиепископом Авксентием) неканонических поступков, Архиерейский Синод вынужден был прекратить
отношения и с ней.

Но надо сказать, что матфеевцы, признавая только одну форму икономии -  собственную


единоличную хиротонию 1948 г., все же более последовательны в своем признании Зарубежного
Архиерейского Синода неправославным, т. е. безблагодатным, чем автор Доклада.

Действительно, если признать новостилие безблагодатным и неправославным, то нужно признать


Церкви, которые его сохранили, такими же. И если РПЦЗ сохраняла с этими новостильными Церквами
общение, признавала их таинства и, даже имея новостильные группы в своем составе, ставила для них
новостильных епископов, то по этой матфеевской логике она давно упала и стала неправославной и
безблагодатной (потеряла апостольское преемство). И произошло это падение, если не раньше, то уж во
всяком случае, при Митрополите Филарете.

Поэтому, признавая новостилие безблагодатным, а матфеевцев - кристально чистыми и ни в чем не


прегрешившими, автор Доклада фактически относит Зарубежную Церковь к безблагодатному,
неправославному сборищу.

Но почему же с греками так трудно иметь братские отношения?

А также почему они сами не могут прийти к взаимному миру?

В своем докладе на Архиерейском Соборе 1978 г. "Об общем положении Православной Церкви в мире"
протопресвитер Георгий Граббе, как бы подытоживая зарубежный опыт общения с греками, довольно
точно подметил характерные особенности греческого менталитета и его влияние на старостильное
движение:

"Консервативные греки в большой мере обращаются к нашей Зарубежной Церкви. Совместно мы может
быть представляли бы большую силу, если бы не склонность у греков к поспешным разделениям и
неспособность отличить главное от второстепеннаго.  Они, или плывут в общих водах экуменизма,
или, защищая Православие, непримиримы не только к уже совращенным, но к еще колеблющимся. Это
распространяется и на тех, кто отвергает экуменизм, но делает это, по мнению греков, недостаточно
резко. Понятие икономии им просто недоступно. У греков, принадлежащих к нашей Церкви, эти
понятия смягчены. Вообще же, они стараются не втягиваться в распри разных групп в Греции.

К сожалению, там среди старостильников не только не наступило мира, но наоборот, отношения между
двумя Церквами обострились. Вместе с тем, под влиянием разных сообщений о якобы нашем
либерализме, престиж нашей Церкви у обеих групп значительно упал, фактически сведя наши
отношения на нет. Здесь в Америке нет представителей Церкви Архиеп. Андрея, но были сделаны
попытки втянуть нас в расхождения между разными лицами. Тут нам известны три представителя той же
Церкви… Ни один из них не имеет общения с другими и они не хотят слышать друг о друге…

Старостильное движение могло бы иметь большое развитие в Греции, но к сожалению, оно не нашло
себе авторитетнаго вождя с достаточным кругозором и культурой".

На этом же Соборе 1978 г. в связи с очередным обращением четырех греческих старостильных


епископов, "просящих о вмешательстве Архиерейскаго Собора для урегулирования безпорядка,
наступившего в Церкви, возглавляемой Архиепископом Авксентием", Зарубежные Епископы постановили

"Уведомить четырех греческих Преосвященных, что, посколько Греческая Церковь Истинных Христиан
является независимой, всякое дело должно решаться ею самою. Если Предстоятель какой-либо Церкви
обвиняется в каких либо преступлениях, то существуют правила, по которым Собор Епископов может
подвергнуть суду и его самаго".

Причем, как следует из Протоколов Собора, особенно Митрополит Филарет и Архиепископ Виталий,
настаивали в согласии с Соборными резолюциями на невмешательстве "в дела Греческой
Церкви", которое может внести "только осложнения".

Кстати, в Докладе запущена легенда о какой-то особой симпатии Митрополита Филарета к матфеевцам


и что он де признавал их единоличную хиротонию.

На чем она основана, решительно непонятно.

Или Первоиерарх, будучи реалистом, особенно ратовал за объединение зарубежников с греками?

Занимаясь изучением жизни Митрополита Филарета, ни разу не удалось встретить что-нибудь подобное,
скорее, наоборот - можно проследить его желание следовать тому, "что раньше было Собором
постановлено" в отношении греков-старостильников. Не зря же Митрополит Филарет, видя отсутствие
мира и единения у греков, как-то выразился в отношении их старостильного движения: "Дело хорошее,
но люди не те…".

Но самое главное, что Митрополит Филарет никогда не был фанатиком, и его ревность была разумна,
поскольку балансировалась даром рассуждения, поэтому он и не одобрял чужой "излиха ревности". И
вряд ли матфеевская ревность не по разуму была ему угодна.

К примеру, его, ревнителя Православия, не шокировало, если его встречали инославные иерархи или
даже присутствовали в качестве гостей на его Богослужениях.

Так, когда Митрополит Филарет совершал в сентябре 1965 г. пастырскую поездку по Германии вместе с
Иконой Курской-Коренной, на Франкфуртском аэродроме его встречал - среди прочих - от
Протестантской церкви президент внешних сношений Германской Евангелической Церкви др. Вишман.

Когда Первоиерарх совершал молебен перед Чудотворной Иконой, то среди молящихся были старые
друзья Франкфуртского прихода – пасторы Эрхард и Вихерт. Когда же Митрополит освящал Свято-
Прокопиевский храм в Гамбурге, "на клиросе стояли почетные гости: римо-католический епископ фон
Рудлофф, евангелический епископ д-р Вельбер, сенатор Месстерс с лицами, сопровождающими их…
После окончания освящения храма почетные гости … произносят приветствия". Далее было совершена
Литургия… И напечатано было об этом в "Православной Руси".

И никому в голову не пришло сказать, что Митрополит Филарет – отступник, раз он допустил
инославным присутствовать на Богослужении и не распорядился, чтобы их вывели вон. Впрочем, в 1953
г. на Архиерейском Соборе было принято в отношении инославного духовенства Постановление:

"1. Ни в коем случае не только не допускать инославных священников к сослужению в какой бы то ни


было форме, но самим не стоять за их службами в облачении. Если инославный священник, прибывший
по добрососедским отношениям на торжество в Православной Церкви, наденет на себя свое облачение,
то настоятель через старосту или кого-нибудь другого должен предложить ему (не выгонять его,
а)  занять почетное место  где-нибудь в стороне подальше от служащего духовенства, чтобы ни у кого
не могло создаться впечатления, будто имеет место сослужение".

Нет, будучи поборником чистоты Православия, Митрополит Филарет матфеевским духом


сверхправильности заражен не был, прекрасно понимая, какой от него происходит вред.

Так, в связи с нестроениями в Британской епархии, вызванными, в частности, излишней ревностью


некоторых гильдфордцев, в письме 24 апреля/8мая 1977 г. Архиепископу Антонию (Бартошевичу)
Митрополит Филарет писал:

"В отношении тех "излиха ревнителей", которые отказались от общения с Вами, как "покровителем
еретиков", Синод стал на ту точку зрения, которая, несомненно, будет Вами принята, как естественная и
закономерная. Своим отказом от общения с своим архипастырем, протестующие поставили себя на ту же
неправильную дорогу, по которой пошел не так давно о. Саккас. "Ревность не по разуму" – вот в чем
состоит их ошибка...

– О той "ревности не по разуму", как определил ее еще Св. Ап. Павел, которая много бед наделала в
церковной жизни, замечательно сказали Свв. отцы: "ревность, хотящая истребить всякое зло,  сама
есть великое зло"!  Глубоко верное определение. Ибо такие "ревнители" изо всех сил борются с тем,
что только им самим представляется злом, а в действительности вовсе не является злом, а в пылу своей
ревности, не замечая своей ошибки, они вносят в церковную жизнь только смуту, разделение и вражду".

*****

Перед тем как закончить эту работу, приведу несколько выдающихся "шедевров" автора Доклада.

Впрочем, если обращать внимание на все его многочисленные "ляпсусы", места никакого не хватит,
поэтому отмечу только самые, на мой взгляд, вопиющие.

Для начала одно недоумение: дело в том, что вторая глава Доклада имеет интригующее
название "Почему новостилие безблагодатно". Читатель начинает читать взахлеб эту главу в надежде,
что вот-вот сейчас откроется эта неведомая тайна. Но не тут-то было, ожидание напрасно: автор так и
не нашел в себе силы ответить на поставленный вопрос, хотя и много о чем там рассуждал (в основном,
конечно, об "отступлениях" РПЦЗ).

Далее, следующая историческая "находка" автора:

Была создана "организация, внешне сохраняющая видимость православной Церкви … для того, чтобы
множество русских людей было обмануто и лишено благодатных Таинств". После чего "Народ,
оторванный от Тела Христова, лишенный поста и молитвы, и поэтому обуреваемый, по словам
Спасителя, злыми духами, стал творить страшные вещи: брат предавал брата, отец сына, сын отправлял
отца на расстрел. Рушили храмы, жгли иконы и церковные книги, лагеря наполнялись
священнослужителями, сохранившими верность Церкви…".

В связи с этим возникает вопрос: а когда была устроена с целью обмана эта безблагодатная
организация, "сохраняющая видимость православной Церкви"?

В 1927 году или в 1943-ом?

И как согласовать эти странные и нелогичные домыслы с тем, что иные представители русского народа
начали все церковное рушить и уничтожать, а заодно убивать, грабить, предавать и т. д. уже с 1917 г.,
когда о сергианстве и советской церкви и "слухом не слыхали", а была как будто благодатная поместная
Российская Церковь, не говоря уже о революции 1905 года?

Да, странная логика, и если ей следовать, то получается, что раз всё крушили уже в 1917 г., то делали
это также по безблагодатности. И, стало быть, получается, что Российская Православная Церковь давно
благодать потеряла. Может быть, уже в 17 веке, как говорят старообрядцы?

Впрочем, автор Доклада имеет устойчивую тенденцию все максимально упрощать и сводить к своему


шаблону, не представив никакого серьезного доказательства, кроме собственного приговора.

А чего стоит следующий "перл": "РПЦЗ постоянно отмечала, что сергианство является духовным
элементом коммунистической идеологии"?

Во-первых, где и когда РПЦЗ это отмечала? – Опять голословное утверждение. И, во-вторых,
сергианство (как идеология компромисса или служения сразу двум господам), искажающее
Православие, никак не может быть "элементом коммунистической идеологии", основанной на голом
атеизме, т. е. отрицании всякой религии и, тем более, Православия. Другое дело, что богоборцы
использовали МП в своих целях и она, прежде всего, в лице большинства своих иерархов, на это пошла.
Но, не изменяя внешних форм Православия, она никакой "красной веры"  (на этой передержке
настаивает автор) все-таки не проповедовала и к служению сатане не призывала. – Опять упрощение.

Или вот такие постоянные обвинения в адрес непонимающих, недопонимающих и не могущих сразу или
не до конца разобраться иерархов РПЦЗ, но ищущих политической конъюнктуры:

"Разумеется, в РПЦЗ многие иерархи осознавали, что  политический вес  РПЦЗ сильно снизится, если
она не будет находиться в общении с "церквами мирового православия". Например, с
Константинопольским патриархатом". Причем, "антикоммунистический настрой
новостильников (?) выходил на первое место для иерархов РПЦЗ, затмевая канонические проблемы
нового стиля и экуменизма". Странное заявление в отношении антикоммунизма новостильников,
ездивших с охотой в Москву за подачкам.

Выходит, что, по мысли автора Доклада, политическая конъюнктура была важнее для иерархии РПЦЗ,
чем защита чистоты Православия.

И действительно, все у этого автора упрощено и сведено к своему очередному обвинительному


стереотипу: "Было желание сохранять мир в Святой Земле, что требовало поминовения Иерусалимского
патриарха". Впрочем, автор Доклада, наверное, не знает, что у РПЦЗ всегда были хорошие отношения с
Иерусалимским патриархатом (и до и после "мира в Святой Земле").

"Таким образом, подводит итог автор, отсутствие общения со старостильниками, или же пренебре-


жительное отношение к ним,  (опять клевета) было продиктовано не столько солидарностью с
новостильниками или единомыслием с ними, сколько отсутствием  политического интереса для РПЦЗ в
старостильном движении, которое представлялось как горстка безумных фанатиков-
ультраконсерваторов, не имевших никакого политического веса.  Общение со старостильниками не
сулило приумножения политического капитала РПЦЗ для борьбы с коммунизмом в России" (разве
РПЦЗ обличала коммунистическую идеологию с помощью "приумножения политического капитала"? И
вообще, не перепутал ли автор Доклада Церковь с партией? Да и подписи всех членов РПЦЗ
под "Исповеданием", о которых ратует сей автор, не напоминают ли акт некоей партийной
организации?).

В другом месте новое обвинение: "В 60-е, 70-е годы ХХ столетия РПЦЗ руководствовалась в своем
выборе, с кем общаться из старостильных греков, не добрым исповеданием православной веры, не
каноническим подходом, а в первую очередь  церковно-политическим положением той юрисдикции,
с которой хотели установить общение"  (опять политика, уж помешался ли на ней наш матфеевец).  К
тому же автор Доклада, наверное, не в курсе, что всегда инициаторами общения была не РПЦЗ, а
старостильники, в том числе матфеевцы, и всегда греки искали помощи и поддержки со стороны РПЦЗ, а
не наоборот.

И поскольку, по мнению автора, зарубежные епископы – охотники до политического капитала – не


способны правильно разобраться в ситуации, то их надо ему непременно просветить, сделав рекламу
матфеевцам:

"Если говорить о вступлении в общение с какой-либо греческой юрисдикцией, то с точки зрения


рациональной, церковно-политической может показаться, что флоринеи являются идеальными
партнерами для установления такого общения. Флоринская иерархия многочисленна, сильна и богата, у
них множество приходов по всему миру, их архиепископа поминают в афонском монастыре Эсфигмену,
они являются зарегистрированной греческими властями организацией. Создается впечатление, что
установление общения с флоринеями помогло бы РПЦЗ выйти из сегодняшнего тяжелого
положения (каким образом?).Но если руководствоваться православным, каноничным взглядом, то этого
делать нельзя. Если руководствоваться Православными Канонами(особенно Первым Апост. правилом,
которое Еп. Матфей нарушил), то нам нужно стремиться к восстановлению утраченного общения с
матфеевцами, хоть их меньше и они слабей с точки зрения мирской".

Теперь "шедевр", связанный с именем Святителя Иоанна Шанхайского, который, по утверждению


автора Доклада, совершал "ошибки" и, "будучи настоящим монахом, подвижником, не обладал теми
административными качествами  (?), которых ожидали от него многие, как от Архиерея".

Занимаясь историей РПЦЗ, никогда не встречал претензии к Святителю Иоанну в отношении


его административных качеств, несмотря на то, что ошибки у него действительно были. Причем здесь
тогда административные качества? Непонятно…

Но, как говорится, стереотип обязывает, поэтому, говоря об "ошибках" Святителя, автор Доклада
утверждает: "Нельзя сказать, что Святитель Иоанн был сознательным либералом или еретиком, –
скорее, его характер предполагал монашеское служение, нежели архиерейское". Видно, для
автора Доклада, который, конечно, понимает лучше, чем Архиерейский Синод, что и как надо делать,
главное, лишь бы что-нибудь сказать, пусть даже нелогичное и несуразное. А дело тут не
в административных качествах  Святителя (или их отсутствии), а в его понимании границ Церкви и
пастырском попечении, не говоря уже о традиции и преемственности (которые для
автора Доклада находятся, судя по всему, "за семью печатями").

Да и в отношении Епископа Кирилла автор Доклада все перевернул.

Не кто иной, как Митрополит Филарет летом 1964 г. (а именно, 26-27 июля/7-8 августа) возглавил
хиротонию архим. Кирилла (Иончева) в Епископа Толедско-Торонтского – для обслуживания болгарской
диаспоры (придерживающейся тогда старого стиля), не пожелавшей подчиняться Болгарскому
патриарху, лояльному коммунистической власти в Болгарии. И сослужили Владыке-Митрополиту четыре
архиерея, среди которых были свят. Иоанн (Максимович) и Архиепископ Аверкий.

Позже Епископ Кирилл вышел из подчинения Архиерейскому Синоду и в ноябре 1968 года со своей
Болгарской епархией самочинно перешел вслед Болгарской Православной Церкви на новый стиль,
не поставив в известность о своем намерении Зарубежный Синод, и тем самым нарушил принятые на
себя обязательства и порвал связь со своей церковной властью.

"Выслушав весь материал по этому вопросу, Собор Епископов на заседании 23 сент./6 окт. 1976 г. вынес
следующее постановление: "Прекратить общение с Болгарским епископом Кириллом и исключить его из
состава РПЦЗ за его упорное неисполнение определений Архиерейскаго Собора и Синода".

Таким образом, очередное обвинение, предъявленное РПЦЗ в Докладе в отношении хиротонии Епископа
Кирилла, совершенно необоснованно, т. к. его хиротония было совершена в тот период, когда болгары
еще придерживались отеческого календаря.

А вот и еще один образчик странной "греческой" логики автора Доклада (привожу без особых
комментариев): "Мы не имеем более Православной Империи, от нас взят Удерживающий. И
потому (почему потому?) мы должны подходить к вопросу чиноприема со всей возможной строгостью,
которую предписывает церковная акривия" (наверное, чтобы отпугнуть по-возможности большее
количество приходящих?).

"Тех же из них, над которыми были совершены обряды т. н. "крещения"с очевидным дефектом формы:
обливание, кропление и т. д., должны быть принимаемы чрез Святое Крещение безо всякой
икономии (?), потому что невозможно наполнить благодатным содержанием отсутствие формы…  Сейчас
не время икономии (?), и принимать из Московской патриархии нужно исключительно по
акривии (?), то есть через Святое Крещение(автор Доклада, наверное, не знает, что в РПЦЗ никогда
официально не ставилось под сомнение совершение крещения в МП). Этот строгий подход может
оттолкнуть от нас людей, но не оттолкнет нас от Христа" (на чем основана такая уверенность? Господь и
ради одной заблудшей овцы готов 99 оставить).

Что скажешь на это?

Пусти невежественного козла (матфеевского "пастыря") в огород, там он все быстро перепортит. И ядом
можно заразиться не только сергианским, но и сверхправильным – как говорится в таких случаях, "хрен
редьки не слаще".

Далее, автор Доклада приводит один "поучительный" случай из практики прот. Константина Федорова


(поучительный, в смысле, как надо отпугивать от РПЦЗ, желающих к ней присоединиться):

"В бытность мою Представителем Синода РПЦЗ в России мне довелось общаться с восемнадцатью
клириками Московской патриархии, которые пожелали присоединиться к РПЦЗ. Результат общения с
ними удручающий: каждый, в разговоре, соглашался с тем, что в Московской патриархии есть
сергианство и экуменизм, что нарушаются Святые Каноны, даже что Московская патриархия не является
Церковью Христовой. Но, когда я задавал вопрос "Если Московская патриархия не Церковь Христова, то
значит, вы не священник, не батюшка?", человек встряхивался и возмущенно говорил: "Как не
батюшка?! Как не священник?!.." Только один из этих восемнадцати человек согласился присоединиться
к РПЦЗ в качестве мирянина".

"Только один"! Да, не густо! Хороший пример не только акривии, но и самочиния (игнорирования


Представителем Синода Соборных Решений РПЦЗ в отношении клириков МП, которых официально в
Зарубежной Церкви всегда считали священникам, а не мирянами). Это матфеевцы считают клириков
РПЦЗ мирянами ("простыми мужиками") и перерукополагают их, а до этого, как правило,
перекрещивают.

Напомню, что 2/15 мая 1990 г. Архиерейским Собором РПЦЗ было среди прочего принято решение,
которое гласит:

"К клирикам Московской Патриархии отношение должно быть как к отступившим, заблудшим


братиям, не принимая их в сослужение,  как бы находящихся под запрещением "впредь до покаяния",
не допуская, впрочем, надменнаго отношения. К мирянам отношение должно быть снисходительное, как
к отшедшим от истиннаго Православия не волею, но по независящим от них обстоятельствам".

Увы, еще один, действительно "перл", а именно, предложение введения новой, небывалой в Церкви
практики, вернее, партийной или сектантской "системы учета верных", почти "переписи населения",
с целью их надежного связывания:

"Предлагается принять Постановление Собора, согласно которому все Архиереи – участники Собора и
приглашенные на него клирики и миряне  подписывают Исповедание веры (Омологию) в трех
экземплярах(лучше, конечно, кровью).

Архиереи оставляют один экземпляр в архиве Синода, второй увозят в свою епархию и дают подписать
Омологию своим клирикам. Клирики подписывают Исповедание веры в двух экземплярах и оставляют
один экземпляр своему правящему Архиерею, а второй оставляют себе. Клирики дают подписать
Исповедание веры своим прихожанам в двух экземплярах. Один остается у священника в архиве
прихода, другой остается у прихожанина. Приглашенные на Собор клирики и мирские подписывают два
экземпляра Исповедания веры, один из которых остается в архиве Синода.

Те, кто не пожелает принять решения Собора и подписать Исповедание веры, поставят себя вне Церкви,
и с ними у нас не будет никакого общения…

За младенцев Присягу подписывают их восприемники или родители.

Все присоединяющиеся к нашей Церкви должны будут подписать Исповедание Православной


Веры"(кстати, это "Исповедание" во многих своих пунктах списано автором с одного матфеевского
документа, посланного иерархии РПЦЗ).

И напоследок еще одно предложение автора Доклада (без комментариев):

"Если, милостью Божией, это общение будет восстановлено, то, разумеется, встанет вопрос о
катакомбниках-матфеевцах, которые находятся  на канонической территории Всероссийской
Православной Церкви…Не желая создавать подобные искушения в РПЦЗ впредь, предлагается следу-
ющий механизм решения этой проблемы: предоставить матфеевским приходам в России статус
Временных Представительств ЦИПХ Греции и Кипра при РПЦЗ  на 50 лет  (?)… Можно также рассмотреть
вариант о выдвижении матфеевскими катакомбными приходами своего ставленника во Епископы,
который будет одновременно членом двух Синодов – русского и греческого  (?)… Такой подход
позволит за пятьдесят лет, при единомыслии русских, греческих и кипрских Архиереев, упразднить
недоверие  клириков и мирских и снять проблему навсегда (?)".

Что скажешь? Прямо-таки фантастика.

А что стоит "новаторское" предложение автора Доклада избирать Первоиерарха на Всезарубежном


Соборе, противоречащее Положению об РПЦЗ?

Пожалуй, на этом нужно остановиться, несмотря на то, что список "поп-романовских шедевров" далеко
не исчерпан…

*****

Конечно, можно понять, что о. Константином Федоровым, когда появилась идея составить особый
Доклад архиереям, владело благое желание - "как бы объединить всех правомыслящих Православных –
Русских, Греков и других народов для общей борьбы против злых духов и всех отступников от Истины".

Но одно дело - благое пожелание, а другое - его конкретная реализация, особенно без учета
исторического пути (опыта) Зарубежной Церкви.

Как известно, "благими пожеланиями вымощена дорога в ад", так и в нашем случае из, казалось,
хорошего, неожиданно получилась своего рода программа самоуничтожения.

Теперь, в свете всего сказанного, можно ли серьезно относиться к мечтательной идее "восстановления


общения с Истинно-Православной Церковью Греции и Кипра" (матфеевцами),  если
ее сверхправильные представители, по слову Епископа Григория (Граббе), особенно
отличаются склонностью к поспешным разделениям и неспособностью отличить главное от
второстепенного,  которым просто недоступно понятие икономии?

Думаю, что нет. Это – вредная утопия, которую можно попробовать реализовать только в том случае,
если РПЦЗ, заразившись тем же сверхправильным духом, вчистую откажется от своей почти
девяностолетней истории, осудив ее как ошибочную. Но тогда это будет уже не Русская Зарубежная
Церковь, а нечто иное.

А по поводу объединения всех правомыслящих Православных можно привести здравые мысли иеромон.


Серафима (Роуз):

"Усиливающееся в последние годы стремление к достижению общего единства в деле Истинного


Православия по всему мiру, будь то в Катакомбной Русской Церкви, Греческой Старостильной Церкви
или Русской Зарубежной Церкви, побудило некоторых  (в частности, с этой идеей носились "старцы"
Бостонского монастыря, программа которых приведена в Докладе) задуматься об условиях создания
"единого фронта" исповеднических Церквей для противостояния экуменическому движению,
поглотившему "официальное" православие. Однако, в нынешних условиях достичь этого будет трудно; и
в любом случае это является "политическим" взглядом на ситуацию, видящим значение миссии
Истинного Православия в очень внешнем виде".

Но даже за воображаемое объединение с матфеевцами нужно уже платить не только церковной


дискредитацией, потерей собственного лица, но и внутренними разногласиями, а то и разделениями.

Не слишком ли дорогая цена за это предположительное "единство"?

Да и не Русская Зарубежная Церковь рвала с греками-матфеевцами отношения, а сами греки. Им по-


справедливости, после действительного покаяния в своих ошибках, нужно их и восстанавливать…

Но куда там, как говорит русская поговорка, указывая на греческий менталитет: "Там, где соберутся три
грека, будет четыре разделения",  до единения ли тут? Тем более, что и русские решили от греков не
отставать…

И не важнее ли сейчас (в преддверии грядущих событий) не впадать в крайности и сохранить свое лицо
неповрежденным?

Думается, что намного важнее, чем сомнительное "единство" с ревностными не по разуму.

В этом смысле, как мне представляется, и надо понимать завет зарубежного Святителя
Филарета: "Держи, что имеешь",  т. е. содержи свои зарубежные устои, традиции, принципы, свою
преемственность, свой, наконец, особый исторический путь, свою духовную связь с предшественниками,
Отцами Зарубежной Церкви. При такой позиции действительные ошибки, если и случатся, то сразу или
со временем исправятся.

*****

Таким образом, после прочтения этого Доклада, являющегося апологий матфеевщины и разрывом


традиции и преемственности с исконным путем РПЦЗ, в корне отличном от матфеевского, создается
впечатление, что его автор не стремился беспристрастно разобраться в историческом пути Русской
Зарубежной Церкви, понять принципы, которые его определили, а пытается
недобросовестно подогнать те или иные факты под свою, далекую от зарубежной, доктрину, а отсюда
неминуемо появляются противоречия, натяжки, искажения, перевирания, подтасовки, собственные и
безосновательные домыслы, некорректное использование материала, повторения чужих слухов и даже
клевета на уважаемых иерархов.

В целом Доклад это – злобная хула ревностного не по разуму на славный путь РПЦЗ.

Невозможно признавать Русскую Зарубежную Церковь как истинную (как притворно делает
автор Доклада) и отрицать принципы и подходы к решению тех или иных церковных вопросов,
свойственные ей с момента ее основания. В этом случае происходит известная история, когда, выливая
воду из таза, выбрасывают с ней и младенца…

Правда, истинная Церковь, каковой является РПЦЗ, не беспомощный младенец, ее и врата ада одолеть
не в состоянии, не то что горе-реформы и некоторые ее "спасатели"…

Впрочем, оказав "медвежью услугу" о. Константину, автор Доклада, сам того не подозревая, сделал
хорошее дело для всей Русской Зарубежной Церкви (не зря говорится, "нет худа без добра").

Во-первых, поставил ее чад перед дилеммой: кто они, истинные зарубежники, верные


историческому пути своей Церкви или "иваны, не помнящие родства", хулящие своих
духовных родителей?

И, во-вторых, дал им подходящий повод, кроме всего прочего, припомнить историю взаимоотношений
Русской Зарубежной Церкви с греческим старостилием.

22 июля∕ 4 августа – 10/23 августа 2010 г.

Аннси - Париж

Примечание: все выделения в тексте сделаны автором этой работы.

© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка


на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: editor@portal-credo.ru