Вы находитесь на странице: 1из 5

Кожемякина Екатерина, отд. теории и практики перевода, 222 гр.

1. Примером более или менее «холодного медиума (средства) может


являться общение людей на расстоянии при помощи таких средств онлайн-связи,
как Skype, Zoom, WhatsApp, etc., а более «горячего» – взаимодействие лектора и
аудитории во время лекционных занятий в поточных аудиториях. Разберем эти
два примера. Отличительная особенность холодных средств – это высокая степень
вовлеченности адресата в коммуникацию, причем не только за чёт использования
большего количества сенсорных каналов, но и из-за необходимости более
сильного напряжения перцептивных возможностей реципиента. Как раз это
наблюдается в случае неживого, но и не просто телефонного или эпистолярного
разговора. Общаясь друг с другом via Zoom, мы не только слышим, но и видим
человека по ту сторону экрана. Звук (не всегда качественный, кстати) речи
дополняется картинкой, отражающей (если речь идет о веб-камере) актуальное
состояние собеседника, выражение его лица, мимику, все возможные
экстралингвистические аспекты (кроме, пожалуй, запаха). Изображение призвано
приблизить нас к реальным условиям живого общения. В действительности оно в
известной степени вводит нас в состояние большей концентрации: действительно,
при взгляде на экран, мы работаем, чтобы совместить картинку со звуком,
пытаемся разглядеть на нечетком изображении признаки знакомого нам по опыту
живой коммуникации эмоционального личного кода, присущего каждому
человеку. В конце концов, наше зрение выцепляет окружающую
действительность, фон, который собеседник выбрал (или вынужден был выбрать)
для видеоконференции, и этот самый background часто становится объектом более
пристального внимания, чем хорошо знакомый набор предметов на лице
антропоморфного существа. Такая расстановка акцентов объясняется еще и тем,
что интересующее нас изображение ограничено, мы не можем самостоятельно
раздвинуть рамки предлагаемого камерой формата, что открывает простор для
воображения, домысливания, построения гипотез (« этот человек сидит на фоне шкафа с
большим количеством книг – хочет ил он показать этим, как он умен?..» ).
Поточная лекция в этом отношении является более горячим средством, так
как степень инклюзивности и интерактивности здесь намного ниже, несмотря на
наличие как минимум двух сенсорных каналов, аудиального и визуального. Но на
обработку визуальной информации (если лектор не пишет на доске и не
показывает слайдов) в данной ситуации не затрачивается много усилий по
понятным причинам, так что весь аналитический аппарат сосредотачивается на
восприятии, распознавании звуковых данных. Извлечения из них информации
иногда может вовсе не происходить, ведь аудиальный канал не является для
человека основным, поэтому реципиент погружается в расслабленное состояние
пассивного (готового) восприятия (слушания), что является отличительной
особенностью горячих медиа.

2. Поликодовые сообщения закодированы разнородными по своей


семиотической природе средствами. Подобного рода креолизованные (по Ю.А.
Сорокину) частицы коммуникативной среды широко распространены в виде
пользовательского контента в пространстве вторичной устности (e.g. «мемы» в
соцсетях). Поликодовые сообщения, особенно если они сочетают в себе
текстовый и визуальный компонент, являются основным способом преподнесения
информации разными СМИ (e.g. заголовки газет, журналов, новостные сводки на
телевидении, etc.). Некоторые из них даже создали на основе кода «картинки с
текстом» неповторимый, хорошо узнаваемый имидж. Так, новостной
англоязычный еженедельный журнал The Economist знаменит своим
иллюстрационным поликодовым контентом, дополняющим текстовый материал,
часто даже создающим новые смыслы. Проанализируем один из новостных
заголовков этой недели.
Данная иллюстрация не является самостоятельным новостным контентом, ее
роль скорее экспрессивно-эмоциональная, чем в строгом смысле информативная.
Изображение, с одной стороны, лишь сопровождает развернутый новостной
заголовок, но с другой, надлежащий эффект от восприятия этого кусочка
информации достигается именно благодаря тому общему целому, которое
создается при взаимодействии двух различных компонентов, визуального и
текстового, в одном сообщении. Подавляющее большинство подписчиков
«Экономиста» читают и в целом воспринимают окружающую реальность слева
направо, поэтому кажется вполне естественным расположение текста слева от
картинки, однако именно изображение (как более горячий в данном случае
медиум, готовый цельный продукт) приковывает внимание. Взгляд читателя
скользит по нейтральным буквенным символам и останавливается на «ключе»
композиции. Здесь таких стоп-кодонов может быть два: лицо человека в маске и
условный знак (кружок с «антеннами»), обозначающий коронавирус. Так,
приступая к чтению, мы уже догадываемся о содержании текста.
Ясно, что для такого рода сообщений важна среда их распространения.
Несмотря на то, что существуют печатные издания «Экономиста», большое
количество подписчиков предпочитает просматривать электронную версию
журнала на официальном сайте или в соцсетях, где возможности подачи одного и
того же по информационной наполненности контента значительно расширяются
за счёт графических возможностей цифровых носителей (e.g. в цифровой версии
текст часто сопровождается анимацией или слайд-шоу). Кроме того,
существование статей «Экономиста» в социальных сетях предполагает
инклюзивность, вовлечение читателя в открытое взаимодействие через т.н.
gatekeeping: пользователь является не просто адресатом сообщения, но и его
распространителем (репост, ссылки) и критиком (комментарии, «лайки»).
Вернемся к рассмотрению нашего примера. Данное сообщения не является
полимодальным, то есть воспринимается только через один сенсорный канал
(зрение), но оно полимедийно, так как создается, передается и воспроизводится
при помощи разных коммуникативных технологий (текст был написан в редакции
журнала, изображение нарисовано при помощи отдельных графических
редакторов, статья публикуется в сети Интернет, который включает в себя другие
медиа). Наконец, сообщение поликодовое. Во-первых, сам факт обращения
потребителя к подобному источнику информации говорит о его принадлежности
к определенным лингво-культурным сообществам, то есть предполагается
способность считывать лингво-культурные коды, распространяемые среди «круга
читателей» данного конкретного журнала.
Рассмотрим текст. Лингвистический код предполагает, что читатель знаком с
особым «видом» английского языка, который используется в заголовках, а значит
может вскрыть пунктуационный (здесь – отсутствие точек) и графический
(шрифты, используемые журналом, для новости и для обозначения ее типа, цвет,
размер шрифта для заголовка и подзаголовка) коды. «Кричащие» броские
заголовки т.н. «бульварных листков» не свойственны такому серьезному
изданию; статьи «Экономиста» предлагают погрузиться в непростой язык текста,
чтобы опереться на сильные ключевые слова, на которых строится сообщение.
При взгляде на изображение сразу можно заметить коммерческий и
авторский коды: в правом нижнем углу значится имя художника. Визуальный код
апеллирует к нашему восприятию цвета и света (тона) в картинке, которое тут же
связывается с содержанием текста, даже подготавливает реципиента к его
восприятию (мрачные и однообразные холодные цвета – выражение «organised
crime», луч фонарного света не фиксирует ни объявление на столбе (оно
описывает настоящую ситуацию), ни сомнительного человека в черном с маской
на лице – слова «governments are not paying attention»). Сами изображенные
предметы, как уже было описано выше, предвосхищают содержание заголовка,
создают «горизонт ожидания» у читателя. Среди прочих компонентов
изображения, относящихся к studium, выделяется образ человека в маске: с одной
стороны, так вполне может выглядеть человек, вынужденный покинуть дом во
время карантина (плотная одежда, медицинская маска), с другой, некое чувство,
продиктованное punctum’ом, и содержание заголовка подсказывают нам, что это
лицо – представитель или аллегория означенной организованной преступности.
Таким образом, мы рассмотрели поликодовое сообщение с точек зрения
среды его распространения, круга адресатов, визуального, лингвистического и
экстралингвистического компонентов.

Оценить