Вы находитесь на странице: 1из 3

В «деле Скрипалей» Россия столкнулась с двумя основными

обвинениями: причастность к покушению на убийство Сергея и Юлии


Скрипаль и применение отравляющего вещества, нарушающее Конвенцию о
запрещении химического оружия. В этой ситуации Россия избрала линию
«полного отрицания», подразумевавшую непризнание собственной
причастности к событиям в Солсбери. В свете новой волны расследований по
«делу Скрипалей» и взятых в середине сентября интервью у главных
подозреваемых, Петрова и Баширова, внимание лидеров стран и СМИ к
событию вновь возрастает. В связи с этим возникает потребность решить,
имеет ли смысл изменить настоящую позицию России по «делу Скрипалей»,
то есть признать, что Россия приложила руку к событиям в Солсбери.
Ключевой аргумент за или против трансформации линии России может быть
выработан в том случае, если сопоставить существующие последствия «дела
Скрипалей» для России с возможными рисками, сопровождающими решение
России в пользу признания собственной вины.

На данный момент основным итогом событий в Солсбери стал


частичный разрыв дипломатических отношений с Великобританией: 14
марта Тереза Мэй заявила о введении пакета жёстких санкций, который
включал высылку 23-х российских дипломатов, отмену официальных
контактов, ужесточение контроля над въезжающими на территорию
Великобритании российскими гражданами, а также озвучила идею заморозки
российских счетов и активов 1. Кроме того, к санкционной программе
присоединились другие страны, включая США, Германию, Францию и
Испанию. При этом ключевой восточный партнёр России, Китай, занял в
целом нейтральную позицию по отношению к событиям в Солсбери, хотя в
марте осудил Запад и в отдельности Великобританию за недопуск России к

1
Russia threatens retaliation after Britain expels 23 diplomats {Электронный ресурс} URL:
https://www.theguardian.com/uk-news/2018/mar/14/may-expels-23-russian-diplomats-response-spy-poisoning
(дата обращения: 04.10.18)
2
расследованию . Такая позиция Китая ценна для России, поскольку
исключает возможность попадания России в геополитическую ловушку.

Принимая во внимание заявления стран Запада о возможности


введения дополнительного пакета санкций, стоит прежде всего обратить
внимание на то, что меры против России не блокируют ключевые российские
проекты на Западе. Об этом свидетельствует, к примеру, выданное
Германией компании Nord Stream 2 AG разрешение на строительство
газопровода «Северный поток – 2» в германской исключительной
экономической зоне. Следовательно, нельзя утверждать, что меры в
отношении России наносят ей серьёзный экономический и политический
ущерб.

Если предположить, что Россия откажется от своей позиции «полного


отрицания» и признает свою причастность к «делу Скрипалей», она,
очевидно, подвергнет себя многочисленным рискам. Самым очевидным из
них представляется репутационный риск. Подтвердить свою причастность к
нападению на Скрипалей означает для России негласно признать и то, что
она приложила руку к похожим преступлениям, таким как дела Александра
Литвиненко и Александра Перепеличного, которые были, как и Скрипали,
отравлены в Великобритании . В таком случае Россия в ближайшем будущем
не избежит обвинений в существовании организованной многолетней
государственной программы по «зачистке» лиц, имеющих доступ к
государственной тайне, тем самым укрепив в мире представление о себе, как
о «плохом парне».

Наконец необходимо внимательно отнестись к вопросу о том, как


Россия поведёт себя после признания. Очевидно, что Великобритания и её
западные партнёры даже в случае признания Россией своей вины с большой
долей вероятности не откажутся от своей санкционной программы,
поскольку будут ожидать от России дополнительных «извиняющих»
2
Russian diplomat expulsions signal crude side of Western intention{Электронный ресурс} URL:
http://www.globaltimes.cn/content/1095361.shtml (дата обращения: 04.10.18)
действий. Такими дополнительными действиями могут стать, к примеру,
раскрытие своей программы по разработке химического оружия за
постсоветский период (предложение Генерального секретаря НАТО Йенса
Столтенберга) или нарушение 61-ой статьи Конституции РФ о запрете
экстрадиции. А это, в свою очередь, можно будет расценивать как покушение
на невмешательство во внутренние дела России.

Таким образом, если учитывать уже избранную линию поведения


России, наступившие последствия от санкционных мер Запада, а также
потенциальные риски, сопровождающие признание причастности к «делу
Скрипалей», наиболее обоснованным будет выбор в пользу продолжения
линии «полного отрицания», политики жёсткой дипломатии и политики
«зеркальных санкций».