Вы находитесь на странице: 1из 24

На правах рукописи

СТЕПАНОВА ИРИНА АНАТОЛЬЕВНА

ПОКАЗАТЕЛИ МИНЕРАЛЬНОГО И ЛИПИДНОГО ОБМЕНА СЕЛЬ-


СКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ ПРИ ВВЕДЕНИИ В РАЦИОН НА-
НОПОРОШКОВ МЕТАЛЛОВ

03.03.01 – Физиология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата биологических наук

Москва – 2018
Диссертационная работа выполнена в федеральном государственном бюджетном обра-
зовательном учреждении высшего образования «Рязанский государственный
агротехнологический университет имени П.А. Костычева» (ФГБОУ ВО РГАТУ)

Научный руководитель: Полищук Светлана Дмитриевна,


доктор технических наук, профессор, профессор ка-
федры лесного дела, агрохимии и экологии ФГБОУ
ВО РГАТУ

Официальные оппоненты: Семенютин Владимир Владимирович


доктор биологических наук, профессор, профессор
кафедры инфекционной и инвазионной патологии
ФГБОУ ВО «Белгородский государственный аграр-
ный университет имени В.Я. Горина»

Фурман Юрий Васильевич


доктор биологических наук, профессор, старший на-
учный сотрудник НИИ экспериментальной медицины
ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский
университет» Минздрава России

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Тамбовский государственный уни-


верситет имени Г.Р. Державина»

Защита состоится «19» декабря 2018 г. в 16:30 часов на заседании диссертацион-


ного совета Д 220.043.09 на базе ФГБОУ ВО «Российский государственный аграрный
университет – МСХА имени К.А. Тимирязева» по адресу: 127550, г. Москва, ул. Пря-
нишникова, д. 19, тел./факс: +7 (499) 976-21-84.
С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке имени
Н.И. Железнова ФГБОУ ВО «Российский государственный аграрный университет ‒
МСХА имени К.А. Тимирязева» и на сайте Университета: http://www.timacad.ru/

Автореферат разослан «___» __________ 2018 года

Учёный секретарь диссертационного совета


кандидат биологических наук, доцент А.А. Ксенофонтова
2
1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Одной из ведущих для с/х животных является проблема
сбалансированных рационов, от чего напрямую зависят их продуктивность и экономи-
ческие показатели животноводства. В ее решении большую роль выполняют биологиче-
ски активные добавки. Организм животных включает около 50 микроэлементов, на до-
лю которых приходится не менее 1% массы тела, поэтому он нуждается в непрерывном
поступлении нутриентов. В настоящее время рационы содержат микроэлементы в виде
солей металлов. Так как дозы микроэлементов измеряются миллиграммами на 1 кг кор-
ма, включить их оптимальное количество для животных, не превысив нормы ПДК
сложно. К тому же избыток одного элемента может привести к дефициту другого из-за
антагонистического взаимодействия. Поэтому животноводство нуждается в эффектив-
ных и безопасных веществах, содержащих микроэлементы в малых дозах.
Альтернативой солям микроэлементов могут стать наноразмерные порошки ме-
таллов (НПМ). Их особенностью является способность стимулировать биохимические и
физиологические процессы в организме животных при использовании в малых концен-
трациях. Широкое внедрение НПМ может стать одним из путей успешного развития
сельского хозяйства. Наиболее активны нанопорошки на основе железа, меди, кобальта,
произведенные в НИТУ МИСиС (г. Москва). Изучением возможности применения на-
нопорошков металлов в сельском хозяйстве занимаются Л.В. Коваленко, Н.Н. Глущен-
ко, Г.Э. Фолманис, Г.В. Павлов, С.Д. Полищук, Г.И. Чурилов.
Степень разработанности темы. В Рязанском ГАТУ им. П.А. Костычева изу-
чение биологической активности нанопорошков металлов проводится с 1997 года. С
2006 года начаты опыты по влиянию НПМ на физиологические и биохимические пока-
затели животных, на мясную и молочную продуктивность; кроветворную, иммунную и
ферментные системы животных; а также по изучению безопасности их применения в
животноводстве.
Цель и задачи исследования. Цель работы – определить токсикологические
параметры нанопорошков железа, кобальта и меди и установить их действие в опти-
мальных концентрациях на показатели минерального и липидного обмена крупного
рогатого скота в зависимости от пола и возраста животных.
Задачи исследования:

3
1. Определение острой и хронической токсичности наночастиц железа, кобальта и
меди на лабораторных животных.
2. Действие нанопорошков железа, кобальта и меди на физиологические и морфо-
биохимические показатели при ведении их в рацион бычков черно-пестрой породы.
3. Изучение влияния наночастиц металлов на показатели минерального обмена
бычков черно-пестрой породы.
4. Действие наночастиц кобальта и меди на физиологические и морфо-
биохимические показатели телок голштинской породы.
5. Изучение влияния наночастиц металлов на показатели минерального обмена те-
лок голштинской породы.
6. Изучение действия наночастиц металлов на показатели липидного обмена телок
голштинской породы.
7. Рекомендации производству.
Научная новизна. Определена острая и хроническая токсичность нанопорош-
ков железа, кобальта и меди на лабораторных животных (мыши, крысы) для установ-
ления класса опасности веществ. Впервые изучено физиологическое действие НПМ
кобальта и меди на телках голштинской породы и проведена сравнительная характери-
стика их действия на бычках черно-пестрой породы. Впервые изучено влияние наноча-
стиц металлов железа, кобальта и меди на показатели минерального и липидного об-
мена жвачных с/х животных (бычки черно-пестрой породы, телочки голштинской по-
роды). Впервые разработаны условия для контроля действия нанопорошков металлов
на животных, определены параметры их воздействия на молодняк крупного рогатого
скота.
Теоретическая и практическая значимость работы. Показана возможность
применения наночастиц железа, кобальта и меди как эффективных и малотоксичных
микроэлементов, активизирующих физиологические и биохимические процессы, по-
вышающих минеральный и липидный обмены. На основании лабораторных исследо-
ваний по изучению токсичности НПМ железа, кобальта и меди доказана их безопас-
ность при введении в рацион животных и утвержден отчет ФГБНУ «ВНИИП им. К.И.
Скрябина».
Разработаны рекомендации по применению наночастиц металлов в рационах
крупного рогатого скота для активации минерального и липидного обмена, предупре-

4
ждения микроэлементозов с целью замены ими неорганических солей металлов в пре-
миксах.
Методология и методы исследования. Методологической и теоретической ос-
новой исследований послужил анализ методов, используемых отечественными и зару-
бежными учеными в области изучения влияния микроэлементов на обменные процес-
сы при введении их в рацион с/х животных. На основании полученных данных были
сформулированы цель и задачи исследований, разработана схема опытов. При их по-
становке и проведении были использованы лабораторные, зоотехнические, физиологи-
ческие, биохимические методы. Объектами исследований служили лабораторные жи-
вотные и молодняк крупного рогатого скота. Полученные результаты исследований
были статистически обработаны и проанализированы.
Основные положения диссертации, выносимые на защиту:
- результаты определения острой и хронической токсичности нанопорошков ме-
таллов на лабораторных животных (мыши, крысы);
- результаты влияния наночастиц металлов на физиологические и биохимиче-
ские показатели бычков черно-пестрой породы и телок голштинской породы;
- результаты влияния нанопорошков металлов на показатели минерального об-
мена бычков черно-пестрой породы и телок голштинской породы;
- результаты влияния нанопорошков кобальта и меди на показатели липидного
обмена телок голштинской породы.
Степень достоверности и апробация работы. Данные исследований доложены
и обсуждены на: Втором международном конкурсе научных работ молодых ученых в
области нанотехнологий (Москва, 2009), Всероссийской науч.-практ. конференции
«Приоритетные направления современной Российской науки глазами молодых уче-
ных» (Рязань, 2009), Международной науч.-практ. конференции «Молодость, талант,
знания – ветеринарной медицине и животноводству» (Троицк, 2010), Международной
науч.-практ. конференции «Химико-экологические аспекты научно-исследовательской
работы» (Беларусь, 2013), 3-ей Международной конференции молодых ученых «Inter-
disciplinary Problems of Nanotechnology, Biomedicine and Nanotoxicology» (Тамбов,
2015), IV Международной науч.-практ. конференции «Наноматериалы и живые систе-
мы NLS-2016» (Москва, 2016), Международной науч.-практ. конференции «Эколого-

5
биологические проблемы использования природных ресурсов в сельском хозяйстве»
(Екатеринбург, 2017).
Публикации. Основные положения диссертации опубликованы в печати в
24 научных работах, из них 7 – в рецензируемых научных изданиях, в том числе 4 – в
изданиях, входящих в перечень ВАК, 2 – в изданиях, входящих в базу SCOPUS, 1 – в
издании, входящем в базу Web of Science, 1 – патент на изобретение.
Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения,
3 разделов, обсуждения результатов, выводов, списка литературы, содержащем 179 ис-
точников, в том числе 14 иностранных, 3 приложений, изложена на 158 страницах,
включает 25 рисунков и 37 таблиц.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


2.1. Объекты и методы исследований
Экспериментальная работа выполнена в 2009-2017 годах и состояла из трех се-
рий опытов – 1 лабораторной и 2 производственных.
Первая серия опытов включала в себя лабораторные исследования, проведен-
ные в лаборатории ФГБНУ «ВНИИП им. К.И. Скрябина», где были изучены:
1. Острая пероральная токсичность НПМ железа, кобальта и меди при внутрижелудоч-
ном введении белым мышам и белым крысам.
2. Хроническая токсичность при внутрижелудочном введении белым крысам.
3. Определен класс опасности НПМ и их кумулятивные свойства.
Вторая серия опытов включала в себя производственные исследования:
1. В ЗАО «Старожиловский конный завод» Рязанской области определено влияние
НПМ железа, кобальта и меди на физиологические и биохимические показатели быч-
ков черно-пестрой породы.
2. Действие НПМ на показатели минерального обмена бычков черно-пестрой породы.
Третья серия опытов включала в себя производственные испытания в ЗАО
«Рассвет» Рязанской области, за время которых были изучены:
1. Влияние НПМ кобальта и меди на физиологические и биохимические показатели те-
лок голштинской породы.
2. Действие НПМ на показатели минерального обмена (по анализу крови и шерсти) и
липидного обмена телок голштинской породы по биохимическим показателям крови.

6
Объектами исследований при определении токсичности НПМ служили беспо-
родные белые мыши (240 гол.), беспородные белые крысы (360 гол.). Для второй и
третьей серий - молодняк крупного рогатого скота - бычки черно-пестрой породы (32
гол.) и телочки голштинской породы (21 шт.). Животные для проведения эксперимента
подбирались в группы по принципу сбалансированных групп-аналогов с учетом пола,
возраста, веса и содержались в одинаковых условиях.
Характеристика НПМ и условия их введения в рацион животных. В опытах
использовались нанопорошки металлов железа (Fe), кобальта (Со) и меди (Cu) - мелко-
дисперсные однородные порошки, чистота 99,98%, размер частиц – 20-40 нм, способ
получения - низкотемпературное водородное восстановление гидроксидов (НИТУ
«МИСиС», г. Москва). Для создания биологически активной системы суспензии ме-
таллов подвергали ультразвуковой обработке в водной среде. Суспензию готовили со-
гласно ТУ 931800-4270760-96 в ультразвуковой ванне (модель ПСБ-5735-5). Опреде-
ление электрокинетических параметров суспензии проводили на электроакустическом
спектрометре Zeta-ASP (Matec Applied Sciences, USA) (МИСиС).
Изучение токсикологических свойств нанопорошков металлов. В 2015 году
была изучена острая и хроническая токсичность НПМ железа, кобальта и меди и опре-
делен класс опасности и кумулятивности. Опыт проводили в соответствии с «Методи-
ческими указаниями по определению токсических свойств препаратов, применяемых в
ветеринарии и животноводстве» (1986), в лаборатории ФГБНУ «ВНИИ фундаменталь-
ной и прикладной паразитологии животных и растений имени К.И. Скрябина» ФАНО
России. В опыте использовали беспородных белых мышей (массой 19-22 г) и крыс-
самцов (массой 200,0 - 220,0 г). Животных содержали в поликарбонатных клетках по 5
или 10 голов, согласно санитарным правилам в соответствии с Приказом МЗ СССР
№1045-73 от 06.04.1973; Правилам лабораторной практики и Приказом МЗ СССР
№1179 от 10.10.1983. Кормление проводили в соответствии с Приказом МЗ СССР
№163 от 10.03.1966 о рационе лабораторных животных, следуя методическим указани-
ям «Стандартизации экологической среды лабораторных животных по фактору пита-
ния» (1980). Использовался комбикорм полнорационный экструдированный (для крыс,
мышей), ГОСТ Р 51849-2011 Р.5, производство ООО «Лабораторкорм», г. Москва.

7
Лабораторные исследования по изучению острой токсичности при внутри-
желудочном введении белым мышам. Было проведено по 3 серии опытов, сформи-
ровано 24 группы по 10 мышей. Суспензию НПМ вводили однократно в желудок с по-
мощью зонда. В течение 15 суток проводили наблюдение за общим состоянием и пове-
дением животных, проявлением симптомов интоксикации, приемом корма, воды и т.п.
Лабораторные исследования по изучению острой токсичности при внутри-
желудочном введении белым крысам. Было проведено 3 серии опытов, сформирова-
но 24 группы по 10 крыс. Суспензию НПМ вводили однократно в желудок с помощью
зонда. В течение 15 суток проводили наблюдение за общим состоянием и поведением
животных, проявлением симптомов интоксикации, приемом корма, воды и т.п.
Лабораторные исследования по изучению хронической токсичности при
внутрижелудочном введении белым крысам. Исследование включало в себя 3 серии
опытов на 120 крысах-самцах. Выбранные дозы представляли дозировки, кратные зна-
чению LD50, установленной в остром опыте для перорального введения дозы (6710,5
мг/кг (железо), 7000,0 мг/кг (медь) и 1233,3 мг/кг (кобальт). Суспензию вводили еже-
дневно в течение 5 сут. в желудок с помощью зонда в дозах: 1/10; 1/20 и 1/50 от LD 50,
увеличивая каждые 5 дней дозировку в 1,5 раза.
Производственные испытания нанопорошков металлов на бычках черно-
пестрой породы. В ЗАО «Старожиловcкий конный завод» в 2012 – 2013 гг. выполнены
опыты по изучению влияния НПМ на физиологические показатели бычков. Были вы-
браны 6-месячные бычки. Для введения НП металлов в рацион комбикорм обрабаты-
вали водной суспензией добавок из расчета 1 литр/тонну комбикорма. Использовались
наиболее эффективные дозы, определенные исследованиями: для НП железа – 0,08
мг/кг; для НП меди – 0,04 мг/кг; для НП кобальта – 0,02 мг/кг живой массы в сутки
(Назарова А.А., 2009). Обработанный комбикорм вводился в рацион из расчета от 2 до
3 кг на 1 голову в сутки на протяжении всего эксперимента. При составлении схемы и
методики опыта использовались «Методика и организация зоотехнических опытов»
(П.И. Викторов, В.К. Менькин, 1991) и «Основы опытного дела в животноводстве»
(А.И. Овсянников, 1976).
Таблица 1 - Схема опытов
Группы Гол. Опыт, мес Условия опыта
Бычки черно-пестрой породы, ЗАО «Старожиловский конный завод»
Контроль 8 12 месяцев Основной рацион (ОР)
1 опытная 8 12 месяцев ОР + нанопорошок железа, 0,08 мг/кг
8
Продолжение таблицы 1
2 опытная 8 12 месяцев ОР + нанопорошок кобальта, 0,02 мг/кг
3 опытная 8 12 месяцев ОР + НП меди, 0,04 мг/кг живого веса в сутки
Телочки голштинской породы, ЗАО «Рассвет» Рязанской области
Контроль 7 12 месяцев Основной рацион (ОР)
1 опытная 7 12 месяцев ОР + НП меди в дозе 0,04 мг/кг живой массы в сутки (во 2, 4,
6, 9, 11 месяцы жизни)
2 опытная 7 12 месяцев ОР + НП кобальта в дозе 0,02 мг/кг живой массы в сутки (во
2, 4, 6, 9, 11 месяцы жизни)
Рацион соответствовал физиологическим нормам и потребностям животных.
Каждые 30 дней проводилось взвешивание и забор крови. На протяжении опыта велись
наблюдения за общим физиологическим состоянием бычков, активностью и внешним
видом. В возрасте 1 года из каждой группы было взято по 3 особи, произведен убой и
отобраны пробы тканей. Минеральный состав тканей определен методом атомно-
эмиссионной спектрометрии с индукционной плазмой (АЭС с ИНП) в аналитической
лаборатории НИТУ «МИСиС».
Производственные испытания нанопорошков металлов на телочках гол-
штинской породы. В ЗАО «Рассвет» в 2015–2016 гг. начаты опыты по изучению
влияния НПМ кобальта и меди на физиологические показатели телочек (с 1-месячного
возраста). В первые 3 месяца суспензию НПМ вводили перорально с помощью шпри-
ца. С 4-месячного возраста для введения НПМ в рацион комбикорм обрабатывали вод-
ной суспензией добавок (табл. 1). Анализ крови был проведен в ГБУ «Рязанская обла-
стная ветеринарная лаборатория» и в лаборатории ФГБОУ ВО РГАТУ. Анализ шерсти
– в лаборатории ООО «Национальное агентство клинической фармакологии и фарма-
ции», г. Москва.
Обработка результатов исследований. Экспериментальные данные были об-
работаны с использованием метода рангов (ранжирование непарных количественных
показателей) для сбалансированных групп-аналогов по К. Уайту (А.И. Овсянников,
1976). Разница между опытными и контрольными данными оказалась достоверна, уро-
вень достоверности различий для всех данных был равен Р = 0,05.

2.2 РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ


Определение острой пероральной токсичности нанопорошков металлов же-
леза, кобальта и меди на белых мышах. Для безопасного внедрения добавок на ос-
нове нанопорошков металлов в животноводство была составлена их ветеринарная и
токсикологическая характеристика. Параметры токсического действия нанопорошков
9
металлов вычислялись с помощью метода Миллера-Тейнтнера. При пероральном вве-
дении мышам LD50 НПМ (железо) составила 5947,3 мг/кг, LD50 НПМ (медь) - 5868,4
мг/кг, LD50 НПМ (кобальт) - 1033,3 мг/кг. С учетом установленного значения LD50, со-
гласно общепринятой гигиенической классификации (ГОСТ 12.1.007-76) нанопорошки
железа и меди относятся к 4 классу, нанопорошок кобальта к 3 классу опасности.
Определение острой пероральной токсичности наночастиц металлов желе-
за, кобальта и меди на белых крысах. Параметры токсического действия нанопо-
рошков металлов вычислялись с помощью метода Миллера-Тейнтнера. При перораль-
ном введении крысам: LD50 НПМ (железо) составила 6710,5 мг/кг, LD50 НПМ (медь) -
7000,0 мг/кг, LD50 НПМ (кобальт) - 1233,3 мг/кг. С учетом установленного значения
LD50, согласно общепринятой гигиенической классификации (ГОСТ 12.1.007-76) НП
железа и меди относятся к 4 классу опасности, НП кобальта - к 3 классу опасности.
Определение хронической токсичности наночастиц металлов железа, ко-
бальта и меди на белых крысах. Опыт по определению хронической токсичности и
кумулятивных свойств был проведен в 3-х сериях в течение 60 суток. В первые 5 дней
каждой крысе вводили 1/10; 1/20 или 1/50 от ранее установленных однократных доз
ЛД50. Затем каждые последующие 5 дней доза увеличивалась в 1,5 раза от предыдущей
ежедневно вводимой дозы. Была рассчитана хроническая средне-смертельная доза
(LD50): для НП железа - 33 971,9 мг/кг; для НП меди - 39 867,0 мг/кг; для НП кобальта -
5006,0 мг/кг.
Коэффициент кумуляции (Ккум) для нанопорошков: железа - 5,1; меди - 5,7; ко-
бальта - 4,0. По стандартной классификации кумуляция НП железа и меди является
слабовыраженной, а кобальта - умеренной согласно ГОСТ 12.1.007.
Влияние нанопорошков металлов на физиологические показатели бычков
черно-пестрой породы. Были сформированы 4 группы по 8 особей в каждой. Опыт
длился 12 месяцев. Первая группа (контроль) не получала НПМ, вторая – получала
ежедневно к рациону НП железа (0,08 мг/кг живого веса в сутки), третья - НП кобальта
(0,02 мг/кг), четвертая – получала НП меди (0,04 мг/кг).
Наиболее динамично прирост массы контрольных животных осуществлялся в
первые 6 месяцев опыта, вплоть до возраста в 1 год. Показатели живой массы кон-
трольных животных находились в пределах нормы, к концу опыта их масса по сравне-
нию с началом увеличилась на 235,1 кг.

10
Введение в рацион опытных бычков НПМ способствовало увеличению живой
массы с начала опыта: для НП железа - через 12 месяцев на 16,9%; для НП кобальта -
через 12 месяцев на 56,2 кг или 13,9%; для НП меди - через 12 месяцев на 11,5%. Сред-
несуточные приросты опытных животных к концу опыта превышали контроль на
17,0%, 16,1%, 14,4% для НП железа, кобальта и меди соответственно.
Если учесть, что физиологическое действие железа, кобальта и меди как микро-
элементов довольно отличается, а нанометаллы показывают похожие результаты, то
можно предположить, что металлы в нанодисперсном состоянии обладают другим ме-
ханизмом действия по сравнению с неорганическими солями (сульфаты, хлориды,
фосфаты, нитраты) и хелатными соединениями микроэлементов. Можно сделать вы-
вод, что добавки способны катализировать многие биохимические процессы в орга-
низме, что, в свою очередь, усиливает переваримость и усвоение питательных веществ
рациона, повышает обмен веществ. Данные предположения подтверждаются клиниче-
скими и биохимическими показателями крови бычков.
В крови контрольных животных к 12 месяцу опыта наблюдалось повышение со-
держания эритроцитов (на 14,6%) и гемоглобина по сравнению с началом опыта, что
связано с их ростом и развитием. Содержание лейкоцитов увеличилось на 5,6%.
В группе, получавшей НП железа, в сравнении с началом опыта количество
эритроцитов к 12 месяцу увеличилось на 32,6%, гемоглобина – на 7,4%. Одна из при-
чин повышения их содержания при введении НП железа – это непосредственное со-
держание железа в данных элементах и участие в их образовании. Введение НП ко-
бальта и меди привело соответственно к повышению эритроцитов - на 16,4% и 14,5%,
гемоглобина – на 7,3% и 3,6%, лейкоцитов – на 6,7% и 12% выше контроля, что пред-
полагает положительное влияние НПМ на окислительно-восстановительные процессы
и кроветворение в организме животных. Также в крови животных были определены
ферменты, холестерин и общий белок.
Введение железа в наносостоянии увеличило содержание АлАТ к концу опыта в
сыворотке крови на 7,9%, а АсАТ – на 7,6% выше контроля. Активизация данных фер-
ментов связана с усилением белкового обмена что, в свою очередь, приводит к интен-
сивному накоплению живой массы. Это также связано с повышением -
глутамилтранспептидазы в сыворотке на 26,9% по сравнению с контролем. Фермент
участвует в обмене аминокислот и его активность отражает интенсивность белкового

11
обмена. Все это согласуется с повышением общего белка в крови животных, получав-
ших НП железа - на 8,8%. Содержание холестерина в крови опытных животных повы-
силось на 24,0%, что связано с активацией липидного обмена. Увеличение α-амилазы
в крови животных (на 28,5%), получавших НП железа, повышает пищеварительную
активность и переваримость питательных веществ рациона, в частности безазотистых
экстрактивных веществ. Интенсивный рост организма подтверждает и уровень щелоч-
ной фосфатазы, превышающий контроль на 29,4%.
НП кобальта способствовал повышению α-амилазы на 14,2%, ЩФ - на 11,3%, -
ГТП – на 38,5% по сравнению с контролем. НП меди в рационе бычков привели к по-
вышению АлАТ (+3,4%), АсАТ (+3,7%), амилазы (+8,6%), ЩФ (+11,3%), - ГТП
(+15,4%), а также холестерина (+16,0%) и общего белка (+6,0%) к концу опыта.
Исследование показателей минерального обмена при введении в рацион
бычков черно-пестрой породы нанопорошков металлов. Содержание минеральных
веществ в крови контрольных животных находилось в пределах физиологической нор-
мы. Спустя 12 месяцев после начала опыта в крови животных, получавших НП железа,
повысилось содержание кальция и фосфора на 18,6% и 4,8% выше контроля, что сви-
детельствует об активации процессов образования костной ткани, особенно необходи-
мых для роста и развития в 1 год жизни бычков. Существенные отличия в содержании
минеральных веществ в крови по сравнению с контролем наблюдалось у животных,
получавших нанопорошок кобальта и меди. Анализ минерального состава мышечной
ткани бычков показывает, что НПМ влияют на усвоение, обмен и накопление мине-
ральных веществ.
Так, НП железа повысил содержание кальция (на 76,2%), меди (на 36%), калия
(на 25,9%), магния (на 11,8%), марганца (на 30,2%) выше контроля. Данные элементы
играют важную роль в обмене веществ, и такое повышение явилось следствием уси-
ленного усвоения питательных веществ рациона под воздействием нанодисперсного
железа. Содержание железа в мышечной ткани не превышало контроля, что говорит об
отсутствии кумулятивных свойств и его безопасности. Нанопорошки кобальта и меди
также изменили содержание минеральных веществ в мышцах.
Влияние наночастиц металлов на физиологические показатели телок гол-
штинской породы. В третьей серии опытов изучалось влияние НП кобальта и меди на
физиологические и биохимические показатели телок, а также показатели минерального

12
и липидного обмена. При проведении исследований, начиная с 1 месяца жизни живот-
ных, им ежедневно перорально вводилась водная суспензия добавки в объеме 10 мл с
учетом живой массы. Добавки вводились в течение 2, 4, 6, 9 и 11 месяца жизни живот-
ных. Дробное введение обусловлено высокой химической активностью НПМ и их про-
лонгированным действием, подтвержденным предыдущими исследованиями. Ежеме-
сячно измерялась живая масса животных (табл. 2).

Таблица 2 - Живая масса контрольных и опытных телок, кг


Возраст телок Контроль НП меди НП кобальта
1 месяц (до начала опыта) 60,2±0,1 57,0±0,2 57,6±0,4*
2 месяца 89,3±0,3* 90,9±0,1 80,0±0,3
4 месяца 133,6±0,4 141,4±0,3* 131,1±0,4
5 месяцев 188,3±0,3 195,2±0,2 188,6±0,6
7 месяцев 256,0±0,1* 264,0±0,5 265,0±0,5*
11 месяцев 323,7±0,6 335,6±0,5* 348,9±0,6
Примечание: * - здесь и далее р ˂ 0,05

Результаты испытаний показали, что наночастицы кобальта и меди при введении


в рацион молодняка голштинской породы оказали существенное влияние на изменения
живого веса. Введение НП кобальта в рацион телок способствовало планомерному на-
бору живой массы, причем масса опытных животных превысила контроль только через
4 месяца после начала опыта, а через 10 месяцев была выше контроля на 7,8%. Это свя-
зано с тем, что кобальт влияет на мышечную массу, которая активно развивается у жи-
вотных в возрасте после полугода.
У животных, получавших наночастицы меди, к 3 месяцу после начала опыта
прирост составил 5,8%, а к 10 месяцу – 3,7% по отношению к контролю. Это обуслов-
лено влиянием меди на усвоение кальция и фосфора, что, в свою очередь, стимулирует
развитие и рост костей животных.
В процессе опыта были определены морфо-биохимические показатели крови. У
контрольных животных к 12 месяцу опыта наблюдалось незначительное повышение
уровня эритроцитов, гемоглобина и тромбоцитов, что связано с естественными про-
цессами роста и развития телок. У животных, получавших НП кобальта, наблюдалось
увеличение эритроцитов (на 22,5%) и гемоглобина (на 13,9%) по сравнению с началом
опыта, что, в свою очередь, отразилось на повышении гематокрита (на 4%), видимо,

13
НПМ, обладая способностью активизировать биохимические процессы, вызывают не-
обходимость в большем поступлении кислорода к тканям.
К 12 месяцу исследований у животных, получавших НП меди, в сравнении с на-
чалом опыта количество эритроцитов увеличилось на 14,7%, гемоглобина – на 11,2%.
Также в обеих опытных группах наблюдалось повышение содержания лейкоцитов –
для НП кобальта на 15,5%, для НП меди – на 5,3% и изменения в лейкоцитарной фор-
муле.
К 12 месяцу опыта у животных опытной группы, получавшей с рационом НП
кобальта, содержание общего белка увеличилось на 8,4%, а содержание альбуминов
превысило контроль на 7,8%. Подобные изменения наблюдаются также и в группе, по-
лучавшей НП меди: увеличилось содержание общего белка – на 7,5%, альбуминов - на
3,25% относительно контроля. Введение в рацион телок НПМ кобальта и меди оказало
значительное влияние на процесс белкового обмена. В сыворотке крови животных, по-
лучавших НП кобальта, наблюдалось повышение АлАТ к концу опыта на 33,7%, АсАТ
– на 15,6% относительно контроля. НП меди увеличил содержание АлАТ на 56,9%,
АсАТ – на 10,3%. Однако, при повышении содержания аминотрансфераз, коэффициент
де Ритиса как в контрольной, так и в опытных группах находился в пределах физиоло-
гической нормы.
Мочевина – основной конечный продукт азотистого обмена. Распад мочевины в
организме животных происходит с большим поглощением энергии, поэтому организму
требуются значительные энергетические затраты, которые при активном обмене идут
на процессы синтеза веществ, в том числе и белков. Это говорит о том, что повышение
белкового обмена сопровождается снижением мочевины в крови. В группе, получав-
шей НП кобальта, азот мочевины был ниже контроля на 18,8%, креатинина – на 11,7%,
в группе, получавшей НП меди, азот мочевины снизился на 2,2%, а креатинин – на
10,3%.
Показатели минерального обмена при введении в рацион телок голштин-
ской породы наночастиц металлов. На следующем этапе изучалось действие НП ко-
бальта и меди на показатели минерального обмена телок в процессе роста животных.
Был определен минеральный состав крови (табл. 3) животных и содержание щелочной
фосфатазы (ЩФ).

14
Таблица 3 - Минеральный состав крови телок голштинской породы
Показатели кро- Контроль НП кобальта НП меди
ви До опыта Через 6 До опыта Через 6 До опыта Через 6
мес. мес. мес.
Кальций, 2,80 ± 0,04 2,95 ± 0,05 2,75 ± 0,05 3,19 ± 0,02 2,96 ± 0,08 2,93±0,05
ммоль/л
Фосфор, моль/л 1,75 ± 0,06 1,90 ± 0,03 1,84 ± 0,08 2,17 ± 0,09 2,31 ± 0,02 2,28 ±0,01
Калий, ммоль/л 3,9 ± 0,04 3,1 ± 0,01 3,82 ± 0,04 4,52 ± 0,01 4,08 ± 0,14 4,29 ±0,15
Медь, мг/кг 0,51±0,002 0,42 ±0,008 0,49±0,005 0,45±0,003 0,57±0,011 0,72±0,01
Натрий, ммоль/л 130,5 ± 4,4 151,8 ± 3,1 124,4 ± 1,7 149,6 ± 2,3 155,6 ± 4,6 145,9 ±1,3
Железо, ммоль/л 25,9 ± 0,4 20,3 ± 0,7 30,9 ± 0,2 27,6 ± 1,1 18,3 ± 0,3 29,1 ± 0,5
Магний, ммоль/л 0,86±0,005 0,75 ±0,003 0,84±0,001 1,03±0,005 0,88±0,002 0,85±0,001
Цинк, мкмоль/л 19,8 ± 0,7 16,5 ± 0,4 20,4 ± 0,2 18,6 ± 0,9 11,6 ± 0,3 15,4 ± 0,9
Марганец, мг/кг 0,043±0,00 0,038±0,00 0,056±0,00 0,051±0,00 0,03±0,001 0,05±0,004
7 2 1 1
Хлорды,ммоль/л 101,1±2,5 112,4±1,3 105,5±2,5 119,2±2,8 99,6±1,7 119,4±2,1
Через 6 месяцев после начала опыта в крови контрольных животных наблюда-
лось повышение содержания кальция (+5,4%) и фосфора (+8,6%), что связано с первую
очередь с интенсивным ростом телочек в первые месяцы жизни. Также увеличилось
содержание натрия (+16,3%) и хлорид-ионов (+11,2%).
Введение в рацион телок НП кобальта привело к повышению в крови кальция
(+16%), фосфора (+17,9%) и ЩФ (+47%), катализирующей отщепление фосфат-ионов
от молекул полимеров. Также наблюдалось повышение калия (+18,3%) и магния
(+22,6%), что является непосредственным действием НП кобальта, т.к. в контроле со-
держание этих элементов снижалось. Наряду с этим наблюдалось снижение меди, же-
леза и цинка в крови, как контроля, так и опыта. Несколько другие изменения наблю-
дались в крови животных, получавших НП меди. Через 6 месяцев после начала опыта
замечено повышение уровня ЩФ (+22,1%), меди (+26,3%), калия (+5,1%), железа
(+59%), цинка (+32,7%), марганца (+66%). Снизилось содержание натрия – на 6,2%, а
содержание магния не изменилось.
Перед постановкой на опыт у контрольных и опытных телок был произведен за-
бор шерсти. Через 40 дней после включения нанометаллов в рацион, когда шерсть от-
росла, был произведен повторный забор для анализа минерального состава. Тенденция
изменений в содержании элементов, аналогичная изменениям в крови, наблюдалась и
при анализе минерального состава шести (табл. 4). Если учесть, что рацион контроль-
ных и опытных животных был одинаковым, за исключением добавки нанопорошков
металлов, то изменения минерального состава шерсти контрольных животных можно

15
принять за норму и достоверные отличия в содержании минеральных веществ считать
результатом воздействия наночастиц кобальта и меди.
Таблица 4 - Минеральный состав шерсти телок, мкг/л
Элемен- Контроль НП кобальта НП меди
ты Начало опы- Через Начало Через Начало Через
та 40 дней опыта 40 дней опыта 40 дней
Литий 0,158±0,0022 0,040±0,0006 0,036±0,0005 0,026±0,0003 0,047±0,0007 0,007±0,0001
Бор 2,342±0,033 2,670±0,038 2,853±0,04 2,477±0,03 2,413±0,034 0,141±0,002
Алюми- 14,247±0,203 9,369±0,133 7,817±0,11 7,543±0,10 11,907±0,170 15,537±0,221
ний
Крем- 14,460±0,207 32,570±0,465 24,310±0,340 29,210±0,410 22,700±0,324 13,900±0,198
ний
Титан 0,008 0,008 0,006 0,003 0,006 0,009
Марга- 1,139±0,016 1,112±0,015 0,903±0,013 0,816±0,011 0,751±0,010 2,084±0,029
нец
Хром 0,858±0,0022 0,874±0,0124 0,792±0,011 0,534±0,007 0,689±0,009 0,763±0,010
Кобальт 0,021±0,0003 0,027±0,0004 0,075±0,001 0,083±0,001 0,016±0,0002 0,158±0,0022
Никель 0,354±0,005 0,183±0,002 0,165±0,002 0,358±0,005 0,154±0,002 0,187±0,003
Мышьяк 0,034±0,001 0,037±0,003 0,042±0,006 0,008±0,0001 0,029±0,0004 0,038±0,0005
Селен 0,939±0,013 0,957±0,017 0,847±0,012 0,913±0,013 0,803±0,011 0,820±0,012
Медь 18,700±0,267 12,870±0,183 12,610±0,18 10,800±0,15 11,440±0,163 11,900±0,170
Железо 27,600±0,394 21,900±0,312 20,200±0,28 16,200±0,23 18,700±0,267 33,500±0,478
Цинк 135,12±1,93 122,10±1,74 120,48±1,72 117,29±1,67 118,32±1,69 125,04±1,78
Натрий 645,70±9,22 794,60±11,35 627,00±8,95 756,50±10,80 500,00±7,14 449,10±6,41
Магний 32,550±0,465 29,767±0,425 28,517±0,40 39,720±0,56 35,083±0,501 30,550±0,437
Калий 1244,0±17,7 1162,3±16,6 671,1±9,5 800,0±11,4 718,9±10,2 801,1±11,4
Кальций 846,0±12,1 999,0±14,2 503,0±7,2 788,0±10,5 1034,0±14,7 779,0±11,1
Молиб- 0,090±0,001 0,127±0,002 0,126±0,001 0,125±0,002 0,094±0,001 0,134±0,002
ден
Общие изменения в процессе опыта в шерсти контрольных и опытных телочек
наблюдались в снижении уровня лития и в повышении кремния и кобальта.
НП кобальта по сравнению с контролем проявил антагонистическое действие в
отношении бора (-13,2%), титана (-50,0%), хрома (-32,6%), мышьяка (-80,9%), сурьмы,
свинца, молибдена. Так, если в шерсти контрольных животных наблюдалось повыше-
ние содержания свинца (+53,6%) и молибдена (+41,1%), то НП кобальта значительно
снизил их усвоение: свинца - на 57,1%, молибден - фактически не изменился в процес-
се опыта. Известно, что кобальт в ионной форме является синергистом для цинка и же-
леза, и антагонистом – для никеля и меди. Наночастицы кобальта напротив, проявили
синергетическое действие к никелю (+116,9%), и антагонистическое – к железу, снизив
его в крови на 10,7% и в шерсти на 19,8%.
Включение нанопорошка меди в рацион телок способствовало снижению усвое-
ния и накопления бора (-94,2%), кремния (-38,8%), сурьмы (-25%), натрия (-10,2%),
16
молибдена (-86,7%) относительно данным на начало опыта. Снижение молибдена со-
гласуется с антагонистическим действием меди в ионной форме. Также НП меди спо-
собствовал повышению содержания алюминия (+30,5%), титана (+50%), марганца
(+177,5%), кобальта (в 9 раз), никеля (+21,4%), меди (+4%), железа (+79,1%) и калия
(+11,4%) по сравнению с началом опыта. Медь и кальций в виде солей нейтральны по
отношению друг к другу, а наночастицы меди снизили усвоение кальция на 24,7%. По-
вышение железа и кобальта также является действием наночастиц меди, так как дан-
ные металлы в ионной форме синергисты, но их совместное применение не приводит к
такому значительному повышению усвоения и накопления друг друга в организме жи-
вотных. В целом, полученные результаты свидетельствуют о том, что НПМ кобальта и
меди активизируют минеральный обмен веществ в организме животных, способствуя
усвоению и накоплению минеральных веществ. Следует отметить, что действие нано-
частиц кобальта и меди значительно отличается от влияния кобальта и меди в ионной
форме, что связано с размером частиц, их зарядом, используемой концентрацией и
способом получения.
Показатели липидного обмена при введении в рацион телок голштинской
породы наночастиц металлов. Липидный обмен у жвачных начинается с расщепле-
ния жиров, поступающих с кормом, в преджелудках под действием липаз микроорга-
низмов. Образующиеся в результате гидролиза триглицеридов, фосфатидов, эфиров
холестерина, моно- и дигалактозилглицеридов глицерин и галактоза сбраживаются до
летучих жирных кислот (В.Г. Скопичев, 2008). Продукты расщепления жиров – глице-
рин и жирные кислоты – всасываются в кровь и через воротную вену попадают в пе-
чень. Окисление глицерина происходит через фосфорилирование и превращение в пи-
ровиноградную кислоту, которая, как и глюкоза, при действии кофермента А (КоА)
превращается в уксусную кислоту, дающую в конечном результате энергию, углекис-
лый газ и воду (Е.В. Громыко, 2005). За 12 месяцев в крови телок было проанализиро-
вано содержание холестерина, триглицеридов, неэстерифицированных жирных кислот
(НЭЖК), летучих жирных кислот (ЛЖК) (табл. 5).
Таблица 5 - Показатели липидного обмена телок голштинской породы
Показатели крови В начале опыта Через 6 месяцев Через 12 месяцев
Контроль
Холестерин, ммоль/л 2,35±0,12* 2,28±0,10 2,69±0,09
Триглицериды, ммоль/л 0,44±0,08 0,48±0,05 0,45±0,04
НЭЖК, ммоль/л 2,12±0,5 2,24±0,9* 2,18±0,1
ЛЖК, мкмоль/л 3,83±0,11* 3,68±0,10 3,74±0,09
17
Продолжение таблицы 5
НП кобальта
Холестерин, ммоль/л 2,82±0,21 3,34±0,56 3,59±0,67
Триглицериды, ммоль/л 0,39±0,03 0,45±0,01 0,48±0,06*
НЭЖК, ммоль/л 2,46±0,22 2,31±0,18 2,13±0,10
ЛЖК, мкмоль/л 3,64±0,15 3,80±0,12 4,15±0,10
НП меди
Холестерин, ммоль/л 2,66±0,11 2,94±0,16 3,25±0,43*
Триглицериды, ммоль/л 0,31±0,03* 0,49±0,05 0,55±0,04
НЭЖК, ммоль/л 1,93±0,12 1,98±0,15* 2,01±0,14
ЛЖК, мкмоль/л 3,78±0,10 3,92±0,14 4,25±0,18*

В процессе опыта у контрольных телок наблюдалось повышение холестерина


(+14%), НЭЖК (+2,8%) и незначительное снижение ЛЖК (-2,3%). Содержание тригли-
церидов осталось без изменений.
В крови, животных, получавших добавку НП кобальта, значительно повысилось
содержание холестерина - на 27,3% и триглицеридов – на 23,1%. Известно, что уровень
холестерина в крови здоровых коров находится в прямой корреляции с продуктивно-
стью животных. Холестерин как важный структурный элемент клеточной мембраны
участвует в образовании комплексов с белками внутренней митохондриальной мем-
браны. Можно предположить, что повышение уровня холестерина в крови в процессе
роста связано с усилением обмена веществ (Е.В. Громыко, 2005).
Также у опытных животных наблюдалось повышение ЛЖК в крови – на 14,0%
за 12 месяцев по сравнению с началом опыт. ЛЖК являются конечным продуктом
сбраживания полисахаридов и липидов рациона в преджелудках телок, следовательно,
НП кобальта приводит к лучшему использованию питательных веществ рациона и оп-
тимизирует углеводно-жировой обмен. В крови телок, получавших НП кобальта,
уменьшилось количество НЭЖК за время опыта на 13,4%, что свидетельствует об их
мобилизации под влиянием препарата для обеспечения свободной энергией ростовых
процессов, связанных с интенсивным синтезом белка (И.Ф. Драганов, 1992). В крови,
животных, получавших добавку НП меди, также существенно повысился уровень хо-
лестерина - на 22,2% и триглицеридов – на 77,4%, ЛЖК в крови на 12,4% за 12 месяцев
по сравнению с началом опыта.
Результаты исследований показали, что введение в рацион телок голштинской
породы НП кобальта в дозе 0,02 мг/кг и НП меди в дозе 0,04 мг/кг веса в первый год
жизни способствует повышению живой массы, стимулирует усвоение питательных

18
веществ рациона и активизирует процессы минерального, белкового, углеводного и
липидного обмена опытных животных, что в дальнейшем приведет к повышению их
продуктивности.

3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Показана возможность применения наночастиц железа, кобальта и меди как эф-
фективных и малотоксичных микроэлементов, активизирующих физиологические и
биохимические процессы, повышающих минеральный и липидный обмены. Установ-
лен класс опасности веществ: определена острая и хроническая токсичность нанопо-
рошков железа, кобальта и меди на лабораторных животных (мыши, крысы). Разрабо-
таны рекомендации по применению наночастиц металлов в рационах крупного рогато-
го скота с целью замены ими неорганических солей металлов в премиксах. Разработа-
ны условия для контроля действия нанопорошков металлов на животных. Впервые
изучено физиологическое действие НПМ кобальта и меди на телках голштинской по-
роды, проведена сравнительная характеристика их действия на бычках черно-пестрой
породы. На основании чего сделаны следующие выводы.

3.1. ВЫВОДЫ
1. По результатам исследования острой и хронической токсичности доказано,
что нанопорошки металлов железа, меди не обладают кумулятивными свойствами и
относятся к 4 классу опасности (к незначительно опасным веществам); НП кобальта
обладает умеренными кумулятивными свойствами и относится к 3 классу опасности (к
веществам, умеренно опасным).
2. Включение в рацион бычков черно-пестрой породы и телок голштинской по-
роды нанопорошков металлов активизировало обменные процессы. Так, у бычков че-
рез 12 месяцев после начала опыта прирост живой массы при использовании НП желе-
за составил 16,9%, НП кобальта – 13,9%, НП меди – 11,5%. У телок через 10 месяцев
после начала опыта прирост массы по отношению к контролю составил для НП ко-
бальта - 7,8%, НП меди - 3,7%.
3. Добавка НПМ в рацион животных стимулировала функцию кроветворения,
что проявлялось в увеличении эритроцитов: у бычков черно-пестрой породы для НП
железа на 32,6%, кобальта на 16,4%, меди на 14,5% по сравнению с началом опыта; у

19
телок голштинской породы: для НП кобальта на 22,5%, меди – на 14,7%. Содержание
гемоглобина под действием НП железа, кобальта и меди у бычков возросло на 7,4%,
7,3%, 3,6% соответственно; у телок – для кобальта на 13,9%, меди 11,2%.
4. Биохимические исследования крови телок голштинской породы показали, что
введение в рацион НП меди и кобальта влияет на процессы белкового обмена. Через 12
месяцев опыта у животных, получавших НП кобальта, содержание общего белка уве-
личилось на 8,4%, альбуминов - на 7,8%; получавших с кормом НП меди: общий белок
увеличился на 7,5%, альбумины - на 3,25% относительно контроля. Также изменилось
содержание трансфераз: для НП кобальта - АлАТ увеличилась на 33,7%, АсАТ – на
15,6% относительно контроля, для НП меди - на 56,9% 10,3% соответственно. Повыси-
лось усвоение азотсодержащих соединений: для телок, получавших НП кобальта и ме-
ди, азот мочевины был ниже контроля на 18,8% и 2,2%, креатинина – на 11,7% и 10,3%
соответственно. Данные изменения свидетельствуют об активации синтеза белка в
клетках животных под действием НПМ.
5. Под действием НПМ значительно активизировались показатели минерального
обмена бычков черно-пестрой и телочек голштинской породы. По данным анализа сы-
воротки крови, мышечной ткани, печени и шерсти получены результаты, соответст-
вующие теории антагонистического и синергического взаимодействия микроэлементов
в зависимости от дозы. Так, в мышцах бычков, получавших НП железа, повышено со-
держание меди на 36%, а в мышцах животных, получавших НП меди, повышено со-
держание железа на 28%. Это подтверждает, что дозы НПМ подобраны правильно.
При анализе минерального состава шерсти телок получено: НП кобальта по сравнению
с контролем проявил антагонистическое действие в отношении бора (-13,2%), титана (-
50,0%), хрома (-32,6%), мышьяка (-80,9%), сурьмы. Кобальт в нанодисперсном состоя-
нии проявил себя как синергист магния (+39,3%), калия (+19,2%), кальция (+56,7% в
сравнении с началом опыта. Включение нанопорошка меди в рацион телок способст-
вовало снижению усвоения и накопления бора, кремния, сурьмы, молибдена относи-
тельно начала опыта и повышению содержания алюминия, титана, марганца, кобальта,
железа (+79,1%) и калия (+11,4%) по сравнению с началом опыта. Следует отметить,
что действие НП кобальта и меди значительно отличается от влияния кобальта и меди
в ионной форме, что связано с размером частиц, их зарядом, используемой концентра-
цией и способом получения.

20
6. Нанопорошки металлов активизируют процессы липидного обмена жвачных
животных. Содержание холестерина в крови бычков, получавших НП железа, по срав-
нению с контролем повысилось на 24,0%. В крови телочек, получавших добавку НП
кобальта значительно (как и в случае бычков) повысилось содержание холестерина - на
27,3% и триглицеридов – на 23,1%; ЛЖК – на 14,0%, но понизилось количество НЭЖК
на 13,4%, что свидетельствует об их мобилизации под влиянием НПМ для обеспечения
свободной энергией ростовых процессов, связанных с интенсивным синтезом белка. В
крови телок, получавших НП меди, также повысился уровень холестерина - на 22,2%,
триглицеридов на 77,4%, ЛЖК на 12,4%, что связано с повышением их потребления и
усвоения питательных веществ рациона при улучшении углеводно-жирового обмена.
Установлено, что введение в рацион телок голштинской породы нанопорошков ко-
бальта и меди в первый год жизни повышает рост живой массы, улучшает картину
крови, стимулирует усвоение питательных веществ рациона и активизирует процессы
минерального и липидного обменов опытных животных.

3.2. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВУ


1. На основании исследований нанопорошки железа, меди и кобальта можно
рекомендовать как биологически активную добавку (БАД) при кормлении крупно-
го рогатого скота в качестве стимуляторов процессов минерального и липидного
обменов.
2. Включение нанопорошков металлов в оптимальных дозах в рацион жи-
вотных необходимо для улучшения усвоения питательных веществ рациона, по-
вышения продуктивности и живой массы сельскохозяйственных животных, что це-
лесообразно для экономической эффективности хозяйств и ферм.

3.3. ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ


На основании проведенных исследований было установлено, что использование
нанопорошков металлов в качестве биологически активной добавки в кормлении с/х
животных является перспективным направлением в развитии животноводства. Необ-
ходимо продолжать исследования физиолого-биохимических показателей с/х живот-
ных других видов (птица, свиньи, овцы) под воздействием оптимальных концентраций
нанопорошков металлов, а также изучить количественные и качественные показатели

21
молочной продуктивности КРС. Новые данные позволят подготовить базу для замены
существующих форм микроэлементов (неорганические и органические соли, комплек-
сонаты) в рационах с/х животных на микроэлементы в виде нанопорошков для получе-
ния безопасной и рентабельной продукции.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ


Статьи и издания, рекомендованные ВАК РФ
1. Полищук, С.Д. Биологически активные препараты на основе наноразмерных частиц
металлов в сельскохозяйственном производстве / С.Д. Полищук, А.А. Назарова, И.А. Степа-
нова, М.В. Куцкир, Д.Г. Чурилов // Нанотехника. – 2014. – №1 (37). – С. 72-81.
2. Степанова, И.А. Показатели минерального обмена бычков черно-пестрой породы
при введении в рацион нанопорошков меди и железа / И.А. Степанова // Успехи современной
науки. – 2017. – №5. – Том 2. – С. 191-194.
3. Степанова, И.А. Особенности минерального обмена телок голштинской породы при
введении в рацион нанопорошка кобальта / И.А. Степанова, А.А. Назарова, С.Д. Полищук //
Ветеринария, зоотехния и биотехнология. – 2017. – №6. – С. 117- 122.
4. Макаров, П.М. Углеводный обмен и молочная продуктивность коров голштинской
породы при введении в рацион нанопорошка кобальта / П.М. Макаров, И.А. Степанова,
А.А. Назарова, С.Д. Полищук // Зоотехния. – 2017. – №6. – С.25-28.
Статьи, входящие в базы SCOPUS и Web of Science
5. Nazarova, A.A. Biosafety of the application of biogenic nanometal powders in husbandry /
A.A. Nazarova, S.D. Polishchuk, I.A. Stepanova, G.I. Churilov, Н.С. Nguyen // J. Advances in Nat-
ural Sciences: Nanoscience and Nanotechnology. - 2014. - №1.-V.5. - pp. 1-6.
6. Polishchuk, S.D. Toxicological characterization of bio-active drugs on basis of Iron Fe, Co,
and Copper Cu nanopowders / S.D. Polishchuk S.D., A.A. Nazarova, I.A. Stepanova // IOP Conf.
Series: Materials Science and Engineering. 98 (2015) 012037. - doi:10.1088/1757-
899X/98/1/012037.
7. Makarov, P.M. Physiological and Biochemical Parameters of Holstein Heifers when Add-
ing to their Diet Bio-Drugs Containing Cuprum and Cobalt Nanoparticles / P.M. Makarov,
I.A. Stepanova, A.A. Nazarova, S.D. Polishchuk, G.I. Churilov // Nano Hybrids and Composites. –
2017. – Vol. 13. – pp. 123-129. - DOI 10.4028/www.scientific.net/NHC.13.123
Патент на изобретение
8. Способ повышения продуктивности сельскохозяйственных животных. Патент на изо-
бретение RU №2440770 С2. Опубликован 27.01.2012, Бюллетень №3. Полищук С.Д., Назаро-
ва А.А., Чурилов Г.И., Степанова И.А.
22
Другие статьи и издания
9. Степанова, И.А. Возможность применения нанопорошка меди как стимулятора роста
животных / И.А. Степанова, А.А. Назарова, С.Д. Полищук // Сборник тезисов докладов Второ-
го международного конкурса научных работ молодых ученых в области нанотехнологий. –
Москва, 2009. – С. 813-814.
10. Степанова, И.А. Влияние нанокристаллического железа на физиологическое состоя-
ние, сохранность и воспроизводство кроликов / И.А. Степанова, А.А. Назарова, Ю.Н. Иваны-
чева, С.Д. Полищук // Всероссийская науч.-практ. конференция молодых ученых и специали-
стов. – РГУ им. С.А. Есенина. – Рязань, 2009. – С. 78-82.
11. Дорогов, М.Е. Влияние нанопорошка меди на некоторые физиологические показате-
ли молодняка крупного рогатого скота / М.Е. Дорогов, А.А. Назарова, Е.А. Ильичев,
И.А. Степанова // Конференция молодых ученых ЦФО РФ. – Калуга, 2009. – С. 21-24.
12. Степанова, И.А. Динамика минеральных веществ сыворотки крови при введении в
рацион животных нанопорошка меди / И.А. Степанова, А.А. Назарова // Инновационные идеи
молодых исследователей для агропромышленного комплекса России: сб. м-лов Всероссийской
науч-практич. конференции. – Пенза, 2010. – Том 1. – С. 259-261.
13. Назарова, А.А. Влияние нанокристаллических металлов на накопление микро- и мак-
роэлементов в тканях животных / А.А. Назарова, Е.А. Ильичев, И.А. Степанова, С.Д. Поли-
щук // Сб.: Инновационные фундаментальные и прикладные исследования в области химии
сельскохозяйственному производству: Материалы III Международной интернет - конферен-
ции. - Орел: Изд-во Орел ГАУ, 2010. – С. 114-117.
14. Назарова, А.А. Токсикологические показатели нового биопрепарата – нанопорошка
железа / А.А. Назарова, И.А. Степанова, С.Д. Полищук // Материалы Международной науч-
но-практической конференции «Молодость, талант, знания – ветеринарной медицине и жи-
вотноводству». – Троицк, 2010. – С. 366-368.
15. Степанова, И.А. Биологическая безопасность применения нанопорошка железа в
животноводстве / И.А. Степанова, А.А. Назарова // Мат-лы V Международной науч.-практ.
конференции молодых исследователей «Наука и молодежь: новые идеи и решения». – Волго-
град, 2011. – С.41-44.
16. Назарова, А.А. Биологически активный препарат для повышения продуктивности с/х
животных на основе наночастиц железа / А.А. Назарова, С.Д. Полищук, О.В. Куликова,
И.А. Степанова // Материалы I-ой Всероссийской науч.-практ. конференции «Новые техноло-
гии в промышленности и сельском хозяйстве». – Бийск, 2012. – С. 298-304.
17. Степанова, И.А. Содержание витаминов в продуктах убоя сельскохозяйственных
животных, выращенных с использованием наночастиц металлов / И.А. Степанова, О.В. Кули-

23
кова, А.А. Назарова // Материалы Международной науч.-практ. конференции «Химико-
экологические аспекты научно-исследовательской работы». – Горки, 2013. – С. 210-213.
18. Степанова, И.А. Безопасность и эффективность применения наночастиц меди в
сельскохозяйственном производстве в кормлении животных / И.А. Степанова, П.М. Макаров,
А.А. Назарова // Труды XVIII Международного Форума по проблемам науки, техники и обра-
зования. – Москва: Академия наук о Земле, 2014. – С.63-64.
19. Степанова, И.А. Воздействие оптимальных и токсичных концентраций биологиче-
ски активных наночастиц металлов на физиологические показатели крыс и кроликов /
И.А. Степанова, П.М. Макаров, А.А. Назарова // Материалы онлайн-конференции «Исследо-
вания молодых ученых – аграрному производству» – Белгород: Издательство Белгородского
ГАУ, 2015. – С. 26-31.
20. Степанова, И.А. Влияние наночастиц меди и кобальта при их введении в рацион на
живую массу и клинические показатели крови телок голштинской породы / И.А. Степанова,
П.М. Макаров, А.А. Назарова, С.Д. Полищук, Л.А. Комарова // Сб.: Инновационное развитие
агропромышленного комплекса России: Материалы национ. науч.-практ. конф. – Рязань: Изд-
во РГАТУ, 2016. – Часть 1. – С. 448-453.
21. Степанова, И.А. Влияние нанопорошка железа на живую массу и морфо-
биохимические показатели крови бычков черно-пестрой породы / И.А. Степанова // Сб.: Эко-
лого-биологические проблемы использования природных ресурсов в сельском хозяйстве: ма-
териалы Межд. науч.-практ. конф. – Екатеринбург, 2017. – С. 359-363.
22. Степанова, И.А. Показатели белкового обмена телочек голштинской породы при
включении в рацион нанопорошка меди / И.А. Степанова // Сб.: Эколого-биологические про-
блемы использования природных ресурсов в сельском хозяйстве: материалы Межд. науч.-
практ. конф. – Екатеринбург, 2017. – С. 363-367.
23. Степанова, И.А. Влияние нанопорошка кобальта на минеральный состав крови мо-
лодняка КРС / И.А. Степанова, А.А. Назарова // Совершенствование системы подготовки и
дополнительного профессионального образования кадров для агропромышленного комплекса:
Материалы национальной науч.-практ. конференции. – Рязань: Изд-во РГАТУ, 2017. – Часть 1.
– С. 196-200.
24. Степанова, И.А. Влияние нанопорошка кобальта на показатели липидного обмена
телок голштинской породы / И.А. Степанова, А.А. Назарова, С.Д. Полищук // Ветеринария. –
2018. – №2. – С. 45-48.

24