Вы находитесь на странице: 1из 7

УДК: 624.138.

4
Самарин Е.Н.
к.г.-м.н., доцент кафедры инженерной и экологической геологии ФГБОУ
ВПО МГУ им. М.В. Ломоносова

КЛАССИФИКАЦИЯ ИНЪЕКЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ


ПРИМЕНИТЕЛЬНО К БАРЬЕРНЫМ ТЕХНОЛОГИЯМ

Abstract: Some questions of a chemical grouts classifications are considered in the


article. Original classification of a chemical grouts for barrier technologies is
developed. This is based on grouting hardening process.

В настоящее время химическое инъекционное закрепление (chemical


grouting) является общепризнанной технологией целенаправленного
изменения состояния и свойств массивов грунтов при различных видах
строительной деятельности. Это проявляется не только в постоянном
увеличении количества организаций, осуществляющих подобную
деятельность, но и масштабной коммерческой деятельности, выражающейся
в появлении на рынке большого разнообразия готовых инъекционных
составов.
Разработка классификаций инъекционных материалов, на первый взгляд
имеющая некоторое второстепенное значение, на самом деле является
чрезвычайно важной методологической основой обобщения накопленного
эмпирического опыта. По существу, любая из предложенных ранее
классификаций: А.Камбефора (1964), Г.Талларда и К.Карона (1977), Р.Кэрола
(1983, 2003), AFTES (1991), К.Уивера и Д.Брюса (2007), - отражает
практические успехи инъекционного химического закрепления в различных
областях инженерно-строительной деятельности человека.
В отечественной практике исторически основное внимание
исследователей уделялось классификациям способов закрепления грунтов, в
которых группирование инъекционных материалов играло подчиненную
роль. Общеизвестны классификации Б.А. Ржаницына (1949, 1962, 1966), В.В.
Аскалонова (1961), В.М. Безрука (1962), С.Д. Воронкевича (1981, 2005).
Наиболее полно теоретические разработки в области классифицирования
методов инъекционного закрепления грунтов были обобщены в «Пособии по
химическому закреплению грунтов инъекцией в промышленном и
гражданском строительстве» (к СНиП 3.02.01-83), разработанном в НИИОСП
им. Н.М. Герсеванова при участии ряда научно-исследовательских и
проектных организаций, под общей редакцией Б.А. Ржаницина и Л.И.
Курденкова. Указанная классификация, рассматривавшая цементацию,
силикатизацию (только с неорганическими отвердителями) и смолизацию
(карбамидной смолой), получила свое отражение в основных нормативных
документах: СНиП 2.02.01. «Основания и фундаменты»; СНиП 3.02.01-87.
«Земляные сооружения, основания и фундаменты». В актуализированных
редакциях указанных документов - СП 22.13330.2011 и СП 45.13330.2012
соответственно – а также в СТО НОСТРОЙ 2.3.18-2011 упомянутая
классификация по существу повторяется, только с более подробным
изложением технологических аспектов цементации и использования
ультрадисперсных цементов (удельная поверхность клинкера превышает 104
см/г). В вышедших в 2005 территориальных строительных нормах
Ростовской области – ТСН-50-306-2005, - разработанных НИИ механики и
прикладной математики им. И.И. Воровича под руководством Б.Н. Исаева,
упоминаются только цементные суспензионные растворы и растворы на
основе силиката натрия, между тем как спектр современных инъекционных
материалов гораздо шире. И только в СТО 17466563-001-2011,
разработанном НИИОСП им. Н.М. Герсеванова НИИОСП им. Н.М.
Герсеванова для ООО «МСС» фигурирует новейший инъекционный
материал – коллоидный кремнезем, правда только одной торговой марки
MEYCO 320.
Что касается собственно вяжущих, то наибольшее распространение в
отечественной практике получила классификация А.А. Пащенко с
соавторами (1975), часто использовавшаяся при комплексной характеристике
инъекционных вяжущих. Более того, на ее основе С.Д. Воронкевич
предложил оригинальную классификацию структур продуктов твердения
вяжущих, выделив по механизму формирования структуры:
взаимопрорастания кристаллов (портландцемент), коагуляционные
(бентонит) и конденсационные (жидкое стекло, карбамидная смола).
В настоящее время классификация инъекционных материалов нуждается
в серьезной актуализации по нескольким причинам. Во-первых,
относительно недавно появились новые области применения инъекционных
методов - барьерные технологии и иммобилизация токсичных отходов в
местах их захоронения, во-вторых, во всех известныхы классификациях
отсутствуют инъекционные растворы, способные продуцировать вяжущее
при взаимодействии с компонентами грунтов (приобретают значимость при
решении эколого-геологических задач), и, наконец, за текущее время
появилось несколько новых разработок в области инъекционных материалов.
Необходимо отметить, что практически все виды инъекционных
материалов, наиболее широко использовавшихся для инъекционной
обработки массивов грунтов в инженерно-строительной практике,
тестировались или были промышленно использованы для создания
искусственных барьеров, предотвращающих распространение загрязнителей
от мест их складирования (Spooner ea., 1984; Whang, 1995; Moridis ea, 1996;
Лапицкий и др., 1992). При этом в качестве основных приемов по созданию
искусственных барьеров рассматриваются инъекция с однородной пропиткой
грунта, струйная инъекция и буросмесительная технология (LaGrega ea, 2001;
Naidu, Birke, 2014). В последнее время считается, что разрывная инъекция
также может быть успешной (Сергеев и др., 2009; Сергеев, Шимко, 2015;
Naidu, Birke, 2014). Однако, эффективность создаваемых искусственных
барьеров в зарубежной и отечественной практике оценивается по-разному.
За рубежом, и прежде всего в США и Великобритании, основное
внимание в исследованиях уделяется, прежде всего, анализу гидравлической
проницаемости получаемого после инъекционной обработки грунтового
композита. Дополнительно проводится изучение устойчивости полученного
цементного камня или полимера к воздействию фильтрующихся агрессивных
растворов, в качестве которых наиболее часто рассматриваются
неорганические щелочи и кислоты, концентрированные растворы
неорганических солей, органические растворители, широко используемые
горюче-смазочные материалы (Jefferis, 1992; Whang, 1995; Spooner ea, 1984).
В отечественной практике существенное внимание уделяется оценке
сорбционной емкости создаваемых экранов. Методические основы таких
исследований заложены в работах В.И. Сергеева с коллегами (1992). Так,
авторами было показано, что эффективность искусственных экранов
«силикатный гель – песок» в значительной степени зависит от сорбционной
емкости грунтового композита и начальной концентрации фильтрата.
Между тем, совершенно очевидно, что защитная способность
создаваемого экрана может определяться не только сорбционными
свойствами конечного полимера или цементного камня, получаемых в
результате твердения вяжущих. С одной стороны, большая группа вяжущих
(например, гидравлические вяжущие и жидкое стекло) твердеет в щелочных
условиях и, следовательно, получаемый грунтовый композит способен
играть роль щелочного барьера, резко ограничивая миграционную
способность большинства неорганических элементов.
С другой стороны, инъекционные растворы некоторых вяжущих
материалов твердеют при взаимодействии с кислыми отвердителями,
(например, аминопласты и фенопласты), что может способствовать
иммобилизации токсикантов в процессе образования геля, особенно, если
процесс протекает как гомо- или сополиконденсация по механизму
этерификации.
Наконец, большая группа синтетических смол твердеет по механизму
ионной или радикальной полимеризации под воздействием redox-
катализаторов. Твердение таких вяжущих при нормальных температурах
обычно требует присутствия сшивающих сополимеров (для получения
объемного геля) и акселераторов. Таково, например, большинство смол на
неводных растворителях. Исключение составляют полиуретаны, твердеющие
по механизму гетерополиконденсации без выделения низкомолекулярных
соединений, однако, процесс протекает практически мгновенно в
присутствии соединений, имеющих реакционно-способные гидроксильные
группы (например, вода). Полимеры, получаемые на основе таких смол,
характеризуются крайне низкой сорбционной способностью, однако с
успехом могут использоваться для иммобилизации токсикатнов путем
совмещения с отходами для создания искусственных грунтовых композитов
с соответствующими параметрами структуры и проницаемости,
обеспечивающими надежную локализацию и фиксацию потенциальных
загрязнителей разного происхождения (Воронкевич, 1980, 1992; Воронкевич,
Огородникова, 1988).
Таким образом, вопрос использования различных материалов для
создания геохимических барьеров в дисперсных грунтах требует разработки
некоторого специфического варианта классификации вяжущих,
учитывающего физико-химические особенности их твердения, которые
могут повлиять на характер работы получаемых грунтовых композитов.
В качестве основного классификационного признака вслед за
А.А.Пащенко с соавторами (1975) нами принят механизм твердения
вяжущего, поскольку этот признак является определяет тип инъекционного
раствора. Таким образом, все материалы разделены на четыре группы
(Самарин, 2015): 1) группа - гидратационные гидравлические вяжущие, 2)
группа - коагуляционные вяжущие, 3) группа - полимеризационные
вяжущие, 4) группа - реагенты, продуцирующие вяжущие или твердеющие
при взаимодействии с минеральными компонентами грунтов.
В качестве второго классификационного признака нами также вслед за
А.А.Пащенко рассматривается химическая группа вяжущего: неорганические
вещества и органические вещества. Этот признак определяет характер
взаимодействия токсикантов с модифицирующими добавками в создаваемом
барьере. Особенно это существенно для коагуляционных вяжущих.
Наконец, в качестве дополнительных классификационных признаков
предлагается использовать химическую природу растворителя и тип реакции
полимеризации. Эти признаки имеют важное значение для
полимеризационных вяжущих. Первый признак определяет технологию
совмещения вяжущего с грунтами, а второй - функциональные возможности
создаваемого геохимического барьера.
Таким образом, в предлагаемой классификации вяжущих нами
реализована следующая схема (рис1).
Рис.1. Принципы построения классификации вяжущих для создания
геохимических барьеров в дисперсных грунтах.

Тип I - гидратационные гидравлические вяжущие (цементы, включая


ультра-дисперсные, известь, золы сухого удаления). Эти вяжущие при
гидратации создают щелочную среду, которая сохраняется на протяжении
всего индукционного периода. В процесс твердения могут вовлекаться как
неорганические вещества в ионной форме, так и органические – как
комплексообразователи. Нераскристаллизованные продукты твердения
клинкера, а также высоко дисперсный портлантид, обладают высокой
удельной поверхностью, а образующиеся грунтовые композиты
характеризуются малой проницаемостью. Существенным недостатком
грунтово-цементных, и особенно грунтово-известковых композитов, является
невысокая устойчивость к воздействию большинства агрессивных сред, за
исключением неорганических оснований и алифитических и ароматических
углеводородов (Spooner ea., 1984). Таким образом, гидравлические вяжущие
способны играть роль щелочного барьера при твердении, гидравлического
барьера после твердения грунтового композита и, наконец, весьма
эффективны при иммобилизации токсикантов (Katayama ea, 1980).
Тип II - коагуляционные вяжущие - типичные коллоидные системы,
твердеющие за счет коагуляционного структурообразования. К
неорганическим коагуляционным вяжущим следует отнести глины, к
органическим – битумы (эмульсии асфальтенов в мальтенах), битумные
эмульсии, Montan Wax, суспензии альгинатов, целлюлозы, крахмала,
желатина, казеина, PVP. Различия в химической природе предопределяют
основные направления использования указанных вяжущих. Глины весьма
эффективны для создания долговременных гидравлических и/или
сорбционных экранов (Морозов и др, 1960, 1964; Jefferis, 1981). Битумы и
битумные эульсии весьма эффективны при иммобилизации токсикантов
(Bilkenroth ea, 1995; Dean,1996), суспензии органических веществ – при
создании сорбционных и биотических восстановительных барьеров.
Тип III - эти вяжущие, также разделяются на две подгруппы:
неорганические и органические полимеризационные вяжущие. Последние, в
свою очередь, целесообразно подразделить по типу растворителя.
Неорганические полимеризационные вяжущие твердеют путем
гомогенной поликонденсации по механизму этерификации при добавлении
кислых отвердителей (жидкое стекло) или по механизму аддитивной
поликонденсации при добавлении коагулянтов (коллоидный кремнезем) в
условиях близких к нейтральным. В обоих случаях при поликонденсации
возможна иммобилизация комплексов переходных металлов. Силикатные
грунтовые композиты можно использовать для создания сорбционных
экранов, гидравлических экранов, щелочных буферных экранов, а также для
иммобилизации токсикантов на пораженных участках литосферы.
Коллоидный кремнезем может использоваться для создания гидравлических
и сорбционных барьеров.
Конечные полимеры водорастворимых смол практически не проявляют
способности к сорбции, может быть, за исключением лигносульфонатов,
поэтому традиционно рассматриваются с точки зрения уменьшения
проницаемости грунтов (Whang, 1995). Однако, следует отметить, что
твердение аминопластов и фенопластов происходит путем
гетеросополиконденсации (по реакции этерификации) под воздействием
кислых отвердителей, что позволяет создавать проницаемые сорбционные
барьеры кислых хранилищ на основе некатализированных олигомеров. По-
видимому, высокой сорбционной способности следует ожидать от
некатализованных лигносульфонатов в виду огромного количества
функциональных групп у олигомерных молекул. Эти же смолы – как продукт
разложения древесины - обладают перспективами при создании
восстановительных барьеров. Полисилоксановые смолы весьма
перспективны для создания как гидравлических, так и сорбционных
барьеров.
Остальные смолы рассматриваемой подгруппы, требующие более
сложных условий для полимеризации – акриламиды, акрилаты и
водорастворимые эпоксиды – могут с успехом использоваться для
иммобилизации неорганических токсикантов в загрязненных грунтовых
массивах.
Органические полимеризационные вяжущие на неводных растворителях
- полиэфирные, поливиниловые, полиуретановые, фурановые и эпоксидные -
твердеют либо по механизму радикальной redox полимеризации, либо по
механизму ионной полимеризации, что требует сложных инъекционных
композиций, поэтому могут использоваться только для уменьшения
проницаемости искусственных барьеров (Самарин и др., 2013).
Наконец, к последнему IV типу отнесены реагенты, продуцирующие
вяжущие вещества или твердеющие при взаимодействии с грунтом:
гидроксид натрия и аммиак, применение которых приводит к созданию
локальных массивов грунтов с высокой щелочностью. Так, защелачивание
глинистых грунтов приводит к их частичной цеолитизации, что
сопровождается в том числе существенным увеличением буферных и
сорбционных свойств обработанных массивов. Концентрация щелочи в
поровом пространстве грунтов после защелачивания редко превышает 2-2,5 н
спустя месяц после инъекции. Защелоченные массивы отличаются
стабильностью во времени и в пространстве даже ниже уровня грунтовых
вод. Таким образом, свойства защелоченных массивов глинистых грунтов
позволяют рассматривать их как устойчивые искусственные щелочные
барьеры с повышенными сорбционными свойствами (Волков, 1977; Макеева,
1990).
При аммиачной обработки лессовых грунтов вследствие обменных
реакций образуется высоко дисперсный портландит. Щелочная реакция,
которую приобретает грунт в процессе обработки, способствует
образованию известково-кремнеземистого вяжущего, которое, с одной
стороны, способно играть роль адсорбента, а, с другой стороны, существенно
увеличивает кислотную буферность обработанного грунта. Карбонатизация
грунтов также приводит к образованию в поровом растворе большого
количества высоко дисперсного кальцита и, в некотором смысле, в этом
случае достигается эффект, подобный внесению в грунт гидравлической
извести.