Вы находитесь на странице: 1из 11

Отсроченные воспалительные реакции на филлеры гиалуроновой кислоты: обзор

литературы и предлагаемый алгоритм лечения

Авторы: Ofir Artzi, Joel L Cohen, Jeffrey S Dover, Atchima Suwanchinda, Tatjana Pavicic,
Marina Landau, Greg J Goodman, Sahar Ghannam, Firas Al Niaimi, Jani AJ van Loghem,
Kate Goldie, Sonja Sattler, Daniel Cassuto, Ting Song Lim, Rungsima Wanitphakdeedecha,
Ines Verner, Tanja C Fischer, Vivian Bucay, Eli Sprecher, Dana Shalmon

Предыстория и цели: существует большое разнообразие мнений относительно


управления отсроченными воспалительными реакциями (ОВР), вторичными по
отношению к наполнителям на основе гиалуроновой кислоты (ГК). Обилие подходов
побудило авторов провести обзор в отношении ведения и лечения ОВР, а также
разработать терапевтические рекомендации для этой цели.
Материалы и методы: обзор литературы проводился через базы данных PubMed с
использованием ключевых слов, включая HA-филлеры и осложнения, отсроченные
последствия ГК-филлеров и терапию, реакции мягких тканей и кожных филлеров и
управление ими. Кроме того, опрос, состоящий из вопросов, касающихся ведения и
лечения ОВР, был направлен 18 врачам, имеющим большой опыт применения инъекций
наполнителя мягких тканей в 10 странах. Их ответы и рекомендации были
проанализированы и обсуждены среди участников дискуссии.
Результаты: шестнадцать участников дискуссии отдали предпочтение антибактериальной
терапии в качестве первой линии лечения ОВР, конкретно двойной антибактериальной
терапии, состоящей из фторхинолона наряду с тетрациклином или макролидом в течение
3-6 недель. Большинство воздерживалось от применения внутривенных (и) или системных
стероидов, за исключением уродующих случаев. IL гиалуронидаза была рекомендована 13
участниками дискуссии; однако некоторые из них предпочли бдительное ожидание в
течение периода от 48 часов до 2 недель до IL гиалуронидазы, а также в тех случаях, когда
антибиотики не приводили к улучшению.
Вывод: был достигнут консенсус и обобщен, чтобы предложить четкий, простой в
следовании пошаговый алгоритм лечения ОВР.

Вступление
Отсроченные воспалительные реакции (ОВР) на наполнители на основе гиалуроновой
кислоты (ГК) являются широко обсуждаемыми и обсуждается на многих конференциях, а
также в научных кругах, литературе. Недавнее израильское исследование
продемонстрировало значительные различия в определении ОВР и протоколах
управления ими. Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы обеспечить четкий,
простой в применении, поэтапный подход к терапевтическому лечению ОВР.

Методы
Анкета, включающая открытые вопросы по ведению ОВР, была разослана 18 врачам,
имеющим большой опыт инъекций наполнителей мягких тканей в 10 странах. Анкета
исследования была одобрена Советом по институциональному обзору Тель-Авивского
Медицинского центра в соответствии с принципами Хельсинкской декларации и согласие
участников было предоставлено в письменной форме. Первые вопросы были
сосредоточены на демографических данных, включая специальности респондентов,
количество лет, в течение которых они делали инъекции наполнителя на основе ГК,
количество шприцев объемом 1 мл, используемых в неделю, и среднее число ОВР, с
которыми они сталкивались в течение года. Вторая часть анкеты была направлена на
оценку их подхода к управлению ОВР. Врачам было предложено уточнить варианты
лечения, включая пероральные антибиотики, пероральные кортикостероиды,
внутривенные кортикостероиды, нестероидные противовоспалительные препараты
(НПВП), IL гиалуронидазу, IL 5-фторурацил (5-FU), топическую терапию кортикостероидами
или ингибиторами кальциневрина, лазерную терапию и иссечение. Их также попросили
указать точное название препарата/комбинации препаратов, дозу и продолжительность
лечения, а также добавить любые советы, которые они порекомендуют. Наконец, им было
предложено предложить пошаговый, простой в использовании алгоритм, содержащий
конкретные рекомендации. Последние три вопроса касались повторяющихся эпизодов
ОВР, последующих инъекций наполнителя после таких реакций, а также действий,
принятых для предотвращения ОВР.

Результаты
На этот вопрос ответили восемнадцать врачей, в том числе 14 дерматологов, 1
пластический хирург и 3 врача - эстетика. Недостающие данные или сведения заполнялись
путем прямой переписки с конкретными врачами. Среднее количество лет опыта
применения инъекций наполнителя на основе ГК составило 17,88 ± 5,86 (диапазон: 7-29).
Среднее количество вводимых ГК-наполненных шприцев объемом 1 мл в неделю
составляло 46,83 ± 25,43 (диапазон: 15-90). Среднее число ОВР в год составляло 6,94 ± 4,59
(диапазон: 2-15).
В таблице 1 приводится краткое изложение ответов участников дискуссии на вопросы.
Шестнадцать из 18 экспертов согласились с тем, что антибиотики должны назначаться в
качестве терапии первой линии, и 11 из них считали, что следует использовать двойную
антибиотикотерапию, в то время как пять выступали за монотерапию. Среди тех, кто
предпочитал монотерапию, антибиотиком выбора был тетрациклин, макролид или
фторхинолон. Эти антибиотики были выбраны из - за их широкого спектра действия, а
также их противовоспалительных свойств. Кроме того, участники дискуссии,
поддерживавшие применение одного антибиотика, считали, что двойная
антибиотикотерапия с большей вероятностью может вызвать псевдомембранозный колит.
Схемы монотерапии антибиотиками первой линии включали доксициклин 100 мг
ежедневно в течение 1 месяца, миноциклин 100 мг ежедневно в течение 2-4 недель,
Азитромицин 500 мг (3 раза в день) в течение 3-6 недель или амоксициллин / клавулановую
кислоту 875 мг (2 раза в день) в течение 2-4 недель.

Cледует отметить, что три респондента подчеркнули необходимость одновременного


применения пробиотиков при назначении длительного лечения антибиотиками. Кроме
того, три врача отказались от использования клиндамицина или
амоксициллина/клавулановой кислоты из-за риска развития бактериальной
резистентности. Участники дискуссии, поддержавшие применение двойной
антибактериальной терапии, рекомендовали комбинировать фторхинолон (т. е.
ципрофлоксацин) либо с тетрациклином (т. е. миноциклин), либо с макролидом (т. е.
Кларитромицин, Азитромицин). Фторхинолоны, макролиды и тетрациклины были
рекомендованы из - за их противовоспалительных свойств. Подходы к двойному лечению
антибиотиками первой линии включали режим ципрофлоксацина 500 мг (2 раза в день) +
миноциклин 100 мг ежедневно или Кларитромицин 500 мг (2 раза в день) в течение 3-6
недель, или Азитромицин 500 мг ежедневно в течение 3 дней в неделю (и 4 выходных дня)
в сочетании с Левофлоксацином 500 мг ежедневно в течение 5 дней в неделю (и 2
выходных дня) в течение 3-6 недель. Один из участников дискуссии рекомендовал
двойную антибактериальную терапию первой линии, состоящую из 14-дневного курса
клиндамицина (300 мг 3 раза в день) и ципрофлоксацина (500 мг 2 раза в день). Один из
участников дискуссии не поддержал использование фторхинолонов, основываясь на риске
разрыва сухожилия, а также на доказательствах, содержащихся в недавних сообщениях о
разрыве аневризм аорты.

Системное кортикостероидное лечение ОВР вызвало серьезные дебаты среди участников


дискуссии. Пять из 18 врачей рекомендовали вообще избегать применения
кортикостероидов при лечении ОВР. Наиболее часто упоминаемыми причинами были
маскировка симптомов, отскок инфекции при дисконтировании кортикостероидов,
зависимость от системного применения кортикостероидов, а также хорошо
документированные побочные эффекты системных кортикостероидов. Только три
участника дискуссии поддержали лечение низкими дозами (0,5–0,75 мг/кг) или коротким
средним курсом системных кортикостероидов в качестве терапии первой линии
(например, курс преднизолона 40 мг ежедневно в течение 7-21 дня с последующим
сужением). Десять участников дискуссии сочли, что роль системных кортикостероидов в
лечении ОВР зависит от тяжести и степени воспалительной реакции, и определили
применение кортикостероидов для подавления и обезображивания воспалительных
реакций или для непокорных случаев. Один из участников дискуссии отдавал
предпочтение только краткосрочному применению 20-40 мг преднизолона в течение 3
дней без сужения, но в комбинации с антибиотиками. Одиннадцать врачей согласились с
тем, что применение желудочных протекторов (Н2-блокаторов или ингибиторов
протонной помпы) было показано при назначении системной кортикостероидной терапии.

IL 5FU самостоятельно или в комбинации с IL кортикостероидами в качестве терапии


первой линии был поддержан двумя участниками дискуссии, один участник дискуссии
отказался от их использования, а оставшиеся 15 рекомендовали их использование каждые
2-4 недели до разрешения для длительных случаев. Использование Il hyaluroni-dase для
удаления мягкотканых наполнителей в качестве терапии первой линии было одобрено 13
из 18 участников дискуссии. Однако трое из этих 13 посоветовали бдительно ждать от 48
часов до 14 дней до введения гиалуронидазы и применять ее только тогда, когда
начальный курс антибиотиков не привел к улучшению. Два участника дискуссии заявили,
что они не будут повторять инъекции IL гиалуронидазы более двух раз в 2 недели. Те, кто
выступал за использование гиалуронидазы, полагали, что ее применение поможет
разрушить кластер гиалуроновой кислоты и окружающий воспалительный матрикс, чтобы
потенциально повысить эффективность терапии антибиотиками. Пять экспертов
воздержались от использования IL гиалуронидазы в качестве терапии первой линии для
того, чтобы сохранить преимущество мягких тканей наполнителя. Дозировка
гиалуронидазы также была предметом обсуждения среди участников дискуссии. Десять
участников дискуссии рекомендовали использовать 50-250 единиц или больше, если это
необходимо, в зависимости от размера и количества ОВР, в то время как пять
рекомендовали использовать 30 единиц гиалуронидазы только через 24-48 часов после
начала антибактериальной терапии.
Шестнадцать участников дискуссии согласились, что они будут рассматривать
повторяющиеся эпизоды таким же образом, как и первоначальный эпизод. Четыре
участника дискуссии предложили перейти от антибиотиков к системным
кортикостероидам в случае рецидива заболевания.

Antibiotics Corticosteroids Hyaluronidase 5-Fluorouracil


(5-FU)
Первая линия В Пользу: 16/18 Избегайте: 5/18 В пользу: 13/18 Избегайте: 1/18
11/18 двойная 3/18: 3/13: 2/18:
терапия: Низкая доза (0,5- Настороженное Интралесионал
0,75 мг/кг)
фторхинолон + ИЛИ
ожидание за 48 (IL) 5-FU
тетрациклин короткий-средний часов до 2 самостоятельно
или курс, например, недель до IL или в
фторхинолон + Преднизолон 40 гиалуронидазы комбинации с
макролид мг/сут в течение 7- и тогда, когда IL стероидами
21 дней (с
в течение 3-6 последующим
антибиотики не
недель уменьшением) привели к
ИЛИ улучшению
кратковременный состояния
Преднизолон (20-
40 мг/ сут в
течение 3 дней)
без уменьшения и
в сочетании с
антибиотиками
5/18
монотерапия:
тетрациклин /
макролид/
фторхинолон в
течение 2-6
недель
Вторая линия Избегайте: 5/18
или сложные
случаи
10/18: резерв 2/18 Советую 15/18:
для сложных и не повторять IL IL 5-FU каждые
уродующих гиалуронидазу 2-4 недели до
случаев после двух разрешения
процедур
каждые 2
недели
Обсуждение
Частота нежелательных явлений росла параллельно с продолжающимся ростом
популярности процедур наполнения мягких тканей. Различные наполнители на основе ГК
связаны с различными случаями возникновения ОВР. Недавние сообщения в литературе
показали, что частота ОВР для Juvederm Volbella составляет 1,0% на пациента и 0,8% на
шприц, что выше, чем ранее сообщенная частота 0,02%, и более совместимо с 4,25%
частотой ОВР, чтобы предположить, что наполнители на основе ГК с низкомолекулярными
продуктами разложения обладают более высокой провоспалительной активностью.

ОВР после инъекций наполнителя на основе ГК проявляются в виде обесцвечивания (чаще


всего в виде эритемы), болезненных узелков, уплотнения или отвердения тканей и
твердого отека. В предыдущих публикациях “поздние " реакции в основном определялись
как те, которые происходят от 14 дней до 1 года после инъекции, в то время как
“отсроченные” осложнения были теми, которые происходят через 1 год или дольше после
лечения. Чтобы четко различать между собой ранние и отсроченные реакции группа
рекомендовала рассматривать отсроченные и поздние реакции как единое целое под
термином отсроченные воспалительные реакции (ОВР), поскольку их причина обычно
четко не определена и, что более важно, первоначальное лечение является сходным
независимо от этиологии. Примечательно, что ОВР возникает из спокойного состояния
через 2-4 недели или дольше после инъекции.

Неясно, следует ли рассматривать ОВР как истинные реакции “гиперчувствительности”.


Таким образом, группа решительно поддержала инфекционную этиологию или триггер и
отвергла слово “гиперчувствительность” в контексте ОВР. Триггеры, которые могут быть
связаны с началом ОВР, включают вирусную инфекцию, активный синусит, некачественные
продукты, комбинации различных продуктов, неправильную технику, прошлые и текущие
стоматологические процедуры.

Диагностические тесты для руководства лечением узелков с отсроченным началом были


предложены в литературе многими авторами. Большинство из них поддерживают
первоначальную необходимость исключить флуктуирующий клубень, который требует
разреза и дренирования содержимого для отправки на аэробные и анаэробные
бактериальные, микобактериальные и грибковые культуры перед началом любого
лечения.

Следует отметить, что лаборатория должна быть проинформирована о любых подозрениях


на микобактериальный процесс, поскольку его выращивание может быть более сложным
и часто требует более длительных периодов культивирования. Полимеразная цепная
реакция (ПЦР), флуоресцентная гибридизация insitu и электронная микроскопия образцов
тканей могут внести свой вклад в установление возбудителя инфекции. Биопсия и культура
клеток тканей должны быть получены, если после лечения нет разрешения ситуации.
Ультразвуковая визуализация рассматривается как диагностический "золотой стандарт" в
ряде публикаций, основанных на ее способности определять точное расположение
отсроченных узелков по отношению к другим структурам, а также демонстрировать
плотность состава наполнителя. Также были предложены анализы крови для оценки
воспалительных маркеров, таких как С-реактивный белок.
Существует множество вариантов лечения ОВР, однако пошаговые алгоритмические
подходы к управлению ОВР отсутствуют. Наиболее часто описываемые методы лечения
включают антибиотикотерапию, IL или пероральные кортикостероиды и инъекции
гиалуронидазы. Согласно литературе, лечение первой линии выбора-антибиотики, и
использование двойной или тройной антибиотикотерапии является предпочтительным.

Некоторые авторы рекомендуют сочетать терапию антибиотиками широкого спектра


действия (например, фторхинолонами) и макролидами, такими как Кларитромицин,
которые следует принимать в течение нескольких недель. Макролиды считаются особенно
эффективными из-за их способности сдерживать восприятие кворума наряду с их
способностью накапливаться в жировой ткани, принимая во внимание, что наполнители в
основном находятся в жире.

Другие схемы лечения включали Кларитромицин 500 мг и Моксифлоксацин 400 мг в


течение 10 дней, ципрофлоксацин 500-750 мг в течение 2-4 недель или миноциклин 100 мг
ежедневно в течение 6 месяцев. Антибиотикотерапия должна основываться на результатах
посевов,и макролид может рассматриваться в течение 2-4 недель в том случае, если
лабораторный диагноз не был достигнут. Другие варианты первой линии включают IL
гиалуронидазу, IL стероиды или комбинацию того и другого. Гиалуронидаза позволяет
связи между С4 глюкуроновой кислоты и С1 глюкозамина распадаться, после чего ГК
подвергается гидролизу. Обычно рекомендуется начинать лечение с пяти единиц
гиалуронидазы. Доза должна быть увеличена в два раза более стойкие наполнители
(например, семья Vycross купить Ювидерм).

Дозировка IL гиалуронидазы, рекомендованная консенсусной группой, составляет


10-20 ЕД однократной инъекции для области <2,5 мм и 2-4 точки инъекции с 10-20 ЕД на
точку инъекции для областей размером от 2,5 мм до 1 см. В обоих случаях могут
потребоваться повторные инъекции, а в резистентных случаях-более высокие дозы.

Самый популярный выбор для терапии второй линии-это стероиды IL. Чтобы еще больше
уменьшить количество осложнений, вторичных по отношению к стероидам IL, а также
временную атрофию кожи, Многие авторы предложили восстановление стероидов с
помощью других агентов, таких как 5-FU, лидокаин или физиологический раствор.
Альтернативными вариантами лечения второй линии являются антибиотикотерапия, IL-
гиалуронидаза, IL-5-FU, радиочастотная терапия, лазерная терапия, обогащенная
тромбоцитами плазма человека или экстракция материала иглой 16-го калибра и шприцем
при отрицательном давлении. Хирургическое удаление узелков рассматривалось многими
лишь как крайнее средство, особенно при подозрении на гранулему.

Рекомендации Группы Экспертов


Эта группа предложила следующий терапевтический подход для ОВР. Лечащий врач
должен сначала рассмотреть, могут ли узелки, которые появляются после инъекций
наполнителя на основе ГК, самопроизвольно улучшаться, быть небольшими по размеру без
или с минимальной болью или, наоборот, если они относительно большие (обычно >0,5
см), не улучшаться, болезненные, отечные и эритематозные. Первые призывают к
бдительному выжидательному подходу, в то время как вторые считаются истинными ОВР
и требуют вмешательства. Следует учитывать, что небольшие и непродолжительные
отечные узелки часто наблюдаются в сочетании с кратковременным заболеванием или
после него (например, вирусные инфекции или стоматологических процедур) и имеют
тенденцию к самопроизвольному заживлению.

Вторым шагом в оценке ОВР является рассмотрение наличия или отсутствия флуктуации
при пальпации. Ультразвуковое исследование мягких тканей должно быть выполнено для
флуктуирующих узелков, наряду с разрезом и дренажем. Как только флуктуация
исключена, лечение ОВР первой линии должно состоять из антибиотиков. Группа экспертов
разделилась во мнениях относительно соответствующего режима антибиотикотерапии, но
большинство высказалось за двойное лечение антибиотиками, состоящее из
фторхинолона (например, ципрофлоксацин 500 мг дважды в день) либо тетрациклина
(например, доксициклин или миноциклин 100 мг/сут), либо макролида (например,
Кларитромицин 500 мг дважды в день) в течение 3-6 недель. Важно отметить, что пациенты
должны быть проинформированы о недавней корреляции, которая была обнаружена
между ципрофлоксацином и аневризмами аорты.

Кроме того, ципрофлоксацин не следует принимать с молочными продуктами, а


пробиотическое лечение настоятельно рекомендуется для предотвращения инфекций
Clostridium difficile, возникающих в результате длительного применения антибиотиков.
Кроме того, пять из участвующих экспертов рекомендуют избегать использования
амоксициллина/клавулановой кислоты или клиндамицина для лечения ОВР, за
исключением случаев заболеваний полости рта или связанных с ними инфекций.

Растворение наполнителя с помощью IL-гиалуронидазы может быть отложено на 24 часа


до 2 недель после начала антибиотического лечения, если только не была введена более
устойчивая ГК (т. е. Vycross), и в этом случае IL-гиалуронидаза должна быть введена как
можно раньше. На каждый клубень следует вводить дозу 30-300 ЕД IL гиалуронидазы.
Тонкая игла с низким калибром (то есть 18 или 21G) предпочтительна для того, чтобы
нарушить инкапсулированную (наполнительную) организацию, позволяя больше
проникновений. Последующее растворение через IL гиалуронидазу с увеличением дозы
следует повторить через 2-3 недели; однако инъекции гиалуронидазы следует ограничить
2-3 циклами.

Внутривенные стероиды самостоятельно или в сочетании с 5-FU и физиологическим


раствором/лидокаином могут рассматриваться для терапии второй линии. Для
предотвращения атрофии следует использовать низкую дозу IL-кортикостероидов. Группа
рекомендует использовать комбинацию IL триамцинолона (10-20 мг / мл), 5-FU и
физиологического раствора или лидокаина 1% в соотношении 1:1:1. Он также
подчеркивает необходимость осторожности при введении IL-кортикостероидов в
периорбитальные очаги поражения.

Большинство участвовавших экспертов рекомендовали воздерживаться от применения


системных кортикостероидов, за исключением случаев крайне воспалительных или
обезображивающих отеков и непокорных узелков. При назначении пероральных
стероидов рекомендуется низкая-умеренная доза и краткосрочная-среднесрочная
регионарная терапия (то есть 0,5–0,75 мг/кг/сут в течение 7-21 дня с уменьшением).

Насколько нам известно, в современной литературе не рассматриваются вопросы о том,


как врач должен подходить к рецидивирующим ОВР или к риску развития
рецидивирующих ОВР. Это побудило группу рассмотреть два дополнительных вопроса, с
которыми врачи могут столкнуться в своей повседневной практике. Первый вопрос
заключается в том, следует ли врачам выбирать другую терапевтическую схему, если
пациент возвращается с рецидивирующим эпизодом через несколько месяцев после того,
как предыдущий эпизод утих. Второй вопрос касается того, как следует проводить будущие
инъекции: например, следует ли использовать одну и ту же технологию наполнителя или
марку в одном и том же месте инъекции и как долго должен быть интервал по отношению
к начальной реакции? В ответ на первый вопрос 16 из 18 членов группы согласились с тем,
что они будут рассматривать повторяющиеся эпизоды таким же образом, как и
первоначальный эпизод. Три из них, однако, заявили, что они сделают незначительные
корректировки, такие как начало лечения стероидами, увеличение дозы IL - гиалуронидазы
или использование смеси стероидов IL/5FU/лидокаина. В ответ на второй вопрос группа
единогласно согласилась с тем, что они будут делать инъекции в будущем, но с оговоркой
о выборе другой технологии наполнителя HA или наполнителя без HA, такого как
гидроксиапатит кальция, в то время как три участника дискуссии предпочли использовать
вместо этого перенос жира. Рекомендуемое время ожидания перед выполнением другой
инъекции составляло от 3 месяцев до 1 года после ремиссии в областях, отличных от тех,
где произошел ОВР, наряду с выполнением процедуры с сопутствующей
стероидотерапией. Восемь участников дискуссии рекомендовали использовать меньшие
количества га и не превышать в общей сложности 1 куб. см или более 0,1 куб. см на
испытательный полигон для первой повторной инъекции после ОВР.

Вывод
Существует множество, а также большое разнообразие мнений относительно управления
ОВР в литературе. Наша группа подчеркивает необходимость разработки простого и
единообразного алгоритма (Рис.1) для инъекционного врача, который сталкивается с ОВР.
Отсроченное появление узелков >2-4 недель после инъекции
наполнителя HA, развившиеся из состояния покоя

• Спонтанные улучшения • Большой (обычно >0,5 см)


• Небольшой размер • Не улучшается самопроизвольно
• болезненные узелки / уплотнение
• Отсутствие или
• Окружающий отек
минимальная боль
* Эритематозная кожа

Настороженно наблюдаем Отсроченная воспалительная реакция (ОВР)

R/O колебание

Обработка:
1. Фторхинолон (например, ципрофлоксацин 500 мг
ультразвук,
Х2/день)
дренаж, culture
3-6 недель двойной И
антибактериальной 2. а. Тетрациклин (например, миноциклин 100 мг Х1 /
день 3-6 недель)
терапии ОПЕРАЦИОННАЯ
2. b. макролиды (например, Азитромицин 250 мг X2 /
день, в течение 6 дней, 4 выходных дня; или
Кларитромицин 500 мг X2/день)

Если нет улучшений после 2-3 недель*:


* IL hyaluronidase**, 30-100 ЕД/узелок
* IL кортикостероиды * * *(низкая доза, например, 10 мг / мл триамцинолон ацетонид)
* IL 5FU: кортикостероиды: физиологический раствор или лидокаин 1 % в 1: 1: 1 соотношении.

Если по-прежнему нет улучшений/сильное поражение:


Пероральный преднизолон 0,5-0,75 мг/кг/сут в течение 7-21 дня с уменьшением

В резистентных / рецидивирующих случаях:


Биопсия-исключите воспалительные состояния, не связанные с ОВР, и лечите их соответствующим образом
Если наполнитель неизвестен, добавьте алциановое синее пятно для помощи в диагностике биопленки против гранулемы
инородного тела.
И Культура тканей и ПЦР-исключают атипичную бактериальную или небактериальную инфекцию и соответственно лечат

Иммуносупрессивная / лазерная терапия / хирургическое иссечение

*Может назначаться через 24 часа-2 недели после антибактериальной терапии, а последующее применение
IL гиалуронидазы может быть повторено через 2-3 недели.
**Для лечения Vycross-ассоциированных ОВР IL гиалуронидаза считается первой линией вместе с двойной
антиобиотической терапией
* * * может повторяться каждые 3-4 недели. Проявляйте большую осторожность при лечении периорбитальной
области.
References
Shalmon D, Cohen J, Landua M, Verner I, Sprecher E, Artzi O. Management of delayed inflammatory reactions
to hyaluronic acid fillers: an online survey in Israel. In press 2020.

Sadeghpour M, Quatrano NA, Bonati LM, Arndt KA, Dover JS, Kaminer MS. Delayed-onset nodules to
differentially crosslinked hyaluronic acids: comparative incidence and risk assessment. Dermatol Surg.
2019;45(8):1085–1094. doi:10.1097/DSS.0000000 000001814

Artzi O, Loizides C, Verner I, Landau M. Resistant and recurrent late reaction to hyaluronic acid–based gel.
Dermatol Surg. 2016;42 (1):31–37. doi:10.1097/DSS.0000000000000562

Farwick M, Gauglitz G, Pavicic T, et al. Fifty-kDa hyaluronic acid upregulates some epidermal genes without
changing TNF-α expres- sion in reconstituted epidermis. Skin Pharmacol Physiol. 2011;24 (4):210–217.
doi:10.1159/000324296

Lemperle G, Rullan PP, Gauthier-Hazan N. Avoiding and treating dermal filler complications. Plast Reconstr
Surg. 2006;118(3S):92S– 107S. doi:10.1097/01.prs.0000234672.69287.77

Kim H, Cho SH, Lee JD, Kim HS. Delayed onset filler complication: two case reports and literature review.
Dermatol Ther. 2017;30(5): e12513. doi:10.1111/dth.12513

Rohrich RJ, Monheit G, Nguyen AT, Brown SA, Fagien S. Soft- tissue filler complications: the important role of
biofilms. Plast Reconst Surg. 2010;125(4):1250–1256.

8.Beleznay K, Carruthers JD, Carruthers A, Mummert ME, Humphrey S. Delayed-onset nodules secondary to a
smooth cohesive 20 mg/mL hyaluronic acid filler: cause and management. Dermatol Surg. 2015;41(8):929–
939. doi:10.1097/DSS.0000000000000418

Monheit GD, Rohrich RJ. The nature of long-term fillers and the risk of complications. Dermatol Surg.
2009;35:1598–1604. doi:10.1111/ j.1524-4725.2009.01336.x

Cassuto D, Sundaram H. A problem-oriented approach to nodular complications from hyaluronic acid and
calcium hydroxylapatite fillers: classification and recommendations for treatment. Plast Reconst Surg.
2013;132(4S–2):48S–58S.

Alsaad SM, Fabi SG, Goldman MP. Granulomatous reaction to hyaluro- nic acid: a case series and review of the
literature. Dermatol Surg. 2012;38(2Part 1):271–276. doi:10.1111/j.1524-4725.2011.02214.x

12. Urdiales-Gá lvez F, Delgado NE, Figueiredo V, et al. Treatment of soft tissue filler complications: expert
consensus recommendations. Aesth Plast Surg. 2018;42(2):498–510. doi:10.1007/s00266-017-1063-0

13. Narins RS, COLEMAN III WP, Glogau RG. Recommendations and treatment options for nodules and other
filler complications. Dermatol Surg. 2009;1(35):1667–1671. doi:10.1111/j.1524-4725.2009.01335.x

14. Lemperle G, Gauthier-Hazan N. Foreign body granulomas after all injectable dermal fillers: part 2.
Treatment options. Plast Reconst Surg. 2009;123(6):1864–1873. doi:10.1097/PRS.0b013e3181858f4f

15. De Boulle K, Heydenrych I. Patient factors influencing dermal filler complications: prevention, assessment,
and treatment. Clin Cosmet Invest Dermatol. 2015;8:205. doi:10.2147/CCID.S80446

16. Chiang YZ, Pierone G, Al-Niaimi F. Dermal fillers: pathophysiology, prevention and treatment of
complications. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2017;31(3):405–413. doi:10.1111/jdv.13977

17. Signorini M, Liew S, Sundaram H, et al. Global aesthetics consensus: avoidance and management of
complications from hyaluronic acid fillers—evidence-and opinion-based review and consensus recom-
mendations. Plast Reconst Surg. 2016;137(6):961. doi:10.1097/ PRS.0000000000002184
18. Hartmann D, Ruzicka T, Gauglitz GG. Complications associated with cutaneous aesthetic procedures. J Dtsch
Dermatol Ges. 2015;13 (8):778–786

19. Ibrahim O, Overman J, Arndt KA, Dover JS. Filler nodules: inflam- matory or infectious? A Review of biofilms
and their implications on clinical practice. Dermatol Surg. 2018;44(1):53–60. doi:10.1097/
DSS.0000000000001202

20. Snozzi P, van Loghem JA. Complication management following rejuvenation procedures with hyaluronic
acid fillers—an algorithm- based approach. Plas Reconst Surg Glob Open. 2018;6(12).

21. Kulichova D, Borovaya A, Ruzicka T, Thomas P, Gauglitz GG. Understanding the safety and tolerability of
facial filling therapeutics. Expert Opin Drug Saf. 2014;13(9):1215–1226. doi:10.1517/14740338.2014.939168

22. Funt D, Pavicic T. Dermal fillers in aesthetics: an overview of adverse events and treatment approaches.
Clin Cosmet Investig Dermatol. 2013;6:295.

23.Ozturk CN, Li Y, Tung R, Parker L, Piliang MP, Zins JE. Complications following injection of soft-tissue fillers.
Aesthet Surg J. 2013;33(6):862–877. doi:10.1177/1090820X13493638

Rohrich RJ, Ghavami A, Crosby MA. The role of hyaluronic acid fillers (Restylane) in facial cosmetic surgery:
review and technical considerations. Plast Reconst Surg. 2007;120(6S):41S–54S. doi:10.10
97/01.prs.0000248794.63898.0f

Jones D, Tezel A, Borrell M. In vitro resistance to degradation of hya- luronic acid dermal fillers by ovine
testicular hyaluronidase. Dermatol Surg. 2010;36:804–809. doi:10.1111/j.1524-4725.2010.01550.x

Vartanian AJ, Frankel AS, Rubin MG. Injected hyaluronidase reduces restylane-mediated cutaneous
augmentation. Arch Facial Plast Surg. 2005;7(4):231–237. doi:10.1001/archfaci.7.4.231

Pasternak B, Inghammar M, Svanströ m H. Fluoroquinolone use and risk of aortic aneurysm and dissection:
nationwide cohort study. BMJ. 2018;360:k678. doi:10.1136/bmj.k678

Madoff SE, Urquiaga M, Alonso CD, Kelly CP. Prevention of recur- rent Clostridioides difficile infection: a
systematic review of rando- mized controlled trials. Anaerobe. 2020;61:102098.