Вы находитесь на странице: 1из 32

6,5-мм патрон Фёдорова

История калибра: шесть с половиной

На фото, слева направо: патроны 6.5х52 Каркано (Италия), 6.5x55 шведский Маузер,
6.5х39 Grendel, 7.62х39 и 5.56х45 НАТО
При всем разнообразии калибров стрелкового оружия по настоящему массовыми и
международными стали лишь немногие, например 7.62 мм, он же 0.3 дюйма или 3 линии.
Однако сегодня мы поговорим о другом интересном калибре — 6.5 мм.
Исторически патроны в этом калибре появились еще в конце 19 века — в Италии (патрон
6,5×52 мм Mannlicher-Carcano образца 1890 года), в Голландии и Румынии (6.5х54R, 1893
год), Швеции и Норвегии (6,5×55 мм Swedish Mauser образца 1894 года), Японии (6.5х50SR,
1897 год). И, наконец, дальневосточные соседи Российской Империи – японцы – сделали для
своей новой винтовки патрон 6,5×50 SR.
По сравнению с более «крупными» калибрами эти патроны отличала несколько меньшая
масса пули и, как следствие, меньшая отдача. Винтовки под эти патроны также выходили чуть
легче.
Именно на эти достоинства патронов калибра 6.5 мм обращал внимание и русский штабс-
капитан Федоров, когда в 1912 году предложил свой вариант патрона 6.5х57 улучшенной
баллистики, разгонявший 8.5-граммовую пулю до 850 м/с. Однако из-за начала войны его
патрон не получилось запустить в серию и потому автоматы Федорова выпускались под
имевшийся в наличии несколько менее мощный патрон  6.5х50SR Арисака, больше
подходивший для автомата в силу меньшей отдачи.
Тем не менее, к концу Второй Мировой войны патроны калибра 6.5 мм практически
сошли со сцены как боевые. Объясняется это тем, что для станковых пулеметов они были
недостаточно мощными, и потому во всех перечисленных выше странах пришлось
разрабатывать специальные усиленные «пулеметные» патроны калибра 7.62-8 мм, что было
крайне неудобно с точки зрения снабжения войск.
Нужно отметить, что Федоров, ставший к концу Второй Мировой генерал-майором,
активно продвигал идею создания промежуточного патрона именно в этом калибре, однако на
тот момент технологические возможности производства не  позволяли делать хромированные
стволы калибром менее 7.62 мм, и потому, а также из соображений унификации оборудования
и оснастки с винтовочным патроном в качестве базового был снова выбран калибр 7.62 мм.
Когда в шестидесятые годы в СССР встал вопрос о необходимости вслед за американцами
снижать калибр автоматного патрона, про 6.5 мм вспомнили вновь. Однако в ходе испытаний
выяснилось, что патрон калибра 5.6 мм (позже переименованный в 5.45 мм) дает больший
выигрыш по дальности прямого выстрела, имеет меньшую отдачу и меньшее рассеивание.
Долгое время про армейские патроны калибра 6.5 мм не вспоминали, пока в 2003 году
американцы не изобрели очередной раз велосипед, создав на основе гильзы, ведущей свою
родословную от советского патрона 7.62х39 новый патрон 6.5х39 Grendel. Идея этого патрона
была в том, чтобы повысить эффективную дальность стрельбы оружия, изначально созданного
под патрон 5.56х45 мм, а также улучшить убойное действие пуль.
В отечественную историю конструктор-оружейник Владимир Григорьевич Фёдоров
вошел как создатель первого в истории автомата. Первоначально оружие под патрон калибра
6,5-мм называлось «ружье-пулемет», привычное всем нам слово «автомат» появилось позднее.
На фронте новое оружие оказалось в декабре 1916 года, но было выпущено очень ограниченной
серией. Серийный выпуск нового оружия начался уже после завершения Первой мировой
войны. Всего до 1924 года было произведено примерно 3400 автоматов Фёдорова. Изначально
для своей модели автоматического оружия конструктор собирался использовать собственный
патрон калибра 6,5 мм, но уже в ходе войны с целью быстрейшего запуска автомата в
производство выбор был сделан в пользу японского патрона 6,5х50 мм Арисака.

Автомат Фёдорова в разрезе, 3D модель


Появление 6,5-мм боеприпасов
XX век русская армия встречала со знаменитой трехлинейкой системы Мосина образца
1891 года. Вошедшее в массовый обиход название «трехлинейка» прямо отсылало к калибру
данного оружия, который равнялся трем линиям. Линия – устаревшая мера длины, которая
составляла 0,1 дюйма или 2,54 мм, а калибр винтовки Мосина составлял соответственно 7,62-
мм. На тот момент основным боеприпасом для стрелкового оружия русской императорской
армии был патрон 7,62х54 мм R. Сама винтовка, как и патрон к ней, были вполне современным
оружием, сопоставимым по возможностям с лучшими иностранными аналогами. Судьба
уготовила винтовке Мосина долгую жизнь, она была основным оружием русского пехотинца и
в Первую, и во Вторую мировую войну, а всего таких винтовок было выпущено примерно 37
миллионов штук.
Несмотря на то, что патрон калибра 7,62 мм удовлетворял русских военных, поиски
альтернативных боеприпасов велись всегда. Молодые офицеры ГАУ, среди которых был и
выдающийся в будущем российский и советский конструктор Владимир Фёдоров, следили за
новинками оружейного мира и современными тенденциями. Мимо них не прошел факт
появления уже в конце XIX века нового патрона калибра 6,5-мм. Первыми подобный боеприпас
приняли на вооружение итальянцы. Речь идет о патроне 6,5×52 мм Mannlicher-Carcano, к
одноименной винтовке Манлихер-Каркано, печально прославившейся на весь мир после
выстрелов в Далласе 22 ноября 1963 года. Считается, что именно из карабина Mannlicher-
Carcano M91/38 калибра 6,5-мм Ли Харви Освальд застрелил американского президента Джона
Кеннеди. Вслед за Италией к новому патрону обратились и скандинавские страны. В Швеции и
Норвегии спустя несколько лет появился патрон 6,5×55 мм Swedish Mauser. За скандинавами на
новый патрон обратили внимание греки и румыны, которые также перешли на 6,5×52 мм
Mannlicher-Carcano.
Автомат Фёдорова

6,5-мм патрон 6,5×50 SR, Арисака


В то же время наибольшую связь с Россией имел 6,5-мм патрон 6,5×50 SR, или Арисака,
принятый на вооружение Японской императорской армией в 1897 году. Русские войска
столкнулись с новым для них калибром в годы Русско-Японской войны 1904-1905 годов, а уже
в годы Первой мировой войны царское правительство заключило с японцами контракт на
поставку винтовок и карабинов Арисака и патронов к ним. Это было сделано по причине
нехватки собственного стрелкового оружия. Винтовки и карабины Арисака активно
использовались на флоте, на Кавказском и Северном фронтах. При этом к ним было закуплено
более 780 миллионов патронов. Также производство подобных патронов было начато в
Петербурге, где Петербургский патронный завод ежемесячно производил до 200 тысяч таких
боеприпасов.

Патрон 6,5 мм Mannlicher-Carcano

Обладают ли патроны калибра 6,5-мм достаточной убойной силой?


Переход к новому калибру, который по отношению ко всем распространенным на тот
момент патронам и стрелковым системам являлся уменьшенным, считался достаточно
очевидным. Боеприпасы калибра 6,5 мм отличались лучшей баллистикой, которая проявлялась
даже при использовании тупоконечных пуль того временного периода. Помимо этого были и
другие очень важные преимущества: уменьшение веса носимого бойцом боекомплект и лучшая
приспособленность боеприпасов уменьшенного калибра для использования с автоматическим
оружием, которое начинало все громче заявлять о себе. Единственным вопросом, который
вызывал споры и сомнения у военных, являлся вопрос достаточной убойности новых патронов.
Изучением этого вопроса на основе опыта Русско-японской войны как раз и занимался
Владимир Фёдоров, который для этого просмотрел отчеты врачей о ранениях, полученных
солдатами и офицерами на полях сражений. Проанализировав и обработав прочитанное,
молодой офицер Артиллерийского комитета ГАУ, пришел к заключению, что новые японские
6,5-мм винтовки, как и старые 8-мм винтовки системы Мурата, не особенно и отличались
поражающей способностью. Особенно это было характерно для ранений, полученных на
средней или большой дистанции. В то же время при столкновении на коротких дистанциях 6,5-
мм пуля оставляла страшные ранения. Отмечалось, что новая пуля обладала большей
скоростью полета и на близких дистанциях, попадая в человека, могла деформироваться и
кувыркаться уже в тканях, нанося тяжелые повреждения внутренним органам. Главным
условием разрывного действия таких пуль была скорость, которая позволяла разрушать и
некрупные тела, к которым
относился, к примеру,
человеческий череп. В этом
смысле разрушительная
способность 6,5-мм пули на
ближних дистанциях боя была
выше, чем у 8-мм пули.
Данные выводы, которые
сформулировал Фёдоров, в
1911 году были подтверждены
на испытаниях боеприпасов
нового калибра в России. В том
году в нашей стране
испытывались 6-мм, 6,5-мм и 7-
мм патроны. Для оценки
убойной силы новых
боеприпасов стрельба велась
как по лошадиным тушам и
человеческим телам, так и по
доскам, кирпичной кладке и т.д.
В испытаниях участвовали
специально изготовленные
опытные пули калибра 6, 6,5 и 7
мм, при этом изготовление пуль
и новых стволов для пулеметов
затянулась на год.
В итоге после многочисленных
опытов, комиссия все же
«забраковала» 6-мм пули, сочтя
их действие на дистанции 2700
шагов недостаточным. Зато
калибру 6,5 мм был дан
зеленый свет – комиссия
пришла к заключению, что: «можно окончательно установить достаточную убойность как
6,5 мм, так и 7 мм калибров, причем резкой разницы между этими калибрами установлено не
было».

Патрон 6,5×50 SR

6,5-мм патрон Фёдорова


Владимир Григорьевич Фёдоров окончил в 1900 году Михайловскую артиллерийскую
академию и практически сразу же был назначен на службу в Артиллерийский комитет ГАУ.
Молодой инженер-конструктор много работал над изучением особенностей использования
новых боеприпасов разных стран. Во время разработки и принятия на вооружение
модернизированного патрона 7,62х54 мм с легкой пулей молодой конструктор представил
собственную концепцию нового винтовочного боеприпаса калибра 6,5 мм. Новый патрон
уменьшенной мощности отличался перспективной конструкцией и должен был идеально
подойти для ведения огня из автоматического оружия. На создание боеприпаса подобного
калибра Фёдорова во многом вдохновил именно опыт Русско-японской войны и использования
японцами патрона 6,5х50 мм.
Автомат Фёдорова модели 1919 года
Уже в 1911 году Владимир Фёдоров представил свою 5-зарядную автоматическую
винтовку под обычный патрон 7,62х54 мм (в современной терминологии – самозарядную
винтовку). В 1912 году новое оружие прошло стадию испытаний на полигоне, а
артиллерийский комитет решился на закупку партии новых винтовок. Одновременно с этим
конструктор работал над созданием полноценного автомата под патрон 6,5 мм собственной
разработки. Созданный Фёдоровым патрон должен был быть мощнее, чем японский боеприпас
– 6,5х57 мм. Специально для него планировалось производить три типа остроконечных пуль:
две со свинцовым сердечником (длина 31,37 мм и 32,13 мм соответственно) и бронебойную
пулю с сердечником из вольфрама (длина 30,56 мм). Масса патрона составляла примерно 21
грамм.
Сконструированный Владимиром Фёдоровым патрон обладал гильзой бутылочной формы
и не имел выступающей закраины, сама гильза была достаточно длинной (57,1 мм) и
изготавливалась из латуни. По форме и конструкции гильзы патрон был аналогичен немецкому
патрону калибра 7,92х57 мм (Маузер). Основным преимуществом патрона уменьшенной
мощности и калибра было снижение отдачи при стрельбе, что делало боеприпас более удобным
при использовании в автоматическом оружии, в частности автоматической винтовке, над
которой работал конструктор (по сравнению с обыкновенными винтовочными патронами тех
лет). По сути, Владимир Фёдоров сразу создавал систему – «оружие-патрон». Взяв за основу
гильзу бутылочной формы без выступающей закраины, конструктор обеспечивал себе задел по
созданию упрощенной системы подачи патронов и экстракции стреляных гильз, а также
вместительных магазинов, которые уже в 1920-е годы были доведены до 25 патронов.
Работы, которые Фёдоров начал в 1910-е годы, предвосхитили появление в будущем
промежуточного патрона для автоматического оружия и были первым шагом в этом
направлении. Созданный Фёдоровым автомат и патрон к нему вышли на испытания в 1913 году
за год до начала Первой мировой войны. Как отмечает оружейный историк Андрей Уланов, при
нормальных условиях настрел на испытаниях составил 3200 патронов, за все время испытаний
было отмечено 1,18 процента задержек, для того периода времени и этапа испытаний это
признавалось хорошим результатом. Сам конструктор писал, что работы по новому патрону
признавались ценными и важными, а предварительные испытания автомата и патрона к нему
оказались настолько благоприятными, что по разработанным Фёдоровым чертежам для
проведения дальнейших испытаний планировалось изготовить сразу 200 тысяч патронов для
всесторонней проверки нового боеприпаса.
К сожалению, доработке автомата и патрона к нему помешала начавшаяся в 1914 году
Первая мировая война. Военное время уже не позволяло экспериментировать и доводить
оружие, опытные работы на заводах были остановлены. При этом Российская империя
столкнулась с серьезной нехваткой обычных винтовок и патронов к ним, что послужило
причиной закупок соответствующей продукции за границей. Именно по этой причине в 1916
году Владимир Фёдоров переделал свой автомат под японский патрон 6,5х50 мм Арисака,
патронов данного типа в России в тот момент имелось уже достаточное количество.
За прошедшие 15 лет, впрочем, чуда не произошло — патрон так и остался аутсайдером
гражданского рынка, ибо американцы вскоре пришли к тем же выводам что и советские
исследователи за несколько десятилетий до них — в армейском автоматическом оружии
отдача и рассеивание у патрона 6.5 мм заметно выше, чем у исходного автомата калибра
5.56 мм, да и боекомплект получается тяжелее, а в гражданском для охоты желательна
мощность побольше.
С другой стороны, совсем недавно новый патрон калибра 6.5 мм таки пробил себе путь на
вооружение — американское командование спецопераций USSOCOM приняло на вооружение
патрон 6.5 Creedmoor (6.5х49), созданный на базе гильзы .308 Winchester и предназначенный
для снайперской стрельбы. Патроны калибра 6.5 мм со сравнительно длинными пулями
улучшенной баллистики уже давно пользовались популярностью среди стрелков-
высокоточников, и вот теперь они снова вернулись на военную службу в качестве более точной
и дальнобойной замены патрону 7.62х51 НАТО.
Итогом всех этих работ стала появившаяся в 1913 году автоматическая винтовка
Федорова под патрон 6,5х57 мм его же разработки. На испытаниях при нормальных условиях
при настреле в 3200 патронов было получено 1,18% задержек, что на тот момент считалось
хорошим результатом.
Дальнейшие испытания должны были состояться после изготовления опытной партии
винтовок и заказанных 200 000 патронов с улучшенной баллистикой. Но… начавшаяся летом
1914 года война перечеркнула все планы – опытные работы на заводах были остановлены.
Продолжить доводить свое оружие Федоров смог через несколько лет уже и под японский
боеприпас.
Тут стоить заметить что в Советском Союзе в 1980-х годах также отрабатывался
винтовочно-пулеметный патрон уменьшенного калибра 6х49, однако после развала СССР все
работы по нему были прекращены.
Ну а в автоматах пока патронам калибра 6.5 мм по прежнему места нет.
С момента описываемых событий прошло более 100 лет, но патрон калибра 6,5 мм вновь
становится актуальным и востребованным. В начале 2019 года в различных СМИ начала
появляться информация о том, что стрелковое вооружение американской армии ждет
радикальное преобразование. Основной преобразований будет замена патронов калибра
5,56х45 мм NATO на новые патроны калибра 6,5 мм. Первые образцы новых боеприпасов
планируется испытать уже до конца 2019 года, а новые автоматические винтовки и ручные
пулеметы должны будут отправиться для войсковых испытаний уже в 2020-е годы.

История калибра: 7,62х54R — русский трехлинейный

Русский, а затем советский патрон 7,62х54R – один из немногих, сохранившихся до сих


пор на вооружении патронов с закраиной. Уже в начале прошлого века он считался
устаревшим и вызвал немало проблем у конструкторов автоматического оружия. Но когда-то и
он был новым и прогрессивным.
Малый калибр – меньше и без дыма
Одним из серьезных последствий Крымской войны стало постоянное опасение
командования Российской армии столкнуться в бою с технически превосходящим
противником. В реальности превосходство союзников в оснащении войск нарезным оружием
было не настолько велико, как принято считать и было лишь одним из многих факторов. Тем не
менее, «нарезной миф» (их солдаты стреляли дальше, чем наши пушки!) утвердился как одна из
главных причин поражения.
Учитывая, что вторая половина XIX века стала периодом научно-технической революции,
в том числе и в стрелковом оружии, это стремление «не отстать» привело к «нашей несчастной
ружейной драме», когда едва принятые на вооружение образцы требовалось заменять еще более
новыми. Например, принятую в 1866 году винтовку Терри-Нормана уже в 1869 стали заменять
на систему австрийца Крнка. При этом параллельно в 1867 году была принята на вооружение
игольчатая винтовка системы Карле, а в 1868 году – «Берданка №1».

Ви
нтовка Бердана №1 образца 1868 года
Некоторая пауза наступила лишь в 1870 году, с принятием очень удачной для своего
времени винтовки «Бердана №2». Однако, к большому сожалению российский военных, а
особенно чиновников министерства финансов, технический прогресс на этом не остановился, а
лишь немного притормозил.
Первой ласточкой стало присланное в 1883 году письмо швейцарского профессора
Хеблера, предлагавшего русскому военному министерству разработанную им винтовку малого
калибра. Однако последовавшая затем переписка выявила, что Хеблер еще не готов продать
свое оружие ввиду «незавершенности опытов», которые, судя по всему, и предполагал
произвести за счет русской казны.
На некоторое время профессор пропал с горизонта, но в 1885 году появился снова уже с
готовым образцом, который был готов продать… но в количестве не меньшем, чем 10 штук. Да
еще с условием, что в случае использования каких-либо его изобретений для вооружения
русской армии ему будет выплачена очень круглая сумма. Схожие по смыслу предложения
поступили также от изобретателя FMJ (full metal jacket, цельнометаллическая оболочка пули)
Эдуарда Рубина.
К большому сожалению иностранных изобретателей, русские генералы решили не
покупать «кота в мешке», а поручили полковнику Н.Ф. Роговцеву заняться разработкой патрона
уменьшенного калибра в России. Параллельно были также начаты работы по разработке
винтовки под новый патрон.
Первые образцы 3,15-линейного патрона были произведены уже в 1885 году. За основу
был взят штатный 4,2-линейный патрон с зарядом дымного пороха. Именно этот патрон
«образца 1885 года» использовался в некоторых опытных винтовках, в том числе и в образце
С.И. Мосина.
Однако первый вариант патрона, хотя и показал достаточно неплохие для своего времени
характеристики, не был приспособлен к переходу на бездымный порох. Правда, сам порох к
этому моменту в России еще не был создан, поэтому первые образцы переработанных патронов
по-прежнему снаряжались старым дымным порохом. Впрочем, в этом Российская Империя
вовсе не была одинока: созданный во Франции бездымный винтовочный порох был для своего
времени достаточно передовой технологией, к тому же тщательно охраняемой.
Попытка заполучить желаемую рецептуру из-за рубежа в данном случае лишь
затормозила собственные исследования – первые образцы появились в 1888 году, а
отработанная технология промышленного производства – годом позже. Надо сказать, что сама
по себе тема создания в России бездымного винтовочного пороха очень интересна. Но, к
сожалению, большинству известно лишь о работах в этой области Д.И. Менделеева, а не
офицеров Артиллерийской академии или Охтинского порохового завода.
Последним этапом разработки нового патрона стало еще одно уменьшение калибра
— до 3-линейного калибра 7,62 мм. Именно так одновременно со знаменитой «трехлинейкой»
Мосина появился и патрон для нее образца 1891 года. Пока еще не в привычном нам
виде первые варианты патрона 7,62х54R имели, как это было тогда принято, тупоконечную
пулю. Более привычный нам вид трехлинейный патрон приобрел в 1908 году, после появления
остроконечной пули улучшенной баллистики.

Патроны 7,62×54R образца 1891 года для винтовки Мосина

Различные патроны 7,62×54R образца 1908 года


Плюсы и минусы
Одним из самых больших замечаний к русскому патрону является наличие у гильзы
выступающей шляпки (фланца, закраины). Это, во-первых, возможно далеко не со всяким
материалом, а во-вторых, предъявляет особые требования к патронному производству – в
частности, наличию мощных прессов.
Производство бесфланцевых, с проточкой, патронов проще технологически, а также
удобнее для использования в автоматическом оружии. В частности, из пулеметной ленты такие
патроны можно подавать прямо вперед «на прошив», тогда как фланцевый патрон требуется
сначала извлечь из ленты.
Но в момент принятия трехлинейного патрона на вооружение все минусы закраины
перечеркивались одним важнейшим достоинством. Использование закраины позволяет
значительно понизить требования к обработке патронника оружия и к его износу. Для
Российский Империи, с её далеко не самой передовой промышленностью, это преимущество
было достаточно критичным. И не только для нее – фланцевые патроны примерно в те же годы
поступили на вооружение многих армий мира, от Франции и Англии, до США и Японии.
В дальнейшем же, когда технологический уровень удалось поднять, переходу на новый
патрон уже мешали «гири на ногах» в виде имевшихся запасов – как старых патронов, так и
оружия для них. Подобные идеи поднимались еще в 30-е годы XX века, но тогда у молодой
страны Советов нашлись другие приоритеты. С одой стороны, это серьезно затруднило работу
конструкторам автоматического оружия, особенно пулеметов, как ручных, так и станковых. С
другой – деньги, особенно валюта на закупку станков для тяжелой промышленности, брались в
те годы отнюдь не из «тумбочки» и при выборе: «встретить войну с новым пулеметом, но без
танка Т-34» выбор был достаточно однозначен.
Во второй половине ХХ века в СССР был разработан новый винтовочный патрон 6х49 мм,
предназначенный для использования в снайперских винтовках и пулеметах. Однако даже в 80-е
советский военно-промышленный комплекс не счел замену патрона экономически
оправданной. Надо сказать, что весьма существенная заслуга принадлежит М.Т. Калашникову,
создавшему под «трехлинейный» патрон очень удачный вариант единого пулемета.
Патрон 7,62х54R с честью прошел две мировые войны, финскую кампанию, множество
локальных конфликтов. В итоге даже в наши дни, спустя более века после своего создания,
7,62х54R продолжает оставаться основным винтовочно-пулеметным патроном российской
армии. А также весьма распространенным охотничьим боеприпасом. И, скорее всего, еще
долгое время сохранит эти позиции.

Патрон 6х49 и снайперские винтовки СВК, СВК-С, ТКБ-0145К

В последнее время достаточно часто появляется информация о том, что тот или иной
производитель начал разработку нового боеприпаса, или уже даже закончил, который заменит
один из распространенных патронов, переведя оружие, его использующее, на новый уровень.
На фоне этого наши «прорывы» в оружейном деле выглядят слегка бледновато, но и нам есть,
чем похвастаться. Правда, в большинстве случаев похвастаться можно тем, что было
разработано еще при Советском Союзе и по различным причинам было заброшено в дальний
угол. Тем не менее, если разгрести все, что скопилось на чердаках и подвалах великой страны,
то можно найти массу не только интересных, но и полезных вещей, которые сами просятся на
доработку и немедленный запуск в массовое производство. Одним из таких примеров могут
быть наши отечественные снайперские винтовки калибром 6 миллиметров, о которых и
хотелось бы рассказать в данной статье.

Начать, наверное, стоит с описания боеприпаса, который используется в данном оружии,


ведь именно патрон составляет основу любого оружия, задавая ему основные характеристики, а
само оружие - это лишь средство реализации потенциала боеприпаса. Так что если патрон
изначально не самый лучший, то выше головы не прыгнуть при всем старании, а вот
«угробить» хороший боеприпас, используя его в оружии не самого лучшего качества, всегда
можно, что уже было неоднократно доказано многими горе-оружейниками. Итак, патрон
калибром 6 миллиметров, предназначенный для использования в самозарядных снайперских
винтовках. Этот боеприпас имеет калибр 6 миллиметров, обладает гильзой, длина которой
равняется 49 миллиметрам, представляет собой явного конкурента патрону 7,62х54, при этом,
несмотря на более компактные размеры, имеет явное преимущество по всем параметрам, кроме
поражающего действия, зато отлично справляется с индивидуальными средствами личной
бронезащиты, но об этом чуть ниже. Идея создания такого боеприпаса родилась уже
достаточно давно, основной предпосылкой для этого послужили образцы японского
производства, которые сохраняют свои достаточно высокие характеристики с начала
двадцатого века, даже по современным меркам. По тем или иным причинам все это
преимущество видели, но не могли ничего сделать, только в 80-х годах прошлого века был
создан боеприпас, который был даже более удачным, чем его аналоги. Обладая весом пули 5
грамм, этот патрон разгонялся до скорости 1150 метров секунду, что делало его баллистические
характеристики несравненно лучше, чем у 7,62. Траектория полета пули стала более
настильной, а высокая скорость движения позволяла более точно поражать движущиеся цели.
Помимо этого, удалось уменьшить влияние ошибок, которые допускаются стрелком при
определении расстояния до цели и скорости и направления ветра, что в сумме значительно
повышало точность стрельбы. Наверное, это один из тех немногих случаев, когда сам
боеприпас делает возможным более точную стрельбу стрелком недостаточно подготовленным.
Ну, а при условии того, что в случае начала каких-либо масштабных боевых действий оружие
получат и те, кто держал его 10-20 лет назад в последний раз, это можно отмечать только как
положительное качество боеприпаса. Немаловажно также и то, что патрон 6х49 показывал
значительно более высокие характеристики по пробиванию средств индивидуальной
бронезащиты в сравнении с 7,62х54, но вот поражающее действие пули этого патрона оказалось
ниже, что, конечно, минус, но на фоне всего остального вполне возникает вопрос, почему до
сих пор этого боеприпаса и оружия к нему нет на вооружении в армии. Впрочем, разбирая и
другие случаи, когда перспективные разработки упирались в то, что под них нужно
перестраивать производство или еще какие-либо причины им мешали получить хотя бы
минимальное распространение, уже ничего не удивляет. Но вернемся к боеприпасу, который
имеет явное превосходство перед 7,62х54.
Разработан данный патрон в стенах ЦНИИточмаш (Центральный научно-следовательский
институт точного машиностроения), примечательно что конструктором нового патрона стал
В.Н. Дворянинов, который ранее занимался созданием снайперского варианта патрона для
снайперской винтовки СВД. Как было написано выше, результат его работы действительно
оказался впечатляющим и многие пророчили этому боеприпасу самое радужное будущее, как
при использовании в снайперском оружии, так и при использовании в ручных пулеметах,
другими словами, этот патрон должен был полностью заменить 7,62х54 в армии. Но не все так
оказалось гладко как хотелось бы. Несмотря на то, что под данный боеприпас были созданы
образцы снайперских винтовок и даже образец ручного пулемета, причем все образцы
показывали самые замечательные характеристики, хоть и нуждались в незначительной
обработке напильником, никто не заинтересовался таким оружием, хотя оно могло помочь
сделать достаточно большой шаг вперед, ну, или по крайней мере показать всю
перспективность оружия, использующего подобные боеприпасы. Трудности, которые
испытывала страна в тот период времени, закрыли двери и перед боеприпасом и перед
образцами оружия, использующими его, в результате об этих образцах сейчас даже не
вспоминают. Думаю, что ни для кого не будет тайной,
что отечественные оружейники всегда опережали свое
время, так вышло и в данном случае, ведь о новых
патронах наш «вероятный противник» заговорил
значительно позже, а действующие образцы так и вовсе
появились недавно. Получается, что уже сейчас время
патрона 6х49 и оружия для него уже давно пришло, а
образцы все еще остаются образцами. По крайней мере,
можно было бы взять хотя бы за основу боеприпас и
оружие и на их базе создать уже новый образец, который
бы отвечал абсолютно всем предъявляемым
требованиям, но забыть о существовании и патрона и
оружия, видимо, проще, чем развивать его, ведь в
развитии никто почему-то не заинтересован. Хотя за то,
что вот такие образцы забываются и не получают
развития нужно даже не сажать, на мой взгляд, а ставить
к стенке, так как похоронить перспективную разработку,
даже не попытавшись дать ей хотя бы минимальное
распространение можно смело приравнивать к измене
Родине. Впрочем, оно понятно, что своих «коллег» никто
наказывать не станет, по крайней мере, до тех пор пока
дорогу не перебегут. В конце концов, если бы по
результатам полноценного анализа оружия и с
максимумом приложенных усилий по его
усовершенствованию никаких явных преимуществ не
было бы, что в данном случае навряд ли, или же замена
была бы нецелесообразна в виду небольшого
превосходства оружия, то всегда остается гражданский
рынок и экспорт. В общем, лично мне не понятно как
можно забывать о старых наработках в оружии, которые
сохраняют свою актуальность и сейчас, и при этом
говорить о том, что нет талантливых конструкторов, нет
базы и так далее. Если действительно нет, то почему не
воспользоваться тем, что есть и еще можно
использовать? Или нужно подождать, пока все это будет
реализовано другими, а после кусать локти, задаваясь
вопросом, как же так, у нас все было, а мы ничего не
сделали? Печально как-то от этого всего. Но не будем
отклоняться от темы статьи и все-таки познакомимся с
образцами снайперских самозарядных винтовок под
патрон 6х49, а познакомиться действительно есть, с чем,
ну а сравнить с тем, что стоит сейчас на вооружении каждый сможет самостоятельно, и решить,
нужно ли было нам такое оружие и нужно ли оно нам на данный момент.
В то время как ЦНИИточмаш работал над новым боеприпасом 6х49, в Ижевске кипела
работа над оружием под данный патрон. Новое оружие было взято вовсе не с потолка, оно
создавалось точно под требования, которые были присланы конструкторам, то есть данный
образец действительно планировали сделать основным и заменить им стоящую на вооружении
винтовку СВД, но, как нам известно, не срослось. Основные требования, которые
предъявлялись к новому оружия, касались, в основном, его габаритов, причем требования эти
были достаточно жесткими и конструкторам пришлось попотеть чтобы уложиться в них. Так,
длина оружия ограничивалась всего 1225 миллиметрами, и это при том, что длина ствола
должна была составлять 720 миллиметров, для оптимального использования потенциала нового
боеприпаса. Изначально было запланировано адаптировать снайперскую винтовку СВД под
новый патрон, но на деле оказалось, что со стволом такой длины это невозможно, так как
сократить длину ствольной коробки не позволяла схема оружия. При длине ствола 620
миллиметров СВД имеет общую длину 1220 миллиметров, однако необходимый ствол был на
10 сантиметров длиннее, соответственно, и общая длина оружия увеличивалась. По этой
причине от адаптации решили отказаться и создать с нуля свой образец оружия, который
получился достаточно интересным и, естественно, в отдельных моментах превосходил СВД
даже без учета использования боеприпаса 6х49.
Именно так и появилось такое оружие, как снайперские винтовки СВК и СВК-С, модель
винтовки со складывающимся прикладом. Работу по созданию нового образца оружия
поручили сразу 4 конструкторам: А. И. Нестерову, В. Ю. Симоненко, А. С. Ломаеву и О. Н.
Кивамову, каждый из этих конструкторов внес в оружие что-то свое, и несмотря на то, что
массового производства винтовка не дождалась, отдельные ее элементы можно встретить в
других образцах. Так как основной задачей было уложиться в требования по длине оружия, то
этому вопросу было уделено немало внимания. Длину ствола и приклада конструкторы
уменьшить не могли, по понятным причинам, а вот остальные части подверглись тщательной
переработке.
Основой для новой винтовки послужила схема автоматики, построенная на отводе
пороховых газов из канала ствола, с запиранием канала ствола затвором на два боевых выступа.
Магазин оружия был максимально приближен к патроннику, что сократило общую длину
оружия на пару миллиметров. Еще несколько миллиметров удалось сэкономить благодаря
тому, что затворная рама в ствольной коробке установлена на направляющих выступах в задней
части ствольной коробки, а в передняя имеет отверстие, через которое проходит направляющий
стержень возвратной пружины. Таким образом, общая длина ствольной коробки составила
всего 273 миллиметра, в сравнении с СВД 315 миллиметров. Но и это еще не все, что сказалось
на общей длине оружия. В принципе, можно было остановиться уже после уменьшения длины
ствольной коробки, но ведь так не интересно. Поэтому для нового оружия был разработан
новый щелевой пламегаситель, рабочая длина которого равняется всего 29 миллиметрам, в
сравнении с той же СВД — 78 миллиметров. Немаловажно так же и то, что сам боеприпас 6х49
имеет общую длину меньше чем у 7,62х54, что так же положительно сказалось на уменьшении
длины оружия.
Вот именно так, миллиметр за миллиметром конструкторы сокращали длину новой
снайперской винтовки СВК и ее складывающегося варианта СВК-С. Именно благодаря этим
миллиметрам удалось сократить длину оружия по максимуму, и она составила 1188
миллиметров, а для СВК-С со сложенным прикладом 960 миллиметров. Так что в основные
требования, которые предъявлялись к этому оружию, конструкторам удалось уложиться и даже
сделать оружие более компактным, чем от них изначально требовали. Но и это еще не все, что
было сделано для того, чтобы новые снайперские винтовки выглядели лучше, чем СВД.
Для того чтобы повысить точность оружия, конструкторы выполнили работу, которая
изначально может показаться совершенно абсурдной. Дело в том, что ствол винтовок СВК и
СВК-С укреплен только в ствольной коробке и нигде не касается цевья, то есть является, по
сути, «свободно вывешенным», однако оружие самозарядное и построено по схеме с отводом
пороховых газов из канала ствола, то есть над стволом еще и располагается устройство отвода
пороховых газов. Другими словами, ствол винтовок нельзя назвать «свободно вывешенным», а
то, что он не касается цевья оружия, то это блажь конструкторов. Все это верно в
поверхностной теории, на практике же такой ход существенно повысил точность оружия, что
особенно хорошо заметно при стрельбе на дистанции больше средних. Так, можно привести вот
такие цифры, которые взяты с полигонных испытаний оружия.

На дистанции в 630 метров снайперская винтовка СВК показала себя в 1,33 раза точнее
СВД. На дистанции в 770 метров этот параметр увеличился до 1,73. На дистанциях в 970 и 1030
метров оружие показало в 3,89 раза более точную стрельбу в сравнении с СВД. Общее же
преимущество перед СВД составило 2,32. Конечно, заслуга тут не только винтовки, но и
боеприпаса, который в ней используется. Кроме того, на дистанциях до 400 метров
преимущества по точности перед СВД у СВК не такое заметное, что на фоне меньшего
поражающего эффекта пули несколько сглаживает показатели оружия, тем не менее, ничего
плохого в увеличении эффективной дальности ведения огня нет и быть не может, да и по
бронежилетам пуля патрона 6х49 работает более эффективно, чем 7,62х54, что в последнее
время все более и более актуально. Раз уж затронули тему точности оружия на более близких
дистанциях, то нужно отметить и следующие показатели при стрельбе. На дистанции 100
метров было проведено три серии выстрелов по 10 каждая. Все пули уложились в круг
диаметром 5,5 сантиметров, при этом 50 процентов попаданий укладываются в круг 2,3
сантиметра, что вполне неплохие результаты. При этом также отмечалось, что в случае
повышения качества патрона 6х49 эти показатели значительно улучшаться, но, по-моему, для
самозарядной винтовки такого класса и эти результаты вполне неплохие, тем более что само
оружие еще не дорабатывалось окончательно, а было представлено как опытный образец,
характеристики которого еще могли меняться. Правда, меняться могли они и в худшую
сторону, как обычно и бывает при массовом производстве, но будем мыслить позитивно.

Однако не все было в этом оружии так гладко, как хотелось бы, были и отрицательные
моменты, которые были видны в сравнении с той же снайперской винтовкой СВД. Одним из
основных отрицательных качеств оружия стал его вес, который равнялся 4,2 килограмма у СВК
и 4,3 килограмма у СВК-С, у СВД же вес равен только 3,8 килограмма. Разумеется, что если бы
это была винтовка несколько другого класса, то жалкие 0,5 килограмма можно было бы просто
пропустить, но в данном случае такая разница в весе имеет значение. С другой стороны, это,
можно сказать, единственный параметр оружия, в который можно ткнуть пальцем и сказать
«плохо», все остальное вызывает только положительные эмоции, тут и длина прицельной
линии открытых прицельных приспособлений, увеличенная на 80 миллиметров, что позволяет
более эффективно использовать оружия в том случае, если оптический прицел в бою был
поврежден, и более эффективная дальность использования оружия и так далее, и так далее. Так
что можно даже не сомневаться, что если бы не довольно тяжелое экономическое положение в
стране в конце 80-х годов, то это оружие увидело бы свет уже в виде серийного образца,
непонятно только, почему когда ситуация более или менее наладилась, об этом оружии не
вспоминают и даже не берут за основу для чего-то нового.
В управлении огнем снайперская винтовка СВК и ее вариант со складывающимся
прикладом СВК-С во многом аналогичны СВД. Несмотря на то, что конструкторы значительно
сократили длину ствольной коробки, они оставили расположение основных элементов
управления в тех местах, где они уже стали привычными для многих стрелков. С правой
стороны оружия расположен немного уменьшенный переключатель предохранителя оружия,
который в своем нижнем положении снимает оружие с предохранителя, в верхнем же
выстрелить из винтовки невозможно. Так же несколько непривычно выглядит малое окно для
выброса стреляных гильз, однако ручка затвора расположена на своем привычном месте и те
кто «общался» с СВД интуитивно ее могут найти. Фиксатор магазина винтовки располагается
сразу за магазином, что также вполне привычно и не может вызвать каких-либо нареканий. Сам
магазин оружия выполнен штамповкой, имеет вместимость, равную 10 патронам, при этом по
своим размерам он меньше магазина СВД, что также только положительно сказывается на
удобстве работы с оружием. Немного странно выглядит рукоять винтовки в варианте со
складывающимся прикладом, дело в том, что рукоять имеет не совсем опрятный внешний вид и
кажется совершенно неудобной, но ведь оружие - не новогодняя елка, чтобы быть красивым,
так что нареканий по этому поводу также быть не может. Достаточно интересным моментов
является то, что многие отмечают как отрицательное качество оружия то, что целик установлен
на цевье винтовки. На самом же деле это не соответствует действительности. Целик винтовки
установлен на ствольной коробке оружия, а пластиковое цевье просто проходит под ним, что и
создает иллюзию того, что цели установлен на пластиковом цевье. Естественно, что сейчас эта
винтовка выглядит устаревшей, все-таки создавали ее почти тридцать лет назад, а тогда ни о
каких планках типа «пикатинни», которыми обвешано со всех сторон современное оружие,
никто и не думал, создавали максимально простое оружие, которое было пригодно только
стрелять, а не поражать своей красотой обывателей, кстати, почему-то именно такое оружие
лично мне и кажется более красивым. Несмотря на это основные параметры оружия остаются
достаточно неплохими и на сегодняшний день. Ну, а сделать возможной установку самых
разнообразных прицельных приспособлений и прочего, по-моему, не является особо большой
проблемой, тем более для оружия ранее серийно не производимого, для автоматов же
Калашникова разработали отдельные комплекты, которые позволяют существенно расширить
количество дополнительных устанавливаемых устройств.

По результатам полигонных испытаний, проведенных после представления СВК и СВК-С


оружие было отмечено как вполне перспективное и было отправлено на доработку, это же
касалось и патрона 6х49, который хоть и мог поспорить с 7,62х54, но имел некоторые
недостатки, которые быстрее всего были связаны с точность на дистанциях до 400 метров. Все-
таки оружие, которое должно было заменить СВД, должно было «бить» ее по всем параметрам.
Несмотря на то, что перспективы и у оружия и у патрона были, все дальнейшие работы были
прекращены в связи с уменьшением финансирования. Причем прикрыли не один проект по
снайперской винтовке СВК и СВК-С, но и по боеприпасу 6х49 в целом, то есть и по другим
образцам оружия, многие из которых только только начали проектировать. Прикрыли
временно, но, как видно сейчас, навсегда, по крайней мере о дальнейшей судьбе ни винтовок ни
патрона 6х49 ничего не слышно. В дальнейшем наработки конструкторов использовались при
создании пламегасителя для пистолета-пулемета Бизон-2, приклад получила СВД-С, в ней же и
еще в гражданском Тигр-9 также используется тот же пламегаситель, но считать это за
использование наработок конструкторов разумеется нельзя. Фактически можно сказать что все
средства, которые были потрачены на разработку самого оружия и боеприпаса к нему были
просто потрачены зря, так как ощутимой пользы эти затраты не принесли. Причем нужно еще
раз отметить, что пользы не было не по вине оружия, а просто потому, что сначала все работы
отложили до лучших времен, а потом просто забыли или не захотели вспомнить, что скорее
всего. Честно говоря, я ни разу не буду удивлен, если это оружие и этот патрон, но уже в другой
обвертке всплывут лет через десять, как предложение от какой-нибудь «дружественной»
частной оружейной компании для замены в армии снайперских винтовок СВД, хотя может кто-
нибудь и опомниться и вместо поиска народных талантов поинтересуется, что имеется в
закромах НИИ, а там есть очень много интересного и самое главное полезного, но пропадает
зря.
Впрочем, говоря о том, что о боеприпасе и об оружии забыли напрочь, я несколько
слукавил. На самом деле продолжение этой истории есть, правда продолжение совсем недолгое
и с достаточно печальным финалом. Дело в том, что боеприпас 6х49 попытались
«реанимировать» в конце девяностых в Тульском ЦКИБ, но эта попытка была достаточно
скромной и закончилась обратно же только экспериментальным образцом, который, однако,
успел повоевать, хоть и недолго. Речь идет о снайперской винтовке ТКБ-0145К, все под тот же
патрон 6х49.

«Отцом» этого оружия является конструктор А. Б. Адов, он решил по-своему сделать


новое оружие более компактным, а главное более легким, впрочем, легче СВД оружие не стало.
Основная «фишка» данного оружия заключается в том, что оно выполнено в компановке
буллпап, что дает большую свободу механизмам при сохранении минимальной длины оружия.
Так, длина винтовки равняется всего 1060 миллиметрам, что позволяет без особых затруднений
транспортировать ее как в бронетехнике, так и непосредственно самим стрелком. Вес оружия
равен ровно 4 килограмма без прицельных приспособлений и патронов. Длина ствола осталась
такой же как и у СВК — 720 миллиметров, для того чтобы обеспечить максимально
эффективное использование патрона 6х49. Такое решение по сокращению длины оружия имеет
как свои положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны, уменьшение длины
достаточно существенное, с другой же компоновке буллпап присущ ряд недостатков, который
просто так решить в данном оружии не удалось. С другой же стороны, снайперская винтовка
является одним из тех видов оружия, в которых компоновка буллпап наиболее приемлема, так
как низкий темп стрельбы позволяет исключить такой неприятный недостаток, как раздражение
пороховыми газами слизистой оболочки стрелка. Однако несмотря на малый темп ведения огня
использовать такое оружие при стрельбе с левого плеча достаточно затруднительно, мало того
что перед глазами будут мелькать стреляные гильзы, а элементы управления расположены
только с правой стороны оружия, так еще и ручка затвора будет находиться в непосредственной
близости к стрелку, а это как минимум раздражает, и заставляет думать о своей безопасности.
Помимо того, что снайперская винтовка ТКБ-0145К выполнена в компоновке булл-пап,
она имеет еще ряд особенностей, которые не присущи другим образцам оружия. Так,
интересной особенностью оружия стало то, как отводятся пороховые газы для обеспечения
работы автоматики оружия. В большинстве образцов оружия, которые используют схему
автоматики с отводом пороховых газов из канала ствола, отвод пороховых газов происходит из
канала ствола через отверстие в стволе, что в момент попадания и начала движения поршня
сказывается на точности оружия. В случае же с ТКБ-0145К отвод пороховых газов из канала
ствола происходит у дульного среза оружия, что фактически полностью устраняет влияние
работы автоматики на точность стрельбы. Из-за подобной системы отвода пороховых газов,
применение газового регулятора оказалось невозможно, что, впрочем, в данном случае и не
надо, так как обеспечение нормальной работы автоматики в самых различных условиях
эксплуатации достигается массой отдельных элементов механизма оружия, что и является
причиной того, что снайперская винтовка ТКБ-0145К на 200 грамм тяжелее СВД. Но на мой
взгляд это вполне оправданная цена за более высокую точность оружия и то что оно будет
работать безотказно в большом диапазоне температур и других условиях. Немаловажную роль
в надежности оружия стало и то, что оно максимально защищено от попадания пыли и тем
более песка внутрь ствольной коробки. Питается винтовка из отъемных коробчатых магазинов
вместимостью 10 патронов 6х49. Помимо открытых прицельных приспособлений, оружие
комплектуется оптическим прицелом ПОСП 8х42 или ПСО-1, естественно, не исключается
возможность установки других приспособлений.

Все элементы управления оружием расположены с правой стороны винтовки, что создает
дополнительное препятствие для использования этого оружие левшой. Помимо этого,
переключатель предохранителя располагается с правой стороны оружия, но намного дальше
магазина, что делает его переключение на совсем удобным, так что без недостатков и в этом
оружии не обошлось. Остальные же элементы не вызывают нареканий: спусковой крючок,
предохранительная скоба и фиксатор магазина выполнены вполне привычно, естественно с
поправкой на компоновку оружия. В целом же по удобству эксплуатации это оружие не
вызывает нареканий, кроме переключателя предохранителя, который оказывается почти под
подмышкой стрелка, благо, что его не надо переключать после каждого выстрела.
Если сравнивать снайперскую винтовку ТКБ-0145К со снайперской винтовкой СВК, то
отдать безоговорочное предпочтение какому-то одному образцу достаточно сложно, хотя бы
просто потому, что очень мало информации по этому оружию, да и сравнивать
экспериментальные модели дело неблагодарное, но попробовать конечно можно. По весу
оружия, лидирует, естественно, ТКБ-0145К, однако в то же время, СВК более удобна в
эксплуатации, несмотря на свои большие габариты. В ТКБ-0145К применена оригинальная
схема забора пороховых газов у дульного среза, что повышает точность оружия, в то же время
такой же результат получает и СВК благодаря попытке конструкторов свободно вывесить ствол
винтовки. По своим боевым характеристикам оружие очень и очень близко друг к другу, так
что в принципе можно сказать что обе модели равны друг перед другом, если бы не одно «но».
СВК и ее вариант со складывающимся прикладом СВК-С более удобен при стрельбе с левого
плеча, а такая необходимость может возникнуть не только из-за того, что стрелок привык
кушать левой рукой, но и из-за того, что его укрытие оказалось именно справа от него и вести
огонь можно только с левой стороны. То есть при стрельбе с правого плеча в такой ситуации
стрелок будет как на ладони у противника в прицеле, попасть же по нему если он будет вести
огонь с левого плеча будет намного труднее. Кроме того, СВК-С со сложенным прикладом
имеет меньшую длину чем ТКБ-0145К, что может быть в отдельных ситуациях достаточно
критично. В общем, по моему скромному мнению, СВК является более подходящим оружием
для повсеместного распространения в армии в сравнении с ТКБ-0145К. Однако тут у ТКБ-
0145К есть одно неоспоримое преимущество в виде боевого опыта и положительных отзывов,
чем не может похвастаться самозарядная снайперская винтовка СВК.
В 2001 году самозарядная снайперская винтовка ТКБ-0145К была задействована в боевых
действиях на Северном Кавказе, где получила массу положительных отзывов. Одним из самых
главных факторов чем понравилась эта винтовка оказался, как несложно догадаться, боеприпас
6х49, который превосходил по своим характеристикам снайперский патрон 7,62х54.
Немаловажно также было и то, что отмечалась высокая точность оружия в сравнении с СВД,
что подтверждалось тем, что снайперы противника, вооруженные СВД, неоднократно были
поражены из ТКБ-0145К, при этом не могли ответить точным огнем своих винтовок большего
калибра. Отдельно отмечалось также и то, что данное оружие более удобно для использования
по движущимся целям, но тут заслуга не оружия, а как раз таки высокой скорости пули, то есть
боеприпаса, который в нем использовался. Отдельно была отмечена необычность оружия и его
компактные размеры. Такие положительные отзывы винтовка ТКБ-0145К заслужила за время с
февраля по сентябрь 2001 года. На основе этих отзывов об оружии было выдвинуто
предложение в кратчайшие сроки наладить серийное производство данного образца и
организовать его поставки, в первую очередь, в места ведения боевых действий, что позволило
бы сократить потери среди личного состава и получить явное преимущество перед
противником. Тем не менее, ни отзывы, ни рекомендации людей, которым довелось доверить
свою жизнь этому оружию никакого эффекта не возымели, и об оружии, и о патроне снова
забыли. На момент написания этой статьи никто не вспоминает о том, что есть такой боеприпас
и оружие, которое было в шаге от серийного производства и массовых поставок в армию.
Конечно, можно говорить о том, что новый боеприпас и новая снайперская винтовка это
слишком жирно, но, тем не менее, в истории уже неоднократно было доказано, что снайпер,
действующий в составе роты, может в корне переломить ход боя и экономить на его оружии
равносильно преступлению. Впрочем, так можно сказать о любом бойце, так что, в конечном
счете, экономия на вооружении и снаряжении армии это преступление. Зато у нас есть 3-4
перспективные модели пистолетов, с которыми не могут определиться кому дать а кому какой
дать, это еще опуская тот факт что один из них, наиболее рекламируемый вообще можно
считать зарубежным. У нас есть крупнокалиберный автомат, задачи которого в большинстве
случаев может выполнять гладкоствол с правильными патронами. Много чего у нас есть,
только совершенно не то что действительно необходимо. В доказательство можно привести
мой любимый пример — замена АКС74У на пистолеты-пулеметы у ППС. Обещают, обещают,
называют даже конкретные модели оружия и сроки, но никак «разродиться» не могут. В конце
концов можно ведь не обещать, а сказать прямо «сейчас нет возможности и финансовых
средств, как только появятся вопрос будет решен», конечно при условии что он действительно
будет решен. А так получается, что вооружены люди тем, из чего нельзя стрелять, так как
короткая очередь в городской черте с большой вероятностью зацепит кого-то еще в метрах 200-
300. Вооружены тем из чего страшно стрелять в закрытом помещении, опасаясь рикошетов и
так далее. При этом особенно удивляет то, что ищутся «таланты», которые бесплатно будут
предлагать идеи для развития военной промышленности. Нет, начинание, конечно, отличное, и
его можно только поприветствовать, но почему бы сначала не реализовать одни из самых
перспективных разработок, которые были заброшены, пока они не утратили своей актуальности
окончательно. В конце концов, ведь так можно остаться «с носом», конструкторы предложили
сложное и дорогое — не будем делать, народные умельцы предлагают либо то же самое, либо
бред — тоже не пойдет. Неужели поговорку про погоню за двумя зайцами забыли?

Те же патроны, только в профиль


Вооруженные силы многих стран изучают стрелковое оружие следующего
поколения, лучше всего подходящее для проведения наступательных и оборонительных
задач во всем спектре будущего оперативного пространства, а промышленность
предлагает альтернативные варианты с целью наращивания летальности и повышения
мобильности своих солдат на поле боя.
В связи с тем, что любой переход от широко распространенных типов боеприпасов для
существующего стрелкового оружия, например, 9×19 мм, 5.56×45 мм и 7.62×51, связан с
огромными затратами на закупки и логистику, в кратко- и среднесрочной перспективе мало
какие вооруженные силы отважатся далеко отойти от существующих стандартов НАТО.
Например, за последние пару лет в мире было реализовано множество программ закупок в
сфере стрелкового оружия, со всей очевидностью иллюстрирующих, что армии
придерживаются этих калибров стандарта НАТО в своих требованиях к штурмовой винтовке
следующего поколения.
Среди них и французская армия, которая в сентябре 2016 года объявила о контракте с
компанией Heckler & Koch (H&K) стоимостью 168 миллионов евро, предусматривающем
замену штатных штурмовых винтовок FAMAS F1 винтовками HK416F калибра 5.56×45 мм в
рамках программы Arme Individuelle Future (AIF).
В апреле 2017 года немецкие вооруженные силы выпустили запрос предложений по
программе System Sturmgewehr Bundeswehr (SSB), в соответствии с которой предусматривается
замена штурмовых винтовок H&K G36 5.56×45 мм системой такого же калибра. Согласно
официальным документам, в период с 2019 по 2026 год должно быть закуплено до 120000
винтовок, что свидетельствует о безоблачном будущем этого калибра.
Наконец, в июле 2017 года Эстония объявила о своих планах на программу по закупке
стрелкового оружия калибров 5.56×45 мм и 7.62×51 мм для пехотных бригад, а также сил
правопорядка стоимостью 75 миллионов евро.
Между тем, всё внимание направлено на любые действия Соединенных Штатов,
связанные с отходом от стандартных боеприпасов НАТО, хотя этот процесс в настоящее время
ограничивается только деятельностью американского Командования силами специальных
операций (USSOCOM).
Согласно директиве заместителя начальника штаба сухопутных войск генерала Дэниела
Эллина, армия должна начать рассмотрение возможности закупки на постоянной основе (а не
на закрепившейся практике закупок по временным неотложным требованиям) снайперской
винтовки калибра 7.62×51 мм следующего поколения для взводов и отделений ближнего боя.
Подобный переход был затеян британской армией в последние годы операций в
Афганистане, когда понадобилась комбинация штурмовой винтовки и снайперской винтовки
калибров 5.56×45 мм и 7.62×51 мм с тем, чтобы можно было работать по противнику, как на
больших, так и на малых дальностях. В результате было принято решение закупить
снайперскую винтовку L129A1 Sharpshooter Rifle, оборудованную оптическим прицелом 6×48
Trijicon Advanced Combat Optical Gunsight (ACOG).
Впрочем, это не означает, что признанные калибры, включая стандартные патроны НАТО,
не обновляются и не модернизируются.
Разработка боеприпасов с улучшенными характеристиками следующего поколения
По данным компании ВАЕ Systems, в июне 2016 года был представлен первый патрон из
серии патронов следующего поколения с улучшенными характеристиками High Performance
(HP), HP 7.62×51 мм, который был принят на вооружение британского спецназа в 2015 году.
Патрон в настоящее время доступен для зарубежных заказчиков.
Руководитель программ по наземным системам в компании ВАЕ Systems Крейг Феннел
пояснил: «По сравнению со стандартными патронами НАТО этот патрон значительно
повышает возможность поражения защищенных целей, например, легкобронированных
транспортных средств и летательных аппаратов, на увеличенных дальностях. Патрон HP
был разработан с целью соответствия новым требованиям, определенным британским
министерством обороны. В рамках соглашения о сотрудничестве между Минобороны и ВАЕ
Systems над ним работали инженеры с нового патронного производства в Редвей Грин, где
патрон в настоящее время производятся серийно. Он совместим со всем другим натовским
оружием калибра 7.62 мм».
По данным компании ВАЕ Systems, патрон HP 7.62×51 мм отличается упрочненным
заостренным кончиком, более длинным профилем пули и новым пороховым зарядом, что
обеспечивает улучшенную бронепробиваемость и точность при обстреле «укрепленных» целей,
включая лист стали толщиной 3,5 мм.
Феннел заявил, что вариант HP имеет «вдвое большую дальность» чем общий
стандартный 7,62-мм патрон, что, по некоторым данным, позволило увеличить возможности
поражения с 500 до 1000 метров.
Кроме того, Феннел отметил, что компания ВАЕ Systems также разрабатывает «изделие со
сниженной стоимостью», получившее обозначение Improved Ball Round 7.62 мм; no его
мнению, патрон сможет предложить «значительное улучшение по сравнению со стандартными
боеприпасами».
Наконец, компания ВАЕ Systems также готова представить еще одного члена этого
семейства, патрон Enhanced Performance (EP) 5.56×45 мм. Эта разработка появилась, в том
числе и благодаря инвестициям 200 миллионов фунтов стерлингов в завод Редвей Грин, что
позволяет компании реагировать на возникающие потребности театров военных действий в
«очень сжатые сроки».
Вариант 5.56 мм, уже доступный на мировом рынке, был создан с целью повышения
возможностей в борьбе с легкобронированными целями. Новый патрон компании ВАЕ Systems,
разработанный в сотрудничестве с британской оборонной академией, имеет упрочненный
стальной сердечник в противоположность существующим вариантам с заостренным кончиком
и свинцовым сердечником. Впрочем, по словам Феннела, патрон имеет такой же двухосновной
пороховой заряд и капсюль типа «Боксер», как и предыдущие варианты.
Пуля патрона ЕР 5.56×45 мм пробивает стальной лист толщиной 3,5 мм с дистанции
примерно 500-800 метров; этот патрон также может пробить и «более прочные объекты»,
например, 8-мм стальной лист и 5-мм лист из катаной броневой стали, но с гораздо меньшего
расстояния, 350 и 250 метров соответственно.
Патрон 300BLK практически обеспечивает терминальную баллистику калибра 7.62×39 мм и
эффективность калибра 5.56 мм
300 Blackout
Рынок стрелкового оружия становится свидетелем распространения альтернативных
калибров помимо стандартных калибров НАТО 5.56×45 мм и 7.62×51 мм. Одной из таких
альтернатив, завоевывающих все большую популярность на мировом рынке, является патрон .
300 Blackout (300BLK), который представляет собой эквивалент патрона 7.62×35 мм.
В ноябре 2016 года голландские силы специального назначения приняли важное решение
заменить свой существующий арсенал карабинов НК416 калибра 5.56×45 мм карабинами SIG
Sauer MCX калибра 300BLK.
В первую очередь новое оружие получит голландский морской спецназ — один из первых
известных приверженцев боеприпаса этого типа, доступного в нескольких вариантах: общего
назначения, бессвинцовом тонкостенном и дозвуковом. Это решение также побудило
армейский спецназ (Korps Commandotroepen) начать подобный процесс перевооружения,
стимулируемый новыми потребностями современного оперативного пространства в
повышенной летальности, как при ведении ближнего боя, так и в боевых столкновениях на
больших дистанциях.
Эти довольно значительные изменения позднее были подкреплены решением USSOCOM,
принятым в марте 2017 года, о поиске комплекта модернизации индивидуального оружия
самообороны Personal Defense Weapon (PDW), который позволил бы без проблем переделать
карабин Colt Defense M4A1 калибра 5.56×45 мм под патрон 300BLK.
(Стоит отметить что PDW — используемый в западных странах термин, обозначающий
легкое и компактное оружие, предназначенное для вооружения военнослужащих «второй
линии» [экипажи боевых машин, расчеты артиллерийских орудий и других], которым по роду
службы не положено полноразмерное оружие, но которым может понадобиться огневая мощь,
которую не могут обеспечить пистолеты).
Согласно требованию, USSOCOM стремится «…определить потенциальные источники
внутри национальной технологии и промышленной базы, способные предоставить комплект
для трансформации М4А1 и создания системы PDW».
В комплект войдут верхняя ствольная коробка и приклад, а также любые специальные
инструменты необходимые для конвертации карабина предпочтительно в полевых условиях.
Требование также предусматривает наличие легкого глушителя способного встраиваться в
пламегаситель.
В требовании говорится, что «комплект должен быть адаптироваться к нижней ствольной
коробке стандартного карабина М4А1, любая модификация нижней ствольной коробки должна
быть обратимой в любой момент. Комплект должен быть в картридже 300BLK; общая масса
системы, включая нижнюю ствольную коробку от М4А1, не должна превышать 2.5 кг Длина с
выдвинутым прикладом не должна превышать 66 см, а со сложенным или задвинутым
прикладом 43 см, высота не должна превышать 19 см. Оружие должно не терять
функциональность со сложенным или задвинутым прикладом. Комплект должен включать
ствол калибра 5.56 мм; время, затрачиваемое на замену ствола под патрон 300BLК стволом под
патрон 5.56 мм, должно составлять менее трех минут».
USSOCOM хочет купить в общей сложности 550 модернизационных комплектов, что
позволит провести испытания и оценку технологии в реальных условиях. Принятие решения
было обусловлено новыми неотложными требованиями сил специального назначения, которые
хотят в полевых условиях быстро переключаться между сверхзвуковыми и дозвуковыми
патронами. Ожидается, что программа вызовет интерес таких известных компаний, как Colt
Defense, FN USA, Heckler & Koch, LWRC International и Sig Sauer.
По мнению специалистов, боеприпасы 300BLK являются настоящим шедевром: они
практически обеспечивают терминальную баллистику калибра 7.62×39 мм и эффективность
калибра 5,56 мм. Среди его вариантов можно отметить патрон 300 AAC BLK компании
Advanced Armament Corporation, который был оптимизирован для стрельбы из карабинов с
короткими стволами длиной 9 дюймов, предназначенных для ведения ближнего боя.

На мировом рынке боеприпасов всё большую популярность завоевывает патрон .300 Blackout
(300BLK), представляющий собой эквивалент патрона 7.62×35 мм
.338 Norma Magnum
Двигаясь в сторону увеличения калибра, мы встречаем патрон .338 Norma Magnum
(300NM), к которому пристально приглядываются в сообществе сил специальных операции. В
апреле 2017 года USSOCOM выпустило запрос предложении по своему требованию к
современной снайперской винтовке Advanced Sniper Rifle (ASR) — обновленной концепции,
ведущей свое начало с отмененной в 2009 году программы по высокоточной снайперской
винтовке Precision Sniper Rifle (PSR).
Новым требованием ASR предусматривается поиск единого оружия для снайпера, которое
за минимальное время можно переделать под любой из трех калибров: патрон 338NM наряду с
более привычными патронами 7.62×51 мм и .300NM.
«Американское правительство проводит изучение рынка с целью определения надежных
источников в национальной промышленно-технологической базе, имеющих квалификацию,
опыт и знания, необходимые для успешного производства системы ASR. Полученная
информация позволит определить наилучшую стратегию закупок и наличие ответственных
источников, способных к конкурентной борьбе».
Эта новость последовала сразу за предыдущим объявлением, опубликованным в марте
2017 года, которым предусматривалась разработка стволов для современной снайперской
винтовки ASR в конфигурациях 300WIN и .300NM.
По имеющимся сведениям, USSOCOM помимо всего прочего также будет искать
варианты патронов калибра .338NM на полимерной основе с тем, чтобы уменьшить нагрузку на
бойцов и соответственно повысить их мобильность.
Патрон 338NM также начинает набирать популярность в системах вооружения других
типов, включая требование USSOCOM по легкому пулемету Lightweight Medium Machine Gun
(LWMMG), которым предусматривается поставка 5000 таких систем для войсковых испытаний
и оценки.
В запросе предложений по LWMMG, опубликованном в мае 2017 года, предусматривается
разработка среднего пулемета с ленточным питанием патронами 338NM, представляющего
собой легкую альтернативу крупнокалиберным пулеметам калибра .50-cal (12.7×99 мм),
включая М2А1 от General Dynamics Ordnance and Tactical Systems (GDOTS).
По данным официального требования, LWMMG должен быть способен вести огонь «…
патроном 338NM с полимерной гильзой и весить менее 24 фунтов при длине ствола 24 дюйма.
Темп огня пулемета LWMMG должен составлять от 500 до 600 выстрелов в минуту. Оружие
будет совместимо с нынешними прицельными системами, устанавливаемыми на рельсовые
направляющие, с возможностью интеграции более продвинутой технологии управления огнем.
Система должна включать ствол с интегрированным глушителем и ствол без глушителя,
которые можно было бы быстро менять местами. Пулемет LWMMG должен иметь легкую
треногу и обеспечивать стабильность и точность, необходимую для поражения целей на
экстремальных дальностях. LWMMG должен устанавливаться в существующие пулеметные
опоры, предназначенные для М240В/С. Оружие должно иметь достаточную точность для
поражения площадных целей и транспортных средств на дистанции 2000 метров».
Свое предложение на запрос по LWMMG подала и компания GDOTS. По ее данным,
вероятный кандидат обеспечивает меньшую отдачу по сравнению с традиционными
пулеметами калибра 7.62×51 мм. Впрочем, более крупный калибр позволяет пробить
бронежилет с уровнем защиты Level III на дистанции более 1000 метров, он способен также
вывести из строя небронированную технику, доставив до цели количество энергии более 2,5
килоджоулей, что «в четыре раза превышает терминальное воздействие 7,62-мм боеприпасов».
Как пояснил источник в компании GDOTS, «LWMMG следующего поколения даст
солдатам явное преимущество в ближнем и дистанционном бою. Средний пулемет LWMMG,
ведущий огонь высокоэффективным патроном 338NM, заполняет брешь между оружием
калибров 7.62 мм и .50 и предлагает несравнимую точность и летальность, при этом расширяя
свое пространство до невероятных 1700 метров».
Этот процесс является частью более обширного плана USSOCOM и, в частности
объединенного Командования силами специальных операций, по снижению нагрузки на боевые
группы за счет разработки более легких боеприпасов.
«Командование ищет боеприпасы, которые весили бы, по крайней мере, на 30 процентов
меньше, чем нынешние общие патроны калибров от 5.56 мм до 12.7×99 мм, — заявил его
представитель, указав также на требование по нетоксичному патрону. — Командование также
ищет бессвинцовую и нетоксичную альтернативу нынешним запасам учебных боеприпасов,
включая полимерный учебный патрон ближнего действия, холостой патрон и маркирующие
патроны».

Патроны .300 Whisper Swiss P RUAG в разрезе


Технология LSAT
Подобная стратегия определяется процессами, происходящими во всей промышленности
стрелкового оружия, включая компанию Textron Systems. В рамках концепции Lightweight
Small Arms Technology (LSAT) она активно стремится инвестировать в более легкие системы
вооружения и боеприпасы, включая телескопические варианты.
Компания настолько уверена в будущем этих решений, что представила на выставке
SOFIC 2017 семейство телескопических систем с целью дальнейшего продвижения
модульности и масштабируемости более легких систем в сфере стрелкового оружия.
Представитель компании Textron рассказал о новых легких и средних пулеметах с
телескопическим патронами Cased Telescoped (CT) 5.56×45 мм и 7.62×51 мм (фото ниже), а о
также карабине под патрон СТ 6.5 мм. «Когда речь идет об оптимальной экипировке
военнослужащего, то определенно «меньше — значит лучше». Вооружение и боеприпасы
подобного типа следующего поколения имеют вес на 40 % меньше, позволяют улучшить
мобильность, повысить уровень живучести и уменьшить объем снабжения. Недавно была
проведены оценка применимости и возможностей нашего 5,56-мм легкого пулемета и патронов
к нему, она подтвердила технологическую готовность, характеристики и преимущества,
связанные с меньшей массой этой системы, а также возможность переноса технических
решений на систему калибра 7,62 мм».

Полевые испытания включают отстрел более 100 тысяч 5,56-мм телескопических (СТ)
патронов, которые на данный момент находятся на седьмом уровне технологической
готовности (разработка опытного образца). Серия испытаний проводится лабораторией боевых
действий в Форт Беннинге, а также армейским Центром по интеграции боевых возможностей.
Кроме того, USSOCOM провело боевые стрельбы во Флориде, к которым особый интерес
проявило Командование
силами специального
назначения ВМС.
Эта система
вооружения также была
продемонстрирована в
шведском Центре
разработки принципов
наземных боевых действий,
где новый пулемет
соревновался с пулеметом
М249 Squad Automatic
Weapon (SAW) калибра
5.56×45 мм в точности,
мобильности и
эксплуатационной
надежности.
Обычный патрон (слева) и
телескопические (справа)
Как пояснил
представитель Textron,
«Результаты показали, что
для выполнения огневой
задачи 5,56-мм пулемету с
телескопическими
патронами необходимо на 30% патронов меньше; он показал лучшую на 20% кучность и вызвал
одобрение солдат за простоту обслуживания, работу спускового крючка, снижение отдачи и
контроль очереди выстрелов».
Легкий пулемет СТ Light Machine Gun также испытывался в подразделениях
Командования морским спецназом. СТ Light Machine Gun и соответствующие боеприпасы весят
на 40 процентов меньше по сравнению с М249 и существующими патронами, в то время как
средний пулемет СТ Medium Machine Gun весит на 37 процентов меньше, чем существующий
вариант M240L.

Легкий пулемет 5.56 мм CT Light Machine Gun


В компании Textron также подтвердили, что 7.62-мм пулемет СТ Medium Machine Gun, в
настоящее время находящийся на пятом уровне технологической готовности, примет участие в
эксперименте «Экспедиционный воин американской армии 2018».
«Наше намерение состоит в том, чтобы сделать оружие максимально легким и улучшить
его возможности — эти испытания и постоянное совершенствование подтверждают, что мы
добьемся этих целей», — отметил в заключение представитель компании Textron.

Вариант SBR винтовки МСХ без глушителя. При стрельбе сверхзвуковыми патронами 300
BLK винтовку проще контролировать
6.5 мм
6,5-мм СТ-карабин от компании Textron, который был показан впервые на дне морской
пехоты Modern Day Marine 2016, также представляет собой потенциал расширения концепции
СТ с дальнейшим принятием на вооружение альтернативных калибров.
После изучения в 2014 году этой концепции компания пришла к следующим выводам:
6.5-мм СТ-карабин имеет общий вес до 4 кг и может снаряжаться магазином на 20 патронов.
Также вес его СТ-боеприпасов уменьшился на 40 %, как в случае с патронами калибров 5.56-мм
и 7.62-мм.
В компании Textron заявили, что патрон СТ 6.5mm имеет в три раза большую начальную
скорость по сравнению с существующим общими боеприпасами 5.56×45 мм, включая М855А1,
тем самым, «обеспечивая спецназ и подразделения, ведущие ближний бой, существенной
повышенной летальностью при минимальном увеличении массы».

6,5-мм СТ-карабин от компании Textron


Все эти показатели были подтверждены на расширенных испытаниях, проведенных
Командованием научно-исследовательскими разработками (RDECOM) в апреле 2016 года, во
время которых была определена летальность патронов калибра 6.5 мм разных вариантов,
включая общий и СТ.
Официальные результаты показали, что патрон 6.5 мм сохраняет свои оптимальные
баллистические характеристики, включая скорость 370 м/с на дистанции 1000 метров. Согласно
этим данным, характеристики патрона превысили характеристики патрона более крупного
калибра 7.62×51 мм примерно на 10 процентов. Также полученные данные показывают, что
патроны СТ 6.5mm превзошли характеристики патрона М855А1 5.56×45 мм касательно
скоростей на дистанциях до 1200 метров.
6.8 мм
Тем временем, промышленность предлагает патрон калибра 6.8 мм в качестве
альтернативы патрону 5.56×45 мм стандарта НАТО. Схожий с альтернативным патроном
калибра 6.5 мм, патрон 6.8×43 мм слегка повышает боевую нагрузку касательно массы, но при
этом дает соответствующее повышение дальности и могущества действия.
Варианты включают 6,8-мм патрон Remington Special Purpose Cartridge (SPC),
разработанный компанией Remington Arms в качестве промежуточного решения между
натовскими стандартными патронами 5.56 мм и 7.62 мм. Представитель компании отметил, что
существующие винтовки штурмовые калибра 5.56 мм могут быть легко модернизированы для
стрельбы патроном 6.8 мм, а это позволит существенно уменьшить огромные логистические
расходы, связанные с закупками дополнительной системы вооружения.
Патрон 6.8 мм, разработанный в сотрудничестве с USSOCOM, обеспечивает оптимальный
баланс между скоростью на конечном участке траектории и баллистическими
характеристиками. По данным компании Remington, патрон имеет начальную скорость 800 м/с,
пуля весит 7,45 грамма. Это достигнуто за счет снаряжения более короткой гильзы большим
запасом пороха по сравнению с существующими боеприпасами 5.56×45 мм. Баллистические
испытания также показали, что до максимальной дальности 500 метров баллистические
характеристики сравнимы с баллистическими характеристиками патрона 7.62×51 мм, но при
этом сила отдачи меньше.
Однако, эксперименты показали, что на дальностях более 500 метров баллистическое
воздействие и скорость начинают резко снижаться, особенно при стрельбе из коротких стволов
карабинов, предназначенных для ближнего боя. Впрочем, представитель компании сказал, что
патрон SPC также был принят на вооружение сил специального назначения Иордании и
Саудовской Аравии.
Альтернативные решения включают 6.8-мм патрон от сербской Prvi Partisan; 6.8 SPC от
Barrett; 6.8 Bison Subsonic Platform от Bison Armoury; и 6.8-мм патрон от Federal Ammunition,
первоначально разработанный для штурмовой винтовки SIX8 от LWRC International, которая
была разработана в тесном сотрудничестве с USSOCOM. По данным компании LWRC
International, штурмовые винтовки серии SIX8 с коротким ходом поршня, действующие
отводом газов, были специально спроектированы для стрельбы патроном 6.8×43 мм,
разработанным в рамках программы по улучшенному винтовочному патрону.
«Ее основная цель заключалась в устранении недостатков патрона НАТО 5.5×45 мм
касательно характеристик на конечном участке при минимальной прибавке в весе. И это
получилось, поскольку в патроне использована более тяжелая пуля с превосходной точностью,
которая доставляет больше энергии на всех эффективных дальностях, — сообщил
представитель компании. — До настоящего момента главный недостаток применения патрона
6.8×43 мм в оружии типа М4 заключался в отсутствии надежных магазинов. Поэтому, когда мы
создавали семейство оружия SIX8, мы начали с магазина.
В сотрудничестве с компанией Magpul мы создали первый полимерный магазин под
патрон 6.8 мм. Основываясь на магазине, мы спроектировали платформу SIX8 с максимальной
надежностью и улучшенной эргономикой. Верхняя и нижняя ствольные коробки
разрабатывались так, чтобы они могли принять несколько больший полимерный магазин с
улучшенной геометрией подачи патрона 6.8 мм. Кроме того, мы попросили компанию Federal
Ammunition разработать новую линейку недорогих патронов 6.8 с хорошими характеристиками
для коммерческой сферы, военных структур и правоохранительных органов, в результате
получился превосходный патрон 6.8×43 мм средней дальности».

Легкий пулемет Lightweight Medium Machine Gun под патрон .338 Norma Magnum обладает
превосходными возможностями; потенциальный прорыв для мобильной пехоты
9 мм
Будущее патрона 9×19 мм — предпочтительный калибр для короткостволов и оружия
класса PDW, а также оружия ближнего боя — теперь вполне прояснилось после затянувшейся
подачи заявок на запрос по модульному пистолету Modular Handgun System (MHS), который
датируется еще сентябрем 2014 года.
В рамках этой отдельной программы по замене пистолетов Beretta M9 9×19 мм
рассматривалось несколько альтернативных калибров, включая .40 и .45, пока позднее не было
принято решение продолжать с патроном калибра .45.
В январе 2017 года контрактное управление американской армии выдало компании SIG
Sauer контракт стоимостью до 80,2 миллиарда долларов на разработку и представление
концепции MHS. В контракт вошли пистолет, получивший обозначение ХМ17, а также все
принадлежности и боеприпасы.
Согласно первоначальному требованию, MHS представляет собой «…полноразмерный и
компактный пистолет или только один пистолет, который должен заменить существующие
модели ручного огнестрельного оружия в арсенале американской армии. В нем должны
использоваться коммерческие технологии для ликвидации брешей и недостатков нынешнего
оружия, он должен быть способен противодействовать современным и будущим угрозам».
Несмотря на заявления представителей армии, включая начальника штаба сухопутных
войск, подчеркивавших, что программа MHS должна принести качественные изменения в
наземные боевые действия, на эту программу «положило глаз» ФБР, где подтвердили, что 9 мм
это также их будущий выбор, который был сделан исходя из результатов расширенных
испытаний оружия разных калибров.
Перспективы калибра 9×19 мм также вполне радужные, на что указывает, например,
желание датской армии, которая хочет заменить существующие модели ручным оружием
следующего поколения под патрон 9×19 мм. По данным датской Организации оборонных
закупок, вооруженные силы страны хотят получить полуавтоматический пистолет под патрон
9×19 мм и заменить стоящие на вооружении пистолеты М/49 (с 1949 года). Победитель должен
быть объявлен в ноябре 2018 года.
Немецкая точность
Немецкая компания по выпуску боеприпасов MEN представила всю свою линейку
боеприпасов для ручного оружия на нескольких выставках, например, TeutoDefence Defence
Days и DSEI. Компания MEN разработала бессвинцовый патрон калибра 5.56 мм стандарта
НАТО для стрельбы внутри помещений. Патрон LFI, изготовленный из латуни и бронзы, имеет
характеристики схожие с характеристиками стандартного патрона, но при этом он наносит
существенно меньший ущерб оборудованию стрельбищ и тиров.

Голландский снайпер ведет огонь из снайперской винтовки Barrett калибра .50 во время
практических боевых стрельб на учениях «Trident Juncture»
Русские альтернативы
Наконец, необходимо обратить особое внимание на боеприпасы к стрелковому оружию,
созданные в России, где такие компании, как Концерн «Калашников», периодически
представляют системы вооружения следующего поколения, предназначенные для спецназа.
В конце 2016 года компания представила несколько вариантов штурмовой винтовки под
стандартный патрон 5.45×39 мм с целью соответствия требованиям российского командования
специальных операций и концепции перспективного комплекта боевой экипировки «Ратник».
Прежде всего, это автомат АК-12, который также доступен под патрон 7.62×39 мм, что
значительно повышает поражающее действие оружия. Автомат АК-12 также доступен в
варианте под натовский патрон 5.56×45 мм, что говорит о намерении компании продвигать его
и в западные страны.
Автомат АК-15, который также рассматривался подразделениями спецназа, представляет
собой, как и АК-12, систему вооружения под патрон 7.62×39 мм, но отличается свободно
вывешенным стволом для повышения точности. Также спецназу и другим боевым
подразделениям доступно оружие класса PDW калибра 5.45×39 мм, а также двухсредный
автомат АПС калибра 5.66×39 мм разработки компании КБП, способный стрелять также и под
водой.
За исключением сил специальных операций со своими специальными требованиями
вооруженные силы многих стран неохотно будут переходить на альтернативные боеприпасы
для стрелкового оружия, не соответствующие стандарту НАТО, пока США не возьмут на себя
инициативу.
Огромные расходы, связанные с закупками большого количества пистолетов, винтовок,
карабинов, аксессуаров и боеприпасов, — это огромная ответственность правительственных
структур, особенно в современных условиях, когда существуют проблемы с финансированием.
Впрочем, развитие телескопических боеприпасов и других альтернативных калибров
позволит в среднесрочной и долгосрочной перспективе существенно снизить стоимость
стрелкового оружия и упростить жизнь государственным чиновникам, ответственным за его
закупки.

Оценить