Вы находитесь на странице: 1из 10

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
2016 РОССИЙСКАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ Вып. 2(34)

УДК 821(3)09

ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ
ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ
Александр Юрьевич Братухин
к. филол. н., доцент кафедры мировой литературы и культуры
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, Пермь, ул. Букирева, 15. Bratucho@yandex.ru

Климент Александрийский и Тертуллиан часто вплетают в текст своих сочинений цитаты или
парафразы творений античных поэтов и философов. А. Меа, рассматривая эту методику Климента,
говорит об использовании им жанра центона и полагает, что александрийский богослов, соединяя
классические и библейские фразы, стремится приучить эллинов к «этому варварскому языку». В дан-
ной статье высказывается предположение, что Климент и Тертуллиан каскадом классических аллю-
зий и реминисценций стремились сделать свои трактаты похожими на произведения современных им
языческих авторов, для того чтобы опровергнуть распространенное мнение о необразованности и не-
вежестве представителей новой религии и привлечь к христианству ищущих истину интеллектуалов.
Более ранние церковные писатели не решались использовать подобные включения для украшения
своих сочинений и обращались к классическим цитатам только как к уликам, обличающим язычест-
во. Способ, которым пользуются Климент и Тертуллиан, нами предлагается называть «коллажирова-
нием»; при этом мы подчеркиваем различие между коллажами в стихах авангардистских поэтов (на-
пример, в «Cantos» Паунда) и «коллажами» в протрептиках, диатрибах, инвективах ранних христиан-
ских богословов.
Ключевые слова: раннехристианская литература; античная литература; Климент
Александрийский; Тертуллиан; цитирование; коллаж; центон.
doi 10.17072/2037-6681-2016-2-17-26

Два автора рубежа II–III вв., Климент Алек- лекся “сладостями”, чтобы помнить об истине.
сандрийский и Тертуллиан, в своих трактатах Поэтому раннее христианство и вынуждено было
достаточно часто объединяли цитаты из класси- выступить против этого опасного увлечения, т. е.
ческих авторов и заимствованные у них образы с против чрезмерной эстетизации культуры» [Быч-
библейскими цитатами и образами, составляли ков 1995: 166]. Из этих слов не следует, что апо-
целые главки из парафраз произведений великих логеты не стремились продемонстрировать свою
поэтов и писателей древности и намеков на из- образованность. Даже Татиан, один из самых
вестные события. Более ранние апологеты на непримиримых критиков античной культуры, по
создание такой мозаики не отваживались, нахо- словам Молли Уиттейкер, «желал показать, что
дя, очевидно, фрагменты из языческих авторов он, подобно другим софистам, является мастером
не подходящими для соединения их со словами литературного спора и инвективы, и представить
Св. Писания или для формирования из них соб- себя путешествующим эрудитом (polymath), дей-
ственного текста. Эти христианские писатели не ствительно образованным человеком» [Whittaker
считали стихи поэтов и мнения философов дос- 1975: 59]. Не отказывая апологетам в высоком
тойными быть чем-то иным, чем аргументами в уровне культуры, мы говорим лишь о том, что до
полемике с язычниками. По словам В. В. Бычко- Климента и Тертуллиана христианские полеми-
ва, «Раннее христианство, осознавшее себя цели- сты не были озабочены созданием труда, напо-
телем человечества, стремилось лечить его, за- минавшего словесным оформлением труды язы-
быв на первых порах древнюю медицинскую ис- ческих авторов.
тину о том, что горькое лекарство должно быть Андре Меа посвящает несколько страниц
подслащено медом. Поздний Рим слишком ув- [Méhat 1966: 335–339] своей монографии иссле-

© Братухин А. Ю., 2016


17
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

дованию «центонирования» (лат. cento – литера- тексты, служа, как правило, “доказательством”, в
турное произведение, составленное из фрагмен- меньшей степени связаны с контекстом, но со-
тов чужих текстов) классиков и Св. Писания у поставления, данные под рубрикой “кражи <эл-
Климента. Французский ученый ссылается на его линами еврейской мудрости>”, несомненно, при-
слова из «Стромат», где тот утверждает: «В лю- водят, и, разумеется, не без умысла <автора>, к
бом случае очерку с воспоминаниями подходит объединению в памяти и в чувствах слушателей
изящность исследования (ηὸ γλαθςπὸν ηῆρ греческой “хрестоматии” и варварского “корпуса
θεωπίαρ). Например, избыток хрестоматийного Писаний”» [ibid.: 338–339].
(ηῆρ σπηζηομαθίαρ) – словно некая приправа Соглашаясь с французским ученым в том, что
(ἥδςζμα), примешанная к пище атлета, не роско- Климент, располагая рядом цитаты из сочинений
шествующего, но приобретающего хороший ап- языческих поэтов и философов и стихи Библии,
петит благодаря стремлению к славе» (Clem. желал повысить в глазах читателей статус
Alex. Strom. I, 1, 16, 1). Далее Меа говорит: «Ал- Св. Писания, выскажем предположение, что
люзии и реминисценции, так же как и цитаты, александрийский автор, облекая горькую пилю-
являются обычно “свидетельствами” для под- лю учения в сладкую обертку аллюзий и реми-
держки тезиса, но иногда они приобретают тен- нисценций, желал создать труд, который по сво-
денцию формировать речь из самих себя. <…> ему внешнему виду не отличался бы от сочине-
Евсевий Кессарийский спустя один век после ний его нехристианских современников и пред-
Климента будет составлять “Приготовление шественников.
Евангелия” и “Доказательство Евангелия” из от- Эта задача тоже была миссионерской, но
рывков гораздо более длинных, чем <Климент> – только более амбициозной, чем простая пропа-
“Строматы” <…>. Примерно в эту же эпоху ганда Библии. Христиан в эпоху Климента все
Ямвлих составит свое “Увещевание” из длинных еще считали необразованными, чуждыми фило-
кусков, заимствованных у более известных фи- софии простолюдинами. «В произведениях Лу-
лософов» [ibid.: 336]. Исследователь, обращаясь киана, Цельса <…> и Фронтона <…> учение
к возникшим во времена Иринея и Тертуллиана христиан уже не просто называется отвратитель-
центонам, констатирует, что, хотя этот жанр и ным суеверием, а разбирается более подробно.
был тогда лишь легкомысленной игрой (jeu fri- Оно противопоставляется античной философии и
vole), он имел некую привлекательность благо- образованности» [Свенцицкая 1987: 166]. Это
даря использованию классических текстов [ibid.: предубеждение мог рассеять только написанный
337]. По мнению Меа, Климент весьма склонен христианином философский трактат, формально
«центонизировать» («centoniser») именно Писа- не уступавший вещам Плутарха, Платона и дру-
ние (напр., в Str. I, 27, 173, 6); при этом Меа за- гих древних и современных Клименту любомуд-
мечает, что первоисточник и образец этого сти- ров, которые любили вставлять в свой текст ци-
ля следует искать за пределами классического таты из Гомера и иных великих творцов. Как за-
центона и что выражения такого рода естест- мечает Генри Чэдвик, Климент видел свою зада-
венны для людей, воспитанных на Писании чу в том, чтобы вслед за своим учителем Панте-
[ibid.: 338 et note 83]. Действительно, и более ном доказывать, «что аутентичное христианство
ранние авторы при составлении своих апологий не является обскурантизмом» и что Церковь спо-
использовали библейские фразы. Почти сплош- собна положительно оценивать «человеческие
ным текстом следуют цитаты из Исайи и псал- ценности» греческой литературы и философии
мов в Iust. Apol. I, 44:8. [Chadwick 1982: 168]. Похожую мысль еще ранее
У свт. Феофила Антиохийского в 8-й главе высказал Макс Поленц, утверждавший, что
второй книги «К Автолику» подряд идут цитаты «цель, являвшаяся для Климента очевидной, за-
из Арата, Софокла, Гомера, Симонида, Еврипи- ключалась в том, чтобы христианскую веру с
да, Менандра (Theoph. Ad Aut. II, 8). Но цитаты помощью эллинистического образования (Bil-
эти, как свидетельские показания, призваны об- dung) превратить в научно обоснованное, всесто-
личить язычников, но не украсить создаваемый роннее мировоззрение» [Pohlenz 1943: 175].
текст или превратить его в центон. Очевидно, определение такой цели было обу-
По мнению Меа, Климент пытался приучить словлено и субъективным фактором – отношени-
«ухо эллинов» «к этому варварскому языку»: ем к классическому наследию этого александ-
«“Увещевание” с этой точки зрения представляет рийского богослова, являвшегося, по словам
собой ученическую работу. В “Педагоге” приве- Петра Ашвин-Сиейковского, «истинным, под-
денное в систему расположение рядом <библей- линным любителем культуры, литературы и по-
ских и классических> цитат имеет отношение к эзии» [Ashwin-Siejkowski 2010: 111]. Заметим,
тому же начинанию. В “Строматах” библейские что в сочинениях Климента, согласно Вильгель-

18
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

му Краузе, 966 цитат из древнегреческой литера- ках из неизвестного трагика и еврипидовского


туры. Для сравнения: у Иустина – 12, Татиана – «Ипполита» не содержится аргументов в пользу
5, Афинагора – 57, Феофила – 39, Иринея – 16, слов Климента, они призваны воздействовать не
Ипполита – 118, Оригена – 39 [Krause 1958: 126]. на разум любознательного читателя, а на его
При чтении Климента мы неоднократно чувства. Есть и другие примеры подобного ис-
встречаем отрывки, в которых он использует ан- пользования классических отрывков (см.: Clem.
тичное наследие, но не привлекает библейские Alex. Paed. I, 6, 39, 5–40, 1; I, 8, 64, 1–4 и др.).
цитаты, аллюзии и реминисценции (на эти ан- Интересно место, в котором соединены два
тичные вкрапления указывают издатели сочине- известных утверждения, заимствованные, соот-
ний Климента, например Марру [Clément ветственно, у Геродота и Платона: «Всегда же
d‟Alexandrie 1960: passim]). Таким образом, ис- позволено чистому прикасаться к чистому
пользование классиков здесь никак не связано с (καθαπῷ καθαποῦ θέμιρ θιγγάνειν); да не совлечем
желанием этого автора «объединить в памяти и в с себя никогда вместе с совлекаемым хитоном и
чувствах слушателей греческую “хрестоматию” стыд (μὴ δὴ ἅμα σιηῶνι ἀποδςομένῳ ἀποδςζώμεθα
и варварский “корпус Писаний”». Например, в καὶ ηὴν αἰδῶ), так как никогда не позволено пра-
Paed. II, 2, 22, 1–4 дается совет, когда, кому и как ведному совлекать с себя целомудрие» (Clem.
можно пить вино. Мозаика парафраз из комедий Alex. Paed. II, 10, 100, 2). Платон в «Федоне» пи-
Менандра (Men. Fragm. 512; 779), Евбула (Eubul. шет: «А нечистому касаться чистого не дозволе-
Fragm. 94), неизвестного комедиографа, тракта- но (μὴ καθαπῷ γὰπ καθαποῦ ἐθάπηεζθαι μὴ οὐ
тов Платона (Plato. Leg. II, 666b) и Плутарха θεμιηὸν ᾖ)» (Plat. Phaed. 67b, пер.
(Plut. Quaest. Conv. III, 656c–657a), не имеющая С. П. Маркиша). У Геродота копьеносец Гиг, пы-
библейских вкраплений, очевидно, не была при- таясь образумить царя Кандавла, который, гор-
звана уравнять тексты Писания с текстами клас- дясь красотой своей жены, хотел показать ее ему
сиков, а имела целью придать создаваемому от- обнаженной, говорит: «Вместе со снимаемым
рывку большую изысканность: речения антич- хитоном снимает женщина и стыд (ἅμα δὲ κιηῶνι
ных авторов здесь не выполняют функцию улик ἐκδςομένῳ ζςνεκδύεηαι καὶ ηὴν αἰδῶ γςνή)» (Her.
против язычества, как это было у апологетов. I, 8). Это же место дважды использует Плутарх,
Ниже встречаем пассаж, который представля- указывая Геродота как источник (Plut. De recta
ет собой каскад классических цитат из речи Исо- ratione audiendi. 37d; Plut. Conjug. praec. 139c).
крата, «Илиады» Гомера и «Государства» Плато- Переиначивая используемые для придания изы-
на; здесь также нет никаких отсылок к Св. Писа- сканности своему тексту античные пассажи,
нию: «Но человек, с другой стороны, должен Климент показывает этим, что они были для него
быть не угрюмым, но задумчивым (ср. Isocr. Orat. средством красиво, рельефно выразить свою
I (ad Dem.), 15). Ибо я полностью одобряю того, мысль, довести ее не только до сознания, но и до
который, казалось, грозным лицом улыбался (ср. сердца читателей.
Il. VII, 212), ибо смех у него, пожалуй, будет ме- А. Меа заканчивает свою главку «От хресто-
нее уморительным (ср. Plat. Res. VII, 518b)» матии к центону» словами: «Это искусство – бо-
(Clem. Alex. Paed. II, 5 47, 1). Однако в строгом лее не софистическое искусство очаровывать ухо
смысле слова и этот отрывок не может быть на- и пленять воображение, это искусство выражать
зван центоном. идеи <…>»[Méhat 1966: 339]. Это осознание то-
В 48-й главке Климент снова «балует» чита- го, что христианин может выражать их языком
телей двумя цитатами из Гомера, на сей раз – из Плутарха, добавим мы.
«Одиссеи», и выражением из Платона, встре- Примеры «мозаичных» текстов, в которых
чающимся также у Плутарха. В 70-й главке при- библейское и античное переплетаются, находим
водятся две поэтические цитаты, вплетенные в в Clem. Alex. Paed. I, 4, 11, 1–2, где слова из
авторский текст, как цветы в волосы: «Таково и Псалма (Пс. 22:1) появляются в окаймлении ци-
употребление венков, неотъемлемое от гулянок и тат из Менандра (Men. Fragm. 361 Körte) и Пла-
попоек: Уйди! Не возлагай мне на главу венок! тона (Plat. Leg. VII. 808d).
(ср. Tragica adespota. Fragm. 108) Ведь весною на Порой Климент составляет текст, который со-
росистых и нежных лугах, когда распускаются держит отсылки к произведениям разноязычных
разнообразные цветы, прекрасно проводить вре- авторов (латинских и греческих). Так в Clem.
мя, питаясь, как пчелы, неким естественным и Alex. Paed. I, 6, 28, 1–4 слова об устранении по-
чистым благоуханием; но не подобает разумным, мехи с глаз напоминают слова из 94-го письма
сделав венок сплетенный, с луга, что не скошен Сенеки к Луцилию (Sen. Epist. 94, 5 et 18), тер-
(ср. Eur. Hipp. 73–74), носить его дома» (Clem. мин ἐποπηεύομεν взят из языческой мистериаль-
Alex. Paed. II, 8, 70, 1–2). В стихотворных строч- ной практики (ср.: Plat. Phaedr. 250c); утвержде-

19
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

ние о том, что подобное любезно подобному, 1898: 81, 191]. Заметим, что Тертуллиан, любив-
встречаясь у Платона (Plat. Gorg. 510b), восходит ший использовать игру слов, написал indigentem
к Гомеру (Od. XVII, 218). Далее следуют цитаты («нуждающимся», «лишенным»), а не Indigetem
из Нового Завета и Филона. («туземным», «Индигетом»). Эпитет «благочес-
Мы намеренно рассматривали отрывки из тивый» восходит к Вергилию [ibid.: 81]. См.,
«Педагога», а не из «Стромат», так как «Педа- напр.: Verg. Aen. I, 220, 305; V, 685; VI, 9; 176;
гог», первый христианский «домострой», должен 232. В 378-м стихе первой книги сам Эней
был бы содержать меньше отсылок к языческой скромно говорит: «Я зовусь благочестивым Эне-
культуре, чем философичные «Строматы». ем». О том, что сей сын Афродиты был ранен
Современник Климента Тертуллиан доста- камнем (σεπμάδιον), сообщает Гомер (Il. V, 302–
точно часто заимствует информацию из несколь- 318). Ссылкой на хрестоматийный факт Тертул-
ких источников. Во второй книге «К язычникам» лиан подкрепляет свой тезис о бесславии родо-
он приводит целую цепь исторических и мифо- начальника римского народа. Далее апологет на-
логических примеров: «Отцом Индигетом сочли зывает камень «простонародным и собачьим»
Энея, который, раненный камнем (lapide оружием. Камни, действительно, рассматрива-
debilitatum), никогда не был славным воином. лись как telum volgare. В одном из сравнений
Насколько это оружие простонародное и при- Вергилий приводит такое наблюдение: «Так ино-
годное для собак (volgare atque caninum), на- гда средь огромной толпы возникает внезапно /
столько позорна от него рана. Но и предателем Бунт, и безродная чернь, ослепленная гневом,
отечества (proditor patriae) оказывается Эней, мятется. / Факелы, камни летят, превращенные
столь же Эней, сколь и Антенор. И пусть не хо- буйством в оружье» (Verg. Aen. I, 148–150, пер.
тят считать это правдой, Эней действительно ос- С. Ошерова). У Ювенала камни (saxa) характери-
тавляет товарищей, когда отечество было в огне. зуются как «обычное оружье во время бунтов»
Ему надо предпочесть пунийскую женщину, ко- (domestica seditioni tela) (Iuv. Sat. V 15, 64–65).
торая, не сопровождала мужа Гасдрубала, умо- Обозначение же камня telum caninum весьма
лявшего врага с робостью Энея (Aeneae редкое. Оно встречается во фрагменте трагедии
timiditate) (cр. Verg. Aen. II, 559; 728–729), но, Пакувия «Спор об оружии»: «Если в пса швыр-
схватив сыновей, не думала сберечь красоту и нули камнем, пес скорей набросится / Не на бро-
отца в бегстве, а бросилась в огонь пылающего сившего камень, а на камень брошенный» (Pac.
Карфагена, словно в объятия гибнущей отчизны. Armorum iudicium, 38–39, пер. М. Л. Гаспарова).
Эней благочестив (pius Aeneas) из-за единствен- Тертуллиан, упомянувший однажды «Пакувиеву
ного ребенка и обессиленного старика, несмотря черепаху» (testudo Pacuviana) (Tert. De pal. 3,3),
на оставленных Приама и Астианакта? Но он тем при написании разбираемого отрывка мог иметь
более должен быть ненавистен римлянам, кото- в виду этот хрестоматийный стих.
рые клянутся благополучием императоров и их Дохристианскую критику Энея можно про-
домов в ущерб детям и женам и всему, что у них следить вплоть до эллинистического времени.
есть дорогого. Обожествляют сына Венеры, а Главным обвинением, выдвигаемым против него,
Вулкан, зная об этом, терпит, и Юнона смиряет- было обвинение в измене родному городу Трое и
ся. Если носильщики родителей (baiuli в сотрудничестве с греками [Wlosok 1990: 437, n.
parentum) попадают на небо, почему, скорее, не 1]. Христианской же критике Энея, как считает-
считать богами аргивских юношей из-за того, ся, положил начало именно Тертуллиан. Матери-
что они повезли мать, дабы она не совершила ал для нее латинский апологет не мог заимство-
кощунства, вопреки людским обычаям запряг- вать у своих греческих предшественников: у них
шись в повозку? Почему не более богиня та, мы не находим собственно критики Энея, кото-
которая более благочестива, та дочь, кормящая рый, будучи римским героем, не привлекал их
в темнице изможденного голодом отца своей внимания. Существует несколько версий спасе-
грудью? Что иное прославляет Энея, если не то, ния Энея. Наиболее известным был восходящий
что он нигде не появился во время Лаврентий- к Тимею рассказ, согласно которому Эней полу-
ского сражения? Опять, пожалуй, по своему чил разрешение на беспрепятственный выход из
обыкновению бежал из сражения, словно дезер- Трои, а в обмен на золото и серебро – право спа-
тир» (Tert. Ad nat. II, 9, 12–18). сти своего престарелого отца. Растроганные сы-
Рассмотрим источники Тертуллиана, исполь- новьей преданностью ахейцы предложили ему
зованные им при написании этого отрывка. Сло- сделать еще один выбор, и он взял истуканы
ва «Отцом Индигетом сочли Энея» и информа- родных богов. Покоренные благочестием про-
ция о его исчезновении во время Лаврентийского тивника греки дали ему возможность уйти вме-
сражения, вероятно, восходят к Варрону [Agahd сте со всем его богатством и даже предоставили

20
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

судно [Heinze 1903: 29]. Ксенофон так пишет об ключенного под стражу, уже очень старого кор-
этом: «Эней же, спасши отеческих и материн- мила грудью, словно младенца» (V 4, ext. 1). В
ских богов, спасши и самого <своего> отца, стя- рассказе Гигина на месте Перо и Кимона появ-
жал славу благочестивого человека, так что вра- ляются Ксантиппа и Микон (Hyg. Myth 254).
ги одному ему из всех, кого они одолели в Трое, Любопытно, что чуть ниже этот мифограф гово-
дали уйти неограбленным» (Xen. Cyn. I, 15). рит об Энее, вынесшем из пожара отца Анхиза и
Тертуллиан, не следуя ни тимеевской версии сына Аскания, и о Клеобисе и Битоне. Вероятно,
мифа, ни той, что находим, например, у Тита при написании разбираемого отрывка Тертулли-
Ливия (согласно которому Эней и Антенор бы- ан, кроме прочего, воспользовался одним из рас-
ли пощажены греками по закону старинного пространенных в античности каталогов, в кото-
гостеприимства и по той причине, что советова- ром речь шла о преданности детей родителям.
ли возвратить Елену (Liv. I, 1, 1)), придержива- Итак, в Ad nat. II, 9, 12–18 Тертуллиан, раз-
ется легенды, которую находим у Псевдодикти- венчивая Энея, использует образы, эпитеты, сю-
са и Псевдодарета. В «Дневнике Троянской жеты, восходящие к совершенно разным источ-
войны» (V, 16) первого говорится о том, греки никам: Гомеру (ранение Энея камнем), Пакувию
за оказанную услугу предлагали Энею отплыть (обличение камня как «собачьего» оружия), ан-
с ними в Грецию и получить там царскую тичным критикам Энея (его предательство Трои),
власть. В «Истории о разрушении Трои» второ- Вергилию (эпитет «благочестивый»), Геродоту
го сообщается о заговоре Антенора (39-я глава); (намек на Клеобиса и Битона). Возможно, геро-
в этом заговоре принимал участие также Эней дотовские образы он взял из каталогов верных
(гл. 39–41). Именно Антенор и Эней открыли детей, как и образ дочери, кормящей отца своим
ахейцам ворота (гл. 41). молоком.
Раскритиковав Энея, Тертуллиан обращается Подобный каскад классических реминисцен-
к событиям Третьей Пунической войны. Инфор- ций появляется и в трудах, обращенных и не к
мация о жене Гасдрубала была либо заимствова- язычникам. В первой главе своего самого об-
на карфагенским апологетом из какого-либо ис- ширного трактата «Против Маркиона» Тертул-
торического трактата, либо почерпнута из собст- лиан, пытаясь опорочить Понт, родину Маркио-
венной памяти. Полибий упоминает о гневных на, пишет: «В названии моря, которому быть
упреках, обращенных Гасдрубалу его женой Евксинским (т. е. “Гостеприимным”) не позволя-
(Polyb. Hist. XXXVIII, 20, 7–10 [=XXXIX 4, 7– ет природа, содержится насмешка. <…> На его
10]). Аппиан в книге «События в Ливии» расска- берегах обитают совершенно дикие племена, ес-
зывает, что, прежде чем броситься в огонь, жена ли только можно говорить об обитании про тех,
Гасдрубала зарезала и бросила в пламя своих которые проводят свой век в повозках. У них нет
детей (App. Lybic.627 [=131]). В периохе 51-й определенного жилища, жизнь их груба, их по-
книги «Истории» Ливия говорится: «При по- хоть обращена на кого попало и по большей час-
следнем натиске Гасдрубал сдается Сципиону, а ти неприкрыта. Даже пытаясь сохранить ее в
жена Гасдрубалова, за несколько дней до того тайне, они, чтобы никто не вошел в соответст-
тщетно убеждавшая мужа передаться победите- вующий момент, указывают на нее подвешен-
лю, с двумя детьми бросилась с крепостной сте- ными на ярмо колчанами. Они, стало быть, и
ны в самое пламя горящего города» (пер. оружия своего не стыдятся. Трупы родителей,
М. Л. Гаспарова). После отсылки к вергилиев- изрубленные вместе с мясом скота, они поедают
ской «Энеиде» («благочестивый Эней») и ис- во время пира. Смерть тех, которые оказались не
пользования устойчивого выражения «дети и годными в пищу, считается у них проклятой. И
жены и все, что есть дорогого (liberos et coniuges женщины там лишены присущей их полу крото-
et <omne> pignus suum)» (ср. pignera coniugum ac сти, предписываемой стыдливостью: они остав-
liberorum в Liv. II, 1, 5), Тертуллиан вспоминает о ляют неприкрытыми свои груди, прядут с помо-
богах, высмеивая ревность Вулкана и немощь щью боевых топоров, предпочитают войну за-
Юноны. Затем он обращается к упомянутым Ге- мужеству (malunt militare quam nubere). Суров
родотом аргосцам Клеобису и Битону (Her. I, 31; там также и климат: день никогда не бывает без-
ср. Первый Ватиканский мифограф, I 29, 1–3) и к облачным, солнце никогда не блещет, вместо
некоей дочери, кормящей отца грудью (filia patris воздуха – туман, целый год – зима, из ветров из-
in carcere fame defecti uberibus suis educ<atrix>). вестен лишь аквилон. Жидкости возвращаются в
Согласно Валерию Максиму, «<…>Пожалуй, прежнее состояние благодаря огню (liquores igni-
можно высоко оценить то, что сообщают также о bus [конъектура: nivibus] redeunt), реки из-за
благочестии Перо, которая своего отца Кимона, льда перестают быть реками, горы завалены сне-
испытывавшего подобное несчастье и также за- гом, все коченеет, все цепенеет. Там нет ничего

21
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

горячего, кроме дикости, той самой, что дала те- «Скорбных элегий (Tristia)» и «Писем с Понта
атральным сценам трагедийные сюжеты о Тав- (Epistulae ex Ponto)». Э. Нельдехен считает, что
рических жертвоприношениях, колхидских лю- Тертуллиан в этом месте «оглядывался на Ови-
бовных страстях и о кавказских распятиях. Од- дия» (Noeldechen 1886: 320).
нако из всего варварского и скорбного, что есть Упоминание Диогена со светильником (ср.
на Понте (Sed nihil tam barbarum ac triste apud Diog. Laert. VI, 41), являвшегося, как и Маркион,
Pontum), ничто не может сравниться с тем фак- уроженцем Синопы, знаменует переход Тертул-
том, что там родился Маркион. Он ужаснее ски- лиана, начавшего свое обличение Понта с отсы-
фа, более непостоянный, чем обитатель повозок, лок к Геродоту, использовавшему поэтические
бесчеловечнее массагета, необузданнее амазон- образы греческих трагиков и Овидия, к фило-
ки, непрогляднее тумана, холоднее зимы, более софскому сюжету.
ненадежный, чем лед, обманчивее Истра, обры- Такое обращение с античными текстами, не
вистее Кавказа. Разве не так? Своим богохульст- характерное, как было сказано выше, для более
вом он терзает истинного Прометея – Всемогу- ранних авторов, свидетельствует, по нашему
щего Бога. Да и зверей этого варварского края мнению, об изменении точки зрения как Кли-
Маркион хуже. <…> Право же, ты, Понт Евксин- мента, так и Тертуллиана на то, как можно и
ский, произвел на свет зверя более приемлемого нужно христианам писать свои сочинения.
для философов, чем для христиан. Ведь знамени- Климент в большей степени, Тертуллиан – в
тый собакопоклонник Диоген, нося в полдень меньшей начинают рассматривать свое творчест-
зажженный светильник, желал найти человека. во как более тесно связанное с работами класси-
Маркион же Бога, Которого нашел, утратил, по- ческих авторов, цитаты из которых были призва-
тушив светильник своей веры» (Tert. Adv. Marc. ны не только обличать язычество, но и лучше,
I, 1, 3–5). красочнее, глубже раскрыть мысль защитников
Информация о колчане на повозке и о поеда- новой религии. Остается уже один шаг до ис-
нии трупов родителей восходит к рассказу о пользования философской терминологии при
скифах Геродота (Her. I, 216). Слова о предпоч- изложении нового учения, шаг, сделанный Вели-
тении женщин войны замужеству представляют кими каппадокийцами и, прежде всего, свт. Ва-
собой аллюзию на послание апостола Павла к силием Великим. Как было замечено Меа, в бо-
коринфянам: «<…> если <безбрачные и вдовы> лее позднюю эпоху метод использования класси-
не могут воздерживаться, пусть вступают в брак; ческих текстов получит развитие у Евсевия Кес-
ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться сарийского.
(melius est enim nubere quam uri)» (I Кор. 7:9). Итак, в трудах таких авторов, как Климент
Наблюдение, касающееся жидкостей (liquores Александрийский и Тертуллиан, мы можем кон-
ignibus redeunt), также, скорее всего, позаимство- статировать наличие своеобразных «коллажей»,
вано у Геродота. Т. Д. Барнес по этому поводу «склеенных» из фрагментов трудов предшест-
писал: «<...> Подробно описан ледяной холод венников. По нашему мнению, говорить приме-
края. Но возникает несоответствие: наряду с ле- нительно к их творениям о центоне в полной ме-
дяными потоками и снежными горами там появ- ре непозволительно: библейский «центон» не
ляются огненные озера (fiery lakes). Издатели есть центон в строгом смысле этого слова: это не
исправляют текст, заменяя огонь снегом. В дей- литературная игра, а следование древней тради-
ствительности, Тертуллиана снова подвела его ции, восходящей к дохристианским временам.
память» [Barnes 1985: 199]. По мнению англий- Маловероятно, что Климент и Тертуллиан жела-
ского ученого, Тертуллиан неправильно передает ли подражать легкомысленным представителям
слова Геродота (Hеr. IV, 28). Нам, однако, пред- этого жанра; скорее, они ощущали потребность
ставляется, что Тертуллиан здесь весьма точно, для придания своим сочинениям особой изы-
хотя и несколько лапидарно, передает мысль сканности пользоваться тем же приемом, что и
«отца истории»: Геродот рассказывал о появле- современные им языческие авторы.
нии грязи при разведении огня. Нам кажется, что точнее, чем центон, кото-
Упоминание о таврических жертвоприноше- рый, как правило, составлялся только из фраг-
ниях, колхидских любовных страстях и о кавказ- ментов чужого текста, методику работы с источ-
ских распятиях отсылает нас соответственно к никами Климента (и Тертуллиана) описывает
«Ифигении в Тавриде» и «Медее» Еврипида и к термин коллаж. Очевидно, что «коллажирова-
эсхиловскому «Прикованному Прометею». ние» Климента весьма отлично от коллажирова-
Кульминационное утверждение о скорбном на ния, например, имажиста Эзры Паунда. Перед
Понте (triste apud Pontum) вызывает ассоциации Климентом стояли утилитарные цели миссионе-
с названиями написанных Овидием в ссылке ра, видевшего в античной традиции кусочки ис-

22
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

тины, которые нужно найти и использовать; для лукаво / Милые сердцу слова, чтоб в амбаре тво-
Паунда же традиция – это то, что нужно искус- ем покопаться” (ср. Hes. Op., 373–174). Проплы-
ственно восстанавливать. И. И. Гарин отмечает, ви мимо пения – оно вызывает смерть. Если
что главное в «The Cantos», наиболее значитель- только захочешь, одолеешь погибель и, привя-
ном творении англо-американского поэта, – занный к древу (ηῷ ξύλῳ πποζδεδεμένορ), будешь
«“создать ” культуру из осколков старых куль- освобожден от всякой скверны. Слово Божье бу-
тур, из тех великих, по мнению Паунда, культур- дет управлять тобой, и Святой Дух введет тебя в
ных традиций прошлого, которые в современном небесный порт. Тогда узришь моего Бога и бу-
мире существуют в виде дискретных фрагментов дешь посвящен в святые таинства, и вкусишь от
и утратили смысл в глазах большинства людей» сокрытого в небесах, сбереженного у меня, “о
[Гарин 2005: 14]. Тем не менее формально стихи чем не слышало ухо, и что никому не приходило
Паунда напоминают прозу Климента. Для на- в сердце” (ср. 1 Кор. 2:9). “И кажется, что два я
глядности сопоставим два отрывка: из The Cantos вижу солнца, Фив / Двойных виденье предо
Паунда и «Увещевания» Климента. мной” (ср. Eur. Bacch., 918–919) – сказал некто,
Текст The Cantos изобилует иноязычными приведенный в исступление идолами, опьянен-
вставками, среди которых преобладают древне- ный неразбавленным вином невежества. Я, ско-
греческие фрагменты. Древнегреческие цитаты рее всего, пожалею его, буйствующего во хмелю,
бывают представлены либо отдельными фраза- и призову находящегося не в своем уме к трез-
ми, либо большими фрагментами, повторяющи- вому спасению, потому что и Господь радуется
мися иногда в нескольких Cantos. Кирка у Паун- раскаянию, а не смерти грешника» (ср. Иез. 18:23
да напутствует Одиссея, говоря о том, что ему и 32; 33:11) (Clem. Alex. Protr. 12, 118, 1–5). Мы
следует плыть к Тересию за познанием: «Yet must видим, что в одной главе перед нами проходят
thou sail after knowledge / Knowing less than чередой образы, заимствованные у Гомера, Ге-
drugged beast» (Canto XLVII). Далее приводится сиода, Еврипида, цитаты из творений которых
цитата из десятой книги «Одиссеи» (Od. X, 228): перемежаются с цитатами из Нового и Ветхого
θθεγγώμεθα θᾶζζον – «скорее подадим голос». Заветов. Отметим также двойной смысл слов
Еще ниже идут слова ηὺ Διώνα καὶ Μοῖπαι ηὸν «привязанный к древу»: Одиссея спасло от гибе-
Ἄδωνιν <…> – «ты, Диона, и Мойры Адониса ли то, что он был привязан спутниками к мачте
<…>». Последняя фраза, повторяющаяся в конце (Od., XII 178–179); но под древом у христиан-
Canto, – фрагмент «Плача об Адонисе» греческо- ских авторов разумеется крест Христа.
го поэта II в. до Р. Х. Биона, подражателя Фео- И у Паунда, и у Климента в авторский текст
крита. Таким образом, здесь в авторский текст вставлены фрагменты стихов древнегреческих
оказываются вплетенными цитаты из Гомера и авторов, причем несколько измененные. Чтобы
Биона. не «умножать сущности», предлагая новый тер-
В заключительной части «Увещевания к мин, и не приписывать Клименту, в тексте кото-
язычникам» Климент Александрийский призы- рого всегда присутствуют и авторские слова,
вает своих читателей: «Итак, убежим от обычая, «центонирование», мы предлагаем при описании
убежим от него, как от опасного мыса, как от использования им античных текстов употреблять
угрозы Харибды или как от мифических сирен: термин коллаж с тем же дерзновением, с каким,
он душит человека, является западней, пропа- например, термин лирика используется по отно-
стью, бездной; он ненасытен: “Судно свое на шению и к архаической лирике Гиппонакта и
большом расстоянии от волн тех и дыма / Ты Тиртея, и к стихам С. Есенина и М. Цветаевой.
удержи” (ср. Od. XII, 219–220). Убежим, убежим, Стремление таких доникейских церковных
о спутники, от той волны: она извергает огонь. авторов, как Климент и Тертуллиан, при созда-
Остров зловещ: он завален костями и трупами нии своих творений писать «высоким штилем»
(cр. Od. XII, 45–46). Смазливая потаскуха, на- не угаснет и у более поздних богословов. Здесь
слаждение, поет на нем, прельщает вульгарной можно вспомнить, например, гексаметрические
музыкой: “Эй, Одиссей многославный, великая поэмы свт. Григория Великого. Приведем первые
сила ахейцев, / Чтобы услышать чудесное пенье, две строчки из его «Поэмы догматической», на-
направь к нам корабль свой!” (ср. Od. XII, 184– чинающейся словами, выражающими осознавае-
185). Блудница восхваляет тебя, о моряк, и назы- мую автором опасность и сложность предприни-
вает многославным; пытается завладеть славой маемой им попытки говорить о Боге и вызываю-
эллинов. Позволь ей питаться мертвецами. Тебе щими в памяти гомеровскую «Одиссею»: «Знаю,
помогает божественное дуновение: пройди мимо что на плоту (ζσεδίῃζι) мы проходим
удовольствия – оно вводит тебя в заблуждение. “ (ἐκπεπόωμεν) по морю путь длинный, / Или на
Да не обманет твой ум вертихвостка, что шепчет малых крылах (πηεπύγεζζι) устремляемся к

23
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

звездному небу (ππὸρ οὐπανὸν ἀζηεπόενηα) <…>» на. Он, обращаясь к молодежи элегическим раз-
(Greg. Naz. Carm. dogm.). В самом деле, словосо- мером, пишет: «Юноши, возраст которых подхо-
четание ππὸρ οὐπανὸν ἀζηεπόενηα встречается у дит для чтенья, учитесь: / Годы бегут, как вода,
Гомера (Od. XI, 17). На плоту (ζσεδίη), плыть на быстро текущая прочь (díscit(e): eúnt anní móre
котором Одиссей сначала опасался (Od. V, 174, fluéntis aquæ). / Нужных дней для наук не губите
177), он отправился от нимфы Калипсо к феакам. пустыми делами: / Не возвратятся волна и ус-
Это слово, кроме упомянутых случаев, появляет- кользающий час (néc redit únda fluéns, néc redit
ся в поэме еще 12 раз (Od. V, 33, 163, 251, 314, hóra ruéns) <…> / Требуешь если убрать, чита-
315, 324, 338, 343, 257, 363, 364; VII, 274). LSJ, тель, соломинку нашу, / Прежде дубы убери из
приводя значение данного слова (raft, float), ссы- ока ты своего (sí nostrám, lectór, festúcam tóllere
лается в первую очередь на 33-й и 174-й стихи quæris, / róbora dé proprió lúmine tólle priús)
пятой песни «Одиссеи» [Liddell, Scott, Jones <…>». Здесь очевидны заимствования из овиди-
1996: 1744]. Глагол ἐκπεπάω в «Одиссее» встре- евского «Искусства любви»: «Резвитесь: годы
чается трижды (VII, 35; VIII, 561; IX, 323). Фор- бегут, как вода, быстро текущая прочь» (ludite:
ма πηεπύγεζζι встречается один раз в «Илиаде» и eunt anni more fluentis aquae) (Ov. Ars. 3, 62); «И
по два раза в «Аргонавтике» Аполлония Родос- волну миновавшую вызвать назад невозможно, /
ского и «Гомеровских гимнах». Любопытно, что И тот час, что прошел, не возвратится назад (néc,
свт. Василий Великий в небольшом сочинении quae praeteriít, iterúm revocābitur únda, / néc, quae
«К юношам о том, как пользоваться языческими praeteriít, hōra redīre potést)»(Ov. Ars. 3, 63–64).
сочинениями (беседа 22)» приводит слова некое- Замыкает пассаж евангельская аллюзия о соло-
го гомеровского истолкователя, который видит в минке в глазу брата и бревне в собственном оке
эпизоде со спасением Одиссея на острове феаков (cp. Мф. 7:3; Лк. 6:41) [Sidwell 1995: 138]. В эле-
после кораблекрушения (поломки плота) рас- гических дистихах этого представителя Каро-
крытие идеи о важности добродетели. Таким об- лингского Возрождения продолжается осущест-
разом, образ царя Итаки владел мыслями и по- вляться синтез христианской и светской культур.
сленикейских авторов. Заметим, что в эпоху схоластики обращения к
Мы видим, что два из трех великих Вселен- античным текстам стали крайне редкими. Доми-
ских учителей Восточной Церкви (свтт. Василий нировали же в сочинениях авторов этого време-
Великий и Григорий Богослов) в своих творени- ни библейские цитаты, вытеснившие из сознания
ях так или иначе следовали принципу Климента их современников стихи древних поэтов и апо-
Александрийского, видевшего необходимость фегмы языческих философов. При этом обраще-
христианам ориентироваться на классические ние с текстом Писания, как и в первые века хри-
образцы. Если в этом контексте говорить о стианства, оставалось достаточно вольным. Фо-
третьем Вселенском учителе, свт. Иоанне Злато- ма Аквинский, например, не считал себя обязан-
усте, то можно вспомнить, что послушать его ным скрупулезно точно передавать слова Биб-
проповеди приходили даже невоцерковленные лии. На это обратил внимание восхищавшийся
люди, которые потом устраивали ему овации, Фомой Г. К. Честертон, поставив такой подход
что было бы невозможно, если бы эти его гоми- ему в заслугу: «Он понял, что смысл Писания
лии не соответствовали бы самым высоким тре- далеко не очевиден, и нередко мы должны тол-
бованиям данного жанра. ковать его в свете других истин» [Честертон
В Средневековье элементы стиля, появившие- 1991: 302].
ся в христианской литературе первых веков, так
или иначе, давали о себе знать. Одной из основ- Список литературы
ных особенностей Климента Александрийского и Бычков В.В. Aesthetica patrum. Эстетика От-
подобных ему авторов (унаследованной позд- цов Церкви. I. Апологеты. Блаженный Авгу-
нейшими богословами), на наш взгляд, является стин. М.: Ладомир, 1995. 593 с.
стремление создавать тексты, которые бы отве- Гарин И. И. Возвращение // Паунд Э., Эли-
чали формальным требованиям, предъявляемым от Т.С. Паломничество волхвов. Избранное /
к литературным произведениям в конкретную пер. с англ.; предисл. И.И. Гарина, ред.
эпоху. Эти тексты должны были восприниматься К. Чухрукидзе. М.: Ecce homo, 2005. 328 c.
как ничем не уступающие светским. Свенцицкая И. С. Раннее христианство:
Размеры статьи не позволяют проследить раз- страницы истории. М.: Политиздат, 1987.
витие традиции ранних Отцов Церкви конструи- 336 с.
ровать свои сочинения из отрывков античных Честертон Г.К. Святой Фома Аквинский //
поэм. Приведем как пример стихотворение ла- Честертон Г.К. Вечный человек / пер. с англ.
тинского автора VIII в. Флакка Альбина Алкуи- Н.Л. Трауберга и Л.Б. Сумма. М.: Политиздат,

24
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

1991. С. 265–356. Sventsitskaja I. S. Rannee khristianstvo:


Agahd R. M. Terenti Varronis Antiquitatum re- stranitsy istorii [The early Christianity: the pages
rum divinarum libri I, XIV, XV, XVI / Praemissae of history]. Мoscow, Politizdat Publ., 1987. 336 p.
sunt quaestiones Varronianae auctore R. Agahd. Chesterton G. K. Svjatoj Foma Akvinskij
Lipsiae, 1898. 381 p. [St.Thomas Aquinas]. Chesterton G. K. Vechnyj
Ashwin-Siejkowski P. Clement of Alexandria on chelovek [The Everlasting Man]. Transl. from Engl.
Trial. The evidence of „heresy‟ from Photius‟ Bib- by N. L. Trauberg and L. B. Summ. Мoscow,
liotheca. Leiden; Boston: Brill, 2010. XVII. 185 p. Politizdat Publ., 1991. P. 265-356.
Barnes T.D. Tertullian: a historical and literary Agahd R. M. Terenti Varronis Antiquitatum
study. 2nd ed. Oxford, 1985. XI. 339 p. rerum divinarum libri I, XIV, XV, XVI. Praemissae
Chadwick H. Clement of Alexandria // History sunt quaestiones Varronianae auctore R. Agahd
and thought of the early Church. London, 1982. [Books I, XIV, XV, XVI of the Antiquities of
P. 168–181. things divine by Terentius Varro. Varronian
Clément d’Alexandrie. Le Pédagogue. Livre I / research by R. Agahd precedes]. Lipsiae, 1898.
Introduction et notes de H.-I. Marrou, traduction de 381 p.
M. Harl. Paris, 1960. 298 p. Ashwin-Siejkowski P. Clement of Alexandria on
Heinze R. Virgils epische Technik. Leipzig: Trial. The evidence of ‘heresy’ from Photius’
Teubner, 1903. VIII. 48 S. Bibliotheca. Leiden, Boston, Brill Publ., 2010.
Krause W. Die Stellung der frühchristlichen Au- XVII, 185 p.
toren zur heidnischen Literatur. Wien: Herder, Barnes T.D. Tertullian: a historical and literary
1958. 320 S. study. 2nd ed. Oxford, 1985. XI. 339 p.
Liddell H. G., Scott R., Jones H. S. A Greek- Chadwick H. Clement of Alexandria. History
English Lexicon compiled by H. G. Liddell and R. and thought of the early Church. London, 1982.
Scott. A new edition revised and augmented P. 168–181.
throughout by H. S. Jones. Oxford, 1996. Clément d‟Alexandrie. Le Pédagogue. Livre I
Méhat A. Étude sur les „Stromates‟ de Clément [The Instructor. Book I]. Introduction and notes by
d‟Alexandrie. Paris: Editions du Seuil, 1966. 580 p. H.-I. Marrou, translation by M. Harl. Paris, 1960.
Noeldechen E. Tertullian's Erdkunde // Zeit- 298 p.
schrift fuer kirchliche Wissenschaft und kirchliches Heinze R. Virgils epische Technik [Vergil‟s epic
Leben. 1886. 6. technique]. Leipzig, Teubner, 1903. VIII, 48 p.
Pohlenz M. Klemens von Alexandreia und sein Krause W. Die Stellung der frühchristlichen
hellenisches Christentum // Nachrichten von Aka- Autoren zur heidnischen Literatur [Position of the
demie der Wissenschaften in Göttingen. Philolo- early Christian authors towards the pagan
gisch-historische Klasse. 1943. № 3. S. 103–180. literature]. Wien, Herder, 1958. – 320 p.
Schmoller A. Handkonkordanz zum griechis- Liddell H. G., Scott R., Jones H.S. A Greek-
chen Neuen Testament. Stuttgart, Deutsch Bibelge- English Lexicon compiled by H. G. Liddell and R.
sellschaft, 1994. 534 S. Scott. A new edition revised and augmented
Sidwell K. Reading Medieval Latin. Cambridge, throughout by H.S. Jones. Oxford, 1996.
1995. XVIII, 398 p. Méhat A. Étude sur les ‘Stromates’ de Clément
Whittaker M. Tatian‟s educational background // d’Alexandrie [Study on the Stromates of Clement
Studia patristica. 1975. Vol. XIII. Part. 2. P. 57–59. of Alexandria]. Paris, Editions du Seuil, 1966.
Wlosok A. Res humanae – res divinae. Kleine 580 p.
Schriften. Heidelberg: Winter, 1990. 550 S. Noeldechen E. Tertullian's Erdkunde
[Tertullian‟s geography]. Zeitschrift fuer kirchliche
References Wissenschaft und kirchliches Leben. 1886. 6.
Bychkov V. V. Aesthetica partum. Estetika Pohlenz M. Klemens von Alexandreia und sein
Otsov. I. Apologety. Blazhennyj Avgustin hellenisches Christentum [Clement of Alexandria
[Aesthetica partum. Aesthetics of the Fathers of the and his Hellenic Christianity]. Nachrichten von
Church. I. The apologists. St. Augustine]. Мoscow, Akademie der Wissenschaften in Göttingen.
Ladomir Publ., 1995. 593 p. Philologisch-historische Klasse. Iss. 3. 1943.
Garin I. I., ed. K. Chukhrukidze. Vozvrashhenie S. 103–180.
[The Return]. Pound E., Eliot T.S. Palomnichestvo Sidwell K. Reading Medieval Latin. Cambridge,
volkhvov. Izbrannoe [Journey of the magi. Selected 1995. XVIII, 398 p.
poems]. Transl. from Engl., preface by I.I. Garin, Whittaker M. Tatian‟s educational background.
ed. by K. Chukhrukidze. Мoscow, Ecce homo Studia patristica. 1975. Vol. 8. Part. 2. P. 57–59.
Publ., 2005. 328 p.

25
Братухин А. Ю. ОТ ЦИТИРОВАНИЯ К «КОЛЛАЖИРОВАНИЮ»:
АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ В РАННИХ ХРИСТИАНСКИХ СОЧИНЕНИЯХ

Wlosok A. Res humanae — res divinae. Kleine works]. Heidelberg, Winter Publ., 1990. 550 p.
Schriften [Things human – things divine. Small

FROM QUOTATION TO “COLLAGING”:


THE ANCIENT HERITAGE IN THE EARLY CHRISTIAN WRITINGS

Alexander Ju. Bratukhin


Associate Professor in the Department of World Literature and Culture
Perm State University

Clement of Alexandria and Tertullian often weave into the text of their works quotations or
paraphrases from writings by ancient poets end philosophers. A. Mehat, considering this Clement‟s
technique, attributes to him the use of the genre of cento and believes that the Alexandrian theologian,
combining classical and biblical phrases, tries to accustom the Greeks to “this barbarous language”. The
article suggests that with the help of a cascade of classical allusions and reminiscences Clement and
Tertullian sought to make their treaties similar to works of the contemporary pagan authors in order to refute
the common opinion about the lack of education and ignorance of representatives of the new religion and to
bring Christianity to the truth-seeking intellectuals. The earlier Church writers did not dare to use such
inclusions for decorating their works and appealed to classical quotations only as evidence of paganism. To
denote the method applied by Clement and Tertullian, the author of the article uses the term collaging and
shows the difference between collages in the poetry of avant-garde poets (for example, in The Cantos by
Ezra Pound) and collages in protrepticos, diatribes, invectives, etc. of early Christian theologians.
Key words: early Christian literature; Ancient literature; Clement of Alexandria; Tertullian; quoting;
collage; cento.

26

Оценить