Вы находитесь на странице: 1из 15

Батька Минай

Партизанская война. Легендарная страница белорусской истории, 


с которой снята и патина времени, и торжественная позолота. 
Благодаря архивам и личным свидетельствам начинает 
проступать изображение живого человека: без ретуши, парадных 
костюмов и постановочных сцен. 

Цикл «Партизаны». Десять реальных историй о реальных людях.

Минай Филиппович Шмырев. Батька Минай.


Самый талантливый партизанский командир
Витебщины. Будущий Герой Советского Союза
родился в Витебской области, в деревне Пунище, в
1891 году. Семья была из старообрядцев, мальчика,
родившегося в декабре, нарекли в честь
Великомученика Мины Александрийского. Семья
была большая – у маленького Миная было 11
братьев и сестер, потому неудивительно, что
мальчик с ранних лет был приучен к работе: пас
коней и коров, работал в поле и по хозяйству. В 8
лет он пошел учиться и за три года получил
единственное доступное начальное образование
того времени – 3 класса церковно-приходской
школы. Всему остальному Миная научила жизнь.

ШАПКА
В.в/.к:
Руины Шмырева призвали в царскую армию в 1913 году,
Брестской служить в артиллерии. А уже 1 августа 1914 года
крепости Германия объявила войну России. Началась Первая
Пушка? мировая. Шмырев был солдатом исключительной
храбрости и смекалки. За время службы он
трижды, как и знаменитый Василий Чапаев,
удостаивался высшей солдатской​награды​–
Георгиевского креста.
Постановка Однажды эти знаки отличия даже спасли Минаю жизнь.
Минай Солдаты часто коротали время за невинной забавой:
3+1офицер расплавляли на костре алюминиевые ложки и отливали
из них колечки. Как-то рядом с котелком, в котором на
Драка.
костре плавили металл, денщик одного из старших
чинов поставил чайник – да по неосторожности залил
огонь. Унтер-офицер ​Шмырев вышвырнул чужую
посуду вон: мол, если такой недотепа, то разводи
себе отдельный костер. Обычный бытовой
конфликт перерос в чрезвычайное происшествие,
когда на поляне появился не дождавшийся чая
офицер. Мстя за своего помощника, он принялся
избивать солдат. При этом никто не мог дать ему
Крепость сдачи – иначе трибунал! Все покорно терпели, но
решетка только не Шмырев. Когда офицер замахнулся на
Миная, тот отвесил начальнику полновесную
оплеуху.
У Батьки Миная оказалась тяжелая рука. Офицера
Брестская комиссовали из-за разрыва барабанной перепонки,
крепость. а Шмырева заключили под стражу. Более 20 дней
он ожидал расстрела за драку со старшим по
званию.
В.в/к.:
Хроника:
Но три Георгия спасли жизнь Шмыреву - судить
Первая
человека, имеющего правительственные боевые
Мировая или
награды, никто не посмел. Да и офицер, по
агитация
заключению офицерского клуба, сам был неправ.
большевиков.
Миная выпустили на свободу, всего лишь
разжаловав в рядовые.

Идет по Когда кронштадтские матросы Минай встретил на


дороге. Румынском фронте, который уже к декабрю 1917
года фактически прекратил свое существование.
Большевики были уверены, что Германия заключит
с ними “мир без аннексий и контрибуций”, и
Хроника. солдаты, веря этим лозунгам, не желали
продолжать войну. Неудивительно, что
командование начало чистки своих рядов, и
выдворило из частей всех коммунистически
настроенных военных.

Среди таких добровольных изгнанников был и


Минай Шмырев. Он пешком дошел до ближайшей
красноармейской части и с 1918-го года снова
начал воевать, теперь уже в составе
рабоче-крестьянской армии.

Все боевые награды времен ​ царской​России


Минай пришлось сдать, а воевать товарища Шмырева
написал определили недалеко от его бывшего места службы
прошение на - на Южный фронт. Во время гражданской войны
бумаге, а Минаю довелось сражаться против войск Краснова
потом смял и и Юденича, и он в очередной раз подтвердил
выбросил репутацию солдата храброго, предприимчивого
и… очень скромного.

В.в/к.:​
В одну из жарких стычек с белыми, Шмырев и его
боевой товарищ Шубин сумели уберечь
артиллерийское орудие. С тяжелым вооружением
у Красной Армии было плохо – каждая пушка была
на счету. Потому не удивительно, что солдат
Деревня
представили к высшей в то время награде – ордену
мелькают
Красного Знамени.
силуэты

Однако последующий натиск белогвардейцев смел


штаб, где было зафиксировано представление, и
бумаги оказались утеряны. Позже Шубин подал
прошение командованию и ​ получил​обещанный
орден, а наш скромный герой о своих заслугах
умолчал и остался без награды…
В 1920-м Шмырев заболел тифом. Болезнь
протекала тяжело и в итоге солдата комиссовали.
Так, после шести лет сражений Минай
Филиппович вернулся домой, однако и там не
нашел мирной жизни. В Витебской губернии
свирепствовала гражданская война.
Идет по Кто-то не поддержал большевистской власти,
деревне.
кто-то пострадал от продразверсток, кто-то не мог
слышит
выстрел. бежит, принять идеологию атеизма… Такие люди брались
видит под за оружие и уходили в лес.
деревом
убитого парня В.в/к.:
(15-20). В районе Пунищ действовала вооруженное
Горюет. Потом формирование Александра Жигалова. Сын
берет себя в
священника, бывший штабс-капитан сражался
руки, встает,
сжимает
уже четвертый год. Все его братья и
кулаки. большинство друзей уже погибли. Да и сам он
наверняка понимал, что обречен: к 1922-му году
уже было ясно, что советская власть устоялась.
Однако люди Жигалова продолжали свою
собственную войну не щадя ни себя, ни других.

Семья Шмыревых была довольно влиятельной


в своей деревне. Жигаловцы, узнав, что Шмыревы
поддерживают советскую власть, организовали
несколько налетов, в ходе которых были убиты
сначала отец Миная, а потом два дяди и брат.
Минай снимает
Именно после этих смертей Миная стали называть
военную
одежду, Батька – ответственность за безопасность семьи, да
надевает и всей деревни он принял на свои плечи. Зная об
пиджачок (или авторитете Миная среди сельчан, Жигалов
хроника) предложили ему присоединиться к своему отряду.
А когда получили решительный отказ – то
расправились еще и с Михаилом Шмыревым,
младшим братом Миная… Батька Минай тяжело
горевал по этой утрате, а после объявил
жигаловцам войну.
В.в/к.:
Он собрал из сельских мужиков добровольческий
отряд самообороны и вышел на след группировки.
В 1922 году вооруженное формирование
Александра Жигалова было полностью
уничтожено. За эту операцию Шмырев был
награжден орденом Красного Знамени. Т.е. после
шести фронтовых лет Минай Филиппович
вернулся домой с пустой грудью – из-за
собственной скромности, - а уже через два года
умудрился получить боевую награду в мирное
время.

К 1923 году в Советском Союзе


Фото! устанавливаются относительно мирные времена.
Батьку Миная выбирают председателем колхоза в
родной деревне Пунище, а позже он становится
директором Пудотской фабрики по производству
картона.

Жизнь потихоньку налаживалась: Минай


Филиппович женился, завел семью. И все было
Ведущий идет хорошо: производство приносило прибыль, один за
по деревне. другим родились дети…

Предвестником будущих испытаний стала


смерть первой жены Миная, Прасковьи. В 1940
году Шмырев остался один с четырьмя детьми,
старшей из которых, Лизе, было 13, а младшему,
Мише, – всего 2 годика. Но Батька только крепче
сжал огромные кулаки, и начал вставать на
несколько часов раньше обычного, чтобы
фильм “Батька” приготовить детям завтрак, собрать и отправить
старших в школу, а младшим дать строгие наказы
не баловаться, пока отец руководит производством.
Ветеран Первой Мировой и междоусобной
гражданской войны, Минай Шмырев кожей
Хроника: ощущал приближение новой страшной беды. К
динамики концу весны 1941 года его тревога увеличилась
звучат, люди настолько, что он организовал небольшой схрон
слушают, продуктов и снаряжения в лесу. Они пригодились
записываются
уже через два месяца.
куда-то

Фашисты стремительно наступали, в городах


царила паника, а Минай Шмырев не дожидаясь
никаких распоряжений из Генштаба, призывал
людей на вооруженное сопротивление.

А пока в будущий легендарный партизанский


отряд записывались первые добровольцы, его
предприятие уже громили мародеры.
В.в/к.:
На территории Картонной фабрики
располагалось хранилище спирта для
производственных нужд. И не удивительно, что
именно туда рванулась толпа мужиков, под
предводительством некоего Василия Фоменкова.
Однако, море денатурата пролиться не успело –
ведь вскоре к погромщикам подошел сам директор
фабрики. Шмырев по-мужски
убедил зачинщиков оставить в покое казенное
имущество. Казалось, инцидент был исчерпан, но
именно в тот день Василий Фоменков, затаил
лютую злобу на Батьку Миная, но тогда, в
предоккупационной суматохе, никто не придал
значения угрозам этого пьяного лесоруба…

Хроника со Шмырев стал готовиться к войне. В его


Шмыревым. партизанском отряде насчитывалось около 20
фильм. человек, партизаны готовили в лесах тайники,
рыли землянки. Никто не мог предположить, что
немецкие войска с таким успехом пройдут 300
километров по территории Беларуси и в считанные
дни выйдут к Западной Двине.
Батька Минай понимал всю опасность, которой
подвергнется его семья при успешной
партизанской деятельности. Он попытался
переправить детей подальше от приближающейся
линии фронта, но на пути колонны беженцев был
высажен вражеский десант. Дорога оказалась
перерезана.
В.в/к.:
Т
​ огда предусмотрительный отец разделил
своих детей по двое и отправил их в разные
деревни: одних к сестре Анне, а других к свекрови,
которой на тот момент было уже более 100 лет.
Таким образом, позаботившись о безопасности
детей Батька Минай ушел с партизанами в лес.

Крещение огнем пока еще немногочисленный


партизанский отряд прошел довольно скоро. После
закрепления на Витебском плацдарме, немецкие
войска стали распространять свои отряды дальше
на северо-восток. Один из таких конных отрядов 25
июля вышел к тихой речке Туровке, недалеко от
хутора Самохвалиха. Немцы оглядели местность и
вальяжно расположились на отдых. ​ /можно кадры
из фильма «Враги»/

Откуда им было знать, что разведка Батьки


Миная уже давно вела врагов… Партизаны напали
внезапно, ошеломленный противник не успел даже
понять, что происходит. В считанные минуты
бойцы минаевцы перебили 30 фашистов и, не
потеряв ни одного человека, растворились в лесу.

Победы привлекали в отряд новых бойцов, и


после самохвалицкой операции отряд вырос в два с
половиной раза, а к сентябрю его численность
перевалила за сотню. Минай проявил себя как
умелый тактик – под его руководством бойцы в
период июля-сентября провели 27 боев, в которых
уничтожили более 100 немцев, сожгли около 40
единиц техники, взорвали 8 мостов.
1​2 сентября Минаевцы провели дерзкую
операцию в оккупированном Сураже.
Разделившись на три отряда, партизаны ночью
вошли в город и разгромили районную управу и
казарму солдат. Взбешенное немецкое
командование признало треугольник
Сураж-Усвяты-Велиж партизанским краем, а за
голову Батьки Миная назначило награду в 10 тысяч
марок. Впоследствии эта цифра будет увеличена до
50-ти!

Партизаны были неуловимы, а их молниеносные


атаки стали для немцев настоящей головной болью.
Командование оккупированных территорий
регулярно устраивало облавы, но все было тщетно.
И тогда, как и опасался Батька Минай, фашисты
стали искать семью командира отряда.
В.в/к.:
Шмырев предчувствовал надвигающуюся
угрозу. В начале осени он послал связную забрать
детей к партизанам в лес. Но бабушка
заупрямились, и не отдала детей. В конце концов,
что немцы могут им сделать - ведь это всего
лишь дети! Да и как младшенький Миша будет без
парного молока в сыром осеннем лесу? Связная
ушла ни с чем… А спустя несколько дней за детьми
пришли фашисты.

Из двух деревень детей забрали в один день.


Немцы явно действовали по наводке, они знали,
где и кого искать. Вскоре нашелся и предатель –
тот самый Василий Фоменков, работник
Пудотского лесоучастка. Узнав об интересе
немцев, он явился к коменданту Сурожа, майору
Нахтигалю и указал родственников Батьки Миная.
Обрадованный майор наверняка щедро наградил
Фоменкова.
Гестапо взяло в заложники всех – сестру и
свекровь Миная, 14-летнюю Лизу, 10-летнего
Сережу, 8-летнюю Зину и 3-х летнего Мишеньку.
Когда заложников доставили в Сураж к майору
Нахтигалю, тот довольно потер ладони: «Волчат
схватили, волк сам придет».
В/в.к.:
Батька Минай был сам не свой от ярости и боли.
Но ни он сам, ни партизаны не верили, что враг
отпустит детей, когда получит командира.
Бойцы из отряда предлагали штурмовать Сураж.
Но Минай отказался, ведь после памятного
ночного налета гарнизон в городке был
существенно усилен. Танки и пулеметы только и
ждали появления партизанского отряда.
Он не знал, что ему делать... Решил было идти
сдаваться в одиночку, но потом стал все чаще
думать, что пуля в висок из своего пистолета
лучше, чем свинец в затылок из немецкой
винтовки. Мрачные мысли о самоубийстве
прогнала прочь записка старшей Лизы. Один из
немецких караульных, сердобольный человек,
сумел передать записку от пленницы.

Из письма Лизы Шмыревой отцу


Папа, за нас не волнуйся, никого не слушай, к
немцам не иди. Если тебя убьют, то мы
Текст на бессильны и за тебя не отомстим. А если нас
желтой бумаге.
убьют, папа, то ты за нас отомстишь.
старческая рука
водит пальцем
Когда Батьке Минаю доставили записку дочери
по тексту.
- он не смог сдержать слез. Перечитал несколько
раз, положил в нагрудный карман, ближе к сердцу,
и, как вспоминают сослуживцы, всегда носил с
собой. И стал мстить. Люто, без жалости к врагам и
себе. Батька Минай поднимался в полный рост под
пули и шел вперед в самых яростных атаках – но
Фильм несчастного отца не брали даже пули.
Хроника
В январе 1942 года Красная армия предприняла
контрнаступление и в ходе Торопецко-Холмской
операции вышла к Суражу и Витебску. Немцы,
опасаясь приближения красноармейцев, стали
массово расстреливать заложников. Надежда на
спасение детей растаяла вовсе.

Боль и гнев как будто придавали силы Батьке


Минаю. Когда в феврале 42-го года красноармейцы
ударили в стык группам армий Центр и Север,
Минай вышел навстречу советским солдатам,
открыв тем самым легендарные Витебские ворота.
После установления границ пролома во фронте,
Минай Шмырев стал командовать 1-й Белорусской
партизанской бригадой, численностью свыше 7
тысяч человек!

Витебские ворота стали исключительным


явлением. В линии фронта образовался широкий
40-ка километровый проход, ведущий прямо на
оккупированные территории. Немцы ничего не
могли сделать с этим районом, а первое время и не
хотели. Считалось, что по труднопроходимой
болотно-лесной зоне красноармейцы наступать не
будут, и потому нет смысла латать
образовавшуюся брешь.

Из воспоминаний Дины Шмыревой, дочери


командира Батьки Миная
Батька Минай и рассказал, что добирался в
Москву через коридор во фронте, то есть через
«Витебские ворота». Сталин потребовал карту,
а после того, как М. Шмырев показал ему
месторасположение «ворот» и рассказал, что в
районе Суража народные мстители образовали
партизанский край, свободный от фашистов, где
работают сельсоветы и колхозы, снабжающие
Красную армию продовольствием, особо
проникся этим фактом и приказал П.
Пономаренко оказывать партизанам всяческое
содействие…

Витебские ворота действовали семь месяцев –


до конца сентября 42-го. За это время было
эвакуировано свыше 200 тысяч жителей, в тыл
врагу ушло свыше 3 тысяч подготовленных
специалистов-диверсантов, по «непроходимым»
лесам и болотам было переправлено свыше 5 тысяч
единиц оружия, а так же взрывчатка, медикаменты,
оборудование.

В 1942 году Минай Шмырев женился на Ирине


Буравкиной. Сын жены от первого брака,
Ростислав, взял и фамилию, и отчество Миная. А в
43-м у Шмыревых родились близняшки: девочки
Дина и Клара. Когда в октябре 1943-го Красная
Армия освободила Сураж, Батька Минай долго
искал сведения о своих пропавших детях, но, увы,
ничего не нашел. Свою глубокую боль Шмырев
переносил молча, даже слова об этом давались ему
трудно. Когда поэт-фронтовик Аркадий Кулешов
узнал о страшной трагедии Миная, он написал
стихотворение «Баллада о четырех заложниках».

Кулешов сам не мог прочесть ее Минаю, но


партизанам балладу привез другой белорусский
поэт – Антон Белевич. Он зачитал Шмыреву
пронзительные стихи и записал ответ Миная,
ставший едва ли не единственным письменным
свидетельством отцовского горя.

Из воспоминаний Антона Белевича

Когда я закончил читать, батька снова задымил


своей черной, прокуренной трубкой и в который
раз припомнил пережитое. Говорит, а глаза
полные слез:
– Что я тогда думал?.. Детки мои дорогие,
думал, родные мои. Ну как вам передать, как
поведать про боль мою? А что делать, что
придумать? В бой рвутся мои хлопцы, готовы
головы за вас положить. Но как вести мне их на
танки, на дзоты, под немецкие пушки?
Перебьют… Не простят мне этого их дети,
матери, жены, родная земля не простит… ​ Да,
страшные были дни, а того хуже – ночи.
Чудилось: встают из могилы, тянут ко мне
ручонки… Какой уж тут сон. Задремлю на
минутку и все их голоса слышу: «Отомсти,
батька, фашистам за наши муки, за смерть
нашу».

https://www.youtube.com/watch?v=XJ5QJydyFoY

Кулешов не мог знать о судьбе детей Миная, сцена


расстрела в балладе – результат художественного
вымысла. Несмотря на то, что тел заложников или
каких-либо сведений о расстреле найти не удалось,
долгое время после войны считали, что дети все-же
были казнены. Лишь спустя много лет после войны
стало известно – дети Батьки Миная не погибли в
Сураже.
В.в/к.:
В начале 80-х годов жена командира одного из
партизанских отрядов Витебщины, Елена Федуро,
рассказала, что всех четырех детей Батьки
Миная она видела своими глазами в 1943 году… В
Освенциме! Ошибиться Елена не могла – они были
земляками с Минаем и она прекрасно помнила его
семью. По свидетельствам Федуро, их с детьми
повезли из лагеря к аэропорту под Краковом,
откуда потом, под присмотром немецких
офицеров и надзирательницы, вся группа была
переброшена в Швейцарию. Во время полета им
сообщили, что планируется обмен заложниками.

Дело в том, что в конце 1943 года в Тегеране


должна была состояться конференция на самом
высоком уровне – с участием Сталина, Рузвельта и
Черчилля. Немецкое командование поручило
своим диверсантам устроить покушение на
мировых лидеров и забросило в Иран агентов. В
основной группе был майор Бертольд Шульц.
Советская и английская контрразведка сработала
идеально и в общей сложности захватила до
полутысячи немецких шпионов и их пособников.
Шульц, томясь в застенках, предложил
английскому командованию план – обменять его
группу на жизнь четырех детей командира
белорусских партизан.
В.в/к.:
Британское командование было не против и даже
пошло на контакт с немцами, из-за чего те и
перебросили в Швейцарский городок Сент-Морис
детей Миная и еще некоторых заложников, готовя
их к обмену. Однако Советский Союз
предложением не заинтересовался – Сталин не
согласился обменять даже собственного сына
Якова, что уж говорить о чужих детях. СССР
строго придерживался принципа «не менять
заложников» и за войну не произвел ни одного
обмена, хотя предложения об этом часто
поступали из Берлина.

Заложников продержали в Сент-Морисе две


недели, а когда поняли, что обмена не будет, вновь
отправили в лагеря. Елену Федуро вернули в
Освенцим, а Шмыревых отправили в лагерь в
польском Рыбнике. Это были последние сведения
об их судьбе.

Бертольд Шульц, после войны был освобожден.


В 1952-м году он даже написал книгу об Иранских
событиях. Среди прочего он упоминал и о
несостоявшемся обмене.

Личная трагедия Батьки Миная навсегда


подкосила его здоровье. Человек-гигант, кровь с
молоком, не знавший никаких болезней, после
войны он пережил четыре инфаркта и перенес
тяжелую операцию на горле. В народе считается,
что горло у человека болит от невысказанных слов.

Минай Шмырев стал первым почетным


гражданином Витебска. ​ Поистине великий​человек,
он оставался скромным и усердным работником.
Любил охоту и рыбалку, солил сало по
собственному рецепту. Под Новый год сам
наряжал елку. Любил своих двойняшек и
приемного сына Ростислава без памяти. Когда ему
предлагали трофейное пианино, отказался. А
спустя пару лет, когда девочек отдали в
музыкальную школу, продал баню, чтобы купить
инструмент. Несколько раз отказывался от машины
с собственным шофером и долго, очень долго
ходил в одном и том же пальто.
В.в/к.:
Минай Шмырев умер в 1964 году в возрасте 72-х
лет. В Витебске в честь Шмырева названа улица,
а на территории Суражской средней школы
установлен обелиск с барельефами четырех детей
Батьки Миная. Память о ней осталась и в
искусстве. В пьесе Алеся Кучера «Заложники»
отражена страшная история Батьки Миная. А
Ростислав Шмырев, приемный сын Миная, окончил
ВГИК и написал сценарий к фильму о своем
приемном отце.

Партизанская война. Легендарная страница белорусской истории, 


с которой снята и патина времени, и торжественная позолота. 
Благодаря архивам и личным свидетельствам начинает 
проступать изображение живого человека: без ретуши, парадных 
костюмов и постановочных сцен. 

Цикл «Партизаны». Десять реальных историй о реальных людях.