Вы находитесь на странице: 1из 14

Партизанская война.

Легендарная страница белорусской 


истории, с которой снята и патина времени, и торжественная 
позолота. Благодаря архивам и личным свидетельствам 
начинает проступать изображение живого человека: без ретуши, 
парадных костюмов и постановочных сцен.  
Цикл «Партизаны». Десять реальных историй о реальных людях.   

Она просто обязана была стать героиней, звездой на


историческом небосводе, ведь скупые строчки ее
биографии звучат как краткое содержание бестселлера:
Круглая сиротка вырастает в ослепительную
красавицу, а во время войны становится партизанкой и в
результате ее деятельности сотни коллабарационистов
переходят на нашу сторону, а десятки фашистов
отправляются к праотцам. Кроме того, после войны 15
малышей находят в Анне Ивановне свою маму.
Она захватывает дзоты, взрывает бомбы и за
несколько минут превращает врагов в друзей.
Почему образ столь яркой женщины затерялся и
почти исчез?
Возможно, ли разыскать людей, которые ​сегодня
могли бы рассказать какие-то подробности об этой
загадочной партизанке?
И получится ли найти хотя бы одного из пятнадцати
усыновленных детей?
Мы попробуем…

Анна Масловская

Когда мы прочли историю жизни, то сразу поняли –


она просто обязана стать героиней одного из фильмов.
Фотографии убеждают нас, что эта женщина была
настоящей красавицей, а наградной лист героя советского
союза говорит, что товарищ Масловская… вынесла с поля
боя более двадцати человек, собственноручно взорвала
240 рельс, ​перевербовала не одну сотню
коллабарационистов, в одиночку захватила вражеский
дзот​, а также лично уничтожила 3 вражеских эшелона.
При этом имя героини Советского Союза Анны
Масловской обычным людям – практически неизвестно.

Все что можно найти о ней в главной библиотеке страны –


это вот: два рассказа в общих сборниках и вот: скупые
газетные заметки.
В.в/к.:
Пожалуй, самая яркая публикация о нашей героине – вот
эта. Самая яркая – вот, партизанская газета «Звязда» за
1945 год с фотографией юной Анечки на первой странице.
Но выпуск за 8 марта объясняет такое внимание. Дальше
– лишь скупые колонки… общие фразы: «Храбро
сражалась», «уничтожила», «была награждена»…
Как-то слишком обтекаемо для человека, который сумел
практически в одиночку смог захватить вражеский дот.

Ночью партизаны начали выдвигаться к селу.


Однако пулеметчики, дежурившие в дзоте, услышали
шорох в кустах и открыли огонь. Надо было
действовать без промедления. Иначе операция могла
сорваться. Аня подбежала к дзоту и метнула в
амбразуру гранаты. «Карманная артиллерия»
сработала отлично: гитлеровцев сразила, а пулемет
пощадила. Перезарядив его, девушка открыла огонь и
по казарме, из которой отстреливались фашисты.
Благодаря этому, партизанский отряд смог
уничтожить гарнизон. В результате было убито более
50 вражеских солдат и офицеров.

Заинтригованные, мы отправились туда, где произошел


знаменитый захват гарнизона.

Эти казармы были построены еще


за «польским часом», и во время
оккупации район «военного
городка» стал местом
расположения для сотен
коллабарантов из «РОА». Юная
симпатичная швея, Анечка
Масловская, нанялась на работу
совсем неподалеку.

Она будет кроить мундиры для генералов и офицеров,


попутно собирая сведения и устанавливая полезные связи.
А потом, вместе с другими подпольщиками, устроит
взрыв в казино и казнь генерала фон Цуга, поднимет
восстание в гарнизоне противника и уйдет к партизанам,
уведя с собой почти сотню хорошо вооруженных мужчин.

В Поставах, как и во многих других городах Беларуси есть


свой краеведческий музей.
Уже много лет​здесь работает Татьяна Гвидоновна
Горошко – старший научный сотрудник музея…
К ней мы и обратились за помощью…
- Скажите, Татьяна Николаевна, остался ли в живых
кто-то из тех, кого Масловская перевела на советскую
сторону?
- 00.25 ​к сожалению прошло так много
времени, что найти очевидцев ее
подпольной деятельности, партизанской,
уже невозможно. И в деревне в которой она
родилась и выросла, там практически не
осталось коренных жителей, потому
воспоминаний из первых уст найти
практически невозможно…

Свидетелей-партизан в живых уже не осталось. Из


документов – всего несколько листков, которые еще
предстояло внимательно изучить.

Кроме того, наша съемочная группа решила на всякий


случай все же посетить Курсевичи – родную деревню
Масловской.
 

(титр) СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ: 

… 

Что общего у Анны Масловской с ядерными ракетными 


шахтами? 

И зачем она сначала танцевала с немецкими офицерами, а потом 


зазывала их на кладбище? 

Вы узнаете через несколько минут… 

Нам сразу подсказали имя Матрены … …. Бабушке


было уже за восемьдесят, однако она приехала в
Курсевичи уже после войны и рассказать что-то о своей
знаменитой землячке – не могла.
Детки, я же сюда замуж вышла… Тем не менее мы узнали
где находится дом героя советского союза Анны
Масловской.

Ничем не примечательная хата в самом начале деревни.


По толстым, крепким бревнам и не скажешь, что этому
строению почти сто лет. Однако, стены говорить не
умеют, а семья Блошкевичей переехала в этот дом лишь в
восьмидесятых годах и о старых хозяевах ничего не знала.

Последняя долгожительница села Курсевичи, которая


что-то могла нам рассказать – это Адольфина Иосифовна
Пронько, которой в начале войны уже исполнилось 11 лет,
и она могла что-то вспомнить.
Расспросив односельчан, мы узнали, где находится
дом долгожительницы, однако, по счастливой
случайности встретили бабушку Аду прямо на улице.

Диалог:
Милые, она уехала отсюда. Видела я ее всего раз…
У нее была сестра две племянницы – они переехали в
деревню Черенки (за Юньками). Если кто скажет – это
они. Звали их Грета и Леля.

Фамилия была неизвестна, но имя Грета нам показалось


довольно необычным, а значит и более заметным, а значит
и шансы найти ее казались не совсем безнадежными.
84.77
00.10 вот, Юньки деревня, как будете этой
дорогой ехать – минайте Юньки. Мините – и
направо дорога и указатель Че-рен-ки

/щелкаем гугл-мапсом/
Разыскивая на карте деревню Черенки мы заметили, что
рядом с родиной Анны Масловской, в близлежащем лесу,
находится явно аномальный объект.
Выяснилось, что деревня Курсевичи, малая родина Анны
Масловской – словно аллегория на ее прихотливую
судьбу.
С виду деревенька абсолютно безобидная. Здесь хочется
не защищаться, а наоборот – как-то помочь. Забор,
например, подправить. А вот, когда вволю налюбуешься
резными деревенскими домиками, да начнешь гулять по
живописным окрестностям – вдруг окажешься возле
пусковых шахт ядерных ракет.

В.в/к.:
Сейчас они затоплены и похожи просто на четыре бетонных
колодца посреди леса, а вот в шестидесятых здесь располагался
командный бункер и ракеты Р-12У – могли лететь за две тысячи
километров и переносить ядерный заряд на две с половиной
мегатонны… Сейчас можно спокойно прогуливаться, а когда-то
это место было не только красивое, но и сверхзначимое,
сверхсекретное. Совсем, как девушка, которая родилась менее чем
в километре от него.

Мы покинули некогда грозные, а теперь всеми забытые


шахты, чтобы дальше искать следы затерявшей во
времени героини.
В пути появилось время внимательнее ознакомиться с
документами.
Согласно наградному листу героя Советского Союза, один
из главных подвигов Анны Масловской состоял в
перевербовке гарнизона. В результате коллабарационисты
перебили начальство и во всеоружии перешли на сторону
партизан.

Однако, в разных документах детали перехода


существенно отличаются. В одних описание было почти
фантастическим, мол, девушка одной пламенной речью
перевербовала почти сотню человек:

Сразу после взрыва, Аня Масловская отправилась к


казармам. ​У нее на плечах накинута шинель убитого
генерала.​Перед ней – настороженные и жесткие лица
курсантов и может быть пуля в любую секунду… Что
она им говорила? Мы не знаем, какие единственно
точные слова она нашла тогда…

Вряд ли на свет рождался такой гениальный оратор,


который мог бы, находясь в меньшинстве, переубеждать
противника столь быстро. Тем более, что и сотрудница
музея описывала этот эпизод совсем иначе:
Файл ​8343
ТИТР: ​Татьяна Горошко, сотрудник
поставского краеведческого музея
10.50 во время танцевальных вечеров в
офицерском клубе приходили естественно
и полицаи эти. Она знакомилась. Девушка
была видная, красивая. И знакомилась с
полицаями. Командирами их. И в разговоре
она тихонечко прощупывала: что за люди,
какие у них интересы, намерения.

/Кадры хроники. Все в блюре./

Кроме того, не нужно забывать,


что перевод коллабарационистов
на свою сторону – это задача не
только трудная, но и опасная. Ведь
не раз бывало, что вместо
раскаявшихся людей, в лагерь
партизан приходили настоящие
диверсанты. Именно такие люди
погубили Константина Заслонова
и пытались отравить Василия
Коржа.

/Петя перебирает доки. Задумчив./

В. в/к.:

Таким образом, молниеносный


переход русских националистов
на сторону партизан был просто
невозможен, и более вероятной
выглядит версия, изложенная в
записях одного старого
партизана.

На местном кладбище
Масловская организовала
несколько встреч между
руководителями гарнизона и
партизанскими командирами.
Здесь были озвучены взаимные
гарантии и пройдены проверки,
после которых в искренности
коллабарационистов можно было
уже не сомневаться. После они
устроили в гарнизоне настоящее
восстание, и перешли на сторону
партизан. Многие из них стали
костяком нового отряда «За
Родину!», в котором Масловская
стала помощником комиссара…
(титр) СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ: 

Можно ли найти в деревне человека, не зная его фамилии? 

Каким образом штандартенфюрер Вермахта мог стать 


советским адвокатом? 

А также, почему белорусских женщин не рекомендовано 


пропускать к немецким поездам, даже если в руках у них – всего 
лишь ведро с едой.  

Вы узнаете через несколько минут… 

Тем временем, мы наконец


добрались до деревни Черенки. В
отличие от Курсевич здесь было
немало современных домов. Уже во
втором дворе нам указали на хату
бабушки Люси. Мол, если кто нам и
расскажет о военных временах – то
только она.

- Здравствуйте! Скажите, у вас в деревне жила Грета?


- Грета? Была. Она с двадцать девятого, как и мой брат…А
потом ее тетка, Герой Советского Союза, забрала в Москву… Да
вы заходите…

/Сашка ступила. Нужно было снять, как Петя заходит, как они
за столом сидят, фотки перебирают…/

Нам чрезвычайно повезло. Оказалось, что Людмила


Леонтьевна​Черенко очень хорошо знала Анну
Масловскую.

В свое время их семьи чуть не породнились: еще


шестнадцатилетней Анечку сватали за родного дядю
бабушки Люси.

02.15 очень она была симпатичная, очень. 02.30


красивая была: у нее такое лицо круглое,
ресницы большие, глаза такие тоже
прозрачные, приятные…

К сожалению, о легендарных подвигах своей


несостоявшейся своячки, у нашей свидетельницы узнать
не удалось:

03.22 мы взрослели, у нас были свои интересы, а


уже про ту войну не хотелось вспоминать.
05.00 она может кому и рассказывала, но нам
это было неинтересно. С этими
племянницами мы поговорим, но такого
ничего особенного.

Бабушка Люся была знакома с родным сыном Анны


Масловской – Владимиром. Вместе с мамой он чуть не
каждое лето приезжал в деревню погостить. А вот о
пятнадцати приемных детях в деревне слыхом не слыхали.
По-крайней мере на отдых в Черенки никто из них ни разу
не приезжал.
Зато нам удалось выяснить, что у Анны Ивановны
были внучатые племянники: Сергей и Георгий.

Георгий работал в беларусской столице, а Минск –


это не Москва, и найти человека в нем значительно проще.
Возможно, он поможет пролить свет на судьбу своей
загадочной родственницы.
/сели в машинку и поехали…/

Возвращаясь в столицу, мы продолжали


знакомиться с теми ​
личными​свидетельствами, которые
удалось получить в музее.
В Москве скромная беларусская девушка
подружилась со знаменитой Надеждой Троян, которая
скажет об Анне Ивановне несколько теплых слов:

Воспоминания Надежды Троян:


Анечка Масловская… Она была такая мягкая,
ласковая, спокойная. Всегда всем довольна, ни на что
не жаловалась. Я ей лекарства доставала, когда в
Красном Кресте работала. Она тогда экскурсоводом
была после войны. У нее ноги болели. Потом ей
инвалидность дали, хоть такая молодая…

Скорее всего, Анна Ивановна стала так сильно болеть


после контузии, которую получила при взрыве эшелона.

Провести диверсию на железной дороге было совсем


не просто. Возле «чыг​
у​нки» лес вырубали, и чтобы пройти
к путям, нужен был специальный пропуск, а мину
устанавливали перед самым паровозом, ведь впереди
почти всегда ехала дрезина с минерами.

Когда к партизанам поступила информация о том, что


вскоре по направлению ​ Лынтупы-Поречье​пройдет
состав особой важности, они решили идти ва-банк. Без
пропуска к железной дороге было не подобраться, а
такой документ мог выдать лишь начальник вокзала,
полковник Антонайтис. Масловская отправилась к
нему. С собой у нее было письмо с угрозами, которое,
однако, не произвело на литовца никакого
впечатления.

/дальше женским голосом/:


Угроза, смотрю, не подействовала. Я от страха трясусь.
Жду, когда он вытащит оружие. А он дает мне
пропуск. Я уходила и все ждала, что он в спину мне
выстрелит. Не выстрелил. Я даже удивилась.

8343 Татьяна Горошко

14.10 ей удалось получить эти пропуска и в


ведрах с едой вместе со своим помощником
им удалось пройти на жд вокзал в тот
момент, когда туда должен был подойти
поезд с немецкими офицерами и солдатами
особо отличившимися на восточном фронте,
которые ехали в Германию получать
награды. И в ведрах под едой были взрывные
устройства, которые сработали в нужный
момент… в результате погибло около ста
человек немцев.

Через несколько недель начальник гарнизона Лынтупы


полковник Антонайтис перешел на сторону партизан и
увел к ним своих подчиненных. Всего, благодаря
Масловской, на сторону Советов перешли более двухсот
человек.

В.в/к. – перебирает фото РОА-вцев:


Как сложилась судьба бывших предателей?
Большинство из них храбро сражались всю войну, а после
с победой вернулись домой, к своим семьям. Да, они не
получали высоких правительственных наград, однако
обычные советские медали вручались бывшим
коллабарационистам не так уж редко. После войны
многие сделали в советском государстве хорошую
карьеру. Так бывший штандартенфюрер Вермахта
Антонайтис стал знаменитым адвокатом.

Сама Анечка Масловская всю жизнь прожила более


чем скромно. Все отмечали, что титулованная партизанка
была очень проста в личном общении: тихая, милая и
приветливая. А еще одна свидетельница послевоенной
жизни Масловской – ее соседка по квартире, искренне
удивлялась неприхотливости. Мол, прожили мы с Аней с
сорок четвертого до шестидесятого года. Она все на
работе крутилась, только покормит Володьку – и до
вечера. Даже кастрюльки хорошей – и то не было, и
комнатка - маленькая…
​Секундочку… (или какое слово будет естсественнее
произнести?)​Анна Ивановна усыновила 15 детей.
Однако, все собранные свидетельства упоминают только
родного сына – Владимира. Кроме того, ее соседка, Анна
Алексеевна Свиридонова утверждает, что с 44 по 60-й
годы Анна Ивановна жила в маленькой комнатке.
Возможно ли это: воспитать пятнадцать детей не имея
жилплощади?

Наверное, стоит разобраться: кто первый упомянул о


массовом усыновлении…

/Гуглит, говорит по телефону, заезжает в библиотеку,


листая книги…/

В.в/к.:
Специалисты утверждают, что первоисточником
информации об усыновленных детях стала Краткая
энциклопедия Белорусской ССР. Пятый том издания как
раз посвящен биографиям. Здесь размещено 405 статей о
героях Советского Союза и вот одна из них – как раз про
Масловскую А.И.. Издан том в 1981-м, то есть через год
после смерти Анны Ивановны.
В целом в издании энциклопедии принимало участие
более 4 тысяч человек. Авторских подписей под статьей
нет, поэтому установить, кто же впервые обнародовал
эту информацию – наверное, невозможно.

Наша последняя надежда – это Георгий Георгиевич,


внучатый племянник Анны Масловской. Благодаря
обычным телефонным базам мы нашли его контакты.

- Георгий Георгиевич, здравствуйте! Мы вас беспокоим по


поводу вашей двоюродной бабушки, Анны Ивановны Масловской.
Скажите, вы ее помните?
- … (особо ничего не рассказывали у нас)
- А ее детей вы помните? Можете что-то нам про них
рассказать?
- … (вот, дядю Володю не могу разыскать)
- А вот у нее были еще усыновленные дети, 15 человек она
усыновила, должны были быть постарше, чем Володя. Слышали
вы о них?
- … (нет, такого ничего не слышал).
- А подскажите, как можно связаться с ее сынов, Владимиром?
- ​… (еще в девяностые потерял с ним связь. Возможно, с ним
что-то плохое случилось в Москве).
- Как жаль. Спасибо, Георгий Георгиевич, что вы уделили нам
время. До свидания!

Во время подготовки программы многое, очень многое


осталось за кадром. Почти сотня звонков: по старым
местам работы, организациям, в которых Масловская
состояла, и даже на Ваганьковское кладбище, где она
покоится сейчас. Все они не принесли ровным счетом
ничего.

В.в/к.:​
Итак, в конце нашего расследования оказалось что об
Анне Ивановне мы знаем еще меньше, чем в начале. Кем
была эта скромная героиня? Почему столько
потрясающих подвигов сочетаются с такой
оглушительной тишиной? И откуда появилась
информация о пятнадцати усыновленных сиротах?
Говорят, что искусство не дает ответов, а лишь ставит
вопросы. Наш главный вопрос также остался
открытым. И если кто-то располагает информацией об
Анне Ивановне, то мы искренне просим связаться с нами.

Партизанская война. Легендарная страница белорусской 


истории, с которой снята и патина времени, и торжественная 
позолота. Благодаря архивам и личным свидетельствам 
начинает проступать изображение живого человека: без ретуши, 
парадных костюмов и постановочных сцен.  
Цикл «Партизаны». Десять реальных историй о реальных людях.   

В 1944 году 22-летняя Анна Масловская становится героем СССР и


уезжает в Москву. Мы отправляемся вслед за ней…
Союз и комитет ветеранов не хранят сведения о детях. В
документах на медаль Матери-героини указывается лишь
домашний адрес.
Визит в экскурсионное бюро.
Визит к сыну Троян.
Визит на кладбище: герои ССР не платят за место. Последняя
ниточка оборвалась. Возложение цветов. Открытая концовка.

Эти казармы были построены еще за


«польским часом», и во время оккупации
район «военного городка» стал местом
расположения для сотен
коллабарантов из «РОА». Юная
симпатичная швея, Анечка Масловская,
нанялась на работу совсем неподалеку.
Краткая энциклопедия Белорусская ССР является
научным трудом большого авторского коллектива.
В его создании участвовало более 4 тысяч учёных,
партийных и советских работников, специалистов
народного хозяйства, деятелей культуры,
искусства и литературы, журналистов, краеведов
и др. Материалы во время подготовки издания
широко обсуждались в научных, партийных,
государственных, общественных организациях и
учреждениях, рецензировались специалистами.

Издательство было создано в январе 1967 года как


главная редакция Белорусской Советской
Энциклопедии Академии наук БССР на правах
научно-исследовательского института.

Пятый том был напечатан в 1981 году

Госархив Витебской области: ​8 0212 36-47-11