Вы находитесь на странице: 1из 10

Партизанская война.

Легендарная страница белорусской 


истории, с которой снята и патина времени, и 
торжественная позолота. 
Цикл «Партизаны». Десять реальных историй о реальных 
людях.   

Он не был знаменитым героем.

Пятнадцатилетний мальчик-партизан, который с


винтовкой уходил на задания, пока его мама лечила
других партизан, уже раненых. А после
живописавший историю народного сопротивления
именно такой: увиденной глазами подростка,
который с братом уходит громить фашистский
гарнизон, и глазами матери, сыновья которой уходят
в бой. ​/фоном мелодия Высоцкого «Сыновья уходят в
бой»/

Дилогия Алеся Адамовича «Партизаны» - это


произведение, которое, пожалуй, наиболее жизненно
и детально описывало жизнь беларусских партизан.
Ее логичное продолжение – Хатынская повесть -
заставила беларусов осознать страшную рану,
которая до этого десятилетиями рубцевалась в
народной памяти.

ПАРТИЗАНЫ: АЛЕСЬ АДАМОВИЧ

Семья Адамовичей жила в поселке Глуша, что


недалеко от Бобруйска, и была известна на десять
верст вокруг. Отец – талантливый врач, постоянно в
разъездах: от пациента к пациенту. Ночью в доме
почти постоянно были чужие люди: ждали, когда
доктор вернется с вызова, чтобы увезти его к новому
заболевшему.

Мама – тоже медик, работает в аптеке, у всех на


виду. После, когда их сыновья уже уйдут в
пратизаны, все окрестные будут узнавать в них
«докторовых детей» и относится с особым
вниманием.

В самом начале войны отец сразу же


мобилизовался на фронт, а уже через шесть дней
фашисты заняли Бобруйский район, и семья
оказалась под оккупацией.

Партизанские отряды также возникли здесь


очень быстро: уж слишком много было окруженцев.
Одна из главных потребностей бойцов – это
медицинские препараты: бинты, йод, …. Потому не
удивительно, что работница аптеки Анна
Митрофановна уже августе стала подпольщицей и
связной.

Два года жизни лесных бойцов спасала


фармацевт из Глушево. А в сорок третьем ей вместе с
сыновьями пришлось сбегать из родного дома – над
семьей нависла угроза ареста… Так Саша Адамович в
свои 15 попал в партизанский отряд.

В.в/к.:

В будущем писатель подробно опишет все


детали, которые видел еще подростком: и как в
немецкой каске плавили алюминивую обшивку
немецкого самолета, отливая из нее ложки; как в
долгом походе набирали в тряпку грязь и выдавливали
из нее воду, цветом похожую больше на крепкий чай,
а немецкие листовки аккуратно разрывали вдоль – на
самокрутки… /рвет немецкую листовку –
«сдавайтесь!»/

Партизанский отряд имени Кирова воевал также,


как большинство народных мстителей Беларуси.
Одно из главных направлений – нападения на
гарнизоны.

Партизаны атаковали каждый раз в новое время:


ночью, на рассвете, под вечер… Некоторые полицаи
яростно сопротивлялись, бывало, что гарнизон
оказывался пуст: полицаи, боясь нападения, по ночам
прятались в жито, там и ночевали.

Немало было тех, кто переходил на сторону


партизан. В отряде из бывших коллаборационистов
был чуть ли не каждый десятый.
Эксперт:​Да, действительно было немало полицаев, которые
переходили на сторону партизан, но при это все равно
противостояние оставалось очень жестоким. Это очень жестокое
время было. Тот же Адамович описывал, как хотел подпустить немцев
поближе, чтобы потом вскочить, чтобы наверняка убили. То есть,
если люди оказывались без оружия, они специально планировали, как
сделать так чтобы их не ранили, а именно чтобы не попасться в руки
живым… потому что пытки, которым подвергались попавшие в плен
партизаны – они были действительно страшные.

Также подросток-Алесь Адамович успел принять


участие в рельсовой войне. Немцы стягивали свои
силы в кулак под Курской дугой, а партизаны – с
помощью специальных толовых шариков взрывали
рельсы. Причем, взрывали каждый рельс на
протяжении нескольких километров. Заодно
спиливали в окрестностях все телеграфные столбы.

В.в/к.:

Партизанская жизнь подразумевала множество


предосторожностей. Например, пищу за двадцать
минут до обеда обязательно пробовал один человек –
часто в лагерь подсылали лазутчиков с ядом. Или,
еще деталь: партизаны старались не заходить в
дома со шторами и вазонами на окнах – обзор улицы
закрыт, и из такого окна можно не заметить
облаву.

Если партизан в деревне застигали


вдвоем-втроем, то часто они даже не пытались
отстреливаться, а сразу сдавались, чтобы не навлечь
беду на деревню. Сдавались в плен, принимали муки.

«Воюй, а не дразнись»

Массовые сожжения – это часть


антипартизанских операций, проводимых
фашистами. Фотографии горящих заживо людей в
отчетах подписывались: «пацификация (то есть
умиротворение) белорусской деревни».

Корнем фашистского террора была не столько


жестокость, сколько эффективность. Они думали, что
ужасом – именно так переводится слово «террор»,
они смогут сломить волю к сопротивлению.
Беларусы – внешне такие спокойные и тихие.
Казалось, что постоянные казни, публичные
экзекуции или уж массовые сожжения – точно
запугают этих людей. Так думали фашисты. Они
ошиблись.
В 1943-м они осознали, что карательные акции
лишь волну гнева, что за оружие начали браться даже
женщины, старики и подростки.

Из речи Курта фон Готтберга, руководителя СС и


полиции в Беларуси, 9 апреля 1943 года

Опыт борьбы с партизанами учит, что этот


(беларуский. – ​
Авт.​) народ имеет врожденное
чувство справедливости, и что меры насилия,
полного уничтожения и т. д. совершенно
ошибочные.

В Западной Европе, пытаясь бороться с


партизанами, фашисты также устраивали террор,
уничтожали деревни. Однако уже первый случай –
чешский поселок Лидице вызвал такой
общественный резонанс, что даже гитлеровцы
предпочли не продолжать.

Трагедия Лидице – где летом 1942-го в котором


были расстреляны все мужчины, а женщины и дети
отправлены в концлагерь или в лагерь смерти –
поразила весь мир.

Уже через год об этом событии был снят


документальный фильм. В 44-м – сразу после
освобождения – построен огромный мемориал.
Поселок Лидице превратился в памятник, но города
или районы с таким названием стали появляться по
всему миру. В Мексике, Бразилии, Венесуэле,
Панаме, США – уже существующие объекты
переименовывали: Лидице, Лидице, Лидице...

Хатынь, Хатынь, Хатынь. Это слово вы уже


никогда не встретите на карте мира. Также как и
названия еще более чем шестисот деревень,
сожженных карателями во время Великой
Отечественной войны.

Эти чудовищные преступления были совершены в


Беларуси раньше, более массово и с большей
жестокостью чем в Чехии. Однако пепел сгоревших
людей не был замечен, не был должным образом
оплакан ни в мире, ни в самой Беларуси.

Война – была столь страшна, что долгое время ее


самые болезненные события вытеснялись из
народного сознания. Это была психологическая
защита для простых людей и это была официальная
позиция руководителей страны.

Марши в день победы – были, общие фразы о


великих жертвах – были, статистика убитых – была,
но никакой конкретики – не было…

Все началось с Петра Машерова. Именно он,


бывший партизанский командир, начал прикладывать
усилия, чтобы сквозь цифры и выверенные слова
проступили отдельные отдельные истории.

Благодаря его усилиям были признаны подвиги


Минского подполья, Брестской крепости. Именно он
продвигал идею увековечения памяти о сожженных
деревнях. В 1965 году Машеров становится
руководителем Беларуси, а уже через год объявляется
конкурс на создание проекта мемориала.

В.в/к.:

Таким образом, на месте где когда-то стояла


Хатынь появляются величественные памятники.
Это – место поминовения для всех ш
​ естисот
двадцати восьми​беларусских деревень, которые
были сожжены вместе со своими жителями в годы
Великой Отечественной войны. Мемориал был
открыт лишь через двадцать лет после трагедии…

​Алесь Адамович, которому еще подростком


довелось проходить мимо деревенских пепелищ, уже
превратился в заметного ученого и писателя. Его
книги расходятся огромными тиражами, в фильмах –
снимаются звезды первой величины – Александр
Демьяненко, Нина Ургант, Екатерина Васильева.

Он отправляется в Хатынь снимать


документальный фильм, о событиях двадцатилетней
давности. Удалось поговорить и с Иосифом
Каминским - прототипом главной скульптуры
мемориала... ​
/для режиссера: там, где дедушка
держит мальчика на руках/

Этот материал оказался столь невыносимо


обжигающим, что фильм не был выпущен на экраны.
Однако Адамович уже не мог остановиться. Он
пишет художественный роман «Хатынская повесть»,
и вместе с Владимиром Колесником и Янком Брылем
работает над документальной хроникой погибших
деревень. В течении четырех лет писатели объездили
окрестности 147 сгоревших белорусских деревень,
записывая свидетельства очевидцев на
магнитофонную ленту.

Этот материал стал основой для книги «Я – из


огненной деревни».

Прошло еще двадцать лет, и трагедия


белорусской деревни была отражена на широком
экране. В 1986 году на суд зрителей была
представлена военная драма «Иди и смотри» по
сценарию Алеся Адамовича. Во время просмотра
людям часто становилось плохо, поэтому возле
кинотеатров дежурили машины скорой помощи.

Адамович часто говорил, знать об этом –


страшно. Забывать – опасно. Сам Алесь Михайлович
писал свои книги и сценарии, обливаясь холодным
потом. В буквальном смысле слова.

Врачи долго не могли понять, в чем дело, что это


за болезнь… Оказалось: индивидуальная реакция на
эмоциональное напряжение.

В.в/к.:

​ огласно завещанию Алеся Адамовича


С
похоронили в родном селе – Глуша, Бобруйского
района. Здесь вместе со своей мамой он вел
подпольную работу, это место он описал в своей
дилогии «Партизаны», переименовав населенный
пункт в «Лесную Селибу». Однако, в 2002 году
оказалось, что люди, не равнодушные к истории
Великой Отечественной, знают где происходили
события знаменитого романа, они даже сумели
отыскать дом в котором жил писатель.

Неизвестные проникли в пустующий дом. Пол,


стены, мебель были изрисованы фашистской
символикой. Ножом проткнули фотографию 37-ой
партизанской бригады, в которой служили Алесь
Адамович и его мать.
Эксперт: дочь писателя рассказывает о том, что увидела в
доме.
Алесь Адамович считал, что правдивая память о
войне – это прививка, которая поможет
предотвратить войны новые. Вы помните, а значит у
вас есть шанс. Шанс не дать повториться той
страшной истории.

Насколько хорошо молодые беларусы знакомы с


самым болезненным эпизодом белорусской истории –
антипартизанскими акциями фашистов в беларусских
деревнях? Мы решили выяснить это – задав прямой
вопрос на улицах и, при необходимости, помочь
ребятам заполнить пробел.

Петя на улице подходит к дурацкого вида


тусующимся ребятам:

Здравствуйте! Скажите, а что вы знаете о Хатыни?

Нарезка ответов.

Вы были в мемориале, читали книгу, смотрели


фильм?

Нарезка ответов.

Как вы думаете, ваше эмоциональное отношение к


этому событию изменится, если вы посмотрите
фильм?

Ребята приходят в кинотеатр, рассаживаются по


местам.

Лица зрителей снимаются как в фильме «На пять


минут старше».
Если кто-то будет плакать, то на крупном плане слез
пускаем титры.
Партизанская война. Легендарная страница белорусской 
истории, с которой снята и патина времени, и 
торжественная позолота. 
Цикл «Партизаны». Десять реальных историй о реальных 
людях.