Вы находитесь на странице: 1из 17

ИСТОРИЯ

ИМПЕРИЯ ДО СОДРУЖЕСТВА.

После того как Британская империя потеряла 13 американских колоний,


оставив за собой Канаду, Индию, некоторые владения в Вест-Индии и ряд
разбросанных и отдаленных поселений, в метрополии наметились две
политические линии. Первая предполагала ориентацию на расширение
британского влияния в Индии и на Дальнем Востоке. Вторая линия, наряду с
расширением этого влияния (в интересах британской промышленности и в
целях экономии государственных расходов) допускала развитие в колониях
самоуправления, чтобы предотвратить повторение Войны за независимость
североамериканских колоний. В процессе реализации этих установок
усугублялись различия между колониями, осваиваемыми английскими
поселенцами и, по мнению метрополии, способными к самоуправлению
(Канада, Австралия, Новая Зеландия, позже провинции Южной Африки), и
теми завоеванными колониями, в которых были установлены прямые формы
британского управления (территории в Азии и некоторых частях Африки).
Вместе с тем в обоих случаях Великобритания рассматривала каждую колонию
как относительно самостоятельное образование с местным правительством,
обладавшим правом проводить независимую политику. Такое отношение
побуждало развивать в колониях парламентские формы правления и
устанавливать власть закона, чему способствовали распространение
английского языка и его использование в административной сфере и в системе
образования.

Содружество следовало принципу открытой ассоциации исходя из характера


отношений, которые Великобритания устанавливала с колониями поселенцев.
Канада создала модель для развития парламентских демократических форм
правления в колониях. В 1837 Верхняя и Нижняя Канада восстали, потребовав
закрепления прав колониального самоуправления, впервые установленных
американскими революционерами 60 лет назад. В ответ на это требование
генерал-губернатор Британской Северной Америки лорд Дарем (Дергем,
Дерхем) в 1839 выступил с докладом, в котором предложил ввести т.н.
«ответственное правительство». Это предполагало формирование
правительственного кабинета по британскому образцу. Дарем признал, что
избираемая колониальная ассамблея и ответственная перед ней исполнительная
власть смогут осуществлять контроль над внутренней политикой. В то же
время он особо оговорил, что Великобритания оставляет за собой право
решающего голоса в следующих пяти основных сферах колониальной
политики: контроль за государственными землями, форма колониальных
конституций, внешняя политика, внешняя торговля, оборона. Все эти
ограничения постепенно отменялись в Канаде, Австралии и Новой Зеландии с
1840-х годов до конца Первой мировой войны.

Контроль за государственными землями в колониях быстро перешел к местным


правительствам, которые добились права принимать собственные конституции
и судебные системы. Еще в 1859 Канада начала устанавливать свои тарифы,
ограничив контроль Великобритании над внешней торговлей.

Менее заметным оказался прогресс во внешнеполитических делах и в обороне.


Хотя с течением времени Великобритания признала необходимость
консультаций с доминионами по вопросам внешней политики, она все еще
удерживала здесь за собой право решающего голоса. Британский флот
продолжал осуществлять защиту империи в целом, но сухопутные войска
выводились из самоуправляющихся колоний, бравших на себя функции
самообороны.

Таким образом, в колониях укреплялась тенденция к расширению сферы


ответственности в делах местного управления, что сопровождалось ростом
национального самосознания. Слияние колоний в более крупные
территориальные образования потребовало и большей независимости во
внутренней политике. В 1867 провинции Канада, Новая Шотландия и Нью-
Брансуик объединились в доминион Канада (формально Канада считалась
конфедерацией). Шесть австралийских колоний образовали в 1900
Австралийский Союз. В 1910 четыре южноафриканские колонии сформировали
Южно-Африканский Союз.

В конце 19 в. империя установила два важных института для поддержания


контактов между Великобританией и самоуправляющимися колониями. В 1879
правительство Канады назначило верховного комиссара для защиты интересов
страны в Лондоне. Британское правительство отказалось придать ему статус
посла, однако важный прецедент все же был создан, и другие колонии также
назначили верховных комиссаров.

Начало Содружеству было положено проведённой в 1887


году в Лондоне колониальной конференцией, на которой закрепились основы
новой колониальной политики: отныне наиболее развитым колониям стал
дароваться статус доминионов — автономных квазигосударственных
образований (позднее — фактически независимых государств), при этом все
они становились частью Британского Содружества наций — объединения,
призванного сплотить огромную Британскую империю. Такими доминионами
стали Канада, Австралийский Союз, Новая Зеландия, Южно-Африканский
Союз, Ньюфаундленд и Ирландия.

На конференции премьер-министров Великобритании и британских


владений 1926 года была принята специальная декларация, в которой
Великобритания и доминионы признали, что эти государства имеют «равный
статус и не являются зависимыми одно от другого в каком бы то ни было
аспекте своей внутренней или внешней политики, несмотря на то, что их
сближает общая верность Короне и свободное членство в Британском
содружестве наций».

Правовой статус Содружества был закреплён Вестминстерским статутом от 11


декабря 1931 года, и вплоть до 1947 года оно представляло собой некое
подобие союза государств, каждое из которых было объединено
с Великобританией личной унией (то есть главой доминионов признавался
британский монарх).

Содружество наций после 1945

После окончания Второй мировой войны наступил распад Британской империи,


вызванный ростом национально-освободительных движений в британских
владениях и финансовыми трудностями британского правительства. С 1946
«Британское содружество» стало именоваться просто «Содружеством».

Уже обретение Индией независимости и установление в ней республиканской


формы правления (а следовательно, и отказ признавать британского монарха
главой государства) потребовало кардинального пересмотра основ организации
Содружества. В частности, было изменено название самой организации, а
приоритетными целями её деятельности стали гуманитарные миссии,
образовательная деятельность и т. п. Содружество рассматривается в первую
очередь как организация, в рамках которой государства, различающиеся по
уровню развития и характеру экономики имеют возможность вступать в тесное
и равноправное взаимодействие.

Бирма и Аден, получившие независимость в 1948 и 1967, соответственно, стали


единственными бывшими британскими колониями, так и не вошедшими в
состав Содружества после обретения независимости. Из бывших протекторатов
и мандатных территорий Лиги наций, в Содружество не вошли Египет
(ставший независимым в 1922), Израиль (1948), Ирак (1932), Бахрейн (1971),
Иордания (1946), Кувейт (1961) и Оман (1971). Ирландская Республика
покинула Содружество с провозглашением республиканской формы правления
в 1949. Несмотря на это, согласно Ireland Act 1949, граждане Ирландской
Республики имеют по британскому законодательству равный статус с
гражданами стран Содружества.
Вопрос о противоречии между республиканской формой правления и
членством в Содружестве был разрешён в апреле 1949 на совещании премьер-
министров стран Содружества в Лондоне. Индия согласилась признать
британского монарха в качестве «символа свободной ассоциации независимых
государств-членов Содружества и главы Содружества» с января 1950, когда
должно было вступить в силу провозглашение Индии республикой. Остальные
члены Содружества, со своей стороны, согласились на сохранение членства
Индии в организации. По настоянию Пакистана было решено, что в отношении
иных государств будет принято аналогичное решение. Лондонскую декларацию
часто рассматривают как документ, знаменующий начало существования
Содружества в его современном виде.

До сих пор в 16 государствах, входящих в Содружество (помимо Соединённого


Королевства), главой государства признаётся британский монарх,
представленный генерал-губернатором. Он же является и главой Содружества;
этот титул, однако, не подразумевает какой-либо политической власти над
государствами-членами Содружества и не распространяется на британского
монарха автоматически. Большинство государств-членов Содружества не
признают британского монарха главой государства. Это, однако, не влияет на
их статус в рамках Содружества. Содружество не является политическим
союзом, и членство в нём не позволяет Великобритании оказывать какое-либо
политическое влияние на остальных членов.

С ростом Содружества Великобританию и доминионы, существовавшие до


1945 года (название «доминион» вышло из официального употребления в 1940-
е годы), стали неофициально называть «Старым Содружеством» (Old
Commonwealth), особенно начиная с 1960-х годов, когда начались разногласия
между некоторыми из них и менее богатыми членами Содружества из числа
новых независимых государств Африки и Азии. Эти разногласия, приведшие к
обвинениям Старого, «Белого» Содружества в том, что его интересы
отличаются от интересов африканских членов организации, к обвинениям в
расизме и колониализме, возникали в ходе ожесточённых дебатов по вопросам
Южной Родезии в 1970-е, наложения санкций на ЮАР в 1980-е и, ближе к
нашим дням, по вопросам необходимости продвижения демократических
реформ в Нигерии, а впоследствии в Зимбабве. В частности, президент
Зимбабве Роберт Мугабе часто использует выражение «Белое Содружество»
(White Commonwealth), заявляя, что попытки Содружества заставить его пойти
на осуществление политических перемен в стране на самом деле являются
проявлениями расизма и колониализма со стороны Белого Содружества,
доминирующего в Содружестве наций как таковом.

СВЯЗИ СОДРУЖЕСТВА

Содружество всегда было открытой организацией, даже в прошлом, когда оно


включало в себя однородные в этническом отношении колонии. В период
между двумя мировыми войнами жители доминионов и Великобритании были
связаны общностью происхождения, подданства, языка, приверженностью
британской короне, общим наследием в виде политических институтов
британского образца, типом образования, а также тесными экономическими
связями.

Между 1947 и 1978 в Содружество были приняты 34 новых члена, одно


государство – Пакистан – вышло из него. Большинство составили африканские
и азиатские страны, с преобладающим местным населением и господством
неевропейских культур. Соответственно изменялись и неформальные правила
членства. Бывшие английские колонии, получив независимость, не становились
автоматически членами Содружества, а вступали в него с согласия других
членов. Британского монарха следовало признавать в качестве символа
свободной ассоциации, и некоторые члены Содружества вынуждены были
считаться с этим, даже если становились республиками. Ни одно из требований
больше не считалось обязательным, и не допускалось никакого ущерба
суверенитету стран-членов. Вместе с тем некоторые из бывших колоний, став
независимыми государствами, решили не присоединяться к Содружеству –
например Британское Сомали, ставшее частью государства Сомали, Южный
Камерун, вошедший в государство Камерун, Судан, Бирма, эмираты
Персидского залива.

С упрощением процедуры вступления в Содружество некоторые из старых


связей исчезли, другие – изменились в соответствии со статусом и
потребностями новых членов.

Елизавета II — Глава Содружества наций с 1952 года

Традиционно Главой Содружества провозглашается монарх Великобритании, в


настоящее время таковым является Елизавета II. В качестве главы Содружества
она не выполняет никаких формальных функций и её роль в повседневной
деятельности организации лишь символическая. В 16 государствах
Содружества монарх Великобритании до сего дня является де-юре главой
государства, но при этом также не исполняет формальных функций.

Пост главы Содружества не является титулом и не передаётся по наследству.


При смене монарха на британском троне главам правительств стран-членов
Содружества предстоит принять формальное решение о назначении нового
главы организации.

Административное руководство Содружеством осуществляет Секретариат,


штаб-квартира которого с 1965 года располагается в Лондоне. С 2016 года
главой Секретариата является Патриция Скотленд (уроженка Доминики,
выросшая в Великобритании)

Годовщина создания Содружества — День Содружества (Commonwealth Day)


— отмечается в Великобритании во второй вторник марта, а официальным
названием департамента иностранных дел правительства Великобритании
(аналогия Министерства иностранных дел) по-прежнему является Управление
иностранных дел и по вопросам Содружества (англ. Foreign and Commonwealth
Office).

Членство

Карта Содружества наций по состоянию на 2005. Территория государств-


членов Содружества выделена синим цветом.

Общая численность населения стран Содружества составляет около 1,8 млрд.,


то есть примерно 30 % населения мира. С точки зрения численности населения
на первом месте находится Индия (по переписи 2001, один миллиард человек),
за которой идут Пакистан, Бангладеш и Нигерия (население каждой из них
превышает 100 млн.); самое немногочисленное население у Тувалу — 11 тыс.
Территория стран Содружества составляет примерно четверть земной суши.
Крупнейшие из них по территории — Австралия, Канада и Индия.

Членство в Содружестве открыто для всех стран, признающих основные цели


его деятельности. Необходимо также наличие прошлых или нынешних
конституционных связей между кандидатом на вступление и Великобританией
или иным членом Содружества. Не все члены организации имеют
непосредственные конституционные связи с Великобританией — некоторые из
южнотихоокеанских государств находились под управлением Австралии или
Новой Зеландии, а Намибия с 1920 по 1990 — под управлением ЮАР. В 1995
членом Содружества стал Камерун. Под британским управлением находилась
лишь часть его территории по мандату Лиги наций (1920—1946) и по
соглашению об опеке с ООН (1946—1961).

Существует лишь один член Содружества, для которого это правило было
нарушено. Мозамбик, бывшая колония Португалии, была принята в
Содружество в 1995 после триумфального восстановления членства ЮАР и
проведения в Мозамбике первых демократических выборов. За Мозамбик
попросили его соседи, все из которых входили в Содружество и желали помочь
Мозамбику в преодолении ущерба, нанесённого экономике этой страны в связи
с её противостоянием с режимами белого меньшинства в Южной Родезии
(теперь Зимбабве) и ЮАР. В 1997 главы государств Содружества всё же
приняли решение о том, что вопрос Мозамбика следует рассматривать как
особый и не создающий прецедента на будущее.

КОНСТИТУЦИОННЫЕ СВЯЗИ.

У Содружества нет конституции, и в международном праве оно не считается


единой организацией. Тем не менее конституции Канады, Австралии, Шри-
Ланки, Ямайки, Новой Зеландии, Барбадоса, Маврикия, Багамских островов,
Гренады, Сент-Винсента и Гренадин, Сент-Люсии, Сент-Кристофера и Невис,
Антигуа и Барбуда, Папуа – Новой Гвинеи, Соломоновых островов, Тувалу и
Великобритании признают британского монарха официальным главой
государства. В каждом из этих государств (кроме Великобритании) монарх
представлен генерал-губернатором, который занимает по отношению к
правительству положение, подобное положению монарха в Великобритании.
Республики, как правило, возглавляются президентами, но Малайзия,
Свазиленд, Тонга и Лесото являются независимыми монархиями. Эти
государства не выражают приверженности британскому монарху, но признают
его главой Содружества.

Юридический комитет Тайного совета – последняя инстанция для апелляций


стран – членов Содружества. Тем не менее многие страны, включая Канаду и
Австралию, не обращаются в эту инстанцию.

ГРАЖДАНСТВО И НАЦИОНАЛЬНОСТЬ.

Несмотря на то, что Великобритания и некоторые страны признают за


потенциальными иммигрантами из стран Содружества общий статус
британских подданных либо «граждан Содружества», во всех этих странах в
настоящее время действуют ограничения на иммиграцию из других стран
Содружества. В прошлом Великобритания принимала всех граждан стран
Содружества. Но в 1962, согласно британскому законодательству, на
иммиграцию из Вест-Индии были введены ограничения, а в 1968 определена
квота на въезд в Англию лиц азиатского происхождения, проживающих в
Кении. После этого преимущества общего гражданства в Содружестве стали
сомнительными, а фактор гражданства потерял свое значение в качестве
связующего звена.

ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

Важным фактом национальной жизни является язык - язык повседневного


общения и деловых людей, интеллектуальной элиты и докеров в порту.
Интересы торговли, делопроизводства, управления обусловили постепенное
распространение английского языка на территориях империи: метрополия
культивировала обучение ему, а позже - и образование на нем. Глубокое
проникновение англичан во все сферы жизни общества привело к тому, что их
язык постепенно оттеснял местные на второй план. Этот процесс оказался
возможным и потому, что территории, подчиненные англичанами, были весьма
неоднородными в этническом и лингвистическом плане - иначе говоря, в
Африке в состав одной колонии объединялись территории и население
десятков племен, никогда до того не живших в составе единого государства.
Теперь они вынуждены были как то общаться друг с другом, а города, которые
построили англичане, стали крупными центрами притяжения разноязыкой
массы туземцев из провинции — эти города стали своеобразными
"плавильными котлами" для будущих кенийцев, ганцев и пр. И начинался этот
процесс с языка — английский язык позволял объясняться как друг с другом,
так и с правительственными чиновниками. Со временем английский язык
проник и в глубинку, однако там его присутствие остается под вопросом и по
сей день.

Язык метрополии получил распространение на всех территориях империи и


долгое время служил неким критерием отличия обитателей империи от других
людей, говоривших на французском, немецком, китайском и т.д., и уже
поэтому выполнял немалую интеграционную функцию - он делил людей на
"своих" и "чужих". В наше время значение английского языка как фактора,
объединяющего народы Содружества, сильно сократилось, хотя он и сохраняет
свое положение в качестве одного из официальных языков практически
повсюду в государствах Содружества. Причин тому несколько. С достижением
независимости в бывших колониях, а ныне независимых государствах,
повсеместно произошел всплеск лингвистического национализма,
ориентировавшегося на возрождение традиционных языков и отказ от наследия
колонизаторов-англичан. Вместе с тем необходимость владения английским
языком для представителей властной и экономической элит сохранилась, так
как английский язык благодаря последовательной гегемонии США и
Великобритании в мировой экономике и политике стал мировым языком
делового, культурного, интеллектуального, политического общения. Новый
статус английского языка способствовал тому, что старое деление на "своих"
"чужих" во многом утратило актуальность. Львиная доля всех договоров,
соглашений, контрактов в современном мире заключается именно на
английском, а потому предпринимателям из, предположим, Индии, столь же
просто договориться с компанией из Квебека, Германии или Китая, как и с
ливерпульской или шеффилдской. В общем, тот факт, что лучше всего на
классическом английском говорят выпускники Оксфорда и Кембриджа отнюдь
не прибавляет очков Великобритании и вообще народам, для которых
английский язык является родным.

Несколько иначе обстоит дело в сфере культуры, особенно в том, что касается
культуры письменной. Очевидно, что британское искусство, литература и т.д.,
придя в страны империи вслед за языком, оказали немалое влияние на
культурную жизнь и развитие этих стран. Разумеется, такое влияние
первоначально было достоянием лишь интеллектуальных элит, однако
впоследствии, когда нормой жизни состоятельных коренных жителей колоний
стала отправка детей на учебу в Англию, а университеты по британскому
образцу начали открываться и в самих колониях, сформировался определенный
социальный слой, подвергшийся влиянию британской культуры. Напротив,
автохтонная культура здесь оставалась зачастую лишь на задворках
подсознания. Страта англизированной элиты никогда не была слишком
широкой, но всегда - наиболее влиятельной. Высшие слои общества,
призванные управлять, неизбежно должны были усвоить и английский язык, и
британскую (а с ней - и западную) культуру, а так как при этом они отрывались
от собственных корней, сохранение той или иной ассоциации с метрополией,
по крайней мере, культурной, оставалось их целью даже наряду со стремлением
к государственной независимости (опять же позаимствованной из
идеологического багажа европейской культуры).
Когда колонии стали независимыми государствами, влияние было дополнено
резко усилившимся влиянием культур других европейских государств и,
видимо, сохраняется, хотя и в несколько урезанном виде, и по сей день.

Вплотную к вопросам единства культурного пространства примыкает вопрос


единства религиозного. На заре истории империи этот фактор - единство
людей, верующих в Христа на протестантский (англиканский) манер, - являлся,
возможно, важнейшим. Единство колонистов как протестантов не в меньшей
мере, чем их единство как англичан, позволило создать Канаду и Австралию,
Южно-Африканский союз и Новую 3еландию. Немалое воздействие оказала
религия и на англизированные элиты не-белых колоний. Обмирщение
общественного сознания и распространение атеизма, материализма привели к
постепенному упадку значения религии в жизни государств Содружества.
Сейчас она удерживает определенные, не слишком значимые позиции в
метрополии и бывших доминионах, хотя эту религию можно назвать
христианской лишь с некоторой натяжкой: она сохранилась как сильно
формализованная, но неотъемлемая часть классической британской культуры -
и не более того. В колониях же вера в Христа, слабая на Британских островах и
у потомков переселенцев оттуда, приняла очень странный облик,
оптимизированная под один из приводных ремней правящих элит. Сложно
говорить о том, влияют ли хотя бы каким-нибудь образом религиозные
факторы на отношения между государствами Содружества, или нет. Даже если
ответ на этот вопрос будет положительным, то они являются, наверное, одними
из наименее существенных элементов в сложной мозаике отношений между
странами Содружества.
Развитие британского Содружества наций отнюдь не было линейным или
одномерным процессом, захватывая многие и многие сферы жизни общества. В
наше время оно действительно утратило во многом свои позиции, что вполне
объяснимо: Британия не в силах поддерживать свой великодержавный статус,
ей не по силам глобальное присутствие и ответственная политика в странах
"третьего мира". Ее членство в Содружестве, ее роль в нем является некоей
результирующей факторов, названных выше - экономических, военно-
политических, культурных и пр. Точно так же, другие страны Содружества,
будучи участниками этой системы, соизмеряют свои обязательства стран-
участниц со своим государственными интересами. Эти интересы носят, в
основном, конъюнктурный характер, так как концепции внешней политики
государств Юга не могут опереться на устойчивую традицию и вынуждены
подчиняться колебаниям взглядов акторов системы - великих держав Запада и
Востока. Напротив, в отношениях между странами британской культуры
традиционные факторы превалируют над конъюнктурными - «словно говоря,
для жителей Оттавы существенно важнее сохраняющиеся культурные связи и
британское политическое, культурное и другое наследие, чем прибыльность
Межгосударственной торговли. Это обусловлено прежде всего высоким
жизненным уровнем этих стран, позволяющим населению задумываться не
только о пропитании, но и о чем-нибудь еще. Это относится и к
англизированным элитам стран "третьего мира". Можно утверждать, что
Содружество наций покоится на трех китах: британской культуре,
англизированных элитах Юга и единстве англосаксонской расы
"переселенческих колоний". Такое положение, вероятно, будет сохраняться и
впредь, несмотря на то, что значимость его элементов постепенно ослабевает.

Заключение
За минувшие 50 лет мир сильно изменился - изменение претерпела и мотивация
государств - членов Содружества. Связывает ли такие государства, как Индия и
Сингапур, Нигерия и Бермудские острова, что-либо, кроме записи в книге
национальной истории?

Ответ на этот вопрос во многом будет ответом на вопрос об эффективности


Содружества, его реальности и "нужности" для отдельных стран-участниц.
Связи между этими государствами, хотя бы и существенно потерявшие в весе,
до сих пор охватывают многие сферы жизни обществ и государств - бывших
участников империи.

Содружество - это осколок прошлого, способствующий сохранению каких-то


остатков связей, их значимости для стран-участниц; Содружество - это
памятник единству британского народа и, что более актуально, -британской
культуры (и политической также); Содружество - это важный элемент
существующей системы международных отношений. Эти три постулата в
значительной степени характеризуют современное положение Содружества
наций и тех наций, которые входят в его состав. Общее прошлое стран-
участниц оставило о себе неоднозначную память. Положительные и
отрицательные последствия колониального периода до сих пор оказывают
существенное влияние на политику и экономику новых государств.

Современное Содружество наций сильно отличается от той организации, с


которой начинался процесс эволюции. В отличие от громоздкой
бюрократической системы управления колониями, провоцировавшей массу
конфликтов с местными политическими элитами, существующая структура
полностью соответствует британским интересам уже по тому, что выгодна
бывшим колониям, хотя была создана по инициативе Лондона.

Сейчас Содружество позиционируется исключительно как объединение


демократических стран. В этом контексте интересно, что даже такое
принципиально важное событие как вступление Мозамбика в организацию
никак особенно отмечалось, чтобы не напоминать лишний раз, что все
остальные члены Содружества – бывшие британские колонии.

Англия сделала большой вклад в развитие культуры и образования колоний в


период существования империи. Программы Содружества наций,
направленные на развитие человеческого потенциала являются естественным
продолжением еще имперской политики по развитию колоний. Точно то же
самое касается и стимулирование многосторонних экономических связей в
рамках организации, стимулирования кооперации между развивающимися
странами объединения – они выгодны Великобритании в том контексте, что
развивают саму организацию. Динамично развивающиеся государства
объединения – это огромный вклад и в развитие британской экономики. Если
проанализировать совокупность всех гуманитарных программ организации, то
становится очевидно, что их общей целью является создание единого
динамично развивающегося социально-экономического и культурного
организма на пространствах, составлявших Британскую Империю.

СОДРУЖЕСТВО И МИР

Каждая страна – член Содружества в полной мере независима в проведении


своего внешнеполитического курса. Все они входят в ООН, но так и не
образовали своих блоков в этой организации. Великобритания и более «старые»
члены Содружества обычно голосуют совместно с США, в то время как афро-
азиатские государства чаще придерживаются нейтральных позиций.
Страны Содружества являются членами организаций, объединяющих и не
входящие в него государства. Например, Великобритания и Канада – члены
Организации Североатлантического договора (НАТО); Великобритания,
Австралия и Новая Зеландия были членами Организации договора Юго-
Восточной Азии (СЕАТО) до ее роспуска в 1977. Африканские члены
Содружества входят в Организацию африканского единства.

В настоящее время членство в Содружестве не налагает особых обязательств


даже на Великобританию. Не обладая властными прерогативами,
Великобритания тем не менее дорожит своим символическим престижем главы
Содружества и старейшего члена организации. Другие страны довольствуются
преимуществами, которые дает устойчивое сотрудничество.

Оценить