Вы находитесь на странице: 1из 432

ББК 67.

412
К 56

Рекомендовано к изданию Кафедрой международного права


Дипломатической академии Министерства иностранных дел
Российской Федерации.

Рецензент:
доктор юридических наук, профессор В.М. Шумилов

Ковалев А.А.
К 56 Международное экономическое право и правовое регу-
лирование международной экономической деятельности.
Учебное пособие. — М.: Научная книга, 2007. — 424 с.
ISBN 978-5-91393-015-6
Исчерпывающий анализ принципов международного экономичес-
кого права, нормативной основы сотрудничества государств в эко-
номической области, создания и деятельности международных эко-
номических организаций делает это учебное пособие полезным при
формировании учебных курсов по международному праву, междуна-
родному экономическому праву.
Для работников государственного аппарата, законодателей, ученых,
преподавателей, аспирантов, студентов вузов, юридических и эконо-
мических факультетов.

© Ковалев А.А., 2007


© «Научная книга», 2007

ISBN 978-5-91393-015-6

2
Предисловие

Несмотря на то, что в последние годы российские юристы-междуна-


родники стали уделять больше внимания проблематике важнейшей,
динамично развивающейся отрасли международного публичного пра-
ва — международному экономическому праву, до сих пор ощущается
недостаток в монографических работах, учебниках. Учебное пособие
профессора Дипломатической академии МИД России А.А.Ковалева
«Международное экономическое право и правовое регулирование меж-
дународной экономической деятельности на современном этапе», в ос-
нову которого положен курс его лекций по проблемам международного
экономического права, в значительной степени восполняет этот пробел.
Основной акцент в учебном пособии А.А.Ковалева сделан на рас-
смотрении принципов международного экономического права, на ана-
лизе роли международных экономических организаций в условиях
глобализации. Автор исходит из того, что международные организа-
ции, численность которых превышает 4 тысячи, играют важную роль
в осуществлении международного экономического права.
В учебном пособии достаточно подробно раскрыты правовые воп-
росы международной экономической интеграции в различных реги-
онах мира, причем особое внимание уделено изучению интеграции в
рамках Европейского союза, ЕврАзЭС и других интеграционных объ-
единений, представляющих особый интерес для России.
Учитывая, что при всей своей самодостаточности современная рос-
сийская экономика едва ли может эффективно развиваться без актив-
ного взаимодействия с мировым рынком товаров, услуг и капиталов,
большое место в пособии уделяется правовым вопросам создания и
деятельности Всемирной торговой организации, вопросам присоеди-
нения к этой универсальной организации, регулирующей междуна-
родные торговые отношения.
В учебном пособии нашли отражение и такие важные для совре-
менных международных экономических отношений вопросы как меж-
3
дународно-правовое регулирование иностранных инвестиций, источ-
ники международного инвестиционного права и правовые вопросы
осуществления иностранных инвестиций в российскую экономику.
В связи с усложнением отношений, регулируемых международ-
ным экономическим правом, увеличением объема нормативного и
фактологического материала, необходимостью его систематизации и
упорядоченного применения, трудно переоценить значение учебно-
го пособия А.А.Ковалева. В нем изложены данные и факты, которые
могут быть в большей или меньшей степени известны читателям, на
которых рассчитано настоящее пособие. Однако их освещение может
помочь более четкому представлению о сущности современных про-
блем правового регулирования международной экономической де-
ятельности.
Данное учебное пособие в равной степени может быть использо-
вано работниками государственного аппарата, в функции которых
входит формулирование и реализация государственных интересов в
сфере международной экономической деятельности; учеными, специ-
алистами-правоведами при теоретической разработке проблематики
международного экономического права; преподавателями и студента-
ми — в учебном процессе в университетах, юридических и экономи-
ческих факультетах при формировании учебных курсов по междуна-
родному и международному экономическому праву.

А.Н. Панов,
Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор политических наук,
ректор Дипломатической академии Министерства иностранных дел
Российский Федерации

4
Введение

В эпоху стремительного взаимопроникновения и усиления взаимо-


зависимости государств в экономической, социальной, политичес-
кой, идеологической и культурной областях, особое значение имеют
международные экономические отношения, потребность в развитии
которых обусловлена рядом причин. Во-первых, эти отношения слу-
жат материальной базой обеспечения международной экономичес-
кой безопасности и укреплению всеобщего мира. Во-вторых, между-
народные экономические отношения призваны сыграть важнейшую
роль в ликвидации экономической отсталости развивающихся стран,
установлении нового международного экономического порядка, в ре-
шении многочисленных глобальных проблем. В-третьих, только на
основе международных экономических отношений, их международ-
но-правового регулирования можно создать благоприятные условия
для развития отношений во внешнеторговой, предпринимательской,
инвестиционной, банковской и других областях между российскими
юридическими и физическими лицами и соответствующими контра-
гентами из других стран. И, наконец, в-четвертых, только на основе
международной экономической деятельности, использования норм и
принципов международного экономического права и общепринятой
практики такой деятельности можно стабилизировать экономические
отношения в регионе бывшего СССР, в котором произошли повсемес-
тный разрыв производственных и коммерческих связей и разрушение
общего экономического пространства. Государства СНГ и другие стра-
ны бывшего СССР настойчиво ищут пути и организационно-правовые
формы взаимовыгодного международного экономического сотруд-
ничества не только между собой, но и с другими государствами мира.
Международные экономические отношения в эпоху глобализации,
затрагивающей все области общественной жизни и заключающейся в
снятии экономических, информационных, банковских, таможенных
барьеров, являются довольно сложными по своему содержанию. Пред-
5
Введение

метом этих отношений могут быть покупка и продажа товаров для


поставки из одной страны в другую (международные торговые отно-
шения), оказание технической помощи, использование научно-техни-
ческих изобретений и передовой технологии, ноу-хау и т.п. (междуна-
родное техническое сотрудничество), перевозка пассажиров и грузов с
территории одного государства на территорию другого (международ-
ные транспортные отношения), предоставление туристских услуг для
нерезидентов (международный туризм) и др. Все эти отношения иму-
щественного характера, складывающиеся между юридическими и фи-
зическими лицами, регулируются, как правило, национально-право-
выми нормами, принимаемыми непосредственно государствами. Для
обеспечения правового регулирования экономического оборота между
государствами, его облегчения государства заключают двусторонние и
многосторонние договоры в указанных выше областях деятельности. В
этом случае возникают межгосударственные (межвластные) экономи-
ческие отношения. Типичным примером необходимости заключения
государствами многостороннего международного договора является
принятая ими в 1980 г. Конвенция ООН о договоре международной
купли-продажи товаров. Потребность в разработке и заключении та-
кой конвенции диктовалась тем, что единый мировой рынок нуждается
в создании общих правил поведения для участников международных
экономических отношений. Отсутствие единообразного регулирова-
ния международной торговли до вступления указанной конвенции в
силу (до 1 января 1988 г.) в значительной степени затрудняло транс-
граничный коммерческий оборот. Конвенция же обеспечила широкую
унификацию национальных законодательств, применяющихся к отно-
шениям купли-продажи товаров, когда партнеры находятся в разных
государствах. Подобной же цели служит и Генеральное соглашение по
тарифам и торговле (ГАТТ), принятое в 1948 г. и определяющее права
и обязанности участвующих в нем сторон в сфере внешней торговли и
ряде связанных с ней областей (в частности, инвестиционной деятель-
ности). Комплекс правил, которые в совокупности составляют много-
стороннюю торговую систему, оформленных в виде ГАТТ, послужив-
ших основой для создания Всемирной торговой организации (ВТО),
позволяет заменить более 2 тыс. двусторонних договоров и соглаше-
ний о торговле, подписанных государствами — членами ГАТТ/ВТО.
Иными словами, ГАТТ/ВТО является основным многосторонним ме-
ханизмом, регулирующим международную торговлю.
Большое влияние на международные экономические отношения,
их правовое регулирование оказывает происходящая в последние
годы интеграция государств отдельных регионов мира в экономичес-
кой области. Так, на Американском континенте была создана и ус-
6
Введение

пешно функционирует интеграционная экономическая группировка


NAFTA, объединяющая США, Канаду и Мексику. В Азиатско-тихо-
океанском регионе с 1989 г. существует межправительственная орга-
низация «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество»
(АТЭС), членом которой является и Россия.
Требует больших усилий реализация важных политических решений
государств — членов СНГ по вопросу их экономической интеграции.
Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. В 1996 г. был за-
ключен Договор между Российской Федерацией, Республикой Белорус-
сия, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой об углублении
интеграции в экономической и гуманитарной областях. В 1999 г. к До-
говору присоединилась Республика Таджикистан. В 2000 г. эти страны
учредили Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), включа-
ющее в себя в настоящее время шесть государств СНГ (Российская Фе-
дерация, Республика Белоруссия, Республика Казахстан, Киргизская
Республика, Республика Таджикистан и Республика Узбекистан).
Особый интерес для России, ее интеграции в мировое хозяйство
представляет Европейский союз, объединяющий 27 государств Евро-
пы. В этой связи важное значение для России, для ее экономических
отношений с государствами, входящими в Европейский союз, имеет
подписанное в 1994 г. широкомасштабное соглашение о партнерстве
между Российской Федерацией и ЕС. Важность этого соглашения,
для России, срок действия которого истекает в 2007 г., среди прочего,
заключается в том, что оно создает благоприятный и равноправный
торгово-политический режим для России и государств объединенной
Европы, юридически закрепляет экономическое равенство России и
государств-членов ЕС.
В современных реалиях экономическая деятельность не протекает
только в рамках национальных границ отдельных государств. Неспо-
собность того или иного государства создать и активно поддерживать
действующую экономику и войти в глобальный бизнес означает, что
оно останется экономически слабым, не будет иметь возможности ди-
намично развиваться и не сможет обеспечить экономический рост и
соответствующее благосостояние своего населения.
В этой связи вполне оправданы поиски Россией своего нового мес-
та в мире. Россия вошла в клуб восьми стран (G 8), определяющих
мировую политику, и намерена стать членом наиболее влиятельных
международных экономических объединений. При всей своей само-
достаточности современная российская экономика может эффек-
тивно развиваться лишь при активном взаимодействии с мировым
рынком товаров, услуг и капиталов. В свою очередь, правила игры на
мировом рынке в условиях глобализации определяются ныне кол-
7
Введение

лективно, при решающей роли в этом Всемирной торговой организа-


ции, объединяющей около 150 государств и покрывающей свыше 95%
оборота мировой торговли. Поэтому вступление России в ВТО име-
ет важное значение. Однако при присоединении к этой организации
важно добиться, чтобы вступление в ВТО не привело к утрате госу-
дарством контроля над экономикой страны, закрытию базовых отрас-
лей и потере таким образом перспектив национальной экономики, а,
напротив, дало мощный стимул экономическому развитию страны.
Всё более усложняющиеся, как было показано выше, международ-
ные экономические отношения, охватывающие субъекты междуна-
родного права в области внешних экономических связей и торговли,
транспорта, связи и судоходства, финансов, кредитов, научно-техни-
ческого сотрудничества и оказания различных видов экономической
помощи, регулируются международным экономическим правом.
Поэтому в качестве предмета исследования настоящего учебно-
го пособия выбраны особенности и перспективы развития междуна-
родного экономического права. Пособие посвящено рассмотрению
некоторых теоретических вопросов международного экономического
права и проблем решения средствами международного права много-
численных вопросов, возникающих при осуществлении международ-
ных экономических связей. В пособии также уделяется значительное
место практическим вопросам правового регулирования внешнеэко-
номической деятельности Российской Федерации с учетом действу-
ющих норм международного права, а также практики международной
экономической деятельности развитых государств и международных
экономических организаций.
Отдельный раздел учебного пособия посвящен актуальным право-
вым проблемам функционирования основных международных эконо-
мических и финансовых организаций, проблемам вступления России
в эти организации и взаимодействия с ними. Автор пособия при его
подготовке исходил из необходимости создания основы для даль-
нейшего более глубокого и результативного усвоения слушателями
Дипломатической академии МИД России рассмотренных в пособии
вопросов и успешного применения ими полученных знаний в практи-
ческой деятельности.
Настоящее учебное пособие является переработанным и допол-
ненным учебным пособием, изданным в Дипломатической академии
МИД России в 1998 г. под тем же названием. Необходимость в пере-
работке пособия 1998 г. была вызвана дальнейшей либерализацией и,
соответственно, значительным изменением правового регулирования
внешнеэкономических связей Российской Федерации.

8
Раздел 1
Международное экономическое право
в системе международных
экономических отношений

1.1. Международное экономическое сотрудничество


на современном этапе
Основы экономического сотрудничества государств заложены в Уставе
ООН. В соответствии с п.3 ст.1 Устава ООН одной из целей, преследу-
емых ООН, выступает осуществление международного сотрудничест-
ва в разрешении международных проблем экономического, социально-
го, культурного и гуманитарного характера1. Принцип сотрудничества,
являющийся, по сути дела, формой практической реализации всех
других принципов международного права, конкретизирован в та-
ких документах, как Декларация о принципах международного права
1970 г., Декларация принципов Заключительного акта СБСЕ 1975 г.,
Декларация принципов международного права от 24 октября 1970 г. В
этих документах предусматривается обязанность государств сотруд-
ничать друг с другом в различных областях в соответствии с Уставом
ООН. Так, например, Декларация принципов международного права
1970 г. провозгласила в числе основных принципов международно-
го права обязанность государств сотрудничать друг с другом с целью
содействия международной экономической стабильности и прогрессу,
общему благосостоянию народов. Государства должны сотрудничать в
деле содействия экономическому росту во всем мире2.
Обязанность государств сотрудничать в экономической сфере была
провозглашена также в Хартии экономических прав и обязанностей го-

1
Устав ООН от 26 июня 1945 г. // Международное право в документах / Со-
ставитель сборника Н.Т.Блатова. М., 1982. С.197.
2
Декларация о принципах международного права, касающихся дружествен-
ных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Ус-
тавом ООН от 24.10.1970 г. // Международное публичное право. Сб. доку-
ментов. Т. 1. М., 1996. С. 6.
9
Раздел 1

сударств от 12 декабря 1974 г. Такая обязанность государств сотрудни-


чать в экономической сфере обусловлена необходимостью содействия
более рациональным и справедливым международным экономическим
отношениям, экономическому и социальному прогрессу всех стран мира
(ст. 8,9 Хартии). Каждое государство несет основную ответственность за
содействие экономическому, социальному и культурному развитию свое-
го народа. С этой целью каждое государство имеет право и несет ответс-
твенность за выбор целей и средств развития, полную мобилизацию и
использование своих ресурсов, осуществление прогрессивных экономи-
ческих и социальных реформ. Все государства обязаны индивидуально
и совместно сотрудничать с тем, чтобы устранять препятствия, которые
мешают такой мобилизации и использованию ресурсов (ст. 7 Хартии).
В рамках региональных организаций, в частности в ОБСЕ, дела-
ется акцент на привлечение внимания к экономическому измерению
как элементу деятельности по раннему предупреждению и предотвра-
щению конфликтов1. Анализ вышеуказанных международно-пра-
вовых актов позволяет следующим образом определить содержание
принципа международного права-принципа сотрудничества госу-
дарств. Этот принцип, в частности, содержит следующие основные
права и обязанности государств:
• право на свободный выбор партнеров по международным эко-
номическим отношениям, форм и методов экономического со-
трудничества;
• право на участие в международном процессе принятия реше-
ний для урегулирования мировых экономических, финансовых
и валютных проблем;
• право на получение выгод от международного разделения тру-
да, международной торговли;
• право развивающихся стран на содействие их экономическому
развитию и на экономическую помощь;
• право на участие в международном процессе принятия решений
для урегулирования мировых экономических проблем;
• обязанность государств учитывать законные интересы третьих
стран, особенно развивающихся;
• запрет на применение экономических и иных мер принуждения
и ущемления суверенных прав и законных интересов во вне-
шнеэкономических связях;
• обязанность сотрудничать в деле содействия более рациональным
и справедливым международным экономическим отношениям.

1
Хартия европейской безопасности от 18 ноября 1999 г. // Иванов И.С. Новая рос-
сийская дипломатия. Десять лет внешней политики страны. М., 2001.
10
Международное экономическое право в системе международных отношений

Международное экономическое сотрудничество является одним


из важнейших направлений международного сотрудничества. Вместе
с тем до сих пор остается дискуссионным понятие международного
экономического сотрудничества, что не может не отразиться на оп-
ределении понятия международного экономического права. С одной
стороны, международное экономическое сотрудничество — это сис-
тема согласованных действий государств и международных органи-
заций, направленных на укрепление стабильности международных
экономических отношений, обеспечение национальных интересов
и совершенствование правовых механизмов взаимовыгодного со-
трудничества. Международное экономическое сотрудничество го-
сударств, международных организаций и других субъектов между-
народного права между собой является предметом регулирования
международного экономического права. С другой стороны, междуна-
родное экономическое сотрудничество — это комплекс динамичных
и углубляющихся организационных, политических и хозяйственных
(производных, коммерческих и научно-технических) связей с участи-
ем государств, их групп и международных организаций, а также отде-
льных хозяйствующих субъектов, основанный на принципах незави-
симости, соблюдения национального суверенитета государственных
образований и обеспечения взаимной экономической выгоды участ-
ников1. Из данного определения понятия международного экономи-
ческого сотрудничества следует, что субъектный состав международ-
ного экономического сотрудничества не ограничен лишь субъектами
международного публичного права. Участниками международного
сотрудничества, помимо государств, могут быть административно-
территориальные образования государств, юридические и физические
лица. Иными словами, в понятие международного экономического
сотрудничества входит, в этом случае, и внешнеэкономическая де-
ятельность хозяйствующих субъектов государств. Автор настоящего
пособия придерживается этого определения понятия экономического
сотрудничества.
Наряду с развитием международного экономического сотрудни-
чества в мире все большее развитие получает процесс экономической
интеграции, т.е. объединения суверенных государств с целью установ-
ления единого экономического пространства, в котором могут сво-
бодно перемещаться товары, услуги, финансовые и трудовые ресурсы.
Если для экономического сотрудничества в качестве метода правово-
го регулирования более характерен метод координации, то для эконо-
1
Бублик В.А. Публично- и частно-правовые начала в гражданско-правовом регу-
лировании внешнеэкономической деятельности / Дисс. на соиск. уч. ст. д.ю.н.
Екатеринбург, 2000. С. 98.
11
Раздел 1

мической интеграции применяется метод субординации (националь-


ное регулирование)1.
Вышесказанное позволяет определить международное экономи-
ческое сотрудничество как глобальную многоуровневую систему
международного экономического взаимодействия всех субъектов
международной системы, направленную на обеспечение устойчивого
взаимного экономического развития и получение экономических вы-
год. Международное экономическое сотрудничество включает в себя:
публично-правовую деятельность властного характера, осуществля-
емую субъектами, прежде всего государствами, реализующими свои
государственные властные функции, и направленную на создание
правовых и организационных основ экономических связей субъектов
различной государственной принадлежности, а также частноправо-
вые формы взаимодействия хозяйствующих субъектов, находящихся
на территории различных государств.
Система международного экономического сотрудничества вклю-
чает в себя отношения и связи четырех уровней.
К отношениям первого уровня относятся международные межго-
сударственные отношения, относящиеся к предмету регулирования
международного экономического права как отрасли международного
публичного права. Государства, а также международные организации
устанавливают правовые основы осуществления международных эко-
номических отношений, их правовой режим, создают единообразное
правовое регулирование внешнеэкономической деятельности.
К отношениям второго уровня, которые определяются в российс-
кой литературе как «диагональные» международные экономические
отношения относятся связи с иностранными партнерами (субъектами
федераций, административно территориальными образованиями, фи-
зическими и юридическими лицами иностранных государств2.
Отношения третьего уровня — это внешнеэкономические связи
субъектов федеративных государств в пределах, установленных за-
конодательством соответствующих государств компетенции. Целью
этих связей является стимулирование экономического развития отде-
льных субъектов федеративных государств путем установления про-
чных и долгосрочных взаимовыгодных связей. Отношения четвертого
уровня — внешнеэкономическая деятельность хозяйствующих субъ-
ектов, прежде всего физических и юридических лиц иностранных го-
сударств, нацеленная на систематическое извлечение прибыли и осу-
ществляемая через заключение внешнеэкономических сделок.
1
Подробнее см.: Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху гло-
бализации. М., 2003. С. 53—56.
2
См.: Там же. С. 57.
12
Международное экономическое право в системе международных отношений

Именно отношения между физическими и юридическими лицами


различных государств играют решающую роль в осуществлении вне-
шнеэкономической деятельности.
Отношения первого, второго и третьего уровней являются пуб-
лично-правовыми, властными отношениями публичных лиц (госу-
дарств, межгосударственных организаций, субъектов федеративных
государств). В этой сфере публичные лица выстраивают отношения
по поводу трансграничного перемещения товаров, услуг, трудовых и
финансовых ресурсов.
В отличие от этих отношений, отношения четвертого уровня от-
носятся к частноправовым и регулируются внутренним правом соот-
ветствующих государств. В случае коллизий между национальными
правовыми системами этих государств хозяйственные, гражданско-
правовые отношения между физическими и юридическими лицами
иностранных государств регулируются коллизионными националь-
ными нормами (внутренними и унифицированными) и унифициро-
ванными материальными нормами. Такого рода отношения служат
предметом регулирования международного частного права. Участни-
ков международных экономических отношения (МЭО) на частнопра-
вовом уровне в литературе принято называть операторами МЭО.
Именно «операторы» МЭО совершают преобладающую часть между-
народных трансакций по трансграничному перемещению товаров, ус-
луг, финансовых и трудовых ресурсов1.
Главная роль в совершении таких сделок принадлежит юридичес-
ким лицам.

1.2. Понятие современных международных экономических


отношений
Как отмечалось выше, международное экономическое сотрудничество
направлено, прежде всего, на укрепление стабильности и обеспечение
правового регулирования международных экономических отноше-
ний. Современные международные экономические отношения — сис-
тема хозяйственных связей между национальными экономиками от-
дельных государств, соответствующими субъектами хозяйствования.
МЭО, основанные на международном разделении труда, находят
практическое выражение в международной торговле товарами и ус-
лугами, научно-технических, производственных, инвестиционных,
валютно-финансовых и кредитных, информационных связях, транс-
граничном перемещении трудовых ресурсов.

1
Подробнее см.: Шумилов В.М. Указ. соч. С. 14.
13
Раздел 1

Становление и развитие МЭО определяются усилением взаимо-


связи и взаимозависимости экономик отдельных государств. Взаимо-
проникновение экономик в постиндустриальную эпоху, в эпоху глоба-
лизации, выражается в интенсификации трансграничного движения
товаров, услуг, инвестиций, трудовых ресурсов.
МЭО охватывает следующие сферы мирохозяйственной деятель-
ности:
• международную торговлю;
• международные валютно-финансовые и кредитные связи меж-
ду государствами;
• международные инвестиционные отношения;
• движение финансовых и трудовых ресурсов;
• деятельность международных экономических организаций, со-
трудничество в решении глобальных проблем;
• отношения международной экономической помощи.
Одна из основных форм МЭО — международная торговля пред-
ставляет собой множество межстрановых потоков товаров и услуг. В
этих условиях формируются мировые товарные рынки и рынки ус-
луг, где осуществляются операции по купле-продаже, экспорту-им-
порту услуг, носящие устойчивый систематический характер. Обмен
товарами и услугами опосредован движением финансовых ресурсов,
системой расчетов, кредитами, валютными отношениями. Наряду с
товарными рынками и рынками услуг функционирует мировой фи-
нансовый рынок, международная валютно-финансовая система.
Страновые различия в обеспеченности трудовыми ресурсами, в
возможностях и условиях занятости населения определяют возник-
новение и развитие межгосударственных потоков рабочей силы, что
обусловливает формирование мирового рынка труда.
Возрастание роли интеллектуальной собственности, широкое
внедрение системы патентования и лицензирования изобретений,
«know-how», межгосударственных соглашений по защите авторских
прав создают предпосылки для становления информационного рынка
и рынка прав.
МЭО являются неотъемлемой частью мирового хозяйства. Изме-
нения, происходящие в мировой экономике, накладывают отпечаток
на их состояние и характер. МЭО, приобретая более созидательный
характер, направлены на решение таких глобальных проблем, как ни-
щета, изменение климата и обеспечение энергоресурсами и другие
проблемы современного многополярного мира.
Закономерности развития производства и международного разделе-
ния труда объективно привели к тому, что в орбиту МЭО попали прак-
тически все государства мира. Интернациональный характер совре-
14
Международное экономическое право в системе международных отношений

менного производства имеет следствием глобализацию экономических


трансакций и изменение характера отношений между государствами:
они все больше выходят за рамки двусторонних и приобретают харак-
тер многосторонних отношений, связывающих ряд государств, оказыва-
ющих порой весьма существенное влияние на систему мирового хозяйс-
тва. Объективно развивающиеся мировые и внутригосударственные
процессы глобализации, интеграции, формирования единого экономи-
ческого пространства, интернационализации, регионализации приводят
к переосмыслению и эволюционированию всей системы МЭО.
В основу современной классификации государств мира, в отличие
от недавнего деления государств мирового сообщества по социально-
экономическим и политическим признакам, положен критерий соот-
ветствия экономики любого государства принципам рыночного хо-
зяйствования. Это предполагает возможность деления государств на
следующие группы:
• государства с развитой рыночной экономикой (промышленно
развитые государства);
• государства с развививающейся рыночной экономикой («новые
индустриальные государства» и государства с переходной эко-
номикой);
• государства с неразвитой рыночной экономикой (наименее раз-
витые страны).
Переход к новым критериям классификации и признание единства
мира, завершивший период противостояния двух основных социаль-
но-экономических и политических блоков, имеет следующие последс-
твия для международных экономических отношений.
Во-первых, существенно изменяются принципы формирования
экономических интеграционных объединений государств. На первый
план все больше выдвигается принцип действительно реальной выго-
ды, получаемой членами объединений. Другим принципом является
выравнивание уровня экономического развития входящих в регио-
нальные объединения государств.
Во-вторых, инициируются процессы качественной перегруппиров-
ки сил на мировой арене. Некоторые государства, ранее считавшиеся
высокоразвитыми, исходя из нового критерия классификации, ока-
зались отнесенными к другой группе. И наоборот: государства, ранее
относившиеся к категории развивающихся, приближаются к уровню
наиболее развитых государств. Это привело, в частности, к активиза-
ции процесса создания новых объединений (НАФТА, МЕРКОСУР,
АТЭС и др.).
В-третьих, усиливается борьба между отдельными звеньями миро-
вой системы, переживающей кризис. Иными словами, международ-
15
Раздел 1

ные экономические отношения носят конкурентный, конфликтный


характер.
На развитие МЭО в современных условиях, в условиях интегра-
ции и глобализации воздействуют следующие факторы:
1. Ускорение научно-технического прогресса, распространение но-
вых технологий в области связи, транспортировки и вооружений.
2. Серьезное воздействие на окружающую среду, связанную с ин-
дустриальным развитием и исчерпанием экологической базы, что
может привести к резкому напряжению функционирования мировой
экономики.
3. Прирост и постоянное перемещение народонаселения. Населе-
ние перемещается по причине войн, различного рода конфликтов, эко-
номического и политического положения в отдельных государствах.
4. Увеличение разрыва между бедными и богатыми государства-
ми. Деколонизация в большинстве случаев не оправдала надежд раз-
вивающихся стран на экономическое процветание, на установление
нового международного экономического порядка, на который рассчи-
тывало международное сообщество, принимая в 1974 г. на IV специ-
альной сессии ГА ООН Декларацию об установлении нового между-
народного порядка и Программу действий по установлению нового
международного экономического порядка. Как отмечает Генеральный
секретарь ООН К.Аннан, «десятки стран стали еще беднее, опустоши-
тельные экономические принципы отбросили миллионы семей назад,
в нищету, а усиление неравенства во многих районах мира означает,
что блага экономического роста распределяются неравномерно. Се-
годня более одного миллиарда человек — каждый шестой житель на-
шей планеты — по-прежнему живет менее чем на один доллар в день,
не имея средств для выживания перед лицом хронического голода, за-
болеваний и экологических бедствий»1.
5. Рост экономической взаимозависимости государств мира, неиз-
бежно ведущий к унификации норм права, образа жизни, стиля по-
ведения и т.п., что может входить в конфликт с позицией различных
групп населения, заинтересованных в сохранении своих отличитель-
ных признаков, национальных и исторических ценностей.
6. Активное вовлечение в международное экономическое сотруд-
ничество помимо общепризнанных субъектов — государств и меж-
дународных межправительственных организаций субъектов федера-
тивных государств. Значимость, вариабельность, эффективность и
масштабность международных и внешнеэкономических связей субъ-

1
См. Док. ООН А/59/2005,РДF. Доклад Генсекретаря ООН «При большей свобо-
де: к развитию, безопасности и правам человека для всех».
16
Международное экономическое право в системе международных отношений

ектов федеративных государств ставит перед такими государствами


задачу сделать процесс подобных связей легитимным и контролиру-
емым. Особенно заметными акторами во внешнеэкономической сфе-
ре стали субъекты федераций, входящих в ЕС (ФРГ в частности), а
также субъекты Российской Федерации. Специфика внешних связей
субъектов федеративных государств, особая природа таких связей
предопределяет решение вопроса о правовом статусе субъектов феде-
ративных государств, об их международной правосубъектности. Эти
вопросы будут рассмотрены в отдельном разделе данного учебного
пособия.
7. Расширение компетенции международных органов правосу-
дия (Международный суд, Международный центр по разрешению
инвестиционных споров и др.), на рассмотрение которых передается
все большее количество споров в МЭО. Международное правосудие
служит важным средством обеспечения исполнения международных
норм, которые должны учитываться и в национальном законодатель-
стве, и национальными государственными органами. В частности,
национальные суды могут и должны учитывать решения междуна-
родных судов и использовать их в качестве правовой аргументации и
оснований собственных решений1.

Литература
1. Устав ООН от 26 июня 1945 г.
2. Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализа-
ции. М., 2003.
3. Иванов И.С. Новая российская дипломатия. Десять лет внешней поли-
тики страны. М., 2001.

Контрольные вопросы
1. В каких международно-правовых актах зафиксированы вопросы эконо-
мического сотрудничества государств?
2. Дайте определение понятия «международное экономическое сотрудни-
чество».
3. Какие сферы мирохозяйственной деятельности охватывают междуна-
родные экономические отношения?
4. Какие факторы воздействуют на развитие международных экономичес-
ких отношений?

1
Подробнее см.: Тихомиров Ю.А. Международно-правовые акты: природа и спосо-
бы влияния // Журнал российского права. 2002. №1. С. 24.
17
Раздел 2
Понятие и источники международного
экономического права

2.1. Становление международного экономического права


Процесс развития системы международно-правовой организации
межгосударственных экономических отношений можно условно раз-
делить на три следующих этапа. Первый, так называемый классичес-
кий период, известный как Вестфальская система, начался в период
заключения Вестфальского мирного договора 1648 г., связан с посте-
пенным образованием «национально-территориального государства».
В вестфальской системе доминировали исключительно суверенные
территориальные государства, которые считали себя независимыми
субъектами права, существующими только в целях самосохранения1.
Второй этап в процессе развития международно-правовой орга-
низации международных экономических отношений связан с нача-
лом межгосударственного сотрудничества как дополнительного ме-
ханизма обеспечения национальной безопасности. С середины XIX
в. возникали и стали получать все большее развитие международные
договоры, которые были во многом обусловлены прогрессом науки и
техники. Сотрудничество государств в экономической сфере нужда-
лось, в свою очередь, в более постоянных и надежных межгосударс-
твенных связях. В результате во второй половине XIX в. наметилась
тенденция на развитие институционального сотрудничества на осно-
ве многосторонних договоров. Примером тому являются, в частности,
созданные в 1865 г. Международный телеграфный союз, в 1874 г. —
Всемирный почтовый союз, а также созданная в 1919 г. Лига Наций. С
созданием международных организаций изменилась международно-
правовая структура межгосударственных экономических отношений.
Содержание таких договоров, наряду с положениями о добросо-
седских отношениях и сотрудничестве в торгово-экономической и
научно-технической областях, отражало черты господства и подчи-
нения, неравноправия в этих отношениях, свойственные экономичес-

1
Подробнее см.: Сеидов А.В. Международное право в эпоху глобализации. М.,
2005. С. 28.
18
Понятие и источники международного экономического права

ким отношениям эпохи безраздельного господства империализма. На


этой основе были теоретически обоснованы и получили практическое
применение такие принципы, институты и международно-правовые
доктрины, как режим «капитуляций», «консульская юрисдикция»,
принципы «открытых дверей», «равных возможностей», доктрина
«приобретенных прав» и т.п. Понятно, что все эти принципы и до-
ктрины, регулирующие международные экономические отношения,
противоречили основным принципам международного права (при-
нципу суверенного равенства государств, принципу уважения госу-
дарственного суверенитета, принципу неприменения силы или угрозы
силой и др.). Естественно, что в таких условиях не могло сформиро-
ваться международное экономическое право как самостоятельная от-
расль международного права1.
Российская международно-правовая доктрина исходит из того, что
определенная совокупность норм может образовать отрасль правовой
системы лишь тогда, когда эта совокупность базируется (непосредс-
твенно или в конечном итоге) на тех же общих принципах, что и вся
система права, а международное экономическое право должно быть
в первую очередь направлено на достижение равноправных между-
народных отношений, на установление нового, более справедливого
международного экономического порядка, учитывающего интересы
всех без исключения государств.
Согласно действующему международному праву истоки формиро-
вания международного экономического права лежат в преобразовани-
ях международных экономических отношений, которые практически
были начаты и получили развитие благодаря СССР, государствам-
членам СЭВ, а также развивающимся государствам, выступающим за
внедрение в международное право демократических принципов меж-
дународных экономических отношений2.
Третий этап в развитии системы международно-правовой органи-
зации международных экономических отношений связан с реформа-
цией международных отношений под влиянием такого феномена, как
глобализация и возрастающая экономическая взаимозависимость го-
сударств. В этот период государства постепенно отходят от выполне-
ния ряда своих традиционных задач внутри страны и на международ-
ном уровне, которые до этого рассматривались как задачи публичного
и внутриполитического характера. На международном уровне отказ
государств от исполнения публично-правовых задач происходит че-
рез передачу производства общественных благ негосударственным

1
Тункин Г.И. Международное право М., 1982. С. 369.
2
Лукашук И.И. Курс международного права. Т.4. М., 1990. С. 216.
19
Раздел 2

образованиям и наднациональным организациям, в которых государс-


тва-члены участвуют в процессе принятия решений.
Глобализация постепенно влияет на мир, в котором государства и
экономики стран становятся все более взаимозависимыми. В перспек-
тиве в деятельности международного общества на первый план станут
выдвигаться проблемы развития мировой экономики и обеспечения
экономического прогресса во всех регионах. Соответственно, сущест-
венное развитие получает международное экономическое право. Пол-
номочия соответствующих международных организаций, особенно
межгосударственных организаций экономического характера, также
будут расширяться.

2.2. Концепции и понятие международного экономического права


В международно-правовой науке уже довольно длительное время
дискутируется вопрос о международном экономическом праве. Для
выяснения особенностей международного экономического права, его
статуса как самостоятельной, комплексной отрасли международного
права целесообразно рассмотреть разнообразные научные концепции
международного экономического права.
Одним из первых ученых, выдвинувших концепцию междуна-
родного хозяйственного права как комплексной межотраслевой дис-
циплины, которая включает регулирование международных пуб-
лично-правовых и частноправовых отношений, был В.М.Корецкий.
Основную роль в регулировании международных экономических от-
ношений В.М.Корецкий отводил принципам международного права,
что имело важное значение для формирования советской концепции
международного экономического права1.
В 1946 г. И.С.Перетерский поставил вопрос о «международном
публичном гражданском праве», регулирующем правоотношения в
таких областях, как кредитные, товарные, транспортные, расчетно-ва-
лютные и др. Все эти вопросы, по мнению И.С.Перетерского, должны
входить в курс международного права. Однако, несмотря на то, что в
силу недостаточного обоснования указанная концепция международ-
ного публичного гражданского права не нашла широкой поддержки, в
ней было дано определение международного экономического права2.
Г.И.Тункин и Е.Т.Усенко, критически проанализировав указан-
1
См.: Корецкий В.М. Международное хозяйственное право. (Ориентация в поня-
тии) // Вести советской юстиции . 1928. №22 (128).С. 654—671.
2
Подробнее см.: Ашавский Б.М. Концепции международного экономического пра-
ва // Актуальные международно-правовые и гуманитарные проблемы. ИАМП
ДА МИД России. М., 2002. Вып. III. С. 5—6.
20
Понятие и источники международного экономического права

ные выше концепции, высказали мысль о становлении новой отрасли


международного права — международного экономического права1.
В более поздних своих работах Е.Г.Усенко подтвердил свое отно-
шение к международному экономическому праву как отрасли между-
народного публичного права2.
Г.М.Вельяминов в своей работе «Основы международного эконо-
мического права», также высказался о существовании международ-
ного экономического права в качестве самостоятельной отрасли меж-
дународного права. Такой же позиции придерживается и автор этого
пособия, который, в частности, считает, что «в результате довольно
сложного и иногда противоречивого развития в российской междуна-
родно-правовой науке сформировалась концепция, согласно которой
совокупность норм, регулирующих в настоящее время межгосударс-
твенные отношения межвластного характера, отвечает критериям
самостоятельной отрасли международного права — международного
экономического права3.
Аналогичной точки зрения придерживается и авторитетный уче-
ный в области международного экономического права В.М. Шуми-
лов4.
Существенный вклад в развитие представления о системе между-
народного экономического права как отрасли международного права
внесли в 90-х годах XX в. работы М.М. Богуславского, Г.М. Вельями-
нова, В.П. Шатрова5.
Вместе с тем, в российской международно-правовой доктрине
встречаются утверждения о том, что международное экономическое
право является лишь формирующейся отраслью права. Такой пози-
ции, в частности, придерживается Б.М.Ашавский.
Подводя итог анализу современных концепций международного
экономического права, Б.М.Ашавский отмечает, что «в настоящее вре-
мя в отечественной науке международного права утвердилось мнение
о международном экономическом праве как о формирующейся отрас-
ли международного публичного права»6.
1
См. Тункин Г.И. Идеологическая борьба и международное право. М., 1967. С.117.
2
Усенко Е.Г. Сущность и принципы социалистической экономической интег-
рации // Советское государство и право. 1971. №.11. С. 56.
3
Ковалев А.А. Международное экономическое право и правовое регулиро-
вание международной экономической деятельности на современном этапе.
Учебное пособие. М., 1998. С. 13.
4
См.: Шумилов В.М. Указ.соч. С.6.
5
Богуславский М.М. Международное экономическое право. М., 1986; Шатров В.П.
Международное экономическое право. М., 1990; Вельяминов Г.М. Основы меж-
дународного экономического права. М., 1994.
6
Ашавский Б.М. Указ. соч. С. 8.
21
Раздел 2

В зарубежной литературе до сих пор ведется большая дискуссия о


том, является ли международное экономическое право комплексной
отраслью со своим самостоятельным статусом.
Чтобы окончательно решить вопрос о том, является ли междуна-
родное экономическое право самостоятельной отраслью международ-
ного права, целесообразно, на наш взгляд, определить необходимые
для этого условия и критерии. Общепризнанно, что для признания
системы правовых норм отраслью международного права необходимо
наличие следующих критериев:
• специфический круг общественных отношений;
• специфический характер юридических норм, регулирующих
эти отношения;
• достаточно крупная общественная значимость круга обще-
ственных отношений;
• достаточно обширный объем нормативно-правового материала;
• наличие специальных принципов права регулирующих постро-
ение отрасли права;
• достаточная степень универсальной кодификации норм, регу-
лирующих специфические отношения.
Международное экономическое право отвечает всем перечислен-
ным критериям. Рассмотрим эти вопросы последовательно.
Специфический круг общественных отношений. Объектом между-
народного экономического права является весь набор межгосударс-
твенных экономических отношений, которые складываются между
государствами как субъектами власти, государствами и международ-
ными организациями, и отношения последних между собой. Межго-
сударственные экономические отношения весьма разнообразны. Они
возникают по поводу внешней торговли, перевозок грузов и пассажи-
ров, финансов и кредита, научно-технического и иного промышлен-
ного сотрудничества, использование тарифных и нетарифных мер ре-
гулирования внешней торговли и т.д.
Специфический характер юридических норм, регулирующих между-
народные отношения в экономической области. Специфика этих норм
проявляется прежде всего в том, что важную роль в процессе созда-
ния договорных норм международного экономического права игра-
ют международные организации: Международный валютный фонд
(МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР),
Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Экономи-
ческий и Социальный совет ООН (ЭКОСОС), Всемирная торговая
организация (ВТО), а также специализированные учреждения ООН.
Немаловажная роль в регулировании межгосударственных эко-
номических отношений принадлежит таким неинституциональным
22
Понятие и источники международного экономического права

неформальным объединениям государств, как: «Большая восьмерка»,


Парижский клуб государств-кредиторов и др. Так, в частности, ре-
шения глав и государств и правительств «Большой восьмерки», при-
нятые консенсусом, как правило, формируют правовые режимы для
новых и зачастую еще не урегулированных международными дого-
ворами направлений межгосударственных отношений, в том числе в
рамках различных международных организаций1.
Кроме того, специфика указанных норм заключается в том, что
они регулируют особую категорию отношений в экономической об-
ласти — «смешанные международные отношения государственно-
негосударственного характера», в которую входят помимо межгосу-
дарственных отношений отношения государств с юридическими и
физическими лицами, находящимися под юрисдикцией других госу-
дарств, а также с международными неправительственными организа-
циями и международными хозяйственными объединениями2. Таким
образом, происходит своего рода сближение и даже «совмещение»
предмета регулирования, круга участников правоотношений, мето-
дов и форм регламентации международного публичного и междуна-
родного частного права3. Нормы международного экономического
права характеризуются не только как правила межгосударственных
отношений в экономической области, но и как принятые согласован-
но правила их взаимноприемлемых действий в пределах собственной
юрисдикции. Все больше число вопросов внутренней компетенции
государств постепенно переходит в международно-правовую сферу
регулирования. Особенно наглядно это проявляется в деятельности
Всемирной торговой организации, в сферу регулирования которой
переходят вопросы применения тарифных и нетарифных барьеров,
интеллектуальной собственности, инвестиционных мер, экологичес-
ких нормативов и т.п.
Крупная общественная значимость круга общественных отноше-
ний. Значимость международных экономических отношений для отде-
льных государств и для всего международного сообщества в принци-
пе не требует особых доказательств. Международные экономические
отношения служат материальной основой обеспечения международ-
ной экономической безопасности, призваны сыграть важнейшую роль
в ликвидации экономической отсталости развивающихся стран, их
развития, установления справедливого международного экономичес-
1
Подробнее см.: Лабин Д.К. Международно-правовое обеспечение мирового
экономического порядка. М., 2004. С. 79.
2
Международное право: Учебник для вузов / Отв. ред. Г.В.Игнатенко, О.И.Тиунов.
М.: Норма-Инфра М, 2001. С. 8.
3
Там же. С. 10—11.
23
Раздел 2

кого порядка, их правовое регулирование могут создать необходимые


условия для развития отношений в предпринимательской, инвести-
ционной, банковской и других областях между юридическими и фи-
зическими лицами различных государств.
Достаточно обширный объем нормативно-правового материала. В
международном экономическом праве имеются сотни двусторонних
и многосторонних договоров по всем аспектам экономического вза-
имодействия государств. Межгосударственные договоры касаются
международной торговли товарами и услугами, научно-технического
сотрудничества государств, инвестиционной и финансовой деятель-
ности, перемещения трудовых и финансовых ресурсов и т.п. существу-
ют и более сложные виды сотрудничества и соответственно договоров
в международных экономических отношениях: строительство круп-
ных газопроводов и нефтепроводов, атомных и гидроэлектростанций,
сотрудничество в научно-технической сфере, в сфере военно-техни-
ческого сотрудничества и др. Однако все эти сложные формы сотруд-
ничества, оформление их договорами в принципе не отличает их от до-
говоров в обычных областях (торговля, транспорт, кредиты и пр.).
Большое место в международных экономических отношениях за-
нимают договоры, регулирующие создание и функционирование ре-
гиональных экономических объединений (Европейский союз (ЕС),
Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Азиатско-
Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Северо-аме-
риканская ассоциация свободной торговли (НАФТА), Содружество
Независимых Государств (СНГ), Европейско-Азиатское экономичес-
кое сотрудничество (ЕврАзЭС) и др.). В большинстве этих договоров
закреплены основополагающие региональные международно-право-
вые принципы, которыми государства-участники обязаны руководс-
твоваться в своих взаимоотношениях, устанавливается общий режим
допуска в собственную сферу услуг, предоставление национального
режима в инвестиционной сфере и т.п.
В этой связи следует отметить, что принятие в 1948 г. Генерально-
го соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), преобразованием его
в 1995 г. в ВТО, представляющие из себя комплекс правил, которые
в совокупности составляют многостороннюю торговую систему, поз-
волило заменить более 2 тыс. двусторонних договоров о торговле,
подписанных государствами — членами ГАТТ/ВТО. Это стало воз-
можным потому, что ГАТТ/ВТО является основным многосторонним
механизмом, регулирующим международную торговлю почти 150 го-
сударств1.

1
Подробнее см.: Ковалев А.А. Указ. соч. С. 7.
24
Понятие и источники международного экономического права

Наличие специальных принципов права, регулирующих построе-


ние отрасли права. Наряду с общепризнанными принципами меж-
дународного права в международных экономических отношениях
применяются и специальные принципы и нормы, регулирующие
международные экономические отношения на современном этапе вза-
имозависимости и глобализации мировой экономики. К таким специ-
альным принципам, которые будут рассмотрены в отдельном разделе
пособия, относятся: принцип экономической недискриминации, при-
нцип запрещения противоправного экономического принуждения,
свобода выбора формы организации внешних экономических связей,
суверенитет государств над их природными ресурсами и экономичес-
кой деятельностью, мирное урегулирование экономических споров
без применения силы или угрозы силой, принцип наиболее благопри-
ятствуемой нации, принцип взаимности, принцип преференции.
Достаточная степень универсальной кодификации норм, регу-
лирующих специфические отношения. Несмотря на то, что в сфере
экономических отношений не существует единого универсального
международно-правового акта, существует достаточная степень коди-
фикации норм, регулирующих эти отношения на региональном и гло-
бальном уровнях.
Во-первых, в целях достижения большей эффективности в меж-
дународно-правовой регламентации современного мирового порядка
для содействия устойчивому развитию, искоренению нищеты между-
народная институциональная система движется в направлении уни-
версальной интеграции. Такие акты, как Принципы международных
торговых отношений и торговой политики 1964 г., Декларация об ус-
тановлении нового международного экономического порядка 1974 г.,
Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 г., хотя
и не обладают обязательной юридической силой, содержат специаль-
ные отраслевые принципы международных экономических отноше-
ний и могут при необходимости служить основой для принятия уни-
версального международно-правового акта.
Во-вторых, ГАТТ/ВТО наряду с МВФ и МБРР способствуют ук-
реплению международно-правового режима международных эконо-
мических отношений. Из максимально совместимого с внутренним
законодательством он превращается в режим, в соответствии с ко-
торым все государства должны привести свое внутреннее законода-
тельство.
В-третьих, как было отмечено выше, договоры о региональном эко-
номическом и межрегиональном сотрудничестве закрепляют общие
правила сотрудничества по всем основным направлениям (таможен-
ным, транспортным, предоставления услуг, кредитно-финансовым и
25
Раздел 2

т.д.), а также содействуют универсальному применению норм и пра-


вил экономического взаимодействия государств.
Таким образом, международное экономическое право как сово-
купность международно-правовых норм и принципов, регулирующих
отношения в сфере международных экономических отношений, отве-
чает всем условиям и критериям самостоятельной отрасли междуна-
родного права, имеет свои институты и подотрасли.
Разнообразие рассмотренных выше научных концепций меж-
дународного экономического права обусловливается, в частности,
различием структурных элементов международных экономических
отношений и методов их правового регулирования. Кроме того, на-
учно-теоретическая пестрота в этом вопросе вызвана тем обстоя-
тельством, что одной из основных функций международного эконо-
мического права является заполнение правового «вакуума» в сфере
международных экономических отношений, в которой до недавнего
времени неограниченно господствовал произвол колонизаторов и где
в настоящее время неоколониализм стремится легализовать неспра-
ведливые международные экономические связи.
Международные экономические отношения имеют сложную струк-
туру: они охватывают как отношения между физическими и юри-
дическими лицами различных государств, так и отношения между
государствами. Имущественные отношения между физическими и юри-
дическими лицами (покупка и продажа товаров и услуг, предоставле-
ние ссуд, кредитов и займов между банками и другими организациями,
перевозка грузов и пассажиров и т.д.) регулируются непосредственно
правом национальным, национально-правовыми нормами, установлен-
ными или санкционируемыми государствами автономно или в силу
принятых ими международных обязательств. Участниками разнообраз-
ных имущественных отношений в международном обороте могут быть
и государства, выступающие в таких случаях в качестве субъектов граж-
данского права особого рода. Межгосударственные имущественные от-
ношения гражданско-правового характера и способы их правового регу-
лирования изучаются наукой международного частного права.
Международное публичное право и его самостоятельная отрасль —
международное экономическое право регулируют лишь межгосударс-
твенные экономические отношения, которые складываются между
государствами как субъектами международного права, государствами
и международными (межправительственными) организациями и от-
ношения последних между собой.
Межгосударственные экономические отношения, как было пока-
зано выше, так же как и отношения между физическими и юридичес-
кими лицами, возникают по поводу внешней торговли, транспорта,
26
Понятие и источники международного экономического права

финансов и кредита, научно-технического и иного промышленного


сотрудничества и т.д.
Таким образом, международное экономическое право можно оп-
ределить как совокупность норм, регулирующих отношения между
субъектами международного права в связи с их деятельностью в об-
ласти международных экономических отношений.
Международное экономическое право выполняет в международ-
ных экономических отношениях координирующую функцию, задает
определенные рамки национального регулирования государствами
внешнеэкономической деятельности. С помощью этих норм государс-
тва устанавливают общеприемлемые стандарты поведения. Междуна-
родное экономическое право побуждает государства следовать этим
нормам. Организующее воздействие на государства, а через них и на
других субъектов внешнеэкономической деятельности, международ-
ное экономическое право реализует в трех основных формах.
Во-первых, через принятие актов, нормы которых имеют приори-
тет над национальным правом. Процедура ратификации междуна-
родных договоров или иной предусмотренной национальным законо-
дательством формы распространения государством на себя действия
международного договора означает, по сути, принятие государством
перед другими государствами-участниками обязанности применить
в случае необходимости имеющийся у государства аппарат принуж-
дения для воздействия находящихся под юрисдикцией государства
юридических и физических лиц — субъектов внешнеэкономической
деятельности.
Такое воздействие необходимо для понуждения субъектов вне-
шнеэкономической деятельности к исполнению норм, согласованных
ранее соответствующим государством с целью упорядочения отноше-
ний, возникающих в связи с пересечением товарами, услугами и фи-
нансами границ одного государства и их использованием (потребле-
нием) на территории другого.
Помимо ратификации международных договоров, подготовлен-
ных международными организациями, еще одним способом выраже-
ния согласия государства на распространение на себя актов междуна-
родных организаций является делегирование последним части своих
полномочий. Обязательность решений некоторых международных
организаций основывается на том, что сами государства наделили ту
или иную международную организацию полномочиями принимать
акты, имеющие наднациональный характер. Участие государства в де-
ятельности такой организации и, следовательно, распространение на
свою юрисдикцию решений других органов, находящихся вне полно-
го контроля государства, является добровольным.
27
Раздел 2

Во-вторых, общеприемлемые стандарты поведения в междуна-


родных экономических отношениях могут устанавливаться госу-
дарствами совместно, посредством принятия таких правовых норм,
которые не имеют наднационального значения, однако обязывают
соответствующие государства внести изменения непосредственно во
внутригосударственное право. В данном случае согласие государства
на обязательность, хоть и опосредованную, также выражается при
вступлении в соответствующую организацию. Однако, в отличие от
первого способа действия международно-правовых норм, они не име-
ют прямого действия для субъектов международной экономической
деятельности. А содержание таких норм должно трансформироваться
через нормообразующую систему соответствующего государства.
В-третьих, наиболее распространенным способом воздействия на го-
сударства с целью побуждения их к признанию определенных стандар-
тов поведения во внешнеэкономической сфере является принятие меж-
дународными организациями различного рода рекомендательных норм
(принципов, рекомендаций, заявлений и т.п.). Государства не обязаны
отражать в своем праве эти нормы, однако, учитывая международно-пра-
вовой характер этих норм, являющихся результатом согласования воли
многих государств, такие нормы хоть и являются рекомендательными,
но имеют важное значение для упорядочивания международных эконо-
мических отношений. Обычно подготовленные специализированными
международными организациями (ЮНКТАД, ВМФ, Всемирный банк
и др.) рекомендации являются результатом предварительного обобще-
ния и анализа опыта многих государств и правопорядков и поэтому, как
правило, отражают то общее, что нашло или должно найти эффектив-
ное применение в различных экономических и политических услови-
ях. В этом смысле эти международные документы являются в каком-то
смысле универсальными. Помимо определенной универсальности ре-
комендаций международных экономических организаций, являющейся
результатом консолидации опыта и правопорядков разных государств,
рассматриваемые документы, как уже отмечалось, не являются обя-
зательными. Международные договоры, а также основанные на них и
обязательные для исполнения решения международных экономических
организаций во многих случаях являются итогом политического комп-
ромисса, при их принятии возможно политическое давление со стороны
более экономически сильного и влиятельного государства-участника.
Рекомендации международных экономических организаций име-
ют большое системообразующее значение не только для государств,
но и для участников внешнеэкономической деятельности. Последние
могут учитывать консолидированный международный опыт при вы-
работке локальных нормативных актов, при оценке рисков, связан-
28
Понятие и источники международного экономического права

ных с возможными изменениями, как в национальном, так и в зару-


бежном праве.
Важным средством воздействия консолидированной воли предста-
вителей публичной власти различных государств на участников меж-
дународных экономических отношений является рассмотрение спо-
ров, связанных с внешнеэкономической деятельностью. Такие споры
могут рассматриваться не только национальными, но и многочислен-
ными интернациональными судами, арбитражами, а также междуна-
родными организациями. В частности, предусматривается дальнейшее
усиление механизмов рассмотрения споров, на основе созданного в
рамках Всемирной Торговой Организации интегрированного механиз-
ма рассмотрения споров по любому из блоков ВТО, включая Генераль-
ное соглашение по торговле услугами (ГАТС) и соглашение по торго-
вым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) и др.
Возможность фактической исполнимости правовых норм во вне-
шнеэкономической сфере является одним из показателей, учитыва-
емых при оценке юридических рисков. В международных экономи-
ческих отношениях участники внешнеэкономических связей должны
быть уверенны в том, что в случае недобросовестности другой сторо-
ны, они могут прибегнуть к эффективной защите государства, которое
обяжет к исполнению своих обязательств контрагента, находящегося
под юрисдикцией другого государства.
Между тем в законодательстве некоторых государств, в том числе
и в законах Российской Федерации, посвященных процессуальным
вопросам, в частности вопросам признания и исполнения иностран-
ных судебных решений, содержатся нормы, ограничивающие возмож-
ности применения иностранного права. Так, в соответствии с законом
Российской Федерации «О международном коммерческом арбитра-
же» 1993 г., основанием для отказа в признании или принудительном
исполнении арбитражного решения является заключение суда о том,
что признание и приведение в исполнение этого арбитражного реше-
ния противоречат публичному порядку Российской Федерации.

2.3. Международное экономическое право и международный


экономический правопорядок
2.3.1. Международное экономическое право
Как было показано выше, международное экономическое право устанав-
ливает международно-правовой режим международных экономических
отношений. Объектом правового регулирования международного эко-
номического права являются экономические отношения субъектов меж-
дународного права — универсальные, региональные и двусторонние.
29
Раздел 2

В настоящее время можно выделить следующие отрасли МЭП, яв-


ляющиеся в свою очередь подотраслями международного права:
• международное торговое право, в рамках которого регулирует-
ся движение товаров, включая торговлю услугами, правами;
• международное финансовое право, регулирующее финансовые
потоки, расчетные, валютные, кредитные отношения;
• право международной экономической помощи как совокупность
норм, регулирующих движение материальных и нематериаль-
ных ресурсов, не являющихся товаром в принятом смысле;
• международное трудовое право, в рамках которого регулирует-
ся движение трудовых ресурсов;
• международное инвестиционное право, в рамках которого регу-
лируется движение инвестиций (капиталов)1.
В состав МЭП входят и нормы таких межотраслевых международ-
но-правовых институтов, как институт глубоководных ресурсов морс-
кого дна как «общего наследия человечества», институт коммерческой
деятельности по исследованию и использованию космического про-
странства и др. Кроме того, в сферу МЭП входят следующие вопросы:
• правовые режимы товарооборота, доступа товаров на внутрен-
ний рынок;
• защита рынка;
• принципы расчетов по товарообороту;
• использование тарифных и нетарифных мер регулирования
внешней торговли;
• контроль за мировыми ценами на товарных рынках;
• регулирование товаропотоков, транспортировка товаров;
• правовой статус физических лиц, осуществляющих внешнеэко-
номическую деятельность и др.
Для решения указанных вопросов, государства и другие субъекты
международного права используют следующие методы регулирования:
• метод двустороннего регулирования отношений, используемый
в договорах о торговле (о торговле и мореплавании, о товаро-
обороте, о поставках товаров и др.);
• метод многостороннего регулирования, применяемый с системе
ГАТТ/ВТО, в многосторонних товарных соглашениях, в рамках
международных организаций (ОПЕК и др.);
• метод наднационального регулирования в рамках междуна-
родных организаций (ЕС, ВТО, МВФ и др.), получающий все
большее применение и признание;

1
Подробнее см.: Шумилов В.М. Международное экономическое право. М.,
2001. C. 17.
30
Понятие и источники международного экономического права

• метод диспозитивного регулирования — с помощью диспози-


тивных норм МЭП;
• метод императивного регулирования с помощью императивных
норм МЭП.
Источники МЭП.
Основными источниками международного экономического права яв-
ляются договоры и международные обычаи. Из них главное и определя-
ющее место принадлежит договорным источникам, к которым относятся:
универсальные международные экономические договоры (Конвенция
о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Оттавская
конвенция о международном финансовом лизинге 1988 г., Конвенция о
международных переводных и международных простых векселях и др.).
1. Региональные договоры (например, договоры между государс-
твами ЕС, Римская конвенция о применимом праве к договор-
ным обязательствам 1980 г., договоры между государствами —
участниками СНГ — Соглашение о сотрудничестве в области
инвестиционной деятельности 1993 г., Евразийская патентная
конвенция 1995 г. и др.).
2. Двусторонние договоры (например, договоры об экономичес-
ком и научно-техническом сотрудничестве, соглашения об
оказании технического содействия, соглашения о торговле и
мореплавании, о товарообороте, о международных расчетах, со-
глашения о взаимной защите инвестиций, об избежании двой-
ного налогообложения и др.).
3. Решения (рекомендации, постановления) международных орга-
низаций, принимаемые органами ООН и специализированными
учреждениями ООН, а также постановления региональных эко-
номических учреждений. Решения этих органов и учреждений
обычно не носят юридически обязательного характера, но име-
ют рекомендательную силу. К такого рода решениям относится,
в частности, правовое руководство ЮНСИТРАЛ по междуна-
родным встречным торговым сделкам, подготовленное Комис-
сией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).
4. Решения межгосударственных экономических конференций.
Такие решения, оформленные в виде заключительных актов
конференций, рассматриваются в теории как особая разновид-
ность многосторонних договоров и, соответственно, могут обла-
дать обязательной юридической силой1.

1
Подробнее см.: Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право. Учеб-
ник. М., 2005. С. 494.
31
Раздел 2

Другим основным источником международного экономического


права является международный обычай, играющий в МЭП значи-
тельную роль. Развитие и функционирование МЭП осуществляется
в основном путем формирования обычно-правовых норм в результа-
те повторяющейся практики государств и признания государствами
обычного правила поведения. Многие обычно-правовые нормы впос-
ледствии закрепляются в международных договорах, после чего, од-
нако, не утрачивают своего характера обычных норм, что позволяет
сохранять их обязательность как для государств — участников между-
народных договоров, так и для государств, не являющихся таковыми.
К вспомогательным источникам МЭП относятся решения междуна-
родных и национальных судов и арбитражей, научные доктрины в облас-
ти МЭП, которые носят лишь справочный, общеориентирующий харак-
тер, помогают установить существование и/или содержание договорной
или обычной нормы, играют вспомогательную роль в правопримени-
тельном процессе для установления содержания применяемых норм.

2.3.2. Международный экономический правопорядок


Применительно к международному сообществу государств понятие
«экономический правопорядок» отвечает сложившимся общечело-
веческим представлениям и, следовательно, означает определенный
порядок в экономических отношениях между государствами, предус-
мотренный и установленный международным экономическим пра-
вом. Весьма сложное современное международное сообщество в усло-
виях глобализации как никогда нуждается в том, чтобы постоянно и
тщательно соблюдались нормы, которые направлены для обеспечения
упорядоченных межгосударственных отношений в экономической
сфере.
Международный экономический правопорядок можно определить
как порядок отношений государств в экономической сфере, установ-
ленный нормами международного экономического права. При этом
надо исходить из того, что международный экономический правопо-
рядок — это не только система норм, призванных его создать, но и реа-
лизация их на практике, система действий по обеспечению этих норм.
Поэтому международный экономический правопорядок предполагает
определенные международно-правовые нормы и использование этих
норм на практике государствами и международными экономически-
ми организациями, обязанными считаться с этими нормами, путем
индивидуальных или коллективных действий. Поэтому сущность и
целенаправленность международного экономического правопорядка
состоит в том, чтобы не только предписать и придать определенный
32
Понятие и источники международного экономического права

порядок экономической деятельности государств на международной


арене и всем тем межгосударственным отношениям, которые возни-
кают и складываются в международной жизни, но и обеспечить пос-
тоянное соблюдение и осуществление этого порядка с помощью всех
тех юридических предписаний, средств, методов и процедур, кото-
рые предусмотрены нормами действующего международного эконо-
мического права. Действующее в настоящее время международное
экономическое право представляет собой исходную юридическую
нормативную основу современного международного экономического
правопорядка.
В нормах международного экономического права закреплены те
исходные модели поведения государств, те юридические предписа-
ния, адресованные всем субъектам этого права, те международные
обязанности государств, которые они должны соблюдать на практи-
ке, в своих взаимоотношениях в экономической сфере. Поэтому соб-
людение государствами своих международных обязательств в эконо-
мической сфере составляет основу международного экономического
правопорядка. Международного экономического правопорядка долж-
ны придерживаться все государства независимо от того вступили ли
они в реальные конкретные экономические правоотношения. Особен-
но наглядно это видно на примере вновь возникающих государств,
которые еще только начинают вступать в международную экономи-
ческую жизнь. Однако это требование в полной мере применимо и к
уже существующим государствам, независимо от времени их возник-
новения. Так, государства, решившие установить между собой торго-
вые отношения, обязаны следовать сложившимся общепризнанным
международно-правовым обычаям и нормам международного эконо-
мического права, в частности, принципу недискриминации в торгов-
ле, принципу свободы торговли, принципу взаимности и др. Эти госу-
дарства должны следовать также таким международным конвенциям,
как Нью-Йоркская конвенция об исковой давности в международной
купле-продаже товаров 1974 г., Нью-Йоркская конвенция о между-
народных переводных векселях и международных простых векселях,
Конвенция о транзитной торговле государств, не имеющих выхода к
морю 1965 г., Соглашение о Глобальной системе торговых преферен-
ций между развивающимися странами 1988 г.
Фундаментом международного экономического правопорядка яв-
ляются принципы международного права вообще и принципы меж-
дународного экономического права в частности. Прежде всего в этом
отношении необходимо учитывать основные принципы междуна-
родного права как наиболее общие и важные общепринятые нормы,
составляющие идейную и нормативную, юридическую основы всей
33
Раздел 2

системы международного права. Принципы Устава ООН, содержа-


щиеся в декларации о принципах международного права, касающихся
дружественных отношений и сотрудничества между государствами в
соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 г.,
«представляют собой основные принципы международного права»1.
В этой Декларации содержится также призыв к тому, чтобы все го-
сударства руководствовались этими принципами в своей междуна-
родной деятельности и развивали свои взаимоотношения на основе
их строгого соблюдения. Включение в Устав ООН — универсальной
международной организации таких принципов, как принцип неприме-
нения силы и угрозы силой, разрешение международных споров мир-
ными средствами, невмешательство во внутренние дела государств,
сотрудничество государств, равноправие и самоопределение народов,
суверенное равенство государств, выполнение международных обяза-
тельств, подчеркивает их всеобщее значение в качестве непреложной
юридической основы отношений между всеми существующими госу-
дарствами без какого-либо исключения.
Кроме Устава ООН, правовой основой действующего междуна-
родного экономического правопорядка сегодня являются договорные,
обычно-правовые нормы, содержащиеся в Генеральном соглашении
по тарифам и торговле (ГАТТ), Генеральном соглашении по торговле
услугами (ГАТС), Соглашении о торговых аспектах прав на интеллек-
туальную собственность (ТРИП/ТРИПС), Соглашении о торговых
аспектах инвестиционных мер (ТРИМ/ТРИМС), Уставе ВТО, Уставе
ВМФ, Римском договоре о создании ЕЭС, в соглашениях государств-
членов СНГ, Конвенции ООН о договорах международной купли-про-
дажи товаров, в решениях ВТО, МВФ, в резолюциях международных
организаций, в Принципах, определяющих международные торговые
отношения и торговую политику, в резолюциях ГА ООН и др.2
В свете вышеизложенного можно ограничиться утверждением, что
в результате довольно сложного и иногда противоречивого развития
в российской международно-правовой науке сформировалась кон-
цепция, согласно которой совокупность норм, регулирующих в насто-
ящее время межгосударственные экономические отношения между-
народного характера, отвечает критериям самостоятельной отрасли
международного права. Поскольку в мире еще сохраняются различ-
ные формы экономической зависимости развивающихся государств
от развитых в промышленном отношении государств, которые по сво-
им последствиям могут быть даже более пагубными, чем политичес-

1
Международное право в документах. М., 1982. С. 11—12.
2
См.: Шумилов В.М. Указ. соч. С. 27.
34
Понятие и источники международного экономического права

кая зависимость, а существующий международный экономический


правопорядок не учитывает интересы вновь образованных развиваю-
щихся государств — новых субъектов международного права, а также
государств, встающих на рыночный путь экономического развития,
государств с переходной экономикой, можно утверждать, что меж-
дународное экономическое право как отрасль международного права
играет на современном этапе исключительно важную роль в межгосу-
дарственном общении.
В международных экономических отношениях, как отмечалось
выше, международный экономический правопорядок определяет, рег-
ламентирует отношения между участниками международного эконо-
мического общения. В этой связи возникает вопрос о соотношении
между международным экономическим правопорядком и междуна-
родным экономическим правом. Чтобы ответить на этот вопрос, необ-
ходимо рассмотреть, кто является участником международного эко-
номического общения и каковы их права в этом процессе.
1. Государства-субъекты международного права, полноправные
участники международных экономических отношений, создаю-
щие международно-правовые нормы, регулирующие эти отно-
шения.
2. Международные межгосударственные (межправительствен-
ные) организации, являющиеся субъектами международного
права вообще и международного экономического права в част-
ности.
3. Международные органы, механизмы, созданные в рамках меж-
дународных организаций или на основе заключенных дого-
воров (например, Комитет экспертов, учрежденный в связи с
заключением Международного пакта об экономических, со-
циальных и культурных правах 1966 г.). В задачи этих органов
входит контроль за выполнением государствами их междуна-
родных обязательств.
4. Неправительственные международные организации, количест-
во которых измеряется тысячами. Они участвуют в работе не-
которых органов ООН (ЭКОСОС например), международных
конференций с определенными правами, вступают в контакты с
государствами.
5. Транснациональные корпорации — юридические лица, актив-
но сотрудничающие с государствами, в частности, заключая с
ними договоры.
6. Физические лица, обладающие некоторыми правами, напри-
мер, обращаться в международные судебные учреждения с жа-
лобами (исками) в отношении тех или иных государств
35
Раздел 2

Влияние и роль всех вышеперечисленных участников междуна-


родных экономических отношений различны. Решающую роль игра-
ют государства, определяющие статус и права остальных участников,
а также устанавливают правила их поведения на международной аре-
не. Таким образом, если исходить из того, что международный эконо-
мический правопорядок определяет правила поведения участников
международного экономического общения, то он, следовательно, вы-
полняет те же функции, что и международное экономическое право.
Следовательно, можно утверждать, что понятие «международный эко-
номический порядок» означает порядок, установленный международ-
ным экономическим правом или на основе международного экономи-
ческого права.
Современный международный экономический правопорядок ха-
рактеризуется следующими чертами.
1. В развитии международного экономического права наметился
коренной переход от правового регулирования, вытекающего
из преимущественно двусторонних договоров, к правовому ре-
гулированию на основе многосторонних международно-право-
вых механизмов. На основе многосторонних международных
договоров сложилась комплексная универсальная правовая
система международных экономических организаций и объ-
единений государств. Деятельность государств в области меж-
дународных экономических отношений обусловливается все
более расширяющимся набором регулирующих правил, фор-
мулируемых и принимаемых международными экономически-
ми организациями.
2. Основным методом регулирования в сфере международной
торговли, кредитно-финансовой и инвестиционной сферах яв-
ляется метод многостороннего регулирования, а инструмента-
ми правового регулирования являются международные эконо-
мические организации и региональные объединения государств
(Международный валютный фонд, Всемирная торговая органи-
зация, НАФТА, ЕС и др.).
3. Происходит дальнейшая либерализация внешнеэкономичес-
ких связей и международных расчетов, а также использование
для многих государств стандартов на технологию, загрязнение
окружающей среды и экологических нормативов, деятельность
финансовых институтов, бухгалтерскую отчетность, нацио-
нальную статистику, образование и др. Через международные
организации (МВФ, ВТО) внедряются общие критерии макро-
экономической политики, происходит унификация требований
к налоговой политике, к политике в области занятости.
36
Понятие и источники международного экономического права

4. Деятельность ВТО и других международных организаций при-


водит к тому, что все большее число вопросов, относящихся к
внутренней компетенции государств (вопросы применения та-
рифных и нетарифных барьеров в торговле, вопросы защиты
интеллектуальной собственности и др.), переходят в междуна-
родно-правовую сферу регулирования.
5. Разработана и внедрена в практику регулирования МЭО целая
серия документов, которые касаются не только отдельных, изо-
лированных юридических проблем МЭО, но и вопросов, имею-
щих общее, сквозное значение. К основным из этих документов
относятся: Принципы международных коммерческих контрак-
тов, разработанные Международным институтом по унифика-
ции частного права (ЮНСИТРАЛ), Принципы европейского
контрактного права, разработанные в рамках подготовки обще-
европейского кодекса частного права. Эти акты способствуют
преодолению различий в нормах национальных правовых сис-
тем, осложняющих международный коммерческий оборот, со-
зданию единообразного режима для международных сделок.
6. В системе МЭО все большее распространение получает эконо-
мическая интеграция на региональном уровне, осуществляемая
практически на всех континентах. Прослеживается тенденция
к усилению взаимодействия между интеграционными объеди-
нениями государств. Взаимодействие между региональными
интеграционными объединениями государств, создание меж-
дународно-правовых связей между ними, а также образование
и развитие транснациональных рынков товаров, услуг, инвести-
ций, финансов способствует интеграции на глобальном уровне.
7. Появление в МЭО в последние годы большого количества меж-
дународных хозяйственных организаций (МХО), представляю-
щих собой институциональные образования, создаваемые го-
сударствами на основании международных договоров в целях
осуществления хозяйственной деятельности в специальных об-
ластях. Большинство таких организаций функционирующих в
настоящее время, созданы с участием государств, входивших в
социалистический лагерь («Вьетсовпетро», «Вьетросс», «Эрдэ-
нэт» и др.). МХО не входят в категории таких форм междуна-
родного сотрудничества, как межгосударственные организации,
международные неправительственные организации, ТНК.

37
Раздел 2

Литература
1. Богуславский М.М. Международное экономическое право. М., 1986.
2. Вельяминов Г.М. Основы международного экономического права. М., 1994.
3. Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право: Пер. с франц.
М., 2002.
3. Ковалев А.А. Международное экономическое право и правовое регулиро-
вание международной экономической деятельности на современном эта-
пе. М., 1998.
4. Лукашук И.И. Глобализация, государство и право, XXI век. М., 2000.
4. Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2001.
5. Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализа-
ции. М., 2003.
6. Лабин Д.К. Международно-правовое обеспечение международного эко-
номического порядка. М., 2004.
Контрольные вопросы
1. Дайте определение понятия «экономическое сотрудничество».
2. В чем состоит содержание принципа экономического сотрудничества?
3. Какие сферы охватывают международные экономические отношения?
4. Какие факторы воздействуют на развитие международных экономичес-
ких отношений?
5. Является ли международное экономическое право отраслью междуна-
родного права?
6. Что является объектом регулирования в международном экономическом
праве?
7. Что является предметом регулирования международного экономическо-
го права?
8. Назовите источники международного экономического права
9. Что такое международный экономический правопорядок?
10. Какие особенности имеет современный экономический порядок?

38
Раздел 3
Принципы международного
экономического права

Осуществление основных целей международного экономического


права (обеспечение мира и международной экономической безопас-
ности, устранение из международных экономических отношений
неравного и неэквивалентного обмена, установление нового между-
народного экономического порядка, решение глобальных проблем
экономического характера) требует распространения на область меж-
государственных экономических отношений прежде всего основных
принципов международного права. К таким принципам, зафиксиро-
ванным в Уставе ООН и в Декларации о принципах международно-
го права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества
между государствами в соответствии с Уставом ООН 1975 г., можно
отнести в первую очередь принцип добросовестного выполнения обя-
зательств по международному праву, принцип равноправия и самооп-
ределения народов, принцип сотрудничества между государствами,
принцип уважения государственного суверенитета, принцип непри-
менения силы или угрозы силой, принцип невмешательства во внут-
ренние дела, принцип уважения прав человека и основных свобод.
Практически все эти принципы международного права несут в себе
экономическое содержание. Так, например, принцип невмешательства
в соответствии с принятой на XXXVI сессии ГА ООН в 1981 г., декла-
рацией о недопустимости интервенции и вмешательства во внутрен-
ние дела государств, содержит запрещение применения каких-либо
мер при осуществлении международных отношений в экономической,
социальной и торговой областях, которые могут представлять собой
интервенцию или вмешательство во внутренние дела другого госу-
дарства, препятствуя ему тем самым свободно определять свое поли-
тическое, экономическое и социальное развитие.
Однако, устанавливая лишь общие широкие рамки взаимоотноше-
ний государств эти основные принципы международного права недо-
39
Раздел 3

статочно конкретны для регулирования международных экономичес-


ких отношений. Поэтому развитие международных экономических
отношений, с одной стороны, и подчинение их во все большей мере
государственному регулированию — с другой вело к быстрому увели-
чению числа разнообразных по своей форме и содержанию междуна-
родных договоров, которые формулировали специальные (отрасле-
вые) принципы и конкретные договорные нормы, регулирующие эти
отношения.
Весь комплекс основополагающих специальных принципов меж-
дународного экономического права можно разделить на две группы.
К первой группе относятся получившие широкое признание специ-
альные принципы, которые непосредственно вытекают из основных
принципов международного права и соблюдение которых обязатель-
но для подавляющего числа государств. Ко второй группе относятся
принципы, действующие в межгосударственных отношениях лишь
тогда, когда государства взяли на себя конкретные договорные обя-
зательства соблюдать их в своих двусторонних или многосторонних
отношениях.

3.1. Принципы международного экономического права,


вытекающие из основных принципов международного права
3.1.1. Принцип неотъемлемого суверенитета государств над их богатствами
и естественными ресурсами
Этот принцип представляет собой конкретизацию принципа суве-
ренного равенства государства. Этот принцип предусматривает сво-
бодные осуществления каждым государством полного постоянного
суверенитета над всеми богатствами, природными ресурсами и эко-
номической деятельностью, включая право на владение, использова-
ние и эксплуатацию (п. 1, ст. 2 Хартии экономических прав и обязан-
ностей государств 1974 г. — далее — Хартия). В соответствии с этим
принципом каждое государство имеет право регулировать и контро-
лировать иностранные инвестиции, а также деятельность трансна-
циональных корпораций в пределах действия своей национальной
юрисдикции; национализировать, экспортировать или передавать
иностранную собственность (п. 2, ст. 2 Хартии). В соответствии со ст.
2 Хартии, национализирующее государство должно выплачивать со-
ответствующую компенсацию с учетом своих законов, постановлений
и всех обязательств, которые это государство считает уместным.
Элементы рассматриваемого принципа и положения, связанные с
его осуществлением, закреплены в Декларации об установлении но-
40
Принципы международного экономического права

вого международного экономического порядка (НМЭП), п. 4 Хартии


(ст. 5 и 16) и в ряде международных договоров (в частности в ст. 15
Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении Дого-
воров 1958 г.); ст. 16 Венской конвенции о правопреемстве государств
в отношении государственной собственности, государственных акти-
вов и государственных долгов 1983 г.

3.1.2. Принцип свободы выбора формы организации


внешнеэкономических связей
Этот принцип вытекает из основных принципов международного пра-
ва (суверенного равенства государств, равноправия и самоопределе-
ния народов, невмешательства во внутренние дела государств и др.).
Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 г. (ст.
4) гласит, что при осуществлении международной торговли и дру-
гих форм экономического сотрудничества каждое государство может
свободно выбирать формы организации своих внешнеэкономических
отношений и заключать двусторонние и многосторонние договоры в
сфере международного экономического сотрудничества.

3.1.3. Принцип экономической недискриминации


Хотя действие общего принципа недискриминации распространя-
ется на все области международных отношений, наибольшее значе-
ние он имеет для отношений государств в экономической области.
Указанный принцип содержится во многих многосторонних между-
народно-правовых актах и двусторонних договоров. Наиболее пол-
ное отражение этот принцип нашел в преамбуле и ст. XIII, XIV, XX
Генерального соглашения о тарифах и торговле 1948 г., в Принципах
международных торговых отношений и торговой политики 1964 г., в
Декларации об установлении нового международного экономическо-
го порядка 1974 г., в ст. 4 Хартии экономических прав и обязанностей
государств 1974 г., в Декларации о принципах международного права
1970 г., в Заключительном акте совещания по безопасности и сотруд-
ничеству в Европе 1975 г. и др. Так, общий принцип второй Принци-
пов международных торговых отношений и торговой политики гла-
сит, что «не должно быть дискриминации, основанной на различии
социально-экономических систем». В Декларации об установлении
нового международного экономического порядка также указывается
на недопустимость дискриминации в международных экономических
отношениях. Статья 4 «d» этой Декларации подчеркивает, что госу-
дарство, принимая ту экономическую и социальную систему, которую
41
Раздел 3

оно считает наиболее подходящей для его развития, «не должно под-
вергаться в результате этого какой бы то ни было дискриминации».
В соответствии с Декларацией о принципах международного права
1970 г. государства «обязаны сотрудничать друг с другом независимо
от различий их политических, экономических и социальных систем и
содействовать «международному сотрудничеству, свободному от дис-
криминации, имеющей в основе такие различия».

3.1.4. Принцип равенства и взаимной выгоды государств в международных


экономических отношениях
Этот принцип вытекает из принципа суверенного равенства государств.
Хельсинкский Заключительный акт совещания по безопасности и со-
трудничеству в Европе 1975 г. закрепил этот принцип и установил,
что сотрудничество в области экономики, науки и техники может раз-
виваться на основе равенства и обоюдного удовлетворения партнеров
и взаимности, позволяющей в целом осуществлять справедливые рас-
пределения выгод и обязательств, сравнимого объема, при соблюдении
двусторонних и многосторонних соглашений. Вместе с тем развитые
государства должны предоставлять всем развивающимся странам и
распространять на них все те уступки, которые они предоставляют друг
другу. При этом развитые государства не должны требовать взамен
от развивающихся стран каких бы то ни было уступок, поскольку эти
уступки со стороны развитых государств направлены на обеспечение
фактического равенства и фактической взаимной выгоды в экономи-
ческих отношениях между развитыми и развивающимися странами.

3.1.5. Принцип развития взаимовыгодного сотрудничества в области


торговли, экономики, науки и техники
Базируется на основных принципах международного права — принци-
пе сотрудничества и принципе суверенного равенства. Обязанность
государств — членов ООН укреплять экономическое сотрудничество,
как отмечалось выше, содержится в Уставе ООН. Государства — учас-
тники совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки
1975 г. также взяли на себя обязательство развивать сотрудничество
со всеми государствами во всех областях в соответствии с принципа-
ми Устава ООН.
В Хартии об установлении нового международного экономическо-
го порядка 1974 г. этот принцип получил наибольшую конкретизацию.
«Международное сотрудничество в целях развития является единой
целью и общим долгом всех государств» (ст. 17), «каждое государство
42
Принципы международного экономического права

имеет право участвовать в международной торговле и в других формах


экономического сотрудничества… не подвергаться какой-либо дискри-
минации» (ст. 4); «на все государства возлагается обязанность сотруд-
ничать в экономической, социальной, культурной, научной и техни-
ческой областях в целях содействия экономическому и социальному
прогрессу» (ст. 9); «сотрудничать в деле содействия более рациональ-
ным и справедливым экономическим отношениям» (ст. 8); «строить
свои взаимные экономические отношения таким образом, чтобы учи-
тывать интересы других стран. В частности, все государства должны
избежать нанесения ущерба интересам развивающихся стран» (ст. 24).

3.1.6. Принцип запрещения противоправного экономического принуждения


В практике некоторых государств мира до сих пор используются эко-
номические санкции (экономические блокады, эмбарго и др.) в качес-
тве орудия политики, что в значительной степени осложняет решение
существующих экономических проблем в мире. В качестве примера
экономического принуждения со стороны ведущих государств Запада
можно привести «коллективные санкции» государств — членов «Об-
щего рынка» против Сирии в 1986 г., базирующиеся на необоснован-
ных утверждениях руководителей некоторых государств о поощрении
Сирией международного терроризма. К такого же рода мерам эконо-
мического принуждения относятся экономические блокады Кубы,
Ливии и других стран со стороны США. Подобные действия отража-
ют стремление отдельных государств Запада превратить международ-
ные экономические отношения в средство конфронтации и давления
на другие независимые государства. Такие действия, естественно под-
рывают основы экономического сотрудничества государств и направ-
лены против восстановления доверия в международных экономичес-
ких отношениях. К методам экономического принуждения относятся:
торговое эмбарго, финансовый бойкот, экономическая, кредитная и
технологическая блокады, прекращение сотрудничества в экономи-
ческой и научно-технической областях, разрыв в одностороннем по-
рядке действующих соглашений и договоров, замораживание активов
и т.п. До последнего времени в этих целях использовались также ме-
ханизмы типа Координационного комитета по контролю над экспор-
том стратегических товаров (КОКОМ). В политическом отношении
применение указанных мер влечет за собой дальнейшее ухудшение
международного климата, в конечном итоге создает угрозу всеобщему
миру и безопасности и подрывает роль международных экономичес-
ких отношений, затрудняет их перестройку на справедливой и демок-
ратической основе. Понятие экономического принуждения получило
43
Раздел 3

свое развитие в процессе обсуждения в различных органах ООН воп-


роса об экономической агрессии. Так, было признано, что наиболее
опасным видом применения силы в международных экономических
отношениях является экономическая блокада, представляющая собой
систему мер, направленных на экономическую изоляцию какого-либо
государства или группы государств. Устав ООН, как известно, допус-
кает экономическую блокаду для поддержания международного мира
и безопасности (ст. 41). Однако такие меры могут быть приняты госу-
дарством или ассоциацией государств только по решению Совета Бе-
зопасности. Все другие случаи экономической блокады какого-либо
государства являются противоречащими действующему международ-
ному праву.
К актам противоправного экономического принуждения должен
быть отнесен также экономический бойкот, т.е. отказ устанавливать
или поддерживать экономические отношения с каким-либо государс-
твом или группой государств. Особым видом экономического бойкота
является эмбарго, т.е. наложение государством запрета (ареста) на ввоз
другими государствами отдельных видов товаров. К частным случаям
эмбарго относятся задержание (арест) морских и рыболовных судов
и замораживание активов. Само понятие «экономическая агрессия»
не прижилось в специальной литературе и документах ООН, так, оно
предполагает активные действия государства-агрессора и не может, ес-
тественно, охватить все случаи противоправного экономического при-
нуждения, экономического диктата. Понятие же экономического при-
нуждении гораздо шире. Противоправное применение экономической
силы может выражаться в самых различных формах (активных и
пассивных), к которым относятся, помимо перечисленных выше, дис-
криминация в области международной торговли и посягательство на
экономические и природные ресурсы других государств, антидемпин-
говые процедуры, неэквивалентный обмен, навязывание противоправ-
ных соглашений об экономической помощи и т.п.
Анализ формирующегося в международном экономическом праве
принципа запрещения противоправного экономического принужде-
ния позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, противоправ-
ное экономическое принуждение в любой форме незаконно и направ-
лено против экономической безопасности государств и, в конечном
итоге, против всеобщей безопасности. Во-вторых, создание системы
экономической безопасности неотделимо от действий по устране-
нию из международных отношений различного рода противоправ-
ных экономических средств давления или угрозы их применения. Из
практики международного общения должны быть исключены любые
противоправные методы экономического давления, такие, как приме-
44
Принципы международного экономического права

нение или угроза применения эмбарго, бойкота, торговой, кредитной


и технологической блокады. В-третьих, современное международное
право исключает обращение государств к мерам экономического при-
нуждения по собственной инициативе для защиты своих действи-
тельных или мнимых прав. Однако это не исключает правомерность
использования государством индивидуальных санкций (реторсий)
в ответ на недружелюбные действия другого государства, ущемляю-
щего интересы последнего, но не нарушающего норм международного
права (например, повышение таможенных пошлин на товары другого
государства). Принцип запрещения противоправного экономического
принуждения не имеет пока достаточной нормативной базы и требу-
ет, на наш взгляд, детальной разработки и закрепления в соответству-
ющих постановлениях Генеральной Ассамблеи ООН, в других между-
народных правовых актах.

3.2 Специальные принципы международного экономического


права, имеющие договорный характер
3.2.1 Принцип наиболее благоприятствуемой нации (режим наибольшего
благоприятствования)
Принцип наиболее благоприятствуемой нации представляет собой
специфическое средство эффективного регулирования международ-
ных торговых, а также других экономических отношений. Обычно
принцип наибольшего благоприятствования действует как конвенци-
онная норма международного права в силу включения в международ-
ные договоры особой оговорки (клаузулы) о наибольшем благопри-
ятствовании.
Конвенционная норма наибольшего благоприятствования означает
в ее общем понимании право каждого договаривающегося государства
пользоваться всеми преимуществами, которые другое (другие) догова-
ривающееся государство предоставляет любым третьим государствам
по определенному кругу отношений. В силу этого принципа в равное
положение в какой-то определенной области отношений ставятся го-
сударства, с которыми заключены соответствующие договоры, содер-
жащие оговорку о режиме наиболее благоприятствуемой нации.
В соответствии со ст.1 ч. 1 Генерального соглашения по тарифам и
торговле (ГАТТ), общий режим наиболее благоприятствуемой нации
заключается в том, что «в отношении таможенных пошлин и сбора
всякого рода, налагаемых на ввоз и вывоз, или в связи с ними, или на
перевод за границу платежей за импорт или экспорт, а также в отноше-
нии метода взимания таких пошлин и сборов и в отношении всех пра-
45
Раздел 3

вил регулирования и формальностей в связи с ввозом и вывозом, лю-


бое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет,
предоставляемые любой договоривающейся стороной в отношении
любого товара, происходящего из любой другой страны или предна-
значаемого в любую другую страну, должны немедленно и безусловно
предоставляться подобному же товару, происходящему с территории
всех других договаривающихся сторон, или предназначаемому для
территории всех других договаривающихся сторон». Таким образом,
на все государства — члены ГАТТ принцип наиболее благоприятствуе-
мой нации в отношении торговли распространяется автоматически.
Принцип наиболее благоприятствуемой нации не следует смеши-
вать с принципом экономической недискриминации. Они различны
не только по своему правовому основанию (принцип недискримина-
ции является обычно-правовой нормой), но и по содержанию. При-
нцип недискриминации сводится к праву государства требовать ус-
ловий общих, одинаковых для всех государств. Принцип же наиболее
благоприятствуемой нации дает право требовать наиболее благопри-
ятных, привилегированных условий, предоставляемых какому-либо
третьему государству. Сегодня принцип наиболее благоприятствуе-
мой нации в торгово-экономических отношениях государств олицет-
воряет собой прежде всего стремление к сотрудничеству. Отрицание
или подрыв этого принципа означает фактически отказ от сотруд-
ничества, подтачивает и такие основные принципы международного
права, как принцип равноправия и принцип взаимной выгоды. Об-
ласть применения режима наибольшего благоприятствования опреде-
ляется обычно в конкретной оговорке о наибольшем благоприятство-
вании в том или ином международном договоре. Эта оговорка может
распространяться в общей форме на всю область внешней торговли и
судоходства или на отдельные виды экономических отношений: та-
моженные пошлины, транзит, количественные и другие ограничения
и запрещения; транспортный режим; налоговые, судебные права фи-
зических и юридических лиц и т.п. Реже принцип наибольшего бла-
гоприятствования распространяется на исключительные права (па-
тенты, авторское право, и т.п.), признание и исполнение иностранных
судебных и арбитражных решений. По соглашению сторон из режима
наибольшего благоприятствования допускаются отдельные истори-
чески сложившиеся исключения: особые льготы в торговле для сосед-
них (приграничных) государств, для каботажного судоходства и т.п.
изъятие из режима наибольшего благоприятствования применяются
также в отношении так называемых преференциальных таможенных
режимов (для развивающихся и наименее развитых стран, в рамках
таможенных союзов, зон свободной торговли и др.).
46
Принципы международного экономического права

3.2.2. Принцип взаимности

Этот принцип предполагает, что иностранному государству и его юри-


дическим и физическим лицам предоставляются определенные права,
преимущества, привилегии и льготы при условии, что предоставляю-
щее государство и его юридические и физические лица пользуются на
территории этого иностранного государства такими же правами, пре-
имуществами, привилегиями и льготами. Принцип взаимности может
устанавливаться на договорной основе или в одностороннем порядке.
Причем в одностороннем порядке принцип взаимности может ус-
танавливаться как во внутреннем законодательстве, так и на основе
международного договора.
Требование взаимности в международных экономических отно-
шениях часто относят к правам, обязанностям, уступкам, преиму-
ществам, выгодам и т.п., а о наличии взаимности на практике судят
в зависимости от случая по таким качественным и количественным
характеристикам, как симметричность, равнозначность, эквивалент-
ность, обоюдность и т.п. Будучи произвольно интерпретируемым на
Западе, принцип взаимности зачастую выдвигается в качестве крите-
рия справедливости в международных отношениях, в частности в тор-
гово-экономических связях промышленно развитых стран с развива-
ющимися странами и странами бывшего соцлагеря. Кроме того, этот
принцип искусственно вычленяется из системы других, международ-
но-правовых принципов и норм, рассматривается в отрыве от них, а
также от общего контекста двусторонних и многосторонних торговых
отношений, что помогает использовать его в ужесточении различных
тарифных и нетарифных ограничений, в том числе по причинам неэ-
кономического характера.
В этой связи Запад ввел понятие «эффективной взаимности»,
представляющее собой политизированный вариант односторонне
понимаемой выгоды, которую с помощью экономической силы пыта-
ются привнести в торгово-экономические связи в ущерб принципам
равенства, недискриминации, взаимной выгоды и международного
сотрудничества.
Как отмечалось выше, договорные отношения о взаимном предо-
ставлении сторонами принципа наиболее благоприятствуемой нации
воплощают в себе согласованный обмен возмещениями вследствие без-
условного и безвозмездного распространения каждой стороной на кон-
трагента, его юридических и физических лиц такого же режима в оп-
ределенной сфере отношений, какой предоставляется любому третьему
государству. Использование же концепции «эффективной взаимнос-
ти» предполагает одностороннее требование западных государств от
47
Раздел 3

бывших социалистических стран, развивающихся государств, помимо


режима наибольшего благоприятствования, дополнительных возмеще-
ний. Таким образом, достигнутый баланс интересов, воплощенный в до-
говоре, комплекс уравновешенных выгод и обязательств, трансформи-
руется в односторонние выгоды западных государств. Естественно, что
такое положение не способствует развитию торгово-экономических от-
ношений между государствами на равноправной основе, не может обес-
печить подлинную взаимную выгоду и экономическую безопасность
государств. Аргументацию в духе «эффективной взаимности», как она
понимается на Западе, коротко можно было бы охарактеризовать как
концепцию агрессивного протекционизма и неприкрытой дискрими-
нации. Она направлена на то, чтобы оградить национальных произво-
дителей товаров от конкурирующего импорта, закрепить за бывшими
странами соцлагеря и странами «третьего мира» не всегда удовлетво-
рительную для них структуру экспорта. Требования «эффективной вза-
имности» подрывают принцип наиболее благоприятствуемой нации,
являющийся основной правовой базой современных международных
экономических отношений, могут служить потенциальным инструмен-
том вмешательства во внутренние дела, противоправного использова-
ния экономической силы. Подлинная взаимность начинается с обоюд-
ности интересов взаимодействующих друг с другом государств. Такая
взаимность интересов выражается в общности целей, в согласовании
воль при принятии международно-правовых норм, регулирующих тор-
гово-экономические отношения. Процесс согласования воль — это, по
существу, обмен своего рода «возмещениями». За каждую уступку, пра-
во, обязанность, преимущество и т.п. государство получает соответству-
ющее согласованное возмещение в виде уступки, права, обязанности,
преимущества и т.п. Результатом согласования воль является междуна-
родно-правовая норма, соглашение, воплощающее взвешенный баланс
интересов участвующих сторон. Действительное значение соглашений,
заключаемых на основе взаимности, как правило, выходит за пределы
заботы каждой из сторон только о получении равной выгоды. Важно,
чтобы была обеспечена реальная взаимность выгод, которая может за-
ключаться отнюдь не в обмене тождественными материальными цен-
ностями или правами, а с таким же успехом обеспечиваться гораздо бо-
лее сложными экономическими и другими факторами.

3.2.3. Принцип национального режима


На основе этого принципа физические и юридические лица иност-
ранного государства полностью приравниваются в своих правах к
национальным физическим и юридическим лицам по отдельным ви-
48
Принципы международного экономического права

дам правовых отношений. Иными словами, принцип национального


режима предусматривает, что на иностранные физические и юриди-
ческие лица, а также на иностранные товары распространяются в дан-
ном государстве те же права и обязанности, требования и привиле-
гии, которые распространяются в законодательстве этого государства
на собственные юридические и физические лица, а также на товары
иностранного происхождения.
В отношении внешней торговли, национальный режим предус-
мотрен в Генеральном соглашении по тарифам и торговле. Так, ст.III
п.4 гласит, что «товарам, происходящим на территории какой-либо
договаривающейся стороны и ввозимым на территорию другой дого-
варивающейся стороны, должен быть предоставлен режим не менее
благоприятный, чем режим, предоставляемый аналогичным товарам
национального происхождения в отношении всех законов, правил и
требований, относящихся к их внутренней продаже, предложениям на
продажу, покупку, перевозку, распределению или использованию».
В международных договорах России о торговле, судоходстве пре-
доставление национального режима предусматривается, как правило,
в отношении свободного доступа в суды для защиты прав физичес-
ких и юридических лиц, а также в вопросах оказания помощи на море
иностранным судам, правового положения экипажа судов.
Предоставление иностранному государству и его юридическим
лицам и гражданам национального режима в области экономических
отношений практически лишает национальную промышленность и
торговлю более слабого государства покровительственной защиты со
стороны своего государства от конкуренции иностранного капитала.
Российская Федерация в своих торговых договорах с зарубеж-
ными странами предоставляет национальный режим только в облас-
ти социальных прав: охраны жизни, здоровья, процессуальных прав
иностранцев, охраны личного имущества и т.п., что практически не
наносит ущерба предоставившему такой режим государству.

3.2.4. Принцип преференциального режима


Обычно преференциальный режим — это торговые льготы прежде
всего в отношении таможенных пошлин, действующие между тем или
иным государством или среди группы государств. В качестве примера
можно привести систему преференций, которая в соответствии с реко-
мендациями Первой Конференции ООН по торговле и развитию (ЮН-
КТАД) 1964 г., применяется развитыми в промышленном отношении
государствами в отношении развивающихся и наименее развитых госу-
дарств, а также самими развивающимися государствами между собой.
49
Раздел 3

Важно отметить в этой связи, что предоставляемые развивающимся и


наименее развитым государствам преференций в этом случае не могут
считаться нарушением принципа наибольшего благоприятствования.
В Генеральном соглашении о тарифах и торговле (приложения A-
G) по требованию ряда государств сохраняются преференциальные
системы: американские, британские, французские, бельгийско-люк-
сембургского экономического союза, Нидерландов и др., как правило,
в отношении их бывших колоний. Так, например, почти все товары,
ввозимые в США из стран Латинской Америки и Филиппин, обла-
гаются преференциальными таможенными пошлинами. На этом ос-
новании США удается добиться снижения цен на ввозимые из этих
стран сырье и продовольствие и диктовать цены, по которым США
экспортируют свои товары в названные страны.
С 1 января 2002 г. в Европейском союзе действует новая общая
система тарифных преференций (ОСП), являющая третьей схемой та-
рифных преференций, применяемой в ЕС после разработки и утверж-
дения ее концепции ЮНКТАД в 1964 г. Следует отметить, что Евро-
пейские сообщества (ЕС) стали в 1971 г., по сути дела, первыми, кто
осуществил ОСП на практике. Система тарифных преференций ЕС
распространялась на большинство промышленных товаров, а также на
ряд сельскохозяйственных товаров, прошедших определенную степень
переработки. Схема ОСП возобновляется на ежегодной основе и под-
лежит пересмотру каждые десять лет. При этом, однако, не происходи-
ло изменений принципиального характера: основным инструментом
оставались так называемые потолки и лимиты, в рамках которых мож-
но было беспошлинно ввозить товары на рынок ЕС, изменялся лишь
список государств-бенефициариев и товарная номенклатура.
Что касается географического охвата ОСП, она распространяется
на 179 стран, к которым относятся все развивающиеся страны и стра-
ны, испытывающие временные экономические трудности, связанные
с переходом к рыночной системе хозяйствования (Россия и 11 других
государств — членов СНГ). Из этого перечня выделяется 49 наименее
развитых стран, для которых устанавливается беспошлинный ввоз
товаров, за исключением бананов, риса и сахара-сырца, для которых
применяется схема поэтапного сокращения таможенных пошлин,
вплоть до полного освобождения от их уплаты.
Кроме того, особый льготный режим устанавливается для 12 стран,
ведущих борьбу с производством и сбытом наркотических средств
(Колумбия, Венесуэла, Эквадор, Перу, Боливия, Коста-Рика, Гватема-
ла, Гондурас, Никарагуа, Панама, Пакистан, Сальвадор).
В Российской Федерации, согласно Постановлению Российской
Федерации от 13 сентября 1994 г. № 1057, национальная схема пре-
50
Принципы международного экономического права

ференций Российской Федерации подлежит ежегодному пересмотру


в отношении списка стран, которым предоставляются льготные та-
моженные тарифы на товары происхождением из этих стран, так и в
объеме этих льгот. Такая национальная схема преференций в России
принимается на основании мотивированного представления Минис-
терства иностранных дел, согласованного с Министерством экономи-
ческого развития и торговли России. Список стран, пользующихся
преференциями, предоставляется ООН, в частности ее главным орга-
ном — ЭКОСОС.

Литература
1. Ковалев А.А. Международное экономическое право и правовое регулиро-
вание международной экономической деятельности на современном эта-
пе. М., 1988.
2. Шумилов В.М. Принцип наиболее благоприятствуемой нации в между-
народных экономических отношениях // Советское государство и право.
1987. № 2.
3. Шумилов В.М. Эффективная взаимность: концепция протекционизма и
дискриминации // Внешняя торговля. 1986.
4. Кувшинов Е.С. Государственное регулирование внешнеторговой деятель-
ности в Российской Федерации (правовые аспекты). М., 1998.
5. Ушаков Н.А. Режим наибольшего благоприятствования в международ-
ных отношениях. М., 1995.
6. Войтович С.А. Принципы международно-правового регулирования меж-
государственных экономических отношений. Киев, 1988.
5. Вельяминов Г.М. Основы международного экономического права. М., 1994.
6. Шумилов В.М. Международное публичное экономическое право. М., 2001.

Контрольные вопросы
1. Какова связь общих принципов международного права и принципов
международного экономического права?
2. Перечислите отраслевые (специальные) принципы международного эко-
номического права.
3. Назовите принципы международного экономического права, имеющие
договорный характер.
4. В чем состоит механизм действия принципа наибольшего благоприятс-
твования?
5. Какие существуют исключения из принципа наибольшего благоприятс-
твования?
6. В чем состоит специфика принципа предоставления национального ре-
жима?
7. Есть ли исключения из принципа предоставления национального режима?
8. В чем состоит особенность принципа экономической не дискриминации?
9. В чем состоит принцип преференциального режима?

51
Раздел 4
Субъекты международного
экономического права

Субъекты международного экономического права обладают всеми


элементами международной правосубъектности (право- и дееспособ-
ности), которая включает в себя такие права, как:
• право заключать международные договоры;
• быть членами международных организаций;
• иметь свои официальные представительства (дипломатические,
консульские и др.);
• участвовать в работе международных конференций и т.д.1
В международном праве нет общепризнанных норм, решающих
вопрос, какие образования являются его субъектами. Можно выде-
лить следующие признаки, характеризующие понятие субъекта меж-
дународного права.
1. Субъект международного права — это носитель суверенных прав
и обязанностей. Недостаточно признать за субъектом права и обязан-
ности, установленные международным правом. Дело в том, что ука-
занные права и обязанности, во-первых, являются суверенными, им-
манентно присущими субъектам международного права, и, во-вторых,
первоисточником таких прав и обязанностей является суверенитет.
То, что некоторые права и обязанности установлены международным
правом, — это всего лишь следствие деятельности субъектов между-
народного права.
2. Одна из самых существенных особенностей субъектов междуна-
родного права состоит в том, что они являются не только носителями
суверенных прав и обязанностей, но и одновременно выступают как
единственные созидатели норм международного права. В ходе пра-
вотворчества субъекты сами вырабатывают и закрепляют свои права
и обязанности в договорах в результате свободного волеизъявления
сторон.

1
См.: Бирюков П.Н. Международное право. М., 1998. С. 48.
52
Субъекты международного экономического права

3. В международном праве отсутствует централизованный аппарат


(аналогичный с государственным аппаратом), способный принуж-
дать к соблюдению норм права. В силу этого субъекты международ-
ного права обладают присущей им способностью к принятию мер по
обеспечению права. Таким образом, субъекты международного права,
помимо того, что они являются носителями суверенных прав и обя-
занностей, создателями норм международного права, выступают еще
и как сила, обеспечивающая соблюдение норм права.
4. Понятие субъекта международного права неразрывно связано с
народом и территорией. С одной стороны, субъект международного
права представляет какой-то народ — правоспособность и правосубъ-
ектность в международном праве проистекают от народа. С другой
стороны, субъект имеет определенные территориальные признаки,
поскольку речи идет не о народе вообще, а о народе, живущем на оп-
ределенной территории.
5. По общей теории права для субъекта правоотношения харак-
терна не только правоспособность, но и деликтоспособность, т.е. спо-
собность субъекта нести ответственность за правонарушения, так как
без должной ответственности немыслим устойчивый международный
правопорядок и стабильные международные правоотношения1.
Среди основных субъектов международного права на первом месте
стоят государства. Государство — главная политическая организация
современного общества. Над государствами в международных отно-
шениях нет верховной власти, которая могла бы диктовать им прави-
ла поведения в отношениях друг с другом. Государства одновременно
являются главными создателями и гарантом соблюдения норм меж-
дународного права, в то же время они юридически не подчинены друг
другу. В этом выражается суверенитет государств.
Суверенитет — неотъемлемое качество государства как субъекта
международного права.
Благодаря суверенитету, государства равны друг другу в правовом
отношении, т.е. равноправны независимо от величины их территории,
населения, экономического и культурного развития, военной мощи и
т.д. Это — суверенное равенство.
Принцип суверенного равенства всех государств относится к чис-
лу основных принципов международного права. Он закреплен в Ус-
таве ООН, а также в Декларации ООН о принципах международного
права 1970 г. и гласит: «Каждое государство обязано уважать право-
субъектность других государств».

1
См.: Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М., 2002. С. 41—42.
53
Раздел 4

4.1. Особенности правового положения государств как субъектов


международного экономического права
Международные экономические отношения, как отмечалось выше,
имеют два уровня правоотношений — в зависимости от наличия пуб-
личного и частного элементов. В публично-правовом аспекте между-
народные экономические отношения — это отношения между субъек-
тами международного права, к которым в первую очередь относятся
государства и международные (межправительственные) организации.
Именно эти публично-правовые отношения в сфере международных
экономических отношений регулируются международным экономи-
ческим правом, и, следовательно, государства и международные орга-
низации являются субъектами международного экономического пра-
ва.
Способность суверенных государств быть носителем междуна-
родных прав и обязанностей, т.е. субъектом международного права/
международного экономического права называется международной
правосубъектностью. Понятие «государство» в зависимости от упо-
требления этого термина в международном праве или в междуна-
родном частном праве существенно различается. В международном
частном праве применяется определение, используемое в теории го-
сударства и права, в частности, государство — это прежде всего поли-
тическая организация власти, состоящая из органов и орудий власти1.
Согласно же теории международного права, государство есть единс-
тво трех элементов: политической власти, территории и населения2.
Международное право, не предлагая точного определения понятия
«государство», исходит фактически и юридически «из общего, при-
сущего любому государству, свойства — суверенитета, устанавливая,
в частности, обязанность всех субъектов международного права ува-
жать суверенитет любого государства не вмешиваться в дела, по су-
ществу входящие во внутреннюю компетенцию государства, исходить
из суверенного равенства государств в международном общении3.
Именно на таких условиях главные субъекты международного
экономического права — государства могут участвовать в междуна-
родных экономических отношениях, исходить при этом из обязатель-
ства уважения суверенного равенства других государств.
Государства, будучи равноправными субъектами международного
права, имеют все же различный объем правосубъектности. Имея рав-
ное право в заключении международных экономических договоров,
1
См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. С. 108.
2
См.: Клименко Б.М. Государственная территория. М., 1974. С. 17—20.
3
Ушаков Н.А. Международное право: основные термины и понятия. М., 1996. С. 11.
54
Субъекты международного экономического права

государства, в зависимости от их развития и объема внешнеэкономи-


ческой деятельности, заключают различное количество договоров в
экономической области и, соответственно, различный набор вытекаю-
щих из них прав и обязанностей. Как отмечает В.М.Шумилов, «стра-
ны с государственной (административной) экономикой, если они ос-
танутся или появятся, обречены пребывать на обочине действующей
системы международных экономических отношений и международ-
ного экономического права1.
Государства как первичные субъекты международного экономи-
ческого права наделены определенными экономическими правами
и несут экономические обязанности. Попытка на международном
уровне сформулировать основные права и обязанности государств
была предпринята еще в 1949 г., когда Комиссия международного
права ООН подготовила проект Декларации прав и обязанностей
государств, который так и не был принят. Такая попытка в принци-
пе удалась лишь с принятием в 1974 г. Хартии экономических прав и
обязанностей государств. Положения этого акта, хотя и не имеюще-
го обязательной юридической силы и являющегося лишь рекоменда-
цией, во многом послужили основой для формирования социальных
принципов международного экономического права. В соответствии с
этой Хартией, государства имеют право:
• выбирать свою экономическую систему, формы организации
внешних экономических связей, средства экономического раз-
вития, использования ресурсов, осуществления реформ;
• осуществлять суверенитет над своими богатствами, природны-
ми ресурсами и экономической деятельностью;
• национализировать, экспроприировать и передавать иностран-
ную собственность, регулировать споры по компенсациям за
национализированную иностранную собственность, согласно
внутригосударственному праву и национальными судами;
• регулировать и контролировать деятельность транснациональ-
ных компаний (ТНК) в пределах своей национальной юрис-
дикции и предпринимать меры с тем, чтобы такая деятельность
полностью соответствовала его законодательству принимающе-
го государства и отвечала его экономической и социальной по-
литике.

1
Шумилов В.М. Указ. соч. С. 40.
55
Раздел 4

4.2. Юрисдикционный иммунитет государства


Суверенное государство, обладая международной правосубъектно-
стью, вступая с другими государствами в договоры в области эконо-
мических и других отношений, совершает эти действия независимо от
чьей бы то ни было воли. Из неподчинения суверенного государства
чьей бы то ни было воле вытекает его юрисдикционный иммунитет в
экономических отношениях.
Иммунитет государства и его собственности, являющийся одним из
старейших институтов международного права, был порожден необходи-
мостью поддержания официальных отношений между государствами.
В начале XIX в. судебная практика и доктрина признали, что им-
мунитет государства является общепризнанной нормой международ-
ного права, порожденный объективной потребностью взаимодействия
государств на территории друг друга.
Иммунитет государства от юрисдикции иностранного государства
состоит из нескольких элементов:
1. Судебный иммунитет.
2. Иммунитет от применения мер по предварительному обеспече-
нию иска.
3. Иммунитет по принудительному исполнению судебного реше-
ния.
4. Иммунитет собственности государства.
5. Иммунитет сделок государства.
6. Отказ государства от иммунитета.
7. Абсолютный иммунитет.
8. Функциональный иммунитет.
9. Ограниченный иммунитет.
Судебный иммунитет — понимается как неподсудность государст-
ва суду иностранного государства. Согласно судебному иммунитету
государство не вправе принудительно осуществить свою юрисдикцию
по отношению к другому государству, иначе говоря, не вправе при-
влечь иностранное государство в качестве ответчика. В то же время,
если государство обращается с иском в иностранный суд для защи-
ты своих прав, то ни один иностранный суд не вправе отказать ему в
юрисдикции. Такой отказ был бы нарушением суверенных прав госу-
дарства. Государство может выступить и ответчиком в иностранном
суде, но при добровольном его согласии.
Иммунитет от применения мер по предварительному обеспече-
нию иска. Суд, рассматривающий частноправовой спор с участием
иностранного государства, не вправе применять любые меры по пред-
варительному обеспечению иска, в частности меры, которые носят
56
Субъекты международного экономического права

принудительный характер. Иными словами, если такие меры касают-


ся государства и его собственности (арест государственных счетов в
иностранных банках, опись имущества, ограничение права государс-
тва пользоваться своим имуществом (арест) и т.д.), то с точки зрения
иммунитета государства они недопустимы.
Иммунитет по принудительному исполнению судебного решения.
Этот иммунитет означает, что в отношении государства и его собс-
твенности не могут быть приняты какие-либо принудительные меры
по исполнению судебного (арбитражного) решения любыми органа-
ми этого и любого другого иностранного государства. даже, если го-
сударство добровольно приняло участие в иностранном судебном
процессе, решение может быть исполнено им только добровольно.
Иммунитет включает право государства на неприменение к нему при-
нудительных мер по исполнению решения.
Иммунитет собственности государства означает правовой режим
неприкосновенности государственной собственности, находящейся на
территории иностранного государства. Хотя иммунитет государствен-
ной собственности тесно связан с иммунитетом государства, между
этими имуществами есть определенные различия. Собственность го-
сударства пользуется иммунитетом независимо от наличия судебного
разбирательства. Собственность государства пользуется иммуните-
том даже, если она находится во владении лица, которое не обладает
иммунитетом. Это предопределяет выделение вопросов собственнос-
ти в качестве самостоятельного элемента содержания иммунитета.
Режим неприкосновенности государственной собственности тесно
связан также с доктриной «акта государства», согласно которой суды
одного государства не должны выносить решения относительно актов
правительства другого государства, совершенных на его территории.
Иммунитет сделок государства имеет исключительно важное зна-
чение для случаев заключения внешнеэкономических сделок госу-
дарства с иностранными юридическими и физическими лицами. Пос-
кольку государство в силу иммунитета свободно от принудительных
мер по осуществлению иностранных законов, административных рас-
поряжений и пр., то из этого следует, что частноправовые отношения
международного характера с участием государства должны регулиро-
ваться правом этого государства, если только сами стороны не дого-
ворились о применении иностранного права. Это правило давно сло-
жилось в судебной практике и находит закрепление в международных
договорах. Наиболее важным подтверждением этому является Ва-
шингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных спо-
ров между государствами и иностранными лицами 1965 г. Согласно
ст.42 этой конвенции инвестиционный спор с участием государства
57
Раздел 4

рассматривается на основе права избранного сторонами, при отсутс-


твии такого выбора — применяется право государства выступающего
в качестве стороны в споре.
Отказ государства от иммунитета. Поскольку иммунитет госу-
дарства — это его право, вытекающее из суверенитета, никто не меша-
ет государству отказаться от него. Государство вправе отказаться от
иммунитета как в целом, так и от какого-либо его элемента. Отказ от
иммунитета, чтобы быть юридически действительным, подчиняется
некоторым правилам:
1. Отказ должен быть явно выражен в письменной форме: соот-
ветствующим органом государства в одностороннем порядке,
при заключении сделки в самом ее тексте, в международном до-
говоре и пр.
2. Отказ не может быть подразумеваемым, он не может следовать
из конклюдентных действий (если в инвестиционном соглаше-
нии с участием государства стороны договорились передавать
все споры для разрешения в Арбитражный институт Сток-
гольмской торговой палаты, то из этого следует вывод об отказе
от иммунитета).
3. Отказ от иммунитета не может толковаться расширительно.
Государство свободно в своей воле: оно может отказаться от
иммунитета в целом в отношении одной сделки, но это не мо-
жет толковаться таким образом, что государство отказалось от
иммунитета в отношении всех сделок, совершаемых на терри-
тории данного иностранного государства. Кроме того, если го-
сударство дало согласие быть стороной в иностранном судеб-
ном процессе, то это не означает, что в отношении к нему могут
быть применены принудительные меры по предварительному
обеспечению иска или по принудительному исполнению реше-
ния иностранного суда.
В международном праве различают три вида юрисдикционного
иммунитета: абсолютный, функциональный и ограниченный.
Абсолютный иммунитет означает право государства пользовать-
ся иммунитетом в полном объеме, всеми его элементами. Он распро-
страняется на любую деятельность государства и любую его собствен-
ность. По мере расширения функций государства в международных
экономических отношениях абсолютный иммунитет становится ощу-
тимым препятствием в развитии международных экономических свя-
зей, так как иностранные контрагенты государства по сути дела, ли-
шаются в этом случае прав на судебную защиту своих имущественных
прав. В связи с этим в доктрине и в судебной практике возникла идея
необходимости ограничения иммунитета государства.
58
Субъекты международного экономического права

Функциональный иммунитет основан на принципиальном раз-


граничении функций государства на два вида: публично-правовую и
частно-правовую. Если государство выступает как носитель суверен-
ной власти, то оно всегда пользуется иммунитетом, в том числе и в
частно-правовой сфере. Если государство занимается коммерческой
деятельностью, то оно не обладает иммунитетом. Функциональный
иммунитет в том виде в котором он сформулирован в судебной прак-
тике, в международно-правовой доктрине, в ряде национальных за-
конов обладает целым рядом существенных недостатков, которые не
позволили ему стать общепризнанной альтернативой абсолютному
иммунитету.
Ни доктрина, ни судебная практика не установили какие-либо объ-
ективные критерии, с помощью которых можно было бы определенно
разграничить деятельность государства как суверена или как частного
лица. Чаще всего называемые критерии, такие как природа операции
и ее цель, также не позволяют провести различие между суверенной
и не суверенной государственной деятельностью. Комиссия между-
народного права на своей пятьдесят первой сессии в 1999 г., рассмот-
рев все используемые в практике критерии (характер, цель, мотив и
пр.) вынуждена была констатировать недостаточность любого из них
и невозможность их использования для разграничения деятельности
государства в качестве суверена или частного лица и предложила Ге-
неральной Ассамблее ООН применять термин «коммерческие конт-
ракты или сделки»1.
В результате право давать оценку деятельности иностранного го-
сударства и решать, предоставлять ему иммунитет или нет, принадле-
жит только национальному суду. Суд должен принимать во внимание
все обстоятельства для того, чтобы решить, в какой сфере совершено
действие: в частноправовой или суверенной деятельности.
Ограниченный иммунитет исходит, как отмечалось выше, из необ-
ходимости ограничения иммунитета. В отличие от функционального,
который ограничивает иммунитет на основе общего критерия — деле-
ния деятельности государства на суверенно-властную и частную — ог-
раниченный иммунитет не использует никаких формальных критери-
ев, а формулирует перечень конкретных случаев, когда государство не
пользуется иммунитетом. Эти случаи могут быть сформулированы
самими государствами, как на двусторонней, так и на многосторон-
ней основе, в том числе универсальной. Идея и основа ограниченного
иммунитета заключается в том, что иммунитет — это право государс-
тва, вытекающее из его суверенитета. На неприменение к нему инос-

1
http://referatw.ru/cgi-bin/main.cgi?
59
Раздел 4

транной юрисдикции, от которой государство может отказаться как


целиком, так и в любой его части. Поэтому задача заключается лишь
в создании наиболее точных формулировок тех случаев, тех обстоя-
тельств, при наличии которых государство не будет пользоваться им-
мунитетом. Если государства заинтересованы в развитии нормальных
торговых и иных экономических связях, ничто не мешает им при за-
ключении договора о торговле (эти договоры связывают на двусто-
ронней основе практически все государства и создают общую право-
вую основу для осуществления торгово-экономических отношений
между ними) сформулировать те случаи, при которых государство,
вступая в торгово-экономические отношения с частными лицами, не
будет претендовать на иммунитет. Это можно сделать и для более уз-
кой сферы экономических отношений, например, при подписании до-
говоров о взаимной защите иностранных капиталовложений и т.п.
Удачным опытом создания правовых основ ограниченного имму-
нитета на многосторонней (региональной) основе является приня-
тие в 1972 г. государствами — членами Совета Европы Европейской
конвенции об иммунитете государств, которая, закрепляя общий при-
нцип иммунитета государства от иностранной юрисдикции, форму-
лирует детализированные исключения из этого принципа. Ряд статей
определяет форму и условия отказа самого государства от иммуните-
та в иностранном суде:
1. Если государство вступает в процесс в иностранном суде ист-
ца или третьего лица, значит, оно признает юрисдикцию этого
суда, в том числе и в отношении встречного иска (ст.1).
2. Если государство ссылается на иммунитет после того, как выне-
сено решение по существу, оно не пользуется иммунитетом (ст.3).
3. Государство не пользуется иммунитетом от юрисдикции в суде
другого государства в том случае, когда судебное разбирательс-
тво связано с трудовым отношением, заключенным между госу-
дарством и физическим лицом, и работа подлежит исполнению
на территории государства, где происходит судебное разбира-
тельство (ст.5).
4. Государство не пользуется иммунитетом, если оно взяло обяза-
тельство признать юрисдикцию иностранного суда в одной из
форм: в международном соглашении; ясно выраженным положе-
нием в договоре, составленном в письменной форме; ясно выра-
женным согласием, данным после возникновения спора (ст. 2).
5. Если государство дало согласие в письменной форме на арбит-
ражное разбирательство спора, то оно не обладает иммунитетом
в суде того государства, где осуществлялось или должно было
осуществляться арбитражное разбирательство (ст.4).
60
Субъекты международного экономического права

Кроме того, согласно Конвенции 1972 г., государство не пользуется


иммунитетом в следующих случаях:
• в делах по договорному обязательству, если согласно контракту
оно осуществлялось или должно быть осуществлено на терри-
тории государства, где происходит судебное разбирательство;
• в делах, связанных с патентами на изобретение, производствен-
ного или товарного знака или другого аналогичного права, в от-
ношении которого в государстве, где происходит судебное раз-
бирательство, была представлена или зарегистрирована заявка
(ст.8);
• по делам, связанным с деятельностью бюро, агентства либо
другого учреждения, через которые государство осуществляет
промышленную, финансовую или коммерческую деятельность,
если такое учреждение находится на территории государства,
где происходит судебное разбирательство (ст.7);
• по делам, связанным с недвижимостью, если она находится на
территории государства, где происходит судебное разбиратель-
ство (ст.9);
• по делам, связанным с возмещением ущерба, если он вызван
фактом, имевшим место на территории государства, где проис-
ходит судебное разбирательство (ст.10).
Приведенные отдельные изъятия из пользования государством
иммунитета, сформулированые в Европейской конвенции 1972 г.,
свидетельствуют, что Конвенция обеспечивает достаточное число ос-
нований для установления юрисдикции государства, где рассматрива-
ются соответствующие дела.

4.3. Правосубъектность международных экономических


организаций
Одним из факторов, оказывающих влияние на международное право
и на международные отношения в современный период, является по-
явление на международной арене большого количества международ-
ных организаций.
В настоящее время в мире насчитывается более 4 тыс. междуна-
родных организаций. Бурный рост этих организаций в послевоенный
период во многом был обусловлен необходимостью международного
сотрудничества в различных сферах деятельности, решения глобаль-
ных проблем (чему способствовала демократизация международных
отношений, вызванная победой над наиболее реакционными силами
во Второй мировой войне, изменением соотношения сил на мировой
61
Раздел 4

арене, крахом колониализма и т.д.), научно-технической революцией


и другими факторами общественно-политического характера1.
Международные организации играют важную роль в осуществле-
нии международного права. Как отмечает И.И.Лукашук, «роль орга-
низаций в осуществлении международного права так велика, что едва
ли можно представить себе функционирование этого права без со-
действия организаций»2.
Причем роль международных организаций будет продолжать рас-
ти. Этого требуют и интересы международной законности.
В этой связи представляется важным рассмотреть вопрос право-
субъектности международных организаций, т.е. их юридической спо-
собности к самостоятельным международным действиям, к правово-
му волеизъявлению.
В соответствии с положением о правосубъектности, выработанным
общей теорией права, наиболее важным признаком правосубъектнос-
ти является способность участника международного общения, между-
народной личности быть носителем международно-правовых прав и
обязанностей и самостоятельно их осуществлять.
Помимо этого признака, для международной правосубъектности,
как отмечалось выше, характерными являются три самостоятельных
признака международного правотворчества: а) принимать участие в
создании международно-правовых норм; б) способность самостоя-
тельно (индивидуально или коллективно) обеспечивать выполнение
создаваемых норм3; в) способность нести юридическую ответствен-
ность за свои действия. Иными словами, содержание международной
правосубъектности заключается в юридической способности участ-
ника международного общения к самостоятельным международным
действиям, выражающиеся в независимом осуществлении прав и обя-
занностей, участии в создании норм международного права и в обеспе-
чении их выполнения. При этом наличие собственной, независимой от
каких-либо других субъектов воли, позволяющей самостоятельно осу-
ществлять соответствующую целям и интересам международной лич-
ности деятельность на международной арене, служит главным показа-
телем наличия у этой международной личности правосубъектности.
Таким образом, субъектом международного права может называть-
ся только та личность, которая обладает всеми четырьмя названными
выше признаками.
1
Малинин С.А. Избранное. СПб., 2003. С. 125.
2
Лукашук И.И. Новое в осуществлении норм международного права // Советский
ежегодник международного права. 1986. М., 1987. С. 57.
3
Малинин С.А. О правосубъектности международных организаций // Вестник
ЛГУ. 1965. № 17. С. 107.
62
Субъекты международного экономического права

Обладают ли указанными признаками международные организа-


ции? Общего утвердительного ответа в отношении всех существую-
щих международных организаций, видимо, быть не может, поскольку
само понятие «международные организации» употребляется, как из-
вестно, применительно к межгосударственным (межправительствен-
ным), неправительственным (общественным) организациям, а также
международным организациям межведомственного характера, имею-
щим различную юридическую природу. Для межгосударственной ор-
ганизации характерны такие признаки, как членство государств, на-
личие учредительного международного договора, постоянные органы,
уважение суверенитета государств-членов.
Вопрос правосубъектности международных межправительствен-
ных организаций в принципе не вызывает сомнений, так как между-
народная межправительственная организация, являясь объединением
государств, утвержденным на основе международного договора для
достижения общих целей, имеющим постоянные органы и действу-
ющим в общих интересах государств-членов, соответствует перечис-
ленным выше признакам международной правосубъектности.
Однако сам факт существования международной межправитель-
ственной организации, как справедливо отмечает С.В.Черниченко,
«еще не говорит о ее международной правосубъектности. Лишь ус-
тановив, что она обладает международной правоспособностью, мож-
но констатировать, что она субъект международного права1. Дейс-
твительно, без наличия прав и обязанностей ни одна организация
не могла бы выполнять возложенные на нее функции. Правоспособ-
ность межправительственных организаций, т.е. их право выступать
от своего имени, обычно обозначена в международном договоре, пре-
дусматривающем учреждение межправительственной организации.
Причем правоспособность межправительственных организаций, объ-
ем их прав различны и зависят от целей, которые они преследуют и
от выполняемых ими функций, предусмотренных в учредительных
документах. В самом общем виде право межправительственных ор-
ганизаций выступать на международной арене от собственного име-
ни в юридическом плане означает, прежде всего, право совершать от
своего имени какие-либо акты, рассматриваемые как акты участника
межгосударственных отношений и подпадающие под непосредствен-
ное воздействие тех или иных норм международного права. К такого
рода актам можно отнести: ведение переговоров, заключение между-
народных договоров с государствами и другими международными ор-
ганизациями (например, о статусе своих помещений, об иммунитете).

1
Черниченко С.В. Теория международного права. М., 1999. С. 126.
63
Раздел 4

Право на заключение международных договоров может быть закреп-


лено не только в учредительных актах, но и в иных нормативных ус-
тановлениях.
Такое право предусмотрено, в частности, в Венской конвенции о
праве договоров между государствами и международными организа-
циями 1986 г., ст.6 которой гласит, что правоспособность международ-
ной организации заключать договоры регулируется правилами этой
организации.
Отсылка к Конвенции 1986 г. к «правилам» организации свиде-
тельствует о том, что судить о правоспособности той или иной меж-
дународной организации можно только на основании анализа ее уч-
редительного акта.
Международная организация при выполнении возложенных на
нее учредительным актом функций вступает в определенные правоот-
ношения с государствами и международными организациями (дейс-
твия Совета Безопасности ООН по предотвращению актов агрессии;
издание административно-регламентационных актов и др.). Причем
эти правоотношения не ограничиваются только контактами с госу-
дарствами-членами, а могут осуществляться и с государствами, не
являющимися членами организации. Примером сотрудничества меж-
дународных организаций универсального характера с суверенными
субъектами, не являющимися их членами, может служить право этих
субъектов иметь при международных организациях свои представи-
тельства, предусмотренное в Венской конвенции о представительстве
государств в их отношениях с международными организациями уни-
версального характера от 14 марта 1975 г.
Правоспособность международных организаций проявляется
также и в возможности участия организаций в разрешении возни-
кающих у нее споров с другими субъектами международного права
(в том числе, и с государствами) при помощи принятых во взаимо-
отношениях между субъектами средств (переговоры, посредничество
и добрые услуги, международная судебная процедура и т.д.). Под-
тверждения такой возможности содержатся, прежде всего, в учре-
дительных актах организаций, а также в соглашениях, заключаемых
международной организацией, в частности в соглашениях о техни-
ческой помощи между специализированными учреждениями ООН и
государствами. Кроме того, некоторые международные организации
сами выступают в качестве органов, при помощи которых разрешает-
ся спор. В качестве примера можно привести, в частности, ООН, ко-
торая в соответствии с гл.VI Устава ООН, может быть привлечена к
участию в согласительной процедуре, что неоднократно имело место
на практике.
64
Субъекты международного экономического права

В рамках международных организаций могут также функциони-


ровать судебные органы (Международный суд, Экономический суд
СНГ, специализированные арбитражные суды для разрешения споров
и т.д.).
Вторым признаком международной правосубъектности между-
народной организации, как отмечалось выше, является способность
участвовать в процессе международного творчества, т.е. принимать
участие в деятельности, результатом которой является установление,
изменение или отмена действующих норм1.
В юридической литературе считается общепризнанным, что нормы
международного права могут создаваться посредством согласования
воли его субъектов. Процесс создания норм, как известно состоит из
двух стадий: 1) согласование воли субъектов международного права
относительно содержания правил поведения; 2) признание содержа-
щихся в них установлений юридически обязательными нормами2.
Правотворчество международных организаций является состав-
ной частью международного правотворчества вообще, имеет свои осо-
бенности, которые главным образом обусловлены спецификой самих
межправительственных организаций как вторичных (производствен-
ных) субъектов международного права. Характер нормотворчества,
формы участия в нем межправительственных организаций непосредс-
твенно связаны с их правосубъектностью, поскольку само существо-
вание международных организаций, возможность пользования ими
правами и обязанностями, выполнение различных функций, в том
числе и правотворческой, обусловлено наличием у них этого специ-
ального качества. И соответственно объем правосубъектности, а так-
же виды, направление и объем нормотворческих полномочий любой
международной организации закрепляются в договоре о ее создании,
либо дополняющих его документах.
Наиболее часто встречающимися формами закрепления таких
полномочий являются: а) прямое перечисление конкретных видов и
форм нормотворческой деятельности в учредительном акте (Устав
ООН, Уставы специализированных учреждений системы ООН и др.);
б) указание на виды и формы правотворчества в договорах, заключае-
мых между государствами-членами и данной международной органи-
зацией; в) констатация в многосторонних договорах универсального
типа той или иной нормотворческой способности определенных ка-
тегорий международных организаций (например, Венская конвенция
1
См.: Турнин Г.И. Теория международного права. М., 1970. С.241; Международное
право / Отв. ред. В.И. Кузнецов. М., 2001. С. 32.
2
Подробнее см.: Ковалева Т.М. Правотворчество международных организаций и
его виды. Калининград, 1999. С. 9.
65
Раздел 4

1986 г. «О праве договоров между государствами и международными


организациями или между международными организациями»1.
В литературе правотворческую деятельность международных
организаций обычно подразделяют на два вида: а) собственно нор-
мотворческую; б) «квазинормотворческую». При «квазинормотвор-
ческой» деятельности международные организации сами не создают
норм международного права, но выполняют вспомогательные функ-
ции при формировании норм права. Степень и форма осуществления
этих вспомогательных функций международными организациями
определяется представленными им в учредительных актах полномо-
чий в области правотворчества2. Такая «квазинормотворческая» де-
ятельность международных организаций ограничивается разработкой
проектов многосторонних договоров. Они не принимают участия в
заключительных этапах нормотворчества, когда происходит согласо-
вание воль государств-членов этих организаций по поводу признания
какого-либо правила в качестве правовой нормы.
«Квазинормотворческая» деятельность международных органи-
заций имеет разные формы и сводится, как правило, к заключению
международных договоров в рамках и под эгидой организации, воз-
действию на нормотворческий процесс через принятие соответствую-
щих решений, внесению поправок в учредительный акт, содействию
зарождению и становлению международных обычных норм, их под-
тверждению некоторых видов соглашений специализированных уч-
реждений, придающих им юридическую силу и др. Такого рода акты,
хотя и являются обязательными для членов организации, но не созда-
ют норм международного права.
Собственно нормотворческая деятельность международной орга-
низации осуществляется в трех основных формах: а) заключение дого-
воров с организациями и другими субъектами международного права;
б) принятие международной организацией нормоустановльных пос-
тановлений; в) создание обячно-правовых норм. В этой связи следует
отметить неоднозначность решения вопроса о нормоустановительных
постановлениях международной организации в юридической литера-
туре. Некоторые авторы отрицают саму возможность наделения меж-
дународной организации указанными полномочиями. Большинство

1
См.: Малинин С.А., Ковалева Т.М. Правотворческая деятельность международной
организации как способ реализации учредительного акта// Проблемы реализа-
ции норм международного права: Межвузовский сборник научных трудов. Свер-
дловск, 1989. С. 46—48.
2
Подробнее см.: Малинин С.А. Критерий правомерности резолюции Генеральной
Ассамблеи ООН // Правоведение. 1965. № 2; Захарова В.Н. Выполнение обяза-
тельств, вытекающих из международного договора. М., 1987. С. 13.
66
Субъекты международного экономического права

же специалистов настаивают на том, что международные организации


участвуют, хотя и в ограниченном объеме, в правотворчестве1.
При этом сторонники второй точки зрения делают ряд оговорок.
В частности, они полагают, что право участвовать в нормотворчест-
ве предоставляется, прежде всего, двум главным органам ООН — Ге-
неральной Ассамблее и Совету Безопасности. Причем для решения
вопроса о принадлежности той или иной резолюции Генеральной Ас-
самблеи и Совета Безопасности необходимо исходить из следующих
предпосылок. Во-первых, резолюции должны создавать нормы права,
регулирующие отношения между субъектами и являющимися обяза-
тельными для исполнения. Во-вторых, такие резолюции должны быть
приняты в рамках учредительного акта ООН и удовлетворять всем
критериям правомерности.
Что касается других международных организаций, то принимае-
мые ими решения (резолюции) являются, как справедливо отмечает
В.Н.Захарова, результатом одностороннего волеизъявления междуна-
родной организации как самостоятельного субъекта международного
права, конкретное выражение реализации его воли2.
Однако такое одностороннее волеизъявление, как отмечалось
выше, обусловлено фактом согласования воль государств-членов дан-
ной организации, выраженного в учредительном акте. Иными слова-
ми, международная организация может принимать нормоустанови-
тельные постановления только в том случае, если это предусмотрено
договором о ее создании. Возникновение новой международно-право-
вой нормы в этом случае, хотя, в конечном итоге, и основано на согла-
совании воль суверенных субъектов, но не является непосредствен-
ным выражением такого согласования. Эти акты — суть результата
одностороннего волеизъявления международной организации. В этом
взгляды большинства юристов совпадают. Споры же ведутся по воп-
росу о пределах осуществления международной организацией нор-
мотворческой деятельности, т.е. о том, могут ли организации в своей
деятельности превышать те нормотворческие полномочия, которые
предусмотрены в учредительных актах. Распространенные на Западе
теории «имманентной компетенции» или «подразумеваемой компе-
тенции», основанные на том, что международная организация облада-
ет такими нормотворческими функциями, которые необходимы для
достижения ее уставных целей, подвергалась справедливой критике в
российской литературе3.
1
Малинин С.А. Указ. соч.
2
См.: Захарова Н.В. Выполнение обязательств, вытекающих из международного
договора. М.: Наука. 1987. С. 13.
3
См.: Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
67
Раздел 4

Основной недостаток этих концепций заключается в том, что они


не дают четких критериев для установления пределов «подразумева-
емой концепции» международной организации в области нормотвор-
чества, оставляя практически их определение на усмотрение самих
организаций.
Принимаемые международными организациями нормативные ре-
шения (резолюции) имеют исключительно важное значение с точки
зрения быстрого и эффективного создания необходимых условий для
прогрессивного развития международного права.
В связи с изложенным выше следует отметить, что в 80-е годы
прошлого столетия в международно-правовой литературе для обоз-
начения этого нового и современного метода создания норм между-
народного права органами международных межправительственных
организаций в форме решений получил распространение термин
«мягкое право»1.
Такое широкое распространение «мягкого права», на наш взгляд,
неизбежно, поскольку более диверсифицированная система ООН,
увеличивающееся количество организаций охватывают широкий круг
новых областей деятельности. Как отмечает в этой связи итальянский
юрист Б.Конфорти, «значительное увеличение количества междуна-
родных норм происходит в основном за счет роста «мягкого права» в
форме бесчисленного количества резолюций, принимаемых междуна-
родными организациями»2.
В частности, нормативная основа новой системы сотрудничества и
безопасности в Европе — Хельсинкский Акт о сотрудничестве и безо-
пасности в Европе — за сравнительно короткий срок была создана бла-
годаря использованию «мягкого права» в форме резолюций междуна-
родных организаций, а также решений международных совещаний3.
Как было отмечено выше, одним из признаков правосубъектности
международных организаций является их способность обеспечивать
выполнение норм международного права. Эта способность междуна-
родных организаций имеет различные проявления. Одним из средств
обеспечения выполнения международно-правовых норм являются
институты международно-правовой ответственности и международ-
ного контроля, применение санкций.

1
Подробнее см.: Колодкин Р.Л. Международные рекомендательные нормы (на при-
мере резолюций-рекомендаций Генеральной Ассамблеи ООН) // Автореф. дисс.
на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. М., 1986.
2
Conforty B. International Law and the Role of Domestic Legal Sustem Dordrecht,
1993. Р. 3—4.
3
Подробнее см.: Лукашук И.И. Нормы международного права в международ-
ной нормативной системе. М., 1997. С. 130—131.
68
Субъекты международного экономического права

Международные организации, выступая на международной арене


как самостоятельные образования, несут международно-правовую от-
ветственность за правонарушения. Такая ответственность, например,
установлена в Договоре о принципах деятельности государств по ис-
следованию космического пространства, включая Луну и другие не-
бесные тела от 27 января 1967 г. Статья VI этой Конвенции предус-
матривает, что «в случае деятельности в космическом пространстве,
включая Луну и другие небесные тела, ответственность за выполне-
ние настоящего договора несут наряду с международными организа-
циями, также и участвующие в ней государства — участники Догово-
ра». Иными словами, за деятельность международной организации в
космосе, данная Конвенция устанавливает солидарную ответствен-
ность организации и государств-участников Договора.
Предусмотренная в этом случае солидарная ответственность объ-
ясняется, в частности, тем, что размер потенциально возможного
ущерба в космическом пространстве может превышать возможности
международной организации по его возмещению. Такая же солидар-
ная ответственность международной организации и государств-учас-
тников за ущерб, причиненный в результате разработки глубоковод-
ных ресурсов морского дна, предусмотрена в Конвенции ООН по
морскому праву 1982 г. (ст.139).
Другим средством обеспечения выполнения международно-право-
вых норм, являются контрольные функции международных организа-
ций, закрепленные в большинстве случаев в их учредительных актах.
Так, Устав ООН уполномочивает ЭКОСОС принимать необходимые
меры для получения от государств-членов и специализированных уч-
реждений ООН докладов о мерах, принятых ими во исполнение его
собственных рекомендаций и рекомендаций Генеральной Ассамблеи
по вопросам, входящим в его компетенцию (ст.64 п.1). Устав МАГАТЭ
в ст.XII закрепляет систему гарантий, являющуюся разновидностью
международного контроля. Под такой контроль, в частности, ставятся
все проекты, осуществляемые с помощью МАГАТЭ. Формами контроля
могут быть: анализ информации и отчетов, получаемых от государств,
наблюдение и инспекции силами МАГАТЭ на местах. Гарантии МАГА-
ТЭ, в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия
1968 г., распространяются также на ядерные объекты неядерных держав.
Важнейшим средством обеспечения выполнения норм права яв-
ляются международно-правовые санкции. При этом санкции можно
подразделить на две группы: а) санкции, применение которых допус-
тимо всеми международными организациями; б) санкции, полномо-
чия и применение которых имеют строго определенные организации.
К санкциям первой группы можно отнести: приостановление прав и
69
Раздел 4

привилегий, вытекающих из членства в международных организаци-


ях (лишение права голоса в органах организации; права на представи-
тельство в органах организации и т.п.); исключение из организации;
отказ в членстве; исключение из международного общения по опреде-
ленны вопросам сотрудничества1.
Предоставление права на осуществление санкций второй группы
зависит от функций, которые возложены на данную организацию. Так,
задачи по поддержанию международного мира и безопасности потре-
бовали уполномочить ООН в лице Совета Безопасности применять в
случаях, предусмотренных в Уставе ООН (ст.41, 42), принудительные
меры вплоть до использования вооруженных сил.
Таким образом, международные межгосударственные организации
обладают всеми указанными выше необходимыми признаками, со-
ставляющими содержание международной правосубъектности.
В связи с правосубъектностью международных организаций заслужи-
вает рассмотрения феномен наднациональности международных органи-
заций. Наднациональность организаций возникает в тех случаях, когда
они получают возможность обязывать своими решениями (резолюция-
ми) государств-членов, стоящих у их истоков, не заручаясь их согласием
на это в каждом отдельном случае. Иными словами, международные орга-
низации в этих случаях приобретают определенный объем самостоятель-
ных распорядительных полномочий в отношении государств-членов.
Как отмечает В.М.Шумилов, «наднациональность выступает как
способ единообразного регулирования определенной области жизни
государств, заключивших между собой с этой целью соответствующее
соглашение»2. Наднациональность международной организации, нося-
щая функциональный характер имеет самостоятельное бытие, незави-
симое в принципе от первоначальной воли учредивших ее государств.
На основе анализа уставных документов, а также практики таких
международных организаций универсального характера, как ООН,
Международная организация труда (МОТ), Международная организа-
ция гражданской авиации (ИКАО), Международная морская организа-
ция (ИМО), Международный орган по морскому дну (МОМД), можно
выделить признаки наднацинальности, состоящие в следующем:
1. Внутреннее право международных организаций с определен-
ным объемом наднациональности становится внутригосударс-
твенным правом ее членов.
2. Внутреннее право таких организаций осуществляется органом
(советом, ассамблеей и др.), принимающим обязательные для
1
Подробнее см.: Василенко В.А. Международно-правовые санкции. Киев. 1982.
С. 95—125.
2
Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2002. С.65.
70
Субъекты международного экономического права

государств решения вне зависимости от их отношения к прини-


маемым организациями решениям.
3. Решения принимаются органами международных организаций
большинством голосов, путем пропорционального (взвешенно-
го) голосования и без непосредственного участия заинтересо-
ванных государств.
К международным организациям, обладающим наднациональнос-
тью, основываясь на перечисленных выше признаках, можно отнести,
в частности:
• ООН, которая в лице Совета Безопасности приобрела право от-
правления ряда полномочий принудительного характера, в том
числе в отношении государств, не являющихся членами ООН
(ст.2, п.6 Устава ООН);
• Международный орган по морскому дну, регулирующий от
имени всего человечества вопросы использования морского дна
за пределами национальной юрисдикции как «общего наследия
человечества»;
• Международная организация труда (МОТ), решения высших
органов которой большей частью состоящих из неправительс-
твенных представителей, имеют в определенных случаях обяза-
тельную силу;
• Международная организация спутниковой связи (ИНМАРСАТ),
руководящий орган которой (Совет) принимает решение на осно-
ве взвешенного голосования.

4.3.1. Вопросы реализации международными


экономическими организациями своей правосубъектности
Вопрос реализации международными экономическими организация-
ми своей правосубъектности, связанный с практикой принятия ими
решений, имеющих силу юридически обязательных правил поведе-
ния в международных экономических отношениях и возникающих в
процессе осуществления ими правотворческой функции, является од-
ним из малоисследованных вопросов в науке международного эконо-
мического права.
Несмотря на достаточно подробное освещение вопроса об участии
международных организаций в договорном правотворческом процес-
се в российской и иностранной международно-правовой литературе
нет более или менее единого мнения и подхода относительно нормот-
ворческих полномочий международных экономических организаций.
Обращает на себя внимание позиция Д.Карро и П.Жюйара, считаю-
щих, что такие полномочия международных экономических органи-
71
Раздел 4

заций осуществляются в порядке или универсальном, или региональ-


ном, находящимся в пределах их компетенции1.
Представляется, что в условиях нарастающего развития совре-
менных международных экономических отношений, формирования
нового глобального консенсуса2 о путях развития международного
экономического сотрудничества в интересах всех государств, разгра-
ничение полномочий международных экономических организаций в
пределах их компетенции не может способствовать обеспечению вы-
сокого уровня единства общеобязательного поведения государств. Об
этом справедливо предостерегал, как известно, И.И. Лукашук3, имея в
виду регулирование вопросов глобального характера.
Кроме того, осуществление полномочий международных эконо-
мических организаций в рамках положений, зафиксированных в их
учредительных актах, на наш взгляд, не будет способствовать расши-
рению их функциональных возможностей, а значит и эффективности
международно-правового регулирования межгосударственных эко-
номических отношений. Как отмечалось выше, процесс совершенс-
твования международных экономических отношений связан с расши-
рением сферы применения, укреплением универсального характера
и большей действенности основных международно-правовых при-
нципов и норм, в том числе создаваемых решениями (резолюциями)
международных экономических организаций при осуществлении ими
правотворческой функции, формулирующими юридически обяза-
тельные правила поведения участников таких отношений.
Проблема юридической силы решения международных экономи-
ческих организаций, как отмечает М.М. Богуславский, продолжает
оставаться одной из международно-правовых проблем, хотя и имеет
непосредственное отношение к источникам, в частности, международ-
ного экономического права4.
В.М. Шумилов относит решения (резолюции) международных ор-
ганизаций, таких как, например, Хартия экономических прав и обя-
занностей государств, к специальным источникам международного
экономического права, отмечая, что такого рода документы содержат
в себе несколько видов норм5. Нешатаева Т.Н. , рассматривая резолю-
цию международных организаций как источник международного пра-

1
См.: Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. М., 2002. С. 22.
2
Подробнее см., например: Обминский Э., Лавров С. Новый глобальный консенсус //
Международная жизнь. №7. 1991. С. 45—54.
3
См. Лукашук И.И. Международно-правовое регулирование международных от-
ношений. М., 1975. С. 11.
4
См.: Богуславский М.М. Международное экономическое право. М., 1986. С. 56—57.
5
См.: Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2001. С. 43—44.
72
Субъекты международного экономического права

ва, уточняет терминологические аспекты понятия «резолюция»1. При


этом, не определяя тип (вид) международной организации, указы-
вается, что данный термин («резолюция») охватывает все виды пра-
вовых актов: а) резолюция может быть источником права, б) актом
толкования права и в) правоприменительным актом. При этом спра-
ведливо отмечается, что правовой анализ документов таких организа-
ций должен начинаться с определения вида правового акта, зафикси-
рованного в резолюции.
Герчикова И.Н. считает, что на основе решений (рекомендаций,
постановлений) международных организаций осуществляется между-
народное регулирование экономических отношений2. Как видно, ра-
циональное звено присутствует в каждом из этих утверждений. Вмес-
те с тем следует подчеркнуть, что во всех этих случаях, на наш взгляд,
говорится о тех правовых актах, которые направлены не на создание
нового правила поведения, а на правоприменительную практику, ре-
ализацию определенных прав и обязанностей участников междуна-
родных экономических отношений. Можно также отметить, что доку-
менты (или правовые акты) такого рода создаются с целью решения
уставных задач и целей, возникающих перед международными эконо-
мическими организациями в ходе их функционирования. Практика
свидетельствует, что впоследствии такая резолюция (рекомендация)
оказывается начальной стадией оформления международно-правовой
нормы обычного или договорного происхождения.
Представляется, что данная точка зрения в наиболее полном объ-
еме (и форме) отражает специфику и характер международных эко-
номических отношений, частью которых являются разнообразные
мирохозяйственные (коммерческие) отношения в таких областях,
как валютно-финансовая, транспорт, интеллектуальная собствен-
ность и др.
Несмотря на то, что юридическая сила решений (рекомендаций)
международных экономических организаций определяется их устава-
ми, и они являются не обязательными, а обладают рекомендательным
характером, такого рода документы многими государствами рассмат-
риваются как существенные регуляторы международных экономичес-
ких отношений, хотя и не обязательно являются международно-пра-
вовыми источниками.
Можно также отметить, что такие решения (резолюции современ-
ных международных экономических организаций хотя и содержат не-
1
Cм.: Нешатаева Т.Н. Международные организации и право: новые тенден-
ции в международно-правовом регулировании. М., 1999. С. 90—92.
2
Подробнее см.: Герчикова И.Н. Международные экономические организации. М.,
2002. С. 103—136.
73
Раздел 4

которые юридические элементы (положения), рассматриваются как


определенная категория международно-правовых норм, однако они
таковыми не являются. Другая особенность заключается в том, что в
целом влияние таких норм на поведение государств, конечно, слабее,
чем влияние норм международного права.
Как свидетельствует практика деятельности современных меж-
дународных экономических организаций, важное значение имеют
и рекомендации (резолюции) их компетентных органов. Значение
этих элементов заключается хотя бы в том, что их положения на-
правлены, например, на унификацию экономической политики и
интересов государств-членов в различных ее областях, а также на
унификацию договорных положений (норм), регулирующих раз-
личные аспекты международных экономических отношений1. Пред-
ставляется, что наиболее целесообразной может рассматриваться та
концепция, согласно которой одобрение рекомендаций (резолюций)
должно носить не только характер одностороннего признания его
юридической силы, но должно способствовать возникновению оп-
ределенного обязательства, например, по выполнению положений
рекомендации (резолюции). При этом надо отметить, что это обяза-
тельство возникает на основании уставных положений и оно должно
распространяться на решения (рекомендации, резолюции) органов
данной организации. Однако в такой ситуации не может приме-
няться, в частности, принцип взаимности, в соответствии с которым
обязательство возникает только по отношению к тем государствам,
которые тоже одобрили данный документ и выполняют вытекающие
из него обязательства.
В современных международных экономических организациях дав-
но действует принцип двойной гарантии от навязывания государс-
твам-членам обязательств с помощью решений (резолюций, рекомен-
даций) организации, так же как и принцип, согласно которому эти
документы могут и должны приниматься исключительно с согласия
всех заинтересованных государств-членов.
Международные экономические организации являются частью
собственной правовой системы, т.е. права международных органи-
заций. Что касается норм права международных организаций, то
они могут обладать двояким характером: обязательным и рекомен-
дательным, хотя последний может рассматриваться одновременно
как регулятор определенных международных отношений и как оп-
1
По этому поводу подробнее см.: Комаров А.С. Международная кодифика-
ция норм, относящихся к международным коммерческим договорам // За-
кон. 1995. № 12; Бахин С.В. Правовые проблемы договорной унификации //
МЖМП. №1. С. 129—143 и др.
74
Субъекты международного экономического права

ределенный этап в процессе формирования обязательной междуна-


родно-правовой нормы, закрепленной в конкретном международном
договоре.
Устав международной экономической организации является до-
говором особого рода, который по своей юридической природе вы-
ступает в качестве договора sui generis. Одна из особенностей такого
договора заключается в том, что он не только определяет права и обя-
занности государств-членов, но и образует саму международную ор-
ганизацию. В практическом плане это связано с учреждением органов
такой организации, определением их компетенции, установлением
правового положения членов организации, характером отношений с
другими международными организациями, государствами, не являю-
щимися членами этой организации. В этой связи важно отметить, что
Венская конвенция о праве международных договоров (1969 г.) вве-
ла ст.5, согласно которой настоящая конвенция применима к любому
договору, который является учредительным актом международной
организации без ущерба для соответствующих правил данной орга-
низации1. Это означает, в частности, то, что многосторонний договор
между государствами-членами международной экономической орга-
низации (по существу, ее учредительный договор) представляет собой
юридическую основу ее существования и регулирующих различные
аспекты международных экономических отношений.
При этом следует выделить некоторые особенности, касающиеся
данного договора. Во-первых, в связи с тем, что учредительный дого-
вор международной экономической организации играет роль ее уста-
ва, в данном случае речь идет об определенных специфических чертах,
которые выделяют этот договор среди «обычных» международных
договоров. Эти черты определяются тем фактом, что учредительный
договор должен стать основой и правовыми рамками для функциони-
рования самой организации как живого организма.
Во-вторых, главная роль устава международной экономической
организации, как определенного многостороннего договора является
введение в рамки правовых норм процесса деятельности (функциони-
рования) ее органов. В данном случае степень ограничения деятель-
ности (функционирования) такой организации зависит, видимо, от
модели и точности формулировки норм (положений).
В системе современных межгосударственных отношений послед-
него десятилетия можно отметить, что акцент все больше смещается
в сторону международных экономических отношений или, более кон-
кретно, в сторону многостороннего экономического сотрудничества и

1
См. Действующее международное право: В 3 т. Т. 1. С. 345.
75
Раздел 4

партнерства, что нашло свое выражение в появлении международно-


правовых норм и принципов универсального характера.
В этом смысле важное значение имеет разработка проектов и за-
ключение многосторонних договоров и конвенций, в том числе в рам-
ках деятельности отдельных международных экономических органи-
заций.
Одним из наиболее характерных примеров является Марракеш-
ское соглашение1, вступившее в силу с 1 января 1995 г., о создании
Всемирной торговой организации которая играет одну из ключевых
ролей в системе современных международных экономических отно-
шений. Как известно, данное Соглашение — самое длинное и объем-
ное, является не только крупнейшим когда-либо заключенным мно-
госторонним экономическим договором, но также особо значимым
всемирным соглашением универсального характера, которое было за-
ключено со времен подписания Устава ООН.
Отличительной чертой этого соглашения универсального характера
является то, что оно представляет собой глобальный интеграционный
документ в области мирохозяйственных отношений (международно-
го движения товаров, услуг, капитала, платежей и др.), устраняющее
фрагментарность отдельных международных экономических актов и
решений (рекомендаций) организаций, которые регулируют правоот-
ношения государств в различных сферах сотрудничества.
Принципиальное воздействие на решения международных эко-
номических организаций оказывают цели ООН в экономической де-
ятельности, касающиеся, согласно Уставу, осуществления многосто-
роннего сотрудничества государств в разрешении широкомасштабных
проблем экономического характера. Они, как известно, затрагивают
глобальные экономические проблемы современности, в том числе
оказание содействия в экономическом развитии наименее развитым
странам, «новым» странам с переходной экономикой, проблемам при-
родоохранной деятельности и защиты окружающей среды, оказанию
гуманитарной помощи в чрезвычайных ситуациях и др.
Все более широко и глубже осуществляется деятельность ООН на
экономическом направлении по прогнозированию, аналитической и
информационной работе о состоянии и перспективах развития эко-
номики в планетарном масштабе, ситуациях в отдельных регионах и
государствах. В частности, в ее решениях широко отражаются вопро-
1
Текст см.: Действующее международное право: В 3 т. Т. 3. С. 162—173. Об
этом см. также: Фомичев В.И. Международная торговля. Учебник. М., 1998. С.
169—174; Шумилов В.М. Международное экономическое право. С. 176—194;
Герчикова И.Н. Международные экономические организации. С. 143—153;
Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. С. 46—54 и др.
76
Субъекты международного экономического права

сы оказания экспертно-консультационных услуг, вопросы содействия


в разработке новых долее совершенных норм, стандартов и моделей
международных экономических отношений, вопросы реализации
конкретных программ и проектов устойчивого экономического разви-
тия, международного экономического сотрудничества и партнерства
и другие жизненно-важные вопросы.

4.3.2. Вопросы ответственности международных экономических организаций


Функционирование современных международных экономических ор-
ганизаций, укрепление и большая демократизация международных
экономических отношений и правопорядка непосредственно связаны
с вопросами международно-правовой ответственности. В современ-
ном международном праве наиболее обобщенным и признанным яв-
ляется то определение международно-правовой ответственности, под
которыми принято понимать отрицательные (негативные) юридичес-
кие последствия, наступающие для субъекта международного права
в результате нарушения или международно-правового (договорного)
обязательства.
Комиссия международного права ООН определила содержание
международной ответственности как «те последствия, когда то или
иное международно-правовое деяние может иметь согласно нормам
международного права в плане возмещения ущерба и ответных сан-
кций»1.
Такой подход к определению международно-правовой ответс-
твенности позволяет рассматривать ее как юридическую обязанность
субъекта международного права, включая международную организа-
цию, ликвидировать вред (ущерб), причиненный им другому субъекту
(субъектам) международного права в результате нарушения между-
народно-правовой нормы. Международно-правовая ответственность
предусматривает также обязанность возместить материальный ущерб,
причиненный в результате действий, не составляющих нарушение
международно-правовой нормы, если такое возмещение предусматри-
вается международным договором.
Данный вид ответственности закреплен, в частности, в Договоре
о космосе 1967 г., Конвенции о международной ответственности за
ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г., Венской кон-
венции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г.,
Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и др.

1
См.: Ежегодник комиссии международного права ООН. 1984. Нью-Йорк, 1985. Т. 2.
С. 120.
77
Раздел 4

В резолюции Института международного права «О правовых пос-


ледствиях государств-членов в связи с неисполнением международ-
ной организацией своих обязательств в отношении третьих лиц» ука-
зывается, что «международная организация несет ответственность за
причинение вреда перед третьими лицами в соответствии со своими
обязательствами» и что эти обязательства «могут возникать на осно-
вании международного права (включая внутренние акты самой орга-
низации) или внутреннего права конкретного государства1.
Как один из старейших институтов международного права меж-
дународно-правовая ответственность стала распространяться на
международные экономические организации по мере их развития и
формирования во второй половине XX в. Она стала применяться, в
частности, в связи с противоправными действиями отдельных субъ-
ектов в отношении имущества иностранцев, их собственности и собс-
твенности иностранных компаний (например, в случаях национали-
зации и т.п.).
Современные государства, по мере развития международных эко-
номических отношений, постепенно разработали различные проце-
дуры квалификации юридических фактов правонарушений и приме-
нения мер ответственности. Так, в сфере нарушений по исполнению
договорных обязательств в качестве противоправного акта следует
рассматривать дискриминацию, невозврат долга, непринятие мер по
либерализации внешнеторгового режима и другие незаконные дейс-
твия. Таким образом, для квалификации правонарушения в области
международных экономических отношений важно наличие факта на-
рушения правовой нормы, что и следует рассматривать в качестве ос-
нования ответственности.
В случае, когда правонарушение вытекает из правоотношения,
имеющего место в международных экономических отношениях (на-
пример, в сфере трансграничного движения товаров), то это рассмат-
ривается как нарушение международного экономического права, пос-
кольку объектом такого правонарушения выступает определенный
международный экономический правопорядок.
Ответственность международных экономических организаций,
как и ответственность государств, может возникнуть из нарушения
ими международных обязательств, которые вытекают из договоров и
других источников международного права. К числу примеров право-
нарушений, которые могут повлечь ответственность международной
организации, можно отнести, в частности, нарушение учредительных
1
The Institute of International Law, Res.1995. «The Legal Consequenses Member
States of the Non-fulfulment by International Organisations of their Obligations
towards Third Parties». 66-II.A.I.D. 1996. Р. 447.
78
Субъекты международного экономического права

актов; ущерб, причиненный ее действиями (бездействием) другим


международным организациям (или другим субъектам); нарушение
внутренних законов страны — пребывания международной экономи-
ческой организации или другие противоправные действия.
Таким образом, ответственность любой международной организа-
ции может наступить при правонарушении независимо от того, нару-
шены ли ею, или ее органами международно-правовые нормы, нормы
внутреннего права этих организаций, а также национального права
государств.
Среди видов ответственности международных организаций раз-
личают материальную и политическую. Так, материальная ответс-
твенность международной экономической организации, как и любо-
го международно-правового субъекта, может возникнуть, во-первых,
если правонарушение повлекло материальный ущерб, во-вторых,
если ущерб возник без нарушения нормы права, но его возмещение
предусмотрено каким-либо специальным международным договором.
В первом случае такая ответственность обычно возникает как следс-
твие прямой причинной связи между нарушением правовой нормы и
материальным ущербом.
Важным в этой связи представляется вопрос об объективной сто-
роне ответственности международных экономических организаций,
которую следует рассматривать как самостоятельный комплекс меж-
дународно-правовых отношений, основное содержание которых со-
ставляет обязанность этих организаций, установленная специальным
договором, например, обязанность возместить ущерб в связи с осу-
ществлением ими правомерной деятельности.
Подобная ответственность за причинение вреда (объективная от-
ветственность) может возникнуть при определенных условиях. К ним
относятся, в частности, международно-правовые нормы, которыми
предусматриваются подобная обязанность и соответствующе право.
Например, это могут быть события, с наступлением которых связыва-
ется вступление в действие определенного механизма, предусмотрен-
ного данными нормами. Важную роль при этом играет прямая при-
чинная связь между событием и материальным ущербом.
Таким образом, наличие определенных международно-право-
выми нормами обязанностей международных организаций должно
рассматриваться как соответствующее юридическое основание для
их объективной ответственности. Что касается событий, с наступ-
лением которых связывается вступление в действие отмеченного
механизма, то они могут выступить в качестве фактического осно-
вания для данной ответственности международных экономических
организаций. При этом следует иметь в виду, что определенные со-
79
Раздел 4

бытия могут рассматриваться как фактическое основание объектив-


ной ответственности международных организаций лишь при нали-
чии специальных международных договоров, которые не только
признают их в качестве таковых, но и применяются в конкретных
областях международного экономического сотрудничества. Одна-
ко при отсутствии таких договоров международные организации, в
связи с осуществлением правомерной деятельности которых возни-
кает ущерб (вред), могут не считать себя связанными юридической
обязанностью возмещать данный ущерб. В то же время надо иметь
в виду, что имеются законные обстоятельства, оправдывающие не-
исполнение международной организацией своих обязательств и
освобождающие ее от ответственности. К таким обстоятельствам, в
частности, относятся: согласие международной организации на со-
вершение конкретного деяния, контрмеры, принимаемые междуна-
родной организацией против государства или другой международ-
ной организации, непреодолимая сила, состояние необходимости.
При этом ссылка на обстоятельства и прекращение состояния необ-
ходимости не освобождают международную организацию от обязан-
ности исполнить нарушенное обязательство и при необходимости
возместить причиненный ущерб1.
Специальные международные договоры, в которых могут быть от-
ражены такие вопросы, как, например, пределы возмещения ущерба
для международных организаций и других субъектов, в них участву-
ющих, могут также регулировать отдельные вопросы ответственности
за ущерб, причиненный в связи с осуществлением их правомерной де-
ятельности, возмещение которого юридически обязательно. При этом
может быть урегулирован также вопрос о расходах, которые понес по-
терпевший субъект (субъекты) по ликвидации ущерба.
Специфика отношений государств, складывающаяся в процессе
деятельности международных экономических организаций, предопре-
деляет во многих случаях и особенности подхода к проблеме их меж-
дународно-правовой ответственности, о чем свидетельствует анализ
юридической природы принципа ответственности международных
организаций за правонарушение. В раскрытии сущности юридичес-
кой природы данного принципа существенным является вопрос о раз-
личии самой ответственности в значении как обязанности государств,
поскольку он может возникнуть лишь в результате конкретного нару-
шения обязательств, предусмотренного учредительным актом между-
народной экономической организации.

1
Подробнее см.: Замятин В.Ю. Ответственность международных организа-
ций / Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. канд.юр.наук. М., 2005. С. 16.
80
Субъекты международного экономического права

Субъектом международно-правовой ответственности может быть


и орган международной экономической организации, если ущерб
причинен в результате противоправных действий (бездействия), со-
вершенных им при осуществлении своих полномочий и функций,
или действий, выходящих за пределы предусмотренных учредитель-
ным актом организации полномочий. Такой ущерб и, соответствен-
но, ответственность, например, могут быть вызваны разглашением
должностными лицами органа международной организации данных,
имеющих характер собственности, или иной конфиденциальной ин-
формации, имеющий коммерческую ценность и т.п.
В заключение следует отметить, что ответственность междуна-
родных экономических организаций, как и для международных ор-
ганизаций в целом, основывается на их правосубъектности, а также
непосредственно из нее вытекает. Вместе с тем ответственность меж-
дународных экономических организаций не равнозначна ответствен-
ности государств, в них входящих, поскольку обладает рассмотренны-
ми выше особенностями.

4.3.3. Правосубъектность международных неправительственных организаций


Во второй половине XX в. в международных экономических отно-
шениях стали заявлять о себе международные неправительственные
организации. К началу XXI в. таких организаций, занимающихся эко-
номическими, культурными, гуманитарными, и другими вопросами,
насчитывалось свыше 43 тыс.1
Международные неправительственные организации (МНПО) —
это, по сути, добровольные самоуправляющиеся организации, кото-
рые вследствие этого не могут подчиняться органам государственной
власти. Термины, используемые для их описания в национальном
законодательстве различных государств, могут варьироваться: это
могут быть социальные, благотворительные общества, фонды, обще-
ственные, некоммерческие организации, общества и трасты. К непра-
вительственным организациям не относятся структуры, действующие
по принципу политических партий.
Основной целью МНПО не является получение прибыли. При-
быль, получаемая ими в ходе осуществления своей деятельности не
распределяется между членами или учредителями, а направляется на
выполнение задач организации.
Таким образом, МНПО — любые международные организации, не
учрежденные на основании межгосударственного договора. Важны-

1
Yearbook of International Organizations. 1999-2000. Vol.4. P. 549.
81
Раздел 4

ми признаками такого рода организаций являются признание их, по


крайней мере, одним государством или наличие консультативного
статуса при международных межправительственных организациях.
Существенную роль в развитии плодотворного сотрудничества наро-
дов мира играют такие известные международные неправительствен-
ные организации, как Всемирный Совет Мира, Всемирная федерация
профсоюзов, Международная демократическая федерация женщин,
Всемирная федерация демократической молодежи, Международная
астронавтическая федерация, Ассоциация международного права,
Всемирная ассоциация федераций содействия ООН и др.
В отличие от международных межправительственных органи-
заций, которые, как было отмечено выше, являются производными
субъектами международного права и в основе деятельности и право-
вого статуса которых лежит межгосударственный договор, междуна-
родная неправительственная организация наделена правами и обязан-
ностями главным образом консультативного характера в соответствии
со ст. 71 Устава ООН и не выступает субъектом международного пра-
ва, не может заключать международно-правовых договоров.
Однако МНПО, не являясь субъектами международного права,
все же могут обладать некоторыми чертами международной право-
субъектности, в том числе иметь определенные права и обязанности,
установленные международно-правовыми нормами. В качестве при-
мера можно привести консультативный статус неправительственных
организаций в ООН, представляющих этим организациям такие пра-
ва, как право на включение вопросов в повестку дня сессии ЭКОСОС
и его вспомогательных органов, участие в их работе и т.д. Кроме того,
международные неправительственные организации нередко привле-
каются к международной согласительной процедуре. В целом МНПО,
имеющие консультативный статус, играют хотя и ограниченную, но,
по признанию ряда исследователей, незаменимую роль внутри систе-
мы органов ООН1.
Основы установления консультативных связей и сотрудничества
ООН с МНПО четко определяются Уставом ООН. В частности, в ст.
57 Устава предусматривается, что «ЭКОСОС уполномочивается про-
водить надлежащие мероприятия для консультаций с МНПО, заинте-
ресованными в вопросах, входящих в его компетенцию. Такие мероп-
риятия могут быть установлены с международными организациями, а
в случае необходимости, с национальными организациями после кон-
сультаций с заинтересованными членами ООН».

1
Федоров В.Н. Организация Объединенных Наций, другие международные
организации и их роль в XXI веке. М., 2005. С.883.
82
Субъекты международного экономического права

Основной формой сотрудничества МНПО с ООН является ус-


тановление консультативных связей МНПО с ЭКОСОС ООН. При
установлении этих связей применяются, в соответствии с резолюцией
ЭКОСОС 1996/31 от 25 июля 1996 г., следующие принципы:
• МНПО должна заниматься проблемами, входящими в компе-
тенцию ЭКОСОС и его вспомогательных органов;
• цели и задачи МНПО должны соответствовать целям и при-
нципам Устава ООН;
• МНПО обязуется поддерживать работу ООН и способствовать
ознакомлению с ее принципами и деятельностью в соответс-
твии со своими задачами и целями;
• МНПО должна пользоваться устоявшейся репутацией в своей
области компетенции или носить представительский характер;
• МНПО должна иметь постоянную штаб-квартиру, возглавлять-
ся соответствующим должностным лицом, устав, копия кото-
рого хранится у Генерального секретаря ООН и который пре-
дусматривает определение политики конференций или иным
представительным органом и создание исполнительного орга-
на, ответственного перед высшим органом;
• МНПО должна быть уполномочена делать заявления от имени
своих членов через полномочных представителей;
• основные средства МНПО должны состоять главным образом
из взносов ее национальных отделений или поступать от инди-
видуальных членов1.
Упомянутой выше резолюцией ЭКОСОС 1996/31 предусматрива-
ет три категории консультативного статуса для МНПО:
1. Общий консультативный статус для организаций, связанных с
большинством видов деятельности ЭКОСОС и его вспомогатель-
ных органов, которые могут показать, что они способны вносить
существенный и постоянный вклад в достижение целей ООН.
2. Специальный консультативный статус для организаций, имею-
щих специальную компетенцию только в нескольких областях
деятельности ЭКОСОС и его вспомогательных органов или
специально занимающихся этими областями и известных в
международных масштабах в тех областях, в которых они име-
ют консультативный статус.
3. Другие организации, которые не имеют общего или специального
консультативного статуса, но которые, по мнению ЭКОСОС или
Генерального секретаря ООН, в консультации с ЭКОСОС могут
время от времени делать полезный вклад в работу ЭКОСОС и

1
Подробнее см.: Федоров В.Н. Указ.соч. С. 886—887.
83
Раздел 4

его вспомогательных органов или других органов ООН в рамках


своей компетенции, включаются в так называемый «реестр».
МНПО, получившие консультативный статус, приобретают опре-
деленные права и обязанности. В частности, им сообщается предва-
рительная повестка дня ЭКОСОС, а организации, имеющие общий
консультативный статус, могут предлагать вопросы для включения в
нее, а также в предварительную повестку дня вспомогательных орга-
нов ЭКОСОС. МНПО, обладающие общим и специальным статусом,
вправе назначать полномочных представителей для присутствия в ка-
честве наблюдателей на открытых заседаниях ЭКОСОС.
Кроме того, МНПО с общим и специальным статусом имеют пра-
во представлять краткие письменные заявления, которые могут пуб-
ликоваться в качестве документов ООН и рассылаться членам ЭКО-
СОС или вспомогательных органов. Организациям, включенным в
реестр, также может быть предложено представить письменные заяв-
ления.
Таким образом, консультативный статус неправительственных ор-
ганизаций в ООН, представляющий этим организациям такие права,
как включение вопросов в повестку дня сессии ЭКОСОС и его вспо-
могательных органов, участие в их работе, публикация заявлений
МНПО в качестве документов ООН, привлечение МНПО к согласи-
тельным процедурам и т.д., позволяет говорить о том, что МНПО об-
ладают отдельными чертами международной правосубъектности.
Международные неправительственные организации могут быть
субъектами международного частного права. Однако наличие у между-
народных неправительственных организаций частноправовых полно-
мочий, связанных с их деятельностью (заключать сделки, приобретать и
распоряжаться недвижимым имуществом, возбуждать в национальных
судах дела по гражданским искам) не может, на наш взгляд, рассматри-
ваться как доказательство их международной правосубъектности.
Как отмечалось выше, МНПО активно сотрудничают прежде все-
го с ООН. В настоящее время для неправительственных организаций
существует четыре возможности такого сотрудничества. Первая —
участие в отдельных мероприятиях проводимых ООН. Самый яркий
пример в этом отношении — серия всемирных конференций организо-
ванных ООН в 1990-е годы по наиболее актуальным темам междуна-
родной повестки дня (окружающая среда, права человека, положение
женщин, социальное развитие и т.д.). Каждую из этих конференций
сопровождал «параллельный» неправительственный форум — встре-
ча представителей крупнейших международных и национальных не-
правительственных организаций, работающих по той проблематике,
которая рассматривалась на форуме.
84
Субъекты международного экономического права

Вторая возможность — установление рабочих контактов с различ-


ными департаментами, программами и специализированными учреж-
дениями ООН на основе общности сферы деятельности и в целях ре-
ализации совместных проектов в тех странах и регионах, где работают
неправительственные организации. В настоящее время около тридца-
ти основных структур имеют в своем составе подразделения, отвечаю-
щие за связь с неправительственными объединениями.
Третий вариант формализации отношений сотрудничества ООН
и МНПО, как было показано выше, предоставление последним кон-
сультативного статуса при Экономическом и Социальном Совете
(ЭКОСОС). Такая возможность наиболее реальна преимущественно
для крупных и авторитетных международных неправительственных
организаций, работающих в экономической и социальной сфере.
И последняя, четвертая, возможность — предоставление неправи-
тельственной организации ассоциированного статуса при Департа-
менте общественной информации (ДОИ) ООН.
Важности работы с неправительственными организациями как неотъ-
емлемая часть информационной деятельности ООН получила призна-
ние еще в 1946 г., когда был создан Департамент общественной информа-
ции. Своей резолюцией 13(I) Генеральная Ассамблея ООН обязала ДОИ
и его отделения: «…активно содействовать и оказывать помощь инфор-
мационным органам различных стран, просветительным учреждениям и
другим правительственным и неправительственным организациям раз-
ного рода, заинтересованным в распространении информации об Объ-
единенных Нациях» 27 мая 1968 г. Экономический и Социальный Совет
принял резолюцию 1297 (XLIV), призывающую ДОИ к предоставлению
ассоциированного статуса неправительственной организации.
В последние десятилетия многие МНПО концентрируют свое вни-
мание и усилия на выработке новых подходов в области урегулирова-
ния международных экономических отношений. Отдельные МНПО
уже заявили о себе и показали свою принципиальную позицию в ходе
важнейших международных форумов, посвященных международ-
ному экономическому сотрудничеству. Так, например, под влиянием
МНПО развивался процесс создания проектов кодексов поведения
ТНК в рамках ООН. МНПО также принимали участие в многосто-
ронних торговых переговорах ГАТТ/ВТО. В конце 1996 г. внимание
многих МНПО привлекли дебаты по разработке многостороннего со-
глашения по инвестициям, инициированных Организацией экономи-
ческого сотрудничества и развития (ОЭСР)1.

1
Подробнее см.: Лабин Д.К. Международно-правовое обеспечение мирового
экономического порядка. М., 2004. С. 26.
85
Раздел 4

В перспективе, в решении таких проблем, как международная


экономическая безопасность, проблема установления справедливо-
го международного экономического порядка, роль международных
НПО и движений, несомненно, будет возрастать, а формирующееся в
их рамках коллективное мнение народов (международная мораль) —
приобретать все большее значение.
Коллективное мнение народов, формирующееся в рамках между-
народных неправительственных организаций, не может не оказывать
влияния на процесс международно-правового нормообразования1.
Таким образом, государства, являющиеся основными субъектами
международного права и несущие основную ответственность за про-
грессивное развитие человечества, призванные обеспечить междуна-
родную экономическую безопасность, вынуждены считаться с мнени-
ем международных НПО.
В этой связи показателен совместный проект ряда российских НПО
«Гражданская восьмерка — 2006» (“Civil G8-2006”), согласно которо-
му российские и другие международные НПО организовали диалог и
консультации с «восьмеркой» с тем, чтобы обеспечить открытую кон-
куренцию идей и полномасштабную гражданскую экспертизу и помочь
приближению деятельности «восьмерки» к нуждам обычных людей2.

4.4. Правосубъектность членов федеративных государств


В доктрине и практике международного права до сих пор спорным
остается вопрос о том, могут ли субъекты федеративных государств
выступать в качестве самостоятельных участников международных
отношений. Учитывая, что в мире насчитывается 24 федеративных го-
сударства, этот вопрос является актуальным3.

1
«Всемирная стратегия охраны природы», одобренная Генеральной Ассамб-
леей Международного союза охраны природы и природных ресурсов в ок-
тябре 1978 г., определила цели охраны природы, приоритетные направления,
задачи, средства, формы, методы их решения. См.: Колбасов О.С. Всемирная
Хартия природы // Правовая охрана окружающей среды / Отв.ред. Колба-
сов О.С. и Славин М.М. М., 1985. С. 143.
2
http://www.sovetpamfilova.ru/made/press/218/к
3
К таким государствам относятся: Австралия, Австрия, Аргентина, Бельгия,
Босния и Герцеговина, Бразилия, Венесуэла, Индия, Канада, Колумбия,
Коморские острова, Малайзия, Мексика, Нигерия, Объединенные Арабс-
кие Эмираты, Пакистан, Российская Федерация, Сент-Кристофер и Невие,
США, Танзания, Федеративные штаты Микронезии, ФРГ, Швейцария,
ЮАР, См.: Янюк Е.Э. Субъекты федерации и международное право / Авто-
реф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. М., 2005. С.24.
86
Субъекты международного экономического права

Ни конвенция о праве международных договоров 1969 г., ни дру-


гие международные договоры, заключенные в этой области, не пре-
дусматривают возможности самостоятельного заключения субъек-
тами федеративных государств, как, впрочем, и не содержат никаких
запретов или ограничений на этот счет1. Вместе с тем, Комиссия меж-
дународного права ООН еще в 1966 г. выработала правило о том, что
«Государства-члены федеративного союза могут обладать правоспо-
собностью заключать международные договоры, если такая правоспо-
собность допускается федеральной конституцией и в пределах, ею ус-
тановленных2.
Проблема участия субъектов федеративных государств в осущест-
влении самостоятельных или под контролем федеральных органов
власти международных и внешнеэкономических связей решается в
каждой конкретной стране с учетом исторических, экономических,
правовых, социальных, политических и иных особенностей, присущих
данному обществу и государству, и зависит от внутреннего и, прежде
всего, конституционного права соответствующего государства.
Конституционные акты ряда федеративных государств (Австрия,
ФРГ), предусматривают право их членов заключать международные
договоры по отдельным вопросам. Однако это право может осущест-
вляться только с согласия федераций, которые довольно жестко оп-
ределяют рамки, объем и цели международной правосубъектности
членов федерации. Известна практика заключения международных
договоров отдельными провинциями Канады, а также штатами США
и Австралии.
Вопрос о территориально — политической организации общества
и разграничения предметов ведения между федерацией и входящими
в ее состав субъектами (регионами) вызывает особый интерес в силу
той роли, которая принадлежит федеративным государствам в совре-
менном мире3, а также в силу особого положения России как крупней-
шего федеративного государства, где только начинают формироваться
стратегия развития федерации и правовые основы взаимоотношений
субъектов и федерального центра, в том числе и по такому специфи-
ческому вопросу, как международные и внешнеэкономические связи.
Международное право в настоящее время не содержит конвен-
ционных норм, регламентирующих их международные и внешне-
экономические связи субъектов федераций. В современной науке
1
Бирюков П.Н. О международной договорной правоспособности субъектов
Российской Федерации // Правоведение. 1998. №2. С. 36.
2
Игнатенко Г.В. Международно-правовой статус субъектов РФ // Россий-
ский юридический журнал. 1995. №1. С. 8.
3
См.: Федерация в зарубежных государствах. М., 1993. С. 5.
87
Раздел 4

международного права присутствуют различные мнения по вопросу


международной правосубъектности членов федераций — от полного ее
отрицания в связи с отсутствием у субъектов полного территориально-
го суверенитета, ограниченного рамками федеральной конституции, до
признания за ними ограниченной международной правосубъектности.
Хотя попытки решить этот вопрос предпринимались, многообра-
зие федеративных государств, уникальность положения субъектов во
многих из них не позволяли найти решения, которое устраивало бы
все стороны. В этой связи целый ряд вопросов требует своего разре-
шения: объем международной деятельности субъектов федерации, ее
международно-правовое и конституционно-правовое регулирование,
правовой статус договоров субъектов федераций и ответственность
по ним центральной власти.
Г.В. Игнатенко отмечает, что в отличие от государственного пра-
вового статуса субъектов Российской Федерации, определяемого
конституционными актами федеративного и регионального уровня и
внутрифедеративными договорам, в регламентации их международ-
но-правового статуса принимают участие и нормы международного
права. В качестве международно-правового статуса субъектов Россий-
ской Федерации формируется как результат согласованного и совмес-
тного применения конституционных (иных внутригосударственных)
и международных нормативных средств1.
Актуальность и практическая значимость кодификации междуна-
родной деятельности субъектов федерации особенно наглядно про-
является в последние десятилетия, в связи со все возрастающей их
активностью на международной арене, с одной стороны, и случаями
обострения в целом ряде федераций противоречий между централь-
ными и региональными органами власти, с другой стороны. Очевид-
но, что четкое конвенционное обозначение статуса субъектов феде-
раций в международных отношениях позволило бы избежать многих
проблем в определении юрисдикции членов федеративных государств
и решить такие связанные с ней вопросы, как международно-правовой
статус договоров членов федераций с иностранными государствами и
ответственность по ним федерального центра. Международное право
сегодня не только регулирует отношения между государствами, но
и выполняет другую, не менее важную функцию, а именно: способс-
твует унификации внутреннего права различных государств. В этом
смысле международная деятельность субъектов федераций и статус
таких образований вполне может стать объектом международно-пра-
вового регулирования. Однако на сегодняшний день в международ-

1
Игнатенко Г.В. Указ.соч. С.20.
88
Субъекты международного экономического права

ном праве не только нет кодификации международной деятельности


субъектов федерации, но и не существует положений, исчерпываю-
щим образом подтверждающих возможность этой деятельности.
Проблема международных отношений в федеративном государс-
тве имеет два аспекта:
• во-первых, внешняя политика федеративного государства
должна быть приведена в соответствие с интересами его состав-
ных частей;
• во-вторых, правовая система федеративного государства предпола-
гает разделение полномочий между федерацией и ее субъектами.
Объем полномочий федерации в каждом случае различен. Обычно
они включают финансы, оборону, внешнюю политику, организацию
высших органов власти, разрешение конфликтов между членами фе-
дерации, отдельные виды транспорта, отрасли промышленности и т.п.
В ведении же субъектов федерации, как правило, остаются вопросы,
не требующие единообразного регулирования.
Четкое разграничение компетенции и сбалансированность интере-
сов внутри федерации позволяет во многих случаях решать пробле-
мы на том уровне, на котором они возникают. В идеале федеральная
власть вмешивается в разрешение проблемы лишь тогда, когда де-
ятельность субъекта федерации выходит за рамки ее полномочий.
Федеративная государственность характеризуется видовым мно-
гообразием по степени интеграции — от федераций с конфедератив-
ными чертами до централизованных федеративных государств, сбли-
жающихся с унитарными. В современном мире есть как федерации,
фактически сочетающие черты унитарных государств (например, не-
которые исследователи характеризуют ФРГ как «унитарное союзное
государство»)1, так и те, субъекты которых по своему статусу прибли-
жены к составным частям конфедеративных союзов (в частности, в
США и ряде других федераций наблюдается тенденция к предостав-
лению субъектам все больших полномочий в социальной сфере).
Актуальность и практическая значимость кодификации между-
народной деятельности субъектов федерации особенно наглядно
проявляется в последние годы. Сохраняя определенные атрибуты
государственности, члены федерации зачастую принимают участие в
международных связях как с территориальными единицами зарубеж-
ных федераций, так и с самими суверенными государствами. В этой
связи первостепенным становится вопрос наличия у субъектов феде-
ративных государств международной правосубъектности, до сих пор
не получивший однозначного разрешения.

1
Государственное право Германии. М., 1994. Т. 1. С. 80.
89
Раздел 4

В современной науке существует несколько мнений по этому воп-


росу, представляющих зачастую диаметрально противоположные
оценки теоретических и практических аспектов международной де-
ятельности субъектов федеративных государств.
Первая точка зрения заключается в том, что самостоятельность
членов федерации не доходит до того, чтобы они были субъектами
международного права1.
Специфика субъектов международного права заключается в том,
что они должны обладать способностью участвовать в урегулирован-
ных международным правом отношениях. Иными словами, субъекты
международного права должны обладать взаимной независимостью,
неподчиненностью друг другу в международном общении. Именно это
положение и является ключевым обоснованием данной концепции,
согласно которой предпринимаемые в последнее время субъектами
федераций, в том числе субъектами Российской Федерации, попытки
самостоятельно осуществлять прямые международные связи с иност-
ранными государствами и их членами признаются неправомерными.
«Международное право не признает за субъектами федераций пра-
во выступать в международном общении. Входящие в состав федера-
ций штаты, земли, провинции и кантоны не обладают верховенством
на своей территории и в отличие от субъектов конфедерации не об-
ладают суверенитетом. Сфера действий федерального права распро-
страняется на всю федерацию и ни в одной из них штаты, провинции,
земли или кантоны не в праве препятствовать его применению»2.
Сторонник данной точки зрения Г.М.Вельяминов, подчеркивает, что
для того, чтобы государство было субъектом международного права,
оно должно обладать как одним из непременных условий террито-
риальным суверенитетом, т.е. правом государства «осуществлять ис-
ключительную юрисдикцию на своей территории… Из этого следует,
что государство-член федерации не может быть субъектом междуна-
родного права, во всяком случае полноправным его субъектом, уже в
силу того, что государства-члены федерации никогда на практике не
обладают исключительной территориальной юрисдикцией, разделяя
ее с федерацией»3. В Межамериканской конвенции о правах и обязан-
ностях государства 1933 г. соответствующая норма сформулирована
так: «Федеративное государство составляет только одно лицо перед
международным правом» (ст.2)4.
1
Федерация в зарубежных странах. М., 1993. С. 13.
2
Федерация в зарубежных странах. М., 1993. С. 14.
3
Вельяминов Г.М. Правовой статус субъектов Российской Федерации и пробле-
мы признания // Московский журнал международного права. 1995. №2. С. 8.
4
Цит. по: Лукашук И.И. Международное право. М., 1996. С. 309.
90
Субъекты международного экономического права

Данная концепция, выражающаяся в принципиальном положении


«одна федерация — один субъект международного права», нашла свое
отражение в словаре международного права в следующей формули-
ровке: «Федеративное государство является одним сложным субъек-
том международного права, при этом компоненты государства теряют
какую бы то ни было индивидуальную международную правосубъек-
тность»1.
В качестве официальной доктрины эта концепция принята в боль-
шинстве федеративных государств, что объясняется их стремлением
таким образом противостоять реальным или возможным посягательс-
твам членов федерации на подрыв государственного единства.
В частности, правительство Канады в своем заявлении 1965 г. по
поводу спора с провинцией Квебек о международной правосубъек-
тности этой провинции провозглашало: «По международному праву
только суверенные государства признаны членами международного
сообщества. Один из наиболее важных признаков международной
правосубъектности, относящийся исключительно к канадскому пра-
вительству, это полномочие вести переговоры и заключать согла-
шения или договоры обязывающего характера по международному
праву от имени всей страны или любой ее части с зарубежными стра-
нами»2.
Министерство иностранных дел Российской Федерации также
неоднократно подчеркивало, что «субъекты Федерации не являются
субъектами международного права, и соглашения субъектов РФ не
могут, следовательно, рассматриваться как международные обяза-
тельства»3.
Другая точка зрения на международную деятельность субъектов
федерации признает за ними ограниченную правосубъектность. Со-
гласно этой точки зрения, государственность — фундаментальное
свойство члена федерации, которое и определяет его статус в между-
народных отношениях в качестве субъекта международного права.
Сторонник этой концепции В.В. Пустогаров считает, что субъекты
федеративных союзов, «обладая ограниченным суверенитетом, сохра-
няют ограниченную субъектность…», и по отношению к ним вполне
применимо положение, что «…государство в силу своего существова-
ния является субъектом международного права». При этом объем вне-

1
The International lаw diсtionary. R.Bledsoe, B.Boszek. Santa-Barbara,California.
1987. P. 54.
2
Castel J.-G. International Lаw Chiefly as Interpreted and Applied in Canada. L.,
1995. P. 54.
3
Консультативный Совет субъектов Российской Федерации по международным и
внешнеэкономическим связям при МИД России. Бюллетень №1. 1995. C. 7—14.
91
Раздел 4

шней компетенции членов конкретной федерации определяется конс-


титуцией, в то время как «общие пределы частичной международной
правосубъектности членов федерации очерчиваются в конечном свете
международным правом»1.
Согласно этой концепции, международная правосубъектность
членов федераций не зависит от того, как регламентируется этот
вопрос федеральным законодательством, и они объективно облада-
ют международной правоспособностью и в праве осуществлять са-
мостоятельные международные связи при условии соблюдения ими
общепризнанных норм международного права. Иными словами, под-
разумевается, что международная деятельность субъектов и заключа-
емые ими в процессе этой деятельности договоры регламентируются
международным правом. Утверждая, что «государственность — фун-
даментальное свойство субъекта федерации, и оно определяет его
правосубъектность в международных отношениях», Пустогаров В.В.
вместе с тем признает, что «объем внешних компетенций членов
конкретной федерации определяется ее конституцией. Однако это
не означает, что лишь конституционное право может устанавливать
любые компетенции для членов своей федерации»2. Представляется,
что этим положением ставится под сомнение само верховенство феде-
ральной власти в государстве. В таком случае речь уже не может идти
о федерации, государственное устройство которой подразумевает из-
начально верховенство федерального законодательства, определяю-
щего полномочия как центра, так и субъектов, в том числе и во вне-
шней сфере.
В.В.Пустогаров также отмечает, что «теоретически основы между-
народной правосубъектности членов федерации неразрывно связаны
с концепцией правовой природы федеративного государства… В на-
стоящее время в теории федерализма господствует положение, соглас-
но которому федерация является государством, созданным посредс-
твом объединения двух или более суверенных государств. Создавая
федерацию, ее государства-члены воздвигают над собой верховную
власть»3. В данном вопросе представленная концепция опирается на
так называемую договорную теорию федерализма, рассматривающую
федеративный союз как результат объединения двух или нескольких

1
Пустогаров В.В. Члены федерации как субъекты международного права //
Советское государство и право. 1992. №1. C. 48.
2
Пустогаров В.В. Международные связи субъектов Российской Федерации и
их правовое регулирование // Государство и право. 1994. №7. С. 135.
3
Пустогаров В.В. Члены федерации как субъекты международного права //
Советское государство и право. 1992. №1. С. 47; Проблемы теории государ-
ства и права / Под ред. Марченко М.Н. М., 2001. С. 207.
92
Субъекты международного экономического права

государств, которые посредством договора передали часть своих пол-


номочий созданному федеральному центру, сохранив при этом суве-
ренитет в пределах собственной компетенции. Примечательно, что
«союзный» договор может быть представлен не только соглашением
между отдельными субъектами (например, соглашением между кан-
тонами, как это имело место в Швейцарской Конфедерации), но и фе-
деральной конституцией, рассматриваемой в этом случае в качестве
особого вида договора между объединяющимися сторонами, измене-
ние которой также находится в компетенции субъектов федеративно-
го образования.
Использование «договорной теории» для обоснования междуна-
родной правосубъектности членов федераций как их фундаменталь-
ного качества едва ли можно считать правомерным. Помимо так назы-
ваемых «ассоциированных» федераций, образовавшихся в результате
объединения нескольких суверенных государств (к ним можно отнес-
ти США, Швейцарию), существуют федерации «диссоциированного»
типа (такие как Бельгия, РФ), т.е. появившиеся в результате децент-
рализации унитарного государства1. Само подобное деление федера-
тивных союзов достаточно условно, так как каждый из них обладает
своими специфическими чертами, и внутренний статус их субъектов
различен. Вместе с тем, принципиальный момент заключается в том,
что, независимо от природы федеративного союза и особенностей его
законодательства, само по себе федеративное государственное уст-
ройство подразумевает соблюдение иерархии правовых норм и вер-
ховенства центральной власти на всей территории государства, как
во внутренней так и во внешней сфере. Наличие у субъектов той или
иной федерации «государственности» не может служить основанием
для приравнивания их статуса на международной арене к статусу не-
зависимых государств.
Несмотря на то, что деятельность субъектов многих федеративных
государств значительно расширилась в последние десятилетия, их
правоспособность нельзя считать идентичной международной право-
способности суверенных государств.
Наделение федерацией входящих в нее частей определенными
признаками и даже статусом государства не означает признание за
ними тем самым международной правосубъектности, сравнимой с
международной правосубъектностью независимых государств, явля-
ющихся основными субъектами международного права. Признание
за членом федеративного союза возможности участвовать в междуна-
1
Деление федераций на ассоциированный и диссоциированный типы встре-
чается в ряде работ зарубежных авторов // Jeanneau B. Droit constitutionnel
et institutions politiques. P., 1991. P. 9.
93
Раздел 4

родных отношениях не означает, что он участвует в них в силу своей


государственности. Кроме того, определение международного стату-
са субъектов федерации зависит не только от признания внутренним
законодательством, но и от признания со стороны других субъектов
международного права. Нельзя согласиться с тем, что международная
правосубъектность членов федерации проистекает из наличия у них
государственности и регулируется исключительно международным
правом.
Ряд членов Российской Федерации, в частности республики в ее
составе свое стремление отстаивать полную самостоятельность в меж-
дународных отношениях теоретически обосновывают положением ст.
5 Конституции 1993 г., где республики определяются через термин
«государство». Субъекты РФ по своей природе не могут считаться
равными в рассматриваемых отношениях с государствами. Встреча-
ющиеся на практике ссылки субъектов федераций на межгосударс-
твенные международные организации, которые заключают междуна-
родные договоры в рамках полномочий, указанных в учредительных
актах, едва ли могут быть признаны правомерными в силу того, что
эти полномочия предоставляются международным организациям са-
мими государствами-членами этих организаций, субъектами между-
народного права1.
Федоров Ю.И., разделяя точку зрения о наличии международной
правоспособности у субъектов федеративных государств, вместе с
тем отмечает, что хотя международное право допускает возможность
участия субъектов федерации в международных отношениях, «по со-
четанию характерных признаков члены федерации не могут быть при-
числены к кругу общепризнанных субъектов международного права2.
Современные международные публичные отношения достаточно
разнообразны. В частности, интересы граждан могут представляться
и защищаться как государственными органами федерации, так и го-
сударственными органами субъектов федерации, как на внутреннем,
так и на международном уровне. В большинстве случаев федерация
достаточно полно представляет интересы всех граждан, вместе с тем
субъекты федерации, участвуя в современных международных отно-
шениях, открывают новые возможности для межгосударственного
сотрудничества. Правовой базой для представления интересов феде-
ративного государства служит принцип разделения властей, четкое
1
См.: Ковалев А.А. Проблемы разграничения полномочий между РФ и субъ-
ектами федерации в вопросах заключения международных договоров //
Московский журнал международного права. 1994. №3. C. 5.
2
Федоров Ю.И. О правосубъектности членов федерации в международном
праве//Московский журнал международного права. 1994. №4. C. 113.
94
Субъекты международного экономического права

определение сфер компетенции федеральных органов государствен-


ной власти и органов государственной власти субъектов при сохране-
нии единого правового пространства.
Как отмечалось выше, субъекты федерации, не являясь государс-
твами, тем не менее, обладают частичной международной правоспо-
собностью и участвуют в международных отношениях. Образовывая
производный субъект международного права, государство в опре-
деленной мере отказывается от регулирования какой-либо сферы,
закрепляя исключительные полномочия в ней за соответствующим
субъектом. Этим определяется основной смысл разделения полномо-
чий в федеративном государстве, в том числе в области международ-
ных отношений. «Субъекты федерации подписывают международные
договоры с иностранными государствами не потому, что федеральные
органы от случая к случаю предоставляют им такую возможность, а
в силу того, что по затронутым вопросам только они, а не федерация
правомочны делать это…»1.
Члены федеративных государств также обладают рядом характер-
ных черт, позволяющих выделить их в отдельную категорию субъек-
тов международного общения. К числу признаков субъектов права
относятся обособленность, персонификация (выступление во вне в
качестве единого лица), способность вырабатывать и осуществлять
персонифицированную волю. Субъекты федераций в достаточной
степени обладают обособленной компетенцией, выражающейся в
наличии ряда властных полномочий в сфере решения вопросов ре-
гиональной жизни. Как правило, субъекты федерации имеют собс-
твенные бюджетные средства, обособленное имущество, что может
служить достаточной материальной базой для проводимых между-
народных действий. Таким образом, публичная самостоятельность и
обособленность субъектов федерации являются необходимой предпо-
сылкой их международной активности, а имущественная обособлен-
ность — предпосылкой осуществления внешнеэкономических связей.
Вместе с тем возможность признания членов федеративных госу-
дарств в качестве особой категории субъектов международного права,
не меняет ни коим образом принципиального положения внутригосу-
дарственного устройства федерации, что действия ее субъектов как во
внутренней, так и во внешней сфере ограничены со стороны центра.
Хотя в каждом конкретном случае пределы самостоятельности субъ-
ектов различны, и нередки примеры достаточно широких полномо-
чий, приближенных к правам независимых государств.

1
Пустогаров В.В. Федерализм и международное право // Федерализм: гло-
бальные и российские измерения. Казань, 1993. С. 56.
95
Раздел 4

Безусловно, субъекты федерации не должны в своей междуна-


родной деятельности вступать в противоречие с внешней полити-
кой федерации в целом, так как в противном случае нарушается
принцип целостности федеративного государства. В этой связи
важно четкое определение объема полномочий как федерации так
и ее субъектов во всех сферах, в том числе и во внешнеполитичес-
кой, позволяющее учитывать региональную специфику в междуна-
родном общении, не нарушая международных обязательств феде-
рации. Самостоятельное осуществление субъектами федеративных
союзов международных связей не означает их независимость от
центра, которому принадлежит общая «генеральная» регламента-
ция их действий. Кроме того, некоторые отрасли международного
права объективно являются закрытыми для субъектов федерации:
консульское, дипломатическое право, право международной бе-
зопасности и т.д. Участие субъектов федерации в создании норм
международного права универсального характера происходит
опосредованно, в рамках внутрифедерального конституционного
процесса.
Очевидно, что способность членов федерации участвовать в меж-
дународных отношениях нуждается в конституционном закреплении
или иного рода признании на уровне федерации, а не объективно со-
храняется за ними.
Тот факт, что международное право четко не регулирует вопросы
участия субъектов федерации в международных отношениях, делает
затруднительным определение целого ряда вопросов относительно
оснований международной правоспособности членов федераций, ее
объема, сочетания международного и конституционного регулирова-
ния деятельности субъектов федерации во внешней сфере и др.
Третья концепция, являющаяся одной из наиболее авторитет-
ных в современном международном публичном праве, опираясь на
мнение Комиссии международного права ООН, оставляет решение
о признании международной правосубъектности членов федерации
и соответствующем объеме прав за национальным законодательс-
твом.
Комиссия международного права ООН занималась проблемой
участия субъектов федеративных государств в международных до-
говорах и соглашениях в ходе подготовки Конвенции о праве меж-
дународных договоров 1969 г. В главе II проекта Конвенции этому
вопросу была посвящена ст. 5 (первоначально ст. 3). Пункт 2 статьи
5, принятой во второй части XVII сессии Комиссии международно-
го права (1966 г.), гласит: «Государства-члены федеративного союза
могут обладать правоспособностью заключать договоры, если такая
96
Субъекты международного экономического права

правоспособность признается федеральной конституцией и не выхо-


дит за установленные ею пределы»1.
В комментарии к этой статье Комиссия отметила, что правоспо-
собность заключать договоры чаще представляется исключительно
федеральному правительству, однако в международном праве не су-
ществует какой-либо нормы, которая препятствовала бы членам фе-
дерации обладать правом заключения договоров с третьими государс-
твами. В некоторых случаях могут возникать вопросы относительно
того, заключает субъект федерации договор в качестве органа федера-
тивного государства или же от своего собственного имени.
Однако решение этого вопроса, по мнению Комиссии международ-
ного права, также следует искать в положениях федеральной консти-
туции2.
На основе проектов статей, разработанных Комиссией на сессии
Конференции ООН по праву международных договоров, состоявшей-
ся в Вене 26 марта — 24 мая 1968 г., был подготовлен проект Конвен-
ции о праве договоров. Конференция одобрила проект вышеуказан-
ной ст. 5 и практически без изменений утвердила ее формулировку:
1. «Каждое государство обладает правоспособностью заключать
договоры.
2. Члены федеративного союза могут обладать правоспособнос-
тью заключать договоры, если такая правоспособность призна-
ется федеральной конституцией, и в пределах, установленных
этой конституцией».
Однако, при принятии окончательного текста Конвенции о праве
договоров из данной статьи по настоянию канадской делегации, под-
держанной представителями некоторых других стран, пункт 2 был ис-
ключен (ст. 5 Конвенции.)3.
Хотя это положение не вошло в окончательный текст Конвенции,
оно остается авторитетным международным правилом, аргументирую-
щим следующий вывод: «Как субъекты международного права члены
федерации могут выступать лишь в том случае, если законодательство
федерации признает за ними это качество (право от собственного име-
ни заключать договоры, обмениваться делегациями, представительс-
1
Доклады Комиссии международного права о второй части ее семнадцатой
сессии 3-28 января 1966 г. и о ее восемнадцатой сессии 4 мая-19 июля 1966 г.
Т.1. Нью-Йорк, 1966. Докл.А/6309, С. 83.
2
Каганов В.А. Канадские провинции в международных отношениях и орга-
низациях // Советский ежегодник международного права 1969 г. М.: Наука,
1970. С. 320.
3
Доклады Комиссии международного права о второй части ее семнадцатой
сессии 3-28 января 1966 г. и о ее восемнадцатой сессии 4 мая-19 июля 1966 г.
Т.I. Нью-Йорк, 1966. Докл.А/6309. С. 86.
97
Раздел 4

твами и т.д.)1. Данная концепция постепенно может быть признана в


качестве нормы международного обычного права, что предусматрива-
ет разработку механизма международно-правовой ответственности за
ее нарушение. В настоящее время она редко приводится в литературе
в качестве сложившегося международного обычая.
Таким образом, правоспособность субъектов федерации в между-
народных отношениях и ее пределы устанавливаются конституцион-
ным внутригосударственным правом.
Тот факт, что Комиссия международного права рассматривала воп-
рос участия членов федеративных государств в международных отно-
шениях, позволяет, прежде всего, судить об его актуальности. Пред-
принятая попытка потерпела неудачу из-за несовпадения позиции
делегатов в определении объема международной правоспособности
субъектов федераций. Примечательно, что принципиального несогла-
сия с выходом субъектов федерации на международную арену нет, в
принципе, ни у одного из государств. В данном случае именно специ-
фика международных союзов порождает проблемы для создания еди-
ных унифицированных форм в международном праве, касающихся
субъектов федераций. Таким образом, проект статьи, предложенный
КМП ООН, показывает, что не существует нормы международного
права, которая однозначно запрещала бы членам федерации заклю-
чать договоры как с составными частями иностранных государств, так
и с самими этими государствами. Это, конечно, не означает автомати-
ческого существования нормы, такую деятельность разрешающей, но
в целом опровергает мнение, что международное право исключает в
международных отношениях «неклассических» субъектов. Члены
Комиссии подчеркнули необходимость дальнейшего урегулирования
вопроса о международных договорах субъектов федерации на уровне
международного права. Международное право рано или поздно будет
вынуждено регламентировать эти вопросы более определенно, выра-
ботать минимум унифицированных международно-правовых норм по
вопросу участия субъектов федераций в международных отношениях.
Круг субъектов в международном праве не является строго огра-
ниченным. Этот вывод позволяет сделать анализ ст. 3 Венской кон-
венции о праве договоров между государствами и международными
организациями или между международными организациями 1986 г., в
которой, в частности, говорится: «Тот факт, что настоящая Конвенция
не применяется: i) к международным соглашениям, участником ко-
торого является одно или несколько государств, одна или несколько
международных организаций и один или несколько субъектов меж-

1
Международное право / Под ред. Колосова Ю.М., Кузнецова В.И. М., 1994. С. 59.
98
Субъекты международного экономического права

дународного права, иных, чем государства или организации;… iv) к


международным соглашениям между субъектами международного
права, иными, чем государства или международные организации; не
затрагивает: а) юридической силы этих отношений; b) применения к
ним любых норм, изложенных в настоящей Конвенции, под действие
которых они подпадали бы в силу международного права независимо
от настоящей Конвенции»1.
Аналогичные положения содержатся в ст. 3 Венской конвенции о
праве международных договоров 1969 г.2, а также в ст. 3 Венской кон-
венции о правопреемственности государств в отношении договоров
1978 г.3
Указанные положения доказывают, что международное право не от-
рицает возможности существования иных субъектов международного
права, не являющихся ни государствами, ни международными органи-
зациями, и, следовательно, возможно распространение норм междуна-
родного права и на международные отношения с участием субъектов
федерации. Так как разработчики вышеупомянутых конвенций не
оговорили их распространения на ограниченный круг субъектов меж-
дународного права, включая нации и народы, государственно-подоб-
ные образования, неправительственные международные организации,
то, очевидно, правомерным является вывод о возможности участия
в международных отношениях и других нетрадиционных субъектов
международного права. Как пишет Г.В.Игнатенко: «упомянутое кон-
венционное положение (ст. 3 Венской конвенции о праве международ-
ных договоров 1969 г.) о договорах с участием других субъектов меж-
дународного права можно расценить как признание множественности
субъектов и признание потенциальной возможности появления новых
нетрадиционных субъектов международного права»4.
Тем самым подтверждается, что субъекты федерации могут обра-
зовывать новую категорию субъектов международного права и в этом
качестве участвовать как в симметричных, так и в асимметричных
связях, заключая договоры как с составными частями иностранных
государств, так и с самими этими государствами.
1
Венская конвенция о праве договоров между государствами и международ-
ными организациями или между международными организациями 21 марта
1986 года // Действующее международное право: В 3 т. М., 1996. Т. 1. С. 375.
2
Венская конвенция о праве международных договоров 23 мая 1969 года //
Действующее МП: В 3 т.. М., 1996. Т. 1 С. 345.
3
Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 23
августа 1978 года // Действующее международное право: В 3 т. М., 1996. Т. 1.
С. 435.
4
Игнатенко Г.В. Международно-правовой статус субъектов Российской Фе-
дерации // Российский юридический журнал. 1995. №1. С. 20.
99
Раздел 4

Такие договоры могут обладать юридической силой, к ним могут


применяться нормы международного права, например, принцип доб-
росовестного исполнения международных обязательств.
Специфика федеративных государств, проявляющаяся, в частнос-
ти, в возможности субъектов федераций самим участвовать в между-
народных договорах и в особом порядке международного регулирова-
ния вопросов, входящих в компетенцию субъектов федераций, нашла
отражение в положениях ряда международно-правовых документов.
Ст. 93 Конвенции о договорах международной купли-продажи то-
варов 1980 г. предусматривает, что «если Договаривающееся государс-
тво имеет две или более территориальные единицы, в которых в соот-
ветствии с его конституцией применяются различные системы права
по вопросам, являющимся предметом регулирования настоящей Кон-
венции, то оно может в момент подписания, ратификации, принятия,
утверждения или присоединения заявить, что настоящая Конвенция
распространяется на все его территориальные единицы или только на
одну, или несколько из них, и может изменить свое заявление путем
предоставления другого заявления в любое время».
Аналогичное положение содержится в ст. 31 Конвенции об иско-
вой давности в международной купле- продаже товаров 1986 г.1
Ст. 37 Конвенции 1954 г. о статусе апатридов предусматривает не-
сколько иное правило: «b) в отношении статей настоящей Конвенции,
которые попадают под законодательную юрисдикцию входящих в фе-
дерацию штатов, провинций и кантонов, не обязанных, согласно кон-
ституционному строю федерации, принимать законодательные меры,
федеральное правительство при первой возможности осведомит об
этих статьях надлежащие власти штатов, провинций или кантонов,
сопроводив это сообщение своим благоприятными отзывами…»2.
Аналогичное правило содержится и в ст. 11 Конвенции 1958 г. о
признании и приведении в исполнение арбитражных решений3.

1
Венская Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров
1 апреля 1980 г. // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ 1994 г., №1;
Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров
1974 г. Протокол об изменении Конвенции об исковой давности в междуна-
родной купле-продаже товаров 11 апреля 1980 г. // Вестник ВАС РФ. 1993.
№9; Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-
продажи товаров 22 декабря 1986 г. // Контракт международной купли-про-
дажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. Розенберг М.
Г. М., 1996. С. 209—220.
2
Конвенция о статусе апатридов 28 сентября 1954 г. // Действующее между-
народное право: В 3 т. М., 1996. Т. 1. С. 230—243.
3
Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитраж-
ных решений 1958 г.//Ведомости Верховного Совета ССР. 1960. №46. С. 421.
100
Субъекты международного экономического права

Тот факт, что правовое регулирование положений международных


договоров по вопросам, входящим в компетенцию субъектов федера-
ции, осуществляется в особом порядке, еще раз подтверждает назрев-
шую необходимость создания международно-правовых норм, регла-
ментирующих все вопросы международной деятельности субъектов
федераций.
Федеративными государствами, в том числе Российской Федера-
цией, довольно широко используется практика заключения так назы-
ваемых «зонтичных» соглашений, которые «могли бы стать промежу-
точной формой регулирования, а в перспективе обозначить переход
к испытанному конвенционному методу регулирования, предметом
которого станет формирование комплекса норм о международных до-
говорах с участием субъектов федеративных государств, обладающих
ограниченной международной правосубъектностью»1.
Под «зонтичными соглашениями» понимаются договоры между
заинтересованными государствами об участии их субъектов в само-
стоятельных договорных отношениях международного характера.
Предметом этих соглашений обычно являются области, входящие в
компетенцию субъектов федерации (сотрудничество в гуманитарной
области, включая образование, науку, культуру, здравоохранение, ин-
формационный обмен и т.д.).
Таким образом, члены федерации, активно участвуя на практике в
межгосударственных отношениях, вместе с независимыми государс-
твами создают локальные договорные и обычные правовые нормы.
Вместе с тем, по сочетанию характерных признаков члены федера-
ции не могут быть причислены ни к одной из общепризнанных групп
субъектов международного права, что требует выделения их в особый
вид субъектов международного права.
В недалекой перспективе, очевидно, возможно принятие конвен-
ционных норм, регулирующих порядок межрегионального сотрудни-
чества, статус представительств субъектов федераций, юридическую
силу международных договоров с их участием и многие другие вопро-
сы. Такие нормы будут обязательны для государств, которые ратифи-
цируют соответствующие конвенции и будут обладать прямым дейс-
твием в отношении субъектов федераций.
Регулирование необходимо с точки зрения адекватного отноше-
ния различных федеративных государств к вопросам международно-
го общения своих субъектов, что способствовало бы более четкому
определению статуса субъектов федераций в международном праве,
развитию межрегиональных связей и международному сотрудничес-

1
Игнатенко Г.В. Указ.соч. С.20.
101
Раздел 4

тву в целом, а также послужило бы базой для изменения внутрен-


него законодательства и ликвидации противоречий центробежного
характера.

4.4.1. Деятельность субъектов Российской Федерации в области


международных и внешнеэкономических связей
Основной тенденцией развития субъектов Российской Федерации в
области международных и внешнеэкономических связей в настоящее
время является их активное вовлечение в систему международного
сотрудничества, в том числе в экономическое сотрудничество с при-
граничными регионами соседних государств. Отношения, в которых
участвуют субъекты Российской Федерации, в отличие от межгосу-
дарственных, принято именовать «трансграничными отношениями».
Трансграничные отношения субъектов Российской Федерации — это
собирательное понятие, аккумулирующее в себе все легитимные фор-
мы и способы взаимодействия субъектов с иностранными партнерами
(иностранными государствами, субъектами федераций, администра-
тивно-территориальными образованиями, физическими и юридичес-
кими лицами иностранных государств).
С 1993 г. субъекты Российской Федерации получили конституци-
онно закрепленное право на осуществление международной внешнеэ-
кономической деятельности.
Вопросы правосубъектности субъектов Российской Федерации в
международной и внешнеэкономической сферах, объем их компетен-
ции, механизмы осуществления международных и внешнеэкономи-
ческих связей регулируются нормами внутригосударственного права
Российской Федерации.
Система нормативно-правового регулирования трансграничной де-
ятельности субъектов Российской Федерации включает в себя в соот-
ветствии со ст.15 Конституции Российской Федерации составляющие
российской правовой системы: нормативно-правовые акты Российс-
кой Федерации и международные договоры Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации, федеральные законы, подзакон-
ные акты, договоры о разграничении полномочий между федерацией и
субъектами, законодательные акты субъектов Российской Федерации
закрепляют правовой статус субъектов Российской Федерации, преде-
лы их компетенции в международных отношениях, формы участия в
осуществлении внешнеэкономических связей. Национальное законо-
дательство создает правовую основу внешнеэкономической деятель-
ности субъектов Российской Федерации. Международные договоры
Российской Федерации, включенные в ее правовую систему, опреде-
102
Субъекты международного экономического права

ляют направление деятельности федеративных государств-участни-


ков по развитию трансграничного экономического сотрудничества их
субъектов, формируя основы и режим такого сотрудничества.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации (п «0»
ст.72) федерация и субъекты федерации совместно координируют
международные и внешнеэкономические связи субъектов Федерации
и совместно обеспечивают выполнение международных договоров
Российской Федерации. По предметам совместного ведения издаются
федеральные законы и принимаемые совместно с ними законы и иные
нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации (ч.2 ст.
76 Конституции).
Субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой власти
вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Россий-
ской Федерации по предметам совместного ведения Российской Фе-
дерации и ее субъектов (ст.73). В пределах собственной компетенции
Конституция закрепляет право на осуществление субъектами федера-
ции собственного правового регулирования, включая принятие зако-
нов и иных нормативных актов (п.4 ст.76).
Предусмотренный Конституцией механизм делегирования полно-
мочий по предметам ведения (ст. 78 ч.2) в полной мере подтверждает
то обстоятельство, что в России преобладает договорный механизм
разрешения коллизий при условии, что применение такого механизма
на практике не противоречит Конституции и федеральным законам.
Такая возможность и была использована в 1990-х годах рядом
субъектов Российской Федерации (Конституциями Татарстана, Баш-
кортостана, Саха (Якутия), Коми и др.).
Несмотря на то что договоры о разделении полномочий между
Российской Федерацией и ее субъектами основывались на положе-
ниях Конституции РФ (ст.78), эти договоры не могли быть признаны
международными. Следовательно, ссылки некоторых региональных
властей на п.4 ст.15 Конституции Российской Федерации, устанав-
ливающей, что «когда международным договором РФ установлены
иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются пра-
вила международного договора», не могли быть признаны правомер-
ными. В любом случае, учитывая высшую юридическую силу Конс-
титуции и ее прямое действие, договоры о разграничении предметов
ведения между федерацией и субъектами не должны противоречить
Конституции Российской Федерации. Иными словами, по отноше-
нию к таким договорам не может идти речь о приоритете норм меж-
дународных договоров перед нормами российского законодательства.
Договоры подобного рода являются договорами в рамках внутригосу-
дарственного права Российской Федерации.
103
Раздел 4

Некоторые договоры о разграничении предметов ведения между


Российской Федерацией и субъектами, в частности соглашение меж-
ду Российской Федерацией и Республикой Татарстан «О разграниче-
нии предметов ведения и взаимном делегировании полномочий меж-
ду органами власти и органами государственной власти Республики
Татарстан», содержал и не только прямые нарушения Конституции
Российской Федерации, но и предусматривали очень широкий, не со-
ответствующий Конституции, спектр полномочий Татарстана в облас-
ти международной и внешнеэкономической деятельности.
Следует отметить, что при разработке Конституции и при подпи-
сании договоров о разграничении предметов ведения с субъектами
Российской Федерации наблюдалась картина своеобразного «поли-
тического торга», в ходе которого все полномочия, которые станови-
лись предметом спора, «сбрасывались» в общую корзину, называемую
«общими предметами ведения». В результате подобного подхода к
решению вопроса в предметы ведения Российской Федерации попа-
ло 50 направлений (для сравнения: в конституции Канады — их 29);
в предметы совместного ведения — 40 направлений (в конституции
Канады их всего три)1. Предметы же ведения субъекта Российской
Федерации оказались в ее Конституции, по сути дела, безграничны.
Конституции, Уставы субъектов Российской Федерации в односто-
роннем порядке вписали туда более 60 направлений. Более того, в от-
личие от конституционного права Германии, Канады, США, и других
федеративных государств, предметы ведения в Конституции 1993 г.
не разграничены по характеру оказываемого воздействия и сфере го-
сударственного управления, в которой осуществляются полномочия
государственных органов власти. Если для предметов ведения феде-
ральных органов государственной власти это «переплетение» было
терпимо (ибо федеральные органы сами издавали законы и сами их
исполняли), то для совместных предметов ведения такое «правовое
своеволие» вносило полный диссонанс. Федеральные законы стави-
лись на одну доску с внутрифедеральными договорами и соглашения-
ми, подобными упомянутому выше договору Российской Федерации
с Республикой Татарстан.
Возвращаясь к договору с Республикой Татарстан, следует оста-
новиться на его отдельных положениях. Так, в преамбуле Договора,
было указано, что Республика Татарстан как государство объедине-
на с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации,
Конституцией Республики Татарстан и Договором о разграничении

1
Лысенко В.Н. Развитие федерализма и Конституция России // Государство
и право. 1997. №8. С. 12.
104
Субъекты международного экономического права

предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. В Кон-


ституции же Российской Федерации ни о каком объединении РФ и
Татарстана не говорится.
В ст.3, п.II Договора между Россией и Татарстаном предусматри-
валось, что органы внутренней власти Татарстана участвуют в меж-
дународных отношениях, устанавливают отношения с иностранными
государствами и заключают с ними соглашения-положения, которых
не содержит Конституция Российской Федерации. При этом круг со-
глашений не ограничивался, хотя и предусматривалось, что такие со-
глашения не должны противоречить Конституции Российской Феде-
рации.
Отметим, что Татарстан, несмотря на четкое установление Кон-
ституцией России в ст.72, п. «0» того, что координация междуна-
родных и внешнеэкономических связей субъектов Российской
Федерации, и выполнение международных договоров Российской
Федерации является предметом совместного ведения, заключил ряд
соглашений о международном и внешнеэкономическом сотрудни-
честве (Абхазия, август 1994 г.; Турция 1995 г.) при отсутствии ясно
выраженной позиции Российской Федерации. Аналогичные догово-
ры с Абхазией заключили Башкирия и Кабардино-Балкария. Подоб-
ная практика не могла не настораживать, поскольку мы имеем дело
с нарушением международной правосубъектности и международных
обязательств России, а также конституционных положений путем
изданий актов такого рода. Существовало вполне разумное опасение,
что указанная практика могла послужить началом неконтролируемо-
го процесса распада федерации и регионализации интересов субъек-
тов федерации.
Таким образом, как видно из рассматриваемых договоров о раз-
граничении предметов ведения между Российской Федерацией и ее
субъектами, последние стремятся к укреплению своей независимос-
ти от «центра» в международных и внешнеэкономических связях,
используя в этих целях возможности, которые непосредственно пре-
доставляет правовая система РФ, а также прибегая к действиям за
рамками данной системы, иногда в нарушение федерального законо-
дательства и Федеративного Договора1.
Конституция Российской Федерации устанавливает, что разгра-
ничение предметов ведения и полномочий между органами государс-
твенной власти Российской Федерации о органами субъектов Феде-
рации осуществляется Конституцией, Федеративным Договором и
1
Подробнее см.: Ковалев А.А. Проблемы разграничения полномочий между Рос-
сийской Федерацией и субъектами Федерации в вопросах заключения между-
народных договоров // Московский журнал международного права. 1994. С. 35.
105
Раздел 4

иными договорами о разграничении предметов ведения и полномо-


чий. Конституция РФ (ст. 71) четко определяет вопросы, которые от-
несены к ведению РФ. Особого внимания, применительно к рассмат-
риваемой проблеме заслуживает пункт:
«б) федеративное устройство и территория РФ».
Этот пункт Конституции четко указывает на то, что территория
РФ является единым и неделимым целым. Объявление отдельным
субъектом РФ части такой территории «своей» — антиконституцион-
но. Столь же антиконституционный характер носит и автономное рас-
поряжение такой «частью» в целях осуществления международных и
внешнеэкономических связей соответствующим субъектом.
«…ж) установление правовых основ единого рынка».
Единый экономический рынок в России в настоящее время толь-
ко начинает формироваться. Весьма условно до последнего времени
можно было говорить и о федеральном таможенном регулировании.
Отсюда стремление субъектов федерации наладить собственные свя-
зи, невзирая на конституционные положения.
Основы разграничения предметов ведения и полномочий меж-
ду Федерацией и субъектами конкретизированы в принятом 4 июля
2003 г. Федеральном законе «Об общих принципах организации за-
конодательных (представительных) и исполнительных органов госу-
дарственной власти субъектов Российской Федерации».
Вопросы правосубъектности субъектов Федерации в междуна-
родной сфере частично решаются в Федеральном законе Российской
Федерации «О международных договорах Российской Федерации»
от 15 июля 1995 г. Этот закон предоставляет субъектам Федерации
ряд полномочий, связанных с участием в процессе заключения меж-
дународных договоров Российской Федерации. Участие субъектов
Федерации в процессах заключения и исполнения международных
договоров Российской Федерации обусловлено конституционно ус-
тановленной компетенцией субъектов по предметам совместного ве-
дения и ведения субъектов, а также необходимостью учета мнений и
рекомендаций отдельных субъектов Федерации в случаях, когда за-
ключенные Россией международные договоры напрямую затрагивают
интересы таких субъектов.
Участие субъектов Российской Федерации в международных и
внешнеэкономических связях регламентируется также федераль-
ным законом «О государственном регулировании внешнеторговой
деятельности» от 7 июля 1995 г. В законе значительное внимание
уделяется вопросам совместного ведения и полномочиям субъектов
Федерации. К предметам совместного ведения отнесены: координа-
ция внешнеторговой деятельности субъектов Российской Федерации;
106
Субъекты международного экономического права

формирование и реализация региональных и межрегиональных про-


грамм внешнеторговой деятельности; получение иностранных креди-
тов под гарантии бюджетных доходов субъектов Российской Федера-
ции, их использование во внешнеторговой деятельности и погашение;
выполнение международных договоров Российской Федерации в
области внешнеторговой деятельности, непосредственно затрагиваю-
щих интересы соответствующих субъектов Российской Федерации;
координация деятельности субъектов Российской Федерации по со-
зданию и функционированию свободных экономических зон, регули-
рованию пограничной торговли; информационное обеспечение вне-
шнеторговой деятельности.
Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Рос-
сийской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и
ее субъектов в области внешнеторговой деятельности субъекты Рос-
сийской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.
В частности, субъекты Российской Федерации имеют право в преде-
лах своей компетенции: осуществлять внешнеторговую деятельность
на своей территории в соответствии с законодательством Российской
Федерации; осуществлять координацию и контроль за внешнеэконо-
мической деятельностью российских и иностранных лиц; осущест-
влять формирование и реализацию региональных программ внешне-
торговой деятельности.
Ни Конституция Российской Федерации 1993 г., ни Федератив-
ный договор, к сожалению, не решили проблемы создания конститу-
ционной модели федерации. Конституция, Федеративный договор и
договоры, которые могут в соответствии с Конституцией заключать-
ся между Федерацией и ее субъектами, составляющие основу совре-
менного законодательства в рассматриваемой области, имеют разное
правовое значение в регулировании государственного устройства
России. Так, п. 2 ст. III Федеративного договора — договора о раз-
граничении предметов ведения и полномочий между федеральными
органами государственной власти Российской Федерации и орга-
нами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга
от 10 апреля 1992 г. устанавливает, в частности, что субъекты РФ
являются самостоятельными участниками международных и вне-
шнеэкономических связей, если это не противоречит Конституции
и законам РФ. Это положение необходимо учитывать при решении
вопросов разграничения полномочий между Российской Федераци-
ей и ее субъектами, так как ч. 3 ст. II Конституции РФ установлено,
что такое разграничение осуществляется, помимо Конституции РФ,
«Федеративными и иными договорами о разграничении предметов
ведения и полномочий».
107
Раздел 4

В свою очередь ст.73 Конституции Российской Федерации опреде-


ляет, что «вне пределов ведения Российской Федерации и полномо-
чий РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и
субъектов РФ субъекты Российской Федерации обладают всей пол-
нотой государственной власти».
Наконец, способность субъектов РФ выступать в качестве само-
стоятельных участников международных и внешнеэкономических
связей косвенно подтверждается в п. «0» ст. 72 Конституции РФ, ко-
торый определяет, что в совместном ведении Российской Федерации
и ее субъектов находится, среди прочего, координация международ-
ных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федера-
ции.
Данные положения Основного закона государства позволяют
констатировать некоторую нечеткость формулировок и применяе-
мой терминологии в отношении деятельности членов Федерации на
международной арене. С одной стороны, внешняя политика и меж-
дународные отношения РФ, международные договоры РФ, внешнеэ-
кономические отношения находятся в исключительном ведении цен-
тра (ст. 71), но одновременно координация международных связей
субъектов РФ, выполнение международных договоров РФ находятся
в совместном ведении РФ и субъектов РФ (ст. 72). Кроме того, в от-
личие от конституций большинства федеративных государств мира,
в Конституции РФ не зафиксировано общепринятое положение о
том, что субъекты развивают свои связи в пределах данных им пол-
номочий. Положение усугубляется также тем, что Конституция не
перечисляет исключительных полномочий субъектов РФ, т.е. под-
разумевает принятие правовых актов федерального и регионального
уровней, необходимых для более детальной разработки полномочий
субъектов1.
Как, например, вычленить из внешнеэкономических федеральных
полномочий внешнеэкономические связи в рамках полномочий субъ-
ектов РФ? Или как разграничить «внешнюю политику и междуна-
родные отношения» (компетенция субъектов РФ)?
Эти и другие вопросы обусловили необходимость совершенство-
вания законодательства по вопросу развития внешнеэкономических
связей субъектов Российской Федерации. Со времени введения в
действие новой Конституции был принят ряд федеральных зако-
нов и других нормативных актов, которые касаются затрагиваемой
темы.
1
Бузуртанова Ф.А. Правовые основы международных связей субъектов Рос-
сийской Федерации // Мир на пороге XXI века. Материалы 2-й научно-
практической конференции (23.12.99.) М.: ДА МИД России, 1999. С. 50—53.
108
Субъекты международного экономического права

Так, несмотря на то, что упомянутый выше Федеральный закон «О


международных договорах РФ» от 15 июля 1995 г. не регулирует воп-
росы внешних связей субъектов РФ некоторые его положения имеют
важное значение для регулирования их международной деятельности.
В частности, им предусматривается согласование международного до-
говора РФ, если он затрагивает вопросы, относящиеся к ведению это-
го субъекта (ст.4, п. 1). Предусматривается также направление проек-
та договора (его основных положений) субъекту РФ для получения
от него предложений, если договор затрагивает предметы совместно-
го ведения (ст.4, п. 2). Это положение относится ко всем трем видам
договоров — межгосударственным, межправительственным и меж-
ведомственным (ст.3, п. 2). Субъект РФ может также привлекаться
к подготовке проекта международного договора, если он затрагивает
его полномочия или предметы совместного ведения (ст.3, п.4).
Кроме того, согласно этому Закону, субъекты РФ могут теперь
выступать с рекомендациями относительно заключения соответству-
ющего международного договора РФ, а также с рекомендациями и
предложениями о прекращении и приостановлении действий между-
народных договоров РФ (ст. 35, п. 1, ст. 36, п.1).
Закон от 15 июля 1995 г. регулирует также участие субъектов в до-
говорной деятельности Федерации. Об отношении Федерации к меж-
дународным соглашениям самих ее субъектов, о самой возможности
таких отношений, Закон умалчивает.
Таким образом, можно сделать вывод, что с принятием Федератив-
ного договора и новой Конституции России правоспособность субъек-
тов России в сфере внешних связей де-юре значительно расширилась.
Произошла трансформация их статуса как административно-террито-
риальных образований на статус государственных образований — чле-
нов Федерации, которые в настоящее время с нормативно-правовой
точки зрения являются самостоятельными участниками международ-
ных и внешнеэкономических связей. При этом в указанных выше нор-
мативных актах не содержится каких-либо ограничений относитель-
но возможного и допустимого уровня их потенциальных зарубежных
партнеров.
Другое дело, что термин «самостоятельный участник международ-
ных и внешнеэкономических связей» нельзя толковать в том смысле,
что объем полномочий субъектов Российской Федерации в этих об-
ластях является всеобъемлющим, а сами они могут быть уравнены в
правах с государством. В основе их правосубъектности лежит не суве-
ренитет, как это имеет место в случае с государством, а делегирован-
ные таким государством своим субъектам определенные полномочия.
Поэтому правовой статус субъектов РФ необходимо рассматривать
109
Раздел 4

как результат волеизъявления российского государства в целом, кото-


рый определяется и ограничивается рамками Конституции России и
федеральных законов1.
Так, например, субъекты Российской Федерации не обладают собс-
твенной таможенной территорией, и поэтому они не могут заключать
соглашения с иностранными государствами относительно принципов
и режима внешней торговли, точно так же, как и соглашения по дру-
гим вопросам, отнесенным к исключительному ведению России (тер-
ритория; определение статуса государственной границы; исключи-
тельная экономическая зона и континентальный шельф; финансовое
и валютное регулирование и др.).
Определенное значение для решения вопроса о взаимодействии
Российской Федерации и ее субъектов имеет Постановление Пра-
вительства РФ от 31 марта 1998 г. № 373, которое определяет цели
региональной политики в области международных и внешнеэконо-
мических связей субъектов федерации. К таким целям, в частности,
относятся: осуществление региональной политики в области между-
народных и внешнеэкономических связей для обеспечения внешне-
экономических интересов РФ; согласованность действий федерации
и субъектов федерации при выполнении международных договоров и
соглашений; учет интересов субъектов РФ при разработке концепции
внешней политики РФ; расширение контактов и поддержка соотечес-
твенников за рубежом. Координация подобных международных свя-
зей субъектов в соответствии с Указом Президента РФ от 14 марта
1995 г., возложена на МИД РФ.
Указ Президента РФ «О координирующей роли МИД РФ в про-
ведении единой внешнеполитической линии РФ» от 12 марта 1996
г. направлен на соблюдение единства внешней политики РФ и вы-
полнение ее международных обязательств. Указ устанавливает, что в
системе федеральных органов исполнительной власти МИД РФ яв-
ляется «головным органом» в области отношений с иностранными
государствами, международными организациями и осуществляет об-
щий контроль над выполнением международных обязательств РФ и
координацию деятельности федеральных органов власти и междуна-
родных связей субъектов РФ.
Органы власти субъектов РФ, как и федеральные власти обязаны
информировать МИД об осуществляемой ими международной де-
ятельности и международных связях, официальных поездках. Про-
екты соглашений субъектов РФ с субъектами, административно-тер-
1
Гаврилов В.В. Мнения регионов. Приморский край как самостоятельный
участник международных связей (проблемы правового статуса) // Москов-
ский журнал международного права. 1999. № 1. С. 142—147.
110
Субъекты международного экономического права

риториальными образованиями иностранных государств (включая


проекты соглашений об открытии представительств) подлежат согла-
сованию с МИД РФ.
Послам РФ предписывается обеспечить проведение единой по-
литической линии другими российскими представителями, включая
представительства субъектов РФ. Руководители всех представительств
обязаны согласовывать свою деятельность с посольствами РФ.
На основании данного Указа был принят Федеральный Закон от 4
января 1999 г. № 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэко-
номических связях субъектов Российской Федерации». В соответствии
со ст. 72 Конституции РФ, настоящий Федеральный закон определяет
общий порядок координации международных и внешнеэкономических
связей субъектов Российской Федерации, содержит правовые гарантии
обеспечения прав и законных интересов Российской Федерации при
осуществлении международных и внешнеэкономических связей.
В заключение следует отметить, при внешне обширной и законода-
тельно закрепленной правоспособности субъектов Российской Феде-
рации в международной сфере эти права зачастую трудно реализовать
из-за пробелов законодательства и его несовершенства в отдельных
сферах, противоречивости и несовершенства нормативных актов раз-
личного уровня. Это относится, например, к правовому статусу сов-
местного владения, пользования и распоряжения землей, недрами,
водными и другими природными ресурсами, закрепленному в ст. 72
«в» действующей Конституции. В данной форме владения находятся
почти все недра и лесные богатства страны. Однако механизм приня-
тия совместных решений не определен и далек от совершенства, что
приводит к серьезным трудностям в осуществлении прав субъектами
Федерации. В качестве наиболее яркого примера в этом отношении
можно привести блокирование федеральными органами позиции Са-
халинской области при подведении итогов на нефтеразработку на ее
шельфе. Субъекты Федерации могут в соответствии с действующим
законодательством проводить международные торги на использова-
ние природных ресурсов. Однако, международные соглашения в этой
области может заключать только Федерация (Закон РФ «О недрах»,
ст. 3.5, 3.13 и др.)
Немалые проблемы создает неразбериха в предоставлении регио-
нальных льгот и преференций во внешнеэкономической сфере, кото-
рая возникает, во-первых, от различия в конкретных региональных
требованиях, а, во-вторых, от предоставления этих льгот различным
ветвям федеральной власти.
Наибольшую проблему при разграничении полномочий между
Российской Федерацией и ее субъектами составляют вопросы сов-
111
Раздел 4

местного ведения предусмотренные Конституцией РФ. Включение


в Конституцию ст. 72, регулирующей эти вопросы, было вызвано, по
нашему мнению, необходимостью обеспечить взаимосвязь, сотрудни-
чество, соучастие Федерации и ее субъектов в решении этих задач. В
современных условиях России конструкция совместных полномочий
имеет больше негативных, чем позитивных сторон. Такая конструк-
ция отлично «работает» в условиях устоявшейся федерации с высо-
кой правовой культурой. В России же в случае разногласий между
центром и регионами стороны обращаются в суд, прокуратуру. Губер-
наторы зачастую обращаются к президенту Российской Федерации,
вымаливая для субъекта льготы, дополнительные полномочия1. Кро-
ме того, статус различных субъектов Российской Федерации не сов-
сем одинаков. Так, республики имеют Конституции, государственный
язык, их высшие должностные лица называются президентами, чего
нет в остальных субъектах федерации. Такое положение может от-
рицательно сказываться на стабильности федеративных отношений
Российской Федерации.
В 1999 г. во многом для того, чтобы в какой-то степени исключить
заложенные в Конституции недостатки разграничения полномочий
федерации и ее субъектов был принят Федеральный закон о принци-
пах и порядке разграничения предметов ведения между органами го-
сударственной власти Федерации и органами государственной власти
субъектов РФ. Кроме того, в России действует большое количество
федеральных законов, в котором в том или ином объеме осуществля-
ется разграничение полномочий по конкретным сферам отношений
(природопользованию, налогам и т.д.). Так, по данным заместителя
главы администрации президента Российской Федерации Д.Козака, в
России действует более 300 различных законов, где так или иначе раз-
граничиваются полномочия органов Федерации и ее субъектов по раз-
личным вопросам (природопользование, налогообложение, местное са-
моуправление и многое другое)2. Учитывая постоянное возникновение
новых вопросов, требующих разграничения полномочий, такое коли-
чество нормативных актов, посвященных рассматриваемой проблеме,
создает практическую невозможность для российской государствен-
ной машины точно выполнять сотни новых пунктов, разграничиваю-
щих полномочия. В определенной степени положение осложняется
также созданием федеральных округов, возглавляемых полномочны-
ми представителями Президента Российской Федерации3.
1
Подробнее см.: Чиркин В.Е. Федерация и ее субъекты: модели разграничения
полномочий // Право и политика. 2002. №1. С. 43.
2
Российская газета. 2001. 7 октября.
3
Подробнее см.: Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 43.
112
Субъекты международного экономического права

Таким образом, на наш взгляд, ни законодательная форма испол-


нительного разграничения совместных полномочий федерации и ее
субъектов, ни договорная форма неприемлемы для России. Первая
по существу ведет к вмешательству в конституционные нормы путем
принятия обыкновенных законов и усложняет законодательство. Вто-
рая форма, помимо указанных выше недостатков, ведет к неравнопра-
вию субъектов Федерации.
В этой связи решение вопроса о совместных полномочиях Россий-
ской Федерации и ее субъектов имеет, по мнению Чиркина В.Е., два
перспективных пути. Один — изменить ст. 72 Конституции Российс-
кой Федерации, исключив детализацию и придав ее формулировкам
ориентирующий характер взаимодействия Федерации и субъектов
по определенным направлениям. Второй путь — вообще исключить
категорию совместных полномочий, обратившись к дуалистическому
принципу, т.е. перейти к строгому разделению предметов ведения на
исключительную компетенцию Федерации и исключительную компе-
тенцию ее субъектов1. Полномочия Федерации призваны обеспечить
федеральное руководство по основным вопросам, единую государс-
твенную политику. Полномочия субъектов Федерации направлены
на обеспечение полной самостоятельности субъектов Федерации в
их внутренних делах, с тем чтобы обезопасить субъекты РФ от про-
извольного вмешательства федеральных государственных органов.
Исходя из опыта некоторых государств, к исключительным полно-
мочиям можно отнести не более 20 позиций (в ФРГ, например, таких
позиций 11). То же относится к полномочиям субъектов Федерации.
Что касается остаточных полномочий, то в этом отношении имеется
различный опыт. Некоторые конституции федеративных государств
отдают их федерации, другие — ее субъектам. Российская Федерации
очевидно при решении этих вопросов будет исходить из той совокуп-
ности полномочий, которые станут исключительными полномочиями
Федерации или ее субъектов. По нашему мнению, при проведении
дальнейшей работы по совершенствованию механизма разграничения
полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, необхо-
димо иметь в виду следующие моменты.
Во-первых, свобода правотворчества республик, областей, краев,
автономных областей и округов Российской Федерации в сфере меж-
дународного и внешнеэкономического сотрудничества должны иметь
свои пределы. В общем виде они выражаются в требовании непро-
тиворечивости конституций и уставов субъектов Федерации Конс-
титуции Российской Федерации (ч.1 ст.15). Это требование лежит, с

1
Чиркин В.Е. Указ. соч. С.44.
113
Раздел 4

одной стороны, в основе любой нормально функционирующей Феде-


рации, так как аксиоматичным можно считать утверждение, согласно
которому «появление всякого жизнеспособного федерализма должно
нести в себе унитарную идею, идею единства и целостности государс-
тва»1, а с другой стороны, в основе любой экономической системы
сложного государства.
В заключение следует отметить, что проблема правового ре-
гулирования международного и внешнеэкономического сотруд-
ничества субъектов Российской Федерации является сложной
комплексной проблемой, решение которой является актуальным
вопросом для развития Федерации как субъекта международных
отношений, совершенствования механизмов использования инос-
транных инвестиций в экономике как Федерации в целом, так и
отдельных ее субъектов. Современные экономические реалии по-
казывают, что развитие внешнеэкономических связей в условиях
федеративного государства является одним из наиболее харак-
терных показателей гибкости федеративной структуры, возмож-
ности полновесного использования заложенных в экономические
перспективы Федерации элементов, позволяющих на сегодняш-
ний день при разумном сочетании прагматизма и экономического
анализа федеративным государствам занимать важнейшее место в
мировом экономическом процессе. Участие субъектов федерации,
в том числе и Российской Федерации, в международных и вне-
шнеэкономических связях постоянно расширяется и уже является
общим местом, не вызывает правовых сомнений и служит основой
для построения новой модели отношений между членами федера-
ции и центральными властями.

Литература
1. Международное право. Учебник / Отв. ред. Ковалев А.А., Черниченко С.В.
М., 2006.
2. Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализа-
ции. М.,2003.
3. Малинин С.А. Избранное. СПб.,2003.
4. Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М., 2002.
5. Герчикова И.Н. Международные экономические организации. М., 2002.
6. Черниченко С.В. Теория международного права. М., 1999.
7. Лукашук И.И. Международное право. М., 1996.
8. Богуславский М.М. Международное экономическое право. М., 1986.
1
Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и асим-
метрия конституционного статуса субъектов // Государство и право. 1995.
№3. С. 4.
114
Субъекты международного экономического права

9. Бирюков П.Н. Международное право. М., 1998.


10. Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и
асимметрия конституционного статуса субъектов // Государство и пра-
во. 1995. №3.
11. Игнатенко Г.В. Международно-правовой статус субъектов РФ// Россий-
ский юридический журнал. 1995. № 1.

Контрольные вопросы
1. Раскройте понятие «субъект международного экономического права».
2. Дайте характеристику международной правосубъектности.
3. Особенности правового положения государства как субъекта междуна-
родного права.
4. В чем заключается юрисдикционный иммунитет государства?
5. В чем заключается правосубъектность международных экономических
организаций?
6. Обладают ли субъекты федеративных государств правосубъектностью?
Каков ее объем?

115
Раздел 5
Другие участники международных
экономических отношений

5.1. Транснациональные корпорации


5.1.1. Понятие и признаки ТНК
После Второй мировой войны в политический оборот, в том числе и в
лексикон ООН, было введено понятие «транснациональные корпора-
ции» (ТНК), для обозначения международных монополий, включаю-
щих крупные национальные компании с разветвленной международ-
ной сетью филиалов.
Среди источников международного права, регулирующих деятель-
ность ТНК, можно назвать Хартию экономических прав и обязанностей
государств 1974 г. и Конвенцию о транснациональных корпорациях 1998 г.
Транснациональные корпорации XXI в. — это сложные экономичес-
кие системы, объединяющие финансовые, производственные научно-
технологические, торгово-сервисные и управляющие структуры, актив-
ность которых в качестве лидирующих субъектов мировой экономики в
перечисленных выше сферах характеризуется глобальным масштабом.
Общее число ТНК, по данным ООН, в последние несколько лет состав-
ляло свыше 50 тыс. с числом зарубежных филиалов в 450 тыс. ТНК ин-
вестируют в мировую экономику 3,5 трлн. долл. США. Вывоз прямых
инвестиций превышает рост мирового ВВП и мирового экспорта.
Сегодня ТНК контролируют 1/3 мирового промышленного произ-
водства и дают 1/3 мирового экспорта. Основная часть ТНК и инвес-
тиций принадлежит США, странам Европейского союза и Японии.
ТНК становятся ядром новой сферы постиндустриальной эко-
номики, в которую непрерывно интегрируются многочисленные
предприятия малого и среднего бизнеса, товаропроводящие и ин-
формационные сети, составляющие периферию мирохозяйственного
транскорпоративного ядра с общей численностью работников свыше
150 млн. человек.
Феномен ТНК сравнительно нов, он стал ощутимо проявляться, как
было отмечено выше, во второй половине XX в. Организационная струк-
116
Другие участники международных экономических отношений

тура ТНК, эффективность управления разбросанных по всему миру


многочисленных подразделений выделяет современные ТНК в особую
группу акторов на международной экономической арене. ТНК, помимо
государств, выступают главными субъектами современного мироуст-
ройства, в котором происходит интеграция мировых рынков товаров,
услуг и капиталов. При этом охватываемый ими бизнес, контролируя
до 60% мирового товарооборота, не только количественно противостоит
экономической мощи и влиянию национальных государственных струк-
тур, но все более превращается в самостоятельную самовоспроизводя-
щую экономическую подсистему мировой экономики со своей собствен-
ной структурой, экономическими и организационными взаимосвязями,
обслуживающими движение товаров, услуг, финансов и технологий.
Сфера действия транснационального капитала — национальные
экономики, которые все более утрачивают свою воспроизводственную
целостность. Отношения ТНК и государств приобретают многослож-
ный характер и все более ярко высвечивают несовпадение интересов
и асимметрию власти двух основных субъектов международной эко-
номической деятельности. В основе ее — асимметрия экономического
и административного потенциалов этих субъектов. Государство про-
должает оставаться структуроопределяющим субъектом мировой сис-
темы, сохраняя юридические права регулирования правосубъектных
отношений во внешнеэкономической сфере. ТНК же, олицетворяя
экономическую мощь и структурную власть глобального капитала,
проводят свою политику, в основном через международные организа-
ции — МВФ, Всемирный банк, ОЭСР, ВТО и др.
На международном уровне нет общей модели взаимоотношений ТНК
с «материнской» страной, а также со страной — реципиентом транснаци-
онального капитала. Одновременно в роли экспортеров и реципиентов
инвестиций выступают, как правило, развитые государства. Правительс-
тва этих государств защищают инвестиции расположенных на их терри-
тории компаний путем заключения соглашений об избежании двойного
налогообложения, заключают межправительственные договоры о гаран-
тиях капиталовложений, охране интеллектуальной собственности. Они
же лобируют принятие международными организациями решений по
дальнейшей либерализации торговли и инвестиций в сфере высокотех-
нологических услуг, охране интеллектуальной собственности и др.1
Что касается отношений ТНК с правительствами принимающих
стран, в качестве которых выступают, как правило, правительства раз-
вивающихся государств, то они являются более сложными. Деятель-

1
Подробнее см.: Ковалев А.А. Внешнеэкономическая политика в условиях
глобализации // Международная жизнь. 2001. №2.
117
Раздел 5

ность ТНК в этих странах слабо поддается государственному контро-


лю со стороны правительств, что используется ТНК для получения
сверхприбылей.
Новые глобальные ТНК по своей мощи превосходят все остальные
и сравнимы лишь с государством. Особенно это относится к амери-
канским ТНК, позиции которых усиливаются на основании того, что
США предоставило им право пользоваться во всех странах американ-
ским законодательством о юридических лицах, которое содержит по-
ложение о налогообложении ТНК не по месту пребывания, а по месту
фактического управления корпорацией1.
В результате концентрации транснационального капитала лишь
25% мировой экономики может сейчас функционировать в режиме
свободной конкуренции. Практически это означает, что «ядро» совре-
менной глобальной экономики находится под контролем ТНК.
Такое положение достигается, в частности, тем, что ТНК заключа-
ют выгодные соглашения о разделе продукции при разработке место-
рождений полезных ископаемых, а также извлекают преимущества
при использовании своих прав на интеллектуальную собственность.
Иначе говоря, ТНК, пользуясь экономическими рычагами, получа-
ют на рынках развивающихся стран конкурентные преимущества.
В последнее время активизируется деятельность ТНК по закреп-
лению общих правил и процедур партнерства ТНК и государств в
многосторонних договорах, что должно облегчить их переговорный
процесс с отдельными государствами. Отработанные на практике,
такие правила, в частности, включают следующий перечень вопро-
сов: предоставление особых льгот для принимаемых инвестиций; го-
сударственные гарантии, включая страхование рисков и инвестиций;
исключение двойного налогообложения и др.
Таким образом, ТНК стремительно развиваются, используя на вне-
шних рынках благоприятные местные ситуации, которые они сами же
создают с помощью государства. Используя государства в качестве на-
циональных площадок для производства и внешнеэкономического об-
мена, они действуют так же, как и государства, стремясь защитить свои
особые преимущества по сравнению с конкурентами из других стран.
Параллельно с интеграцией в государственные структуры и ис-
пользованием их административного ресурса, ТНК создают собствен-
ные властные структуры.
Глобальные ТНК формируют финансовые центры экономики,
которые глобально воздействуют на функционирование и развитие
мирового производства продуктов, услуг, знаний, информации, ин-

1
Подробнее см.: Дернберг Р. Международное налогообложение. Будапешт, 1997.
118
Другие участники международных экономических отношений

теллектуального капитала, глобального рынка рабочей силы. Новую


экономику конца XX и начала XXI в. приводит в движение конкурен-
тная борьба между глобальными ТНК и все новые методы борьбы за
создание новых конкурентных преимуществ.
Конкурентные преимущества мировых ТНК, их способность про-
тивостоять финансово-экономическим потрясениям и лидировать в
глобальной экономике обусловлены уникальными корпоративными
стратегиями, динамичными структурами, в которых доминируют са-
мообучающиеся и обучающиеся системы стратегического управле-
ния, инновационные структуры, научно-исследовательские центры.
Можно выделить следующие признаки транснациональных корпо-
раций:
• компания реализует выпускаемую продукцию или предостав-
ляет услуги более чем в одной стране;
• предприятия ТНК и ее филиалы расположены в двух или более
странах;
• собственниками корпорации являются резиденты различных
стран.
Реально функционирующим компаниям достаточно отвечать лю-
бому из перечисленных признаков, чтобы попасть в категорию транс-
национальных корпораций. Большинство крупных компаний облада-
ют всеми тремя признаками.
В силу этого использование термина ТНК требует пояснения в двух
аспектах. С точки зрения строго юридической он не вполне точен — речь
идет не о неких «вненациональных», «транснациональных» образовани-
ях, а о весьма конкретных юридических лицах, созданных в соответс-
твии с национальным законодательством соответствующего государс-
тва. В этой же связи столь же юридически некорректно ставить вопрос
о существовании якобы «международных юридических лиц». В любом
варианте, независимо от способов образования (в силу международно-
го договора, гражданско-правового договора или акта правительства)
юридическое лицо должно быть инкорпорировано в какую-либо наци-
онально-правовую систему и санкционировано согласно установленной
законом процедуре.

5.1.2. Международная правосубъектность ТНК


Как было отмечено выше, ТНК — это юридические лица националь-
ного права, осуществляющие свою деятельность на территории не-
скольких государств.
В связи с возрастающим экономическим и политическим влияни-
ем ТНК, в юридической литературе обсуждается вопрос о международ-
119
Раздел 5

ной правосубъектности ТНК. Некоторые авторы, хотя и с оговорками,


признают за ТНК статус субъектов международного права. В частности,
французские юристы Д. Карро и П. Жюйар считают, что межгосударс-
твенное по своей сути международное экономическое право прямо или
косвенно распространяется не только на государства, но и на частных опе-
раторов международных экономических отношений, прежде всего ТНК1.
Н. Макдугал, У. Фридман считают, что корпорации являются субъ-
ектами международного права2.
Российские юристы придерживаются другой точки зрения. Так,
В.А. Романов и С.В. Черниченко утверждают, что субъектом междуна-
родного права может быть только образование, способное участвовать
в межгосударственных отношениях. Поскольку ТНК не обладают ка-
чествами, присущими государству, то она не способна участвовать в
таких отношениях3. И.И.Лукашук также считает нереальным прида-
ние корпорациям статуса субъекта международного права4.
Г.М.Вельяминов, рассматривая правовой статус ТНК, отмечает,
что «исходя из классических концептуальных подходов международ-
ного публичного права, следует понимать, что ТНК, не обладая не-
пременными свойствами государства (территория, население, власть)
и не будучи учреждены в качестве межправительственных организа-
ций, не могут претендовать на статус субъекта международного пра-
ва, ибо как бы мощна не была финансово-экономически любая ТНК
и как бы слабо и бедно ни было то или иное государство, ТНК и го-
сударство всегда будут не равны не только формально-юридически,
но и практически»5. Подобной точки зрения придерживается Лялико-
ва Л.А., которая предлагает характеризовать как не имеющее право-
субъектности частнокапиталистическое предприятие, состоящее как
из самостоятельных так и несамостоятельных в правовом отношении
образований, подпадающих под юрисдикцию различных государств и
связанных между собой посредством участия в акционерном капитале
или иным способом, позволяющим достичь экономического единства
предприятий, при наличии единого центра управления, осуществляю-
щего руководство его деятельностью6.
1
См.: Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. М., 2002.
С. 14—30.
2
http:/www.lowinstitut/ru/ru/science/vestnik/20012
3
Подробнее см.: Международное право. Учебник / Отв. ред. Колосов Ю.М.,
Кузнецов В.И. М., 1999. С. 84.
4
См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: Учебник. М., 1999. С. 19.
5
Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. М., 2004. С. 75.
6
Подробнее см.: Ляликова Л.А. Транснациональные корпорации в аспекте
международного частного права / Дисс. на соиск уч. ст. канд. юрид. наук. М.,
1984. С.36.
120
Другие участники международных экономических отношений

В связи с возрастающей экономической мощью ТНК появились


теории, обосновывающие необходимость передачи определенных
спектров государственной власти корпорациям. Так, И.И. Лукашук
в своей статье «Демократия, капитал, государство» цитирует слова
А.Тофлера, который считает, что система национальных государств
вытесняется миром ТНК, требующим совершенно новых политичес-
ких рамок1. Более умеренные теоретики предлагают государствам
передать свои функции в области управления рыночной экономикой
иным акторам — Международному валютному фонду, Всемирному
банку. Данные концепции реализуются в практике западных госу-
дарств. Правительства этих государств формируют коалиции с корпо-
рациями, а также с неправительственными органами и международ-
ными учреждениями, такими, как ООН, Всемирный банк и МВФ.
Соглашаясь, в принципе, с тем, что экономическая мощь и влияние
ТНК на мировую политику в ряде случаев превращают их в более ве-
сомую силу на международной арене, чем некоторые государства, едва
ли можно разделить точку зрения вышеназванных западных юристов
о наделении ТНК международной правосубъектностью, приравнива-
нии их правового статуса к правовому статусу суверенного государс-
тва. Такая позиция юристов нарушает основные принципы, на которых
основана система международного публичного права. Если допустить,
что юридические лица гражданско-правовых отношений могут ста-
новиться субъектами международного права, то это означает, по сути
дела, приравнивание их к первичным субъектам международного пра-
ва — государствам, которые уже самим фактом своего существования
становятся носителями международных прав и обязанностей. ТНК, в
отличие от государств, не обладают такими элементами международ-
ной правосубъектности, как право быть участниками международных
договоров, членами международных межправительственных организа-
ций, тем более создавать нормы международного права.
В связи с активизацией экономической деятельности ТНК, роль
государства в регулировании международных экономических связей
остается исключительно важной и незаменимой. И.И.Лукашук, рас-
сматривая вопросы усиления участия ТНК, общественных организа-
ций, движений и индивидов в международных связях, отмечает, что
это только усложняет управление этими связями. Роль государства в
международной деятельности не снижается2. Деэтатизация, т.е. сни-
жение роли государства в международных отношениях отрицается
также таким авторитетным специалистом, как Б.Б.Гали, который под-
1
См.: Лукашук И.И. Демократия, капитал, государство // Журнал российско-
го права. 2000. № 1. С. 114.
2
Там же.
121
Раздел 5

черкивает «важность и незаменимость суверенного государства как


основного субъекта международного права»1.
Внутригосударственное регулирование предполагает подчинение
деятельности филиалов и дочерних предприятий ТНК национально-
му законодательству принимающей страны. В большинстве случаев
это инвестиционное законодательство, направленное на определение
правового статуса иностранного вкладчика: физического или юриди-
ческого лица. Однако наиболее уязвимым моментом в одностороннем
регулировании деятельности ТНК является то, что в силу своей ор-
ганизационной структуры, она способна избежать контроля со сто-
роны одного государства. Поэтому для эффективного регулирования
деятельности ТНК национального законодательства принимающих
государств, на наш взгляд, недостаточно.
В этой связи возникает проблема другого характера. Поскольку
отделения ТНК реализуют политику головного предприятия, то не-
обходимо учитывать то влияние, которое оказывает законодательс-
тво страны их базирования. Страны базирования обычно регулируют
поведение ТНК с помощью национального законодательства о кор-
порациях, не делая особого различия между ТНК и национальными
юридическими лицами. При этом предпринимаются попытки распро-
странить действие внутреннего законодательства на отделения наци-
ональной компании, находящейся за границей. Это наиболее харак-
терно для США, где данная позиция нашла отражение в доктрине так
называемой «эффективной связи» и «транснационального права», ко-
торые используются для обоснования правомерности действия наци-
онального права на территории иностранных государств2. В частнос-
ти, в 1982 г. закон об управлении экспортом 1979 был распространен
на зарубежные отделения американских компаний.
Следствием попыток США по применению своих законов на тер-
ритории других стран стало принятие нормативных актов, укрепляю-
щих национальный суверенитет этих государств. Например, в 1980 г.
в Англии был принят закон о защите торговых интересов, цель кото-
рого заключалась в защите от попыток других стран в одностороннем
порядке навязывать их экономическую политику.
Вышеназванная доктрина США не получила международно-
го признания. В рекомендации Группы экспертов ООН по ТНК в
1974 г. была предложена общая норма: как только филиал многона-
циональной корпорации создается в другой стране, законы страны
1
Бутрос Гали Б. Повестка дня для мира. Декларация Генерального секретаря
ООН // Вестник МИД.1992. № 13—14. С. 46.
2
См.: Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М.,
1985. С. 132—134.
122
Другие участники международных экономических отношений

базирования прекращают свое регулирующее воздействие и при-


меняются законы принимающей стороны. Данная практика опровер-
гается и российскими учеными. Так, по мнению М.М.Богуславского,
Л.А.Ляликовой, А.Г.Светланова экстерриториальное применение аме-
риканского законодательства находится в прямом противоречии со
сложившейся доктриной и практикой различных государств в облас-
ти международного частного права по вопросу определения правово-
го статуса юридических лиц1.
Таким образом, проблемами внутригосударственного регулирова-
ния деятельности ТНК являются, во-первых, стремление стран бази-
рования распространить внутреннее законодательство на зарубежные
отделения компаний; во-вторых, недостаточность институтов нацио-
нального законодательства принимающих стран.
Второй уровень регулирования составляют инвестиционные со-
глашения, которые заключаются между заинтересованными госу-
дарствами. В научной литературе дается неоднозначная оценка таких
соглашений. Так, Г.К. Дмитриева отмечает тенденцию к унифика-
ции содержащихся в них норм, которая подтверждается наличием
большого числа соглашений, содержащих часто аналогичные, хотя
и не идентичные нормы2. Эксперты ООН говорят о подтверждении
международного обычая, или, по крайней мере, расширяющейся го-
сударственной практики, которая в значительной мере содействует
развитию международного права в области экономического сотруд-
ничества. Некоторые авторы придерживаются иной точки зрения. В
частности, Наталуха В.В. указывает, что наименее развитые страны,
нуждающиеся в притоке инвестиций, заключают подобные согла-
шения непосредственно с ТНК, тем самым предоставляя широкие
льготы для иностранного капитала3. Этим закрепляется неравенство
сторон и подрывается стабильность международных экономических
отношений. Тем не менее практика показывает, что в настоящее время
наиболее распространенным способом регулирования деятельности
ТНК является именно заключение договоров между принимающей
стороной и страной базирования ТНК.
В то же время особая природа ТНК осложняет надзор за ними со
стороны отдельных стран или даже групп стран. Сегодня ни одно го-
сударство не может утверждать, что оно обладает юрисдикцией над

1
Богуславский М.М., Ляликова Л.А., Светланов А.Г. Экспортное законода-
тельство и международное частное право // Советское государство и право.
1983. №3. С. 114.
2
Международное частное право. Учебное пособие / под. Ред. Дмитриевой Г.К.
М., 1993. С. 85.
3
Наталуха В.В. Указ. соч. С. 136.
123
Раздел 5

всеми отделениями ТНК и, следовательно, над ТНК в целом. Поэ-


тому очевидно, что для эффективного регулирования деятельности
ТНК необходимы совместные действия всех государств.
Третьим уровнем регулирования деятельности ТНК выступают
многосторонние международные договоры, которые в зависимости от
участвующих в них стран, могут быть универсальными, региональны-
ми и субрегиональными.
Универсальное регулирование предпринимается под эгидой ООН
на основании рекомендаций специально созданных органов: Межпра-
вительственной комиссии по ТНК и Центра по ТНК. В 1975 г. ими
был разработан Кодекс поведения ТНК, положения которого запре-
щают применять дискриминационные меры в отношении партнера,
закрепляют обязанности ТНК содействовать развитию научно-тех-
нического потенциала принимающей страны, предоставлять отчеты о
своей деятельности, соблюдать требования финансового и налогового
характера. Кодекс, как известно, еще не принят.
Основной причиной этого являются расхождения в позициях ос-
новных участников переговоров по вопросам собственно определе-
ния ТНК; применения обычного международного права в отношении
ТНК и их деятельности; юрисдикции при рассмотрении споров; со-
отношения между обязательствами ТНК и государств; возможности
предоставления национального режима филиалам иностранных ТНК.
Кроме того, в Кодексе поведения ТНК отсутствовали положения о со-
здании независимого органа, полномочного выносить постановления
по вопросам соблюдения положений этого документа транснацио-
нальными корпорациями, а также международного механизма приме-
нения соответствующих санкций.
Наибольшее развитие получило региональное регулирование де-
ятельности ТНК. Такое регулирование предпринимается, в частнос-
ти, в рамках ЕС, ОЭСР, ЛАЭС (Латиноамериканской экономической
системы), СНГ. Так, в 1976 г. были приняты «Руководящие принципы
многонациональных предприятий ОЭСР», касающиеся различных
аспектов деятельности ТНК (обнародование информации, конкурен-
ция и др.). Принципы деятельности ТНК в ЕС были сформулирова-
ны в докладе комиссии ЕЭС «Многонациональные предприятия и
законодательство сообщества» 1973 г. Фактически регулирование де-
ятельности ТНК в рамках этих организаций свелось к регулированию
правил конкуренции и защите свободной торговли.
Более конкретный результат был достигнут государствами-участни-
ками Андского пакта (Колумбия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Перу и
Чили), которые приняли решение 220 «Общий режим использования
иностранного капитала, товарных знаков, патентов и лицензий», ори-
124
Другие участники международных экономических отношений

ентирующее иностранный капитал на достижение целей иностранного


развития и решение № 46 «Режим многонациональных предприятий
и регулирование использования субрегионального капитала», создав-
шее правовую основу для учреждения многонациональных компаний
(МНК) латиноамериканских стран, которые должны были способство-
вать дальнейшему процессу интеграции в регионе и оказывать особое
содействие в противоборстве с международным капиталом. Эти доку-
менты создали базу для дальнейшего развития законодательства в об-
ласти регулирования деятельности иностранных и многонациональных
предприятий, действующих в государствах Андской группы.
Одной из основных проблем, сдерживающих развитие ТНК в
рамках СНГ, является наличие расхождений в национальных зако-
нодательствах. Поэтому важным условием создания единого постсо-
ветского экономического пространства должна стать, на наш взгляд,
гармонизация и унификация законодательства по ТНК. Первым нор-
мативно-правовым документом по созданию ТНК в рамках СНГ было
«Соглашение о содействии в создании и развитии коммерческих, кре-
дитно-финансовых и смешанных объединений» от 15 апреля 1994 г.,
послужившее основанием для принятия ряда документов о формиро-
вании ТНК между правительствами Белоруссии, Казахстана, Узбекис-
тана, Киргизии , Таджикистана и России. В октябре 1994 г. в рамках
СНГ было принято Соглашение о создании Платежного союза, в кото-
ром руководители стран Содружества обязались «создать благоприят-
ные кредитно-банковские и валютно-финансовые условия для станов-
ления и развития транснациональных структур». В марте 1998 г. была
подписана Конвенции о ТНК, которая содержит правовые основы со-
трудничества стран СНГ в области регулирования создания и деятель-
ности ТНК. По данным Статкомитета СНГ, в странах Содружества
уже действуют 2 тыс. дочерних фирм ТНК. Есть также собственные,
взращенные на местной почве, транснациональные корпорации.
Необходимость приоритетного формирования ТНК в СНГ обус-
ловливается рядом причин. Во-первых, это связано с исторически сло-
жившейся специализацией и высокого уровня кооперацией промыш-
ленного производства бывших советских республик с интенсивным
обменом комплектующими изделиями и технологической зависимос-
тью, которая особенно сильна в транспортном машиностроении, химии
и оборонных отраслях. Во-вторых, очевидна экономическая целесооб-
разность формирования общих товарных рынков по широкой номенк-
латуре изделий на основе объединения промышленного и финансового
потенциалов заинтересованных государств — участников СНГ
Эти факты и обстоятельства сыграли определенную роль при под-
писании межправительственных соглашений о создании межгосу-
125
Раздел 5

дарственных групп с участием казахстанских предприятий (МФПГ,


«Интеррос» и ТФПГ «Электрометприбор») и российско-украинской
МФПГ «Международные авиамоторы», «Межгосударственная авиа-
строительная компания «Ильюшин».
В последние годы зарегистрированы в качестве транснациональ-
ных ряд финансово-промышленных групп , образованных на ос-
нове прямых договоров между участниками (без заключения соот-
ветствующих межправительственных соглашений), среди которых
«Нижегородские автомобили», «Точность», «Славянская бумага»,
«Оптроника». В целом по СНГ в настоящее время официально за-
регистрированные межгосударственные и транснациональные ФПГ
объединяют около 300 хозяйственных субъектов различной формы
собственности, действующих в таких сферах, автомобилестроение,
общее машиностроение, электронное машиностроение, химическая
промышленность, металлургия, агропромышленный комплекс1.
Такая форма создания ТНК путем заключения договоров непосредс-
твенно между хозяйствующими субъектами без заключения межпра-
вительственных соглашений предусмотрена в вышеупомянутом Согла-
шении государств — членов СНГ «О содействии в создании и развитии
производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых,
смешанных транснациональных объединений» от 15 апреля 1994 г. (ст.3).
Значительная часть (около 40%) транснациональных корпораций
демонстрирует положительную динамику основных экономических
показателей. Многие корпорации увеличили объем и долю экспортиру-
емой продукции («Точность», «Нижегородские автомобили»). Замет-
ной тенденцией стал рост объемов поставок по кооперационным свя-
зям, например, по корпорации «Нижегородские автомобили» — в 4.7
раза, «Сибагромат» — в 4,2 раза. Хороших результатов достигли ТНК в
таких сферах, как автомобилестроение, топливно-энергетический ком-
плекс, химия и нефтехимия, оборонная и легкая промышленность2.
Вместе с тем развитие ТНК в рамках СНГ сдерживается, помимо
указанных выше расхождений в национальных законодательствах,
разной степенью реформирования экономик государств Содружест-
ва, условиями финансово-экономического взаимодействия и другими
причинами. Преодолеть эти трудности, отыскать пути соединения ин-
тересов государств-членов СНГ — значит проторить дорогу одному из
самых прогрессивных, хотя и противоречивых процессов в мировой
экономике, где ТНК дают сегодня 6 трлн. долл. США внешнего това-
рооборота, т.е. практически 50% всего объема мировой торговли.

1
http://cis.minsk.by/main.aspx?uid
2
Там же.
126
Другие участники международных экономических отношений

В заключение следует отметить, что экономическая мощь отдельных


ТНК, их влияние на мировую политику предопределило появление
концепций о признании за ТНК международной правосубъектности,
о необходимости формирования международного права корпораций.
Данные концепции не стали основополагающими в вопросах регулиро-
вания и контроля за деятельностью ТНК. В настоящее время правовое
регулирование за деятельностью ТНК сводится в основном к двусто-
ронним инвестиционным соглашениям, усугубляющим, как было от-
мечено выше, экономическое неравенство развивающихся государств.
Между тем регулирование деятельности ТНК на международном
уровне имеет ряд преимуществ перед национальным и региональным
регулированием, в первую очередь, из-за международного характера
деятельности ТНК. Они действуют в соответствии с нормами между-
народного частного права и, соответственно, в отношении них действу-
ет международная юрисдикция. Однако проблема международного ре-
гулирования деятельности ТНК остается нерешенной. В частности, не
принято каких-либо универсальных правил, существующие норматив-
ные акты носят декларативных характер, в них отсутствуют механизмы
реализации и контроля за деятельностью ТНК.

5.2. Международные хозяйственные организации


Международные хозяйственные организации (МХО) представляют
собой институциональные образования, создаваемые государствами
на основании международного договора в целях осуществления спе-
циальной хозяйственной деятельности, в которой государства имеют
публичный интерес. Традиционная область такого публичного инте-
реса государств — осуществление международного сотрудничества
в сферах стратегического характера и чувствительных областях. К
таким сферам, в частности, относятся: атомная энергетика, энерго-
ресурсы, масштабная разработка полезных ископаемых, утилизация
радиоактивных отходов, организация и обеспечение транспортной
структуры, сферы наукоемких и капиталоемких производств, в том
числе требующие поддержания высокого научного уровня и фунда-
ментальных научных исследований1.
Существующие МХО, созданные для решения крупных госу-
дарственных задач международного характера, осуществляют свою
деятельность в следующих сферах. В сфере обеспечения широкой
транспортной системы действуют «Интерлихтер», «Интерпорт»,
1
См.: Ямпольский И.М. Международные хозяйственные организации (осо-
бенности правового статуса деятельности). Автореф. на соиск. уч. ст. канд.
юрид. наук. СПб., 2005. С. 10.
127
Раздел 5

«Улан-Баторская железная дорога», «Еврофима»; в области обеспече-


ния энергоресурсами — «Вьетсовпетро»; в области разработки полез-
ных ископаемых — «Эрдэнэт», «Монголсовцветмет»; в сфере атомной
энергетики — Интератоминструмент», «Интератомэнерго»; в области
обращения с радиоактивными отходами — «Еврохемик»; в области
высоких технологий — «ИнтерЭВМ», «Интерробот» и др.
Международные хозяйственные организации — это широко извес-
тная и активно применяемая на практике уже на протяжении более
полувека институциональная форма международного сотрудничества
государств с любым укладом политической и экономической жизни.
МХО, появление которых относится к 1946 г. с созданием албанско-
югославских компаний по разведке и разработке полезных ископае-
мых и по строительству железных дорог и управлению ими, создава-
лись как государствами с плановой экономикой, так и государствами,
в основе экономической системы которых лежат рыночные принципы.
МХО не входят в категорию таких известных форм международно-
го экономического сотрудничества, как международные организации,
международные неправительственные организации, частные трансна-
циональные корпорации и являются самостоятельными инструментами
осуществления международного сотрудничества. Используя этот инс-
трумент, государства достигают качественно новый результат, к которо-
му не приводит международное сотрудничество на основе традиционных
форм. Этот результат состоит, в частности, в том, что фактом создания и
деятельности МХО достигается цель государств — организовать совмес-
тную хозяйственную деятельность в специфических областях.
В работе международных хозяйственных организаций, учреждае-
мых для осуществления непосредственной хозяйственной деятельнос-
ти, принимают участие в качестве акционеров обычные юридические
лица. Однако, несмотря на это, в основе самого факта существования
МХО стоит публичный интерес государств в предмете деятельности
конкретной организации. Это важное свойство проливает свет на фун-
даментальную основу МХО как феномена международного общения.
Наиболее важным признаком МХО является то, что такая органи-
зация создается и ликвидируется на основании международного до-
говора. В то же время, как отмечалось выше, ее членами, как правило,
выступают не государства, а назначаемые государствами националь-
ные хозяйственные организации. Сама МХО представляет собой са-
мостоятельное хозяйственное образование с правами юридического
лица и осуществляет собственную хозяйственную деятельность, не
сводимую к деятельности ее отдельного участника, ни к сумме дел
всех ее компаний-участников.
Из принципиально важных признаков МХО следует отметить то,
128
Другие участники международных экономических отношений

что они не обладают международной договорной правоспособностью.


Эти организации в отдельных случаях могут выполнять только ко-
ординационную функцию в отношении своих участников. Законода-
тельство страны регистрации распространяется на МХО с изъятиями,
установленными учредительными документами.
В соответствии со своими учредительными актами МХО облада-
ют статусом юридического лица, от своего имени приобретают права
и обязанности, несут ответственность по своим обязательствам своим
имуществом, обладают развитым внутренним организационным ме-
ханизмом, который позволяет МХО сформировать и выразить вовне
свою собственную волю.
МХО, как было отмечено выше, создаются на основе соответствую-
щих межправительственных договоров, многосторонних или двусторон-
них, в которых содержатся все основные нормы, определяющие правовое
положение конкретной организации. Так, например, российско-вьетнам-
ское предприятие «Нефтеперерабатывающий завод «Вьетросс» было
создано в соответствии с Соглашением между Правительством РФ и
Правительством СРФ о сотрудничестве в создании и эксплуатации не-
фтеперерабатывающего завода на территории СРВ от 25 августа 1998 г.1
Неотъемлемой частью договора об учреждении МХО является Ус-
тав МХО, который, как правило, вступает в силу вместе с договором.
Устав МХО может быть изменен только с согласия всех договарива-
ющихся сторон (государств-учредителей) отдельным межправительс-
твенным договором, что предусматривается в Уставе МХО2.
МХО является юридическим лицом страны его местонахождения
и осуществляет свою деятельность в соответствии с законодательс-
твом данной страны с изъятиями, вытекающими из договора и Устава.
Правовой статус МХО первоначально устанавливается не нацио-
нальным законодательством одного из государств — создателей МХО,
а прямо закреплен на международно-правовом уровне. Учредитель-
ным документом МХО является международный договор, а права и
обязанности МХО, установленные в Уставе МХО, являются, по сути,
нормами международного права, непосредственно действующими в
рамках Объединения. Как отмечает Сейдл-Хохенвельдерн, между-
народный договор, дополненный нормами общего права, становится
«национальным» правом межгосударственной корпорации3.

1
См.: Бюллетень международных договоров. 1998. №12. С. 59.
2
См., в частности: Ст. 35 Устава Объединения «Интератоминструмент» // Со-
глашение об учреждении международного хозяйственного объединения по
ядерному приборостроению «Интератоминструмент». Варшава. 1973. С. 34.
3
Seidl-Hohenveldern I. Corporations in and under International Law, Cambridge.
1987. P. 119.
129
Раздел 5

В связи с анализом правового статуса МХО возникают вопросы ква-


лификации правоотношений, складывающихся в процессе создания и
деятельности данного институционального образования, природы этих
правоотношений, возникающих между государствами-учредителями
МХО, с одной стороны, самим МХО, с другой стороны, и юридически-
ми лицами — непосредственными участниками МХО, — с третьей.
Несмотря на то, что решение о создании МХО принимается совмес-
тно государствами и оформляется как двух- или многосторонний до-
говор, непосредственными участниками, в соответствии с этими дого-
ворами, выступают национальные юридические лица. Перечень таких
юридических лиц может прикладываться к договору о создании МХО.
В договоре о создании МХО обычно прямо указывается, что дан-
ная организация регистрируется в качестве юридического лица опре-
деленной организационно-правовой формы. Свою деятельность МХО
чаще всего осуществляют на началах самоокупаемости, их деятель-
ность носит коммерческий характер, ориентированный на извлечение
прибыли. В этой связи оптимальным решением для МХО является
регистрация коммерческой организации по национальному законо-
дательству страны регистрации. В большинстве случаев МХО регис-
трируются как акционерные общества. МХО, зарегистрированная как
акционерное общество, соответственно имеет внутреннюю структуру
акционерного общества, в основе которой стоят акционеры. Собствен-
но говоря, этими акционерами и выступают назначаемые государства-
ми юридические лица — участники МХО.
Таким образом, в правоотношениях в связи с созданием и деятель-
ностью МХО участвуют государства, заключающие международный
договор о создании МХО, и юридические лица по национальному
праву, выступающие акционерами МХО. Правоотношения, склады-
вающиеся между государствами-участниками являются типичными
межвластными отношениями, отношениями между субъектами меж-
дународного права, между субъектами, одновременно являющимися
правосоздающими и правоприменяющими. Заключив договор о со-
здании МХО государства вступают в межвластные отношения друг с
другом по поводу реализации тех полномочий, которые были предус-
мотрены в учредительных документах МХО.
Отношения же между участниками (акционерами) МХО являются
обычными частноправовыми отношениями. Несмотря на то, что нор-
мы договора о создании МХО и прилагаемого к нему устава имеют
приоритет над нормами национального корпоративного права, отно-
шения между акционерами — типичные отношения частноправового
типа. Эти отношения складываются по поводу выборов конкретных
физических лиц в органы управления организации, рассмотрения и
130
Другие участники международных экономических отношений

утверждения финансовой, бухгалтерской отчетности, бюджета, дол-


госрочных и среднесрочных планов развития и т.п. Таким образом,
отношения акционеров МХО между собой, являясь частноправовы-
ми, регулируются как нормами национального корпоративного права
страны регистрации МХО, так и нормами договора о создании МХО
и устава организации. Что касается отношений между МХО и ее учас-
тниками (акционерами), то они также являются частноправовыми.
Правоотношения же между государствами-учредителями и учас-
тниками (акционерами) МХО обусловливаются системой права, су-
ществующей в конкретном государстве — учредителе МХО. Так, на-
пример, участником МХО от государства может быть как акционерное
общество, организация частной формы собственности, так и государс-
твенное предприятие, находящееся в государственной собственности.
Участие в МХО государственных предприятий обеспечивается наци-
ональным законодательством или путем официального решения собс-
твенника государственного предприятия, проведенное через общее
собрание акционеров или решения совета директоров акционерного
общества с государственным пакетом акций. Кроме того, участие госу-
дарственного предприятия может быть результатом проведенного кон-
курса и, как результат, подписанием с выигравшим конкурс предпри-
ятием договора на оказание услуг для государственных нужд.
Таким образом, отношения между государством и участником
МХО могут складываться и как отношения власти-подчинения, и
как договорные, т.е. частноправовые. В любом случае эти отношения
между государством и юридическим лицом, зарегистрированным в
данном государстве, строятся по законам этого государства. Кроме
того, участник МХО руководствуется положениями договора о созда-
нии МХО и его устава, которые также регулируют отношения между
участником и соответствующим государством. Решения, принимае-
мые совместно государствами — учредителями МХО, обязательны
для акционеров МХО (например, решение об их ликвидации).
Для МХО нехарактерны так называемые диагональные отноше-
ния, т.е. отношения между отдельным государством — учредителем
и участником МХО от другого государства, поскольку не был опре-
делен правовой механизм для правового регулирования этих отноше-
ний. У акционеров МХО отношения могут возникать либо с государс-
твом регистрации, либо между собой, либо с МХО.
Наконец, отношения МХО с государством регистрации объеди-
нения отличаются своеобразием и не всегда присущи другим юриди-
ческим лицам, регистрируемым по национальному праву государства
места нахождения МХО. Очевидно, что к регулированию таких отно-
шений должны применятся местные национальные нормы о регистра-
131
Раздел 5

ции юридических лиц, но в силу специфики МХО национальное за-


конодательство государства регистрации действует только в части, не
противоречащей договору о создании МХО и прилагаемому к нему ус-
таву. В этой связи устав МХО как часть международного договора о ее
создании должен быть принят регистрационным ведомством государс-
тва места нахождения и зарегистрирован без каких-либо замечаний по
форме и содержанию. Регистрация МХО должна быть произведена в
государстве, в котором государства-учредители приняли решение со-
здать международную хозяйственную организацию, даже в том случае,
если такая организационно-правовая форма не предусмотрена законо-
дательством государства места нахождения организации.
Выяснив вопросы квалификации правоотношений всех субъектов,
причастных к созданию и деятельности МХО, целесообразно опреде-
лить, обладают ли МХО международной правосубъектностью, уточ-
нить место МХО в международной системе.
Чтобы определить место МХО в международной системе, необхо-
димо, очевидно, в свою очередь, выяснить, является ли МХО межго-
сударственной международной организацией (субъектом междуна-
родного права), международной неправительственной организацией
или юридическим лицом (субъектом международного частного права
и внутреннего права государств). МХО не могут быть признаны меж-
государственными международными организациями в силу очевидно-
го несоответствия статуса, иного правового режима и организацион-
ной структуры. Международные межгосударственные организации, в
отличие от МХО, могут участвовать в международном правотворчест-
ве, обладают международной договорной правоспособностью и могут
заключать международные договоры. При этом формы закрепления
договорной правоспособности межгосударственных организаций раз-
нообразны и могут быть следующими: прямое упоминание в учреди-
тельном акте; такое изложение функций и полномочий организации,
интерпретация которого позволяет со всей определенностью говорить
о наличии у организации нормотворческой компетенции; указание
на виды и формы правотворчества в договорах, заключаемых между
государствами-членами и организацией; общая констатация в много-
сторонних договорах универсального типа той или иной нормотвор-
ческой способности определенных категорий международных орга-
низаций (например, Венская конвенция 1986 г. «О праве договоров
между государствами и международными организациями или между
международными организациями»)1.

1
Подробнее см.: Малинин С.А., Ковалева Т.М. Правосубъектность междуна-
родных организаций // Правоведение. 1992. №5.
132
Другие участники международных экономических отношений

Международные хозяйственные организации международной до-


говорной правоспособностью не обладают, о чем свидетельствует то,
что такие полномочия не закрепляются прямо или косвенно их уч-
редительными актами, а также не предусматриваются какими-либо
иными международно-правовыми нормами.
Кроме того, МХО от межгосударственных организаций отличает
характер членства. Если участниками межгосударственных организа-
ций являются именно государства и в некоторых случаях другие меж-
государственные организации, то акционерами МХО, как отмечалось
выше, практически всегда выступают хозяйственные организации —
юридические лица по внутреннему законодательству государств. В
тех случаях, когда участниками МХО стали государства, то, как было
отмечено выше, государства в этих случаях выступали как субъекты
гражданского права, а не как носители публичной власти.

5.3. Физические лица


Под физическими лицами (индивидами) принято понимать граждан
данного государства, иностранцев, лиц без гражданства и лиц, имею-
щих двойное гражданство. Все они вместе составляют население, про-
живающее на территории определенного государства. Определение их
правового положения относится к внутренней компетенции конкрет-
ного государства. Круг, объем и характер предоставляемых гражданам
прав и свобод зависят от экономических, социальных и национальных
особенностей развития каждой страны
Международное право исторически сложилось как межгосударс-
твенное право, каковым и является в настоящее время. Но на сегод-
няшний день тенденция развития международных отношений такова,
что государства все чаще принимают нормы, адресованные к индиви-
дам. Причем, если раньше международные нормы относились к физи-
ческим лицам опосредованно, с помощью норм национального права,
то в настоящее время растет число международно-правовых докумен-
тов, имеющих прямое действие. Такие договоры не только наделяют
физических лиц новыми правами и обязанностями, но и дают им воз-
можность требовать от собственных государств их соблюдения. Нако-
нец, индивид правомочен в отдельных случаях обращаться в между-
народные органы за защитой своих прав.
Вопрос о международной правосубъектности индивидов является в
юридической литературе одним из наиболее дискуссионных. Согласно
теории права, субъектом права считается лицо, участвующее или способ-
ное участвовать в правоотношении. Правовые отношения отличаются от
других волевых отношений наличием у их сторон юридических прав и
133
Раздел 5

юридических обязанностей установленных нормами права. Эти стороны


правоотношений и называются субъектами правоотношений. От поня-
тия «субъект правоотношения» необходимо отличать понятие «субъект
права». С.С.Алексеев определяет субъект права, как «лицо, обладающее
правосубектностью, т.е. лицо потенциально (вообще) способное быть
участником правоотношения, а субъект правоотношения — по мнению
С.С. Алексеева, это реальный участник данных правоотношений»1.
Индивид может быть участником правоотношений будучи наде-
ленным право- и дееспособностью. Если при этом присутствует толь-
ко правоспособность, то индивид будет являться субъектом права, но
не правоотношения. Человек с момента рождения обладает правоспо-
собностью и только при достижении определенного возраста стано-
вится дееспособным и может стать реальным участником (субъектом)
правоотношений, в том числе международных правоотношений.
Международная правосубъектность индивида проявляется обычно
в двух случаях:
1. Наделение лиц в определенных ситуациях правами и обязан-
ностями, но без признания за ними международной процессу-
альной правоспособности. Это касается сферы борьбы с между-
народной преступностью, где индивид — субъект преступлений;
права войны и защиты прав человека, где он может выступать
и субъектом международных преступлений, и участником вза-
имоотношений с государством в вопросах гражданства, предо-
ставления убежища и т.д.
2. Предоставление физическим лицам на основе ряда междуна-
родных договоров права непосредственного обращения в меж-
дународные органы. Это могут быть как несудебные учрежде-
ния (например, право индивидуальных обращений в Комитет
ООН против пыток, в Совет по правам человека и другие; право
петиции по Уставу Международной организации труда (МОТ)
и т.д.), так и судебные органы.
Право индивида на обращение в международные судебные органы
признается в конституциях многих государств. Так, в соответствии с
ч.3 ст.46 Конституции Российской Федерации «каждый вправе в со-
ответствии с международными договорами Российской Федерации
обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод
человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные
средства правовой защиты».
В современной доктрине международного права многие авторы
(К.А.Бекяшев, В.А.Карташкин, А.И.Ковлер, Н.В.Захарова, П.А.Лаптев,

1
Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 140.
134
Другие участники международных экономических отношений

Э.Х.Аречага, Я.Броунли и др.)1 рассматривают предоставление инди-


видам прямого доступа в международные судебные органы в качестве
стороны в процессе как одно из важнейших доказательств возможности
прямого регулирования международным правом положения индивида.
Действительно такого рода прямой доступ индивида в междуна-
родные судебные органы, устанавливаемый, как правило, междуна-
родными договорами, приобретает в последнее время довольно ши-
рокое распространение. Однако такой доступ, связанный в основном
с защитой своих прав и свобод, не означает наделения физических
лиц международной правосубъектностью. Как справедливо отмечает
С.В.Черниченко, «складывающиеся в этих ситуациях международ-
ные (межгосударственные) и внутригосударственные правоотноше-
ния переплетаются в довольно сложный клубок. В принципе между-
народные правоотношения здесь возникают между государствами по
поводу доступа индивидов в международные органы, а у индивидов,
получающих такой доступ, несмотря на их непосредственный органи-
зационный контакт с этими органами, правоотношения складываются
с государствами, создавшими данные органы, и указанные правоотно-
шения имеют внутригосударственный характер»2. Иными словами,
сам по себе доступ индивида в международные органы не превращает
индивидов в субъекты международного права, а означает лишь то, что
государства-участники соответствующего договора берут на себя вза-
имные обязательства обеспечить этот доступ имеющимися в их рас-
поряжении правовыми организационными средствами.
К свойствам субъекта международного права относится и его от-
ветственность за нарушение норм и принципов международного пра-
ва. Такую ответственность наряду с государствами несут и индивиды.
В частности, Устав Нюрнбергского Международного военного три-
бунала 1945 г. (ст.2), Конвенция о предупреждении преступления ге-
ноцида и наказания за него 1948 г., Римский статут международного
уголовного суда и другие международно-правовые акты предусмат-
ривают право или обязанность государств привлекать индивидов к
уголовной ответственности за преступления, предусмотренные в этих
актах. Государства либо включают в свое уголовное право нормы во
1
См.: Международное публичное право // Учебник под ред. Бекяшева К.А.
М., 1998. С. 114; Карташкин В.А. Государство и личность в международных
правоотношениях // Юрист-международник. 2004. № 4. С. 5; Захарова Н.А.
Индивид — субъект международного права // Советское государство и право.
1989. № 11. С. 112—118; Аречага Э.Х. Современное международное право / Пер.
с исп. М., 1983. С. 259.; Броунли Я. Международное право / Перевод с англ.
М., 1977. Кн. 1. С. 77.
2
Черниченко С.В. Еще раз о международной правосубъектности индивидов //
Московский журнал международного права. 2005. № 4 (60). С. 23.
135
Раздел 5

исполнение положений соответствующих международных договоров,


либо создают международные судебные органы для рассмотрения
дел, связанных с нарушениями индивидами норм и принципов меж-
дународного права. Но так или иначе эти индивиды нарушают нормы
уголовного, а не международного права. Такая ответственность инди-
видов, согласно международному праву, далеко не равнозначна меж-
дународно-правовой ответственности государств1.
В этой связи следует согласиться с Г.М.Вельяминовым, который
полагает, что «в рамках такой международной юстиции индивиды мо-
гут пользоваться определенными процессуальными правами, но это
никак нельзя понимать как придание им какой-либо «международ-
ной» правосубъектности»2.
Таким образом, ни предоставление нормами международного пра-
ва определенным категориям индивидов прямого доступа в междуна-
родные судебные и другие органы, ни предусмотренная отдельными
международно-правовыми договорами уголовная ответственность за
нарушение норм международного права не являются основаниями
для наделения индивидов международной правосубъектностью.
В этом отношении трудно согласиться с докторантом Российского
Университета дружбы народов Шамсон Рияд Таха, который доказы-
вает обратное и категорично утверждает, что «непризнание индивида
субъектом международного права означает недопустимость принятия
каких-либо кардинальных норм на международном уровне, направ-
ленных на международную защиту прав человека3.
Также трудно принять точку зрения С.В.Саяпина, который счита-
ет, что «на современном этапе существование международной право-
субъектности индивидов практически бесспорно, однако данная пра-
восубъектность специфична, так как она обладает по меньшей мере
тремя существенными характеристиками: волевая обусловленность
(определяется явно выраженной волей государств предоставить фи-
зическим лицам конкретные международные права и обязанности),
конститутивность (специальная международно-правовая субъект-
ность «даруется» индивидам договаривающимися государствами) и
кодифицированность (объем международной право- и дееспособнос-
ти физических лиц устанавливается международным договором)4.
С.В.Саяпин, рассматривая так называемую «специфичность» меж-

1
Черниченко С.В. Указ. соч. С. 25.
2
Вельяминов Г.М. Указ. соч. С. 76.
3
Шамсон Р.Т. Права человека и внутренняя компетенция государства // Мос-
ковский журнал международного права. 2003. №2(50). С. 70.
4
Саяпин С.В. К вопросу о международной правосубъектности индивидов //
Московский журнал международного права. 2005. №4(60). С. 38.
136
Другие участники международных экономических отношений

дународной правосубъектности индивидов, в частности выраженную


волю государств предоставлять физическим лицам конкретные меж-
дународные права и обязанности, «даровать» им специальную между-
народно-правовую субъектность, как раз и говорит о международной
правосубъектности государств, благодаря волеизъявлению которых в
международных договорах предусматриваются взаимные права и обя-
занности государств-участников, касающиеся индивидов.

Литература
1. Ямпольский И.М. Международные хозяйственные организации. СПб.,
2004.
2. Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. М.,
2004.
3. Карро Д., Жюйнар П. Международное экономическое право. М., 2002.
4. Лукашук И.И. Международное право / Учебник. Общая часть. М., 1999.
5. Международное частное право / Учебник. Отв. ред. Г.К. Дмитриева М.,
1993.
6. Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М., 1985.
7. Броунли Я. Международное право / Пер. с английского. М., 1977. Кн.1.

Контрольные вопросы
1. Дайте определение понятия «транснациональные корпорации» (ТНК).
2. Являются ли ТНК субъектами международного права?
3. Дайте определение понятия «международные хозяйственные организа-
ции» (МХО).
4. Укажите основные признаки МХО.
5. Являются ли индивиды субъектами международного права?

137
Раздел 6
Источники международного
экономического права

Определение понятия источников международного права вообще


и международного экономического права в частности структуры и
содержания, вопросы классификации источников права и их сис-
темно-иерархического построения, вопросы юридической природы
различных источников международного экономического права, пред-
ставляют особую важность для теории и практики международных
экономических отношений.
Прежде всего необходимо отметить, что источниками междуна-
родного экономического права являются практически те же акты, ко-
торые принято считать и в международном праве в целом.
В современной отечественной и зарубежной литературе по между-
народному праву большинство авторов, исследуя проблему источников
международного права, более или менее одинаково описывают источни-
ки в узком формально-юридическом смысле. Обычно при этом ссыла-
ются на ст.38 Статута Международного Суда ООН, в которой договоры
(«международные конвенции, как общие так и специальные») и обы-
чаи («международный обычай как доказательство всеобщей практики,
признанной в качестве правовой нормы») названы в качестве основных
источников, которые применяет суд при рассмотрении переданных ему
государством споров. Ст.38 Статута Суда указывает и на третий источ-
ник — общие принципы права, признанные цивилизованными нациями,
который применяется судом наряду с договорами и обычаями.
Основным источником международного экономического права яв-
ляются международные договоры. В современном взаимозависимом
мире в экономической сфере все большее значение приобретает мно-
гостороннее сотрудничество. С точки зрения выработки норм между-
народного экономического права, важное значение имеет заключение
многосторонних договоров. Именно многосторонние договоры состав-
ляют сердцевину международного экономического права. Наиболее
138
Источники международного экономического права

характерным примером многостороннего договорного урегулирования


торгово-экономических соглашений является Генеральное соглашение
по тарифам и торговле (ГАТТ) 1974 г., которое в результате развития
по количеству участников стало, по сути, первым универсальным меж-
дународным договором в международной экономической сфере.
В 1994 г. был принят пакет Марракешских соглашений, связан-
ных с модификацией ГАТТ. Этими соглашениями, в частности, была
учреждена Всемирная торговая организация (ВТО), сферой деятель-
ности которой являются торговые отношения между государствами-
членами и связанные с ними документы юридического характера.
Среди многосторонних актов Марракешского пакета документов
следует назвать соглашение о торговле услугами (ГАТС); Соглаше-
ние о торговых аспектах интеллектуальной собственности (ТРИПС);
Соглашение о торговых аспектах инвестиционных мероприятий
(ТРИМС); Взаимопонимание о правилах и процедурах, регулирую-
щих разрешение споров; Соглашение (Четвертый протокол к ГАТС)
о либерализации торговли финансовыми услугами (четыре приложе-
ния к ГАТС, а также Пятый протокол к ГАТС 1997 г.).
Довольно распространенным видом многосторонних договоров в
экономической сфере являются соглашения по торговле сырьевыми и
отдельными другими товарами, обычно предусматривающие образо-
вание межправительственных организаций, в частности по торговле
бокситами, железной рудой, вольфрамом, оловом, медью, каучуком,
кофе, какао, нефтью и др.1
Целями этих организаций (ассоциаций) являются: координация
деятельности по обеспечению роста реальных доходов от экспорта
указанных товаров и, соответственно, увеличение ресурсов для эконо-
мического и социального развития государств-членов, согласование
решений и политики в области добычи, переработки и продажи това-
ров, содействие развитию сотрудничества между государствами-учас-
тниками для защиты их экономических интересов. Более подробно
деятельность ассоциаций (товарных соглашений) в области торговли
сырьевыми товарами рассмотрена в седьмом разделе работы.
Достаточно большое место в торгово-экономическом регулирова-
нии занимают двусторонние торговые договоры между странами, ко-
торые еще не являются членами ГАТТ/ВТО2.

1
Подробнее см.: Ковалев А.А. Международное экономическое право и право-
вое регулирование международной экономической деятельности на совре-
менном этапе. С. 77—80.
2
По состоянию на 1 октября 2006 г. членами ГАТТ/ВТО являются 149 госу-
дарств, из которых четыре — участники СНГ. http://www.gryzlov.ru/print.
php?page
139
Раздел 6

Среди таких договоров наибольшее распространение имеют ра-


мочные договоры общеполитического значения (договоры о добросо-
седстве, партнерстве и сотрудничестве, например).
Рамочные договоры общеполитического значения (договоры о
добрососедстве, партнерстве и др.), как правило, не содержат каких-
либо конкретных обязательств сторон, кроме обязательств общего
характера, направленных на создание в целом благоприятного кли-
мата для сотрудничества. Примером таких договоров служат долго-
срочные соглашения о торгово-экономическом, промышленном и на-
учно-техническом сотрудничестве; соглашения о производственном
сотрудничестве; соглашения об оказании технического содействия в
строительстве промышленных объектов; соглашения о научно-техни-
ческом содействии; соглашения о международных валютных расчетах
и кредитах1.
Наиболее важное и существенное значение для формирования
норм международного экономического права имеют некоторые спе-
циальные виды международных договоров. К ним в первую очередь
относятся торговые договоры, которые могут именоваться также до-
говорами о торговле и мореплавании. Особенностью таких договоров
является закрепление определенного вида торгово-экономического
режима во взаимных отношениях государств и их физических и юри-
дических лиц (например, режим наибольшего благоприятствования,
национальный режим, преференциальный, недискриминации, взаим-
ной выгоды). Кроме того, при заключении таких договоров стороны
договариваются о взаимных контингентах импортных и экспортных
поставок товаров в физических или стоимостных показателях.
Международный обычай как источник международного права во-
обще и международного экономического права в частности все более
вытесняется договорным правом.
Вместе с тем, значительную часть международного экономическо-
го права составляют нормы, которые компенсируют недостаточность
универсального договорного регулирования системы международных
экономических отношений. Более того, развитие и функционирова-
ние международного экономического права осуществляется путем
выработки обычно-правовых норм универсального или регионально-
го характера, как правило, через резолюции международных эконо-
мических организаций. Наиболее характерным примером создания
обычно-правовых норм международного экономического права слу-
жит Хартия экономических прав и обязанностей государств, приня-
тая на 29-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 12 декабря 1974 г.

1
Подробнее см.: Вельяминов Г.М. Указ. соч. С. 91—92.
140
Источники международного экономического права

Как справедливо отмечает В.М.Шумилов, в международном эконо-


мическом праве «не так уж много универсальных экономических до-
говоров. На помощь приходит обычай. С его помощью договорные
постановления обретают характер универсальных норм МЭП»1.
Кроме общепризнанных источников международного права в меж-
дународном экономическом праве в настоящее время повышается
роль решений международных экономических организаций как одно-
го из наиболее приемлемых способов регулирования международных
экономических отношений, источников международного экономи-
ческого права. Их эффективность объясняется, в том числе, опера-
тивностью таких постановлений, возможностью регулирования с их
помощью достаточно большого круга международных экономических
отношений и целым рядом других факторов. Например, ст. IX Согла-
шения о создании ВТО 1994 г. гласит: «Просьба об освобождении от
какого-либо обязательства, предусмотренного настоящим соглаше-
нием, направляется на рассмотрение Конференции министров в соот-
ветствии с практикой принятия решений консенсусом. Конференция
министров устанавливает срок для рассмотрения такой просьбы, ко-
торый не может превышать 90 дней. Если в течение указанного пери-
ода решение не принимается консенсусом, решение об освобождении
от обязательств по настоящему Соглашению принимается тремя чет-
вертями голосов ВТО2.
В науке международного права, несмотря на то, что многие извест-
ные ученые-международники затрагивали в своих работах вопросы о
правовой силе решений международных организаций, до сих пор этот
вопрос не получил окончательного решения3.
Факт участия международных организаций в международном пра-
вотворческом процессе в той или иной форме признается большинс-
твом специалистов. В.И.Маргиев, в частности, полагает, что «являясь
составной частью международной системы, международные организа-
ции наряду с государствами оказывают существенное влияние на ход
мирового развития, осуществляя нормотворческую и связанную с ней

1
Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализации.
М., 2003. С. 79.
2
Марракешское соглашение о создании Всемирной торговой организации
(Марракеш, 15 апреля 1994 г.) // Электронная правовая база «Гарант».
3
См., например: Волова Л.И., Панушина И.Э. Международное инвестиционное
право. Ростов-на-Дону. 2001. С. 64; Лукашук И.И. Международное «мягкое»
право // Государство и право. №8/9, 1994. С. 159—163; Шумилов В.М. МЭП
как правовая надстройка // Московский журнал международного права.
2001. №2. С. 175; Маргиев В.И. Правотворчество международных организа-
ций. Майкоп, 1998. С. 46 и др.
141
Раздел 6

кодификационную и контрольную функцию»1. Т.М.Ковалева по этому


поводу отмечает: правотворчество международных организация явля-
ется составной частью международного правотворчества вообще…»2.
Диапазон форм правотворчества международных экономических
организаций достаточно широк: от содействия государствам в заклю-
чении многосторонних договоров до принятия ими самостоятельно
односторонних решений, содержащих обязательные правила поведе-
ния для государств-участников.
Решения международных экономических организаций, не наделен-
ных правомочиями принятия обязательных международно-правовых
норм, принимаются, как правило, в форме резолюций, не обладающих
обязывающей силой. В литературе такие особые нормы, источником
которых являются решения международных экономических органи-
заций, получили название рекомендательных норм3. Особенностью
этих норм является то, что они не только «рекомендуют», но и сооб-
щают правомерность, в частности, таким действиям (бездействию),
которые были бы неправомерными при отсутствии рекомендательной
нормы.
Например, Хартия экономических прав и обязанностей государств
1974г., принятая на 29-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, не
имеющая обязательной международно-правовой силы, содержит ре-
комендацию о предоставлении развивающимся странам в изъятие из
принципа наиболее благоприятствуемой нации преференциальных
таможенных льгот (скидок с таможенного тарифа). В ст. 19 Хартии
зафиксировано, что «в целях ускорения экономического роста раз-
вивающихся стран и преодоления экономического разрыва между
развитыми и развивающимися странами, развитые страны должны
предоставить развивающимся странам преференциальный, невзаим-
ный и недискриминационный режим в тех областях экономического
сотрудничества, в которых это возможно».
Подобные рекомендательные нормы содержатся в принятых в 1964 г.
на первой сессии Конференции ООН по торговле и развитию «Принци-
пах международных торговых отношений и торговой политики»4.

1
Маргиев В.И. Указ. соч. С. 46.
2
Ковалева Т.М. Правотворческая деятельность межгосударственной органи-
зации как способ реализации учредительного акта // Дисс. на соиск. уч. ст.
канд. юрид. наук. Калининград, 1999. С. 10.
3
См.: Вельяминов Г.М. Конференция ООН по торговле и развитию и между-
народное право // Советский ежегодник международного права. 1969. М.,
1970.
4
Подробнее см.: Ковалев А.А. Самоопределение и экономическая независи-
мость народов. М., 1988. С. 107.
142
Источники международного экономического права

По аналогии с рекомендательными нормами, исполнение кото-


рых не обязательно, а лишь рекомендовано, западными юристами
(Р.Дюммон, Д.Шелтон и др.) было выдвинуто понятие норм «мягкого
права». Нормы «мягкого права» так же , как и рекомендательные нор-
мы не обязательны, их выполнение не обеспечивается международно-
правовыми средствами, что не позволяет в принципе называть нормы
«мягкого права» правовыми нормами. Вместе с тем рекомендатель-
ные нормы имеют явственный правовой характер и определенное ус-
ловно-обязывающее значение1.

Литература
1. Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализа-
ции. М., 2003.
2. Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2002. Кн. 1.
3. Лукашук И.И. Нормы международного права. М., 1997.
4. Даниленко Г.М. Обычай в современном международном праве. М., 1988.
5. Маргиев В.И. Правотворчество международных организаций. Майкоп,
1998.
6. Ковалев А.А. Самоопределение и экономическая независимость народов.
М., 1988.

Контрольные вопросы
1. Что является источником международного экономического права?
2. Перечислите основные источники международного права, указанные в
ст.38 Статута Международного Суда ООН.
3. Приведите наиболее характерный пример многостороннего договорного
урегулирования торгово-экономических отношений.
4. Назовите основные соглашения, принятые в рамках пакета Марракешс-
ких соглашений 1994 г., связанных с модификацией ГАТТ.
5. В чем состоит цель соглашений по торговле сырьевыми и отдельными
другими товарами?
6. Приведите пример наиболее характерных обычно-правовых норм меж-
дународного экономического права.

1
Подробнее см.: Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и
процесс. С. 84.
143
Раздел 7
Место и роль международных
экономических организаций
в системе международного
экономического права

7.1. Деятельность международных экономических организаций


в условиях глобализации
В системе международно-правового регулирования международных
экономических отношений, осуществляемых суверенными государс-
твами, особое место занимают международные экономические орга-
низации.
Интернационализация хозяйственной жизни, глобализация, уси-
ление взаимозависимости государств мирового сообщества в самых
различных областях глобального, общечеловеческого характера тре-
бует решения возникающих перед мировым сообществом проблем в
экономической сфере при помощи постоянно действующего инсти-
туционального, правового механизма. Таким механизмом и призваны
быть международные экономические организации.
Одним из факторов, оказывающих внимание на международное
право и на международные отношения, включая международные эко-
номические отношения, является появление на международной арене
большого количества международных организаций.
В настоящее время насчитывается более 4 тыс. международных ор-
ганизаций. Буйный рост этих организаций в послевоенный период во
многом был обусловлен необходимостью международного сотрудни-
чества в различных сферах деятельности, решения глобальных про-
блем, научно-технической революцией и другими факторами обще-
ственно-политического характера1.
Роль международных экономических организаций и их место в
системе международно-правового регулирования, определяется глав-
ным образом тем, что они фактически воплощают в себе специальный
механизм воздействия на государства, на участие последних в про-
цессе формирования и обеспечения норм международного экономи-

1
Малинин С.А. Избранное. СПб., 2003. С. 125.
144
Международные экономические организации

ческого права. Участие международных экономических организаций


в системе международно-правового регулирования обусловлено уже
самой способностью быть наряду с государствами субъектами между-
народного права.
Международные организации играют важную роль в осуществле-
нии международного права. Как отмечает И.И.Лукашук, «роль орга-
низаций в осуществлении международного права так велика, что едва
ли можно представить себе функционирование этого права без со-
действия организаций»1.
Центральное место в регулировании международных экономичес-
ких отношений, как было отмечено выше, занимает государство. Оно
является основным субъектом международного экономического пра-
ва. Однако усложнение мирохозяйственных связей обусловливает не-
обходимость их регулирования на многосторонней основе постоянно
действующими органами, что повышает роль и значение международ-
ных экономических организаций для решения международных эко-
номических проблем. Международные экономические организации
в условиях глобализации и усиления взаимозависимости государств
мирового сообщества становятся тем механизмом, при помощи кото-
рого могут успешно решаться возникающие перед мировым сообщес-
твом проблемы в экономической сфере.
Роль этих организаций и их место в системе международно-право-
вого регулирования определяется главным образом тем, что они фак-
тически воплощают в себе специальный механизм воздействия на го-
сударства, на участие последних в процессе формирования, принятия
и обеспечения норм международного экономического права.
Международные экономические организации являются формой
сотрудничества и элементом системы международно-правового регу-
лирования, в связи с чем в своей организационной основе, структуре
и деятельности они должны опираться на общепризнанные принципы
и нормы международного права.
Принципиальные правовые основы создания и деятельности меж-
дународных экономических организаций те же, что и у иных между-
народных организаций. Однако есть и своя специфика, которая будет
рассмотрена ниже.
Эра международного экономического сотрудничества и партнерс-
тва приходит сегодня на смену экономическому национализму (эго-
изму) с его жесткими ограничениями, к примеру, на международные
торговые обмены, движения капиталов и товаров и др. Кроме того,

1
Лукашук И.И. Новое в осуществлении норм международного права // Со-
ветский ежегодник международного права. 1986. М., 1987. С. 57.
145
Раздел 7

набирает обороты процесс формирования глобальных межгосударс-


твенных экономических отношений, базирующихся на свободном пе-
редвижении (обмене) информации, валютных средств, рабочей силы,
интеграции рынков. Естественно в этом процессе одна из первосте-
пенных ролей отводится деятельности международных экономичес-
ких организаций, что согласуется с требованиями по установлению
нового международного экономического порядка и формированию
международной экономической безопасности.
Перспективы развития международных экономических отноше-
ний, укрепления экономического суверенитета развивающихся и
новых независимых стран, оценка их как демократических междуна-
родно-правовых субъектов, скорее всего, будет определяться совер-
шенствованием деятельности международных экономических орга-
низаций.
Изменение системы международных экономических отношений,
являющейся объектом нормативного регулирования, приводит и к
изменениям международной нормативной системы. В результате
формируются зачатки глобальной правовой системы. В этой пра-
вовой системе все большее место будет принадлежать международ-
ным экономическим организациям, число которых, как отмечалось
выше, постоянно возрастает. Это и понятно, поскольку для обеспе-
чения международного экономического правопорядка, устранения
экономической дискриминации и противоправного экономического
принуждения (экономической агрессии) в международных эконо-
мических отношениях, для решения таких глобальных проблем сов-
ременности, как проблема устойчивого развития, ресурсопользова-
ния, охрана окружающей среды, открытие и использование новых
источников энергии и др. необходимы коллективные действия госу-
дарств на основе их многостороннего сотрудничества и партнерства.
Указанные проблемы являются предметом деятельности междуна-
родных экономических организаций (универсальных и региональ-
ных) как особого института многосторонних межгосударственных
отношений.
Деятельность современных международных экономических орга-
низаций характеризуется, как известно, некоторыми объективными
и прогрессивно-демократическими тенденциями, смысл которых за-
ключается в хозяйственно-экономическом сближении государств в
новых исторических условиях. Данный процесс протекает и осущест-
вляется на основе международно-правовых норм и принципов, с уче-
том преимуществ международного разделения труда, сотрудничества
и партнерства в различных областях, в том числе в сфере деятельнос-
ти международных экономических организаций.
146
Международные экономические организации

Международно-правовое регулирование сотрудничества госу-


дарств в экономической сфере складывалось и развивалось в направ-
лении от двусторонних договоров к многосторонним документам и,
далее, к сотрудничеству и партнерству в рамках различных между-
народных организаций. Государства, как свидетельствует длительная
практика международных отношений, стали создавать международ-
ные экономические организации, когда потребность их взаимоотно-
шений не могла быть удовлетворена с помощью других организаци-
онно-правовых форм сотрудничества.
В качестве одной из причин активизации и эффективности де-
ятельности современных международных экономических организа-
ций следует рассматривать реальные возможности этих организаций,
которые заключаются во внутриорганизационном или институцио-
нальном механизме их деятельности, создающие, в свою очередь, бла-
гоприятные условия для принятия наиболее оптимальных решений
отдельных глобальных проблем современности.
Поскольку организационная структура современных международ-
ных организаций определяется их различными целями, задачами и
функциями, то имеет место некоторая однотипность структуры в виде
разновидности органов (высших, исполнительных, административ-
ных) с их специальными комиссиями и комитетами или юридичес-
кими органами по рассмотрению спорных вопросов с последующим
арбитражным разбирательством.
Совокупность звеньев (органов) внутриинституционального ме-
ханизма, которые действуют на основе предписаний учредительного
акта и других основополагающих документов международных орга-
низаций, способствует созданию государствами эффективных воз-
можностей для обеспечения принятия важных решений этими орга-
низациями.
Для достижения целей и задач любой международной организа-
ции одно из решающих условий связано с благоприятной полити-
ческой конъюнктурой, и главное — с усилиями и волей государств
сотрудничать в рамках этих организаций на основе взаимовыгод-
ных условий, которые отвечают интересам всех ее государств-чле-
нов. Важно отметить и то, что при самом идеальном институцио-
нальном механизме эффективность международной организации
будет призрачной и бесполезной, если государства-члены не будут
соблюдать свои договорные обязательства или если они будут игно-
рировать общепризнанные принципы и нормы современного меж-
дународного права.
Создавая институциональный механизм, государства-члены меж-
дународных экономических организаций должны исходить из обще-
147
Раздел 7

мировых реальностей, руководствуясь целями и задачами, стоящими


перед организацией, осуществлять функции, которыми она наделена,
на основе этих норм и принципов.
Усилия по разрешению проблем глобального характера нередко
требуют совместного участия нескольких международных организа-
ций, учредительные акты и уставы которых, а также специально за-
ключенные соглашения о сотрудничестве (и между собой) создают
правовую основу для такого сотрудничества.
В этой связи следует отметить, что международные экономичес-
кие организации обладают потенциальными возможностями, которые
кроются в основном в характере их институционального механизма.
Государства, заинтересованные в решении сложных экономических
и социальных проблем современности, при создании той или иной
международной организации, большое внимание должны уделять
согласованию и принятию именно учредительных документов, пред-
ставляющих собой договоры, регулирующие многостороннее и двус-
тороннее экономическое сотрудничество.
В современных международных экономических организациях, об-
ладающих развитыми оперативными функциями, появляются новые
принципы их деятельности, которые отличаются от принципов фун-
кционирования международных организаций неправительственного
типа, что свидетельствует, в частности, об эволюции их внутриорга-
низационного механизма.
Создание международных экономических организаций и их пос-
ледующая деятельность расширяют сферу применения современно-
го международного права, которая обогащается дополнительными
юридическими нормами, принципами и положениями, возникшими в
процессе деятельности этих организаций. При этом приоритетным в
вопросе правового регулирования деятельности международных эко-
номических организаций была и остается необходимость соблюдения
международно-правовых норм и принципов, а также приведение в
соответствие с ними внутригосударственного законодательства госу-
дарств, что является одним из главных условий обеспечения достиже-
ния целей в решении проблем нового международного правопорядка
и других проблем глобального значения.
Регулирование экономической политики государств как в между-
народном, так и в региональном аспектах, основывается не только на
нормах и принципах международного публичного права, но и нормах
международного частного права, которые, как известно, являются со-
ставной частью внутренней правовой системы каждого государства и
регулируют международные имущественные отношения немежгосу-
дарственного характера, а также связанные с ними неимущественные
148
Международные экономические организации

отношения такого же характера. Таким образом, частноправовая часть


международных экономических отношений также находится в сфере
влияния международного экономического права, что предполагает
участие международных экономических организаций в создании час-
тноправовых норм.
С усложнением и развитием межгосударственных отношений в
экономической сфере меняются и соответствующие международно-
правовые нормы и правила, которые создаются и разрабатываются
различными международными экономическими организациями и ре-
ализуются в рамках отдельных государств. Поэтому особое значение
имеет также анализ деятельности таких организаций, в частности, для
совершенствования международно-правового регулирования эконо-
мического сотрудничества государств.
Международные межправительственные экономические орга-
низации, являясь производными субъектами международного пра-
ва, обладают международной правоспособностью в тех объемах,
которыми наделили их государства — первичные субъекты меж-
дународного права. Вопрос правосубъектности и правоспособнос-
ти международных организаций до сих пор в литературе является
дискуссионным. Некоторые специалисты рассматривают с этой
точки зрения лишь международные учреждения, объединяя под
этим термином как классические межправительственные органи-
зации (ООН, ОАЭ и т.д.), состоящие из создавших их государств,
так и межгосударственные механизмы и органы, члены которых
действуют в личном качестве (международные арбитражи, комите-
ты, группы экспертов и т.п.). Межправительственные конференции
признаются этими специалистами в качестве временных междуна-
родных учреждений, которые приобретают международную право-
субъектность в соответствии с учредительным договором1. Вместе
с тем большое количество международных неправительственных
организаций, особенно в сфере международных экономических от-
ношений, как будет показано ниже, также обладают определенным
объемом правосубъектности.
Современному уровню цивилизации и правосознания все более
соответствует тезис о примате международного права во всей сово-
купности международных отношений, включая экономические, т.е. о
его доминирующей роли среди нематериальных факторов, которые
влияют на эти отношения. Это диктуется, среди прочего, объективны-
ми реалиями, сложившимися в начале XXI в., и все большим переме-
щением способов обеспечения различных видов безопасности и вы-

1
См.: Международное право. Учебник / Отв. ред. Кузнецов В.И. С. 51.
149
Раздел 7

живания человечества из сферы односторонних решений государств в


область их политико-экономического взаимодействия.
Основу этой концепции составляют, на наш взгляд, положения,
которые касаются всеобщего уважения международного права, его
принципов и институтов, постоянного их совершенствования, ис-
пользования международно-правовых механизмов для регулирова-
ния международных экономических отношений.
В обеспечении условий для создания международной экономи-
ческой безопасности, обеспечения международного экономического
правопорядка большое значение приобретает либерализация миро-
вой торговли, которая должна осуществляться при соблюдении осно-
вополагающих принципов и норм международного экономического
права, иметь взаимовыгодный характер, учитывать интересы всех го-
сударств. В этом отношении большая роль отводится Всемирной тор-
говой организации (ВТО), которая, несмотря на свою определенную
структурную и процедурную жесткость, провозгласила и предписы-
вает в качестве принципа деятельности последовательную либерали-
зацию торговых отношений.

7.2. Международные экономические организации системы ООН


Международные организации, действующие в области экономики
и валютно-финансовых отношений, естественно, находятся в сфере
влияния ООН.
Центрами координации деятельности государств и международ-
ных организаций в решении мировых экономических проблем в ООН
являются ее органы (Генеральная Ассамблея ООН, Экономический и
Социальный Совет) и связанные с ней специализированные учрежде-
ния. Среди специализированных организаций системы ООН важную
роль играют организации, созданные в соответствии с решениями
Бреттон-Вудской конференции 1944 г., в частности, Международный
Валютный Фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и
развития (МБРР), которые будут рассмотрены в разделе учебного по-
собия «Международное финансовое право». В данном разделе будут
рассмотрены межправительственные учреждения, связанные с ООН
(Конференция ООН по торговле и развитию, Организация Объ-
единенных Наций по промышленному развитию), а также Комис-
сия ООН по праву международной торговли и Программа развития
ООН, являющиеся многосторонними межгосударственными органи-
зациями по вопросам торговой экономической и технологической по-
литики.

150
Международные экономические организации

7.2.1. Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД)


ЮНКТАД была создана в 1964 г. по инициативе развивающихся госу-
дарств (Резолюция 1995 XIX Генеральной Ассамблеи ООН) как спе-
циальный постоянный орган ООН для разработки мер, способствую-
щих расширению международной торговли для ускорения развития,
в особенности в сферах сырьевых и финансовых ресурсов развиваю-
щихся государств и торговых переговоров.
Членами ЮНКТАД являются 192 государства — члена ООН и 3
члена представляют специализированные агентства. Целями ЮНК-
ТАД, в соответствии с ее учредительными документами, являются:
• содействие развитию международной торговли в целях разви-
тия ускорения экономического роста и развития, в особенности
в развивающихся странах;
• установление принципов и политики, касающихся междуна-
родной политики;
• содействие организации деятельности других учреждений
ООН в области международной торговли;
• принятие в случае необходимости мер для ведения переговоров
и утверждения многосторонних правовых актов в области тор-
говли;
• согласование политики правительств и региональных экономи-
ческих группировок в области торговли, выступая в качестве
центра такого согласования.
Для достижения указанных целей деятельность ЮНКТАД осу-
ществляется по следующим направлениям:
• регулирование торговых и экономических отношений между
государствами;
• разработка мер по регулированию международной торговли
сырьевыми товарами;
• разработка мер и средств торговой политики и экономического
сотрудничества;
• содействие развитию экономического сотрудничества между
развивающимися странами;
• проведение совещаний экспертов, представителей прави-
тельств, дипломатических конференций с целью согласования
политики правительств и региональных экономических груп-
пировок по вопросам развития мировой торговли и других про-
блем;
• регулирование ограничительной деловой практики путем раз-
работки Кодекса принципов и правил по контролю за ограни-
чительной деловой практикой, а также различных мер по регу-
лированию деятельности транснациональных корпораций;
151
Раздел 7

• ведение аналитической работы по широкому кругу проблем


(инвестиции, международная торговля товарами и услугами и
т.п.);
• выполнение роли форума для обсуждения широкого круга
вопросов международных экономических отношений;
• сотрудничество с международными экономическими организа-
циями, в частности с ВТО, с Международным торговым цент-
ром ЮНКТАД/ВТО, с целью устранения дублирования и со-
гласования направлений деятельности.
Высшим органом ЮНКТАД является Конференция. Конференция
собирается на сессии, которые проводятся один раз в четыре года на
уровне министров в целях определения главных направлений поли-
тики и решения принципиальных вопросов деятельности ЮНКТАД.
Большинство принимаемых на Конференции решений (резолюций)
не имеют обязательной силы и носят рекомендательный характер.
Исполнительным органом ЮНКТАД является Совет по торговле
и развитию, в состав которого входят 148 членов. Совет обеспечивает
работу между сессиями Конференции. Совет по торговле и развитию
проводит регулярные сессии один раз в год в течение 10 дней. Кро-
ме того, Советом при необходимости проводятся специальные сессии,
заседание комиссий и других вспомогательных органов по широкому
спектру проблем мировой торговли и экономики.
Рабочими органами Совета являются Комиссии, которые осущест-
вляют координацию деятельности по закрепленным за ними сферам:
по торговле товарами и услугами; по развитию частного предприни-
мательства.
Секретариат, насчитывающий около 400 человек, расположен в
Женеве и возглавляется генеральным секретарем. В его состав вхо-
дят две службы: координации и политики; внешних сношений, а так-
же девять отделов, курирующих основные направления деятельности
ЮНКТАД.
Раз в четыре года ЮНКТАД проводит сессии (Конференции) с
целью определения основных принципов своей политики и приня-
тия решений по программе работы. Всего проведено одиннадцать сес-
сий ЮНКТАД. Последняя сессия состоялась в 2004 г. в г. Сан-Пауло
(Бразилия).
Деятельность ЮНКТАД оказала существенное воздействие на всю
многостороннюю систему регулирования международной торговли. В
частности, деятельность ЮНКТАД способствовала позитивным пере-
менам в деятельности МВФ и МБРР, привела к модернизации ГАТТ.
ЮНКТАД явилась также инициатором предоставления невзаимных
и недискриминационных преференций в торговле с развивающимся и
152
Международные экономические организации

наименее развитыми странами. Кроме того, на первой сессии ЮНК-


ТАД в 1964 г. были разработаны и приняты «Принципы международ-
ных торговых отношений и торговой политики», предусматривавшие,
в частности, необходимость принятия совместных мер, направленных
на стабилизацию экспортных поступлений, в том числе из развиваю-
щихся стран, на базе выгодных и справедливых цен, и установления
взаимоприемлемого соотношения цен на сырье и готовые промыш-
ленные товары. ЮНКТАД внесла также определенный вклад в созда-
ние новой комплексной системы регулирования мировых товарных
рынков.
Важную роль для деятельности ЮНКТАД сыграли резолюции
50 и 51 сессии Генеральной Ассамблеи ООН (соответственно 50/95
и 51/167), включавшие положения о важности полной интеграции
«транзитных» стран в мировую торгово-экономическую систему, осо-
бенно путем улучшения их доступа на рынки, упразднения дискрими-
национных тарифов и нетарифных ограничений. Эти резолюции рас-
ширили мандат ЮНКТАД для работы в данном направлении, в том
числе по оказанию технического содействия странам с переходной
экономикой.

7.2.2. Международный торговый центр ЮНКТАД/ВТО (МТЦ)


Международный торговый центр (МТЦ) ЮНКТАД/ВТО является
межправительственной организацией системы ООН, находящейся в
двойном подчинении у ЮНКТАД и ВТО и занимающийся вопросами
оказания технической помощи развивающимся странам в расшире-
нии и диверсификации внешней торговли.
Образован 1 января 1968 г. на базе существовавшей в рамках ГАТТ
с 1964 г. одноименной организации в соответствии с соглашением
между ЮНКТАД и ГАТТ от 22 ноября 1967 г., одобренным резолюци-
ей ГА ООН 2297 (XXII) от 12 декабря 1967 г.
С августа 1973 МТЦ в соответствии с резолюцией 1819 (55)
ЭКОСОС является центральным органом в системе ООН по ока-
занию технической помощи в развитии торговли, в частности, экс-
порта развивающихся стран, причем первоочередное внимание в его
деятельности уделяется программам подготовки кадров в вопросах
содействия экспорту, исследования рынков и маркетинга, экспорт-
ному ценообразованию, упаковке и контролю качества экспортных
товаров, методам закупок на международных рынках и системам
управления поставками. Сочетание торгово-политических и чис-
то коммерческих элементов в работе МТЦ, конкретность и резуль-
тативность его деятельности сформировали серьезное отношение
153
Раздел 7

к этой организации со стороны деловых кругов как развитых, так и


развивающихся стран. Наблюдается рост авторитета центра, расши-
рение сферы его деятельности и финансовой поддержки со стороны
правительств западных стран и международных финансовых учреж-
дений.
Основными направлениями деятельности МТЦ являются:
• разработка национальной стратегии развития внешней торгов-
ли развивающихся стран;
• создание и укрепление государственных учреждений, ответс-
твенных за развитие внешней торговли;
• формирование национальной инфраструктуры, для стимулиро-
вания торговли;
• проведение рыночных исследований, направленных на выявле-
ние новых возможностей для развития экспорта, производства
новых товаров и услуг;
• передача опыта в области специализированных услуг, включа-
ющих экспортную упаковку, контроль за качеством, ценообра-
зование, рекламу и торговую информацию, экспортное финан-
сирование, юридические аспекты внешней торговли;
• создание и совершенствование национальных систем регулиро-
вания импорта; развитие торгово-политических мер регулиро-
вания внешней торговли;
• подготовка кадров для внешней торговли.
МТЦ имеет банк данных на 26 тыс. компаний, 17 тыс. из кото-
рых — импортирующие и 9 тыс. экспортирующие. Компьютеризиро-
ванный банк данных по внешней торговле, основанный на статистике
ООН включает в себя информацию о 140 странах и 2 тыс. товарных
группах. Служба рыночной информации охватывает 150 источников
в более чем 80 странах.
С 1983 г. МТЦ развернул работу по оказанию содействия в созда-
нии совместных предприятий, ориентированных на экспорт, выступая
в качестве посредника между компаниями развитых и развивающих-
ся стран. Созданы два европейских отделения МТЦ в Кельне (Герма-
ния) и Цюрихе (Швейцария) по содействию в создании совместных
предприятий.
Руководство МТЦ с одобрения большинства стран — участниц
ЮНКТАД и ВТО настойчиво осуществляет реализацию концепции
помощи развивающимся странам на микроэкономическом уровне,
т.е. на уровне отдельных предприятий, оказывая содействие фирмам
и организациям как государственного, так и частного секторов эко-
номики той или иной страны. Привлекательность данного подхода
объясняется возможностью оказывать непосредственное воздействие
154
Международные экономические организации

на те или иные отрасли национальной экономики развивающихся


стран. Посредством осуществляемых в рамках МТЦ проектов дело-
выми кругами стран-доноров решаются задачи проникновения и за-
крепления на рынках стран-реципиентов, формирования ценовой
политики на импортируемые товары, а также направления собствен-
ных консультантов на указанные проекты. Наблюдается нарастаю-
щая тенденция предоставления добровольных взносов западными
странами на реализацию проектов, ориентированных на конкретные
предприятия.
• Оперативная деятельность Центра осуществляется Секрета-
риатом и штатом полевых экспертов. Секретариат МТЦ, об-
щей численностью 250 человек, состоит из следующих подраз-
делений:
• Управление операций, в которое входят три оперативных отде-
ла (отдел товаров и развития рынка, отдел торговых услуг и от-
дел технического сотрудничества);
• Отдел программ, финансов и персонала.
МТЦ координирует свою деятельность с рядом международных
организаций, в особенности с теми, которые входят в систему ООН.
Руководящими органами МТЦ являются Совет по торговле и разви-
тию ЮНКТАД и Совет ВТО, которые рассматривают и утверждают
ежегодные доклады организации. Межправительственный контроль
за деятельностью Центра осуществляет Объединенное консультатив-
ная группа (ОКГ). В круг ведения ОКГ входит проведение ежегодных
сессий, на которых рассматривается деятельность Центра и выраба-
тываются соответствующие рекомендации для руководящих органов
ЮНКТАД и ВТО. В состав ОКГ входят представители 88 государств
(47 развивающихся), наблюдатели ряда международных организа-
ций, в том числе ФАО и ЮНИДО, Комиссии Европейских сообществ.
Первая сессия ОКГ состоялась в мае 1968 г. Фактически ОКГ играет
ключевую роль в вопросах разработки политики, программы работы
МТЦ. Финансирование деятельности МТЦ осуществляется за счет
регулярного бюджета, который формируется из равных взносов ЮН-
КТАД и ВТО и внебюджетных средств.
Внебюджетные средства формируются из добровольных взно-
сов стран-доноров и взносов Программы развития ООН (ПРООН).
Крупнейшими странами-донорами являются Швеция, Швейцария,
Нидерланды, Норвегия и Дания.
Советский Союз как член ЮНКТАД принимал активное участие в
работе МТЦ с 1968 г., участвовал в финансировании административ-
ных расходов МТЦ (порядка 500 тыс. долл. США в год). Сотрудни-
чество СССР с Центром ограничивалось:
155
Раздел 7

• подготовкой по запросам МТЦ информационных материалов,


прием специалистов из МТЦ, выполнявших специальные ис-
следования;
• организацией семинаров для представителей развивающихся
стран (не за счет советской стороны);
• предоставлением Секретариату МТЦ возможностей использо-
вать советских экспертов на полевых постах (не за счет советс-
кой стороны).
Касаясь в целом вопросов сотрудничества России с МТЦ, следует
отметить, что неоднократные обращения российских представителей
различных уровней в Секретариат пока не привели к тесному сотруд-
ничеству России с МТЦ. Можно упомянуть лишь проект МТЦ по
развитию экспортного потенциала Тульской области. Проект являет-
ся частью программы Правительства Российской Федерации по раз-
витию этой области, на развитие которого с российской стороны вы-
делено 150 тыс. долл., в надежде на то, что МТЦ предпримет шаги по
привлечению дополнительных ресурсов для дальнейшего развития
данного проекта. В ноябре 2005 г. состоялась встреча заместителя мэра
г. Москвы и с Исполнительным директором МТЦ Жан Дени Белилем,
на которой были обсуждены перспективы реализации совместного
проекта «Содействие разработке и внедрению московской системы
поддержки экспорта и привлечение инвестиций «Московская экспор-
тная инициатива».
В этой связи следует активизировать взаимодействие с МТЦ по
следующим направлениям:
• использование его возможностей для подготовки исследований
и информационных материалов по вопросам импортных пот-
ребностей России;
• подготовка кадров специалистов по внешнеэкономическим свя-
зям промышленности;
• получение по его каналам информации по рынкам машин и
оборудования, сырья, сельхозпродукции для российских пред-
принимательских структур;
• продвижение российских специалистов для оказания консуль-
тационных услуг по линии Центра.
Новым моментом в деятельности МТЦ является вопрос создания
Глобального целевого фонда (ГЦФ), замышляемого как дополнитель-
ный финансовый механизм с целью увеличения объема ресурсов на
нужды технического сотрудничества со странами переходного пери-
ода и развивающимися странами, аккумулирующий внебюджетные
средства Центра.

156
Международные экономические организации

7.2.3. Организация Объединенных Наций по промышленному развитию


(ЮНИДО)
ЮНИДО была создана в 1966 г. решением Генеральной Ассамблеи
ООН, является специализированным учреждением системы ООН по
координации деятельности в сфере промышленного развития.
Целью ЮНИДО, объединяющей 169 государств, является содейс-
твие и ускорение промышленного развития развивающихся стран.
Для достижения указанной цели деятельность ЮНИДО осуществля-
ется по следующим основным направлениям:
• содействие структурным реформам, оздоровлению и привати-
зации промышленности;
• организация технического и экономического сотрудничества
развивающихся стран;
• поощрение сотрудничества и координация действий с други-
ми международными финансовыми организациями и инсти-
тутами.
Главными органами ЮНИДО являются: Генеральная конферен-
ция, Совет по промышленному развитию, Секретариат, Генеральный
директор, отделения ЮНИДО. К вспомогательным органам ЮНИ-
ДО относятся Комитет по программе и бюджету и специализирован-
ные комитеты.
Генеральная Конференция, состоящая из представителей госу-
дарств-членов ЮНИДО, определяет принципы и политику органи-
зации, рассматривает отчеты Совета, генерального директора и вспо-
могательных органов. Конференция утверждает бюджет, избирает
членов Совета и назначает Генерального директора по рекомендации
Совета. Конференция созывается раз в два года.
Совет по промышленному развитию (СПР), являющийся руко-
водящим и контрольным органом, состоит из 53 членов, избираемых
сроком на 4 года с учетом регионального представительства. Совет
контролирует исполнение рабочих программ, бюджета и решений
конференции, может давать поручения генеральному директору. Со-
вет заседает не менее одного раза в год.
Генеральный директор руководит Секретариатом ЮНИДО и яв-
ляется высшим должностным лицом организации. На него возложена
общая ответственность и полномочия по руководству организацией
с учетом директив конференции и Совета. Избирается сроком на че-
тыре года, возможно повторное избрание. По состоянию на 1 января
2000 г. в ЮНИДО входило 166 членов.
Секретариат делится на департамент общего управления и на во-
семь отделов (людские ресурсы и развитие предпринимательства,
поддержка операций, мобилизация фондов, стратегия и разработка
157
Раздел 7

программ национального развития, информация и исследования, про-


мышленность и окружающая среда, инвестиции и технологии, адми-
нистрация).
В рамках ЮНИДО были разработаны многие документы, направ-
ленные на промышленное развитие развивающихся стран. В частности,
в 1975 г. был разработан такой важный документ, как план действий по
промышленному развитию и сотрудничеству, который предусматрива-
ет суверенитет государств над своими природными ресурсами и конт-
роль над деятельностью транснациональных корпораций.
ЮНИДО финансируется за счет обязательных и добровольных
взносов своих членов, дотаций Программы развития ООН, а также за
счет фонда промышленного развития ЮНИДО.
В ноябре 2002 г. в Вене состоялась 26-я сессия Совета по промыш-
ленному развитию (СПР), в которой принимали участие делегации 54
стран-членов СПР ЮНИДО. В центре внимания сессии находились
вопросы программной деятельности ЮНИДО на среднесрочную пер-
спективу. В частности, были одобрены ее стратегические направления
до 2007 г. Приоритетное место в них занимает содействие продвиже-
нию инвестиционных проектов, передача технологий и развитие меж-
регионального сотрудничества.
Решения, принятые СПР, создают благоприятные предпосылки
для реализации Программы сотрудничества России с ЮНИДО. В
рамках программы на территории Российской Федерации предус-
матривается осуществление при содействии ЮНИДО ряда крупных
проектов в области технологического прогнозирования, развития
агропромышленного комплекса, легкой промышленности, малого и
среднего предпринимательства, внедрения возобновляемых источни-
ков энергии.

7.2.4. Программа развития ООН (ПРООН)


ПРООН была создана в 1966 г. для финансирования и координации
технической и прединвестиционной помощи развивающимся странам
(направление специалистов, планирование развития страны или отде-
льной отрасли, подготовка кадров и т.п.). В ПРООН участвуют поч-
ти все индустриально развитые государства. Мировые лидеры взяли
на себя обязательства по достижению целей тысячелетия в области
развития, включая сверхважнейшую задачу по снижению на полови-
ну уровня нищеты к 2015 г. Сеть ПРООН увязывает и координирует
глобальные и национальные усилия по достижению этих целей. Де-
ятельность ПРООН фокусируется на следующих основных направ-
лениях:
158
Международные экономические организации

• Ослабление остроты проблемы бедности. В ходе процесса достиже-


ния целей тысячелетия в области развития, международное сооб-
щество решает множество проблем в области развития человечес-
кого потенциала, в том числе по сокращению наполовину к 2015
г. числа людей, живущих в условиях крайней нищеты. Развиваю-
щиеся страны заняты разработкой своих собственных стратегий
в области ликвидации нищеты, исходя из местных потребностей
и приоритетов. ПРООН помогает обеспечить максимальную эф-
фективность национальных проектов, в частности спонсирует но-
ваторские проекты экспериментального характера; обеспечивает
развивающимся странам доступ к глобальному передовому опыту
и ресурсам; объединяет усилия правительства, гражданского обще-
ства и внешнее финансирование для координации их усилий.
• Профилактика кризисов и восстановление. Растет степень уяз-
вимости многих стран в результате международных конфлик-
тов и стихийных бедствий, которые в состоянии ликвидировать
результаты десятилетий развития и еще сильнее усугубить ни-
щету и неравенство. Через свою глобальную сеть ПРООН осу-
ществляет поиск и распространение новаторских подходов к
проблемам профилактики кризисов, раннего предупреждения
и разрешения конфликтов.
• Энергетика и окружающая среда. Энергетика и окружающая
среда играют важную роль в контексте устойчивого развития.
Эти проблемы глобального характера, наряду с изменением
климата, утратой биологического многообразия и истощением
озонового слоя, явно не под силу отдельным странам. ПРООН
помогает странам укреплять их потенциал по решению этих
проблем на глобальном, национальном и общинном уровнях,
разыскивая и распространяя передовой опыт и объединяя уси-
лия партнеров через реализацию экспериментальных проектов,
которые помогают неимущему населению создавать устойчи-
вые источники средств к существованию.
• Информационно-коммуникационная технология. Неуклонно
растет значение информационно-коммуникационной техноло-
гии (ИКТ) как механизма участия в работе глобальных рынков,
повышения уровня базовых услуг, расширения возможностей в
области развития на местном уровне. ПРООН помогает стра-
нам использовать опыт и передовые методы мировой практики
для разработки стратегий, которые расширяют доступ к ИКТ и
ставят их на службу развитию.
• Сокращение масштабов распространения ВИЧ/СПИД. Реше-
ние этой проблемы потребует от развивающихся стран мо-
159
Раздел 7

билизации правительств и гражданского общества. ПРООН


стремится к тому, чтобы проблема ВИЧ/СПИД находилась
в центре внимания процесса национального планирования и
составления бюджета; помогает в укреплении национального
потенциала по управлению инвестициями, охватывающими те
слои населения и институты, которые обычно не задействованы
в области общественного здравоохранения. Поскольку пробле-
ма ВИЧ/СПИД имеет поистине всемирное значение, ПРООН
поддерживает национальные усилия по решению этой пробле-
мы, предлагая знания, ресурсы и передовой опыт всех стран
мира.
ПРООН сотрудничает с Россией с 1993 г. В 1997 г. в России от-
крылось постоянное представительство ПРООН. В общей сложности
в России при поддержке ПРООН осуществлены и находятся в стадии
реализации 53 проекта.
Одно из важнейших направлений активности ПРООН в России
является сохранение биоразнообразия и защита окружающей среды.
Среди проектов, реализуемых в данном направлении, — «сохранение
биоразнообразия лососевых Камчатки и их устойчивое использова-
ние», «Разработка и реализация программы управления бассейном
Чудского озера», «Сохранение биоразнообразия в Алтай-Саянском
горном экорегионе» и др.
Столь пристальное внимание ПРООН к экологической пробле-
матике является оправданным, потому что в начале третьего тысяче-
летия стало очевидным, что благополучие мировой цивилизации во
многом связано с защитой, поддержанием биоразнообразия в при-
родной среде. Согласие мирового сообщества в понимании этой про-
блемы привело к подписанию в 1992 г. Конвенции о биологическом
разнообразии, которая в 1995 г. была ратифицирована Россией. Таким
образом, Россия юридически закрепила свою ответственность за со-
хранение многообразия объектов живой природы на территориях и в
акваториях страны.
Финансовые средства ПРООН образуются из добровольных взно-
сов правительств, которые объявляются на ежегодной конферен-
ции по объявлению взносов и составляют около 1 млрд. долл. США
ежегодно. Основными донорами Программы из группы промышлен-
но развитых стран являются: США (199,5 млн. долл.), Япония (98,1
млн. долл), Дания (92,8 млн. долл), Швеция (79,2 млн. долл.). Из чис-
ла развивающихся стран крупнейшими вкладчиками стали: Индия
(5,1 млн. долл.), Китай (2,8 млн. долл.), Саудовская Аравия (2,0 млн.
долл.). Помощь ПРООН оказывает только правительствам или через

160
Международные экономические организации

их посредство с согласия заинтересованных правительств и в ответ на


полученные от них просьбы.
Общее руководство формулированием деятельности и политики
Программы осуществляется Исполнительным советом, состоящим
из представителей 36 государств, которые избираются сроком на три
года в ходе организационных сессий ЭКОСОС. Решения Исполни-
тельного совета принимаются на основе консенсуса. В течение года
Исполнительным советом проводятся одна ежегодная и три регуляр-
ных сессии, которые рассматривают и утверждают отчеты Админист-
ратора, утверждают программы, распределяют средства, а также пре-
доставляют доклады ЭКОСОС и через его посредство Генеральной
Ассамблее ООН. Кроме того, Исполнительный совет рассматривает
и разрабатывает общие руководящие принципы и директивы для
ПРООН в целом и для регулярных программ технического сотруд-
ничества.
Главным должностным лицом ПРООН является Администратор,
который назначается Генеральным секретарем ООН после соответс-
твующих консультаций с членами Исполнительного совета. Назначе-
ние Администратора сроком на 4 года утверждается Генеральной Ас-
самблеей ООН.
В 1974 г. благодаря добровольным взносам промышленно разви-
тых государств и государств-экспортеров нефти был создан Между-
народный фонд сельскохозяйственного развития для содействия уве-
личению продуктов питания в наиболее бедных странах.
Деятельность программы охватывает в настоящее время более 160
стран, в которых осуществляется более 6500 проектов.
Штаб-квартира ПРООН находится в Нью-Йорке (США).

7.2.5. Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной


торговли (ЮНСИТРАЛ)
ЮНСИТРАЛ была учреждена на 21-й сессии Генеральной Ассамбле-
ей ООН 17 декабря 1966 г. (резолюция 2205 (XXI)) с целью содейс-
твия прогрессивному развитию и унификации права международной
торговли. Комиссия начала свою работу в 1968 г. Первоначально Ко-
миссия состояла из 29 государств-членов, представляющих различ-
ные географические регионы и основные правовые системы мира. В
настоящее время в состав Комиссии входят представители 46 госу-
дарств. Члены Комиссии избираются Генеральной Ассамблеей ООН
на шестилетний срок, причем срок полномочий половины членов Ко-
миссии истекает через каждые три года. К основным задачам Комис-
сии относятся: координация работы международных организаций,
161
Раздел 7

занимающихся вопросами права международной торговли; содейс-


твие более широкому участию государств в существующих междуна-
родных конвенциях и разработка новых многосторонних договоров,
относящихся к праву международной торговли. Комиссия осущест-
вляет также подготовку кадров и оказывает помощь в области права
международной торговли с учетом нужд развивающихся стран.
ЮНИСТРАЛ уделяет большое внимание изучению и подготовке
единообразных правовых норм в следующих областях: международ-
ная купля-продажа товаров, международные платежи; международ-
ный торговый арбитраж и международное законодательство в облас-
ти морских перевозок.
Первой конвенцией, подготовленной Комиссией и принятой в
1974 г. была Конвенция об исковой давности международной куп-
ле-продаже товаров. В 1978 г. была принята Конвенция ООН о мор-
ской перевозке грузов. В 1980 г. была принята Венская конвенция
о купле-продаже, которая также была разработана в рамках ЮН-
СИТРАЛ. В 1988 г. на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН
по проекту, подготовленному Комиссией, была принята Конвенция
ООН о международных переводных векселях и международных
простых векселях.
ЮНСИТРАЛ ежегодно направляет доклад Генеральной Ассамблее
ООН, а также представляет доклад ЮНКТАД с тем, чтобы последняя
высказала по нему свои замечания.
ЮНСИТРАЛ проводит свои ежегодные сессии попеременно в
Нью-Йорке и Женеве. Секретариатом ЮНСИТРАЛ является сектор
Права международной торговли Управления по правовым вопросам
ООН. Место пребывания Секретариата — Вена (Австрия).

7.3. Региональные экономические организации системы ООН


Большую роль в международных экономических отношениях играют
международные региональные экономические организации системы
ООН. Решение о создании в рамках Экономического и Социального
Совета ООН экономических организаций, ответственных за проведе-
ние экономической политики ООН в отдельных географических ре-
гионах мира, было принято на первой сессии Генеральной Ассамблеи
ООН в 1946 г. Таких региональных организаций было создано пять:
Европейская экономическая комиссия (ЕЭК), Экономическая комис-
сия ООН для Азии и Дальнего Востока (ЭСКАТО), Экономическая
комиссия ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭК-
ЛАК), Экономическая комиссия ООН для Африки (ЭКО) и Эконо-
мическая комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА).
162
Международные экономические организации

7.3.1 Экономическая комиссия ООН для Европы (ЭКЕ)


ЭКЕ была учреждена в соответствии с резолюцией ЭКОСОС от
28 марта 1947 г. первоначально в качестве временного органа ООН
по экономическому возрождению Европы в целях оказания эффек-
тивной помощи разоренным войной странам. Затем срок деятельнос-
ти этой комиссии был продлен на неопределенное время. Членами
комиссии являются европейские государства — члены ООН, а также
США, Канада, Израиль и государства Средней Азии — бывшие рес-
публики СССР. Россия входит в состав Комиссии с момента ее учреж-
дения. Штаб-квартира организации расположена в Женеве (Швейца-
рия). Комиссия участвует в совместных действиях, направленных на
экономическое восстановление Европы, поднятие уровня экономи-
ческой деятельности Европы и поддержание и укрепление экономи-
ческих отношений европейских государств как между собой, так и с
другими странами мира; предпринимает и поощряет обследование и
изучение экономических и технологических вопросов и их развития
как в Европе вообще, так и в других странах, являющихся членами
Комиссии; предпринимает и поощряет сбор, анализ и распростране-
ние полезных для Комиссии экономических, технологических и ста-
тистических сведений.
Комиссия вырабатывает руководящие принципы деятельности
всех своих вспомогательных органов, утверждает их программы, на-
правляет и контролирует их работу, рассматривает предложения ко-
митетов и формулирует на основе этих предложений рекомендации
правительствам и/или ЭКОСОС, которому ежегодно представляет
доклад о своей деятельности.
В состав ЕЭК на 1 января 1999 г. входили 34 государства Европы,
Северной Европы, Россия и Украина. В работе ЕЭК принимают учас-
тие не являющиеся ее членами Ватикан, Лихтенштейн и Сан-Марино.
Консультативный статус при ЕЭК имеет ЕЭС и ряд других междуна-
родных организаций.
Высшим органом ЭКЕ является пленарная сессия, которая прово-
дится ежегодно. Вся практическая деятельность Комиссии осущест-
вляется вспомогательными органами, которые представляют реко-
мендации по вопросам, входящим в их компетенцию, как самой ЭКЕ,
так и непосредственно государствам — членам ООН или международ-
ным организациям.
В связи с изменившейся политической ситуацией в конце XX в. и
появлением новых независимых государств в Европе были пересмот-
рены задачи Комиссии. Эти задачи были зафиксированы, в частности,
в документах, принятых на пленарной сессии 1997 г.: Декларация по
усилению экономического сотрудничества и План действий. Эти до-
163
Раздел 7

кументы указывают на необходимость поиска оптимальной взаимо-


связи между глобальными и региональными аспектами прогрессив-
ного экономического развития с учетом специфических особенностей
государств с переходной экономикой.
В рамках ЭКЕ действуют следующие комитеты: по углю, по тор-
говле, по внутреннему транспорту, по лесной промышленности, про-
мышленности и развитию предприятий, по развитию, по внутреннему
транспорту.
В рамках ЭКЕ функционирует Газовый центр, одной из задач ко-
торого является обеспечение газоснабжения европейских потреби-
телей.

7.3.2. Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана


(ЭСКАТО)
ЭСКАТО была учреждена в соответствии с резолюцией 37 (IV)
ЭКОСОС от 28 марта 1947 г. первоначально как экономическая Ко-
миссия для Азии и Дальнего Востока (ЭКАДВ) в качестве временно-
го органа для оказания помощи разоренным войной странам Азии и
Дальнего Востока. Резолюцией 414 С (XIII) Совета от 18 сентября
1951 г. утверждена постоянным органом ООН. В 1974 г. Комиссия
была переименована в Экономическую и социальную комиссию для
Азии и Тихого океана.
ЭСКАТО оказывает содействие комплексному развитию эконо-
мики стран Азии, Дальнего Востока, Тихого океана, уделяет большое
внимание проблемам промышленности, сельского хозяйства, транс-
порта, а также вопросам координации национальных программ и пла-
нов развития; занимается вопросами социального развития, ликвида-
ции неграмотности и жилищного строительства.
На 1 января 1999 г. в ЭСКАТО входили 38 государств Азии, Даль-
него Востока и Тихого океана, а также США, Россия, Франция и
Монголия. Швейцария участвует в работе Комиссии, пользуясь кон-
сультативным статусом.
Высшим органом ЭСКАТО является пленарная сессия, которая
собирается один раз в год. Основными вспомогательными органами
Комиссии, которые рассматривают социально-экономические про-
блемы региона и дают по ним свои рекомендации, являются постоян-
ные комитеты: по сельскому хозяйству, развитию сельских районов и
окружающей среде; по природным ресурсам и энергетике; по плани-
рованию развития и статистике; по промышленности, технологиям и
населенным пунктам; по торговле; по народонаселению и социально-
му развитию; по транспорту и связи.
164
Международные экономические организации

Местонахождение секретариата ЭСКАТО, входящего в состав сек-


ретариата ООН, — Бангкок (Таиланд).

7.3.3. Экономическая Комиссия для Африки (ЭКА ООН)


ЭКА была учреждена в соответствии с резолюцией 671 (XXV) ЭКО-
СОС от 29 апреля 1958 г.
Кроме ряда задач, подобных задачам ЕЭК и ЭСКАТО, ЭКА, дейс-
твуя в рамках общей политики ООН и под общим наблюдением
ЭКОСОС, осуществляет деятельность, направленную на поощрение
согласованных действий государств Африканского континента по
экономическому развитию Африки, включая социальные аспекты та-
кого развития, на повышение жизненного уровня и на поддержание и
укрепление экономических связей государств Африки как между со-
бой, так и с другими государствами мира. Кроме того, ЭКА проводит
исследование экономических и технологических проблем, организо-
вывает сбор, анализ и распространение экономических, технологичес-
ких и статистических сведений, а также способствует формулировке
и разработке согласованной политики как основы для практических
мероприятий, направленных на экономическое развитие региона.
Членами ЭКА по состоянию на 1 января 2000 г. являются 51 госу-
дарство Африки. В качестве ассоциированных членов ЭКА выступа-
ют несамоуправляющиеся территории в Африке, включая относящи-
еся к Африке острова. Швейцария участвует в работе ЭКА, пользуясь
консультативным статусом.
Высший орган ЭКА — ежегодные сессии Комиссии. Вспомогатель-
ные органы: Технический комитет экспертов; Исполнительный коми-
тет; Конференция африканских плановиков; Конференция африканс-
ких статистиков.
ЭКА имеет четыре субрегиональных отделения: для Северной Аф-
рики — в Танжере, Западной Африки — в Ниамее, Восточной Афри-
ки — в Лусаке и для Центральной Африки — в Киншасе.
Местонахождение секретариата ЭКА ООН, возглавляемого испол-
нительным секретарем находится в Аддис-Абебе (Эфиопия).

7.3.4. Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского


бассейна (ЭКЛАК)
ЭКЛАК была учреждена в соответствии с резолюцией 106 (VI) ЭКО-
СОС от 25 февраля 1948 г. первоначально в качестве временного ор-
гана. В 1951 г. она была преобразована в постоянную региональную
комиссию для Латинской Америки.
165
Раздел 7

В соответствии со своими полномочиями ЭКЛАК разрабатывает


мероприятия, направленные на решение срочных проблем экономичес-
кого характера, на поднятие уровня экономической деятельности в Ла-
тинской Америке и на поддержание экономических связей государств
Латинской Америки как между собой, так и с другими государствами
мира; проводит исследования экономических и технологических воп-
росов и достижений в пределах Латинской Америки; предпринимает
сбор, анализ и распространение тех экономических, технологических и
статистических сведений, которые Комиссия сочтет целесообразными;
участвует в формулировке и разработке координированной политики
в качестве основы для практических мероприятий, направленных на
содействие экономическому развитию региона.
На 1 января 1999 г. членами ЭКЛАК являлись 40 государств реги-
она Латинской Америки и Карибского бассейна.
Ассоциированными членами ЭКЛАК являются Британские Вир-
гинские Острова, Виргинские Острова США, Монтсеррат и Нидер-
ландские Антильские Острова. ФРГ и Швейцария участвуют в работе
Комиссии, пользуясь консультативным статусом. Местонахождение
секретариата ЭКЛАК, возглавляемого исполнительным секретарем,
находится в Сантьяго (Чили).

7.3.5. Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА)


ЭСКЗА была учреждена в соответствии с резолюцией 1818 (LV)
ЭКОСОС от 9 августа 1973 г.
ЭСКЗА осуществляет деятельность по созданию благоприятных
условий для согласованных действий в области экономического раз-
вития государств Западной Азии, по поддержанию и укреплению эко-
номических отношений государств этого региона как между собой,
так и с другими государствами мира; предпринимает необходимые
исследования и изучение проблем Западной Азии; организует сбор,
оценку и распространение необходимой экономической, технической
и статистической информации; предоставляет по просьбе государств
региона, консультативное обслуживание в рамках имеющихся ресур-
сов ее Секретариата; содействует ЭКОСОС по его просьбе, в выпол-
нении его функций в рамках региона в связи с любыми экономичес-
кими проблемами, включая проблемы оказания технической помощи;
рассматривает социальные аспекты экономического развития.
На 1 января 1999 г. членами ЭСКЗА являлись 14 государств реги-
она (Бахрейн, Египет, Иордания, Ирак, Йеменская Арабская Респуб-
лика, Катар, Кувейт, Ливан, Народно-Демократическая Республика

166
Международные экономические организации

Йемен, Объединенные Арабские Эмираты, Оман Саудовская Аравия,


Сирия, Организация освобождения Палестины).
Высшим органом ЭСКЗА является постоянный Комитет, в кото-
рый входят представители ее государств-членов. Задача этого Коми-
тета состоит в том, чтобы давать консультации по организации сессий
Комиссии и совещаний, организуемых под эгидой Комиссии, а также
по другим вопросам.
Секретариат комиссии, возглавляемый исполнительным секрета-
рем, находится в Багдаде (Ирак).

7.4. Региональные экономические организации


Интеграция, проходящая в рамках государств определенных регио-
нов, является объективным экономическим процессом, реализующим
потребности международного разделения труда, создания единого хо-
зяйственного комплекса в рамках объединившихся государств. Наци-
ональные государства постепенно гармонизируют законодательства,
отказываются от некоторых своих функций и передают часть своих
суверенных прав наднациональным органам.
В регионах Европы, Азии и Тихого океана, Африки, Америки,
арабских стран учреждено свыше 50 региональных многосторонних
экономических организаций. В этой связи представляется важным
рассмотреть наиболее известные региональные интеграционные эко-
номические группировки. В частности, будут рассмотрены евро-
пейская региональная экономическая организация — Европейские
сообщества; одна из региональных экономических организаций го-
сударств Америки — Североамериканская зона свободной торговли;
региональная экономическая организация государств Азии и Тихого
океана — Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество; ре-
гиональная экономическая организация государств бывшего СССР —
Содружество независимых государств.

7.4.1. Европейские сообщества и Европейский Союз (ЕС)


Интеграция европейских государств началась в 1950-х годах с мо-
мента подписания в Риме Договора об учреждении Европейского
экономического сообщества (Общего рынка) 1957 г. Европейское
экономическое сообщество (ЕЭС) объединяло три юридически само-
стоятельных организации: само ЕЭС, Европейское объединение угля
и стали, созданное в 1951 г., и Европейское объединение по атомной
энергии (ЕВРАТОМ), образованное в 1957 г. Кроме того, европейской
интеграции способствовали учреждения таких многосторонних эко-
167
Раздел 7

номических организаций стран Западной Европы, как Европейская


конференция министров транспорта (1952 г.), Европейского инвести-
ционного банка (1958 г.), Европейской ассоциации свободной торгов-
ли (1960 г.). Дальнейшее развитие механизма экономической интегра-
ции обеспечивалось созданием Таможенного союза, в рамках которого
государства — члены ЕС к началу 1970-х годов ликвидировали тамо-
женные пошлины во взаимной торговле и создали общий тарифный
барьер по отношению к третьим странам. Одновременно было разре-
шено свободное движение капиталов, услуг и рабочей силы между го-
сударствами Западной Европы, обеспечено совместное регулирование
некоторых отраслевых рынков. В 1993 г. были отменены все преграды
на перемещение капиталов и создан единый рынок финансовых услуг,
в основу которого положены принципы взаимного признания нацио-
нальных законодательств в этой сфере и унификация основных пра-
вовых норм в кредитно-банковской отрасли. Унификация националь-
ных законодательств европейских государств позволяет говорить уже
о создании права ЕС.
В рамках ЕС осуществляется единая политика регулирования
предпринимательской деятельности, которая предполагает гармони-
зацию национальных законодательств о компаниях, выработку еди-
ного антимонопольного законодательства, законодательства о конку-
ренции, проведение единой промышленной политики и т.п.
Важное значение в рамках европейской экономической интегра-
ции играют вопросы координации политики и деятельности в области
транспорта, гражданской авиации, обеспечения безопасности воздуш-
ной навигации. Для этих целей были образованы Европейская кон-
ференция министров транспорта (1952 г.), Европейская конференция
гражданской авиации (1955 г.), Европейская организация по безопас-
ности воздушной навигации (1963 г.).
Большую роль в развитии интеграционных процессов стал играть
Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), созданный в
1990 г. и объединяющий 57 государств-членов. ЕБРР призван оказы-
вают содействие государствам Центральной и Восточной Европы в
проведении экономических реформ и развитию частного предприни-
мательства.
В 1992 г. в Маастрихте (Нидерланды) главами государств и пра-
вительств — членов Европейского сообщества был подписан договор
о Европейском союзе, который вступил в силу 1 ноября 1993 г. В со-
ответствии с этим договором был учрежден политический и эконо-
мический союз, предусматривающей проведение общей экономичес-
кой и внешней политики, а также политики в области безопасности и
сотрудничества в социальной сфере. Кроме того, согласно Договору,
168
Международные экономические организации

в