Вы находитесь на странице: 1из 39

Государства Востока в новейшее время

План лекции
1. Распад колониальной системы.
2. Политическое развитие стран Востока в новейшее время.
3. Светскость или религиозность в новейшей истории стран Востока.
4. Экономическая модернизация стран Востока в новейшее время.
5. «Вызовы» стран современного Востока.

1. Распад колониальной системы. В Новейшее время страны Востока


вошли с разным историческим багажом. Две мировые войны и
последовавший процесс крушения государств-империй положили начало
массовому национально-освободительному и антиколониальному движению
во всех частях мира, образованию независимых национальных государств.
Единственным государством Востока, которое избежало колониальной
зависимости, было королевство Сиам или Таиланд. В 1910 г. Великобритания
предоставила статус доминиона бывшим 4 колониям под названием Южно-
Африканский союз. Япония восстановила свой полный суверенитет в 1911 г.
когда вернула таможенную автономию. В Китае в ходе Синьхайской
революции в 1912 г. была свергнута монархия, провозглашена республика,
принята Конституция, но эти политические процессы лишь ускорили
децентрализацию государства, способствовали отделению Тибета и
Монголии.
В 1919 г. в результате Третьей англо-афганской войны Афганистан
вернул статус независимого государства. 28 февраля 1922 г. Великобритания
отменила протекторат и объявила о независимости Египта. В 1923 г. была
принята Конституция Египта, утвердившая в стране конституционную
монархию, которая просуществовала до 1953 г.
После Мудросского перемирия (1918) в 1922 г. патриотические силы
под руководством Мустафы Кемаля (Кемаля Ататюрка) объявили о
ликвидации султаната, страна стала называться Турцией, в 1923 г.
провозглашена была республиканская форма правления, а в 1924 г. был
ликвидирован халифат. Реза-хану Пехлеви удалось восстановить
относительную самостоятельность Ирана, но в 1941 г. Британская империя и
СССР ввели свои войска, оккупировав Иран. Суверенитет был восстановлен
полностью лишь в мае 1946 г.
В ходе вооруженной борьбы, которую начал в 1902 г. эмир Неджда
Абдул Азиз ибн Абдуррахман аль-Фейсал Ас Сауд с другими эмирами на
территории Аравийского полуострова из кланов Судейри, Рашидов,
Хашимитов, в 1926 г. возникло независимое королевство Хиджаз (с 1932 г.
Саудовская Аравия). В 1932 г. независимость от Великобритании получило
королевство Ирак. В 1943 г., воспользовавшись оккупацией Франции
Германией, обрело независимость государство Ливан.
Таким образом, в первой половине XX в. лишь ряду стран Востока
либо удалось восстановить государственный суверенитет (Япония, Иран),
либо создать независимое государство (Ирак, Турция, Саудовская Аравия,
Египет, ЮАС). Остальные страны Востока обрели независимость во второй
половине XX в., в большинстве случае в ходе длительной и зачастую
кровопролитной борьбы. Спусковым механизмом стала Вторая мировая
война. Первыми провозгласили независимость страны Юго-Восточной Азии
и Ближнего Востока. К середине 1950-х гг. освободилась почти вся Азия, за
исключением нескольких территорий. Деколонизация Северной и
Тропической Африки в 1950-1960-е гг. завершила распад английской,
французской и бельгийской колониальных империй. А во второй половине
1970-х гг. прекратила своё существование старейшая из них – португальская.
2. Политическое развитие стран Востока в новейшее время
Монархия или республика? Одной из главных проблем стал вопрос о
нациестроительстве и выборе пути развития. Большинство стран пошло по
пути монархического режима (абсолютная монархия в Саудовской Аравии,
или конституционная – в Ираке, Египте, Таиланде, Иране, ЮАС). В первой
половине века лишь Турция, Ливан и Китай выбрали республиканский
вариант, но уже после Второй мировой войны республиканские режимы на
Востоке не были редкостью. По такому пути пошли Китай, оба государства
Корейского п-ва, Индия, Пакистан, Индонезия, Шри-Ланка, Сирия, с 1953 г.
Египет, с 1957 г. Тунис, с 1958 г. Ирак, с 1969 г. Ливия, с 1973 г. Афганистан,
с 1979 г. Иран, а также ряд других восточных государств.
Выбор республиканского варианта развития зачастую совершался
после свержения монархии в ходе революций (Египет, Ирак, Афганистан,
Ливия) или после уничтожения колониальной зависимости в ходе
национально-освободительного движения (Ливан, Индия, Пакистан,
Индонезия, отчасти ЮАР).
Демократия versus недемократические режимы. Но, и в республиках
и монархиях недемократические (авторитарные, диктаторские, военно-
авторитарные и даже тоталитарные) методы управления были
доминирующими, особенно в арабо-мусульманском регионе. Причина
состоит в том, что республиканским режимам намного сложнее проводить
политику национальной консолидации, т.к., лишенные сакральности, они
более уязвимы. В этой связи, власти для мобилизации населения на решение
вопросов национальной консолидации, экономической модернизации,
социальных преобразований прибегали к силовым методам и зачастую к
репрессиям, что делало республики неустойчивыми в политическом плане в
сравнении с монархиями. Это наиболее ярко проявилось во время «арабской
весны» 2011 г. В ходе этих сложно переплетенных социально-политических,
социально-экономических и этно-конфессиональных протестов власть
удержалась в монархиях (Марокко, Иордания, Саудовская Аравия), а вот
прежняя власть в республиканских режимах либо рухнула, усилив хаос среди
политической элиты и общества (Тунис, Египет, Ливия), или привела к
гражданской войне (Сирия, Йемен, Ливия). Страны, которые выбрали
авторитарную республиканскую модель, мирная трансформация не удалась в
отличие от режимов, обладавших высокой степенью легитимности и
сформировавшихся не в результате переворота. Для монархий процесс
изменений был медленным и мирным (в Иордании или Марокко), где
правители проявили большую гибкость при взаимодействии с народными
движениями.
Реформы в Турции Мустафы Кемаля Ататюрка в 1920-1930-х гг.
имели своей целью создание светской республики на основе шести
принципов (лаицизма /светскости/, этатизма /ведущей роли государства в
экономике/, миллиетчилика /национализма/, республиканизма, народности,
революционности). Радикальные реформы вызвали сопротивление
различных конфессиональных, социальных, этнических групп общества
(духовенства, курдов, евреев, алавитов, крестьянства), выливавшееся в
вооруженные восстания в 1925, 1927-1930, 1936-1938 гг., которые
подавлялись вооруженным путем. При проведении реформ Кемаль Ататюрк
опирался на созданную им в 1923 г. Народно-республиканскую партию
(НРП), установив однопартийную диктатуру, и армию. Оппозиция и
инакомыслие были запрещены, жестко контролировались государством
почти все сферы жизни от экономики и политики до образования и
идеологии. Президент Исмет Инёню (1938-1950) продолжил прежний курс,
актуализированный на дальнейшее развитие светских структур,
заимствование европейских новшеств, осуществление контроля государства
над всеми сферами жизни людей, вмешательством армии в гражданские дела.
Сторонники Демократической партии (ДП), созданной в 1946 г., выступали
против курса лаицизма, а за 10 лет нахождения ДП у власти (1950-1960) в
стране введено было обязательное преподавание ислама в средних и
начальных школах, разрешено строительство мечетей, восстанавливались
школы по подготовке имамов и духовенства, открылся факультет богословия
при Анкарском университете. Члены ДП поощряли разжигание
национализма, распространение ислама среди необразованных слоев
населения. Это спровоцировало первый военный переворот во главе с
генералом Джемалем Гюрселем, который ввел военное положение, отменил
действие Конституции, распустил парламент, власть перешла в руки
Комитета национального единства, состоящего из военных. Принятая новая
конституция 1961 г. восстанавливала в стране принципы лаицизма, этатизма,
но при этом наделила военных дополнительными полномочиями. Они
получили право вмешиваться в политическую жизнь, объявлять в стране
чрезвычайное положение и даже создавать временные военные органы
управления наряду с гражданскими. 12 марта 1971 г. был совершен второй
военный переворот. Власть в стране перешла в руки Совета национальной
безопасности (СНБ), в состав которого входили президент, глава
правительства, все силовые министры, начальник генерального штаба и
командующие родами войск. Политические партии запрещены не были, но
армия вновь взяла на себя управление страной, приостановлена деятельность
парламента (ВНСТ) и Конституции. После третьего военного переворота 12
сентября 1980 г. власть сосредоточилась вновь в руках Совета национальной
безопасности во главе с начальником генерального штаба Кенаном Эвреном.
Военными было введено чрезвычайное положение, сопровождавшееся
роспуском всех политических партий, введением строгой цензуры,
закрытием многих СМИ, арестом более 43 тыс. человек только за два месяца.
Была запрещена деятельность профсоюзов, введен запрет на забастовки и
демонстрации. 16 октября 1981 г. был принят Закон о запрете всех
политических партий, их имущество было национализировано. Новая
Конституция Турции 1982 г. устанавливала парламентскую республику.
Тургут Озал с января 1980 г. предложил военным план выхода из
экономического тупика на основе политики экономической либерализации,
отхода от этатизма.
Период 1980-2016 гг. характеризуется постепенной либерализацией и
в политической сфере, но после неудачной попытки военного переворота в
Турции в 2016 г. президент страны Реджеп Тайип Эрдоган провел
конституционную реформу 2017 г, которая совершила переход к
президентской республике. Таким образом, Р.Т. Эрдоган сосредоточил
власть в своих руках, проявляя неоавторитарные компоненты политической
системы.
В Китайской республике после военной победы над Гоминьданом
(ГМД) в ходе «второй революции» в июле-сентябре 1913 г. бывший
президент республики Юань Шикай, распустил парламент и установил
военно-диктаторский режим, ведя борьбу с милитаристами юга, формально
сохранив Конституцию и республику.
После образования Китайской народной республики (КНР) в 1949 г. в
рядах КПК не было единства о методах управления, но, тем не менее, общий
курс был выработан. В 1954 г. была провозглашена Конституция КНР,
согласно которой КНР – государство народной демократии. В стране
устанавливалась декларировались политические, социально-экономические
права граждан; за неханьскими этносами признавалось право создавать
автономные округи, автономные уезды и области. Но уже с 1956 г.
наблюдаются ужесточение курса КПК в районах национальной автономии. В
1959 г. вспыхнуло восстание в Тибете, которое было подавлено, а Тибет был
присоединен к Китаю. Далай-лама бежал в Индию, а СССР встретил 60 тыс.
беженцев. В 1958 г. войска КНР обстреляли Тайвань, стремясь склонить
власти республики к присоединению к Китаю. В 1959 г. произошел конфликт
с Индией из-за спорных пограничных территорий. 16 октября 1964 г.
состоялось первое ядерное испытание в КНР, тем самым демонстрируя
соседям в регионе и мире свои намерения. Но наивысшим проявлением
тоталитаризма в стране стала кампания 1966-1977 гг., получившая название
«культурная революция». В мае 1966 г. на заседании Политбюро ЦК КПК
были сформированы основные идеи «культурной революции». Следует
выделить несколько этапов «культурной революции»: 1) 1966-1969 гг.; 2)
1969-1973 гг.; 3) 1973-1977 гг. Инструментами борьбы с оппозицией внутри
КПК Мао и его соратников стали отряды хунвэйбинов («красногвардейцев»,
«красных охранников») и цзяофаней («бунтарей»). В конце мая 1966 г. в
Пекинском университете был создан первый отряд хунвэйбинов из
молодежи, слепо следующей и преданной Председателю КНР. Они были
радикально настроены против руководства партийных комитетов,
профессуры, настроенных лояльно по отношению к председателю ЦК и его
форсированному курсу. В стране сложился культ вождя – «великого
кормчего Мао», был сформирован образ врага – внешнего (Советский Союз)
и внутреннего («черные ревизионисты, идущие по капиталистическому
пути»). В конце января 1967 г. Мао Цзэдун обратился к армии с призывом
поддержать хунвэйбинов. В Шанхае (оплоте оппозиции курса Мао) отряды
хунвэйбинов с помощью армии захватили редакции газет, радио, а затем и
городской комитет партии. Такими методами Мао Цзэдуну удалось укрепить
власть внутри партии. После его смерти в 1976 г. начался период
либерализации не только экономических отношений, но внутриполитической
жизни. При Председателях КНР Ли Сяньняне (1983-1988), Ян Шанкуне
(1988-1993), Цзян Цзэмине (1993-2003), Ху Цзниньтао (2003-2013)
наблюдается смягчение авторитаризма. Конституции 1982 г. провозгласила
КНР социалистическим государством демократической диктатуры народа,
руководимым рабочим классом, основанным на союзе рабочих и крестьян.
В 2001 г. была провозглашена теория «тройного представительства»
Цзян Цзэминя, которая исходила из представлений о КПК не как о партии
только рабочих и крестьян, но как партии широких слоев общества. В 2007 г.
состоялся XVII съезд КПК, где Ху Цзиньтао часто употреблял слова
«социализм» и отсутствовали такие выражения как «рыночная система»,
«рыночный экономический порядок». Основное доктринальное нововведение
руководства – «научная концепция развития». Ху Цзиньтао заметил, что «в
центре развития находится человек как основа основ». Императивы
концепции – всесторонность, гармоничность и устойчивость развития.
Теоретическая основа – китаизированный марксизм (данного положения не
было в докладе Цзян Цзэминя 2002 г.). Иначе говоря, китайский социализм
вновь представлен во всей его исторической полноте, без каких-либо
изъятий. Эволюция политического режима КНР стала проявляться с 2012 г.,
когда Председателем КНР был избран Си Цзиньпин. Для КНР характерным
является декларация политического плюрализма при реальном
доминировании одной партии – КПК. КНР свойственно контролируемое
государством политическое участие граждан посредством Высшего
национального собрания представителей, Китайской народной политической
консультативной конференции. Особенно тенденция нарастания
авторитаризма стала проявляться после XIX съезда КПК (18-24 октября 2017
г.), когда Си Цзиньпин сосредоточил в своих руках государственную,
партийную, военную власть. Одним из методов борьбы с оппозицией стала
антикоррупционная «кампания против мух и тигров». В итоге, наблюдается
отход от коллегиальных принципов управления к патерналистско-
персоналистской авторитарной модели.
Еще один жесткий вариант политического устройства демонстрирует
ЮАС (ЮАР с 1961 г.). В 1912 г. возник Южно-Африканский туземный
национальный Конгресс, преобразованный в Африканский национальный
Конгресс (АНК), который приступил к реализации политики раздельного
существование рас (сегрегации). Так, были приняты законы «О цветном
барьере» (1912), «О землях туземцев» (1913), «О туземных городских зонах»
(1923), «О борьбе с безнравственностью» (1927), в 1928 г. правительство
получило право определять племенные границы, переселять людей,
контролировать африканские суды и земледелие. А 1943 г. был принят
«Закон об ограничении передвижений», который запретил индийцам
переселяться в районы для белых. После появления Министерства по делам
цветных (1943), политика сегрегации была распространена и на цветных
жителей. В мае 1948 г. на выборах одержала победу Националистическая
партия во главе с Д.Ф. Маланом, который став премьер-министром, политику
сегрегации трансформировал в апартеид (апартхейд), ставший
официальным политическим курсом вплоть до 1994 г. Лишь с президентства
Нельсона Манделы (1994-1999) в ЮАР начался переход к демократическому
режиму. С 1996 г. в ЮАР начала работу «Комиссия по доверию и
примирению» во главе с архиепископом Д. Туту, рассматривающая
преступления во времена прошлого режима.
Незамеченным остается факт, что в республике Корея вплоть до начала
1990-х гг. господствующим был авторитарный режим. Президент Ли Сын
Ман (1948-1960) в 1948 г. издает Закон о национальной безопасности,
направленный на пресечение антиправительственной деятельности. В стране
была введена политическая проверка на лояльность власти в
государственных органах, СМИ, в сфере образования. Страну сотрясали
политические репрессии, аресты, антикоммунистические кампании. В июле
1952 г. Ли Сын Ман добился у парламента республики отменить ограничение
на президентское кресло, и на этот пост он избирался в 1952, 1956 , 1960 гг.
В период Второй (1960-1963), Третьей (1963-1972) и Четвертной
республики (1972-1979) в Южной Корее главой государства был генерал Пак
Чон Хи (ранее было принято написание Пак Чжон Хи), который официально
стал президентом после выборов в 1963 г. С 1972 г. Пак Чон Хи
концентрирует в своих руках все рычаги власти, распускает парламент,
вводит запрет на политические партии, митинги и собрания, закрывает
периодическую печать. В 1972 г. была принята новая Конституция «Юсин»
(обновление), узаконивавшая диктатуру президента, вводившая возможность
продления его власти на неопределенный срок, провозглашавшая «идею
чучхесон» (сам себе хозяин, самостоятельность в развитии). Причины
перехода к «Юсин» состоят в том, что концентрация власти нужна была для
подавления оппозиции; для того, чтобы установить порядок, политическую
стабильность в авторитарном понимании для формирования самостоятельной
национальной экономики и проведения независимой внешней политикой. В
экономическом плане страна совершила рывок – «корейское экономическое
чудо», но в политической сфере наблюдалась задержка демократического
развития, сохранение авторитарных традиций, проведение массовых
репрессий. Лишь президент Ро Дэ У (встречается прочтение Ро Тхэ У) (1988-
1993) осуществил переход от диктатуры к демократии, сделал ставку на
сотрудничество с оппозицией. В стране были освобождены
политзаключенные, произошла отмена недемократических законов,
объявлено о невмешательстве правительства в деятельность СМИ, началось
рассмотрение преступлений прежних режимов. Впервые за 30 лет в 1992 г.
были проведены свободные прямые выборы.
Корейская народно-демократическая республика (КНДР) с 1948 г.
продолжает оставаться авторитарным государством с однопартийной
диктатурой во главе с Трудовой партии Кореи (ТПК). В стране отсутствует
оппозиция, любая критика вождей приводит к заключению в
концентрационных лагерях, распространен культ личности (Ким Ир Сен –
«Вечный президент страны», Ким Чен Ир – «Великий руководитель КНДР»,
Ким Ын Чен – «Высший руководитель КНДР»).
Индонезия. При президентах Сукарто (1945-1968) и Сухарто (1968-
1998) власть была авторитарной. В 1957 г. Сукарно официально призвал к
отказу от западной либеральной демократии в пользу индонезийской
«управляемой демократии». В ответ армия и население Внешних островов
выразили протест, а на юге Сулавеси вспыхнуло восстание. После этого
Сукарно объявил военное положение на всей территории страны. Генерал-
майор Сухарто в 1960-х гг. сумел консолидировать общество, хотя ему и
пришлось содержать в заключении длительное время несколько тысяч
человек, в том числе лидеров компартии Индонезии. В Индонезии после 1965
г. был установлен фактически авторитарный режим генерала Сухарто,
сохранявшийся более 30 лет. В 1966 г. власть окончательно перешла к
вооруженным силам во главе с Сухарто. Новое правительство наложило
запрет на деятельность Коммунистической партии Индонезии. В 1967 г.
Сухарто лишил Сукарно всех полномочий, а в 1968 г. занял пост президента.
Сухарто подверг жестким ограничениям деятельность политических партий,
создав при этом льготные условия для своей собственной политической
организации – Голкар (Голонган карья). При Сухарто военные
распространили свое влияние на всю политико-административную структуру
государства и приняли самое активное участие в экономическом развитии
страны. Такое положение было узаконено концепцией двойной функции
вооруженных сил, согласно которой армия несет ответственность не только
за внутреннюю безопасность и национальную оборону, но и практически за
все социально-политические сферы жизни государства. Сухарто назначал
военных министрами, судьями Верховного суда, губернаторами провинций,
главами администраций округов и даже деревенскими старостами.
21 мая 1998 г. президентом Индонезии стал Б. Ю. Хабиби, начавший
процесс перехода от авторитарности к демократии, состоявший из широких
политических преобразований, либерализации партийной системы и
избирательного законодательства. Лишь в 2004 г. первым всенародно
избранным президентом Республики Индонезии стал генерал в отставке
Сусило Бамбанг Юдойоно.
Камбоджа (Кампучия в 1975-1979) после обретения независимости в
1953 г. была парламентской монархией, после переворота 1970 г. стала
республикой. В период нахождения у власти генерала Пол Пота (1975-1979)
были запрещены все партии, кроме Коммунистической партии Кампучии,
следовавшей идеологии наци-маоизма, маоизма, национализма. Население
страны было разделено на три категории: «основной народ», «новый народ»
и третья группа, подлежащая массовым репрессиям (интеллигенция,
госслужащие и военные прежних режимов, духовенство, ряд этнических
меньшинств – лао, тайцы, кула, конфессиональные группы, особенно
мусульмане). Режим сопровождался массовыми репрессиями и голодом, что
привело к гибели, по разным оценкам, от 1 до 3 млн. чел. Лишь с 1993 г.
после возвращения короля Сианука и реставрации монархии в стране
началось формирование демократических институтов власти.
Специфическими чертами Пакистана с 1948 г. является
персоналистский авторитаризм – авторитарный режим власти, при котором
персона правителя играет исключительно важную роль. Президент станы
олицетворяет исполнительную, законодательную, символическую власть. В
стране наблюдалась постоянная смена военных режимов гражданскими,
когда гражданский режим обретает авторитарные черты, а военный тяготеет
к демократическим формам. История Пакистана с к. 1960-х гг.
представляется историей политической борьбы трех составляющих – клана
Бхутто, клана Шарифов и военных администраций; и каждая из них, приходя
к власти, «переписывала» конституцию, борясь за верховенство премьер-
министра (гражданские) или президента (военные).
Египет после свержения монархи в 1952 г. начал строительство
светского социалистического арабского государства. Формально
многопартийность присутствовала, но власть президентов Г.А. Насера (1956-
1970), А. Садата (1970-1981), Х. Мубарака (1981-2011) была монократична,
что привело к «арабской весне» 2011 г. и свержение власти последнего.
Подобно египетскому варианту пошел ряд арабских стран, где
установились военно-диктаторские режимы или другие варианты
недемократических режимов. Так, в 1969 г. в Ливии после свержения
монархии власть сконцентрировалась в руках «Движения свободных
офицеров юнионистов-социалистов» во главе с Муаммаром Каддафи. Вся
полнота власти перешла к Совету революционного командования (СРК) во
главе с М. Каддафи. В декабре 1969 г. СРК объявил, что любые попытки,
направленные на свержение революционного режима, будут караться
смертной казнью. В 1972 г. был принят закон о контроле над прессой, в
результате которого были национализированы частные газеты, все средства
массовой информации перешли под контроль государства, была введена
цензура на публикации, позиция авторов которых расходилась с
политическим курсом СРК. Единая для всего населения страны
информационная система исключала возможность публично выражать
взгляды, не совпадавшие с линией революционного руководства. В 1977 г.
Всеобщий народный конгресс (ВНК) одобрил новое название страны –
Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия («народное
государство», СНЛАД). Коран объявлен основным законом – фактически
эквивалентом отсутствующей «светской» конституции. Принципы
уникального строя Ливии сформулированы М. Каддафи к середине 1970-х гг.
как «третья всемирная теория», отрицающая капитализм и коммунизм. В
июне 1988 г. по инициативе М. Каддафи чрезвычайная сессия ВНК
провозгласила «Зеленую декларацию прав человека». Даже на этапе
экономической либерализации в стране в 1980-1990-х гг. назначение на
ключевые посты было связано с клановой принадлежностью кандидата к
племени аль-каддафа. М. Каддафи внедрял в структуры политической власти
выходцев не только из своей семьи, но и представителей своего племени.
Комитет народного контроля возглавил О. Ат-Таиз, новая фигура в
ливийской правящей элите из числа выходцев из племени аль-каддафа.
Структуры народных комитетов обороны также оказались подчинены
соплеменнику М. Каддафи – А.Р. Ас-Сауса, генеральным прокурором стал
выходец из того же племени – А.С. Аль-Мизигви. Под лозунгами
либерализации происходила дальнейшая абсолютизация власти М. Каддафи:
как и в ряде других арабских государств, в случае Ливии коммерциализация
госсектора не предполагала отказа от авторитаризма. Джамахирия была
свергнута в ходе «арабской весны» 2011 г.
В Сирии период 1946-1963 гг. отмечен «качелями» от гражданского
правления к военному, пока в ходе т.н. «революции 8 марта» 1963 г. к власти
не пришла партия БААС (ПАСВ – Партия арабского социалистического
возрождения) во главе с Амином аль-Хафезом. В среде захватившей власть
партии БААС началась межфракционная борьба, а также усилился конфликт
между офицерами-суннитами и офицерами-алавитами в Военном комитете
БААС. Это привело к новому государственному перевороту 13 ноября 1970
г., когда к власти пришло военное крыло БААС во главе с алавитом Хафезом
Асадом. Главной опорой режима Х. Асада стала армия и структуры
безопасности, в которых быстрыми темпами шла смена суннитского
офицерства на алавитов. Конституция Сирийской арабской республики 1973
г. вводила в стране президентскую республику с широким полномочиями
главы государства. Президент обладал законодательной инициативой,
правом отлагательного вето. Президент мог издавать законы-декреты в
перерывах между сессиями парламента. Глава государства был вправе
выносить законопроекты на референдум, минуя парламент. Он обладал
функцией роспуска парламента, а парламент мог привлечь президента к
ответственности только в случае государственной измены. Президент был
главой исполнительной ветви власти, мог вводить чрезвычайное положение,
объявлять войну, всеобщую мобилизацию. С 1976 г. начались кампании
исламистов, направленные против правящего светского режима, что стало
поводом к запрету «Братьев-мусульман», а затем и других партий. В 1990-х
правительство Сирии продолжало проводить жесткий внутриполитический
курс. Число лиц, находившихся в заключении по политическим причинам,
составляло, по данным международных правозащитных организаций,
несколько тысяч человек. По мнению В. Ахмедова, за годы правления Х.
Асада в Сирии была создана авторитарная система правления и сильное с
точки зрения внутренней безопасности государство. Режим Х. Асада был
персонифицирован до такой степени, что Сирия стала называться «Сирией
Асада», о чем гласили многочисленные лозунги и плакаты на улицах
сирийских городов. Контроль Х. Асада над системой частично обеспечивался
за счет использования патронажной общественно-политической сети
базирующейся на семейных, племенных, конфессиональных и земляческих
связях. Одновременно практиковалась институализированная форма
авторитаризма. Концентрация сверхвласти в руках президента гарантировала
на практике, что Х. Асад не может быть смещен конституционным путем до
тех пор, пока он сам не решит покинуть свой пост. Устойчивость власти в
САР базировалась на следующих основных опорах – алавитская община и
семейный клан Асадов, правящая партия «БААС», армия и спецслужбы,
государственный бюрократический аппарат и новая национальная
буржуазия. Они обладали надежными каналами управления государством,
были способны защитить режим в случае необходимости и обеспечивали в
целом мирное сосуществование правящих элит. Политическая либерализация
начнется только при Башаре Асаде с 2000 г.
В монархических режимах власть была более стабильной.
Единственной страной, которая после Второй мировой войны, поступательно
и непрерывно реализовывала демократические принципы в государственном
устройстве, была Япония. В период американского военного присутствия
(1945-1952) происходила трансформация политической системы в сторону
парламентской демократии. Это происходило сложно, так как в Японии
традиционно считалось, что каждый человек должен заниматься своим
определенным делом, а участвовать в управлении простому человеку –
немыслимо. В стране трудно приживалась система политических партий и
конституционные гарантии прав человека, поскольку в японской традиции
всегда делался акцент на обязанности, а не на права личности.
С целью искоренения воинственного духа, милитаризма около 660 тыс.
человек госслужащих подверглись проверке, около 200 тыс. были уволены
без права занимать какие-либо посты. Шли процессы роспуска
милитаристских общественных организаций и воссоздания политических
партий. Для военных преступников созван был Токийский международный
военный трибунал, который вынес в 1945 г. приговоры 28 лицам.
В октябре 1945 г. в Японии провозглашены были политические и
религиозные свободы, отменена цензура СМИ. 15 декабря 1945 г. Директива
оккупационных властей отделяла синтоистскую религию от государства. В
своем новогоднем обращении к народу в 1946 г. император Хиротито
публично отрекся от своего «божественного происхождения».
Осенью 1945 г. образованы Либеральная, Прогрессивная, Социалисти-
ческая и Коммунистическая партии. Появлялись и разного рода профес-
сиональные организации, постепенно активизировались профсоюзы. В
начале 1946 г. состоялись первые после войны выборы в японский
парламент. В них приняли участие и женщины – они также получили
избирательные права, что было новшеством для Японии. Японцы
участвовали в выборах, избирали парламент, формировали правительство на
базе парламентского большинства, но под контролем штаба оккупационных
войск генерала Д. Макартура.
Директива о демократизации системы образования (1945 г.) в школах
отменяла военное обучение и милитаризованное физическое воспитание,
запрещала шовинистическую пропаганду идей кокутай. Из
преподавательской среды исключались милитаристски настроенные и тесно
связанные с прежним режимом люди, возвращались ранее уволенные
либеральные учителя.
В сентябре 1946 г. проект новой Конституции Японии был утвержден
депутатами парламента, а вступила она в силу 3 мая 1947 г. Согласно этому
акту, Япония оставалась монархией, но император лишился сакральности,
божественности, став просто символом государства, без реальных прав в
управлении страной. В стране вводилась парламентская демократия.
Исполнительная власть представлена правительством, которое
формировалось победившей партией на выборах в парламент.
Законодательная власть находилась у двухпалатного Парламента. Нижняя
(Палата представителей) палата избиралась раз в четыре года по
избирательным округам (по 3-5 депутатов от каждого округа). Верхняя
(Палата советников) – выбиралась сроком на шесть лет из представителей
префектур Японии. Конституция 1947 г. провозгласила равенство
гражданских прав, в том числе и равноправие полов, демократические
свободы, категорически запретила детский труд.
Девятая статья Конституции была революционной, так как Япония
отказывалась от формирования вооруженных сил и их применения. Но в 1950
г. были образованы Резерв национальной полиции и «силы самообороны»,
которые по своей структуре выполняют функции поддержания порядка и
несения службы по гражданской обороне. Их общая численность на 2018 г.
составляет 247 154 чел. В Конституции зафиксирован принцип разделения
властей. Верховный суд независим и неподконтролен другим ветвям власти,
он обладает правом трактовать принятые парламентом законы на их
соответствие Конституции. Поправки в действующую Конституцию можно
2
вносить в случае согласия /3 действующего парламента при условии
проведения референдума по этому вопросу. Мы можем констатировать, что в
Японии в полной мере сформирован режим представительной демократии.
По рейтингу «Индекс демократии стран мира» за 2017 г. государства
делятся на 4 группы: полная демократия (позиции 1-19), недостаточная
демократия (20-76), гибридный режим (77-116), авторитарный режим (115-
167). Единственная страна Востока, отнесенная к полным демократическим
режимам, была признана республика Маврикий с показателем 8,22 (16
место). Южная Корея занимает 20 место с показателем 8,00, опережая даже
США (7,98). Средние показатели в этом рейтинге принадлежат Японии
(7,88), Тайваню (7,73), Южной Африке (7,24), Индии (7,23), Филиппинам
(6,71), Малайзии (6,54), Индонезии (6,39), Сингапуру (6,32), Тунису (6,32). А
вот к гибридным режимам отнесены были Турция (4,88), Марокко (4,87),
Ливан (4,72), Таиланд (4,63), Палестина (4,46), Пакистан (4,26), Ирак (4,09).
Самые низкие уровни, соответствующие авторитарным режимам, занимают
Иордания, Алжир, Вьетнам, Египет, Китай, ОАЭ, Афганистан, Иран, Ливия,
Йемен, Саудовская Аравия, Лаос. Сирия и КНДР находятся на
предпоследнем и последнем местах в списке с показателями 1,43 и 1,08,
соответственно.
3. Светскость или религиозность в новейшей истории стран
Востока Светскость versus религиозность. Вторым аспектом в
нациестроительстве был вопрос о выборе идеологической модели.
Практически все страны арабо-мусульманского мира в первой половине XX
в. продолжали придерживаться идеи ислама в качестве государственной
религии, но с постоянным сокращением привилегий духовенства в судебной,
экономической сферах и области образования и просвещения.
Лишь Турция радикально разорвала со своим прошлым, выбрав модель
светского государства на основе принципа лаицизма (от лат. laicus – не
принадлежащий к священству). С этой целью 3 марта 1924 г. меджлис
принял закон о роспуске халифата. В период 1924-1936 гг. меры по
секуляризации общества усилились: распускались дервишские ордена и
закрывались дервишские обители (текке), мусульманские усыпальницы
(тюрбе); ликвидировалось Министерство по делам религии и вакуфов (1924),
а вакуфные земли и собственность национализировались; закрывались
медресе и все школы перешли в ведение Министерства просвещения;
упразднялись нормы шариата; декларировалось право менять
вероисповедание (1926). Согласно новому Гражданскому кодексу (1926)
было запрещено многоженство, вводились нормы гражданского брака,
женщины получили право на брак с иноверцем; в 1928 г. из Конституции
была изъята статья об исламе как государственной религии; в 1934 г.
женщины получили избирательные права.
Во второй половине XX в. светская модель была избрана многими
восточными государствами, в том числе и арабскими, в ходе установления
республиканского режима и строительства арабского социализма (Ливия,
Египет, Сирия, Народно-демократическая республика Йемен). Так, в Египте
после переворота, устроенного группой «свободных офицеров» во главе с
Г.А. Насером в 1952 г. в стране была свергнута монархия. Египет в 1953 г.
стал республикой, выбравшей светскую социалистическую модель развития.
Исламистская партия «Братья-мусульмане» в 1954 г. была запрещена и
поставлена вне закона. Конституция Египта 1971 г. провозглашала равенство
всех перед законом независимо от пола, языка, вероисповедания, убеждений
и пр.; объявляла, что личная жизнь неприкосновенна и охраняется законом,
любое посягательство является преступлением и карается законом;
государство гарантировало свободу совести и отправления религиозных
культов; гарантировалась свобода мнений в устной и письменной форме,
если она не вредит целостности национальной культуры; свобода научного,
исследовательского, художественного и пр. творчества; провозглашалась
свобода печати, публикаций в СМИ, свобода собраний без оружия, свобода
создания ассоциаций. Революционной была статья ст. 11, которая позволила
женщине сочетать общественный труд с обязанностями в семье, предоставив
ей равные права с мужчиной в общественно-политической, культурной,
экономической и пр. областях, но в соответствии с нормами шариата.
Светская модель была взята на основу в Японии, когда в 1945 г.
синтоизм был отделен от государств и образования. КНР, КНДР, Индия
также избрали секулярную модель. В Афганистане после 1978 г. НДПА
жестко реализовывала курс на ослабление ислама, в монархическом Иране
шах М. Реза Пехлеви в ходе реализации «белой революции» существенно
урезал права и привилегии улемов. Реформы привели к увеличению прав
женщин традиционно исламской стране: право избирать и быть избранной в
Меджлис, увеличение прав женщин в семье, при разводе, при разделе
имущества, при определении судьбы детей. Фарохру Пара стала министром
просвещения, шахиня Фарах Пехлеви играла большую роль в этом. Был
Создан корпус просвещения, в который призывались военнообязанные со
средними высшим образованием, после шести месячной подготовки их
отправляли в сельские районы. ЮНЕСКО наградил корпус премией. Итогом
стало то, что 60% населения в городах были грамотными, в деревне процент
был ниже. Среди духовенства преобразования шаха вызвали жесткую
критику и желание свержения режима.
После исламской революции 1978-1979 гг. в Иране свергнута была
монархия и введена теократическая республика – Исламская республика
Иран. На референдуме в декабре 1979 г. была принята Конституция ИРИ,
вводившая исламский образ правления (велаят-е факих). Абсолютная власть
принадлежит Аллаху, а верховным руководителем ИРИ является Рахбар
(Верховный руководитель), который назначается из 12 ученых-богословов
(муджтахидов), и по Конституции наделен широкими полномочиями.
Рахбар является главкомом Вооруженных сил ИРИ, контролирует
работу всех трех ветвей власти, назначает Председателя Судебной власти,
председателя Организации по радио и телевидению, членов Комитета по
определению интересов общества, факифов (знатоков шариата) – членов
Наблюдательного совета (12 человек), членов Верховного совета культурной
революции. Органы государственной власти (парламент, правительство)
подчинены Рахбару и Наблюдательному Совету из 12 богословов и
правоведов, которых назначал Рахбар. Законодательная власть принадлежит
парламенту – Меджлису исламского совета. Законы, утвержденные
Меджлисом и подтвержденные Наблюдательным советом, вступали в силу,
Наблюдательный совет имеет право отклонить законы, отправить на
доработку. Если возникает конфликт между Парламентом и
Наблюдательным советом, то Рахбар назначает Ассамблею по определению
государственно целесообразности и она выносит решение по спорному
вопросу. Вводился пост президента, которого избирали на всеобщих выборах
из кандидатов утвержденных наблюдательным советом из 12 факифов. Его
мог сместить Рахбар. Роль президента сводилась к представительской и
исполнительной функциям, серьезных политических решений он
самостоятельно принять не мог.
Подводя итог, можно констатировать, что страны Востока в целом
проиграли борьбу между светскостью и клерикализмом на рубеже XX-XXI в.
4. Экономическая модернизация стран Востока в новейшее время.
Другой актуальной проблемой нациестроительства стал вопрос о выборе
экономической модели развития. Необходимо было решать проблему
независимости национальной экономики, ликвидировав режим капитуляций.
Также стоял вопрос о выборе экономической модели развития, о степени
вмешательства государства в экономику, о соотношении частного и
государственного сектора в экономике.
На начальном этапе страны Востока стремились создать независимую
национальную экономику с упором на развитие госсектора и тяжелой
промышленности. Как правило, для этого они использовали планирование и
вмешательство государства в экономическую сферу. При этом степень
вмешательства была различной (от полного контроля как в Китае, Турции,
КНДР до значительного присутствия как в Индии, Японии, Иране, Египте и
пр. странах). Другой особенностью следует назвать то, что независимо от
выбора модели развития (социалистической или капиталистической),
применение планирования было неизбежным. Главная причина заключается
в том, что в странах Востока не смогла сложиться богатая, самостоятельная,
конкурентно способная на мировом уровне национальная буржуазия, а
поэтому задачу модернизации экономики вынуждено было на себя взять
государство, даже в Японии, поскольку именно государство обладало
совокупностью ресурсов для поставленной цели.
Турция пошла по пути этатизма – максимального присутствия
государства в экономике, получившей названия государственного
капитализма. А также Кемаль Ататюрк поставил цель освободиться от
иностранной зависимости. Так, В 1920-х гг. государство стало выкупать у
иностранных владельцев промышленные предприятия, объекты
инфраструктуры, железные дороги, некоторые концессии. В 1933 г. Турция
добилась сокращения общей суммы внешнего долга и облегчения условий
его выплаты, т.е. не только валютой, но и товарами традиционного турецкого
экспорта. Окончательно Турция расплатилась со старыми долгами к 1944 г.
В 1929 г. закончился 5-летний срок, в течение которого по
Лозаннскому договору Турция должна была сохранять низкие таможенные
пошлины. В том же году был принят Закон о протекционистских пошлинах,
он защитил молодую национальную промышленность, таким образом
Турция восстановила таможенный суверенитет.
Политика этатизма. В 1930 г. был создан Центральный
республиканский банк. К нему перешли, выкупленные у Оттоманского
банка, акции и право денежной эмиссии. Банк стал главным средством
регулирования турецкой экономики в руках государства: он направлял
инвестиции главным образом в государственный сектор.
В государственном секторе создавались новые крупные
промышленные предприятия, строились новые железные дороги, у
иностранцев выкупались прежние дороги, порты, государство вкладывало
деньги в объекты прочей инфраструктуры. Государство ликвидировало
иностранные концессии путем либо аннулирования, либо посредством
выкупа.
В 1933 г. государство приступило к реализации пятилетних планов
экономического развития. Итогами первой пятилетки (1933-1937) стало
строительство промышленных предприятий за счет государства; увеличение
объема продукции, произведенной в госсекторе; развитие металлургической,
военной, кожевенной, добывающей, текстильной, бумажной, сахарной,
стекольной, химической, целлюлозной, мукомольной, спиртоводочной
отраслей промышленности. Таким образом, складывались те отрасли, для
развития которых требовалось отечественное сырье, следуя
импортозамещающей модели экономического развития. В 1930-х гг. Турция
отказалась от импорта многих товаров.
Все вопросы координировало Министерство экономики, которое
финансировало предприятия госсектора через систему государственных
банков, которые специализировались на различных отраслях: «Сюмербанк» –
на обрабатывающей промышленности, «Этибанк» – на добывающей
промышленности и энергетике; были банки, обслуживающие
металлургические заводы, пароходные компании и т.д. Все эти банки
участвовали и в управлении государственными предприятиями.
Этатизм проявлялся в государственном контроле за ценами. В 1920-е
гг. были установлены государственные цены на отдельные виды
сельскохозяйственных продуктов (табак, свеклу, пшеницу). В 1936 г. был
принят закон «О контроле за ценами на промышленные изделия». По
«Закону о национальной защите» (1940), власти взяли на себя право
определять себестоимость продукции, норму прибыли, масштабы
транспортных и накладных расходов. Такого рода жесткий контроль за
экономическими процессами сохранялся в Турции вплоть до начала 80-х гг.
XX в., когда к либеральным экономическим реформам приступил Тургут
Озал.
Авторитарное государство должно было взять на себя заботу о людях.
Оно регулировало цены и условия труда, не допуская массовой безработицы
и увольнений. В 1936 г. был принят всеобъемлющий «Закон о труде»,
вводивший 8-часовой рабочий день, еженедельные выходные, оплачиваемые
очередные отпуска, ограничивал сверхурочные работы, запрещал тяжелый
труд для женщин и подростков. Вводились и социальные льготы: оплата в
случае болезни и отпусков по беременности и т. д. Правда, деятельность
самих рабочих в поддержку своих интересов была строжайше запрещена. К
примеру, нельзя было бастовать. Но и рабочие защищены были от локаутов.
Закон не распространялся на работников ж/д, водного транспорта, с/х
рабочих.
Перемен в аграрном секторе фактически не было, сохранялись
пережитки феодализма, большая часть пахотных земель принадлежала
крупным собственникам, бывшим помещикам. Помимо отмены натурального
налога, в начале 1920-х гг. государство наделяло безземельных крестьян
землей из государственного фонда (за счет земель, экспроприированных у
греков, армян и курдов). Правительство пыталось создать условия для
повышения товарности сельскохозяйственного производства, увеличить
сборы хлопка, табака и других экспортных культур. В годы мирового кризиса
проводились государственные закупки сельскохозяйственной продукции,
чтобы поддержать уровень цен. Для финансирования крестьян был создан
Сельскохозяйственный банк. Правительство создавало сбытовые
кооперативы, кредитные общества, организовывало борьбу с сельхоз
вредительством, расширяло сеть сельскохозяйственных учебных и научных
заведений. В 1938 г. аграрный сектор давал 40% в национальном доходе, а
промышленность лишь 13%.
После третьего военного переворота Тургут Озал приступил к
реализации курса на либерализацию экономики, постепенного перехода к
рыночным механизмам от этатизма, получив эпитет «отец турецких реформ».
Государство отказалось от жесткого контроля над ценами, разрешив
свободное их формирование; более чем вдвое сократилось число чиновников
и служащих в государственных экономических организациях (ГЭО). Стали
снижаться дотации госсектору, предприятия потеряли возможность
пользоваться льготными кредитами и ценами на промышленное сырье и
услуги.
Были сняты ограничения для иностранных инвесторов – в страну
устремился капитал: с 1980 г. ежегодно возникает до 17 тыс. совместных
предприятий. Возрос объем денежных переводов от сотен тысяч граждан
Турции, работающих в странах Западной Европы. Многие стали
возвращаться в Турцию, используя накопленный капитал для создания
мелких предприятий, ориентированных на экспорт и услуги. Вместе с тем
были приняты строгие меры для обуздания инфляции (высокие процентные
ставки, низкая заработная плата), ужесточен контроль над использованием
валюты. С 1984 г. началась широкая приватизация низкорентабельных
предприятий госсектора. В январе 1984 г. принят Закон о поощрении
экспорта, предусматривавший создание специальных фондов для поддержки
предпринимателей, скидки в налогообложении, льготные таможенные
тарифы. В июне 1985 г. принят Закон о создании свободных экономических
зон. Речь шла о двух зонах – Мерсине и Анталье. Там началось быстрое
развитие инфраструктуры и иностранного туризма, создание
экспорториентированных производств с привлечением иностранного
капитала. Экономическая реформа в Турции продолжалась и в 1990-е гг.:
темпы ежегодного прироста ВНП увеличились до 8%, экспорт в конце 1990-х
гг. превысил $30 млрд., причем 80% в нем составляли промышленные
изделия. Появилось огромное количество новых частных предприятий,
производящих высококачественную продукцию. Валютные резервы Турции
превысили $26 млрд., ВНП на душу населения – $3 тыс. Турция превратилась
в высокоразвитую страну, поставляющую конкурентную продукцию на
мировом рынке.
Подобный путь развития экономики прошли КНР, Индия и ряд других
стран. В КНР с 1949 г. курс на социализм предполагал решение двух задач –
осуществление социалистической индустриализации и установление
социалистических производственных отношений. В 1950 г. был принят
«Закон о земельной реформе КНР», согласно которому земля крупных
собственников конфисковывалась и реквизировалась, кроме той, которая
обрабатывалась членами семьи; конфискованное имущество переходило в
частную собственность безземельных и малоземельных. Протекционные
меры правительства, реализация аграрной реформы позволили преодолеть
депрессивное состояние рынка, способствуя дальнейшему развитию
рыночного механизма, быстрому восстановлению народного хозяйства.
Частный сектор в 1949 г. давал 2/3 промышленно продукции, контролировал
3
/4 оптового и более 80% розничного рынка. К 1951 г. легкая
промышленность была восстановлена, почти все частные предприятия были
рентабельны.
В руководящей элите КПК усиливаются споры вокруг вопроса о роли
частного капитала в экономике страны. Выделились две группировки:
сторонники рыночного пути к социализму (их называли прагматиками или
умеренными), во главе се Дэн Сяопином, Лю Шаоци, Бо Ибо, Чэнь Юнем,
Чжоу Эньлаем. Противоположное крыло составляли радикальные утописты
под руководством Мао Цзэдуна, Гао Гана, Цзян Цин – жена Мао, которые
ориентировались на сталинскую модель форсированного социально-
экономического развития.
С 1951 г. правительство переходит к мерам по перекачке средств из
частного сектора в государственный. Это сопровождалось кампаниями
«борьбы против трех зол» (коррупции, бюрократизма, расточительства),
«борьбы против пяти зол» (уклонения от уплаты налогов, хищения сырья,
спекуляций и пр.). В октябре 1953 г. была введена хлебная монополия,
объявлено о централизованной заготовке зерна и других продуктов. Эти
меры сопровождались повышением налогов, созданием производственных
кооперативов. С 1952 г. началась массовая кампания, направленная на
форсированное кооперирование, и к 1956 г. 96% крестьянских хозяйств были
объединены в кооперативы.
Для преодоления отсталости в экономическом развитии страны Мао
Цзэдун и его сторонники выбирают курс на создание госсектора посредством
общего планирования. Первый пятилетний план рассчитан был на 1953-1957
гг. и предусматривал: индустриализацию страны, начало преобразований в
социальной сфере в рамках социализма. План этой пятилетки был выполнен
и перевыполнен (построены ГЭС, электростанции, заводы и комбинаты) –
промышленное производство превысило уровень 1952 г. на 141%. Быстрыми
темпами развивалась тяжелая промышленность, появились новые отрасли:
автомобилестроение, строительство самолетов, тракторов, военная
промышленность на высоком уровне. Но вторая часть плана о социальных
преобразованиях не была реализована.
В период 1953-1954 гг. были заключены соглашения с СССР о
содействии в возведении 156 индустриальных объектов. Кроме того, СССР
оказывал еще и безвозмездную помощь. В 1956 г. Мао Цзэдун убедил КПК в
необходимости форсированного, «скачкообразного» решения задач
модернизации КНР. Параллельно с кооперированием государство стремилось
поставить под свой контроль частный сектор: к 1955 г. ок. 80% мелких и
средних частных предприятий под контролем государства, а крупные
предприятия через государственные (паевые) вложения превращались в
государственно-частные (смешанные) фирмы.
Мелкие и средние предприятия переходили под управление
государственных на основе выкупа у частников (бывшим владельцам
выплачивали 5% годовых в течение семи лет). К 1957 г. ликвидирована была
частная собственность; резко ограничены рыночные отношения;
значительного уровня достигла диспропорция в народном хозяйстве;
население было мобилизовано на ирригационные работы; для повышения
урожайности внедряли нетрадиционные и зачастую антинаучные методы
ведения хозяйства.
Инициаторы «большого скачка» делали акцент на максимальную
мобилизацию гигантских трудовых ресурсов страны. По существу, это была
попытка в кратчайшие сроки превратить Китай в мощную державу
внеэкономическими методами. Лозунг «вся страна варит сталь» привел к
созданию кустарных печей по всей стране. Население городов, деревень
создавало печи, и после работы варило стать, которая в итоге оказалась
низкого качества, даже непригодная для переплавки.
В мае 1958 г. 2-я сессия VIII съезда компартии одобрила курс «трех
красных знамен»: генеральная линия; большой скачок; народные коммуны.
Введен новый пятилетний план на 1958-1962 гг. под лозунгом «три года
упорного труда – 10 тысяч лет счастья!». В августе 1958 г. Мао Цзэдун
настоял на принятии решения о создании по всей стране народных коммун
как универсальной формы социальной организации коммунистического
общества КНР. Коммунизация подразумевала тотальное обобществление
жизни, отмену приусадебных участков, распределение доходов по труду.
«Большой скачок» дорого обошелся народу, по стране прокатился голод,
которого не знали не во время мировой войны, ни и в период гражданской.
После смерти Мао Цзэдуна прагматики с 1979 г. стали проводить
политику урегулирования народного хозяйства по нескольким направлениям:
1) были сокращены капиталовложения в тяжелую промышленность;
2) приоритетное развитие легкой (текстильной) промышленности;
3) приоритетное развитие сельской промышленности, повышение
закупочных цен на сельхозпродукты;
4) 1978 г. была введена система подворного подряда, шло
восстановление приусадебных участков, подсобных промыслов, местных
рынков;
5) шла переориентировка военной промышленности (конверсия) на
производство товаров народного потребления;
6) в период 1979-1982 гг. была введена «система производственной
ответственности», когда крестьяне получали на правах личного пользования
участки земли, которые раньше принадлежали им же до коллективизации,
заключали договор с руководством производственной бригады,
представляющей интересы государства, и индивидуально работал.
Уже через два-три года рынок наполнился товарами народного
потребления, заметно снизился товарный дефицит, повысился уровень
потребления и уровень жизни населения. К середине 1980-х гг. уровень
негосударственного сектора в экономике заметно вырос за счет сокращения
госсектора.
С 1997 г. началась новая волна реформ, связанная с переходом к
многоукладной экономике «рыночного социализма». Было провозглашено
развитие крупного фермерского хозяйства, шло формирование районов
экспортного производства (Гуандун, Фуцзянь, дельта р. Янцзы, дельта р.
Чжуцзян (Жемчужная). Вторая половина 1990-х гг. отмечена увеличением
доли инвестиций государства и бизнес-сообществ в районы экспортного
производства. Для инвестиций в районы экспортного производства
превысила ½ всего объема инвестиций страны. За период 1992-2000 гг.
увеличились темпы роста иностранных капиталовложений. В ноябре 2001 г.
КНР вступила в ВТО, что повлекло снятие таможенных барьеров и
ограничений для зарубежных партнеров при импорте их продукции в Китай.
Результатом явился резкий рост объема внешней торговли – с $510 млрд. в
2001 г. до $851 млрд. в 2003 г. и $ 3трлн. 703 млрд. в 2017 г.
В 1960-1970-х гг. в азиатских странах Востока прошли радикальные
изменения, приведшие к появлению новых индустриальных стран (НИС).
Первой державой стала Япония, которая, применяя достижения научно-
технической революции, совершила рывок, получивший название
«экономическое чудо». В период с к. 1950-1973 гг. темпы экономического
роста Японии составляли до 11% в год, а темпы роста промышленности
составлял ок. 10% ежегодно).
Преобразования, проведённые американской оккупационной
администрацией, кардинально изменили облик страны, создали надёжную
основу для дальнейшей модернизации экономики страны и сложившихся там
общественных отношений. Именно они дали импульс формированию новой
японской модели развития в последующий период.
Оккупационные власти ликвидировали дзайбацу – крупнейшие
монополистические объединения Японии, замкнутые семейные концерны,
которые играли ведущую роль в структуре японской экономики; провели
аграрную реформу, упразднившую помещичье землевладение. Американские
специалисты оказывали помощь в восстановлении экономики страны и в
налаживании современного управления хозяйственными процессами.
Источники «экономического чуда». 1) Коренная техническая
реконструкция, когда шло обновление основного материального капитала
японской промышленности, оборудование заменялось новым, самым
передовым. Причем внедрялся производственный опыт и научно-
исследовательские открытия и конструкторские разработки (НИОКР)
передовых стран. Японцы покупали лицензии и патенты на новые
технологии, потом дорабатывали и внедряли уже в промышленное массовое
производство. Это позволяло экономить время и деньги на развитие
технологий. Так например, когда в США был создан первый приёмник на
транзисторах (1955), и уже через несколько месяцев фирма «Сони»,
купившая лицензию на его производство, запустила в широкую продажу
карманную версию. 2) Данный подход находил всецело поддержку со
стороны государства. Благодаря правительственным учреждения,
многочисленным фондам, лабораториям, консультационным пунктам,
научно-исследовательским институтам государство предоставляло разного
рода льготы на внедрение передовых технологий и оборудования, в
частности специальные займы, дотации, скидки в налогообложении,
страхование от возможных убытков. В 1973 г. был принят «План
реконструкции японских островов», который предусматривал перевод целого
ряда предприятий и производств в новые районы страны за счёт средств из
госбюджета. Японское государство поставило под контроль и развитие
сельского хозяйства, ориентируясь на создание крупных капиталистических
хозяйств по типу американских ферм, что должно было стимулировать
развитие производства. Таким образом, государство эффективно влияло на
ход экономических процессов в стране. 3) Низкие военные расходы (1% от
ВНП) позволили все внутренние средства перебросить на поддержку
национального производителя. 4) Отмена репарационных выплат также стала
основой для «экономического чуда». 5) За счет высокого уровня частных
накоплений (1/3 своих доходов японцы откладывали) государство смогло эти
аккумулированные в банках сбережения использовать для кредитования
японской экономики. 6) Низкий уровень зарплат японских рабочих и
служащих в 1960-х гг. позволил государству мобилизовать средства изнутри,
не прибегая к значительным внешним займам. Так, в 1969 г. зарплаты
японцев были в 4 раза ниже, чем в США; на 40% меньше, чем в странах
Западной Европы. 7) За счет небольших отчислений на социальные нужды,
так как в Японии забота о престарелых лежала на родственниках, поскольку
принято было жить большими семьями. За счет это государство и смогло
перенаправить средства на экономические реформы. 8) Власти Японии
изысканные средства вложили в образование и профессиональную
подготовку с целью опережающего развития, полагая, что это в будущем
даст наивысшую отдачу. С этой целью шло постоянное увеличение
финансирование этих сфер. С 1950 по 1980 гг. количество вузов увеличилось
более чем в 2,2 раза, численность преподавателей – в 5 раз, студентов – в 8
раз. В 1980-е гг. Япония опередила развитые страны Запада по удельному
весу молодых людей, имеющих высшее образование, что было связано с
резким расширением государственного финансирования этой сферы.
Благодаря подобной политике в области образования стали возможными
1/
собственные научно-технические достижения, которые давали почти 2

прироста ВНП. На сегодняшний день доля вложений Японии в НИОКР от


ВВП составляет 3,14% на 2016 г. (для сравнения самые высокие показатели в
Израиле – 4,25%, Южной Кореи – 4,22% от ВВП). 9). Существенно
расширился внутренний рынок страны. В результате проведённых аграрных
преобразований значительно повысился спрос аграрных производителей на
сельхозтехнику, удобрения, химикаты и т.д. Умело формировался
потребительский спрос городского населения. В 1950-1960-е гг. в стране шла
пропаганда наличия в семье «трёх сокровищ» (телевизор, стиральная
машина, холодильник), которые являются признаком принадлежности к
«среднему классу», символом престижа и материального благополучия. В
1970-х гг. номенклатура изменилась: цветной телевизор, кондиционер и
автомобиль. Быстро расширявшийся внутренний рынок позволил создать
сильную и конкурентоспособную электротехническую промышленность,
мощное автомобилестроение. 10) Бурный экономический подъём был
напрямую обусловлен особенностями японского национального характера,
позволяющего быть усердными тружениками. Официально поощряемые
патернализм («отеческое» отношение к подчиненным) и пожизненный найм
в крупных японских корпорациях позволяют рабочим и служащим считать
себя неотъемлемой частью «своих» предприятий. Этому же способствуют и
характерные для японцев традиции общинного сознания. Быстрый
экономический рост во второй половине 1950-х – 1973 гг. позволил Японии
создать мощную промышленную структуру по типу развитых западных
стран и превратиться в экономическую супердержаву.
По подобному типу пошли т.н. «четыре азиатских тигра» или
«дракона» первой волны НИС (Гонконг, республика Корея, Сингапур и
Тайвань) в 1973-1998 гг. После финансового и экономического кризиса 1997-
1998 гг. сформировались вторая волна НИС (Малайзия, Таиланд, Индия),
третья группа НИС (Турция, Индонезия) и четвертая волна НИС (Иран,
Филиппины). В результате регион Восточной и Юго-Восточной Азии
превратился сегодня в один из важнейших центров мирового хозяйства,
способный участвовать в глобальной экономике на паритетных началах с
ведущими странами Запада. Особенность второй, третьей и четвертой волны
формирования НИС заключалась в переходе от импортозамещающей модели
развития к экспортоориентированной, отхода от жестких методов
государственного планирования и вмешательства в экономику, в ставке на
развитие сферы услуг и финансового сектора, в значительном вложении
государства и бизнеса в НИОКР, в наличие дешёвой рабочей силы.
В ряде арабских стран трансформация экономической сферы
проходила под влиянием нефтяного фактора. Так, в Саудовской Аравии
после обнаружения нефти в 1938 г. была создана «Арабиен-Американен Ойл
Компани» (АРАМКО) в 1944 г. Нефть, добываемая в Саудовской Аравии,
была в 10 раз дешевле, чем в США, в 5 раз, чем в Венесуэле. В начале 1960-х
гг. король Фейсал ибн Абдель Азиз начал проведение коренных социально-
экономических реформ, целью которых было ускорение социально-
экономического развития королевства. Благодаря обретению контроля над
нефтяными ресурсами, саудовцы получили в свое распоряжение огромные
суммы в нефтедолларах, что дало возможность правящей семье осуществить
широкомасштабные преобразования всего общества. Подобная ситуация
была в ОАЭ, Ливии, Иране, Ираке.
5. «Вызовы» стран современного Востока. Одной из основных
трудностей, с которой приходится сталкиваться странам Востока в начале
XXI в., является проблема перенаселённости. Сегодня в Азии проживает 4
млрд. 519 млн. человек, в Африке – около 1 млрд. 277 млн. человек, что в
общей сложности составляет почти 79% населения планеты. Темпы прироста
численности населения в афро-азиатских странах за последние 50 лет
устойчиво держались на уровне 2-2,25% в год, а в ряде случаев (например, в
Африке южнее Сахары), нередко превышали 3%. В развитых же странах
Запада они не поднимались выше 1%.
Сегодня самые низкие темпы прироста населения из всех
цивилизационных зон и регионов Востока наблюдаются в странах Восточной
Азии, наиболее высокие темпы демографического роста демонстрируют
страны Южной и Западной Азии. Особенно велика рождаемость в
мусульманском мире, население которого на протяжении ХХ в. возросло
почти в 5 раз. Причём наиболее высокий демографический прирост
происходит сегодня в самых бедных странах. Неконтролируемый рост
населения порождает множество трудноразрешимых социально–
экономических проблем. Так, одно из причин «арабской весны» стал
демографический фактор. Значительная доля молодого населения, имеющее
высшее образование, не могла найти работу, соответствующую
квалификации, что привело их к участию в протестных движениях.
С этой проблемой тесно связан вопрос преодоления бедности и
отсталости стран афро-азиатского региона, а также разрыв между доходами
населения стран Востока. Так, по состоянию на 2017 г. Всемирный банк все
державы делит на страны с высоким уровнем дохода на душу населения
(выше $12,616), со средним уровнем дохода (от $1,036 до $12,615) и низким
уровнем дохода (от $1,035 и ниже). К первой группе относятся Катар – $75
660, Сингапур – $51 880, Гонконг – $43 240, ОАЭ – $40 480, Япония – $38
000, Южная Корея – $27 650, Саудовская Аравия – $21 750. Ко второй группе
принадлежат Турция, Малайзия, Китай, Ливан, Иран и пр. Самые низкие
доходы на душу населения в год в Бурунди – $280, Афганистане – $580 и
других стран, в основном Африки. При этом наблюдается разница в
получении доходов среди стран афро-азиатского региона. Так, экономика
Гонконга, Китая, Южной Кореи, Сингапура основана на производстве и
третичном секторе экономике, а дохода ОАЭ, Катара, Саудовской Аравии
строятся в основном на нефтяных поступлениях.
Второй проблемой стран Востока является рост числа т.н. «failing
states» и «failed states» (деградирующих и несостоявшихся или
развалившихся государств, соответственно). Эта проблема амбивалентна,
поскольку с одной стороны, постоянно увеличивается количество
суверенных государств. Самыми молодыми из них а остаются Восточный
Тимор, который обрёл суверенитет в 2002 г. от Индонезии, республика
Южный Судан объявившая о независимости в 2011 г. от мусульманской
части Судана. С другой стороны, ряд суверенных государств являются
непрочными, так как государственные институты либо утратили или не
обрели способности управления в главных сферах компетенции. Речь идет о
государствах, институты которых не в состоянии или более не в состоянии
оказывать населению определенные элементарные услуги, т.е. отсутствует
полный или частичный контроль за территорией, наблюдается дефицит
государственных услуг, проявляются недостатки политического устройства.
У государств, относящихся к типу несостоявшихся или развалившихся (failed
states), не имеется в сколь-либо значимой мере ни одной из трех функций, так
что можно говорить о полном крахе или коллапсе государственности.
Примерами являются Сомали (с 1992 г.), Афганистан, Демократическая
Республика Конго, Центральноафриканская Республика, Либерия, Сьерра-
Леоне, Ирак.
Третья трудность развития стран Востока связана с «расползанием»
ядерного оружия и оружия массового поражения (ОМП). До конца 1980-х
гг. в «ядерный клуб» входило всего лишь 5 государств (США, СССР,
Великобритания, Франция и Китай). В 1998 г. в ядерные страны внесены
Индия и Пакистан, которые успешно провели испытания собственного
атомного оружия. Некоторые исследователи неофициально к ядерному клубу
относят Израиль и КНДР. В 1981 г. были прерваны попытки создания
ядерного оружия в Ираке.
Неконтролируемое распространение ядерного оружия вызывает
потенциальную угрозу, а вот реальную угрозу вызывает расползание ОМП. В
1960-е годы химическое оружие использовалось в ходе гражданской войны в
Йемене. В 1987-1989 г. Саддам Хусейн отдал приказ в ходе ирано-иракской
войны в отношении курдского населения применить химическое оружие
(операция «аль-Анфаль»). По данным правозащитных организаций
пострадало 182 тыс. чел.
В марте 2013 г. в Сирии во время гражданской войны произошла
химическая атака с использованием зарина близ Хан аль-Ассал, что в районе
Алеппо. Погибло 26 человек, пострадало боле 100. Ни одна из сторон не
смогла доказательно обвинить другую. В апреле 2013 г. правительственные
войска, по данным ООН, совершили атаку с использованием химического
оружия в Восточной Гуте, пригороде Дамаска. В результате обстрела
снарядами с зарином погибли, по разным данным, от 280 до 1700 чел.
Запасы химического оружия были полностью уничтожены в Южной
Корее (2008) и Индии (2009), Ливии (2014), Сирии (2014). Запасы
химического оружия до сих пор есть у Ирака (не приступил к уничтожению),
Японии (эта страна оставила после войны свои запасы на территории Китая,
сейчас японцы ведут работу по устранению вместе с китайцами).
Остается открытым вопрос о том, есть ли химическое оружие у стран,
не подписавших или не ратифицировавших конвенцию. По данным
Ассоциации по контролю за оружием, химическое оружие может быть у
Ирана, Израиля, КНДР и Египта, а это зоны потенциально конфликтные.
Глобального масштаба достигла угроза приобретения ядерного и ОМП
террористическими организациями.
Четвертной проблемой стран Востока можно считать миграцию
населения. Во-первых, это трудовая миграция, когда потоки из афро-
азиатских стран направляются как в индустриально развитые государства
мира, так и в страны своего региона, где требуется рабочая сила. В
Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре основная часть работающего населения
представлена не подданными этих монархий, а выходцами из других арабо-
мусульманских стран. Такие мигранты не обладают сколь-нибудь
гражданскими правами, создавая угрозу стабильности режиму и
безопасности в регионе. Одной из проблем миграции является процесс
«утечки мозгов». Так, в 2010 г. выходцы из Азии составляли 38,7% из состава
членов Кремниевой долины США, в 2015 г. уже 59,1%.
Во-вторых, расширился поток миграции, вызванный военными
конфликтами и гражданским противостоянием в Сирии, Йемене, Ираке,
Афганистане, Судане, Мьянме. Это вынужденные переселенцы, которые
оказались без средств к существованию, поэтому страны, принявшие их,
вынуждены брать на себя расходы по их содержанию (обеспечивать
питьевой водой, продовольствием, электричеством палаточные или
стационарные лагеря беженцев, предоставлять медицинские услуги и пр.).
Данные расходы зачастую ложатся непредвиденными и обременительными
тратами для бюджета стран, принявших переселенцев и беженцев.
В-третьих, среди мигрантов значительно выделяется мусульманский
поток в страны Европы и США: если в 1950 г. в западноевропейских странах
проживало всего 300 тыс. мусульман, то в 1970 г. их численность составляла
уже 2,7 млн. Сегодня, с учётом нелегальной иммиграции, этот показатель
составляет 19-25 млн. человек (реальное количество мусульман в Западной
Европе определить сложно, поскольку закон не разрешает регистрацию по
религиозной принадлежности). События «арабской весны», гражданские
войны привели к стихийности этого процесса.
Пятой проблемой является рост конфликтности в регионе. Рост числа
суверенных государств значительно усложняет геополитическую картину
мира, делает его нестабильным. Дезинтеграция полиэтнических государств
создаёт вполне реальную угрозу межэтнических конфликтов. К тому же, уже
сегодня мир становится слабоуправляемым, поскольку нередко политические
процессы в отдельных странах и регионах выходят из-под контроля
международного сообщества.
Шестая проблема тесно связана и вытекает из предыдущих, это угроза
международного терроризма. Причём нередко борьба с терроризмом
ведется такими методами, которые, наоборот, ведут к умножению его сил
(примером могут служить Афганистан и Ирак). Не удается совместными
усилиями решать и целый ряд других вопросов, имеющих международный
характер и требующих межцивилизационного взаимодействия
(перенаселённость планеты, энергетическая и продовольственная нехватка,
глобальное ухудшение экологической ситуации и др.).
Седьмая проблема стран Востока – быстрая урбанизация. Быстро
города растут в тех странах Азии и Африки, где наблюдается переход к
эскпортоориентированной экономике, когда сельское население мигрирует в
города и свободные экономические зоны (СЭЗ). Примером могут служить
китайский Чунцин, ставший в 1997 г. городом центрального подчинения с
населением более 30 млн. чел., что больше, чем проживает в Пекине или
Шанхае. Городами СЭЗ с большой численностью населения являются
Шэньчжэнь (более 11 млн. чел.), Шаньтоу (ок. 5 млн. чел.) Сегодня
большинство городов-гигантов находятся в Китае – свыше 100 городов с
населением более 1 млн. человек, в Индии – 37, в Индонезии и Нигерии – по
10, в Пакистане – 8 и т.д.
Урбанизация сопровождается диспропорцией в развитии регионов
стран Востока. Ускоренная урбанизация на Востоке выступает в качестве
дестабилизирующего фактора для мирового развития. Зачастую выходцы из
сельской местности не находят постоянной работы, пополняют
маргинальные слои городского населения и служат богатым «социальным
материалом» для различного рода радикалов и террористов (в первую
очередь, молодые люди с их нестабильным экономическим положением и
растущими потребностями).
Эти и другие, порой не менее важные проблемы свидетельствуют о
том, что глобализация в её нынешних формах и проявлениях дает
неоднозначные результаты для стран и народов Востока. Например,
глобализация знаний привела к совершенствованию здравоохранения и
увеличению продолжительности жизни. Но глобальная либерализация рынка
капитала, проводником которой выступал МВФ, увеличила нестабильность
мировых финансовых рынков, а львиная доля тягот от этой нестабильности
легла на беднейшие страны.
Сегодня на Западе многие интеллектуалы и политики призывают к
«обузданию» глобализации, установлению над ней эффективного контроля.
Одна из проблем состоит в том, что её экономическая составляющая явно
опережает политическую, что ведёт к углублению неравенства,
возникновению его новых форм. Ситуация усугубляется отсутствием
институтов, способных обеспечить демократическое принятие решений на
глобальном уровне. Исходя из этого, всё чаще раздаются голоса,
призывающие к кардинальной «реформе» глобализации.
Вопросы для самоконтроля:
1. В чем заключается причина распространения авторитарных моделей в
государственном устройстве стран Востока и их устойчивость?
2. Почему республики афро-азиатского региона оказались менее устойчивы?
3. Какие экономические трудности стояли и стоят перед странами Востока в
процессе нациестроительстве?
4. Какие страны Востока поменяли модель экономического развития в
течение XX – начале XXI вв. и с чем это связано?
5. Какие социальные угрозы стоят перед странами афро-азиатского региона
на современном этапе?
Литература
1. Восток и политика: Политические системы, политические культуры,
политические процессы. / Под ред. А.Д. Воскресенского. – 2-е изд., испр. и
доп. – М.:МГИМО, 2015. – 624 с.
2. История стран Азии и Африки после Второй мировой войны : учебник для
академического бакалавриата / под ред. С. И. Лунева ; Моск. гос. ин-т
междунар. отношений (ун-т) МИД России, Ч. 2. – Москва: Юрайт, 2016.
3. История стран Азии и Африки после Второй мировой войны : учебник для
академического бакалавриата / под ред. С. И. Лунева ; Моск. гос. ин-т
междунар. отношений (ун-т) МИД России, Ч. 1. – Москва : Юрайт, 2016.
4. Конфликты и войны XXI века (Ближний Восток и Северная Африка) /
Институт востоковедения РАН. – М.: ИВ РАН, 2015.
5. Политические системы современных государств: энциклопедический
справочник в 4-х т. / Под ред. А.В. Торкунова. – Том 2. Азия. – М.: Юрайт,
2016.