Вы находитесь на странице: 1из 3

THE ECONOMIST 19 AUGUST 2017

How is a speck of dust like an atom bomb? It sounds like a child’s riddle. But the answer may explain
the fate of many satellites that have failed prematurely in orbit over the years. For the riddle to work, the speck
must be travelling at70 km a Second, or thereabouts. If it is, the riddle’s solution is that both can generate an
electromagnetic pulse capable of knocking out unprotected electronic equipment.
Как частица пыли может быть сравнима по мощности удара атомной бомбы? Это звучит как
детская загадка. Но ответ кроется в судьбах многих спутников, которые за эти годы преждевременно
вышли из строя на орбите. Чтобы разгадать эту загадку, частица пыли должно двигаться со скоростью
70 км в секунду или около того. Если это так, то решение загадки состоит в том, что оба они могут
генерировать электромагнитный импульс, способный вывести из строя непротекаемую электронную
аппаратуру.

That, at least, is the hypothesis now being investigated by Sigrid Close of Stanford University. Dr Close
came up with it in 2010, when she was shooting small particles at various types of space-craft material placed
inside a vacuum chamber at the Max Planck Institute in Heidelberg, Germany. These experiments suggested
that when a micro-meteoroid, to give such dust its technical name, collides with a satellite, it will not just do a
small amount of mechanical damage. If travelling fast enough, it will also create a shock wave that vaporizes
part of the spacecraft’s metallic skin.
Такова, по крайней мере, гипотеза, которую сейчас исследует Сигрид Клоуз из Стэнфордского
университета. Доктор Клоуз придумала это в 2010 году, когда она засняла маленькие частицы в
различных видах материалов космических кораблей, помещенных в вакуумную камеру в Институте
Макса Планка в Гейдельберге, Германия. Эти эксперименты показали, что когда микрометеорит, такое
дали частицам пыли название, столкнется со спутником, он нанесет не малое количество механических
повреждений. Если он движется достаточно быстро, то также создаст ударную волну, которая расплавит
часть металлической оболочки космического корабля.

This will, in turn, create a plasma — a gas so energetic that its atoms have parted company with some of
their electrons, thus becoming ions. The plasma will then expand from its point of origin into the vacuum of
space. An atom bomb similarly creates an expanding plasma, albeit on a far grander scale. And, in both cases,
the difference in velocity within the expanding plasma between slow-moving (because heavy), positively
charged ions and fast-moving (because light), negatively charged electrons creates an electrical imbalance that
causes the emission of a pulse of electromagnetic energy powerful enough to disable nearby electrical
equipment.
Это, в свою очередь, создаст плазму — газ настолько энергичный, что его атомы распадаются с
некоторыми из своих электронов, став, таким образом, ионами. Затем плазма расширится от своей
исходной точки в вакуум пространства. Атомная бомба точно так же создает расширяющуюся плазму,
хотя и в гораздо большем масштабе. И в обоих случаях разница в скорости внутри расширяющейся
плазмы между медленно движущимися (потому что тяжелыми), положительно заряженными ионами и
быстро движущимися (потому что легкими), отрицательно заряженными электронами создает
электрический дисбаланс, который вызывает излучение импульса электромагнитной энергии,
достаточно мощного, чтобы отключить близлежащее электрическое оборудование.

The definition of "nearby"' is different in the two cases, of course. For a bomb it is many kilometres; for
a speck of dust mere centimetres. But even that short range, Dr Close reckons, is enough to do a satellite serious
harm.
Разумеется, определение "поблизости" в обоих случаях различно. Для бомбы это много
километров, для частицы пыли - всего лишь сантиметры. Но даже такого малого расстояния, считает
доктор Клоуз, достаточно, чтобы нанести спутнику серьезный вред.

Working out the details is tricky. But, in a paper published recently in the Physics of Plasmas, she and
her collaborator, Alex Fletcher of the Massachusetts Institute of Technology, use a type of modeling called
particle-in-cell simulation to do so. This technique attempts to follow the zillions of particles in a plasma by
treating groups of them as “superparticles”. These groups can be handled, statistically, in a way which apes
reality closely enough to be useful while remaining simple enough to be processed by a computer. Their
conclusion was that the pulse’s radiation will have a higher frequency than was previously believed, and thus be
more powerful than current satellites are designed to withstand.
Проработка деталей - дело непростое. Но в статье, опубликованной недавно в журнале "Физика
плазмы", она и ее коллега Алекс Флетчер из Массачусетского технологического института используют
для этого тип моделирования, называемый моделированием частиц в клетках. Этот метод пытается
проследить за миллионами частиц в плазме, рассматривая их группы как "сверхчастицы". Эти группы
могут быть обработаны статистически таким образом, чтобы обезьяны были достаточно близки к
реальности, чтобы быть полезными, оставаясь при этом достаточно простыми для обработки
компьютером. Их вывод состоял в том, что импульсное излучение будет иметь более высокую частоту,
чем считалось ранее, и, следовательно, будет более мощным, чем современные спутники,
предназначенные для противостояния.

Dr Close and her colleagues are now conducting more tests on the ground, to see if their calculations are
correct. If those calculations do stand up, that will have implications for satellite design.
Доктор Клоуз и ее коллеги сейчас проводят дополнительные испытания на земле, чтобы
проверить, верны ли их расчеты. Если эти расчеты оправдаются, это будет иметь последствия для
проектирования спутников.

More shielding of vulnerable parts may be needed, which will add to weight, and therefore to cost. That
extra cost may be worthwhile, though. Losing a satellite halfway through its expected working life is pretty
expensive, too.
Возможно, потребуется больше ограждений от уязвимых частей, что увеличит вес, а
следовательно, и стоимость. Однако эта дополнительная плата может оказаться стоящей. Потеря
спутника на полпути к ожидаемому сроку службы тоже довольно дорого обходится.