Вы находитесь на странице: 1из 6

5.

Конец ХХ века:

режиссер с помощью воплощает свой зрителям


А актеров; Р пьесы; замысел
R Т техники сцены V С
Таким образом, мы наглядно наблюдаем эволюцию не только драматургии, но и
всего искусства театрального представления от мистериально - ритуальной основы к
доминирующему положению драматурга, что впоследствии привело к отождествлению
театра с драмой, а саму драму с литературой и поэзией. Затем с появлением
театрального здания в Европе, и сцены-коробки, в частности, довлеющее значение
приобретает театр как некая совокупность различных искусств («синтетическое
искусство» Р. Вагнера). Но драматург по-прежнему одно из главных действующих лиц
в театре. С появлением режиссуры происходит постепенное оттеснение драматурга и
драматургии на второй план, а затем и актера. Драматург переходит в подчиненное
положение (см. «Театральный роман» Булгакова), а драма становится, по определению
Волькенштейна, «литературой театральных возможностей». Так драма с места
«примы» переходит в разряд «статисток». И нам кажется, спор о том, что наиболее
важно в определение драмы текст или представление всегда будет существовать.
Каждый раз любой человек будет выбирать в пользу той или иной стороны, в
зависимости от вкуса или цели.
Эту модель соотношения текста и представления в театре, Юберсфельд выразила
так:

Т П

Т - текст (т.е. пьеса), П - представление. А дальше происходит выбор - как писал


Аристотель «сообразно личному характеру» - в ту или иную сторону, при этом каждый
выбирающий прав.

Т. П. Т. П.

Наша позиция в этом вопросе такова: драма есть некое литературно изложенное
действие, закрепленное текстом пьесы в той или иной форме (что является жанром).
Текст (литературная основа) не является на наш взгляд первичным по отношению к
определению «драматургии» или «драмы», первичным является действие (drama). В
первую очередь драма это сценическое (предназначенное для сценического
воплощения) произведение. Хотя в истории театра появлялись пьесы, не
предназначенные для сцены - нем. Leserdrama, англ. Closetdrama.
Драма есть самостоятельный способ литературно - сценического отображения
жизни, предметом которого является целостное действие, развивающееся от начала
до конца (от экспозиции до развязки) в результате волевых усилий героев, которые
вступают в единоборство с другими персонажами и объективными
обстоятельствами. Драма - часть общего театрального процесса; драматургия -
искусство писать драмы и вся совокупность написанных драм.
Мы хотим отметить, что некая терминологическая путаница возникает оттого, что
драматургия находится на стыке различных искусств и дисциплин, как это мы
показываем на следующей схеме:

З аконы ли тер атур ы ДР АМ АТУРГИ Я З аконы театр а

Теор ия ли тер атур ы Теория драмы Теория театра

П оэти ка Т е хн о л о ги я И стория драм ы И стор и я учений


драмы о драм е

К драматургии нужно подходить одновременно как к произведению,


предназначенному для сценического воплощения и как литературному произведению.
На нее оказывает соответственно влияние и теория литературы, и теория театра
(связанная с принципами постановки).
Цель теории драмы - установление общих закономерностей, которым
подчиняется драматургическое произведение. Она разделяется на части:
Поэтика - изучение законов порождающих смысловую организацию в пьесе
(сюда же входит и семантика).
История драмы - изучение конкретных драматических текстов, появляющихся в
тот или иной момент истории театра.
Технология драмы - изучение технологических приемов организации материала в
драматургическое произведение («технология письма»).
История учений о драме - изучение трактатов по теории драмы.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
ГЛАВА 1.
ОБЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДРАМЫ

Несмотря на все огромное разнообразие драматургии, тем не менее, все пьесы имеют
определенные общие элементы. Прежде всего, драма никогда не может быть «частным»
произведением, как например роман или стихотворение, т.е. стать значимым без театра.
Пьеса прежде всего, предназначена для сценического воплощения. Кроме того, в драме
персонажи хоть и могут быть сверхчеловеческими личностями, божествами, даже
абсурдными и нелепыми, возможно даже марионетки, но пока они ведут себя по законам
человеческих отношений, они понятны зрителю. Как только они становятся неким резюме,
то перестают передаваться через театр. Таким образом, фигура Смерти в средневековой
драме (моралите) рассуждает подобно человеку, а бог в Греческой трагедии или духи в
Шекспировских пьесах действуют подобно любому смертному.
Пьеса, следовательно, сообщает свой рассказ имитацией человеческого поведения
(действием). Отдаленность или близость этого поведения к действительности, может
сильно повлиять на восприятие пьесы аудиторией: она может испытывать благоговение к
тому, что происходит на сцене, или может смеяться с чувством превосходства над
шутовскими проделками персонажей, или испытывать к ним искреннее сочувствие. Эти
различия отчуждения или сочувствия важны, потому, что они открывают или закрывают
некий эстетический промежуток между сценой и аудиторией, посредством которого
драматург может управлять зрителем. Автор должен считаться с этим в своей пьесе. Его
идеи могут быть не приняты, если преувеличение чувства («сентиментальность»)
используется без должного баланса размышления и даже смеха. Шекспир и Чехов - вот
два выдающихся автора в Западной драматургии, которые достигали изысканного баланса
пафоса с комедией
Некоторые спорят, насколько действие является первичным показателем в драме и
что смысл не может возникнуть без этого. Поскольку никакая пьеса не существует без
ситуации, то оказывается совершенно невозможно отделить идею от ситуации, в которой
она существует, хотя это, может быть, познано только после просмотра всей пьесы.
Задумывает ли драматург идею перед ситуацией, или наоборот? А может она возникает
произвольно? Этот вопрос намного усложняется, если понимать персонаж как «характер
в ситуации» независимо от того, человек ли это, стоящий перед Богом, или человек
стоящий перед своей женой. Поэтому необходимо остерегаться поспешного суждения о
взаимоотношении «смысл - ситуация», так как самая героическая трагедия может
оказаться менее влияющей на сознание человека, чем хороший фарс.
Не менее важным показателем является стиль. Каждая пьеса задает свой
собственный стиль, хотя он во многом находиться под влиянием традиций театра и
реальных условий исполнения. Стиль не есть нечто наложенное актерами на текст пьесы,
после того как она написана. Очевидно, что пьеса имеет свой собственный, независящий
от конкретного представления стиль, но нельзя отрицать и того, что при исполнении
пьесы в нее добавляется актерами оригинальный дух игры. Успешная пьеса имеет
авторский стиль и еще что-то сверх этого. Стиль, следовательно, подразумевает
определенное настроение и дух игры, степень фантазии, реализма или иллюзии, и путь, по
которому эти качества сообщаются (явно или неявно) зрителю. Стиль проявляется в
тончайших деталях игры, жеста актера, а также его оттенков речи, темпа и модуляция и
т.д. Таким образом, отношение аудитории подготавливается заранее и ничто не должно
вводить ее в заблуждение в ожидании комедии или трагедии. Хотя некоторые пьесы
преднамеренно вводят элементы различных жанров.
Посредством сигналов стиля, аудитория ожидает, что пьеса будет следовать
известным маршрутом и образец игры будет обычным. Драма является стандартной игрой
и зрители не могут участвовать в ней, если правила постоянно меняются. В театральном
представлении зрители, тем не менее, остаются живыми и всегда независимыми
участниками. В процессе исполнения, актер имеет обязанность интерпретировать идеи
автора для людей, наблюдающих его. В свою очередь он ожидает, что получит
«обратную связь» от зрителей в ответ на его игру. Это во многом обуславливает не только
роль, но и само исполнение пьесы. Иногда эта «связь», т.е. реакция зрителей, может
полностью изменить весь ход представления. Автор должен считаться с этим при
написании пьесы. Драматурги, которые были поглощены политическими и
социалистическим идеями, например, Ибсен, Шоу, Горький, Брехт в своих методах
подразумевали этот «ответ» зрителя, как часть идеи, закладываемой в пьесу.
Драматическое выражение. Язык драмы может колебаться между большими
пределами: с одной стороны - интенсивно театральный и даже ритуальный; с другой -
почти точное воспроизведение действительности. В религиозной драме древней Греции
драматурги передавали речь своих персонажей в стихотворной форме. Китайский и
Японский театры были также по существу оперными: с лирическим диалогом,
сопровождаемым музыкой и пением. Эффект такого приема выражения скорее всего
заключался в том, чтобы поднять (или сохранить) восприятие театра на уровень
религиозного поклонения. Стих применялся в литургической христианской драме
Средних веков, трагедии Английского Ренессанса, в героических трагедиях французского
классицизма (Корнель, Расин). Стихотворную форму активно использовали романтики, а
так же она используется в современных попытках оживить представления религиозного
театра.
Пьесы, написанные в прозе, были одно время сравнительно редким явлением и
связывались по существу с комедией. Только в конце XIX столетия, когда натурализм и
реализм стали художественным методом, проза активно проникает на сцену. Персонажи в
драмах начинают вести себя и говорить как в реальной жизни.
Возвышение сцены над зрительным залом не может являться единственным и разумным
объяснением использования стиха в драме. Некоторые критики придерживаются мнения,
что драматург может лучше осуществлять контроль как над речью и действием его
актеров, так и над реакцией аудитории, используя более тонкие оттенки и ритмы поэзии.
Свободные, идиоматические ритмы обычного разговора, бесспорно, дают как актеру так и
зрителю слишком много свободы в интерпретации.
Драматический стих может включать широкий ряд нереалистических слуховых и
визуальных приемов: речь хора в древнегреческом театре обеспечивала философский
комментарий к действию, который, в то же самое время, рисовал аудитории лирическое
настроение пьесы. В индийском театре сопровождение стиха символическими
движениями головы и глаз связывало эти элементы в гармоничное целое. Трагический
монолог в Шекспировских пьесах позволил герою, одному на сцене, наедине с
аудиторией, рассмотреть свои мысли вслух. Таким образом, монолог не был

Оценить