Вы находитесь на странице: 1из 109

МУСУЛЬМАНСКИЙ

КОММУНАЛИЗМ

В ИНДИИ:

ВОЗНИКНОВЕНИЕ,

ИДЕОЛОГИЯ

И ПОЛИТИКА

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ информации

ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАММУСУЛЬМАНСКИЙ

КОММУНАЛИЗМ В ИНДИИ:

ВОЗНИКНОВЕНИЕ,

ИДЕОЛОГИЯ И ПОЛИТИКАНАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИИ
ОБЗОРМосква* 1988

серия: СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОГО

РАЗВИТИЯ И ИДЕОЛОГИИ СТРАН АЗИИ И

АФРИКИОбзор подготовлен Отпелом стран Азии и Африки

ИНИОН АН СССРАвтор - кандидат исторических наук


А.Г.БЕЛЬСКИЙОтветственный редактор

кандидат философских наук AJB.CATАДЕЕВ

5415СО ДЕРЖАНИЕВведение . . . 4Мусульмано-индусские


отношения в предколониаль-ный период ............. 11Концепция
'мусульманского национализма' и движе¬

ние за создание Пакистана 19Мусульманская община в


независимой Индии .... 33

Программы и политическая деятельность


индийскихмусульманских организаций 45Список литературы qj1-23

ВВЕДЕНИЕВ пбследнее время Республика Индия переживает


один

из сложнейших этапов своего независимого развития. Как

отмечал Генеральный секретарь Национального совета Ком¬

мунистической партии Индии Ч.Раджешвара Рао в интервью,

которое он дал в феврале 1988 г. журналистам социалисти¬

ческих стран, экономика страны находится в критическом

состоянии, В текущем 1987/88 фин.г. темпы экономичес¬

кого роста замедлились до 2%. Дефицит государственного

бюджета приблизился к опасному уровню, возросла инфля¬

ция, выплаты по внутренним и внешним задолженностям

государства составили 25% бюджетных ассигнований.Серьезное


положение сложилось в государственном сек¬

торе, и главные причины этого коренятся в финансовой по¬

литике правительства и в растущей коррупции в государствен¬

ном аппарате. Озабоченность прогрессивных сил вызывает


намерение правительства закрыть убыточные предприятия

и передать их частным владельцам. Недавнее увеличение

государственных цен на масло, сахар, керосин и уголь, а

также на некоторые лекарственные препараты легло допол¬

нительным финансовым бременем на широкие спои населе¬

ния страны.Все более нарастает конфронтация центрального


прави¬

тельства с не$онгрессистскими администрациями в ряде

штатов, выразившаяся в угрозах распустить правительства

штатов под предлогом их 'антинациональной' деятельности.

Такие угрозы направлены, в частности, в адрес правитель-4

541bства левого фронта в Западной Бенгалии, которое


обвиняет¬

ся центром в присвоении средств, ассигнованных на помощь

пострадавшим от наводнений. Объектом финансового давле¬

ния центрального правительства стала также администрация

штата Керала, на которую возложили ответственность за

долги предыдущего правительства, которое было сформиро¬

вано ИНК (И). Под этим предлогом штату отказывают в фи¬

нансировании строительства промышленных объектов, необ¬

ходимых для социально-экономического развития Кералы.


Подобные факты, подчеркнул Ч.Раджешвара Рао, свидетель¬

ствуют, что правительство все еще не готово к перестрой¬

ке отношений между центром и штатами на демократичес¬

кой основе.В условиях трудного экономического положения,


сложив¬

шегося в стране, и продолжающегося процесса ухудшения

мат^риального_ положения широких масс в Индии значитель¬

но активизировались политические партии, организации и

группировки, выступающие с религиозно-общинных позиций

индусские, мусульманские, сикхские и др. 'Согласно кон¬

ституции страны, индийское государство является секуля-

ристским, - пишет в журнале КПИ 'Парти лайф' один из

ее руководителей М.Фаруки. - Однако в последнее

время коммуналистские, религиозно-фундаменталистские и

обскурантистские силы заметно активизировали свою дея¬

тельность, бросив вызов секуляристскому характеру индий¬

ского государства. Вишва хинду паришад (за спиной кото¬

рой стоят такие организации воинствующих индусских шови¬

нистов, как Раштрия сваямсевак сангх (Союз служения

нации-- РСС) и Бхаратия джаната парти) выступает с тре¬


бованием, чтобы Ищия была провозглашена 'индуистским

государством', в котором представители религиозных мень¬

шинств были бы сведены до положения граждан 'второго

сорта'. Партия мусульманских коммуналистов Джамаат-и-

ислами настаивает на превращении штата Кашмир в 'ислам¬

ский штат', а сикхские фундаменталисты-экстремисты ведут

вооруженную борьбу за создание сепаратного сикхского

государства Халистан, в то время как представители дру¬

гих разновидностей сикхского сепаратизма готовы удовлет-

1-35

вориться образованием на территории нынешнего Пенджаба*


сикхского штата', в котором все несикхи были бы лишены

политической власти' (19, с. 1-2).Нетрудно представить себе, всю


сложность обеспечения

и упрочения национального единства Индии, если учесть,

что ее более чем 750-миллионное население включает в

себя представителей десятков национальных и этнических

групп, говорящих на 15 основных языках и сотнях наречий,

принадлежащих к нескольким сотням различных каст и под¬

каст, исповедующих разные религии - индуизм, ислам, хри¬

стианство, сикхизм, буддизм, джайнизм и пр. Трудности на¬


циональной интеграции усугубляются также сохраняющимися

устаревшими обычаями и традициями, суевериями и предрассуц

ками, что вполне естественно, если учесть, что, несмотря

на несомненный прогресс в области образования, в Индии

все еще сохраняется высокий процент неграмотных. Беем

этим и пытаются воспользоваться сипы раскопа и


реакции.Особенно широкий размах и остроту приобрела деятель¬

ность сикхских сепаратистов, выступающих под лозунгом

отторжения от Индии штата Пенджаб и создания на его

основе 'независимого государства сикхов - Хапистана* .Тер¬

рор, осуществляемый экстремистскими элементами сикхской

общины, поощряемых, финансируемых и поддерживаемых из-

за рубежа, привел к гибели множества людей и нанес ко¬

лоссальный ущерб экрномике штата, который традиционно

является хлебной житницей страны^У.Второй после Пенджаба


'болевой точкой' Индии на про¬

тяжении нескольких лет был северо-восток страны, в част¬

ности Ассам. Население этого штата насчитывает 20


млн.;Подробнее об идеологии и политике сикхского сепа¬

ратистского движения см.: Вельский А.Г. Сикхский сепара¬

тизм: история возникновения, соц.-экон. корни и полит,


эволюция / ИНИОН АН СССР. - М., 1987. - С.60; Вель¬

ский А.Г. Сикхский экстремизм: идеологические концепции

и террористическая практика / ИНИОН АН СССР. - М.,

1987. - С. 68.6

5415'человек и состоит из нескольких основных групп: кастовые

индусы, говорящие на языке ассами, плантационные рабочие

(главным образом индусы, переселившиеся в штат в разное

время), племена, проживающие на равнинах, бенгальские

мусульмане и население, говорящее на хинди. Противоречия

между этими группами населения и привели к возникнове¬

нию ассамской проблемы. Начиная с 1979 г., когда Все-

ассамский студенческий союз (ВСС) и организация "Опл

ассам гана санграм паришад" (ОАГСП) возглавили движе¬

ние за выселение из Ассама всех так называемых "ино¬

странцев*' (т.е. переселенцев, главным образом из Бангла¬

деш, а также выходцев из других индийских штатов), вся

территория штата превратилась в арену ожесточенных стол¬

кновений на национальной и религиозно-общинной почве.В


деревнях и городах гремели взрывы и раздавались выст¬

релы; устраивались диверсии и акты саботажа на промыш¬


ленных предприятиях и железных дорогах. По официальным

данным, к середине 1985 г. жертвами разгула насилия в

Ассаме стали около 3 500 человек.Среди целого ряда различных


социально-политических

движений (религиозно-общинных, этнолингвистических, кас¬

товых и др.), прибегающих к насилию и террору и внося¬

щих элемент нестабильности в политическую жизнь сегод¬

няшней Индии, особую тревогу и беспокойство индийской

общественности вызывает идеологическая и политическая

деятельность индуистских религиозно-общинных партий и

организаций, выступающих от имени индусского большинст¬

ва населения страны и якобы 'в защиту интересов индус¬

ской общины4' (по их определению, 'индусской наши" - "хин-

ду раштра")."Вслед за северо-востоком, охваченным огнем


сепара¬

тистских выступлейий, - писала в сентябре 1980 г. газе¬

та "Хиндустан тайме", - религиозные фанатики открывают

"второй фронт" против единства Индии на ее севере и се-

веро-западе". Действительно, в середине августа 1980 г.

по городам и селам Северной Индии прокатилась волна

ожесточенных религиозно-общинных столкновений, в которые


1-47

были вовлечены несколько миллионов представителей му¬

сульманской и индусской общин страны. В итоге беспоряд¬

ков в Мурадабаде, Алигархе, Аллахабаде и других городах

Уттар-Прадеша было убито более 1000 человек и несколько

тысяч ранено, 'В отличие от событий на северо-востоке,

который остается хоть и стратегически важной, но все же

отдаленной окраиной страны, - писал еженедельник- 'Каррент'

обострение индусско-мусульманской розни затрагивает за

живое подавляющее большинство населения Индии... Никогда

еще за всю свою историю мы не испытывали такой неуверен¬

ности в будущем. Вирус коммунализма вновь грозит стране

эпидемией всеобщей межобщинной резни'Следует сказать, что на


протяжении всех лет независи¬

мого существования Индии партии и организации индусского

коммунализма ведут яростное наступление на мусульман,

проживающих в Индии, которых они называют 'чужеземцами'

'захватчиками, вторгшимися в чужую землю', 'агентами

Пакистана' и т.д. 'В одном штате за другим, включая ве¬

дущие промышленные центры, - писал один из членов руко¬


водства КПИ Ш.Г.Сардесаи, - мусульманские общины подвер¬

гаются организованным нападениям, приводящим к массово¬

му насилию, убийствам, пожарам и погромам. Жизнь, честь

и собственность мусульман все время находятся под угро¬

зой' (10, с.89). Число и масштабы межоощинных конфлик¬

тов растут в Индии из года в год. Если в 1960 г. прои*ч

зошло 26 индусско-мусульманских столкновений, то в

1967 г. их число возросло до 220, в 1979 г. — до 300,

достигнув в 1983 г. рекордной пифры - свыше 500. Не

прекращаются межобщинные столкновения и в настоящее

время.Сообщая об антимусульманских погромах, организуемых

индусскими шовинистами в различных районах страны, индий¬

ская пресса подчеркивает то обстоятельство, что они пята-

ют сепаратистские настроения среди мусульман и что реак¬

ционные силы в мусульманской общине умело используютCurrent.


- Bombay, . 1980. - 2 sept.8

5415эти настроения для усиления чувства отчужденности


мусуль¬

ман и для натравливания их на индусов1'. Партия Джамаат-

и-ислами и ей подобные организации мусульманского комму¬

нализма призывают развернуть в Индии ''исламскую револю¬


цию иранского типа', 'освободить Кашмир от индийской ок¬

купации' и 'создать в населенных мусульманами районах

севера Индии 'третий Пакистан', т.е. 'закрытый для ино¬

верцев" отдельный штат или автономный район, который бы

"управлялся по законам ислама и имел право непосредствен¬

ных контактов с мусульманскими государствами".Как отмечает


журнал 'Индиа тудей', индийские мусуль¬

мане в массе своей остаются безучастными к пропаганде

мусульманских экстремистов, которые, делая упор на идеи

религиозного фундаментализма, не выдвигают никакой конст¬

руктивной программы улучшения их социально-экономическо¬

го положения. Характерно, что лозунги Джамаат-и-ислами

повисают в воздухе даже в Кашмирской долине, где более

50% населения составляют мусульмане. В силу этого экстре¬

мисты основные надежды возлагают на "шоковую терапию"

межобщинных столкновений, которые, как они считают, по¬

могут привлечь в их ряды растущие среди мусульман люм-

пен-пролетарские слои и | разоряющихся мелких собствен¬

ников.Необходимо отметить принципиальную схожесть основных

политических установок, которых придерживаются организа¬


ции мусульманских и индусских коммуналистов. Как писала

газета "Нью вейв", "РСС и Джанаат-и-ислами, подобно

сиамским близнецам, не могут жить друг без друга, пос¬

кольку в действиях друг друга они черпают силы и источник

для своей подрывной "пропаганды". Известно, например,

что в 1979 г. РСС и Джамаат-и-ислами договорились оПодробнее


о возникновении и основных направлениях

деятельности таких индурских коммуналистских партий и ор¬

ганизаций, как Бхаратия джаната парти, РСС, Вишва хинду пари-

шад и др. см.: Вельский А.Г. Идеология и политика совре¬

менного индусского коммунализма / ИНИОН АН СССР, - М.,

1984. - С.132.

разделе сфер влияния в штате Джамму и Кашмир, а также

о взаимной поддержке требований об отделении 'мусульман¬

ского Кашмира' от Индии и провозглашении 'индусского

Джамму' отдельным штатом. На правительство ИНК(И)

мусульманские и индусские коммуналисты обрушивают об¬

винения то в 'попустительстве мусульманам', то в 'попыт¬

ках насильственной индуизации и истребления приверженцев,

ислама'1).Каковы же корни коммуналистской проблемы в Индии,


чем вызвано ее обострение в последний период? По мнению

многих индийских авторов, причины этого явления связаны со

всем комплексом социально-экономической и политической

эволюции страны на современном этапе, прежде всего с

ломкой й трансформацией феодальных и феодально-колониаль-

ных отношений общественного бытия, с обострением” соци¬

альных противоречий в ходе развития национального капита¬

лизма, а также с глубокой религиозностью широких "индий¬

ских масс.Благоприятная почва для роста коммунализма в Индии,

по мнению одного из теоретиков левого и коммунистическо¬

го движения в Индии М.Сена, создается в результате не¬

равномерного экономического и социального развития от¬

дельных районов страны, ведущего к постоянному росту мигра¬

ции сельского населения в города. Разрывая веками сложившие¬

ся традиционные связи с исконной средой, разорившиеся

крестьяне и батраки оказываются в совершенно чуждых ус¬

ловиях, в жестоком капиталистическом городе. Они острю

ощущают свою обособленность от городского населения и

пытаются сплотиться на основе религиозной и кастовой иден¬

тичности. В итоге формируется социальная база, которую лег¬


ко используют силы коммунализма.Каковы же пути решения
проблемы коммунализма? Боль¬

шинство трезво мыслящих исследователей политических и

общественных деятелей подчеркивают в первую очередь необ¬

ходимость положить конец использованию религии в полит и—^


New wave. - Delhi, 1083. — 5 sept.10

5415ческих щелях. Главную роль в этом призвана сыграть пра¬

вящая партия ИНК (И). 'Нельзя упускать из поля зрения

задачу освобождения политики от религии, - говорилось на

страницах газеты 'Хиндустан тайме'. - Альтернативы свет¬

ской политике в Индии не существует. Никакие увещевания

не помогут отделить политику от религии, если правящая пар¬

тия сама не займет ясную позицию по этому вопросу и не

поведет за собой других'1).В предлагаемом читателям обзоре


предпринята попыт¬

ка проанализировать советскую и зарубежную (в основном

индийскую) литературу, в которой рассматриваются пробле¬

мы возникновения и эволюции мусульманского религиозно-

общийного движения в колониальный период, исследуются

основные причины, способствовавшие тому, что коммуналист-

ские элементы в руководстве мусульманской общиной (в


частности, М.АЛжинна) одержали верх над националисти¬

чески мыслящими мусульманскими лидерами - Абул Кала¬

мом Азадом й его сторонниками, сумев повести за собой

широкие мусульманские массы и добиться раздела страны

и создания отдельного мусульманского государства -

Пакистана. В центре обзора - вопрос о том, что собой

представляет сегодня мусульманская община в Индии и

насколько состоятельны претензии коммуналистских мусуль¬

манских руководителей на представительство ее коренных,

жизненных интересов. С этой целью рассматриваются идей¬

ные программы и политическая деятельность трех главных

мусульманских партий и организаций - Джамаат-и-ислами-

хинд (ДЖИХ), Муслим маджлис-и-мушаварат (MMMj и

Мусульманской лиги (МЛ).МУСУЛЬМАНО-ИНДУССКИЕ


ОТНОШЕНИЯ

В ПРЕДКОЛОНИАЛЬНЫЙ ПЕРИОДВпервые Индия столкнулась с


мусульманским миром в

УШ в., когда войска Омейядов дошли до реки Инд и пыта¬

лось завоевать Синд. Поопюяемые заинтересованными


вHindustan Times. - Delhi, 1987. - 3 Nov.

развитии торговли индусскими князьями, купцы из Ирана,


Ирака, Средней Азии оседали в Кашмире, Мултане, знамени¬

той гуджаратской столице Анхильваре. В результате в ряде

областей Индии еще до установления власти правителей-

мусульман появилось мусульманское население - выходцы

из других стран и принявшие ислам местные жители.Чем же


определялось распространение ислама в Индии?

Над этой проблемой задумывались многие исследователи

истории этой страны. Одни из них считают, что распростра¬

нение ислама было связано с завоевательными походами,

которые совершали в Индию феодальные правители и воена¬

чальники из стран Ближнего и Среднего Востока. Мухаммад

Казим, захвативший Дебал в Синде, пытался заставить брах¬

манов перейти в ислам. Узнав об их отказе,, он приказал

предать смерти всех мужчин старше 17 лет, а женщин и

детей обратить в рабство. Как рассказывает историк Джузд-

мани, основатель Делийского султаната Кутб-уд-дин Айбек

разрушил тысячу индусских храмов и на их месте воздвигнул

мечети.Другие исследователи (И.Гольдциер, М.Т.Тайтус) пыта¬

лись объяснять распространение ислама в Индии простотой и

доступностью его основных догматов, а главное - отсутст¬


вием у мусульман суровой кастовой регламентации и дискри¬

минации низших каст.Отмеченные обстоятельства несомненно


играли важную

роль, однако они были далеко не единственными причинами,

по которым индийское население переходило в новую веру.Дело


в том, что, с одной стороны, Индия рассматрива¬

лась мусульманскими завоевателями в соответствии с кон¬

цепцией священной войны (джихад) не как 'страна врага"

("дар аль-харб'), население которой должно либо принять

ислам, либо быть уничтоженным, а как 'страна договора*1

('дар ас-сулх'), население которой может следовать рели¬

гии своих предков на основании договора с мусульманским

правителем. Как писал И.Гольдциер, 'ни в одной стране ис¬

лам не был вынужден столь широко применять в отношении

иноверцев принцип религиозной терпимости* как в.Индии'

(21, с.237). Для индусов,страдавших от жестоких и стро¬12

гих кастовых законов, ислам (даже в том отличном от

ранних форм виде, в котором он проник в Индию), сохра¬

нивший осколки родового демократизма и не знавший закос¬

нелой социальной и кастовой дискриминации, обладал огромной

притягательной силой. С принятием мусульманства, объяв¬


лявшего всех своих последователей равноправными членами

общины верующих (миллат), представители низших индусских

каст связывали наивные мечты о равноправии и социальной

справедливости.Однако ислам не оправдал надежд угнетенных


низов и

не принес им ни социального равенства, ни освобождения

от кастовости. Он сам воспринял кастовую организацию

общества, и его распространение в Индии привело главным

' образом к формированию новых мусульманских каст и подкаст.

Со временем стали различать среди индийских мусульман

две группы: ашрафы - те, чьи предки мигрировали в Индию

извне, и аджлафы - те, чьи предки имели индийское проис¬

хождение. Высшие касты, входящие в группу ашрафов, раз¬

личались в зависимости от этнической принадлежности вторг¬

шихся в Индию мусульман: сайидами и шейхами назывались

лица арабского происхождения, моголами - лица тюркского

происхождения, патанами - лица -/афганского происхождения

и т.д. Очень скоро, однако, эти касты утратили свою этни¬

ческую исключительность и объединили также принявших

ислам индусов из высших каст.Распространяясь в стране


высокой древней культуры,
ислам, разумеется, не мог избежать воздействия индийских

традиций. Мусульманские переселенцы усваивали наряду с

местными языками обычаи и культуру индийцев. Представи¬

тели многих обращенных в ислам народностей продолжали

давать своим детям индусские имена. Старинные священные

города индусов, места паломничества и поклонения станови¬

лись порой таковыми и для индийских мусульман. ВзаимноеЭ


влияние ислама и индуизма проявлялось и в возникновении

р новых религиозных учений, в которых объединялись религи-

5 озно-философские представления обоих вероучений. Первым

таким всеиндийским религиозно-реформаторским движением,

охватившим как индусов, так и мусульман, было движение

1-713

бхакти1), которое получило в ХУ1 в. широкое распростра¬

нение среаи торгово-ремесленных слоев ” индийских городов,

а с середины ХУП в. - среди крестьян.Стремясь обосновать свои


коммуналистские идеологиче¬

ские концепции, индусские и мусульманские религиозно-

общинные лидеры пытаются найти в далеком, историческом

прошлом Индии "доказательства' непримиримого, .антагонис¬

тического характера взаимоотношений между мусульманами


и индусами.'С точки зрения коммуналистов всех оттенков и
направ¬

лений, - писал в этой связи директор Института исламских'

исследований (Бомбей) А.А.Инджинир, - история являет¬

ся второй после религии огромной мобилизующей

массы силой, ибо она дает возможность рассуждать го прошлой


славе данной религиозной общины или

страны. В тех государствах, где сосуществуют раз¬

ные конфессиональные общины, социально-политические кон¬

фликты питаются представить в виде борьбы против 'рели¬

гиозной тирании ' или против чужеземного господства, а

там, где нет нескольких религий, эти конфликты изображают

как борьбу с центральной властью' (17, с. 17).Поскольку


вторжение армии Александра Македонского

в Индию оказалось лишь 'кратковременным эпизодом', пи¬

сал М.С.Голвалкар в книге 'Мы, или определение нашей

национальности', то со временем 'ощущение безопасности,

охватившее индусскую нацию, повлекло за собой большие

беды... Ослабленная беззаботностью индусская нация раз¬

дробилась на множество небольших княжеств. Осознание

индусами себя в качестве единой нации оказалось разрушен¬


ным, и она стала жертвой многочисленных нашествий чуже¬

земных захватчиков' (22, с. 16). Наиболее губительным,

по словам Голвалкара, оказалось вторжение 'мусульманских

захватчиков'. Из пучины восьмисотлетних войн, которые

велись отдельными индусскими полководцами против прави-^


Бхакти (преданность) - идея- достижения моральной

чистоты человека путем служения и преданности богу. —

Прим. авт.14

телей империи Моголов, индусская нация вышла победитель¬

ницей. Но не успела она пожать плоды своей победы, как

появился новый враг - англичане. 'С помощью мусульман

и местных предателей они сумели завоевать страну, -

продолжает Голвалкар. - ... И все же нация, индусская

нация, не была покорена... Лев не мертв, он только дрем¬

лет. Он проснется, и мир сможет увидеть мощь возрожден¬

ной индусской наши, разящей врага своей могучей рукой"

(22. с.17).Изображение борьбы между различными социальными

классами (а также между различными группами внутри этих

классов) в истории средневековой Индии как столкновения

и непрерывной борьбы двух религиозных обшин не соответ¬


ствует исторической действительности. Основная часть сред¬

невекового индийского общества состояла из трудящихся

классов, принадлежащих к низшим кастам, как индусским,

так и мусульманским; в правящих группах также были пред¬

ставлены как мусульмане, так и индусы - или иктадары

(позднее - мансабдары) и заминдары. Как отмечают совре¬

менные индийские историки, в те исторические времена

велись непрерывные войны между различными социальными

группами. Мусульманские феодалы выступали против верхов¬

ных владык (султанов), а также вели борьбу друг с другом;

то же самое делали и индусские князья. И эта борьба велась

не по причине религиозных споров и разногласий, а из-за

материальных выгод и политической власти.Среди межобщинных


конфликтов, 'вытекающих из более

широких социальных антагонизмов', профессор Кембриджско¬

го университета К.А.Бэйли выделяет 'земельные войны",

которые в ХУШ в. вели заминдары-индусы и сикхи против

землевладельцев, участки которым жаловал императорский

могольский двор. Последний уже в ХУП в.. начал заменять

"военное и духовное' жалованье правами на землю, а с


_ 1690 г. 'мусульманские магнаты' получили право присваи—1
вать некоторые земельные наделы на правах заминдаров, что

j укрепило их статус 'наследственных землевладельцев". По¬

добная политика, очевидно, была частью исламизации государ¬

ства, которую Аурангзеб проводил с целью расширить себе под-

1-815

держку против власти "непокорных" заминдаров-индусов (15^

с. 191).По мере упадка военной мощи Великих Моголов


интенсив¬

ность "земельных войн" возрастала, особенно в Пенджабе и

Западном Хиндустане. Мусульмане-землевладельцы рассмат¬

ривались как местные агенты 0государственной машины по

сбору налогов'. В этой борьбе отражались не только интере¬

сы беднейших слоев деревни, задавленных налоговым прессом,

но главным образом стремление замин да ров-индусов подор¬

вать позиции своих мусульманских конкурентов. По мнению

Бэйли, "земельные войны' приобрели коммуналистский харак¬

тер, поскольку: 1) государство Моголов способствовало тому,

что привилегированными земельными утопиями ("мадад-и-

мааш") 'владели мусульмане либо такие 'исламизированные

индусские клерикальные группы', как кхатри или квястха,


тогда как на местах им противостояли индусские земледель¬

ческие касты: джаты, бхумихары, раджпуты; 2) 'земельные

войны" приобрели характер жестокой расправы большинства

деревенского населения над представителями мусульманской

общины в целом (15, с.192). 'Земельные войны' ХУП в.

позволяют сделать два важных заключения относительно исто¬

рической основы коммунализма. Во-первых, межобщинные

конфликты в деревне-не были результатом "экспорта из горо¬

дов" и начались задолго до периода конца XIX — начала XX в.

Во-вторых, определенный социокультурный и 'религиозный

синкретизм" не исключал возможности столкновений на рели¬

гиозной почве там, где 'линии конфессионального деления на-

кладывались на глубокие экономические


противоречия'(15,с.193).Аналогичной точки зрения на социальную
природу и харак¬

тер межобщинных конфликтов в средневековой Индии придер¬

живаются и советские историки. Так, например, по мнению

Л.Р.Гор дон-Полонской, привилегированное феодальное сословие

(джагирдары, т.е. служилые феодалы, получавшие земельные

пожалования за службу, откупщики налогов, наместники в

провинциях и т,п.), которое было преимущественно (за исклка¬


чением откупщиков) мусульманским и на которое опирался

верховный владыка, 'добивалось превращения своих земель в16

5415наследственные, а правящая династия, исходя из принципов

государственной собственности на землю, противилась этому.

Эти тенденции приводили к антииндусским настроениям опре¬

деленных феодальных кругов и к политике религиозной нетер¬

пимости. Гонения на индусов, привилегированное положение

мусульманской общины - все это ослабляло государство,

так как противопоставляло узкую правящую прослойку подав¬

ляющему большинству населения, исповедовавшему индуизм...

Не случайно политика веротерпимости была характерна для

периода расцвета индийских феодальных империй, в то время

как религиозный фанатизм и обострение религиозных трений

свидетельствовали о кризисе и упадке государства"' (3,

с. 34).Тенденция к единству . Индии, как известно, нашла

отражение в религиозных реформах падишаха Акбара и в

трудах его придворного историка Абул Фазла. Разработанная

последним и принятая императором Акбаром новая религия

('дин-и-илахи') выступала как мусульманская вера в еди¬

ного бога ("тавхид-и-илахи") и была по сути попыткой


религиозного синкретизма, основанного на принципе веро¬

терпимости и полном игнорировании расхождений в вероуче¬

ниях и обрядности индуизма, ис#&к& и даже


зороастризма.Анализируя далее проблему межобщинных
отношений в ис¬

тории Индии, К.А.Бэйли считает, что неправомерно 'классифи¬

цировать все конфликты между индусами и мусульманами в


сред¬

невековые времена как религиозные или коммуналистские

лишь на том основании, что вовлеченные в них группы при¬

надлежали к различным религиозным общинам" (15, с. 179).Он


подчеркивает необходимость различать "религиозные кон¬

фликты' (развивающиеся вокруг несходства ритуалов, сим¬

волов и т.п.) и "коммуналистские конфликты", затрагиваю¬

щие более широкие социальные, экономические и политиче¬

ские интересы той или иной конфессиональной группы.Бэйли


ставит вопрос: существовало ли в прошлом (и су¬

ществует ли теперь) конфессиональное (индусское, мусуль¬

манское или сикхское) "сознание" и какова его роль в ини¬

циировании межобщинных конфликтов? Он отмечает наличие

двух тенденций в межобщинных отношениях в ХУШ в. С оп

1-917
ной стороны, консолидация 'региональных государств' на

Индостане укрепляла начала терпимости в отношениях между

основными конфессиональными общинами. С другой стороны,

попытки некоторых правителей» в частности могольского

императора Аурангзеба, институционализировать мусульман¬

ские законы сопровождались повышением налога на членов

индусской общины, а также разрушением культовых святынь

индуизма. Антииндусская политика Аурангзеба, 'военный

деспотизм' Типу Султана в Майсуре связываются автором

со стремлением сделать 'государственный коммунализм'

вдеологической основой территориальной экспансии (15,

с.184-185).Конфликты на религиозно-общинной почве


порождались

различными факторами, а потому разнились по своей дли¬

тельности и интенсивности. Так, противоречия из-за убоя

священных для индусов коров сравнительно быстро урегули¬

ровались, тогда как убийство гуру сикхов Тедж Бахадура

по приказу Аурангзеба 'приобрело большое символическое

значение в идеологии сикхов, а стремление к отмщению

стало главной целью их последующих взаимоотношений с


Могольским троном и мусульманами, населяющими Север¬

ную Индию' (15, с. 188).Важным источником религиозно-общинных


конфликтов во

второй половине ХУШ в. стало изменение 'баланса власти

между местными элитами', чему в немалой степени способ¬

ствовал рост городов как центров торговли и ремесла. В

этот период значительно укрепились экономические позиция

торгово-ростовщических индусских каст, которые стремились

распространить свое влияние на Северную и Западную Индию.

Именно эти группы были 'наиболее бескомпромиссной силой'

в местных конфликтах, обострившихся в начале XIX в. (15,

с. 198)г Бэйли приходит к заключению, что религиозные

конфликты имели под собой почву уже в доколониальный и

раннеколониальный периоды, а во второй половине XIX в.

стали приобретать нарастающую интенсивность вследствие

'политики, проводимой колониальными властями, религиозного

ревайвализма индийских интеллектуалов и развития новых

форм представительного правления' (15, с.201).18

КОНЦЕПЦИЯ 'МУСУЛЬМАНСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА'

И ДВИЖЕНИЕ ЗА СОЗДАНИЕ ПАКИСТАНАИдея


государственности как общности религиозной была
заложена в исламе с самого начала. Поэтому национализм

или идеология, утверждающая в качестве самого высокого

типа исторической общности нацию, а в качестве фундамента

государственности - национальное единство, оказывался не¬

совместимым с исламом. "Религиозная общность рассмат¬

ривалась в этой идеологии наряду с общностью языковой,

территориальной, экономической, культурной и т.д. Религии

отводилась второстепенна^роль' (11, с. 116). 'Мусуль¬

мански е идеологи отвергали национализм в первую очередь

из-за 'антирелигиозности". Кроме того, в национализме

они видели идеологию западного мира. 'Национализм проти-

; воречит... некоторым-наиболее дорогим социально-политиче¬

ским идеалам мусульман, - писал профессор одного из па¬

кистанских университетов З.И.Ансари. - Его апологеты ве¬

рят в нацию, сложившуюся не по религиозному признаку...

Они не видят никакой нормативной значимости религии для

всей нации' (14, с.57).Наиболее последовательное выражение


'антинационалис-

тические' взгляды получили в идеологии и движении панисла¬

мизма. возникших в конце XIX в.Панисламизм в истории народов


Востока сыграл двой¬
ственную роль. В Индии халифатское движение подняло на

борьбу против английского господства довольно пассивные

массы местных мусульман, и не случайно М.К.Ганди и ИНК

поддержали это движение. Вместе с тем с развитием и рас¬

пространением идеологии буржуазного национализма панис¬

ламизм во все большей степени становился тормозом на

пути политического, освобождения отдельных стран, средст¬

вом, с помощью которого Османская империя пыталась

сохранить гегемонию в мусульманском мире. В 30-е гг.XX в.


нереальность надежд на объединение различных народов

в единое исламское государство стала особенно очевидной.По


мнению большинства индийских авторов, отношения

между индусами и мусульманами в XIX в. характеризова-1-1019

лись религиозной терпимостью и редко омрачались столкно¬

вениями. Активизация политики британских колонизаторов,

направленной на разжигание межобщинных разногласий,

произошла в 80-е годы. Этому способствовало то обстоя¬

тельство, что мусульманские организации стали апеллиро¬

вать к колониальным властям с просьбой предоставить из¬

вестные преимущества членам мусульманской общины при

выборе кандидатов на занятие должностей в колониальном


административном аппарате. Подобный меморандум был пе¬

редан в 1882 г. вице-королю Индии Центральной мусульман¬

ской организацией. В 1885 г. было вынесено1 решение при выбо¬

ре кандидатов на замещение должностей в колониальном

аппарате управления расширить среди них прослойку мусуль¬

ман.Идеи общинного сепаратизма до начала XX в. не были

политическим оружием мусульманской буржуазии и помещи¬

ков. Более того, после образования ИНК среди руководите¬

лей его бомбейского и мадрасского отделений было немало

мусульман, призывавших членов своей общины принять ак¬

тивное участие в общеиндийском освободительном движе¬

нии1^. Однако большая часть крупных помещиков-мусульман

сочла даже умеренную политическую программу ИНК слиш¬

ком радикальной и стала создавать различные лояльные в

отношении английских властей организации для защиты сво¬

их классовых интересов. При прямом подстрекательстве ко¬

лониальных властей эти организации выдвинули лозунг о

защите прав мусульман против угрожавшего якобы им гос¬

подства индусов. Используя благоприятную для себя позицию

мусульманских общинных организаций, колонизаторы инспи¬


рировали по стране серию индусско-мусульманских столкно¬

вений, которые завершились в 1893 г. грандиозными погро¬

мами в Бомбее, унесшими немало человеческих жизней.Если на


первой сессии ИНК присутствовал только

один мусульманин - Рахимтула Саяни, то на второй сессии

число мусульман достигло 81, а на. третьей - 254 из

1889 делегатов конгресса (7, С.470).20

5415Ухудшению индусско-мусульманских отношений способ¬

ствовала и позиция, занятая группой так называемых край¬

них (экстремистов) внутри ИНК, возглавлявшейся известным

индийским демократом Б.Г.Тилаком, а также .Ауробиндом

Г хешем и Бенинчандрой Палом. Однако Б.Г.Тилак осознал

это лишь в середине 90-х годов, когда решил организовать

ежегодные празднества в честь индусского божества Ганеша,

надеясь таким образом пробудить патриотический дух широких

слоев индийского населения.Административный раздел Бенгалии


на Восточную, боль¬

шинство населения которой исповедовали ислам, и Запад¬

ную, где жили главным образом индусы, осуществленный в

1905 г. вице-королем Ийдии лордом Керзоном, поддержка

английскими властями создания МЛ, основанной в 1906 г.


мусульманскими помещиками Хиндустана и Бенгалии и про¬

английски настроенными мусульманскими группировками

компрадорской буржуазии, а также введение куриальной

системы выборов по религиозному признаку (1909) -

все это было направлено на разжигание индусско-мусуль¬

манской розни и тем самым на ослабление антиимпериалис¬

тической борьбы, которая в этот период начала приобре¬

тать массовый характер и демократическую


направленность.Мусульманская лига своей первоочередной
задачей счи¬

тала борьбу за расширение политических прав и укрепле¬

ние позиций имущих слоев мусульманской общины. Общин¬

ная идеология мусульманских помещиков, оказавшихся у

руководства МЛ, была враждебна не только общеиндийско¬

му буржуазному национализму, но и мусульманским сред¬

ним слоям, идеологами которых стали представители моло¬

дого поколения мусульманской интеллигенции, воспитанной

в Алигархском и Калькуттском колледжах. Наиболее полно

мировоззрение мусульманских средних слоев отразилось во

взглядах Шибли Номани, Абул Калам Азада, молодого


М.Али и их единомышленников.Идеологическим обоснованием
необходимости создания

на территории Индостана самостоятельного мусульманского

государства стала концепция "мусульманского национализ¬

ма", которая опиралась на представление о существовании

1-1121

в 1Ъдии двух отдельных самостоятельных нашей - индусов

и мусульман. Многие исследователи считают, что решаю¬

щую роль в формировании этой концепции сыграл Сайид

Ахмад Хан, вступивший на политическую арену Индии в

то время, когда перед его единоверцами особенно остро

встал вопрос о будущем их общины.Завоевание Индии Ост-


Индской компанией привело к

крушению империи Великих Моголов и к утрате мусульман¬

ской феодальной знатью политической власти. В дальнейшем

колонизаторы взяли курс на ослабление и ее экономических

позиций, на создание нового класса помещиков из индусских

ростовщиков и торговцев, который должен был стать опорой

британского господства (Земельный закон 1793 г.). Вах¬

хабитское движение и народное восстание 1857-1859 гг.

еще более усилили антимусульманекую направленность ко¬


лониальной политики британских властей. Именно тогда и

возникла так называемая проблема индийских


мусульман.Отражая тревогу и беспокойство индийских
мусульман,

и прежде всего верхушки общины - феода^шной аристокра¬

тии и нарождавшегося класса буржуазии, Сайид Ахмад_Хан


выступил с программой 'возрождения' единоверцев.Путь к этому
он видел в их просвещении и моральном со¬

вершенствовании. Поскольку процесс возрождения Сайид

Ахмад Хан первоначально связывал с развитием культуры и

просвещения Индии в целом, постольку до 1885 г. он ра¬

товал за единство мусульман и индусов, доказывал их при¬

надлежность к одному народу. 'Под словом 'нация' (каум),

говорил он в своей речи на конференции Индийской ассо¬

циации в Лахоре в 1884 г.,- я подразумеваю как индусов,

так и мусульман... 'Индус' и 'мусульманин' — чисто рели¬

гиозные термины; индусы, мусульмане и даже христиане

составляют нацию, поскольку живут в одной стране' (42,

с.160-161) .Сднако после того* как вопрос о политическом


суверени¬

тете Индии перешел в область реальной политики, взгляды

Сайид Ахмад Хана резко изменились. Опасаясь, что с ухо¬


дом англичан возникнет 'вакуум власти' и в борьбе за за¬22

полнение его мусульмане, составлявшие меньшинство, ока¬

жутся в проигрыше, он объявил себя противником ИНК,

стал отрицатьвсеиндийский характер этой партии и обвинил ее

лидеров в антимусульманских настроениях* /. Хотя Сайид

Ахмад Хан не сформулировал идею 'двух наций", его тео¬

ретические взгляды легли со временем в основу политики

общинного сепаратизма, проводившейся МЛ в 30-4 0-х


годах.Исследователи отмечают, что смешение и подмена по¬

нятий 'обшина' и ‘'нация*' были характерны не только для

мусульманских, но и для индусских идеологов, и поэтому

спор о том, кому принадлежит пальма первенства в выдви¬

жении теории 'двух наций', беспочвен. Первая попытка про¬

тивопоставить индусов остальному населению страны как

особую напию была предпринята индийским националистом

В.Д.Саваркаром. В своей книге 'Хиндутва', написанной в

1918 г. на Андаманских островах, куда он был сослан ко¬

лониальными властями за антианглийскую деятельность,

Саваркар писал: 'Индус - это. тот, кто рассматривает Ин¬

дию (Бхарат варта) - страну от Инда до моря __ как свою


родину, как свою священную землю' (см. 43). При этом

он не только исключал возможность вхождения мусульман

в общую национальную общность с индусами, но ставил под

сомнение вопрос о том, можно ли вообще рассматривать

мусульман как органическую часть индийского народа, по¬

скольку их священная земля - Мекка и их духовный глава -

халиф находятся за пределами Индии.Почти одновременно с


постановкой вопроса об "индус¬

ской нации' были сделаны попытки обосновать существование

особой нации индийских мусульман. Незадолго до опублико¬

вания 'Хиндутвы* в индийской печати появилось открытоеВ


противовес ИНК была образована Объединенная

патриотическая ассоциация Индии, в которую вошли предста¬

вители мусульманских помещиков и буржуазно-помещичьей

интеллигенции. - Прим.авт.1-1223

письмо к Махатме Ганди представителей МЛ шейха Абдул

Кааира и Хасана Билграми, в котором они, настаивая на

положении о существовании индусской и мусульманской на¬

ций, высказали мысль о целесообразности разделить Индию

на индусскую и мусульманскую территории. Вопрос о праве

мусульман Индии на 'национальное' самоопределение вновь


был поднят некоторыми мусульманскими идеологами во вре¬

мя обсуждения вопроса о проведении реформ в Северо-За-

падной пограничной провинции в 1923 г. Идея раздела Ин¬

дии была поддержана в 1924 г. сторонниками активной

борьбы за независимость страны тилакистом Л ал а Ладжпат

Раем.В качестве политической платформы идея мусульманской

наши ^ыла сформулирована М.Икбалом (1873-1938) к

концу 3 0-х годов. Будучи председателем на Аллахабадской

сессии МЛ в 1937 г., Икбал выдвинул требование автоно¬

мии районов с мусульманским большинством населения.'Нас 70


млн., и мы более однородны, чем какой-либо дру¬

гой народ Индии, - заявил он. - В самом деле индийские

мусульмане - единственный народ в стране, который допус¬

тимо определить как нацию в современном смысле слова"

(цит. по: 25, с.91).Как отмечается в советской литературе,


'М.Икбал,

безусловно, сознавал, что понятие "нация*' противоречит

идее единства на основе общности вероисповедания. Он ого¬

варивал условность этого термина, подчеркивая: "Не общий

язык, территория или экономические интересы составляют

основу нашей национальности! а то, что мы все имеем опре¬


деленное мировоззрение и творим одну и ту же историчес¬

кую традицию' (11, с. 134). Так, стремление сделать ре¬

лигию основным признаком нации способствовало распростра¬

нению коммуналистских идей и толкало представителей пат¬

риотической индийской интеллигенции в лагерь феодально¬

помещичьей реакции.Необходимо отметить, что некоторые


представители

индийских мусульман, преследуя самые различные полити¬

ческие цели, отвергали идеологию ' мусульманского нацио¬24

5415нализма'. В числе ее критиков находился и основатель

Джамаат-и-ислами A .May дуди. 'Ислам, - писал он в статье

"Мусульмане и современная политическая борьба', - враж¬

дебен любому виду национализма, будь то индийский или

так называемый мусульманский национализм" (шт. по: 11,

с.136).На формирование позиции Маудуди решающее влияние

оказали настроения мусульманской верхушки княжества

Хайдарабада, где он жил с 1928 г. Из 16,5 млн. населения

мусульмане составляли здесь всего 200 тыс., но зато они

занимали господствующие позиции в экономике и политике

и были тесно связаны с колониальным режимом. Их не ус¬


траивала ни перспектива приобретения Шдией политической

независимости, поскольку тогда власть перешла бы из рук

благоволивших к ним англичан к индусскому большинству,

ни возможный вариант создания сепаратного исламского

государства. Хайдарабадские феодалы опасались, что созда¬

ние государства на основе принципа национального сувере¬

нитета поставит под сомнение суверенитет бога, его закон

шариат - и приведет к пересмотру социальных принципов и

установок средневекового общественного правопорядка, на

котором зиждилась их собственная власть. 'Почему, - во¬

прошал Маудуди, - мы должны тратить время на образова¬

ние так называемого государства мусульманской нации и

растрачивать энергию на его становление, когда знаем,

что это не только не приблизит нас к нашей пели, но ско¬

рее окажется препятствием на пути к ее осуществлению'

(35, с.28). Конкретный лозунг борьбы за национальное

освобождение Маудуди подменял абстрактной идеей нравст¬

венного совершенствования - 'воспитания масс в духе ис¬

лама', что, по его мысли, должно было привести к постро¬

ению 'всемирного общества, опирающегося на истинные


принципы ислама' *(36, с.11).Совершенно другими мотивами
руководствовались те

противники 'мусульманского национализма', которые отста¬

ивали идею единой индийской нации и лидером которых был

Абул Калам Аз ад (1888-1958). В начале своей политиче¬1-1325

ской деятельности Азад выступал сторонником “религиозно¬

го национализма', но бурный рост национально-освободитель¬

ного движения в стране побудил его пересмотреть свои

взгляды. Развитие событий убедило Азада в том, что успех

борьбы против колониального гнета зависит от единства

всех индийцев, независимо от религиозных, языковых и про¬

чих различий. Он считал, что в основе индусско-мусульман¬

ских и вообще всех общинных конфликтов лежат не религи¬

озные чувства, а социально-экономические причины, и спра¬

ведливо полагал, что так называемый общинный вопрос

должен и может быть решен после достижения Индией по¬

литической самостоятельности. Идее 'двух наций', на кото¬

рую опирались лидеры МЛ, вступившие на путь раскола

Индии на два государства по религиозному принципу, Азад

противопоставлял понятие "смешанная нация', отстаивая


мысль о неразрывности судеб индийских мусульман и ин¬

дусов, общности их социальных и политических интересов,

сложившихся в результате многовековой совместной жизни.

'Наш язык, наша поэзия, литература, цивилизация, наши

вкусы и одежда, наши традиции и бесчисленные повседнев¬

ные мелочи, - говорил он в президентском адресе на Рам-

нагарской сессии ИНК в 1940 г., - несут на себе печать

общей судьбы и единых традиций... Наша социальная жизнь

в течение более чем тысячелетий привела к созданию сме¬

шанной наш** (цит. по: 31, с.141). Азад предвидел, что

создание двух государств, противопоставленных одно друго¬

му, не решит проблемы меньшинства в каждом из них.

'Вместо того, чтобы уничтожить религиозно-общинные опа¬

сения, - писал он в книге 'Индия добивается свободы', -

раздел лишь навсегда укрепит их... Трудно сказать, к чему

может привести существование двух государств, созданных

на основе взаимной ненависти' (1, с. 266).До конца 30-х годов


теория 'двух наций' не стела еще

основным идеологическим орудием какой-либо одной соци¬

альной прослойки индийского общества. Однако по мере


роста противоречий между отдельными группами индийской

буржуазии все более нарастала заинтересованность ее му-26

5415сульманских представителей в консолидации своих позиций

путем противопоставления 'мусульманской нации' 'индус¬

ской наши'. Со временем 'мусульманский национализм'

все более и более противопоставлялся индийскому нацио¬

нализму, превращаясь в идеологию массового религиозно¬

общинного движения индийских мусульман. Помещики и бур¬

жуазия видели в образовании сепаратного государства

'путь избавления от конкуренции крупных торговых и про¬

мышленных индусских фирм' (3, с.233). Средние слои

надеялись на создание более благоприятных условий для

получения должностей на государственной службе. Широкие

трудящиеся массы питали иллюзии, будто с помощью внед¬

рения в жизнь общества законов шариата удастся решить

острые социально-экономические проблемы.Одним из наиболее


ярких пропагандистов идей 'мусуль¬

манского национализма' был М.А.Джинна (1876-1948).

Выступая вначале как националист и сторонник 'индусско-

мусульманского единства', М.А.Джинна с середины 3 0-х


годов под непосредственным влиянием английских конститу¬

ционных маневров в Индии, законодательным путем закре¬

пивших противопоставление индусской и мусульманской об¬

щин, стал менять свои взгляды. Противопоставив индийско¬

му национализму 'мусульманский национализм', он высту¬

пил за государственное самоопределение мусульман Индии,

за что и заслужил титул 'отца мусульманской нации'.В августе


1935 г. колониальными властями был при¬

нят новый закон об управлении Индией. Он был составлен

таким" образом, писал Дж.Неру, что 'представители индий¬

ского народа лишались малейшей возможности воздейство¬

вать на находящийся под английским контролем государст¬

венный аппарат или изменять его' (6, с. 3 94). Закон

состоял из двух частей - 'Федеральная схема', согласно

которой Индия должна была представлять собой федерацию

провинций Британской Индии и индийских княжеств, и 'Про¬

винциальная автономия', устанавливавшей органы законо¬

дательной и исполнительной власти в провинциях.Избирательный


закон, известный как 'Общинное реше—1-1427

ние', делил всех индийских избирателей на 12 курий, каж¬

дая из которых получала определенное число мест. Всего в


законодательных собраниях провинций было 1675 мест;

из них общих - 808 (включая, зарезервированные 151 мес¬

то для неприкасаемых); для мусульман было выделено

582 места, для сикхов - 34, для рабочей курии - 38 и

т.д. Мусульмане, таким образом, получили больше мест,

чем они могли требовать в соответствии с их удельным

весом в общем населении страны. В этих условиях прои¬

зошло резкое усиление активности всех религжозно-общин-

ных партий и организаций. 'Хинду махасабха' провела День

борьбы против 'Общинного решения*', сопровождавшийся

индусско-мусульманскими столкновениями и стала распро¬

странять лозунг "Индия для индусов'. РСС направил своих

волонтеров в северные провинции Индии. Заметно активи¬

зировалась и деятельность мусульманских партий.Выборы в


провинциальные законодательные собрания

были назначены на начало 1937 г. В этих выборах участ¬

вовали 15,5 млн. человек, что составляло менее 52%

всех избирателей страны. Большинство избирателей голосо¬

вали за ИНК, который выдвинул кандидатов не только по

общей курии, но и по другим куриям (мусульманской, не¬


прикасаемым и т.д.) и получил 715 из 1675 мест в за¬

конодательных собраниях. МЛ из 482 мест по мусульман¬

ской курии завоевала только 123, из них 40 - в Бенгалии.К тому


же большая группа депутатов в Соединенных провин¬

циях, избранных от МЛ, присоединилась вскоре к ИНК.Поражение


МЛ на выборах 1937 г. побудило М.А.Джинну

искать для сплочения различных провинциальных группиро¬

вок и привлечения мусульманских масс на свою сторону

новые лозунги и новые организационные формы. Программа

МЛ, принятая на сессии в Лакхнау (октябрь 1937 г.),

предусматривала снижение ренты и уменьшение задолжен¬

ности крестьян, установление минимума заработной платы

рабочих и ряд других демократических преобразований. На

этой же сессий был принят новый устав, облегчавший дос¬

туп в ряды МЛ представителей мелкобуржуазной интелли¬28

5415генции, крестьян и ремесленников. Членские взносы были

снижены до двух анн в месяц. Комитет по подготовке но¬

вой программы и устава отмечал, что, принимая это реше¬

ние, он руководствовался 'настойчивым желанием мусуль¬

ман, проявленным во время и после последних выборов,

чтобы МЛ стала более популярной и демократической орга¬


низацией, чем она была до этого^и чтобы членство в ней

было открыто и доступно каждому мусульманину, как бы

беден он ни был и какое бы низкое положение он ни зани¬

мал' <34, с.155).В основе политического кредо М.А.Джинны


лежал лозунг

образования самостоятельного мусульманского государства.

По его инициативе образование 'страны чистых" - Пакиста¬

на - было объявлено в лахорской резолюции МЛ (1940)

основным политическим требованием мусульман Индии. Свой

президентский адрес этой сессии Джинна посветил дока¬

зательству того, что индийские мусульмане - это не рели¬

гиозное меньшинство, а самостоятельная нация, занимак>-

щая компактную территорию на северо-западе и востоке

страны и имеющая поэтому право на самоопределение (см.

29, с.148-155).Право 'мусульманской наши" на создание


собственного

государства М.А.Джинна подтверждал ссылками на сущест¬

вование так называемых мусульманских государств в сред¬

невековой Индии. Он утверждал, что до тех пор, пока му¬

сульмане находились у власти, они были нашей с террито¬

рией независимо от того, насколько компактной была в


этих государствах территория с мусульманским большинст¬

вом населения. Но как только мусульмане Индии лишились

'своего' правительства, они стали 'нацией без территории".

По существу Джинна определял 'мусульманскую националь¬

ную территорию' как территорию, на которую распространя¬

ется 'правление мусульман'. В то же Ер ем я в противопо¬

ложность другим идеологам 'общинного


национализма"М.А.Джинна поставил вопрос об экономической
общности

'мусульманской нации", справедливо рассматривая эту об¬

щность как неотъемлемую черту всякой наши. Но толковал1-


1529

он эту общность весьма своеобразно. Ему было совершен¬

но чуждо понимание общности отдельных районов и областей

как общности, возникающей на базе развития капиталистиче¬

ских отношений. Он говорил об, экономической общности му¬

сульман, живущих в разных частях Индии. Под экономиче¬

ской общностью он понимал общность интересов мусульман¬

ской буржуазии и, выступая за создание мусульманского

государства, 'заботился прежде всего о том, чтобы предо¬


ставить этой буржуазии возможность для расширения
еепредпринимательской деятельности' (3, с.223). Главной

своей задачей Джинна считал подчинение религии политике.

Только фарисеи утверждают, что религия стоит над полити¬

кой.Ecrnf М.К.Ганди положил в основу своей идеологии ин¬

дуистский принцип ахимсы (ненасилия), то М.А.Джинна

опирался на исламский призыв к активным действиям и

джихаду. Джинна по существу был первым в Индии, кто

ввел в употребление термин 'мусульманский национализм'

('муслим каум парасти'). Он означал, по словам Джинны,

патриотическое стремление 'мусульманской нации' к укреп¬

лению своей независимости от колонизаторов и от всех

противников образования Пакистана. Выдавая себя за про¬

должателя освободительной борьбы мусульман, Джинна на

практике отстаивал решительные действия главным образом

в борьбе против якобы угрожавшего мусульманам 'господ¬

ства индусов', а не против реального господства английских

империалистов.Идея создания мусульманского государства была


выдви¬

нута еще в период конференции 'круглого стола' (1931)

кембриджским студентом Р.А.Чаудхури. Однако в то время


английские империалисты чувствовали себя в Индии еще

достаточно прочно и не нуждались в практическом осущест¬

влении этого мероприятия. _ В 193 9 г. выдвигались самые

различные проекты расчленения Индии, да и сам Р.А.Чауд¬

хури отказался от своего первоначального плана и ратовал

за образование автономных мусульманских государств во

всех провинциях Индии. В первые годы второй мировой вой¬

ны английские правящие круги и колониальные власти не30

540.высказывали прямо своего отношения к движению за созда¬

ние Пакистана, но через свою агентуру в руководстве МЛ

поддерживали и направляли его. Английские власти, заявля¬

ли они, против расчленения Индии, однако иного пути для

обеспечения мира между индусами и мусульманами нет

(см. 8, с. 401).Начало 1945 г. было отмечено в Индии


нарастанием

антиимпериалистического движения. Разработав с английс¬

ким правительсттюм в Лондоне план мероприятий по разре¬

шению политического кризиса в Индии, вице-король Уэйвелл

в конце мая вернулся в Индию}и 14 июня 1945 г. в Сим¬

ле была созвана конференция, в которой приняли участие


лидеры ИНК, руководители МЛ, а также сикхов и других

религиозных общин. Созывая эту конференцию, англичане

преследовали двоякую цель: во-первых, достичь соглашения

с ИНК и тем самым * ослабить антиимпериалистическое дви¬

жение масс; во-вторых, усилить рознь между индусами и

мусульманами Индии и подготовить в дальнейшем расчле¬

нение страны. В декларации английского правительства,

оглашенной на конференции, указывалось, что в правитель¬

стве, которое будет создано в Индии как расширенный ис¬

полнительный комитет при вице-короле, 40% мест получат

мусульмане (их выдвигает МЛ), 40% - индусы (их выдви¬

гает ИНК) и 20% мест - религиозные меньшинства. Это

сразу же привело к усилению трений между МЛ и ИНК.

Обострение отношений между руководством ИНК и МЛ впол¬

не соответствовало интересам англичан, не желавших обра¬

зования из индийцев временного правительства, с мнением

членов которого колониальным властям пришлось бы счи¬

таться. Лейбористское правительство провозгласило, что

оно назначает проведение с ноября 1945 г. по апрель 1 У4о г.

новых выборов в центральное и провинциальные законодатель¬


ные собрания Индии. В результате выборов ИНК получил во

всех провинциальных собраниях 930 мест, а МЛ - 497.

Итоги выборов в учредительное собрание были следующие:

ИНК в обшей сложности получил 192 места, МЛ - 70 и

остальные партии - 11 мест. Размежевание избирателей по

религиозно-общинному признаку соответствовало интересам1-16

колониальных властей и создало благоприятные условия

для осуществления их планов расчленения Индии.Отказавшись


участвовать во временном правительстве,

руководители МЛ объявили 16 , августа 1946 г. Днем пря¬

мой борьбы за Пакистан. Английские власти широко исполь¬

зовали свою агентуру, чтобы спровоцировать резню между

мусульманами и индусами. Взаимные погромы жилых домов

и торговых лавок в Калькутте, Бомбее и других городах

сопровождались кровопролитиями, имелось множество уби¬

тых и раненых (см. 3 7, с. 297).Массовое движение за


независимость Индии разверну¬

лось в конце 1946 - начале 1947 г. в особенно больших

масштабах. Возможность перерастания движения за рамки

ненасилия напугала и индийских князей, и помещиков, и

крупную буржуазию. В марте 1947 г. вспыхнули кровавые


столкновения между индусами и мусульманами в городах

Пенджаба - Равалпинди, Мултане, Аттоке и Джепаме. В

деревнях погромы приняли особенно жестокий характер: в

одной только волости (тхана) округа Равалпинди было

убито 800 человек. Общее же число убитых в этом окру¬

ге достигло 4 тыс. По сообщениям индийской прессы, у

погромщиков, напавших на деревню Дудхиал, были пулеме¬

ты и винтовки казенного образца. Это свидетельствовалоо том,


что полиция и войска снабжали их оружием из во¬

енных арсеналов-*-Погромы в Пенджабе и заявление премьер-


министра

Великобритании Эттли, с которым он выступил 20 февраля

1947 г. в палате общин, показали лидерам ИНК, что ан¬

глийское правительство будет добиваться раздела Индии

любыми средствами. Поэтому руководство партии, стремясь

не допустить еще большего кровопролития, вынуждено было

согласиться на создание Пакистана. После поездки лорда

Маунтбэттена в Лондон 3 июня 1947 г. была оглашена' Modern


review. - Calcutta, 1947. -

Apr. - P.5- 11.32

декларация английского правительства» получившая назва¬


ние 'Закон о независимости Индии'. Основной пункт этого

закона гласил о том, что Индия делится на две части:

индусское государство Хиндустан и мусульманское государ¬

ство Пакистан. 15 августа была закончена процедура

расчленения единой Индии, и в составе Британской импе¬

рии образовалось два новых доминиона.МУСУЛЬМАНСКАЯ


ОБЩИНА В НЕЗАВИСИМОЙ ИНДИИРаздел Индостана в 1947 г. и
образование самостоя¬

тельного мусульманского государства Пакистан не привели

к решению проблемы религиозных меньшинств. Собрать всех

мусульман в одно государство не удалось. Несмотря на эми¬

грацию значительной части мусульман из Индии в Пакистан

на территории Индии осталось 37 млн. представителей этой

религиозной общины. Придя к власти, ИНК официально осу¬

дил коммунализм. Права меньшинств были гарантированы

конституцией. Запрещалась всякая дискриминация на основе

религиозной, расовой и кастовой принадлежности. Для всех

граждан Индии устанавливалось равенство при найме на ра¬

боту в государственные учреждения и предприятия. Все со¬

циальные общности и группы получали право сохранить и


развивать свой язык, письменность и культуру2'.
Нарушение1)Раааел привел к массовой миграции населения из
од-

ной страны в другую. Общее число беженцев составило свы¬

ше 15 млн. человек. К 1959 г. в Индии насчитывалось

около 9 млн. беженцев из Пакистана (из 8857 тыс. бежен¬

цев 4740 тыс. перешли в Индию из Западного Пакистана и

4117 тыс. — из Восточного Пахастана) (см.: India 1959.-

Delhi, 1959. - 159 p.2)Конституция Индии. - М., 1956. - Т.З. - Ст.15,


16,

29, 30.33

этих положений квалифицировалось как 'наказуемое преступ¬

ление'.Раздел Индии привел к многочисленным радикальным

переменам в социально-политическом бытии мусульманской

общины. 'Расколотые и разделенные, - пишет М.Шакир, -

мусульмане оказались в кризисном состоянии, не умея ни

раскрыть свое истинное я, ни найти прочные основы для

своего существования как общины' (46, с. 13). Вне¬

запность перемен привела к тому, что мусульманская

община оказалась психологически не готова им проти¬

востоять. Все ее привилегии, существовавшие до 1947 г.,


были ликвидированы: отменена резервация мест на государ¬

ственной службе, отдельный электорат заменен всеобщими

выборами, уничтожена система заминдари. В то же время

ряд мероприятий, осуществленных правительством, имел яв¬

ные следы антимусульманской направленности. В ряде шта¬

тов был прекращен прием мусульман на службу в полицию

под тем предлогом, что в прошлом их было принято слишком

много. Закон о собственности мигрантов ( Evacuee pro¬

perty law) был широко использован для лишения мусуль¬

ман их собственности. Согласно этому закону всякий мусуль-

• манин мог быть обвинен в намерении эмигрировать и все

имущество его семьи отбиралось таможенными властями.

Предпринимались усиленные попытки принудить мусульман

покинуть Индию. К этому вела и необъявленная официальная

политика лишения их земель. 'Отмечая все эти несправед¬

ливости, - пишет М. Шакир, — нужно избегать и недооценки

той роли, которую играло секуляристское руководство стра¬

ны, особенно Дж.Неру* (46, с.13).Несмотря на все трудности, с


которыми индийским му¬

сульманам пришлось столкнуться в результате раздела стра¬


ны, с 1951 по 1961 г. количество мусульман в Индии воз¬

росло на 25,6% (в то время ка» все население страны уве¬

личилось за это время на 21,3%). По переписи 1971 г.» ®

Индии насчитывалось 61,5 млн. мусульман, что составляло

11,2% населения страны (прирост мусульманского населения

за истекшие 10 лет составил 30,8%). Данные последней

переписи (1981) показывают, что число индийских мусуль**34

^ан достигло 75,5 млн., что составляет 11,4% всего насе¬

ления страны . Таким образом, по численности мусульман¬

ского населения Индия занимает на сегодняшний день

третье место в мире после Индонезии и Бангладеш."Мы всегда


признавали ислам как одну из наших рели¬

гий, - говорила премьер-министр Индии И.Ганди. - Ислам

будет и впредь расти и расцветать в Индии. Мусульмане в

Индии являются совершенно равноправными участниками

жизни страны - политики, производства, торговли, обороны,

образования, искусства и литературы. Мусульманину, живу¬

щему в Индии, открыты все те же возможности, что и лю¬

бому другому индийцу. Последователи любой религии не под¬

вергаются в нашей стране дискриминации. Каждая вера име-


Согласно переписи 1981 г. население Индии составля¬
ет 685 184 692 человека; по религиозному признаку оно

делится следующим образом:Религиозная1971 г.1981


г>общинаИндусы453 436 630(82,82%)549
724717(82,63%)Мусульмане61 418 269:il,20%)75
571514(11,36%)Христиане14 225 045(2,59%)16 174498
(2,43%)Сикхи10 378 891(1,89%)13 078146 (1,96%)Буддисты3 874
942(0,71%)4 719900 (0,71%)Джайны2 604 837(0,40%)3 192572
(0,48%)Другие2 184 955(0,40%)2 766285
(0,42%)Вероиспове¬дание неустановлено36 083(0,01%)6CL217
(0,01%)(См.: India, 1986: A ref. annu. / Publ. div. Mini¬

stry of inform, a. broadcasting, gov. of India.

Delhi, 1987. - P. 14).35

ет право на существование и уважение. Мы называем это

оеку лиризмом...г .В индийской научной н политической


литературе нередко

можно встретить такие выражения, как "мусульманская

проблема', 'мусульманская политика', 'мусульманское со¬

знание' и т.п. В соответствии с этими формулировками ин¬

дийские последователи ислама рассматриваются не сквозь

призму существующих в мусульманской общине различных

социально-экономических слоев и классов, региональных осо¬

бенностей, лингвистических и культурных групп, а в качестве

компактной и внутренне сплоченной общности* 'Несмотря на

многочисленные внутренние различия, — пишет преподаватель


истории Алигархского мусульманского университета И.А.Хан,

индийские мусульмане представляют собой особую отдельную

от других религиозную общину... Нельзя не признать того

обстоятельства, что наиболее действенным фактором, объеди¬

няющим различные исповедующие ислам группы в единую об-

£дшну, является совокупность определенных, общих для пред¬

ставителей всех этих групп религиозных верований, ритуа¬

лов и обычаев, а также, что не менее важно, наличие созна¬

тельной и глубоко прочувствованной самоидентификации'(31,


с.17),В этом весьма типичном для индийских авторов выска¬

зывании основной акцент, как мы видим, сделан не на 'внут¬

ренние различия', а на 'объединяющие факторы'. Между тем

в реальной действительности значение и роль тех и других,

объединяющих и разделяющих мусульманскую общину факто¬

ров весьма и весьма различны. 'Политика мусульманской

общины всегда была политикой мусульманской элиты, кото¬

рую нельзя отождествлять с общиной, — пишет М.Шакир. -

И если мы посмотрим на историю коммунализма или разде¬

ла Индии, то обнаружим, что он был неизбежным следстви¬

ем политики мусульманской аристократии и помещиков Север¬


ной Индии, в частности Уттар-Прадеша и Пенджаба. Даже

после 1947 г. введение демократических институтов и про-^


Индия. - М., 1983. - № 4. - С.14.36

цедУР яе изменило материального, положения мусульманских

масс. Соперничество элиты, солидарность элиты и мобили¬

зация элитой широких масс населения - вот что определяет

характер так называемой мусульманской политики' (46, сД).

'Вопреки распространенному мнению, - пишет упоминавший¬

ся уже нами индийский социолог А.А.Инджинир, - мусуль-

к1ане не составляют единой и компактной группы в

Индии. От Кашмира до мыса Коморин и от Асса¬

ма до Кача индийские мусульмане различны так же, как и

другие группы индийского общества' (17, с.23).Чтобы убедиться в


том, что индийские мусульмане дей¬

ствительно не представляют собой гомогенной, консолидиро¬

ванной и сплоченной общности, достаточно прежде всего об¬

ратить внимание на неравномерность их расселения на тер¬

ритории страны. Половина всех индийских мусульман прожи¬

вает в трех штатах - Западной Бенгалии, Уттар-Прадеше

и Бихаре, причем и в этих штатах они составляют меньшин¬

ство населения - соответственно 20,46, 15,48 и 13,48%.


Преимущественно мусульманское население проживает толь¬

ко на Лаккадивских островах и острове Миникой (94,4%),

а также в штате Джамму и Кашмир (65,8%), причем в

Кашмирской долине их удельный вес колеблется от 82 до

96%, а в Джамму он составляет 8%. Однако в этих двух

районах проживает всего 5% индийских мусульман. В штате

Ассам мусульман насчитывается 24,03% от всего населе¬

ния этого штата, в Керале — 19,5%. При этом основная

часть мусульман находится в индийских деревнях, а в горо¬

дах проживает всего 34% мусульман (по данным переписи

1981 г.).Проживающие во всех 22 штатах и 9 союзных террито¬

риях Республики Индия мусульмане как бы органически

вкраплены в различные этнолингвистические общности, сос¬

тавляя их интегральную часть. При этом наблюдается такая

закономерность: чем дальше зашел процесс национальной

консолидации данной этнической общности, тем меньше про¬

является в ней различий между мусульманами и представи¬

телями других общин.По языку, культуре, укладу жизни, а также


по своему

социально-экономическому положению индийские мусульма-37


не, живущие в различных районах страны, столь же различ¬

ны, как и представители индусского большинства. Между му.

сульманами Ассама и Западной Бенгалии, как констатирует

А.А.Инджинир, существуют 'громадные культурологические

различия". 'Ассамские мусульмане, живущие в деревне или

в городе, глубоко осознают свою особую культурную иден¬

тичность и ощущают органическую связь с остальными ас¬

самцами. Подобно всем ассамцам они испытывают сильное

чувство отчуждения к бенгальцам, в том числе и к бенгаль¬

ским мусульманам" (17, с.25). Ассамские мусульмане,

проживающие в городах, отличаются еще относительным бла¬

госостоянием, но для живущих в деревнях характерна край¬

няя бедность, особенно в сравнении с индусами. Размеры

земельных участков ассамских мусульман не превышают

двух-трех бигхов. Они крайне недостаточно представитель¬

ствуют в местных государственных органах власти: среди

высших должностных лиц штата имеется всего один мусуль¬

манин. Несмотря на отсутствие сильных чувств общинной

неприязни по отношению к мусульманам, проживающим в Ас¬

саме, имеет место дискриминация этого религиозного мень¬


шинства при найме на работу или при приеме в учебные за¬

ведения.Что касается бенгальских мусульман, то они проживают

в основном в деревнях. В Калькутте, например, они состав¬

ляют всего 14% населения, значительная часть которых при¬

была сюда из Бихара и Уттар-Прадеша, говорит на языке

урду и глубоко убеждена в своем культурном превосходстве

над бенгальскими мусульманами. Со своей стороны, бен¬

гальские мусульмане более интегрированы с представителя¬

ми индусской общины, живущими в Западной Бенгалии. Пре¬

обладающая часть бенгальских мусульман (как прибывших

из Бихара, так и местных) очень бедна, неграмотна и от¬

стала. И только небольшая группа мусульман — бохры — за¬

нимается торгово-коммерческой деятельностью и имеет срав¬

нительно высокий уровень жизни, а некоторые из них даже

богаты. Леводемократическое правительство Западной Бен¬

галии, возглавляемое коммунистами, с симпатией относится

к мусульманской общине и принимает решительные меры по38

пресечению религиозно-общинных столкновений. В силу это¬

го мусульманское население штата оказывает правительству


штата всяческую поддержку.Являясь большинством населения
своего штата, мусуль¬

мане в Кашмире не сталкиваются с проблемами дискримина¬

ции при устройстве на работу или с проблемой коммун алист-

ского насилия. Живущие в основном в сельских районах Каш¬

мира местные мусульмане очень бедны, но промышленное

развитие этого штата чрезвычайно затруднено его неблаго¬

приятным географическим положением. Несмотря на то что

мусульмане в Кашмире гордятся и своей региональной при¬

надлежностью, и своей религиозной идентичностью, они сде¬

лали сознательный выбор в пользу секуляристской идеологии

и политики. За исключением очень небольшой своей части

кашмирские мусульмане не ставят под сомнение пребывание

этого штата в составе федерального индийского государства.И


хотя их штат непосредственно граничит с соседним Паки¬

станом, они выступают среди индийских мусульман в роли

самых твердых приверженцев принципов секуляризма.Заметное


влияние на политическое поведение всей му¬

сульманской религиозной общины Индии оказывают мусуль¬

мане, проживающие в Уттар-Лрадеше и в Бихаре. По мне¬

нию А.А.Йнджинира, именно здесь вырабатывается политичес¬


кий курс общеиндийской мусульманской общины и отсюда вы¬

ходят основные фигуры ее политического руководства. Зна¬

чительная часть мусульман Уттар-Прадеша и Бихара - это

ремесленники, достигшие в своих профессиях высокого мас¬

терства, но живущие под гнетом материальных трудностей

а сильной социальной отсталости. Мусульманские руководи¬

тели никогда не предпринимали попыток организовать их в

кооперативные общества, не поднимали на борьбу за предо¬

ставление им более выгодных условий кредитования и т.п.

Вместо того, чтобы концентрировать свои усилия на органи¬

зации борьбы за улучшение социально-экономических условий

жиааи этих ремесленников, мусульманские лидеры направля¬

ли свою энергию на отстаивание таких тгсевдоактуальных

Требований, как стказ от вмешательства индийского госу¬

дарства в сферу мусульманского правосудия и т.д.39

Штаты Уттар-Прадеш и Бихар входят в хиндиязычный

пояс страны, где глубоко укоренился феномен коммуналиэ-

ма. В различных районах этих двух штатов периодически

вспыхивают межобщинные столкновения, и мусульманское

население живет в постоянном страхе перед бесчинствами


индусских коммуналистски настроенных элементов. Напряжен¬

ность межобщинных отношений особенно велика в тех райо¬

нах, где индусы составляют большинство населения, а зна¬

чительное число мусульман занимают прочные позиции в тор¬

говле и промышленности, составляя конкуренцию предприни-

мателям-индусам.В западных штатах Индии мусульмане


составляют при¬

близительно 8,5% населения. Здесь, особенно в городах Гуд¬

жарата и в Бомбее, проживают немногочисленные общины

мусульман - бохры, ходжи и мемоны, представители которых

нажились на торговле. Однако им не удалось приобрести то¬

го контроля над банковской и промышленной деятельностью, .

какой обладают представители общины парсов. 'Предпринима¬

тельские' общины мусульман говорят на языке гуджарати и

стремятся сохранить свою особую религиозно-культурную

идентичность. Экономическое положение других групп мусуль¬

ман, проживающих в западном регионе страны, не столь бла¬

гополучное. Особенно большая социально-экономическая от¬

сталость характерна для мусульман, живущих в штатах Мад¬

хья-Прадеш и Раджастхан.Мусульмане, проживающие на юге


Индии, также не сос¬
тавляют однородной группы. В Карнатаке и Андхра-Прадеше*

например, мусульмане, живущие в крупных городских центрах

Бангалоре и Хайдарабаде, говорят на урду и имеют свою

особую культуру. Совсем иная картина в сельской местности»

где мусульмане говорят на местных языках и в культурном

отношении интегрированы с индусами. В результате отмены

феодальных порядков материальное положение мусульман в

Андхра-Пра д еше (и особенно в Хайдарабаде) резко ухудши¬

лось. Однако в связи с выездом многих мусульман в послед¬

ние годы на работу в страны Западной Азии благосостояние1

их семей значительно улучшилось, что дало импульс актив0-’

зацяи предпринимательской деятельности в городах. Это в40

свою очередь привело к росту межобщинной напряженности

й вспышке религиозно-общинных конфликтов.Тамильские


мусульмане представляют весьма сплоченную

в культурном и лингвистическом отношении общность. Серь¬

езных межобщинных конфликтов до недавнего времени в Та¬

милнаде не было. Однако после массового обращения в ис¬

лам хариджан - жителей деревни Минакшипурам и шовинис¬

тической кампании, широко развернутой в связи с этим ин¬


дуистской организацией 'Вшива хинду паришад', здесь стали'

вспыхивать не только индусско-мусульманские, но и индус-

ско-христианские столкновения. Тамильские мусульмане -

это община дельцов. Как и бохры, кходжи и мемоны в Гуд¬

жарате, они весьма состоятельны, стараются утвердить свою

культурную идентичность и держатся обособленно от му¬

сульман нетамильского происхождения, также имеющихся в

Тамилнаде.Среди населения Кералы процент мусульманского


насе¬

ления весьма высок - 19,5%. До конца 60-х годов столкно¬

вения между общинами были здесь чрезвычайно редки. Одна¬

ко в 1970 г. в Телличерри произошли религиозно-общинные

беспорядки, в организации которых приняли участие молодчи¬

ки из РСС. С тех пор язва межобщинной розни в этом шта¬

те быстро разрастается. Главной причиной этого Инджинир

считает 'коалиционную политику*, при которой политические

партии, выражающие интересы, разных каст и общин, вынуж¬

дены формулировать и отстаивать противоположные требова¬

ния (17, с.26). Благодаря высокой степени своей культур¬

ной и языковой ассимиляции, мусульмане Кералы не испыты¬


вают большой дискриминации в вопросах занятости, как это

имеет место с их единоверцами в северных и центральных

штатах Индии. Не случайно в Керале создано единственное

пока Мусульманское общество по вопросам образования, ко¬

торое много делает по созданию новых колледжей и институ¬

тов.Социальная и классовая дифференциация мусульманской

°бщины в Индии изучена недостаточно. Вполне очевидно

л«шь то, что социальная структура этой общины принципи¬

ально не отличается от других крупных общин. Ее специфи-41

ка сводится, по словам советского исследователя Б.И.Клюе*

ва, гк практически полному отсутствию в ней представите¬

лей монополистического капитала, к наличию значительно

меньшей прослойки, современной предпринимательской бур¬

жуазии и большего числа лиц, связанных с традиционными

формами производства и обмена, что не может не усиливать

настроений общинной замкнутости" (5, с. 15). Немногочис¬

ленные исследования экономической структуры мусульман¬

ской общины, проведенные индийскими авторами, свидетель¬

ствуют о том, что преобладающее большинство ее членов

принадлежит к самым низшим слоям индийского общества.


Так, например, изучая ситуацию, существующую в г. Ахма-

дабаде, индийский экономист Дж.Лаливала выяснил, что

75% из проживающих там мусульман находятся за чертой

официально установленного в стране "порога нищеты" (см.

46, с.4). Другой индийский ученый, обследовавший населе¬

ние 24 деревнь в Хайдарабадском округе, обнаружил, что

12,8% из 477 мусульманских семей занимаются такими

традиционными видами деятельности, как производство деше¬

вых сигарет (биди), ткание рогож и других дешевых тканей,

плетение мебели из камыша „и т.п. В этой связи М.Шакир

отмечает, что 'основная экономическая проблема индийских

мусульман - это не дискриминация их в качестве религиоз¬

ного меньшинства, а ншцета преобладающего большинства

членов этой общины ... Если для образованного среднего

класса важной проблемой является дискриминация при прие¬

ме на работу в государственном или частном секторе, то

экономическое положение мусульман в целом не очень отли¬

чается от положения широких индийских масс, даже если му¬

сульмане не подвергаются дискриминации в экономическом


плане" (46, с.4).Некоторое представление о социальном статусе
членов

мусульманской общины дает их разделение на такие тради¬

ционные группы, как ашрафы и аджлафы. Бывшая земельная

аристократия, религиозные деятели, чиновники, люди свобод¬

ных профессий обычно принадлежат к ашрафам, а крестьяне,

ремесленники, батраки — это аджлафы. Социальная структур*

мусульманской общины является в то же время как бы слеП"'42

%<м с кастовой иерархии окружающего ее индусского насе¬

лений. 'Исламский постулат равенства всех членов общины,

jjgmeT профессор Р.Хан, - соблюдается только во время мо¬

литвы в мечетях или паломничества в Мекку и Медину, В

детальных случаях классовые различия между князем и ни-

лдем, помещиком и батраком, элитой и массами разрывают

изнутри мусульман, как и любую другую религиозную общи¬

ну' (33, с.218). Среди последователей эгалитарного исла¬

ма в Индии есть различные группы, многие из которых име¬

ют отдельные мечети, кладбища и т.п. Имеются у мусульман и

неприкасаемые—халахоры, лалбеги, бедийа и др., которым

запрещено даже входить в мечети.Многие индийские


исследователи придерживаются той
точки зрения, что в Индии 'мусульмане ни в коем случае

не представляют собой гомогенного коллектива'. Так, на¬

пример, Раджани Кантх, выделив среди мусульман такие со-

аиальные группы, как землевладельцы, крестьяне, батраки,

рабочие с одним и тем же набором 'составляющих' - каста

(шейх, сайид, патан) и этаонациональная группа (пенджабцы,

бенгальцы, кашмирцы), приходит к выводу о множественнос¬

ти политических интересов мусульман и соответственно об

отсутствии в Индии единой 'мусульманской политической

культуры' (лит. по: 12, с.57). Вместе с тем имеется так¬

же целый ряд авторов, которые, признавая региональные,

социально-классовые, этнолингвистические различия среди

мусульман, в то же время утверждают, что наличие у му¬

сульман общей религиозной веры консолидирует всех после¬

дователей ислама в единую и сплоченную общину. 'Несмотря

на все региональные различия и особенности, - пишет

А.А.Инджинир, - мусульмане в Индии как религиозное мень¬

шинство обладают определенным общим пониманием своих

проблем религиозно-культурного характера. Вот почему они

настойчиво подчеркивают свою особую религиозную идентич¬


ность, несмотря на то что это приносит им множество серь¬

езных трудностей, поскольку индусские коммуналисты нас¬

тойчиво борются против такой позиции, стремясь к культур¬

ной ассимиляции мусульман, что на практике означает их

и®дунаацню*г*"( 17, сД8).43

Однако при внимательном ознакомлении с доктринальны¬

ми концепциями и ритуальными обычаями мусульманской об¬

щины в Индии можно обнаружить наличие в ней весьма серь¬

езных расхождений, разделения ее членов на различные рели¬

гиозно-правовые школы (мазхабы), секты, суфийские брат¬

ства, традиционалистские, реформаторские, модернистские

и возрожденческие течения, между которыми существуют

глубокие расхождения, а нередко возникают и бурные кон¬

фликты.Основной водораздел в мусульманской общине проходит

между суннитами и шиитами, причем подавляющее большин¬

ство индийских мусульман принадлежит к суннитскому тол¬

ку ханафитской школы. Напряженные отношения между сун¬

нитами и шиитами нередко выливаются в столкновения, глав¬

ным образом во время шиитского праздника мухаррама

(дней траура по имаму Хусейну). Среди суннитов также су¬


ществуют острые разногласия по деталям ритуала и теоло¬

гии, что проявляется, в частности, в различии позиций уле¬

мов из школы Барелеи (традиционалистской) и иэ школы

Деобанда (реформаторской).Одной из разновидностей


традиционных форм социально¬

го протеста в Индии является прозелитизм - обращение в

ислам, христианство, сикхизм и буддизм (вернее, необуд¬

дизм) представителей тех социальных или этнокастовых

групп, которым в традиционной сословно-кастовой иерархии

индуизма отводится место "низших* каст или неприкасаемых.

В середине 50—х годов почти полмиллиона неприкасаемых-

махатов в штате Махараштра по инициативе Б.М.Амбедкара

приняли буддизм. В 1981 г. несколько сотен семей харид¬

жан перешли в ислам. Массовое обращение в ислам в кон¬

це 70—х - начале 80-х годов наблюдалось и в других час¬

тях страны - Уттар-Прадеше, Андхра-Прадеше, Бихаре и

т.д. Инструментом осуществления политики прозелитизма

нередко являются многочисленные мусульманские ассоциа¬

ции а учебные центры, в которых ученики обеспечиваются

бесплатным жильем и питанием. * Бегство от индуизма*' тол¬


кает коммуналистские элементы среди индусов к расширению

не только религиозно-шовинистической пропаганды, но и °Р"44

гаНцзаяионному укреплению своих рядов. Непрерывно растет

число и активность воинствующих организаций индусских ком-

Nlynaлистов. Между тем прозелитизм, выступая традиционной

формой социального протеста, не может способствовать ради¬

кальному улучшению положения угнетенных слоев. Лишь едини¬

цу из новообращенцев—мусульман получают возможность


выбить¬

ся из нищеты. Для остальных изменилось лишь отношение

окружающих - возникла враждебность собратьев-хариджан,

отмечено и стремление 'старых' мусульман не допускать

обрашенцев в свои мечети. В целом возросла напряженность

между общинами, чему в немалой степени содействовали ре¬

лигиозно-общинные партии и организации.Крайне неоднородный


состав мусульманской общины в

Индии, наличие в ней различных социально-классовых, нацио¬

нально-лингвистических групп, доктринально-религиозных

сект и каст привели к появлению большого числа различных

мусульманских организаций, партий и группировок, руковод¬

ство которых претендует на представительство интересов


всей общины. Эти партии и организации являются частично

религиозными, а частично политическими; однако ислам для

них всех служит источником их идеологии и политической

программы. Не все руководство мусульманской общины вхо¬

дит в состав этих партий и организаций, однако оно исполь¬

зует их авторитет и организационную силу, чтобы упрочить

свои позиции как внутри, так и вне общины. Как отмечает

М.Шакир, 'за исключением мусульман, входящих в ряды ком¬

мунистических партий Индии, ни одна из групп мусульман¬

ского руководства не выступает с критикой идеологии и про—

гРамм мусульманских партий и группировок' (46,


с.59).ПРОГРАММЫ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

ИНДИЙСКИХ МУСУЛЬМАНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ"После


достижения Индией независимости, — пишет

^•Шакир, - возникла альтернатива: квазисекуляристскийА.К.Азада


и коммуналистский подход мусульманских

^аменталистов. А.К.Азад и другие националистически ори-45

ентированные лидеры призывали членов мусульманской общц*

ны отказаться от коммунализма и присоединиться к нацио-1

нальным политическим партиям. Они были убеждены, что

политическое и экрномическое единство страны приведет к


объединению различных общин и поможет становлению секу-

ляристского и демократического общества, обеспечив всем

меньшинствам необходимую культурную и религиозную сво¬

боду' (46, с.60). В 1947 г. в Лакхнау под председатель¬

ством Д.К.Аза да состоялась Всеиндийская конференция му~

сульман-националистов, участники которой обратились ко

всем мусульманам Индии с призывом ликвидировать все об»

дшнно-религиозные организации, вступить в ИНК, исключив

таким образом всякую возможность возрождения сепаратист*

ской деятельности МЛ. В большинстве провинций было при-’

нято решение о пиквидащш МЛ. Все мусульманские партии

объявили себя социальными и культурными организациями,

стоящими в стороне от политики.Однако не прошло и десяти лет


после провозглашения

независимости, как в Джабалпуре, Бхопале, Алигархе, Ми¬

руте и других городах страны вспыхнули индусско-мусуль-

манские столкновения, в ходе которых погибли сотни невин¬

ных людей, был нанесен материальный ущерб в десятки мил¬

лионов рупий. К 1956-1957 гг. в Индии возобновили свою

деятельность почти все мусульманские религиозно-общинные


организации, существовавшие до раздела: МЛ, ДЖИХ, Мад-

жлис-и-иттихад уль-муслимин и др., которые возглавили их

прежние лидеры. Как отмечал советский исследователь А.Ах-

медзянов, 'непосредственные причины возрождения мусуль¬

манского религиозно-общинного движения тесно связаны со

спецификой социально-экономического положения мусульман¬

ского населения в Индии: мусульманские феодалы-джагирда-

ры и заминдары недовольны аграрными реформами, в резуль¬

тате которых они лишились части своих земель и привиле¬

гий. Усиление влияния светской школы, падение значения

религиозного образования, отмена законодательным путем

некоторых норм шариата (женское неравноправие, многожен¬

ство и т.д.) ограничили влияние мусульманского духовенст¬

ва на культурную и духовную жизнь мусульманского населе-46

НйЯ. Мусульманская промышленная и торговая буржуазия

ледово льна существующей еще кое-где дискриминацией в

предпринимательстве и торговле; она требует 'равных' со

своими индусскими конкурентами 'возможностей' в получе¬

ния государственных лицензий и т.д. Мусульманская интел¬

лигенция, служащие и мусульманские рабочие подвергаются


дискриминации при приеме на работу в государственные уч¬

реждения... Ограничен доступ мусульман в полицию и армию.

Мусульманским юношам гораздо труднее, чем индусам, по¬

ступить в высшие учебные заведения, а по окончании полу¬

чить работу... Легко направить в религиозно-общинное рус¬

ло и недовольство десятков тысяч мусульман, занятых в кус¬

тарном и ремесленном производстве и подвергающихся эко¬

номическому гнету ростовщиков, скупщиков и владельцев

мелких мастерских, индусов по религии' (2, с. 101).Немаловажную


роль в обострении индусско-мусульман-

ских отношений играла и позиция руководства ИНК, прово¬

дившего нередко такие мероприятия, которые наносили ущерб

культурным ценностям и общинным чувствам мусульман (в

качестве примера можно упомянуть доклад возглавлявшегося

Крипалани комитета, который вынес свои рекомендации о ста¬

тусе языка урду), а также проиндусские настроения отдель¬

ных конгрессистских лидеров (здесь можно напомнить о том,

что во время антимусульманских погромов в Джабалпуре

конгрессистское правительство штата Мадхья-Прадеш во

главе с Катджу встало на позицию защиты индусских погром-


тиков).Серьезная ответственность за ухудшение межобщинных

взаимоотношений лежала и на таких индусских религиозно—об¬

щинных партиях и организациях, как Хинду махасабха, РСС

и Джан сангх, лидеры которых не только требовали 'рефор¬

мировать' социальную 'Жизнь мусульман и 'национализиро¬

вать' (т.е. индуизовать. - Авт.) их, но и договаривались

Д° утверждений, будто "мусульмане и христиане в Индии - ^)

370 враги, и с ними следует обращаться как с


таковыми...'Organiser. - Delhi, 1960. - 28 Mar.47

Называя мусульман 'пятой колонной', 'агентами Пакистана*

и т. д., лидеры индусского коммунализма открыто призывали

своих сторонников громить и убивать их.В сегодняшней Индии


существует большое число мусуль¬

манских политических партий и группировок. Ряд из них

функционирует на региональном уровне, а некоторые дейст¬

вуют в общенациональном масштабе. Так, например, Мадж—

лис-и—иттихад—уль-муслимин является большой политической

силой в старой части города Хайдарабада и успешно высту¬

пает на выборах в муниципальную корпорацию. Однако за

пределами этого города ее влияние невелико. Мусульман¬

ский маджлис успешно функционирует в Уттар-Прадеше, Анд-


жуман исламия - в Пенджабе, Авами танзим — в Бихаре,

Мусульманский блок — в Мадхья-Прадеше и т.д. Таблиг джа-

маат действует в общенациональном масштабе, имея хорошую

ссору среди мусульман в сельских районах, но она мало за¬

нимается политическими и экономическими проблемами му¬

сульманской общины. Вовсе не обязательно, что мусульмане

данного региона объединены в рамках одной местной органи¬

зации. Например, в Андхра-Лрадеше, кроме МММ , действу¬

ют Маджлис-и—тамир-и-миллат (в результате раскола этой

организации создан еще и Андхра-Прадеш маджлис), Мадж¬

лис—и—улема-и—Декан. Обычно между этими организациями

идет острая борьба за влияние на мусульман или просто за

власть (45, с.16).Рассмотрим вкратце идейные программы и


политическую

деятельность трех основных мусульманских организаций —

ДЖИХ, действующей в основном в Сев. Индии, МММ и МЛ, ко¬

торая имеет особенно крепкие позиции в южных штатах.

Между этими партиями сложилось своеобразное 'разделение

труда' в соответствии с их целями, идейными установками

» политической ориентацией.Членом ДЖИХ может быть любой


гражданин Индии -
мужчина или женщина, признающий Аллаха на небе и Мухам¬

меда как его наместника на земле, полностью поддерживав

ший цели ДЖИХ и пути их достижения.Нынешнее руководство


ДЖИХ не говорит о джихаде.

'Согласно нынешним лидерам этой партии, — пишет М.Ша-48

SIIpt — основной причиной всех бед современного общества

дрраяггся материализм и приверженность к посюстороннему

мкру. Современная социальная структура существует без

каких-либо этических основ. Необходимы религиозная рево¬

люция и пробуждение религиозного сознания людей. И такая

революция может быть совершена правоверными мусульмана¬

ми, составляющими хайр—и—уммат - избранную группу добро-

| детельных. Вот почему мусульмане - это не община, не ре¬

лигиозное меньшинство, не географическая категория, а пар¬

тия Бога - Хизбуллах* (46, с.62).Идеологи ДЖИХ утверждают, что


общество, основанное

на идеях материализма, порождает цивилизацию, в которой

религия насильственно отделена от государства и общества.В


незападных странах это привело к появлению Арабского

мышления*. Запад и западная цивилизация породили фальши¬

вых богов — национализм и демократию. Национализм - это


не что иное, как национальный эгоизм. Маудуди заявлял, что

освободительная борьба индийского народа, вдохновляемая

философией материализма, не является праведной. Вот поче¬

му ИНК, по его_ мнению, .был индийским, в .политическом

смысле, прокоммунистическим - в идеологическом смысле, а

в культурном отношении - прозападным.По мнению лидеров


ДЖИХ, демократия не может быть

чем-то желанным, поскольку она объявляет суверенным на¬

род, тогда как ислам признает суверенным только бога. Де¬

мократия исходит из существования различных политических

партий, в то время как исламская политика разрешает толь¬

ко одну партию - Хиэбуллах.ДЖИХ является хорошо


организованной и жестко дисцип¬

линированной партией. Ее массовую базу составляют город¬

ские мелкобуржуазные слои (мелкие торговцы, ремесленни¬

ки) и наиболее консервативная часть мусульманской интел¬

лигенции, но в последние годы ДЖИХ удалось заручиться

поддержкой более широкого круга населения, в частности

студентов и женщин. О влиянии этой партии в массах не

следует судить только по числу ее активных членов, кото¬

рых в 1967 г. насчитывалось 1360, в 1974 г. - 2064,


а в 1980 г.- 2833 человека. Маудуди писал, что только

°браэованным, т.е. имущим, можно доверить руководство49

движением, ибо 90% мусульман, хотя и глубоко преданы ис¬

ламу, но иэ—за бедности и неграмотности настолько неве¬

жественны, что их любовь к исламу могут легко использо¬

вать торгаши от религии и лицемеры, 'подверженные запад¬

ному влиянию' (см. 2, с. 104; 46, с.64).ДЖИХ имеет


иерархическую структуру членства в пар¬

тии: основным ядром ее являются арканы, т.е. верные при¬

верженцы, далее идут - муавинины, т.е. поддерживающие,

муттафикины, т.е. согласные, и мутазирины, т.е. все те, на

кого распространяется влияние партии. В 1960 г. в ДЖИХ

числилось немногим более 840 активных членов, которые в

основном были пропагандистами и организаторами, а в нача¬

ле 80—х годов число одних муттафикин достигло 1232, а

мутазирин насчитывалось 36 272 человека (46, с.64). Ес¬

ли в 1960 г. в Индии имелось 18 региональных комитетов

ДЖИХ, разделенных на 150 местных ячеек, то в начале

80-х годов партия имела уже 436 местных ячеек, сущест¬

вовавших в 13 штатах - Ассаме, Западной Бенгалии, Бихаре,


Уттар-Прадеще, Пенджабе, Раджастхане, Мадхья-Прадеше,

Гуджарате, Махараштре, Андхра-Прадеше, Карнатаке, Тамил¬

наде и Керале, а Дели, Орисса и Андаманские острова нахо¬

дились под непосредственным контролем центрального руко¬

водства. Кашмирская организация ДЖИХ, действующая как

бы самостоятельно, выступает с откровенно сепаратистских

позиций и призывает к проведению в штате ^революции иран¬

ского типа'.В распоряжении ДЖИХ находятся сеть издательств,


вы¬

пуска юцих громадное количество богословской литературы не

только на английском и урду, но и на различных региональ¬

ных языках, 548 библиотек и 388 читальных залов, распо¬

ложенных по всей стране, многочисленные учебные заведения

(в том числе 23 колледжа, 35 курсов для медицинских сес¬

тер, 255 школ первой и 36 школ второй ступени), больни¬

цы, кооперативы, кассы взаимопомощи, а также профсоюзные

организации. Преимущественное внимание партия уделяет ра¬

боте с молодежью через студенческую исламскую организа¬

цию (в Кашмире — Джаамат-в-*гулаба).В тексте Конституции


ДЖИХ говорится, что она являет-50

^ 'миролюбивой некоммуналистской партией, выступающей


с демократических позиций за моральную и спиритуалисти¬

ческую переориентацию мировоззрения'. Далее в документе

утверждается, что ислам '’заботится о внешней и внутренней

сущности человека, а также об индивидуальных и социальных

аспектах его существования. Нет ни единого аспекта челове¬

ческой жизни, начиная с религиозной веры, морали и деятель¬

ности во имя бога и кончая экономическими, социальными и

политическими „аспектами, которые могли бы остаться вне

пределов его воздействия' (цит. по: 46, с.64). “Подобное

кредо, - пишет М.Шакир, - свидетельствует о том, что

ДЖИХ стремится дать исламскую направленность как пробле¬

мам мусульманской общины, так и всей страны. Нет необхо¬

димости подчеркивать, что такой подход является в своей

основе консервативным и антисовременным. Она хотела бы,

чтобы в обществе не было места таким ценностям, как де¬

мократия, некоммуналистский национализм, секуляризм и

социализм' (46, с,64).Лидеры ДЖИХ считают, что участие


мусульман в укреп¬

лении секуляризма — это 'предательство в отношении проро¬

каг. Ислам не может быть отделен от политики. Секуляризм -


это не что иное, как 'иррелигиозность'. Не случайно, что

ДЖИХ так близка индусским обскурантистским организациям.В


одном из своих заявлений А.Л. Ислахи, глава ДЖИХ, го¬

ворил: 'Мы не отрицаем ценности и значения некоторых ло¬

зунгов Хинду махасабхи, например ее выступлений против

секуляризма и требований включить религиозные этические

Ценности в политическую жизнь людей* (цит. по: 46, с.65).

Аналогичную позицию занимает ДЖИХ в отношении Арья са-

мадж и РСС* Знакомясь с высказываниями лидеров ДЖИХ

и РСС, нетрудно сделать вывод, что существует прочная ос-

нова для их сьлижения. Даже накануне введения чрезвычай¬

ного положения в 1975 г. они выступали совместно. Каж¬

дый смотрел на другого как на достойного представителя

своей общины. Для тех и других общими были антисекуля-

Разм и антикоммунизм. Обе организации настаивали на се¬

паратном характере религиозно-политических группировок

Различных общин. И те и другие уповали на насилие как на51

средство, могущее воспрепятствовать коммунистическому

движению в Индии. РСС развязала террор против коммунист

тов в Керале после победы Джаната партии на всеобщих вы¬


борах в индийский парламент в 1977 г. Такую же роль иг-,

рала ДЖИХ в штате Джамму и Кашмир. Вот что говорилось

по этому поводу в письме Х.С. Сурджита шейху Абдулле:

"ДЖИХ концентрирует свою деятельность в Кашмирской до¬

лине... После образования штатовского отделения КПИ(м),

эта партия активизировала свою деятельность во имя борь¬

бы с коммунизмом. Ее деятельность не замыкается на од¬

ной пропаганде, а осуществляется в плане физических напа¬

дений на активистов рабочих и крестьянских организаций,

осуществляемых под лозунгом "защиты ислама'... .Лидеры ДЖИХ


настаивают, чтобы в политической сфере

индийские мусульмане придерживались следующих принципов:1)


солидарность всех мусульман на основе ислама; только

такая солидарность может быть постоянной и прочной, ибо

это сделает общину достаточно сильной, чтобы успешно бо¬

роться с врагами бога как внутри общины, так и вне ее;2) отказ
от политической деятельности в стране; 3) созда¬

ние самостоятельных политических организаций


мусульман.Лидеры ДЖИХ утверждают, что индусы стремятся
уста¬

новить государство, которое соответствовало бы принципам

Вед и дхарма шастрам, что они хотят выступать в роли ин¬


дусской нации. Как только мусульмане станут активными

участниками выборов в Индии, они сразу же 'станут плен¬

никами партийной политики и не смогут оставаться верны¬

ми своему религиозному долгу в отношении своей страны,

каковыми они должны быть'. В противовес националистичес¬

ки настроенным мусульманским идеологам лидеры ДЖИХ

выдвинули альтернативу, согласно которой мусульмане долж¬

ны практиковать предписания ислама как единственного

средства своего спасения. Мусульманам советовали не

участвовать в единых организациях различных общкн.


ОднаPeoples Democracy. - Delhi, 1982. -

16 May.

g3 газет, издаваемых ДЖИХ, писала, что “должны сущест¬

вовать сепаратные и сильные организация индусов, мусуль¬

ман, сикхов, буддистов и др. Индусско-мусульманское един¬

ство не может быть достигнуто путем создания объединен¬

ных организаций двух религиозных общин. Каждая религиоз-I ная


община должна иметь отдельную политическую организа-

! щ£Ю,и каждый вопрос должен решаться лидерами соответст¬

вующих общин в ходе взаимных переговоров". Не ограничи¬

ваясь этим, ДЖИХ советовала общенациональным секулярист-


ским партиям не обращаться непосредственно к мусульман-

' ским массам. А о мусульманах, которые состояли членами

таких партий, говорилось, что они не являются "представи¬

телями миллата (общины)Теория и практика ДЖИХ были


воплощением консерва¬

тизма и политического оппортунизма. ДЖИХ критически от¬

неслась к возникновению бенгальского национального движе¬

ния в Восточном Пакистане и требованию создания Бангла¬

деш. По ее мнению, это требование противоречило мусуль¬

манской солидарности. Когда же бенгальское движение доби¬

лось успеха, то ДЖИХ посоветовала его лидерам установить

исламское правление в Бангладеш. У некоторых индийских

авторов, влияние ДЖИХ на мусульман Индии вызывает серь¬

езное беспокойство, так как оно приводит к соединению ис¬

ламского фундаментализма и непримиримой враждебности к

социализму и демократии.' Возникновение в августе 1964 г. МММ


под руковод¬

ством д-ра Саеда Махмуда было важным этапом в эволю¬

ции политики мусульманской общины в Индии. Оно означало

объединение и консолидацию различных политических группи¬

ровок, который активно выступали .в региональном и нацио¬


нальном масштабах. Со стороны мусульманских организаций

это было попыткой усиления влияния на национальные пар¬

тии.МММ представляет собой федерацию разнообразных му¬

сульманских организаций, таких, как Индийский союз мусуль-

^ской лиги, Джамиат-уль улема хинд (группа М.А.Рахма-^ Mauj


(Marathi). - Bombay, 1964. - 28 Des.53

на), Джамаат-и-ислами, Тамир-и-миллат, Иттехад—уль-му-

салмин, Мусульманский блок, Муслим маджлис. Представлен

в ней и рад более мелких мусульманских организаций.Свои цели


руководство МММ сформулировало следую¬

щим образом: 1) обеспечить мусульманам жизнь в соот¬

ветствии с основными идеалами ислама и добиться их учасг

тия в национальной жизни в соответствии с их статусом в

качестве хайр-и-уммат; 2) добиться единства всех группи¬

ровок мусульманской общины: 3) предпринять максимум уси¬

лий по искоренению коммуналистских и других предрассуд¬

ков и создать атмосферу искренней дружбы и взаимопонима¬

ния; 4) способствовать доброй воле и единению среди раз¬

личных общин и групп в Индии, помогать униженным и угне¬

тенным; 5) оказывать поддержку всем попыткам сохранить

и укрепить секуляристский характер государства и 6) поощ¬


рять участие мусульман в решении национальных проблем.В
июле 1966 г. МММ опубликовала список своих тре¬

бований в виде манифеста из девяти пунктов, а в 1967 г.

приняла участие в четвертых всеиндийских выборах в цент¬

ральный парламент страны, результаты_которых оказались

весьма неудовлетворительными с точки зрения мусульман.В этом


отчасти была виновата сама МММ» Вместо того

чтобы способствовать достижению межобщинного согласия,

ее организация в штате Уттар-Прадеш поставила в центр

своей предвыборной борьбы вопрос о межобщинных столкно¬

вениях в Алигархе в 1965 г., о статусе языка урду, о пре¬

следовании мусульман в области культуры и т.п.МММ никогда не


была в полном смысле политической

партией, да никогда и не собиралась быть таковой. Однако

ее амбициозные лидеры не удовлетворились таким положе¬

нием вещей. В апреле 1968 г. ими была организована са¬

мостоятельная политическая партия Муслим маджлис, член¬

ство в которой было открыто для всех граждан Индии неза¬

висимо от их религии, касты и мировоззрения. Объясняя

причины создания новой партии, д-р А.Фаруди заявил, что

94% населения Индии должны встать под одно знамя, что¬


бы 'покончить с господством 6% кастовых индусов, захва¬

тивших в свои руки всю власть и все богатства страны"54

по : 1^7 с.107). В октябре 1968 г. под эгидой Мус-

^'маджлис была создана Всеиндийская федерация мусуль-

^ списочных каст и отсталых классов. Это был первый

предпринятый Муслим маджлис к созданию политичес¬

кого альянса с угнетенными классами. В федерацию вошли

представители Муслим маджлис, Организации сикхов в шта-

те у-гтар-Прадещ, Республиканской партии и христианской

обшины* Лидеры федерации заявили, что гегемония индусской

общины держится на чувстве страха, дезинтеграции и эконо¬

мической зависимости, укоренившихся в умах представите¬

лей меньшинств и отсталых классов. Поэтому в качестве

целей федерации были провозглашены зашита "законных

прав" 'слабых групп* населения, достижение гармонии и

взаимопонимания между разными частями индийского народа.По


словам М.Шакира, в деятельности МММ гобнаружи-

вакггся определенные характерные черты.Во-первых, она


убеждена в необходимости сохранения

особого политического характера мусульманской общины,

что включает требование об отдельном электорате и пропор¬


циональном представительстве.Во-вторых, мусульманские
организации не особенно за¬

ботятся об экономических проблемах общины. За исключени¬

ем акцента на необходимости создания государства всеоб¬

щего благосостояния в девятипукктном манифесте МММ ни¬

чего не говорилось об этом наиболее важном аспекте жиз¬

ни мусульман. Нельзя забывать и о заявлении мауланы Ис-

л&ХЙ! сказавшего, что экономические и политические проб¬

лемы страны являются побочным продуктом нравственного

Упадка народа, который можно преодолеть только путем воз¬

рождения исламских ценностей.В-третьих, один из ведущих


деятелей МММ А.Х.Ади Наз-

Ви заявил, что ее основная цель заключается в том, чтобы

смело нести всем людям послание Аллаха. А это можно сде¬

лать лишь в том случае, если мусульмане будут едины. Без

ЗДинства, социальной справедливости и равенства всех лю-

Двй невозможно достичь истинно исламского характера. Му-

^льманекое руководство надеется, что с помощью МММ

Мусульмане смогут упрочить 'исламские и индивидуальные

^бедности хаир-и-уммат* (46, с.75).55

В силу внутренних противоречий МММ никогда не мог¬


ла сформулировать четкую политическую стратегию. Ее на¬

ционалистически настроенный президент не был готов занять

последовательно антиконгрессистскую позицию, в то время

как провинциальные лидеры стремились любой ценой нанести

поражение ИНК на выборах. Одна часть МММ объединялась

с коммунистами, тогда как другая отвергала саму мысль о

таком альянсе, считая ислам и коммунизм полярными проти¬

воположностями. 'Воистину удивительно, , что руководство

МММ, - заключает М.Шакир, - требовало от политических

партий отвергнуть идею контакта с мусульманскими масса¬

ми, рекомендуя входить в такой контакт лишь через посреди

ство мусульманских партий; а мусульманские лидеры, входяр

нше в общенациональные партии, не считались 'представите¬

лями мусульманской общины". Создавалось впечатление, что

мусульманские лидеры забывают о наличии в стране правой

опасности. Прямо или косвенно они способствовали усилению

индусского коммунализма' (46, с.76).Крупнейшей политической


организацией индийских мусуль¬

ман является МЛ, созданная в 1906 г. МЛ потребовала в

1940 г. создания Пакистана, а добившись этого прекратила


свое существование в Индии. Остались лишь ее местные ор¬

ганизации в Керале и Тамилнаде, где они постепенно вклю¬

чились в активную политическую жизнь и стали играть за¬

метную роль. Чем можно объяснить такую ситуацию? По сло¬

вам Т.Райта, в отличие от Северной Индии на юг ислам

пришел мирна. Арабские торговцы распространяли свою ве¬

ру не насилием и силой, а убеждением и примером. Они же¬

нились на индусках, став предками мопла в Малабаре, на-

вайтов - в Канара и леббаи, марракьяров и роутьеров — в

Мадрасе. Во-вторых, большинство южно-индийских мусуль¬

ман говорят на диалектах малая лам, тамили и гуджарати,

являющихся и языками их соседей' индусов. В-третьих, не

считая кратковременного правления Х.Али и Типу Султана

в Майсоре, султана в Мадурай в XIУ в. и наваба Аркота

в ХУШ в., мусульмане никогда политически не господство¬

вали на юге. Они были торговцами, рыбаками и крестьяна¬

ми и не требовали от правительства ни работы, ни правиле-56

prf, KflK это было c единоверцами на севере страны,

^.-четвертых, руководство МЛ на юге не эмигрировало в

Пакистан в 1947 г., как это сделали лидеры МЛ на севере.


В-пятых, на юге во время раздела практически не имели

места межобщинные столкновения. И, в-шестых, в Малабаре

ла юго-западном побережье есть районы, где мусульмане со¬

ставляют большинство населения (см. 50, с.580-581).После 1948


г. центр деятш^ьности МЛ переместился в

.Мадрас* В 1951 г. была принята конституция МЛ, в кото¬

рой подчеркивалась необходимость поддержания дружеских

отношений между мусульманами и другими общинами. И все

же влиятельной группой давления МЛ помогло стать умелое

участие в электоральной политической игре. Кастовые рас¬

хождения в различных штатах сделали более эффективными

и полезными небольшие организованные группы. Для дости¬

жения своих целей политические лидеры различных партий

без колебаний идут на союзы с коммуналистскими партиями.Так,


например, в 1952 г. во время муниципальных выборов

в Мадрасе ИНК хотел заключить предвыборный блок с МЛ,

но не согласился с требованием ее лидеров, чтобы места

для мусульман были зарезервированы в соответствии с их

численностью в соответствующем избирательном округе.После


1952 г. МЛ успешно заключала политические согла¬

шения то с партией Дравида мунетра кажагам, то со Сватан-


трой, а иногда с ИНК или коммунистами. В отличие от дру-

I'ax мусульманских организаций МЛ проявляет меньше коле¬

баний при решении вопроса об участии в парламентских-вы¬

борах. Она участвовала в выборах в Керале, где мусульма¬

не составляют 19,50% населения, в Тамилнаде (5,11%), в

Майсоре (10,63%), а также в Бенгалии (20,40%), в Биха-

Р® (13,48%), в Махараштре (8,40%) и Уттар-Прадеше

<15,48%).В 1970 г. было объявлено о воссоздании МЛ в мас¬

штабе всей страны'. Участвуя в очередных парламентских

выборах (1972), МЛ концентрировала свою избирательную

кампанию вокруг таких вопросов, как сохранение особого

^мусульманского законодательства, положение мусульман—б и—

(выходцы из Бихара и Уттар-Прадеша) в Бангладеш,57

возражения против всеобщего использования гимна 'Банде-

Матарам' и т.п. Все эти вопросы не имели ничего общего

с действительно жизненно важными проблемами, стоящими

перед мусульманами в различных штатах Индии. Лидеры.МЛ


никогда не затрагивали экономических проблем мусуль¬

ман. Вместо того чтобы содействовать росту политической

сознательности членов общины, они сосредоточивают их вни¬


мание на фундаменталистских и консервативных идеях и прин¬

ципах. Постановка вопроса о гимне 'Банде-Матарам' при¬

вела к росту межобщинной напряженности не только в Бом-,

бее, но и в других частях Махараштры, что вызвало столк¬

новения в г. Пуне, , во время которых больше всего постра¬

дала беднейшая часть мусульманского населения.В 1975 г. иэ-за


поляризации политических сил, обо¬

стряющих фракционное соперничество в большинстве полити¬

ческих партий Индии, в МЛ произошел раскол, в результате

которого возникла еще одна партия - Всеиндийская мусуль¬

манская лига, а в 1977 г. другая группа лидеров, выйдя

из МЛ, сформировала Национальную лигу. Различия между

лигами 'трудноуловимы, ибо они сводятся преимущественно

к перестановке акцентов в сходных программах' (5, с.17).

Среди главных лозунгов неизменно присутствует требование

объявить урду вторым языком ряда северных штатов и

Андхры—П радеш, поскольку он является сиксволом культуры и

образа жизни индийских мусульман (хотя данные переписи

1971 г. свидетельствуют о том, что родным языком урду

назвали лишь 50% общей численности мусульман), сохра¬


нить за Алигархским мусульманским университетом статус

учебного заведения общины меньшинства, ввести принцип

пропорционального представительства мусульман в законода¬

тельных органах и государственных учреждениях и т.п.Следует


отметить, что участие МЛ в выборах приносило

ей дивиденды. В разных штата* ее присутствие могло сыг¬

рать решающую роль , в формировании нового или сохранении

старого правительства. Так, МЛ на выборах в Законодатель¬

ное собрание штата Мадрас в 1951 г. завоевала 41 место

из 203, в 1967 г. - 3 из 234, а в 1971 г. - 6 из 234,

в штате Керала ее успехи на такого же рода выборах были?58

в 1951-1952 гг. - 5 мест из 108, в 1967 г. - 14 мест

из 133, а в 1971 г. — 11 из 133. Опираясь на эти дан¬

ные, лидеры МЛ доказывают: 1) что она является демокра¬

тической организацией, которая выражает мнение членов му¬

сульманской общины по поводу ее проблем; 2) что она не

является сепаратистской организацией, ибо вовлекает мусуль¬

ман в политический процесс и втягивает эту общину в общее

русло национальной жизни; 3) что она не является и комму-

ралистской организацией, ибо коммунализм усиливается на


севере из-за деятельности индуистской Джан сангх (ныне

Бхаратия джаната партии — АБ), а МЛ там не функциони¬

рует, что в лучшем случае МЛ является организацией мень¬

шинства, выступающей в защиту его прав, которые предо¬

ставлены ему конституцией страны..Как считает М.Шакир, 'со


всеми аргументами лидери»МЛ согласиться трудно. МЛ всегда
выступала с коммуна-

листских позиций и принимала участие в организации многих

религиозно—общинных беспорядков, нарушавших закон и поря¬

док в различных районах страны. Программа и политичес¬

кая деятельность этой партии со всей очевидностью нацеле¬

ны на создание межобщинной поляризации. Выдвигаемые ею

требования, которые отражают якобы интересы всей мусуль¬

манской общины, независимо от составляющих ее социальных

слоев и классов, лишь кажутся важными, а на деле уводят

трудящиеся массы мусульман от борьбы за их насущные

классовые интересы. МЛ игнорирует основные факты индий¬

ской ситуации. Ее политика определяется теми проблемами,

которыми озабочены лишь городские члены мусульманской

общины, забывая о том, что большинство мусульман - это


деревенские жители' (46, с.84-85).Лидеры МЛ заинтересованы в
получении какой-то частя

власти даже за счет жизненных интересов мусульманской

общины. В противном случае становится невозможно понять

ее союз с такой откровенно антимусульманской и фашист¬

ской организацией, как Шив сена в Махараштре. Парадок¬

сально, что все мусульманские организации, включая и МЛ,

считают, что индусские коммуналистские лидеры в большей

степени представляют интересы индусской общины, чем их59

секуляристские оппоненты. Все это свидетельствует, что му¬

сульманские организации нисколько не верят в возможность

секуляристской интеграции в стране и намерены продолжать

поддерживать селаратноесуществование двух общин как но¬

сителей самостоятельных культур й сепаратных политических

интересов.X XXВышеизложенный, разбор программ и


политической дея¬

тельности мусульманских организаций, который будет про¬

должен в следующем аналитическом обзоре, показывает, что

они в основном сосредоточивают свое внимание на культурных

и религиозных проблемах мусульманской общины. 'Эти пар¬

тии придерживаются той позиции, - пишет М.Шакир, — что


ислам должен быть источником политики, экономики и куль-*

туры и что именно приверженность исламу делает проводи¬

мый ими политический курс уникальным и первенствующим

в индийской политике. Несмотря на все заявления мусуль¬

манских организаций, бесспорным является то, что они бли¬

же к консервативным и реакционным силам, нежели к левым

партиям. Так. например, во время 'тотальной ре¬волюции',


начатой в 7U-x годах Дж.П. Нарайяном ДЖИХ выступи¬

ла с предложением, чтобы правящая партия не противостояла

этому движению, а пошла на компромисс с ним, дабы избежать

политической анархии и дезинтеграции' (46, с.86).Среди индийских


политических деятелей, ученых, жур¬

налистов и широкой общественности распространена точка

зрения, согласно которой радикальное улучшение межобщин¬

ных отношений возможно, если мусульмане присоединятся

к 'основному течению' социальной, культурной и политичес¬

кой жизни страны. Однако корень проблемы заключается в

том, на какой основе мыслится такое 'присоединение', ка¬

ким путем можно преодолеть социально-психологические на¬

строения отчужденности и замкнутости, характерные для мусуль¬

ман (как и для других индийских религиозных, кастовых, этно¬


лингвистических и других меньшинств). Более чем сорока-60

тякй опыт независимого развития Индии свидетельствует

^том, что политика секуляризма, трактуемая как одинако-

° поошРйтельное* покровительственное отношение ко всем

и общинам* пока что_не_стала эффективным сред¬

ством достижения 'национальной и эмоциональной интеграции*.

Бопее перспективной представителям прогрессивных сил Индии

видятся политика радикальных - социально-экономических пре¬

образований и осуществления последовательного демократиз¬

ма, политика последовательного исключения религии из сфе¬

ры политики.СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ1. Азад Абул Калам. Индия


добивается свободы. - М.,

1961. - 348 с.2. Ахмедзянов А* Деятельность мусульманских


общинных

организаций в современной Индии // Крат, сообщ.Ин-та народов


Азии. - М., 1964. - № 75. - С.100-

117.3. Гордон-Полонская Л.Р. Мусульманские течения в общест¬

венной жизни Индии и Пакистана: (Критика 'мусульман¬

ского национализма'). - М., 1963. - 326 с.4. История Индии в


средние века. / Отв. ред. Алаев Л.ь,

и др. М., 1968. - 653 с. - Библиограф.: с.654—684.5. Клюев Б.И.,


Ислам в Индии // Азия и Африка сегодня.-
M.i 1986. - № 2. - С.14-17.6. Неру Дж. Открытие ИнДки. - М.,
1955. - 650 с.7. Новая история Индии / Отв. ред. Антонова К.А. и
др. -

М.: Наука, 1961. - 834 с.8. Новейшая история Индии / Отв. ред.
Балабушевич В.В.,

Дьяков А.М. - М.: Наука, 1959. - 758 с.9. Пригарина Н.И. Поэтика
и творчество ’Мухаммада Икба¬

ла. - М., 1978. - 245 с.Ю. Сардесаи Ш.Г. Проблема национальной


интеграции в Ин¬

дии // Коммунист. — М., 1982. — № 18. — С.87—92.61

11. Степанянц М.Т. Мусульманские концепции в философии

и политике Х1Х-ХХ вв. - М., 1982. - 248 с.12. Agwani M.S. Islamic
fundamentalism in India.-

Delhi: XXI cent. - India soc. 1986. - 134 p.13. Ali Mohamed. My life:
A fragment: An auto-

biogr. sketch. - Lahore, 1946^ - 190 p.14. Ansari ZJ. Iqbal and
nationalism // Iqbal rev.-

Karachi, 1961. - VoLll, N 1. - P.51-80.15. Bayly C.A. The pre-history


of "communalism''?;

Religions conflict in India, 1700-1860 // Mo¬

dern Asian studies. - Cambridge, 1985. -

Vol. 19, pt.2. - P. 177-203.16. Dalwai Hamid. Muslim politics in India.


- Bom¬

bay: Nachiketa pubL, 1969. - 110 p.17. Engineer A.A. Indian mu


slims: Needed a re¬
gional survey // Viewpoint. - Lahore, 1983. -

VoL9, N 4. - p. 16-18.18. Engineer A.A. The role of minorities in free¬

dom struggle. - Delhi: Ajanta. 1986. - 204 p.19.~Farooqi M. Religion


and Politics // Party

Life. - Delhi, 1987. - Vol.23, N 3, p. 1-3.20. Ghosh S.K. Muslims in


Indian democracy. -

New Delhi: Ashish publ. house, 1984. - XVI,

192 p. - Bibliogr.: p. 186-187.21. Goldziher L Le dogme et la loi de


l'Islam. -

P., 1920. - 305 p.22. G-olwalkar M.S. We or our nationhood defi¬

ned. - Nagpur, 1947. - 83 p.23. Harman S*. Plight of Indian muslims. -


L.,

1977. - 198 p.24. Husain S.E. Indian muslims: change and op¬

portunity. - Bombay, Lalwani, 1968. - 196 p*25. Iqbal. Poet-


philosopher of Pakistan. - N.Y. -

L., 1971. - 168 p.26. Inayatullah. The real face of Yamaat-e-Islami /

Sampradaykta Virodhi Comm. - Delhi» 1968. »

28 p.62

27. Introducing the jama*at-i-Islami Hind; Hist,

perspective, ideology, organisation, program¬

me, fit. - Delhi, 1960. - 27 p.28. Jain S. Muslims and modernisation. -


Jaipur,
1986. - 220 p.29. Jinna M.A. Speeches and writings. - Lahore,

1960. - Vol»l. - 476 p.30. Kerr M.H. Islamic reform: The poliL a. regal

theoring of M.Abduh a. R.Ridg. - Berkeley;

Los Angeles, 1966. - 302 p.31. Khan A.W. India wins freedom: the
other si¬

de. - Karachi, 1961. - 240 p.32. Khan LA. Origin and rise muslim
revivalism //

Mainstream. - Delhi, 1968. - VoL16, N 7. -

P. 17-21.33. Khan R. Minority segment in Indian policy //

Econ. a. poliL weekly. - Bombay, 1978. -

SepL2. - P.216-221.34. Lai Bahadur. The Muslim Leaque, its history,

activities and achievements. - Agra, 1954. -

215 p.35. Maududi A-A. Process of Islamic revolution. -

Rampur,. 1959. - 148 p.36. Maududi A.A. The Message of Yamaat-


e-ls-

lami: A constitution toward Islamic constitu¬

tion making. - Karachi, 1955. - 189 p.37.' Me non V.P. The transfer of
the power in In¬

dia. - L., 1947. - 12, 54Э p.3fe. Mujeeb MuhamacL The Indian
muslims. - L.,

1982. - 590 p.39. Musheer U.~ Hag. Muslim politics in modern


India. - Meerut, 1970. - 270 p.40. Mushirul Hasan. Pan-Islamism
versus Indian

nationalism?: A reappraisaL // EPW. - Bom¬

bay, 1986. - VoL21, N 24. - P.1074-1077.41. Qureshi I.H. The


Struggle for Pakistan. -

Karachi: Univ. of Karachi, 1969. - 394 p.63

42. Сайид Ахмад Хан. Такрири мака лат (Речи и выступле¬

ния)''. - Лахор, 1963. - 405 р. Урду.яз.43. Savarkar V.D. Hindutva. -


Puna, 1942. -

117 p.44. Shakir Mo in. Muslims in free India. - New

Delhi; Kalamkar Bakasha, 1972. - 205 p.45. Shakir Mo in. Politics* of


minorities. - Delhi:

Aganta, 1980. - 170 p.46. Shakir Mo in. Islam in Indian politics. - New

Delhi: Ajanta pubL 1983. - 131 p.47. Some recent speeches and
writings of Mr.

Jinna. - Lahore, 1947. - 508 p.48. Stray reflections. - Lahore, 1961. -


XXI,134 n.4:9. Titus M.T. Islam in India and J^akistan. -

Calcutta, 1959. - 240 p.50. Wright T.W. The Muslim league in South
In¬

dia since independence: A study in minority

group poliL strategies // Amer. polit.-science

rev. - Baltimore, 1966. - VoL60. - P.560-

590.МУСУЛЬМАНСКИЙ КОММУН АЛ И ЗМ В ИНДИИ:


ВОЗНИКНОВЕНИЕ, ИДЕОЛОГИЯ И ПОЛИТИКАНаучно-
аналитический обзорТехнические редакторы И.И.Лебедева,
Т.И.Шалунова

Корректор С.А.ЛевитанскаяА 01543Сдано в набор 18/1У-88 г.


Подписано к печати 24/У 1-88 г.

Формат 60x84/16Печ. п. 4,0 Уч.—иад.п._3,2_Тираж 900 экз. Зяуад


№ 5415@ИНИОН АН СССР, Москва, улЖрасикова, д.28/21

Отпечатано в ПИК ВИНИТИ, г Люберцы, Октябрьский пр.,


403042(02)9