Вы находитесь на странице: 1из 8

ЛЕКЦИЯ 1.

ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ АДАПТАЦИИ ОРГАНИЗМА

Биологическая адаптация (от лат.adaptatio — приспособление) — приспособление организма к


внешним условиям в процессе эволюции, включая морфофизиологическую и поведенческую составляющие.
Адаптация может обеспечивать выживаемость в условиях конкретного местообитания, устойчивость к
воздействию факторов абиотического и биологического характера, а также успех в конкуренции с другими
видами, популяциями, особями. Каждый вид имеет собственную способность к адаптации, ограниченную
физиологией (индивидуальная адаптация), пределами проявления материнского эффекта и модификаций,
эпигенетическим разнообразием, внутривидовой изменчивостью, мутационными возможностями,
коадаптационными характеристиками внутренних органов и другими видовыми особенностями.

Проблема определения адаптации


Сегодня, термин «адаптация» применяют при изучении изменений, происходящих в организме под
влиянием совокупности экологических (природных и антропотехногенных) факторов, Под адаптацией
понимают все виды врождённой и приобретённой приспособительной деятельности, которые
обеспечиваются физиологическими реакциями, происходящими на клеточном, органном, системном и
организменном уровнях.
Существует множество определений адаптации. Это связано с тем, что данный феномен является
предметом исследования многочисленных научных направлений. В соответствии с этим имеются и
разнообразные классификации адаптаций, в зависимости от того, какие критерии положены в их основу.
Различные авторы выделяют такие типы адаптаций, как биологическая, физиологическая, биохимическая,
психологическая, социальная и т. п.
Для экологической физиологии наибольший интерес представляет физиологическая адаптация,
под которой понимают устойчивый уровень активности физиологических систем, органов и тканей, а также
механизмов управления, которые обеспечивают возможность длительной активной жизнедеятельности
организма человека и животного в измененных условиях существования (общеприродных и социальных), а
также способность к воспроизведению потомства.
Однако следует учитывать, что физиологическая адаптация – это широкое понятие. Оно включает
ряд индивидуальных адаптаций: видовых, наследственно закрепленных и популяционных. Вместе с тем
исследование механизмов адаптационных процессов указывает на то, что невозможно судить об адаптации
человека, не учитывая психологических, биохимических и других аспектов.

В основе индивидуальной адаптации лежит генотип – комплекс видовых признаков, закрепленных


генетически и передающихся по наследству. Однако генетическая программа организма предусматривает не
заранее сформировавшуюся адаптацию, а возможность ее реализации под влиянием среды. Это согласуется
с суждением И. И. Шмальгаузена (1968): наследственным является не внешнее проявление какого-либо
признака, а способность реагировать определенным образом на определенные изменения во внешней среде,
т. е. норма реакции на условия внешней среды.
Наличие такой пластичности позволяет сохранить относительное постоянство видоспецифических
характеристик, т. е. поддерживать гомеостаз, несмотря на неизбежные различия, в которых протекает
развитие отдельных особей. По А. С. Северцову, «нормой реакции называют пределы, в которых может
изменяться фенотип без изменения генотипа». Такая норма реакции вырабатывается в онтогенезе
(индивидуальном развитии) по отношению к любым колеблющимся факторам среды: атмосферному
давлению, климатическим и метеорологическим условиям и т. п. Широкой нормой реакции обладают почти
все онтогенетические реакции, обычно именуемые модификациями, а также физиологические реакции и
большинство поведенческих реакций.
В настоящее время под нормой адаптивной реакции понимают пределы изменения системы под
влиянием действующих на нее факторов среды, при которых не нарушаются ее структурно-функциональные
связи.Если воздействие факторов среды на организм превышает норму адаптивной реакции, он теряет
способность к адаптации.
Адаптация, приобретаемая в ходе индивидуальной жизни организма при его взаимодействии с
окружающей средой, называется фенотипической. При этом изменения, которые накапливаются в
организме, не передаются по наследству, а как бы накладываются на наследственные признаки. Это
позволяет следующим поколениям приспособиться к новым условиям, используя не специализированные
реакции предков, а потенциальную возможность адаптации.
Адаптивные формы поведения
При воздействии нового фактора первой включается в реакцию психофизиологическая сфера. Речь
идет об адаптивных формах поведения, которые выработались в ходе эволюции и направлены на
экономизацию затрат организма.
Существует несколько классификаций адаптивных форм поведения. В одной из них различают три
типа приспособительного поведения: бегство от неблагоприятного раздражителя; пассивное подчинение
ему; активное противодействие (специфические адаптивные реакции).
Примером первого типа у человека может быть ношение одежды, обитание в помещениях,
преобразование среды с помощью технических средств, миграции в наиболее благоприятные районы
существования и др. Второй тип состоит в формировании устойчивости функций при изменении силы
воздействия экологического фактора по принципу толерантности. Третий тип – активная адаптация по
принципу резистентности (специфические адаптивные механизмы поддержания гомеостаза) – включается,
когда организм не имеет возможности использовать первые два типа адаптивного поведения.
В адаптивном поведении человека существует компромисс между биологическими и социальными
аспектами.
Итак, если адаптивные формы поведения не позволяют избежать неблагоприятного фактора,
включаются физиологические механизмы адаптации. Такой тип адаптации является активным. Он связан с
развитием неспецифических и специфических реакций и направлен на поддержание гомеостаза в
изменяющихся условиях среды.
Неспецифические и специфические компоненты адаптации. Перекрестная адаптация
По мере развития адаптации наблюдается определенная последовательность изменений в
организме: сначала возникают неспецифические адаптационные изменения, затем – специфические. Между
тем среди ученых долгое время шла дискуссия относительно роли неспецифических и специфических
компонентов в адаптационном процессе. По мнению одних исследователей, ответные реакции организма
независимо от особенностей раздражителя содержат много общего. По мнению других, адаптационные
изменения, возникающие при действии того или иного фактора, носят сугубо специфический характер.
Неспецифические компоненты адаптации. Их изучение принято связывать с именем канадского
ученого Ганса Селье, хотя отдельные аспекты данной проблемы разрабатывались Н. Е. Введенским, У.
Кэнноном, Д. Н. Насоновым и В. Я. Александровым, Л. А. Орбели и др. Он показал, что в ответ на действие
раздражителей самой различной природы (механических, физических, химических, биологических и
психических) в организме возникают стереотипные изменения. Комплекс этих сдвигов получил название
общий адаптационный синдром. Такое приспособление выработалось в ходе эволюции как способ
адаптации организма с минимизацией затрат морфофизиологических структур.
Состояние организма, вызываемое неблагоприятными воздействиями, Г. Селье (1960) назвал
реакцией напряжения или стресс-реакцией. Независимо от качества стрессора, т.е. фактора, вызывавшего
стресс, реакция напряжения сопровождается совокупностью постоянных симптомов.
Стресс - комплекс неспецифических реакций организма в ответ на действие сильных или
сверхсильных раздражителей. Он протекает в три стадии, или фазы, а именно «тревоги», переходную,
устойчивой адаптации.
•  Первая фаза - «тревоги» - развивается в самом начале действия как физиологического, так и
патогенного фактора или изменённых условий внешней среды. При этом реагируют висцеральные системы
(кровообращения, дыхания), реакциями которых управляет ЦНС с широким вовлечением гормональных
факторов (в частности, гормонов мозгового вещества надпочечников - глюкокортикоидов и катехоламинов),
что в свою очередь сопровождается повышенным тонусом симпатического отдела вегетативной нервной
системы.
•  Переходная фаза. Часто выделяют фазу, переходную к устойчивой адаптации. Она
характеризуется уменьшением общей возбудимости ЦНС, формированием функциональных систем,
обеспечивающих управление адаптацией к возникшим новым условиям. В ходе этой фазы
приспособительные реакции организма постепенно переключаются на более глубокий тканевый уровень.
•  Фаза устойчивой адаптации, или резистентности. Формируются новые координационные
соотношения, осуществляются целенаправленные защитные реакции. Подключается гипофизарно-
надпочечниковая система, мобилизуются структуры, в результате деятельности которых ткани получают
повышенное энергетическое и пластическое обеспечение. Эта стадия и является собственно адаптацией -
приспособлением - и характеризуется новым уровнем деятельности тканевых, клеточных, мембранных
элементов, перестроившихся благодаря временной активации вспомогательных систем, которые при этом
могут функционировать практически в исходном режиме, тогда как тканевые процессы активизируются,
обеспечивая гомеостаз, адекватный новым условиям существования.
• „Cтадия истощения“, которая неумолимо наступает, если стрессор оказывается достаточно силён и
действует достаточно долгое время, поскольку „адаптационная энергия“, или приспособляемость живого
вещества всегда конечна». Результат на этой стадии - устойчивость организма к внешним воздействиям
резко снижается. То есть база для возможного развития патологии на клиническом уровне уже создана.
По мере формирования устойчивой адаптации нарушения гомеостаза, составляющие стимул стресс-
симптома постепенно исчезают, как и сам стресс-симптом, сыграв свою важную роль в становлении
адаптации. Это состояние между стрессом (агрессией) и адаптацией служит доказательством того, что
стресс сложился в процессе эволюции как необходимое неспецифическое звено более сложного целостного
механизма адаптации. Полная свобода от стресса, как считал Селье, означала бы смерть. В 1982 году Селье
определил стресс как совокупность стереотипных филогенетических запрограммированных реакций
организма, которые вызываются любыми сильными, сверхсильными, экстремальными воздействиями и
сопровождаются перестройкой адаптивных сил организма.
Неспецифические адаптационные реакции организма
Применение более мягких, чем стрессовые, физиологических воздействий способно значительно
повышать адаптационные возможности организма, что было доказано и нашло выражение в теории
«Неспецифических Адаптационных Реакций Организма» (НАРО) и активационной терапии отечественных
учёных Л. Х. Гаркави и Е. Б. Квакиной.
Высшая нервная деятельность человека обеспечивает необычайную гибкость индивидуальных
реакций на самые разные изменения. При чрезмерных действиях отдельных абиотических факторов
(например, климата), организм использует выработанные в процессе исторического развития механизмы и
реакции, а именно:
 включение в процесс структур, находящихся в покое или фазе восстановления.
 антагонистическую регуляцию функций.
 опережающее включение реакций, направленных на предупреждение повреждения.
 включение неспецифических адаптационных реакций (общий адаптационный синдром — Г. Селье)
и (НАРО — Гаркави Л. Х. и соавт.).
Специфические адаптационные реакции по Ф. Меерсону, — ответ организма и отдельных его
систем — («доминирующие системы») на специфичность действующего фактора, выражающийся в
изменениях метаболизма (мотивированных специфичностью воздействия) как в данных системах, так и в
организме в целом.
Неспецифические и специфические реакции, согласно П. Горизонтову, взаимосвязаны и
взаимозависимы, поскольку являются ответом организма на различные свойства (количественные и
качественные) одного раздражителя. Выраженность специфической реакции организма определяется
выраженностью специфических качеств воздействия и уровня неспецифических реакций организма в ответ
на данное воздействие, то есть неспецифическое звено адаптационной реакции обусловливает величину
специфического ответа организма на какое-либо воздействие. Именно комплекс неспецифического и
специфического звеньев действующего фактора обусловливает функциональные, а при многократном его
действии и структурные адаптационные изменения в организме и его системах. То, что стрессовые события,
иммунные сдвиги и развитие заболеваний ассоциированы, ещё не говорит о присутствии причинно-
следственных связей между ними. Это лишь свидетельство изменения представлений о механизмах
адаптации. То, что ранее мыслилось как раздельные «системы» (комплексом защитных механизмов), теперь
представляется комплексным механизмом защиты организма.

Краткие характеристики НАРО


Реакция тренировки — это неспецифическая антистрессорная адаптационная реакция организма
на действующие факторы «пороговой» величины, которая характеризуется сигнальным показателем —
содержанием в крови лимфоцитов (от 20 до 27 %), а также продукцией гормонов эндокринными
железами — щитовидной, половыми, гипофизом — в пределах нижней половины зоны нормы. Секреция
АКТГ и глюкокортикоидов — в пределах верхней половины зоны нормы. С последним обстоятельством
связано мягкое (в отличие от стресса — без признаков иммунодепрессии) противовоспалительное действие
реакции тренировки.
Биологический смысл реакции тренировки — сохранение гомеостаза в пределах нижней половины
зоны нормы в условиях действия слабых, незначительных раздражителей. Для того чтобы реакция
тренировки держалась долго, необходимо воздействовать на пациента факторами нелинейно возрастающей
интенсивности — увеличивать силу воздействующего лечебного фактора, в связи с умеренно сниженной
при данной реакции чувствительности ЦНС.
Реакция активации — это неспецифическая антистрессорная адаптационная реакция организма на
действующие факторы «средней» интенсивности, которая бывает двух видов: повышенной активации и
спокойной активации. Содержание лимфоцитов (сигнальный показатель) составляет 28-33 % (при реакции
спокойной активации), а при реакции повышенной активации — 40-45 % (индивидуально). Реакция
активации находится между реакциями тренировки и стресса.
При повышении силы действующего фактора вначале формируется реакция спокойной активации, а
затем — реакция повышенной активации. Изменения многих систем организма при этих реакциях
отличаются лишь по степени выраженности. Так, при реакции повышенной активации более выражено
увеличение активности органов тимико-лимфатической системы, клеточного иммунитета, секреции
гормонов щитовидной железы, половых желез, тропных гормонов гипофиза. При реакции спокойной
активации это повышение лежит в пределах верхней половины зоны нормы, а при реакции повышенной
активации захватывает верхнюю треть зоны нормы, верхнюю границу нормы и несколько выше.
Биологический смысл обеих реакций активации — в адекватном повышении активности защитных
систем в ответ на раздражитель средней силы, что соответствует оптимальному уровню защитного ответа
организма. При этих реакциях происходит самая быстрая и адекватная перестройка защитных сил в ответ на
повреждающие воздействия, самое быстрое заживление ран или восстановление сил после болезни. (
Реакция переактивации
При воздействии на организм сильнодействующих факторов развиваются либо реакция стресса
(классически описанная Селье и характеризующаяся выраженной лимфопенией — менее 20 %.), либо
реакция переактивации, которая характеризуется избыточным (выше верхней границы нормы) повышением
процентного содержания лимфоцитов в лейкоформуле. Биологический смысл переактивации — в попытке
сохранить активацию в ответ на непосильную нагрузку без «сброса» в стресс. Переактивация,
действительно, лучше стресса, но опасна «срывом» в него и также является неспецифической основой
некоторых болезней.

Использование показателей адаптационных реакций для оценки эффективности лечения и


прогноза заболеваний
Продуктивным оказалось использование показателей адаптационных реакций для оценки
эффективности проводимого в клинике лечения и прогноза заболеваний. Показана зависимость между
эффективностью лечения и типом реакции, а также уровнем реактивности, на котором она развивается.
Наилучший эффект отмечался при развитии в организме реакций спокойной и, особенно повышенной
активации высоких уровней реактивности. Только при острых воспалительных процессах и наличии
лейкопении целесообразно вызывать в организме преимущественно реакцию тренировки. (Гаркави Л. Х. —
2006).
Активационная терапия. Многие т.н. «болезни цивилизации» имеют психосоматическую природу
и основу в виде стресса. Становится ясным, что целенаправленный и контролируемый (по сигнальному
показателю реакций) вызов и поддержание в организме антистрессорных реакций активации высоких
уровней реактивности — активационная терапия, как назвали этот вид терапии её авторы — Л. Х. Гаркави и
Е. Б. Квакина, — может, в таком контексте, считаться и неспецифической, и этиопатогенетической.
Необходимо, однако, отметить, что средства, используемые в активационной терапии, этиологическими
относительно рассматриваемой патологии, естественно, не являются, а считаются патогенетическими.
Условия, которым должны соответствовать средства активационной терапии, сводятся к оказанию ими
непосредственного воздействия на ЦНС и отсутствию в используемых дозах специфического
повреждающего действия на отдельные подсистемы организма. Учитывается и то, что для мужчин от 20-25
до 60-65 лет характерна более низкая чувствительность, чем для женщин.
Наиболее испытанными средствами активационной терапии являются биостимуляторы
растительного и животного происхождения, нейротропные, гомеопатические препараты и другие. Чаще
всего применяется наиболее общедоступный биостимулятор — экстракт элеутерококка. Ранее проведенные
исследования показали, что он обладает антистрессорным и повышающим резистентность действием,
связанным, в значительной мере, с влиянием на энергетический обмен. При использовании в лечении
принципов активационной терапии эффективность экстракта элеутерококка значительно увеличивается.
Список средств активационной терапии продолжает пополняться, и в него уже включены
постоянное и переменное магнитное поле, КВЧ (электромагнитное поле крайне высокой частоты),
низкоэнергетический лазер. «Кроме интенсивности, физические факторы (кроме постоянного магнитного
поля) имеют дополнительный биологически активный параметр воздействия — частоту. Это очень важный
параметр, так как не надо забывать, что организм — это сложная колебательная система со своими
частотами на разных иерархических уровнях. Нужно отметить, что физические факторы обычно
применяются и для общего действия, и для местного. Общее воздействие — самое малое, ввиду большей
чувствительности целого организма (более сложной системы), и местное — большее, ввиду меньшей
чувствительности подсистем». Авторами теории НАРО и активационной терапии доказано —
использование факторов малой интенсивности в практике активационной терапии открывает
принципиально новые возможности по переводу патологического процесса на уровень нормальных
взаимоотношений, в нормальное устойчивое состояние, поскольку в такой биологической системе как
организм (сверхсложной, иерархической, колебательной, самоорганизующейся) существует приоритет
«малых воздействий».
Существует две стратегии активационной терапии:
C использованием обратной связи по сигнальному показателю — количеству лимфоцитов в
лейкограмме. С их помощью определяют тип реакции, а далее подбирают дозы по принципу обратной
биологической связи, с учетом величины «коэффициента реакции», обычно равного 1,2;
C использованием программированных режимов (позволяющих избегать частых взятий анализов
крови), основанных на использовании некоторых выявленных закономерностей развития неспецифических
адаптационных реакций организма

Специфическая адаптация.
Специфический характер адаптации, по мнению других ученых, основан на избирательном
действии качественно различных физических и химических факторов на физиологические системы
организма и клеточный метаболизм. Полагают, что при повторном действии раздражителя включается
определенная функциональная система. Причем ее защитный эффект проявляется только во время действия
этого раздражителя. Отмеченная закономерность подчеркивает, таким образом, принцип специфичности в
развитии повышенной устойчивости организма. Примером специфических адаптационных изменений
является адаптация к гипоксии, физическим нагрузкам, высоким температурам и т. д. Специфичность
адаптационных изменений может быть весьма высокой.
По данным И. А. Шилова (1985), существует как бы два уровня специфической адаптации.
Первый уровень относится к обычным условиям существования организма, второй – к чрезвычайным
(экстремальным, изменяющимся, лабильным).
Для нормального функционирования организма необходим определенный диапазон колебаний
факторов окружающей среды (газового состава атмосферного воздуха, его влажности, температуры и т. п.).
Избыток или недостаток этих факторов неблагоприятно сказывается на жизнедеятельности.
Уровень колебания («доза») факторов, соответствующий потребностям организма и
обеспечивающий благоприятные условия для его жизни, считают оптимальным (рис.1).

Рис. Принципиальная схема влияния количественного выражения фактора среды на жизнедеятельность


организма (по: И. А. Шилов, 1985)

Отклонения от зоны оптимума в сторону недостаточной или избыточной дозировки факторов без
нарушения жизнедеятельности организма называют зонами нормы. Такие отклонения человек способен
переносить благодаря наличию специфических адаптивных механизмов, требующих затрат энергии. При
этом их диапазон индивидуально обусловлен и зависит от пола, возраста, конституции и т. п. 1менно эти
физиологические механизмы обеспечивают адаптивный характер общего уровня стабилизации отдельных
функциональных систем и организма в целом по отношению к наиболее генерализованным и устойчивым
параметрам окружающей среды – I группа адаптивных механизмов.
При дальнейшем сдвиге факторов за пределы нормы в сторону избытка или недостатка наступают
зоны пессимума. Они соответствуют нарушению гомеостаза и проявлению патологических изменений, но
жизнедеятельность организма еще сохраняется. Вне зон пессимума адаптивные реакции, несмотря на
полное напряжение всех механизмов, становятся малоэффективными, и наступает гибель.
В зонах пессимума добавляются лабильные реакции, обеспечивающие гомеостаз благодаря
включению дополнительных функциональных адаптивных реакций – II группа адаптивных механизмов.
Взаимодействие двух рассмотренных уровней специфической адаптации обеспечивает соответствие
функций организма конкретным факторам и его устойчивое существование в сложных и динамичных
условиях окружающей среды.
В качестве примера можно привести людей, недавно попавших в горы (лабильные реакции), и
горцев (стабильная адаптация). Для стабильной адаптации жителей гор характерны стойкая перестройка
уровня эритропоэза, сдвиги сродства гемоглобина к кислороду, изменение тканевого дыхания, направленное
на поддержание эффективного газообмена в условиях гипоксемии. У равнинных жителей при подъеме в
горы наблюдается учащение дыхания, тахикардия, позже – выброс в кровь депонированных эритроцитов и
ускорение эритропоэза.
О наличии в адаптационном процессе как неспецифических, так и специфических компонентов
свидетельствуют явления, получившие названия перекрестная адаптация, покрывающая адаптация,
перенос адаптации и т. п. Речь идет о том, что организм, адаптированный к действию какого-либо одного
фактора, становится в результате этого более устойчивым к действию другого или других факторов. Так
было показано, что у человека, адаптированного к гипоксии, повышается устойчивость к статической и
динамической мышечной работе. В свою очередь, мышечная работа ускоряет и усиливает адаптацию к
гипоксии, к холоду. Гипоксия увеличивает устойчивость к теплу. Адаптация к теплу способствует
адаптации к гипоксии. По данным В. И. Медведева (1982), гипоксические явления и развитие
антигипоксических реакций у человека в той или иной степени наблюдаются при действии холода, тепла,
сдвигах барометрического давления, изменении влажности, газовой среды (кислород, углекислый газ),
светового режима, гравитации, при влиянии сильных эмоциогенных раздражителей, уменьшении или
увеличении информационного потока, необходимого для формирования различных видов деятельности при
физической и умственной работе. Он полагает, что изменение энергетики является составной
(неспецифической) частью всех адаптационных процессов, а антигипоксические реакции формируют
аппарат защиты энергетического обмена.
Однако Г. Селье (1960) и другие исследователи отмечают, что не всегда повышенная резистентность
к одному фактору обеспечивает устойчивость организма к действию раздражителей другой природы.
Наоборот, эта так называемая перекрестная резистентность в ряде случаев отсутствует, и проявляется
перекрестная сенсибилизация. При этом резистентность к определенному агенту сопровождается
повышением чувствительности к другому агенту. Это явление дало основание Г. Селье высказать мысль о
существовании адаптационной энергии, мера которой для каждого организма ограничена и обусловлена
генетическими факторами.

Механизмы адаптации
Адаптация начинает развиваться на фоне генерализованной ориентировочной реакции, активации
неспецифического, а также специфического ответа на причинный фактор. В последующем формируются
временные и функциональные системы, обеспечивающие организму либо «уход» от действующего
чрезвычайного агента, либо преодоление патогенных его эффектов, либо оптимальный уровень
жизнедеятельности, несмотря на продолжающееся влияние этого агента, т.е. собственно адаптацию.
Аварийная фаза адаптации (тревоги) заключается в мобилизации компенсаторных, защитных и
приспособительных механизмов. Это проявляется триадой закономерных изменений - активации,
гиперфункции, мобилизации.
- Активация «исследовательской» поведенческой деятельности индивида, направленная на
получение максимума информа- ции о чрезвычайном факторе и возможных последствиях его действия.
- Гиперфункция многих систем организма, но преимущественно тех, которые непосредственно
(специфически) обеспечивают приспособление к данному фактору. Эти системы (физиологические и
функциональные) называют доминирующими.
- Мобилизация органов и физиологических систем (сердечнососудистой, дыхательной, крови,
системы иммунобиологи- ческого надзора, метаболизма и др.), которые реагируют на воздействие любого
чрезвычайного для данного организма фактора.
• В основе развития аварийной фазы адаптации лежит несколько взаимосвязанных механизмов,
запуск которых осуществляется в результате активации под действием чрезвычайного фактора вегетативной
нервной (симпатического отдела) и эндокринной систем и как следствие - значительного увеличения в
крови и других жидкостях организма так называемых стрессорных, активирующих функцию и
катаболические процессы гормонов и нейромедиаторов - адреналина, норадреналина, глюкагона, глюко- и
минералокортикоидов, тиреоидных гормонов.
• Биологический смысл реакций, развивающихся в аварийную фазу адаптации (несмотря на их
неспецифичность, несовершенство, высокую энергетическую и субстратную «стоимость»), заключается в
создании условий, необходимых для того, чтобы организм «продержался» до этапа формирования его
устойчивой адаптации (резистентности) к действию экстремального фактора.
Переходная фаза адаптации характеризуется уменьшением возбудимости ЦНС, формированием
функциональных систем, обеспечивающих управление адаптацией к новым условиям. Снижается
интенсивность гормональных сдвигов, постепенно выключается ряд систем и органов, первоначально
вовлечённых в реакцию. В ходе этой фазы приспособительные реакции организма постепенно
переключаются на более глубокий - тканевый - уровень. Гормональный фон видоизменяется, усиливают
своё действие гормоны коры надпочечников - «гормоны адаптации».
Стадия устойчивой, или долговременной адаптации организма к действию чрезвычайного фактора
реализуется следующим образом. Происходят:
- формирование состояния специфической устойчивости организма как к конкретному агенту,
вызвавшему адаптацию, так нередко и к другим факторам - перекрестная адаптация;
- увеличение мощности и надёжности функций органов и доминирующих физиологических систем,
обеспечивающих адапта- цию к определённому фактору. В таких системах наблюдается увеличение числа
и/или массы структурных элементов (т.е. гипертрофия и гиперплазия), желёз внутренней секреции,
эффекторных тканей и органов.
Комплекс таких изменений обозначают как структурный след процесса адаптации. Устраняются
признаки стрессорной реакции, формируется эффективное приспособление организма к чрезвычайному
фактору, вызвавшему процесс адаптации. В результате формируется надёжная и устойчивая адаптация
организма к меняющимся социально-биологическим условиям среды. Реализуются процессы как
активировавшиеся ранее, так и включающиеся дополнительно. К числу последних относятся реакции,
обеспечивающие преимущественное энергетическое и пластическое обеспечение клеток доминирующих
систем. Это сочетается с лимитированием снабжения кислородом и субстратами метаболизма других систем
организма и осуществляется за счёт реакций двух категорий:
- перераспределения кровотока - увеличения его в тканях и органах доминирующих систем за счёт
снижения в других;
- активации генетического аппарата длительно гиперфункционирующих клеток и последующей
гипертрофии и гиперплазии субклеточных структурных элементов при одновременном торможении
экспрессии генов в клетках недоминирующих систем и органов (например, пищеварения, мышечной
системы, почек и др.).
Признаки достижения адаптации.
По своей физиологической и биохимической сути адаптация – это качественно новое состояние,
характеризующееся повышенной устойчивостью организма к экстремальным воздействиям. Главная черта
адаптированной системы – экономичность функционирования, т.е. рациональное использование энергии.
Состояние адаптации характеризуется физиологическими, биохимическими и морфологическими
сдвигами, возникающими на разных уровнях организации от организменного до молекулярного.
На уровне целостного организма проявлением адаптационной перестройки является
совершенствование функционирования нервных и гуморальных регуляторных механизмов. В нервной
системе повышается сила и лабильность процессов возбуждения и торможения, улучшается координация
нервных процессов, совершенствуются межорганные взаимодействия. Устанавливается более четкая
взаимосвязь в деятельности эндокринных желез. Усиленно действуют «гормоны адаптации» –
глюкокортикоиды и катехоламины.
На клеточно-молекулярном уровне за счет изменений в энзимных системах происходит
мобилизация энергетических ресурсов и пластического материала. Морфологические изменения
затрагивают структуру клеточных мембран, благодаря чему улучшается регуляция окислительных
процессов, синтеза макроэргов и различных структурных и ферментативных белков. Благодаря
интенсивным процессам синтеза увеличивается масса клеточных структур.
Важным показателем адаптационной перестройки организма является повышение его защитных
свойств и способность осуществлять быструю и эффективную мобилизацию иммунных систем.
Следует отметить, что при одних и тех же адаптационных факторах и одних и тех же результатах
адаптации организм использует индивидуальные стратегии адаптации. При этом, по мнению В. И.
Медведева (1982), в адаптационном процессе могут быть преимущественно задействованы различные
механизмы: поведенческие, физиологические, биохимические.
Переход организма на новый уровень функционирования требует определенного напряжения
управляющих систем. Дополнительные затраты организма, необходимые для осуществления адаптационных
реакций, называют ценой адаптации. Следует иметь в виду, что при сверхпороговой интенсивности
стрессорных факторов, напряжение регуляторных механизмов, перестройки соотношений нервных и
гуморальных механизмов, формирование новых функциональных систем могут вызвать развитие стадии
истощения.

Эффективность адаптации. Экологические аспекты заболевания


Поэтому и в процессе адаптации при очень сильном или длительном воздействии неблагоприятных
факторов среды либо при слабости адаптационных механизмов в организме возникает дезадаптация
(нарушение или срыв адаптации) и развиваются патологические состояния – болезни адаптации.
Например, горная болезнь, проявляющаяся в условиях высокогорья. Иногда болезни адаптации бывают
вызваны не слабостью адаптационных механизмов, а их большой инертностью. Поэтому в данном случае
следует принимать во внимание индивидуальные особенности людей.
Болезни адаптации могут развиваться на разных этапах адаптационного процесса. Так, Г. Селье
приписывает важное патогенетическое значение общему адаптационному синдрому, выраженному в
начальный период адаптации при сильном внешнем воздействии. Когда эта реакция превышает свою
биологически полезную меру или, наоборот, развивается в недостаточной степени, она приводит к
патологическим сдвигам в организме. Если эта неоптимальность особенно выражена и довлеет над
явлениями, вызванными специфическими особенностями раздражителя, тогда налицо различные формы
болезни адаптации. Следовательно, по своим проявлениям болезнь адаптации носит полиморфный характер,
охватывая различные системы организма.
Однако наиболее распространены болезни адаптации при длительном пребывании людей в
неблагоприятных условиях. Вследствие продолжительного напряжения механизмов регуляции, а также
клеточных механизмов, связанных с повышенными энергетическими затратами, происходит истощение и
потеря наиболее важных резервов организма. Часть структур или функций выключается. Приспособление
продолжается через болезнь. Решающая роль при этом принадлежит ЦНС. Сохранение жизни
обеспечивается за счет дорогой вынужденной «платы». В дальнейшем может наступить гибель организма.
Переход от здоровья к болезни. Этот процесс с позиций биокибернетики представляет собой
поэтапную смену способов управления. Каждому состоянию соответствует свой характер структурно-
функциональной организации биосистемы.
• Начальный этап пограничной зоны между здоровьем и патологией – это состояние
функционального напряжения механизмов адаптации. Наиболее характерным его признаком является
высокий уровень функционирования, который обеспечивается за счет интенсивного или длительного
напряжения регуляторных систем. Из-за этого существует постоянная опасность развития явлений
недостаточности.
• Более поздний этап пограничной зоны – состояние неудовлетворительной адаптации. Для него
характерно уменьшение уровня функционирования биосистемы, рассогласование отдельных ее элементов,
развитие утомления и переутомления. Состояние неудовлетворительной адаптации является активным
приспособительным процессом. Организм пытается приспособиться к чрезмерным для него условиям
существования путем изменения функциональной активности отдельных систем и соответствующим
напряжением регуля-торных механизмов (увеличение «платы» за адаптацию). Однако вследствие развития
недостаточности нарушения распространяются на энергетические и метаболические процессы, и
оптимальный режим функционирования не может быть обеспечен.
• Состояние срыва адаптации (полома адаптационных механизмов) может проявляться в двух
формах: предболезни и болезни.
• Предболезнь характеризуется проявлением начальных признаков заболеваний. Это состояние
содержит информацию о локализации вероятных патологических изменений. Данная стадия обратима,
поскольку наблюдаемые отклонения носят функциональный характер и не сопровождаются существенной
анатомо-морфологической перестройкой.
• Ведущим признаком болезни является ограничение приспособительных возможностей организма.
Недостаточность общих адаптационных механизмов при болезни дополняется развитием патологических
синдромов. Последние связаны с анатомо-морфологическими изменениями, что свидетельствует о
возникновении очагов локального изнашивания структур. Несмотря на конкретную анатомо-мор-
фологическую локализацию, болезнь остается реакцией целостного организма. Она сопровождается
включением компенсаторных реакций, представляющих физиологическую меру защиты организма против
болезни.