Вы находитесь на странице: 1из 29

Доисторическая Мальта: магия древних

камней
© Михаил Кожемякин (2018)

Доисторические спирали Мальты из храма


Таршин
Photo: © viewingmalta.com

За блистательной эпохой Мальтийского ордена и бурными событиями новой


и новейшей истории Мальты взгляд нашего современника не всегда различит более
раннюю эпоху. Между тем Мальта может по праву называться одной из древних
колыбелей развития человеческой цивилизации в Средиземноморье. 

КАМНИ И ЛЕГЕНДЫ

Мощные каменные тела мальтийских мегалитов давно окутаны плащами легенд,


то романтических, то жутковатых. Поклонники сверхъестественных теорий называют
Мальту местом средоточия силы, и немного найдется закоренелых прагматиков,
которые, посетив сказочный остров, поспорят с этим. Поэтому мегалитические
постройки некоторые авторы приписывают мифическим атлантам, другие –
инопланетянам... Но их воздвигли люди неолита и бронзового века, помножившие
свою мускульную силу и упорство на творческую мысль, которой позавидовали бы
современные инженеры, и фанатичную окрыленность своими верованиями. Некоторые
археологи предполагают, что Мальта играла роль культового центра народов
сицилийского неолита и бронзового века, так что «дополнительные мощности» для
строительства при необходимости могли перебрасываться с Сицилии. Мальта была
сакральным, культовым островом, священным пространством доисторических храмов,
сложенных из огромных камней. А плодородная, щедрая, веселая Сицилия
представляла собой остров земных утех и радостей. Если сицилийцы
искали благого уединения, то приплывали на Остров молитвы — Мальту.

Все это стало фундаментом легенды, которая до сих пор влечет туристов
к доисторическим мальтийским мегалитам – в археологические заповедники Хаджар-
Им (Hagar Qim) и Мнайдру (Mnajdra). Эзотерики из самых разных стран приезжают
cюда, чтобы посидеть на огромных, пропитанных щедрым мальтийским солнцем
камнях или хотя бы прикоснуться к ним. Эти камни действительно излучают
особую, магическую силу. Остается только закрыть глаза и попытаться отыскать в
себе самом точку покоя, а дальше представить, как огромные потоки света входят
в твое сердце, наполняют твою душу, так что не остается места для боли или
разочарования. Таков секрет действия доисторических мегалитов.

Храм Хаджар-Им
Photo: © viewingmalta.com

Название «Хаджар-Им» — арабское. Оно обозначает «стоячий камень».


Таким огромным валунам поклонялись на заре человечества. Люди верили, что
камни накапливают солнечную энергию и могут поделиться ею с теми, кто
прислонится или прикоснется к ним, веря в их сакральную силу. Таким священным
камнем является почитаемая всеми мусульманами Кааба. Черный камень Каабы был,
согласно преданию, послан Аллахом Адаму. Сначала этот камень был белым и
чистым – как снег или горный хрусталь. Но потом, от человеческих грехов, он
почернел. Тем не менее, камень сохранил свою сакральную силу... Когда пророк
Мухаммед захватил со своими сторонниками Мекку, он велел вынести идолов из
Каабы, но черный камень не тронул и лишь благожелательно коснулся его своей
тростью.

Огромным камням поклонялись и славяне, и кельты. Священную силу


огромных камней почитали кельтские жрецы – друиды. Священным камням
поклоняются и сейчас.
Храм Мнайдра
Photo: © viewingmalta.com

И, чтобы прикоснуться к ним и пропитаться их силой, эзотерики всех стран


приезжают в Лион (кельтский Лугдунум), Бретань, Стоунхендж и, конечно, на
Мальту. Магическая сила огромных камней может проявляться в энергетических
вибрациях целебного свойства. Особой силы эти вибрации достигают, когда солнце
в зените, с полудня до двух часов дня. Потом камни как бы «разряжаются».
Вечером мегалиты, как считают практикующие эзотерики, на время теряют свою
силу – до полудня. Мегалитические храмы, как правило, использовались с
астрономическими и календарными целями. Они были огромными обсерваториями,
как, например, самый нижний из храмов Мнайдры. Туда нужно приезжать во время
весеннего и осеннего равноденствия, когда солнечный свет проникает через
главный портал нижнего храма и освещает основную ось здания. Во время
солнцестояния солнечные лучи золотят края мегалитов, и Мнайдра словно тонет в
сиянии...

НА ЗАРЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Пещера Ар-Далам
Photo: © viewingmalta.com Aaron Briffa

В 1987 г. группа итальянских археологов под руководством профессора


Салентского университета Эммануэля Анати проводила на Мальте исследование
пещеры Ар-Далам (Ghar Dalam), название которой в переводе с мальтийского языка
звучит зловеще — «Пещера тьмы». Когда тьма веков рассеялась, пытливым взглядам
исследователей предстали замечательные образцы наскальных рисунков,
оставленных вдохновенным первобытным художником. Здесь были и изображения
человеческой руки, и причудливые фигуры зверолюдей, и рисунки животных, в том
числе легендарного представителя древней фауны острова — карликового слона. К
сожалению, большинство из этих произведений искусства не сохранились до наших
дней... Однако они позволили предположить наиболее раннюю дату появления
человека на Мальте как древнекаменный век (палеолит). Вокруг этой версии до
сих пор ломают копья ученые, и более достоверной считают относительно позднюю
дату — около 5200 г. до н.э., эпоха неолита (нового каменного века).

Храм Скорба
Photo: © viewingmalta.com

Историки полагают, что первые люди перебрались на Мальту с Сицилии. 100-


километровый пролив между островами не остановило бесстрашных
мореплавателей каменного века, которые уже умели изготавливать надежные лодки.
Источником, который может поведать нам о первых жителях Мальты, является
археология. В Скорбе (Skorba), что находится в деревне Зеббих (Zebbieh),
обнаружено первое поселение древних людей, что отнюдь не означает, что оно
было единственным. Эти довольно немногочисленные общины каменными и
деревянными орудиями возделывали землю, и ресурсов плодородных территорий
острова вполне хватало на выращивание злаковых культур и овощеводства.
Скотоводство (крупный и мелкий рогатый скот, свиноводство) и охота (на Мальте
в ту пору еще водились слоны и гиппопотамы) обеспечивали их мясом,
а рыболовство — морепродуктами. Очевидное сицилийское влияние в их
керамических изделиях наводит на мысль, что они не теряли связи со своей
прародиной, смело пускаясь в дальние морские плавания.

Однако не «хлебом единым» жили первые люди Мальты. Настенные росписи в Ар-
Далам и датируемые примерно 4400—4100 гг. до н.э. статуэтки из обожженной
глины свидетельствуют о ранних религиозных верованиях, социальных традициях.
Терракотовая Богиня-Мать из Скорбы, выставленная ныне в Археологическом музее
Валлетты, позволяет предположить наличие культа женщины-прародительницы.

Очевидно, история первых людей Мальты была наполнена суровой борьбой


за выживание и пытливым стремлением к познанию окружающего мира, замешанном
на страхе перед непознанным. Однако они создавали фундамент для
позднейшего человеческого сообщества на острове, которое изваяло память о себе
в камне.

СОЗДАТЕЛИ КАМЕННЫХ ГИГАНТОВ


Круг Брокдорффа (рисунок Брокдорфа)
Photo: © viewingmalta.com 400

Эпоха мегалитов, то есть сооружений из огромных каменных глыб, о


назначении которых наука до сих пор не имеет общего мнения (культовые или
погребальные сооружения, древнейшие обсерватории и т.п.), пришла на Мальту в
конце V – начале IV тысячелетия до н.э. вместе с новой волной переселенцев с
Сицилии. Ученые отмечают, что развитие мальтийских культур в этот период в
значительной степени синхронизировалось с сицилийскими, что позволяет судить о
морских связях между островами. Можно предположить, что мир мальтийцев нового
каменного века отнюдь не был замкнут ореолом обитания своей родоплеменной
общины, им были знакомы морские просторы и иные племена. Очевидно, в море они
умели находить путь по небесным светилам, и не потому ли во многих
мегалитических сооружениях Мальты наблюдается географическая ориентация?
Человеку нового каменного века, почувствовавшему свою коллективную силу и
потребность запечатлеть в каменных гигантах стремление мысли, Мальта обязана
комплексом из более чем 20 потрясающих по масштабам каменных сооружений.
Сегодня они привлекают толпы восторженных туристов, и шесть из них внесены
ЮНЕСКО в сокровищницу мировой человеческой культуры.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ НА ГОЗО

Храмовый комплекс Джгантия, Шара, Гозо

Дольмены и колеи повозок на плато Та’ Ченч (Ta’ Cenc. Где находятся: окрестности деревни Саннат (Sannat).
холм Нуффара. Там находятся руины поселения Бронзового века.

Остров Гозо остается в тени Мальты, словно младший братишка


властной красавицы-сестры. Однако древнейший из мегалитических храмов Мальты
находится именно там. Подземный каменный круг в Шаре, использовавшийся в
качестве некрополя в 4100-2400 гг. до н.э., называют также «кругом
Брокдорффа». В 1964 г. гозитанский историк Джо Аттард Табоне, изучая акварель
датского художника XIX в., носившего эту фамилию, заинтересовался оригиналом
изображенной на ней достопримечательности. В Шару отправилась экспедиция
Мальтийского университета и знаменитого Кембриджа, обнаружившая значительное
количество древних артефактов и сотни человеческих костей, а также
окончательно открывшая миру древний храм-погребение и заодно древнее поселение
III тысячелетия до н.э.

Каменный круг в Шааре (Haghra), или Круг Брошторффа, — подземный храм эпохи неолита, обнаруженный
у посёлка Шаара (Haghra) на мальтийском острове Гоцо. Впервые открыт Джоном Отто Бауэром в 1820-е годы,
заново открыт в 1964 г. после того, как историк с острова Гоцо Джо Аттард Табоне исследовал картину датского
художника Шарля де Брошторффа (Charles de Brochtorff), хранившуюся в Национальной библиотеке в г. Ла-
Валетта.
Раскопки проводила объединённая группа археологов Мальтийского университета, Мальтийского музейного
департамента и Кембриджского университета. В результате раскопок обнаружен слой погребений того же
периода, что и близлежащий храм Джгантия, относящийся к 3000 — 2400 годам до н. э. Среди наиболее
примечательных открытий — более 200000 человеческих костей и предметы доисторического искусства,
относящиеся к периоду строительства мегалитических храмов Мальты.
Ранняя камерная гробница относится к 4100 — 3800 годам до н. э.
В конце 3 тыс. в этом же месте возникает новое поселение.

Неподалеку от «города мертвых» в Шаре лежит еще одна древняя каменная


звезда мегалитического Гозо — храмовый комплекс Джгантия, датируемый 3600-2500
до н.э. В переводе с мальтийского языка его имя означает: «башня гигантов». Он
и действительно потрясает своими масштабами и строительным замыслом. Два храма
ориентированы «лицом» строго на юго-восток. Огромные каменные колонны и стены
тысячи лет удерживаются только собственным весом – такую кладку специалисты
называют «циклопической». Обнаружены пять алтарей и кости жертвенных животных,
которые позволяют судить о религиозных ритуалах древних гозитанцев... Ныне
охраняемый ЮНЕСКО и ставший местом паломничества публики, комплекс Джгантия
был замечен британскими археологами еще в начале XIX в., однако только в 1950-
х гг. Департамент музеев Мальты привел его в порядок, очистив от «хлама
тысячелетий». 

Археологические исследования на Гозо могут примерно рассказать нам,


как строились каменные гиганты. Были обнаружены круглые каменные
блоки, использовавшиеся в качестве колес для транспортировке каменных же
стройматериалов. Для работ подобного масштаба необходима была не только сила
множества людей, но и единая воля организаторов – вероятно, жрецов. Из этого
факта можно делать осторожные выводы об устройстве общества тех дальних
тысячелетий и уровне знаний.

КАМЕННОЕ ОЖЕРЕЛЬЕ МАЛЬТЫ


Темистоклес (Теми) Заммит

Большинство жителей небольшого городка Мджарр на северо-западе


Мальты, наверное, и не знают, что их малая родина дала название целой эре в
истории доисторической Мальты. На его территории лежат два всемирно
известных мегалитических памятника – Та-Хаджрат и Скорба. Время их основания –
около 3600 г. и около 4850 г. до н.э., однако археологические раскопки
свидетельствуют о многих веках использования этих святилищ людьми: они были
постоянны в своих верованиях. Среди артефактов, найденных археологами возле их
могучих каменных стен, особого внимания заслуживают керамика, глиняные и
каменные статуэтки – скромные свидетельства повседневной жизни и обыденных
культов неолитических предков мальтийцев... 

Интересно, что храм Скорба один из первых мальтийских археологов Темистоклес


(Теми) Заммит (1864—1935), человек энциклопедических знаний, ректор
университета, исследовавший Та-Хаджрат, пропустил, приняв за «отдельный
камень, выступающий из земли». Его буквально узрел в толще земли британский
археолог Дэвид Трамп, культовая для мальтийцев личность, раскопавший его в
1960—63 гг. Несмотря на то, что сооружение мегалитических храмов на Мальте,
скорее всего, разделено столетиями, для уровня развития производительных сил
человеческого общества эпохи неолита интенсивность этого процесса выглядит
весьма высокой. Наблюдается и любопытная тенденция — большинство из них
расположены на берегу моря или вблизи от него, опоясывая Мальту своеобразным
каменным ожерельем.

Возможно, это связано с особенностями размещения древнего населения


(рыболовство, мореплавание), но мы можем только гадать об этом...
Храм Таршин, фрагмент статуи богини плодородия
Photo: © viewingmalta.com Aaron Briffa

В IV тысячелетии до н.э. появляется также храмовый комплекс Мнайдра (3600—3200


гг. до н.э.), известный своей отчетливой астрономической ориентировкой
и использовавшийся, вероятно, для ритуальных астрономических или календарных
целей. Только в день весеннего и осеннего солнцестояния луч света проникает
через его главный портал и озаряет сумрачную главную ось храма, заставляя и в
наши дни восхищаться скрупулезной точностью неолитических астрономов и
архитекторов Мальты. Его примерный ровесник – крупнейший мегалитический
памятник Мальты Хаджар-Им со своими могучими стенами, сложенными из
грандиозных каменных монолитов. Более молод (3250— 2800 гг. до н.э.) и
изящен храм Таршин (Tarxien), открытием которого Мальта обязана
наблюдательности владельца земельного участка, в 1913 г. сообщившего Теми
Заммиту о «гармоническом расположении камней». При раскопках были
найдены прекрасный барельеф с изображением коз и других домашних животных, а
также кремниевый нож для жертвоприношений.

Город Благовещения, вилл и мегалитов


Tarxien, Мальта

© Светлана Велла
Таршин - это «город одной достопримечательности» в чистом виде. В его черте
находятся руины знаменитых мегалитических храмов (Tarxien temples),
популярные не только среди туристов, но и местных жителей – в основном
младшего школьного возрастаю. Так что недостатка в посетителях город не
испытывает; другое дело, что не всем придет в голову искать что-то любопытное
в нем за пределами его главного музея. А между тем Таршин – это старинное
мальтийское поселение со своими уникальными деталями, полноценная глава в
учебнике мальтаведения.
 

© Светлана Велла

Попасть в Таршин можно с разных сторон – это своего рода «проходной двор» для
нескольких автобусных маршрутов. Один из путей проходит по обочине шоссе
Баррани (Barrani) между двумя городами. Справа Рахаль Дждид (Rahal Gdid,
мальт. «Новый город»), а слева, за неширокой полосой оживленного «хайвея»,
обсаженного кипарисами, - самый настоящий «Город мертвых», центральное
кладбище Мальты Аддолората (Addolorata).

И тот, и другой гордятся своими главными храмами. Церковь Нового Города легко
опознать по ее серебристым куполам, а кладбищенскую – по острому
неоготическому шпилю. С обочины шоссе хорошо видны и террасные поля
Аддолораты, вот только вместо картошки и капусты на них аккуратными рядами
растут надгробия. У смерти, в отличие от природы, любой год – урожайный.

...Шпиль кладбищенской часовни идеально подошел бы для насаживания на него


грозовых туч и серых облаков. Пусть природа оплакивает мертвецов там, где это
уместнее всего! Но облака плывут себе по небу, не задерживаясь над
кладбищем... Зачем без толку поливать мраморные кресты и бетонные плиты, когда
живым полям, садам и рощам дождь нужнее?
Мы доходим до первого большого перекрестка и резко сворачиваем на улицу Hal
Luqa, прочь от Аддолораты. Переходим дорогу и попадаем , наконец, в Таршин.

© Светлана Велла

Широкие прямые улицы с большими, и даже слишком, особняками в стиле «Мой дом –
моя крепость». Окраины любой мальтийской деревни похожи друг на друга, и
Таршин не исключение. Как-то даже не верится, что за ними скрывается старинное
поселение, которое признали самостоятельным приходом в конце 16 века. Однако
уже через пару кварталов городской пейзаж меняется: улицы сужаются,
искривляются и оканчиваются симпатичными тупичками. Дома, как молодящиеся
старушки, хвастаются друг перед другом винтажными - дверными молотками,
оконными решетками, арками, нишами, каменными вазами на плоских крышах... Мы
находимся рядом с историческим центром Таршина. Ну, теперь-то вы готовы
поверить, что год его рождения – 1592?

Если вам захочется побродить по старинным поселкам Гозо, а времени не так


много, то разумнее всего начать изучение островных деревень с Шары (Xaghra) –
самого настоящего кладезя доисторических достопримечательностей, которые
встречаются здесь... практически на каждой улице!

Доедем на автобусе №322 до окраины Шары.

© Светлана Велла 
За неприметными с виду сетчатыми воротами скрывается самый знаменитый
доисторический мегалит Гозо – храмы Джгантия (Ggantija). Название их указывает
не только на размер сооружения, но и на местную легенду, согласно которой храм
пострила великанша Сансуна. Этот музей под открытым небом обязателен к
просмотру, поэтому не пожалейте нескольких евро за вход. И – настоятельный
совет, относящийся к посещению всех мальтийских мегалитических храмов, -
подготовьтесь к визиту заранее, иначе эти удивительные, нечеловеческие
конструкции могут показаться простым нагромождением огромных валунов. Ну, или
вернитесь сюда с организованной экскурсией, оно того стоит!

Насладившись древней архитектурой, выйдем из ворот и пересечем оживленное


шоссе. Там, под щитом с подробным планом деревни, спряталась еще одна пещера –
ta’ Gejzu, в которой археологи нашли множество глиняных черепков, по времени
относящихся к фазе Джгантия.

© Светлана Велла 

По ул. 8 сентября (triq 8 ta’ Settembru) поднимемся вверх, к центральной


площади и приходской церкви Шары, посвященный Рождеству Богородицы. План
деревни напоминает паутину, и поэтому удобнее отправлять на поиски остальных
достопримечательностей в ее черте именно отсюда.

От фасада церкви пойдем прямо и свернем левее на ул. 28 апреля 1688 г. (triq
28 ta’ April 1688).
© Светлана Велла  

Она оканчивается площадью св. Антония Аббата – покровителя братьев наших


меньших, где каждый год в январе устраиваются церемонии благословения домашних
животных.

© Светлана Велла 

За площадью – маленькая одноименная часовня, а еще дальше – поворот на ул.


Санта-Верна (triq Santa Verna). Он выведет нас в самое что ни на есть «чисто
поле», где, в нескольких сотнях метров от последних домов Шары находится руины
мегалитических храмов Санта-Верна.

Вернемся к приходской церкви и, зайдя за нее, свернем налево, на ул. Яннар


(triq Jannar). Первый же поворот налево, на ул. Грота Нину (triq Ghar ta’
Ninu) приведет нас к маленькому природному музею – пещере в жилом доме, полной
причудливых сталактитов и сталагмитов. Если же после его посещения захочется
продолжить в том же духе, то, вернувшись на ул. Яннар, нам нужно пройти по ней
до конца и свернуть левее, на ул. Буилара (triq Builara). Двинувшись вниз по
ней, свернуть направо, на ул. Грота Шерри (triq Ghar ta’ Xerri), где нас ждет
еще одна природная диковина

Эта улица сообщается еще с одной, куда стоит заглянуть: пройдя до конца,
свернем на ул. Джнин Имрик (triq Gnien Imrik), тянущуюся вдоль вади, которая
оканчивается знаменитым пляжем Рамла с красным песком.
© Светлана Велла 

По левую сторону домов, в уголке, скоро обнаружится незастроенный клочок


земли, на котором лежит огромный дольмен – камень Сансуны (Gebla ta’ Sansuna).
Ну что, вы все еще не верите в существование великанов?

Как добраться: из г. Valletta – авт. №№ 41, Х6, паром, из порта Mgarr – авт. №
322 до ост. “Tempji”
Степень сложности - легкая
Продолжительность прогулки – 3 часа

Путь сам собой выводит на маленькую торговую площадь, которая так и называется
- Misrah is-Suq. Здесь в воскресное «послеобеда» вместо лоточников теснятся
припаркованные машины завсегдатаев ближайшего бара. Два аккуратно одетых
старичка делают вид, что ищут неисправность в моторе старенького «морриса
майнора», но их истинные намерения легко разгадать. Их заинтересовал
появившийся на площади немальтийской внешности человек с фотоаппаратом, а из
темноты бара за ним не так легко вести наблюдения.
© Светлана Велла

За следующим поворотом на нас неожиданно и щедро наваливается громада


приходской церкви. Со дна узких и затемненных, как русла мальтийских
вади, улиц она не видна. И вот, оказывается, что храм, он же сердце деревни,
от нас в двух шагах...

Как и большинство деревенских храмов, церковь Таршина непропорциональна


размеру площади, на которой стоит. Кажется, что раньше она стояла где-то на
посреди полей, а потом зачем-то перенесена на толстенных тросах в центр
деревни. Уж слишком она велика для такого крохотного пространства и подминает
под себя и особняки, и банд-клубы, и лавки, и пабы на центральной площади...

© Светлана Велла
Такая религиозная гигантомания объясняется очень просто. Церковь на Мальте до
самого недавнего времени была одним из столпов народной самоидентификации. В
изолированной от всего мира мальтийской деревне, населенной неграмотными
крестьянами и ремесленниками, все новости и события так или иначе крутились
вокруг приходской жизни, а "капиллан" был «властителем дум» и даже судеб
прихожан (недаром еще лет пятьдесят назад ни один молодой человек не могу
устроиться на работу без рекомендательного письма своего приходского
священника). Конечно, среди местных клириков, надо отдать им должное,
попадались и весьма даровитые люди. Национальный поэт Мальты Карм Псайла и ее
национальный герой Микель Шерри были выходцами из духовного сословия.

© Светлана Велла

Обогнув церковь, выходим на главную площадь Таршина. Конечно же, лучше всего
обозревать ее с паперти, высокой, полукруглой. Перед нами – одни из самых
лучших, самых богатых особняков деревни. В погожие дни их двери и окна открыты
настежь, а вдоль фасадов прохаживаются бодренькие старушки с тряпками,
швабрами и ведрами. Одеты они настолько затрапезно, что принимаешь их за
прислугу... хотя не стоит судить о людях по одежке, а особенно на Мальте!
Сколько ходит по деревенским улицам тетушек в засаленных юбках и растянутых
футболках, которые на проверку оказываются владелицами (ну, или женами
владельцев) старинных особняков! Будьте уверены, дома у них полная чаша, а
одежда - что ж, провожают-то все равно не по ней...
© Светлана Велла

Обычно рядом с приходской церковью помещается статуя титулярного святого –


покровителя прихода. Защищает Таршин от бед и напастей Благовещенская
Богоматерь (Lunzjata по-мальтийски). Обязательной статуи рядом с храмом я что-
то не углядела, зато в стене одного из домов через дорогу от церкви помещается
прекрасная ниша в стиле барокко. В ней - все участники знаменитой библейской
сцены, Мария, архангел Гавриил и Святой Дух. Изображения этой группы
попадаются также над табличками с именем дома, даже если оно никак не связано
с Благовещением.
© Светлана Велла

Однако самые живописные уголки Таршина с часовнями и виллами находятся не


здесь, хотя и недалеко от главной площади. Пройдем чуть вниз от приходской
церкви на Главную улицу (Kbira). Перед нами – целый квартал особняков и вилл,
причем не единственный в Таршине. Палаццо Абела, которое служило летней
резиденцией епископу Леонардо Абеле в второй половине 16 века, а потом было и
школой, и штаб-квартирой британской армии на юге Мальты, и, наконец (и поныне)
неплохим винным баром (как утверждают мои знакомые таршинцы).

© Светлана Велла

Напротив него – дом приходского священника и чудесная часовня св. Варфоломея в


стиле барокко, фасад которой украшают изображения Святых Сердец Иисуса и
Марии. Далее- палаццо Спадафора и вилла Сеси, оба здания, увы, пустуют.

© Светлана Велла

И еще чуть подальше – грязно-розовый забор огромной виллы Барбаро, за которым


прячется тенистый сад. Несмотря на то, что здание снаружи выглядит, мягко
говоря, не очень презентабельно, это резиденция бывшего верховного судьи
Мальты.
     

© Светлана Велла

Мы привыкли к тому, что смотреть виллы нужно в так называемых Трех деревнях –
Аттарде, Бальцане и Лии. Однако и Таршину не грех примкнуть к этой компании.
На соседней улице св. Марии нас ждет еще немало любопытных уголков. Здесь -
окраина старого Таршина, которая называется Wara i-Bjut, т.е. место «за
постройками». На одном из старинных и, увы, полуразвалившихся зданий с пустыми
окнами угадываются тройные «мальтийские» карнизы – уникальная деталь островной
архитектуры, которую можно встретить, например, на фасадах рыцарских обержей в
Биргу. 
© Светлана Велла

Далее – часовня Успения Богоматери, самого популярного культа Пресвятой Девы


на Мальте, а спустя еще несколько сотен метров - вилла Таршин, обнесенная
высоким глухим забором, на котором не разрешается расклеивать объявления (так
гласит весьма заметная табличка). И вновь перед нами современные кварталы
Таршина. Здесь нет узких, темных, кривых улочек, тупичков, ниш... и особой
атмосферы давно обжитого места здесь тоже не чувствуется.

Пожалуйте на выход! Нам предстоит лишь пройти немного вдоль основной


магистрали, связывающей Таршин с соседними деревнями, по которой снуют машины
и пыхтят автобусы. Дома все в черной копоти от выхлопов. Здесь уже чувствуется
отчуждение шумного, суетливого места, которое хочется как можно быстрее
проскочить. И мы поневоле ускоряем шаг. 

© Светлана Велла

На выходе из города, где две улицы сливаются в одну, стоит очередная вилла под
названием ле Февр, а прямо перед ней – памятник жителям Таршина, погибшим во
время Второй Мировой войны. Фигура мужчины в национальной одежде втиснулась
между двумя глыбами. Он, похоже, тольео что выбрался из-под завалов - рубаха
расстегнута, штаны закатаны, колпак съехал набок. Он жив, но и рад, и не рад
этому. Каменную глыбу слева от него снизу доверху покрывают имена погибших
таршинцев, среди которых, возможно, его друзья и родные. На второй камень, со
знаменитыми на весь мир узорами мегалитических храмов, он даже не смотрит...
Однако пройдет совсем немного времени, и о войне в Таршине будет напоминать
только этот скорбный монумент, а вот о главной его достопримечательности -
далеко не только деталь памятника! И, наверное, это к лучшему.
Халь-Сафлини, он же Гипогей
Photo: © viewingmalta.com

Далеко не закрывает, но завершает созвездие мальтийских неолитов этой эпохи


один из самых таинственных и красивых подземных храмов — Халь-Сафлини (Hal
Saflieni), он же Гипогей (4000-2500 гг. до н.э.) в городе Паола. На заре XX в.
это сокровище мегалитической Мальты в буквальном смысле слова откопали из-под
груды мусора ученый и иезуит Мануэль Магри, а после его смерти — неутомимый
Теми Заммит. Овальные залы, на стенах которых видны следы геометрических
узоров и охры, исполнены тайны. Теми Заммит заметил интересную акустическую
особенность: в одном из залов низкий мужской голос отчетливо резонирует в
соседних помещениях, а остальные остаются почти неслышными. Он предположил,
что неолитическая Мальта могла быть резиденцией оракула, вещавшего приезжавшим
к нему жителям всего Средиземноморья. Другая гипотеза связывает Халь-Сафлини с
культом женского плодородия – в округлых формах его залов угадывается форма 
атеринской утробы, а в одном из залов обнаружена знаменитая статуэтка «спящей
Венеры».

ОКРОВАВЛЕННЫЙ МЕТАЛЛ
Бордж-ин-Надур
Photo: © viewingmalta.com

Жизнь неолитического населения Мальты проходила в нелегком труде


ради выживания и, наверное, была жестока. Однако насилие многих над многими
Мальте, как и другим регионам древнего Средиземноморья, принес разящий металл
— Бронзовый, а затем Железный век.

Считается, что около 3100—2500 гг. до н.э. неолитическая культура острова


пришла в упадок. Выросшему населению стало не хватать плодородных земель —
проблема, с которой Мальта в своей истории столкнется еще многократно. Многие
мегалитические храмы были превращены в некрополи, что может свидетельствовать
о пережитых бедствиях. А в период 2500—1500 гг. на Мальту хлынула волна новых
переселенцев с Сицилии — предположительно из племени сиканов. Их происхождение
не совсем понятно ученым, но они, в отличие от прежних жителей Мальты, умели 
обрабатывать бронзу.

Камень не устоял перед металлом. За несколько веков пришельцы полностью


уничтожили или ассимилировали прошлую культуру. А в 900-700 г. до н.э. уже им
пришлось потесниться под ударом новых захватчиков с Сицилии — сикулов или
элимцев... Мегалитические памятники того времени несут на себе отчетливый
отпечаток воинственности, вообще свойственной для бронзового века
человечества. 

Бордж-ин-Надур (2000—1600 гг. до н.э.), «крепость на холме» на мальтийском


— типичный пример мужественной и суровой «бронзы». Подле сильно разрушенного
храма обнаружены остатки оборонительной каменной стены, защищавшей
поселение. Мастерство фортификаторов древности впечатляет: 4-метровое в высоту
сооружение 1,5-метровой толщины собрано из огромных блоков, скрепленных для
прочности каменными колышками. Крепость прикрывают два полукруглых редута,
позволяющих защитника обстреливать нападающих во фланги из луков и пращей.

Очевидно, Бронзовый век принес на Мальту кровавую рознь. В этом он


стал предвестником Древнего мира с его беспощадными войнами и сменой
господствовавших в Средиземноморье сил...

Яма на ровном месте


Малуба, Ренди

Удивительное местечко есть на окраине деревни Ренди (Qrendi). Это широкая


природная воронка глубиной в несколько метров, которая называется Малуба
(Maqluba), т.е. «перевернутая». К чему такое имя – объясняет легенда.

Когда-то здесь, говорит предание, стояла деревня, населенная злыми людьми.


Правда, был у этого села и свой праведник – благочестивая женщина, которая
пыталась своих грешных соседей образумить, да все без толку. Так они и жили,
пока в один прекрасный день не явился сюда ангел, не выворотил здоровый кусок
земли и не сбросил его в море со всеми обитателями (кроме доброй женщины,
разумеется).

© Светлана Велла

Так на этом месте образовалась впадина, а над водой... вырос остров Филфла!

© Светлана Велла

Чтобы отыскать этот легендарный уголок, нужно доехать до приходской церкви


Ренди, а от нее пойти по улице Tal-Parocca (ориентиры - указатель Tal-Maqluba,
а также полезная вещь, общественный туалет). Ренди – одна из немногих
мальтийских деревень, сохранивших особую, почти не нарушенную дыханием
современности и присущей ей суеты ауру. Шагая по ее старинным улицам, особенно
в часы сиесты, чувствуешь, что время здесь остановилось.
© Светлана Велла

Улица Tal-Parocca выведет нас к площади св. Матфея (Misrah San Mattew) со
статуей евангелиста, чей символ - ангел. Монумент этот стоит здесь не
случайно: неподалеку, у самой Малубы, находится одноименная часовня.

Но это не единственная старинная капелла в Ренди, в чем мы сейчас и убедимся.


Свернем на соседнюю, окраинную улицу св. Анны (Triq Sant’ Anna)... Через
несколько десятков метров справа от нас вырастет статуя матери Богородицы, а
из-за угла выглянет и маленький храм.

© Светлана Велла
Подойдем к краю улицы и заглянем за статую. Через дорогу виднеется серая крыша
с витражной розеткой, а за ней – темно-зеленое пятно листвы. Это и есть
часовня св. Матфея и Малуба – конечная цель нашей прогулки. Спустимся по улице
св. Анны и пройдем до них по обочине шоссе.

Спуск в Малубу - слева от часовни. Тропинка то и дело теряется в густой


поросли – не торопитесь, здесь может быть скользко.

© Светлана Велла

Через пару минут вы окажетесь на импровизированном «балконе» с видом на


знаменитый мальтийский Провал. На дне его ветер колышет тростник и ветви
деревьев,  среди которых – сандарак, национальное дерево Мальты, которое чем-
то похоже на тую.

Продолжительность прогулки (исключая время на дорогу): примерно 1 час


Степень сложности: легкая
Как добраться: Valletta — Qrendi (Qrendi) — авт. № 72

«Короче, все умерли»


Ghar Hasan, Мальта
 © Светлана Велла

...Вот если бы у этой обширной и таинственной пещеры не было своей легенды,


это было бы странно. Но (а по-иному не могло и быть) предание о ней
существует, а в нем, как полагается, есть и любовь, и убийство.

***

Было время, когда Мальтийский архипелаг находился под владычеством арабов. Это
длилось почти триста лет, пока в один прекрасный (для всех, кроме мусульман)
день 1091 года к берегам Мальты не пристал норманнский корабль с графом
Роджером и его дружиной на борту. Воины высадились и, гремя доспехами,
отправились освобождать христиан-мальтийцев, притесняемых неверными...

После этого события и начался закат эпохи арабского владычества на островах. В


описываемое время некий сарацин по имени Гасан пытался скрыться хоть где-
нибудь от вчерашних слуг, а ныне хозяев острова - христиан. Обширная пещера
над обрывом, у самого берега моря очень ему подошла. Гасан спрятался в ней не
один: в одной из ниш подгорной полости он упрятал мальтийскую красавицу,
которую намеревался поместить в гарем... если только ему удастся вернуться на
родину.
© Светлана Велла

В темной и сырой пещере он коротал дни, поджидая весточки от друзей. Он и


верил, и не верил их обещаниям вернуться за ним и забрать домой с этого
проклятого острова. Наконец, долгожданный час настал: его верные товарищи
приплыли за ним на корабле.

Гасан спешно начал собираться в путь. Привязав веревку к железному крюку,


который торчал в глубине пещеры, он приготовился было спускать пленницу с
обрыва на палубу судна... Но в этот самый миг в его пещеру вторглись его
враги. Отряд мальтийцев, разыскавших его потайное жилище, потребовал вернуть
девушку.

В одно мгновение все надежды сарацина пошли прахом! Обезумев от ярости и


отчаяния, он изо всех сил толкнул девушку с обрыва и очертя голову бросился
вслед за ней в морскую пучину...

***

Можно сказать, что Гасанова пещера, Ар Хасан (Ghar Hasan) - это чистой воды
легендарная достопримечательность, потому что, кроме легенды, с ней ничего
другого и не связано. Но она хороша и сама по себе, без сумбурного рассказа о
каком-то сарацине, якобы жившем в 11 веке. Таинственная, очень атмосферная, с
низкими сводами, эта пещера сияет всеми красками, когда солнечный свет
проникает в ее сердце. Внутри тихо, тепло и уютно (в любой пещере есть свой
микроклимат), слышно только, как с потолка изредка срываются капли.
© Светлана Велла

Убежище легендарного Гасана находится на самом обрыве, и ко входу в нее ведет


узкая бетонная лесенка, огороженная перилами. Получается, что перед входом в
пещеру есть что-то вроде балкона, с которого открывается потрясающий вид. Эта
часть мальтийского побережья – куртина из береговых утесов, которая
заканчивается монументальной природной скульптурой под названием “Il-Mara”
(«женщина»). Внизу шумит море, и сверху прекрасно видно проплывающих больших
рыб и дрейфующих медуз с огромными коричневыми куполами, которые похожи на
шляпки белых грибов. Местные рыбаки величают этих тварей «таль-лампуки»,
поскольку они появляются у берегов Мальты осенью, во время сезона ловли
дорадо.

© Светлана Велла

В самой глубине Ар Хасан есть узкий проход, который перегорожен железной


решеткой. Несколько лет назад его не было, и многие местные сорвиголовы
воображали себя заправскими спелеологами, исследовали загадочную пещеру.
Пытались ли они найти там спрятанные сокровища или, быть может, следы
пребывания легендарного сарацина? Пещера ответа так и не дала. Камень надежно
хранит свою тайну, а людская молва – предание о «делах давно минувших дней»...

Назад, в пещеры
Ghar il-Kbir, Рабат, Мальта

Пещерные поселения - одно из интереснейших явлений в истории Мальты. Самое


раннее датируется «всего лишь» эпохой неолита. Однако люди жили в пещерах не
только в древности, но и в период античности, и в Средние века, и – трудно
даже представить – некоторые живут и сейчас! Нам, выросшим совсем в других
условиях (электричество, горячая вода, а с недавних пор Интернет), такое
жилище кажется дикостью. Однако не все так однозначно...

© Светлана Велла

Пещерных поселений на Мальте (учитывая ее крошечные размеры) весьма много, и


одно из самых известных – Ар иль-Кбир. Название переводится с мальтийского как
«Большая пещера».  Никто не знает, когда впервые она была заселена, однако в
Средние века Ар иль-Кбир был самым большим пещерным поселением на Мальте.

Жили в ней... правильно, троглодиты, однако не спешите представлять их себе


как грубых, неотесанных невежд. В дошедших до нас исторических описаниях они
предстают перед нами как сильные и  работящие люди, которые пасли скот,
возделывали поля и делали сыр. Кроме того, они были весьма набожны. Любопытное
и подробное свидетельство об их жизни в Ар иль-Кбир оставил некий
путешественник из Дании Афанасиус Киршер. Он как-то останавливался у Великого
Магистра Ордена иоаннитов Ласкариса и однажды наведался к троглодитам «в
гости».
© Светлана Велла

Территория вокруг Ар иль-Кбир уникальна с точки зрения археологии. Две


каменоломни, шесть прямоугольных пунических (т.е. карфагенских) шахт-могил, а
также загадочные колеи доисторических повозок находятся в двух шагах от
Большой пещеры.