Вы находитесь на странице: 1из 2

была и остается современной.

Книга доктора Сунила Джоши «Аюрведа и


панчакарма» — еще один такой вклад.

Уже несколько лет Сунил Джоши является моим учителем, духовным братом и
другом. Он — один из ведущих специалистов по панчакарме, технике глубокого
очищения, обладающий богатейшим опытом ее использования в клинической
практике. Доктор Джоши — талантливый и щедрый учитель. Жемчужины мудрости,
которые он нам дарит, одинаково бесценны для начинающих и для опытных врачей.
Его вдохновенный труд о панчакарме не имеет аналогов в англоязычной литературе и
закладывает прочное основание для понимания и практического использования этого
аспекта аюрведического целительства. Я считаю, что эта книга — подарок нам и
проявление любви к миру. Я искренне благодарен доктору Сунилу Джоши за его вклад
вдело исцеления человечества.

Дэвид Саймон, главный врач «Центра

здорового образа жизни» Дипака Чопры

Введение

Я родом из Индии, земли Вед. С незапамятных времен Индия была хранилищем


вечного знания о полноте жизни. С точки зрения Вед абсолютно все аспекты жизни
связаны с ее источником. Все устремления человека, в какой бы форме они ни
проявлялись — будь то музыка, искусство, архитектура, математика, земледелие или
медицина, — следуют вечным законам Природы. Эти законы управляют нашим
существованием и упорядочивают его.

Все индийские дети по ходу обучения в традиционной системе сталкиваются со


многими аспектами ведических наук. Меня больше всего интересовала ведическая
медицина. С малых лет я восхищался человеческим телом. Мне хотелось заглянуть
внутрь его и понять, как оно работает. Я часто незаметно пробирался в больницу и
наблюдал из какого-нибудь укрытия за ходом хирургических операций. Уже в том,
мальчишеском, возрасте я осознал, что очень хочу облегчить людские страдания.

Заметив мой интерес к медицине, отец рассказал, что мой прадед, Шанкар Джи
Джоши, был знаменитым вайдья, то есть аюрведическим доктором, мастерство
которого славилось по всей Индии. Вся его жизнь до самой смерти в 96 лет была
посвящена возвращению здоровья людям окрестных поселений. Говорят, в
шестьдесят восемь, потеряв многие зубы и остроту зрения, мой прадед удалился на
некоторое время для кайя кальпы. Это древняя процедура омоложения, описанная в
аюрведических текстах. Выполнив кайя кальпу, прадед вернулся с новыми силами,
восстановившимся зрением и новыми, вновь выросшими зубами.

Отец сказал однажды, что перед смертью Шанкар Джи пообещал деду вернуться в
теле сына Винаяка, чтобы передать народу знание аюрведы. Винаяк же — имя,
которым был наречен мой дорогой отец. Являюсь ли я на самом деле воплощением
великой души Шанкара Джи? Вряд ли это существенно. Но вдохновение, которое
пришло ко мне после того известия, горело во мне огнем и направляло к освоению
медицинской профессии.
Я не сразу стал вайдья. В учебном заведении, где я учился, преподавали обе
медицины, западную (аллопатическую) и аюрведическую. Пришлось выбирать. Оба
моих родителя много трудились, но мало зарабатывали — они работали в сфере
образования. Как старший сын, я хотел сделать жизнь моих родителей комфортной и
гарантировать им устойчивый доход. Этот доход обещала западная медицина, к тому
же я давно увлекался хирургией. Отказаться от этого намерения помог случай...

Когда пришло время моей защиты аюрведического диплома моя мать сильно
разболелась. На протяжении многих лет она страдала от амебиаза, паразитарной
инфекции, распространенной по всей Индии. Лечение у аллопатических докторов
лишь ненадолго облегчало проявления болезни. В конце концов амебы поселились в
печени и стали пожирать ее ткань — началась смертельно опасная стадия болезни,
называемая амебным гепатитом. Маму положили в больницу для интенсивной
терапии, однако в результате лечения лекарствами, которые одновременно были
сильнодействующими и токсичными, она стала испытывать ряд новых симптомов.
Шло дальнейшее ухудшение обмена веществ. Появились боли в ногах и голове. Мама
была настолько подавлена происходящим, что умоляла забрать ее из больницы. В
замешательстве и страхе за ее жизнь мы привезли ее домой.

Друг семьи предложил нам сходить к местному аюрведическому доктору. Это была
последняя надежда, так как обращаться больше было некуда. После тщательного
осмотра д-р Катти выписал больной какие-то аюрведические препараты и назначил
строгую диету. И что же? Через три недели мама полностью поправилась. Сейчас,
много лет спустя, она — в добром здравии и все еще заботится о семье.

То, что моя мать быстро поправилась, следуя предельно простой схеме лечения, и это
— после многолетнего путешествия по терниям аллопатической медицины, произвело
на меня сильное впечатление. Отец напомнил, что древняя система сохранения
здоровья, которая исцелила маму, — это наследие, завещанное от прадеда мне.
Именно мне. И я задумался. К тому времени экзамены по аюрведе уже были позади.
Мне предстояло выбрать специализацию и поступать в ординатуру. Если раньше я
был совершенно уверен, что стану заниматься современной медициной, то теперь —
засомневался. Я продолжал помнить обо всех достижениях и успехах, но уже был до
боли знаком с недостатками — особенно с осложнениями — и с тем, сколько денег
приходится платить за лечение пациентам и их семьям. Внутренний голос,
побуждавший меня к изучению аюрведы, все громче звучал в моем сердце, и я решил
пойти работать во Всеиндийский исследовательский институт в Нагпуре (это город в
центральной Индии). Я уже знал о некоторых значительных отличиях аюрведического
и западного подходов к диагностике и лечению. Более того, чем глубже я изучал
аюрведу и видел применение ее принципов на практике, тем больше я проникался ее
внутренней логикой, очаровывался силой и полнотой всестороннего понимания жизни.

Оценить