Вы находитесь на странице: 1из 17

1. Понятие конституционного строя России.

Приводя определение Ю.П. Еременко («система господствующих экономических, по-


литических и идеологических отношений в их конституционной форме выражения, которые
воплощают полновластие (суверенитет народа и определяют сущность и основные черты
общества в целом» ), В.Т. Кабышев считает, что такое определение являлось адекватным от-
ражением правовых взглядов в условиях, при которых оно формировалось. Сам он видит в
конституционном строе прежде всего систему конституционных отношений как предмет
конституционного регулирования, а также конституционных норм и принципов, регулиру-
ющих и закрепляющих отдельные виды общественных отношений существующего реально-
го строя. В свою очередь, О.Е. Кутафин вкладывает в это понятие совокупность определен-
ных гарантий подчиненности государства праву ; Н.А. Богданова полагает возможным опре-
делить конституционный строй как устройство государства и общества, закрепленное госу-
дарственно-правовыми нормами; а В.И. Лафитский исходит из того, что конституционный
строй охватывает только основы государственности и права, тогда как правовое государство
— все стороны государственного и правового бытия.

Возможно, приведенные выше определения и привлекают своею краткостью, но отра-


жают они лишь отдельные стороны изучаемого явления.

Автор не согласен, что будто бы конституционный строй есть во всяком государстве,


имеющем Конституцию, а значит, и конституционное правление и власть, ограниченную
правом. Да, верховенство права выступает цементирующей категорией, без которой не смо-
гут быть воплощены иные стороны конституционного строя. Вместе с тем, сущность по-
следнего шире «правового характера государственной власти», «верховенства права» и «пра-
вового государства». Подтверждая их неразрывную связь, автор полагает, что правовое госу-
дарство выступает в качестве одного из нескольких взаимосвязанных признаков целостного
конституционного строя. Это — ТИП ГОСУДАРСТВА, в котором функционирует режим
конституционного правления, существует развитая правовая система, имеется социальный
контроль за властью. Конституционный же строй есть СИСТЕМА ОТНОШЕНИЙ, которая
включает правовые отношения государственной власти, но не только их.

То же относился и к утверждению о якобы тождественности понятий конституционно-


го строя и демократической природы государственной власти, народовластия. Автор вовсе
не склонен связывать конституционный строй с определенными качественными характери-
стиками, присущими демократическому режиму. «Конституционный строй» не есть оценоч-
ная, идеологизированная категория, автоматически применимая к государству при закрепле-
нии в Конституции традиционного набора демократических идей и доказательствах их ре-
ального воплощения. Демократия — одна из форм правления и политической организации
государства, но она включается нами в более зрелое и целостное общественное явление —
конституционный строй. Государство может само оформлять черты строя и принимать на
себя обязательства, касающиеся соблюдения и гарантирования демократических начал свое-
го бытия и развития. Но этого недостаточно, чтобы считать его конституционным.

Конституционный строй, по мнению автора, — это целостная система социально-


правовых отношений и институтов, подчиненная безусловным нравственным и конституци-
онным велениям. Она основана на совокупности основополагающих регуляторов, которые
содействуют закреплению в общественной практике и в правосознании стабильных, спра-
ведливых, гуманных и правовых связей между человеком, гражданским обществом и госу-
дарством.

Конституционный строй реализует стремление к социальному порядку на основе соче-


тания индивидуального и группового интереса с общим, приоритет права личности неизбеж-
но требует гарантий самой большой и могущественной общины — государства.

Выявлению понятия конституционного строя помогает определение современной Кон-


ституции.

На заре XX века под Конституцией понималась «совокупность правоположений, опре-


деляющих высшие органы государства, порядок призвания их к отправлению их функций, их
взаимные отношения и компетенцию, а также принципиальное положение индивида по от-
ношению к государственной власти». Современные исследователи трактуют ее как правовой
акт высшей юридической силы, своеобразный признак государственности и, в известном
смысле, общества в целом; юридический фундамент государственной и общественной жиз-
ни; главный источник национальной системы права. Именно Конституция — «в юридически
значимой форме устанавливает те цели и принципы организации и жизнедеятельности, кото-
рые общество перед собой ставит». Это основной закон, «регулирующий на демократиче-
ской и гуманной основе отношения, вытекающие из организации и деятельности государ-
ственной власти, закрепляющий консенсус интересов, их разграничение, соединение и со-
гласование, сплачивающий все население страны в единый народ — носитель власти, в еди-
ное общество, которому подчиняется само государство».

В развитие приведенных оценок и применительно к России современную Конститу-


цию можно охарактеризовать следующим образом.

Это наивысшая правовая форма, в которой официально закрепляются ценности, инсти-


туты и нормы конституционного строя, основы государственно-правового регулирования
качественных общественных связей и отношений государственной власти. Она — первое не-
обходимое условие и центральный институт конституционного государства, сводящий в це-
лостную систему его иные свойства.

Конституция — не только особый юридический механизм, ограничивающий власть


правом. Можно говорить о широком, комплексном предназначении Конституции, призван-
ной обеспечить сбалансированное развитие социально-правовой системы; гражданский мир
на основе консенсуса и согласования интересов; целостное видение конституционного строя;
быть высшим законом страны, основой правовой системы государства; базой нового законо-
творчества, планом правовой реформы и становления конституционного строя; скреплять
конституционное федеративное государство, систему государственной власти, дееспособную
форму правления; быть сводом ограничений власти правом, конституционным строем, пра-
вами человека, балансом между каталогом прав человека и дееспособными механизмами их
гарантии и защиты; основой равновесия между трудом и капиталом, свободой экономиче-
ской деятельности и государственным регулированием; ориентиром внешней политики и
национальных государственных интересов; основой развития правосознания и правовой
культуры в обществе; обеспечивать легитимность правового и властного пространства.

Идея конституционного строя последовательно отстаивалась Конституционной комис-


сией и ее Рабочей группой. На первом же пленарном заседании комиссии 31 августа 1990
года в качестве одной из особенностей нового подхода был заявлен отход от характеристик
строя как «социалистического» или «капиталистического», исходя из того, что строй должен
быть прежде всего конституционным. Определение его признаков — дело науки, результат
политической воли и столкновения интересов на основе устойчивых конституционных уста-
новлений. Положенные в фундамент такой концепции идеи — как признано в ряде работ —
ранее принципиально отвергались теорией и практикой.

В реформируемом законодательстве Союза ССР термин конституционный строй офи-


циально появился в 1990 г. в связи с учреждением поста Президента СССР и изменением ре-
дакций статей 6 и 7 Конституции (Основного Закона) СССР. Первый Съезд народных депу-
татов РСФСР после изменения редакции статьи 7 Основного Закона запретил «создание и
деятельность партий..., имеющих целью насильственное изменение советского конституци-
онного строя...». Позже, на основе предложений Конституционной комиссии, в часть первую
статьи 1 Конституции (Основного Закона) РСФСР шестым Съездом российских депутатов
была внесена норма о «незыблемых основах конституционного строя России» {2I}.

Отметим, что авторы неудачного альтернативного проекта Конституции РФ, подго-


товленного в апреле 1993 года по поручению Президента РФ, первоначально отказались (ст.
ст. 3, 69, 83) от понятия «конституционный строй», которым оперировала Конституционная
комиссия, заменив его неравноценным понятием «государственный строй». Это вызвало ре-
шительные возражения ряда рецензентов. Например, Б.А. Страшун иронично напоминал, что
«еще со времени французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года известно,
что конституционный строй характеризуется государственным обеспечением прав человека,
в частности, независимыми судами и разделением властей. В дальнейшем идея конституци-
онного строя обогащалась многими другими моментами... В течение 70 с лишним лет у нас
был тоталитарный государственный строй, но по существу никогда не было конституцион-
ного строя. Теперь, когда у нас конституционный строй начал наконец складываться, нам
предлагают исключить его упоминание из Конституции».

Однако стоит заметить, что формально-юридическое закрепление категории конститу-


ционного строя есть необходимое, но не достаточное условие его реализации. Последняя
предполагает наличие совокупности условий, рассматриваемых ниже.

Конституция современного правового государства имеет предметом своего регулиро-


вания не только права и свободы человека и гражданина, организацию власти, политико-
территориальное устройство государства, но прежде всего основы, определяющие его кон-
ституционную природу. В 1990 году в основание проекта Конституции России была положе-
на концепция, начальным уровнем которой впервые в системном виде предлагались основы
конституционного строя. Далее они конкретизировались двумя способами: через соответ-
ствующий раздел проекта Конституции и как принцип, проходящий сквозной идеей через
все его разделы и статьи. Наличие специального раздела придавало всей конструкции из-
вестную прочность. В дальнейшем исследователи выражали понимание такого подхода, и
сегодня он уже является общепризнанным.

Растет интерес к категории основ конституционного строя и в современной литерату-


ре. О.Е. Кутафин под ними понимает «главные принципы государства, обеспечивающие
подчинение его праву и характеризующие его как конституционное государство». В.Т.
Кабышев отмечает, что термин подчеркивает особенности и специфику конституционного
регулирования общественных отношений, указывает на источник, то главное, на чем базиру-
ется определенное явление, полагая при этом, что «свою конкретизацию основы получают в
конституционных принципах». Встречается определение основ конституционного строя как
«политико-правовых ориентиров в общей системе регулирования общественных отноше-
ний». В.И. Лафитский обращает внимание на закрепление в конституциях штатов США «ос-
новных структурных элементов политической системы и принципов, положенных в основу
ее функционирования». Н.А. Михалева видит в них «законодательное выражение реально
существующих основ общественного и государственного строя», которые отражают сущ-
ность фактических общественных отношений, составляющих объект конституционного ре-
гулирования и обусловленных характером основополагающих социально-экономических и
общественно-политических отношений.

По-видимому, следует различать две стороны понятия основ конституционного строя.


Во-первых, это устои реальных общественных отношений, которые суть категория объек-
тивная. Во-вторых, это субъективное отражение объективной категории, адекватно либо не
вполне адекватно устанавливаемое законодателем.

Вообще основы — суть важнейшие, исходные начала, положения, охватывающие и


решающие главные вопросы содержания чего-либо, определяющие его сущность. Так же,
как в Геометрии основание всякой фигуры есть нижняя грань, на которой она покоится; в
алгебре — количество, возводимое в степень; в медицине — главное вещество, входящее в
лекарство; в строительстве — грунт, подготовленный к возведению на нем фундамента како-
го-либо сооружения, — так и в конституционном строе выделяются его сущностные харак-
теристики, представляющие собою источник, главное, опору, инфраструктуру, на которой
стоят и к которой сводятся все отдельные нормы, действующие в государстве.

Основами конституционного строя можно считать находящиеся под защитой государ-


ства сущностные социально-нравственные установки и политико-правовые правила разум-
ной и справедливой организации общества. Они обусловливают ключевые черты обществен-
ного строя, власти, формы правления, государственного устройства, политического режима.
В них определяются общие принципы правовой регламентации отношений в основных под-
системах общества и обеспечивается их взаимодействие. Каждый из конституционных прин-
ципов представляет собою концепцию жизнедеятельности отдельных составляющих консти-
туционного строя в целом.

Конституционный строй есть совокупность социальных отношений, а его основы —


система принципов, их регламентирующих.
Будучи моделью комплекса общественных отношений, основы строя выступают «как
наиболее крупный объект конституционного регулирования. Его можно разделить на три
уровня, предполагающие различное закрепление:

1) базовые ценности, на которые ориентируется общество в развитии конституционно-


го строя;

2) основные принципы, выступающие в качестве руководящих для конкретных сторон


конституционного строя и отрасли государственного (конституционного) права;

3) конституционно-правовые институты и нормы, через которые упомянутые выше


ценности и принципы получают непосредственное обоснование, закрепление и определяю-
щее юридическое значение.

Предложенные уровни образуют систему: ценности лежат в основе принципов, а по-


следние конкретизируются в институтах и нормах, что придает в итоге всей системе право-
вую значимость.

Основы конституционного строя предстают в виде совокупности родственных право-


вых норм крупного самостоятельного государственно-правового института. Это — гене-
ральный институт. Правовые принципы содержат первичный перечень субъектов конститу-
ционно-правовых отношений и основных институтов, в отдельных случаях определяя их
правоспособность. Автор разделяет мнение, что таким институтом является «не обществен-
ный строй в целом, а лишь его основы».

Основы конституционного строя служат базой, на которой формируются правоотно-


шения, имеющие общую специфику. Это позволяет соединить их в одну группу и охаракте-
ризовать путем перечисления общих одинаковых свойств (черт), которые присущи всему
рассматриваемому институту.

Нормы его воздействуют на общественные отношения путем закрепления определен-


ных начал устройства общества и государства; как правило, не порождают конкретные пра-
воотношения; определяют сущностное содержание правового воздействия на все сферы об-
щественных отношений, стороны социальной реальности; адресованы всем субъектам права,
правоприменяющим субъектам; способом их охраны является общий режим защиты Консти-
туции, конституционного строя; имеют по преимуществу конституционную форму выраже-
ния; по своему виду являются в преобладающей части нормами-принципами, нормами-
дефинициями, нормами-целями; предполагают для практической и правовой реализации со-
держащихся в них целей включение всей правовой системы государства, всех отраслей пра-
ва; по целенаправленности призваны обеспечить системное закрепление концептуальных
идей, признанных основополагающими для данного общества и государства; по своим функ-
циям они являются определяющими для всех других институтов и играют направляющую
роль для всего государственно-правового регулирования.
Кроме того, общая специфика основ конституционного строя может быть выражена в
следующих чертах:

— основополагающее, фундаментальное, обобщающее значение;

— политико-правовой характер;

— нормативность и общеобязательность;

— юридическое верховенство по отношению к остальным положениям Конституции,


всем нормативным актам государства;

— определенность и категоричность;

— сжатость и концентрированность положений;

— постоянность действия;

— общеприемлемость, свобода от идеологических установок;

— целостность;

— устойчивость и особый порядок изменения. (В последующих параграфах мы по-


дробно остановимся на некоторых из них).

В литературе можно встретить утверждения, будто основы строя не защищаются в су-


дебном порядке, регулируют общественные отношения не непосредственно, а через иные,
конкретные нормы. Думается, что дело обстоит не, совсем так. Следует подчеркнуть, что ос-
новы конституционного строя не просто характеризуются особым порядком изменения, но
имеют также особую юридическую силу. Это выражается в обязанности законодателя следо-
вать указанным принципам при изменении или дополнении остального текста Конституции.
И — в решении Конституционного Суда, исходящего при разрешении разночтения между
правовыми нормами из смысла основных принципов. Благодаря своей особой природе они
вправе получить ни с чем не сравнимый вес в правоприменительной практике, главным об-
разом — в области конституционной юстиции. Так, именно толкование незыблемых консти-
туционных принципов помогало Верховному суду США, а были случаи, и Конституционно-
му суду РФ выходить из сложных ситуаций в поисках правовых решений по защите консти-
туционного строя.
Данное обстоятельство вытекает из установочной природы данных предписаний, кото-
рые образуют своего рода нормативную платформу строя: в них находят выражение ведущие
принципы, заложенные в систему «человек — общество — государство», начала,.в соответ-
ствии с которыми строится система права. Через них определяется творческое воздействие
конституционного права на все другие отрасли, ведь оно не только более высокий в демокра-
тическом, гуманистическом и социальном смысле уровень развития государственного права:
не менее плодотворно и его понимание как совокупности общих принципов всей правовой
системы.

Если высший закон страны стоит на первом месте в системе права, то основы строя за-
кономерно служат своего рода «конституцией для Конституции». Конституция содержит
общие правила, на базе которых должны регулироваться более подвижные явления; основы
же включают в себя наиболее устойчивые принципы, на которых построено регулирование
общего характера. Конституция — это норма измерения законов, а основы конституционно-
го строя можно представить как норму, которой следует мерить сам текст Основного Закона.

Основы конституционного строя в той или иной форме можно найти в различных
странах. Этот институт построен различно как по содержанию, так и по форме, часто это
лишь доктринальная категория. В конституционной структуре просвещенных национальных
хартий, отмечает А. Блаустайн, всегда имеется ряд общих элементов; они — «отправной
пункт серьезной работы над Конституцией». Но в ходе работы они нуждаются в перефрази-
ровании с учетом проблем, которые должны быть поставлены теми, кто определяет полити-
ку, — с целью их решения.

В рассматриваемом институте сосредоточены нормы, несущие как правовую, так и по-


литическую функцию. Как документ долговременного действия Конституция не является
сугубо юридическим документом, ибо несомненно несет определенную программно-
целевую нагрузку. Регулируя общественные отношения, она дает импульсы к их развитию,
отражает реалии не только сегодняшнего, но и завтрашнего дня. Она — еще и главный «про-
гнозирующий» документ, предопределяющий направления происходящих изменений.

Не все нормы об основах строя устанавливают права и обязанности участников регу-


лируемых ими отношений; правоведы выделяют среди них нормы-цели, нормы-задачи, нор-
мы-принципы, нормы-определения. Они содержат общие установления, обращенные к не-
определенному кругу субъектов, но предписывают всем субъектам соответствующих отно-
шений действовать в предусмотренных целях.

Однако трудно согласиться с предложением об отказе от них при подготовке «право-


вого акта непосредственного действия без всяких ограничений». Хотя исследуемые нормы в
большинстве случаев провозглашают принципы государственной политики в соответствую-
щих сферах, все же они «обязывают государство в лице его органов, учреждений, должност-
ных лиц действовать в этих сферах определенным образом».

Современная Конституция в основах строя призвана ясно и четко очерчивать общие


цели государства. Думается, что к основам можно также отнести нормы, провозглашающие
обязательства государства перед обществом.
Показательно мнение известного германского правоведа, председателя Конституцион-
ного суда ФРГ Р. Херцога (избранного в мае 1994 г. Президентом Германии). Он считает не-
достатком Основного Закона ФРГ как раз то, что в нем «не записаны государственные цели
или государственные стремления». Преобладание указанных видов норм среди правовых ос-
нов следует рассматривать как вполне допустимое и не умаляющее прямого действия ее по-
ложений. Отдельные основы какое-то время могут быть далеки от действительности. Но не
сразу складываются государственно-правовые учреждения и институты и достигается их ре-
альное влияние на жизнь. К тому же вряд ли можно создать новый строй без предваритель-
ного «плана» или законодательной «модели», в качестве которой и «выступает конституция
всякого нового государственного строя».

Не обошли программной роли своего детища и авторы Конституции США (на которую
у нас любят ссылаться как на «образец» юридического документа прямого действия). Про-
фессор Томас Л. Пэнгл из Университета Торонто обращает внимание, что вопреки распро-
страненному мнению Конституция подразумевается не только как «процессуальный» доку-
мент — в противопоставлении «содержательному»: устанавливая фундаментальные «прави-
ла игры», отцы-основатели намеревались определить в широких, но ясных формулах поли-
тическую культуру и с ней — образ жизни будущей нации.

Закрепление основ политики, явления подвижного, переменчивого, перестает быть за-


дачей Конституции. Устанавливая рамки социального поведения, она создает предпосылки
правового характера действий субъектов политического процесса и закрепляет качественные
характеристики политической деятельности.

Таким образом, исследуемые принципы выступают как свод юридических норм и по-
литико-правовой каркас, организационно, функционально и социально скрепляющий обще-
ство и государство. Чтобы эти символы не носили демагогического оттенка, они должны
опираться на систему научно-правовых понятий, исключать противоречивое толкование
Конституции и задание неверных ориентиров.

Состав принципов конституционного строя

Содержание исследуемого института — совокупность родственных норм, которые ре-


гулируют этот базовый элемент государственного права. Выявление их логической последо-
вательности и состава решает вопрос о характере строя в целом, помогает строгому оформ-
лению концепции.

После обнародования нашего первого проекта Конституции РФ осенью 1990 года про-
звучало немало упреков в«слепом заимствовании» и «подражании» нормам зарубежных кон-
ституций. Оппонентов настораживала и даже пугала предложенная сопоставимость идей и
формы их закрепления. Близкая природа общесоциальных качественных характеристик и
начал, воплощаемых в разных формах конституционализма, говорит о единстве и непрерыв-
ности общецивилизационного конституционно-правового пространства.
Объективно складывающиеся принципы формируются людьми. Вот почему наш под-
ход отвергает как возведение в абсолют объективных закономерностей, так и волюнтаризм,
игнорирующий закономерности развития. Принципы Конституции отражают волю законо-
дателя, научное познание действительности. С другой стороны русский конституционализм
во многом плод состояния общественного правосознания и черт нашей культуры, и тради-
ций.

В конце 1980-х годов устаревавший подход вошел в известное противоречие с обще-


ственными потребностями, в масштабной государственно-правовой реформе. На союзном
уровне над концепцией Конституции работала целая группа правоведов. В общих положени-
ях документа предполагалось определить цели и принципы организации и функционирова-
ния экономической, политической, социальной систем, экономического строя, внутренней и
внешней политики государства. В постановлении первого Съезда народных депутатов СССР,
посвященном вопросам работы над новой Конституцией СССР (1989 г.), ставились задачи
утвердить договорно-конституционную природу взаимоотношений между Союзом ССР и
союзными республиками, развитие всех видов автономии, неотъемлемые права человека,
безопасность и правовую защищенность личности. Вместе с тем, указывалось на необходи-
мость воплотить «принципы гуманного, демократического социализма, утвердить социаль-
но-экономические и политические основы построения Советского государства, его ленин-
ское федеративное устройство, высокий статус Советов».

Можно предположить, что идеологизированный набор «основ», поданный в период


обострения политической борьбы, стал одним из серьезных факторов неуспеха последней
Конституционной комиссии Союза, а также конституционной реформы в рамках политики
перестройки.

Для членов Конституционной комиссии СССР в 1989 году автором была подготовлена
рабочая концепция конституционной реформы. Эти предложения не были востребованы на
союзном уровне. Их апробирование произошло позже, в период подготовки к первому Съез-
ду народных депутатов РСФСР, главной задачей которого мы полагали создание демократи-
ческого правового государства в составе обновленного Союза ССР.

В апреле 1990 года в инициативной депутатской комиссии (впоследствии составившей


ядро рабочей группы конституционной комиссии Съезда) был подготовлен проект постанов-
ления первого Съезда «О конституционных принципах Российской Федерации», где впервые
в относительно цельном виде был предложен набор основ конституционного строя. Этот до-
кумент стал своеобразным итогом многолетних поисков в области «правозащитного жанра»,
вышедших из-под пера демократической оппозиции. (Одним из наиболее добротных доку-
ментов подобного рода можно считать программу «Демократический наказ. Путь к демокра-
тическому социализму», разработанный в 1987—1988 г. в известном неформальном полити-
ческом клубе «Демократическая перестройка» под руководством автора этих строк). Но, в
отличие от своих предшественников, данный документ выводил идеи конституционализма
на официальное правовое закрепление.

Розданный на Съезде, он способствовал подготовке Декларации о государственном су-


веренитете РСФСР, которую планировалось включить в действовавшую Конституцию (Ос-
новной Закон) РСФСР в качестве самостоятельной и неотъемлемой части. После споров в
согласительной и редакционной комиссиях Съезда Декларация изменилась, потеряв юриди-
ческую силу. Положения Декларации по решению Съезда должны были лечь в основу разра-
ботки новой Конституции России. Декларация была обещанием — новая Конституция станет
его воплощением, полагал тогда автор.

С ее принятием впервые в России был закреплен необходимый минимум конституци-


онных признаков.

В их числе:

— государственный суверенитет, полнота власти РСФСР при решении всех вопросов


государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые добровольно переда-
ются ею в ведение Союза ССР (п. 5);

— обеспечение каждому человеку неотъемлемого права на достойную жизнь (п. 4) как


высшая цель государственного суверенитета РСФСР;

— равенство прав всех граждан и лиц без гражданства, проживающих на территории


РСФСР (п. 10);

— решимость создать демократическое правовое государство /преамбула/; признание


общепризнанных норм международного права в области прав человека и гарантии политиче-
ских, экономических, этнических и культурных прав для представителей наций и народно-
стей, проживающих за пределами своих национально-государственных образований или не
имеющих таковых в РСФСР (п. 10);

— признание носителем суверенитета и источником государственной власти многона-


ционального народа России, его права на непосредственное осуществление государственной
власти (п. 3);

— нормы народовластия: исключительное право народа на владение, пользование и


распоряжение национальным богатством России; невозможность изменения территории
РСФСР без волеизъявления народа, выраженного путем референдума;

— начала политического плюрализма, включая принцип обеспечения за всеми гражда-


нами, политическими партиями, общественными организациями, массовыми движениям и
религиозными организациями равных правовых возможностей участвовать в управлении
государственными и общественными делами;

— разделение законодательной, исполнительной и судебной властей — «важнейший


принцип функционирования РСФСР как правового государства» (п. 13);
— развитие федерализма: существенное расширение прав всех участников РСФСР —
автономных республик, областей, округов, равно как и краев, и областей;

— добровольность объединения России с другими республиками Союза ССР на основе


Договора: за гражданами РСФСР сохранялось гражданство СССР; разногласия между Рес-
публикой и Союзом предлагалось разрешать в порядке, устанавливаемом Союзным догово-
ром.

Для определения перечня и последовательности основ конституционного строя России


требуются положения, которые:

во-первых, раскрывают целеустановки Преамбулы, базовые безусловные ценности;

во-вторых, раскрывают понимание отдельных характеристик Российского государства


как суверенного, правового, демократического, федеративного, социального, светского,
участника союза и мирового сообщества;

в-третьих, обеспечивают взаимоувязку и взаимосочетание принципов суверенитета


личности, народного суверенитета, государственного суверенитета, верховенства права и ос-
нованного на нем конституционного строя;

в-четвертых, обеспечивают целостность, устойчивость и справедливость конституци-


онного строя.

Основные принципы имеют определяющее значение для других правовых норм. Их


состав определяют по-разному.

В конституционном праве ряда зарубежных стран выделяются, в частности, народный


суверенитет (ст. 3 Конституции Франции), народное представительство (преамбула Консти-
туции Японии), разделение властей (ст. 20 Основного закона Германии), равноправие (ст. 3
Конституции Италии), неотчуждаемость прав человека (ст. 1 Основного закона Германии).
А.Е. Дик Ховард приводит в качестве основных характеристик конституционализма: согла-
сие управляемых; ограничиваемое правительство; открытое общество; святость личности;
верховенство права; стабильность; применяемость Конституции; народный суверенитет, вы-
раженный в волеизъявлении народа и его контроле над правительством; разделение властей;
федерализм; судебный контроль; претворение норм Конституции через законодательство;
поучительную ценность Конституции. Поправка, внесенная шестым Съездом народных де-
путатов РФ в Конституцию (Основной Закон) РФ в апреле 1992 года, отнесла к «незыбле-
мым основам конституционного строя России» народовластие, федерализм, республикан-
скую форму правления, разделение властей. Кроме того, иными дополнениями 1991—1993
годов фактически были признаны верховенство правосудия, равенство всех перед законом и
судом, приоритет прав и свобод человека.
Приведенные перечни представляются нам незавершенными. Ведущие специалисты в
области государственного права разделяют позиции Конституционной комиссии и автора,
предложивших целостный перечень базовых устоев в концептуально связанном, научно
обоснованном и органично изложенном самостоятельном разделе проекта Конституции Рос-
сии. Многие из выработанных принципов воспроизведены в Конституции 12 декабря 1993
года. Конституционное совещание включило-таки в нее добротный нормативный материал,
многократно согласованный в Конституционной комиссии. Однако после внесения дополне-
ний и изменений из перечня выпал ряд важных принципов и норм (об этом речь в главе II).

Конституционный строй России совокупно определяется через сумму следующих вза-


имосвязанных категорий, призванных закрепить:

1. Провозглашение государственного суверенитета (включая название, характеристику


государства, его назначение и основные качества); раскрытие суверенитета как свойства
высшей власти при верховенстве федерального закона на всей территории страны; определе-
ние пределов государственной власти.

2. Гуманный правовой статус человека, при котором он сам, права и свободы являются
высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита — главной обязанностью государ-
ства; равенство перед законом и право на равную защиту со стороны закона, независимо от
каких-либо обстоятельств; базовые принципы гражданства России.

3. Верховенство права в смысле всеобщей подчиненности ему и основанной на нем


Конституции, ее прямого действия и непосредственного применения; подчиненности выс-
шему закону всех иных правовых актов; указание на соотношение внутригосударственного и
международного права.

4. Народовластие, включая определение народа как носителя суверенитета и един-


ственного источника государственной власти; правовые принципы непосредственного наро-
довластия, гарантии народного представительства и предусмотренных Конституцией выбо-
ров; право на сопротивление тирании и узурпации власти.

5. Политический и идеологический плюрализм, включая гарантии многообразия и сво-


бодного участия граждан в политической жизни; гарантии саморазвития гражданского обще-
ства, свободы его институтов, в частности общественных объединений.

6. Общие принципы действия государственной власти, установление республиканской


формы правления, принципа разделения, самостоятельности и взаимодействия властей, не-
обходимых сдержек и противовесов.

7. Федерализм как принцип государственно-территориального устройства, право на


самоопределение и самоуправление в составе России, основы правового статуса субъектов
Российской Федерации, гарантии децентрализации государственной власти через разграни-
чение полномочий и предметов ведения государственной власти между Федерацией и ее ча-
стями.

8. Признание различных форм и видов самоуправления — местного самоуправления,


культурной автономии, самоуправления институтов гражданского общества и их гарантии.

9. Принцип социального государства, основные социальные задачи и обязанности гос-


ударства во имя развития личности, достижения благосостояния, социальной защиты и без-
опасности граждан.

10. Многообразие и свободу экономической деятельности, гарантии права собственно-


сти и равенства правовой защиты всех ее форм; соотношение регулирующей экономической
роли государства и свободы хозяйственной деятельности; принцип социального партнерства
как ведущий в экономических отношениях; гарантии единства внутреннего экономического
пространства страны.

11. Геополитические принципы: принцип Союза — основы создания союза с другими


государствами; основные принципы внешней политики и равноправного участия в мировом
сообществе; обязанность соблюдать общепризнанные нормы и принципы международного
права.

12. Целостность и устойчивость конституционного строя, взаимодополняющее дей-


ствие и применение его правовых основ, их верховенство по отношению к другим положе-
ниям Конституции, незыблемость и особый порядок изменения.

В нормативном изложении эти принципы приводятся нами в Приложении 1 в форме


сравнительной таблицы закрепления основ конституционного строя РФ в шести проектах
Конституции России.

Предоставим читателю возможность провести собственное исследование изложенных


в таблице положений.

Целостность основ конституционного строя

Важный критерий зрелости перечня основ конституционного строя — целостность.


Когда посредством ключевых принципов единичное связывается в целое, то возникает подо-
бие устойчивой системы, формулирование и закрепление которой становится условием не-
раздельного внутреннего единства и стабильности общества.

Исследователи отмечают, что Конституция может выступать в качестве «юридически


узаконенного баланса интересов всех классов и социальных слоев, а также наций и этниче-
ских групп, образующих единую государственно-правовую общность» , если в ней воплоще-
на целостная концепция, четко проведен единый подход и согласованы различные аспекты
развития общества.

Можно выдвинуть следующие требования к целостным конституционным принципам:


внутреннее единство и системность законоположений, регулирующих отношения элементов
строя; обеспечение устойчивых множественных взаимосвязей в правоотношениях между
субъектами государственного права; полнота охвата ключевых свойств, составляющих кон-
ституционного строя; наличие правовых механизмов, обеспечивающих его целостность; не-
допустимость абсолютизации одного из принципов; логически и формально-юридически
обоснованный порядок расположения основ строя в тексте Конституции; содействие вопло-
щению конституционной системы в многообразии социальной практики.

Обратим внимание не только на единство, но и интегративные качества конституцион-


ных основ. Они объективно взаимосвязаны, каждое не существует изолированно друг от
друга. Все они оказывают друг на друга влияние, представляют собою «не простую совокуп-
ность, а органическое единство, целостную систему, и выражают качественную определен-
ность ее содержания». Государственного суверенитета нет без права на его добровольное
ограничение и создание союза с другими государствами; функции социального государства
неосуществимы без гарантий свободы экономической деятельности, участия государства в
регулировании хозяйственных процессов; народовластия нет без политического плюрализма
и т.д.

Невозможно обеспечить целостность основ строя без достаточной полноты их изложе-


ния. Изложение отдельных основ с достаточной детализацией абсолютно необходимо. Если
реально учитывать как «историческое прошлое нашей страны, специфику ее государственно-
правового развития, так и сегодняшний уровень политико-юридического сознания народа,
правовую культуру людей, работающих в государственном аппарате, молодость российского
парламентаризма.

Некоторые зарубежные юристы полагают, что в Конституции следует употреблять


слова как можно более общие, поскольку их подлинное значение может быть оценено лишь
со временем: ибо меняется не смысл слов, а обстоятельства. Но, по мнению А. Блаустайна,
«наставления, в особенности высказываемые американцами, что Конституция должна быть
краткой и иметь общую форму, не представляют собой большой ценности». Ирония эта по-
нятна. Хотя американская Конституция и состоит всего из 7567 слов, в ней содержатся по-
ложения, далекие от «вечного» содержания. Приведем лишь два примера: в тексте федераль-
ной Конституции США есть третья поправка, гласящая, что «в мирное время ни один солдат
не должен помещаться на постой в какой-либо дом без согласия его владельца; во время же
войны это допускается только в порядке, установленном законом» ; Конституция же штата
Оклахома определяет точку возгорания керосина. Думается, что эти нормы вряд ли кто при-
числит к основам строя.

Но сколь бы подробным ни было государственно-правовое регулирование основных


начал, оно не может быть исчерпывающим и не должно ставить под сомнение фундамен-
тальность документа.
Следует затронуть проблему соотношения целостности основ строя и компромисса. В
демократическом обществе конституционный строй должен быть формализованным выра-
жением компромисса, неизбежного во имя общеприемлемости строя. Компромисс выступает
как соглашение на основе взаимных уступок, для справедливой Конституции они есть усло-
вие прочного согласия. Согласие на основе интеграции интересов выступает велением для
законодателя, развивающего необходимые политико-правовые механизмы.

В работе над проектом Конституции РФ в 1990-1993 годах при столкновении с проти-


воположными взглядами мы стремились искать и в большинстве случаев находили приемле-
мые решения. Компромиссность — не слабая, а сильная черта демократически разрабатыва-
емой Конституции, неизбежно являющей баланс между воззрениями народных представите-
лей. Следы разумных компромиссов видны в Основном Законе любого государства. Они не
приводят к искусственному сопряжению взаимоисключающих принципов и не нарушают
общий замысел, если в нем присутствует изначальная стройность и целостность.

Основы строя в системе и структуре Конституции

Своеобразие формы проявляется в особом способе организации соответствующего


нормативного материала в единый писаный раздел, имеющий свою специфику. Форма Кон-
ституции призвана отвечать современным требованиям, иметь оригинальную и ясную логику
построения, обусловленную содержанием объекта конституционного регулирования. При
этом воззрения разработчиков, иные обстоятельства неизбежно оказывают влияние на по-
следовательность расположения материала. Структурное единство основных государствен-
но-правовых институтов основано на соподчиненности норм, их составляющих. Структура
Конституции строится с учетом основных объектов регулирования; разделы, главы, статьи,
их части и пункты призваны отражать конституционные институты и их составные части.
Автор согласен, что не следует разрывать структурно группы норм, посвященных одному
институту и связанных общими научными понятиями.

Создатель Конституции не склонен искать готовую модель, пригодную в качестве пре-


цедента для его страны, поскольку каждая нация имеет свои особые духовные и правовые
традиции. Трудно не согласиться с образным признанием члена Рабочей группы Конститу-
ционной комиссии Р.И. Пименова (1990 г.): «...большинство понимало, что конституцию мы
пишем не абстрактную, а для конкретной страны, называемой Россия, с ее семидесятилетним
опытом, с ее тысячелетней традицией. И что мало создать блестящую самосогласованную
фикцию, надобно создать нормативный документ, который будет прочитан с пониманием и
который может быть применен в наших реальных условиях. Нереального, неосуществимого,
невоплощаемого — нам не нужно... С пониманием всего этого мы и работаем».

При рассмотрении архитектуры нашей концепции аналитики отмечали новизну кон-


струкции, закреплявшей органическую связь личности, гражданского общества и государ-
ства, новый для России взгляд на науку конституционного права, логику и последователь-
ность правового регулирования. Начальные представления были изложены в приводимом
нами архивном (август 1990 г.) документе77. Внутренняя системность и обоснованность
подхода определила его жизнестойкость: подобная же последовательность разделов и глав
сохранилась в своей основе от самого первого проекта до сентября 1993 года. Структура
проекта Конституционной комиссии включает ряд находок, прошедших проверку временем
и сохраняющих практический интерес.

Основные ее разделы:

1) Преамбула (о ее роли — см. выше).

2) Основы конституционного строя.

Особенности этих норм предопределяют их размещение в самостоятельном разделе в


начале Конституции. Современная Конституция призвана выйти за рамки формально-
юридической структуры государственного механизма. Включение в нее правовых принципов
общественного строя — ответ на объективную потребность в расширении предмета консти-
туционного регулирования. Правоведам видится правильной сама традиция соединения и
выделения в Конституции положений об основах строя. Она — «логическое завершение
определенного этапа мирового конституционного опыта развития»78, лежит в русле социа-
лизации конституционного права, находящей свое выражение и в том, что конституции ста-
ли закреплять основы конституционного строя более или менее целостным образом.

Тем не менее, после трех лет работы, в 1993 году вновь пришлось доказывать необхо-
димость, такого раздела. В появившемся в апреле 1993 г. альтернативном проекте, подготов-
ленном по инициативе Президента РФ, раздел I назывался «Общие положения. Права и сво-
боды человека». Это было шагом назад. На Конституционном совещании в Кремле 7 июня
1993 г., обращаясь к секции федеральных органов государственной власти, автор этих строк
настаивал на включении в согласуемый текст раздела «Основы конституционного строя»
Конституционной комиссии; в итоге такая глава появилась.

3) Остальной текст Конституции (или — нормы конституционного строя) из шести


разделов.

Коротко об их содержании. Второй раздел — российский: каталог прав, свобод и обя-


занностей гражданина, гарантий их защиты. Размещение его перед разделами о государстве
структурно подчеркивает стремление создать инструмент защиты человека от потенциально
возможной агрессии со стороны государства. Третий раздел — «Гражданское общество»
(подробно о нем см. гл. II, § 4). Следующие два раздела определяли признаки конституцион-
ного государства и его структуру по вертикали и горизонтали: четвертый — основы федера-
тивного устройства и внутригосударственных отношений, разграничение полномочий и
предметов ведения; пятый — механизмы разделения и взаимодействия властей, сдержек и
противовесов, полномочия федеральных органов государственной власти. Шестой раздел —
заключительные положения, в т.ч. порядок изменения Конституции.

4) «Переходные положения» предлагают требуемый самим характером переходного


периода механизм защиты Конституции, придания ей гибкости и возможности соответство-
вать жизненным реалиям (см. § 6, п. 2).
Что касается федеративных договоров, постановлениями нескольких Съездов народ-
ных депутатов — от шестого до девятого включительно было предопределено их включение
в текст проекта Конституции. Однако автор полагает обоснованным введение их содержания
в консолидированном виде в раздел о федеративном устройстве, что и сделано в Конститу-
ции РФ 12 декабря 1993 года.

Оправданным представляется сегодня включение в Конституцию самостоятельного


раздела «Российская Федерация в Союзе государств». Интеграционные процессы в Европе и
в СНГ подтверждают потребность в конституционно-правовом регулировании и упорядоче-
нии данных процессов.

Необходимые пояснения, толкование отдельных терминов, перечень упоминаемых фе-


деральных законов целесообразно было бы дать в особом комментарии или пояснительной
записке к тексту высшего Закона, чтобы помочь правоприменителю и гражданину лучше
разобраться в сути документа и намерениях законодателя.