Вы находитесь на странице: 1из 4

А́нна Каре́нина» (1873—1877; журнальная публикация 1875—1877; первое книжное издание

1878) — роман Льва Толстого о трагической любви замужней дамы Анны Карениной и
блестящего офицера Вронского на фоне счастливой семейной жизни дворян Константина
Лёвина[К 1] и Кити Щербацкой. Масштабная картина нравов и быта дворянской среды
Петербурга и Москвы второй половины XIX века, сочетающая философские размышления
авторского alter ego Лёвина с передовыми в русской литературе психологическими
зарисовками, а также сценами из жизни крестьян.

Содержание
1 О романе
1.1 Композиция романа
2 Прототипы. Характеры. Образы
2.1 Константин Лёвин
2.2 Николай Лёвин
2.3 Анна Аркадьевна Каренина (Облонская)
2.3.1 Характер
2.3.2 Судьба
2.3.3 Ситуация
2.3.4 Развитие образа
2.4 Алексей Вронский
2.4.1 Прототипы
2.4.2 Образ и характер
2.5 Алексей Александрович Каренин
2.5.1 Характер
2.5.2 Прототипы
2.6 Графиня Лидия Ивановна
2.7 Стива Облонский
2.7.1 Образ и прототипы
2.7.2 Характер
2.8 Долли Облонская
2.9 Князь Щербацкий
2.10 Кити
2.11 Княгиня Мягкая
2.12 Бетси Тверская
3 Начало повествования
4 Сюжет
5 Оценки
6 Критика
7 Театральные постановки
8 Экранизации романа
9 Балет
10 Мюзиклы
11 Факты
12 См. также
13 Комментарии
14 Примечания
15 Библиография
15.1 Об «Анне Карениной»
15.2 Дополнительная литература
16 Ссылки
О романе

В. Н. Мешков. Л. Н. Толстой за работой в библиотеке в Ясной Поляне[18]


24 февраля 1870 года[19] Лев Николаевич Толстой задумал роман о частной жизни и
отношениях современников, но к реализации своего замысла приступил лишь в феврале
1873 года[19]. Роман издавался по частям, первая из которых была напечатана в 1875
году в «Русском вестнике». Постепенно роман превращался в социальный
фундаментальный труд, получивший огромный успех. Продолжения романа ждали с
нетерпением. Редактор журнала отказался печатать эпилог из-за выраженной в нём
критической мысли, и наконец, роман был завершён 5 (17) апреля 1877 год.

Последняя глава уже изданного материала заканчивалась смертью Карениной, в конце


значилось: «продолжение следует». Последняя часть корректировалась Страховым[20], и
было выдано Цензурное разрешение от 25 июня 1877 года. Повествование начиналось с
выверенной паузы: «Прошло почти два месяца. Была уже половина жаркого лета». Речь
уже шла о сербо-черногоро-турецкой войне, на которую отправляется Вронский.

Итак, роман был издан полностью. Следующее издание (целиком) было в 1878 году.

Если «Войну и мир» Толстой называл «книгой о прошлом», в которой описывал


прекрасный и возвышенный «целостный мир», то «Анну Каренину» он называл «романом из
современной жизни». По словам Гегеля: «роман в современном значении предполагает
прозаически упорядоченную действительность»[21], но Л. Н. Толстой представлял в
«Анне Карениной» лишённый нравственного единства «раздробленный мир», в котором
царит хаос добра и зла.

В отличие от «Войны и мира», в «Анне Карениной» не было великих исторических


событий[22], но в нём поднимаются и остаются без ответа темы, близкие лично
каждому. Ф. М. Достоевский находил в новом романе Толстого «огромную
психологическую разработку души человеческой»[23].

Перстень, подаренный Львом Толстым жене за помощь в переписывании романа


Потому «живой, горячий и законченный роман»[24] будет современным в любую
историческую эпоху.

Роман, затрагивающий «близкие лично каждому» чувства, стал живым упрёком


современникам, которых Н. С. Лесков иронично назвал «настоящие светские люди».
«Этот роман есть строгий, неподкупный суд всему нашему строю жизни», — писал А. А.
Фет[25].

В эпоху советского времени идеологически верной стала трактовка описания в романе


Толстого «сильных мира сего», в лице Алексея Каренина, «золочёной молодёжи»,
представителем которой сочли Алексея Вронского, и «сочувствие Левиным народной
жизни, воплощаемое в картинах крестьянского быта»[26].

Лев Толстой описывал эпоху «упадка древней цивилизации»[27], писатель ощущал


приближение перемен в жизни дворянского общества, но не мог предвидеть, насколько
радикальны они будут менее чем через полвека.

В последней, восьмой части Л. Н. Толстой как раз показывает отсутствие интереса к


«труду» под названием «Опыт обзора основ и форм государственности в Европе и в
России». Рецензию на книгу, над которой Сергей Иванович Кознышев (брат Лёвина)
трудился 6 лет, написал молодой невежественный фельетонист, выставив его
посмешищем. По причине неудачи своей книги Кознышев весь отдался славянскому
вопросу в сербской войне.

Он признавал, что газеты печатали много ненужного и преувеличенного, с одною целью


— обратить на себя внимание и перекричать других. Он видел, что при этом общем
подъёме общества выскочили вперёд и кричали громче других все неудавшиеся и
обиженные: главнокомандующие без армий, министры без министерств, журналисты без
журналов, начальники партий без партизанов. Он видел, что много тут было
легкомысленного и смешного[28]…
Композиция романа
Окружение Льва Николаевича Толстого — это современное общество Анны Облонской —
Карениной. Наблюдения Толстого за чувствами и мыслями реальных людей стали
«художественным изображением жизни»[29] персонажей романа.
В романе Толстого нет совпадений. Путь начинается с железной дороги, без которой
сообщение было невозможным. По пути из Петербурга в Москву княгиня Вронская
рассказывает Анне Карениной о своём сыне Алексее. Анна приезжает для примирения
Долли с братом Стивой, уличённым в измене, и который «кругом виноват». Вронский
встречает мать, Стива — сестру. На железнодорожных путях под колёсами гибнет
сторож… Кажущаяся «событийная упорядоченность»[К 2] лишь раскрывает и показывает
состояние внутреннего хаоса и смятения героев — «всё смешалось». И «густой свисток
паровоза» не заставляет героев очнуться от своего надуманного сна, он не разрубает
узел, наоборот, он усиливает тоску героев, которые впоследствии проходят через
грань последнего отчаяния.

Гибель сторожа под колесами паровоза стала «дурным предзнаменованием», «прекрасный


ужас метели» символизировал скорое разрушение семьи.

Насколько тяжёлым становится положение Анны, от которой отвернулся свет и


представители которого не рискуют общаться с «преступной женщиной», очевидно из
последовательности событий.

Ослеплённый любовью молодой граф Вронский следует за ней как «тень», что само по
себе представляется вполне симпатичным для обсуждения в светской гостиной дома
Бетси Тверской. Замужняя Анна может предложить лишь дружбу и не одобряет поступка
Вронского по отношению к Кити Щербацкой.

Ничто не предвещало большой беды. Светская княгиня советовала Анне Аркадьевне:


«Видите ли, на одну и ту же вещь можно смотреть трагически и сделать из неё
мучение, и смотреть просто и даже весело. Может быть, вы склонны смотреть на вещи
слишком трагически».

Но Анна во всех событиях видела знаки судьбы. Анна видит во сне смерть при родах:
«родами умрёте, матушка»[К 3], она постоянно думала о смерти и отсутствии будущего.
Но судьба даёт второй шанс (как и Вронскому, при попытке застрелиться), Анна не
умирает, но врач облегчает её боль морфином[К 4].

Для Анны станет невыносимой потеря сына[К 5], который будет расти в доме строгого
отца, с презрением к покинувшей его матери.

Она мечтает о невозможном: соединить в одном доме двух самых дорогих людей, Алексея
Вронского и сына Серёжу. Все попытки мягкого и рассудительного брата Стивы добиться
от Каренина развода и оставить Анне сына не увенчались успехом. Все поступки
государственного мужа Каренина происходили под влиянием законов светского общества,
лести его тщеславию графини Лидии Ивановны, и «согласно религии».

Выбор был таков: «Счастье великодушного прощения» или желание любить и жить.

Толстой отчётливо критикует «старый обычай»[К 6], законодательно сложный


бракоразводный процесс[К 7], который становится практически невозможным и
осуждаемым в свете.

Толстой показывает самоубийство как избавление от страдания. Мысли о самоубийстве —


постоянные спутники Левина, который прячет от себя шнурок и преодолевает «угрозу
отчаяния»; Вронского, который стреляет себе в сердце после унизительных и
душераздирающих слов Каренина. Но только Анна оказывается в безысходной и по-
настоящему отчаянной ситуации.

Вот и приблизился убедительный тупик для Анны. Она ревнует Вронского к княжне
Сорокиной — «я накажу его».

Она измучена невыносимым ожиданием решения Каренина и, после шести месяцев


пребывания в Москве, получает его жёсткий отказ.

«Туда!» — говорила она себе, глядя в тень вагона, на смешанный с углём песок,
которым были засыпаны шпалы, — «туда, на самую середину, я избавлюсь от всех и от
себя»[

Оценить