Вы находитесь на странице: 1из 5

Жители СНГ к Египту никаких особых чувств не испытывают.

Что о нём знает


среднестатистический человек: верблюды, пирамиды, отдых на неделю, может, ещё
что-то связанное с политикой. Такая же страна, как и многие другие. Ну а история
Древнего Египта улетучилась из головы и осталась храниться в детских
энциклопедиях и передачах по Дискавери.

Сегодня я хочу поговорить о людях, для которых тема Древнего Египта крайне важна.
Оказывается, некоторые чернокожие верят в то, что их предками были древние
египтяне. Не смотря на то, что они никогда не были в Африке, они чувствуют с ней
некую мистическую связь. А Египет с его древней историей и величественными
пирамидами является в их понимании эталоном африканского духа.

Чтобы проследить, как развивалось это представление, предлагаю обратиться к книге


американского историка Кларенса Э. Уокера «We can't go home again: an argument
about Afrocentrism» В нём он исследует феномен афроцентризма - идеологии
самоутверждения людей негроидной расы.

Краткая история афроцентризма

В Средние века католики симпатизировали некоторым народам Африки. Они верили в


то, что однажды они объединятся с христианской Эфиопией и вместе справятся с
исламской угрозой. Однако о союзе африканцев и европейцев забыли, как только
Европа включилась в работорговлю с Новым Светом. Следующими любителями
экзотики оказались масоны. Они считали Египет источником знаний и колыбелью
европейской цивилизации. В 18 веке французские интеллектуалы-аболиционисты
дополнили эту гипотезу. Ссылаясь на античные тексты, они утверждали, что древние
египтяне были чернокожими. Естественно, тогда так считали немногие. Большинство
людей того времени скорее придерживалось мнения американского политического
деятеля Томаса Джефферсона: «Негры уступают белым как телом, так и
разумом».

Как будет понятно далее, афроцентричный нарратив выстраивался на попытке


отыскать свою идентичность, противопоставляя «чёрную» историю «белой»
Американские рабы имели между собой мало общего. Они были представителями
разных племён и религий, говорили на разных языках. Не смотря на все эти различия,
в глазах белых американцев рабы были одним народом необразованных дикарей, не
имевших ни истории, ни способности творить её. В таком положении они были
вынуждены объединиться. В этом им помог миф об Африке как матери цивилизаций,
некогда великой, но утратившей свою силу.

В 19 веке Африкой заинтересовались чёрные аболиционисты в англоязычных странах:


Дэвид Уокер, Роберт Льюис, Эдуард Блайден, Фредрик Дуглас. Пересмотр истории
продолжался. Теперь не только древние египтяне стали чёрными, но и Моисей,
Цицерон и Ганнибал («Light and Truth» Льюиса). Параллельно развивался миф о том,
что европейцы были эгоистичным и властным народом, а африканцы - людьми духа,
живущими в мире друг с другом и природой (Блайден). Ирония, правда, была в том,
что Блайден взял на вооружение риторику апологетов колониализма. В Викторианскую
эпоху институт рабства было всё труднее оправдывать, потому на помощь
колониальной политике пришли учёные с их расовыми теориями. Тем не менее,
Блайдена можно понять. Прославление африканской духовности было реакцией на
технологическую и культурную мошь колониалистов. Если не можешь победить врага
в реальном мире, сделай это хотя бы в воображаемом.

В 20 веке афроцентризм продолжал набирать обороты. К англоязычным коллегам


(Джордж Джеймс, Маркус Гарви) присоединились франкоязычные писатели и
общественные деятели: Эме Сезер, Шейх Анта Диоп, Леопольд Сенгор. Все они
следовали прежним курсом переписывания истории в мифологическом ключе, но с
радикализмом под стать своему времени. Джеймс, например, был убеждён в том, что
древние греки украли египетскую философию и выдали её за свою собственную
(Stolen Legacy). В «Who and What Is a Negro?» Гарви утверждал, что:

… негры правили миром, пока белые были дикарями и жили в пещерах; в то самое
время тысячи чернокожих профессоров преподавали в университетах Александрии

Насчёт 21 века ничего сказать не могу, так как Уокер написал свою книжку в 2001 году.
Думаю, можно смело предположить, что сегодня афроцентристы двигаются в том же
направлении и используют те же методы, что и раньше, потому что они работают.

Выводы Уокера

Афроцентризм - не однородное явление, но многие его последователи согласны в


том, что африканцам необходим единый культурный стержень, и нередко им
становится всё тот же Древний Египет. Здесь следует упомянуть, почему автор «We
can't go home again» считает, что это сомнительная затея.

Первая часть его книги называется «Если все были королями, то кто тогда строил
пирамиды?» В ней Уокер указывает на то, что Древний Египет был обществом с
жёсткой иерархией, в основном населённым бесправными крестьянами. Хорошо там
жилось только фараону и приближённым к нему элитам. Короче говоря, далеко не
эгалитарный рай, воображаемый некоторыми афроцентристами.

Дальше он ставит под сомнение утверждения о расе древних египтян. Прежде всего, у
нас нет никаких оснований полагать, что они были чернокожими. Учёные
придерживаются мнения, что древние египтяне не были ни чёрными, ни белыми в
современном понимании этих слов. Это подтверждают исследования ДНК 90 мумий
(2017), в которых говорится, что население Египта сегодня генетически ближе к
чернокожим, чем в древности. Древние египтяне имеют больше общего с народами,
которые живут на Ближнем Востоке.

В итоге Уокер возвращается к мысли, которую он озвучил в начале книги:


афроцентризм не имеет никакого отношения к изучению истории. Это набор
идеологем, которые под видом науки продвигают политически-ангажированные
преподаватели-активисты. Кроме того что утверждения афроцентризма не
соответствуют действительности, они разжигают ненависть одних рас к другим. Во
второй части своей книги он предлагает другие решения расовых проблем, на которых
мы здесь останавливаться не будем.

Музыкальная пауза

Поп-музыка впитывает не только модные веяния, но и идеологию. Тему


афроцентризма и Древнего Египта мы видим в музыкальной философии Sun Ra;
восточных мотивах и инструментах музыкантов 60-х; стилизации костюмов и обложек
альбомов Earth, Wind & Fire; текстах и политической позиции коншс-рэперов. Не буду
разбирать здесь каждое из этих проявлений афроцентризма. Вместо этого предлагаю
послушать трек Фрэнка Оушена Pyramids. Как мне кажется, он идеально выражает
афроцентричный миф о Древнем Египте. Текст я привожу выборочно, чтобы
сэкономить своё и ваше время.

В этой песне Оушен противопоставляет былое величие египетской царицы Клеопатры


положению проститутки с таким же именем, которая работает в стрип-клубе Pyramid. В
начале трека царицу похищают враги.

Set the cheetahs on the loose


There's a thief out on the move
Underneath our legion's view
They have taken Cleopatra, Cleopatra

Ты гепардов отпусти
Нужно вора им найти
Он под носом смог пройти
Он похитил Клеопатру, Клеопатру

Дальше рассказчик скорбит об утрате, но всё же надеется на светлое будущее. Во


втором куплете мы узнаём, что Клеопатру “похитили” в переносном смысле.

How could you run off on me? How could you run off on us?
You feel like God inside that gold
I found you laying down with Samson and his full head of hair
I found my black queen Cleopatra, bad dreams, Cleopatra

Как ты могла уйти от меня? Как ты могла покинуть нас?


Ты будто бы богиня в этом золоте
Я застал тебя в постели с Самсоном и увидел его длинные косы
Царица чёрная Клеопатра, дурные сны мои, Клеопатра

Думаю, можно предположить, что в этой песне под Самсоном подразумевается


европеец, хоть он и ветхозаветный персонаж. Клеопатра отдаётся библейскому герою
из-за его чудесных волос - источника могущества Самсона. Это также может означать
поражение египтян в войне с римлянами. Далее в песне описывается смерть
Клеопатры.

Remove her, send the cheetahs to the tomb


Our war is over, our queen has met her doom
No more, she lives no more, serpent in her room
No more, he has killed Cleopatra, Cleopatra

Клеопатру прогони и гепардов схорони


Наша кончена война, её смерть уже в пути
Больше не жива она, змей пробрался в палату
Больше не жива она, он убил Клеопатру, Клеопатру

По легенде Клеопатра кончает жизнь самоубийством, отравив себя змеиным ядом. Но


змей также мог искусить её, заставить поддаться силе противника. Это и послужило
причиной её смерти/грехопадения. Во второй части трека современная Клеопатра
готовится к трудовому дню: красится, наряжается.

She's working at the pyramid tonight


Working at the pyramid
Working at the pyramid tonight
Working at the pyramid

Она трудится у пирамиды ночью


Трудится у пирамиды
Трудится у пирамиды ночью
Трудится у пирамиды

Пирамида - символ иерархии. Царица Клеопатра была на вершине, проститутка


Клеопатра находится в самом низу. Она, как крестьяне и рабы Древнего Египта,
участвует в постройке властных отношений. Рассказчик на этот раз предстаёт нам в
роли сутенёра, который её использует. Да, нелегка земная жизнь.

Тут следует отстраниться от самой песни и указать на то, почему же этот сюжет всё-
таки мифологический. Мы с вами уже знаем, что древние египтяне, а уж тем более их
правители, не были чернокожими. Более того, как замечает американский учёный-
классицист Мэри Лефковиц, предки Клеопатры были греками македонянами, а её
родной язык был греческий. Единственный член её семьи, чья родословная
неизвестна - бабка по отцовской линии. Но так как греки всегда сторонились
чужеземцев, принято считать, что она тоже гречанка.

Теперь песня становится ещё трагичнее. Получается, предки героини скорее всего
тоже работали на пирамидах, тоже были в самом низу иерархии. Перед нами снова
миф о Золотом веке человечества, миф о потерянном рае.

Теперь выводы делаем мы

К афроцентризму можно относиться по-разному. Скорее всего, ещё до прочтения этой


статьи, люди консервативных или же либеральных взглядов уже всё для себя решили.
Первые будут презирать и критиковать, вторые - жалеть и оправдывать. Всё равно
нужно закончить мысль. Итак, предлагаю разделить эту тему на три секции:
художественную, историческую и политическую.
Как художественные произведения, работы афроцентристов, безусловно, ценны. Они
вдохновили целые поколения музыкантов, писателей и режиссёров. Что касается
вклада афроцентризма в историческую науку, то он равен нулю или даже
отрицательному числу. Их открытия не основываются на надёжных источниках,
интерпретации не выдерживают критики, а сами исследователи даже не скрывают
того, что преследуют политические цели. Здесь мы сталкиваемся с главной
проблемой афроцентризма - эта идеология враждебна европейской культуре и самим
европейцам.

Особенно это ощутимо в странах, где нескольким этничностям приходится уживаться


на одной територии. Создаётся ситуация, при которой одна группа постоянно
претендует на ресурсы другой. Нередко такое распределение закрепляется
законодательно. К примеру в США этой политике уже почти 60 лет, а что у них с
равенством и братством - мы видим сами.

20 век служит примером, как делать не надо и почему rape-and-revenge narrative -


очень опасная штука. Идеологии, которые находят себе козла отпущения в лице
этнической, классовой или религиозной группы, как правило, оставляют после себя
горы трупов. Но это уже проблемы белых людей.