Вы находитесь на странице: 1из 15

УДК 9;908

С.Б. Скоробогатов

ДЕЙСТВИЯ АВИАЦИИ 4-Й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ НАД


КЕРЧЬЮ В ПЕРИОД ПОДГОТОВКИ КРЫМСКОЙ
СТРАТЕГИЧЕСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ 1944 г.

AVIATION ACTIONS OF THE 4TH AIR ARMY ABOVE KERCH IN


THE PERIOD OF PREPARATION OF THE CRIMEAN STRATEGIC
OFFENSIVE OPERATION 1944

,
Аннотация: Проведено исследование боевого пути 4-й воздушной армии
во время подготовки к Крымской наступательной операции в период с октября
1943 по апрель 1944 гг. Обозначены структура, цели и задачи действий
воздушной армии в исследуемый период.
Ключевые слова: 4-ая воздушная армия, освобождение Крыма.
Annotation A study of the combat route of the 4th Air Army during the
preparation for the Crimean offensive operation in the period from October 1943 to
April 1944 was conducted. The structure, goals and objectives of the actions of the
air army in the period under study are indicated.
Keywords: 4th Air Army, liberation of the Crimea.

Вопросы подготовки стратегической операции по освобождению Крыма


от немецко-фашистских захватчиков поднимались как российскими, так и
зарубежными исследователями. Среди наиболее фундаментальных работ
выделяем: А.В. Исаев, Н. Глухарев, О.В. Романько, Д.Б. Хазанов «Битва за
Крым», В.М. Кононенко «Керченская-Эльтигенская десантная операция»,
А.Я. Кузнецов «Большой десант», Г.А. Литвин, Е.И. Смирнов «Освобождение
Крыма», А.В. Неменко «Черноморский флот в годы войны. 1941-1945»,
С.Н. Ткаченко «Весна освобождения»; A. Hillgruber «Оборона Крыма», R.
Forczyk «Где вырастали железные кресты: Крым 1941-1944». Боевой путь 4-й
воздушной армии освещался в статьях А.А. Симонова. Справочный материал
взят из работы М. Быкова «Советские асы 1941-1945» и мемуаров
командующего 4-й ВА К.А. Вершинина «Четвёртая воздушная», фондов
ЦАМО РФ, документов ОПА и 4-й ВА.
Однако, несмотря на фундаментальность перечисленных работ,
недостаточно изученным остается вопрос об участии авиации 4-й ВА в период
подготовки операции по освобождению Крыма.
Хронологические рамки – октябрь 1943 – апрель 1944 гг. обусловлены
тем, что именно в этот период были созданы предпосылки к началу
освободительной операции, происходило накопление сил и средств армии для
освобождения Крыма.
В настоящее время мирное небо над крымским полуостровом
обеспечивает 4-я Краснознамённая армия ВВС и ПВО России, являющаяся
исторической правопреемницей 4-й ВА СССР, сформированной 22 мая 1942 г.
на базе управления и соединений ВВС Южного фронта. Первым командующим
воздушной армией был назначен генерал-майор авиации Константин
Андреевич Вершинин. С сентября 1942 года по май 1943 года командовал 4-й
ВА генерал-майор авиации Николай Фёдорович Науменко. В мае 1943 г.
генерал-майор авиации К.А. Вершинин вновь назначен командующим 4-й ВА,
теперь входившей в состав Северо-Кавказского фронта [2 с. 803; 6, с. 83].
На основании директивы Ставки ВГК от 15 ноября 1943 г. на базе
полевого управления Северо-Кавказского фронта и войск 56-й армии была
создана ОПА второго формирования, которая непосредственно подчинялась
Ставке ВГК.
Перед ОПА были поставлены задачи по форсированию Керченского
пролива, переправе на плацдармы Керченского полуострова своих соединений
и частей, а также провести подготовку наступательной операции с целью
освобождения Крыма [2 с. 658; 5 с. 112].
В октябре 1943 г. в состав 4-й ВА входило около 650 самолётов всех
типов:
– 229-я ИАД в составе 42-го ГИАП, а также 88-го, 249-го и 790-го ИАП;
– 329-я ИАД, в составе 57-го и 101-го ГИАП и 66-й ИАП;
– 230-я ШАД в составе 7-го и 43-го ГШАП, 210-го ШАП, а также 979-го и
863-го ИАП;
– 214-я ШАД, состоящая из 190-го, 622-го, позднее 502-го ШАП и 805-го
ИАП;
– 132-я БАД в составе 63-го ГБАП, 244-го, 277-го БАП, 46-й ГНЛБАП и
889-й НЛБАП, а также 366-й ОРАП и несколько корректировочных эскадрилий
и эскадрилий связи [3 с. 137; 4 с. 408-411.].
После завершения Новороссийско-Таманской стратегической
наступательной операции 9 октября 1943 года перед командованием 4-й ВА
были поставлены следующие задачи:
– поддержать наземные части в проведении десантных операций на
керченском полуострове;
– обеспечить воздушное прикрытие наземных частей при форсировании
Керченского пролива на Таманском полуострове;
– обеспечить транспортную блокаду на немецко-румынских войск на
воздушных линиях в Крым;
– уничтожать вражеские самолёты в воздухе и на аэродромах, а также
военную инфраструктуру противника в тылу;
– проводить разведку предстоящего фронта боевых действий,
накапливать материально-технические ресурсы в прифронтовой полосе,
проводить обучение пополнения и организовать взаимодействие с ВВС ЧФ и
другими родами войск красной армии;
– вести подготовку наступательной операции с целью освобождения
Крыма [3 с. 20; 4 с. 15-17].
В период со 2 по 7 октября 1943 г. авиация 4-й ВА сфотографировала все
побережье Керченского полуострова от мыса Казантип до Феодосии на глубину
3-6 км от берега. Дешифровка снимков показала, что оборона побережья
Чёрного и Азовского морей была насыщена огневыми средствами и в основном
представляла собой систему опорных пунктов, хотя серьезных оборонительных
сооружений не было. Кроме того, порты были усилены береговой и
противотанковой артиллерией, побережье минировано и обнесено
проволочными ограждениями. Авиаразведка обеспечила все крупные штабы
наземных, морских и воздушных соединений фотографиями мест предстоящей
высадки советских войск [4 с. 79]. Также было вскрыто наличие и
расположение сухопутных войск противника на Керченском полуострове на
глубину до Турецкого вала. В первую очередь, это расположение
артиллерийских, миномётных и зенитных батарей, а, во вторую, вражеские
аэродромы, прожектора береговой и противовоздушной обороны.
Стратегическая обстановка на фронте складывалась в пользу Красной
армии. В результате Мелитопольской наступательной операции,
проводившейся с 26 сентября по 5 ноября 1943 года, войскам 4-го Укр.Ф. под
командованием генерала армии Толбухина Фёдора Ивановича, удалось
захватить Северную Таврию и отрезать немецко-румынские войска в Крыму от
остальных сил.
В Крыму была сосредоточена сравнительно небольшая группировка
вражеских войск. Переброска отступающих частей с Таманского полуострова
на север Крыма, запашка аэродромных полей и уничтожение инфраструктуры в
Керчи позволили советскому командованию предположить, что враг готовиться
оставить Керченский полуостров, а затем и весь Крым. Однако, 27 октября
1943 г. Гитлером принято окончательное решение удерживать Крым по
политическим мотивам [2, с. 656]. На Керченском полуострове оборонялись
части 98-й немецкой пехотной, 6-й румынской кавалерийской и 3-й румынской
горнострелковой дивизий, до 10 отдельных частей и команд 17-й армии
противника. На побережье были развёрнуты 56 артиллерийских и миномётных
и 23 зенитные батареи. Войска поддерживались авиацией 4-го воздушного
флота и морскими силами. В Крыму противник имел 470 самолётов [1, с. 282].
Воздушная обстановка, как и наземная, благоприятствовала проведению
десантной операции по вторжению в Крым. Слабым звеном операции были
транспортно-десантные возможности ЧФ.
Замысел операции заключался в высадке трёх СД 56-й А на Еникальском
плацдарме, северо-восточнее и восточнее Керчи на главном направлении и
одной СД 18-й А на Эльтигенском плацдарме, южнее Камыш-Бурун на
вспомогательном направлении. После захвата плацдармов войска должны были
сходящимся ударами овладеть восточной частью Керченского полуострова с
портами Керчь и Камыш-Бурун.
С 1 ноября 1943 г. авиация 4-й ВА подавляла объекты обороны
противника в районе высадки на вспомогательном направлении за расширение
плацдарма, захваченного между озёрами Тобечикское и Чурубашское в районе
Эльтигена, южнее Керчи.
Затем, с 3 ноября, авиация 4-й ВА поддерживала десант на основном
направлении в районе высадки Опасная – Рыбный промысел.
При слабом противодействии ЧФ, противник блокировал Эльтигенский
плацдарм с моря. Число немецких самолётов на аэродромах Керченского
полуострова возросло с 60 до 200, а количество задействованных в блокаде БДБ
увеличено. В итоге, уже начиная с 3 ноября перевозки войск, техники и
боеприпасов на Эльтигенский плацдарм стали непрерывно сокращаться и к 9
ноября — полностью прекратились, хотя отдельные катера всё же прорывались
к десантникам.
Ил-2 в первые дни операции обеспечили поддержку десанту в боях за
удержание захваченного плацдарма. У-2 бесперебойно обеспечивали
продовольствием и боеприпасами методом сбрасывания грузов. Более 80 %
вылетов штурмовиков и 100 % вылетов дневных бомбардировщиков 4-й ВА
приходилось на обеспечение поддержки Эльтигенского десанта [4, с. 394].
Отсутствие мощной радиостанции у Эльтигенского десанта не позволяло штабу
4-й ВА своевременно выполнять заявки на подавление целей, а плотность
боевого соприкосновения с противником вынуждало наносить удары по целям,
находящимся на некотором удалении от переднего края своих войск [7, л. 56].
В течение 11 ноября 14 Ил-2 нанесли два удара по БДБ в Керченском
порту, в результате чего, германское командование было вынуждено вывести
свой флот из акватории порта.
Самый заметный успех штурмовой авиации достигнут 19 ноября 1943 г.
В этот день осуществлён совместный авиационный удар по порту Камыш-
Бурун силами ВВС ЧФ и 4-й ВА, где из 10 находившихся БДБ, 4 получили
серьёзные повреждения. Но главное, что в результате это налёта погиб
германский вице-адмирал Густав Кизерицки (Gustav Kieseritzky), занимавший
пост Адмирала Чёрного моря. Вместе с ним погиб командир дозоров в
Керченском проливе корветтен-капитан Пильцекер, ещё двое офицеров
получили тяжёлые ранения. Скорее всего, заслуга в обезглавливании немецкого
флота на Чёрном море принадлежит пилотам Ил-2 из 190-го ШАП или
гвардейцам 7-го Гв.ШАП, которые в это время штурмовали зенитные средства
на берегу, прокладывая дорогу к баржам. К 6 декабря Эльтигенский плацдарм
был оставлен, хотя авиация ещё сутки имитировала его снабжение и вела
боевую работу по позициям противника.
В результате десантных операций на Керченский полуостров советским
войскам удалось расширить Еникальский плацдарм, совершенствовать его в
инженерном отношении и заниматься боевой подготовкой.
Основным истребителем на вооружении частей 4-й ВА был уже
устаревший ЛаГГ-3, значительно уступавший немецкому «Мессершмитту» Bf
109G-6 из JG52 действовавшей на этом участке фронта. Выбора у пилотов
«ЛаГГов», к сожалению, не было, им рекомендовалось лишь вести бои с
«Мессершмиттами» на виражах в горизонтальной плоскости, где шансы сторон
несколько выравнивались. Лучше обстояли дела у летчиков 42-го ГИАП,
поскольку «Як-1» считался более удачной машиной [1, с. 276].
Главной ударной силой в борьбе за господство в воздухе над Керченским
проливом должна была стать только что сформированная 329-я ИАД в составе
57-го ГИАП, 66-го ИАП и 101-го ГИАП, на американских самолётах Р-39
«Аэрокобра».
Отметим, что 926-й ИАП и 103-й ШАП вообще не участвовали в боевых
действиях в этот период. Некоторые другие полки, вооружённые также, уже
устаревшими самолётами ЛАГГ-3 и Як-1, также практически не привлекались к
боевым вылетам. Штаб воздушной армии располагался на Таманском
полуострове глубоко в тылу советских войск.
После 9 ноября выносной пункт управления от 4-й ВА был организован
на Еникальском плацдарме в Крыму. Его резервом являлась «группа Князева»,
3-я эскадрилья 88-го ИАП, базировавшаяся на единственном в Крыму
прифронтовом аэродроме «Опасная», названного в честь ближайшего посёлка.
Очень разным был уровень подготовки лётного состава – наряду с
наличием опытных пилотов, накопивших значительный боевой опыт в небе над
Сталинградом в сражениях на Кавказе и Кубани, поступило большое
количество молодых лётчиков из запасных авиаполков, которые даже не могли
самостоятельно поднять самолёт в воздух. Для обучения «новичков» боевые
полки получали очень мало авиационного бензина или не получали его вообще.
Согласно докладам ВНОС, советские истребители, несмотря на
численное превосходство, во многих случаях вели атаки нерешительно, давали
вражеской авиации отбомбиться по советским войскам. Имелись проблемы со
слётанностью экипажей и организацией боевого взаимодействия. Однако более
серьёзной проблемой, сказавшейся на результатах, являлись ограниченные
ресурсы по топливу и расходу летного ресурса, который в ноябре 1943 г. не
превышал один полко-вылет в день для истребительных полков.
С 24 января для нанесения ударов по частям ОПА на аэродром Багерово
перебазировалась штурмовая группа II./SG2, оснащённая истребителями-
штурмовиками Fw-190. Эти самолёты использовались для атак наземные
позиции, а после сброса бомб активно атаковали истребители 4-й ВА.
Положительным опытом являлось наличие наземной радиолокационной
станции РУС-2 «Пегматит» на Таманском полуострове, что способствовало
контролю за воздушной обстановкой над Керченским проливом. Это позволяло
не держать постоянно истребители в воздухе, расходуя горючее и моторесурс, а
перехватывать бомбардировщики дежурными группами [4, с. 75]. Однако
прохождение информации по инстанциям занимало столько времени, что
дежурные группы получали приказ на взлёт, когда вражеская авиация уже
бомбила наши позиции.
Действия штурмовой авиации, в отличие от истребительной, в целом
оценивались положительно, отмечалась самоотверженность, с которой
наносили удары экипажи Ил-2. Основной претензией к штурмовой авиации
были недостатки в организации её применения, отсутствие тактического
взаимодействия с пехотой. Выполняя заявки наземных частей, штурмовая
авиация использовалась не массированно и часто по случайным целям [4, с.
395]. Применение штурмовой авиации наряду с артиллерией оказало заметное
влияние на поддержку Эльтигенского плацдарма.
Наличие в районе Керчи плотных порядков зенитной артиллерии разных
калибров вынуждало применять бомбардировочную авиацию главным образом
по ночам. 889-й НЛБАП на лёгких бомбардировщиках У-2, и 46-й ГНЛБАП –
женский, работали с большим напряжением, совершая по несколько вылетов за
ночь. Эти полёты через Керченский пролив совершались для снабжения
советских десантников, подавления вражеской ПВО и изнурения войск
противника, прямой материальный ущерб от них оставался минимальным [6, с.
116].
При наличии трёх полков на современных американских самолётах А-20
«Бостон», (в советских документах встречаются названия модификаций А-20б,
А-20ж, Б-3) имевшихся в 132-й БАД, относительно регулярно использовался
только 63-й БАП с экипажами, обученными полётам по ночам. Также по ночам
эпизодически применялись ДБ-3 из 367-го БАП. В целом бомбардировочная
авиация, по сравнению со штурмовой, сыграла незначительную роль.
Кроме того, почти все аэродромы на Таманском полуострове и Кубани
имели грунтовое покрытие, что делало их эксплуатацию очень зависимым от
капризов погоды и серьёзно влияло на интенсивность использования авиации.
Бетонные полосы имелись на аэродромах в Краснодаре и станице Крымской,
которые находились далеко от линии фронта.
С февраля до начала марта авиация занималась завоеванием
превосходства в воздухе, прикрытием своих наземных войск, боевой
подготовкой.
С марта 1944 г. 4-я ВА сосредоточила основные усилия на решении
неотложных задач, таких как: прикрытие советских войск, причалов на берегах
Керченского пролива и аэродромов, а также на воздушной разведке объектов
вражеской инфраструктуры, железнодорожных станций и аэродромов в Крыму.
Командующий 4-й ВА К.А. Вершинин большое внимание уделял
материально-техническому обеспечению предстоящих боевых действий.
Планировалось, что по мере продвижения советских войск в глубь Керченского
полуострова, авиация должна была постепенно перебазироваться на новые
аэродромы, реализуя тактику «воздушного наступления». В установленные
командованием сроки на Еникальском плацдарме восточнее Керчи были
сосредоточены запасы топлива, масел, различные виды боеприпасов и
авиационно-технического имущества, а также продовольствия. К весне на
Керченский полуостров переправили до двух тысяч человек личного состава
обслуживающих частей и технику, необходимую для обеспечения боевой
работы авиации [3, с. 75].
К весне 1944 г. советской авиации удалось добиться превосходства в
воздухе над Керченским проливом. С этого времени надводным кораблям
противника не удавалось зайти в восточную часть Чёрного моря, а прибрежные
коммуникации у восточных берегов Крыма стали крайне опасными для
вражеских конвоев. Благодаря действиям советской авиации в исследуемый
период было уничтожено и повреждено 112 самолётов, около 70 танков, 260
автомашин, 13 прожекторов, 121 артиллерийская и миномётная батареи,
разрушены различные склады, доты и блиндажи, а также убито около 4 тысяч
солдат противника. В ходе операции по уничтожению кораблей и плавсредств
противника были потоплены 26 немецких БДБ, 6 сторожевых катеров, один
паром типа «Зибель» и нанесены повреждения 41 БДБ, 11 сторожевым катерам,
4 баржам и одному торпедному катеру [4, с. 438].
В течении марта 1944 г. Авиацией 4-й ВА выполнено 3228
самолётовылетов. В воздушных боях потеряно 48 самолётов и заявлено об
уничтожении 91 самолёта противника.
В течении первых 10 дней апреля, до начала наступления войск ОПА в
Крымской стратегической наступательной операции авиацией 4-й ВА
выполнено 1699 самолётовылетов. Потери составили 2 самолёта против 9
уничтоженных самолётов противника [8, с. 13, 26].
Всего за пять месяцев боёв над Керченским полуостровом советская
авиация понесла потери в количестве 84 самолётов, потерянных от огня
вражеской авиации и зенитной артиллерии, а также на стоянках аэродромов.
Было организовано боевое взаимодействие с ВВС ЧФ, командующий
генерал-лейтенант Василий Васильевич Ермаченков. Для поддержки действий
4-й ВА привлекались до 100 самолётов истребительной и штурмовой авиации, а
также несколько разведывательных эскадрилий. В основном они занимались
прикрытием Кавказского побережья, кораблей и катеров ЧФ.
Кроме того, для снабжения войск на Еникальском плацдарме,
использовались приданные 4-й ВА 9-й ОАП ГВФ (группа И.Я. Сегедина) и
часть сил 1-й АД ДД (группа К.А. Бухарова) на самолётах Ли-2.
К началу освобождения Крыма лётчики надежно прикрывали советские
войска на Керченский полуострове и были готовы обеспечить дальнейшее их
продвижение на запад. Всё это способствовало успеху Крымской
стратегической наступательной операции в апреле-мае 1944 года.
В ночь на 11 апреля с небольшого плацдарма началось наступление
Отдельной Приморской армии и освобожден город и порт Керчь. Победное
знамя взвилось на горе Митридат.
О тяжести и ожесточённости боёв при обороне и освобождении Керчи
свидетельствует тот факт, что за эти бои 146 человек были удостоены высокого
звания Героя Советского Союза, а 21 воинская часть и соединение были
удостоены почётного звания «Керченские».

Источники и литература

1. Вершинин К.А. Четвёртая воздушная: (Командующий армией Герой


Советского Союза Главный Маршал авиации К.А. Вершинин. Лит. запись
Н.М. Борискина). М.: Воениздат, 1975. 348 с.
2. Исаев А.В. Битва за Крым 1941–1944 гг. / А.В. Исаев, Д. Хазанов,
О.В. Романько. М.: Эксмо 2017. 896 с.
3. Кононенко В.М. Керченско-Эльтигенская десантная операция (31
октября - 10 декабря 1943 г.) / кап. I ранга В. М. Кононенко; Гл. штаб Воен.-
Мор. Сил Ист. отд-ние. Москва : Воен. изд-во, 1954. 204 с.
4. Кузнецов А.Я. Большой десант. Керченско-Эльтигенская операция.
М.: Вече, 2011. 464 с.
5. Литвин Г.А. Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г. – май 1944 г. ) /
Г.А. Литвин, Е.И. Смирнов. Документы свидетельствуют. М.: Агентство
«Кречет», 1994. 144 с.
6. Ткаченко С.Н. Крым 1944. Весна освобождения, М., 2014. 528 с.
7. ЦАМО, Фонд: 449, Опись: 0009921, Дело: 0005, Лист: 57-58
8. ЦАМО, Фонд: 449, Опись: 0009921, Дело: 141, Лист: 13

Sources and Literature

1. Vershinin K.A. The fourth air: (Army commander, Hero of the Soviet
Union, Air Force Marshal KA Vershinin. Lit. Record, NM Boriskina). M .: Voenizdat,
1975. 348 p.
2. Isaev A.V. Battle of the Crimea in 1941-1944 / A.V. Isaev, D. Khazanov,
OV Romanko. M .: Eksmo 2017. 896 p.
3. Kononenko V.M. Kerch-Eltigen landing operation (October 31 - December
10, 1943) / cap. I rank V. M. Kononenko; Ch. Headquarters Military. – Mor. Forces
East. detachment – Moscow: Military. publishing house, 1954. 204 p.
4. Kuznetsov A.Ya. Great landing. Kerch-Eltigen operation. M : Veche, 2011.
464 p.
5. Litvin G.A. Liberation of the Crimea (November 1943 - May 1944) /
G.A. Litvin, E.I. Smirnov. Documents show. M : Agency "Krechet", 1994. 144 p.
6. Tkachenko S.N. Crimea 1944. Spring of Liberation, M., 2014. 528 p.
7. TsAMO, Fund: 449, Description: 0009921, Case: 0005, Sheet: 57-58
8. TsAMO, Fund: 449, Registry Name: 9921, Case: 141, Sheet: 13

Список сокращений

А – армия
АД ДД – авиационная дивизия дальнего действия
Аэрокобра – американский истребитель Bell P-39 Airacobra, поставлявшийся в
СССР по программе Ленд-лиза
БАД – бомбардировочная авиационная дивизия
БАП – бомбардировочный авиационный полк
БДБ – быстроходная десантная баржа
Бостон – американский самолёт Douglas A-20 Havoc / DB-7 Boston,
поставлявшийся в СССР по программе Ленд-лиза, применялся как штурмовик,
бомбардировщик, торпедоносец
ВА – воздушная армия
ВВС – военно-воздушные силы
ВНОС – воздушное наблюдение, оповещение и связь
ГБАП – гвардейский бомбардировочный авиационный полк
ГВФ – гражданский воздушный флот
ГИАП – гвардейский истребительный авиационный полк
ГНЛБАП – гвардейский ночной легкобомбардировочный авиационный полк
ГШАП – гвардейский штурмовой авиационный полк
ДБ-3 (Ил-4) – дальний бомбардировщик, разработанный в ОКБ
С. В. Ильюшина.
ИАД – истребительная авиационная дивизия
ИАП – истребительный авиационный полк
Ил-2 – советский самолёт-штурмовик созданный в ОКБ С.В. Ильюшина
ЛаГГ-3 – советский самолёт-истребитель созданный в ОКБ С.А. Лавочкина,
М.И. Гудкова,В.П. Горбунова
НЛБАП – ночной легкобомбардировочный авиационный полк
ОАП – отдельный авиационный полк
ОПА – отдельная приморская армия
ОРАП – отдельный разведывательный авиационный полк
ПВО – противовоздушная оборона
РЛС – радиолокационная станция
РУС-2 – радиоуловитель самолётов, название советской наземной
радиолокационной станции
РФ – Российской Федерации
СД – стрелковая дивизия
СССР – Союз Советских Социалистических Республик
Ставка ВГК – Ставка Верховного Главнокомандования, чрезвычайный орган
высшего военного управления, осуществлявший в годы Великой
Отечественной войны стратегическое руководство Советскими Вооружёнными
Силами.
У-2 – советский многоцелевой самолёт созданный под руководством Н.
Н. Поликарпова
Укр.Ф. – Украинский фронт
ЦАМО – Центральный архив Министерства обороны
ЧФ – Черноморский флот
ШАД – штурмовая авиационная дивизия
ШАП – штурмовой авиационный полк
Як-1 – советский самолёт-истребитель созданный в ОКБ А. С. Яковлева
Bf 109G – Messerschmitt Bf.109 немецкий самолёт-истребитель
Fw-190 – Focke-Wulf FW-190 немецкий самолёт-истребитель

Список топонимов

Багерово – аэродром в поселке Ленинского района Крыма


Еникале – Ени-Кале крепость в Крыму на берегу Керченского пролива
Казантип – мыс на берегу Азовского моря в северо-восточной части Крыма
Камыш Бурун – морской порт на берегу Керченского пролива, совр.
п. Аршинцево
Митридат – гора географический центр г. Керчь, выс. 91,4 м
Опасная – микрорайон города Керчи, расположен на берегу Керченского
пролива
Рыбный промысел – микрорайон города Керчи, расположен на берегу
Керченского пролива, севернее крепости Еникале, между п. Жуковкой и
п. Опасная
Тархан – мыс на берегу Азовского моря в северо-восточной части Керченского
полуострова
Тобечикское – (Тобечик) солёное озеро на юге Керченского полуострова
Турецкий вал – насыпной вал и ров, система древних оборонительных
сооружений на Керченском полуострове, расположен в районе сел
Новоотрадное, Горностаевское и Белинское.
Чурубашское – солёное озеро на востоке Керченского полуострова
Эльтиген – совр. п. Героевское, расположено на берегу Керченского пролива,
на юге от Керчи

Сергей Борисович Скоробогатов, аспирант исторического факультета


кафедры истории России Таврической академии (СП)
ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет
имени В.И. Вернадского»
(г. Симферополь)

Sergey Borisivich Skorobogatov,graduate student history faculty


Chair of Russian History Tavricheskaya Academy (SS)
«V.I. Vernadsky Crimean Federal University»
(Simferopol)