Вы находитесь на странице: 1из 16

Поэты озёрной школы

Озёрная школа (англ. Lake Poets) — наименование группы английских поэтов-


романтиков конца XVIII — первой половины XIX , названная так по месту деятельности
её важнейших представителей: Вордсворта, Кольриджа и Саути. Последние, образовав
тесный дружеский кружок, воспевали на берегах озёр северной Англии — Камберланда и
Уэстморленда (другое название этой школы — лейкисты, от англ. lake — озеро)
чарующую прелесть безыскусственной жизни на лоне живописной природы.
Озёрная школа явилась протестом против классицизма XVIII века, с его риторической
напыщенностью, и возникла отчасти под влиянием немецких романтиков. Отвергнув
рационалистические идеалы просвещения, поэты Озёрной школы противопоставили им
веру в иррациональное, в традиционные христианские ценности, в идеализированное
средневековое прошлое. Вордсворт и друзья его, бывшие в молодости рьяными
республиканцами и приверженцами французской революции, делаются на «озёрах»
строгими тори, недолюбливающими критического отношения к существующему
государственному строю.
Развитие романтизма в Англии связано также с историческими условиями развития
Европы в первой половине 19 века. Большое влияние на литературу оказала несомненно
великая французская революция и война Англии против Наполеона, а также внутренние
общественно-политические отношения. Обстановка в стране была крайне неспокойной.

В первые послевоенные годы (1815-1816)  происходит падение жизненного уровня


народных масс, учащаются экономические кризисы. В Англии происходит подъем
демократического движения (1816-20-е гг.), в волнениях широко участвуют фабричные
рабочие. В среде интеллигенции многие выступают с критикой капиталистического строя,
появляются сочинения социалиста-утописта Р. Оуэна. Конец 20-х начало 30-х гг. также
отмечен новым обострением классовой борьбы. Возникают крупные профсоюзные
организации рабочих – тред-юнионы, например, великий национальный союз 
прядильщиков. Все это влияет и на своеобразие мироощущения писателей.
Для английского романтизма характерна сосредоточенность на проблемах развития
общества и человечества в целом, острое ощущение  противоречивости, даже
катастрофичности исторического процесса. В то время как в Германии по преимуществу
романтизм был связан с областью философии, этики и эстетики.
Идеи и настроения английского романтизма были предвосхищены в поэзии Уильяма
Блейка, а также в сентиментализме и предромантизме. Непосредственно романтическое
мироощущение в английской литературе представлено различными художниками,
которые образуют разные течения в едином русле английского романтизма. Так, поэтами
«озерной школы» идеализируется старина, добуржуазные, патриархальные отношения,
представлено неприятие современного промышленного общества, воспевается природа,
простые, естественные чувства. Другие настроения характерны для творчества Байрона и
Шелли. Это настроения борьбы и протеста. Двух поэтов объединяет политический пафос,
резкое отрицательное отношение к существующему строю, сочувствие к угнетенным и
обездоленным. В поэзии прежде всего Байрона представлено и чувство трагической
безысходности, мотивы «мировой скорби».
Иным предстает творчество другого английского романтика Вальтера Скотта. Он автор
романтических поэм на средневековые сюжеты и основоположник жанра исторического
романа в европейской литературе.
По-иному оформляются романтические тенденции в творчестве Джона Китса, входившего
в группу «лондонских романтиков» (Хант, Лэм и др.). В его поэзии представлена красота
мира природы и человека, первоочередное место занимает тема любви. Т.о., английский
романтизм также неоднороден по своему составу. В нем оформляются и соседствуют
различные эстетические романтические тенденции.
В конце 18 – начале 19 веков на северо-западе Англии сложилось идейное и творческое
содружество поэтов, которые впоследствии будут названы поэтами «озерной школы» —
лейкистами (от англ слова лейк — озеро), т.к. северо-запад Англии считается Озерным
краем (Камберленд).  Это такие поэты-романтики, как Уильям Вордсворт, Роберт
Саути, Сэмюэль Тейлор Кольридж.  Они отвергли идеалы Просвещения и по существу
осуществилив английской поэзии романтическую реформу.
Уильям Вордсворт (1770 — 1850)
На поэта громадное влияние оказала Великая французская революции, который
практически был ее очевидцем, т.к. в 1792 году он уезжает в Париж. Именно в это время
рождаются такие произведения, исполненные демократизма и гуманизма, как поэмы
«Вина и Скорбь» (1794) , «Разоренная хижина» (1795, трагедия «Пограничные жители»
(1796), роман в стихах «Прелюд» и др. Особенно известен стал сборник «Лирические
баллады» (1798 год), вызвавший подлинный переворот в литературе той поры. В
поэтическую ткань баллад поэт вводит и разговорный язык крестьян северо-запада
Англии, по существу производя подлинную реформу в области литературного языка того
времени. Вордсворт сделал героями своих баллад простых людей – представителей
низших сословий – фермеров, батраков, безработных. Он правдиво рисует разорение
миллионов мелких фермеров, показывает страдания бедняков. Однако он верен
религиозно-пуританским  догмам. Проповедует учение церкви о непротивлении злу
насилием. Это видно в таких балладах, как «Мальчик-идиот», «Цыгане» и др.
Эстетические взгляды поэта сыграли историческую роль в становлении романтизма в
Британии и США. В то время можно было получить Высшее образование и
закончить магистратуру в Англии было очень не просто. Предисловие ко второму
издание  «Лирических баллад» (1800 год) традиционно считается манифестом романтизма
в Англии. Вордсворт утверждает превосходство Воображения над просветительским
Разумом. Доказывает, что Фантазия и Интуиция помогают неизмеримо глубже постичь
суть вещей и характеров, чем это может сделать наука, обобщая факты. Вордсворт
утверждает, что поэты, это своего рода пророки (учителя), которые несут моральную
ответственность за судьбы своих сограждан. Он говорит о моральном
усовершенствовании. О мудром невмешательстве в «дела неправедные». Важна мысль
поэта о том, что постижение красоты природы приводит к постижению красоты Бога. Т.о.,
Вордсворт отчасти верен  идеалам средневековых философов. Сельская жизнь мыслится
им в слиянии с прекрасной и вечной природой. Вот почему сельские жители могут стать
примером первозданных страстей человеческих, оттого поэт и изображает их и сельскую
природу в своих произведениях.
Сэмюэль  Тейлор Кольридж (1772 — 1834)
В студенческие годы поэт также находится под властью сильных впечатлений от
французской революции 1789-94 гг. и политических событий в самой Англии. Вместе с
Робертом Саути, также поэтом «озерной школы», он собирается уехать в Америку и
основать там коммуну равных и свободных тружеников «Пантисократию». В 1793 году
Кольридж пишет эклогу «Огонь, Голод и Резня», в которой прославляет демократов
своего времени – Пристли, Шеридана, Годвина. В 1795 г. Он выступает с политическими
лекциями в Бристоле, пытается разоблачить политику правительства Вильяма Пита-
младшего.
После 1797 года в сознании поэта происходит разочарование в результатах Французской
революции. Он уезжает в Германию, где изучает классическую немецкую философию,
знакомится с творчеством немецких романтиков.  Свои мысли Кольридж облекает в
поэтическую форму и пишет оду «Уныние», где выражает собственное мироощущение.
Кольриджа интересует эстетика средневековья. Он обращается к искусству английских
поэтов средних веков, ищет здесь подтверждение своим эстетическим и этическим
идеалам. Он также проповедует необходимость учиться у творцов народных баллад,
считает, что нужно применять живой, разговорный язык в художественных
произведениях.
Наиболее известны такие произведения Кольриджа, как баллада «Сказание старого
морехода» (1798 год), поэма «Кристабель» (была неокончена, но издана по настоянию
Байрона в 1816 году), незавершенная поэма «Кубла-хан» (1816 г.). В этих произведениях
довольно отчетливо представлена тема роковой разобщенности людей, неизбывного
одиночества личности, ужасающей «Жизни в смерти». Эта тема в разных вариантах
пройдет через всю мировую литературу.
Роберт Саути (1774 — 1843)
В ранний период своего творчества Роберт Саути также вдохновлен великой франц.
Революцией. В своих ранних произведениях он обращается к историческим событиям
героического характера. Так, в поэме «Уот Тайлер» (1789) основана на событиях
Крестьянской войны 1381 года. Поэт обращается к героической личности, создавая, по
сути, в литературе один из типов романтического героя. Такова по своему внутреннему
характеру и пьеса «Жанна д Арк», где всем известная история французской героини
приобретает иное звучание. Поэт осуждает экспансию англичан во времена столетней
войны, т.о. разоблачая современную ему политику Англии в отношении наполеоновской
Франции. Саути так же, как и Кольридж, обращается к средневековью, его истории и
литературе. Многие его произведения написаны на средневековые или восточно-
романтические темы – «Талаба-разрушитель» (1801), «Проклятие Кегамы» (1810),
«Родерик, последний из готов» (1814). Немало в произведениях Саути и мифологической
фантастики: им используются образы ведьм, чертей, русалок.
Саути становится придворным поэтом-лауреатом, за что был не раз осуждаем. Так,
Байрон и Шелли иронизируют над его поэзией: «Столько сонной скуки было в его стихах
и прозе»,- писал Шелли. В 1809 году поэтов «озерной школы» раскритиковал Байрон в
своей статье «Английские барды и шотландские обозреватели». Он осуждал Саути и
называл его ренегатом. Саути он высмеивает за лакейское угодничество перед
королевской семьей, считает его продажным реакционным писакой. Однако мы не будем
выносить приговор поэтам «озерной школы», т.к. они внесли немалый вклад в
английскую поэзию и мировое сознание.
Шелли, Перси Биш
Биография
Шелли, Перси Биш (Shelley, Percy Bysshe) (1792-1822), один из ведущих английских
поэтов-романтиков. Родился 4 августа 1792 в Филд-Плейс (графство Суссекс), был
старшим из семерых детей состоятельного землевладельца Т.Шелли, впоследствии
возведенного в баронеты. После сравнительно безоблачного раннего детства мальчик
учился в школах Сайон-Хаус близ Лондона (1802-1804) и Итон (1804-1810); в октябре
1810 поступил в Юниверсити-колледж Оксфордского университета. Он много читал, живо
интересовался логикой, этикой, метафизикой и критикой христианства и сдружился с
Т.Дж.Хоггом (1792-1862), который разделял многие его увлечения. В начале 1811 они
анонимно выпустили брошюру под названием «Необходимость атеизма» (The Necessity of
Atheism), в которой утверждали, что бытие Божие нельзя обосновать рационально.
Юношей исключили 25 марта 1811 за упорное нежелание ни признать свое авторство, ни
отказаться от него.
Покинув отчий кров, Шелли избавился от родительской опеки. Между отцом и не
оправдавшим надежд сыном возникла размолвка. Шелли ее усугубил, тайно бежав в конце
августа с Гарриет Уэстбрук (одноклассница его сестер,вскоре он женится на ней в
Эдинбурге). Он ездил по Шотландии, Англии, Ирландии и Уэльсу, нигде не задерживаясь
подолгу, по-прежнему много читал и с мыслью о близящемся освобождении человечества
одну за другой публиковал брошюры.
В 1812 Шелли познакомился с автором «Исследования о политической справедливости»
У.Годвином и философом Дж.Ф.Ньютоном, разрабатывавшим далекие от канонических
теории религии и морали; каждый из них оказал огромное влияние на мировоззрение
Шелли и на всю его дальнейшую жизнь. Гарриет родила ему дочь Ианту, но семейная
жизнь не налаживалась. Встреча поэта в июле 1814 с Мэри Уолстонкрафт Годвин,
дочерью его почитаемого наставника в философии, привела семью к окончательному
развалу. В конце июля влюбленные уехали во Францию, оттуда в Швейцарию. В
результате преждевременных родов Гарриет в декабре у Шелли появился сын Чарлз.
Через три месяца и Мэри родила их первого ребенка (он умер в младенчестве). В начале
1816 у нее родился сын Уильям, а завершился год самоубийством Гарриет, после чего
буквально в эти же дни, 30 декабря, Шелли и Мэри поженились.
Последний год жизни в Англии Шелли болел, боролся с нуждой и пребывал в
подавленном состоянии. В марте суд отказался отдать ему детей Гарриет на воспитание.
Он помогал Мэри писать «Франкенштейна» (1818), принял под свой кров и опеку ее
сестру Клер Клермонт, родившую от Байрона внебрачную дочь, и с появлением на свет в
октябре дочери Клары в пятый раз стал отцом.
Долгожданный отъезд в Италию весной 1818 не изменил их кочевого образа жизни. Едва
ли между Миланом и Неаполем найдется большой город или морской курорт, где бы
семейство Шелли не останавливалось на протяжении последних четырех беспокойных лет
его жизни. В Венеции умерла Клара; в Неаполе Шелли удочерил младенца Елену - она
прожила пять месяцев; в Риме умер Уильям; во Флоренции Мэри родила четвертого
ребенка, Перси; наконец в Пизе семья прожила в относительном покое большую часть
1820-1822.
8 июля 1822 Шелли, его друг лейтенант Э.Э.Уильямс и матрос Ч.Вивиан отплыли из
Ливорно на новой парусной шлюпке Шелли «Дон Жуан» на прогулку вдоль побережья.
Во второй половине дня налетел шторм, примерно в десяти милях от Виареджо фелюга из
Ливорно, по-видимому, столкнулась со шлюпкой и потопила ее. Находившиеся в шлюпке
утонули, их сильно покалеченные тела через некоторое время прибило к берегу. Лорд
Байрон, Ли Хант и Э.Дж.Трелони 13 августа торжественно сожгли на костре тела Шелли и
Уильямса. В начале 1823 прах Шелли захоронили на протестантском кладбище в Риме,
рядом с могилой погребенного незадолго до того Д.Китса.
Библиография
1810, весна-- издан первый роман Шелли, «Застроцци»
1810-- издание первого сборника стихов Шелли (совместно с его сестрой Элизабет)
«Подлинные стихотворения Виктора и Казиры»
1810, ноябрь-- издание «Посмертных фрагментов Маргарет Никольсон»
1810, декабрь-- издание романа «Сент-Ирвин, или Розенкрейцер»
1811, февраль-- анонимное издание брошюры «Необходимость атеизма»
1812, февраль-апрель-- памфлеты «Обращение к ирландскому народу», «Декларация
прав»
1813, май-- выход в свет поэмы «Королева Маб»
1814-- выход брошюры Шелли «Опровержение деизма»
1816, февраль-- выход в свет поэмы «Аластор»
1817, ноябрь-- написание памфлета «Обращение к народу по случаю смерти принцессы
Шарлотты»; выход в свет «Лаона и Цитны»; по требованию издателей поэма была изъята
из продажи, пересмотрена Шелли и под новым заглавием, «Восстание Ислама»,
опубликована в январе 1818 г.
1818, июль-- окончание работы над поэмой «Розалинда и Елена»(напечатана весной
1819г.)
1818, осень-- работа над поэмой «Юлиана и Маддало», окончание 1 акта
«Освобожденного Прометея»
1819, март-апрель--написание 2 и 3 актов «Освобожденного Прометея»
1819, лето-- работа над трагедией «Ченчи» (напечатана в 1820 г.)
1819, осень-- написание сатиры «Питер Белл Третий», трактата «Философский взгляд на
реформу»; окончание «Освобожденного Прометея»(опубликован в августе 1820 г.)
1820, июль-август-- написаны «Ода к Свободе», «Жаворонок», «Письмо к Марии
Гисборн»
1820, август-октябрь-- написаны «Ода к Неаполю», поэма «Атласская волшебница»,
сатира «Эдип Тиран, или Тиран-Толстоног»
1821, январь-февраль-- работа над поэмой «Эпипсихидон»(напечатана анонимно в мае
1821 г.)
1821, февраль-март-- Шелли работает над трактатом «Защита Поэзии»
1821, май-июнь-- написание поэмы «Адонаис», посвященной памяти Китса( напечатана в
июле 1821 г.)
1821, октябрь-- написание поэмы «Эллада»(опубликована в феврале 1822 г.)
1822-- работа над неоконченной исторической трагедией «Карл Первый»
1822, май-июнь--Шелли пишет поэму «Торжество жизни»
Концепция Поэзии
Если говорить в общем плане, то для Шелли поэзия была воплощением воображения. Что
же такое воображение в понимании автора? Под воображением Шелли понимал вид
умственной деятельности, который, как из элементов, составляет из мыслей (что бы их ни
порождало) новые мысли. Можно сделать вывод, что поэзия для Шелли-- это то, что
воплощает новые мысли человека, то, что помогает ему развиваться, а не стоять на месте,
а учитывая тот факт, что поэзия--ровесница человеку (по Шелли), можно сделать вывод,
что для автора, нынешнее состояние человека-- результат поэзии. Таким образом, поэзия
переводит мысли из теории на практику.
Поэзия возникает не беспричинно. Для рождения поэзии необходимы более высокие
предметы, которые могли бы ее восхищать. В цивилизованном обществе такими
причинами восхищения могут послужить сам общественный человек с его радостями и
страстями.
Автор критически относится к суеверию. Причиной этого является то, что суеверие
считает поэзию атрибутом пророчества. Точка зрения Шелли же прямо противоположна --
поэзию он ставит на первое место, а к пророчеству относится как к ее атрибуту.
По мнению Шелли, грамматические формы, выражающие время, место и лицо, в высокой
поэзии могут быть без ущерба заменены другими. В качестве примеров автор приводит
Эсхила и Данте.
Слова, краски, формы, религиозные и гражданские обряды Шелли называет средствами и
материалами поэзии. Поэзию, в более ограниченном смысле этого слова, автор понимал
как особенным образом построенную, прежде всего ритмическую, речь. Шелли
утверждает, что во внутренней природе человека заложена потребность к такой речи,
причем очень сильная. Автор объясняет это тем, что такая речь проистекает из самой
природы языка, а язык более непосредственно выражает наши внутренние движения и
чувства, способен к более разнообразным и тонким сочетаниям, чем краски, формы и
движение. По мнению Шелли, язык возник по воле воображения и всецело относиться к
области мысли, он более гибок и лучше подчиняется той потребности, которая его
создала. Язык, в представлении автора, является зеркалом, отражающим свет, который
оно должно распространять; краски, формы и движение же являются всего лишь облаком,
которое этот свет заслоняет. Поэтому высказывание Шелли о том, что слава музыкантов,
живописцев и скульпторов никогда не могла сравниться со славою поэтов, вполне
логично. Таким образом, Шелли ограничил значение слова «поэзия» тем искусством,
которое является более привычным и наиболее совершенным выражением поэтического
начала.
Отличительной чертой поэзии, по мнению автора, является поэтическая речь,
выделяющаяся равномерным и гармоническим чередованием звуков. Этому чередованию
Шелли отводит большую роль: без него, как утверждает автор, поэтическую речь нельзя
называть поэзией, а для восприятия оно почти столь же необходимо, как и слова. Поэтому
автор считает тщетным переводить поэзию, переносить ее из одного языка в другой.
Шелли отмечает возникновение размеров, т.е. некой традиционной системы речевой
гармонии. Однако автор пишет, что для соблюдения гармонии, «являющейся душой
поэзии», поэту вовсе не обязательно приспособлять свой язык к этим традиционным
формам.
Шелли называет поэму картиной жизни, изображающей то, что есть в ней вечно
истинного, и утверждает, что время усиливает очарование поэзии, раскрывая все новые и
все более прекрасные грани вечной истины, которые в этой поэзии заключены. Если
повесть автор, говоря об отдельных фактах, называет зеркалом, которое затуманивает и
искажает то, что должно было быть прекрасно, то поэзию Шелли определяет как зеркало,
которое дивно преображает то, что искажено.
Как утверждает автор, поэзии неизменно сопутствует наслаждение и «все, на кого она
снизошла, становятся восприимчивы к мудрости, примешанной к этому наслаждению».
По мнению Шелли, в раннюю пору человечества ни поэты, ни их слушатели не отдавали
себе вполне отчета в том, насколько прекрасна поэзия, т.к. в ее действии есть что-то
«непостижимое и божественное, выходящее за пределы сознания». Только позднейшие
поколения, как полагал автор, могут увидеть и измерить «могучие причины и следствия
во всей мощи и всем великолепии их слияния».
Автор подробно описывает то, как поэзия воздействует на человека. По мнению Шелли,
поэзия пробуждает и обогащает ум человека, приподнимая завесу над скрытой красотой
мира, помогая увидеть все с другой стороны. При этом поэзия не создает, а лишь
воспроизводит образы, озаряя их своим «неземным» светом. Но, как утверждает автор,
заблуждения относительно того, как способствует поэзия нравственному
совершенствованию человека, способствуют складыванию у людей мнения о ее
безнравственности. С точки зрения Шелли, чтобы быть добрым человеком, необходимо
иметь живое воображение, т.к. человек должен уметь поставить себя на место другого.
Поэзия, как пишет автор, расширяет сферу воображения, эту «способность, являющуюся
нравственным органом человека».
Шелли считает драму той формой, где способно сочетаться наибольшее число различных
средств поэтического выражения; именно в ней можно наблюдать связь поэзии с
общественным благом. Поэтому не удивительно, что наивысшему расцвету драмы
соответствует наилучший общественный порядок.
Автор указывает на необходимость поэзии, которая усиливается во времена, «когда
вследствие господства себялюбия и расчета количество материальных благ растет
быстрее, чем способность освоить их согласно внутренним законам человеческой
природы». Поэзия призвана вызвать в умах стремление подчинить все известному
порядку и ритму, которые можно назвать красотой и добром.
* «Поэзия есть действительно нечто божественное. Это одновременно и центр и сфера
познания; то, что объемлет все науки, и то, чем всякая наука должна
поверяться….Поэзия-- это прекрасное лицо мира, его лучший цвет.»
«Поэзия-- это летопись лучших и счастливейших мгновений, пережитых счастливейшими
и лучшими умами. Мы улавливаем в ней мимолетные отблески мыслей и чувств, порою
связанных с известным местом или лицом, иногда относящихся к нашей внутренней
жизни; эти отблески возникают всегда непредвиденно и исчезают помимо нашей воли, но
они возвышают душу и несказанно нас восхищают: так что к желанию и сожалениям,
которые они по себе оставляют, примешивается радость,-- ибо такова их природа.»
*-- здесь и далее--цитаты из трактата «Защита Поэзии», которые я решила поместить в
таком виде, как они есть.
Концепция Поэта
Позволю себе начать с того, что Шелли считает всякий самобытный язык, еще близкий к
своему источнику, поэмой, находящейся в хаотическом беспорядке. Поэтому не
удивительно, что каждого автора на заре человеческого общества Шелли считает поэтом,
способным воспринимать истинное и прекрасное, т.е. то лучшее, что заключено, во-
первых, в отношении между существованием и восприятием, а во-вторых, между
восприятием и выражением.
Для Шелли поэты являются не только творцами языка и музыки, танца и архитектуры,
скульптуры и живописи; с точки зрения автора они несут более важные функции.
Создатели законов, основатели общества, изобретатели ремесел и наставники, «до
некоторой степени сближающие с прекрасным и истинным то частичное осознание
невидимого мира, которое называется религией»-- это поэты в понимании Шелли. Автор
утверждает, что поэты, в зависимости от времени и страны, «именовались некогда
законодателями или пророками». Для Шелли же поэты-- это люди, которые совмещают в
себе обе эти роли, потому что они способны видеть нстоящее таким, каким оно является
на сомом деле, они обнаруживают законы, по которым это настоящее должно
управляться; поэты могут увидеть в настоящем будущее. Но в тоже время автор не
называет их пророками, не говорит, что поэты могут предсказывать будущее так же
уверенно, как «они чувствуют его дух». Шелли считает, что поэт причастен к «вечному,
бесконечному и единому» и что работа поэта, его замыслы не вписываются ни в какие
рамки времени или места.
Деление на поэтов и прозаиков является, по мнению автора, грубым заблуждением, а
деление на философов и поэтов -- чересчур поспешным. В качестве примера Шелли
приводит Платона, которого автор считает поэтом, указывая на правдивость и
великолепие его образов, благозвучие языка, принимая во внимание то, что Платон отверг
размеры, принятые для эпоса, драмы и лирической поэзии, т.к. стремился к гармонии
мыслей, независимых от формы и действия, и не стал изобретать какого-либо
определенного нового ритма, которому он мог бы подчинить разнообразные паузы своей
речи. Шелли вообще считал поэтом каждого, кто совершает переворот в области мысли, и
не только потому, что творит новое, или потому, что его слова вскрывают вечные
соответствия «сущего через образы, причастные к жизни истины», но и потому, что он
пишет гармоническими и ритмическими периодами, заключающими в себе главные
элементы стиха, «отзвука вечной музыки бытия». Однако, по мнению автора, те великие
поэты, которые пользовались традиционными размерами ради формы и действия своих
произведений, не менее способны постигать и проповедовать истину, чем те, кто эти
формы отбросил.
Судить же поэта, принадлежащего всем временам, как утверждал Шелли, могут только
равные ему люди, т.е. избранные Временем из числа мудрейших поколений.
Автор отмечает у поэтов способность видеть в человеке вечную гармонию, не смотря на
пороки человека, которые являются лишь временным облачением. Таким образом,
внутренняя красота не может остаться незамеченной для поэта.
Шелли говорит о том, что произведения поэтов принадлежат всему миру и всем временам.
В связи с этим, автор утверждает, что поэт не должен излагать свои собственные понятия
о хорошем и плохом, которые обычно принадлежат его времени и стране. В противном же
случае поэт просто опускается до толкователя результатов, он уже не может
воздействовать на эпоху.
Шелли утверждает, что даже величайший поэт не может произвольно создать стоящее
произведение. Автор говорит о том, что поэтическая сила рождается где-то внутри и наше
сознание не способно предугадать его появление. Когда поэты начинают сочинять,
вдохновение находиться уже в более низкой степени, поэтому величайшие создания
поэзии, известные миру, вероятно, являются лишь слабой тенью первоначального замысла
поэта.
*«Поэты- жрецы непостижимого вдохновения; зеркала, отражающие исполинские тени,
которое грядущее отбрасывает в сегодняшний день; слова, выражающие то, что им самим
непонятно; трубы, которые зовут в бой и не слышат своего зова; сила, которая движет
другими, сама оставаясь недвижной.
Поэты-это непризнанные законодатели мира.»

Заключение
Проанализировав трактат П.Б.Шелли «Защита Поэзии», могу сказать в заключении о моем
полном согласии с точкой зрения Н.Я.Дьяконовой(«Английский романтизм») о том, что
мысли Шелли о значении поэзии и воображения чрезвычайно близки основам
романтической эстетики. Я думаю, что этот трактат можно рассматривать как протест
автора против современной ему обстановки, когда для людей были свойственны
расчетливость и любовь к деньгам.
Из трактата мы увидели, что Шелли приписывает поэзии величайшую, почти магическую
силу, выявляющую скрытую красоту мира и позволяющую увидеть его знакомые
очертания в новом свете. Но, тем не менее, Шелли никогда не ассоциировал высокого
предназначения поэзии с божественной волей и промыслом(аналогичную мысль
высказывала Н.Я.Дьяконова ). Как мне показалось, автор трактата колебался между
обожествлением поэзии и определением ее как воплощение воображения.
Нельзя не отметить влияния на Шелли поэтов, принадлежащих к греческой
древности(Гомер, Эсхил, Софокл, Платон) и и европейскому Возрождению (Данте,
Петрарка, Бокаччо, Кальдерон, Шекспир и Мильтон).
В своей книге «История английской литературы» А.Аникст говорит о том, что Шелли
видел революционное движение как движение, которое не отвергает ни фантазии, ни
воображения в искусстве. Тогда вполне логично, что Шелли видел революционного поэта,
который исходит не только из настоящего, но и из будущего, которое он может постичь
посредством своего воображения и идеал которого он может рисовать своим
современникам.
Хочу закончить на том, что, как мне показалось, все написанное Шелли в трактате , как о
поэзии, так и о поэте, имеет своей причиной гражданские мотивы автора.
Джон Китс
Биография
Джон Китс (англ. John Keats; 31 октября 1795, Лондон — 23 февраля 1821, Рим) — третий
(наряду с Байроном и Шелли) великий поэт младшего поколения английских романтиков.
Джон Китс родился в семье содержателя платной конюшни (пункта по прокату лошадей).
Он был первенцем у Томаса Китса (род. ок. 1775) и Фрэнсис Китс, урождённой
Дженнингс (род. 1775). Затем последовали братья Джордж (1797—1841), Томас (1799—
1818), Эдвард (1801—1802) и сестра Фрэнсис Мэри (Фанни) (1803—1889).
16 апреля 1804 года в результате несчастного случая погиб отец Китса. Всего через два
месяца, 27 июня 1804 года, мать Китса Фрэнсис вступила в новый брак с Уильямом
Роллингсом. Этот брак оказался неудачным, и дети поселились у родителей матери в
Энфилде (к северу от Лондона).
В августе 1803 года Джон поступил учиться в частную закрытую школу преподобного
Джона Кларка (также в Энфилде).
В марте 1810 года от туберкулёза умерла мать Китса, и в июле опекунами осиротевших
детей были назначены Джон Науленд Сэнделл и Ричард Эбби. В 1816 году после смерти
Сэнделла единственным опекуном стал Ричард Эбби, чаеторговец по профессии.
Китс, лишившийся родителей на 15-м году жизни, был отправлен в Лондон для изучения
медицины; он не мог позволить себе получить университетское образование и даже не
имел возможности заняться классическими языками. Глубокое проникновение духом
эллинизма пришло в поэзию Китса интуитивно, так как он мог читать греческих поэтов
только в переводе. Вскоре Китс оставил занятия медициной в лондонских госпиталях и
сосредоточился на литературе. Он увлекался творчеством Спенсера и Гомера и стал
одним из членов небольшого кружка, в который входили критик Ли Хант, бывший
неофициальным его руководителем, а также Уильям Хэзлит, Хорэс Смит, Корнелиус Уэбб
и Джон Гамильтон Рейнольдс. Консервативные критики вскоре уничижительно окрестили
кружок «Cockney school», то есть школа простонародных авторов. Шелли, хоть он и был
человеком знатного происхождения, был также близок к этому кружку.
Стесненные денежные обстоятельства сделали жизнь Китса в этот период крайне трудной;
он от природы был человеком болезненным, и его организм был ослаблен под давлением
нужды. Много душевных страданий причинила ему его любовь к Фанни Браун,
своенравной красавице, не соглашавшейся выйти за него замуж, пока он не составит себе
положение в обществе. В 1817 г. К. издал первую книжку лирических стихов, а в
следующем году — большую поэму «Endymion». Близкие друзья тотчас же оценили его
высокое дарование и оригинальность, но журнальная критика с непонятным озлоблением
напала на дебютирующего поэта, обвиняя его в бездарности, аффектации и отсылая его в
«аптекарскую лавочку готовить пластыри». Особенной свирепостью в этой кампании
против Китса отличились консервативные журналы «Quarterly Review» и «Blackwood»;
статьи авторитетного в то время критика Джифорда были полны грубыми насмешками,
что не могло не ранить психику впечатлительного, темпераментного поэта.
Существовавшее долгое время мнение, что жизнь поэта «угасла от журнальной статьи»
(«snuffed out by an article», по выражению Байрона), сильно преувеличено, но несомненно,
что нравственные переживания, среди которых нападки критики сыграли главную роль,
ускорили развитие чахотки, которой страдали в его семье. В 1818 году Китса отправили
на зиму в южный Уэльс, где он ненадолго поправился и много писал; однако болезнь
скоро возобновилась с прежней силой, и он стал медленно угасать. Он сознавал это и
отражал в своих одах и лирических стихотворениях меланхоличное настроение уходящей
молодости и таинственную торжественность перехода от жизни к смерти. В 1820 г. Китс
уехал, в сопровождении своего друга, художника Северна, в Италию, где ему суждено
было провести последние месяцы своей жизни. Его письма и последние стихотворения
исполнены благоговейным культом природы и красоты. Незадолго до смерти поэта вышла
его третья книга его стихов, содержавшая наиболее зрелые его произведения
(«Гиперион», «Изабелла», «Канун святой Агнессы», «Ламия»). Она была очень тепло
принята читателями, однако Китсу уже не суждено было об этом узнать: он скончался 23
февраля 1821 г. Поэт похоронен на Римском протестантском кладбище; на могильном
камне вырезана написанная им самим эпитафия: «Здесь лежит тот, чье имя было
начертано на воде» («Here lies one whose name was writ in water»).
Поэзия Китса привнесла в английский романтизм новый для того времени элемент
эллинизма, а также культ красоты и гармоничного наслаждения жизнью. Во всей своей
силе эллинизм Китса сказался в двух его больших поэмах: «Эндимион» и «Гиперион», а
также в стихотворении «Ода к греческой вазе».
В «Эндимионе», разрабатывающем миф о любви богини луны к пастуху, Китс обнаружил
неисчерпаемое богатство фантазии, переплетая между собой множество греческих легенд
и присоединяя к ним более сложные, спиритуалистические поэтические построения.
Запутанность фабулы и сложность эпизодов сильно затрудняет чтение поэмы, но
отдельные места — преимущественно лирические отрывки — принадлежат к числу
лучших страниц во всей английской поэзии. Замечательны в этом отношении гимн Пану,
глубоко проникнутый пантеизмом (II песнь), и песнь индийской девушки (IV песнь),
переходящая от воспевания грусти к буйному гимну в честь Вакха. Неудержимое
влечение Эндимиона к неведомой богине, явившейся ему во сне, тоска и отчужденность
от земных связей, временное увлечение земной красавицей, оказывающейся воплощением
его бессмертной подруги, и конечное единение с последней — все это символизирует для
поэта историю человеческой души, свято хранящей в себе образ вечной красоты и
ищущей воплощение своего идеала на земле.
«Гиперион» — незаконченная поэма о торжестве олимпийских богов над
предшествовавшим им поколением титанов, более строга по форме и полна глубокого
трагизма. Речи побежденных титанов, в особенности пламенные воззвания непокорной
Теи, воплощающей величие гибнущих титанов, напоминают наиболее вдохновенные
эпизоды «Потерянного Рая» Мильтона. В «Оде к греческой вазе» Китс воспевает вечность
красоты, как ее видит художник. Во всех этих поэмах Китс отразил эстетическую теорию,
навеянную духовной близостью с античным миром, и сформулировал её в следующем
стихе: «Красота есть правда, правда — красота; это все, что человек знает на земле и что
он должен знать». Наряду с эллинизмом, выражающимся в культе красоты, в его поэзии
обнаруживается и элемент мистицизма: поэт видит в красоте природы символы иной,
более высокой, вечной красоты. Все оды Китса («Ода к соловью», «К осени», «К
меланхолии») носят спиритуалистический характер, что характерно также для его
греческих поэм. Однако особенно сильно сказывается тревожное, слегка мистическое
настроение поэта в его балладах, таких как «Канун святой Агнессы», «Изабелла» и
другие. Здесь он разрабатывает мотивы народных поверий и окружает их поэтическим
ореолом, покоряющим воображение читателя.
После смерти Китса значение его для английской поэзии преувеличивалось его
поклонниками и оспаривалось его противниками; долгое время его творчество связывали
с литературным кружком, из которого он вышел. Нападки на него делали те, кто метил в
так называемую «Cockney-School» Ли Ханта. На самом деле он связан был с этой группой
только личной дружбой. Критика следующих поколений, чуждая подобных
предубеждений, осознала это и оценила гений Китса и достоинства его поэзии. Ныне ему
отводится место в английской литературе наравне с Байроном и Шелли, хотя его стихи
заметно отличаются от стихов последних по настроению и внутреннему содержанию.
Если Байрон олицетворял «демонизм» в европейской поэзии, а Шелли был адептом
пантеизма, то Китсу принадлежит создание глубоко-поэтического направления, где
внимание поэта концентрируется на внутреннем мире человека. Последователями Китса
стали, через 30 лет после его смерти, поэты и художники прерафаэлитской школы в лице
Россетти, Морриса и других, чье творчество способствовало возрождению английской
поэзии и изобразительного искусства.
Библиография
1814 — сонет «Как голубь из редеющего мрака…» («As from the darkening gloom a silver
dove…»), написанное по случаю смерти бабушки.
1816 — сонет «К одиночеству» (O Solitude! if I must with thee dwell,..), стихотворения: «Я
вышел на пригорок — и застыл» (I stood tip-toe upon a little hill…) и «Сон и Поэзия» (Sleep
and Poetry).
1817 — первая книга — «Стихи» (Poems), посвящённая Ханту.
1818 — поэма «Эндимион» (Endymion), поэма «Изабелла, или Горшок с базиликом»
(Isabella, or The Pot of Basil).
1819 — романтическая поэма «Канун Святой Агнессы» (The Eve of St. Agnes).
1819 г. — «Ода Психее» (Ode to Psyche), «Ода Соловью» (Ode to Nightingale), «Ода
греческой вазе» (Ode on a Grecian Urn), «Ода Меланхолии» (Ode to Melancholy), «Ода к
праздности» (Ode to Indolence) и «Ода к Осени» (To Autumn), поэма «Ламия» (Lamia),
«Гиперион» (Hyperion).
Интересные факты
Джон Китс является вдохновителем и действующим персонажем (в виде ИскИна) цикла
научно-фантастических произведений Дэна Симмонса "Песни Гипериона".
Список литературы:
1. Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907)
2. История зарубежной литературы ХIХ века (Под редакцией Н.А.Соловьевой)
3. Поэзия английского романтизма. М. : Художественная литература, 1975. 
4. Ш Шелли П.Б. Письма. Статьи. Фрагменты. М., 1972
5. Ш Аникст А. История английской литературы. М., 1956
6. Ш Аникин Г.В., Михальская Н.П. История английской литературы. М., 1975
7. Ш Дьяконова Н.Я. Английский романтизм. М., 1978
8. см. Колесников Б. И. Джон Китс. // История зарубежной литературы XIX в. — М.
«Просвещение», 1972.
9. В цикле романов «Песни Гипериона»
10. Jeffrey N. Cox. Poetry and Politics in the Cockney School
11. Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Китс,_Джон