Вы находитесь на странице: 1из 97

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………..……………….3
1. Формирование немецкого языка ……………………………………….........5
2. Современный немецкий язык……………….……………………...……….18
3. Австрийская Республика…...……………………………………………….26
3.1. История развития языка в Австрии………………………….………28
3.2. Структура языка в Австрии…………………………...……………..32
3.3. Фонетический строй австрийского немецкого языка…………..…..34
3.4. Грамматический строй австрийского немецкого языка...……….....42
3.5. Лексический строй австрийского немецкого языка.…..……..…….45
3.5.1. Особенности словообразования.…..……..……. .…..……..………..50
3.5.2. Лексические заимствования………………………………………….52
4. Швейцарская Конфедерация………………………………………………..54
4.1. Языковая ситуация в Швейцарии …………………………………...57
4.2. Структура языка в Швейцарии ……………………………………...61
4.3. Немецкий язык в Швейцарии …………………………………….....63
4.4. Фонетический строй швейцарского немецкого языка …………….68
4.5. Грамматический строй швейцарского немецкого языка ………….77
4.6. Лексический строй швейцарского немецкого языка …………...….81
5. Княжество Лихтенштейн…...……………………………………………….85
5.1. Языковая ситуация в Лихтенштейне...................................................87
5.2. Особенности немецкого языка в Лихтенштейне ……................…..92
6. Литература…………………………………………………………………...95

2
ВВЕДЕНИЕ

Вопрос о национальных вариантах немецкого языка на территории


Швейцарии, Австрии и Лихтенштейна до сих пор вызывает интерес у
современных как зарубежных, так и отечественных языковедов. Интенсивное
изучение национальных вариантов немецкого языка в последние десятилетия
ставит перед лингвистами новые задачи. Вопрос о распространении немецкого
языка является актуальным, так как в современном языкознании активно
разрабатывается проблема соотношения нормативности и варьирования с
учетом всего спектра факторов, которые регулируют употребление языка.
Языковеды давно столкнулись с необходимостью углубленного и
всестороннего изучения проблем языковой вариативности. Социальная
лингвистика как один из разделов науки о языке во многом зависит как от
развития социума, так и от конкретных общественных условий,
стимулирующих проведение тех или иных социолингвистических
исследований. В настоящее время возродилось внимание к национальным
культурам и языкам, реализуется стремление разных народов расширить
социальные функции национальных языков, повысить их роль в социальной
жизни разных языковых общностей.
Цель настоящего пособия – ознакомить и расширить знания об
основных аспектах каждого национального варианта немецкого языка.
Последнее десятилетие можно считать новым этапом развития
социолингвистики, в сферу проблем изучения включены такие крупные темы,
как двуязычие и многоязычие, языковая вариативность и социальное
расслоение говорящих. Важной особенностью языковой ситуации в
большинстве стран является значительное расширение употребления обиходно-
разговорного языка во всех его разновидностях, от сближающихся с диалектом
до приближающихся к литературному языку. Региональный вариант обиходно-

3
разговорного языка в процессе коммуникации нередко приобретает особую
функциональную нагрузку. Пособие условно разделено на две части. Первая
часть является теоретической, где были раскрыты следующие вопросы:
1. формирование немецкого языка;
2. современный немецкий язык.
Вторая часть включает в себя три раздела:
1. Австрийская Республика;
2. Швейцарская Конфедерация;
3. Княжество Лихтенштейн.
Стоит отметить, что в работе было уделено внимание таким аспектам, как:
 краткий очерк о государстве, где немецкий язык является официальным;
 структура языка в одном из государств;
 фонетический, грамматический и лексический строи национального
варианта языка.

4
1. Формирование немецкого языка
Каждый национальный язык представляет собой совокупность
разнообразных явлений, например литературный язык, просторечие,
территориальные и социальные диалекты, жаргоны. В различные исторические
эпохи изменяется представление о литературности-нелитературности, то есть
нормативности-ненормативности и в первую очередь это связано с процессами
развития и изменениями литературного языка. Проблема формирования
немецкого литературного языка и его исторических взаимоотношений с
территориальными диалектами получила в отечественной и зарубежной
лингвистике всестороннюю трактовку. Национальный язык, как известно,
является исторической категорией и формируется в процессе образования
нации на основе территориальных диалектов, вступая с ними в сложные
отношения, на разных этапах своего развития. Длительное сохранение
феодальной раздробленности и общей отсталости развития Германии в период
позднего Средневековья был обусловлен, прежде всего, медленным процессом
образования немецкого национального языка, чем в других европейских
государствах, который распространялся в целом от XIV до XIX веков. Если
основы письменной нормы национального немецкого языка были заложены в
XVI веке, то унификация разговорного языка высшей прослойки общества
могла считаться законченной только во второй половине XIX века.
Экономическая и политическая раздробленность Германии, и недостаточная
динамика развития межтерриториальных связей и отношений, отсутствие
единого центра, все эти обстоятельства стояли на пути унификации
разговорного немецкого языка.
Почти все современные языки имеют свою собственную многовековую
историю. Немецкий язык не является исключением, и свое начало берет еще с
раннего Средневековья.

5
Первым, кто пытался поделить историю немецкого языка на периоды,
принято считать немецкого филолога Я. Гримма. Он полагал, что историю
языка можно разделить на следующие основные периоды [22]:
1. Древневерхненемецкий (Althochdeutsch) 750-1050гг.
2. Средневерхненемецкий (Mittelhochdeutsch) 1050-1350гг.
3. Ранненововерхненемецкий (Frühneuhochdeutsch) 1350-1650 гг.
4. Нововерхненемецкий (Neuhochdeutsch) с 1650г. и до настоящего
времени.
В 1822 году лингвисту удалось сформулировать и исследовать закон о первом
передвижении германских согласных (Erste Lautverschiebung). Данный
фонетический процесс заключался в изменении индоевропейских смычных
гласных. В результате исследований, принято выделять три ряда изменений,
которые произошли в этот период времени [2].

ПЕРВЫЙ РЯД: ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПРИДЫХАТЕЛЬНЫХ


Передвижение Пример
bh → b (санскр.) bhratar → Bruder (нем.)
dh → d (пра-и.е.) medhjos → medius (лат.)
gh → g (пра-и.е.) ghans → gans (др.-в.-нем.)

ВТОРОЙ РЯД: ОГЛУШЕНИЕ ЗВОНКИХ


Передвижение Пример
b→p (пра-и.е.) dheubus → dēop (др.-англ.)
d→t (пра-и.е.) dwoh → twā (др.-англ.)
g→k (пра-и.е.) ĝónu → kné (др.-сканд.)

ТРЕТИЙ РЯД:  ПЕРЕХОД ГЛУХИХ СМЫЧНЫХ В СООТВЕТСТВУЮЩИЙ СПИРАНТ

Передвижение Пример
p→f (лат.) pēs, pedis → Fuß (нем.)
6
t→þ (лат.) tertius → third (англ.)
k→h (лат.) canis → Hund (нем.)

Передвижение Пример
sp → sp (лат.) spuere → spew (англ.)
st → st (лат.) stāre → stehen (нем.)
sk → sk (лат.) curtus → scurz (д.в.н.)
pt → ft (лат.) captus → hafts (гот.)
kt → ht (лат.) noctis → nahts (гот.)

Вслед за первым передвижением согласных, было описано и второе


(Zweite Lautverschiebung). Второе передвижение согласных является фонетико-
морфологическим процессом в германских языках, где возникли
южнонемецкие диалекты, и появилась разграничительная линия между верхне-
и нижненемецкими диалектами (Benrather Linie).

7
8
В истории немецкого языка ключевую роль играет и такая личность как
Мартин Лютер. В 20-е годы 16-го столетия ему удалось сделать перевод
Библии, вследствие чего начал развиваться нововерхненемецкий язык.
Реформатор считал, что Слово Божье должны читать и понимать не только
сливки общества, но и простые крестьяне. Мартин Лютер навсегда будет связан
с формированием единого национального немецкого языка. В 1517 году он
сформулировал 95 тезисов, где описал свои видения новой христианской веры
на латинском языке, вследствие чего произошел раскол церковной
организации. Последующие события в обществе того времени вызвали
необходимость перевода Библии, так как именно Священное Писание
считалось уже одним из видов агитационной литературы движения
Реформации Лютера. Он подчеркивал, однако, что не создал язык заново, а
только зафиксировал его, что он стоял не в начале, а в середине векового
развития языка. М. Лютер писал: «У меня нет обособленного, определенного
своего языка в немецком, но мне нужен общий немецкий язык, чтобы меня
понимали все немцы» [43]. В историю немецкой общественной мысли Мартин
Лютер вошел и как деятель культуры — как реформатор образования, языка,
музыки. Он не только испытал на себе влияние культуры Возрождения, но в
интересах борьбы с папистами стремился использовать народную культуру и
многое сделал для ее развития [51]. При переводе Библии за основу был взят
саксонский канцелярит. В этот промежуток времени было выпущено также
большое количество агитационной литературы именно на данном варианте
немецкого языка. Литература распространялась стремительно, так как было
изобретено уже книгопечатание, и вследствие этого, образовывались первые
нормы литературного немецкого языка. Так, согласно анализу, который был
проведен В. В. Наумовым, появляются новые фонологические
противопоставления, которые были замечены в переводах Лютера. Основными
изменениями можно считать, например, то, что графемы <o> и <u> вследствие
9
умлаутизации становятся <ö> и <ü>. Дифтонг [ae] получает три способа
написания ei, ey, y, что касается двух других дифтонгов [ao] и [əø], то они еще
не имели соответствующего графического выражения на письме, и поэтому
были определены Лютером, как монографы <ö> Böme, <u> - upghan [23]. Также
одной из особенностей для немецкого языка того времени являлось появление
графемы <sch>. Что касается долготы и краткости гласных, Лютер обозначал их
тремя способами:
1. Вводятся сдвоенные графемы после кратких гласных «settede»,
«krüppet»;
2. используется «немой» <h> в поствокальной позиции, который
будет обозначать долготу предшествующего гласного, например
«upqhan»;
3. долгота гласного будет обозначаться с помощью геминант, то есть
удвоенным согласным, «seer» [23].
Кроме фонологического уровня, также был изменен и лексический состав
языка. Благодаря текстам Лютера в немецком языке начали появляться новые
слова и выражения, которые в дальнейшем зачастую конечно употреблялись
только в литературе высокого стиля и поэзии. Примером таких слов могут
послужить Machtwort, Ebenbild, friedfertig. Появляются новые коннотации
определенных слов (anfahren, verfassen, fromm), что способствует явному
расширению лексической системы языка. Хотелось бы отметить, что также
М. Лютеру удалось внести вклад и в образование устойчивых словосочетаний,
которые до сих пор являются часто употребляемыми:
1. «Stein des Anstoßes» – «камень преткновения»;
2. «ein Dorn im Auge» – «как бельмо на глазу»;
3. «sein Licht unter den Scheffel stellen» – накрыть свою свечу
сосудом (аллюзия к библейскому изречению: «И, зажегши свечу, не

10
ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» Мф.
5:15).

11
В унификации немецкого языка в XVI-XVII вв. сыграли важную роль
так называемые грамматисты-нормализаторы. Создавались первые грамматики
немецкого языка, как пособия и руководства для писцов канцелярии. В XVI
веке первые попытки нормализации были направлены, прежде всего, на
упорядочение орфографии. Одним из первых пособий принято считать
«Орфографию» (1531) Фабиана Франка, впервые противопоставившего
нормированный письменный язык диалектам. В своей работе он высказывал
предложение о необходимости создания полной грамматики немецкого языка,
что повысило бы существенно авторитет языка, а так же равноправный статус и
положение среди других языков. Образцом становятся сочинения Лютера,
издания печатников Аугсбурга и язык документации имперской канцелярии в
Вене.
Развитию и формированию немецкому языку также способствовали
творчество Иоганна Вольфганга фон Гёте, Иоганна Кристофа Готтшеда,
Фридриха Готлиба Клопштока, Готхольда Эфраима Лессинга, Мартина
Виланда и многочисленные лингвистические труды Иоганна Кристофа
Аделунга, Конрада Дудена, Вильгельма Фиетора и Теодора Зибса. Труды этих
деятелей культуры и ученых-лингвистов сыграли большую роль в унификации
и нормализации современного литературного немецкого языка [26]. Так В. Гете
в своей работе написанной в 1803 году «Правила для актеров» («Regeln fur
Schauspieler»), выступая за наддиалектное произношение, отмечал, что «если в
трагический монолог вдруг вклинится какой-нибудь провинциализм, то тем
самым будет изуродовано прекраснейшее поэтическое произведение и
оскорблен слух зрителя. Поэтому самым первым и необходимым для
формирующегося актера должно быть стремление освободиться от всех
диалектных ошибок и добиться совершенного и чистого произношения. Ни
12
один провинциализм не может быть терпим на сцене. Пусть там царит лишь
чистый немецкий язык, сформированный и отшлифованный чувством вкуса,
искусством и наукой» (Цитата по переводу Н.И. Филичевой) [31]. Многие
лингвисты того времени разрабатывали определенные нормы и стремились к
унификации языка. В 1573 году существенный вклад в грамматику внёс
Л. Альбертус. Он ориентировался на язык венской канцелярии императора
Карла V, распространение которого способствовали многочисленные книги,
издававшиеся в таких южно-немецких городах как Аугсбург и Нюрнберг,
особенно сочинения Г. Сакса, Ф. Франка, И. Фишарта. Грамматика
Л. Альбертуса являлась первым полным описанием морфологии немецкого
языка. Второе подобное учебное пособие принадлежит А. Элингеру (1574),
которое было рассчитано на иностранцев. Элингер отдавал предпочтение языку
печатных изданий Страсбурга, отличительной чертой которого были отдельные
эльзасско-швейцарские элементы, которые имели существенное отличия от
наддиалектного варианта немецкого письменного языка, принятого в южной
части Германии. Понятие «Hochteutsche Spraach» впервые стало приобретать
социальную окраску и восприниматься как обозначение общего «высокого»
языка в противоположность «низменным» диалектам. Другой немало важной
работой стала написанная на латыни и изданная в городе Лейпциге грамматика
Йоханнеса Клаюса (Johannes Klajus, «Grammatica germanicae linguae» 1578) [37].
Описывая грамматический строй немецкого языка, он ориентировался на
перевод Библии Лютера, а также на другие его сочинения. Поэтому грамматика
Клаюса играла важную роль в распространении «лютеровской» языковой
нормы на юге страны. Эта грамматика была представлена в 11 изданиях и
издавалась до начала XVII века. При формировании немецкого языка была
важна и деятельность грамматиста-теоретика Юстуса Георга Шоттеля. Он был
первым, кто начал разрабатывать идею о языке как об исторической категории.
В дальнейшем ему удалось сформулировать в своём труде «Ausführliche Arbeit
13
von der Teutschen Haubtsprache» (1663) ряд теоретических положений, на основе
которых можно было создать упорядоченную систему правил немецкого языка.
Он полагал, что верхненемецкий язык это не диалект, а наддиалектное
единство. Реализация его идей стала возможна лишь в начале XIX века с
развитием сравнительно-исторического языкознания. Были пересмотрены
правописание, формообразование существительных и глаголов, а также
значение многих слов.
Стоит не забывать и о такой личности, как Теодор Зибс, который сыграл
немаловажную роль в образовании кодифицированного немецкого языка. Как
пишет, известная немецкая газета «Die Welt»: "Dieser Mann versiebte das
Deutsche" [50]. Неоспорим тот факт, что Конрад Дуден привел в норму
немецкое правописание, но все-таки именно Т. Зибс установил орфоэпические
нормы. Ученый-лингвист Теодор Зибс занимаясь вопросами германистики
Средневековья, установил определенные нормы произношения и издал словарь
сценического произношения «Deutsche Bühnenaussprache». Языковой нормой
он считал северонемецкое произношение и речь актеров. Он полагал, что
актеры, странствуя по стране, смогут унифицировать язык и таким образом
поспособствовать созданию единых норм произношения [37].
В городах начала появляться новая форма существования немецкого
языка – городской общеразговорный язык, в котором смешивались языковые
черты общерегиональных обиходно-разговорных языков и территориальных
диалектов. Наряду с этими формами существования немецкого языка в городе
также конкурировал восточносредненемецкий вариант немецкого
литературного языка, который проник в письменный и обиходно-разговорный
язык, тем самым вытеснив нижненемецкий вариант литературного языка. В
условиях существования разных региональных вариантов литературного языка
специфика формирования немецкого литературного языка, прежде всего, была
связана с выбором единого надрегионального варианта литературного языка.
14
Писателей, языковедов, поэтов (XVII-XVIII вв.) беспокоили две проблемы.
Первое, это проблема языковой нормы, а также вопрос о том, что такое
надрегиональный литературный язык (Hochdeutsch). Второе, растянувшаяся на
столетия проблема «чистоты» языка (Reinheit der Sprache), проблема очищения
немецкого от влияния других иностранных языков [37].
В свою очередь Вильгельм Фиетор тоже выступал за то, что необходимы
реформирования в немецком произношении, но предлагал исследовать
узуальное произношение и эталоном произносительной нормы считать речь
какой-либо территориальной местности, а не актеров. Он полагал, что речь
актеров далека от реальных фонетических образцов носителей немецкого языка
в Германии в конце XIX – начале XX веков. Вскоре языковед издал учебное
пособие «Как учить немецкому произношению» (Wie ist die Aussprache des
Deutschen zu lehren?), в котором была описана фонетическая система, он
предлагал учить язык, опираясь изначально только на звучание, без
использования текстов, и даже фонетическую транскрипцию вводить после
усвоения всех звуковых единиц. Главными трудами В. Фиетора в области
экспериментальной фонетики можно считать, «Elementen der Phonetik des
Deutschen, Englischen und Französischen» – «Элементы фонетики немецкого,
английского и французского языков» (1884) [44], «Aussprache des
Schriftdeutschen» – «Произношение письменного немецкого языка» (1885) [45],
«Deutsches Aussprachewörterbuch» – «Немецкий орфоэпический словарь» (1912)
[46].
Также принято выделять еще два словаря, которые внесли
существенный вклад в развитие современного немецкого языка. Первым таким
является «Duden-Aussprachewörterbuch», который был впервые издан в 1962 г.
Отличительной чертой «Словаря произношения» было то, что лингвисты при
создании обратили свое внимание на влияние радио, кино и телевидения на
развитие языка [41]. Вторым словарем, который способствовал формированию
15
нормы, является «Wörterbuch der deutschen Aussprache». Главной задачей
словаря было издать новые кодифицированные произносительные нормы,
которые основывались на стандарте. Под стандартом стали понимать речь теле-
и радиоведущих.

16
2. Современный немецкий язык
Немецкий язык относят к западной подгруппе германских языков
индоевропейской семьи. История современного немецкого языка берет свое
начало еще со второй половины семнадцатого века, который получил в
дальнейшем название – нововерхненемецкий язык.
Современная немецкоязычная территория условна, разделена на три
региона. На севере Германии отдают предпочтение нижненемецким диалектам,
в городской местности употребляют «Hochdeutsch» но с определенными
местными особенностями. На юге распространены верхненемецкие диалекты,
то есть баварский и швабо-алеманский. В центральной Германии важными
диалектами являются: саксонский, мозельско-франкский и гессенский [35]. Так,
например, в Австрии, Швейцарии и Лихтенштейне выработаны и свои нормы
современного немецкого языка. Австрийский вариант немецкого языка
отличается большим количеством австрицизмов, которые были сформированы
под влиянием кодифицированного немецкого языка и баварского диалекта. В
Швейцарии, где немецкий является одним из четырех официальных языков,
имеет множество фонетических, орфографических, синтаксических и
лексических отличий и особенностей от языкового стандарта в Германии.
Такие языковые особенности в швейцарском варианте, получили специальное
название в современном языкознании – гельвецизмы [35]. Лихтенштейн
является немецкоязычной страной, и швейцарский вариант немецкого языка
является основным языком СМИ и языком преподавания. Другой языковой
особенностью государства является то, что местным наречием языка принято
считать алеманнское наречие, в состав которого входят,
верхнеалеманнские и горноалеманнские диалекты [53].

17
Ареал распространения немецкого языка приходится не только на такие
немецкоязычные страны как Германия, Австрия, Швейцария и Лихтенштейн,
но и на ряд других государств, как например Чили, Бразилия, США и Южная
Африка. Стоит отметить, что каждая из стран сформировала свое
представление о норме и стандартизации данного языка [24].
Изучение такого явления как «полицентризм» входит в круг интересов
вариантологии. О. С. Ахманова дает следующее определение вариантности:
«вариантность – это разнообразие и разнотипность речи, определяемые
различными условиями ее употребления, а также различиями в социальной и
территориальной принадлежности говорящих лиц» [4]. Как правило,
полицентрические языки имеют отличия на различных уровнях системы языка
– фонетическом, грамматическом, семантическом и лексическом.
Вариативность языка характеризуется взаимодействием внеязыковых и
внутриязыковых факторов [24].
Стоит отметить, что немецкий язык является самым употребляемым на
территории Европейского союза. Так, по статистке приблизительно 90
миллионов, проживающих на территории Европы, называют именно немецкий
язык своим родным и около 50 миллионов владеют немецким языком, как
первым иностранным.
Немецкий является одним из 23 официальных языков Европейского
союза, а также наряду с английским и французским одним из рабочих языков.
Так на представленной карте можно проследить в процентном соотношении
частоту употребления языка на территории Европы.
 Официальный язык – Германия, Австрия, Швейцария, Лихтенштейн,
часть Италии (Южный Тироль);
 50% – Нидерланды, Дания, Люксембург, Словения;
 20% - 49% – Эстония, Швеция, Бельгия, Хорватия, Венгрия, Словакия,
Чехия, Польша, часть Франции (Эльзас, Лотарингия);
18
 10% - 19% – Финляндия, Болгария, Литва, Латвия;
 5% - 9% – Великобритания, Франция, Румыния, Греция;
 5% – Португалия, Испания, Италия, Турция.

19
До сих пор изучение литературных форм языка и стандартных форм его
разновидностей, представляет для лингвистов достаточные трудности в
выработке общих принципов обработанности литературного языка, его
наддиалектности, кодифицированности и языковой образцовости. Принято
считать, что первыми носителями немецкого литературного языка был
образованный слой немецкого общества. На сегодняшний день в современной
лингвистике принято выделять носителей немецкого кодифицированного
литературного языка на основе двух критериев: 1) граждане, имеющие высшее
и средне образование. 2) немецкий язык – родной язык [10].
В отечественных исследованиях термин «литературный язык» получил
повсеместное распространение. Его правильное понимание имеет для науки
важное методологическое значение. Именно отечественные социолингвисты
рассматривают художественную литературу как форму существования
кодифицированного литературного языка, в которой хранится и существует
языковая культура немецкой интеллигентности. А. И. Домашневу удалось
изучить немецкий кодифицированный литературный язык как культурно-
ценностное явление. Он разработал проблему форм существования немецкого
языка. В своей работе «Современный немецкий язык в его национальных
вариантах» А. И. Домашнев исследует существование литературного немецкого
языка в его частных национальных вариантах – австрийском, германском,
швейцарском и интерпретирует термины, которые употребляют немецкие
лингвисты для определения литературной формы существования языка –
Hochsprache, Schriftsprache, Einheitssprache. Представители отечественной
социолингвистики рассматривают кодифицированный литературный язык как
одну из форм существования немецкого языка, а термин «литературный язык»
как наиболее хорошо подходящий и удобный своей нейтральностью для
передачи понятия «культивируемая форма» существования языка.
20
Одним из других важных аспектов рассмотрения кодифицированного
литературного языка является анализ ситуаций употребления данной
литературной формы существования. При исследовании немецкого
кодифицированного литературного языка необходимо обратить внимание на
социальный статус носителя языка, на степени владения им литературной
нормой, на сущность его социальной роли. У носителей немецкого
литературного языка степень владения литературной нормой различна. Чем
образованнее человек, чем выше его культура, тем совершеннее владение им
литературной нормой языка.
Язык, как социально и структурно обусловленная реальность, является
концептуальной базой современных социолингвистических исследований.
История лингвистики утвердительно свидетельствует о том, что реальный язык
является настолько сложным объектом изучения, что его невозможно описать в
рамках какого-либо отдельного подхода. Центральными категориями являются
понятия языкового варьирования и нормы. Язык ощущает на себе влияние
территориальных структур, которые являются источником варьирования,
наиболее доступного для исследования. С этим фактором ассоциируется,
прежде всего, существование различных диалектов или отдельных местных
говоров. В основе национального языка лежит множество локальных языков
[33]. Их региональная специфика проявляется во всех его наддиалектных
формах. В лингвистическом обиходе об этом свидетельствует появления такого
понятия, как региональная разговорная речь, региональный субстандарт,
вариант национального языка. Развитие общества имеет центростремительные
тенденции, ведущие к формированию наддиалектных форм. Можно
утвердительно считать, что территориальный фактор оказывает влиятельное
воздействие на формирование общей системы языка и всех её составляющих
компонентов [33]. Не требуется доказательства, что связь языка и социальной
структуры общества очевидна. Большое внимание социальной структуре языка
21
уделяли Бодуэн де Куртенэ, В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр. Их идеи, задачи
актуальны и сегодня. Среди многих языковедов XX века, занимавшихся
проблемой взаимодействия языка и говорящего на нём социального общества,
следует отметить Бодуэна де Куртенэ, который предложил разделять историю
языка на внешнюю и внутреннюю.
Ф. де Соссюр писал о социальной природе языка: «Поскольку язык есть
общественное установление, можно было бы a priori сказать, что он регулирует
предписаниями, аналогичными тем, которые управляют жизнью общества»
[30]. Влияние общества на язык он видел в том, что «дух нации, отражается на
её языке, а с другой стороны в значительной мере именно язык формирует
нацию» [30].
Немецкий язык, как и любой другой имеет развитую систему социальных
диалектов. Данная система отражает профессиональные, возрастные,
классовые, а так же половые различия. В своей основе социальные диалекты
имеют литературный язык или территориальные диалекты, отличаясь от них
специфической лексикой, словообразованием, стилем произнесения и
фразеологией [1]. К ним относятся профессиональные языки и жаргоны – языки
относительно открытых социальных групп людей (например, жаргоны
моряков, спортсменов, студентов, актёров). Языки социальных низов и арго
являются более старыми, по своему происхождению, социальными диалектами.
Арго используется относительно замкнутыми социальными группами.
Хотелось бы отметить, что например, для каждого идиолекта, городского
говора или полудиалекта константой может быть общенациональный язык или
различные территориальные диалекты, тогда как для языка в целом эти среды
не являются константами [1]. В современной системе языка принято также
выделять три основных стиля литературного или стандартного произношения –
высокий, нейтральный и разговорный. Рассматривается также и просторечный
стиль, однако его относят уже не к одному из видов стандартного или
22
литературного произношения, а скорее к отдельному самостоятельному виду
[25]. Согласно теории Л. В. Щербы о произносительных стилях, в языке можно
выделить два типа произношения – полный и разговорный [32], в то время как
французский лингвист и исследователь в области фонетики П. Э. Пасси
различает следующие фоностили: «prononciation familière rapide»
(непринужденное произношение в быстром темпе речи), «prononciation
familière ralentie» (непринужденное произношение в замедленном темпе речи),
«prononciation soignée» (тщательное произношение), «prononciation très soignée»
(торжественное произношение) [29].
В работе Л. И. Прокоповой «О фонетических стилях в немецком языке»
впервые был представлен новый подход к вопросу классификации языковых
стилей, который, по мнению автора, наиболее адекватно отражает реальную
действительность. Принимая во внимание дифференциацию стилей,
предложенную авторами академического словаря "Wörterbuch der deutschen
Gegenwartssprache" in 6 Bänden, (Akademie-Verlag Berlin, 1967-1978)
Л. И. Прокопова предложила в вопросе классификации стилей произношения
параллельно принимать во внимание систему функциональных стилей
Р. Клаппенбаха, впервые изложенную в вышеуказанном словаре. В таком
случае система стилей произношения в немецком языке могла бы выглядеть
следующим образом:
1) gehoben – высокий стиль, в котором особое место занимает поэтический
стиль;
2) normalsprachig – стиль литературного языка, нейтральный;
3) nentral – нейтральный без стилистической окраски;
4) umgangssprachlich – разговорно-бытовая речь;
5) salopp – сниженная разговорно-бытовая речь;
6) vulgär – вульгарное произношение (просторечие) [28].

23
Исследователями современного немецкого языка было установлено, что
если в конце XIX века носителями литературного языка считались, лишь
интеллигенция и образованный слой населения, то сейчас положение
существенно изменилось, так как на «Hochdeutsch» говорят люди не только с
высшим образованием, но и окончившие только среднюю школу, а так же
служащие со средним образованием, студенты вузов и техникумов.
Представители самых различных социальных слоёв достаточно эффективно
используют родной язык, как для поддержания контакта, так и для
самовыражения в тех ситуациях, обычно в которых протекает их речевая
деятельность.
Язык является не только отражением социальной структуры, не только
объектом, испытывающим воздействие со стороны того или иного социального
фактора, но и сам выполняет ряд общественных функций, выступая в качестве
одного из факторов, оказывающих известное влияние на процессы и структуры.
Язык играет важную роль и способствует дифференциации и идентификации
этнических обществ – наций, племён, народов и социальных групп.

24
3. Австрийская Республика
Австрия располагается в Центральной Европе.  Имеет границу на севере
с Чехией, на северо-востоке – со Словакией, на востоке – с Венгрией, на юге –
со Словенией и Италией, на западе – с Лихтенштейном и Швейцарией, а на
северо-западе – с Германией. Столицей государства является город Вена.
Государство имеет вековую историю. Стоит отметить, что прежнее
правительство Австрии Габсбурги оказали огромное влияние на европейскую и,
безусловно, мировую историю в целом [9].
Согласно Конституции 1920 года Австрия является федеративной,
парламентской, демократической республикой. Территориально Австрия
поделена на девять федеральных земель: Бургенланд, Каринтия, Нижняя
Австрия, Верхняя Австрия, Зальцбург, Штирия, Тироль, Форарльберг и Вена.
Неоспорим тот факт, что на культуру и историю государства влияли соседние
государства, например, Германия, Италия, Венгрия и Чехия [9].
Официальным языком в Австрии является немецкий язык. Однако
современные зарубежные и отечественные лингвисты не раз отмечали в своих
научных работах, что немецкий язык в Австрийской Республике заметно
отличается от кодифицированного немецкого языка в Германии. Кроме того, в
различных регионах Австрии есть свои диалекты немецкого языка. Например, в
Южной Каринтии (Kärnten), где живет много словенцев, большинство жителей
региона говорят на словенском языке, который признан официальным языком.
В Бургенланде (Burgenland) проживает много хорват и венгров, и,
следовательно, хорватский и венгерский языки там считаются официальными и
часто употребляемыми [35].
На сегодняшний день по статистике в Австрии используют:
 от 85 до 89% – немецкий язык;
 1,6% – хорватский язык;
 0,5% – венгерский язык.
25
26
3.1. История развития языка в Австрии
На протяжении трех веков (VIII-XI вв.) в Австрию проникает немецкое
население в результате баварской колонизации по долине Дуная и
приальпийских земель. Вследствие чего было образовано баварско-австрийское
наречие [13]. В свою очередь данное наречие традиционно делят на три
диалекта: среднебаварский с среднеавстрийским, севернобаварский
(верхнепфальцский) и южнобаварский с южноавстрийским. Многочисленные
исследования А. И. Домашнева указывают на то, что в языковом отношении
Австрия относится именно к баварскому диалектному ареалу, но лишь
исключение составляет земля Форарльберг (Vorarlberg), которая относится к
алеманнскому ареалу [7].
Севернобаварский диалект и южнобаварский с южноавстрийским
являются общими для Австрии и Баварии. Данные баварские диалекты,
которые распространены на территории Австрии, за исключением
алеманнского диалекта образуют так называемую гомогенную диалектную
область. Стоит отметить также и некоторые различия между австрийским и 
баварским диалектальным ареалом – образование в  австрийских диалектах, в
особенности в Штирии и Каринтии, славянского этнического «субстрата» [17].
В немецкой языковой области в период с XIV по XVI вв. существовало
несколько вариантов кодифицированного литературного языка, варианты,
которого отличались друг от друга своими территориальными особенностями.
Определенные надтерриториальные диалекты постепенно начали возвышаться,
например: деловой язык Ганзы на севере Германии, восточносредненемецкий
вариант (das Geschäfts- und Verkehrssprache) и язык южнонемецкой области (das
Gemeine Deutsch). По мнению современных лингвистов, внутри
южнонемецкого типа литературного языка именно австрийский элемент был
важен на протяжении всего процесса его становления [13].

27
Следующим немало важным этапом в истории развитии немецкого языка
в Австрии, по мнению лингвиста Э. Кранцмайера (E. Kranzmayer) было
появление придворного рыцарства [17]. Языковед отмечает, что в период с XI по
XII вв. в южнонемецкой диалектной зоне были найдены первые письменные
источники, в которых было замечено употребление австрийского элемента. В
дальнейшем почти во всех письменных источниках того времени стали
появляться черты письменного языка. Первой часто употребляемой лексикой
были церковно-правовые термины, которые в основном употребляло рыцарское
сословие позднего Средневековья. Странствуя по регионам, они распространяли
лексику, внедряя ее в диалекты. В дальнейшем, как полагает Э. Кранцмайер (E.
Kranzmayer), стала формироваться такая языковая форма, которая не была
привязана ни к одному территориальному диалекту, а наоборот стала
возвышаться над ними. Данная языковая форма в дальнейшем получила
следующее название – überlandschaftliche Hoch- und Herrensprache, что в
переводе на русский язык означает надландшафтный литературный язык [40]. В
качестве примера использования «überlandschaftliche Hoch- und Herrensprache»
могут послужить письменные источники XIII века. В австрийских документах
двора и в городских начали использовать исключительно, например вариантные
формы komen/kumen (совр. нем. kommen) вместо диалектного баварско-
австрийского варианта kernen [40]. Следующим этапом в развитии языка
становится период «венского культурного излучения» в начале XIV в., где было
увеличено влияние на поэтический и деловой язык венских языковых образцов
Австрии. Анализируя данный период развития языка, Э. Кранцмайер (E.
Kranzmayer), приводит пример, того как в старовенском диалекте было замечено
совпадение средневерхненемецкого «а» и средневерхненемецкого «о». Таким
образом, «венское» rod, могло означать и «средневерхненемецкое» rat (Rad) и
«средневерхнемецкое» rôt (rot) [40]. Позднее, в середине XIV в. произошла смена
власти. Династия Люксембургов жила в Праге, вследствие чего географическое
28
положение Праги способствовало определенному языковому нивелированию, то
есть сглаживанию, различий между Веной и Лейпцигом. В истории
формирования литературного языка именно «пражский» период сыграл
немаловажную роль. Язык того времени начал избавляться от диалектных черт и
приобретал наддиалектные особенности. Многие лингвисты отмечают, что
именно в средние века стали осознавать лингвистические отличительные
особенности австрийского варианта литературного немецкого языка. До наших
дней дошли средневековые работы, где можно провести углубленный анализ о
несоответствии австрийского произношения и произношения немецкого языка в
Германии, а также обнаружить цитаты о лексическом своеобразии австрийского
варианта немецкого языка [20]. В последующие века языковеды того периода все
еще старались нормализовать и скорректировать австрийский вариант немецкого
языка и добиться определенной языковой нормы. Давно известен тот факт, что
как императорская семья, так и весь двор отдавали предпочтение своеобразной
норме разговорной литературной речи, которая имела четко выраженную
австрийскую окраску, называемую австрийским литературным языком. Стоит
отметить, что в период с 1300 до 1600 гг. на базе австрийских диалектов начал
возникать язык наддиалектного типа, который в дальнейшем стали называть
Gemeinsprache либо Österreichisch-Teutsch. Лингвисты полагали, что данный
вариант немецкого языка имеет все предпосылки к тому, чтобы стать
письменным литературным языком. В XVI в. появляется ряд произведений,
которые были написаны, как раз именно, на «Österreichisch-Teutsch». С
продвижением и утверждением в южнонемецкой языковой области
восточносредненемецкого типа литературного языка австрийский тип
литературной речи не утратил не только сразу, но и позднее своего значения. 
По мнению отечественного языковеда В. М. Бухарова, в систему
австрийского современного варианта кроме диалектов входят и наддиалектные
синтопические вариации:
29
 языковые вариации городов (городские диалекты, полудиалекты);
 австрийский интердиалект – вариация, которая возникла на базе
Венского диалекта;
 литературный язык в виде австрийской стандартной вариации [7].
Так можно сделать вывод, что действительно на протяжении нескольких
столетий формировался австрийский национальный кодифицированный вариант
литературного немецкого языка. В австрийском национальном варианте
немецкого языка, можно выделить три основных компонента, которые являются
характерными составляющими для любого другого национального языка:

1. литературный язык;
2. разговорно-обиходная форма;
3. диалекты.

Хотелось бы отметить тот факт, что австрийский обиходно-разговорный


язык стремится к литературному языку, но имеет выраженные отличительные
черты. Австрийский немецкий будет иметь особенности на всех уровнях
языковой системы. На самой вершине этой лингвистической пирамиды будет
непосредственно находиться литературный язык, который имеет национальные
австрийские черты и именно поэтому будет классифицирован лингвистами как
вариант литературного немецкого языка (österreichisches Hochdeutsch).

30
3.2. Структура языка в Австрии
Национальный вариант немецкого языка в Австрии имеет социально-
функциональную структуру и обладает всеми основными составными
компонентами, которые являются характерными составляющими для любого
другого национального языка. В основе построения стоят австрийские диалекты
(баварско-австрийские: среднеавстрийский, южноавстрийский и (верхне)
алеманнский диалект Форарльберга), над которыми располагаются городские
диалекты и полудиалекты, среди них – городской диалект Вены, который в свою
очередь является своеобразной нормой. Он воздействует на местные
крестьянские диалекты как «объединяющая сила», и образовывает
определенную базу для понятия австрийского интердиалекта (österreichische
Verkehrssprache) [7]. Следующим уровнем является австрийский обиходно-
разговорный язык (österreichische Umgangssprache), приближающийся по своей
форме к литературному языку, но который характеризуется специфически
австрийской окрашенностью в произношении, выборе слов и некоторых
грамматических форм. Предельный уровень языка образует литературный язык,
сохраняющий национальные языковые черты (österreichische Hochdeutsch) в
качестве элемента австрийской нормы немецкого литературного языка
(Schriftsprache).
На сегодняшний день в Австрии выделяют семь основных диалектов:
1. Средне-баварский (Верхняя и Нижняя Австрия, Зальцбург, Бургенланд,
север Штирии и Тироля);
2. Южнобаварский (Штирия, Каринтия, Тироль);
3. Швабский (Тироль, округ Ройтте);
4. Верхне-алеманнский (земля Форарльберг);
5. Нижне-алеманнский (запад земли Форарльберг);
6. Средне-алеманнский (северо-запад земли Форарльберг);
7. Южно-алеманнский (земля Форарльберг).
31
Австрийский язык имеет характерные не только грамматические,
лексические, но также и произносительные, то есть фонетические особенности.
Интересно отметит, что в отличие от кодифицированного литературного
немецкого языка в ФРГ, австрийский вариант не был нормирован правилами
Дудена. Так в своей работе о вариантах норм произношения современного
немецкого литературного языка, В. М. Бухаров опираясь на анализ Г. Липольда,
делает вывод, что значительное число отклонений от стандартного
произношения связано в первую очередь с заимствованиями, произношение
которых не ассимилировалось немецкой системой [7]. Лингвист обращает также
свое внимание, на то, что процесс ассимиляции проходит в различных
национальных вариантах не одинаково, что лишний раз подтверждает
системную самостоятельность вариантов языка [7].

32
3.3. Фонетический строй австрийского немецкого языка
В основе австрийского варианта немецкого языка лежат диалекты
южнонемецкой группы (Oberdeutsch). Исходя из многочисленных наблюдений,
в основном это средне- и южнобаварские диалекты [7]. Как отмечает,
В. М. Бухаров исключением составляют только районы, которые имеют
границу со Швейцарией, так как они относятся к верхнеалеманнской группе [7].
Уже на протяжении многих лет вопросом о кодификации австрийского
произносительного стандарта занимаются как зарубежные, так и отечественные
лингвисты. К наиболее известным исследованиям можно отнести работы
следующих авторов: К. Луик, Ф. Троян, Г. Липольд, Г. Шойтц, В. Дресслер,
Н. И. Филичева, В. М. Бухаров, А. И. Домашнев.
Хотелось бы отметить, что один из перечисленных авторов –
Ф. Троян внес значительный вклад в описание австрийской произносительной
нормы. Его главной работой в области изучения варианта немецкого языка на
территории Австрии принято считать приложение к словарю Зибса
(Österreichisches Beiblatt zu Siebs). Ученый-лингвист описал варианты
всевозможных реализаций гласных и согласных звуков внутри австрийского
ареала [7]. Фонетист ориентировался в своих работах, прежде всего на районы
Вены и считал тот вариант немецкого языка – кодифицированным.
Как уже было отмечено ранее, что опираясь на анализ Г. Липольда,
можно сделать вывод о том, что значительное число отклонений от стандартного
произношения связано в первую очередь с заимствованиями, произношение
которых не ассимилировалось немецкой системой [7]. Процесс ассимиляции
проходит в различных национальных вариантах не одинаково, что лишний раз
подтверждает системную самостоятельность австрийского варианта немецкого
языка [7]. Для австрийского варианта произносительной нормы будет
характерно сохранение места ударения, на том же слоге, что и в языке, откуда
оно заимствованно. Так, В. М. Бухаров предполагает, что норма австрийского
33
стандарта обладает большей толерантностью, чем германский вариант и
допускает большее взаимодействие с субсистемами и системами смежных
вариаций и других языков [7].
Ранее в 1898 году в городе Берлине была проведена очередная
конференция, где были собраны ведущие лингвисты. Они попытались
установить определенные единые нормы произношения немецкого языка.
Результаты конференции были изложены в трудах Т. Зибса, которые в
дальнейшем стали классическим сводом стандарта немецкого литературного
произношения.
Позже в 1904 году, но уже в Австрии лингвисты вновь попытались найти
решение для объединения нормы немецкого языка по Зибсу с австрийским
вариантом произношения. Попытки найти какое-либо компромиссное решение
были безуспешны. Языковеды полагают, что ни что не смогло бы
унифицировать ни мелодики, ни фразового, ни синтагматического ударения, а
так же темпа речи. Данная проблема в австрийском варианте немецкого языка и
до сих пор остается актуальной, но и безусловно этот факт составляет сущность
австрийских фонетических особенностей [3].
Хотелось бы отметить, что «Österreichisches Deutsch» отличает так
называемая определенная неустойчивость от кодифицированного литературного
немецкого языка «Hochdeutsch» в развитии литературного языка на территории
Австрии:
1. ориентация на общую надрегиональную и наднациональную норму;
2. стремление сохранить местные, региональные и национальные,
черты как выражение австрийской ментальности.
Яркая интерференция между различными формами существования немецкого
языка в Австрии является причиной местной окрашенности реально
действующего умеренного произносительного стандарта [3].

34
Неоспорим тот факт, что все-таки большинство фонетических
процессов, которые являются нормой для австрийского варианта, являются и
общими для немецкого языка в целом. Большинство разновидностей
реализаций фонем можно структурировать в одну определенную систему, хотя
в фонетической литературе нет систематизированного описания
артикуляционной базы стандартных вариаций национальных и региональных
вариантов немецкого языка. По мнению Г. Кельца, единственную
закономерность, которую можно вывести о различных немецких национальных
вариантах и диалектах, это только то, что многим из них присуща меньшая
активность губ, смещенность языка в велярную зону, усиленная тенденция к
редукции и меньшая общая напряженность, чем в стандарте [32].
Исходя из многочисленных фонетических анализов современного
варианта австрийского немецкого языка, можно выделить основные признаки,
которые будут характерны для реализации фонем в австрийском региональном
стандарте [32].
1. Ленизация взрывных согласных
В современном немецком языке ленизация будет особенно заметна в
южнонемецком регионе. Ленизация взрывных согласных в немецком языке
произошла в результате германского и верхненемецкого передвижения
согласных [32]. Примером такого явления могут послужить следующие слова:
 Kloster [glosdα];
 Klavier [glaviα];
 Mittel [midl];
 konkreten [kõŋgRɛ:dn].

В словаре Т. Зибса по норме немецкого языка, было отмечено, что в


австрийском варианте произношения пропадает придыхание у глухих [p,t],
вследствие чего и появляется ленизация [32].

35
2. Ленизация фортисных согласных
В среднебаварских диалектах, к которым как раз и относится большая часть
австрийского варианта немецкого языка, губные и переднеязычные
ленизированные согласные [b,d] появились во всех позициях без ограничений.
Например, tat [dad], Mutter [mudα], а также ленизация велярного [k], который
будет иметь ограничение в анлаутной позиции. Например, klar [gla: α], Klavier
[glavi:α].
3. Апокопа конечного согласного [t]
Типичным для австрийского варианта будет и выпадения конечного [t] в таких
словах, как например, Welt, nicht, überhaupt. Данное изменение, лингвисты
отмечают, что можно интерпретировать как постлексический процесс,
связанный с ослаблением конца слова [32].
4. Вокализация [R]
В. Фиетор полагал, что исконным немецким звуком является апикальный [r],
который в свое время был вытеснен под влиянием французского языка
увулярным [R] [32]. Лингвист обращал внимание носителей языка на то чтобы
они старались сохранить именно [r] в своих публичных речах и пениях и
избегать щелевого [y] / [x] или вокализованного [α]. К. Луик также отмечал, что
распространение вокализованного варианта [R] имеет тенденцию к
образованию дифтонгоподобному сочетанию с предшествующими долгими
гласными: Tor [toα]. Языковед полагал, что нормативным произношением
является как раз именно [r] после всех кратких гласных. В своих работах он не
раз делал акцент на том, что стоит использовать в принципе апикальный [r], а
не «подражать французам и северным немцам» [32].
5. Назализация гласных
Назализацию гласных принято определять как естественный постлексический
процесс. Но многие лингвисты считают, что данную ассимиляцию стоит

36
рассматривать как уподобление диалекту [32]. В Австрии это явление
распространено и затрагивает почти 90% реализаций. Например:
 Hahn [hã:n];

 angerufen [ãŋgRu:fm];

 Bahn [bã:n];
 Hammer [hãmα].
6. Редукция приставки «ge-».
А. И. Домашнев отмечает, что в результате «силового излишества» безударный
гласный синкопируется, вследствие чего, можно привести в пример следующие
слова:
 geärgert – [gαgαt]
 gefunden – [kfʊndn]
 gebracht – [gbRaxt]
7. Веляризация [ç] – [x]
А. И. Домашнев отмечает, что данное явление будет замечено практически
везде в Австрии и Швейцарии. Примером данного фонетического явления
могут послужить следующие слова:
 Märchen [mɛRxen]
 durch [dʊRx] [32].
8. Качество гласных
Так как в основе австрийского варианта немецкого языка лежат диалекты
южнонемецкой группы, то стоит опираться на проведенные анализы о
баварских диалектах, где было замечено, что характерной чертой при описании
гласных, в этой группе диалектов будут присутствовать нарушения корреляции
количественных и качественных характеристик [32]. Такая диалектная
особенность будет присуща и австрийскому региону.
 [e:] > [ɛ:] > [æ];

37
 [i:] > [I:];
 [o:] > [‫כ‬:];
 [u:] > [ʊ:].
9. Веляризация гласного [a:] – [å:]
В австрийском варианте немецкого языка будет наблюдаться тенденция к
четкому различению гласных [a:] – [a], не только по длительности, но и по
качеству в отличие от других диалектных регионов, где данное различие в
стандартной вариации будет несущественным [32].
10. Реализация дифтонгов
Произнесение дифтонгов в австрийском варианте является действительно
специфичным. Так как произнесение их будут коррелировать с
произносительной спецификой монофтонгов [32]. Так, например, дифтонг [ae]
будет произнесен скользящим движением от [a] к [e], которое будут смещено в
перепалатальную полость по принципу баварского артикуляционного уклада:
 [ae] – [æi] – [ɛi] – [æ];
 [oø] – [åy].
11. Редукция
Редукция характерна как для любого языка, так и для австрийского варианта
немецкого. Редукция в австрийском немецком языке имеет две определенные
особенности [32].
1. [e] – [ɛ], безударный [e] будет иметь тенденцию к переднему
произнесению [ɛ], например, nennen [nɛnɛn].
2. Элизия безударных гласных как в пре- так и в постакцентных
словах.
Например, geachtet [goxt], geholfen [goefn], Regen [Re:gn], edel [e:dl].
Кроме традиционных фонетических отличий в реализации различных звуков,
присутствуют в языке и такие особенности как интонационные и различные
словесные ударения. Так, германист Эдуард Зиверс (Eduard Sievers) в своих
38
работах писал, что любой немецкий диалект имеет различные системы
интонации. Для южных диалектов будет характерна высота тона, например в
предложениях она обычно будет подниматься, когда в северных наоборот падать
[5]. Австриец, используя кодифицированный литературный немецкий язык,
проявляет под воздействием диалектной речи стремление к проглатыванию
звуков и слогов, что способствует краткости и усилению высказывания [11].
Другой особенностью является словесное ударение. Неоспорим тот факт,
что в немецком литературном языке, как и в диалектах, преобладает силовой тип
ударения, которое будет закреплено за первым корневым слогом. Однако, как
отмечает М. М. Гухман: «появление в литературном языке большого числа
заимствований, к тому же весьма употребительных, глаголов с суффиксами -iren,
-ist, -tät, -ie – вносит значительные изменения в общую систему ударения,
поскольку большое число лексических единиц являются носителями иного типа
ударения» [11]. Также в австрийском варианте можно встретить и подвижное
ударение, и ударение которое будет стоять на первом слоге в определенном ряде
слов, когда в «Hochdeutsch» наоборот будет противопоставлено ударение в этих
же словах на других слогах.
В качестве примера хотелось бы привести небольшие отрывки из речи
девушки, которая ведет свой личный видео-блог на сайте Youtube (ÖD) в
сравнении с «Hochdeutsch» (HD) [52]. На примере ее речи можно заметить все
те отличительные черты и особенности австрийского варианта немецкого
языка, о которых было написано выше.
ÖD: [haloː viːjaɪxt vɪsn jaː gɔʁ nɪxt]
HD: [haloː fiːlaɪçt vɪst iːɐ gaːɐ nɪçt];
ÖD: [iː egɛntlɪx aɔs østəʁaɪx kom ʊnt ɪn østəʁaɪx von]
HD: [ɪç kɔmə aɪgəntlɪç aʊs øːstəʁaɪç ʊnt voːnə ɪç ɪn øːstəʁaɪç];
ÖD: [ziː vɪsn natuːrlɪx ʊnt fyɐ meɐ mɪx fʁogt ɔb iː ɪn maɪnəm videoː gants
ɔf mʊntart ʁan kan alzoː gants ɪm diːalɛkt viː mɪt maɪner ɛltern dahoːm ʁɛd
39
oːdɐ mɪt maɪnɐ fʁɛnt oːdɐ zoː ʊnt vaɪl ɪx zoː ɪn gantsəm viːdeoː mɔk zoː
gants ɪm diːalɛkt ʊnt alə diː ɛs nɪxt fɛʁʃtet kɔn ɛs tut miː zoː lad iː mɔx
das gantsə videoː ɪm diːalɛkt]
HD: [ziː vɪsən natyːɐlɪç ʊnt fyːɐ meːɐ maːls haːpt mɪç gəfʁaːkt ɔp ɪç ɪn
maɪnəm viːdeːoː gants aʊf mʊnt aːɐt ʁeːdən kan alzoː gants ɪm diːalɛkt viː
mɪt maɪnɐ ɛltɐn tsuː haʊzə ʁeːdə oːdɐ mɪt maɪnɐ fʁɔʏndə oːdɐ zoː ʊnt
deːslaːpt ɪç zoː ɪn gantsəm viːdeːoː ʃpʁɛçən veːɐdə zoː gants ɪm diːalɛkt ʊnt
alə diː ɛs nɪçt fɛʁʃteːən kœnən ɛs tuːt miːɐ laɪt ɪç maxə das gantsə viːdeːoː
ɪm diːalɛkt];
ÖD: [das gants lʊtʃtɪgə iːdeː ʊnt ɪ gvʊst voː iː aɔf məm videoː voː iː
aɪnfax mɪt mɛm diːalɛkt ʁeːdə]
HD: [das ɪst gants lʊstɪgə iːdeː ʊnt ɪç vaɪs nɪçt voː ɪç aʊf maɪnəm viːdeːoː
voː ɪç aɪnfax aʊf maɪnəm diːalɛkt gəʁeːdət haːbə];
ÖD: [dɛsveːgən hob i ɔʏç ɔf ɪnstaːgʁaːm gəfʁoːkt ɔbs iː viːdeːoː ɔləs ɔf
mʊntɔʁt mɔxən kɔnt]
HD: [dɛsveːgən haːbə ɪç ɔʏç aʊf ɪnstaːgʁaːm gəfʁaːkt ɔp ɪç viːdeːoː aləs
mʊnt aːɐt maxən kan];
ÖD: [ː kɔm uRʃpʁʏŋlɪç ɔs oːbɐøːstəʁaɪç voːn jɛtst ɪn viːn ʊnt ɛs giːpt
fɛʁʃiːdənə diːalɛktə natyːɐlɪç ɪn øːstəʁaɪç]
HD: [uːɐʃpʁʏŋlɪç kɔmə ɪç aʊs oːbɐ øːstəʁaɪç voːnə jɛtst ɪn viːn ʊnt ɛs giːpt
fɛʁʃiːdənə diːalɛktə natyːɐlɪç ɪn øːstəʁaɪç].

40
3.4. Грамматический строй австрийского немецкого языка
Грамматические различия между австрийским вариантом немецкого
языка и «Hochdeutsch» не являются столь значительными, поэтому можно
говорить лишь о некоторых отличиях. Одной из особенностей в австрийском
варианте можно считать словосложение. При австрийском словосложении может
появляться промежуточная буква -s, которую ошибочно могут принять за
флексию родительного падежа (Genetiv) на стыке слов, где, как правило, в
немецком языке Германии она встречается редко. Например: Zugsverspätung –
Zugverspätung, Schweinsbraten – Schweinebraten, либо наоборот в случаях когда
на стыке слов в немецком языке в Германии буква -s появляется, то в
австрийском варианте ее скорее всего не будет. Например: Adventkalender –
Adventskalender, Schmerzengeld – Schmerzensgeld. Стоит отметить, что бывают
случаи где появляется и другой промежуточный звук, к примеру -е в слове
Halteverbot вместо Haltverbot.
Интересно также отметить, что в австрийском варианте при спряжении
глагола по лицам и числам в Präsens и Perfekt, у формы второго лица
множественного числа, глагол перенимает окончание -ts вместо литературного
-t: «Habts (ihr) das gemacht?». Говорящему это позволяет легко отличить глагол
от формы третьего лица единственного числа, если нет личного местоимения,
которое бы указывало на лицо и число в конкретном случае. Однако появление
такого личного окончания имеет гораздо более древнюю природу и не связано с
удобством: на самом деле это рудимент личного местоимения es, которое
слилось с окончанием.
Очевидно, что образование временных форм в немецком языке
раскрывается через отношение основного глагола и его связки. Следуя нормам
грамматики, то известно, что существуют глаголы, которые образуют Perfekt
при помощи вспомогательных глаголов haben или sein. Последние
употребляются в зависимости от характеристик глагола: переходности,
41
«активности». В австрийском же варианте наблюдается своего рода
пренебрежение этими правилами в зависимости от смысла слова. Например:
sitzen – bin gesessen, но einsitzen (im Gefängnis) – habe eingesessen. Особенность
«претерита» австрийского варианта в том, что его практически перестали
использовать. В устной речи «претерит» заменяется «перфектом», хотя иногда
имеет место на письме. Причины отмирания «претерита», по одной из версий, в
том, что он либо слился с «презенсом» в ранненововерхненемецком
(Frühneuhochdeutsch) периоде, либо стал сродни «конъюнктиву».
Также, выделяют различия в грамматическом роде существительных.
Так современные лингвисты различают австрийский и немецкий узус.

Австрийский узус Немецкий узус


die Ausschank der Ausschank
das Brosel der Brosel
das Cola die Cola
das E-Mail die E-Mail
der Spray das Spray
der Butter die Butter
der Zwiebel die Zwiebel
das Teller der Teller
der Radio das Radio

Наблюдаются различия и в идиоматике австрийского и немецкого языков.

Австрийский узус Немецкий узус


etwas um 5 Euro kaufen etwas für 5 Euro kaufen
„am“ как сокращение для auf auf dem (auf’m) Berg, auf dem Tisch
dem; am Berg, am Opernball, am Tisch
(например, в выражении „das Essen
steht am Tisch“) (разг.);
auf Urlaub fahren in den Urlaub fahren
in die Schule gehen zur Schule gehen
„sich ausgehen“ (например, diese etwas schaffen, etwas gerade noch
Sache geht sich nicht aus) erreichen, gehen/passen (например,
42
diese Sache geht/passt
schon), aufgehen (das geht nicht auf)
zu Weihnachten/Ostern an (на юге) / zu (на севере)
Weihnachten, Ostern
hinauf/rauf gehen hoch gehen

3.5. Лексический строй австрийского немецкого языка


Австрийский немецкий язык отличается немногим от того языка, на
котором говорят в большей части Германии. Только лишь 3% австрийских слов
являются подлинными «австрицизмами». В свою очередь,
австрицизмом (Austriazismus) принято называть выражение или слово, которое
является нормой исключительно в австрийском варианте немецкого языка.
Австрицизмы не признаны официально в Германии и являются нарушением
43
языковых норм. Но стоит отметить тот факт, что с позиций полицентрической
концепции все «австрицизмы» признаны словами и
выражениями верхненемецкого языка. Существует, по меньшей мере, 7000
лексических единиц, которые и имеют название «австрицизмы». Многие из них
имеют хождение в соседних районах — в Баварии, Южном Тироле. Интересно
отметить, что в 1951 году был выпущен первый словарь «австрицизмов»
(Österreichisches Wörterbuch), в котором были правила написания слов.

(Пример «австрицизма» в Австрии)

На формирование особенного лексического строя в Австрии сыграли


роль и экстралингвистические факторы, такие как, например, историческое
прошлое государства, различные языковые контакты с другими странами,
государственный строй и конечно же языковое развитие, которое определило
своеобразие словарного состава. Неоспорим тот факт, что важнейшим
фактором, который определил лексическое своеобразие литературного
кодифицированного языка на территории Австрии было его взаимодействие с

44
местными диалектами. Одним из столь влиятельных диалектов для языка в
целом был венский диалект. Хотелось бы отметить, что в язык вошло много
слов именно имеющие диалектное происхождение [11]. Немецкий филолог
Пауль Кречмер (Paul Kretschmer) заявил: «Между языком Берлина и Вены
существуют различия почти в каждом втором и третьем слове». Этим
выражением Кречмер хотел показать, что лексический состав одного узуса
зачастую не свойственен другому [11].
Свое впечатление об этом он передает в следующей языковой сценке:
«Берлинец входит в венский магазин и спрашивает: «eine  Reisemütze»
(дорожную шляпу). Продавец поправляет его: «Вы желаете — eine Reisekappe»
и предлагает ему несколько на  выбор. Берлинец замечает: «Die bunten liebe ich
nicht» (я не люблю пестрые). Продавец переводит на свой немецкий: «Die
färbigen gefallen Ihnen nicht» (цветные Вам не нравятся), потому что венец 
употребляет слово любить (lieben) только по отношению к лицам, а не к вещам.
Берлинец, наконец, спрашивает: «Wie teuer ist diese Mütze?» (Почем эта
шляпа?) и бессознательно опять впадает  в грубый «берлинизм» (Berolinismus),
так как для венца слово «teuer» (дорогой) всегда означает преувеличенно
высокую цену. «Wie teuer ist dies?» (как дорого это?) означает, следовательно:
«wie übermäßig hoch ist der Preis!» (сколь чрезвычайно высока цена!). Венец
говорит в таких случаях только: «Was kostet das?» (сколько стоит?). Берлинец
ищет «die Kasse» (касса), но обнаруживает только «die Kassa».
Последователь П. Кречмера австрийский лингвист Ф. Вольман решил развить
идею и наблюдения своего предшественника и предложил свой вариант
различий между немецким языком в Германии и Австрии [48]. Ф. Вольману
действительно удалось расширить и классифицировать некоторые лексические
особенности национального варианта языка в Австрии и литературного
немецкого языка в Германии. Так, для обозначения, например кислых сортов
вишни в «Hochdeutsch» имеются два названия, die Sauerkirsche и die Weichsel,
45
тогда как на территории Австрии можно будет встретить только die Weichsel.
Что касается названий определенного сыра, то в Германии это будет der
Schweizer Käse и der Emmentaler, то в Австрии только второй вариант. Для
обозначения грибов в Германии используют существительное der Pilz, а das
Schwammerl является редко употребляемым словом на территории Баварии,
когда в Австрии напротив, будут использовать только лишь das Schwammerl
[48]. Были замечены также определенные различия в названиях сортов плодов.
Так, немецкое название сорта яблок der Borsdorfer Apfel противопоставлено
австрийское der Maschansker. Далее лингвист обращает свое внимание на
случаи многозначности немецких слов в австрийском варианте. Например,
существительное der Sack (мешок) имеет в австрийском также и  значение
карман. Примером австрицизмов могут послужить следующие слова: das
Sacktuch — das Taschentuch (карманный, носовой платок). Следующие  пары
слов связаны как с отношениями многозначности, так и различиями в значении
слов. Например, немецкое значение слова der Stuhl (стул) передается в Австрии
словом der Sessel, которое в немецком, соответствует значению «кресло».
Следовательно, при встрече немца и австрийца в повседневной жизни, можно
наблюдать следующую картину, если немец попросит австрийца сесть в кресло
«Sessel», то австриец будет искать не кресло, а стул. Если же австриец
предложит присесть немцу в кресло, то он употребит слово der Fauteuil [48].

Австрийский вариант для слова «поднос» die Tasse – (der Präsentierteller), имеет


многозначность в отличие от немецкого варианта в Германии. Die Tasse имеет в
Австрии значение не только «поднос», но и общеизвестное значение «чашка».
Такое употребление, безусловно, вызовет удивление у немца, поскольку тот
употребит слово «die Tasse» только со значением «чашка». Немецкое «die
Tasse» (чашка), в Австрии «die Schale», немецкое «die Schale» (чаша)
называется в Австрии «der Napf», немецкое «der Napf»  (миска, чашка)
соответствует австрийскому «der Topf», немецкое «der Topf»  (горшок,
46
кастрюля) называется в Австрии «der Hafen». Что касается последнего
существительного «der Hafen», то необходимо отметить, что в австрийском
узусе оно является многозначным. «Der Hafen» обозначает не только «порт,
гавань», но и «горшок, кастрюля», тогда как в  немецком, слово «der Hafen»
употребляется только со значением «порт, гавань» [48].
Ф. Вольман также делает акцент на том, что много слов пришли именно
из диалекта, так например, der Körndlbauer – Getreidebauer (хлебороб) и der
Hörndlbauer – Hornviehzüchter (скотовод) (Körndl, Hörndl – диалектные
словоформы с ареальным суффиксом -dl). Одна из самых больших
специальных групп слов, составляют названия различных блюд, продуктов
питания и напитков. Например, Das Beugel означает определенный вид мучного
изделия – Hörnchen  (рожок) [48]. Существительное die Straube обозначает в
Австрии мучное блюдо,  приготовляемое в кипящем масле, – Spritzkuchen
(хворост).
Характерные австрийские названия используются также для
обозначения сортов мяса: das Schweinerne – Schweinefleisch (свинина), das
Kälberne – Kalbfleisch (телятина), das Lämmerne – Lammfleisch (баранина), das
Hirschene – Hirschfleisch  (оленина), das Schöpserne – Hammelfleisch (баранина)
[48].
Следующая группа части мясной туши: das  Kaiserfleisch – geräuchertes
Bauchfleisch, Schweinebauch (копченое мясо брюшины), der Lungenbraten – Filet,
Filetbraten (филе, бедренная часть), das Beiried – hinteres Rumpfstück vom
Rücken (задняя часть спинки), а также названия сортов мяса для первых блюд:
das Hieferschwanzel – Hüfte  (бедро), der Tafelspitz –  Rindfleisch von der Hüfte
(отваренное мясо заднебедренной части) der Wadschinken – Rindfleisch von
Beinen, Beinfleisch (мясная часть ножек). Блюдо, приготовленное из легких и
сердца,  называется в Австрии das Beuschel – Gericht aus Lunge und Herz; das
Fleischlaiberl/das Fleischlaibchen означает Bulette,  Frikadellen (фрикадельки); das
47
Fleischschöberl – Suppeneinlage in Form von Würfeln (нарезанное кубиками
мясо). Существительное das Geselchte(копченое мясо) соответствует немецкому
Rauchfleisch (копченое мясо) [48].
И последней группой в продуктах питания можно назвать молочные
блюда, которые тоже имеют свою специфику в названиях и отличительные
черты от немецкого языка в Германии. Der  Topfen – Quark (творог). Немецкое
название этого продукта – der Quark – можно видеть только в составе
производного das Quargel со значением Harzer Käse (сыр в форме небольших
головок). Das Obers означает die Sahne (сметана). Das Schlagobers – Schlagsahne
(взбитые сливки).
Определенные расхождения были проанализированы языковедом и в
названиях игр и празднеств. Например, торжество, которое устраивают по 
случаю окончания стройки дома, в немецком называется das  Richtfest, когда в
Австрии назовут это словом die Gleichenfeier. Традиционно устраиваемые
карнавалы – «Hochdeutsch» Maskenball, в Австрии das Gschnasfest или das
Gschnas. Австрийское das Ringelspiel соответствует немецкому Karussell
(карусель) [48]. 
Многие слова австрийского варианта имеют отношение к канцелярскому
языку Габсбургской монархии. Например, в сфере
управления, политики и права в Австрии используют множество собственных
слов. Вместо понятия «Bundestag» австрийцы используют понятие «Nationalrat»,
вместо «Bundesverwaltungsgericht» – «Verwaltungsgerichtshof»,
вместо «Schmerzensgeld» – «Schadensersatz». Интересно отметить, что
юридические понятия пришли в австрийский вариант из латинского языка.
Когда в Германии терминология римского права заменялась определенными
эквивалентами. Следовательно, поэтому до сих пор есть такие понятия в языке,
как: Legat (Vermächtnis), Servitut (Dienstbarkeit), Causa (Fall, Rechtsgrund).
3.5.1. Особенности словообразования
48
Одним из важнейших аспектов в формировании языка является
словообразование. Немецкий язык, как и любой другой подвергался различным
видоизменениям. Время не стоит на месте, а вместе с ним и меняется наш язык.
Некоторые слова приходят и уходят, а некоторые продолжают сохранять свою
ценность и в современном мире.
1. Имя существительное
Отличительной и пожалуй самой главное чертой в австрийских
существительных является, то что происходит редуцирование конечного «-е».
Но стоит отметить, что такие изменения характерны не для всех слов, а зачастую
только для слов иностранного происхождения. Так, например, в немецком
варианте «Hochdeutsch» слова будут, выглядит следующим образом «Pädagoge»,
«Geologe», когда в Австрии «Pädagog», «Geolog». Другой особенностью и
отличительной чертой от немецкого кодифицированного языка является
употребление суффикса -ist. Примером употребления может послужить
существительное «Pensionist» вместо «Pensionär».
Как отмечают лингвисты М. Шустер и Г. Шикола в австрийском варианте
есть также суффикс -er но, со своими вариантами -ler, -ner. Было выявлено, что в
венском диалекте часто образуются существительные с данным суффиксом,
означающие процесс или действие. Другим характерным для австрийского
варианта является суффикс -ler. Так, «Taxler» употребляется в значении «Fahrer».
Существительное «Postler» употребляется в значении «Postbeamter». И
последним суффиксом в литературном языке Австрии является -ner,
употребление данного суффикса совершенно не характерно для немецкого узуса.
Например, «Taschner» – производное от существительного «Tasche» [11].
2. Диминутивные суффиксы -(e)l, -erl, -ndl
В Австрии есть три уменьшительно-ласкательных суффикса: -(e)l, -erl,
-ndl. А. Зиберер отмечал, что важным признаком диминутивов является их
эмоциональность, которая будет подчеркивать отношение говорящего к
49
явлениям. А. И. Домашнев отмечал, что они способствуют передачи различных
чувств и настроений [11]. Чаще всего австрийцы будут употреблять в своей речи
существительные с суффиксом -erl. Так, вместо немецкого слова Gläschen,
австриец скажет Glaserl. В своих работах, А. Зибереру удалось привести в
пример глагольные диминутивные образования, которые были использованы в
обращении к детям. Примером таких глагольных диминутивов могут быть
следующие слова: trinki, schreibi, Waserl denn? (was denn?). Но стоит отметить и
тот факт, что есть и слова с диминутивными суффиксами, которые не имеют, ни
эмоциональной окраски, ни особого значения уменьшительности: Kinderwagerl
(Kinderwagen) [11].
3. Глагол
Система немецкого глагола, как в немецком, так и в австрийском
вариантах литературного языка обладает сходством. Существующие различия
сводятся к особенностям функционирования вариантов глагольных
словообразовательных моделей или структурных типов слов.
 Суффикс –iren является часто употребляемым в австрийском узусе.
 Суффикс –eln имеет различия между немецким и австрийским узусами.
В австрийском узусе будет определенная группа глаголов на –eln, которые будут
совершенно неизвестны для немецкого языка в Германии: bidsеln (kleinlich sein),
graksеln (klettern) [11].

4. Прилагательные
Австрийские прилагательные могут иметь два структурных типа,
например, farbig/färbig. Австрийский словарь при этом не устанавливает каких-
либо семантических различий между вариантами, но при этом рекомендует
употреблять: ein färbiges Kopftuch, но eine farbige Darstellung.
Некоторые прилагательные имеют вариантные формы суффиксов: -ig и -lich [11].
3.5.2. Лексические заимствования
50
Австрия всегда контактировала с различными европейскими народами и
вследствие чего в венский диалект вошло большое количество слов из
всевозможных европейских языков. Но стоит отметить, что больше всего
заимствований пришло из французского, латинского и чешского языков.
Например, большое количество слов, которые обозначают блюда австрийской
кухни, имеют диалектное происхождение [11]:
 Bodna (один из сортов вина);
 Palatschinke (вид жидкого мармелада );
 Pogatscherl (небольшой сладкий пирог);
 Gulasch (гуляш), Karfiol (цветная капуста);
 Topfenhaluschka (галушка); Vogerlsalat (овощной салат);
 Seidel (стакан пива);
 Kipfel (сладкий пирог из теста);
 Pofese (ломтики белого хлеба, выпеченные в сале);
 Zuckerln (конфеты).
1. Заимствования из французского языка
Французский язык и латинский постоянно имели влияние над немецким
языком. После длительного влияния латинского языка в эпоху Средневековья, во
II-й половине XIII века на смену ему пришел французский язык. Во II-й
половине XV века, с приближением эпохи Возрождения, все заметнее
становится новая волна влияния латинского языка. В этот период многие
французские слова вышли из активного употребления в немецком языке,
поскольку они были связаны с реалиями прошедшей эпохи.
XVII-XVIII вв. приносят новый слой французской лексики, когда французский
язык становится популярным почти по всей Европе среди дворян [11].
 delogieren – ausweisen(aus der Wohnung);
 Fourgon – Packwagen;

51
 Gagist (Gage) – Bezahlung;
 Rondeau – rundes Bett;
 Sapine – Spitzhacke.
2. Заимствования из латинского языка
Многочисленными заимствованными словами являются и слова из
латинского языка. Они относятся к разным областям жизни общества и
употребляются в различных стилях речи. Например: слово «Arena» из
латинского языка, кроме общенемецких значений: «Kampfplatz»,
«Vorführungsplatz im Zirkus», в Австрии имеет значение «Sommerbühne».
«Magister», устаревшее в общенемецком значении: «akademischer Grad»,
употребляется в Австрии в сочетании, например, «Magister der Pharmazie» [11].
3. Заимствования из славянских языков
Неоспорим тот факт, что носители диалектов территории Австрии на
протяжении долгих лет жили по соседству с южными и западными славянами.
Многие лингвисты утверждают, что все австрийские говоры, так или иначе,
испытали на себе влияние славянских языков. Например, В. Штайнхаузер
приводит в пример славянизмов из венского словаря:
 Spinatkaless (Gemüsewagen);
 Mamlas (Tölpel);
 Tamleschi (unvorsichtiger Mensch) [11].

4. Швейцарская Конфедерация
Швейцария находится в самом сердце Европы. Государство является
действительно уникальным, которое возникло в свое время на стыке трех
величайших европейских цивилизаций: немецкой, французской и итальянской.
Нередко Швейцарию называют страной многообразия. Столицей является
город Берн. Современное государство является по своей форме устройства

52
федерацией, в состав которой входит 20 кантонов и 6 полукантонов. Из этих 26
кантонов, 19 являются немецкоязычными, 6 франкоязычными и 1
италоязычным. Так, на территории Швейцарии официальными языками
являются немецкий, французский, итальянский и ретороманский [6].
Швейцария на севере граничит с Германией; на западе – с Францией; на
юге – с Италией; на востоке – с Австрией и карликовым Княжеством
Лихтенштейн. Так называемая Альпийская республика, безусловно, является
связующим звеном между северной и южной Европой. На территории
Швейцарии проживает около восьми миллионов человек. Условно государство
принято делить на четыре региона:
1. немецкоговорящая Швейцария – центр, север и восток страны;
2. Романди – запад;
3. Тичино – юг;
4. некоторые долины кантона Граубюнден, где сохранился
ретороманский язык.
По некоторым показателям, которые были проведены в Швейцарии, ученые
заявляют, что число говорящих на немецком языке варьируется примерно от
65% до 73%, что делает его, безусловно, наиболее распространенным языком.
Хотелось бы отметить, что 17 из 26 кантонов признают немецкий язык как
единственный официальный язык в своей местности [6]. Что касается
французского, итальянского и ретороманского языков, то в процентном
соотношении на французском говорят от 22% до 23%, на итальянском
приблизительно 8,3% и на последнем, ретороманском 0,6%.

53
54
4.1. Языковая ситуация в Швейцарии
Современная Швейцария является действительно страной многообразия.
Как было отмечено раннее на территории государства официальными языками
являются немецкий, французский итальянский и ретороманский. В свое время
основоположник швейцарской диалектологии Франц Йозеф Штальдер обращал
внимание на языковое многообразие государства и писал, что в Швейцарии
каждый дом, каждая семья имеют свои особенности в языке [49]. В. М. Бухаров
в своих работах указывает, что в современной лингвистике принято
традиционно выделять несколько типов вариаций. Первым типом является –
диатопический, вторым – диастратный и наконец, третьим, последним типом –
диафазный или стилистический [8]. Диатопические вариации языка, по мнению
современных отечественных и зарубежных лингвистов формируются в
процессе развития и становления народностей и национальностей, а также
социальных объединений, то есть национальных государств [8].
55
А. И. Домашнев полагает, что в случае формирования в языковом ареале
нескольких государств возникает языковая ситуация, то в дальнейшем ее будут
определять как полицентрический язык [11]. Основными признаками такого
языка является то, что он будет представлен в двух и более суверенных
государствах, официально признан в определенных странах, как
государственный либо второй государственный язык, а также как язык
национального меньшинства [34]. Немецкий язык считается официальным
языком в следующих шести государствах: Германия, Австрия, Лихтенштейн,
Швейцария, Люксембург и Бельгия.
Как отмечает отечественный лингвист Г. В. Степанов, что
сосредоточение в одном социуме, как например, в швейцарском государстве,
четырех языков, каждый из которых, как правило, будет обнаруживать
сложную структуру «состояний» вследствие диалектного многообразия и
наличия нормированных национальных литературных языков. Как правило, это
и будет считаться предпосылками для образования своеобразной языковой
ситуации [6].
Неоспорим тот факт, что немецкий язык является более употребляемым.
Языковеды отмечают, что он выполняет общественные функции, так как
является официальным административным языком, но лишь в пределах своих
кантонов, как например французский и итальянский языки [15]. Так как объем
частных коммуникативных функций государственных языков Швейцарии
примерно одинаковый, то с уверенность можно заявлять, о том, что на
территории Швейцарии преобладает экзоглоссная сбалансированная языковая
ситуация [15]. Что касается четвертого официального языка – ретороманского,
то следует отметить, что оставаясь все-таки на положении юридически
равноправного, он не распространяется на общегосударственную сферу
употребления [15]. Другими словами, ретороманский язык не является языком
административной и общественно-политической жизни. Лингвисты склоняются
56
к единому мнению, что данный язык скорее является языком
внутриэтнического общения. Он обслуживает сферы повседневного общения
данной этнической группы. Но стоит отметить тот факт, что, несмотря на его
ограниченность, он все равно наряду с немецким языком выступает в качестве
средства обучения в школе и даже есть примеры изданной художественной
литературы [15].
В языковом отношении зоны Швейцарии не будут представлять собой
неподвижных гомогенных единиц. Стоит отметить, что в определенных местах
схождения языковых границ будут обнаружены области двуязычия. Например,
Фрибур, Биль и Берн. Часто можно наблюдать общение между бильцами (или
бьенцами), т.е. германошвейцарцами с франкошвейцарцами. Каждый из
представителей своей языковой группы будет изъясняться на своем родном
языке, то есть немецком или же французском, при этом взаимопонимание
между ними не будет нарушено.
Хотя многие и утверждают, что в Швейцарии для большей части населения
будет характерно одноязычие, то все равно стоит отметить тот факт, что будет
присутствовать и координативный билингвизм. Под понятием координативный
билингвизм понимают некую разновидность индивидуального билингвизма,
при котором, как правило, первый и второй языки не будут смешиваться в речи
говорящего и имеют некую автономию в его сознании [16]. Данный вид
билингвизма носит не массовый, а все-таки индивидуальный характер и
проявляется преимущественно в интеллектуальной сфере.
Но также будет присутствовать и субординативный билингвизм. Под
субординативным билингвизмом принято понимать
разновидность индивидуального билингвизма, где говорящий воспринимает
второй язык через родной, несмотря на всевозможные отличия этих языков на
разных уровнях [16].

57
Примером подобного явления на территории Швейцарии может
послужить франкоязычный кантон Фрибур, который не был объявлен зоной
двуязычия. Одной третью его населения являются швейцарцы, которые
считают немецкий язык родным (59 827 чел.), и примерно 113 697 чел. на
территории кантона признают родным – французский, который в свою очередь
будет занимать господствующее положение в качестве официального и
делового языка. Но проанализировав повседневный уклад жизни на территории
кантона Фрибур, то можно с уверенностью говорить о явном двуязычии.
Например, преподавание в местном университете ведется на двух языках, в
торговле и в административно-деловом общении также используется в равной
мере. Как отмечает, Б. Бёш, то, безусловно, официальным языком является
французский, но в него все чаще начинают проникать «германизмы» [15].
Популярность немецкого языка на территории Швейцарии обусловлена
также еще и историческими предпосылками, которые происходили во время
формирования государства. Неоспорим тот факт, что еще со времен
«клятвенного союза» («швейцарский союз») с 1291 г. вплоть до 1798 г.
немецкому языку было обеспечено доминирующее положение [15]. Язык
приобрел характер общегосударственного средства общения. Существенные
изменения в статусе других языков страны (французского и итальянского)
произошли с преобразованием Швейцарского союза в «единую и неделимую
Гельветическую республику» (1798-1803), объединившую на равных правах
германские и романские кантоны. Поначалу равноправными языками считались
только немецкий и французский языки, а вскоре был добавлен и итальянский
язык.
Однако в 1803 г., когда Гельветическая республика прекратила свое
существование, вскоре было восстановлено прежнее государственное
устройство, где официальным языком вновь стал немецкий [15].

58
Стоит отметить, что впервые правовое положение швейцарского
многоязычия было закреплено Конституцией только в 1848 г. Национальными
языками были провозглашены – немецкий, французский и итальянский. Что
касается ретороманского, то тот был признан четвертым национальным языком
только в 1938 году, когда в результате проведенного плебисцита была принята
соответствующая поправка в Конституции страны [15].

4.2. Структура языка в Швейцарии


Национальный вариант немецкого языка в Австрии, Южном Тироле и
Бельгии имеет сходства с общепринятой формой немецкого языка, то в
Швейцарии вариант немецкого языка будет отличаться. Подобное явление
можно охарактеризовать тем, что там используется большое количество
собственных диалектов, которые трудны для понимания, например жителей
Германии. Для швейцарцев характерно частое употребление разговорного
языка, то есть Umgangssprache, почти во всех сферах жизни, независимо от
уровня образования или места жительства.
Интересно отметить, что например, в Германии на диалекте, как
правило, говорит только «низший класс» и использовать диалект уже даже в
повседневной речи, не только в официальной считается дурным тоном. Давно

59
известен тот факт, что немецкий является полицентрическим языком, так как
язык имеет широкое распространение. По факту в трех государствах он
является официальным: Германия, Австрия и Швейцария.
Стоит отметить, что каждое из трех государств выработало свое
представление и свои понятия о норме и стандартизации языка. Подобное
распространения языка по разным территориям государств привело к тому, что
появились существенные различия в произношении, лексическом составе и
других уровнях от кодифицированного языка, то есть «Hochdeutsch».
По мнению Н. И. Филичевой, национальный язык и нормы
литературного языка не всегда являются тождественными понятиями [31].
В ходе многочисленных анализов, было замечено, что например речь
телеведущих по новостным каналам ARD, N24 (Германия) и 3 Plus
(Швейцария) имеет характерные отличия. Это можно охарактеризовать, тем,
что все-таки влияние национальных вариантов фонетик вносит свой вклад в
повседневную и официальную речь носителя.
Как было отмечено выше, что для швейцарцев характерно частое
употребление разговорного языка, то есть Umgangssprache, почти во всех
сферах жизни, независимо от уровня образования или места жительства, то
стоит отметить и тот факт, что разговорный язык в свою очередь базируется на
швейцарском диалекте [35]. Швейцарский диалект входит в группу
алеманнского наречия, которые имеют распространение преимущественно в
Швейцарии и на севере Италии. Необходимо также отметить, что швейцарский
диалект и швейцарский стандартный язык не являются равнозначными
понятиями. Швейцарский диалект включает в себя несколько говоров:
1. нижнеалеманнский (базельский);
2. верхнеалеманнский
(бернский, люцернский, цюрихский, шаффхаузенский);
3. горноалеманнский (вальзерский, гларусский, швицский).
60
Для швейцарского немецкого языка будет характерным и отсутствие единой
письменной нормы. Так, например, слово благодарности «спасибо» на
швейцарском немецком может быть выражено как «Danke», так и «Dankä».
Другой характерной особенностью для швейцарского немецкого может
быть то, что там отсутствует «имперфект», вместо которого будет всегда
использоваться только «перфект», а также отсутствие родительного падежа,
вместо которого будет использоваться только дательный падеж. И другим,
последним характерным отличием является то, что в сложноподчиненных
предложениях у глагола нет четкого фиксированного положения, он может
находиться как в начале, так и в конце [35].

4.3. Немецкий язык в Швейцарии


Неоспорим тот факт, что наибольшую индивидуальность в Швейцарии
приобрел все-таки немецкий язык. Многие языковеды придерживаются мнения,
что лингвистическая ситуация швейцарско-немецкого ареала является
действительно уникальной чертой в социально-функциональной модели
немецкого языка. Швейцарский немецкий язык имеет мало сходств с немецким
и австрийским национальными узусами [6]. По причине гомогенности
диалектного уровня в Швейцарии в процессе исторического развития не
произошло образования функционального слоя в виде обиходно-разговорного
языка. Очевидно, что в этой функции для всех швейцарцев использующих
немецкий язык, без каких-либо ограничений выступает швейцарский, то есть
алеманнский диалект при его сглаженной локальной вариативности.

61
Диалектная система швейцарского узуса имеет более сложный
функциональный спектр за счет экспансии в область функций литературного
языка по сравнению с немецким и австрийским ареалами. Важно понимать, что
немецкий литературный язык на территории Швейцарии является
преимущественно формой письменного общения, в то время как в устной
реализации предпочтение отдается национальному диалекту [27]. Современный
немецкий язык в Швейцарии будет иметь следующие формы существования:
1. немецкий литературный язык в его швейцарской окрашенности –
Schweizerhochdeutsch;
2. алеманнский диалект в функции разговорного языка
– Schweizerdeutsch.
Владение этими разновидностями рассматривается в лингвистике как
диглоссия или диалектно-литературное двуязычие.
Кодифицированный немецкий литературный язык
«Schweizerhochdeutsch» опирается на собственные исторические традиции в
рамках южнонемецкого типа литературного языка. Во второй половине ХVIII в.
на территории Австрии и в конце ХVIII в. Швейцарии начал проникать
восточносредненемецкий тип литературного языка в южно-немецкую
языковую общность, где начал укреплять свою позицию, как письменный язык.
Но стоит отметить, что это все равно не означало то, что был отменен
швейцарский национальный языковой стандарт, который был к тому времени
уже выработан. При установлении орфографических правил, Швейцария
придерживалась тех правил, которые были выработаны лингвистами во время
первой конференции 1876 года в городе Берлине. Также языковеды Швейцарии
принимали участи во всех последующих конференция по нормализации
языкового стандарта (1901, 1902 г.г.).
Немецкий литературный язык на территории Швейцарии имеет определенное
своеобразие. Например, одной из особенностей является сохранение в нем
62
ареальных, южнонемецких языковых черт. Стоит отметить, что эти языковые
особенности являются общими как для алеманнской языковой области в целом,
так и для австрийского, баварского и швабского ареалов. Тот факт что
«Schweizerhochdeutsch» имеет высокий уровень расхождения с литературным
немецким языком «Hochdeutsch» уже является очевидным. По мнению
А. И. Домашнева, подобное явление можно объяснить тем, что в истории языка
было длительное отсутствие лингвистического «поля». В данном так
называемом «поле» обычно осуществляется взаимодействие диалектов и
литературного языка, что способствует здесь взаимодействию диалектов с
литературным языком непосредственно, путем прямых контактов, что,
несомненно, создает благоприятные условия для реинтеграции диалектных
(алеманнских) форм в литературный язык, в результате чего последний
приобретает региональные (диалектные) признаки [12].
Алеманнский диалект играет важную роль в литературном немецком
языке Швейцарии. Большое влияние он оказывает в первую очередь на
лексический состав языка, диалект затронул такую группу, как стиль жизни и
быт швейцарцев (предметы одежды, продукты питания, жилища). Лингвисты
отмечают, что в основе диалектного материала лежат «гельвецизмы». В свою
очередь, гельвецизмом (Helvetismus) принято называть выражение или слово,
которое является нормой исключительно в швейцарском варианте немецкого
языка. Гельвецизмы не признаны официально в Германии и являются
нарушением языковых норм, как и «австрицизмы» в Австрии. Гельвецизмы
бывают двух типов:
 швейцарского диалекта;
 швейцарского варианта [35].

63
(Пример «гельвецизма» в Швейцарии)

Также для литературного языка будут характерны лексические единицы,


которые будут обозначать реалии. Тематика реалий – особенности
государственного, общественно-политического, экономического и культурного
развития страны. Стоит отметить, что на словарный состав языка также влияют
и многочисленные заимствования из других иностранных языков. Прежде
всего, подобная тенденция объясняется неоднозначным этническим составом.
Если сравнить заимствования в количественном отношении, то на первом
месте из романских заимствований будут слова из французского литературного
языка, французского разговорного языка и французских говоров швейцарских
кантонов [19].

64
Лингвисты отмечают, что именно с 1960 года в Швейцарии начали более
активно употреблять швейцарский диалект. Он стал, замечен в различных
сферах деятельности, в которых ранее использовался лишь немецкий
литературный язык. Преимущественно диалект начали использовать, прежде
всего, в СМИ, а именно на радио и телевидение, что дало ему столь широкое
распространение. Первые частные радиостанции, которые начали появляться в
1980 году, стали известными благодаря тому, что именно они начали
распространять диалект, который вскоре был замечен уже и на
государственных теле- и радиокомпаниях. Так диалекты начали употреблять
все чаще на территории Швейцарии, вместо немецкого литературного языка.
Любовь к «своему» немецкому языку швейцарцы начали проявлять и в
музыке. В 80-х годах на рок сцене Швейцарии начали звучать песни на
бернском диалекте. Позже вместе с технологическим прогрессом в Швейцарии
и в мире в целом, диалект начал распространяться посредством текстовых
сообщений по мобильному телефону, различных «мессенджеров», социальных
сетей, интернет-форумов, чатов, имейлов. Швейцарцы начали переносить
разговорный язык и на письмо, тем самым вытесняя кодифицированный
немецкий язык. Из-за отсутствия определенного единого языкового стандарта
начали появляться особые нормы орфографии, так например, при общении с
помощью SMS-сообщений, в языке появилось большое количество сокращений
и англицизмов [54].
Благодаря развитию аудиовизуальных СМИ и повышенной мобильности
населения начал меняться и словарный состав языка. В диалекты стали
проникать англицизмы, но при этом адаптируясь под «Schweizerdeutsch» [54].
Например:
 англ. «sorry» – sori;
 англ. «to shop» – schoppe;
 англ. «baby» – Bäbi.
65
Многочисленные исследования, которые были проведены в
Университете Цюриха показывают то, что большинство швейцарцев не
считают немецкий язык Германии своим родным. Носители так называемого
«Schweizerdeutsch» расценивают его как отдельный самостоятельный язык, а не
часть «Hochdeutsch». Такое мнение характерно не только для
малообразованного населения, использующего национальный вариант в
большинстве случаев, но и для высокообразованных и интеллигентных
швейцарцев [35]. Хотелось бы также отметить, что ряд лингвистов полагает
(А. Баур, А. Ришар, Г. Тюрер и др.) о тенденции превращения диалектов в
своего рода койне.

4.4. Фонетический строй швейцарского немецкого языка


Фонетический строй швейцарского немецкого будет отличаться от
кодифицированного немецкого языка и его варианта фонетического строя.
Звуковую систему «Schweizerdeutsch» традиционно делят на систему гласных и
согласных звуков. Лингвистами давно было отмечено, что система гласных
звуков швейцарского немецкого языка имеет мало что общего с системой
гласных современного немецкого языка (Neuhochdeutsch). Больше сходств
можно найти со средневерхненемецким периодом (Mittelhochdeutsch).
1. Сохранение средневерхненемецких монофтонгов
Например, в средневерхненемецком языке: 
 Huus [huːz̊] – «Haus»; 
66
 Züüg [t͡syːɡ̊] – «Zeug»; 
 wiit [ʋiːt] – «weit».
Исключения можно встретить на территории долины Шанфиг
(Hous [houz̊], wejt [ʋeit]), в Унтервальдене (Huis [huiz̊], wejt [ʋeit]) и в Валле-
д’Аоста (Hous [houz̊], wejt [ʋeit]), где прежняя долгота будет дифтонгизирована.
Другим исключением можно считать такое явление, как хиатус. В современной
лингвистике хиатус определяют как стечение подряд нескольких гласных
звуков внутри слова или на стыке двух слов [18]. Подобное явление будет
распространено в нижнеалеманнском диалекте и верхнеалеманнском, но не в
горноалеманнском.
Пример:

 Mhd./höchstal. frii[v̊riː] «frei» – hoch-/niederal. frei [v̊rei];
 mhd./höchstal. Suu [z̊uː] «Sau» – hoch-/niederal. Sou [z̊ou];
 mhd./höchstal. nüü [nyː] «neu» – hoch-/niederal. nöi [nœi]).

Стоит отметить, что например, также на востоке Швейцарии прежние дифтонги


будут различаться по новой звуковой реализации. Так, в городе Цюрихе можно
наблюдать следующий пример: Bäi (Bai) [b̥æi] со старым дифтонгом, но frei
(frej) [v̥rei] со вторичным дифтонгом, который будет звучать по правилам
кодифицированного языка «Bein, frei».
2. Сохранение средневерхненемецких дифтонгов
Во время средневерхненемецкого периода открытые дифтонги ie, ue, üe  в
кодифицированном немецком языке соответствовали монофтонгам. Но в
диалекте швейцарского немецкого языка эти дифтонги сохранились. Например,
lieb будет произноситься как [liəb̥]. Таким образом, например дифтонг который
будет на письме выглядеть как ue, не будет произнесен как ü, а ú-e [uə] (с
ударением на -ú-). Так например, «Rudolf» будет произнесен не Rüdi [ʁyːdiː], а
Ru-edi [ˈruəd̥i].
67
3. Другие особенности гласных
1. Для швейцарского немецкого языка будет характерно долгое
произношение гласных, вместо кратких, как в стандартном немецком
языке.
Schweizerdeutsch Hochdeutsch Deutsch - Russisch
[amboːs] [ambɔs] der Amboß – наковальня

[bra:xtə] [braxtə] brachte (Präteritum) –


принес
[na:xbaːɐ] [naxbaːɐ] der Nachbar – сосед
[fɪ:ʁtsɪç] [fɪʁtsɪç] vierzig – сорок
[ro:st] [rɔst] der Rost – решетка,
ржавчина
[ho:xtsaɪt] [hɔxtsaɪt] die Hochzeit – свадьба
[jʊ:xtsən] [jʊxtsən] juchzen – визжать

2. Также где в «Hochdeutsch» будет долгий гласный, то в швейцарском


немецком краткий.

Schweizerdeutsch Hochdeutsch Deutsch - Russisch


[ʃtɛtə] [ʃtɛːtə] die Städte – города

[knʊtʃən] [knuːtʃən] knutschen – комкать


[jakt] [jaːkt] die Jagd – сосед
[pfɛrt] [pf.eːɐt] das Pferd – лошадь
[ɛrdə] [eːɐdə] die Erde – земля
[hɛrt] [heːrt] der Herd – плита
[vʊks] [vuːks] der Wuchs – рост

3. Произнесение гласного [e] в конце слов как [ə], когда в норме языка будет
тенденция к полной редукции данного звука.

Schweizerdeutsch Hochdeutsch Deutsch - Russisch


[aːtəm] [aːtm] der Atem – дыхание

68
[maxən] [maxn] machen – делать
[aːbər] [aːbr] aber – но
[aːdər] [aːdr] die Ader – артерия
[eːzəl] [eːzl] der Esel – осел

4. Изменения наблюдаются и в произношении гласных звуков перед


сочетанием сонорного [r] с другими согласными. В «Hochdeutsch»
нормой является долгий гласный перед сонорным [r] и согласные. В
швейцарском варианте будет представлена краткая форма гласного.

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
die Art [art] die Art [aːrt]

der Herd [hɛrt] der Herd [he:rt]


das Pferd [pfɛrt] das Pferd [pfe:rt]
wert [vɛrt] wert [ve:rt]
die Erde [ɛrdə] die Erde [eːrdə]
die Beschwerde die Beschwerde
[bəʃvɛrdə] [bəʃve:rdə]
werden [vɛrdən] werden [veːrdən]
die Geburt [gəbʊrt] die Geburt [gəbu:rt]
erst [ɛrst] erst [e:rst]

4. Особенности произношения отдельных звуков


Кодифицированным произношение буквы /y/ считается [y:]/[ʏ], когда в
швейцарском варианте нормой произношения является [i:]/[i].

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
das Asyl [azi:l] das Asyl [azy:l]

das Gymnasium das Gymnasium


[gimnaːziːʊm] [gʏmnaːziːʊm]
die Gymnastik die Gymnastik
[gimnastɪk] [gʏmnastɪk]
die Physik [fiːziːk] die Physik [fyːziːk]

69
die Pyramide die Pyramide
[piːʁamiːdə] [pyːʁamiːdə]
das System [zisteːm] das System [zʏsteːm]
5. Согласные в швейцарском немецком
 Многие швейцарские диалекты полностью подверглись передвижению
согласных. Так древнегерманскому /k/ в начале слога соответствует [x]
(Chind, chalt), /kk/ в начале слога соответствует аффриката [k͡x]
(Stock [ʃtok͡x], Sack [z̥ak͡x]);
 /ch/ в большинстве случаев будет велярным звуком и в некоторых
случаях увулярным звуком: wichtig» – [ˈʋɪxtiɡ̊], когда для
кодифицированного немецкого языка нормой всегда будут являться
следующие звуки [ç], [x] или [ xs];

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
Chaos [xaːɔs] das Chaos [kaːɔs]
der Charakter [xaʁaktɐ] der Charakter [kaʁaktɐ]
der Chor [xoːɐ] der Chor [koːɐ]
die Cholera [xoːləʁaː] die Cholera [koːləʁaː]
cholerisch [xoːleːʁɪʃ] cholerisch [koːleːʁɪʃ]
die Chronik [xʁoːnɪk] die Chronik [kʁoːnɪk]
der Chronometer [xʁoːnoːmeːtɐ] der Chronometer [kʁoːnoːmeːtɐ]
die Melancholie [meːlaŋxoːliː] die Melancholie [meːlaŋkoːliː]
das Orchester [ɔʁxɛstɐ] das Orchester [ɔʁkɛstɐ]

 /p/, /t/, /k/ не будут подвержены аспирации, /b/, /d/, /g/ становятся
глухими [47].
 В швейцарском немецком почти никогда не будет встречаться
вокализованный звук [ɐ], как в стандартном немецком.

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
die Feder [feːdɛr] die Feder [feːdɐ]
70
das Tier [tir] das Tier [tiːɐ]
die Bär [bɛr] die Bär [bɛːɐ]
mir [mir] mir [miːɐ]
dir [dir] dir [diːɐ]
das Klavier [klavir] das Klavier [klaviːɐ]

 Другой немаловажной особенностью является то, что большое


количество заимствованных слов из, например латинского языка, где
будет присутствовать буква /v/, она будет произноситься как [f], тогда как
в «Hochdeutsch» будет звук [v].

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
der Advent [atfɛnt] der Advent [atvɛnt]
der Advokat [atfoːkaːt] der Advokat [atvoːkaːt]
das Evangelium [eːfaŋgeːliːʊm] das Evangelium [eːvaŋgeːliːʊm]
der Kadaver [kadaːfɐ] der Kadaver [kadaːvɐ]
das Klavier [klafiːɐ] das Klavier [klaviːɐ]
der Konvikt [kɔnfɪkt] der Konvikt [kɔnvɪkt]
nervös [nɛʁføːs] nervös [nɛʁvøːs]
der November [noːfɛmbɐ] der November [noːvɛmbɐ]
die Provinz [pʁoːfɪnts] die Provinz [pʁoːvɪnts]
die Vokabel [foːkaːbəl] die Vokabel [voːkaːbəl]
der Vokal [foːkaːl] der Vokal [voːkaːl]
der Vulkan [fʊlkaːn] der Vulkan [vʊlkaːn]
zivil [tsiːfiːl] zivil [tsiːviːl]
Vaduz [fadʊts] Vaduz [vadʊts]
Venedig [feːneːdɪç] Venedig [veːneːdɪç]
Что касается особенностей окончаний в швейцарском немецком то главное что
стоит выделить, это:
1. диалекты швейцарского различают два вида корневого гласного: -i и -ə,
так например i(ch) machə («ich mache», Indikativ) – i(ch) machi («ich
mache», Konjunktiv);
2. конечная -n будет выпадать в конце слова (n-апокопа), прежде всего в
окончании -en (chouffe – kaufen, Haagge – Haken) и также в ударных
корневых гласных, например как в словах Wy – «Wein» oder Maa –
«Mann»;

71
3. появление связующей -n между конечной и начальной гласной, например:
I ha-n es Buech «ich habe ein Buch». Швейцарцы используют -n для того
чтобы избежать хиатус. Пример: I ha-n es Buech, wo-n är mir ggää het «ich
habe ein Buch, das er mir gegeben hat»;
4. выпадение -n в большинстве существительных. Пример:
Brügg/Brugg «Brücke», Pluralendung Böim «Bäume»;
5. окончание -ung будет произноситься как -ig. Пример: Kreuzung –
Chrüüzig;
6. глагольное окончание -eln  и -ern становится -(e)le und -(e)re. Пример:
zügle, bügle, tafle, ruedere, muure «umziehen, bügeln, tafeln, rudern, mauern».
В ходе исследования, было также выявлено, что например речь
телеведущих на каналах ARD, Sat.1, ProSieben (Германия) и ProSieben, Sat.1
(Швейцария) имеют характерные отличия. Это можно объяснить, тем, что все-
таки национальные варианты языка вырабатывают свои определенные нормы,
которые в дальнейшем будут восприниматься носителем как единственный и
правильный языковой вариант нормы. В качестве примера хотелось бы
привести небольшой отрывок из речи ведущей прогноза погоды
Л. Гролимунд (Leila Grolimund) (SD) на телеканале Sat.1 в сравнении с
«Hochdeutsch» (HD) [55].
SD: [gʁʏ ɛtsiː miːtɛnant ʊnt hɛʁtslɪç vɪlkɔmə tsuː iːʁəm ʃvɪ ɪtsvɛtɐ]
HD: [guːtən aːbənt mɪt aɪnandɐ ʊnt hɛʁtslɪç vɪlkɔmən tsuː iːʁəm
ʃvaɪtsvɛtɐ];
SD: [diː hyːtiːgiː naxt diː ʃtaʁtət ʃtɛʁnɛklaːɐ ʃpœtɐ tsiːnt dɛn fɔm
nɔʁtvɛʃtɛ heːɐ ɛs paːɐ dʏniː vʊlçeːfɛldɐ anə]
HD: [diː hɔʏtɪgə naxt diː ʃtaʁtət ʃtɛʁnənklaːɐ ʃpɛːtɐ tsiːən dan fɔm
nɔʁtvɛstən heːɐ aɪn paːɐ dʏnə vɔlkənfɛldɐ hɛʁan];
SD: [ɛs blɪpt aːbɐ yːbɐ al tʁɔxɛ ɪn ɛs paːɐ tɛːlɐ køːntɪs alɐdɪŋs œʁtlɪç
tsuː nɛːbəl koː]
72
HD: [ɛs blaɪpt aːbɐ yːbɐ al tʁɔkən ɪn aɪn paːɐ tɛːlɐ kœntə ɛs alɐdɪŋs
œʁtlɪç tsuː neːbəl kɔmən];
SD: [tʏ ʏfʃtvɛːɐt lɪgɛt biː ʁʊnt fiːɐtsɛː bɪs tsɛː gʁaːt]
HD: [tiːfstveːɐtə liːgən baɪ ʁʊnt fɪʁtseːn tseːn gʁaːt];
SD: [ɪn gʁaʊbʏndə kœmɛt mɐ deː nʊlgʁaːtgʁɛntsɛ ʃoː ga fœɐlɪç nœt œç
biː tsvaɪ gʁaːt vɪʁts ʃoː ʁɪçtɪç tsapfɪç]
HD: [ɪn gʁaʊbʏndən kɔmən viːɐ deːɐ nʊlgʁaːtgʁɛntsə ʃoːn gəfɛːɐlɪç naː
baɪ tsvaɪ gʁaːt vɪʁts ʃoːn ʁɪçtɪç aɪskalt];
SD: [dɛ zʊntɪç deː ʃtaʁtət dɛn ʃtɛleːvɪ ɪs mɪt dɪkə nɛːbəlfɛldɐ diː lœt zɛt
zɪç dɛn aːbɐ pɔʏ iːpɔʏ uːf ʊnt ʃtʁaːləndə zʊnɛʃɪ iː vaʁtət uːf ɔʏs]
HD: [deːɐ zɔntaːk deːɐ ʃtaʁtət dan ʃtɛlənvaɪzə mɪt dɪkən neːbəlfɛldɐn diː
løːzən zɪç dan aːbɐ almɛːlɪç aʊf ʊnt ʃtʁaːləndɐ zɔnənʃaɪn vaʁtət aʊf
ʊns].
В итоге хотелось бы выделить еще раз основные особенности
швейцарского немецкого. Немецкие дифтонги  au, eu, ei будут соответствовать
швейцарским uu, üü, ii, например Lüüt = Leute, Ziit = Zeit. Второй характерной
особенностью является то, что немецкие приставки be, ge- сокращаются до
краткого b-, g-, например, bhalte = behalten. Что касается грамматики, то в
Швейцарии уже давно отказались от использования прошедшего времени
Präteritum, и вместо него используют только Perfekt. Также следует отметить то,
что больше не используют и Genetiv, и вместо родительного падежа будет
употреблен предлог vo = von или вообще Dativ.

73
4.5. Грамматический строй швейцарского немецкого языка
Если грамматические различия между австрийским вариантом
немецкого языка и «Hochdeutsch» не являются столь значительными, и поэтому
можно было говорить лишь о некоторых отличиях, то различий между
швейцарским вариантом немецкого и «Hochdeutsch» уже будет больше.
Например, при спряжении глаголов, во втором лице единственного числа будет
окончание -est, вместо -st но только если до этого были следующие согласные:
s, ß, z, x, sch.

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
du liesest du liest
du heißest du heißt

74
du reisest du reist
du hassest du hasst
du sitzest du sitzt
du wünschest du wünschst

Другой особенностью является частое употребление вспомогательного глагола


sein, вместо haben, даже с теми глаголами, которые этого не требуют.
Например, ich bin gehockt, вместо ich habe gehockt или ich bin gesessen вместо
ich habe gesessen. Также стоит отметить, что большинство глаголов будут также
иметь отличное управление, от «Hochdeutsch».

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
präsidieren Akk. präsidieren Dat.
anfragen Akk. anfragen bei Dat.
abpassen Dat. abpassen Akk.
anlauten Dat. anlauten Akk.
warten Dat. warten auf Akk.
beantragen Dat. beantragen bei Dat.
bestellen Dat. bestellen bei Dat.
verklagen Dat. verklagen bei Dat.
verlangen Dat. verlangen von Dat.
organisieren Dat. organisieren Akk.
reservieren Dat. reservieren Akk.
stimmen Dat. stimmen Akk.
wissen Dat. wissen Akk.
finden Dat. finden Akk.
stehen zu Dat. stehen nach Dat.
gedenken Dat. gedenken Gen.
annehmen oft Dat. annehmen Akk.

Также, выделяют различия в грамматическом роде существительных.


Так современные лингвисты различают швейцарский и немецкий узус.
Различия в существительных могут быть, как и полные, так и частичные.

Schweizerdeutsch Hochdeutsch
der die Couch die Couch
der die Coupe die Coupe
75
das die Jus die Jus
der die Salami die Salami
der die Stage die Stage
der das Achtel das Achtel
der das Drittel das Drittel
der das Viertel das Viertel
der das Bund das Bund
der das Buschel das Buschel
der das Grammofon das Grammofon
der das Kummet das Kummet
der das Match das Match
der das Milimeter das Milimeter
der das Zentimeter das Zentimeter
der das Passepartout das Passepartout
der das Prozent das Prozent
der das Radio das Radio
der das Taxi das Taxi
der Crepe, Krepp  der Krepp
der das Foto das Foto
der das Fräulein das Fräulein
das der Bikini der Bikini
das Bonbon der das Bonbon
das der Boulevard der Boulevard
das der Caramel der Karamel
das der Dekor der Dekor
der Socken  die Socke
der Tenn die Tenne
der Omelette das Omelett
der Sülz die Sülze 
der Zyklame das Zyklamen
die Etikette das Etikett
der Spitz  die Spitze
der Hektare das Hektar
der Tusch die Tusche
der Arre das Ar
die Handballe der Handballen
der Final das Finale
der Halbfinal das Halbfinale

Хотелось бы также отметить и употребление определенного артикля


перед прилагательными в сравнительной степени в «Schweizerdeutsch» вместо
неопределенного артикля в немецком языке «Hochdeutsch». Пример:
76
 die noch größere Veränderung – eine noch größere Veränderung;
 das viel interessantere Ergebnis – ein viel interessanteres Ergebnis.

Также в Швейцарии считается нормой употреблять определенный артикль


перед именами собственными, географическими названиями. Например:
der Aargau, das Voralberberg, das Burgund, der Aargau, der Thurgau, die Waadt, der
Brunner, das Tirol, die March, das Anni.

4.6. Лексический строй швейцарского немецкого языка


Лексический строй швейцарского немецкого языка действительно
является уникальным и вызывает интерес у лингвистов. В языке присутствует
большое количество заимствованных слов из французского и итальянского
языков. Но кроме большого количества заимствованных и уже
ассимилированных слов, есть и другие особенности.
Так, например, большинство глаголов употребляются исключительно с
суффиксами –eln и –elen + умлаут корневого гласного.
 pützlen – putzen;
77
 föppeln – foppen;
 zwängeln – zwängen;
 mischeln – mischen;
 pröbeln – proben;
 frägeln – fragen.
Глаголы, которые будут образованы от существительных и прилагательных.
Например:
 beineln;
 ausbeineln;
 ellbögeln;
 gifteln;
 höfeln;
 köpfeln;
 kücheln;
 plätteln;
 scherbeln;
 schlitteln;
 schöppeln;
 soldäteln;
 büscheln.
Глаголы, которые образованы от существительных и прилагательных с
суффиксом –eln, будут иметь значение «чем-либо пахнуть». Например,
feuchteln – то, что будет пахнуть сыростью.
Что касается существительных в швейцарском национальном варианте,
то при образовании широкое распространение получает уменьшительно-
ласкательный суффикс –li (Leckerli, Säli, Knöpfli, Dünkli, Fideli). Также часто
можно наблюдать подобное явление и в употреблении первого компонента в
78
сложных существительных «Bündelitag», «Dächlikappe», «Flädlisuppe».
Широкое употребление получил и суффикс –et (das Leset, das Schwinget, das
Baumpflanzet).
Стоит также отметить, и то, что большинство отглагольных существительных с
суффиксом –ierung в немецком языке «Hochdeutsch» зачастую в швейцарском
варианте соответствуют производные существительные с суффиксом –ation:
 die Annulation – die Annulierung;
 die Fixation – die Fixierung;
 die Renovation – die Renovierung;
 die Resertvation – die Reserierung;
 die Signalisation – die Signalisierung.
Очевидно, что диалекты влияют на национальный вариант немецкого языка в
Швейцарии, так в языке употребляются прилагательные с суффиксом –ig,
который будет означать что-либо, что было сделано по какому-либо образцу.
Также суффикс –ig используется для обозначения времени (minütig, stündig,
wöchig, jährig).
Современные языковеды отмечают, что в Швейцарии чаще, чем в ФРГ
употребляются сокращенные формы сложных существительных и сложные
существительные без связующих элементов (die Altwohnung – die
Altbauwohnung, das Badkleid – das Badekleid, der Wartsaal – der Wartesaal, das
Ausrufzeichen – das Ausrufungszeichen, die Schattseite – die Schattentseite).
В Швейцарии употребляются и некоторые сложные существительные,
которые отсутствуют в стандартной норме немецкого языка.
Schweizerdeutsch Russisch
die Tagliste дневной список
die Tagwache дневная охрана
der Wegmacher дорожник
das Erstklaßhotel первоклассный отель
der Erstklaßwagen автомобиль высшего класса
das Einerzimmer одноместный номер
79
das Zweierzimmer двухместный номер

В качестве примера лексических особенностей швейцарского немецкого


языка, следует сравнить два идентичных по смыслу текста. Первый вариант
написан на «Schweizerdeutsch», а второй на «Hochdeutsch».
DE MORGE
Es isch morge. D wält isch nanig verwachet. De wald isch stile. D tier schlaaffed na.
En chüele wind strycht über s land und bewegt daa und deet es gresli. D luft isch na
chalt, und wänn e bluem si wott uuftue, so verstrickt si ab der chüeli und planget na
der wёёrmi vo der sune. A de stängle vo de blueme glänzed d tautröpfe und waarted
bis si d farb vo der sune chönd abspiegle. Aber d vögel sind scho wach und pfyffed.
Epaar ree wäided ä scho am waldrand. D sune isch na hinder em bёёrg, aber ob em
graat isch en liechtsträiffe und frisst d tünkli vo der nacht uuf. Iez chunt d suneschybe
naadinaa füre. D böim, d straasse, d hüüser, alles wiirt für en augeblick goldgääl, und
dänn veränderet si d farb und d landschaftt gseet wider uus wie suscht.Me fangt aa, d
wёёrmi vo de sunestraale gspüüre. S graas und d blueme, d böim und was suscht na
läbigs umen isch, fangt au wider aa si rode. D chraft vo der sune hät ales nöi gmacht.
D böim recked si, d blueme tüend si uuf, d gresli schüttled de tau aab.D sunestraale
schyned au dur d fäischter und wecked d mäntsche. Die rangged in irne fädere, rybed
si de schlaaf us den auge, gumped us em bett und mached si paraad zum tagwёёrch.
D sune stygt derwyle hööcher, de himel wiirt blau,d wulche wёёrded wyss und d
helikäit und d wёёrmi wёёrded gröösser. D nacht hat d hёrschaft verloore. D taag isch
iez mä ischter.
DER MORGEN
Es ist Morgen. Die Welt ist noch nicht aufgewacht. Der Wind ist still. Die Tiere
schlafen noch. Ein kühler Wind streicht über das Land und bewegt da und dort ein
Gräslein. Die Luft ist noch kalt (kühl), wenn eine Blume sich öffnen will, so
erschrickt sie von der Kühle und sehnt sich nach der Wärme der Sonne. An den

80
Blumenstengeln glänzen Tautropfen und warten bis sie die Sonnenfarbe abspiegeln
können. Aber die Vögel sind schon wach und pfeifen. Ein paar Rehen weiden auch
schon am Waldrand. Die Sonne ist noch hinter dem Berg, aber oberhalb (über) dem
Grat ist ein Lichtstreifen und frisst die Dunkelheit der Nacht auf. Jetzt kommt die
Sonne nach und nach hervor. Die Bäume, die Straßen, die Häuser, alles wird für
einen Augenblick goldgelb, und dann verändert sich die Farbe und die Landschaft
sieht wieder aus wie sonst. Man fängt an die Wärme der Sonnenstrahlen zu spüren.
Das Gras und die Blumen, die Bäume und was noch Lebendiges umher ist, beginnt
sich wieder zu rühren. Die Kraft der Sonne hat alles noch gemacht. Die Bäume
strecken sich, die Blumen öffnen sich, das Gras schüttelt den Tau ab. Die
Sonnenstrahlen scheinen auch durch die Fenster und wecken die Menschen. Die
Menschen rekeln sich in ihren Federn, reiben sich den Schlaf aus den Augen,
springen aus dem Bett und machen sich bereit zum Tagwerk. Die Sonne steigt
inzwischen höher, der Himmel wird blau, die Wolken werden weiß und die Helligkeit
und die Wärme werden größer. Die Nacht hat die Herrschaft verloren. Der Tag ist
jetzt Meister.

5. Княжество Лихтенштейн
Лихтенштейн является карликовым государством. Княжество
располагается в Западной Европе и имеет территориальные границы с
Австрией на востоке и Швейцарией на западе. Столицей государства является
город Вадуц [21].
Интересно отметить, что современное государство Лихтенштейн хоть и
не является членом Европейского союза, но входит в Европейское
экономическое пространство и является участником Шенгенского соглашения
[21].
Что касается административного деления, то Лихтенштейн состоит из
двух административных частей:
81
1) Оберланд (Верхний Лихтенштейн);
2) Унтерланд (Нижний Лихтенштейн).
Княжество разделено на одиннадцать коммун. Основной процент жителей
составляет этнос немецкого происхождения. Хотелось бы отметить, что,
несмотря на то, что большей частью жителей является алеманнская народность,
тем не менее, в период Средневековья преобладал именно романшский язык, а
не немецкий.
На сегодняшний день, официальным языком является немецкий, но
языком повседневного общения – алеманнский диалект немецкого языка.
«Алеманны» является самоназванием коренных жителей Княжества
Лихтенштейна, что в переводе с немецкого языка означает «все люди». Позже
алеманнов стали называть «швабами». По факту на сегодняшний день
приблизительно 10 миллионов людей говорят именно на алеманнском диалекте
[21].

82
83
5.1. Языковая ситуация в Лихтенштейне
Лихтенштейн является единственным государством в Европе, где
преобладает немецкоязычное население. Стоит отметить, что на территории
государства отсутствуют официальные региональные языки либо языки
меньшинств. Хоть основным языком повседневного общения является местное
наречие – алеманнское, то письменным официальным языком остается
национальный вариант швейцарского немецкого языка. Швейцарский немецкий
употребляют преимущественно в СМИ и школах. По некоторым
статистическим данным, 86% граждан страны являются алеманнами и
соответственно они свободно владеют алеманнским наречием и его
диалектами. В свою очередь, алеманнский диалект немецкого языка относят к
южнонемецким диалектам, верхненемецкого кластера [38].
Современные лингвисты утверждают, что диалект становится менее
популярным на территории Германии, уступая кодифицированному языку.
Тогда как в Швейцарии и Лихтенштейне наоборот происходит усиление
позиций диалекта. Все чаще его можно заметить в повседневном общении
молодого поколения посредством смс-сообщений, на различных интернет-
форумах, сайтах, а также услышать на теле- и радиоканалах [38].
Первыми письменными источниками принято считать надписи на
фабулах VI века, позднее в 1520 году на диалекте алеманнов был сделан
перевод Библии швейцарским религиозным реформатором Ульрихом Цвингли.
Германисты отмечают, что с XVII века началось вытеснение диалектов
немецким литературным языком, вследствие чего до сих пор не существует
единой орфографической нормы для данной группы диалектов. Но некоторые
лингвисты, опасаясь полного исчезновения диалекта, создали специальное
общество «Muettersproch-Gsellschaft» (Общество родного языка). Созданное
общество в 1967 году в городе Фрейбург в Брайсгау занимается пропагандой и
активной защитой диалекта. За годы существования общества было издано
84
достаточное количество книг на алеманнском диалекте и также два раза в год
издается журнал «Alemannisch dunkt üs guet».
Языковеды утверждают, что в основном широкое распространение
имеют именно верхне- и горноалеманнские диалекты. В свою очередь из
горноалеманнских диалектов часто употребляемым является вальзерское
наречие. Также стоит отметить, что всю группу алеманнских диалектов, как
правило, объединяют одним общим названием – лихтенштейнский диалект
(Liachtaschtänerisch) [38].
Лингвисты, как правило, делят «Liachtaschtänerisch» на три локальных
диалекта:
1) Унтерландский диалект (Unterländisch) – имеет широкое
распространение в Руггеле, Шелленберге, Гамприне, Эшеле и
Мауэрне;
2) Оберландский диалект (Oberländisch) – имеет широкое
распространение в Планкене, Шане, Вадуце, Тризене и Бальцерсе;
3) Валисское наречие (Walserdeutsch) – распространено в общине
Тризенберг [38].
Кроме немецкого языка и его диалектов на территории Лихтенштейна, по
данным переписи за 2010 год, используют также:

Родной язык % Количество

немецкий 94,53 34 171

итальянский 1,14 412

португальский 0,79 284

85
турецкий 0,74 268

сербохорватский 0,67 244

испанский 0,63 227

албанский 0,40 143

языки Восточной Азии 0,28 102

английский 0,16 59

французский 0,11 39

русский 0,09 33

нидерландский 0,07 25

греческий 0,06 21

арабский 0,05 19

языки Западной Азии 0,04 13

венгерский 0,03 12

словацкий 0,03 10

македонский 0,02 9

дравидийские и индоиранские язык 0,02 9
86
и

польский 0,02 8

словенский 0,02 8

шведский 0,02 7

африканские языки 0,02 6

румынский 0,01 5

чешский 0,01 4

другие языки 0,01 4

датский 0,01 2

романшский 0,00 1

другие языки Западной Европы 0,00 1

финский 0,00 1

другие языки Восточной Европы 0,00 1

болгарский 0,00 1

87
5.2. Особенности немецкого языка в Лихтенштейне
На территории Лихтенштейна широкое распространение имеет не
кодифицированный немецкий язык «Hochdeutsch», а его вариант диалекта –
алеманнский. Он относится к южнонемецким диалектам и имеет широкое
распространение на юге Германии, западе Австрии, в Швейцарии,
Лихтенштейне, Эльзасе (Франция) и некоторых районах Италии [39].

88
В свою очередь алеманнский диалект делится на [39]:
 Швабский диалект (Schwäbisch) – Баден Вюртемберг и Баварская
Швабия.
 Нижнеалеманнский диалект (Niederalemannisch):
1. Верхнерейнско-алеманнский диалект (Oberrheinalemannisch) – юго-
запад Баден-Вюртемберга (Германия) и Эльзас (Франция);
2. Баденский диалект – юго-запад Баден-Вюртемберга (Германия);
3. Базельский диалект – район Базеля, кантон Базель (Швейцария);
4. Эльзасский диалект (Elsässisch) – Эльзас (Франция).
 Среднеалеманнский диалект (Bodenseealemannisch, Seealemannisch,
Mittelalemannisch) – юг Баден-Вюртемберга (Германия) и северо-
запад Форарльберга (Австрия):
1. Альгойский диалект (Allgäuerisch);
2. Баар-алеманнский диалект (Baar-Alemannisch);
89
3. Южновюртембергский диалект (Süd-Württembergisch);
4. Форарльбергский северный диалект (Vorarlbergerisch);
5. Товарский диалект (Alemán Coloniero) – с 1843 в Венесуэле (Колония-
Товар).
 Верхнеалеманнский диалект (Hochalemannisch, Schweizerisch) – север
Швейцарии, Лихтенштейн, Австрия (Форарльберг), Франция (Эльзас):
1. Восточноверхнеалеманнские
диалекты (цюрихский, граубюнденский, лихтенштейнский, форарльбергс
кий южный и др.);
2. Переходно-верхнеалеманские диалекты (аргауский, люцернский);
3. Западноверхнеалеманнские
диалекты (базельландский, бернский, золотурнский и др.);
4. Сунгауский диалект.
 Горноалеманнский диалект (Höchstalemannisch) – средняя и южная
части Швейцарии, юг Лихтенштейна, Австрия
(Форарльберг и Тироль), Италия (Валле-д’Аоста, Пьемонт):
1. Валлисский (вальзерский) диалект – восток кантона Валлис (Швейцария),
восток Валле-д’Аоста и крайний север Пьемонта (Италия), частично
Форарльберг и северо-западный Тироль (Австрия);
2. Верхнебернский диалект (de:Berner Oberländisch);
3. Цугский диалект;
4. Гларусский диалект;
5. Швицский диалект;
6. Ури-вальденский диалект;
7. Зенслерский диалект.
Опираясь на проведенные наблюдения можно отметить основные
особенности использования алеманнского диалекта жителями Княжества.
Например, для группы нижнеалеманнских диалектов будет характерным
90
влияние баварского и швабского диалекта, вследствие чего,
для фонетики нижнеалеманнских диалектов будет характерен переход
начального /k/ в [kʰ] или [kx], в отличие от верхнеалеманнского, где он
становится фрикативным [x] [42]. Стоит отметить, что также в состав
нижнеалеманнского диалекта еще входят бодензе-алеманнский диалект
(Bodenseealemannisch) и верхнерейнско-алеманнский диалект
(Oberrheinalemannisch) [42].
Для верхнеалеманнского диалекта характерным является смещение /k/, который
будет находиться в начале слова, таким образом, вместо «Kind» и «Kopf» в
Лихтенштейне будет использовано «Chind» и «Chopf» [39].
Верхнеалеманнский диалект будет разделен на восточноверхнеалеманнскую
группу, переходную западно/восточно-верхнеалеманнскую группу,
западноверхнеалеманнскую группу, южнобаденскую и сунгаускую группы.

Литература:

1. Аванесов Р.И. Описательная диалектология и история языка //


Славянское языкознание. М., 1963.
2. Арсеньева М. Г., Балашова С. П., Берков В. П. и др. Введение в германску
ю филологию. Учебник дляфилологический факультетов вузов — ГиСб, 2
003.

91
3. Атарщикова А.И. Интонационная вариативность. На материале
австрийского и немецкого вариантов немецкого литературного языка:
Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук/
Санкт-Петербург – 2002. 288 С.
4. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. – 2-
е изд., стер. – М : УРСС : Едиториал УРСС, 2004. – 571 с.
5. Бах А. – Немецкая диалектология. Сб. «Немецкая диалектография», под
ред. проф. В. М. Жирмунского, М.: Издательство иностранной
литературы,1965. – 244с.
6. Бородина М.А. , Кузьмич Н.Г. Лингвистическая ситуация в Швейцарии и
проблема языкового союза // Романо-германские языки и диалекты
единого ареала.- 1977.- С. 6-24.
7. Бухаров В.М. Варианты норм произношения современного немецкого
литературного языка: Монография / В. М. Бухаров; Нижегор. гос. ун-т
им. Н. И. Лобачевского. - Н. Новгород : Изд-во Нижегор. ун-та, 1995. -
138 с.
8. Бухаров В.М. Кластер в полицентрическом языке. - / В.М. Бухаров /. –
Научный журнал «Вестник Нижегородского государственного
лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова» – Нижний
Новгород, 2012 г. – Стр. 21-28.
9. Воцелка К. История Австрии. — М.: Весь Мир, 2007. — 504 с. —
(Национальная история).
10.Гухман М.М, Семенюк Н.Н., Бабенко Н.С. История немецкого
литературного языка XVI - XVIII вв. Отв. редакт. член -кор. АН СССР
В.Н. Ярцева. - М.: Наука, 1984. - 246 с.
11. Домашнев А.И. – Очерк современного немецкого языка в Австрии:
учебн. пособие. – М.: Высшая школа, 1967. – 180 с.

92
12.Домашнев А.И., Помазан Н.Г. Социально-функциональная структура
немецкого языка Швейцарии // Варианты полинациональных языков.-
Киев: Наукова думка, 1981.- С.160-170.
13. Домашнев А.И. – Современный немецкий язык в его национальных
вариантах: Учебн. пособие. – М.: Ленинград «НАУКА», 1983. – 232с.
14.Домашнев А.И. Современный немецкий язык в его национальных
вариантах. - Л.: Наука, 1989. - С. 57.
15. Домашнев А.И. Языковая ситуация в Швейцарии // Язык и
диалекты Швейцарии.-Л.: Наука, 1990.
16.Жеребило Т.В.  Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-
е и дополн. – Назрань: Изд-во "Пилигрим", 2010.
17. Жирмунский В.М. Немецкая диалектология. М.; Л., 1956, с. 38.
18. Комлев Н. Г. Хиатус // Словарь иностранных слов. — М.: Эксмо,
2006.
19. Кузьмич Н.Г. Романо-германская контактная зона Швейцарии //
Взаимодействие лигвистических ареалов.- : Л., Наука, 1980.- С. 237-243.
20. Малыгин В.Т. Устойчивые словосочетания в австрийском
национальном варианте современного немецкого литературного языка.
Автореф. канд. дис. Л., 1977.
21. Матвеев Г.П. Андорра, Лихтенштейн, Монако, Сан-Марино. — М.:
Географгиз, 1959. — 88 с.
22.Михаленко А.О. Deutsche Sprache // История немецкого языка и
языкознания. - Железногорск, 2010.
23. Наумов В.В. Мартин Лютер - первый немецкий фонолог // Вестник
гуманитарного факультета Ивановского государственного химико-
технологического университета. - СПб, 2008. - с.274-275.
24. Петренко Д. А., Соловьева К. К. Особенности функционирования
немецкого языка в Республике Намибия. - / Д. А. Петренко, К. К.
93
Соловьева /. – Научный журнал «Вестник науки и образования» – № 6
(29). – Москва, 2017 г. – Стр.71-74.
25. Петренко Д.А., Соловьева К.К. О стилистических
произносительных вариантах. - /Д.А. Петренко, К.К. Соловьева/. –
Актуальные проблемы современной гуманитарной науки: отечественные
традиции и международная практика: материалы Всероссийской научно-
практической конференции, Ялта, Симферополь, 4–5 мая 2017 г. / гл. ред.
А. Д. Петренко. – Симферополь : ИТ «АРИАЛ», 2017. – Стр. 220-228.
26. Петренко Д. А., Чернышова М. В., Соловьева К. К. Развитие норм
произношения немецкого языка за последние сто лет. - / Д. А. Петренко,
М. В. Чернышова, К. К. Соловьева /. – Научный журнал «АПРОБАЦИЯ»
– № 3-1 (54). – Махачкала, 2017 г. – Стр.55-58.
27. Помазан Н.Г. О стилистическом использовании диалектизмов в
современной швейцарской прозе // Стилистика художественной речи. Вып.
2.-Л., 1975.- С. 130-137.
28. Прокопова Л.И. О фонетических стилях в немецком языке. – / Л.И.
Прокопова – Научный журнал «Культура народов Причерноморья» – №
19. – Симферополь, 2001 г. – С. 41–44.
29. Рапанович А.Н. Фонетика французского языка. Курс нормативной
фонетики и дикции / А. Н.Рапанович. – М. : Высшая школа, издание 3-е,
испр., 1980. – С. 284.
30. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. Переводы с французского
языка под ред. А. А. Холодовича. — Москва: "Прогресс" 1977. — 695 с.
31. Филичева Н.И. История немецкого языка. М.: Изд-во Московского
университета, 1959.
32. Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность / Л. В. Щерба. –
М. : Едиториал УРСС, 2004. – 432 с.

94
33. Ammon, U. Die Begriffe 'Dialekt' und 'Soziolekt' // Kontroversen, alte und
neue. Akten des Internationalen Germanisten-Kongresses Gmtingen Besch
1985, Band 4. - Ebingen, 1986.
34. Ammon U. Vorschläge zur Typologie nationaler Zentren und
nationaler Varianten bei plurinationalen Sprachen / U. Ammon. – ÖBV. –
1995. – S.112-147
35. Ammon, Ulrich, Bickel, Hans, Ebner, Jakob u. a. Variantenwörterbuch des
Deutschen. Die Standardsprache in Österreich, der Schweiz und Deutschland
sowie in Liechtenstein, Luxemburg, Ostbelgien und Südtirol. — Berlin: Walter
de Gruyter, 2004.
36. Helmut Glück. Metzler Lexikon Sprache. — Stuttgart: Metzler, 2005. —
S. 75.
37. Hollmach Uwe // Untersuchungen zur Kodifizierung der Standardaussprache
in Deutschland (Hallesche Schriften zur Sprechwissenschaft und Phonetik).
Uwe Hollmach – Band 21. – Peter Lang, Frankfurt am Main 2007. – S. 55–57.
38. Jutz, Leo. Die Mundart von Südvorarlberg und Liechtenstein. Heidelberg,
1925 (Germanische Bibliothek. Sammlung 1. Reihe 1. Bd. 15).
39. König Werner, Schrambke Renate. Die Sprachatlanten des schwäbisch-
alemannischen Raumes. Baden-Württemberg, Bayerisch-Schwaben, Elsass,
Liechtenstein, Schweiz, Vorarlberg. — Bühl, 1999.
40. Kranzmayer E. Mundart und Geschichte // Studien zur österreichisch-
bairischer Dialektkunde 4. -Wien, 1967. - S. 116.
41. Mangold M. Duden Aussprachewörterbuch. Wörterbuch der deutschen
Standardaussprache / M. Mangold. – Mannheim : Bibliographisches Institut,
1962. – 788 S.
42. Matzen, Raymond. Der alemannische Sprachraum. — Hildesheim, 1979.
43. Schindler F. Beiträge zur deutschen Hochlautung. - Hamburg, 1974.

95
44. Vietor W. Elementen der Phonetik des Deutschen, Englischen und
Französischen. 1884.
45. Vietor W. Die Aussprache des Schriftdeutschen mit dem “Wörterverzeichnis
für die deutsche Rechtschreibung” zum Gebrauch in den preussischen
Schulen” in phonetischer Umschrift sowie phonetischen Texten. Leipzig: OR
Reisland, 1885.
46. Vietor W. Deutsches Aussprachewörterbuch. Leipzig: O.R. Reisland, 1921.
47. Willi, Urs. Die segmentale Dauer als phonetischer Parameter von «fortis» und
«lenis» bei Plosiven im Zürichdeutschen. Eine akustische und perzeptorische
Untersuchung. Steiner, Stuttgart 1996.
48. Wollmann F, Die Sprache des Österreichers. — Erziehung und Unterricht.
Österreichische pädagogische Zeitschrift, 1948, H. 7—8, S. 361.
49. Особенности языковой ситуации современной Швейцарии,
[Электронный ресурс] - Режим доступа:
https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/001/026/1.htm (дата обращения:
01.10.2017).
50. Статья в газете «die Welt», [Электронный ресурс]-Режим доступа:
https://www.welt.de/kultur/article108785736/Dieser-Mann-versiebte-das-
Deutsche.html, (дата обращения: 20.10.2017).
51. Dw.com, Luther, der deutsche Gigant. [Электронный ресурс] – Режим
доступа: http://www.dw.com/de/luther-der-deutsche-gigant/a-38393751 (дата
обращения: 07.10.2017).
52. Österreichisch, [Электронный ресурс] - Режим доступа:
https://www.youtube.com/watch?v=KVQggjmy_6o (дата обращения:
04.11.2017).
53. Sprachgeschichte Liechtenstein, [Электронный ресурс]-Режим доступа:
https://www.liechtenstein.li/kultur/traditionen/eigenheiten/sprachgeschichte,
(дата обращения: 28.10.2017).
96
54. Srf.ch, Unsere Dialekte werden nicht aussterben. [Электронный ресурс] –
Режим доступа: https://www.srf.ch/radio-srf-1/radio-srf-1/unsere-dialekte-
werden-nicht-aussterben#main-comments (дата обращения: 10.11.2017).
55. Wetter Schweizerdeutsch, [Электронный ресурс] - Режим доступа:
https://www.youtube.com/watch?v=E3-UfPCubsE (дата обращения:
01.10.2017).

97