Вы находитесь на странице: 1из 2

МЫСЛИ ВСЛУХ: ЕЖЕДНЕВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О БИБЛИИ

 
Как видно, отношение Иисуса к разврату, к прелюбодеянию такое же, как к убийству: если к
убийству Он приравнивает ненависть, то к прелюбодеянию — вожделение. Как видно, причины
и логика здесь те же, что и в том случае, когда дело касается убийства и ненависти: намерение
и в этом случае оказывается для Царства даже важнее самого поступка. И так же, как в случае
с ненавистью, Иисус предлагает своего рода «работу на опережение»: именно так, по-
видимому, нужно понимать Его слова о соблазняющей руке и о соблазняющем глазе. Как и в
случае ненависти, когда оказывается, что лучше примириться с соперником ещё по дороге в
суд, чем разжигать страсти, до вожделения дело лучше не доводить. Конечно, здесь перед нами
развитие уже существовавшей в те времена традиции, которая основана на понимании того, что
страсть легче предупредить, чем потом с ней бороться. Достаточно вспомнить хорошо всем
тогда известные слова одного из великих учителей Торы, Гиллеля, сказавшего: страсть вначале
заглядывает в твой дом, как прохожий, затем заходит в него, как гость, а в конце концов
поселяется в нём, как хозяин. Обрести внутреннюю Тору, не работая специально над тем, чтобы
не допустить появления греховных страстей и намерений, было невозможно. Но дело было не
только в обретении внутренней Торы: ведь и сама она была лишь средством для полноценной
жизни в Царстве. А для Царства, где качество отношений определяет всё, предотвращение
греховных страстей и намерений чрезвычайно важно. Конечно, если говорить о Царстве,
раскрывшемся во всей полноте, в нём проблемы греховных намерений уже не будет: ведь и
человеческая природа его жителей тоже будет уже преображена полностью, так, что ничему
греховному в жизни этих преображённых людей места быть не может. Но на пути к полноте
Царства и к полноте преображения проблема остаётся, и Иисус напоминает о том, что может
помочь её решению. А духовную планку Он ставит абсолютно высоко: к примеру, запрет
развода, о котором Он говорит достаточно однозначно, предполагает качество отношений,
немыслимое в нашем, ещё не преображённом, мире. Но Иисус, разумеется, прекрасно понимает,
что данное Торой человеку право на развод — уступка человеческой греховности, которая
может дать лишний повод к тем самым греховным намерениям, с которыми нужно бороться. И
Он не хочет оставлять Своим последователям этой лазейки. Ведь в Царстве мелочей не бывает,
и компромиссы тут невозможны.

Иисус говорит о том, что грех действует внутри нас, поражая наши помыслы и ведя к дурным
поступкам. Наша неверность — внутренняя, а не внешняя. Но: «Чашу спасения прииму и имя
Господне призову» (Пс. 115:4) — и Христос входит внутрь нас, вытесняя грех на периферию
нашего «я». Внешний человек тлеет, а внутренний со дня на день обновляется, принимая
царство жизни.

Одно из самых важных откровений Нового завета, новое и по сравнению с Ветхим заветом, и по
сравнению с языческой религиозностью — слова, которые мы читаем сегодня в Евангелии от
Матфея. Ветхий завет относится к делам, которые мы совершаем только мысленно и не
совершаем в физической, так сказать, реальности, как к небывшим. Однако, если человек в
самом деле является существом, соединяющим в себе видимую и невидимую реальность, то
совершающееся внутри него, в глубинах его личности, не может пренебрегаться. Уже пророки
возвестили избранному народу, что Владыка вселенной не оставляет без внимания истинные
мотивы наших поступков и скрытые побуждения нашего сердца. И вот, Господь Иисус Христос с
предельной ясностью определяет равнозначность поступков, совершенных в реальности и в
мысли.
Мы большей частью воспринимаем эти Его слова как сугубое обличение. Уже не только в делах,
но и в мыслях не скроешься от правды Божией, уже и всякий гнев и нелюбовь к людям порочат
тебя в глазах Всемогущего. Но не менее важно помнить, какой вывод делает из этого свт. Иоанн
Златоуст в своем Слове на Пасху: «ибо ревностно щедрый Владыка принимает последнего, как
и первого... Дела принимает, и намерения приветствует; действия чтит, и устремления
одобряет».

Продолжая раскрывать важность соответствия внутренней жизни и внешнего поведения, Иисус


переходит к рассмотрению отношений между полами, и то, что Он говорит, звучит сурово.
Сейчас для многих такая суровость кажется чрезмерной, а то и вовсе несовременной. Но что,
если на самом деле то, что скоропалительно называют современностью, упустило что-то
важное?
Да, для многих людей предлагаемый здесь уровень семейных отношений оказался
непосильным. Господу чуждо формальное фарисейское законничество, Его справедливость
неразрывна с милостью. Но именно потому, что Он знает всю слабость и неустойчивость наших
сердец, Иисус и дал нам представление о норме, какой бы трудной нам она ни казалась.
Нормой должна стать и правдивость, которая нарушается ещё чаще, чем супружеская верность.
Когда речь людская стала лживой, возникла клятва для подтверждения истинности хотя бы тех
слов, к которым клятва относится. Вот только со временем ложь проникла и в клятвенную речь.
Из такой ситуации можно выйти, усиливая степень клятвы, но Иисус предлагает другой выход,
гораздо труднейший и неизмеримо более простой: Он предлагает вернуть простому слову его
подлинный смысл, отказавшись и от лжи, и от клятвы. И не случайно упоминание о лукавом,
ведь ложь вошла в души людей тогда, когда поддавшиеся лукавому Адам и Ева на прямой
вопрос Бога вместо простого «да» начали в ответ строить извилистые словесные комбинации...

Оценить