Вы находитесь на странице: 1из 98

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение


высшего образования
«Южно-Уральский государственный университет
(национальный исследовательский университет)»
Институт социально-гуманитарных наук
Факультет журналистики
Кафедра русского языка и литературы

РАБОТА ПРОВЕРЕНА ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ


Рецензент, к. ф. н., доц. ЧелГУ Заведующий кафедрой, д. ф. н.,
_________________М. С. Родионов проф.
«____»___________2017 г. ________________Е. В. Пономарева
« » 2017 г.

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ РОМАНА В. А. КАВЕРИНА


«ДВА КАПИТАНА»
ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ
НИР
ЮУрГУ-45.04.01.2017.406 ПЗ ВК НИР

Руководитель НИР, д. ф. н., профессор


___________________ Т. Ф. Семьян

«___»___________ 2017 г.

Автор НИР
студент группы СГ-215
______________________Ю. С. Андронова
«___»___________ 2017 г.

Нормоконтролер
__________________Л. В. Выборнова
« » 2017 г.

Челябинск 2017
РЕФЕРАТ

Андронова, Ю. С. Жанровое
своеобразие романа В. А. Каверина
«Два капитана». - Челябинск :
ЮУрГУ, СГ-215, 2017. - 99 с.,
библиогр. список - 83 найм.,
презентация.

Ключевые слова: теория романа, художественный метод, роман


воспитания, жанровая структура.
Объектом исследования является поэтика жанра романа В. А. Каверина
«Два капитана».
Предметом научной работы - доминантные художественные
особенности романа «Два капитана», в которых проявляется жанровое
своеобразие произведения.
Цель диссертационной работы - проанализировать жанровое
своеобразие романа В. Каверина «Два капитана
Задачи работы - 1) изучить жанровые категории романа; 2)
рассмотреть научные работы, касающиеся творчества писателя в целом;
3) проанализировать степень изученности романа «Два капитана»;
4) рассмотреть своеобразие художественного метода в произведении «Два
капитана»; 5) охарактеризовать черты романа воспитания в анализируемом
произведении; 6) проанализировать сюжетно-композиционные особенности;
7) проанализировать мотивы в романе «два капитана»; 8) охарактеризовать
специфику хронотопа в романе; 8) проанализировать систему образов-
персонажей.
Новизна диссертационной работы заключается в ранее не
проводившемся жанровом анализе романа В. А. Каверина «Два капитана».
Результаты исследования - работа ориентирована на решение
актуальных проблем жанрового анализа литературного произведения.
Работа может представлять интерес для филологов.
STUDY SUMMARY

Andronova, Y. S. Genre peculiarity


of the novel by V. A. Kaverin
«Two Captains». - Chelyabinsk :
SUSU, SH-215, 2017. - 100 p.,
bibliography list - 83 nov.,
presentation.

Key words: theory of the novel, the artistic method, the bildungsroman, the
genre structure.
The object of the study is the poetics of the novel genre V. A. Kaverin «Two
Captains».
The subject of scientific work - the dominant artistic features of the novel
«Two captains», which manifests the genre originality of the work.
The purpose of the dissertation work is to analyze the genre peculiarity of
V. A. Kaverin's novel «Two Captains».
Objectives - 1) to study the genre category of the novel; 2) to examine the
scientific work relating to the writer; 3) to analyze the degree of knowledge of the
novel «Two captains»; 4) to consider the peculiarity of the artistic method in the
novel «Two captains»; 5) to characterize the features of the bildungsroman in the
analyzed work; 6) to perform subject-compositional features; 7) to analyze the
coordinates of time and space in the novel; 8) to perform the system images.
The novelty of the dissertation work lies in the previously not carried out
genre analysis of the novel by V. A. Kaverina «Two Captains».
The results of the research - work is focused on the solution of actual
problems of genre analysis literary works.
Work may be of interest to philologists.
О ГЛАВЛЕН И Е

ВВЕДЕНИЕ 6

1. ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСТВА В. А. КАВЕРИНА


1Л. Вводные замечания: теоретические аспекты проблемы романа...... 10
1.2. Обзор творчества В. А. Каверина в современных исследованиях.... 17
1.3. Степень изученности романа В. А. Каверина «Два капитана»...... 25
1.4. Выводы по главе.................................................................................. 30
2. ЖАНРОВЫЙ АНАЛИЗ РОМАНА В. А. КАВЕРИНА «ДВА КАПИТАНА»
2.1. Вводные замечания: проблема художественного метода в романе
«Два капитана»............................................................................................... 32
2.2. Роман «Два капитана» как роман воспитания....................................43
2.3. Сюжетно-композиционные особенности романа.............................. 53
2.4. Мотивы в романе «Два капитана»...................................................... 60
2.5. Хронотоп в романе «Два капитана».................................................. 68
2.6. Система персонажей в романе «Два капитана».............................. 78

ЗАКЛЮЧЕНИЕ..................................................................................................... 88
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК..................................................................92
ВВЕДЕНИЕ

Вениамин Александрович Каверин (настоящая фамилия - Зильбер;


1902-1989) - советский писатель, драматург и сценарист. С самого начала
своего творческого пути входил в литературную группировку «Серапионовы
братья». В 1946 году писатель был награжден Сталинской премией второй
степени за самое известное свое произведение «Два капитана», несмотря на
то, что имя Сталина в произведении упоминается всего лишь раз.
Сегодня Вениамин Каверин воспринимается как полузабытый
писатель советского периода истории, хотя телевидение до сих пор включает
в программу передач экранизации его главного, самого известного романа
«Два капитана»: фильм «Два капитана» 1955 года режиссера Владимира
Венгерова, а также одноименная кинокартина 1976 года режиссера Евгения
Карелова. В советское время книга была переведена на 10 языков и
выдержала более сотни переизданий. Произведение переиздавалось
практически каждый год с момента публикации. Эта тенденция сохраняется
и по нынешнее время - последний раз книга переиздавалась в 2017 году
(издательство «Нигма»), Все эти факты свидетельствуют, что интерес
читателей к произведению сохраняется до сих пор.
О востребованности в современной культуре творчества В. А. Каверина
свидетельствует и памятник героям «Двух капитанов», установленный в
Пскове (родном городе писателя). Помимо этого, названием произведения
наименована одна из площадей города Полярного, откуда отправлялись в
северные экспедиции прототипы персонажа романа. По мотивам
произведения был поставлен мюзикл «Норд-Ост» (2001).
Знаком того, что творчество В. А. Каверина является важным звеном
отечественной литературы XX века, стал интерес к его творчеству
современной литературоведческой науки. Об этом свидетельствуют
несколько диссертационных и монографических трудов. Например,
6
диссертационная работа 2007 года Н. В. Ровенко «Сказочный цикл
Вениамина Каверина “Ночной Сторож, или Семь занимательных историй,
рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году”:
проблематика и поэтика» свидетельствует об интересе к его творчеству в
аспекте актуальной литературоведческой проблемы циклизации. Роль
описаний изобразительного искусства и архитектуры в произведениях
писателя анализируется в диссертационной работе Е. А. Постновой
«Экфрасис в творчестве В. А. Каверина 1960-1970-х годов» (2012). В
монографии Э. Я. Фесенко «Художественная концепция личности в
произведениях В. А. Каверина» (2006) рассматривается проблема типологии
героев писателя.
Внимание к творчеству В. А. Каверина прослеживается на протяжении
нескольких десятков лет. Еще при жизни писателя были опубликованы
некоторые научные труды, касающиеся его творчества. Отдельные элементы
поэтики произведений писателя анализирует В. Борисова в своей научной
статье «Холсты и до холстов» (1977). Наиболее полный анализ опубликован
в критическом очерке «В. Каверин» (1986), где ученые О. Новикова и
В. Новиков впервые рассматривают творчество В. А. Каверина вне контекста
государственной идеологии и литературных группировок. Также
исследователи рассматривают систему образов в произведениях Каверина,
отношение автора к его героям, анализируют роль документов в романах и
повестях писателя. Но многие аспекты поэтики писателя исследователи в
своей работе не затрагивают.
Однако в вышеперечисленных научных трудах роман «Два капитана»
практически не анализируется. В своих исследованиях ученые
рассматривают или более поздние произведения автора, такие как «Перед
зеркалом» и «Открытая книга», или более ранние сказки и повести Каверина.
Поэтому актуальность нашего исследования обусловлена отсутствием в
настоящий момент полноценного жанрового анализа романа «Два капитана».
7
Научная новизна исследования состоит в ранее не проводившемся
жанровом анализе романа В. А. Каверина «Два капитана».
Материалом исследования является роман В. А. Каверина «Два
капитана».
Объектом исследования является поэтика жанра романа «Два
капитана».
Предметом научной работы - доминантные художественные
особенности романа «Два капитана», в которых проявляется жанровое
своеобразие произведения.
Цель диссертационной работы - проанализировать жанровое
своеобразие романа В. А. Каверина «Два капитана».
Для реализации данной цели необходимо выполнение следующих
задач:
1. Изучить жанровые категории романа.
2. Рассмотреть научные работы, касающиеся творчества писателя в
целом.
3. Проанализировать степень изученности романа «Два капитана».
4. Рассмотреть своеобразие художественного метода в
произведении «Два капитана».
5. Охарактеризовать черты романа воспитания в анализируемом
произведении.
6. Проанализировать сюжетно-композиционные особенности.
7. Проанализировать мотивы в романе «Два капитана».
8. Охарактеризовать специфику хронотопа в романе.
9. Проанализировать систему образов-персонажей.
Методологической основой исследования стали научные труды по
теории романа таких ученых, как: М. М. Бахтин, В. В. Кожинов,
Н. JI. Лейдерман, Н. Д. Тамарченко, Э. Я. Фесенко; также были изучены
работы по поэтике произведений В. А. Каверина таких исследователей, как:
8
Е. Г. Алферьева, Е. Н. Бескровная, Е. А. Иваныпина, И. В. Полковникова,
Е. А. Постнова, Е. Б. Скороспелова, О. В. Шиндина. Помимо этого, в работе
использовались научные труды И. Неупокоевой, Н. Р. Уваровой,
О. А. Харитонова, И. Н. Хатковой, А. Н. Шикиной. При изучении темы нами
применялись методы анализа, синтеза, аналогии, дедукции, индукции и
сравнения.
Основные результаты данного исследования были апробированы и
опубликованы в материалах международной научно-практической
конференции «Язык. Культура. Коммуникация» (Челябинск, 2017 г).
Содержание работы и ее структура обусловлены целью и задачами
исследования, а также логикой изложения материала. Данная работа состоит
из введения, двух глав - «Художественные особенности творчества
В. А. Каверина» и «Жанровый анализ романа В. А. Каверина “Два
капитана”», каждая из которых включает по несколько параграфов
соответственно, заключения и библиографического списка.
Во введении обоснована актуальность темы и ее научная новизна,
определена степень ее изученности, охарактеризованы объект и предмет
исследования, сформулированы его цели и задачи, рассмотрены основные
методы исследования, обозначена эмпирическая часть.
В первой главе исследования анализируются основы теории романа, а
также изучаются научные труды, касающиеся творчества В. А. Каверина в
целом, так и романа «Два капитана» в частности. Вторая глава посвящена
анализу жанровой структуры произведения, согласно ее основным
категориям.
В заключении обобщены и прокомментированы выводы, полученные в
ходе исследовательской работы.

9
1. ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСТВА
В. А. КАВЕРИНА

1.1. Вводные замечания: теоретические аспекты проблемы жанра


романа

Прежде чем начинать анализ жанровых особенностей романа


необходимо сделать обзор теоретических понятий, которыми мы будем
пользоваться в работе, и разобраться в сложной жанровой структуре романа.
Рассмотрим несколько определений жанра романа. Согласно
хрестоматии «Теоретическая поэтика: понятия и определения»
Н. Д. Тамарченко под романом понимается «фабулярное эпическое
произведение большого объема, написанное прозой, которое допускает
разнородность тем, нитей рассказа и мотивов» [64]. Если следовать
«Литературной энциклопедии терминов и понятий» под редакцией
А. Н. Николюкина, то «роман - это большая форма эпического жанра
литературы Нового времени» [52, с. 890]. В «Словаре литературоведческих
терминов» С. П. Белокуровой (2005) приводится следующее определение
жанра: «роман - жанр эпоса: большое эпическое произведение, в котором
всесторонне изображается жизнь людей в определенный период времени или
в течение целой человеческой жизни» [14, с. 267].
Общими чертами практически всех существующих исследований,
касающихся теории романа, является сравнение его с какими-либо другими
жанровыми формами, в частности с эпопей и рассказом. Изучением романа
занимались такие ученые, как Б. А. Грифцов, В. В Кожинов, В. Е. Хализев,
Э. Я. Фесенко, М. М. Бахтин, Н. JI. Лейдерман, Н. Д. Тамарченко.
В. В. Кожинов в книге «Происхождение романа» (1963) утверждает,
что сюжетная организация романа является «незавершенной» и
«неправильной». Причину этого исследователь видит в героях данной
10
жанровой формы, так как идеологически роман строится на представлении
«о возможности их постоянного, подлинного неограниченного движения и
развития» [34, с. 326]. Автор монографии к постоянным свойствам романной
формы относит разомкнутость сюжета, которая отображается в отсутствии
единства действия, в свободном соединении эпизодов (так называемое
нанизывание), а также в особом типе речи. Чаще всего сюжет
сконцентрирован вокруг судьбы одного - двух героев. По мнению
исследователя, наиболее устойчива сюжетная конструкция романа.
В. Е. Хализев в своем учебнике «Теория литературы» (1999)
утверждает, что во многих романах функционирует так называемая
«сверхтема». Чаще всего она возникает в тех произведениях, где главный
герой обладает относительной независимостью от общества, не подчиняется
всем принятым традициям и ритуалам. Кроме того, для романа характерна
отчужденность главного персонажа от окружающего его мира,
«акцентируются его неукорененность в реальности, бездомность, житейское
странничество и духовное скитальчество» [75, с. 527].
Кроме того, исследователь говорит о том, что роман является жанром
синтетическим. Поэтому при анализе необходимо разделять черты,
свойственные роману, и признаки других жанров. Исследователь отметил,
что роман тяготеет к таким жанрам, как эпопея, притча, идиллия, житие и др.
[75, с. 530-535].
Э. Я. Фесенко в своем учебнике «Теория литературы» (2008) дает
следующее определение жанру романа: «Роман - это многоплановое,
многопроблемное эпическое произведение, изображающее частную жизнь
человека в широких связях с обществом» [74, с. 272].
В своей научной разработке исследователь акцентирует внимание на
том, что сюжет романа полон конфликтов: как внутренних, так и внешних.
Повествование в романе может развертываться как в хронологическом
порядке, так и с помощью сюжетно-композиционных инверсий. Особое
11
внимание, по мнению ученого, необходимо обращать на категории времени и
пространства.
Р. А. Недзвецкий в статье «Фазы русского реалистического романа»
утверждает, что русский классический роман не похож на зарубежный. По
мнению исследователя, если в зарубежных произведениях «поэтически
представляется человек», то в русском романе представляется личность.
«Ведь русский “эпос нового мира” немыслим без личности как “существа
индивидуального, отдельного от народа, любопытного... в самом себе”, но и
не замкнутого на самом себе, потому что с самого начала был одухотворен
поиском единения - единства» [Цит. по 74, с. 274].
Основными национальными чертами, которые отображаются в русской
литературе, являются эпическая широта, повышенный уровень драматизма, а
также сочетание историзма с мифологизмом, желание найти ответы на все
вопросы. Разбирая эволюцию русского романа, в которой согласно статье
наблюдается три стадии (синкретическая форма 30-х годов, роман в строгом
смысле понятий, универсально-синтетическая фаза 60-70 годов),
Э. Я. Фесенко приходит к выводу, что большинство романов, написанных в
X I X - X X веках стоит относить к социально-психологическому виду этого

жанра. В таких романах автор ставит перед собой задачу отобразить


социальные типы, изучить их психологию и показать жизненные
обстоятельства, которые на них влияют.
Ключевые положения теории романа изложены в научных трудах таких
ученых, как М. М. Бахтин, Н. JI. Лейдерман и Н. Д. Тамарченко.
М. М. Бахтин в своей работе «Эпос и роман. О методологии
исследования» (1975) под жанром подразумевает «сложную систему средств
и способов понимающего овладения и завершения действительности», а если
говорить о жанре романа, то исследователь указывает на «вместимость» или
«невместимость» определенной концепции действительности [11, с. 394].

12
Ученый в сравнительном анализе с эпопеей выделяет главные
особенности романной формы. Всего М. М. Бахтин выделяет три черты,
свойственные роману. Первая из них связана с категорией времени. В романе
изображается незавершенное настоящее, то есть жизнь в данной жанровой
форме развертывается как некий процесс. Предметом отображения в романе
является современность. Этот признак романа значительно отличает его от
эпопеи: в последней время представляется абсолютным прошлым. В связи с
этой сменой трансформируется и позиция автора по отношению к
изображаемой действительности. Та временная дистанция, которая
существовала в эпопее между автором и художественным миром
литературного произведения, в романе исчезает.
Вторая особенность романа заключается в функционировании
стилистической трехмерности. Прежде всего, эта черта связана с научными
разработками Бахтина, касающимися типов прозаического слова. По мнению
исследователя, «третий тип - “двуголосые слова” - специфичен именно для
романной прозы: при его господстве в речевом целом произведения границы
между первыми двумя типами размываются. Слова этого типа и создают
третью плоскость стилистической структуры» [11, с. 399]. Таким образом, в
повествовании романа часто можно встретить стилизацию, пародию, диалог
и сказ.
Третья особенность касается образа человека в романной форме.
Персонажи здесь являются людьми незавершенными, они «или больше своей
судьбы, или меньше своей человечности» [11, с. 422]. Человек в романе
вбирает в себя как положительные, так и отрицательные качества. Однако
остается неизменным тот факт, что герой всегда содержит в себе
нереализованные возможности и неосуществленные требования. Тип
незавершенного человека внедряет в роман темы становления и эволюции
персонажей.

13
Эпохальная работа Н. JI. Лейдермана «Теория романа» (2010) является
уникальной, так как содержит в себе большинство теоретических знаний,
касающихся жанра. Кроме того, автор монографии подкрепляет
теоретические сведения практическим анализом литературных произведений.
В своей научной работе Н. Л. Лейдерман изучает миромоделирующие
способности романной формы. Ученый указывает, что мир романа
многогранен: он отображает в себе множество различных интересов,
состояний и явлений. События в романе развертываются эпическим
способом. Действительность романа не упорядочена, поэтому «эту
упорядоченность надо искать, добираясь до секретов внутренней
целостности “прозаики” жизни, устанавливать связи, благодаря которым эта
прозаическая действительность почему-то не идет вразнос, не рассеивается в
бесформенный конгломерат, не покоряется беспощадным законам энтропии»
[41, с. 266].
Роман может вбирать в себя как исторические события, так и
обстоятельства частной жизни. Поэтому сферы, которые может отображать
роман намного шире, чем у других эпических форм. Задача романа,
заключается в том, чтобы «на жизненном материале с максимальным
тщанием проследить отношения между личностью и временем, постигнуть
связь между духовной драмой человека и потоком событий, в который он
был ввергнут историей» [41, с. 272].
По мнению исследователя, главное отличие романа от других жанров
заключается в том, что роман никогда не исследует отдельные сферы и
процессы: «Его интересуют именно “сцепления” между гранями и
процессами жизни» [44, с. 268]. Поэтому предметом романа является образ
«целого мира». Его жанровая структура всегда стремится к поиску
виртуального воплощения «всеобщих связей явлений». На это работает и
принцип дополнительности, ориентированный на поиск причинно­
следственных связей между явлениями художественного мира. Изучение
14
многосложных процессов жизни, по словам автора монографии, является
конструктивным принципом романа.
Кроме того, традиционными свойствами романа (особенно русского)
являются его многогеройность, разветвлённость сюжетных линий. Роман не
зависит от емкости жанровой формы. События романа могут охватывать
любой промежуток времени и отображаться в любом пространстве. Так как
предметом данной жанровой формы является современность, то выбор
хронотопа здесь наиболее важен.
С помощью хронотопа, различий кругозоров героев в романе
активизируется связь конфликта произведения и «целого мира». Конфликт в
романе чаще всего многогранен: он касается нескольких сфер бытия и может
отображаться в нескольких сюжетных линиях. Спорная ситуация в романе
развертывается экстенсивно.
Н. Д. Тамарченко в учебнике «Теория литературы» (2004) утверждает,
что роман представляет собой «мир как опыт», в котором происходит
становление и развитие самоопределяющегося субъекта жизни. Таким
субъектом является герой романа. В художественном мире произведения все
события централизуются вокруг «я» героя, тем самым создавая личностное
присутствие его в жизненном процессе бытия. По мнению исследователя,
одной из особенностей жанровой структуры романа является «искусство
заинтересовывать судьбой отдельных лиц» [65, с. 86].
В основу сюжета романа заложена ситуация, в которой отображается
неустойчивое равновесие мировых сил. Что касается действия в целом, то
оно представляется временным нарушением обычного хода жизни и
впоследствии неизбежное восстановление нарушенного равновесия. Чаще
всего в романе функционирует особый тип события, который представлен в
диалоге - споре. Такая форма позволяет акцентировать внимание на
конфликте, который развертывается в произведении. Конфликт представляет

15
собой противоборство различных сил, которые в одно и то же время
отталкиваются друг от друга, но и взаимодополняются.
Помимо этого, исследователь обращает внимание на проблему
эпического героя. В романе чаще всего герой не совпадает со своей
сюжетной функцией. Это выражается в мотивах отказа от поступка или
совершение неадекватного поступка. Другим аспектом проблемы является
невозможность полного воплощения героя в жанровой форме романа.
В результате анализа вышеперечисленных научных работ, касающихся
теории романа, можно прийти к выводу, что к постоянным свойствам романа
относятся следующие признаки. Во-первых, роман является произведением
густонаселенным. Чаще всего, в этой жанровой форме отображаются разные
образы героев по различным признакам (социальным, моральным и т. д.). У
каждого героя может быть «своя» сюжетная линия. В романе акцентируется
внимание на внутреннем мире героя. Однако в одно и то же время
исследуется какая-то глобальная тема. Авторы романов для создания
уникальных художественных образов прибегают к различным ухищрениям,
используют разнообразные технические приемы. Это могут быть и описания,
и определенное раскрытие событий, и индивидуальная речевая
характеристика героев участвующих в жизни романа. Отсюда и композиция
таких произведений зачастую бывает довольно сложной для восприятия
читателем. Кроме того, роман может охватывать любой временной
промежуток, но практически всегда он соотносится с историческим фоном
определенной эпохи. Система персонажей и сюжетно-композиционные
особенности произведения станут основополагающими критериями в анализе
романа В. А. Каверина «Два капитана».

16
1.2. Обзор творчества В. А. Каверина в современных исследованиях

Творчество В. А. Каверина становилось предметом многих научных


работ. Исследователей привлекали, как ранние произведения автора, где
преобладало фантастическое начало, так и поздние романы, где автор уже
руководствовался установками реализма. Основные тенденции в творчестве
В. А. Каверина были описаны в научных работах таких ученых, как
Е. Г. Алферьева, Е. Н. Бескровная, Е. А. Иваныпина, И. В. Полковникова,
Е. А. Постнова, Е. Б. Скороспелова, Э. Я. Фесенко, О. В. Шиндина.
Рассмотрим выводы научных работ более подробно.
Еще при жизни был отмечен несомненный талант В. А. Каверина, его
умение работать с сюжетом, стилистические приемы. Однако эксцентризм
сюжетных решений, особая роль фабулы, которая практически сливается с
сюжетом, вызвали волну критики. Поверить в силу своего таланта Каверину
помог М. Горький, который, несмотря на свою критику, подчеркивал и
несомненную оригинальность поэтики рассказов молодого писателя: «Вас
не сразу поймут и оценят. Вам надо вооружиться терпением в пути,
на который вас обрекает характер вашего таланта. Его надо очень любить,
очень беречь, - это цветок оригинальной красоты, формы, я склонен думать,
что впервые на почве литературы русской распускается столь странное
и затейливое растение» [73, с. 41]. Е. Замятин, рецензируя рассказ писателя
«Хроника города Лейпциг за 18...год», отмечает другую характеристику его
творчества: «Есть у Каверина одно оружие, какого, кажется, нет ни у кого из
других Серапионовых братьев - это ирония» [73, с. 49]. Писатель умело
переносил даже очень серьезные темы на памфлетный фон. Увидеть
ироничную игру можно во многих произведениях писателя. Например, в
«Пятом страннике» Каверин указывает на дальнейшее высмеивание своим
заголовком «Театр марионеток». Особую роль пародия играет в таких
новеллах как «Бочка» и «Столяры».
17
Однако интерес к творчеству В. А. Каверина у литературоведов достиг
максимума уже после смерти писателя. Исследователи изучали совершенно
разные аспекты поэтики произведений Каверина. Например, Е. Г. Алферьева
в своей диссертационной работе «Поэтика прозы В. А. Каверина в 1920-е
годы» (2002) анализирует раннее творчество писателя. Автор научной
работы рассматривает произведения В. А. Каверина с точки зрения русского
модернизма, идей формализма, а также литературной программы
группировки «Серапионовых братьев».
Исследователь утверждает, что для творчества В. А. Каверина
характерно сочетание комического и трагического. Персонажи, которые
раскрываются в таких условиях, изображаются деформированными и
схематичными. В ходе повествования рассказчик разрушает эфемерность
художественного мира. В своих литературных произведениях В. А. Каверин
высмеивает механизацию человеческой жизни. Поэтому его основными
приемами становятся гротеск, абсурд, различные варианты бурлеска,
каламбур, пародирование и буффонада.
В дальнейшем анализе Е. Г. Алферьева выявляет такие черты поэтики
писателя, как полигенетичность, доминирование психологически
мотивированного действия, но психологический анализ отсутствует,
гротескная характеристика персонажей, а также интертекстуальность.
Помимо выделения приемов, ученый исследует критику раннего
творчества писателя и приходит к выводу, что во время жизни писателя
поэтика его произведений не получила объективной оценки. Творчество
В. А. Каверина рассматривалось с точки зрения концепций различных
литературных группировок и государственной идеологии [3, с. 56].
Е. Б. Скороспелова в своем пособии «Русская проза XX века: от
А. Белого (Петербург) до Б. Пастернака (Доктор Живаго)» (2003) в обзоре
творчества многих писателей также касается и творчества В. А. Каверина.
Прежде всего, автор пособия рассматривает роман «Художник неизвестен»
18
(1934). В нем исследователь видит роман о судьбе творца, «роман в романе»,
а также роман о выборе жизненного пути. Е. Б. Скороспелова акцентирует
внимание на том, что границы этих трех жанров в произведении
взаимопроницаемы. По мнению автора научной работы, во многом этот
роман автобиографичен.
Кроме того, исследователь анализирует гротескные повести
В. А. Каверина. Таковыми являются «Мастера и подмастерья» (1923)
«Сумасшедший корабль» (1930) и др. Е. Б. Скороспелова утверждает, что
гротескные повести XX века, прежде всего, «дали ироническую трактовку
акту преображения мира» [62, с. 17]. Однако это никак не повлияло на
масштаб изображаемых событий. Такой ракурс, по мнению исследователя,
еще больше подчеркнул драматические противоречия того времени.
Одной из самых подробных работ, где рассматривается творчество
В. А. Каверина, является монография Э. Я. Фесенко «Художественная
концепция личности в произведениях В. А. Каверина» (2006). Фесенко
отмечает, что на раннем этапе творчества Каверин писал сказки, рассказы,
повести, которые отличались особенной фантастичностью и оторванностью
от жизни. Действительно, для молодого писателя синтез фантастического и
реального играл важную роль в произведениях. Он старался соединить их
таким образом, чтобы они удваивались благодаря синтезу, но при этом не
поглощали друг друга. Однако литературными критиками такие попытки
были восприняты как недостаток, за который периодически произведения
молодого писателя полностью разносились «в пух и прах».
По мнению Э. Я. Фесенко, помимо синтеза фантастического и
реального начал, для первых сказок и рассказов Каверина характерны
неожиданный сюжет, события которого нарушали логическое течение жизни
в художественном мире, пространственно-временные сдвиги, персонажи,
которые вносили в произведения интригу и детективные мотивы. Отсюда

19
вытекают фабульные противоречия, которые стали основой многих его
ранних рассказов.
Далее Э. Я. Фесенко вводит в свое исследование понятие «метароман».
Под «метароманом» ученый понимает общее литературное пространство
писателя, то есть несколько произведений автора необходимо понимать как
одно. Это обуславливается задачей исследователя понять «уникальное
авторское мышление, его мировоззрение, концепцию художественного мира
и героя в ней» [74, с. 66]. Данная категория, по утверждению исследователя,
может быть применена и для творчества В. А. Каверина, так как в нескольких
романах писателя прослеживается один тип героя - тип «творца». Для
анализа этой гипотезы ученым были проработаны сразу три произведения
Каверина: «Освещенные окна», «Перед зеркалом» и «Двухчасовая прогулка».
Впоследствии, Э. Я. Фесенко в своей книге рассматривает систему
персонажей, а также взаимосвязь между автором и героями в произведениях
В. А. Каверина. В своей работе исследователь объяснила интерес писателя к
таким жанрам как дневниковые записи, воспоминания, автобиографии, а
также она подчеркивала, что «в каких бы жанрах писатель не работал, книги
его всегда автобиографичны» [74, с. 120] .
Э. Я. Фесенко рассматривает произведения В. А. Каверина в историко­

литературном контексте. Автор учитывает, как современные тенденции в


творчестве писателя, так и черты поэтики, которые заимствованы из других
литературных эпох. Например, рассматривая эпистолярный роман «Перед
зеркалом», Э. Я. Фесенко утверждала, что в нем прослеживаются
романтические традиции XVIII века. Кроме того, исследователь старается
проанализировать переклички в романах Каверина с произведениями не
только отечественной литературы, но и зарубежной. Такой подход
соотносился с творчеством Каверина, который старался применять приемы
западной литературы (Гофман, Диккенс).

20
И. В. Полковникова в своей научной статье «Детство как нравственная
категория в творчестве В. А. Каверина» (2007) рассматривает произведения
автора с различных ракурсов.
В начале исследования она анализирует автобиографичное
повествование писателя «Освещенные окна» (1976). Главная задача этой
работы, по словам самого В. А. Каверина, - «самосознание». Здесь
Е. В. Полковникова проводит аналогию с художественным методом
JI. Толстого «диалектики души», когда жизнь героя оценивается с двух
позиций: «мальчика, потом юноши, совершавшего поступки, почти
необъяснимые для него самого, продиктованные, прежде всего,
непосредственным чувством, и старого человека, оценивающего эти
поступки с позиций своего жизненного, “целеустремленного” опыта»
[56, с. 91].
Посредством «школы самосознания», заимствованной у Толстого,
Каверин создает образы своих еще маленьких героев: школьников в повестях
«Загадка» и «Разгадка», Татьяны Власенковой из «Открытой книги»,
Александра Григорьева из «Двух капитанов».
Особое внимание исследователь обращает на две повести писателя:
«Загадка» и «Разгадка». События этих произведений происходят в школе. В
них писатель показывает школьную процентоманию, равнодушие учителей к
проблемам своих воспитанников, обезличивание их отношений. Для
наилучшего отображения этих проблем Каверин интересуется трудными
подростками, так называемыми антилидерами.
Но, несмотря на то, что повести открывают новую тему,
художественная манера Каверина остается прежней: повествование ведется
от первого лица, в повестях присутствует стилевое разногласие, поставлены
острые нравственные вопросы.
Е. Н. Бескровная в своей научной работе «Еврейская тема в творчестве
В. А. Каверина» (2012) утверждает, что произведения писателя являются
21
яркой страницей русско-еврейской литературы XX века. По мнению автора
статьи, эта тема практически не рассматривается в контексте творчества
писателя, так как в 50-60-е годы все произведения Каверина приписывали к
буржуазному космополитизму. Более подробно в своем исследовании
Е. Н. Бескровная анализирует роман «Художник неизвестен». В результате
ученый приходит к выводу, что данное произведение - «своеобразный гнев
протеста против кровавой бойни Октября 1917 года и того, что было сделано
в этот период с евреями» [16, с. 13]. Кроме того, еврейская тема появляется в
таких произведениях как «Конец Хазы» и «Восстание в Собибуре».
А. Постнова в своей диссертационной работе «Экфрасис в творчестве
В. А. Каверина 1960-1970-х г.» (2012) изучает роль экфрасиса в
произведениях автора. По мнению исследователя, синтез искусств, в
частности живописи и литературы, является чертой поэтики произведений
В. А. Каверина и отличается многообразием. В. А. Каверин относится к той
группе писателей, которые приравнивают изобразительное искусство к
поэзии. В диссертации Е. А. Постнова анализирует поэтику автопортрета,
картин, зеркал и фотографии на примере романа «Перед зеркалом». Симбиоз
искусств, с точки зрения исследователя, в произведениях В. А. Каверина
расширяет повествовательные границы и обеспечивает связь романа с
широким историко-литературным контекстом [57].
О. В. Шиндина в научной статье «Честертоновские мотивы в
творчестве В. А. Каверина» (2012) проводит сопоставительный анализ
романа писателя «Художник неизвестен» (1934) и романа Г. К. Честертона
«Возвращение Дон Кихота» (1927). По мнению исследователя, у данных
произведений много сходств: в мотивно-образной системе, при сюжетном
построении, а также есть общие философские идеи. По утверждению
исследователя, Каверин «транспонировал гуманистические идеи Честертона
(крупнейшего апологета христианства), связанные с классической,
ренессансной культурой, на русскую почву» [81, с. 34]. Центральным
22
образом обоих произведений является образ современного Дон Кихота.
Кроме того, в романах повторяются мотивы любви и мотивы живописи,
которые играют особую роль в произведениях.
Но главные сходства исследователь видит не в системе персонажей или
фабуле романов, а в общих философских идеях, которые ориентированы на
художественно-эстетические, религиозные и нравственные ценности
средневековья, описанные писателями с точки зрения современной
социальной действительности.
В своей научной статье «О рукописном наследстве в сюжете
В. А. Каверина» (2015) исследователь Е. А. Иваныпина изучает проблему
культурной археологии в произведениях писателя. Ученый анализирует
текстопорождающий потенциал рукописи, которые отображаются в романах
В. А. Каверина в различных формах - письма, научные труды, автографы
и т. д. Возникшие однажды в жизни героев произведения, они подчиняют их
судьбы. Бумаги формируют вокруг себя собственную реальность.
Исследователь рассматривает как ранние произведения писателя, так и
уже зрелые. Основным материалом изучения стал роман «Исполнение
желаний» (1934-1936). Е. А. Иваныпина в своем анализе проводит параллели
между этим романом и двумя другими произведениями зарубежных
писателей - «Золотым горшком» Гофмана и «Шагреневой кожей» Бальзака.
Объединяющим звеном сюжетов трех произведений является роль рукописей
и документов. В самом романе рукопись представляется в виде автографа
Пушкина, в котором зашифрована некая информация. Расшифровке этих
сведений подчиняется весь сюжет.
Кроме заимствования некоторых сюжетных элементов, Каверин, по
мнению исследователя, создает и похожими героев произведений: «В
студенте Трубачевском узнаваем студент Ансельм из “Золотого горшка”
Гофмана: тот тоже нанимается на работу к архивариусу, который дает ему

23
неплохое вознаграждение за труд и к тому же оказывается могущественным
волшебником» [30, с. 39].
Помимо этого, Е. А. Иваныпина выделяет систему двойников, которая
характерна не только для романа «Исполнение желаний», а для творчества
Каверина в целом. Неворожин, по мнению исследователя, является темным
двойником Трубачевского. В подтверждение своего тезиса ученый приводит
цитаты из самого романа: «Он мои желания разгадал. Если бы они
исполнились. Впрочем, они исполнились» [30, с. 40]. Исследователь также
обращает внимание на мотив сна, который является постоянным элементом в
творчестве писателя.
В результате сделанного обзора можно прийти к выводу, что
творчество В. А. Каверина вызывает интерес многих исследователей.
Последние научные работы литературоведов датированы 2015 годом, что
говорит о том, что внимание к творчеству писателя не угасает до сих пор.
Произведения писателя рассматриваются в различных аспектах.
Исследователи проводят сравнительные анализы с другими произведениями,
чаще всего зарубежными. Анализируется применение эпистолярного жанра,
рукописей, документов. Исследователи старались оценить творчество
писателя с точки зрения различных литературных направлений и программ
группировок. Однако из данного экскурса можно сделать вывод, что роман
«Два капитана» наименее изучен. В приведенных исследованиях он
практически не затрагивается или называется в порядке перечисления,
иллюстрирующие общие черты поэтики произведений. Между тем, интерес к
самому популярному произведению Каверина остается на протяжении 70
лет. Об этом говорят различные культурные явления: открыта библиотека,
названная именем писателя, поставлен мюзикл «Норд-ост» по мотивам
романа, в городе Полярном в честь «Двух капитанов» названа площадь. Все
эти факты говорят о необходимости проанализировать существующие
научные сведения, касающиеся этого произведения.
24
1.3. Степень изученности романа В. А. Каверина «Два капитана»

Самое популярное произведение В. А. Каверина «Два капитана» редко


становилось предметом изучения ученых. Чаще всего в научных
исследованиях роман рассматривался в контексте обзора творчества автора.
Отдельные элементы поэтики произведения анализировали в своих научных
работах такие учение, как Г. JI. Бондаренко, В. Борисова, М. А. Литовская,
О. И. Новикова и В. И. Новиков, В. Б. Смиренский, Т. Н. Токарева.
Рассмотрим выводы исследователей, касающиеся романа «Два капитана».
Первое исследование, в котором затрагивался роман «Два капитана»
было написано еще при жизни В. А. Каверина. В. Борисова в своей статье
«Роман В. А. Каверина “Два капитана”» (1964) рассматривает произведение в
контексте творческого пути писателя. Автор исследует историю создания
романа и указывает, что идея создания произведения, где героем должен был
стать советский человек, возникла у писателя еще в 1936 году.
Кроме того, исследователь указывает, что у каждого персонажа романа
был свой прототип. Например, образ главного персонажа Александра
Григорьева является собирательным. В основу сюжета заложена история
жизни известного генетика, профессора Ленинградского университета
Михаила Лобашева. В. А. Каверин детализировано изображает биографию
прототипа. Немота в детстве, отношения с отчимом, смерть матери -
подробности реальной жизни прообраза. Также для создания
правдоподобного изображения профессии летчика, писатель обращался с
вопросами к старшему лейтенанту Самуилу Яковлевичу Клебанову.
В образе капитана Татаринова можно увидеть портреты сразу двух
известных полярных исследователей - Георгия Яковлевича Седова и Георгия
Львовича Брусилова. От первого прототипа, по словам самого писателя,
герой романа унаследовал смелый и ясный характер, чистоту мысли, ясность
цели. В. А. Каверин рисовал портрет человека большой души. Некоторыми
25
фактами схожи и судьбы двух капитанов. Например, оба капитана провели
свое детство в Приазовье. Помимо этого, некоторые детали северного
путешествия Седова на «Святой Фоке» отобразились в романе
В. А. Каверина. Как и экспедиция капитана Татаринова, коллектив Седова
получил плохое снаряжение и продовольствие, что сыграло роковую роль в
судьбе экспедиции. Остальные фактические факты северного путешествия
капитана Татаринова составили подробности экспедиции Г. JI. Брусилова.
Маршрут вымышленного капитана практически полностью соответствует
выбранному пути экспедиции Брусилова. Брусилов, также как и Татаринов,
остался погибать в бесконечных льдах, отпустив свою команду.
Важную роль в романе «Два капитана» играет матрос Климов. Его
прототипом стал штурман экспедиции Брусилова - Валерий Иванович
Альбанов. В. А. Каверин практически не меняет факты биографии прообраза.
В. Альбанов выжил в той экспедиции, а его дневники стали ценными
научными источниками. В романе «Два капитана» дневниковые записи также
играют важную роль. Они дают возможность главному герою Александру
Григорьеву раскрыть тайну прошлого и найти следы морской экспедиции.
Для создания дневниковых записей штурмана В. А. Каверин использовал
исторические документы.
Однако, опираясь на прошлый опыт, писатель не ссылается только на
«голые факты». В. Борисова указывает, что писатель в своих произведениях
всегда тяготел к фабульности, занимательности и сюжетности. Сюжет для
автора играет особую роль. Посредством него он отображает существующие
связи, конфликты, а также наиболее полно раскрывает характеры
персонажей.
Помимо этого, В. Борисова указывает, что в романе «Два капитана»
присутствуют черты романа воспитания, а также приключенческой
литературы [19, с. 624-630].

26
Критический очерк «В. Каверин» (1986) В. И. Новикова и
О. Новиковой также написан еще при жизни писателя. В ней ученые
рассматривают произведение в контексте его близости к сказочному сюжету.
Для анализа романа ученые используют научные труды В. Я. Проппа,
касающиеся волшебной сказки. Таким образом, авторы приходят к выводу,
что в романе «Два капитана» выполняется 30 функций волшебной сказки.
Отсутствует только четырнадцатая - «получение волшебного средства», то
есть чудо в прямом смысле слова. Несмотря на это, главный герой все-таки
побеждает своих врагов и достигает поставленной цели.
Помимо этого, исследователи отмечают ориентированность писателя
на западную литературу. В частности, они прослеживают общие черты
произведения Каверина с сюжетикой Диккенса. В своей научной работе
ученые стараются объективно рассмотреть творчество писателя. Особое
внимание авторы уделяют повествовательной манере В. А. Каверина
[53, с. 112-123].
Г. JI Бондаренко в своей диссертационной работе «Фантастическое в
прозе В. А. Каверина» (1992), прежде всего, анализирует взаимосвязь
фантастического начала с реалистическим в произведениях писателя. Такой
синтез мы можем видеть и в романе «Два капитана». Категория
фантастического здесь трансформируется в невероятные приключения
главного персонажа - Александра Григорьева.
Кроме того, Г. JI Бондаренко проводит параллели между так
называемыми «взрослыми» романами автора («Два капитана», «Открытая
книга», «Перед зеркалом») и детскими произведениями писателя. Общей
чертой всех произведений Каверина, по мнению исследователя, является
романтическая основа. В романах писателя прослеживается ненависть ко
всему отрицательному: предательству, злу, трусости и т. д. Отсюда
жизнеутверждающий пафос, свойственный творчеству В. А. Каверина.

27
Помимо этого, в творчестве Каверина прослеживаются темы, общие
для всех его произведений. Например, тему становления героя можно
наблюдать как во взрослых романах, так и в романах для детей. Элементы
романа воспитания в произведениях Каверина объясняются и требованиями к
детской литературе того времени. Литература для детей 20-30-х годов XX
века имела воспитательную и формирующую направленность. Этими
функциями определялся тип героя, лидирующие жанры. В литературе этого
периода таким героем стал подросток, за становлением личности которого
наблюдает читатель. Особое внимание уделено детализации внутреннего
мира героев [17, с. 154-157].
В. Б. Смиренский в своей статье «Гамлет Энского уезда. Генезис
сюжета в романе Каверина “Два капитана”» (1998) в противовес
О. Новиковой и В. Новикову утверждает, что сюжет произведения связан не
со сказочными традициями, а с известной трагедией Шекспира «Гамлет». В
результате анализа сюжетов двух произведений автор научной работы
приходит к выводу, что сказочная близость в романе Каверина
функционирует за счет одной закономерности волшебной сказки,
отмеченной Проппом: «если в сказке изменяется набор постоянных
персонажей, то между ними происходит перераспределение или совмещение
сюжетных функций» [63, с. 151]. Также исследователь отмечает, что
сюжетные совпадения с трагедией Шекспира использовались Кавериным
неосознанно, а скорее всего, относились к «субъективной памяти» писателя
[63, с. 163-169].
Доктор филологических наук М. А. Литовская в своей научной статье
«Хорошие книги о хороших людях» (2004) анализирует роман как
произведение, ориентированное на детскую аудиторию. В научной работе
исследователь рассматривает фабулу произведения. На первый взгляд, в
произведении Каверина заложена фабула традиционного любовно­
авантюрного романа. Однако, по мнению исследователя, этим не объясняется
28
такой успех произведения. Поэтому автор с помощью анализа приходит к
мысли, что В. А. Каверин в традиционно сюжетно-тематические рамки
встраивает содержание, которое близко читателю, тем самым приближая
приключенческий роман к роману реалистическому.
Помимо этого, автор подробно рассматривает способ повествования в
романе - во всех повествование ведется от первого лица. Такой выбор
исследователь объясняет тем, что данная форма с одной стороны
оправдывает фабульные пропуски и пространственно-временные смещения,
а с другой стороны излишнюю подробность изложения жизни героев, не
характерную для приключенческого романа. Непривычным для
приключенческой литературы являются и такие мотивы как немота, письма,
память [44, с. 72-82].
Т. Н. Токарева в своей диссертации «Формирование принципов
изображения героя в советской детской прозе 1920-1930-х годов» (2013)
анализирует произведение В. А. Каверина в контексте изменения идей
исторического развития. По мнению исследователя, роман «Два капитана»
должен быть прочитан с точки зрения обновления государственных
установок. Однако сам автор ставит главного героя не между политическими
силами, а между нравственными и идеологическими категориями [69, с. 16].
Итак, можно сделать выводы, что научный интерес к роману «Два
капитана» остается до сих пор. Однако все проведенные исследования
затрагивают отдельные стороны поэтики романа. Некоторые ученые
подробно рассматривают произведение с точки зрения философских
концепций, другие видят в романе элементы политизации, третьи
рассматривают произведение только в ракурсе детской литературы. Все эти
факты говорят о том, что полноценный жанровый анализ романа «Два
капитана» является актуальным вопросом в литературе.

29
1.4. Выводы по главе

На основании рассмотренного теоретического материала, касающегося


теории романа, было установлено, что к жанровым особенностям романа
относятся следующие признаки:
1. Разветвленность сюжета и множественность сюжетных линий.
2. Практически у каждого центрального персонажа развертывается
своя сюжетная линия. Автор подробно и детализировано отображает
эти истории.
3. Образы персонажей в романе достаточно разные: по степени
завершенности, возрасту, социальном положению, моральным
ценностям, профессии и т. д.
4. В основу романа закладывается глобальная тема, которая на
протяжении повествования раскрывается и исследуется.
5. В романе чаще всего отображается большой временной охват
времени. Происходящие события могут занимать не один десяток лет.
6. Чаще всего время соотносится с историческим фоном и
отображает в себе символы определенной эпохи.
Далее мы рассмотрели научные работы, касающиеся всего творчества
В. А. Каверина. Произведения автора становились предметом многих
исследований. Однако роман «Два капитана» изучен недостаточно, несмотря
на то, что интерес к нему в современной культуре сохраняется до сих пор. В
связи с этим, мы проанализировали существующие сведения, касающиеся
этого произведения.
В итоге обзора различных научных работ, мы пришли к выводу, что
роман «Два капитана» изучен лишь в отдельных аспектах поэтики.
Некоторые ученые рассматривают произведение согласно определенным
философским концепциям, другие видят в произведении элементы
политизации, третьи анализируют роман с точки зрения выполнения
30
педагогических задач, так как произведение входит в список детской
литературы. Все вышеперечисленные факты обуславливают необходимость
полноценного жанрового анализа произведения.

31
2. ЖАНРОВЫЙ АНАЛИЗ РОМАНА В. А. КАВЕРИНА «ДВА
К АПИТАНА»

2.1. Вводные понятия: проблема художественного метода в романе «Два


капитана»

Идея создания произведения, в котором будет отображена жизнь


советского человека, возникла у В. А. Каверина в 1936 году. Однако
закончить роман писатель смог только в 1944, с большим перерывом в связи
с Великой Отечественной войной. Первый том произведения был
опубликован в 1938 году в детском литературном журнале «Костер».
Помимо этого, первый том был переиздан в журнале «Литературный
современник». Изначально новая книга была отнесена к жанру повести.
Однако после выхода второго тома произведение «Два капитана» стали
относить к жанру романа.
Жанр был переименован по нескольким причинам. В теории
литературы под повестью понимают эпический жанр, который занимает
промежуточное место между романом и рассказом (или новеллой)
[46, с. 111]. С публикацией второго тома в произведении увеличился охват
событий (около 30 лет), вводятся новые герои, возвращаются в сюжет уже
знакомые персонажи, то есть расширяется система образов. Такие изменения
в произведении позволяют переименовать книгу в роман, так как жанр
повести не соответствует его формальным и содержательным признакам.
Роман «Два капитана» занимает особое место в советской литературе.
Несмотря на то, что произведение было создано согласно существующим в
то время рекомендациям, этот роман является своеобразной попыткой
создать стилистическую форму, учитывающую советскую реальность.
Главной задачей автора стало создание концепции человека, который рожден
и воспитан в обстоятельствах зарождающегося нового мира.
32
Художественный метод, безусловно, влияет на литературное
произведение в целом. При помощи него определяется, какая сфера познания
будет отображаться в литературном произведении. Посредством оценочной
функции художественного метода писатель закладывает определенную
систему ценностей. Кроме того, данным методом обуславливаются те или
иные способы преобразования жизненной данности в художественно-
образную реальность. Творческий метод превращает все перечисленное в
особый художественный язык.
В настоящее время, согласно «Словарю литературных терминов»
С. П. Белокуровой (2007) под художественным методом понимается «способ
отображения действительности в произведениях искусства; особый тип
образного видения мира (концепции мира и человека)» [14, с. 294].
В советское время роман В. А. Каверина «Два капитана» трактовался
согласно зарождающемуся тогда методу социалистического реализма.
Однако и сейчас некоторые исследователи рассматривают это произведение
в контексте соцреализма. На данный момент, под социалистическим
реализмом стоит понимать концепцию мира и человека, которая обусловлена
периодом борьбы за создание и функционирование социалистического
общества [28, с. 181]. Поэтому данное литературное направление занимало
одну из лидирующих позиций на территории СССР и других
социалистических стран.
Роман «Два капитана» с точки зрения метода социалистического
реализма рассматривается Катериной Кларк в монографии «Советский
роман: история как ритуал» (2002). По мнению исследователя, роман «“Два
капитана” - роман исследований и открытий, который «может
рассматриваться как соцреалистическое произведение, пользовавшееся
невероятным успехом» [33, с. 147].
Для подтверждения этого тезиса ученый приводит следующие
аргументы. Во-первых, исследователь видит признаки соцреализма в
33
некоторых сюжетных событиях. По ее мнению, возращение главного героя в
столицу по разным причинам - стандартная схема соцреалистического
романа. Таким образом, ученый толкует побег Александра из Энска в
Москву, а также его внезапное возращение в столицу из Заполярья. Во-
вторых, для сталинской культуры важно было натурализовать и укрепить
властные отношения. В художественном мире литературы эта установка
отображалась в переносе действий произведения «из городского,
бюрократического мира с его очевидными ограничениями и сдерживающими
условностями на “девственную” и волнующую периферию, тем самым сведя
к минимуму присутствие в воображаемом скучного мира квартир и
учреждений» [33, с. 167]. В путешествиях главных героев на Север
исследователь видит аллегорию выхода «за пределы» прозаического мира. В-
третьих, исследователь утверждает, что в романе функционирует прием
стирания некоторой информации о советской власти. Таким образом, Север в
толковании Катерины Кларк - это не просто земля, которую необходимо
использовать, но и место лагерей, где заключенные наблюдали реальное
отсутствие границ советской территории.
Другой исследователь М. А. Литовская в своей статье «Две книги
“Двух капитанов”» (2003) пишет «“Два капитана” - странный роман.
Приключенческий и соцреалистический одновременно» [43, с. 211].
По мнению доктора филологических наук, произведение «Два
капитана» можно разделить на две части. Первый том романа отвечает
установкам реализма. С появлением второго тома книга из реалистической
превращается в соцреалистическую. Теперь всем личным поступкам героев
приписывается значение дел государственной важности. Так, поиск
экспедиции капитана Татаринова превращается из главного спора жизни
Александра в дело, которое может внести вклад в советскую науку. Образ
Ивана Татаринова, который в первой книге отображается как молодой и
горячий ученый, ищущий приключений, трансформируется в образ
34
государственного мужа, который обеспокоен развитием Крайнего Севера.
Такие видоизменения касаются и отрицательных героев романа. Николай
Антоныч теперь не просто предатель, а человек, который боится, что его
разоблачат в биржевых махинациях, которые чужды советскому государству.
А Ромашов - не только неприятный тип, но и растратчик государственного
имущества.
Т. А. Круглова в своей статье «“Два капитана”: 35 лет спустя» (2003)
также видит черты соцреализма. Мнение ученого схоже с утверждением
М. А. Литовской, что произведение становится соцреалистическим только со
вторым томом романа: «Кончился старый добрый роман, начался роман
советский» [38, с. 207]. Исследователь утверждает, что если в первой книге
Александр руководствовался своими нравственными качествами и
чувствами, то во второй книге, герой уже опирается не на рефлексию, а на
волю. Периодически решения за главного персонажа принимаются другими
людьми, стоящими на более высоких должностях. По мнению
Т. А. Кругловой, Александр Григорьев подчинился существующей системе и
теперь его жизнью руководит партия.
Во второй части романа на итог событий иногда влияют так
называемые помощники, чаще всего представители власти: они помогают
герою вернуться на Север, милиция арестовывает Ромашова, географическое
сообщество теперь осуждает Николая Антоныч. «Личная правота Сани все
больше поверяется правотой системы, гарантируется ею и подтверждается»
[38, с. 208].
В нахождении следов экспедиции капитана Татаринова, ученый видит
преемственность между царской Россией и СССР. В произведении эпохи
обозначаются друг через друга: в образах двух капитанов, двух двойников
осуществляется симметрия истории. Александр Григорьев становится
достойным наследником Российской империи. Однако времена царской
России все же, по мнению Т. А. Кругловой, противостоят советскому строю.
35
В литературе этого периода всячески отображаются загубленные
императором таланты - крестьянские актрисы, художники-алкоголики, вечно
болеющие писатели и т. д. «И только советская культура может эффективно
распорядиться этим символическим капиталом» [38, с. 209]. Однако роман
оценивается как мерками русской культуры в целом, так и советской
ментальностью.
Помимо метода соцреализма, в романе «Два капитана» ярко
проявляются черты романтизма. Несмотря на то, что социалистический
реализм может включать в себя элементы романтизма, мы его выделяем как
отдельный метод. Это обуславливается тем, что в отличие от соцреализма,
романтизм проявляется в ключевых элементах поэтики произведения.
Романтизм появился в XVIII веке как реакция на французскую
революцию. В дальнейшем различные ученые старались отказаться от
старых идеологических клише, которые касались данного направления.
Значительный вклад в изучение романтизма внесли научные работы таких
ученых как: Н. Я. Берковская, А. Б. Ботников, В. В. Ванслов, Р. М. Габитова,
В. И. Грешных, Н. А. Гуляев, А. С. Дмитриев, Н. Я. Дьяконова,
В. М. Жирмунский, И. Неупокоева, А. В. Федоров, И. Н. Хаткова,
А Н. Шикина т. д. В итоге в настоящий момент под романтизмом можно
понимать и направление, и художественный метод, и тип сознания.
Проанализировав работы ученых можно отметить следующие
характеристики романтизма:
1. Изображение сильной и независимой личности. Чаще всего герой
одинок и противостоит окружающему его миру.
2. Акцент на индивидуализме, особое внимание к внутреннему
миру героев.
3. Двоемирие.
4. Культ чувств и природы.
5. Интерес к историческому прошлому.
36
Кроме того, в каждой стране романтизм приобретал свои
отличительные национальные черты. А. В. Федоров в своем учебнике
«Введение в литературоведение» отмечал, что такой отличительной чертом
романтизма в России является его стремление к народности.
Теперь необходимо проанализировать роман «Два капитана» согласно
вышеперечисленным признакам.
Исходя из монографии И. Неупокоева «Европейский романтизм»
(1973) центром художественной системы романтизма является человек.
Личность в данном направлении отображается в особом ракурсе. Все
внимание сосредотачивается на уникальности и неповторимости человека.
Авторы в романтических произведениях раскрывают возможности
персонажа, его роли и место в жизни. Романтическим героем становится
человек сложный, с глубоким духовным миром, в котором часто
закладывается множество противоречий. Без всяких сомнений, этот
персонаж тяготеет к рефлексии. Основнойконфликтв произведениях
романтизма закладывается между такой личностью и обществом. Поэтому
чаще всего романтический персонаж представляется нам в образе бунтаря:
«Новым становится здесь осознание личностью своей активной роли в
общественном процессе» [50, с. 21]. Романтический герой не боится
различных испытаний и приключений, которые могут встретиться ему на
своем жизненном пути.
В романе В. А. Каверина «Два капитана» мы действительно видим в
главном герое, Александре Григорьеве, сильную и независимую личность.
Саша сочетает в себе самые положительные качества: смелость, мужество,
преданность, целеустремленность и т. д. Главный герой не боится
приключений и испытаний. Наоборот, он к ним готов. Помимо этого, можно
говорить и о том, что главный герой способен рефлексировать. Особенно это
проявляется в начале повествования: «В детстве я часто засматривался,
заслушивался и очень многого не понимал», «Тетя Даша сказала, что я очень
37
переменился с тех пор, как стал говорить. Я и сам это чувствовал» [31].
Однако Александра нельзя назвать бунтарем, как и нельзя, говорить о том,
что персонаж является исключительным. Главная задача В. А. Каверина
заключалась в отображении жизни советского человека, своего
современника. Исключительным и уникальным Сашу делают только
обстоятельства, касающиеся поиска экспедиции капитана Татаринова. В этом
же выражен вызов, который герой бросает обществу, так как никто не верит в
положительный исход поисков команды, кроме самого Александра. В
остальном главный герой ничем не отличается от других своих
современников. Конечно, автор романа создает Сашу романтическим героем,
но не возводит его до культа личности. Скорее всего, здесь необходимо
говорить о романтическом взгляде на мир самого героя. В мыслях и
надеждах капитана Григорьева отображается единство обыденного и
возвышенного (мечты и действительности). Такое синтез возможен только
тогда, когда смотришь на действительность «сквозь призму иллюзии»
[50, с. 73]. Синтез мечты и действительности иллюстрируется следующей
цитатой романа, касающейся поисков экспедиции: «“А вдруг найду”, -
подумалось мне» [31, с. 220].
Второй отличительной чертой романтизма является субъективность
мировосприятия. Более подробно ее рассматривает А. Н. Шикина в своей
научной статье «Культурфилософия романтизма» (2014). Для этой
отличительной черты характерны интимные переживания, глубоко личное,
субъективное, таинственное, загадочное и мистическое. Поэтому на первый
план выдвигается «Я» художника, обуславливается его значимость и
ценность, анализируется индивидуальная психология личности. Главное
место в произведениях романтизма играет внутренний мир человека, его
чувства и переживания. Весь художественный мир подчиняется внутреннему
«микрокосмосу» героя: «Человек... впервые открывает для себя свой

38
внутренний мир - как именно свой, всецело принадлежащий ему,
находящийся в ведении его самого и никому не подотчетный» [79, с. 219].
Отображение этого признака романтизма, прежде всего, проявляет себя
в форме повествования. Весь роман написан от первого лица - главного
героя Александра Григорьева - и две главы рассказываются от лица
Екатерины Татариновой. Такой способ повествования, с одной стороны,
объясняет внезапные пространственно-временные перемещения и фабульные
пропуски, а с другой, излишние подробности, не характерные для
приключенческой литературы. Но самое главное, что подобная форма
предоставляет читателям субъективное отображение реальности, характерное
для романтизма. С помощью рассказа от первого лица мы видим
происходящие события глазами главных героев. Читатель узнает не только о
происходящих фактах, но и о чувствах персонажей: «Как я был разочарован,
узнав...», «Не знаю почему, но это открытие обрадовало меня», «Так быстро
заснул, что я испугался: не умер ли он» [31]. Эмоциональное восприятие
мира является основополагающим правилом романтического направления.
С этой же целью в роман внедряются эпистолярные элементы в виде
писем. Данный жанр обладает рядом преимуществ. Прежде всего
«своеобразие писем заключается в их непосредственности и свободе
выражения» [79, с. 220]. Письма пишут все персонажи романа: с помощью
них они выражают свои чувства, сообщают важную информацию о себе и
т. д. Безусловно, письма - вещь субъективная. Чаще всего читающий может
воссоздать голос и личные интонации автора письма, что придает
эпистолярному жанру еще больше интимности. В. А. Каверину письма
помогают лучше отобразить переживания своих героев, показать их
внутренний мир.
Помимо этого, в повествовании мы можем видеть некоторые приемы
«высокой литературы», адаптированные для популярного чтения. Примерами
могут служить следующие цитаты: «принесла и осторожно положила на
39
берег», «должно быть, отправляясь в свой последний рейс, почтальон
начистил их мелом» [31, с. 1]. Писатель тем самым показывает свой
профессиональный класс, что было принято в создаваемой в это время
детской литературе.
Одной из самых характерных черт романтизма является поэтика
двоемирия: мир реальной действительности противостоит миру мечты. В
романе «Два капитана» эта борьба заключается, прежде всего, в конфликте
добра и зла, преданности и предательства, прощения и мести. Безусловно, в
данном произведении присутствуют эти мотивы, как в сюжетно­
композиционном построении, так и в системе персонажей. Положительные и
отрицательные герои романа являются представителями двух
противоположных сил: добра и зла. Представители первой группы обладают
самыми положительными качествами и борются за правое дело.
Отрицательные герои же всячески пытаются им помешать и олицетворяют в
себе негодяев и подлецов. Можно говорить и том, что у главного героя есть
мечта - найти экспедицию капитана Татаринова и тем самым победить всех
своих врагов. Но, в данном случае, мечта сопряжена с целью. Поэтому
реальный мир и мир мечты в произведении «Два капитана» едины.
Согласно статье И. Н. Хатковой «Пейзаж как структурообразующее
начало повествования в художественных произведениях султана Хан-Г ирея»
(2006) для романтизма характерна субъективизация природы, которая чаще
всего проявляется в индивидуальном отношении к ее предметам, проекции
эмоций писателя на природу или отождествление чувствующего субъекта с
пейзажами. Практически в любом произведении пейзажи группируются,
образуя конкретный образный ряд. Некоторые изображения природы
статичны, отображаются в ракурсе фотографии, другие динамичные -
природа представляется в мельчайших деталях и подробностях. Пейзаж
способен выражать идеи, способствующие развитию нравственных,
моральных, политических, религиозных, эстетических качеств в героях
40
литературного произведения. «Специфической чертой эстетики романтизма
является антропоморфизация явлений природы, приписывание природе в
целом - и как космосу, и как пейзажу, и как единичной детали пейзажа -
чувств, характерных для человеческой души» [78, с 232]. Кроме того,
природа способна отображать в себе важнейшие элементы национального
сознания и уклада жизни. Национальное сознание отображается за счет
изображения природных условий, в которых живет и совершает свою
историю определенный народ.
В романе «Два капитана» небольшое количество пейзажей. Более
подробно в произведении описана природа Севера. Образ Севера в
литературе противоречив и контрастен. С одной стороны, северные земли -
кладезь полезных ископаемых, которые еще не освоены. С другой стороны,
Крайний Север - регион вечной мерзлоты. На природных условиях севера и
делает акцент В. А. Каверин. Низкие температуры, плохая видимость и
бесконечные вьюги отображаются глазами главного героя следующим
способом: «Снег, снег, снег - куда ни взглянешь. Впереди были облака, и я
набрал высоту и вошел в них: лучше идти вслепую, чем над этим
бесконечным, унылым, белым, искажающим перспективу фоном», «Ветер
догнал нас и ударил сперва слева, потом в лоб, потом снова слева, так что нас
сразу унесло куда-то в сторону, где тоже был туман и шел снег, мелкий,
твердый, который очень больно бил по лицу и сразу вцепился во все петли и
щели одежды» [31].
В. А. Каверин в произведении рисует пейзажи севера очень
динамичными. Через эти описания отображается значение пейзажей севера в
романе «Два капитана»: для главного героя Крайний север является
конечным пунктом, ключом к разгадке, но в одно и то же время является
сложным испытанием, ценой которого может стать жизнь Александра. В
данном случае человек и природа не едины. Последняя властвует и
полностью подчиняет всех, кто пытается ей сопротивляться. Для достижения
41
главной цели - поиска экспедиции капитана Татаринова, Александр,
безусловно, идет на риск. В этом заключается авантюризм, характерный как
для романтического направления, так и для приключенческой литературы.
Авантюры всегда сопряжены с подвигом. Преодолев все испытания, которые
не раз могли лишить главного героя жизни, капитан Григорьев разоблачил
своих врагов, доказал правоту и принес пользу своей стране.
Ю. Манна в книге «Русская литература XIX в. Эпоха романтизма»
(2001) указывает, что интерес к истории является основополагающим
принципом романтизма. Авторы романтических произведений подробно и
детализировано воссоздают исторический фон и колорит определенной
эпохи. Однако личность в данном случае дается вне истории, «они, как
правило, выше обстоятельств и не зависят от них» [47, с. 221]. Произведения
романтизма воспринимаются как средство постижения истории, через
которое отображаются те или иные тайны личности.
В романе «Два капитана» события жизней главных героев
изображаются на фоне исторических событий: революция, Вторая мировая
война, Великая Отечественная война. Однако исторический интерес в данном
произведении, прежде всего, отображается в исследовании истории
путешествия капитана Татаринова. Можно сказать, что помимо общего фона,
история здесь проявляет себя в частном порядке. Посредством писем и
дневников матроса Климова происходит связь прошлого и настоящего.
Помимо основных черт направления, роман «Два капитана» пронизан
жизнеутверждающим оптимизмом, верой в возможности людей, борьбой за
сохранение всего прекрасного в мире и в человеке, что также характерно для
романтизма.
Таким образом, можно сделать вывод, что роман «Два капитана»
находится на пересечении двух художественных методов: романтизма и
социалистического реализма. Если первый художественный метод
функционирует на протяжении всего повествования, то соцреализм
42
преимущество отображается во втором томе книги. Скорее всего, проявление
черт социалистического романа в произведении «Два капитана» можно
объяснить едиными требованиями к литературным произведениям того
времени, а не личными предпочтениями писателя. Такие выводы
напрашиваются в связи с антипатиями писателя к личности И. Сталина, о чем
В. А. Каверин признается в конце своего творческого пути. Кроме того, об
этом свидетельствует факт, что писателю пришлось переписывать свои
ранние произведения по причине установления единого художественного
метода.
Однако в данном случае соцреалистическая дихотомичность помогла
связать все события романа в единую сюжетную линию. В раннем творчестве
В. А. Каверину не удавалось развязать интригу в своих произведениях: «Он
ее разрубает или бросает посредине, отделавшись сюжетным вывертом»
[43, с. 215]. В данном случае решение пришло «сверху». Парадоксальным
итогом стало то, что книга благодаря этому превращается в образцовый текст
подростковой литературы - оптимистичной, внятной, правдоподобно
рассказывающей о том, как герои побеждают себя и подчиняют себе мир, в
котором тайное становится явным, запутанное обретает ясность.

2.2. Роман «Два капитана» как роман воспитания

О наличии признаков романа воспитания в произведении


В. А. Каверина «Два капитана» говорили многие исследователи. Впервые
этот факт упоминает в своей научной статье «Роман В. Каверина “Два
капитана”» В. Борисова (1963). Однако идея не получила дальнейшего
развития в исследованиях. Несмотря на это, роман воспитания является
одной из самых популярных романных форм в советское время. Такая
популярность жанра особенно отмечалась в детской литературе, так как с
помощью него можно было воспитывать граждан, согласно советским
43
установкам. Посредством этой жанровой формы читатель может следить за
психологическим, нравственным и социальным становлением героев.
Роман воспитания обладает своими устойчивыми чертами, сюжетными
мотивами, а также собственным типом героя. Изучением этой жанровой
модели занимались многие ученые. В отечественном литературоведении к
анализу этой проблемы обращались М. М. Бахтин, Э. А. Воронина,
A. Диалектова, Р. Дарвина, Е. А. Краснощекова, Ю. А. Плужникова,
B. Н. Пашигорев. За рубежом эту жанровую форму исследовали
Ф. Бланкенбург, В. Гумбольдт, Ф. Шиллер, Э. Лессинг, И. Гердер,
К. Моргенштерн, М. Хирш.
В отечественной литературе известны такие романы воспитания, как
«Подросток» Ф. М. Достоевского, «Обыкновенная история» И. А. Гончарова,
«Дар» В. В. Набокова. В зарубежной литературе к данной жанровой форме
относят роман «Дэвид Копперфильд» Ч. Диккенса, «Воспитание чувств»
Г. Флобера, «Над пропастью во ржи» Д. Д. Сэлинджера.
Роман воспитания в чистом виде встречается редко. Чаще всего эта
романная форма переплетается с другими видами жанра. Так, в романе «Два
капитана» мы можем наблюдать синтез романа воспитания и
приключенческой литературы. В произведении действительно четко
прослеживаются черты приключенческого романа: динамичный сюжет,
накал эмоций, мотивы тайны и путешествия, а также острота ситуаций.
Особое место в романе «Два капитана» занимает фабула. В. А. Каверин,
тяготеющий к идеям формалистов, подчеркивал, что для романа необходима
фабула, «а большая фабула требует героев, страстей и катастроф» [73, с. 15].
В этом романе заложена обычная фабула приключенческих «бойскаутских»
романов, в которых рассказывается история взросления молодого человека,
его становление как личности за счет столкновения с превратностями
судьбы. Однако желание показать жизнь своего современника, человека,
воспитанного советской властью, в данном произведении играет
44
первостепенную роль. Приключения двух капитанов - это факты их жизни.
Главным для В. А. Каверина является реалистическая полнота и
убедительность изображаемых характеров.
Основной научной разработкой, которая детально и подробно
разбирает данную жанровую форму, является статья М. М. Бахтина «Роман
воспитания и его значение в истории реализма» (1979). В ней ученый создает
классификацию, основой которой являются различия между произведениями
этой разновидности романа. Если рассматривать произведение
В. А. Каверина «Два капитана» согласно этой системе, то произведение
относится к пятой группе - реалистическому роману. Это обуславливается
рядом причин. Во-первых, становление героя в реалистическом романе
воспитания происходит в непрерывной взаимосвязи с историческим
временем, «с его необходимостью, с его полнотой, с его будущим, с его
глубокой хронотопичностью» [9, с. 190]. Во-вторых, если в других типах
романа воспитания становление героя носило частный характер, то здесь мы
этого не наблюдаем. Герой меняется вместе с миром, и его воспитание
становится частью этого мира. Эта задача становится еще более сложной, так
как теперь герой изображается не в пределах одной эпохи, а в переходе из
одной в другую. Правила и законы существования в новом мире неизвестны,
и персонажу приходится постоянно меняться, чтобы приспособиться к нему.
В-третьих, все события романа подчиняются идеи трансформации
окружающего мира, а организующей силой становится историческое
будущее. В романе становления этой группы актуализируются проблемы
действительности и возможностей человека. «Образ становящегося человека
начинает преодолевать здесь свой приватный характер (конечно, до
известных пределов) и выходит в совершенно иную, просторную сферу
исторического бытия» [9, с. 227].
Согласно вышеперечисленным признакам, в произведении «Два
капитана» мы можем видеть все черты реалистического романа воспитания.
45
Роман «Два капитана» пронизан историзмом. Здесь раскрываются самые
важные события первой половины XX века: революция, создание советского
государства, Вторая мировая война, Великая Отечественная, восстановление
страны после четырех лет разрухи - все эти события коснулись жизней
главных героев. Эти исторические события представляются читателю через
субъективную призму сознания главных героев: «В июле армия
республиканцев отбрасывает мятежников от Брунето. Где-то мой Саня?
Баскония отрезана, на старых гражданских самолетах, в тумане, над горами
нужно лететь в Бильбао. Где-то мой Саня?», «Он был одно, война - другое.
Но вот прошла неделя, другая. Он убил первого немца» [31, с. 427].
Кроме того, в романе «Два капитана» хорошо проиллюстрирована роль
советских властей в воспитании молодых граждан СССР, что является
безусловным примером того, что становление героя больше не является его
частным делом. В советском государстве воспитание юных граждан имело
очень большое значение. Создавались различные объединения, которые
могли контролировать процесс воспитания с точки зрения идеологических
установок. Например, комсомольские ячейки, театральный кружок и т. д.
Однако главный герой, Александр Григорьев, не всегда относится к
советским стандартам положительно. Об этом свидетельствует реакция на
последствия драки Саши с его одноклассником Ромашовым: «Это было не
очень весело и, главное, как-то несправедливо! С постановлением ячейки я
был согласен. Но переводить меня в другую школу! За что?» [31, с. 191].
Как известно, детство Александра происходит на фоне царской России,
но уже в предвкушении изменений государственного строя. Переход в
другую эпоху затронул маленького Сашу смертью матери (мать Саши умерла
в день революции), политическими речами отчима и голодом. По сравнению
с детскими годами, Александр живет в совершенно другом мире, где
функционирует иная система ценностей, законов и организации
повседневной жизни граждан. Однако Александр уже сформировался как
46
новый тип человека, так как был вынужден принять происходящие в мире
изменения.
Э. А. Воронина в своей статье «“Подросток” Ф. М. Достоевского как
роман воспитания: своеобразие жанровой модели» (2015) также утверждает,
что основополагающим ракурсом отображения в романе воспитания является
процесс становления главного героя, медленное усложнение его внутреннего
мира. На первый взгляд в романе «Два капитана» эволюция главного
персонажа Александра Григорьева не происходит. Герой с самого детства
обладает положительными качествами. Однако о своем развитии нам
повествует сам персонаж: «Пари заключено, - пари, что я не закричу и не
отдерну руку, если Ромашка полоснет меня по пальцам перочинным ножом.
Это - испытание воли», «Это не мелкое самолюбие, а честь, Иван Павлыч!»
[31] . Юноша постоянно не доволен собой, он хочет развиваться. Он
приобщается к чтению, любовь к которому ему прививает Екатерина,
старается совершенствоваться физически и духовно, придумывает «правила
для развития воли». В этом проявляется и авторское отношение к герою.
Несмотря на то, что их нельзя назвать близкими друг другу, так как у них
большая возрастная и профессиональная разница, Каверин уважает
Александра. Все эти факты говорят о том, что черты романа воспитания,
прежде всего, можно увидеть в главах, посвященных детству Саши. Однако,
если смотреть глобальнее, то из маленького мальчика, который не смог
спасти своего отца от ложного обвинения в убийстве, Саша превращается в
мужчину, который прошел несколько войн, но самое главное - победил в
главном споре своей жизни и вернул честь и славу капитану Татаринову.
Чаще всего, в данной жанровой форме заложен многослойный
конфликт. В него закладываются те расхождения, которые возникают в
процессе обучения или воспитания: от начального уровня знаний к
приобретенному. Помимо этого, «новое знание проверяется моральным
критерием, определяется его этическая ценность» [23, с. 18].
47
В романе «Два капитана» конфликт, главным образом, завязывается
между Николаем Антонычем и Александром. Капитан Григорьев, будучи
носителем положительных качеств, сталкивается с миром лицемерия,
предательства и несправедливости. Проходит герой и проверку моральным
критерием. Примером служит драка Саши и Ромашова в школьные годы. С
одной стороны герой поднимает руку на человека, но с другой в этом
конфликте мальчик дает отпор всему отрицательному, что олицетворяет в
себе образ Ромашова. После, в беседе с Николаем Антонычем Александр
Григорьев заявляет: «Я считаю Ромашова подлецом и могу доказать это
когда угодно. Ромашов - это типичный нэпман, который говорит только о
деньгах и думает только об одном: как бы разбогатеть! Это общественно-
вредный тип, который портит всю школу» [31, с. 189].
Немаловажную роль в становлении персонажа играет авторская
позиция и выбранная им логика воспитания героя. Именно писатель создает
мир, в котором будет «взрослеть» его герой: он определяет основных лиц,
которые будут влиять на персонажа, являться катализаторами его изменений;
выбирает сюжетные ситуации, в которых раскроются черты характера
молодого человека и т. д.
В. А. Каверин в данном случае играет роль исследователя: он
анализирует врожденные качества персонажа и те, которые он приобрел при
столкновениях с превратностями и трудностями в жизни. Помимо этого,
автор максимально раскрывает те обстоятельства, которые повлияли на
характер молодого человека, его внутреннее состояние. Такими событиями
для Александра стали смерть отца и матери, побег в Москву, чувства к
Екатерине Татариновой, две войны и, конечно же, поиски экспедиции
капитана. С помощью этих событий происходит трансформация персонажа.
Об изменениях в главном герое свидетельствуют следующие цитаты романа:
«Как необыкновенно все изменилось со вчерашнего дня! Вчера, например, я
мог бы сказать: Катька - дура! А сегодня - нет», «Среди этих людей
48
однажды мелькнул человек, о котором я не могу не вспомнить теперь, когда
все изменилось и прежние волнения и заботы кажутся незначительными и
даже смешными» [31].
Темпоритм движения сюжетной линии в романе воспитания
сдержанный, изображающий медленный процесс развития личности. «Мир
романного целого не имеет центрированной модели, которая отражала бы
решение одного главного вопроса, разрешение одного конфликта» [23, с. 19].
Обстоятельства в романе становления помогают посмотреть на объект
изображения с новой стороны, с другого ракурса. Переживания главного
героя романа позволяют ему открыть для себя новое, осмыслить
происходящее иначе, раскрыть новый способ решения поставленной
проблемы.
Главная проблема романа «Два капитана» заключается в практически
невозможном поиске команды капитана Татаринова. Кроме того, главному
герою всегда мешают его враги - Николай Антоныч и Ромашов. Александру
удается решить проблему за счет кропотливой и долгой работы с картами
капитана, а также с дневниками и письмами матроса Климова. Однако без
своей профессиональной подготовки, без взгляда опытного пилота, вряд ли
эта разгадка смогла бы совершиться. Кроме того, темпоритм движения
сюжетной линии в романе «Два капитана» ускоряется за счет наличия черт
романа приключения.
Э. А. Воронина в работе «“Подросток” Ф. М. Достоевского как роман
воспитания: своеобразие жанровой модели» (2015) выделяет три переходных
момента, которые влияют на духовное развитие главного героя практически
в любом романе воспитания. Первый из них заключается в судьбоносных
встречах, а также в совпадениях обстоятельств, которые носят символичный
характер.
Примеров таких переходных моментов в романе «Два капитана» очень
много. Судьбоносные обстоятельства складываются в самом начале
49
повествования, когда маленький немой мальчик запоминает письма, которые
впоследствии сыграют в его жизни большую роль. В этом ракурсе роковой
выглядит встреча с доктором, который имеет отношение к экспедиции Ивана
Татаринова, а также с дочерью капитана. Такой же мистическим кажется
нахождение части корабля «Святой Марии» спустя двадцать с лишним лет.
Все эти события создают иллюзию того, что сама судьба располагает к
восторжествованию справедливости.
Другой переходный момент заключается в ситуациях, в которых
молодому человеку необходимо сделать выбор, а также преодолеть
испытания. Конечно, главный выбор Александра касался спора с Николаем
Антонычем: доказать ли свою правоту насчет его роли в судьбе экспедиции,
рискуя своею жизнью, или оставить все как есть? Ведь кроме предположений
Саша ничем не мог доказать правдивость своих убеждений. Однако для
главного героя этого выбора нет, он об этом даже не задумывается.
Александр - человек чести. Он не может оставить обвинения в свой адрес без
ответа. Душевные качества капитана Григорьева отображаются и в другом
выборе. Ромашов предлагал Саше компромат на его главного врага -
Николая Антоныча, с условием, что он отступится от Екатерины. Александру
приходится выбирать между мечтой и любовью. Однако герои романа «Два
капитана» поступают так, как бы они не могли не поступить. Александр
выбирает Екатерину, и тем самым предрекает себя на будущие испытания.
Кроме того, практически в каждом романе воспитания функционирует
мотив дороги и образ дома. Мотивом дороги пронизан весь роман. Главный
персонаж Александр Григорьев в течение повествования посещает больше
десяти городов. Все его путешествия описываются автором детально, так как
подробности в данном случае играют очень важную роль. Образ дома здесь
расширяется до размеров страны, особенно хорошо отражающийся в главах,
касающихся Великой Отечественной войны.

50
О наличии педагогической идеи в романе воспитания говорят многие
исследователи, в частности Т. Н. Токарева в своей научной статье «Традиции
романа воспитания в советской литературе» (2010). Исследователь
акцентирует внимание на факте, что педагогическая задача является
основополагающим законом жанра романа воспитания: «Здесь изображается
педагогический процесс воспитания в собственном смысле слова» [69, с. 6].
Несмотря на то, что наличие педагогической идеи в романах становления
отмечал еще М. М. Бахтин, особую популярность эта особенность получила
только в XX веке. Ее отображение можно было видеть в повестях и циклах.
Одни произведения ставили своей задачей ностальгию по прошлому, другие
же (особенно в советское время) - создать «нового человека, который будет
соответствовать требованиям государственной идеологии» [69, с. 12].
Поэтому такой тип романа как роман воспитания в литературе XX века
обретает новую жизнь.
Прежде всего, В. А. Каверин старается воспитать в своих героях и
читателях такие качества, как мужество, терпение, преданность, смелость.
Кроме того, отображение подвига сначала ученых, которые для научных
достижений отправляются на верную смерть, а затем героизма советских
людей во время Великой Отечественной войны, воспитывает в подростках
чувство патриотизма и любви к своему делу.
Помимо педагогической идеи, не последнюю роль в становлении
главного героя играет микросреда. В. М. Пашигорев в статье «Роман
воспитания в немецкой литературе XVIII-XX в» (2005) утверждает, что
второстепенные персонажи в романе становления играют роль
катализаторов, которые и способствуют воспитанию главного героя.
«Подчеркивается роль наставников, учителей жизни, способствующих
духовному развитию героя» [54, с. 59]. Таковым для Александра, например,
играет роль летчик, который подарил молодому человеку свою фотографию.
Или доктор Иван Иванович. Однако главным катализатором Александра
51
Григорьева является Николай Татаринов. Обвинив Александра в клевете, он
запустил в главном герое внутренние установки на поиск правды и
восстановление чести и достоинства, прежде всего, себя, а потом уже
капитана Татаринова. Благодаря этому спору жизни, в Саше усиливаются
самые положительные его качества.
Еще одним из жанрообразующих признаков романа воспитания
является моноцентричность. Его выделяет Е. А. Краснощекова в своем
исследовании «Роман воспитания Bildungsroman на русской почве» (2008).
По мнению исследователя, в образе главного героя воплощается вся сумма
идей. «Герой романа сосредотачивает в себе, так сказать, дух, смысл и
внутреннее содержание всего происходящего вокруг него, он выражает
частное и единичное в обобщенной форме, позволяет нам глубже постичь
значение всего» [37, с. 156]. Таким нам представляется Александр Григорьев.
Герой воплощает в себе идеи добра, справедливости, мужества, верности.
Сквозь все повествование читатель может наблюдать за стремлениями
главного персонажа: «Я стремился на Север, к профессии полярного летчика,
потому что это была профессия, которая требовала от меня терпения,
мужества и любви к своей стране и своему делу» [31, с 243].С помощью
образа Александра писатель утверждает, что никогда не стоит сдаваться и
необходимо всегда идти к своей мечте. Кроме того, посредством образа
капитана Григорьева В. А. Каверин вселяет надежду, что справедливость
всегда восторжествует. Таким образом, комплекс идей, которые заключены в
Александре, романтический в своей основе.
Согласно вышеперечисленным признакам, можно с уверенностью
утверждать, что роман В. А. Каверина обладает чертами романа воспитания.
Об этом свидетельствует следующие факты. Во-первых, система персонажей
романа полностью соответствует соотношению образов в романе воспитания.
Центральным персонажем является Александр Григорьев, с которым мы
знакомимся еще в детстве. Вокруг него группируются второстепенные герои,
52
которые в разной степени являются катализаторами его становления. За
моральным, духовным и социальным развитием Саши читатель наблюдает на
протяжении более тридцати лет, что указывает на романный хронотоп в
произведении. В романе «Два капитана» время развертывается биографично,
отображая в себе медленный процесс воспитания героя. В различных
путешествиях Александр постигает новые ценности, знания и истины,
т. е. категория места в данном случае определена традициями романа
воспитания.
В некоторых романах воспитания педагогическая идея выражается не
явно. Однако в «Письме к читателям» Каверин раскрывает свою задачу:
«Куда шли мои капитаны? Вглядитесь в следы их саней на ослепительно-
белом снегу! Это рельсовый путь науки, которая смотрит вперед. Помните
же, что нет ничего прекраснее, чем этот тяжелый путь. Помните, что самые
могущественные силы души - это терпение, мужество и любовь к своей
стране, к своему делу» [53, с. 273]. Таким образом, исследователи, которые
утверждали, что в романе «Два капитана» функционируют черты романа
воспитания, оказались правы, несмотря на то, что полноценного анализа
согласно их точки зрения воспроизведено не было. В следующем параграфе
мы рассмотрим сюжетно-композиционные особенности романа
В. А. Каверина «Два капитана»

2.3. Сюжетно-композиционные особенности романа

Изучение сюжетно-композиционных особенностей любого


произведения является неотъемлемой частью жанрового анализа. С помощью
него можно определить не только соотнесенность конкретного произведения
с определенной жанровой формой, но и «вскрыть» те аспекты, которые
влияют на восприятие читателя. В сюжете и композиции могут скрываться
факторы, благодаря которым одни произведения забываются через год, а
53
другие перечитываются на протяжении нескольких десятков лет. В связи с
этим обуславливается необходимость подобного исследования.
Согласно теории, для романа характерен сложный сюжет, в котором
могут действовать несколько направлений. Помимо этого, от каждой линии
могут образовываться разветвления. Практически у каждого главного героя
романа есть «своя» сюжетная линия. Взаимосвязь сюжетных направлений
осуществляется по-разному: с помощью параллели или пересечения. В
романе «Два капитана» мы можем наблюдать все эти признаки, что еще раз
указывает на соотнесенность произведения с жанром романа. В романе
функционируют две сюжетные линии, которые непосредственно касаются
жизни капитанов - Ивана Татаринова и Александра Григорьева. Кроме того,
последняя линия имеет разветвление, которое преобразуется в историю
Екатерины Татариновой.
Рассказы Ивана Татаринова и Александра Григорьева развертываются
параллельно, но в одно и то же время пересекаются. Такой способ
соединения сюжета характерен для поэтики Каверина в целом. Автор романа
всегда стремился осмыслить такие сюжетные «сцепления». Еще в раннем
творчестве В. А. Каверина заинтересовало открытие Лобачевского, в котором
ученый скрестил параллельные линии в бесконечности. Впоследствии
писатель говорил: «что же мешает мне скрестить в бесконечности два
параллельных сюжета?» [73, с. 23]. Рассмотрим направления сюжета в
отдельности и взаимосвязи друг с другом.
Первая и основная сюжетная линия связана с жизнью главного героя
романа Александра Григорьева. С этим персонажем мы знакомимся еще в
детстве и вместе с ним проходим основные этапы становления личности, что
характерно для романа воспитания. Если рассматривать жизненный путь
Александра с точки зрения классической схемы анализа сюжета, то именно в
этой линии отображаются основные ее элементы (от экспозиции до эпилога).
Время, в данном случае, развертывается биографически, вбирая в себя
54
основные сюжетные события: смерть отца и матери Александра, побег из
Энска, учеба в интернате и летной школе, знакомство с Екатериной.
Последнее событие дает почву для развития второй сюжетной линии, но не
является ее началом. Кроме того, жизнь Александра соотносится с яркими
историческими событиями XX века: революцией, Второй мировой войной,
Отечественной, восстановлением страны после этих происшествий. Такая
соотнесенность с историческим фоном также свойственна жанровой форме
романа. Здесь же проявляет себя главный внешний конфликт: Николай
Антоныч обвиняет Александра в клевете и в косвенном участии в смерти
Марьи Васильевны. Данное столкновение является одним из связующих
элементов между двумя сюжетными линиями романа.
Второе направление - история путешествия капитана Татаринова.
Начало функционирования этой истории и первое пересечение с линией
Александра происходит в самом начале повествования, в момент
обнаружения мертвого почтальона с письмами капитана Климова. Но в
детстве Григорьев не представлял, какое значение эти письма имеют, и, как
они повлияют на его дальнейшую жизнь. Поэтому можно говорить, что
данная сюжетная линия начинает действовать в полную силу, когда
Александр подозревает, что к гибели капитана Татаринова может быть
причастен его брат. Одним из связующих звеньев здесь является образ
Екатерины. Она дочь Ивана Татаринова и в одно и то же время возлюбленная
Александра. Если бы молодой человек не был в нее влюблен, то вряд ли бы
история путешествия капитана Татаринова получила бы дальнейшее
развитие. Иначе говоря, любовная тематика является рупором обеих
сюжетных линий.
Если рассматривать линию капитана Татаринова в контексте
изученных нами материалов, то история героя представляет собой
документальную основу путешествий двух его прототипов - ученых-
полярников Седова и Брусилова. Сведения, касающиеся экспедиции,
55
отображены в романе в виде писем и дневника матроса Климова, которые, в
свою очередь, представляют собой выдержки из реальных источников.
Документы потерпели небольшую художественную стилизацию, но в целом
практически не трансформировались.
Стоит отметить, что обе сюжетные линии развертываются
хронологически. Таким способом, образ старшего из капитанов формируется
постепенно. В основном, линии связываются с помощью композиционного
приема ретроспективы. Но, помимо этого, две линии объединяют персонажи,
которые были знакомы сразу с двумя капитанами: Екатерина Татаринова,
Николай Антоныч, Иван Иванович, Марья Васильевна и т. д.
Разветвлением сюжетной линии капитана Григорьева являются главы,
где рассказчиком становится Екатерина. Можно предположить, что
композиционный прием смены повествователя связан с желанием писателя
показать два взгляда на историю поиска экспедиции. На этот вывод
наталкивает факт, что события, произошедшие с Екатериной,
преимущественно связаны со второй сюжетной линией. Помимо этого,
В. А. Каверин в «Письме к читателям» признается, что не отразить события
Великой Отечественной войны с точки зрения морали и нравственности
было бы неправильно. При смене образа рассказчика автор изображает
подвиг народа с двух сторон: военного (Александра Григорьева) и простых
граждан, представленных в лице медицинской сестры (Екатерины
Татариновой) и людей, которые ее окружают.
Таким образом, в романе В. А. Каверина «Два капитана» две сюжетные
линии развертываются параллельно, но при этом пересекаются.
Теперь необходимо рассмотреть композиционные особенности этого
романа. Архитектоника романа «Два капитана» представляет собой два тома
повествования. Каждый том состоит их пяти частей. Части, в свою очередь,
делятся на разное количество глав. Каждая часть и глава имеют заглавие, где
тезисно выносится тема, о которой пойдет речь. Например, часть под
56
названием «Для сердца» предполагает, что основной линией станет линия
любви. Кроме того, каждая глава посвящена только одному событию,
которое также представлено в ее названии. Множественность событий,
отображенных в повествовании, является отличительной чертой жанра
романа. Если же рассматривать внешнюю композицию произведения в
целом, то можно прийти к выводу, что такое деление облегчает восприятие
текста, что особенно важно для детской аудитории.
Что касается внутренней композиционной организации романа «Два
капитана», то можно утверждать, что В. А. Каверин стремился к
полифонизму. М. М. Бахтин в своей научной работе «Проблемы поэтики
Достоевского» (1972) считает, что основными условиями художественного
полифонизма являются объективность и полнота создания точек зрения
персонажей, присутствие многоголосия, отсутствие преобладающей
авторской позиции, возникновение диалога-спора между героями или героем
и автором. Все эти признаки свойственны именно романной форме.
Анализируя композиционною структуру романа «Два капитана»,
прежде всего, стоит отметить, что полифонизм проявляет себя в форме
организации повествования. Форма организации повествования в романе
«Два капитана» представлена в виде героя-повествователя. Рассказ ведется
от главного героя произведения Александра Григорьева. Однако две части
романа рассказаны от лица Екатерины Татариновой. Согласно
диссертационной работе «Композиционный полифонизм: генезис и
структурные модификации» О. А. Харитонова в данном случае эксплицитная
модификация этого приема представляет собой «полисубъективное
повествование при полископической смене точки зрения, когда различные
реципиенты каждый одновременно воспринимают одно и то же событие, за
счет чего достигается стереометрический эффект изображения (в отличие от
моноскопического повествования, когда различные реципиенты каждый
последовательно воспринимают разные события) [76, с. 17]. Такое
57
сопоставление в романе разных персонажей позволяет отобразить различные
точки зрения на происходящие события и даже сталкивать их, что придает
изображению объемность.
Помимо этого, можно говорить о расщепленности образа Александра
Григорьева, так как герой выполняет в романе сразу две функции: роль
действующего лица и повествователя. Таким образом, Саша отстраняется от
происходящих событий и имеет возможность наблюдать за самим собой.
«Взаимодействие повествующего и изображенного субъектов можно
рассматривать как проявление своеобразного диалога между различными
категориальными формами Я-повествователя» [76, с. 14]. Такая
расщепленность также указывает на композиционный полифонизм романа.
Форма повествования влияет на композиционное построение романа в
целом. Например, по причине того, что в романе «Два капитана»
рассказчиком является герой, то в повествовании отсутствуют внутренние
монологи. Такая форма и так способна передать чувства и эмоции
персонажей.
Если рассматривать произведение с точки зрения многоголосия, то,
безусловно, преобладающим является голос Александра. Кроме того, можно
выделить рассказ капитана Татаринова. Так как их сюжетные линии
являются основными, то можно говорить о том, что в данном произведении
они представляются равноправными, несмотря на то, что их соотношение в
романе различное. Помимо этого, явно выделяются в повествовании голос
Екатерины и матроса Климова. Таким образом, история романа
рассказывается героями, то есть в произведении отсутствует авторская
позиция. Об отношении автора к своим героям можно судить только по
характеристикам, которыми он их наделяет. Например, об этом
свидетельствует следующая цитата: «Нина Капитоновна подошла к
телефону, я сразу узнал ее добрый решительный голос» [31, с. 245].

58
Что касается диалога-спора, то стоит вспомнить, что такая форма
конфликта, согласно исследованиям Н. Д. Тамарченко, свойственна именно
роману. Если же рассматривать произведение «Два капитана», то, в данном
случае, диалог-спор заключается между героями: Николаем Антонычем и
капитаном Григорьевым. Реплики этих персонажей представляются
бесконечными обвинениями в адрес друг друга: «Только одного свидетеля я
признаю, - продолжал он, - его самого, Ивана. Он один может обвинить
меня, и если бы я был виноват, он один бы имел на это право» [31, с. 354].
Среди монолитного текста романа визуально выделяется переписка
героев. Причем, как и записи, касающиеся путешествия капитана
Татаринова, так и письма, которые герои шлют друг другу в настоящем
времени. В романе они отделяются отступом и выделяются другим шрифтом.
Просмотрев несколько изданий романа, мы пришли к выводу, что эта
тенденция сохраняется. Способами визуализации также выделяются
лирические вставки, которые представляют собой отрывки из чужих
произведений, в чем заключается интертекстуальность данного романа.
Соотнесенность текста с другими литературными текстами является чертой
художественного полифонизма, а в данном случае на интертекстуальности
делается акцент с помощью визуализации.
Кроме этого, В. А. Каверин использует различные композиционные
приемы, средства и элементы. Среди них можно выделить прием антитезы,
который больше всего проявляется в системе персонажа, и прием
ретроспективы (экскурсы в прошлое капитана Татаринова). В романе
отсутствуют повторы, что характерно для произведений реализма.
Подводя итоги, можно утверждать, что сюжетно-композиционные
особенности произведения «Два капитана» соотносятся с жанровой формой
романа. В данном случае, мы можем видеть многолинейность и
разветвлённость сюжета. В романе можно выделить две сюжетные линии,
которые развертываются параллельно, но пересекаются. В. А. Каверин
59
использует ряд «сцеплений» сюжетов: общий конфликт, герой и прием
ретроспективы. Что касается композиции, то основным приемом здесь
является создание художественного полифонизма, характерного опять же
именно для романной формы. В произведении его черты отображаются в
форме повествования, многоголосии, отсутствии авторской точки зрения,
интертекстуальности. Проанализировав сюжетно-композиционные
особенности романа В. А. Каверина «Два капитана» необходимо обратить
внимание на действующие мотивы, так как ими могут определяться многие
поступки главных героев, то есть мотивы влияют на сюжет в целом. Анализ
мотивов является следующим шагом исследования.

2.4. Мотивы в романе «Два капитана»

Одним из подходов изучения литературного произведения является


представление сюжета «как снование мотивов». Впервые эта идея появилась
еще в научных трудах А. Н. Веселовского, в частности в «Исторической
поэтике» (1989). Впоследствии идеи ученого получили дальнейшее развитие
в трудах И. Силантьева и Е. М. Мелетинского. В предложенной учеными
концепции мотив понимается как единица сюжета. В связи с этим,
обуславливается необходимость проанализировать мотивный фон романа
В. А. Каверина «Два капитана».
В настоящий момент под мотивом понимается «устойчивый смысловой
элемент художественного текста, повторяющийся в фольклорных и
литературно-художественных произведениях» [75, с. 373].
В романе В. А. Каверина «Два капитана» наиболее явными мотивами
являются мотив путешествия, мотив тайны, мотив немоты. Рассмотрим
функционирование этих смысловых элементов в данном произведении более
подробно.

60
Согласно научной статье Т. Б. Карасева «Мотив путешествия в
повестях Джерома К. Джерома “Трое в лодке, не считая собаки” и “Трое на
велосипедах”» (2012) путешествие и как мотив, и как композиционный
прием, имеет давние традиции, которые восходят к авантюрному роману.
Новая волна интереса к мотиву дороги и к описанию путешествий возник в
связи с популярностью приключенческого романа. «Действительно, не
только для собственно художественной литературы - в первую очередь,
разумеется, для приключенческого романа- но и для нехудожественных
жанров конца XIX века путешествие приобретает особую ценность» [32, с.
733]. Тема путешествий в художественном и нехудожественном дискурсе
разрабатывается по-разному. Однако в литературных произведениях, где
функционирует мотив путешествия, могут отображаться особенности обоих
дискурсов.
Внедрение в литературный текст научных и публицистических
элементов - популярный прием писателей-романтиков. Подобные вставки
показывают не только экзотическую природу, свойственную романтизму, но
и выполняют просветительскую функцию, отображая в пейзажах земли,
которые еще предстоит освоить. Кроме того, мотив путешествия всегда
обладает конечной целью. Это может быть нахождение сокровища, работа,
освоение новых территорий и т. д.
Если рассматривать роман В. А. Каверина «Два капитана», то мы
можем увидеть все черты мотива путешествия. Во-первых, мотив
путешествия начинает функционировать уже в названии романа. Должность
капитана подразумевает различные странствия по долгу службы. Читатель
наблюдает за командировками капитана Григорьева и раскрывает тайны,
связанные с путешествием Ивана Татаринова. Так как капитаны
представители двух разных стихий, то посредством их профессиональной
деятельности активизируется еще два мотива - мотив неба и мотив моря,
которые неоднократно повторяются в повествовании. Во-вторых, в романе
61
«Два капитана» мы можем видеть синтез двух дискурсов - художественного
и научного. Примером этого могут служить найденные дневники матроса
Климова. Прототипом этих бумаг является подлинные документы,
зафиксированные матросом Альбановым. В них мы можем видеть научные
термины и высказывания, связанные с географией: «Широта 81. Опять
приходится удивляться быстроте дрейфа на юг», «Двигаясь к югу вдоль
берегов этой неизвестной земли, я исследовал ее берега между 81-й и 79-й
нордовыми параллелями» [31]. Текст настоящих документов в литературе без
сомнений выступает «чужим словом», которое при помощи несочетаемости с
основным текстом, активизирует его структуру.
Таким образом, мотив путешествия является структурообразующим
элементом, который связывает сюжетно-композиционные компоненты
романа.
К мотиву немоты в романе «Два капитана» особое внимание обращает
А. И. Куляпин в своей научной статье «Сюжет об излечении от немоты в
литературе и кинематографе 1930-1950-х годов» (2013). Этот мотив в
данном произведении играет роль метафоры на социальную жизнь
современника Каверина. «Трагедию семьи Григорьевых автор преподносит в
качестве прозрачного иносказания: рабочий человек во времена царизма -
существо бессловесное» [39, с. 10]. Поэтому Александр не может спасти
своего отца. Лечит маленького Сашу Иван Иванович, который в первую
очередь - большевик, а потом уже врач. Тем самым, Каверин подчеркивает:
возможность говорить у безмолвной массы появилась только после
революции. Этим мотивом писатель актуализирует идеологическую
составляющую фабулы. В сознании Григорьева свержение царя и
преодоление немоты сопрягаются. «Не ограничиваясь этим довольно
примитивным аллегоризмом, Каверин пытается углубить тему за счет
удвоения мотива» [39, с. 12]. Первый раз маленький Саша замолкает по
причине болезни, а во второй, когда становится свидетелем убийства: «Если
62
бы я и мог, я бы ничего не ответил. <...> Я даже кричать не мог, и не только
потому, что был тогда немой, а просто от страха» [31]. Если маленький Саша
не способен стать на защиту власти (отцовской, семейной), что привело бы
такого героя к логическому исчезновению, то в новом, во взрослом мире
Александр является носителем авторитетного слова: «И ведь не мог сказать
“мама”. А теперь изволь-ка! Оратор!», - аттестует Саню Григорьева Иван
Иванович [39]. В данном случае мотив немоты политизирует роман «Два
капитана».
Мотив немоты является одним из традиционных мотивов русских
романов. Он появляется в таких известных произведениях, как «Мастер и
Маргарита» М. А. Булгакова, «Защита Лужина» В. Набокова, встречается во
многих романа Ф. М. Достоевского.
Мотив тайны, прежде всего, связан с образом капитана Татаринова. В
научной статье «Мотивы тайны и одиночества в повести Е. А. Ган “Суд
света”» (1999) ее автор Р. Б. Митчина утверждает, что «момент тайны-
важнейший атрибут образа романтического героя: и его прошлое, и его
духовная жизнь неизвестны и недоступны окружающим» [48, с. 120]. Таким
нам и представляется капитан Иван Татаринов. Мотив тайны начинает
функционировать с момента нахождения писем матроса Климова и исчезает,
когда два главных героя стоят у могилы найденного капитана, т. е. данный
мотив связан с временным планом прошлого. Он подчиняет себе все
повествование романа, так как раскрытие тайны обстоятельств путешествия
капитана Татаринова является конечной целью главного героя. Подробности,
которые открываются Александру, развертываются в хронологическом
порядке путешествия. Определенную таинственность Саша ощущает еще
тогда, когда не начинает свое расследование: «Эта квартира была для меня
чем-то вроде пещеры Али-Бабы с ее сокровищами, опасностями и загадками.
Старушка была для меня сокровищем, Марья Васильевна - загадкой, а
Николай Антоныч - опасностями и неприятностями» [31, с. 84]. Кроме того,
63
мотив тайны вводит в роман «Два капитана» другой мотив - преступления.
Можно сказать, что Александр Григорьев расследует смерть отца Екатерины.
Тандем мотива тайны и преступления характерны для детективной
литературы, какими чертами, безусловно, обладает роман «Два капитана».
Мотив тайны также связан с романтической теорией двоемирия.
Благодаря нахождению писем и дневников матроса Климова, а также
различных рассказов людей, которые были знакомы с капитаном
Татариновым, Александр воссоздает его образ. Впоследствии Саша начинает
проецировать себя на образ Ивана Татаринова, что и является итогом мотива
двоемирия.
Более подробно мотивы в романе «Два капитана» рассматриваются в
научной статье О. В. Шиндиной «Отражение идей “философии общего дела”
Н. Ф. Федорова в структуре художественного текста (на примере прозы
В. А. Каверина)» (2015).
По мнению, ученого одной из сюжетообразующих направлений в
романе В. А. Каверина «Два капитана» является тема воскрешения,
возращения. Эти мотивы отображаются, прежде всего, в поиске уже всеми
забытой полярной экспедиции капитана Татаринова. Добавочным мотивов
является мотив бессмертия, который отображается в доказательстве научных
гипотез капитана Татаринова, а также в возрождении его дела: «Не было и не
могло быть надежды, что мы увидим его. Но пока не была названа смерть,
пока я не увидел ее своими глазами, все светила в душе эта детская мысль.
Теперь погасла, но ярко загорелась другая: не случайно, не напрасно искал я
его - для него нет и не будет смерти» [31]. Здесь же возникает тема
преемственности, которая проявляется в романе «Два капитана» в
завуалированном варианте. Прежде всего, этот мотив на протяжении всего
повествования отображается в тургеневском контексте: «поколение, у
которого нам еще приходилось кое-чему поучиться. Разумеется, между нами
не было никакой пропасти - почему-то полагается думать, что между
64
“отцами и детьми” непременно должна быть пропасть» [82, с. 62].
Расследование Александра символизирует восстановление духовной связи
между поколениями, между прошлым и настоящим. Помимо этого, здесь
можно проследить взаимоотношения главных героев с их родителями.
Александр Григорьев поиском экспедиции старается искупить не только
историческую вину перед капитаном, но и собственную перед отцом,
который погиб из-за маленького Саши. Поэтому молодой летчик старается
«воскресить» образ умершего капитана Ивана Татаринова. Мотивом
искупления определяются многие поступки героя.
Мотив бессмертия в произведении также отображается с помощью
идеи символизма и романтизма: посредством перенесения действительности
в произведения искусства. Такое произведение становится прототипом
идеального хронотопа.
Несмотря на то, что в романе «Два капитана» можно увидеть
традиционные героические и романтические темы, роман не представляет
собой произведение, которое полностью соответствует советским
установкам. Набор мотивов (в том числе связанных с революцией), который
уже приобрел закрепленное значение в литературе, в романе В. А. Каверина
имеет обновленную, иногда совершенно другую семантическую трактовку.
Многослойная структура текста романа «Два капитана» организована с
помощью трансформации мотивов, заимствованных из произведений других
авторов, а также с помощью развертывания метафорических понятий, подчас
с изменением их значения. Это, в свою очередь, создает эффект конфликта
между Кавериным и авторами источников. Чужое слово, которое играет роль
литературной аллюзии, является одним из способов шифрования глубинного
смысла романа.
Роман «Два капитана» насыщен культурными ассоциациями, которые
отображают в себе литературно-художественную, но прежде всего, научную
среду Петрограда в 20-е годы. Фабульными скрепами романа становится
65
комплекс устойчивых мотивов и образов, которые повторяются на
протяжении всего повествования. Среди них можно выделить: речь, письмо,
птица, корабль, полет, кружение, метель, вьюга, пурга и др. Данные символы
в отечественной литературе связывают с утопическим дискурсом, а также с
мистическим сектантством (например, к хлыстовству, идеи которого
объединяли представителей различных литературных течений).
В. А. Каверин приводит те образы и мотивы, которые неизменно маркируют
семантическое поле хлыстовства и образуют утопический дискурс. Однако
автор романа не использует их в готовой форме, а встраивает в связный
нарратив и наполняет новым содержанием: так темы, характерные для
русской утопии (поиск сокровенной земли, странничество) превращаются в
мотивы путешествий Александра, а Крайний Север становится тем
сакральным пространством, которое, прежде всего, связывается со
становлением личности и итогом духовных исканий.
Кроме того, в романе «Два капитана» появляется тема борьбы со
смертью. Она отображается в главных персонажах романа - двух капитанах.
Тем самым в произведении актуализируется апокалиптический слой романа,
который связан с темой русской революции и действует с самого начала
повествования - похорон матери Саши, происходящий в день революции.
Ведущий мотив в одном или во многих произведениях писателя может
определяться как лейтмотив. Чаще всего он выражает главную
эмоционально-экспрессивную основу, в котором выражается идея
произведения. Таким лейтмотивом в романе В. А. Каверина является фраза
«бороться и искать, найти и не сдаваться». В данном случае в произведении
проявляет себя интертекстуальность, так как впервые эта цитата появилась в
стихотворении английского писателя Альфреда Теннисона. Дословно фраза
звучит следующим образом: «То strive, to seek, to find and not to yield» [66].
Русскому же читателю эта фраза более известна по роману В. А. Каверина.

66
Изначально эта цитата появляется в качестве клятвы, когда Саша и
Петька планируют свой побег. После эта фраза появляется на памятнике
капитану Татаринову, тем самым, как бы подытоживая роман. Кроме того,
разбитая цитата появляется в названии отдельных глав романа. В лейтмотиве
романа отображается главная педагогическая задача, поставленная автором и
являющаяся основой романа воспитания. Терпение, упорство, мужество,
преданность - качества, которые писатель хочет привить своим героям и
молодым читателям.
Стоит заметить, что интертекстуальность в романе «Два капитана»
проявляется не только в лейтмотиве. Несмотря на то, что исследователи
В. Новиков и О. Новикова утверждают, что секрет такой популярности
романа заключается в том, что писатель не использует филологическую
эрудицию, в произведении неоднократно можно встретить ссылки на другие
источники. «Чужое слово» в тексте романа существует в иммерсивном
режиме. Еще в школьное время, Катя собирает выдержки из произведений
своих любимых писателей - от Пушкина до Диккенса. «На окне, среди
старых школьных учебников, я нашла тетрадку с цитатами из любимых книг:
“Странная вещь сердце человеческое вообще, а женское в особенности.
Лермонтов”» [31, с. 384]. Александр Григорьев, желая показать свою
эрудицию, дословно цитировал отрывки из литературных текстов: «Через
много лет я прочитал у Бальзака, что “наблюдательность обостряется от
страданий”» [31, с. 45].
Таким образом, можно прийти к выводу, что мотивы помогают
В. А. Каверину структурировать сюжет романа «Два капитана». Некоторые
мотивы, такие как мотив путешествия, мотив немоты и тайны используются
писателем в готовом виде. Они являются традиционными для русской
литературы и поэтому легко узнаваемы читателем. Каждый из них выполняет
свою функцию. Мотив путешествия ускоряет темп повествования, придает
ему необходимую динамику, что делает чтение романа более увлекательным.
67
Мотив тайны служит способом создания главной интриги. Каждый читатель
на протяжении повествования задает себе вопросы, касающиеся основной
загадки: что на самом деле случилось с капитаном Татариновым;
действительно ли Николай Антоныч является виновником трагедии?
Мотив немоты, согласно исследованию А. И. Куляпина, политизирует
роман «Два капитана». Несмотря на то, что конфликт дореволюционной
России и СССР в этом произведении отмечался многими исследователями,
это мнение кажется весьма спорным, так как писатель создает борьбу
государственных систем очень незаметной для простого зрительского
взгляда. Политизацию романа в данном случае можно видеть только при
особом ракурсе чтения.
Мотивы, характерные для русской утопии в романе «Два капитана»
трансформируются и приобретают новое значение. Однако, несмотря на то,
что функционирование утопического дискурса в романе бесспорно, они
выявляются только при глубоком научном анализе. Для простого читателя
эти мотивы являются недоступными.

2.5. Хронотоп в романе «Два капитана»

Хронотоп играет важную роль в структуре жанровой формы романа.


Посредством него организуется художественное единство. Координаты
времени и пространства в литературном произведении включают в себя
отношение к реальной действительности. Помимо этого, хронотоп
приобретает сюжетное и изобразительное значение в романе. Сюжетное
значение координат времени и пространства заключается в том, что они
становятся организационными центрами основных сюжетных событий
произведения. Изобразительное значение хронотопа проявляется в
наглядном отображении времени и пространства. С помощью этой функции
читатель может ощущать время и находится в изображаемом месте локаций.
68
Координаты времени и пространства могут совершенно по-разному
функционировать в романе. Однако со временем исследователям удалось
выявить некоторые закономерности. Прежде всего, они связаны с видами
романной формы. Но, несмотря на это, в романе редко встречается только
один хронотоп. Чаще всего можно видеть синтез координат времени и
пространства в одном литературном произведении. Основная работа, в
которой изложены положения, касающиеся романного хронотопа, является
научная разработка М. М. Бахтина «Формы времени и хронотопа в романе»
(1975).
Если рассматривать роман В. А. Каверина «Два капитана» согласно
этой научной работе, то можно увидеть черты идеального хронотопа и
хронотопа авантюрного романа.
О. В. Шиндина выделяет в своей научной статье «Отражение идеи
“общего дела” Н. Ф. Федорова в структуре художественного текста (на
примере прозы В. А. Каверина» (2015) первый вид хронотопа. Исследователь
утверждает, что в романе «Два капитана» присутствуют координаты времени
и пространства, характерные для утопии. Хронотоп утопии, главным
образом, заключает идею бессмертия. Прежде всего, тема вечной юности
сопутствует мотиву путешествия, поиску сокровенной земли - идеального
пространства. Посредством нахождения этого идеального пространства
человек остается в памяти потомков, в чем и заключается его бессмертие.
Этот пример иллюстрирует следующая цитата Екатерины Татариновой:
«Только путешественники так не стареют» [31, с. 428].
Тема воскрешения также появляется посредством использования слова
или сохранения образа в литературе. Бессмертие функционирует и при
помощи фотографии, которая в данном произведении обладает
кинематографической семантикой: «Как будто на далеком экране под
открытым небом я увидел мертвую, засыпанную снегом шхуну. Мертвую
ли?» [31, с. 628]. Прежде всего, эта функция фотографии отображается при
69
создании образа Севера, где «семантический аспект сближается с
мифопоэтическим пониманием смерти, а также их связи с образом
кинематографического экрана как утопического локуса, где физиологическая
смерть преодолеваема, становясь символичной» [82, с. 63].
Кроме того, в романе «Два капитана» можно увидеть некоторые черты
хронотопа авантюрного романа. Например, одним из признаков этого
хронотопа является вмешательство случая, высших сил или судьбы.
Постепенное развитие событий нарушается и приобретает неожиданный и
непредвиденный оборот. Однако читатель интуитивно ощущает эту
неожиданность. В данном случае этот непредвиденный оборот событий в
некотором смысле является закономерным.
Вмешательство судьбы или случая мы можем видеть в неожиданной
находке капитана Григорьева части корабля «Святой Марии». Сама по себе
эта ситуация кажется судьбоносной, так как с момента гибели команды
капитана Татаринова прошло больше двадцати лет. Таким образом, создается
впечатление, что высшие силы помогли главному герою раскрыть тайну
прошлого. Помимо этого, можно предположить, что во время чтения эта
неожиданность ощущается интуитивно. Читатель заранее чувствует, что
капитан Григорьев найдет следы экспедиции. Главная интрига заключается в
способе ее нахождения. С этого момента темпоритм романа значительно
ускоряется.
Кроме того, авантюрный хронотоп включает в себя подвиг, который
прославляет самого героя или близких ему людей. Здесь же проявляет себя
момент славы. В нахождении следов экспедиции Ивана Татаринова можно
видеть подвиг, который касается сразу двух капитанов. Для капитана
Татаринова нахождение следов экспедиции является восстановлением его
географического открытия, то есть заслуг перед государством и страной. Что
касается Александра, то этот подвиг, прежде всего, частного порядка. Таким
способом Саша доказал свою правоту и вернул себе честь и достоинство в
70
глазах всех, кто знал о вражде Григорьева и Николая Антоныча. Безусловно,
в этой победе можно видеть подвиг в честь дамы, в нашем случае Екатерины
Татариновой. Если же не рассматривать мотивы, которыми руководствовался
главный герой романа, то именно находка Саши поменяла географическую
карту страны. Моментом славы же можно считать доклад главного героя в
географическом обществе, где он рассказывает о путешествии капитана
Татаринова и разоблачает его брата.
Однако роман «Два капитана» не во всем наследует черты хронотопа
авантюрного романа. Например, в данном типе жанра герой не ищет
авантюр, а приключения сами находят героя. В нашем же случае Александр
сам стремится к своим путешествиям, так как они должны были помочь ему
в решении поставленной задачи. Таким образом, подтверждаются слова
М. М. Бахтина о том, что впоследствии «эпическая целостность и единство
хронотопа чудесного мира разлагаются» [10, с. 197].
Кроме того, так как роман В. А. Каверина «Два капитана» обладает
чертами романа воспитания, то мы не можем игнорировать координаты
времени и пространства, функционирующие в этой разновидности романной
формы. По словам М. М. Бахтина, в романе становления хронотоп играет
особую роль. Об этом свидетельствует и классификация, разработанная
исследователем, основой которой стала введенная им категория хронотопа.
Если рассматривать роман «Два капитана» согласно научной
разработке М. М. Бахтина «Роман воспитания его значение в истории
реализма» (1975), то в данном произведении можно видеть идиллический
хронотоп, в котором «может быть показан путь человека от детства, через
юность и зрелость к старости с раскрытием всех тех существенных
внутренних изменений в характере и воззрениях человека, которые
совершаются в нем с изменением его возраста» [9, с. 114]. История
Александра началась еще в детстве, а закончилась, когда герой уже был
взрослым и зрелым мужчиной. Таким образом, временной охват романа
71
составляет тридцать с лишним лет. Этот факт еще раз подтверждает мысль,
что перед нами хронотоп романа. Кроме того, отображая детство, юность и
зрелость Александра Григорьева, В. А. Каверин показывает испытания,
которые пришлось преодолеть главному герою. Посредством их мы можем
видеть, что с возрастом положительные качества Александра только
усиливаются.
Теперь необходимо рассмотреть координаты времени и пространства в
романе «Два капитана» с точки зрения их функционирования. В романе
В. А. Каверина «Два капитана» мы можем условно выделить два времени:
прошлое, касающиеся путешествия капитана Татаринова, и настоящее, в
котором отображаются реальные исторические события, и в котором живут
главные герои произведения. Исторические факты, касающиеся реальных
событий, происходившие в то время, отображаются с субъективной точки
зрения: «Приближалась осень 1917 года, но я бы сказал неправду, если бы
стал уверять, что видел, чувствовал или хоть немного понимал все глубокое
значение этого времени для меня, для всей страны и для всего земного шара»
[31, с. 31]. Такое изображение дает возможность читателю посмотреть на эти
события глазами современника.
Два времени связываются посредством приема ретроспективы - писем
матроса Климова. Письма в данном случае являются вещественным
выражением мотива памяти. Однако мотив памяти в романе «Два капитана»
начинает функционировать намного раньше, чем герои знакомятся с
письмами. Повествование романа начинается со слова «помню», а затем
читатель наталкивается на такие замечания, как: «Я плохо помню наше
путешествие...», «мать запомнилась мне такой, какой она была в этот день»,
«На всю жизнь запомнилась мне эта ночь» [31]. Тем самым, можно прийти к
выводу, что между рассказчиком и главным героем есть временная
дистанция, скорее всего возрастная. Рассказанная история уже осмыслена с
точки зрения взрослого человека.
72
Кроме того, связь времен в произведении актуализируется через
фотографии. Например, тетя Даша хранит портрет своего умершего мужа,
который героический погиб во время русско-японской войны. Особое
влияние на главного героя оказывает образ Ивана Татаринова, когда он
впервые увидел его на фотографии «в кителе с погонами, в фуражке с белым,
поднятым сзади чехлом» [31, с. 215]. Также фотографии выполняют и
другую функцию - портреты символизируют несбывшуюся мечту.
Например, изображение Марьи Татариновой, которое бережно хранит
Кораблев.
С нахождением дневников матроса Климова в роман «Два капитана»
вводится календарное время. Об этом свидетельствует дробление дневника
матроса: «среда, 22 июля», «четверг, 30 июля», «суббота, 1 августа».
На соотнесенность событий романа к реальному советскому времени
указывает хронологически отмеченная лексика, которая появляется на
протяжении всего повествования: «комсомольская ячейка», «НКВД»,
«партия» и т. д.
По мнению, М. А. Литовской в статье «Две книги о “Двух капитанах”»
(2003) пространственный мир в романе замкнут. В нем постоянно любят или
ненавидят одни и те же герои. Однако исследователь отмечает, что
положительные персонажи стараются расширить пространство. Поэтому они
преимущественно всегда находятся в пути. Так, Саша улетает на Север, а
Екатерина на Южный Урал. Отрицательные герои, наоборот, стараются
сузить это пространство. Ромашов и Николай Антоныч постоянно
проживают в Москве и своих локаций преимущественно не меняют. Доктор
филологических наук вводит в свою статью понятие «простор» и говорит о
том, что положительные герои романа живут «просторно», когда
отрицательные становятся «заложниками собственной бесчестности»
[43, с. 216].

73
Сюжет романа «Два капитана» разворачивается в маленьком
провинциальном городе Энске. Главный герой - Александр Григорьев
проводит здесь свое детство. Одновременно с детскими годами Саши в этом
месте начинается другая сюжетная линия - на реке Песчанка находят
мертвого почтальона с письмами матроса Климова.
В. А. Каверин очень подробно описывает этот город. Перед глазами
читателя раскрываются все его достопримечательности: Соборный сад,
Спасская и Покровская башни, башня старца Мартына, реки Песчанка и
Тихая. По словам самого автора романа, для такого убедительного
изображения местности, он описал пейзажи и архитектуру своего родного
города Пскова. Поэтому можно говорить, что главы, в которых сюжет
разворачивается в Энске, являются автобиографичными.
После Александр возвращается сюда уже молодым человеком. Будучи
взрослым, Саша воспринимает свой город иначе. Об этом свидетельствует
следующая цитата из романа: «Стена отлично сохранилась, но башни стали
меньше с тех пор, как мы с Петькой встретились здесь в последний раз,
чтобы дать друг другу “кровавую клятву дружбы”» [31, с. 167]. Однако
провинциальный город практически не меняется с момента побега
персонажа. Из этого следует, что изменения происходят в самом герое.
Несмотря на то, что Александр Григорьев родился в этом городе,
провел здесь детство, он так и не стал ему настоящим родным домом.
Возможно, это произошло по причине трудного детства героя: смерть отца,
появление ненавистного отчима из-за которого впоследствии умерла мать.
Об отношении к этому месту говорит нам сам герой: «Я прекрасно помнил,
как в Энске мне не хотелось возвращаться домой, когда Гаер Кулий стал у
нас полным хозяином, и мы с сестрой должны были называть его “папа”»
[31, с. 125].
Однако, безусловно, эта локация играет важную роль в сюжете
произведения, так как здесь впервые произошло пересечение сюжетных
74
линий двух капитанов - Саши и Ивана Татаринова. Нахождение писем
матроса Климова является рычагом обеих сюжетных линии.
В целом, цикл главного героя вписывается в рамки хронотопа, который
включает в себя оторванность от «малого мира» и направляет персонажа в
«чужой», «большой мир», где происходит взросление Александра.
До самых последних глав, главный герой лишен «своего»
пространства. Александр, оторванный от конкретного пространственного
локуса, легко приспосабливается на новых местах, так как им движет
конкретная цель - найти останки экспедиции капитана Татаринова.
Путешествия Александра превращаются в следующую схему: Энск -
М осква- Энск - Москва - Ленинград - Полярный - Москва - Дальний
Восток - Крым - Испания - Германия - Москва - Ярославль - Новосибирск
- земля Марии - Полярный - Москва. Из схемы видно, что пространство в
романе расширяется постепенно и не ограничивается территорией СССР.
Пространственный ряд произведения указывает нам на жанровую форму
романа. Кроме того, можно говорить о том, что здесь категория пространства
соотносится с авантюрным романом, так как в нем образ дома
представляется как весь мир в целом. Однако масштаб путешествий
Александра обуславливается и глобальностью, происходящих в то время
событий, которые касались и наших героев.
Немаловажные события в жизни героя происходят в Москве. Попав в
город сразу после своего побега, здесь он знакомится с Екатериной
Татариновой, Ромашовым, Николаем Антонычем, то есть с основными
героями романа, которые влияли на его дальнейшую жизнь. В Москве герой
проходит своеобразную школу «жизни». Впервые он серьезно анализирует
такие чувства как любовь, дружба и предательство.
Как в изображении провинциального города СССР, В. А. Каверин
внедряет в свой роман образы Москвы того времени: Собачья площадка,
Триумфальная площадь, Воробьевы горы, Москва-река. Однако, по
75
сравнению с Энском, у главного героя было совершенно другое отношение к
столице: «Только теперь, во время этих ежедневных скитаний, я узнал и
полюбил Москву. Она была таинственная, огромная, снежная, занятая
голодом и войной» [31, с. 66].
Одним из главных пунктов путешествий капитана Григорьева является
Крайний Север. В этой локации хронотоп главного героя соединяется с
хронотопом капитана Татаринова. Создается иллюзия «путешествия во
времени».
В. А. Каверин, как и предыдущие места, описывает Крайний Север
достаточно подробно. Это стало возможным, благодаря службе писателя на
Северном флоте во время Великой Отечественной войны. Помимо этого, в
главы, посвященных описанию северных пейзажей, заложены рассказы о
работе поисковых партий ученого-полярника Визе.
Однако образ Крайнего Севера у В. А. Каверина представляется иным,
чем в других произведениях советской литературы. Здесь отсутствует
гипертрофичный образ человека - властителя природы. Север - это не
просто земля, которую необходимо осваивать, но и конечная духовная
станция Александра Григорьева, так именно здесь он находит следы
экспедиции капитана Татаринова. На территории Святой Марии впервые
восторжествовала справедливость. В романтическом ракурсе изображаются
пейзажи Севера. Однако природа и человек здесь не едины. Природа
занимает главенствующее положение. В частности, природные условия
(особенно холодная зима) обрекли капитана Татаринова на верную смерть.
Влияние природных сил ощутил и Александр, когда внезапно налетела
вьюга, и летчик потерпел крушение.
Вещественным символом пространства в романе «Два капитана»
являются географические карты. С помощью их В. А. Каверин расширяет
пространство романа. Этот символ является неким путеводителем для
главного героя сразу в двух направлениях. С одной стороны, карты капитана
76
Татаринова таят в себе загадку, которую необходимо разгадать, чтобы найти
следы экспедиции. Об этом свидетельствует следующее высказывание: «На
карте, приложенной к книге Нансена, крайняя северная точка его дрейфя
была обведена красным карандашом. Видимо, эта мысль очень занимала
капитана, потому что он неоднократно возвращался к ней на полях других
книг» [31, с. 136]. А с другой стороны географическая карта является
будущим планом перемещения капитана Григорьева.
Таким образом, можно прийти к выводу, что в романе В. А. Каверина
«Два капитана» функционирует несколько хронотопов: координаты времени
и пространства утопии, хронотоп авантюрного романа и идиллический
хронотоп, календарный. Время в романе однонаправленно, а пространство
равномерно повествованию расширяется. Временной охват событий в
произведении составляет больше 30 лет, что еще раз указывает нам на
романную форму. Пространство в романе постепенно расширяется,
используя для этого различные средства. В частности, географические карты.
Пространственный ряд произведения также подтверждает факт того, что
перед нами роман. Стоит отметить, что главы, где действия происходят в
городе Энске и Крайнем Севере во много автобиографичны.
Роман «Два капитана» вбирает в себя черты и хронотопа романа
воспитания. Главное направление движения в нем - непрерывное развитие по
мере усложнения внутреннего мира героя. С помощью хронотопа в романе
воспитания можно схематизировать душевную трансформацию персонажа,
выявить основные закономерности видоизменений, что соответствует
жанровым критерием романа воспитания.
Благодаря координатам времени удается соединить две значимых
сюжетных линии - капитана Григорьева и капитана Татаринова. Большое
значение в отображении времени играет мотив памяти, который проявляет
себя в письмах и в формах глаголов, использующихся в повествовании.

77
2.6. Система персонажей в романе «Два капитана»

Система образов-персонажей важна для понимания любого


произведения. Персонажи являются носителями тех или иных идей и
действий. Без полноценного анализа характеров персонажей невозможно
понять до конца общий идейно-тематический план романа. Этим
обуславливается необходимость подобного анализа.
Система образов в литературном произведении всегда характеризуется
с точки зрения ее элементов (самих персонажей) и с точки зрения ее
структуры - «относительно устойчивого способа связи элементов» [64]. Что
касается жанра романа, то здесь внимание к образу человека ощущается
особо остро. Основной целью романа является наблюдение человека в
сложных жизненных обстоятельствах. Поэтому главным персонажем романа
является человек, который потерял «первозданную стабильность, цельность
и сакральность (поэтичность)» [60, с. 735]. Для проявления идей главного
героя важную роль играет окружающая его микросреда. Поэтому в романе
система персонажей практически всегда вбирает в себя большое количество
образов. Это позволяет писателям отразить различные взаимоотношения
между людьми или между человеком и окружающим миром в целом. С этой
точки зрения мы и проведем анализ романа В. А. Каверина «Два капитана»
Система персонажей в романе «Два капитана» густонаселенная. Перед
читателями на протяжении всего повествования появляются десятки, а то и
сотни героев, что, как было сказано выше, характерно для жанра романа.
Особое внимание писатель концентрирует на двух главных героях
произведения, о чем нам и свидетельствует название романа - на Иване
Татаринове и Александре Григорьеве. Вокруг этих образов и развиваются
основные сюжетные события романа.
Если рассматривать систему персонажей романа В. А. Каверина «Два
капитана», то можно прийти к выводу, что она основана на соотношении
78
характеров. Условно всех героев можно разделить на две большие группы:
положительные и отрицательные персонажи. К положительным можно
отнести главных героев произведения: Александра Григорьева, Екатерину
Татаринову, Ивана Татаринова. К отрицательным героям относятся, главным
образом, Николай Татаринов и Ромашов. Рассмотрим их образы более
подробно.
В образе главного героя романа Александра Григорьева можно увидеть
романтический идеал. Молодой человек, безусловно, мечтатель и
максималист. Еще с детства Саша обладает самыми положительными
качествами: мужеством, смелостью, преданностью и добротой. Подобно
романтическому герою он борется с несправедливостью, лживостью,
предательством. Можно говорить, что Александр бросает вызов
окружающему его обществу, так как никто, кроме главного героя, не верит,
что спустя двадцать лет можно найти останки экспедиции капитана
Татаринова. Стремления Александра Григорьева и обстоятельства, в которые
погружен главный герой, показывают читателям, что Саша живет в
идеализированном мире, который не соответствует миру реальности.
Однако, помимо романтического идеала, Александр сочетает в себе
идеал советского человека. Воспитанный в интернате мальчик, впитал в себя
все установки советской власти. Став летчиком, юноша выполняет
различные задания партии, является полезным членом общества. Поэтому,
помимо положительных качеств, молодой человек представляется читателю
государственным мужем, преданным своему делу. В отображении
Александра мы можем видеть, каким должен быть поистине советский
человек.
Но и у Александра есть поступки, которыми нельзя гордиться. Будучи
мальчиком, Саша стал косвенной причиной смерти обоих своих родителей.
Сын не смог стать на защиту отца в ложном обвинении в убийстве,
свидетелем которого был. Ложное обвинение стало причиной смерти отца,
79
повлекшее скорую смерть матери. Поэтому нельзя говорить о том, что
Александр является безоговорочно положительным персонажем. Однако
вина за смерть родителей лежит в основе многих поступков героя в
дальнейшем. Синтез положительных и отрицательных черт в образе главного
героя характерен для жанра романа.
На протяжении всего романа В. А. Каверин обращает внимание на
индивидуальность и внутренний мир человека, что также соответствует
отображению героя романа: «Словом, на Саниной свадьбе было очень
весело, но в глубине души я чувствовал тоску, в которой сам себе не хотел
признаваться»; «Я сердился на Катю, потому что перед отъездом из Москвы
хотел проститься с ней и написал ей письмо» [31, с. 233].
С постепенным знакомством с образом капитана Татаринова,
Александр начинает себя отождествлять с этим мужчиной. Об этом
свидетельствует следующая цитата из романа: «С непостижимым чувством я
рассказывал о нем! Как будто не он, а я был этот мальчик, родившийся в
бедной рыбачьей семье на берегу Азовского моря. Как будто не он, а я в
юности ходил матросом <...> Как будто его история окончилась не
поражением и безвестной смертью, а победой и счастьем. И друзья, и враги,
и любовь повторились снова, но жизнь стала иной, и победили не враги, а
друзья и любовь» [31, с. 627]. Таким образом, В. А. Каверин проецирует
образы героев друг на друга и дает иллюзию их сходства. В этом проявляется
мотив двойничества, который характерен, как для романтической
литературы, так и для поэтики произведений писателя. Практически в
каждом романе писателя можно наблюдать двойственность окружающего
мира. Двойничество выступает средством изображения противоречивости
реального мира, находящегося в бесконечном разделении, дроблении и
мозаичности.
В романе «Два капитана» вокруг главного героя группируются все
остальные персонажи. В свою очередь, последние играют роль
80
катализаторов, влияющие на дальнейшие действия Александра. Основным
таким катализатором является Татаринов Николай Антоныч. В романе он
выступает в качестве главного врага Александра. Этот человек носит маску
умного и уважаемого человека. На самом деле, он трус, предатель и подлец.
Он представляет собой полную противоположность главного героя. Однако
все свои плохие поступки герой совершает из-за любви к жене брата,
поэтому, помимо неприятных эмоций, герой вызывает чувство жалости. У
Николая Антоныча также есть двойник - Ромашов.
По мнению М. А. Литовской образы женщин в романе «Два капитана»
приобретают ареол мечты для их мужчин. И Марья Васильевна, и Екатерина
становятся объектами страстной любви. У каждой женщины есть свой герой
и негодяй. Любовная линия также раскрывает этих персонажей:
положительные мужчины, такие как Александр и Кораблев, готовы на
подвиги ради женщины, когда Николай Антоныч и Ромашов совершают
лишь подлости. Обе женщины выглядят таинственными, загадочными,
духовно богатыми. Они представители другого мира, где особую роль
играют картины, книги, театр. Обе героини «умеют создать вокруг себя
атмосферу рыцарственности и честности в выражении своих чувств» [43].
В частности из-за любви, два персонажа - Александр Григорьев и
Николай Антоныч являются противоположными силами конфликта, который
заложен в романе. Столкновение, которое может наблюдать читатель,
характерно для романтической литературы: это вечная борьба между добром
и злом, верностью и предательством, смелостью и трусостью.
По мнению ученого Л. Лаврентьевой конфликт двух группировок
персонажей удваивается за счет портретного изображения. Причем, если
положительные герои изображаются посредством, как внутренних качеств,
так и внешних, то такие отрицательные герои, как Николай Татаринов и
Ромашов, изображаются только с помощью внешних деталей.

81
С первым появлением отрицательных героев читателю рисуется
безобразный образ. Кроме того, персонажам приписываются различные
«звериные» маски. Такой «неприятной» внешностью обладает Ромашов. В
романе этот герой описывается следующим образом: «Он был тощий, с
большой головой, на которой росли в беспорядке кошачьи желтые космы.
Нос у него был приплюснутый, глаза неестественно круглые, подбородок
квадратный - довольно страшная и несимпатичная морда» [31, с. 65]. Такое
сравнение является несомненным намеком на его низкую, природную
натуру. Однако Ромашов старается спрятать свою сущность различными
способами. Поэтому форсистый костюм сменяется формой солдата, а при
легкой контузии на костюме героя появляется серая лента - знак тяжелого
ранения.
Способы создания образов положительных героев немного другие. У
читателя не создается полного портрета главных персонажей на протяжении
всего романа. Такому изображению способствует наличие элементов
приключенческого сюжета: судьбы персонажей то сближаются, то
отталкиваются. Поэтому портрет отображается «разбросанным». Врач Иван
Иванович, излечивший главного героя от немоты, предстает перед Сашей со
светлыми глазами и черной бородой. Спустя много лет уже Катя его видит
«румяным, морщинистым <...>, с толстым носом, на котором задорно сидели
очки» [29, с. 458].
Жизненные обстоятельства в сознании главного персонажа строятся с
помощью приема киноленты: «Полный круг - и я вижу себя в третьем
классе, на уроке Кораблева, на одной парте с Ромашкой»; «Время бежит, и
вот я вижу себя в той же читальне Аэромузея, где мы сдавали испытания»
[31, с. 115]. При помощи приема отстранения в романе отображается особое
видение собственного «я». Такой ракурс изображения позволяет
иллюстрировать этапы становления главного героя, изменения в его
характере путем совершенствования через физические и моральные
82
испытания, что характерно для жанра романа. В. А. Каверин часто
использует эффект стереоскопического восприятия. Например, Александр
периодически оценивает свои внешние качества: «Впервые после Энска я
увидел себя. Вот так вид! Бледный мальчик с круглой стриженой головой
уныло смотрел на меня, очень маленький, гораздо меньше, чем я думал.
Острый нос, обтянутый рот»; «тете Даше я всегда казался “красавцем”»
[31, с. 62.]. Только в конце повествования главный герой романа прощает
себе физические несовершенства подмечая, что «... впервые в жизни мне был
прощен маленький рост» [31, с. 191].
Все вышеперечисленные факты наталкивают на мысль, что в романе
«Два капитана» функционируют два излюбленных типа героев
В. А. Каверина, описанные Э. Я. Фесенко в монографии «Художественная
концепция личности в произведениях В. А. Каверина» (2006). В
исследовании роман не затрагивается, но общие черты творчества писателя,
на которые акцентирует свое внимание исследователь, могут
актуализироваться и в романе «Два капитана».
В настоящий момент под типом героя принято понимать персонажей,
которые близки друг другу по ряду признаков: социальное положение или
профессия, а также по мироощущению и духовному облику. Некоторые типы
персонажей встречаются у определенных писателей, другие же используются
многими авторами. По мнению исследователя, во многих романах
В. А. Каверина в конфликт вступают два типа - «творец» и «пошляк».
Впервые герой-творец появился в романтической литературе XIX века.
Позднее этот образ вышел за предел данного направления, что повлияло на
его жизнеспособность. «Творец», или как его еще называют «избранник»,
должен обладать каким-либо творческим даром. Однако в романе «Два
капитана», как и в других романных формах писателя, понимается не сколько
наличие этого таланта, сколько большая ответственность за него. Герой
ответственен как перед собой, так и перед окружающим его миром.
83
Александр, выбрав профессию летчика, выполнял военные миссии, Валька
(который также является представителем этого типа) посвятил свою жизнь
зоологии, Екатерина ответственна за поиск полезных ископаемых. Все герои
романа берут на себя ответственность и несут ее на протяжении всей жизни.
Однако, когда «творец» не справляется со своей задачей, то он сходит с ума,
кончает самоубийством или начинает убивать других людей. Таким мы
видим Лужина в романе Набокова «Защита Лужина».
Безусловно, тип героя «творца» представляется читателям духовным,
интеллектуальной личностью. В произведениях В. А. Каверина это могут
быть не только представители искусства, но и люди другой специальности.
Но объединяет этих героев то, что они могут ощутить «поэзию мысли». Это
главный критерий, по которому В. А. Каверин определял, кто может стать
«избранником», а кто нет.
Помимо типа «творца», в произведении «Два капитана» можно
отметить образ «путешественника» или «странника», который должен
обладать определенной смелостью и мужеством. Поэтому мы вправе
провести параллели между типом героя и Александром Григорьевым,
который отправляется в экспедицию для поиска истины.
Ориентируясь на творчество Л. Толстого (в чем В. А. Каверин
неоднократно признавался в своих статьях) своих героев писатель делит не
только на отрицательных и положительных, но и на представителей науки
истинной и «лженауки». Основным признаком разграничения является не
способности героев, а их ответственное отношение к своему делу.
Представителем науки, безусловно, является Татьяна Власенко, главная
героиня романа «Открытая книга». Героиня не сколько была талантлива,
сколько усидчива и терпелива. Таким же нам представляется Александр,
несмотря на то, что его профессиональная деятельность никак не связана с
наукой, поиск экспедиции капитана Татаринова длился несколько лет, что

84
говорит о терпимости и ответственности главного героя романа «Два
капитана».
В «Очерке работы» писатель признается, что познавательная сторона
не является предметом романа об ученых и она необходима только тогда,
когда неотделимо вплетается в сюжет. Вне независимости от того,
представителем какой профессии является герой - биолог, историк,
математик - его действия всегда зависят от его нравственности. Персонажи
романа Каверина поступают не так, как им велит писатель, а так как они не
могут не действовать. Поэтому во многих произведениях этого писателя
стержнем конфликта служит острое противоречие между людьми науки и
псевдонауки.
Все герои этого типа близки В. А. Каверину. Они наделены талантом,
могут испытать минуты вдохновения, делают различные открытия. Герои
Каверина воспринимают мир как «мерцающую радость».
Традиционно «творцам» в литературе оппозиционируют «пошляки».
Образ «пошляка» - это не просто обыватель, это настоящий жеманник, лицо
всемирной банальности и закоснелости. Героям этого типа характерно
лжесострадание и лжеидеализм. Безусловно, создает видимость горя
Николай Антоныч, каждый раз вспоминая про своего брата, забывая, что он
стал причиной его смерти. Дополнительно чувство отвращения к этому
человеку вызывает тот факт, что в каждом слове, касающемся экспедиции
капитана Татаринова проскальзывает гордость. Обман и фальшивость также
характерны для «пошляков» в литературе. Однако эти герои способны
всячески приспосабливаться к окружающим обстоятельствам. Таким нам
представляется Чичиков из «Мертвых душ» Гоголя, который, несомненно,
относится к этому литературному типу.
Как описывает Г. Хасин в своей монографии «Театр личной тайны.
Русские романы Набокова», пошлость всегда является «доказательством

85
онтологической катастрофы», ибо в ней «...соединяются два элемента: обман
и корысть, мошенничество и самореклама...» [71, с. 140].
Помимо этого, пошлость всегда агрессивна. Именно поэтому она не
может остаться без внимания «избранников», с этим злом необходимо
бороться. Несмотря на то, что «пошляки» не всегда получают отпор, в
романе «Два капитана» главные герои сопротивляются этой агрессии.
«Избранники» или «творцы» у В. А. Каверина всегда занимают активную
позицию. Поэтому Александр Григорьев противостоит сразу двум таким
героям - Николаю Татаринову и Ромашову.
Для отображения различий между двумя этими типами героев, Каверин
выбирает, прежде всего, психологические характеристики, а не социальные.
Его герои отличаются друг от друга по возможностям ощущать масштабы
этого мира, способностью жить творчеством, желанием нести людям добро и
радость, а также неумению преодолевать личную нелюдимость для того,
чтобы найти человека, с которым можно вести диалог.
Проводя аналогию с другим романом В. А. Каверина «Открытая
книга», можно прийти к выводу, что писатель придерживается одного
литературного типа героев. Что Александр Григорьев, что Татьяна
Власенко - люди, воспитанные советской властью, впитавшие в себя ее
установки. Оба героя представляют некий идеал, который сочетает в себе
самые положительные качества: смелость, доброту, преданность и т. д.
Обоих героев можно отнести к типу «избранника», так как Александр на
протяжении ни одного года упорно и терпеливо ищет экспедицию капитана
Татаринова, а Татьяна усидчивостью и терпением добивается успехов в
медицине. Оба персонажа не столько талантливые, сколько ответственные
люди. В обоих романах они являются представителями истинной науки.
Из вышеперечисленного можно сделать вывод, что система персонажа
произведения «Два капитана» соответствует жанровым особенностям
романа. Здесь представлены десятки героев, роман является многоликим.
86
Также в романе «Два капитана» можно выделить систему двойников.
Действие этой системы отображается в самом названии произведения.
Двойниками в романе являются Александр Григорьев и Иван Татаринов,
Марья Васильевна и Екатерина Татаринова, Николай Антоныч и Ромашов.
Конфликт закладывается между главными антиподами романа -
Александром и Николаем Татариновым. В изображении этих героев писатель
использует разные средства. В частности, большую роль для характеристики
персонажей играет портрет.
Кроме того, можно утверждать, что у В. А. Каверина формируется свой
тип героя. Будучи «творцами», эти персонажи являются советскими людьми,
чаще всего представителями науки, которые становятся полезными членами
общества. Таких добросовестных, усидчивых и терпеливых людей мы можем
видеть в романах Каверина «Открытая книга» и «Два капитана».

87
Заключение
На основании изученной теоретической литературы и анализа
художественного материала мы можем заключить следующее.
Внимание к самому известному произведению В. А. Каверина «Два
капитана» остается до сих пор. Об этом свидетельствуют экранизации
романа, наименование географических объектов в честь главных героев
произведения, а также мюзикл «Норд-ост» 2001 года. Кроме того, последнее
переиздание романа «Два капитана» датировано 2017-м годом (издательство
«Нигма»), Однако, несмотря на такую популярность, роман остается
малоизученным. Этим обуславливалась необходимость полноценного
жанрового анализа романа В. А. Каверина «Два капитана».
В арсенале теории литературы существует ряд ценных научных работ,
касающихся жанра романа. Изучением этой жанровой формы занимались
такие ученые как: В. В. Кожинов, В. Е. Хализев, М. М. Бахтин,
Н. Д. Тамарченко, Э. Я. Фесенко, Н. JI. Лейдерман. Согласно исследованиям,
роман способен охватить большой ряд событий. Из постоянных признаков
романа можно выделить разветвленность и множественность сюжета. Образ
человека в романе чаще всего незавершенный. Авторы романов акцентируют
внимание на внутреннем мире своих персонажей, но при этом раскрывают
какие-то глобальные идеи. Главный конфликт может закладываться как
между героями, так и между героем и обществом. Несмотря на то, что в
романе может действовать любой хронотоп, он всегда сопряжен с
историческим фоном. Согласно вышеперечисленным признакам данной
жанровой формы мы проанализировали произведение «Два капитана».
Следующим шагом исследования стал обзор творчества В. А. Каверина
в современных научных работах. Уровень внимания к творчеству писателя
достаточно высок. Последние научные работы датированы 2015 годом.
Однако роман «Два капитана» в них практически не затрагивается.
Литературоведов преимущественно интересуют более поздние произведения
88
автора. В тех же работах, где предметом исследования становился данный
роман, отображались отдельные аспекты поэтики. Некоторые ученые
рассматривали роман в политическом ракурсе. Другие анализировали его
согласно узким философским концепциям. Третьи видели в романе только
произведение, ориентированное на детскую аудиторию. Все
вышеперечисленные факты еще раз подтверждали необходимость
полноценного жанрового анализа.
Следующим шагом исследования стал анализ романа В. А. Каверина
«Два капитана» с точки зрения художественного метода. Такие ученые, как
Катерина Кларк, М. А. Литовская, Т. Н. Токарева утверждают, что в данном
произведении наблюдаются черты художественного метода
социалистического реализма. Преимущественно это мнение касается второго
тома романа, где частным поступкам героев приписывалось значение дел
государственной важности. Кроме соцреализма нами был выделен
художественный метод романтизма. Прежде всего, этот метод отображается
в образе главного героя - Александра Григорьева. Помимо этого,
романтические черты можно видеть в изображении природы, подвига, во
внимании к внутреннему миру героев, его субъективности, в отображении
различных путешествий. Таким образом, роман «Два капитана» находится на
пересечении двух художественных методов.
Также в произведении «Два капитана» наблюдаются черты романа
воспитания. Об этом свидетельствует наличие педагогической задачи,
которая является основой данного типа романа. Кроме того, вместе с
главным героем читатель проходит основные этапы жизни, тем самым
наблюдая за его становлением. Вокруг Александра Григорьева группируются
второстепенные персонажи, которые, в свою очередь, являются
катализаторами его развития. Такая расстановка образов также характеризует
произведение как роман воспитания. Также на соотнесенность с данной
жанровой формой указывает хронотоп произведения: время в романе
89
развертывается биографически, а новые места локации являются средством
постижения новых ценностей, знаний и истин. Таким образом, произведение
«Два капитана» отвечает всем жанровым традициями романа воспитания.
Следующим шагом исследования стал анализ сюжетно­
композиционных особенностей произведения. В итоге, мы пришли к выводу,
что в романе функционируют две основные сюжетные линии - история
путешествия капитана Татаринова и жизненный путь Александра
Григорьева. Обе сюжетные линии развертываются параллельно, но в одно и
то же время периодически пересекаются. Такой способ соединения сюжета
является отличительной чертой поэтики произведений Каверина в целом.
Наличие нескольких сюжетных линии, а также разветвленность сюжета
являются отличительными чертами жанра романа.
Что касается композиции, то писатель стремится к художественному
полифонизму, характерный именно для романной формы. Он отображается в
форме повествования, многоголосии, отсутствии авторской точки зрения.
Помимо полифонизма, В. А. Каверин применяет композиционный прием
ретроспективы и прием антитезы. Кроме того, одним из аспектов изучения
сюжета является исследование мотивного фона произведения. В романе «Два
капитана» можно встретить мотив путешествия, мотив моря и неба, мотив
немоты, мотив тайны и преступления, а также мотивы бессмертия,
воскрешения, характерные для русской утопии. Некоторые мотивы писатель
использует в готовом виде, другим придает новое значение. Однако все
мотивы в романе «Два капитана» являются одним из структурообразующих
аспектов поэтики произведения.
Рассматривая координаты времени и пространства в романе «Два
капитана», мы пришли к выводу, что в произведении функционируют
несколько хронотопов: хронотоп авантюрного и идиллического романа,
координаты времени и пространства, характерные для русской утопии, а
также для романа воспитания. Произведение охватывает больше тридцати
90
лет, что еще раз указывает на романную форму. Время в романе
однонаправленно, а пространство равномерно повествованию расширяется, в
частности, с помощью географических карт. Пространственный ряд
произведения также подтверждает факт того, что перед нами роман. Стоит
отметить, что главы, где действия происходят в городе Энске и Крайнем
Севере во много автобиографичны.
Последним шагом исследования стал анализ системы персонажей. В
итоге, мы пришли к выводу, что система персонажа произведения «Два
капитана» соответствует жанровым особенностям романа. В произведении
можно встретить несколько десятков персонажей. Особую роль в
изображении образа человека у Каверина играет портрет. С помощью него он
удваивает конфликт между героями. Кроме того, можно говорить о том, что в
романе «Два капитана» действуют излюбленные типы персонажей - тип
«творца» и тип «пошляка». Будучи «творцами», эти персонажи являются
советскими людьми, чаще всего представителями науки, которые становятся
полезными членами общества. Таких добросовестных, усидчивых и
терпеливых людей мы можем видеть в романах Каверина «Открытая книга»
и «Два капитана». Традиционно им противостоит тип «пошляка».
Из всего вышеперечисленного, можно судить, что произведение «Два
капитана» полностью соотносится с жанровой формой романа. Секрет
привлекательности романа на протяжении долгого времени, по нашему
мнению, заключается в наличии черт романа приключения и романтической
основы произведения.

91
Библиографический список
1. Абрамов, М. А. Идеи философии русского космизма в творчестве
религиозных мыслителей XX в : дис. ... канд. филос. наук / М. А. Абрамов. -
Саратов, 2007. - 240 с.
2. Агейкина, И. Н. Журнальная рецепция романа В. А. Каверина
«Два капитана» / И. Н. Агейкина // Вестник Российского государственного
гуманитарного университета. - 2011. - № 6. - С. 103-112.
3. Алферьева, Е. Г. Поэтика прозы Каверина в 1920-1930-е годы :
дис. ... канд. филол. наук / Е. Г. Алферьева. - Астрахань, 2002. - 238 с.
4. Андронова, Ю. С. Жанровое своеобразие романа В. А. Каверина
«Двакапитана» / Ю. С. Андронова//Язык. Культура. Коммуникации. - 2017.
5. Арнольд, И. Проблемы интертекстуальности / И. Арнольд //
Вестник С.-Петербургского университета. - 1992. - № 4. - С. 19-27.
6. Арьев, А. По большому счету [Электронный ресурс] / А. Арьев. -
Режим доступа: http://magazines.mss.rU/zvezda/2002/4/ar.html (дата
обращения : 10.01.2017).
7. Арьев, Ю. А. Писатель XX века [Электронный ресурс] /
А. Арьев. - Режим доступа : http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kaverin_va.php
(дата обращения : 13.05.2016).
8. Бахтин, М. М. Тетралогия / М. М. Бахтин. - М. : Лабиринт, 1998. -
607 с.
9. Бахтин, М. М. Роман воспитания и его значение в истории
реализма / М. М. Бахтин // Эстетика словесного творчества- М., 1979. -
С. 188-236.
10. Бахтин, М. М. Формы времени и хронотопа в романе /
М. М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики,- М. : Художественная
литература, 1975. - С. 234-407.
11. Бахтин, М. М. Эпос и роман. О методологии исследования /
М. М. Бахтин // Эстетика словесного творчества. - М., 1979. - С. 392-427.
92
12. Безелянский, Ю. Два капитана и один Каверин [Электронный
ресурс]. - Режим доступа : http://www.alefmagazine.com/publ280.html (дата
обращения : 13.03.2016).
13. Белая, Г. Верность себе: герой и время в творчестве
B. А. Каверин / Г. Белая // Октябрь. - 1983. - № 9. - С. 191-198.
14. Белокурова, С. П. Словарь литературных терминов /
C. П. Белокурова,- СПб. : Паритет, 2007. - 320 с.
15. Бен, Г. Е. Неоромантизм : краткая литературная энциклопедия /
Г. Е. Бен. - М. : Сов. энцикл, 1968. - С. 234-235.
16. Бескровная, Е. Н. Еврейская тема в творчестве В. А. Каверина /
Е. Н. Бескровная // Научные записки Харьковского национального
педагогического университета им. Г. С. Сковороды. -2 0 1 2 .- № 3 .- С . 11-15.
17. Бондаренко, Г. JI. Фантастическое в прозе В. А. Каверина : дис. ...
канд. филол. наук / Г. JI. Бондаренко. - М., 1992. - 246 с.
18. Борисова,В. Раннее творчествоВ. А. Каверина // Собрание
сочинений : в 6 т. - М. : Государственное издательство художественной
литературы, 1963. - Т. 1. - С. 461-477.
19. Борисова, В. Роман В. А. Каверина «Два капитана» // Собрание
сочинений : в 6 т. - М. : Государственное издательство художественной
литературы, 1963. - Т. 3. - С. 617-633.
20. Ванслов, В. В. Эстетика романтизма / В. В. Ванслов. - М. :
Искусство, 1966. - 397 с.
21. Васильев, В. Е. Серапионовы братья и Е. И. Замятин /
В. Е. Васильев // Русская литература. - 1997. - № 4. - С. 98-115.
22. Вельмезова, Е. «Скандалист [ы]» Е. Д. Поливанов, Н. Я. Марр,
В. Б. Шкловский и другие глазами В. А. Каверина (о лингвистических [и не
только] прототипах одного романа / Е. Вельмезова // Языковые ключи
русской литературы: семантика и функции. - М. : Институт славяноведения
РАН, 1980. - С. 520-528.
93
23. Воронина, Э. А. «Подросток» Ф. М. Достоевского как роман
воспитания: своеобразие жанровой модели / Э. А. Воронина // Вестник
Южно-Уральского университета. - 2015. - Т. 12,- № 2. - С. 15-22.
24. Гиленсон, Б. А. История зарубежной литературы. Эпохи
романтизма (первая треть XIX века) / Б. А. Гиленсон. - М. : Юрайт, 2016. -
428 с.
25. Головачева, А. Чеховский мир Вениамина Каверина /
A. Головачева // Литературное обозрение. - 1994. -№ 1 1 -1 2 . - С. 8.
26. Григорьев, М. Литературный гомункулюс. О творчестве
Каверина / М. Григорьев // На литературном посту. - 1930. - № 23-24. -
С. 17-23.
27. Грифцов, Б. И. Теория романа / Б. И. Грифцов.- М. : Работник
Просвещения, 1927. - 151 с.
28. Дубровина, Н. В. Социалистический реализм: метод и стиль /
Н. В. Дубровина // Вестник Тамбовского университета. - 2011. - № 7. -
С. 181- 185.
29. Ершов, Л. Русский советский роман / Л. Ершов.- СПб. : Наука.
Ленинградское отделение, 1967. - 340 с.
30. Иваныпина, Е. А. О рукописном наследстве в сюжете
B. А. Каверина / Е. А. Иваныпина // Вестник Удмуртского университета. -
2015. - № 3 . - С. 36-44.
31. Каверин, В. А. Два капитана / В. А. Каверин. - М. : ACT, 2012. -
624 с.
32. Карасев, Т. Б. Мотив путешествия в повестях Джерома
К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» и «Трое на велосипедах» /
Т. Б. Карасев // Известия Самарского научного центра Российской академии
наук. - 2012. - № 2. - С. 732-735.

94
33. Кларк, К. Советский роман: история как ритуал /
К. Кларк. - Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2002. -
262 с.
34. Кожинов, В. Происхождение романа / В. Кожинов. - М. :
Советский писатель, 1963. - 440 с.
35. Колобаева, JI. А. Концепция личности в русской литературе
рубежа XIX-XX вв. / JL А. Колобаева. - М. : Изд-во МГУ, 1990. - 336 с.
36. Котттин, Е. «Чужие слова» Валериана Альбанова, Георгия Седова и
Роберта Скотта в романе В. А. Каверина «Два капитана» / Е. Кошин //
StudiaSlavicaXII : сб. науч. ст. - Таллин : Таллинский университет, 2014. -
С. 135-167.
37. Краснощекова, Е. А. Роман воспитания - Bildangsroman - на
русской почве: Карамзин. Пушкин. Гончаров. Толстой. Достоевский /
Е. А. Краснощекова. - СПб. : Пушкинский фонд, 2008. - 480 с.
38. Круглова, Т. А. «Два капитана»: 35 лет спустя / Т. А. Круглова //
Сферический взгляд. - 2003. - № 28. - С. 205-210.
39. Куляпин, А. И. Сюжет об излечении от немоты в литературе и
кинематографе 1930-1950-х годов / А. И. Куляпин // Литература и кино - в
поисках общего языка : сб. научн. ст. - Владимир : ВлГУ, 2013. - С. 9-17.
40. Ладохина, О. Филологический роман: фантом или реальность
русской литературы XX века? / О. Ладохина. - М. : Водолей, 2010. - 168 с.
41. Лейдерман, Н. Л. Теория жанра / Н. Л. Лейдерман. -
Екатеринбург : УрГПУ, 2010. - 904 с.
42. Липовецкий, М. Н. Поэтика литературной сказки (на материале
русской литературы 1920-1980-х годов) / М. Н. Липовецкий. -
Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 1992. - 184 с.
43. Литовская, М. А. Две книги «Двух капитанов» / М. А. Литовская //
Сферический взгляд. - 2003. - С. 211-220.

95
44. Литовская, М. А. Хорошие книги о хороших людях /
М. А. Литовская // Филологический класс. - 2004. - № 11. - С. 72-82.
45. Луганова, И. П. Любитель необыкновенных историй [сказочник
В. Каверин] / И. П. Луганова // Детская литература. - 1963. - С. 54-68.
46. Мазанаев, Ш. А. Повесть в системе эпических жанров:
теоретический аспект / Ш. А. Мазанаев, Э. Н. Ширшанова // Вестник
Дагестанского научного центра. - 2002. - № 46. - С. 111-114.
47. Манн, Ю. Русская литература XIX в. Эпоха романтизма /
Ю. Манн. - М. : Аспект-Пресс, 2001. - 447 с.
48. Митчина, Р. Б. Мотивы тайны и одиночества в повести Е. А. Ган
«Суд света» / Р. Б. Митчина // Культура и текст. - 1999. - С. 118-127.
49. Неелов, Е. Научно-фантастические мотивы в сказочном цикле
В. Каверина / Е. Неелов // Традиции и новаторство. - Уфа : БГУ, 1975. - № 3.
50. Неупокоева, И. Европейский романтизм / И Неупокоева. - М. :
Наука, 1973. - 504 с.
51. Никитин, В. А. Учение Н. Ф. Федорова и проблемы христианской
антропологии / В. А. Никитин // «Служитель духа вечной памяти». Николай
Федорович Федоров (к 180-летию со дня рождения) : сб. науч. ст. - М.,
2010. - С. 233-238.
52. Николюкин, А. Н. Литературная энциклопедия терминов и
понятий / под. ред. А. Н. Николюкина. - М. : Интелвак, 2001. - 1600 с.
53. Новиков, В. И. В. Каверин. Критический очерк / В. И. Новиков,
О. И. Новикова. - М. : Советский писатель, 1986. - 288 с.
54. Пашигорев, В. Н. Роман воспитания в немецкой литературе
XVIII - XX веков / В. Н. Пашигорев. - Саратов : Саратовский университет,
1993. - 133 с.
55. Переписка К. И. Чуковского и В. А. Каверина [Электронный
ресурс]. - Режим доступа : http://www.chukfamily.ru/komei/prosa (дата
обращения : 02.03.2017).
96
56. Полковникова, И. В. Детство как нравственная категория в
творчестве В. А. Каверина / И. В. Полковникова // Вестник Псковского
государственного университета. - 2007. - № 1. - С. 91-95.
57. Постнова, Е. А. Экфрасис в творчестве В. А. Каверина 1960—1970-
х : дис. ... канд. филол. наук / Е. А. Постнова. - Пермь, 2012. - 169 с.
58. Пропп, В. Исторические корни волшебной сказки / В. Пропп. -
М. : Лабиринт, 2009. - 336 с.
59. Пропп, В. Морфология волшебной сказки / В. Пропп. - М. :
Лабиринт, 2006. - 128 с.
60. Прохоров, А. М. Большой энциклопедический словарь /
А. М. Прохоров - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Норинт, 2004. - 1456 с.
61. Пугачев, О. С. Этический контекст проблемы бессмертия в
русской религиозной философии (конец XIX - начало XX вв.) /
О. С. Пугачев. - Пермь, 1998. - 166 с.
62. Скороспелова, Е. Б. Русская проза XX века: от А. Белого
(Петербург) до Б. Пастернака (Доктор Живаго) / Е. Б. Скороспелова. - М. :
ТЕЗИС, 2003. - 420 с.
63. Смиренский, В. Б. Гамлет Энского уезда. Генезис сюжета в романе
Каверина «Два капитана» / В. Б. Смиренский // Вопросы литературы. -
1998. - № 1. - С. 156-169.
64. Тамарченко, Н. Д. Теоретическая поэтика: понятия и определения
[Электронный ресурс] / Н. Д. Тамарченко. - Режим доступа :
http://www.bsu.ru/content/page/1415/hec/hr/hr31.html (дата обращения :
11.05.2017).
65. Тамарченко, Н. Д. Теория литературы : учебное пособие /
Н. Д. Тамарченко, В. Тюпа, С. Бройтман. - 2 т. - М. : Academia. - 512 с.
66. Теннисон, А. Уилисс [Электронный ресурс] / А. Теннисон. -
Режим доступа : http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/tennisonlO.html (дата
обращения : 04.06. 2017).
97
67. Тлевцежева, М. А. Фольклор как содержательный и
формообразующий фактор немецкого романтизма и художественная
специфика его использования в "сказочных" произведениях
Э. Т. А. Гофмана : автореф. дис. ... канд. филол. наук / М. А. Тлевцежева. -
Майкоп, 2006. - 21 с.
68. Тертерян, И А. Романтизм / И А. Тертерян // История всемирной
литературы. - М. : 1989. - Т. 6. - С. 15-27.
69. Токарева, Т. Н. Формирование принципов изображения героя в
советской литературе 1920-1930-х годов» : автореф. дис. ... канд. филол.
наук / Т. Н. Токарева. - Воронеж, 2013. - 16 с.
70. Уварова, Н. Р. Особенности полифонично организованной
структуры романа А. Мердок «Черный принц» / Н. Р. Уварова // LINGUA
MOBILIS. - 2012. - № 2. - С. 22-30.
71. Файзрахманова, А. А. Поэтика русской литературной утопии
1900-1910-х годов: проблемы жанровой трансформации в контексте
традиции : автореф. дис. ... канд. филол. наук / А. А. Файзрахманова. -
Бирск, 2011. - 21 с.
72. Фесикова, О. В. «Философия общего дела» Н. Ф. Федорова в
контексте современной нравственной философии : автореф. дис. ... канд.
филос. наук / О. В. Фесикова. - Тула, 2011. - 19 с.
73. Фесенко, Э. Я. Художественная концепция личности в
произведениях В. А. Каверина / Э. Я. Фесенко. - М. : Ленанд, 2006. - 160 с.
74. Фесенко, Э. Я. Теория литературы: учебное пособие /
Э. Я. Фесенко. - М. : Академический проект Фонд «Мир», 2008. - 784 с.
75. Хализев, В. Е. Теория литературы : учебное пособие /
В. Е. Хализев. - М. : Высшая школа, 2005. - 406 с.
76. Харитонов, О. А. Композиционный полифонизм: генезис и
структурные модификации (на материале романной прозы XIX-XX веков) :
автореф. дис. ... канд. филол. наук / О. А. Харитонов. - Тверь, 2009. - 21 с.
98
77. Хасин, Г. Театр личной тайны. Русские романы Набокова /
Г. Хасин. - М. : Летний сад, 2001. - 188 с.
78. Хаткова, И. Н. Пейзаж как структурообразующее начало
повествования в художественных произведениях султана Хан-Гирея /
И. Н. Хаткова // Вестник Адыгейского государственного университета. -
2006. - С. 231-234.
79. Шикина, А. Н. Культурфилософия романтизма / А. Н. Шикина //
Вестник Костромского государственного университета. - 2014. - № 1. - С.
218-221.
80. Шиндина, О. В. От оживающей статуи к неживому гомункулу:
алхимическая тема в раннем творчестве Каверина / О. В. Шиндина //
В. Я. Брюсов и русский модернизм : сб. науч. ст. - М., 2004. - С. 240-250.
81. Шиндина, О. В. Честертоновские мотивы в творчестве
В. А. Каверина / О. В. Шиндина // Известия Саратовского университета. -
2012. - № 3 . - С. 31-36.
82. Шиндина, О. В. Отражение идей «философии общего дела»
Н. Ф. Федорова в структуре художественного текста (на примере прозы
В. А. Каверина / О. В. Шиндина // Известия Саратовского университета. -
2015. - Т. 15. - № 4. - С. 60-64.
83. Щеглов, Ю. К. Проза. Поэзия. Поэтика. Избранные работы /
Ю. К. Щеглов, А. К. Жолковский. - М. : Новое литературное обозрение,
2012. - 526 с.

99