Вы находитесь на странице: 1из 216

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ


«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)»

III СТУДЕНЧЕСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

Сборник докладов и тезисов выступлений участников

Под общей редакцией кандидата юридических наук,


старшего преподавателя кафедры
административного права и процесса А.В. Сладковой

Том III

Москва 2016
УДК 321
ББК 67

Редакционная коллегия:

А.М. Будаев доц.,канд. юр. наук – раздел I;


А.В. Сладкова ст. преп., канд. юр. наук – раздел II;
Т.О. Шилюк ст. преп., канд. юр. наук – раздел III;
А.А.Ситник доц., канд. юр. наук– раздел IV;
С.С. Казиханова ст.преп., канд. юр. наук– раздел V;
Л.И. Слепнева доц., канд. юр. наук – раздел VI;
Е.С. Гринь преп., канд. юр. наук – раздел VII;
С.И. Володина доц., канд. юр. наук – раздел VIII;
Е.Д. Тягай, доц., канд. юр. наук – раздел IX;
А.С. Чанышев преп., канд. юр. наук – раздел X;
А.С. Гуласарян преп., канд. юр. наук– раздел XI;
Б.А. Шахназаров доц., канд. юр. наук – раздел XII;
П.А.Калиниченко проф., д-р юр. наук – раздел XIII.

Под общей редакцией кандидата юридических наук, старшего препода-


вателя кафедры административного права и процесса Университета имени
О.Е. Кутафина (МГЮА) А.В. Сладковой.
В составлении сборника принимали участие Д.В. Андриянов,
А.К. Значков, М.В. Будылина.

Сборник докладов и тезисов выступлений участников III Студенче-


ского юридического форума. Под общей редакцией к.ю.н. А.В. Сладковой.
В 3-х томах. III том. Москва. 2016. С. 216.

В 2016 году проведение III Студенческого юридического форума было


приурочено к 85-летию Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).
Организаторами мероприятия выступили ректорат и Координационный
совет обучающихся Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), в том чис-
ле Ассоциация студентов и Студенческое научное общество.
26 октября 2016 года в Университете собралось более 200 студентов,
молодых ученых, специалистов в различных отраслях права, представлявших
ведущие юридические вузы и факультеты г. Москвы, Санкт-Петербурга, Са-
ратова, Кирова, Вологды и других. В рамках форума состоялось 13 круглых
столов, где студенты могли не только выступить с докладами и рассказать
присутствующим о своих научных исследованиях, но и обсудить актуальные
проблемы российского и международного права.

ISBN 978-5-906644-53-7

386
РАЗДЕЛ X. ТРУДОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В
РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ.
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Айрапетов Н. А.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Сравнительный анализ трудового договора России и Франции
Сравнительный анализ законодательств разных стран представляет со-
бой особую форму изучения правовой науки. История развития каждой стра-
ны оказывает прямое влияние на становление права и появление особенных
институтов, которые в других правовых системах одной правовой семьи мо-
гут отличаться. Таким по отношению к Российскому законодательству явля-
ется институт трудового договора Франции. В обеих странах целью правово-
го регулирования трудовых отношений с помощью трудового договора явля-
ется установление постоянных и жестких гарантий работнику и ограничение
полномочий в отношении работника со стороны работодателя. Несмотря на
такие схожие цели нормы права обеих стран регулируют данные отношения
по-разному. В статье 1221-1 Кодексе о труде Франции (фр. «Codedutravail-
France»), который вступил силу с 1 марта 2008 года, закреплено, что трудовое
право подлежит общему праву, а это означает подчинение трудового законо-
дательства гражданскому. Напротив, в российском праве в части 2 статьи 15
ТК РФ закреплена невозможность заключения гражданско-правового дого-
вора фактически, регулирующего трудовые отношения, тем самым запре-
щающее подчинение одной отрасли права другой. Понятие трудового дого-
вора в Кодексе о труде Франции не дано, что является отличительной осо-
бенностью от ТК РФ, где определение указано в статье 56 ТК РФ. Термин во
французское трудовое право ввел Кассационный суд Франции в своем реше-
нии от 22 июля 1954 года1:трудовой договор (le contrat de travail) - это дого-
вор, по которому одна сторона (работник) нанимается выполнять работу в
пользу другой стороны (работодателя) под ее управлением за вознагражде-
ние.
По общему правилу все трудовые договоры заключаются на неопреде-
ленный срок. Как российскому, так и французскому трудовому праву извест-
на классификация договоров по времени действия: срочные (фр. “Contrat a
duree determine”) ибессрочные (фр. “Contrat a duree indeterminee”). Их разли-
чие заключается не только в сроках действия, но и в форме заключения. Бес-
срочный трудовой договор может заключаться в обеих формах. При устной

                                                            
1
Решение Кассационного суда от 22 июля 1954 г. // Вестник гражданских решений. 1954. IV.
N 576
387
форме или как ее называют "обещание заключить договор" работодатель обя-
зан отправить в течение двух месяцев письменный экземпляр работнику для
его оформления в письменном виде. Срочный договор заключается только в
письменной форме. Основания заключения срочного договора в России оп-
ределены в ст. 58 ТК РФ, а во Франции в статье 1221-2 Кодекса о труде
Франции. Продление срочного договора возможно только 1 раз.
Особое место при заключении трудового договора занимает его содер-
жание, так как на основании этих положений работодатель и работник смогут
предъявлять друг другу требования при несоблюдении своих обязательств.
Как во Французском, так и в Российском трудовом праве общий перечень
обязательных условий договора указаны в актах данных стран и похожи ме-
жду собой, но при анализе дополнительных условий встречаются такие, ко-
торые российскому праву неизвестны: условие о не конкуренции и условие о
мобильности (соглашение на перевод в период действия трудового договора).
Условие о не конкуренции представляет собой возможность организации, в
которой работник осуществляет трудовую функцию защититься от неблаго-
приятных последствий при переходе работника в конкурирующую организа-
цию. Суть данного условия в том, что после увольнения работник не имеет
права устраиваться на работу в организацию, осуществляющую свою дея-
тельность в такой же отрасли производства или оказания работ и услуг, как и
прежний работодатель. Заключается данное соглашение либо отдельным до-
кументов, либо прописывается в тексте договора. Максимальные сроки таких
соглашений устанавливаются отраслевым законодательством. Второе усло-
вие (условие о мобильности) известно российскому праву, но в другой фор-
ме. Французское трудовое право предоставляет меньшие гарантии работнику
при переводе на другое рабочее место. Перевод осуществляется по инициа-
тиве работодателя в виде указания работнику, который имеет право отказать-
ся только при наличии уважительной причины. Российское трудовое право в
данной ситуации устанавливает обязательное письменное уведомление ра-
ботника и его личное согласие, которые являются решающими при переводе
работника на другое место.
Также в Кодекса о Труде Франции содержатся нормы об испытательном
сроке (пробный период). Данный механизм позволяет работодателю прове-
рить работоспособность и реальную квалификацию работника при осуществ-
лении им трудовой функции на производстве. В разделе 4 главы 2 закрепле-
ны сроки для отдельных категорий и разовая возможность продления испы-
тательного срока. Российское трудовое право устанавливает запрет на про-
дление данного срока, что показывает более высокий уровень трудовых га-
рантий, установленных в Российской Федерации.
Стоит обратить внимание на такое правовое явление как изменение тру-
дового договора. Данные нормы закреплены в статьях 1222-1 - 1222-8 Кодек-
са о труде Франции и делятся на изменения в силу экономических причин и в
силу причин личного характера. Такая классификация встречается и в рос-
сийском праве: статья 74 ТК РФ - в силу экономических причин и статьи 721 -
388
73 ТК РФ - другие основания. Изменение договора в обеих странах должно
происходить с уведомлением работника, а при его отсутствии договор либо
остается без изменений, либо при невозможности сохранения прежних усло-
вий прекращается. Изменение договора по экономическим причинам проис-
ходит, например, при сокращении численности штата. Отличие Французско-
го права от российского заключается в сроках уведомления работников, что
иллюстрирует более низкий уровень правовых гарантий трудящихся в слож-
ных экономических ситуациях, в которых работодатель может оказаться
(срок уведомления во Франции составляет 1 месяц, а при наличии решения
суда - 15 дней).
Стоит отметить, что в трудовом праве Франции существуют отдельные
виды трудовых договоров, на которые распространяются общие требования к
договору, но отличаются по субъектам, которые участвуют в правоотноше-
ниях или особыми условиями труда. Временный трудовой договор (Le contrat
de travail temporaire). Заключается с агентством, а оно в свою очередь с рабо-
тодателем. Агентство предоставляет работодателю работника на определен-
ный срок, например, в связи с сезонными работами, получает от работодателя
денежную плату за труд работника, а он в свою очередь получает заработную
плату от агентства. Трудовой договор с перерывами (Le contrat de travail
intermittent). Заключается на неопределенный срок, в связи с тем, что работа
выполняется на основе нормы выработки в установленный период - месяц,
неделя (например, в сфере развлечения). Необходимым условием для заклю-
чения такого договора является его легитимация коллективным договором в
организации. Трудовой договор для студентов (Contrats jeunes en entreprise).
Данный вид договора иллюстрирует тенденцию практико-ориентированного
обучения во всех странах, когда студенты, совмещая учебу и практику, могут
получить постоянную стажировку и дальнейшее трудоустройство. Данный
тип договоров обеспечивает молодежь постоянной работой и заработком, а
государство трудовыми ресурсами.
Проведя комплексный анализ законодательства в сфере трудового дого-
вора России и Франции по состоянию на октябрь 2016 года, можно сделать
определенные выводы. Во-первых, данные правовые системы по большей
части схожи в способах и мерах регулирования трудовых правоотношений,
но отличаются в рассмотренных положениях. Во-вторых, французские ра-
ботники в некоторых случаях имеют достаточно низкий уровень правовых
гарантий (например, условие о мобильности; изменение по экономическим
причинам). В-третьих, трудовое законодательство Франции идет по пути соз-
дания дифференцированных договоров, которые регулируют трудовые от-
ношения с учетом отраслевых особенностей.

389
Алексеева В. А.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
К вопросу о порядке привлечения работников к работе
в выходные и нерабочие праздничные дни
Отгул – это понятие, которое действующий ТК РФ с 2004 года в отличие
от своего предшественника – КзоТ РФ, утв. ВС РСФСР в 1971 г. (абз. 2 ст.
88)1 не содержит, но тем не менее оно используется как на уровне официаль-
ных документов2, так и как общеупотребительное слово для определения
компенсации времени при сверхурочной работе (ст. 152 ТК РФ), при работе в
выходной или нерабочий праздничный день (ст. 153 ТК РФ), при сдаче крови
и ее компонентов (ст. 186 ТК РФ) и при переработке рабочего времени в пре-
делах графика работы при вахтовом методе работы (ст. 301 ТК РФ). Считает-
ся особенно интересным вопрос о порядке предоставления дополнительного
выходного дня при работе в выходные и нерабочие дни, так как ст. 113
ТК РФ устанавливает именно императивную норму о запрете указанной ра-
боты и закрепляет лишь исключительные случаи, когда работодатель может
привлечь работника к осуществлению его трудовой функции в выходные и
праздничные дни. Важно отметить, что, если обратиться к судебной практи-
ке, к средствам массовой информации, к отчетам государственных инспекций
труда субъектов РФ, к обсуждениям на просторах сети Интернет, достаточно
часто можно встретить информацию о нарушении работодателями порядка
вынесения решения о привлечении к труду в порядке ст. 113 ТК РФ, которое
впоследствии влечет невозможность работника воспользоваться правом на
отгул, если он его выбрал в качестве компенсации. Это явление, несомненно,
с отрицательной стороны затрагивающее права и интересы работников, под-
лежит подробному рассмотрению и изучению.
В соответствии с общими правилами работа в выходные, а также нера-
бочие праздничные дни запрещается. Профессор Снигирева И.О. подчерки-
вает главную цель ст. 113 ТК РФ: «обеспечить отдых работникам в выходные
и нерабочие праздничные дни»3. Законом (ч 3. ст. 113 ТК РФ) установлен
исчерпывающий перечень случаев, которые могут служить основанием для
привлечения работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни
без их согласия. К таким случаям законодатель относит события форс-
мажорного характера и сомнительные по степени им соответствия происше-
ствия локального значения.
Обратим внимание, что законодатель в ч. 8 ст. 113 ТК РФ не сделал ис-
ключений для работодателя и обязал его привлекать работников к работе в

                                                            
1
Кодекс законов о труде Российской Федерации РСФСР 1971 г. (утратил силу) М., 2001.
2
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 // СПС КонсультантПлюс
3
Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. К.Н. Гусова. М.: Про-
спект, 2016. С.130.
390
выходные и нерабочие праздничные дни по письменному распоряжению.
Профессор Бриллиантова Н. А. и к.ю.н. Архипов В. В. считают, что в распо-
ряжении, чтобы оно соответствовало нормам трудового законодательства,
работодатель должен отразить не только общие фразы, которые повторяют
текст ч. 3 ст. 113 ТК РФ, но и конкретные юридически значимые обстоятель-
ства, вызывающие необходимость привлечения работников к работе в вы-
ходной день (авария на атомной станции, находящейся в данной местности,
террористический акт на местной ТЭЦ или объекте водоочистки и т.п.)1. Ра-
ботодатель в распоряжении должен также сослаться на официальный акт ор-
ганов власти о событии-основании привлечения и на указание о допустимо-
сти введения ограничения прав человека на свободный труд (ч. 1 ст. 37 Кон-
ституции РФ). Автор статьи «Работа в выходной», опубликованной в журна-
ле "ЭЖ-Юрист" в 2010 году под № 172, считает, что если привлечение со-
трудника к работе в выходной день производится на основании служебной
записки, то это не противоречит требованиям закона. Такое поведение рабо-
тодателя является неправильным, к служебной записке по форме и значению
в этом случае не предъявляется ответственного подхода, как к распоряже-
нию, в особенности необходимость указания причин и оснований вынесения
такого документа.
В остальных случаях привлечение работника к работе в выходные и не-
рабочие праздничные дни допускается только с его письменного согласия и с
учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.
Процедура учета мнения профсоюза является обязательной, но она, к сожа-
лению, в действительности работодателя ни к чему не принуждает, посколь-
ку последний не связан получением согласия профсоюза.
Cт. 153 ТК РФ предусматривает повышенную оплату труда за работу в
выходной или нерабочий праздничный день, которая не должна меньше
двойного размера. Однако, вместо повышенной оплаты труда работнику мо-
жет быть предоставлен дополнительный день отдыха (отгул). В этом случае
работа в нерабочий праздничный день оплачивается в одинарном размере, а
день отдыха оплате не подлежит. Нужно заметить, что предоставление до-
полнительного дня отдыха вместо повышенной оплаты труда допускается
только с согласия работника.
Судебная практика подтверждает несоблюдение работодателями обя-
занности о вынесении акта, на основании которого работник со своего
согласия должен выйти на работу в выходной день. На первый взгляд,
особенно тем, кто с правом в силу своей профессии постоянно не сталки-
вается, кажется, что наличие или отсутствие такого документа значения
не имеет. Но действительно ли это так? Суть распоряжения состоит в том,
что оно является гарантией ответственности работодателя за свое обеща-
                                                            
1
Бриллиантова Н.А., Архипов В.В. Как соблюдаются в России международные нормы о за-
прете принудительного и обязательного труда // СПС КонсультантПлюс
2
Михайлов И. Работа в выходной // ЭЖ-Юрист. 2010. №17. С. 3.
391
ние о компенсации отработанного выходного или праздничного дня или о
предоставлении отгула.
Проведенный краткий обзор наиболее часто встречающихся споров ме-
жду сторонами трудовых отношений, в основном это иски о взыскании зара-
ботной платы, которые связаны с правовой нормой о вынесении данного рас-
поряжения и реализации права на отгул.
1. В качестве первого примера приведем апелляционное определение
Белгородского областного суда от 20.11.2012 по делу N 33-37611, суть кото-
рого состоит в удовлетворении судом требования работника к работодателю
о компенсации ему выходного дня, который он отработал по устной просьбе
своего работодателя. Распоряжения вынесено не было, но истец привел дока-
зательства того, что в тот день выполнял работу: журнал производства работ,
справки о получении данным лицом товара, акты сверки взаиморасчетов,
протоколы совещаний, показания свидетеля. Суд сделал вывод, что из смыс-
ла нормы ст. 113 ТК РФ отсутствие приказа не может служить основанием
для отказа в оплате работнику фактически выполненной работы в выходной
день.
2. Второй случай, наглядно иллюстрирует важность требовать от рабо-
тодателя вынесения письменного распоряжения, несмотря на согласие со
стороны работника, так как в последующем при желании доказать факт рабо-
ты потребуется доказательства, как это было первом примере, при их отсут-
ствии суд выносит решение не в пользу работника. Оренбургский областной
суд в апелляционном определение от 08.08.2012 по делу N 33-4349/20122
подтвердил выводы суда первой инстанции выводу о том, что не имеется
оснований в удовлетворении требований истца об оплате ей работы в выход-
ной день 23 октября 2011 года, поскольку письменного приказа работодателя
о привлечении истца к работе в выходной день материалы дела не содержат.
Доказательств устного распоряжения работодателя о работе в выходной день
истцом также не представлено. Причиной обращения истицы в суд явился
отказ работодателя оплатить неиспользованные ею отгулы.
3. Интересными являются и выводы Конституционного суда, которые
были им сделаны в определении от 16.07.2015 N 16263. Суд разъяснил, что
положения ст. 153 ТК РФ, предоставляя работнику, работавшему в выходной
или нерабочий праздничный день, возможность получить взамен повышен-
ной оплаты труда день отдыха, не могут расцениваться как ограничивающие
право заявителя на отдых, с учетом также того, что заявитель, как следует из
судебных постановлений, подал свое заявление о предоставлении дней отды-
ха взамен работы в выходные и нерабочие праздничные дни после даты, с
                                                            
1
Апелляционное определение Белгородского областного суда от 20.11.2012 по делу № 33-
3761 // СПС КонсультантПлюс
2
Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 08.08.2012 по делу № 33-
4349/2012 // СПС КонсультантПлюс
3
Определении Конституционного суда РФ от 16.07.2015 по делу № 1626 // СПС Консультан-
тПлюс
392
которой он бы хотел получить эти дни отдыха. Данная норма, а также иные
оспариваемые заявителем положения ТК РФ не могут расцениваться как на-
рушающие права заявителя, который самовольно использовал дни отдыха
(отгулы) и, подав заявление о досрочном расторжении трудового договора по
основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, не выходил на работу.
Вышеперечисленные иллюстрации трудовых споров подчеркивают, це-
лесообразность в особом серьезном внимании работодателей и работников в
соблюдении в обязательном порядке норм трудового законодательства во
избежание негативных последствий, в частности судебных тяжб.
В заключении представляется важным предложить следующие рекомен-
дации в целях совершенствования действующего законодательства в иссле-
дуемой области:
1) дополнить ст. 113 ТК РФ императивным положением, об установле-
нии ответственности работодателя за несоблюдение им надлежащего порядка
вынесения соответствующего распоряжения, чтобы в последующем не созда-
вались условия о невыплате работнику всей причитающейся ему заработной
платы.
2) необходимо создать механизм для повышения правосознания работ-
ников, как это нередко бывает, данные субъекты трудовых правоотношений
своим поведением способствуют неправомерным действиям работодателя.

Аубакирова Н. М.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Сравнительная характеристика некоторых институтов трудового
законодательства в Российской Федерации и Республики Казахстан
Целью работы является выявление отличий и сходств в сфере правового
регулирования отдельных институтов трудового права РФ и РК, а также
сравнение общих положений и анализ защищенности прав работников со
стороны государства. Начать хотелось бы с целей, задач и принципов опре-
деленных в трудовых кодексах РФ и РК. Цели, указанные в кодексах являют-
ся приблизительно одинаковыми, речь идет о защите прав и гарантиях, а за-
дачи в ТК РК, по сравнению с ТК РФ обозначены весьма кратко; сказано
лишь о создании необходимых правовых условий, направленных на дости-
жение баланса интересов сторон трудовых отношений, социальной стабиль-
ности и общественного согласия. На мой взгляд российский законодатель в
этом аспекте был более продуктивен, конкретизируя известные нам положе-
ния о: подготовке и профессиональному образованию, материальной ответ-
ственности и т.д. Перечень принципов в ТК РФ опять оказывается полнее,
хотелось бы отметить два положения, которые являются, как мне кажется,
важными, и о которых в ТК РК ничего не сказано: а) участие в управлении
организацией; б) право работников на защиту своего достоинства в период
393
трудовой деятельности. Следует сказать о принудительном труде. В обоих
кодексах не является принудительным трудом выполнение работы вследст-
вие вступившего в законную силу приговора суда, при условии контро-
ля/надзора со стороны государственных органов, но разнятся цели последне-
го; если в ТК РФ говорится о надзоре за соблюдением законодательства при
исполнении судебных приговоров в целом, то в ТК РК конкретизируется, что
контролируется не уступка или передача лица в распоряжение физических и
(или) юридических лиц. Следующим предметом нашего обсуждения будут
являться основания возникновения трудовых отношений. Законодательством
РК предусмотрено 5 порядков, которые предшествуют заключению трудово-
го договора, отличием является отсутствие одного из оснований, предусмот-
ренного ТК РФ - фактическое допущение к работе, однако имеется пункт
предусматривающий такое основание как вынесение судебного решения о
заключении трудового договора; вывод делается такой, что в случаях спора о
начале выполнения трудовой функции работник вправе обратиться в суд, для
признания его начавшим выполнять такую функцию, хотя если следовать
предписаниям закона таких споров возникать не должно, раз фактическое
допущение работника к работе не предусмотрено вовсе. В регулировании
данного случая, по моему мнению, законодатель решил вопрос намного ра-
циональней, во–первых предусмотрев, собственно, такое основание как фак-
тическое допущение, а во–вторых, указав, что, если работодатель не признает
отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе,
трудовыми отношениями, первый обязан оплатить такому физическому лицу
фактически отработанное им время. Отсюда и не возникает необходимости
судебного разбирательства. Теперь перейдем к правам и обязанностям рабо-
тодателя. В ст. 4 ТК РК, посвященной принципам трудового законодательст-
ва, предусмотрен принцип равенства прав и возможностей работников, также
в ст. 25 ТК РК «Гарантии равенства прав и возможностей при заключении
трудового договора» в п. 1 говорится о запрещении нарушения прав и воз-
можностей при заключении трудового договора, однако первым же пунктом
ст. 23, обозначающей права работодателя закреплено его право на свободу
выбора при приеме на работу. Следующий же пункт подкрепляет первый,
одновременно придавая, так сказать, правовую маскировку такому противо-
речащему основам законодательства праву работодателя. В нем говорится о
соблюдении порядка и оснований, которые предусмотрены кодексом, но на-
чинается этот пункт не с заключения трудового договора, а с: изменения,
дополнения и прекращения трудового договора. Таким образом мы видим,
как законодатель не скрывая дает работодателям право на наличие субъек-
тивного мнения по поводу критериев при приеме на работу.
Далее посмотрим на документы, необходимые для заключения трудово-
го договора. В обоих кодексах есть положение о предоставлении справки о
наличии или отсутствии судимости, но кодекс РК обязывает предоставлять
данную справку только в случаях, когда лицо намеревается заключить трудо-
вой договор для работы в сфере образования, воспитания, организации отды-
394
ха, физкультуры, медицинского обеспечения, оказания социальных услуг,
культуры и искусства с участием несовершеннолетних. Далее в статье также
конкретизируются составы преступления, при совершении которых должна
быть предоставлена данная справка, к таковым относятся: убийство, умыш-
ленное причинение вреда здоровью, преступления против здоровья населе-
ния и нравственности, половой неприкосновенности, экстремистские или
террористические преступления и торговля людьми. А если лицо поступает
на гражданскую службу, на работу в государственные предприятия на праве
хозяйственного ведения, национальные управляющие холдинги, а также их
дочерние организации на должность, связанную с исполнением управленче-
ских функций, оно представляет справку о наличии либо отсутствии сведе-
ний о совершении коррупционного преступления. Не имеется в ТК РК, в от-
личие от ТК РФ, пункта обязывающего лицо предоставить справку о том,
является ли лицо подвергнутым административному наказанию. Несколько
слов об испытательном сроке. Нормы данного института ТК РФ сильнее за-
щищают работников нежели ТК РК, устанавливая категории лиц, в отноше-
нии которых испытательный срок не может быть назначен (беременные
женщины, лица, не достигшие 18 лет и др.); ТК РК о вышеуказанном умал-
чивает. Еще одним отличием является то, что в ТК РК, в перечне случаев,
когда работодатель обязан отстранить работника от работы одним из случаев
является совершение работником действия или бездействия, которые повлек-
ли или могли повлечь за собой создание аварийной ситуации, нарушение
правил охраны труда, пожарной безопасности либо безопасности движения
на транспорте. А наоборот, в отличие от ТК РФ нет обязанности работодате-
ля отстранять от работы, если работник не прошел психиатрическое освиде-
тельствование; говорится лишь о медицинском осмотре, хотя не исключаю,
что последний просто понимается шире и подразумевает психиатрическое
освидетельствование. Хотя мне кажется важно прямо указывать на необхо-
димость прохождения данного освидетельствования. Следующее, на что ин-
тересно обратить внимание-расторжение трудового договора по инициативе
работодателя. По большому счету основания в статьях обоих кодексов сов-
падают, за небольшим исключением, в ТК РК одним из оснований является
снижения объема производства, выполняемых работ и оказываемых услуг,
повлекшего ухудшение экономического состояния работодателя. Да, в норме,
регламентирующей порядок расторжения трудового договора по инициативе
работодателя есть условия для увольнения по данному основанию, а именно:
закрытие структурного подразделения (цеха, участка) и невозможность пере-
вода на другую работу, но ведь далеко не в каждом случае закрытие, к при-
меру, одного из цехов является признаком действительного ухудшения эко-
номического состояния работодателя, причины могут быть самыми разными.
Единственным реальным подтверждением ухудшения такого состояния мо-
жет быть соответствующая документация, но законодательство не обязывает
работодателя предоставлять данную информацию работнику; ссылка идет на
норму предпринимательского кодекса, относительно коммерческой тайны;
395
однако в этой же статье есть оговорка: «без согласия субъекта предпринима-
тельства». В итоге мы получаем замкнутый круг, в котором работодатель (а
он же в конкретном случае субъект предпринимательства) не обязан предос-
тавлять информацию без согласия на то субъекта предпринимательства, ко-
торым он же и является. Далее рассмотрим сокращенную продолжительность
рабочего времени и работе в ночное время. Особых отличий нет, кроме того,
что инвалиды I или II группы в Казахстане в неделю могут работать на 1 час
больше чем здесь, т.е. не более 36 часов в неделю. Что касается ночного вре-
мени, то ТК РФ защищает больший круг категорий работников, которых
можно привлекать к работе в ночное время только с их письменного согла-
сия. В ТК РК в этот перечень не включены: инвалиды, работники, осуществ-
ляющие уход за больными членами их семей и опекуны (в отличие, соответ-
ственно, от ТК РФ). Следующий институт-государственные гарантии в об-
ласти оплаты труда. Здесь опять же увидим разницу, т.к. ТК РФ в связи с
предоставлением большего количества гарантий со стороны государства.
Важной гарантией, которая отсутствует в ТК РК является гарантия ограниче-
ния оплаты труда в натуральной форме; на ряду с ней стоят также: обеспече-
ние получения работником зарплаты в случае прекращения деятельности
работодателя, государственный надзор за соблюдением трудового законода-
тельства и ответственность работодателя за его нарушение. В завершении,
мне кажется, справедливым будет заметить, что в трудовом законодательстве
Российской Федерации, несмотря на некоторые недочеты, действительно
выражено положение, закрепленное Конституцией, в части провозглашения
Российской Федерации государством социальным.

Байгарин Р. Т.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Правовое обеспечение забастовок в России и Франции.
Сравнительный анализ
Забастовки — неотъемлемая часть любого демократического общества,
позволяющая работникам отстаивать свои права и интересы. В законодатель-
стве Российской Федерации закреплено право на забастовку (п.4 ст. 37 Кон-
ституции РФ) и дается ее определение — временный добровольный отказ
работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично)
в целях разрешения коллективного трудового спора (ч. 4 ст. 398 Трудового
Кодекса РФ) и порядок реализации этого права. Рассматривая трудовое зако-
нодательство Франции, можно говорить о том, что право на забастовку таким
же образом закреплено в различных нормативно-правовых актах. Право на
забастовку признается параграфом VII Преамбулы Конституции от 27 октяб-

396
ря 1946 года1, однако рамки легитимности этого права определяются иными
законами, непосредственно регулирующими трудовые отношения. Правовой
основой выступает Трудовой Кодекс Франции, а также положения междуна-
родных нормативно-правовых актов, например, Конвенции Международной
Организации Труда № 87 и № 98, Европейской Социальной хартии2. Обра-
щая внимание на вышеупомянутые Конвенции, следует сказать, что в Рос-
сийской Федерации они также ратифицированы, но не в полном объеме, по-
этому при более внимательном рассмотрении можно выявить особенности
правового регулирования забастовок в рассматриваемых странах.
Как отмечалось ранее, Конституция РФ и Трудовой кодекс РФ опреде-
ляют право на забастовку только как способ разрешения коллективных тру-
довых споров с работодателем, что фактически является ограничением права
на забастовку в сравнении с нормами международного права. Исходя из ре-
шений Комитета по свободе объединения Административного совета МОТ
(КСО) и Комитета экспертов МОТ по применению конвенций и рекоменда-
ций, а также с точки зрения Европейского комитета по социальным правам,
уполномоченного рассматривать коллективные жалобы и отчеты в отноше-
нии соблюдения Европейской социальной хартии, устанавливаются права
работников на забастовку и с следующими целями:
1. решение проблем, возникающих на предприятии, непосред-
ственно затрагивающих интересы работников,
2. несогласие с экономической и социальной политикой госу-
дарства (политические забастовки),
3. забастовки солидарности (если только поддерживаемая ими
забастовка является законной),
4. признание профсоюза3.
Следовательно, в международном законодательстве забастовка является
не только способом разрешения коллективных трудовых споров с работода-
телем, но и средством выражения воли граждан в отношении государствен-
ной власти, то есть еще одним механизмом прямой демократии (наряду с
другими способами прямого волеизъявления граждан, такими как выборы и
референдум).В Российской Федерации забастовка, проведенная с целью вы-
ражения несогласия с экономической и социальной политикой государства,
для признания профсоюза или для выражения солидарности не будет счи-
таться с точки зрения национального законодательства забастовкой.
Совершенно иной подход принят во Франции, где право на забастовку
рассматривается не как коллективное право, реализуемое профсоюзами либо
трудовыми коллективами, а как индивидуальное право каждого работника
(хотя осуществляется оно через коллективные действия работников). В связи

                                                            
1
Право на забастовку осуществляется в рамках законов, которые его регламентируют.
2
П. 4 ст. 6 Европейской Социальной хартии.
3
ILO. Freedom of Association Digest of decisions and principles of the Freedom of Association
Committee of the Governing Body of the ILO, chapter 10, paragraphs 526-544.
397
с этим в европейских странах существует одинаковое легальное обеспечение
как официальных (санкционированных соответствующими профсоюзами)
забастовок, так и неофициальных. Во Франции забастовки, направленные
против государства как работодателя или против конкретной социальной или
экономической политики государства, непосредственно влияющей на зарпла-
ту или условия труда, признаются законными. Также французские профсою-
зы, как организаторы забастовок, не несут ответственности за причиненный
вред при проведении законной забастовки, а при проведении незаконной за-
бастовки, сумма компенсации за ущерб в большинстве случаев является сим-
волической.
Легальные определения коллективного трудового спора и забастовки по
Трудовому Кодексу РФ, особенно касающиеся целей проведения забастовки,
не соответствуют стандартам, установленным Комитетом по свободе объе-
динения, в связи с чем Комитет делал замечания в адрес Правительства РФ. В
своих рекомендациях Правительству Комитет по свободе объединений1 на-
стаивал на принятии мер по изменению национального законодательства для
упрощения проведения законной забастовки.
Как в России, так и во Франции, чтобы забастовка признавалась закон-
ной, она должна отвечать определенным требованиям. Только лишь законная
забастовка не несет для рабочих санкций со стороны работодателя. Однако
требования, предъявляемые к проведению забастовки в рассматриваемых
странах существенно различаются. Стоит также отметить, что ввиду призна-
ния различных целей забастовок, во Франции существуют разные критерии
их правомерности, в зависимости от того, является ли забастовка внутренней
на предприятии или же иной (политической, забастовкой солидарности и
т.д.). Французская забастовка должна быть коллективной, не может осущест-
вляться одним человеком, если только он не единственный сотрудник компа-
нии или не участвует в политической забастовке, она должна выражаться в
полном прекращении работы, а не в форме затяжного или частичного выпол-
нения работ. Исходя из определения забастовки по Трудовому кодексу РФ,
она может проявляться также и в частичном отказе работников от исполне-
ния трудовых обязанностей. Внутренняя забастовка на предприятии по
французскому законодательству должна основываться на профессиональных
требованиях, таких как заработная плата, условия труда, премии и т.д. Здесь
положения французского законодательства совпадают с российским, право-
мерность забастовки на предприятии зависит от того, входят ли требования
рабочих (а именно основания забастовки) в круг вопросов, разрешаемых кол-
лективным трудовым спором. Для политической забастовки или забастовки
солидарности данное требование не является обязательным.
Во Франции в частном секторе забастовка может быть проведена в лю-
бое время. Важно лишь, чтобы на момент прекращения работы, работодатель
                                                            
1
332-й доклад Комитета по свободе объединения // Международное бюро труда. Администра-
тивный совет. 288-я сессия, Женева, 2003 г.
398
знал требования работников. За исключением этого условия не требуется
никакого официального уведомления. Как известно из российского законода-
тельства, о начале предстоящей забастовки работодатель должен быть уве-
домлен не позднее чем за десять дней в письменной форме.
Французские бастующие работники пользуются защитой, предостав-
ляемой Трудовым Кодексом Франции1, который предусматривает, что осу-
ществление права на забастовку не может служить основанием прекращения
трудового договора (за исключением грубого нарушения правил поведения
во время забастовки, например, насилия или уничтожения оборудования
предприятия) и не может привести к дискриминационным мерам в отноше-
нии других работников.
Однако несмотря на то, что в российском законодательстве существуют
некоторые несоответствия международным нормам, количество конфликтов
между работодателями и работниками сравнительно невелико, что не может
не свидетельствовать о взаимопонимании между ними и о гибкости и полно-
те трудового законодательства. В соответствии с данными Росстата в 1990-х
годах число коллективных трудовых споров и забастовок исчислялось тыся-
чами, в начале 2000-х - десятками и сотнями. Начиная с 2006 года, происхо-
дит постоянное, в пределах десятка, снижение числа зафиксированных забас-
товок. В 2009 году Росстатом зафиксирована одна, а 2010 году ни одной за-
бастовки.
Анализируя и сопоставляя российское, французское и международное
законодательство в части правового обеспечения проведения забастовок, для
наиболее фундаментальной защиты прав граждан представляется целесооб-
разным расширить законодательные положения России, что в дальнейшем
возможно позволит на совершенно ином качественном уровне обеспечивать
права граждан не только в части возможности разрешения трудовых споров,
но и решения иных вопросов, непосредственно связанных с положением ра-
бочих, и тем самым обеспечить еще более развитое гражданское общество.

Варданян Д. А.
Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
cтудент
Сравнительный анализ институтов трудового права России и
Швейцарии
В современной юридической науке особую актуальность приобрело
сравнительное трудовое право, изучающее и сопоставляющее системы права
различных государств, их опыт в сфере правового регулирования труда. В
частности, большой интерес представляет швейцарское законодательство и

                                                            
1
Статья L2511-1 Трудового Кодекса Франции.
399
его сравнение с нормами российского права. Для начала обратимся к опыту
Швейцарии.
На сегодняшний день Швейцария по производительности труда являет-
ся одним из лидеров во всем мире. Рынку труда в Швейцарии присущи либе-
ральные черты трудового законодательства, а именно: незначительное право-
вое ограничение и чрезвычайная социальная стабильность. Такой либераль-
ной позиции придерживаются и суды при решении трудовых споров. Трудо-
вое право Швейцарии содержит значительно меньшее количество предписа-
ний, чем законодательства других европейских государств. В связи с этим,
следует отметить, что в Швейцарии трудовые отношения регулируются в
большей степени в индивидуальном порядке. Так, в Кодексе обязательств
предусмотрены лишь некоторые общие положения о трудовых отношениях:
заработная плата, праздничные и выходные дни, предоставление отпуска бе-
ременным. К примеру, в статье 329 F говорится о том, что беременный ра-
ботник в последующем имеет право на отпуск продолжительностью 14 не-
дель.1 Также в этом законе предусмотрен ряд обязанностей работодателя:
обязанность своевременно и в полном объеме выплачивать заработную пла-
ту, обязанность предоставление отпуска, соблюдение безопасности и другие
обязанности.
Стоит сказать, что уровень безработицы в Швейцарии традиционно ни-
зок. За последние десять лет он колебался между 1% и 4%. Около трети тру-
довых кадров Швейцарии имеют высокую квалификацию и обладают обра-
зовательным уровнем третьей ступени, а руководящее звено обладает бога-
тым международным опытом. По мотивации труда Швейцария занимает вто-
рое место после Дании. Это связано с тем, что квалифицированные кадры
привлекает высокий уровень заработной платы, работодателей - низкие соци-
альные отчисления, а значит, и невысокие расходы по заработной плате в
пересчете на единицу продукции.2 Система социального обеспечения осно-
вывается на принципах солидарности и моральной ответственности.
В первую очередь, особый интерес представляет сравнение института
трудового договора в России и Швейцарии, который является основопола-
гающим для всего трудового права. В Трудовом Кодексе Российской Феде-
рации (далее – ТК РФ) содержатся императивные и более детализированные
нормы, посвященные институту трудового договора. В соответствии со
статьей 67 ТК РФ, трудовой договор заключается в письменной форме.3 В
отличие от России, в Швейцарии не существует обязательной для всех фор-
мы трудового договора, также не обязателен письменный договор, но, тем не
менее, всегда рекомендуется заключать детализированный договор в пись-

                                                            
1
Code des obligations Suisse du 30 mars 1911.
2
Склярова Д. В., Липская Е. И. Трудовое законодательство Швейцарии // Трудовое право в
России и за рубежом, 2013, N 2 // Интернет-ресурс (http://www.center-bereg.ru/o702.html)
3
Статья 67 Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от
03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.10.2016) // СПС Консультант Плюс
400
менном виде, основываясь на Кодексе обязательств 1911 года (Code des
obligations Suisse) или Федеральном законе о труде в промышленности, ре-
меслах и торговле 1964 года (Loi fédérale sur le travail dans l'industrie, l'artisanat
et le commerce). Кроме того, стороны могут указать, что условия договора
регулируются вышеупомянутыми законами, и в случае нарушений, ссылаться
на них.
В трудовом законодательстве РФ, а именно, в статье 57 ТК РФ дается
более полное и детализированное содержание трудового договора, чем в тру-
довом законодательстве Швейцарии, в котором основными условиями при
заключении трудового договора является перечень нижеуказанных данных,
таких как:
- Название должности сотрудника и его основные должностные обязан-
ности
- Дата начала работы
- Продолжительность пробного периода. Может составлять от 1 до 3 ме-
сяцев
- Срок действия трудового договора (постоянная занятость или времен-
ная)
- Продолжительность рабочей недели: в зависимости от отрасли (мак-
симальная продолжительность составляет от 40 до 50 часов)
- Условия страхования
- Отпускные и выходные дни
- Оплата сверхурочных (должна оплачиваться по ставке на 25% выше)
- Дата и порядок окончания трудовых отношений.
- Месячная зарплата и периодичность ее выплаты.
Институт заработной платы также имеет свою специфику в каждой из
рассматриваемых стран. На сегодняшний день в Швейцарии не установлен
размер минимальной зарплаты, но в тоже время в некоторых отраслях дейст-
вуют коллективные договоры, которые и определяют данный размер и также
он оговаривается с работодателем во время устройства на работу.
Особого внимания заслуживают различия в нормах, регулирующих ин-
ститут рабочего времени. В отличие от законодательства Российской Феде-
рации, в котором закреплено, что нормальная продолжительность рабочего
времени не может превышать 40 часов в неделю, в Швейцарии нормальная
продолжительность рабочей недели составляет 40 – 45 часов и определяется
индивидуальным или коллективным договором. Максимальная продолжи-
тельность рабочего времени на промышленных предприятиях составляет 45
часов в неделю. Эта норма распространяется также на офисных работников,
технический персонал и продавцов в крупных торговых магазинах. На дру-
гих коммерческих предприятиях продолжительность рабочей недели ограни-
чена 50 часами.
В Федеральном законе о труде в промышленности, ремеслах и торговле
1964 года предоставлено большое количество гарантий работникам, в случае
нарушений их прав работодателями. К примеру, в статье 17с (art.17c) гово-
401
рится о том, что работник, работающий в ночное время в течение долгого
периода времени, имеет право на проверку своего здоровья, чтобы устранить
заболевания, которые могут быть вызваны осуществляемой деятельности.1
Также вопрос о неполном рабочем дне в этом законе рассматривается с
другой стороны, согласно ст. 36 работодатель должен учитывать семейное
положение работника, то есть в случае если на иждивении у работодателя
находится ребенок, если он будет болен и будут предоставлены соответст-
вующие справки, работодатель должен предоставить отпуск в течение време-
ни за уходом за больным не более 3 дней.2
Работодатели заинтересованы в поиске подходящего персонала, поэтому
способы соисканий будущих работников существует множество, но все они
зависят от потребностей и бюджета. К примеру, существуют такие способы
как: объявления в газетах или специализированных журналах, предложения в
Интернете, в высших учебных заведениях осуществляется с региональными
центрами по трудоустройству и прочие. Хотелось бы более подробно рас-
крыть деятельность органов, содействующих трудоустройству в Швейцарии.
В кантоне существуют региональные центры, которые по желанию работода-
теля предлагает услуги целевого предварительного отбора персонала, облег-
чая, таким образом, процедуру выбора.Также они могут опубликовать объяв-
ления о вакансии на местном рынке труда, на собственном сайте или в теле-
тексте. Сайт центра трудоустройства представляет собой самую крупную
биржу вакансий Швейцарии. Преимуществом данного органа является то,
что он бесплатный, и из этого следует, что все нуждающиеся в трудоустрой-
стве могут обратиться в данный орган. Помимо региональных центров по
трудоустройству существуют и частные агентства, среди которых выделяют-
ся консультанты по кадровым вопросам и агенты временного трудоустройст-
ва.Они берут на себя основную часть работы по подбору персонала: состав-
ление объявления, выбор подходящих кандидатов, но этот метод поиска пер-
сонала дорог, и гонорар за подбор сотрудника может составлять от одной до
нескольких месячных зарплат, предусмотренных для данной открытой вакан-
сии. В ходе работы агентства временного трудоустройства они договарива-
ются с предприятием о часовой ставке, которая обычно в несколько раза пре-
вышает обычную ставку за этот род деятельности. При этом необходимо
учитывать, что оплачиваются только действительно отработанные часы и все
дополнительные расходы по заработной плате в часовую ставку уже включе-
ны. Что же касается зарплаты, то ее выплачивает агентство, оно же и несет
ответственность за оплату социальных и страховых отчислений. В Россий-
ской Федерации также существует орган, содействующий занятости граждан
- Федеральная служба по труду и занятости (Роструд). Под руководством

                                                            
1
Loi fédérale sur le travail dans l'industrie, l’artisanat et le commerce (Loi sur le travail) du 13 mars
1964 (Etat le 13 juin 2006)
2
Loi fédérale sur le travail dans l'industrie, l’artisanat et le commerce (Loi sur le travail) du 13 mars
1964 (Etat le 13 juin 2006)
402
данной службы был создан портал «Работа в России». Данный сайт является
федеральной государственной информационной системой Федеральной
службы по труду и занятости. Он был создан в целях помощи гражданам в
нахождении работы. Портал работает так же, как и большинство коммерче-
ских сайтов по поиску и подбору работы.
Подводя итог, хотелось отметить, что трудовое право является очень
динамично развивающейся отраслью права, как в России, так и в Швейцарии.
Вместе с тем, из всего вышеупомянутого, очевидно, что сравниваемые пра-
вовые системы имеют существенные различия, которые проявляются прак-
тически в каждом институте трудового права. Это продиктовано тем, что в
отличие от России, швейцарское трудовое законодательство носит более ли-
беральный характер, а также не содержит отраслевого кодифицированного
нормативно-правового акта.

Григорян Т. В.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
Студент
К вопросу об удержании заработной платы
Заработная плата является движущей силой, которая стимулирует ра-
ботника осуществлять трудовую деятельность. Посредством заработной пла-
ты работник имеет возможность обеспечить свое существование, удовлетво-
рить свои потребности. Получение заработной платы – право работника, на-
ряду с иными правами, указанными в ст.21 Трудового Кодекса РФ1 (далее –
ТК), и, соответственно, коррелирующая этому праву обязанность работода-
теля своевременно и в полном объеме выплачивать заработную плату (ст.22
ТК). Данная аксиома находит свое отражение в нормах международного пра-
ва2, в Конституции РФ3, в трудовом законодательстве Российской Федера-
ции.
Для реализации работником своих трудовых прав (в т.ч. права на получение
зарплаты), законодатель в ТК РФ зафиксировал гарантии, то есть правовые кон-
струкции, посредством которых обеспечивается осуществление работником прав
в области трудовых отношений (ст.164 ТК). К числу таких гарантий в контексте

                                                            
1
"Трудовой кодекс Российской Федерации" от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с
изм. и доп., вступ. в силу с 03.10.2016)
2
Конвенция Международной организации труда N 95 относительно защиты заработной платы
(Женева, 1 июля 1949 г.); Международный пакт об экономических, социальных и культурных
правах 1966 г.; Всеобщая декларация прав человека 1948 г. и т.д.
3
Ч.3 Ст. 37 Конституции РФ: Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требова-
ниям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискримина-
ции и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а
также право на защиту от безработицы.
403
права на заработную плату относится ограничение перечня оснований (ст.137
ТК) и размеров (ст.138 ТК) удержаний заработной платы.
В ч.1 ст.137 ТК указано, что удержания из заработной платы работника
производятся только в случаях, предусмотренных ТК и иными федеральными
законами. Один из таких случаев предусмотрен в п.2 ч.2 упомянутой статьи,
в силу которой работодатель может производить удержания с заработной
платы для погашения неизрасходанного и своевременно не возвращенного
аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на
другую работу в другую местность, а также в других случаях.
Именно на некоторых особенностях при применении п.2 ч.2 ст.137 ТК
предлагает акцентировать внимание автор настоящей работы.
Так, ч.3 ст.137 ТК предусмотрено, что работодатель вправе принять ре-
шение об удержании из заработной платы при наличии двух оснований.
1. Срок: не позднее месяца с момента окончания срока возвращения
аванса. Работник, согласно п.26 Положения об особенностях направления
работников в служебные командировки1, после отчета о командировке в те-
чение трёх дней должен вернуть неизрасходованный аванс.
2. Работник не оспаривает причину и размер удержаний, иными слова-
ми, соглашается на осуществление работодателем удержаний.
Таким образом, буквальное толкования данной нормы приводит к выво-
ду, что если работник оспаривает основания и размер удержаний, то удержа-
ние в соответствии с нормой закона недопустимо. Такой вопрос будет пред-
метом разбирательства либо в органе по рассмотрению индивидуальных тру-
довых споров, либо в суде2. Причем, в основном в исковых заявлениях рабо-
тодатели ссылаются на положения ст.238 ТК о материальной ответственно-
сти работника за ущерб, причиненный работодателю. Судебная практика,
стоит подчеркнуть, при разрешении данного вопроса на стороне работодате-
ля, заявившего требования.
Как указывалось, работник должен дать согласие на удержание. Однако,
каким образом поступить работодателю, если работник после предоставле-
ния отчета об израсходовании командировочного аванса, остаток которого
должен быть возвращен работодателю, умирает?
В соответствии с предписаниями п.6 ч.2 ст.83 ТК, трудовой договор под-
лежит прекращению в связи со смертью работника. Возникает вопрос с зара-
ботной платой, подлежащей выплате работнику. Ответ на него находится в
ст.141 ТК, которая прямо указывает, что заработная плата, не полученная ко
дню смерти работника, выдаётся членам его семьи или лицу, находившемуся
на иждивении умершего на день его смерти в недельный срок.

                                                            
1
Постановление Правительства РФ от 13.10.2008 N 749 (ред. от 29.07.2015) "Об особенностях
направления работников в служебные командировки" (вместе с "Положением об особенностях
направления работников в служебные командировки").
2
Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 08.10.2014 г. по делу №33-
5876/2014; Апелляционное определение Мосгорсуда от 28.04.2016 г. по делу №33-12630/2016
404
Аналогичное закрепление дано в п.1 ст. 1183 ГК РФ, согласно которому
право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных
им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы, приравненных
к ней платежей и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в ка-
честве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с
умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам.
Допустимо ли удерживать работодателю неизрасходованный умершим
работником аванс перед тем, как выплатить заработную плату членам семьи
или иным лицам, указанным в закон? Однозначного ответа на указанный во-
прос нет.
В силу смерти работника трудовой договор прекращается (ст.83 ТК),
следовательно, прекращаются субъективные права и юридические обязанно-
сти, вытекающие из трудового договора. Поскольку трудовой договор тесно
связан с личностью работника (ст.ст.15, 56 ТК), переход прав и обязанностей
по такому договору недопустим, но в отношении выдачи заработной платы
членам семьи или иным лицам, указанным в законе, является исключением
из правил.
Оснований произвести удержание аванса из заработной платы умершего
работника у работодателя априори нет, так как, согласно ст.137 ТК, необхо-
димо согласие работника. В случае смерти работника, у работодателя также
нет возможности обратиться в суд, поскольку надлежащий ответчик отсутст-
вует.
Возможно ли в таком случае взыскать аванс с членов семьи, получив-
ших после смерти работника его заработную плату, в судебном порядке?
Указаний в законе на наличие или отсутствие оснований нет. Как в сложив-
шейся ситуации поступить работодателю?
С позиций трудового права взыскать в судебном порядке неизрасходо-
ванный командировочный аванс невозможно. Объяснение этому вышеупо-
мянутое суждение о тесной связи трудового договора с личностью работни-
ка.
В качестве доказательства может также служить ст. 1112 ГК, регламен-
тирующая, что не входят в состав наследства права и обязанности, неразрыв-
но связанные с личностью наследодателя, а также права и обязанности, пере-
ход которых в порядке наследования не допускается ГК или иными закона-
ми. Так, например, не входят в состав наследства обязательства гражданина-
должника, которые прекращаются его смертью, если исполнение не может
быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным
образом неразрывно связано с личностью должника (ст. 418 ГК), в том числе
и работника.
С позиций гражданского оборота справедливость регулирования трудо-
вым законодательством данного вопроса ставится под сомнение. Работодате-
ля (коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю)
такая позитивная регламентация явно не удовлетворит. В гражданском праве
невозвращенный работодателю аванс рассматривался бы в качестве обяза-
405
тельства из неосновательного обогащения1, на которые распространяются
нормы об ответственности за неисполнение денежного обязательства2. В слу-
чае смерти гражданина данные обязательства вошли бы в наследственную
массу и в порядке универсального правопреемства перешли бы на наследни-
ков, с которых было бы возможно эти средства взыскать, что противоречит
смыслу трудового права.
Насколько справедлив такой подход законодателя? Вопрос остается от-
крытым. Недопустимость обязанностей работника по наследству еще раз до-
казывает, что политику трудового права, которое направлено на защиту ра-
ботника и его интересов. В то же время с гражданско-правовых позиций ин-
тересы коммерсантов ущемляются.
Рассмотренная автором настоящая проблема еще раз доказывает, что
российское законодательство не лишено пробелов, подлежащих восполне-
нию. Выявление таких проблем и их разрешение является важной функцией
законодателя, от своевременной и эффективной деятельности которого зави-
сит стабильное функционирование и развитие общества.

Грязнов Н. С.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Руководитель организации: новеллы трудового законодательства
За последние два года в Трудовой кодекс РФ неоднократно вносились
изменения и дополнения, касающиеся регулирования труда руководителей
организации, что свидетельствует о наличии спорных и неоднозначно ре-
шаемых вопросов, возникающих как в теории, так и в правоприменительной
деятельности в данной сфере.
Изменения, внесенные в ТК РФ, касаются разных институтов трудового
права - и трудового договора, и оплаты труда, и гарантий и компенсаций.
Федеральным законом от 02.04.2014 N 56-ФЗ3 были внесены изменения сразу
в четыре статьи Трудового кодекса РФ, касающихся института гарантий и
компенсаций применительно к руководителям организации. Причем нормы
двух статей - 181 ТК РФ и 279 ТК РФ, по сути, аналогичны. Так, в ст. 181
ТК РФ предусмотрено, что в случае расторжения трудового договора с руко-
водителем организации в связи со сменой собственника имущества организа-
ции новый собственник обязан выплатить ему компенсацию в размере не
ниже трехкратного среднего месячного заработка работника. Согласно же ст.
                                                            
1
Глава 60 Гражданского Кодекса РФ
2
В совокупности со ст.ст. 1107 и 395 ГК РФ.
3
Федеральный закон "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в
части введения ограничения размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с
прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников" от 02.04.2014 N 56-
ФЗ//СЗ РФ, 07.04.2014, N 14, ст. 1548
406
279 ТК РФ, в случае прекращения трудового договора с руководителем орга-
низации в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица,
либо собственником имущества организации, решения при отсутствии ви-
новных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенса-
ция в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного
среднего месячного заработка. Таким образом, и в том и другом случае при
отсутствии виновных действий размер компенсации для руководителя не
может быть меньше трехкратного заработка.
Одновременно с этим в Трудовой кодекс РФ введена новая статья 349.3,
в соответствии с которой для отдельных категорий работников (руководите-
лей государственных корпораций, государственных компаний, а также хо-
зяйственных обществ, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном
капитале которых находится в государственной или муниципальной собст-
венности; а также для руководителей государственных внебюджетных фон-
дов РФ, государственных или муниципальных учреждений, государственных
или муниципальных унитарных предприятий) этот размер не может быть
выше трехкратного среднего месячного заработка.
Кроме того, появилась ст. 181.1 ТК РФ, указывающая на то, что выплата
работникам выходных пособий, компенсаций и (или) назначение им каких-
либо иных выплат в любой форме не может предусматриваться в случаях
увольнения работников по основаниям, которые относятся к дисциплинар-
ным взысканиям. Это представляется не вполне оправданным, поскольку
действующим законодательством не предусмотрено ни одного случая, при
котором возможны выплата выходного пособия при совершении работником
виновных действий.
Применительно к институту заработной платы Федеральным законом от
03.07.2016 N 347-ФЗ1 изменена редакция ст. 145 ТК РФ. Она касается пре-
дельного уровня соотношения среднемесячной заработной платы руководи-
телей государственных внебюджетных фондов РФ и территориальных фон-
дов ОМС, государственных и муниципальных учреждений, государственных
и муниципальных унитарных предприятий и среднемесячной заработной
платы работников таких фондов, учреждений, предприятий.
В связи с чем ст. 278 ТК РФ была дополнена еще одним основанием
прекращения трудового договора с указанной категорией лиц – за несоблю-
дение требований, установленных ст. 145 ТК РФ2.
Хочется обратить внимание на то, что все эти новеллы трудового зако-
нодательства касаются только определенного круга лиц – руководителей,
работающих в государственных учреждениях, корпорациях или в организа-
                                                            
1
Федеральный закон от 03.07.2016 N 347-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Рос-
сийской Федерации"// СЗ РФ, 04.07.2016, N 27 (часть II), ст. 4280
2
Информация о рассчитываемой за календарный год среднемесячной заработной плате руко-
водителей, их заместителей и главных бухгалтеров должна быть размещена в информационно-
телекоммуникационной сети "Интернет" (ст. 349.5ТК РФ, введенная Федеральным законом от
03.07.2016 N 347-ФЗ).
407
циях с гос. участием, то есть они связаны с тем, какую организационно-
правовую форму организации, выступающей работодателем, возглавляет
руководитель. Между тем, гражданскому законодательству известны и мно-
гие другие юридические лица. К руководителям этих организационно-
правовых форм нормы действующего ТК РФ неприменимы. Тем не менее,
арбитражная практика давно придерживается однозначной позиции – согла-
шение о размере компенсации с лицом, выполняющим функции единолично-
го исполнительного органа, и (или) членами коллегиального исполнительно-
го органа акционерного общества в случае досрочного расторжения с ними
трудового договора может признаваться сделкой, связанной с отчуждением
имущества, и в зависимости от размера – крупной сделкой1.
Представляется целесообразным при совершенствовании действующего
трудового законодательства не ставить «во главу угла» организационно-
правовую форму организации, а исходить из того, что правовой статус любо-
го руководителя связан с его повышенной ответственностью перед тем юри-
дическим лицом, которое возглавляет. Следует согласиться с тем, что диффе-
ренциация, проведенная по данному основанию, затрагивает проблемы обес-
печения равенства как различных видов работодателей между собой, так и
работников, осуществляющих трудовую деятельность в одинаковых услови-
ях2. Подобный подход недопустим, поскольку в Конституции РФ провозгла-
шен принцип равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 15).
Целесообразно остановиться еще на одной новелле трудового законода-
тельства. Согласно Федеральному закону от 22.12.2014 N 443-ФЗ3, в Трудо-
вом кодексе РФ произошло разделение научно-педагогических работников на
педагогических и научных, труд которых ранее регулировался одной главой.
Ныне в ТК РФ появилась гл.52.1.
Согласно ст.336.2 ТК РФ,должности руководителей, заместителей руко-
водителей государственных или муниципальных научных организаций заме-
щаются лицами в возрасте не старше шестидесяти пяти лет независимо от сро-
ка действия трудовых договоров. В новой главе есть положение о том, что с
заместителями руководителя научной организации заключаются срочные тру-
довые договоры, сроки окончания которых не могут превышать срок оконча-
ния полномочий руководителя научной организации. При этом руководитель
государственной или муниципальной научной организации имеет право про-
длить срок пребывания в должности работника, занимающего должность за-

                                                            
1
См., Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17 апреля 2008 г. по делу № А11-
2685/2007-К1-10/129; Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3
(2015), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015
2
Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Дифференциация регулирования трудовых отношений как
закономерность развития трудового права //Журнал российского права, N 6, июнь 2015 г.
3
Федеральный закон от 22.12.2014 N 443-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Рос-
сийской Федерации и Федеральный закон "О науке и государственной научно-технической по-
литике" в части совершенствования механизмов регулирования труда научных работников, ру-
ководителей научных организаций, их заместителей"//СЗ РФ, 29.12.2014, N 52 (часть I), ст. 7554
408
местителя руководителя указанной научной организации, до достижения им
возраста семидесяти лет в порядке, установленном уставом научной организа-
ции. Возникает закономерный вопрос – а что будет с заместителем руководи-
теля в том случае, если данное положение не закреплено в Уставе? Из смысла
ст. 336.2 ТК РФ вытекает то, что трудовой договор с ним в данной ситуации
будет прекращен. Между тем, в Кодексе давно уже существует статья 332, в
которой четко указано, что по представлению ученого совета государственной
или муниципальной образовательной организации высшего образования рек-
тор имеет право продлить срок пребывания в должности проректора, руково-
дителя филиала (института) до достижения ими возраста семидесяти лет. По-
чему бы при внесении изменений и дополнений в ТК РФ не взять за основу
данную норму?
Таким образом, следует констатировать, что тенденции развития зако-
нодательства в исследуемой области проявляются в выделении особенностей
в регулировании труда руководителей государственных организаций, фон-
дов, корпорации и т.д., не касаясь при этом других видов юридических лиц,
причем, эти изменения и дополнения в большинстве случаев рассредоточены
по всему ТК РФ, в то время как есть целая глава, посвященная их труду.
Серьезный вопрос о том, каким образом следует регламентировать труд
единственных участников (учредителей) обществ, который вызывает много-
численные проблемы в правоприменительной деятельности, остается по-
прежнему не решенным.
Представляется, что не все изменения и дополнения, касающиеся регу-
лирования труда руководителей организации, можно оценить положительно,
в ряде случаев эти изменения вызывают определенные вопросы, которые мо-
гут способствовать ошибкам в правоприменении, а некоторые изменения
противоречат основным принципам регулирования труда.
Если законодатель будет идти по пути выделения особенностей в регу-
лировании труда руководителей государственных организаций, то вполне
ожидаемо то, что в итоге сфера действия трудового права значительно сузит-
ся, и большинство норм Кодекса будут распространяться только на работни-
ков государственных учреждений.

Демина Е. А.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Сравнительная характеристика законодательства о рабочем времени и
времени отдыха в Российской Федерации и
Мексиканских Соединенных Штатах
В настоящее время в науке трудового права вопрос о регулировании ра-
бочего времени является одним из самых дискуссионных. Одни ученые на-
стаивают на сокращении продолжительности рабочей недели, аргументируя
409
это возможностью увеличения рабочих мест и повышением производитель-
ности труда, другие, наоборот, считают необходимым увеличение продолжи-
тельности рабочего дня и сокращение выходных и нерабочих дней.
Международная Организация Труда (далее МОТ) провела ряд исследо-
ваний. Представители МОТ считают, что сокращение рабочей недели поло-
жительно отражается на здоровье работников, значительно сокращает коли-
чество опозданий и прогулов, а также помогает минимизировать риски не-
счастных случаев на производстве.
В 1935 г. МОТ приняла Конвенцию №47 «О сокращении рабочего вре-
мени до сорока часов в неделю», тем самым установив максимальное количе-
ство рабочих часов. Многие страны, в том числе и Россия, ратифицировали
данный документ и внесли соответствующие изменения в свое трудовое за-
конодательство. Тем не менее, некоторые государства не посчитали возмож-
ным присоединиться к Конвенции. Ярким примером являются Соединенные
Мексиканские Штаты (далее Мексика), где количество рабочих часов пре-
вышает установленные МОТ нормы.
Основу трудового законодательства Мексики составляют: Конституция
(1917г.), Федеральный закон о труде (1970 г.), Федеральный закон о социаль-
ном страховании (1997 г.). Максимальная продолжительность рабочей неде-
ли в Мексике не может превышать 48 часов в неделю, в отличие от России,
где максимумом является 40 часов. На практике, работники мексиканских
офисов работают 40 – 41 час, поскольку имеют более гибкий график работы
и нередко работают допоздна. В Мексике существует 3 варианта рабочего
графика:
1) Дневной – максимальная продолжительность рабочего дня
не может превышать 8 часов
2) Ночной – продолжительность не более 7 часов
3) Смешанный – продолжительность не более 7,5 часов.
В Соединенных Мексиканских Штатах предусмотрена шестидневная
рабочая неделя. За каждые шесть рабочих дней работник имеет право на оп-
лачиваемый выходной. Также законом установлены 7 ежегодных выходных
праздничных дней: Новый год (1 января); День рождения Хуареса (21 марта);
День труда (1 Мая); День независимости (16 сентября); День революции (20
ноября); Рождество (25 декабря). Помимо этого, работодатели могут по соб-
ственному усмотрению устанавливать свои выходные дни.
Также существует возможность привлечения работника к сверхурочным
работам, но только при условии, что общая продолжительность рабочего дня
не будет превышать 9 часов.
На основании перечисленных положений мексиканского трудового за-
конодательства можно сделать вывод, что установленное количество рабочих
часов выше, чем в России.
Особый интерес вызывает мексиканский механизм исчисления отпус-
ков. Каждому работник имеет право на ежегодный отпуск, продолжительно-
стью не менее 6 дней. Это в несколько раз меньше отпуска, установленного
410
российским трудовым правом (28 дней). За каждый год, отработанный в од-
ной организации в течение трех лет, работнику прибавляется 2 дня к уста-
новленному отпуску. Проработав 4 года на одном предприятии работник по-
лучает увеличение отпуска на 2 недели. Таким образом, чтобы получить еже-
годный отпуск, приближенный по количеству дней к российскому, мексикан-
скому работнику требуется 4 года, тогда как в Российской Федерации такой
отпуск можно получить уже после полугода работы у одного работодателя.
Таким образом, проанализировав нормы мексиканского и российского
трудового законодательства, можно увидеть два примера регулирования ра-
бочего времени и времени отдыха, а также отметить влияние Конвенции
МОТ на установление продолжительности рабочей недели и режима отдыха
работников.

Досова А. М.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Правовое регулирование труда молодежи в России и за рубежом
В современном демократическом обществе большое внимание уделя-
ется проблеме регулирования труда молодежи, в частности, несовершенно-
летних граждан. Актуальность данной темы обусловлена тем, что моло-
дежь, вступающая в трудовую жизнь, становится на длительный период
времени главным, почти единственным источником рабочей силы, и возни-
кает необходимость более детального регулирования труда данной катего-
рии работников.
Каждому человеку от рождения принадлежат и гарантируются права и
свободы, предусмотренные Конституцией РФ, в том числе и трудовые, за-
крепленные в статье 37. Защита прав несовершеннолетних граждан является
одним из основных направлений развития трудового законодательства как в
России, так и в других государствах. Это объясняется тем, что за новым по-
колением стоит наше будущее, и рациональное использование детского труда
позволяет раскрыть трудовой потенциал ребенка без причинения вреда его
здоровью и с учетом психофизиологических особенностей организма и ха-
рактера подростков. Данное положение раскрывается в ст.7 «Право детей и
молодежи на защиту» Европейской социальной хартии 1961 г., предусматри-
вающей особое положение несовершеннолетних граждан в сфере труда, а
также в ряде конвенций МОТ. К ним относятся: Конвенция №5 «О мини-
мальном возрасте для принятия детей на различные виды работ», которая
предусматривает, что "дети моложе четырнадцати лет не принимаются на
работу и не выполняют работы ни на одном из государственных или частных
промышленных предприятий или каком-либо его филиале, за исключением
предприятий, на которых работают лишь члены одной и той же семьи", Кон-
венция №138 «О минимальном возрасте приема на работу», Конвенция №59
411
«О минимальном возрасте допуска детей в промышленности», Конвенция
№98 «О ночном труде подростков в промышленности» и ряд других.
Трудовое законодательство РФ обеспечивает особую защиту труда не-
совершеннолетних. Так, учитывая психофизиологические особенности орга-
низма подростков и их характера, в ст. 63 ТК РФ законодатель, по общему
правилу, допускает заключение трудового договора с лицами, достигшими
возраста 16 лет, и лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, допус-
кается прием на работу подростков в возрасте 15, 14 и не достигших 14 лет.
Стоит отметить то, что регулирование труда несовершеннолетних регламен-
тируется главой 42 ТК РФ, которая называется «Особенности регулирования
труда работников в возрасте до 18 лет». Так, в целях охраны здоровья и нрав-
ственного развития подростков в ст. 265 данной главы установлен перечень
работ, на которых запрещается применение труда лиц в возрасте до 18 лет. К
ним относятся: работа с вредными и(или) опасными условиями труда, под-
земные работы, а также игорный бизнес, работа в ночных кабаре и клубах,
производство, перевозка и торговля спиртными напитками, табачными изде-
лиями, наркотическими и иными токсическими препаратами, материалами
эротического содержания, работа, выполняемая вахтовым методом (данный
перечень работ утвержден Постановлением Правительства РФ от 25.02.2000
г. №163). Также запрещается переноска и передвижение несовершеннолет-
ними работниками тяжестей, превышающих предельные нормы, утвержден-
ные Постановлением Минтруда России от 07.04.1999 N 7. Данные нормы
определяются из учета характера работы, предельно допустимой массы груза
в кг для юношей и девушек в зависимости от возраста и показателей тяжести
труда. Стоит отметить то, что лица в возрасте до 18 лет принимаются на ра-
боту только после предварительного медицинского осмотра и до достижения
ими совершеннолетия должны каждый год проходить обязательные меди-
цинские осмотры, которые проводятся за счет работодателя.
В соответствии с тенденциями развития трудового законодательства РФ
несовершеннолетние в области охраны труда имеют определенные льготы.
Для них законодатель установил облегченный режим труда, запрет на при-
влечение этих лиц к сверхурочным работам, работам в ночное время, в вы-
ходные и нерабочие праздничные дни, направление в служебные команди-
ровки. Исключение составляют работники, занимающиеся творческой дея-
тельностью, а именно участвующие в создании и исполнении произведений,
а также работники СМИ, профессиональные спортсмены и другие.
В качестве дополнительных гарантий трудовых прав несовершеннолет-
них можно рассматривать предусмотренную в ст. 269 ТК РФ возможность
расторжения трудового договора с лицами в возрасте до 18 лет по инициати-
ве работодателя только с согласия соответствующей государственной ин-
спекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а
также установление удлиненного ежегодного основного оплачиваемого от-
пуска продолжительностью 31 календарный день в удобное для них время.

412
Анализируя опыт зарубежных стран в области регулирования труда не-
совершеннолетних, стоит отметить Германию, как государство, в котором
охране и защите труда молодежи уделяется особое внимание. В Германии
существует Закон об охране труда детей и подростков 1984 года, а также По-
ложение об охране труда детей 1986 года, регулирующие труд данных лиц.
Следует начать с того, что в целях трудовой деятельности законодатель про-
водит четкое деление между детьми, к которым относит лиц в возрасте от 13
до 15 лет и подростками – лицами от 15 до 18 лет.
Согласно закону регулярная, постоянная и каждодневная работа в тече-
ние полной рабочей смены детей и подростков, которые обязаны посещать
школу в течение полного учебного дня запрещается. Но есть и исключения.
Так, детям в возрасте от 13 до 15 лет и подросткам, обязанным посещать
школу в течение полного учебного дня, разрешается периодически выпол-
нять в течение не более 2 - 3 часов в день определенные виды работ(разноска
газет, СМИ, работа по помощи при проведении спортивных мероприятий и
др.). Следует отметить то, что для подростков устанавливается пятидневная
рабочая неделя, продолжительность которой не должна превышать 40 часов
рабочего времени. Рабочий день несовершеннолетних может протекать с 6
утра до 20:00, перерыв в течение рабочего дня должен быть не меньше 60
минут. Несовершеннолетние имеют право на годовой трудовой отпуск, про-
должительность которого зависит от возраста работника: 15-летние работни-
ки имеют право на отпуск продолжительностью 30 рабочих дней, 16-летние –
27 рабочих дней, а 17-летние – 25 рабочих дней. Также подростки должны
освобождаться работодателем для посещения учебных занятий. При этом
заработная плата ученика полностью сохраняется. Следует отметить то, что,
как и в РФ, при поступлении на работу несовершеннолетний должен пройти
медицинское обследование, которое оплачивается за счет государства, и пре-
доставить работодателю свидетельство о состоянии здоровья.
В целях охраны здоровья детей и подростков им нельзя поручать вы-
полнение опасной работы, под которой понимается работа, превышающая их
физические способности или связанная с опасностью несчастного случая.
Соблюдение Закона об охране труда несовершеннолетней молодежи контро-
лируется Ведомством промышленного надзора или ведомством по охране
труда Германии. Нарушения работодателем Закона рассматриваются либо
как нарушения общественного порядка, либо как уголовные деяния и ведут к
уплате штрафа в размере до 15 тысяч евро. Работодатель, которого трижды
приговорили к уплате штрафа за нарушения данного Закона, лишается права
принимать на работу подростков1.
При увольнении несовершеннолетнего работника в Германии должны
быть выполнены определенные общие условия, если работник проработал

                                                            
1
В. Толстоног. Охрана труда подростков и детей. // Газета «Partner» - № 12 (87). 2004. –
c. 32 - 33.
413
более 6 месяцев и на предприятии занято более 10 наемных работников1.
Увольнение должно быть социально обосновано и иметь причины, в качестве
которых могут быть личные качества и поведение работника, либо острая
производственная необходимость. При расторжении трудового договора учи-
тывается мнение совета предприятия, так как в противном случае данное ре-
шение не будет иметь юридической силы. Работнику предоставляется воз-
можность обжаловать решение при помощи подачи иска в течение трех не-
дель со дня принятия решения в компетентный трудовой суд.
При рассмотрении особенностей правового регулирования труда несо-
вершеннолетних в России и Германии, а также учитывая международный
опыт в целом, можно сделать вывод, что охрана и защита труда молодежи
является приоритетной областью деятельности государств, направленная на
обеспечение достойного существование и развитие личности каждого, что
является одним из главных принципов правового государства.

Инякин О. Е.
Университет им. О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Современные механизмы обеспечения занятости
в Российской Федерации
Тенденции мирового экономического развития одним из своих следст-
вий имеют усиление трудовой миграции граждан в целях поиска подходящей
работы. В существенной мере это явление находит отражение и в Российской
Федерации – граждане предпочитают трудоустраиваться в экономически бо-
лее развитых субъектах РФ. Следствием этого являются трудности с трудо-
устройством с одной стороны и, с другой, возрастающий дефицит квалифи-
цированных специалистов в менее развитых субъектах.
В то же время при повышении привлекательности трудоустройства в та-
ких субъектах посредством проведения различных программ и т.д. сохраня-
ется проблема отсутствия подходящих специалистов в данной местности.
Существенным фактором, снижающим эффективность реализации таких
программ, является низкий уровень мобильности трудоспособного населе-
ния, отсутствие уверенности в стабильности нового рабочего места, недоста-
точность средств на переезд и обустройство и т.д.
Таким образом, двумя основными задачами по снижению уровня безра-
ботицы в субъектах с высокой напряженностью на рынке труда, а также по
обеспечению занятости в экономически менее развитых субъектах являются:
– повышение привлекательности трудоустройства в последних;
– создание условий и механизмов, стимулирующих граждан к переезду в
новую местность, испытывающую потребность в трудовых ресурсах, а также
                                                            
1
База данных по международной работе с молодежью: Германия. – Бонн: IJAB e.V., 2004.
414
помощь работодателям в привлечении новой рабочей силы в такие террито-
рии.
С целью решения данной проблемы Правительством Российской Феде-
рации в сентябре 2014 года был внесён в Государственную Думу проект фе-
дерального закона1, предусматривающий создание комплекса мер, направ-
ленных на повышение мобильности трудоспособного населения, стимулиро-
вания их к трудоустройству в субъектах, особо в этом нуждающихся.
Главным содержанием данного законопроекта являлось стимулирование
трудовой миграции на территории, являющиеся стратегически важными для
Российской Федерации, создание новых точек притяжения трудовых ресур-
сов в регионах стратегического и опережающего развития, а также на терри-
тории, на которых реализуются значимые инвестиционные проекты, форми-
руются и развиваются инновационные кластеры или особые экономические
зоны. Перечень субъектов, привлечение рабочей силы в которые является
приоритетным, установлен Распоряжением Правительства РФ.2
Рассматриваемый закон был принят3 Государственной Думой в декабре
2014 года, что повлекло внесение изменений в Закон РФ "О занятости насе-
ления в Российской Федерации", в частности введение статьи 222 «Содейст-
вие работодателям в привлечении трудовых ресурсов».
Основным нововведением данного закона является введение системы
возмещения части расходов, понесённых работодателем на наём работника
из другого субъекта РФ. В настоящее время в соответствии со ст.169 Трудо-
вого кодекса РФ данные расходы несёт работодатель. По оценкам Прави-
тельства РФ такие расходы в среднем составляют около 300 тыс. рублей на
одного работника. Данный фактор является существенным препятствием для
привлечения работодателем работников из других субъектов.
Поэтому в целях повышения мобильности потенциальных работников
данным законом предполагается возмещение до 225 тыс. рублей расходов,
понесённых работодателем на каждого работника (в том числе, на переезд
работника и его семьи, обустройство на новом месте, наём или аренду жило-
го помещения, обучение) посредством заключения Соглашения между рабо-
тодателем и органом исполнительной власти субъекта РФ (ч.6 ст. 222 Зако-
на РФ "О занятости населения в Российской Федерации").
                                                            
1
Законопроект № 603083-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О заня-
тости населения в Российской Федерации" в части повышения мобильности трудовых ресурсов и
признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Феде-
рации» (размещён – Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности
«АСОЗД» http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=603083-6)
2
Распоряжение Правительства РФ от 20.04.2015 N 696-р «Об утверждении перечня субъектов
Российской Федерации, привлечение трудовых ресурсов в которые является приоритетным»
(опубликован – "Собрание законодательства РФ", 27.04.2015, N 17 (часть IV), ст. 2596)
3
Федеральный закон от 22.12.2014 N 425-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской
Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" в части повышения мобильности
трудовых ресурсов и признании утратившими силу отдельных положений законодательных
актов Российской Федерации" (опубликован – "Российская газета", N 293, 24.12.2014,)
415
Анализируя указанные акты, можно отметить, что в Российской Феде-
рации создаётся следующий поэтапный механизм повышения мобильности
рабочей силы:
1. Разработка Региональных программ повышения мобильно-
сти трудовых ресурсов и их утверждение нормативно-правовыми ак-
тами субъектов РФ (для субъектов, определённых Правительством РФ
в Распоряжении от 20.04.2015 N 696-р) (абз.3 ч.2 ст. 222 Закона РФ "О
занятости населения в Российской Федерации" (далее – Закон))
2. Согласование региональных программ Межведомственной
комиссией по согласованию региональных программ повышения мо-
бильности трудовых ресурсов1
3. Отбор работодателей, имеющих право на получение Серти-
фиката на привлечение трудовых ресурсов. Заключение Соглашения с
данными работодателями (п.1 ч.6 и абз.2 ч.8 ст. 222 Закона)
4. Заключение трудового договора с работником, привлекае-
мым в рамках реализации Программы, на неопределённый срок или на
срок не менее 3 лет с указанием конкретных мер поддержки (ч.9 ст. 222
Закона)
5. Предоставление работодателю Сертификата на привлечение
трудовых ресурсов (ч.5,6 ст. 222 Закона)
6. Оказание работодателем работнику мер поддержки, преду-
смотренных трудовым договором (ст. 169 ТК РФ, ч.9 ст. 222 Закона)
Таким образом, выстраивается цепочка взаимоотношений «Субъект РФ
– Работодатель – Работник», обеспечивающая гарантированное привлечение
работника на рабочее место в данной местности.
С 2015 года субъекты РФ, определённые Правительством, должны при-
нять Региональные программы повышения мобильности трудовых ресурсов.
При их разработке каждый субъект самостоятельно определяет круг потен-
циальных работодателей, направления экономики субъекта, особо нуждаю-
щиеся в привлечении рабочей силы, требования к привлекаемым специали-
стам и т.д.2
Так, например, Региональная программа, принятая в Красноярском крае3
ставит две задачи: привлечение специалистов в определённые отрасли хозяй-

                                                            
1
Постановление Правительства РФ от 18.08.2015 N 853 "Об утверждении Правил согласова-
ния региональных программ повышения мобильности трудовых ресурсов субъектов Российской
Федерации, включенных в перечень субъектов Российской Федерации, привлечение трудовых
ресурсов в которые является приоритетным"
2
Приказ Минтруда России от 06.05.2015 N 272н "Об утверждении требований к критериям
отбора инвестиционных проектов, подлежащих включению в региональную программу повыше-
ния мобильности трудовых ресурсов"; (опубликован – Официальный интернет-портал правовой
информации http://www.pravo.gov.ru, 29.05.2015)
3
Постановление Правительства Красноярского края от 27.07.2015 № 391-П «Об утверждении
региональной программы повышения мобильности трудовых ресурсов»
416
ства (рыбоводство, лесное хозяйство), а также на определённые трудонедос-
таточные районы (без привязки к конкретным отраслям).
В то же время Региональная программа, например, Ульяновской облас-
ти1 не проводит разграничений по территориальным или отраслевым призна-
кам, но устанавливает требование, чтобы не менее 50% привлекаемых работ-
ников были высококвалифицированными специалистами.
Минимальный срок, на который Региональная программа может быть
принята, составляет 3 года. Поэтому на настоящий момент представляется
возможным лишь изучить региональные программы, а оценить итоговую
эффективность разработанного механизма можно будет, начиная с 2017 года.
Хотя на данный момент у рассматриваемого нововведения есть все необхо-
димые предпосылки для того, чтобы стать успешным механизмом обеспече-
ния занятости населения в Российской Федерации.
Другое потенциальное нововведение в сфере обеспечения занятости на-
селения было предложено депутатами Государственной Думы РФ в июне
2016 года.2 Основной целью принятия данного акта является обеспечение
занятости представителей молодёжи в возрасте до 25 лет, окончивших обра-
зовательное учреждение. Кроме того, подразумевается создание механизма
возмещения расходов, понесённых работодателем на переезд работника, его
обустройство в новой местности, наём или аренду жилья, обучение. Порядок
разработки соответствующих региональных программ, участия работодате-
лей в них, возмещения расходов последним аналогичен рассматриваемому
выше. Главным отличием является то, что перечень субъектов РФ, в которые
таким образом привлекаются работники, не ограничивается трудонедоста-
точными.
В то же время рассмотренный выше закон не устанавливает каких-либо
ограничений по возрасту для потенциальных работников и распространяет
своё действие на всех трудоспособных граждан. В то время как данный зако-
нопроект предусматривает дополнительные преимущества в трудоустройстве
для граждан в возрасте до 25 лет (в первую очередь – в субъектах, не вклю-
чённых в Перечень особо нуждающихся в рабочей силе).
Исследуя данную проблему, можно предположить возникновение си-
туаций, при которых работодатели осуществляя приём на работу граждан
могут отдать предпочтение гражданам моложе 25 лет из-за того, что часть
расходов по их обустройству в данном субъекте будет возмещена за счёт
средств бюджета (225 тыс. рублей). То есть отказ в приёме на работу граждан
                                                            
1
Постановление Правительства Ульяновской области от 14 июля 2015 года N 326-П «Об
утверждении региональной программы Ульяновской области «Повышение мобильности трудо-
вых ресурсов» на 2015-2017 годы
2
Законопроект № 1099964-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О заня-
тости населения в Российской Федерации" в части создания условий для трудоустройства граж-
дан Российской Федерации в возрасте до 25 лет» (размещён – Автоматизированная система
обеспечения законодательной деятельности «АСОЗД»
http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=1099964-6)
417
старше 25 лет не будет связан с их деловыми качествами. Поэтому в случае,
если данный законопроект будет принят, законодателю необходимо обратить
внимание на такие возможные последствия и предусмотреть механизмы, ис-
ключающие возможность предоставления необоснованного преимущества
отдельным категориям граждан.

Ковтуненко О. С.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Некоторые аспекты правового регулирования рабочего времени в
Испании
Рабочее время является одним из важнейших институтов трудового пра-
ва. Необходимость регулирования рабочего времени вытекает из основных
прав человека, которые необходимо обеспечивать для нормальной жизнедея-
тельности. Регулирование рабочего времени играет важную роль для гаран-
тии обеспечения таких прав, как право на отдых, право на справедливые ус-
ловия труда, право на охрану здоровья, право на разумное ограничение рабо-
чего времени. Данные права находят отражение в основных международных
актах, таких как: Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря
1948 года в Париже; Европейская социальная хартия, принятая 3 мая 1996
года в Страсбурге, различные конвенции Международной Организации Тру-
да. Одной из важных конвенций, посвященных регулированию рабочего вре-
мени является конвенция МОТ № 47 «О сокращении рабочего времени до 40
часов в неделю», принятая 22 июня 1935 года в Женеве. Закрепление макси-
мального количества рабочего времени в размере 40 часов позволяет под-
держивать физическое и духовное состояние работников на стабильном
уровне, тем самым конвенция выступает одной из гарантий обеспечения дос-
тойного уровня жизни. Проанализировав международные акты, националь-
ное законодательство Испании и судебную практику, я выделил некоторые
аспекты правового регулирования рабочего времени в Испании, и как они
принимаются на практике.
Рабочее время в Испании регулируется принципом сочетания государ-
ственного и договорного регулирования. Государственное регулирование
проявляется в установлении норм о рабочем времени, нарушение которых
влечет санкции. 5 глава Закона о Статуте прав трудящихся от 1980 года пол-
ностью посвящена регулированию рабочего времени. Статья 34 Статута за-
крепляет основные положения регулирования рабочего времени. Так, она
устанавливает максимальную продолжительность рабочего времени – 40 ча-
сов в неделю, и обязывает согласовывать рабочее время между работником и
работодателем. Согласование рабочего времени между сторонами трудовых
правоотношений должно быть отражено в трудовом договоре, а также может
быть согласовано во время коллективных переговоров. Данная норма являет-
418
ся реализацией принципа сочетания государственного и договорного регули-
рования. Каждый работник имеет право на изменение по согласованию с ра-
ботодателем своего рабочего времени.
Время отдыха, несмотря на противоположность рабочему времени, не-
разрывно связано с ним и является неотъемлемым правом работников, кото-
рое позволяет удовлетворять работнику свои потребности, дает возможность
работнику восстановить силы после работы, а также способствует личност-
ному развитию. Отдых предоставляется ежедневно каждому работнику не
менее 12 часов, которые работник может использовать в личных целях. Еже-
недельный непрерывный отдых составляет не менее 36 часов, и включает в
себя вторую половину дня субботы и воскресенье, либо воскресенье и пер-
вую половину дня понедельника.1
Испанское законодательство регулирует работу за пределами установ-
ленной продолжительности рабочего времени, вводя статью о сверхурочной
работе. Количество сверхурочных часов не может быть больше 80 в год, к
сверхурочной работе можно привлечь работника только с его согласия. Оп-
лата сверхурочных часов должна быть не меньше обычной тарифной ставки
работника. Правительство Испании может изменить максимальное количест-
во часов сверхурочной работы, в случае чрезвычайного происшествия, вве-
дения военного положения, при производстве ремонтных работ, произошед-
ших после различных аварийных ситуаций. Работники, привлекаемые в этих
ситуациях, должны быть вознаграждены дополнительными выходными дня-
ми в течение 4 месяцев после данных работ.
По обоюдному согласию работника и работодателя можно установить не-
полный рабочий день. Такой договор должен быть заключен в письменном
виде с указанием количества часов работы и способа распределения времени.
Впоследствии, неполный рабочий день можно продлить с помощью дополни-
тельных часов (установленных соглашением или по желанию работника), если
годовая средняя величина рабочего времени составляет 10 часов в неделю.
Работа после 22:00 и до 6:00 считается в Испании ночной.2 Если в кол-
лективе работодателя есть работники, трудящиеся в ночное время, об этом
должны быть проинформированы трудовые органы. Данные работники не
могут выполнять сверхурочную работу, максимальная продолжительность их
рабочего дня – 8 часов. Закон о Статуте прав трудящихся закрепляет гаран-
тию дополнительных компенсационных выплат рабочим, трудящимся в ноч-
ное время, если заработная плата не выплачивается с учетом работы в ночное
время. Работодатель обязан проводить медосмотр каждого работника на при-
годность к ночной работе, прежде чем он приступит к ней.
Законодатель так же закрепляет понятие посменной работой. Ей счита-
ется та работа, при которой люди последовательно занимают один и тот же

                                                            
1
Закон о статуте прав трудящихся 1980г, 34 статья
2
Закон о статуте прав трудящихся 1980г, статья 36
419
рабочий пост в соответствии со сменным графиком.1 В компаниях с непре-
рывным производством, которое продолжается в течение 24 часов ежеднев-
но, должны существовать сменные графики, чтобы избежать ситуации, когда
работник выходит на работу в ночную смену более двух недель подряд, за
исключением добровольного согласия. Работникам, выходящим на смену во
время выходных дней или праздников должен предоставляться дополнитель-
ный выходной день.
Статут о правах трудящихся устанавливает специальные правила регу-
лирования рабочего времени для несовершеннолетних. Работники до 18 лет
не должны работать больше 8 часов в день, включая время, которое тратится
на их обучение. Если работник работает на нескольких работодателей, в со-
вокупности рабочее время не может превышать 8 часов в день. На практике
это действует так: если несовершеннолетний работник тратит на обучение 4
часа в день, он не может работать более 4 часов в день. Запрещено привле-
кать к ночной работе несовершеннолетних. Также, после 4.5 часов непрерыв-
ной работы у несовершеннолетнего работника есть право на перерыв не ме-
нее 30 минут (по общим правилам совершеннолетние отдыхают не менее 15
минут после 6 часовой непрерывной работы). Данные перерывы входят в
рабочее время, и должны учитываться работодателем при учете рабочего
времени. Еженедельный непрерывный отдых несовершеннолетних составля-
ет 48 часов (суббота и воскресенье, либо воскресенье и понедельник).2
Помимо законодательства, регулирующего рабочее время, существует
судебная практика по данному вопросу. Недавнее решение Европейского
Суда по правам человека кардинально изменило учет рабочего времени для
работников, у которых нет своего места в офисе.
10 сентября 2015 года Европейский суд по правам человека вынес реше-
ние по иску против испанской компании «Tyco», которая занимается уста-
новкой пожарных и охранных сигнализаций в различных зданиях. Фабула
дела заключается в том, что в 2011 году данная компания закрыла провинци-
альные офисы, и оставила только центральный офис в Мадриде. Сотрудни-
кам данной компании, работающим в провинциях, приходится выезжать на
рабочие объекты из дома, зачастую путь до объекта составлял более 100 ки-
лометров. Компания же регламентировала начало рабочего времени с факти-
ческого приезда на объект, а заканчивалось рабочее время после завершения
работы на последнем объекте. Таким образом, работники могли потратить на
дорогу около 4 часов, и это входило в их личное время.
Разбираясь в данном иске, ЕСПЧ отметил, что людям приходится от-
правляться на рабочие объекты из дома не по собственному желанию, а по-
тому что работодатель закрыл офисы, находящиеся в регионах, и оставил
только центральный. В этом случае отсчет рабочего времени, который начи-
нается с приезда на рабочий объект, будет противоречить принципам охраны
                                                            
1
Закон о статуте прав трудящихся 1980г, статья 36
2
Закон о статуте прав трудящихся 1980г, статья 37
420
здоровья и ограничения рабочего времени, так как фактически работники
тратили около 4 часов личного времени в день, которое, по факту, они не
могут использовать в своих целях, а вынуждены затрачивать на дорогу.
Изучив все обстоятельства, ЕСПЧ решил, что дорога от дома до рабоче-
го места, и от рабочего места до дома, должна признаваться рабочим време-
нем. Это касается тех работников, у которых нет рабочего места в офисе, и
им приходится выезжать из дома на различные объекты.1 Данное решение
позволит работникам получать справедливую заработную плату за время,
которое они потратили на выполнение работы и дорогу до рабочего объекта,
а также использовать всё личное время по своему усмотрению.
Анализ международных актов, национального законодательства Испа-
нии и судебной практики дает основания говорить о том, что регулированию
рабочего времени уделяется необходимое внимание. Сочетание государст-
венного и договорного регулирования рабочего времени обеспечивает инте-
ресы работодателя, который может предлагать работнику различные вариан-
ты графиков работы, оптимизирующие пользу работника на предприятиях,
так и закрепляет основные права работников, нарушение которых влечет
санкции для работодателя.

Коган С. Э.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Проблемы деятельности профессиональных союзов в РФ
Профессиональные союзы являются субъектом современного трудового
права не только в Российской Федерации, но и большинстве зарубежных
стран. Однако их функционирование и фактическая возможность исполнять
свое предназначение очень отличается в разных государствах.
Исходя из природы профсоюзов, при их создании преследовались две
главные цели: защита интересов работников и представительство трудящихся
во взаимоотношениях с работодателями, государственными органами и т.д.
Следовательно, умалить роль профсоюзов или ограничить их деятельность –
значит сделать шаг назад в истории развития не только трудового права, но и
в целом отойти от принципа защиты прав человека.
Встает актуальный вопрос: как обеспечить реальную и эффективную
деятельность профессиональных союзов в Российской Федерации?
Статья 2 Конституция Российской Федерации провозглашает права и
свободы человека высшей ценностью. В соответствии со статьей 7 политика
государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную

                                                            
1
Решение ЕСПЧ №99/2015, опубликованное 10 сентября 2015 года. Оригинал:
http://curia.europa.eu/jcms/upload/docs/application/pdf/2015-09/cp150099en.pdf
421
жизнь. В этой связи гарантируется право граждан на создание профессио-
нальных союзов с целью защиты своих интересов.
Во исполнение конституционных основ регулирования деятельности
профессиональных союзов этому вопросу была посвящена глава 58 Трудово-
го Кодекс Российской Федерации (далее ТК РФ) и принят Федеральный за-
кон от 12.01.1996 N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гаран-
тиях деятельности" (далее закон о профсоюзах). Также в Российской Федера-
ции действует Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР).
Более того, Российская Федерация, являясь участницей Международной
организации труда (МОТ), ратифицировала Конвенция N 98 «О применении
принципов права на организацию и на ведение коллективных переговоров»
(1949).
Однако достаточно ли нормативного регулирования для эффективного
функционирования профессиональных союзов? Для ответа на этот вопрос
можно обратиться к статистике. Так, например, согласно данным, приведен-
ным Левада-Центром, менее 1 % россиян ожидают помощи от общественных
организаций, включая профсоюзы. И это при том, что по последним данным,
оглашенным генеральным секретарем Всеобщей конфедерации профсоюзов
Владимиром Щербаковым1, в нашей в профсоюзах состоят более 30 процен-
тов трудоспособного населения. Статистика была опубликована в Россий-
ской Газете.
Более того, опросы Левада-Центра за 2012 год показали, что профсоюзы
по рейтингу недоверия находятся в пятерке списка: только 17 % опрошенных
доверяет профсоюзам, 24% - нет, остальные от ответа воздержались.
Судя по тому, что во многих государствах существует законодательство,
посвященное данному вопросу, но фактическая роль профсоюзов разнится,
есть и другие факторы, влияющие на деятельность этих субъектов трудового
права.
Если обращаться к истории2 вопроса деятельности профсоюзов, то стоит
отметить, что профсоюзы начали возникать после первой российской рево-
люции. И до этого была необходимость у трудящихся защищать свои интере-
сы организованно и коллективно, но на практике было достигнуто очень ма-
ло. Например, 4 марта 1906 года царь принял «Временные правила об обще-
ствах и союзах». С 6 октября 1905 года, с того дня, когда состоялась Первая
Всероссийская конференция профсоюзов и было образовано Московское бю-
ро уполномоченных, или Центральное бюро профессиональных союзов
(ЦБПС). Особую роль получили профсоюзы после революции 1917 года.
Что можно считать предпосылкой к усилению роли и повышенной зна-
чимости профсоюзов в СССР? Скорее всего, это связано с идеологией госу-
дарства. Трудящиеся представляли опору новой власти, и было необходимо
                                                            
1
https://rg.ru/2016/03/20/pochemu-rossijskie-profsoiuzy-ne-liubiat-provodit-zabastovki.html
2
История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейки-
на, Е.В. Макухина. — М., 1999
422
создать механизм для их защиты. Однако нельзя говорить о полной незави-
симости профсоюзов, так как очевидна связь между правящей партией и ни-
ми. Так, например, на XXIII Съезде КПСС было решено провести экономи-
ческую реформу, а на профсоюзы возлагались обязанности по способствова-
нию этой реформе. В этом свете профсоюз предстает как рычаг власти.
Так неужели профсоюзам представляются широкие полномочия и фак-
тическая возможность реализовывать их на практике только в случае, если
это совпадает с интересами и идеологией государства?
Рассмотрим пример деятельности зарубежных профсоюзов. 14 марта
2016 года во французском Сен-Дени профсоюз, представляющий интересы
сотрудников полиции, организовал митинг1. Митингующие собрались около
головного офиса Национальной компании французских железных дорог
(SNCF) с требованием установить бесплатный проезд в поездах, так как счи-
тали несправедливым то, что их коллеги-военные давно уже обладают таким
правом. В качестве аргумента глава профсоюза приводит следующее: «Когда
полицейские смогут бесплатно ездить на поездах, они будут чаще путешест-
вовать, что послужит дополнительной гарантией для безопасности остальных
пассажиров».
Уже на следующий день соглашение было достигнуто, и сегодня для
французских полицейских предусмотрен бесплатный проезд в метро и обще-
ственном транспорте страны.
Как видно из примера, требования профсоюза были не только услыша-
ны в минимальные сроки, но сам способ, посредством которого выдвигались
требования, был абсолютно мирным и в рамках закона. Более того, Франция
не придерживается идеологии СССР, но в то же время профсоюзы реализо-
вывают свои права.
Согласно данным, приведенным Федерацией независимых профсоюзов
России (ФНПР)2, социально-экономическая обстановка в первом полугодии
2016 года по степени общей напряжённости трудовых отношений определя-
ется как кризисная. Что касается способов, которыми профсоюзы отстаивают
свои права, ФНПР приводит статистику:
В 22 ситуациях (23%) конфликты приняли форму забастовки, в 12 (12%)
- работники отказывались от исполнения трудовых обязанностей. В наблю-
даемом периоде в 83 случаях (86%) работниками применялись различные
формы протестных действий. К способам относятся в том числе такие ради-
кальные меры, как голодовки.
В Российской Федерации в начале октября работники приморского
предприятия «Лучегорский угольный разрез» (ЛУР) провели двухдневную
голодовку3. Число участвовавших в акции составило 100 человек, трем из
них стало плохо. По данным профсоюзов, за год зарплату горняков на пред-
                                                            
1
http://profsouztv.ru/news/1/6163/
2
http://www.fnpr.ru/n/256/12675.html
3
https://ria.ru/
423
приятии урезали в два раза – с 50 тыс. до 25 тыс. руб., а также уволили около
400 сотрудников. Горняки объявили акцию после проведенного ими митинга
и неудачной встречи с руководством. После проведения согласительной ко-
миссии под руководством вице-губернатора Евгения Вишнякова голодовка
была остановлена.
Можно ли говорить об эффективности деятельности профсоюзов, если
работники вынуждены привлекать внимание к своим проблемам и выдвигать
свои требования в форме голодовки? Если в государстве существуют право-
вые механизмы защиты прав, но работники прибегают к подобным радикаль-
ным мерам, то возникает вопрос: почему эти механизмы работают не доста-
точной степени?
В Российской Федерации достаточно подробно регламентированы права
и гарантии профсоюзов, то есть создана нормативная база их деятельности.
Однако, на наш взгляд, необходимо изменение отношения к роли профсою-
зов не только со стороны работников, но и со стороны работодателей и госу-
дарства.
Необходимо развивать правовую культуру работников для того, чтобы
они пользовались правами, которые формально им предоставлены. Работода-
тели, являясь более сильной стороной в трудовых отношениях, должны дей-
ствовать на основе принципа добросовестности и не игнорировать деятель-
ность первичных профсоюзных организаций. В противном случае даже ради-
кальные меры не смогут защитить работников. Что же касается государства,
оно должно обеспечить возможность участия профсоюзных организаций в
управлении делами государства и общества, тогда роль профсоюзов не толь-
ко повысится, но и сами профсоюзы приобретут авторитет в глазах общества.

Митяшова Д. А.
Курский государственный университет (КГУ)
студент
Институт оплаты труда в свете последних изменений ТК РФ
В настоящее время остро стоит проблема несвоевременной выплаты за-
работной платы. Далеко не все работодатели добросовестно оплачивают труд
своих работников, нарушая тем самым права граждан, предусмотренные
Ст. 37 Конституции РФ, а также Конвенцией МОТ № 95 «Об охране заработ-
ной платы». По данным Росстата на 1 сентября 2016 г., по сведениям органи-
заций, не относящихся к субъектам малого предпринимательства, общая за-
долженность по заработной плате составила 3531 млн. рублей, что на 298
млн. рублей (на 8,4%) больше, чем в том же месяце прошлого года1. В ходе
                                                            
1
О просроченной задолженности по заработной плате на 1 сентября 2016 года// [Электронный
ресурс]URL: http://www.gks.ru/bgd/free/B09_03/IssWWW.exe/Stg/d01/189.htm (дата обращения:
28.09.2016)
424
проверок, проведенных государственной инспекцией труда за 2015 г. было
выявлено 20065 нарушений, касающихся случаев задержки заработной пла-
ты, что на 11,9 % больше, чем в прошлом году1. Такая негативная тенденция
не осталась незамеченной органами государственной власти и обусловила
необходимость внесения изменений в правовое регулирование данного во-
проса.
Чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию, 29 июня 2016 года Советом
Федерации одобрен новый федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 272-ФЗ
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Фе-
дерации по вопросам повышения ответственности работодателей за наруше-
ния законодательства в части, касающейся оплаты труда»2. Он вносит изме-
нения в КоАП, ГПК, а также в статью 136, 236 и некоторые другие статьи
Трудового кодекса. Данный закон вступает в силу только с 3 октября 2016 г.,
предоставляя возможность организациям привести свою деятельность в со-
ответствие с изменениями. А изменения коснулись многого.
Во-первых, усовершенствованию подверглась ст. 5.27 КоАП РФ. Ранее
за нарушения, касавшиеся невыплаты заработной платы привлекали к адми-
нистративной ответственности на основании ч.1 Ст. 5.27, причисляя наруше-
ние к несоблюдению трудового законодательства. Теперь же появилась спе-
циальная норма, относящаяся к невыплате или неполной выплате заработной
платы (ч.6 Ст. 5.27) и возможная внеплановая проверка по данному основа-
нию. Следовательно, в случае обнаружения в ходе проверки нарушений по-
мимо невыплаты или неполной выплаты заработной платы, касающихся на-
рушения трудового законодательства и иных нормативных актов, содержа-
щих нормы трудового права, то на работодателя имеют право наложить сразу
несколько штрафов. А для обеспечения соблюдения установленных норм в
сфере регулирования оплаты труда, были увеличены размеры штрафов по
сравнению с действующими ранее.
Во-вторых, изменилась Ст. 236 ТК РФ, устанавливающая материальную
ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и дру-
гих выплат, причитающихся работнику. Ответственность работодателя уве-
личилась вдвое с 1/300 ставки рефинансирования до 1/150 ключевой ставки
(10%) от не выплаченных в срок сумм в качестве процентов за каждый день
задержки. По решению Совета директоров Банка России от 11 декабря 2015
года значение ставки рефинансирования приравнивается к значению ключе-
вой ставки Банка России, а изменение ставки рефинансирования будет про-

                                                            
1
Отчет о работе государственных инспекций труда в субъектах Российской Федерации за 2015
год // [Электронный ресурс]URL: http://www.rostrud.ru/control/soblyudenie-zakonodatelstva-o-
trude/?ID=396587 (дата обращения: 28.09.2016)
2
Федеральный закон от 03.07.2016 № 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодатель-
ные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за
нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда» // «Российская газета», № 149,
08.07.2016
425
исходить одновременно с изменением ключевой ставки Банка России на ту
же величину.
В-третьих, в соответствии с новой редакцией Ст. 136 ТК РФ работодате-
ли будут обязаны устанавливать конкретную дату выплаты зарплаты не
позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она на-
числена. Такое правило позволит систематизировать выплату зарплаты, од-
нако оно не распространится на стимулирующие выплаты (премии), хотя они
и являются составной частью зарплаты. Также потребуется внесения соот-
ветствующих изменений в правила внутреннего трудового распорядка, кол-
лективный договор или трудовой договор и соответственно ознакомление с
ними работников.
В-четвертых, увеличен срок исковой давности по искам о невыплатах с
3 месяцев до 1 года, к тому же иск можно подавать по месту жительства ра-
ботника (на данный момент иски предъявляются в суд по месту нахождения
работодателя), что значительно облегчает процедуру обращения в суд.
Подводя итог, можно отметить, что новый закон заметно улучшает пра-
вовое положение работника, права которого на своевременную выплату зара-
ботной платы нарушены, и подкрепляет все это ужесточением санкций. Од-
нако такая политика ужесточения ответственности рассматривается неодно-
значно, ведь выписанный штраф только ухудшает финансовое положение
предприятия и не решает проблему выплаты задолженности. С другой сторо-
ны, такие изменения являются мерой превентивного характера и предупреж-
дают противоправные действия под угрозой наказания. Апробацию вышеука-
занные изменения пройдут временем, и только дальнейшие статистические
исследования позволят оценить их эффективность.

Сакович К. Д.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства в
сфере предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого
отпуска
В Российской Федерации право на отдых является конституционным
правом каждого. Трудовой кодекс призван обеспечить реализацию данных
гарантий, конкретизировать их и создать условия для надлежащего использо-
вания работниками полагающегося им времени отдыха.
В соответствии п. 1 Ст. 37 Конституции РФ труд свободен, и каждый
имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выби-
рать род деятельности и профессию.1

                                                            
1
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
426
В Ст. 3 Конвенции МОТ №132 «Об оплачиваемых отпусках» от
24.06.1970 говорится, что каждое лицо к которому применяется настоящая
Конвенция, имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск установленной
минимальной продолжительности. Данная Конвенция ратифицирована Рос-
сийской Федерацией, что означает присоединение нашего государства к до-
кументу Международной организации труда (МОТ), предметом которого
являются основные права человека и гражданина, касающиеся гарантирован-
ного оплачиваемого ежегодного отпуска. Однако в вышеупомянутой Кон-
венции нет положений о ежегодных дополнительных отпусках, из чего мож-
но сделать вывод, что предоставление таких отпусков является инициативой
государства.
В настоящее время в России помимо ежегодного оплачиваемого отпус-
ка, отдельным категориям работников предоставляется ежегодный дополни-
тельный оплачиваемый отпуск с сохранением места работы (должности) и
среднего заработка.
Трудовой кодекс РФ выделяет виды таких отпусков, а также определяет
порядок их предоставления. В настоящее время ТК РФ выделены следующие
виды ежегодных дополнительных оплачиваемых отпусков.
Ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск работникам, занятым
на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (ст. 117 ТК РФ). К
таким условиям труда относятся: подземные горные работы и открытые гор-
ные работы в разрезах и карьерах, работы, связанные с неблагоприятным
воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биоло-
гических и иных факторов.
Ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за особый характер
работы (ст. 118 ТК РФ). Можно выделить следующие категории работников:
врачи общей практики (семейные врачи) и медицинские сестры, работающие
вместе с ними (постановление Правительства РФ от 30 декабря 1998г.
№1588); и др.
Ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск работникам с не-
нормированным рабочим днем (ст.119 ТК РФ).
Ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск лицам, работающим
в районах Крайнего Севера, в местностях, приравненных к районам Крайнего
Севера (ст. 321 ТК РФ)1.
Особое значение имеет ч. 2 ст. 116 ТК РФ. В данной статье говорится о
том, что организации могут самостоятельно устанавливать дополнительные
отпуска для работников, если иное не предусмотрено федеральными закона-
ми. Порядок и условия предоставления этих отпусков определяются коллек-
тивными договорами или локальными нормативными актами организации.2
Законодатель также предусматривает предоставление дополнительного
оплачиваемого отпуска некоторым категориям граждан, например:
                                                            
1
Трудовой кодекс Российской Федерации
2
Абз. 2 Ст. 116 «Трудового кодекса Российской Федерации»
427
- работникам прокураторы за стаж службы (Федеральный закон от
17.01.1992 года №2202-1 «О прокураторе Российской Федерации»).
- гражданским служащим, имеющим ненормированный служебный день
(Федеральный закон от 27.07.2004 года №79 «О государственной граждан-
ской службе Российской Федерации»).
- судьям (Закон РФ от 26.06.1992 года №3132-1 «О статусе судей в Рос-
сийской Федерации») – продолжительностью 30 рабочих дней; и другим ка-
тегориям граждан.
Право на дополнительный оплачиваемый отпуск возникает одновремен-
но с правом на основной отпуск. В связи с чем у работодателя возникает обя-
занность в установленные законом сроки предоставить работнику не только
основной отпуск, но и дополнительный.
Назначение дополнительного отпуска заключается в том, чтобы компен-
сировать воздействие неблагоприятных производственных факторов на здо-
ровье работников и привлечения рабочей силы в определённые отрасли хо-
зяйства.
Чтобы более полно изучить данный вопрос, в своей работе я рассмотре-
ла законодательство о труде в зарубежных странах на наличие или отсутст-
вие ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска.
В Германии, так же как и в России, законодательство, система оплаты
труда ориентированы на рынок, отрасль, функцию, производительность тру-
да и результат.
Анализируя нормативные акты этой страны можно проследить, что сис-
тема труда, с одной стороны, должна мотивировать сотрудников, с другой –
удерживать на разумном уровне объем и структуру издержек. Кроме того,
законодательство этой страны в сфере труда не предусматривает ежегодных
дополнительных оплачиваемых отпусков, однако применяются другие спо-
собы стимулирования работников, например, предоставление дополнитель-
ных выплат.
Если обратиться к законодательству Китая, то в сфере регулирования
труда действуют два основных нормативно-правовых акта, в которых упоми-
наются только ежегодные оплачиваемые отпуска, а дополнительных нет:
1) Закон КНР «О труде» от 01.01.1995 года;
2) Закон КНР «О трудовом договоре» от 01.01.2008 года и дополнитель-
ные нормы и правила «Об оплачиваемом ежегодном отпуске рабочих и слу-
жащих».
Основные нормативные акты трудового законодательства США, кото-
рые были приняты еще в середине XX века, такого института не предусмат-
ривают, но там содержится другая необычная разновидность отпуска – «сэбе-
тикл». Это длительный, порой до 11 месяцев, обычно оплачиваемый, а в не-
которых случаях неоплачиваемый отпуск, который предоставляется при дос-
таточно продолжительном стаже работы на данном предприятии один раз в
7-10 лет. Стоит отметить, что такой отпуск предоставляется не только для
отдыха, но и для самообразования, повышения квалификации, физической и
428
духовной разрядки и оздоровления. Данные отпуска можно рассматривать
как своего рода переходную степень от полной загрузки к выходу на пенсию
по старости.1
В науке также сравниваются нормы трудового права России с нормами
англосаксонских стран, таких как Великобритания, Австралия, Новая Зелан-
дия, ЮАР. В этих странах процесс формирования законодательства о еже-
годных отпусках проходил долгое время и достаточно неравномерно, так как
правовая система каждого государства развивалась самостоятельно с прису-
щими только ей особенностями. Право на отпуск было установлено лишь к
концу 30-х – началу 40-х гг. и явилось результатом борьбы работников за
свои права.
В данных странах о дополнительном ежегодном оплачиваемом отпуске
ничего не говорится, так как у них нет разделения отпусков на основной и
дополнительный. Тем не менее, существуют другие виды отпусков, напри-
мер, такие как: по болезни, в связи с утратой близкого родственника и дру-
гие.
Обращаясь к ближайшему зарубежью, то в законодательстве Казахстана
и Украины закреплен данный институт. Возможно, это обусловлено тем, что
как и в России, в этих странах развита добыча угля, много промышленных
производств и т.д., а также и тем, что еще в СССР предоставлялись дополни-
тельные оплачиваемые отпуска.
Так, в Трудовом кодексе Республики Казахстан виды дополнительных
отпусков закрепляются в одной норме, в отличие от ТК РФ. А законодатель-
ством Украины этот институт урегулирован в Кодексе законов о труде, кото-
рый так же закреплен в одной статье, но имеющей положения, отсылающие к
другим нормативным актам трудового законодательства Украины.
В заключении нужно отметить, что по сравнению со многими странами,
в России достаточно хорошо урегулирован вопрос о предоставлении допол-
нительного ежегодного оплачиваемого отпуска, хоть и существует сложность
в применении всех нормативно-правовых актов, которые содержат нормы,
применяемые в данной сфере. В связи с этим, представляется возможным
внести некоторые изменения в законодательство, а именно: Перенести норму
о ежегодном дополнительном оплачиваемом отпуске лицам, работающим в
районах Крайнего Севера (ст.321) из гл.50 в гл.19 ТК РФ; Указать в ст.116
ТК РФ, когда могут быть предоставлены дополнительные оплачиваемые от-
пуска; Принять Федеральный закон «Об отпусках в Российской Федерации».
Возможно, что данные предложения смогли бы повысить эффектив-
ность применения норм трудового законодательства в сфере предоставления
ежегодных дополнительных оплачиваемых отпусков.

                                                            
1
Кисилев И.Я. Зарубежное трудовое право. Учебник для ВУЗов. НОРМА-ИНФА-М.,1999.
С. 121
429
Сидорова Ю. В., Юсуфова М. Р.
Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации
студенты
О некоторых вопросах, связанных с отсутствием законодательно
закрепленного перечня уважительных причин в трудовом
законодательстве
Область трудовых отношений в России тесно и неразрывно связана с
общемировыми закономерностями и тенденциями мирового развития. Имен-
но поэтому возникает необходимость принятия международных норм, кото-
рые гарантировали бы трудовые права граждан не только на внутригосудар-
ственном уровне, но и на уровне международном.
Ратификация СССР в 1973 году Международного пакта об экономиче-
ских, социальных и культурных правах1 позволила обеспечить гражданам
права на труд, включая право на справедливые условия труда. Но понятие
«справедливости» является относительным, в связи с чем в российском зако-
нодательстве возникает ряд проблем и недочетов.
Так, одной из актуальных проблем современного российского трудового
законодательства является отсутствие критериев и условий для определения
таких понятий, как уважительность или неуважительность причины отсутст-
вия работника на рабочем месте, которые не всегда на практике реализуют
международный принцип справедливости труда. В подп. «а» п. 6 части пер-
вой ст. 81 ТК РФ закреплено такое понятие, как прогул2, в определении кото-
рого содержится словосочетание «уважительные причины». Однако норма-
тивного закрепления конкретного перечня уважительных причин, согласно
которым отсутствие работника на рабочем месте не будет считаться прогу-
лом, в законодательстве нет. Ведь увольнение работника за то, что он отсут-
ствовал на рабочем месте по уважительной причине, затрагивает проблему
справедливости в трудовом законодательстве.
Вопросы и дискуссии по данной теме возникали и ранее3, однако Пле-
нум ВС РФ4 постановил, что уважительной причиной неявки на работу явля-
ется привлечение работника к общественным и государственным обязанно-

                                                            
1
Международный пакт от 16.12.1966 «Об экономических, социальных и культурных правах»
// «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 12, 1994
2
Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ // «Собрание законодатель-
ства РФ», 07.01.2002, № 1 (ч. 1), Ст. 3.
3
См.: Дергачёва, Е. В. «Уважительные причины» как содержание понятия вины в Трудовом
праве// Молодежь и наука: сборник материалов Х Юбилейной Всероссийской научно-
технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых с международным участи-
ем, посвященной 80-летию образования Красноярского края [Электронный ресурс]. — Красно-
ярск: Сибирский федеральный ун-т, 2014.
4
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами
Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» // «Российская газета», №
297, 31.12.2006.
430
стям. Но данное указание не исчерпывает всю проблему уяснения уважи-
тельных и неуважительных причин отсутствия на работе.
Таким образом, законодатель всю ответственность по поводу приня-
тия решения об уважительности или неуважительности причины отсутст-
вия работника на своем рабочем месте возлагает на работодателя1. Конеч-
но же, стоит принять во внимание субъективный фактор в процессе реше-
ния той или иной проблемы. Судебная практика2 говорит о том, что не
является уважительной причиной тот факт, что работник отсутствовал на
рабочем месте в связи с невозможностью приобретения билетов в кассе
железнодорожного вокзала. То есть мы видим, что в данном случае суд
вынес решение, опираясь на субъективное мнение. Так же поступают и
работодатели. Один работодатель установит, что дорожно-транспортное
происшествие является уважительной причиной, а другой – что неуважи-
тельной. Стоит отметить, что в большинстве случаев мнение об уважи-
тельности или неуважительности причины невыхода работника на работу
у суда и у работодателя рознятся, так что вопрос о том, что в таком случае
следует делать работодателю и как определить уважительность причины,
остается открытым.
Однако практика Конституционного суда РФ3 говорит, что отсутствие
законодательно закрепленного перечня уважительных причин не является
нарушением конституционных прав граждан. Обосновывается это тем, что
в ст. 193 ТК РФ дается список обязательных и необязательных действий
для выяснения обстоятельств отсутствия работника, которые способствуют
наиболее полной и объективной оценке конкретной жизненной ситуации, а
также защищают права работника в случае несправедливого увольнения.
Например, объяснение в письменной форме, которое работодатель должен
затребовать от работника до наложения дисциплинарного взыскания и так
далее.
Несмотря на определение КС РФ, проблемы определения уважительно-
сти и неуважительности той или иной причины не решены на практике. Воз-
никает ряд проблем с правоприменением в процессе увольнения работника за
прогул4. Именно поэтому необходимо законодательно установить перечень
наиболее распространенных жизненных ситуаций, которые будут являться
уважительными основаниями фактического отсутствия работника на рабочем
месте. При этом следует дополнить этот перечень уже закрепленными в
ТК РФ нормами, которые будут являться отсылочными. Это необходимо не
только для справедливости и удобства при принятии решения об увольнении
                                                            
1
См.: Гладков, Н.Г. К вопросу о соотношении понятий «прекращение», «расторжение трудо-
вого договора» и «увольнение работника». // Актуальные проблемы российского права, №9/2015.
2
Определение Верховного Суда РФ от 30.03.2012 N 69-В12-1 // «Бюллетень Верховного Суда
РФ», № 11, 2012
3
Определение Конституционного Суда РФ от 17.10.2006 N 380-О
4
См.: Орловский Ю.П., Некоторые вопросы применения законодательства о расторжении
трудового договора с работником // Журнал российского права № 6 (162) / 2010
431
работника, но и для облегчения работы судебных органов и органов защиты
трудовых прав граждан, так как большое количество исков и жалоб подается
именно по поводу незаконного и несправедливого увольнения.
Предлагаем законодательно закрепить и конкретизировать в ТК РФ, а
именно в п. п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81, и отнести к категории уважительных при-
чин отсутствия работника на рабочем месте следующие жизненные обстоя-
тельства:
Обстоятельства, связанные с болезнью работника:
- при условии наличия документов, подтверждающих временную нетру-
доспособность: справки от врача и/или запись работника в амбулаторной
карте;
- при условии прохождения работником медицинского обследования по
собственной инициативе или по инициативе работодателя при наличии боль-
ничного листа (ст. 213 ТК РФ);
- при условии болезни несовершеннолетнего ребенка работника, в слу-
чае обращения за экстренной медицинской помощью;
- при условии, когда работник в период нетрудоспособности не регуляр-
но выходил на работу.
- административный арест работника, исключающий возможность ис-
полнения работником своих трудовых обязанностей;
- участие работником в судебном заседании в качестве истца;
- проблемы, связанные с общественным транспортом при отмене/ за-
держке рейсов (предоставление справки от транспортной организации);
- донорство работником (ст. 186 ТК РФ);
- невыплата заработной платы работодателем более 15 дней
(ст. 142 ТК РФ);
- чрезвычайные и аварийные ситуации, катастрофы природного, техно-
генного и социального характера;
- сокрытие работодателем режима гибкого рабочего времени;
- привлечение работника к общественным или государственным обязан-
ностям и иные причины.
Говоря об иных причинах, мы подразумеваем самостоятельное опреде-
ление уважительных причин работодателем, если иное не предусмотрено
перечнем, так как в нашей жизни существует множество ситуаций, которые
невозможно предугадать.
Подводя итог, можно сделать вывод, что решение об уважительности
причины принимается работодателем зачастую исходя из субъективной
оценки того или иного жизненного случая. Такое же заключение можно дать
и по поводу решения судей. Данная проблема возникает в силу отсутствия
конкретного перечня уважительных причин. Этот факт наглядно демонстри-
рует пробел в трудовом законодательстве, что создает ряд неблагоприятных
последствий в ходе возникающих трудовых правоотношений между работ-
ником и работодателем. Именно поэтому имеет место необходимость фор-
мального закрепления такого перечня на законодательном уровне с учетом
432
наиболее распространенных жизненных ситуаций, но с предоставлением ра-
ботодателю права самостоятельно определять степень уважительности при-
чины в случаях, когда ситуация является уникальной.

Тимакова А. Р.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Трудовое законодательство и эффективный контракт
Педагоги особая категория работников. Они занимаются не только обу-
чением, но воспитанием и развитием подрастающего поколения. Государст-
во, понимая особую ценность педагогической деятельности, уделяет ее пра-
вовому регулированию большое внимание.
Вступление в силу Трудового кодекса с 1 февраля 2002 года привело к
значительным изменениям в регулировании трудовых отношений с отдель-
ными категориями работников, в том числе и педагогами.
На основании Трудового кодекса педагогические работники заключают
трудовой договор. В соответствии со статьей 56 ТК РФ в трудовом договоре
указываются все условия определяющие права и обязанности сторон. При его
заключении на стороны распространяются общие требования, предусмотрен-
ные нормами ст. 57 Трудового кодекса РФ, но при этом существуют некото-
рые особенности. Так, согласно ст. 333 ТК РФ продолжительность рабочего
времени для педагогических работников не может быть более 36 часов в не-
делю, а отпуск педагогических работников носит удлиненный характер, раз-
мер оплаты труда работников образовательных учреждений определяется с
учетом следующих условий: показателей квалификации; продолжительности
рабочего времени; и иными особенностями.
В последние годы произошла модернизация системы образования, вне-
дрение новых образовательных стандартов, поэтому возникла необходимость
в изменении регламентации трудовых отношений с педагогом. В частности,
было введено такое понятие, как «эффективный контракт».
Предпосылкой перехода на эффективный контракт стал Указ Президен-
та РФ от 07.05.2012 № 597 «О мероприятиях по реализации государственной
социальной политики», в котором предусматривается поэтапное совершенст-
вование системы оплаты труда работников бюджетной сферы, также указано,
что повышение оплаты должно быть обусловлено достижением конкретных
показателей качества и количества оказываемых услуг.
Переход на эффективный контракт предопределен Государственной
программой «Развитие образования на 2013–2020 годы», утвержденной по-
становлением Правительства РФ от 15.04.2014 N 295, которая определяет
эффективный контракт в образовании как механизм «увязки» заработной
платы с качеством и результатами педагогической работы.

433
«Эффективный контракт – это трудовой договор с работником, в кото-
ром конкретизированы его должностные обязанности, условия оплаты труда,
показатели и критерии оценки эффективности деятельности для назначения
стимулирующих выплат в зависимости от результатов труда и качества ока-
зываемых государственных (муниципальных) услуг, а также меры социаль-
ной поддержки»1.
Эффективный контракт в полной мере соответствует статье
57 Трудового кодекса РФ и не является новой правовой формой трудового
договора.
Лица, вступающие в трудовые отношения, заключают трудовой договор
в форме эффективного контракта. Если работник уже состоит в трудовых
отношениях с работодателем, то с ним заключается дополнительное согла-
шение об изменении определенных сторонами условий трудового договора в
порядке, предусмотренном ст. 74 ТК РФ.
Согласно приказу Минтруда Российской Федерации2 при введении эф-
фективного контракта рекомендуется руководствоваться данной статьей, ко-
торой установлен порядок изменения трудового договора. Если при измене-
нии организационных или технологических условий труда условия трудового
договора не могут быть сохранены, то допускается изменение условий дого-
вора в одностороннем порядке (искл. изменение трудовой функции работни-
ка).
Важным изменением в условиях трудового договора при введении эф-
фективного контракта является уточнение условий оплаты труда. Ста-
тья 74 ТК РФ не предусматривает исчерпывающий перечень того, что подпа-
дает под понятие «изменение условий труда». Поэтому при изменении усло-
вий оплаты труда можно руководствоваться ее положениями.
«При изменении договора в одностороннем порядке работодатель обя-
зан указать причины и обосновать их как неотвратимые. В данном случае
работодателю можно сослаться на Программу поэтапного совершенствова-
ния системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях
на 2012–2018 годы и другие нормативно-правовые акты, связанные с введе-
нием системы эффективного контракта. Данная Программа устанавливает
показатели и критерии оценки эффективности деятельности работников го-
сударственных (муниципальных) учреждений – это и есть причины измене-
ния трудового договора. Введение показателей и критериев обуславливает
необходимость изменения условий оплаты труда и уточнение должностных

                                                            
1
Программа поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муни-
ципальных) учреждениях на 2012–2018 годы, утвержденной распоряжением Правительства РФ
от 26.11. 2012 г. № 2190-р.
2
Приказ Минтруда РФ № 167н от 26.04.2013 «Об утверждении рекомендаций по оформлению
трудовых отношений с работником государственного (муниципального) учреждения при введе-
нии эффективного контракта»
434
обязанностей в трудовых договорах»1. То есть, в отношении каждого работ-
ника должны быть уточнены и конкретизированы его трудовая функция, по-
казатели и критерии оценки эффективности деятельности, установлены раз-
мер вознаграждения, а также размер поощрения за достижение результатов
труда.
Включению в эффективный контракт подлежат также уточнения обя-
занностей работника. В отличие от эффективного контракта трудовой дого-
вор предусматривает отсылку к должностной инструкции работника, в кото-
рых конкретизированы трудовые функции, а также к локальному акту, кото-
рый включает положения об условиях оплаты труда.
На наш взгляд, целью введения эффективного контракта является сти-
мулирование педагогических работников к эффективному труду, направлен-
ному на достижение результата. Кроме этого, его положения должны как
можно четче представлены для лучшего понимания работником своей трудо-
вой функции и условий оплаты труда, что позволит обеспечить повышение
качества образования.
Несмотря на наличие многочисленных нормативно-правовых актов,
регламентирующих процедуру заключения эффективного контракта, целесо-
образность его введения вызывает ряд вопросов.
Во-первых, согласно ст. 57 ТК трудовой договор содержит обязательные
и дополнительные условия. Все включенные в подписанный трудовой дого-
вор условия становятся обязательными для сторон.
В распоряжении Правительства РФ от 26 ноября 2012 г. N 2190-р «О
программе поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государ-
ственных (муниципальных) учреждениях на 2012–2018 гг.» указано, что эф-
фективный контракт «конкретизирует должностные обязанности работника,
условия оплаты его труда, показатели и критерии оценки эффективности дея-
тельности для назначения стимулирующих выплат в зависимости от резуль-
татов труда и качества оказываемых государственных (муниципальных) ус-
луг, а также меры социальной поддержки».
Однако включение в трудовой договор условия оплаты труда является
обязательным. При этом в соответствии с ч. 2, ст. 57 ТК раскрывается содер-
жание данного условия – размер тарифной ставки или оклада (должностного
оклада), доплаты, надбавки, поощрительные выплаты.
Во-вторых, конкретизации должностных обязанностей приведет к уве-
личению объема трудового договора. В данном случае необходимо исходить
из ч. 5 ст. 57 ТК РФ, где указано, что отсутствие в трудовом договоре каких-
либо прав и (или) обязанностей работника и работодателя не может рассмат-
риваться как отказ от реализации этих прав или исполнения этих обязанно-
стей. Ведь именно должностные инструкции, как правило, регулируют пере-
чень должностных обязанностей конкретного работника.
                                                            
1
Фролов С. П. «Переходим на эффективный контракт по правилам» // Руководитель бюджет-
ной организации. – 2015 г. – № 4
435
В-третьих, согласно ч. 1 ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику ус-
танавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данно-
го работодателя системами оплаты труда. Таким образом, «в трудовом дого-
воре не могут появиться условия оплаты труда, не предусмотренные уста-
новленной у данного работодателя системой оплаты труда»1. При этом сама
система оплаты труда (ч. 2 ст. 57 ТК РФ) устанавливается коллективным до-
говорам, соглашением, локальным нормативным актам. В связи с этим, по
мнению С.Н. Ереминой, происходит дублирование положений коллективно-
договорного и локального регулирования в трудовом договоре, что рассмат-
ривать, как показатель эффективности его заключения представляется со-
мнительным.
Таким образом, вопрос о целесообразности перехода на эффективный
контракт является многоаспектным. Несомненно, его введение обусловлено
необходимостью модернизации правового регулирования труда педагогиче-
ских работников. По мнению автора, чтобы достичь планируемых целей вве-
дения эффективного контракта, необходимо разработать критерии оценки
деятельности педагога, т.к. чем больше работник будет удовлетворен усло-
виями труда, тем лучше он будет работать.

Шибзухова Д. Т.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Особенности правового регулирования труда лиц, работающих в сети
Интернет
В условиях современного мира, когда общество подвергнуто процессам
глобализации и интернетизации, данные процессы все глубже проникают во
все сферы жизни общества, в том числе и в трудовые отношения. Все больше
становится работников, осуществляющих свою трудовую функцию вне места
нахождения работодателя, работающих в различных сферах профессиональ-
ной деятельности: от дистанционной работы бухгалтеров, с использованием
специализированных программ, обеспечивающих доступ к единой базе дан-
ных, журналистов, дизайнеров, до получающих все большее распространение
работников различных интернет-магазинов и магазинов в социальных сетях.
Такая тенденция обусловлена рядом преимуществ работы с использова-
нием сети Интернет перед работой в месте нахождения работодателя:
- экономия времени, затрачиваемого работником на дорогу до места ра-
боты;

                                                            
1
Еремина С.Н. «Эффективный контракт» в трудовом праве»// Журнал российского права. –
2014 г. – № 4
436
- снижение затрат работодателя на организацию рабочих мест, в том
числе на арендную плату за помещение, в котором организуется офис (в слу-
чае аренды такого помещения);
- возможность трудоустройства тех лиц, которые не могу постоянно
присутствовать в месте нахождения работодателя (как, например, работники,
имеющие детей, в том числе находящиеся в отпуске по уходу за ребенком,
лица, с ограниченными возможностями);
- более свободное установление рамок рабочего времени, способствую-
щее повышению эффективности работы;
- снижение затрат работодателя на содержание управленческого аппара-
та.
Возникновение множества подобных трудовых правоотношений порож-
дает необходимость их правового урегулирования, поэтому в данной работе
хотелось бы рассмотреть, как такие отношения регулируются в законода-
тельствах зарубежных стран и законодательстве России, а также обозначить
определенные проблемы в правовом регулировании трудовых отношений в
сети Интернет, предложив ряд их решений.
Одной из первых попыток законодательного урегулирования данного
вида правоотношений в зарубежном опыте стал Закон Греции №2639/1998 от
2 сентября 1998 года «О регулировании трудовых отношений, создании ин-
спекций труда и другие положения» (ΝΟΜΟΣ ΥΠ΄ ΑΡΙΘ. 2639 Ρύθμιση
εργασιακών σχέσεων, σύσταση Σώματος Επιθεώρησης Εργασίας και άλλες
διατάξεις). В соответствии со ст. 1 данного закона при наличии соглашения
между работником и работодателем о выполнении в пользу работодателя
работ или оказании услуг, в случае работы на дому, дистанционной работы, а
также при иных формах работы, при условии, что данные работы или услуги
выполняются работником лично, преимущественно для одного работодателя
в течение 9 месяцев, данное соглашение презюмируется трудовым догово-
ром.
Таким образом, этот закон стал одним из первых в мире актов, где ра-
ботники, выполняющие свою трудовую функцию вне места нахождения ра-
ботодателя, были приравнены к работникам, выполняющим свою трудовую
функцию в месте его нахождения.
Данное положение имеет большое значение, так как в правовой доктри-
не спорным являлся вопрос отграничения подобного рода отношений и отне-
сения их к трудовым, либо гражданско-правовым отношениям.
Основания отграничения таких отношений и условия определения их в
качестве трудовых существуют, например, в законодательстве ФРГ. Так Ба-
харева Д. отмечает, что законодательство Германии определяет отношения в
сети Интернет как трудовые если:
- доходы, полученные от такой деятельности являются основным дохо-
дом;
- лицо занимает такое же социальное положение, как и работники, рабо-
тающие в месте нахождения работодателя;
437
- основной экономический эффект приходится на деятельность в пользу
одного работодателя1.
Не менее важное значение в зарубежной практике регулирования трудо-
вых отношений с использованием сети Интернет играет Свод Законов США
(U.S. Code), где в главе 65 подчасти Е части III Титула 5 подобный вид рабо-
ты называется Телеработой (Telework) и дается его дефиниция: «Термин те-
леработа обозначает соглашение о гибкой работе, в соответствии с которым
работник выполняет обязанности и несет ответственность, соответствующие
определенной трудовой функции, вне места, где этот работник должен был
бы работать» – то есть вне места нахождения работодателя.
Кроме того, данная глава устанавливает обязанность работника пройти
обучение порядку осуществления трудовой функции с использованием элек-
тронных ресурсов и сети Интернет перед подписанием трудового договора о
телеработе.
Говоря о странах СНГ, можно отметить, что в большинстве из них тру-
довые отношения с использованием дистанционных методов работы и сети
Интернет еще не урегулированы трудовым законодательством, в качестве
исключения можно выделить Республику Казахстан, где в ст. 138 Трудового
кодекса Республики Казахстан в качестве отдельного вида работы называется
дистанционная работа, которой дается следующее определение: «Дистанци-
онная работа является особой формой осуществления трудового процесса вне
места расположения работодателя с применением в процессе работы инфор-
мационно-коммуникационных технологий».
Что же касается России.
До недавнего времени в России в силу отсутствия соответствующих
норм, регулирующих дистанционную работу, к трудовым отношениям в сети
Интернет применялись положения о надомниках, однако данные положения
по сути своей регулировали трудовые отношения, связанные с производст-
вом определенных материальных благ, с использованием различных мате-
риалов и инструментов, в то время как дистанционная работа не имеет такой
результат и не направлена на него.
Указанный пробел отчасти был урегулирован в 2013 году с введением в
Трудовой кодекс РФ главы 49.1 Особенности регулирования труда дистанци-
онных работников.
В данной главе в ст. 312.1 впервые в российском законодательстве дает-
ся определение дистанционной работы: «Дистанционной работой является
выполнение определенной трудовым договором трудовой функции вне места
нахождения работодателя, его филиала, представительства, иного обособ-
ленного структурного подразделения (включая расположенные в другой ме-
стности), вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо
или косвенно находящихся под контролем работодателя, при условии ис-
                                                            
1
Бахарева Д. Статья: Правовое регулирование труда внештатных корреспондентов печатных
средств массовой информации «Трудовое право», 2008, №6
438
пользования для выполнения данной трудовой функции и для осуществления
взаимодействия между работодателем и работником по вопросам, связанным
с ее выполнением, информационно-телекоммуникационных сетей общего
пользования, в том числе сети «Интернет».
Кроме того, данная глава также регулирует особенности заключения и
изменения трудового договора о дистанционной работе, организации охраны
труда, режима рабочего времени и времени отдыха, прекращения трудового
договора.
Проанализировав существующую судебную практику и законодательст-
во зарубежных стран, следует сделать вывод о том, что данную главу необ-
ходимо дополнить рядом положений.
Так, необходимо обозначить основания отграничения трудовых догово-
ров о дистанционной работе от гражданско-правовых договоров, в этом ас-
пекте особую сложность представляет такое отграничение в тех случаях, ко-
гда дело касается срочных трудовых договоров о дистанционной работе.
Предлагаю следующие основания:
- степень автономии работника;
- система контроля за работой;
- субъект, предоставляющий необходимое обеспечение для выполнения
работы;
- субъект, определяющий режим рабочего времени;
- интеграция трудовой деятельности дистанционного работника в общий
производственный процесс организации работодателя;
- характер получаемого дохода (в зависимости от того, является ли он
основным).
Представляется целесообразным установить обязательное испытание с
целью определения способности работника выполнять работу дистанционно,
а в случае неудовлетворительной сдачи испытания, возможность, с согласия
работодателя, прохождения обучения и сдачи испытания повторно.
Помимо этого, необходимо также разработать систему контроля работо-
дателя за работником, так как существующие формы контроля в большинстве
случаев не применимы к дистанционным работникам в силу особого харак-
тера их работы.

Щеглазова К. В.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Опыт зарубежных стран в вопросе регулирования труда
дистанционных работников
Понятие дистанционной работы имеет достаточно длинную историю,
которая берет свое начало в 1972 году в США, когда американский ученый
Джек Найллс создал такую форму организации труда как телеработа. Совме-
439
стно с Джилом Гордоном, Дэвидом Флемингом и Фрэнком Волфом он разра-
ботал концепцию под названием телекоммьютинг, исходя из положения, что
во многих случаях легче и дешевле доставить работнику работу, нежели ра-
ботника к месту работы.
В современной Америке дистанционная работа приобретает все боль-
шую популярность среди работодателей и работников ввиду того, что такой
тип труда способен решить многие существенные проблемы общества.
В 2010 году в США был принят закон о телеработе (Telework
Enhancement Act). Данный нормативно-правовой акт является основным ис-
точником норм, регулирующих вопросы дистанционного труда, но распро-
страняется он только на работников федеральных агентств (Executive Branch
agencies).
В соответствии с законом телеработа – это такой вид организации труда,
согласно которому работник (служащий) выполняет свои обязанности и не-
сет соответствующую за них ответственность, как и другие работники такой
же должности, а также выполняет другую разрешенную деятельность, нахо-
дясь на утвержденном рабочем месте, отличном от места, в котором работник
в противном случае работал бы1.
Закон о телеработе закрепляет, что каждое федеральное агентство долж-
но разработать политику дистанционной работы служащих. Для создания и
дальнейшей реализации этой политики каждому агентству предписывается
обращаться в Департамент по управлению персоналом (the Office of Personnel
Management / OPM), который, помимо общих вопросов регулирования труда,
занимается вопросами регулирования труда дистанционных работников.
На официальном сайте Департамента по управлению персоналом2есть
рекомендации по содержанию политики дистанционной работы. В частности,
в содержание должно входить положение о добровольности дистанционной
работы; информация по безопасности служащего при исполнении дистанци-
онной работы; положения об ответственности телеработников и их менедже-
ров, и некоторое другие вопросы.
Закон не устанавливает требования к тем, кто вправе работать дистан-
ционно, однако содержит ограничения. Например, если у служащего в тече-
ние года было более 5 прогулов или он просматривал или скачивал порно-
графические материалы во время исполнения своих должностных обязанно-
стей, он не может быть допущен к телеработе. Служащие также не имеют
права быть телеработниками в тех случаях, когда их должностные обязанно-
сти не могут быть исполнены дистанционно или требуется их ежедневное
личное присутствие на месте работы по иным причинам.

                                                            
1
Telework Enhancement Act of 2010 [электронныйресурс]. URL:
https://www.gpo.gov/fdsys/pkg/BILLS-111hr1722enr/pdf/BILLS-111hr1722enr.pdf
2
Official Website of the U.S. Office of Personnel Management [электронныйресурс]. URL:
https://www.telework.gov/
440
В соответствии с законом о телеработе США главой каждого агентства
должен быть назначен менеджер по телеработе (Telework Managing Officer /
TMO), обязанности которого главным образом направлены на построение
политики агентства и программы внедрения телеработы, а также координа-
цию вопросов дистанционной работы в целом. Также агентства могут само-
стоятельно определять своих координаторов телеработы (Telework
Coordinator). Пересечение должности менеджеров и координаторов телерабо-
ты связано с тем, что до вступления закона в силу, в некоторых агентствах
уже были созданы координаторы телеработы.
Между руководителем агентства (Agency Manager) и служащим должен
быть заключено письменное соглашение о телеработе. Предшествующим
подписанию соглашения является обязательное прохождение тренинга по
телеработе, который проводится в каждом агентстве. В письменном соглаше-
нии следует указывать расположение альтернативного места работы (дом или
любое другое место); кто обеспечивает оборудованием, и кто за него отвеча-
ет; общий перечень задач, который работник может выполнять дистанцион-
но; контрольный перечень мер по технике безопасности и некоторые другие
положения.
Как того и требовал закон о телеработе в 2014 г. PMO был издан доклад
Конгрессу о статусе телеработы. Доклад показывает количество и процент
служащих, имеющих возможность работать дистанционно, методы, которые
использует то или иное агентство по разработке и реализации политики теле-
работы, процент увеличения или уменьшения количества телеслужащих и
причины позитивного или негативного эффекта, периодичность дистанцион-
ной работы1.
Вообще, идея телеслужащих направлена на снижение затрат на содер-
жание государственных служащих, более организованному построению про-
цесса работы и предоставлению более качественных государственных услуг.
Например, если раньше служащий не мог предоставить профессиональные
услуги из-за суровой погоды, то теперь у него есть такая возможность сде-
лать это не выходя из дома.
Опыт ЕС в вопросе регулирования труда дистанционных работников яв-
ляется одним из самых удачных и интересных. 16 июля 2002 года на евро-
пейском уровне было подписано рамочное соглашение о телеработе2. А уже в
2003 году к его статьям были опубликованы комментарии Европейской кон-
федерации профсоюзов (ETUC)3. В статье 2 рамочного соглашения дано по-
нятие телеработы - одной из форм организации и/или выполнения работы, с
                                                            
1
2014 Status of Telework in the Federal Government Report to Congress [электронныйресурс].
URL: https://www.telework.gov/reports-studies/reports-to-congress/2014-report-to-congress.pdf
2
Framework Agreement on Telework [электронныйресурс].
URL: http://www.ueapme.com/docs/joint_position/Telework%20agreement.pdf
3
ETUC interpretation guide [электронныйресурс].
URL: https://resourcecentre.etuc.org/linked_files/documents/Telework%20-
%20ETUC%20interpretation%20guide%20EN.pdf
441
использованием информационных технологий, в рамках трудового договора
или трудовых отношений, где работа, которая также может быть выполнена в
помещениях работодателя, выполняется за пределами этих помещений на
регулярной основе.
Соглашение затрагивает наиболее важные вопросы дистанционной ра-
боты: закрепляет принцип добровольности выполнения дистанционной рабо-
ты и неприкосновенности частной жизни удаленных работников, права и
обязанности сторон, определяет условия телеработы и ее организацию, во-
просы безопасности, защиты здоровья, персональных данных работника и
работодателя, определяет вопросы обеспечения оборудованием телеработни-
ка, а также закрепляет порядок имплементации соглашения странами ЕС.
Страны выбирали разные способы имплементации, по этому поводу в
2006 году европейскими социальными партнерами был подготовлен доклад1.
Наиболее распространённым способом имплементации было подписа-
ние коллективных соглашений на разных уровнях – от национального до ло-
кального (Австрия, Бельгия, Германия, Греция, Дания, Исландия, Испания,
Италия, Латвия, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Норвегия, Польша, Фин-
ляндия, Франция, Швеция).
Например, 9 июня 2004 года в Италии для имплементации рамочного
соглашения социальными партнёрами на национальным уровне было подпи-
сано коллективное соглашения по вопросам телеработы. Данное соглашение
распространяется на весь частный сектор и часть публичного. Кроме того,
особенностью является то, что дополнением к национальному коллективному
соглашению может быть отраслевое коллективное соглашение. Например,
такие соглашения есть в текстильной, керамической, химической промыш-
ленности, телекоммуникационном секторе, и некоторых других.
Другим способом имплементации было интегрирование текста в нацио-
нальное законодательство. Таким образом поступили Чехия, Португалия и
Венгрия. Польша, Бельгия и Люксембург на ряду с принятием коллективного
соглашения также внесли некоторые изменение в национальное законода-
тельство.
Например, Венгрия положения о дистанционной работе закрепила в но-
вом трудовом кодексе2, где телеработа определяется, как деятельность, осу-
ществляемая на постоянной основе не в месте нахождения работодателя, с
использованием компьютеров и иных информационных технологий («вычис-
лительной техники»), когда конечный продукт представляется с помощью
электронных средств. Следует также отметить, что для развития института

                                                            
1
Implementation of the European Framework Agreement on Telework Report by the European Social
Partners [электронныйресурс]. URL:
ttps://resourcecentre.etuc.org/linked_files/documents/Framework%20agreement%20on%20telework%2
0EN.pdf
2
HungaryLaborCode [электронный ресурс]. URL:
http://www.ilo.org/dyn/travail/docs/2557/Labour%20Code.pdf
442
дистанционной работы в Венгрии был создан Совет по телеработе (Telework
Council).
Наиболее интересным показался опыт Великобритании, которая импле-
ментировала положения рамочного соглашения путем издания в 2003 г. так
называемого руководства по вопросам дистанционной работы (Guidance on
Teleworking)1. Данное руководство закрепляет вопросы условий и организа-
ции работы, защиты данных, конфиденциальности, здоровья и безопасности,
обеспечения оборудованием работника, а также вопросы налогообложения.
В России понятие дистанционной работы стало известным не так давно.
Только в 2013 году в трудовом кодексе появилась новая глава, закрепившая
особенности правового регулирования труда дистанционных работников.
Спустя 3 года труд дистанционных работников остается не урегулированным
на должном уровне, нет четкого порядка применения норм права. Отсюда
возникает ряд нарушений прав работников и работодателей. Поэтому для
усовершенствования норм права и механизма их применения нам следует
обратиться к опыту зарубежных стран, т.к. эффективное регулирование труда
дистанционных работников будет способствовать решению таких проблем,
как занятость людей с ограниченными возможностями, транспортные, эколо-
гические проблемы и многие другие.

Эренценов Н. С.
Университет имени О. Е Кутафина (МГЮА)
студент
Особенности труда спортсменов-профессионалов,
занимающихся футболом
В последнее время в России начал развиваться профессиональный фут-
бол. Эта тенденция с каждым годом требует более детального урегулирова-
ния труда футболистов. Это нормально, учитывая его популярность в совре-
менном мире, количество поклонников, различных футбольных движений.
Сложные, смешанные отношения, которые возникают между спортсменом и
футбольным клубом, нелегко урегулировать одной отраслью права. Так, в
нашей стране сложилась практика применения норм гражданского, трудового
права и иных нормативно-правовых актов, содержащих нормы о регулирова-
нии футбола.
Спортсмены относятся к субъектам спортивных отношений. Закон «О
физической культуре и спорте в Российской Федерации» определяет всех
спортсменов единым понятием – физическое лицо, занимающееся выбран-
ным видом или видами спорта и выступающее на спортивных соревнованиях.
Эта норма раскрывает понятия спортсмена в целом, но не указывает нам, кто
                                                            
1
UKTeleworkGuidance [электронный ресурс]. URL: http://erc-online.eu/wp-
content/uploads/2014/04/2006-01458-EN.pdf
443
такой профессиональный футболист. Исходя из специфики данного вида
спорта профессиональный футболист – спортсмен, занимающийся футболом
на профессиональной основе, представляющий интересы1 футбольного клуба
за денежное вознаграждение. Футболист является работником2. Вступая в
трудовые отношения, он имеет соответствующие права и обязанности, закре-
пленные в Трудовом кодексе. Например, право на заключение, изменение,
расторжение трудового договора с работодателем. К числу обязанностей от-
носятся обязанности работника (добросовестное исполнение своих трудовых
обязанностей, возложенных на него т рудовым договором, и другие). Все это
составляет основу трудового статуса спортсмена-футболиста. Наряду с ними,
у профессионала появляются специфические права и обязанности. К первым
можно отнести право принимать участие в соревнованиях под эгидой РФС
(Российский Футбольный Союз), право на переход в другой профессиональ-
ный клуб, право на участие в соревнованиях в составе национальных команд,
право на защиту своих нарушенных или оспариваемых прав в специальных
органах (Палата по разрешению споров). К обязанностям футболистов отно-
сятся: обязанность соблюдать Регламент3 по проведению спортивного меро-
приятия, обязанность ответить на вызов Российского футбольного союза в
состав национальной сборной, обязанность проходить обязательный допинг-
контроль4 (проверка на наличие запрещенных средств и медицинских препа-
ратов в организме) и многое другое. Основанием возникновения данных прав
и обязанностей является такой юридический факт, как заключение контракта
о спортивной деятельности между спортсменом и футбольным клубом. Кон-
тракт заключается на основе трудового законодательства Российской Феде-
рации с учетом правил Международной Федерации Футбола – главной фут-
больной организации, которая является крупнейшим руководящим органом в
футболе. Футбольный контракт закрепляет основные определения, исполь-
зуемые в футболе, общие положения, основные права и обязанности футбо-
листа, срок действия контракта, порядок оплаты труда, страхование работни-
ка, рабочее время и время отдыха, порядок разрешения споров. По своему
содержанию футбольный контракт не сильно отличается от трудового дого-
вора, поэтому многие российские специалисты в области трудового и спор-
тивного права утверждают, что футбольный контракт является разновидно-
стью трудового договора5. Порядок, форма заключения данных контрактов
предусмотрены главой 11 Трудового кодекса «Заключение трудового догово-
ра», а также статьей 348.2 «Особенности заключения трудового договора со
спортсменами, с тренерами», а также статьей 348.8 «Особенности регулиро-
вания труда спортсменов в возрасте до 18 лет». Вступать в трудовые отноше-
                                                            
1
Алексеев С.В Спортивное право России. Правовые Основы физической культуры и спорта.
2
Ю. Зайцев, Д. Рогачев - Трудовые будни в мире спорта
3
Дисциплинарный Регламент Российского Футбольного Союза от 13. 05. 2016
4
FIFAAnti-DopingRegulations
5
К. Н Гусов, О. А. Шевченко Спортивное право (правовой статус спортсменов, тренеров,
спортивных судей и иных специалистов в области физической культуры и спорта)
444
ния можно по общему правилу с 16 лет, а в некоторых случаях с 15 и 14 лет,
но часть 5 статьи 348.8 снижает возраст и допускает заключение трудового
договора лицами, не достигшими возраста 14 лет при соблюдении следую-
щих условий: наличие согласия одного из родителей (опекуна), а также раз-
решение органов опеки и попечительства, выдаваемое на основании предва-
рительного медицинского осмотра, порядок проведения которого определя-
ется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным
органом исполнительной власти. Данная норма введена в интересах не толь-
ко футбола, но и других видов спорта, в которых спортсмены начинают вы-
ступать на самом высоком уровне в юном возрасте. Это положение использу-
ется футбольными клубами для удержания молодых и талантливых спорт-
сменов. Заключив с ним трудовой договор и установив завышенную заработ-
ную плату, в случае его расторжения по инициативе спортсмена – работода-
тель может быть спокоен, что более благополучный с финансовой точки зре-
ния футбольный клуб не переманит молодого таланта.1
Спортивные отношения носят крайне сложный характер, что говорит о
невозможности использования норм одной отрасли права. Данные отноше-
ния регулируются Конституцией Российской Федерации, которая в статье 37
закрепила принцип свободы труда, право на труд, отвечающий условиям
безопасности и гигиены труда. Основным законом, регулирующим труд фут-
болистов, является непосредственно Трудовой кодекс Российской Федера-
ции, который устанавливает права и обязанности сторон трудовых (спортив-
ных) отношений, порядок заключения и прекращения договора, «Закон о
спорте»2, который регламентирует деятельность спортивных организаций в
сфере спорта. Здесь проявляется такой метод сочетания государственного и
договорного, централизованного и локального регулирования труда. Трудо-
вое законодательство устанавливает общие положения о правах и обязанно-
стях сторон, но сам контракт спортсмена предусматривает дополнительные
права и обязанности. Важную роль в регулировании труда футболистов име-
ют правовые акты спортивных организаций. Закон о спорте предусматривает
создание физкультурно-спортивных организаций, местных и региональных
спортивных федераций, а также общероссийских спортивных федераций,
которые вправе организовывать и проводить по соответствующему виду
спорта чемпионаты, первенства и кубки России, разрабатывать и утверждать
положения (регламенты) о таких соревнованиях, наделять статусом чемпио-
нов, победителей первенств, отбирать и представлять спортсменов, тренеров
и спортивных судей на присвоение международными спортивными органи-
зациями званий и квалификаций.3 Наряду с российскими организациями,
                                                            
1
Ю. Зайцев, Д. Рогачев - Трудовые будни в мире спорта «Заключение трудового договора со
спортсменом и тренером)
2
Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от
04.12.2007 N 329-ФЗ
3
Статья 16 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»
от 04.12.2007 N 329-ФЗ
445
большое влияние оказывают международные спортивные организации. Так,
Международная Федерация Футбола (FIFA), устанавливает положение об
анти-допинговом контроле, вправе наложить на футбольный клуб, футболи-
ста санкции. В соответствии со статьей 62 Устава Международной Федера-
ции Футбола, государства, являющиеся членами Федерации, полностью под-
чиняются всем решениям, принятыми комитетами организации. Таким обра-
зом, спортивные организации являются самыми активными нормотворцами.
Ежегодно принимается множество документов, так или иначе затрагивающих
права и обязанности спортсменов, изменяющих их правовой статус. Но если
на государственном уровне защита прав спортсмена осуществляется посред-
ством опубликования нормативно-правовых актов, то совсем иначе обстоит
дело с документами, принимаемыми международными спортивными органи-
зациями, о существовании которых спортсмены иногда даже не подозрева-
ют1. Российское законодательство не признает полной автономии спортив-
ных организаций. Закон «О физической культуре и спорте в РФ» не наделяет
последних особой правосубъектностью, отличной от других юридических
лиц. Исходя из этого, физкультурно-спортивные организации могут распро-
странить влияние на своих участников через уставные документы, а также
спортсменов-профессионалов на основании п.3. ст. 24 Закона о спорте. При
этом, как ошибочно полагают некоторые юристы, данная статья не наделяет
правом спортивных организаций регулировать непосредственно трудовую
деятельность спортсменов. Акты федерации и лиг, безусловно, не являются
источниками трудового законодательства2. Соответственно, данная статья
позволяет спортивным организациям регулировать исключительно организа-
ционную деятельность игроков: привила проведения соревнований и т.д.
Таким образом, профессиональный спортсмен-футболист, является осо-
бым субъектом трудового права, обладающий дополнительными правами и
обязанностями, установленными контрактом с футбольным клубом. Большое
количество нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность футбо-
листов, в первую очередь указывает нам на сложность данных отношений, на
различные подходы к их пониманию и разрешению, а принятие единого за-
кона значительно облегчило бы задачу специалистов в области данного вида
спорта

                                                            
1
Статья «Проблемы вопросов в футболе» газеты Спортобзор.ру
2
Статья «Проблемы вопросов в футболе» газеты Спортобзор.ру
446
Якушева Е. Ю.
Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Гендерная дискриминация в трудовом праве: опыт Российской
Федерации и зарубежных стран
Рассматривая данную тему, в первую очередь возникает вопрос, когда в
нормах трудового права появляются нормы, запрещающие гендерную дис-
криминацию. Довольно подробно историю «женского вопроса» рассматривал
А.М. Лушников.1
В советский период уравнение прав женщин и мужчин началось с Кон-
ституции 1917 года. Вообще идея уравнения мужчин и женщин в правах по-
степенно развивалась в советском законодательстве, прежде всего, в консти-
туциях. Так, например, Конституция СССР 1936 г. уравняла мужчин и жен-
щин в праве и обязанности трудиться.
Запрет на дискриминацию по гендерному признаку нашел свое отраже-
ние во многих международных актах. Одним из важнейших актов стала Кон-
венция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.2
В данной конвенции дается понятие дискриминации в отношении жен-
щин – это любое различие, исключение или ограничение по признаку пола,
которое направлено на ослабление или сводит на нет признание, пользование
или осуществление женщинами, независимо от их семейного положения, на
основе равноправия мужчин и женщин, прав человека и основных свобод в
политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или
любой другой области.
Статья 11 данной Конвенции посвящена ликвидации дискриминации в
отношении женщин в области занятости с тем, чтобы обеспечить равные
права мужчин и женщин. Опираясь на эту статью можно выделить виды дис-
криминации в сфере труда:
1. дискриминация при найме на работу и при увольнении с рабо-
ты;
2. дискриминация в доступе к определенным профессиям или роду
работы;
3. дискриминация по вознаграждению труда;
4. дискриминация по условиям труда;
5. дискриминация в праве на социальное обеспечение.
В проблеме равенства прав женщин и мужчин, как правило, выделяют
два аспекта:

                                                            
1
Лушников А.М.: Женский вопрос и отечественное трудовое право: историко-правовой очерк
"Актуальные проблемы российского права", 2015, N 3
2
"Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин" Принята резо-
люцией 34/180 Генеральной Ассамблеи от 18 декабря 1979 года
447
1. установление для женщин и мужчин условий для вступления в
трудовые отношения, равной оплаты за труд равной ценности с учетом
объективных характеристик труда и деловых качеств работника;
2. обеспечение равенства возможностей в реализации имеющихся
прав. В частности, это касается льгот и преимуществ, предоставляемых
женщинам по признаку материнства.1
В Российской Федерации равные возможности для мужчин и женщин в
реализации их прав и свобод предусмотрены в ч. 3 ст. 19. Кроме того, в ч. 3
ст. 37 Конституции РФ2 прямо предусматривается запрет дискриминации
применительно к оплате труда.
Специальная норма нашла свое закрепление в Трудовом кодексе РФ
(далее ТК РФ)3. В ст.3 указанного акта нет четкого определения дискримина-
ции. Принцип запрета дискриминации сформулирован следующим образом:
«Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать
какие-либо преимущества в зависимости от…», далее перечисляются основа-
ния дискриминации, первым из которых идет пол. Важно отметить, что пере-
чень оснований дискриминации является открытым.4
В ст. 3 ТК РФ деление по видам дискриминации не предполагается, од-
нако в ст. 64 можно увидеть следующее: «Какое бы то ни было прямое или
косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных пре-
имуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, <…>,
не допускается». Однако что же будет являться прямым, а что косвенным
ограничением ТК РФ не разъясняет
В этой связи нужно отметить Директиву Европейского парламента и
Совета Европейского Союза «Об имплементации принципа равных возмож-
ностей и равного обращения для мужчин и женщин в вопросах занятости и
доступа к работе»5. Здесь выделяется два вида дискриминации: прямая и кос-
венная.
Прямая дискриминация заключается в открытом менее благоприятном
отношении к одному лицу по признаку пола, чем относятся, отнеслись или
будут относиться к другому лицу в сопоставимой ситуации.
Косвенная же дискриминация заключается в нейтральной норме права,
действие которой на практике приводит к неблагоприятной ситуации для
лица или отдельной группы лиц по сравнению с другими лицами, если толь-
ко такие положения, критерии или практика не являются объективно оправ-

                                                            
1
С.Ю. Головиной, Н.Л. Лютова: Международные трудовые стандарты и российское трудовое
право: перспективы координации: Монография гл. 2 "НОРМА", "ИНФРА-М", 2016
2
"Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
3
"Трудовой кодекс Российской Федерации" от 30.12.2001 N 197-ФЗ
4
Какителашвили, М. М.: О дискриминации по гендерному принципу /Законы России. Опыт.
Анализ. Практика.2016. - № 6. - С. 95 - 99
5
Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2006/54/ЕС от 5 июля
2006 г. «Об имплементации принципа равных возможностей и равного обращения для мужчин и
женщин в вопросах занятости и доступа к работе»
448
данными законной целью и если средства достижения этой цели являются
надлежащими и необходимыми.
Зарубежное законодательство в вопросе гендерной дискриминации вы-
деляет также "преследование" (англ. Harassment) или "сексуальное преследо-
вание", (англ. sexual harassment). В указанной выше Директиве под преследо-
ванием понимается "нежеланное поведение, связанное с полом лица, осуще-
ствляющееся с целью или приводящее к унижению достоинства человека, а
также создающее запугивающую, враждебную, унизительную или оскорби-
тельную обстановку". Соответственно, под сексуальным преследованием
понимаются аналогичное поведение сексуального характера в форме "вер-
бальных, невербальных или физических действий".
В России данные понятия в понятие дискриминации не включены. По
этому поводу неоднократно высказывались представители ООН, говоря о
необходимости включить данные пункты в российское законодательство,
причем не только в трудовое, но и уголовное. Российские же специалисты
отмечают, что ст. 133 УК РФ1 вполне охватывает данный вопрос.2
Кроме того, международные эксперты регулярно обращали внимание на
статьи ТК РФ, запрещающие определенные виды работ для женщин (ст. 253).
Так, в РФ подавалось несколько исков, просивших признать данную норму
не соответствующей международным нормам, однако, суды в исках отказы-
вали, не давая четкой аргументации.
Интересен также опыт закрепления рассматриваемого принципа в ино-
странных государствах. Так, например, в Великобритании существуют от-
дельные акты, запрещающие дискриминацию по половому признаку. Это, во-
первых, Закон о недопустимости дискриминации по половому признаку 1975
года3, а также Закон о равной оплате труда 1970 года4. Основное положение
данных законов заключается в реализации принципа равных возможностей в
отношении мужчин и женщин в вопросах труда и занятости.
В связи с этими актами наиболее интересен также Акт о равных воз-
можностях в области занятости 1998 года5 республики Ирландии, которая
является самостоятельным государством, не входящим в состав Соединенно-
го Королевства. Законодательство этого государства тесно связано с законо-
дательством Великобритании. Указанный закон посвящен дискриминации в
различных сферах, в том числе, отдельно выделена дискриминация по поло-
вому признаку. При этом закон выделяет прямую и косвенную дискримина-
цию, упоминая при этом, что к гендерной дискриминации не относятся за-
преты, связанные с особенностями женского организма.
                                                            
1
"Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.12.2015):
Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера
2
Н. Л. Лютов, Е. С. Герасимова: Международные трудовые стандарты и российское трудовое
законодательство М.: Центр социально-трудовых прав, 2015.
3
Sex Discrimination Act 1975
4
Equal Pay Act 1970
5
Employment equality act, 1998
449
Во Франции в Трудовом кодексе1 норма-запрет на дискриминацию в
сфере труда и занятости сформулирована похожим на наш Трудовой Кодекс
образом: точно также в начале статьи говорится о том, что запрещается дис-
криминация, (происходит деление: как прямая, так и косвенная) и далее пе-
речисляются основания, которые будут являться дискриминацией (здесь
упоминается и пол).
Таким образом, можно сказать, что российское гендерное антидискри-
минационное законодательство несильно отличается от зарубежного. Самым
ярким отличием является отсутствие деления гендерной дискриминации на
прямую и косвенную. Некоторые специалисты отмечают, что эту норму не-
обходимо ввести в ТК РФ, однако, представляется, что существующих норм
вполне достаточно для нормального функционирования норм трудового пра-
ва в рассматриваемой сфере.

                                                            
1
Code du travail
450
РАЗДЕЛ XI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И
МИРОВОЙ ПОРЯДОК
В XXI ВЕКЕ

Андриянов Д.В.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Категория «ультиматум» в международном праве XXI века
Понятие «ультиматум» в отечественной доктрине международного пра-
ва стараются либо не упоминать вовсе, либо придавать ему иное, неюридиче-
ское значение. Ультиматум (от лат. ultimus – самый последний) в словаре
международного права определяется как «категорическое и не допускающее
никаких дальнейших споров и возражений требование правительства одного
государства, предъявляемое к правительству другого государства, под угро-
зой, что в случае невыполнения этого требования к определенному сроку
выдвинувшее ультиматум правительство примет определенные меры»1. Ана-
логичное толкование представлено и в Большом юридическом энциклопеди-
ческом словаре2. Однако вышеприведённые определения не отражают право-
вого смысла явления. Отсутствует и общепринятая дефиниция, несмотря на
употребление этого слова в нормах международного права.
Первоначально термин «ультиматум» стал использоваться в языке ди-
пломатии, внешне напоминая фигуру политической речи. По этой причине
традиционно его изучают в теории международных отношений и диплома-
тии3. Так, например, министр иностранных дел Российской Федерации С.В.
Лавров неоднократно заявлял о неприемлемости разговора с Россией «на
языке ультиматумов и принудительных мер»4.
Зарубежные учёные предлагают качественно иной подход. Ф. Асбек5
(Германия), Н. Грималь6 (Франция), Н. Хилл7 (США), Ф. Икл8 (США), Г. Йо-
ганн9 (Германия) и другие исследователи рассматривают ультиматум с юри-
                                                            
1
Словарь международного права / Отв. ред. С.А. Егоров. М., 2014. С. 449.
2
Cм.: Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. – М., 2006. С. 656.
3
См.: Фомин С.К., Васильев С.К. Переговорный процесс: учеб. пособие. М., 1999. С. 233.
4
Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытии Дипломатиче-
ского клуба в Дипломатической академии МИД России. Москва. 1 июня 2016 года. // Официаль-
ный сайт Министерства иностранных дел России. URL:
http://www.mid.ru/web/guest/meropriyatiya_s_uchastiem_ministra/-/asset_ publish-
er/xK1BhB2bUjd3/content/id/2299241 (дата обращения: 11.09.2016).
5
Cм.: Asbeck H. Das Ultimatum im modernen Völkerrecht. Berlin-Grunewald, 1933.
6
См.: Grimal F. Threats of Force: International Law and Strategy. Routledge, 2012.
7
См.: Hill N. Was There an Ultimatum Before Pearl Harbour? // American Journal of International
Law. Vol. 42 (1948). P. 335.
8
См.: Ikle F. How Nations Negotiate. New York, 1964.
9
См.: Johann H. Begriff und Bedeutung des Ultimatums im Volkerrecht, Berlin, 1967.
451
дической точки зрения, не исключая и политологический аспект. В энцикло-
педии международного публичного права даётся следующее разъяснение:
«ультиматум – одностороннее заявление, которое состоит в императивном и
недвусмысленном предупреждении одного государства другому о том, что
если определенные заявленные условия не будут выполнены в установлен-
ный срок, то это послужит основанием для возникновения, изменения или
прекращения правоотношений между ними»1. Иными словами автор данного
го тезиса, немецкий юрист О. Роян, говорит об ультиматуме как о разновид-
ности односторонних актов в международном праве, с чем нельзя не согла-
ситься. Такой акт требует четкого и однозначного ответа. Отсутствие ответа
или промедление равносильно отказу.
Исторически первым возник ультиматум с условным объявлением вой-
ны. Длительное время он существовал как международный обычай, пока не
была принята III Гаагская конвенция об открытии военных действий 1907
года, статья 1 которой устанавливает, что военные действия между государ-
ствами не должны начинаться "без предварительного и недвусмысленного
предупреждения, которое будет иметь или форму мотивированного объявле-
ния войны, или форму ультиматума с условным объявлением войны". Исто-
рии известны оставшиеся без ответа и послужившие основанием для начала
войны ультиматумы Великобритании и Франции, адресованные Германии 3
сентября 1939 г., после вторжения последней в Польшу. Французский юрист-
международник Ж.-П. Жак указывает в этой связи, что если в случае юриди-
ческого акта значимость созданной нормы определяется именно заявлен-
ной волей, то юридический факт вызывает механическое применение уже
существующей нормы2.
Сегодня же согласно определению агрессии по смыслу Резолюции 3314
(ХХIХ) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974 года, сам факт объявле-
ния войны, которая не является самообороной по статье 51 Устава ООН, не
превращает войну противоправную в войну законную и является агрессией.
В этой части статья 1 III Гаагской конвенции 1907 г. противоречит общепри-
знанному принципу неприменения силы или угрозы силой, а коллизия между
ними разрешается в пользу нормы juscogens. Позиция о неправомерности
ультиматума об объявлении войны подтверждена и Международным судом
ООН3. В XXI веке можно говорить о неактуальности положений III Гаагской
конвенции 1907 г.
По мнению О. Рояна, ультиматум может быть формой предупреждения
о прекращении или приостановлении международных договоров, установле-
нии или разрыве дипломатических отношений при условии, что наступление
                                                            
1
Rojahn R. Ultimatum // Bernhardt (ed.). Encyclopedia of Public International Law. Amsterdam,
New York, Oxford. 1981. Vol. 1. P. 250.
2
См.: Jacqué Jean-Paul. Éléments pour une théorie de l'acte juridique en droit international public.
Paris, 1972. Р. 193
3
См.: Консультативное заключение Международного Суда ООН "Законность угрозы ядерным
оружием или его применения" от 8 июля 1996 года // ICJReports. 1996. P. 226.
452
правовых последствий поставлено в зависимость от несоблюдения или со-
блюдения указанных требований1. Одним из немногих примеров является
нота от 16 июня 1919 года, предъявленная Германии союзными державами о
том, что если в течение 5 дней будут приняты положения Версальского мир-
ного договора, то с 16 февраля 1919 будет установлено перемирие. Интересна
и советская нота от 27 ноября 1958 г., адресованная правительствам США,
Франции и Великобритании, в которой СССР заявил, что подпишет отдель-
ный мирный договор с Германской Демократической Республикой, если за-
падные державы договорятся вывести свои войска из Западного Берлина в
течение 6 месяцев.
Ультиматум может быть заявлен любым субъектом международного
права, в том числе международной организацией. Важно при этом, чтобы
ультиматум заявлял уполномоченный орган в пределах конституционного
(уставного) мандата субъекта и был официально доведен до другой стороны.
Передача каких-либо требований одного субъекта другому через СМИ или
иные неофициальные каналы не будет иметь юридических последствий для
изменения statusquo в межгосударственных отношениях.
Таким образом, ультиматум может иметь форму обычая, конвенционной
нормы, дипломатической ноты. Как правило, но не обязательно, он имеет
письменную форму и может являться частью демарша2. Развивая выводы
зарубежных учёных об ультиматуме как юридическом факте, хотелось бы
отметить его технико-юридические характеристики. Так, Совет Безопасности
ООН в пункте 1 Резолюции 678 (1990) от 29 ноября 1990 г. потребовал, «что-
бы Ирак полностью выполнил резолюцию 660 (1990) и все последующие со-
ответствующие резолюции, и постановил, сохраняя в то же время все свои
решения, предоставить Ираку одну последнюю возможность, в качестве пау-
зы доброй воли, сделать это»3. Далее Совет Безопасности ООН в пункте 2
резолюции уполномочил все государства-члены, сотрудничающие с прави-
тельством Кувейта, «если Ирак на 15 января 1991 года или до этой даты пол-
ностью не выполнит, как предусматривается в п. 1 выше, упомянутые резо-
люции, использовать все необходимые средства с тем, чтобы поддержать и
выполнить резолюцию 660 (1990) и все последующие соответствующие ре-
золюции и восстановить международный мир и безопасность в этом рай-
оне»4. В силу статьи 25 Устава ООН данный ультиматум, адресованный Со-
ветом Безопасности Ираку, имеет обязательную юридическую силу.
Приведенный выше пример интересен тем, что выраженное в нем тре-
бование исходит от международной организации к государству, имеет форму
резолюции, а не конвенционной нормы, обычая или дипломатической ноты.
                                                            
1
См.: RojahnR. Op. cit.
2
См.: Ibid. P. 251.
3
Резолюция Совета Безопасности ООН S/RES/678 (1990) от 29 ноября 1990 г. «Ситуация в
отношениях между Ираком и Кувейтом». URL: http://www.un.org/ru/sc/documents/resolutions/1990
(дата обращения: 11.09.2016).
4
Там же.
453
Исходя из этого, и, принимая во внимание многоаспектность явления и его
правовую, а не политическую сущность, предлагается рассматривать ульти-
матум как приём юридической техники, то есть саму формулировку позиции
и ее объективное выражение.
Ультиматум (как юридическая конструкция) – это закрепленная в ка-
ком-либо источнике международного права и основанная на требовании од-
ного субъекта международного права другому модель правового явления
(юридического факта, правоотношения, прав и обязанностей и др.), приме-
няемая в регулировании международных отношений при наличии опреде-
ленного срока и условий, исполнение или неисполнение которых является
основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотноше-
ний между субъектами международного права.
Законность ультиматума оценивается в зависимости от содержания тре-
бований. Очевидно, правомерный ультиматум не должен противоречить
нормам juscogens. Следует исходить из того, что право на законный ультима-
тум должно быть закреплено в международных документах. Это снимет во-
просы относительно того, кто, в каких случаях, в какой форме может заяв-
лять ультиматум. Кроме того, станет невозможной квалификация такого по-
ведения как нарушение общего обязательства мирного разрешения спора
(статья 33 Устава ООН) или положений конкретного договора, в котором
стороны условились при возникновении разногласий решать их путем пере-
говоров или обращения в арбитраж. Сейчас же, к сожалению, законное ис-
пользование ультиматума сильно ограничено.

Беляева В.О.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Ядерное оружие и международное право в XXI веке
Сегодня перед человечеством стоят множество проблем, но, возможно,
одной из самых острых проблем, затрагивающей непосредственно существо-
вание всего земного шара, является вопрос о наличии, разработке и примене-
нии ядерного оружия. Эта проблема становилась предметом достаточно серь-
езного анализа в международном праве.
За всю мировую историю ни одно государство не использовало против
другого силу ядерного оружия, за исключением атомных бомбардировок Со-
единёнными Штатами Америки в 1945 г. Хиросимы и Нагасаки. С того вре-
мени мощь этого оружия стала еще смертоноснее. С 1980-х годов не угасает
яростное обсуждение места ядерных снаряжений в jusadbellum1. Государства
                                                            
1
См.: Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН A/RES/49/75K от 15 декабря 1994 года. Запрос
консультативного заключения Международного Суда ООН относительно законности угрозы
ядерным оружием или его применения.
454
при формулировании своей позиции по данном вопросу разделились на три
лагеря. К первому лагерю (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай)
относятся государства, имеющие ядерное оружие, ссылающиеся на закон-
ность его наличия. Во второй лагерь (Япония, Южная Корея) входят государ-
ства, не имеющие своих собственных ядерных боеприпасов, но обладающих
союзниками, у которых они присутствуют. При этом, естественно, они не
считают наличие оружия незаконным. И третий лагерь (Аргентина, Бразилия,
Египет, Ливия) составляют государства, не имеющие ни ядерного снаряже-
ния, ни сторонников с их собственным складом боеголовок. Эти государства
против самого существования ядерного оружия, которое, по их мнению, не-
сет огромную опасность человечеству и цивилизации. При наличии таких
разнообразных позиций в международном сообществе, естественно, что го-
сударствам сложно прийти к какому-либо единому консенсусу.
Первый звонок к решению вопроса о правомерности применения ядер-
ного оружия прозвенел ещё в июле 1996 г. Именно тогда Международный
Суд ООН вынес своё консультативное заключение по этому поводу.
Анализируя заключение Суда о применении оружия, можно сказать, что
Суд предусматривает попытку исключить возможность нападения со сторо-
ны другого государства. Чтобы не дать одному государству напасть на дру-
гое, посягнуть на его суверенитет и целостность, необходимо чтобы первое
государство дало знак о наличии у него оружия. При этом необходимо руко-
водствоваться такими действиями, которые могут быть признаны правомер-
ными, т.е. осуществляемыми в соответствии с Уставом.
Вообще некоторые государства (Индонезия, Малайзия) полагают, что
одно обладание ядерным орудием уже составляет реальную угрозу, посколь-
ку логически из самого обладания явствует готовность использовать его по
назначению. Но она может быть реализована при наличии чрезвычайных об-
стоятельств (при угрозе существованию государства). Имеется следующее
заключение Суда: «С учетом нынешнего состояния международного права ...
Суд не может окончательно сделать вывод, является ли угроза или примене-
ние ядерного оружия законным или незаконным в экстремальных обстоя-
тельствах самообороны, в которых само существование государства будет
поставлено на карту»1.
Какие обстоятельства считать чрезвычайно опасными? Как расценить
право государства на существование так, чтобы применение им угрозы силой
не вступало в противоречие с Уставом ООН?
Определённая часть государств (Индонезия, Малайзия, Науру) сегодня
предлагает понимать угрозу ядерного оружия через формулу, которая в меж-
дународном праве получила известность как "формула Броунли" (Brownlie-
formula) (названа именем автора, ее предложившего - известного британского
юриста-международника Я. Броунли). Суть ее сводится к тому, что если ис-
                                                            
1
Консультативное заключение МС ООН "Законность угрозы ядерным оружием или его при-
менения" от 8 июля 1996 года // ICJ Reports. 1996. Para. 97.
455
пользование какой-либо силы считается запрещённым, то и угрожать ее ис-
пользованием и не стоит намереваться. Это противозаконно1. Отсюда исхо-
дит вывод: осуществлять даже потенциальную попытку угрозы ядерным
оружием нельзя. По сути, это противоречит пункту 4 статьи 2 Устава ООН.
В контексте анализа заключения Суда представяет интерес еще один во-
прос: может ли государство угрожать применением ядерного оружия в пре-
делах своей территории?2. Суд отказался рассматривать такие ситуации, пре-
жде всего, на том основании, что ни одно государство в процессе консульта-
тивного производства не обращался к нему с подобным вопросом. Более то-
го, данная проблема, возможно, показалась Суду сверхтеоретизированной и
маловероятной, поскольку сложно представить ситуцию, при которой госу-
дарство пойдет на самоуничтожение.
Однако, такую ситуацию, при которой государство может угрожать
применением ядерного оружия в пределах собственной территории, едва ли
можно полностью исключать. В качестве субъектов, которые могут нахо-
диться под угрозой на территории угрожающего государства не обязатель-
но могут выступать физические или юридические лица государства граж-
данства либо национальности угрожающего государства. Это означает то,
что государство может грозить использованием ядерного оружия, в частно-
сти, маломощных ядерных боеголовок против вооружённых сил, находя-
щихся на территории этого самого государства, которое желает применить
угрозу. Так, в 1990 Кувейт мог бы угрожать применением тактических
ядерных боеголовок против воинских частей Ирака, продвигавшихся в пус-
тыни северного Кувейта.
При детальном изучении вопроса о субъектах, к которым угроза приме-
нима, стоит упомянуть о негосударственных акторах. В международно-
правовой литературе предлагают выделять несколько гипотетических ситуа-
ций, при которых возможно узроза применения ядерного оружия против не-
государственных акторов в порядке самообороны: 1) в пределах собственной
территории государства, которое непосредственно угрожает (например, Рос-
сия против боевиков в отдалённых регионах Кавказа); 2) в пределах террито-
рии другого государства (Израиль против организации "Хезболла" на ливан-
ской или сирийской территории); 3) вне пределов территории какого-либо
государства (Израиль против организации "Хезболла" в открытом море)3.
Следует признать, что не было бы такой запутанности в определении
места ядерного оружия в jusadbellum, если бы имелся определённый между-
народно-правовой акт, в котором чётко были бы определены, прежде всего,
понятие ядерного оружия, его составные элементы, чрезвычайные обстоя-
                                                            
1
См.: Brownlie I. International Law and the Use of Force by States. Oxford University Press, 1963.
P. 364.
2
См.: Hayashi N. Legality under jus ad bellum of the threat of use of nuclear weapons // Nystuen
G., Casey-Maslen S., Bersagel A.G. (eds.). Nuclear weapons under international law. Cambridge, 2014.
P. 46.
3
Cм.: Hayashi N. Op. cit. P. 47.
456
тельства, при которых оно могло бы выступить хотя бы средством устраше-
ния для обеспечения жизнедеятельности государства либо, наоборот, содер-
жался запрет его использования вообще.
Конечно, на протяжении истории принимались акты, в которых госу-
дарства пытались ограничить применение ядерного оружия. Это, например,
Декларация о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия,
которая была принята резолюцией 1653 (XVI) Генеральной Ассамблеи ООН
от 24 ноября 1961 года. По названию акта можно судить об упоминании за-
прета на использование ядерного оружия. Однако ни в этой декларации, ни в
других документах международного характера, ни в консультативном заклю-
чении Суда ООН не определена конкретная санкция, которая должна приме-
няться в ходе использования государством ядерного оружия. И это вследст-
вие отсутствия в них норм прямого запрета о применении этого оружия.
Даже анализируя преамбулы некоторых актов (пункт 11 преамбулы До-
говора о нераспространении ядерного оружия 1968 года), можно увидеть, что
государства-участники стремятся способствовать «уничтожению всех суще-
ствующих запасов ядерного оружия и исключению ядерного оружия из на-
циональных арсеналов...». Стремятся, но сегодня сказать о том, что по всему
миру идёт сокращение ядерного оружия, да и процесс разоружения в целом
нельзя, особенно в современных условиях борьбы многих государств мира с
террористической организацией "Исламское государство" (ИГИЛ).
Бесспорно, что следует избегать как использования ядерного оружия,
так и угрозы его использования, посколькку это таит в себе опасность для
существования планеты Земля. Вопрос о нормативном регулировании и мес-
те ядерного оружия остаётся в международном праве открытым и спорным.
И всё же Международный Комитет Красного Креста (МККК) "призывает
государства принять меры для снижения риска распространения этого ору-
жия и стремиться к действиям о полном его запрещении и уничтожении"1, с
чем сложно не согласиться.

Вихарев А.А.
юридический факультет Российского государственного
педагогического университета имени А. И. Герцена
студент
Территориальные споры в XXI веке: поиск международно-правовых
механизмов разрешения
Споры между государствами за территории известны с незапамятных
времен, частота которых не уменьшается и в наши дни. Желание владеть оп-
ределенной землей зачастую являлось первопричиной кровавых столкнове-
                                                            
1
Официальный сайт МККК .URL:https://www.icrc.org/rus/war-and-law/weapons/nuclear-
weapons/overview-nuclear-weapons.html (дата обращения: 05.10.2016).
457
ний. Это происходило веками и происходит сегодня. Но международное со-
общество, наученное горьким опытом прошлого, создало некоторые меха-
низмы урегулирования конфликтов, чтобы предотвратить гибель населения.
Вырабатывая подходы урегулирования, государства стараются сократить
количество территориальных споров в наши дни.
В настоящий момент существует определенный механизм урегулирова-
ния территориальных споров. Прежде всего, речь идет о принципе мирного
разрешения международных споров, закрепленном в Уставе ООН. В статье 2
Устава ООН говорится, что все члены ООН решают свои международные
споры мирным путем. Конкретнее об этом говорит Заключительный акт Со-
вещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. В главе 1
части 5 "Мирное урегулирование споров" упомянутого выше акта сказано,
что государства-участники акта для разрешения споров "…будут использо-
вать такие средства как переговоры, обследование, посредничество, прими-
рение, арбитраж, судебное разбирательство и иные мирные средства по их
собственному выбору".
Наличие территориального конфликта порождает большие трудности,
чем может казаться. Речь идет не только о противостоянии двух сторон и
реакции общественности. В конфликте задействованы и другие стороны. В
современном мире распространена идея союзничества и договорных обяза-
тельств между странами. Поэтому, при территориальных конфликтах между
двумя сторонами, эти стороны связаны с другими государствами. Можно
видеть это на примере последних событий в Йемене и действий Лиги араб-
ских государств. При подобных ситуациях проблемой является то, что в ме-
ждународном праве попросту нет регуляторов разрешения споров, когда
конфликтующие стороны замешаны в союзничестве. Разрешение территори-
альных споров усложняется при наличии третьих сторон.
Если же конфликт, главным образом, завязан на экономических благах и
важных ресурсах, его решение представляется более сложным, и влияние
международного сообщества не так велико. Оно сводится к желанию полу-
чить под свой контроль некие ценные, с точки зрения экономики страны, ре-
сурсы. На сегодняшний день одним из подобных неразрешенных территори-
альных споров является кризис в арктическом регионе.
Страны, географически близко расположенные к северной полярной об-
ласти, еще в XX веке на протяжении нескольких десятилетий вели террито-
риальные споры между собой. В ходе научных исследований в Арктике были
обнаружены огромные запасы природных ресурсов. По разным подсчетам, в
недрах арктического шельфа сосредоточено до 113 млрд. тоннуглеводоро-
дов1, что составляет 25% от общемировых ресурсов углеводородов. Здесь
также возможна добыча золота, никеля и других ценных и редкоземельных

                                                            
1
См.: Гетьман-Павлова И.В. Международное право. М., 2015. С. 588
458
металлов1. Именно открытие полезных природных ресурсов в Арктике поло-
жило начало новым, более ожесточенным территориальным притязаниям.
Правовой статус арктического пространства прямо не регламентирован
на международном уровне. Фрагментарно правовой режим Арктики опреде-
ляется национальным законодательством арктических стран и международ-
но-правовыми соглашениями, преимущественно в сфере охраны окружаю-
щей среды. В правовых и территориальных вопросах многие страны при-
держиваются норм Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., согласно ко-
торой страны могут увеличить свою 200-мильную экономическую зону, если
докажут, что глубоководные возвышенности, хребты, на которые они пре-
тендуют, имеют связь с континентом, по сути, являются его продолжением2.
В наши дни ситуация несколько обострилась. Можно наблюдать как
Арктические страны начинают делить территории в соответствии со своими
интересами, при этом размещая военный контингент в этих регионах. Пока-
зательны примеры построения военной базы РФ, постоянные действия воен-
ной разведки Дании, которая разрабатывает размещение своей военной час-
ти. Действия военной организации можно увидеть и у Канады. Причины по-
добного поведения более чем ясны. Речь идет буквально о разделе крайне
богатых регионов с полезными природными ресурсами, а также, что имеет не
меньшую важность, контроле над транспортными потоками, такими как, на-
пример, Северный морской путь.
В наши дни ощущается острая нехватка международного нормативного
документа, регулирующего международное сотрудничество государств в
Арктике. Мировому сообществу, прежде всего ООН, следует заняться разре-
шением данной проблемы уже сейчас. При отсутствии должного норматив-
ного акта любой опрометчивый поступок может положить начало конфликту
между странами, тем более, когда между ними уже существуют политиче-
ские разногласия.
Представляется, что ООН должна определиться с основными положе-
ниями и принципами сотрудничества между Арктическими странами и пред-
ложить рассмотреть принятие документа, четко определяющего правовой
статус Арктики, определяющий порядок разграничения ее территории, со-
держащий перечень возможных действий, которые страны будут правомочны
осуществлять (например, добыча полезных ископаемых на своей территории
при определенных условиях, сохраняя экологическую безопасность), а также
предусматривающий порядок разрешения споров между государствами и
определенную ответственность за нарушения данного документа.
Международно-правовой подход, желание международного сообщества
мирно решать острые спорные ситуации, однако, не стал универсальной па-
нацеей и не привёл к полному избавлению государств-членов ООН от воен-
ных путей решения своих споров.
                                                            
1
См.: Опасная Арктика // Российская газета. 2007. 27 июля.
2
См.: Арктический мост // Российская газета. 2014. 15 декабря.
459
Тем не менее, умалять роль ООН, в компетенцию которой входят реше-
ние вопросов международной безопасности, в мирном урегулировании спо-
ров нельзя. Очевидно, многие территориальные споры, особенно не имеющие
экономической подоплёки, довольно успешно разрешаются в рамках ООН.

Волков Д.С.
факультет права НИУ «Высшая школа экономики»
студент
Международное космическое право: проблемы и перспективы развития
в XXI веке
В последнее время все больше государств в мире проявляют интерес к
освоению космического пространства. Одни страны, такие как Китай, пыта-
ются повторить уже достигнутые в ходе космической гонки СССР и США
результаты. Они проводят запуски искусственных спутников, осуществляют
пилотируемые полеты, создают орбитальную станцию. Космические агентст-
ва России и США, в свою очередь, разрабатывают более сложные по степени
реализации программы освоения Луны и Марса. В связи с этим повышается
актуальность исследования различных вопросов правового регулирования
использования космического пространства.
Необходимость регулирования статуса космического пространства и не-
бесных тел возникла в середине XX в., когда прогресс науки и техники по-
зволил осуществлять как непилотируемые, так и пилотируемые полеты в
космос. Через два года после полета Ю. Гагарина Генеральная ассамблея
ООН в 1963 году приняла Декларацию правовых принципов, регулирующих
деятельность государств по исследованию и использованию космического
пространства. Основной целью этого документа являлось развитие междуна-
родного сотрудничества в исследовании космоса для блага всего человечест-
ва. Особо подчеркивалось, что использование космического пространства
должно осуществляться в соответствии с международным правом, не нару-
шая международный мир и безопасность.
Большинство положений данной Декларации в дальнейшем было ис-
пользовано для составления Договора о принципах деятельности государств
по исследованию и использованию космического пространства, включая Лу-
ну и другие небесные тела (далее - Договор о космосе), носящего в настоящее
время основополагающий характер для международного космического права.
Договор был ратифицирован большинством государств, включая СССР и
США.
Статьи 1 и 2 Договора о космосе закрепляют принципы совместного ис-
пользования космического пространства, а также запрета его национального
присвоения. Исследование и использование космического пространства
осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их
экономического или научного развития. Таким образом, Договор предусмот-
460
рел, что космос открыт для исследования и использования всеми государст-
вами, а не только главными космическими державами, без какой бы то ни
было дискриминации, на основе равенства и при свободном доступе во все
районы небесных тел. Также Договор запрещает размещение в космосе лю-
бых видов вооружений.
Однако, как отмечается в науке, институциональное обеспечение ука-
занных положений до сих пор отсутствует. Не создан и международный ор-
ган по космическому пространству, в отличие от Международного органа по
морскому дну, посредством которого государства-участники управляют мор-
ским дном от имени всего человечества1.
Также Договор о космосе оставляет открытым вопрос о том, можно ли
добывать полезные ископаемые в космосе. Формально добыча ископаемых не
запрещена, до тех пор, пока добывающая сторона не нарушит принцип за-
прета национального присвоения космического пространства, исключив дос-
туп всех остальных стран к горнодобывающей станции и определенному уча-
стку небесного тела2.
Однако 26 ноября 2015 г. в США был принят SpaceResourceExploratio-
nandUtilizationAct, разрешающий коммерческим компаниям и гражданам
США добывать полезные ископаемые на астероидах и на любых иных объек-
тах в открытом космосе. Акт предусматривает, что эти ресурсы поступают в
собственность гражданина, который имеет право свободно транспортировать,
использовать и продавать их. При этом в тексте неоднократно встречаются
оговорки, что Акт должен соблюдаться в соответствии с международными
обязательствами США3. Между тем некоторые научные издания уже поста-
вили под сомнение правомерность Акта как нарушающего Договор о космо-
се, запрещающий одностороннее и неконтролируемое коммерческое исполь-
зование космоса4.
С целью конкретизации Договора о космосе по отношению к Луне и иным
небесным телам Солнечной системы в 1979 г. было принято Соглашение о дея-
тельности государств на Луне и других небесных телах, вступившее в силу в
1984 г. Примечательно, что две главные космические державы, СССР и США, в
отличие от Договора о космосе в данном Соглашении не участвовали.
Соглашение о Луне в статье 11 предусматривает, что Луна и ее природ-
ные ресурсы являются общим наследием человечества. Когда станет очевид-
                                                            
1
См.: Международное право = Völkerrecht / Витцтум В.Г. и др; пер. с нем. М., 2011. С. 576.
2
См.: Белобородова А.Н., Фарафонтова Е.Л. Проблема правового регулирования в области
добычи полезных ископаемых в космическом пространстве // Актуальные проблемы авиации и
космонавтики. 2013. №9. С. 279–280.
3
См.: U.S. Commercial Space Launch Competitiveness Act. Title IV – Space Resource Exploration
And Utilization // Official site of United States Government Publishing Office. URL:
http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/ BILLS-114hr2262enr/pdf/BILLS-114hr2262enr.pdf (датаобращения:
05.10.2016).
4
См.: Who owns space? US asteroid-mining act is dangerous and potentially illegal // URL:
http://phys.org/news/ 2015-11-space-asteroid-mining-dangerous-potentially-
illegal.html(датаобращения: 05.10.2016).
461
но, что эксплуатация ресурсов Луны будет возможна в ближайшее время,
государства - участники обязуются установить международный режим их
использования. Он включает упорядоченное и безопасное освоение природ-
ных ресурсов, их рациональное регулирование, а также справедливое распре-
деление между всеми участниками Соглашения благ, получаемых от ресур-
сов, с особым учетом интересов и нужд развивающихся стран. По всей види-
мости, именно данное положение не устроило главные космические державы,
уже тогда вынашивавшие планы по созданию лунных баз и добычи ископае-
мых на Луне. Сейчас эти идеи получили свое дальнейшее развитие. В частно-
сти, на Луне планируется добывать гелий-3.
Соглашение о Луне предусматривает, что поверхность или недра Луны,
ее природные ресурсы не могут быть собственностью какого-либо государст-
ва, организации или неправительственного учреждения или любого физиче-
ского лица. Размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала,
космических аппаратов, станций и оборудования не создает права собствен-
ности на поверхность или недра Луны.
Фактически Соглашение в этой части конкретизирует принцип запрета
национального присвоения небесных тел. Именно в силу этого принципа
юридически ничтожны все договоры о продаже участков на Луне или ином
небесном теле с переходом участка в собственность покупателя. Однако неко-
торые предприимчивые фирмы продолжают торговать участками, выдавая
разнообразные свидетельства о собственности, сертификаты и даже лунные
паспорта1. Между тем, как отмечают некоторые исследователи, символиче-
ское приобретение участка на Луне не всегда может быть связано с попыткой
приобрести право собственности. Например, Соглашению о Луне не будет
противоречить продаваемое право опустить капсулу с прахом конкретного
человека на конкретный участок Луны, когда для этого появится техническая
возможность2.
Вероятно, в будущем возможны два сценария развития международного
космического права. При первом из них космос останется территорией с ме-
ждународным режимом, общим достоянием всего человечества, и государст-
ва будут осваивать его совместно на основе сотрудничества и взаимопомощи.
Реализация первого сценария более реалистична в том случае, если полеты в
космос и колонизация других планет по-прежнему будут оставаться для чело-
вечества крайне сложным и опасным проектом, требующим громадных фи-
нансовых вложений и передового развития технологий. При таких условиях
отдельное государство вряд ли сможет в одиночку заселять другие планеты и
масштабно добывать на них полезные ископаемые.

                                                            
1
Например, некий российский магазин лунной недвижимости предлагает приобрести участок
в 40 соток на Луне за 2000 руб, выдавая покупателю «сертификат с пятью степенями защиты» //
URL: http://moon-sale.com (дата обращения: 05.10.2016).
2
См.: Вылегжанин А.Н., Юзбашян М.Р. Космос в международно-правовом контексте // Меж-
дународные процессы. 2011. № 3. С. 19.
462
Однако если в недалеком будущем совершится очередная техническая
революция, в частности, будут созданы принципиально новые типы ракетных
двигателей, сокращающие финансовые и временные затраты на космические
полеты, международное космическое право может измениться кардинальным
образом. Возможно, из-за исчерпания ресурсов Земли отдельные государства
и крупные транснациональные корпорации начнут колонизацию Луны и
Марса, считая отдельные участки поверхности или же целые планеты своей
национальной территорией. Понятно, что в таких условиях вряд ли будут
соблюдаться современные принципы демилитаризации космоса и бережного
отношения к экологическому состоянию других планет.
Проблемы, возникающие в этом случае, выходят далеко за рамки право-
вой науки. В частности, как сильно возрастет экономическое неравенство на
Земле? Насколько этично добывать природные ресурсы на других планетах,
особенно там, где потенциально может возникнуть жизнь и биосфера? Не
нанесет ли использование ядерной энергии и ядерного оружия в космосе вре-
да природе Земли?
Поэтому предпочтительным является первый вариант развития между-
народного космического права. Так, сотрудничество между государствами в
будущих научных исследованиях позволит больше узнать об устройстве все-
ленной и природе других планет. А бережная и ответственная добыча косми-
ческих ресурсов поможет снизить степень неравенства в мире отчасти из-за
передачи части полученных благ развивающимся странам, отчасти из-за об-
щего повышения уровня жизни человечества.

Галстян Г.Г.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
магистрант
Геноцид армян в Османской империи в XX веке: международно-
правовая реакция в XXI веке
Геноцид армян - одно из наиболее трагичных событий в истории чело-
вечества. Казалось бы, факты более чем столетней давности уже давно долж-
ны были получить однозначную правовую и политическую оценку, однако и
в XXI веке сохраняется большое количество проблем юридического характе-
ра. Уже более века назад действия турецких властей по отношению к армян-
скому народу были официально подвергнуты резкой критике. Так, в совмест-
ном заявлении, опубликованном 24 мая 1915 г., державы Антанты осудили
первые массовые убийства, совершенные в сельских районах вилайета Ван,
«это новое преступление против человечества и цивилизации, совершенное
Турцией»1.

                                                            
1
Цит. по: Кеворкян Р. Геноцид армян. Полная история. М., 2015. С. 856.
463
Стоит обратить внимание на то, что и в дальнейшем многие государства
и международные организации признавали геноцид армян. Особого внима-
ния заслуживает тот факт, что парламент Андского сообщества наций, в со-
став которого входят Чили, Боливия, Перу, Эквадор и Колумбия,
17 сентября 2016 года единогласно принял резолюцию о признании геноцида
армян1. Кроме того, геноцид армян признан авторитетными международны-
ми организациями: Советом Европы, Европарламентом, Парламентом Латин-
ской Америки (Parlatino), Комиссией ООН по военным преступлениям и
Подкомиссией ООН по предотвращению дискриминации и защите мень-
шинств.
Вместе с тем, заявления отдельных государств и судебная практика сви-
детельствуют о весьма неоднозначной оценке возможности международного
признания геноцида армян.
С точки зрения международного права наибольший интерес представля-
ет вопрос об ответственности современной Турции за совершенные действия.
Как отмечает эксперт по международному праву и профессор Католического
университета Лувэна Дж. Верховен, сегодня нет в живых всех ответственных
за резню физических лиц, о которых идет речь, в этом случае не существует
конкретной заинтересованности в обсуждении вопроса о наказании. Невоз-
можность применения принципа наказуемости не означает, что отсутствует
факт нарушения закона и что в принципе Турция не должна нести как-то от-
ветственность за преступления в «гражданском» смысле2.
Рассматривая вопрос об ответственности Турции за геноцид армян,
важное значение принимает вопрос о компенсации ущерба жертвам геноцида
либо их правопреемникам. Компенсации подлежит не только причинённый
материальный ущерб, но и, что имеет немаловажное значение, моральный
ущерб3.
Особого внимания заслуживает вопрос о правопреемстве Турции. На
фоне официальных заявлений нынешних турецких властей о возвращении к
«неосманизму» государственные структуры Турции отказываются признать
себя правопреемниками Османской империи. Представляет интерес судеб-
ный процесс, который продолжается уже многие годы в США. Граждане
США А. Бакалян, А. Арутюнян и Р. Махтесян, которые являются потомками
лиц, подвергшихся гонениям в период геноцида, в 2010 году предъявили иск
к правительству Турции, Центрального банка и Сельскохозяйственного банка
Турции («Ziraat Bank») из-за незаконной конфискации земельного участка.
                                                            
1
См.: Парламент Андского сообщества наций признал Геноцид армян // URL:
http://aspekty.net/2016/ parlament-andskogo-soobshhestva-natsiy-priznal-genotsid-armyan (дата об-
ращения: 27.09.2016).
2
См.: Verhoeven J. The Armenian People and International Law // Libaridian G. (ed.). A Crime of
Silence, The Armenian Genocide: Permanent Peoples’ Tribunal. London, 1985. P. 206, 207.
3
См.: Григорян И.Т., Акопян А. В. Международно-правовые проблемы обеспечения ответст-
венности за совершенный геноцид // Право: история, теория, практика: материалы III междуна-
родной научной конференции (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). СПб., 2015 С. 135-139.
464
Дело осложняется еще и тем, что на части этого участка теперь располагается
американская военная база «Инджирлик». По мнению истцов, Турецкая Рес-
публика, Центральный банк и Сельскохозяйственный банк Турции получают
несправедливую выгоду от конфискованного имущества. В связи с тем, что
все обвиняемые по делу осуществляют коммерческую деятельность в США,
спор рассматривался федеральным окружным судом. Суд Лос-Анджелеса
принял решение в связи с представленным тремя армянами иска, по которо-
му обязал официальную Анкару стать ответчиком в судебном деле. Однако
турецкая сторона отказалась от этого, несмотря на то, что Госдепартамент
США направил МИД Турции ноту, в которой содержится соответствующее
требование1. По мнению ответчиков, они не являются правопреемниками
Османской империи, так как современное государство Турция было основано
в 1923 году после объявления ее республикой. Вместе с тем, подобная пози-
ция представляется крайне спорной, так как судебная практика того времени
свидетельствует об обратном. В частности, в 1926 году Амстердамский ок-
ружной суд в своем решении, четко установил, что, несмотря на то, что Тур-
ция уже не является империей, республика Турция является продолжателем
личности Османской империи2.
Другим любопытным аспектом проблемы является свобода слова при-
менительно к вопросу о геноциде армян. В этой связи следует обратиться к
Постановлению Большой палаты ЕСПЧ по делу «Перинчек против Швейца-
рии» (жалоба № 27510/08) от 15 октября 2015 года3. Большая палата не стала
прямо устанавливать, могут ли высказывания заявителя Перинчека надлежа-
щим образом быть охарактеризованы как отрицание геноцида или его оправ-
дание по смыслу пункта 4 статьи 261 bis Уголовного кодекса Швейцарии, а
ограничилась рассмотрением вопроса о характере высказываний заявителя.
Большая палата по результатам рассмотрения дела пришла к тому выводу,
что высказывания Перинчека не могли затронуть национальную идентич-
ность армян и привели к неоправданно суровой уголовной ответственности
заявителя, несмотря на то, что международные обязательства Швейцарии это
не предполагают. Но вместе с тем, следует заметить, Большая палата отказа-
ла в удовлетворении требований по возмещению морального вреда, аргумен-
тируя это тем, что само признание нарушения статьи 10 Европейской кон-
венции о защите прав человека и основных свобод 1950 года о свободе вы-
ражения мнения является достаточной компенсацией морального вреда.

                                                            
1
См.: Турция открещивается от правопреемства Османской империи // URL:
https://regnum.ru/news/polit/ 1449813.html (дата обращения: 09.10.2016).
2
См.: Roselius and Company of Bremen in Germany (plaintiff ) v. (1) Dr. Ch. F. Karsten, Advocate
of Huizen in Holland (defendant); (2) The Turkish Republic at Angora (intervener), 1925, District Court
of Amsterdam // Annual Digest (1925-1926). No. 26.
3
См.: Постановление Большой палаты ЕСПЧ по делу «Перинчек против Швейцарии» (жалоба
N 27510/08) от 15 октября 2015 года // URL: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-158235 (дата об-
ращения: 09.10.2016).
465
Подводя итог, можно сказать, что на сегодняшний день, очевидно, что
невозможно говорить об отсутствии ответственности современной Турции.
Практика как национальных, так и международных судов может свидетель-
ствовать именно об этом. Однако, сохраняются некоторые вопросы, которые
еще не получили своего решения с юридической точки зрения. Например,
несмотря на то, что вопрос о возмещении материального ущерба в результате
геноцида возник еще в XX веке, он до сих пор остаётся нерешенным. Пред-
ставляется, что применение Статей об ответственности государств за между-
народно-противоправные деяния 2001 года, в частности его статей 35-37,
предусматривающих различные формы возмещения, видится вполне логич-
ным юридическим решением данного вопроса.

Гаркуша-Божко С.Ю.
юридический факультет Санкт-Петербургского государственного
университета
студент
Международное право в XXI веке: почему его нарушают
и что с этим делать?
XXI век - это век прогресса и развития, но, к сожалению, это еще и век
различных глобальных проблем. Одной из таких проблем является тотальное
несоблюдение государствами норм международного права, на основе кото-
рых строятся не только взаимоотношения между государствами, но и общий
для всего человечества мир.
Причин этому многое. В данной статье будут рассмотрены некоторые из
них.
Современный мир - это мир технологий. Стремительное развитие ком-
пьютерных технологий привело не только к положительным результатам, но
и к таким проблемам как киберпреступления. Киберпреступления опасны
тем, что они могут затрагивать не одну юрисдикци. Они транснациональны,
но в последнее время явышли на «новый уровень». Их стали совершать госу-
дарства. Всем известен скандал, связанный с массовой слежкой Агентством
национальной безопасности США (АНБ) за тысячами пользователями соци-
альных сетей и за телефонными звонками по всему миру, который разразился
после того, как сотрудник АНБ Э. Сноуден предал эти сведения оглашению.
Такая слежка нарушает права человека, точнее право на тайну личной жизни,
а уважение прав человека является основополагающим принципом междуна-
родного права.
Массовая слежка также нарушает и другой принцип международного
права - принцип невмешательства во внутренние дела государства. И тем
самым развитие компьютерных технологий создает лазейку для нарушения
международного права.

466
Есть проблемы и с толкованием норм международного права. Государ-
ства толкуют эти нормы так, как им выгодно, что опять же влечет нарушения.
Показателен пример с принципом равноправия и самоопределения народов, а
точнее с его реализацией на примере Крыма и Косово. Если в случае с Кры-
мом большинство государств отстаивает позицию о том, что там были нару-
шения и отделение Крыма неправомерно, то в случае с Косово, по мнению
этих же государств, все было правомерно. Хотя в Крыму было все в соответ-
ствии с принципом самоопределения. Были условия для самоопределения, и
было демократическое свободное волеизъявление (референдум) без давления
извне. А вот в Косово не было даже референдума, и не было никаких предпо-
сылок для этого – было только неправомерное отделение, что также наруша-
ет и принцип территориальной целостности. Но при этом западные государ-
ства активно отстаивают независимость Косово, и при этом эту позицию за-
нял и Международный Суд ООН1.
Также внимание надо обратить на то, что государства не выполняют
свои обязательства, вытекающие из международных договоров. Пример тому
Украина, которая до сих пор так и не выполнила обязательства Минских со-
глашений2. Также Украина может служить примером того, как не выполня-
ются нормы права вооруженных конфликтов - в вооруженном конфликте на
Донбассе украинские вооруженные силы применили фосфорные бомбы, ко-
торые являются разновидностью зажигательного оружия, которое запрещено
Третьим протоколом к Конвенции о запрещении или ограничении примене-
ния конкретных видов обычного оружия от 10 октября 1980 г.. Также Украи-
на нарушает и нормы о ненападении на гражданские объекты (статью 52 До-
полнительного протокола №1 к Женевским конвенциям 1949 г.) и граждан-
ское население (статью 51 Дополнительного протокола №1 к Женевским
Конвенциям 1949 г.), и многие другие нормы МГП. Конечно, нарушение пра-
вил ведения войны можно также объяснить самой природой войны: война -
это насилие, а насилие порождает насилие3. Можно, конечно ссылаться на
известное изречение «Inter arma enim silent leges» («Когда гремит оружие,
законы молчат»), но в статье 1, общей для всех Женевских конвенций 1949
года государства обязуются при любых обстоятельствах соблюдать эти пра-
вила, что предполагает и обязательство доводить эти нормы до личного со-
става вооруженных сил любого государства4. Но попробуйте спросить самого
простого солдата об этих нормах, и вы убедитесь, что он их не знает.

                                                            
1
См.: Консультативное заключение Международного Суда ООН "Соответствие одностороннего
провозглашения независимости Косово нормам международного права" от 22 июля 2010 года.
2
Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Второе минское соглашение) - доку-
мент, согласованный на саммите в Минске 11-12 февраля 2015 года руководителями Германии,
Франции, Украины, России в формате «нормандской четвёрки» и подписанный контактной
группой, состоящей из представителей Украины, России и непризнанных Донецкой и Луганской
народных республик, с целью деэскалации вооружённого конфликта на востоке Украины.
3
См.: Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов. М., МККК, 2011. С. 1025.
4
См.: Там же. С. 630.
467
Проблемой также является то, что нормы об ответственности государств
носят обычный характер, а проект статей Комиссии международного права
2001 года так и не стал договором, поэтому привлечь государство к ответст-
венности достаточно сложно. А санкции на деле имеют очень политизиро-
ванный характер.
В отношении политизации также необходимо отметить, что она затро-
нула все сферы международно-правового регулирования - государства ис-
пользуют нормы международного права в своих политических интересах, но
это не самое главное, самое худшее - это то, что государства нарушают меж-
дународно-правовые нормы в угоду своим политическим интересам. И такая
проблема встала, когда мир стал однополярным, когда США возомнили себя
гегемоном мира, и поэтому перестали выполнять требования международных
договоров и обычаев. Вслед за этим так делать стали и другие государства. И
на фоне этого уже многие задумались об эффективности норм международ-
ного права. Конечно, международного права без политики не может быть,
т.к., как известно, международное право регулирует отношения между госу-
дарствами1, а эти отношения по природе политические. Но внешнеполитиче-
ские отношения должны соответствовать международно-правовым нормам и
опираться на них2, ведь международное право - это основа всей международ-
ной безопасности. И нарушение его норм приводит к политической дестаби-
лизации на некоторых территориях, как это было, в Сирии, Ливии. Это может
привести и различным кризисам, как, например, миграционный кризис в Ев-
ропе. В такой ситуации хочется процитировать слова Президента России В.В.
Путина, сказанные им на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН: «Вы
хоть понимаете теперь, что вы натворили?»3.
Возникает вопрос: что с этим делать? Сначала необходимо решить во-
прос о международно-правовой ответственности - необходимо создать меж-
дународный договор об ответственности государств. Что касается возможно-
сти привлечь государство к ответственности за международное правонару-
шение, то для этого необходимо создать многополярный мир. Эта задача эта,
конечно, труднореализуемая, но мировое сообщество должно стремиться к
этому. Развитые государства должны помогать развивающимся государст-
вам, чтобы они стали на тот же уровень развития. Конечно, на данном этапе
развития мирового сообщества такой цели не достичь, но есть вариант бипо-
лярного мира со страной, которая сможет противостоять США на междуна-
родной арене.
Важен вопрос и с ролью Организации Объединенных Наций. Как из-
вестно, она создавалась для поддержания международного мира и безопасно-
сти, в том числе и для контроля за исполнением международно-правовых

                                                            
1
Cм.: Международное право / Отв. ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М., 2007. С. 20.
2
См.: Там же. С. 26.
3
Текст выступления Президента РФ В.В, Путина на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН
// URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/50385 (дата обращения: 09.09.2016).
468
норм. Но как показывают последние события в мире, ООН не справляется
уже со своими задачами, и это проявляется не только в том, что отдельно
взятые государства влияют на мнение других при принятии решений в Гене-
ральной Ассамблее, Совете Безопасности и в других органах ООН. Конечно
же, консенсуса при принятии решений в ООН не было никогда, это при соз-
дании и не предполагалось, и нельзя забывать об особой роли Организации
Объединенных Наций, но в условиях стремительно меняющегося мира ООН
должна пытаться соответствовать этим изменениям и подстраиваться под
них1. Но как было замечено, эффективность работы Организации Объеди-
ненных Наций упала. В таких условиях требуется полная реформа ООН и
системы международных отношений и международного права. Необходимо
создать обновленную, соответствующую новым вызовам, систему междуна-
родного права, которая позволит своевременно и адекватно реагировать на
нарушение международно-правовых норм.
Исходя из всего этого, можно сделать вывод, что для того решить про-
блему нарушения норм международного права, необходимо в целом пере-
смотреть систему международных отношений в соответствии с вызовами
современного мира. И эта реформа должна быть целью мирового сообщества
на ближайшее время. Ведь только через реально действующее международ-
ное право можно достичь мира на земле.

Журков А.А.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
магистрант
Международно-правовое обеспечение энергетической безопасности
государств в XXI веке
На рубеже XX-XXI века перед мировым сообществом возникла пробле-
ма обеспечения международной энергетической безопасности. Актуальность
проблемы энергетической безопасности как наиболее важного компонента
государственной безопасности России и любой другой страны мира приобре-
тает большое значение. Во многом это продиктовано обострением конкурен-
ции между наиболее крупными производителями углеводородов и повыше-
нием объемов их потребления, что непосредственно связано с постоянно уве-
личивающейся численностью населения. Так, например, в Энергетической
стратегии России на период до 2030 года2 отмечается повышение спроса на
основные энергоресурсы.
Международно-правовое сотрудничество в сфере обеспечения энергети-
ческой безопасности и устойчивого развития стало формироваться после
энергетического кризиса 1973-1974 гг., оказавшего негативное влияние на
                                                            
1
См.: Там же.
2 Утв. распоряжением Правительства РФ от 13 ноября 2009 г. № 1715-р
469
экономики многих государств. Именно в этой связи в рамках Организации
экономического сотрудничества и развития было создано Международное
энергетическое агентство, которое определяет энергетическую безопасность
(energysecurity) как «уверенность в том, что энергия будет в распоряжении в
том количестве и того качества, которые требуются при существующих эко-
номических условиях»1. В современной российской науке международная
энергетическая безопасность определяется как «гарантия защищенности гра-
ждан и государства от угроз нарушения доступа к энергоресурсам, вызван-
ных проявлением неблагоприятных природных, техногенных, внутри- и
внешнеполитических, социально-экономических и других факторов»2. Одна-
ко необходимо отметить, что, несмотря на многочисленные исследования в
данной сфере, до сих пор не выработано единого определения термина
«энергетическая безопасность». Считаем, что это может привести к дезинте-
грации усилий мирового сообщества по созданию благоприятных условий
для всех субъектов энергетического рынка.
Государствами неоднократно предпринимались попытки с помощью
международно-правовых инструментов, например международных догово-
ров, урегулировать проблему обеспечения энергетической безопасности. Так,
в современных международных отношениях сложилась целая система взаи-
модействия между государствами, международными межправительственны-
ми организациями и транснациональными корпорациями. Первый уровень
составляют транснациональные корпорации, которые осуществляют энерго-
обеспечение двух и более государств. Во второй уровень уже входят страны-
экспортеры, страны-импортеры и государства, осуществляющие транзит
энергоресурсов. В качестве третьего уровня могут выступать такие регио-
нальные организации как Европейский союз, ОБСЕ, АТЭС, СНГ и др. Чет-
вертый уровень составляют институты, формирующие международную энер-
гетическую безопасность: ООН, ВТО, Международное энергетическое агент-
ство, ОПЕК, G7-G20, Международный энергетический форум, Форум стран-
экспортеров газа, Международное агентство по атомной энергии (МАГА-
ТЭ)3.
Основными международными договорами, которые обеспечивают га-
рантию энергетической безопасности как стран-производителей, так и стран-
импортеров энергоресурсов являются Европейская энергетическая хартия
1991 г. (ЕЭХ), которую Российская Федерация подписала, но не ратифициро-
вала (по состоянию на 21 октября 2016 г. вышла из режима временного при-
                                                            
1
Сайт Международного энергетического агентства (МЭА) URL:
https://www.iea.org/topics/energysecurity/subtopics/whatisenergysecurity/ (дата обращения:
21.10.2016 г.)
2
Миронов Н. В. Международная энергетическая безопасность: учеб. пособие / МГИМО (У)
МИД России, Междунар. ин-т топливно-энергетического комплекса. М.: МГИМО, 2003. С. 6.
3
Zhiznin S. Russian energy diplomacy and international energy security (geopolitics and econom-
ics), Baltic Region (2010). P. 7-17. URL: http://www.ssoar.info/ssoar/handle/document/25529 (дата
обращения: 21.10.2016 г.).
470
менения), а также Международная энергетическая хартия (МЭХ), подписан-
ная более 70 государствами в 2015 году. Как заявил генеральный секретарь
Секретариата Энергетической Хартии Урбан Руснак: «Одно из основных от-
личий между двумя Энергетическими Хартиями заключается в том, что мы
отошли от географического ограничения документа Европой и странами
бывшего СССР. Мы отказались от той риторики, которая отражала реалии
начала 1990-х годов, то есть таких терминов, как «переходные экономики»,
«постсоветское пространство»1. Международная энергетическая хартия ос-
новывается на таких важных принципах как создание открытого и конку-
рентного рынка энергетических продуктов, материалов и услуг, суверенитета
государств над своими ресурсами, развитие энергоэффективности, создание
условий для функционирования предприятий притока инвестиций и т.д2.
Важно отметить, что в МЭХ вводится новое понятие энергетической безо-
пасности, закрепляющее не только безопасность и гарантированность поста-
вок, но и безопасность самих поставщиков, что имеет особое значение для
Российской Федерации как страны-экспортера, использующей транзит через
многие европейские государства, в т.ч. через Украину и Республику Бела-
русь.
Помимо изменения названия документа, были зафиксированы новые
понятия: «устойчивое развитие», «региональные рынки», «трилемма энерге-
тики», означающее сбалансированность между энергетической безопасно-
стью, экономическим развитием и охраной окружающей среды. Обращает на
себя внимание и то, что в приложении к МЭХ указаны все международно-
правовые акты, которые были приняты после подписания ЕЭХ (План Реали-
зации, принятый на Всемирном саммите по устойчивому развитию в Йохан-
несбурге 4 сентября 2002 г., Эр-Риядская декларация Третьего саммита
ОПЕК от 18 ноября 2007 г., Устав Международного агентства по возобнов-
ляемым источникам энергии (IRENA), подписанный на Конференции по уч-
реждению IRENA в Бонне 26 января 2009 г. и др.).
Международная энергетическая хартия основывается на Европейской
энергетической хартии, она также представляет собой декларацию опреде-
ленных политических намерений и желании подписавших государств, на-
правленных на укрепление сотрудничества в сфере энергетики. Такая пози-
ция нашла свое отражение в Преамбуле МЭХ, закрепляющей отсутствие ка-
ких-либо юридических обязательств в случае подписания документа.
Одной из целей МЭХ является расширение состава участников Догово-
ра к энергетической хартии 1994 г. (ДЭХ). Однако важно отметить, что под-
писание МЭХ автоматически не влечет участия в Договоре к энергетической

                                                            
1
Информационно-аналитический портал об энергетике в России и в мире «Переток.ру»:
http://peretok.ru/news/trading/7579/ (дата обращения: 21.10.2016 г.).
2
Международная энергетическая хартия 2015 г. URL:
http://international.energycharter.org/fileadmin/DocumentsMedia/Legal/IEC_RU.pdf (дата обраще-
ния: 21.10.2016 г.).
471
хартии, т.к. в ст. 38 ДЭХ закрепляется, что договор открыт для подписания
только для тех государств и организаций региональной экономической инте-
грации, которые подписали Европейскую энергетическую хартию 1991 г.
Таким образом, видим не совершенство правовых механизмов, закрепленных
в Международной энергетической хартии. Несмотря на изменения названия и
ввода ряда новых понятий и принципов, МЭХ в отличие от ЕЭХ и связанной
с ней Договора к энергетической хартии не закрепляет никаких юридических
обязательств и гарантий.
Позиция Российской Федерации по этому вопросу сводится к тому, что
еще в 2009 г. наша страна вышла из режима временного применения ДЭХ в
связи с кризисной ситуацией, сложившейся с транзитом российского газа
через территорию Украины, и завершением переговоров по проекту Транзит-
ного протокола к Энергетической хартии, т.к. Европейский союз отказывался
принимать на себя дополнительные обязательства по транзиту российских
углеводородов. 18 июля 2014 г. Постоянная палата третейского суда (далее
ППТС) в Гааге вынесла решения по трем делам «бывшие акционеры ЮКОСа
против России», истцами в которых были компании Yukos Universal Limited
(о. Мэн), Hulley Enterprises Limited (Кипр) и Veteran Petroleum Limited (Кипр).
ППТС пришла к выводу, что Российская Федерация, проведя незаконную
экспроприацию, нарушила ст. 13 Договора к энергетической хартии, и при-
судила истцам компенсацию в размере 50 млрд. долларов США. Такие реше-
ния международных судебных органов не способствовали развитию конст-
руктивного диалога между Россией и зарубежными государствами в рамках
ЕЭХ и ДЭХ.
Российская Федерация, стремясь развивать международное сотрудниче-
ство в сфере энергетики, 18-19 января 2011 г. на заседании ежегодной сессии
рабочей группы Европейской экономической комиссии (UNECE) предложила
проект Конвенции по обеспечению международной энергетической безопас-
ности, однако предложение российской стороны не нашло должной под-
держки.
Международный диалог по вопросу обеспечения энергетической безо-
пасности развивается, однако находится в определенном кризисе из-за разно-
гласий в позициях Российской Федерации и ряда зарубежных государств.
Считаем, что эффективное и качественное развитие диалога, а также решения
актуальных проблем по обеспечению международной энергетической безо-
пасности возможен лишь с возвращением Российской Федерации в «хартий-
ный процесс», что, безусловно, должно сопровождаться изменениями в со-
держательной части Договора к энергетической хартии.

472
Прадун Д.С.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
магистрант
Вопросы правового статуса и деятельности частных военных и
охранных компаний в XXI веке: опыт России
1. На современном этапе развития в международном публичном праве
возникали различные проблемы, связанные с регулированием каких-либо
существующих отношений, затрагивающих интересы его субъектов. Одним
из таких краеугольных камней являются частные военные и охранные ком-
пании (далее – ЧВОК). Определение их правового положения, сущности
осуществляемой ими деятельности, возлагаемых на них обязанностей и пре-
делов ответственности вызывает проблемы, с одной стороны, затрагивающие
различные отрасли международного права и, с другой стороны, имеющие
различную степень изученности в юридической науке.
2. Отмечается наличие затруднений практического характера, не позво-
ляющие дать универсальное определение ЧВОК1. Отсутствие единой терми-
нологии связывается как с формой их участия в вооруженном конфликте, а
также со способом привлечения для оказания ими услуг, так и с квалифика-
цией вооруженного конфликта.
3. По разным причинам, в литературе по рассматриваемой теме предла-
гается использовать определение ЧВОК, содержащееся в Документе Мон-
трё2, в соответствии с которым «ЧВОК представляет собой частные предпри-
нимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги,
независимо от того, как они себя характеризуют»3.
4. В данной статье будут затронуты вопросы, возникающие в связи с ре-
гулированием статуса и осуществления деятельности ЧВОК в праве Россий-
ской Федерации. Такое обозначение предмета требует некоторых пояснений
о том, почему изучение внутригосударственных явлений представляет инте-
рес для МПП. Во-первых, следует признать значение ЧВОК в деле защиты
прав человека, а также поддержания и восстановления мира и безопасности в
отдельно взятых государствах, а равно и в мире в целом. Во-вторых, само
существование ЧВОК затрагивает несколько отраслей МПП. Наконец, в-
третьих, подчеркивается, что позиция Российской Федерации способна ока-
зать определенное влияние при формировании международно-правового ре-

                                                            
1
См.: Жийар Э.-К.. Бизнес идет на войну: частные военные и охранные компании и междуна-
родное гуманитарное право. // Международный журнал Красного креста, 2006. Т. 88. №863 С. 6.
2
О правовой природе и истории принятия Документа Монтрё см.: Батырь В.А. Международ-
ное гуманитарное право. М., 2011. С. 269.
3
См.: подпункт «а» пункта 9 Документа Монтрё 2008 г. (утвержден Резолюцией ГА ООН
А/63/467 от 06. 10 2008 года).
473
гулирования ЧВОК1. Речь идет не только о разработке проекта конвенции о
ЧВОК2, но и об учете практики, которая способствует определению между-
народной обычно-правовой нормы3.
5. Правовое положение ЧВОК в национальном праве устанавливается
различными способами. Условно их можно подразделить на две модели.
Первая предполагает наличие единого, кодифицированного нормативно-
правового акта. Во второй же модели нормы, относящиеся к ЧВОК, располо-
жены в нескольких законах. На сегодняшний день Российскую Федерацию
допустимо причислять к государствам, использующим вторую модель.
6. В этой связи, объектом изучения данной статьи являются не только
действующие в настоящее время федеральные законы, но и их проекты, а
также практика национальных судов и, наконец, позиция органов государст-
венной власти о перспективах дальнейшего регулирования.
7. Проведенный в имеющейся по теме литературе анализ позволяет го-
ворить о том, что во внутригосударственном праве подлежат рассмотрению
следующие вопросы, относящиеся к ЧВОК4. Необходимо определить, уста-
навливает ли государство самостоятельную организационно-правовую форму
для ЧВОК либо дозволяет ли иным юридическим лицам осуществлять такую
деятельность; как определяется перечень оказываемых ими услуг; кто и как
вправе привлекать ЧВОК к оказанию услуг; как осуществляется лицензиро-
вание деятельности ЧВОК; как регулируется порядок приобретения ЧВОК
оружия и иных специальных средств.
8. Начиная с 2012 года, на рассмотрение Государственной Думы Феде-
рального Собрания Российской Федерации было передано всего четыре про-
екта федеральных законов, которыми бы в той или иной мере были урегули-
рованы вопросы о ЧВОК, относящиеся к ведению государств. Перечислим их
в хронологическом порядке:
2012 год - №62015-6 «О государственном регулировании создания и деятельно-
сти частных военных компаний»;
2014 год - №630327-6 «О частных военно-охранных компаниях»;
2015 год - №95277-6 «О частной военно-охранной деятельности»;
2016 год - №1016663-6 «О частной военно-охранной деятельности».

                                                            
1
См.: Волеводз А. Г. О перспективах международно-правового регулирования деятельности
частных военных и охранных предприятий // Международное уголовное право и международная
юстиция. 2010. №2. С. 12.
2
Пункт 1 Доклада межправительственной рабочей группы открытого состава по рассмотре-
нию возможности создания международной нормативной базы для регулирования, мониторинга
и контроля деятельности частных военных и охранных компаний о работе ее четвертой сессии
(утв. Резолюцией Совета по правам человека ООН 30/47).
3
См.: Хенкертс Ж.-М., Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. Том 1:
Нормы. МККК, 2006. xlii.
4
См. , например: РФ: как регулировать деятельность частных военных и охранных компаний?
// URL: https://www.icrc.org/ru/document/rf-kak-regulirovat-deyatelnost-chastnyh-voennyh-i-
ohrannyh-kompaniy (дата обращения: 16.10.2016).
474
Ни один из законопроектов не был принят (три возвращены, один ото-
зван)1.
9. В настоящее время основным законом в Российской Федерации, регу-
лирующим деятельность по оказанию охранных услуг, является Закон «О
частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»2. К
деятельности частных охранных организаций (ЧОО) относятся также поло-
жения об оказании услуг (общие положения Гражданского кодекса3, а также
оказание услуг для государственных нужд4), порядке приобретения оружия
(закон «Об оружии»5) и иных средств, необходимых при осуществлении их
деятельности (закон «О Федеральной службе безопасности»6), лицензирова-
нии деятельности (федеральный закон «О войсках национальной гвардии»7),
взаимодействии с органами государственной власти (федеральный закон «О
полиции»8), ответственности (УК РФ9, КоАП РФ10).
10. В настоящее время не представляется возможным говорить о нали-
чии сформировавшейся в судебной системе Российской Федерации практики
о возложении на ЧВОК ответственности за нарушение обязательств по МГП.
Единственный приговор по обвинению в вербовке наёмников и отправке их в
Сирийскую Арабскую Республику был вынесен 24 октября 2014 года11 по так

                                                            
1
Cм.: Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности ГД ФС РФ //
URL: http://www.asozd.duma.gov.ru (дата обращения: 16.10.2016).
2
См.: Закон РФ от 11. 03. 1992 №2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в
Российской Федерации» // Российская газета. 1992. №100.
3
См.: Глава 39 «Возмедное оказание услуг» Федерального закона от 26. 01. 1996 №14-ФЗ
«Гражданский кодекс РФ (часть 2)».
4
Имеется в виду Федеральный закон от 05. 04. 2013 года №44-ФЗ «О контрактной системе в
сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд» // Российская
газета. 2013. №80.
5
См.: Федеральный закон от 13. 12.1996 №150-ФЗ «Об оружии» // Российская газета. 1996.
№241.
6
Часть 1 статьи 3 и статья 4 Федерального закона от 03. 04. 1995 №40-ФЗ «О Федеральной
службе безопасности» предусматривает, что полномочия ФСБ могут быть определены иными
нормативно-правовыми актами. К таковым, в частности, относится Указ Президента РФ от
11. 08. 2003 №960 «Вопросы деятельности Федеральной службы безопасности». Подпунктом 22
пункта 9 раздела III “Функции ФСБ» предусмотрено, что ФСБ осуществляет лицензирование
отдельных видов деятельности. К их числу относятся разработка и производство средств и сис-
тем, связанных с шифрованием и конфиденциальной информацией
7
См.: пункт 18 части 1 статьи 9 Федерального закона от 03. 07. 2016 №226-ФЗ «О войсках
национальной гвардии Российской Федерации».
8
См.: Федеральный закон от 07. 02. 2011 №3-ФЗ «О полиции» // Российская газета. 2011.
№25, 28.
9
См.: статьи. 12, 208, 359 Федерального закона от 13. 06. 1996 №63-ФЗ «Уголовный кодекс
Российской Федерации».
10
См.: части 1,3,4 статьи 20.16 Федерального закона от 30. 12. 2011 №195-ФЗ «Кодекс Россий-
ской Федерации об административных правонарушениях».
11
См.: Командиры «Славянского корпуса» в Сирии осуждены за наёмничество // URL:
http://www.fontanka. ru/2014/10/28/129/ (дата обращения: 16.10.2016).
475
называемому «делу Славянского корпуса»; 14 января 2015 года1 определе-
нием Верховного суда Российской Федерации приговор был подтвержден. К
ответственности были привлечены двое граждан Российской Федерации, яв-
ляющихся руководителями ООО «Славянский корпус».
11. Состояние действующих в настоящее время внутригосударственных
норм позволяет говорить о перспективе дальнейшего урегулирования право-
вого статуса и деятельности ЧВОК. Это вызывает необходимость изучения и
заявлений лиц, занимающих государственные должности, которые возможно
обнаружить в материалах СМИ. Следует отметить, что позицию Российской
Федерации в отношении ЧВОК является не до конца сформировавшейся, а
потому не уделяющей внимания некоторым аспектам, связанных с их дея-
тельностью, либо содержащей определенные противоречия. Так, в 2012 году2
ду2 В. В. Путин отмечал необходимость создания в Российской Федерации
ЧВОК в качестве «инструмента реализации национальных интересов». Пред-
ставители министерств иностранных дел и обороны высказались о необхо-
димости международно-правового регулирования ЧВОК и преждевременно-
сти принятия нормативно-правового акта в Российской Федерации, подчерк-
нув невозможность учреждения ЧВОК на территории государства и оказания
ими услуг за рубежом. Вопрос об обязательствах ЧВОК по МГП не рассмат-
ривается отдельно.
12. Изучение действующего в Российской Федерации законодательства
позволяет прийти к выводу о возможности учреждения и предоставления
услуг, совпадающих с некоторыми из перечисленных в Документе Монтрё
2008 года и являющихся по своему характеру охранными, как на территории
государства, так и за его пределами. В то же время, предусмотренные в Уго-
ловном кодексе Российской Федерации составы преступлений ставят под
сомнение существование ЧВОК как юридического лица. Это вызывает необ-
ходимость однозначного определения их правового положения, а также осу-
ществляемой деятельности.

                                                            
1
Cм.: Верховный суд подтвердил приговор по первому в России делу о наёмничестве» // URL:
http://www. rbc.ru/rbcfreenews/54b63a8c9a7947cd46bd3fc0 (дата обращения: 16.10.2016).
2
См.: Частные военные компании: легализация наёмных убийц или армия будущего? // URL:
http://rapsin ews.ru/international_publication/20140707/271667681.html (дата обращения:
16.10.2016).
476
Сабанова М.А.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
cтудент
Демократия и международное право в XXI веке
Воля народа, выражаемая свободно и честно в ходе периодических и че-
стных выборов, является основой власти и законности в стране. На этом ос-
новывается демократическое правление в государствах.
Важную роль в регулировании и демократизации выборов призваны иг-
рать международные избирательные стандарты, которые должны быть уни-
версальными для всех современных государств.
Необходимость создания определенных стандартов выборов ранее уже
была обозначена в рамках Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПА-
СЕ). Было отмечено, что несмотря на большой объем работы, выполняемой
такими международными организациями, как, например, Бюро ОБСЕ по де-
мократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), не существует еди-
ного свода правил проведения выборов. Именно ПАСЕ впервые было пред-
ложено создать рабочую группу с целью обсуждения избирательных вопро-
сов на регулярной основе.
Впоследствии данной рабочей группой был разработан Кодекс добросо-
вестной практики проведения выборов, принятый Венецианской комиссией в
июле 2002 года1. В соответствии с ним, в демократическом государстве вы-
боры в законодательный орган должны проводиться не реже чем раз в пять
лет, в то время как президентские выборы допускается проводить раз в семь
лет. Также добросовестность проведения выборов предусматривает право
иностранных граждан баллотироваться и голосовать на выборах в местные
органы власти. Воля народа должна являться основой власти правительства,
каждый гражданин должен иметь право и возможность принимать участие в
ведении государственных дел, голосовать и быть избранным. В целях недо-
пущения различного рода манипуляций, согласно Кодексу, избирательный
закон не может быть изменен непосредственно менее чем за год до выборов.
Важность Кодекса как инструмента, используемого для мониторинга
выборов, трудно переоценить, но, тем не менее, по мнению Комитета мини-
стров Совета Европы, на данном этапе было бы преждевременным превра-
щать его в юридически обязывающий инструмент2. Тем не менее, данный

                                                            
1
Cм.: Code of Good Practice in Electoral Matters. Guidelines and Draft Explanatory Report, Opi-
nion Nr. 190/2002_el, CDL-EL (2002) // URL:http://venice.coe.int/docs/2002/CDL-AD(2002)023rev-
e.html (датаобращения: 10.10.2016).
2
См.: Code of Good Practice in Electoral Matters, Parliamentary Assembly Recommendation 1595
(2003) (reply adopted by the Committee of Ministers on 9 October 2003 at the 855th meeting of Minis-
ters’ Deputies), CM/AS (2003) Rec. 1995 final, 13 October 2003, para 4, URL:
https://wcm.coe.int/ViewDoc.jsp?id=74515&Lang=en. (датаобращения: 10.10.2016). Болееподроб-
носм.: Wouters J., De Meester B., Ryngaert C. Democracy and International Law // Netherlands Year-
book of International Law. VolumeXXXIV (2003). P. 148-153.
477
документ имеет высокую моральную ценность, и можно предположить, что
основные принципы, заложенные в нем, в какой-то момент времени получат
статус юридически обязательного правового акта.
В XXI веке, однако, как представляется, назрела реальная необходи-
мость в выработке единых, унифицированных, универсальных требований,
предъявляемых непосредственно к порядку подготовки и проведения выбо-
ров, которые носили бы юридически обязательный характер для всех госу-
дарств, выразивших согласие на их обязательность. На практике это позволи-
ло бы избежать неоправданного вмешательства во внутренние дела одних
суверенных государств со стороны других, равно как и со стороны междуна-
родных организаций.

Сурин И.М.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
cтудент
Непризнанные государства, международное право и
мировой порядок в XXI веке
В XXI веке всю большую значимость приобретает вопрос о критериях
признания зарождающегося субъекта международного права. Думается, что
выработка единых критериев признания государств позволит облечь указан-
ный процесс в правовую форму, способна привнести в этот сложный и до-
вольно политический вопрос упорядоченность, что непременно благоприятно
отразится на мировом порядке.
Начиная рассматривать вопрос о признании государств, необходимо от-
метить, что государствообразование есть естественно-исторический процесс,
пронизывающей всю нашу историю, и нет сомнений, что число государств,
существующих в наше время не является окончательным и неизменным. На
данный момент на политической карте мира существует примерно 120 не-
признанных государств, расположенных на территории 60 стран1.
На сегодняшний день, к сожалению, не существует единых критериев
признания государств. Отсюда неопределенность в отношении правого ста-
туса новых государств. Их признание зачастую зависит от геополитических
целей, преследуемых определенными государствами, а также от выполнения
союзнических соглашений.
При определении критериев признания государств важное значение мо-
гут иметь признаки, которым должно отвечать государство. Статья 1 Кон-
венции Монтевидео о правах и обязанностях государств (г. Монтевидео, 26
декабря 1933 г.) закрепляет 4 таких признака, а именно: постоянное населе-

                                                            
1
Cм.: Непризнанные государства в мире // Сетевое издание «РИА Новости». URL:
https://ria.ru/spravka/2014 0512/1007510732.html (датаобращения: 09.10.2016).
478
ние; определенная территория; правительство и способность к вступлению в
отношения с другими государствами.
Международное право определяет территорию не путем применения
конструкции недвижимости (realproperty), присущей частному праву, а как
степень осуществления государственной власти в отношении территории и
населения1. Территория нового государства (еще непризнанного) - это об-
ласть, на которую распространяется его юрисдикция, и которую оно способ-
но контролировать и защищать своими силами.
В том, что касается такого признака, как правительство (government), то,
по справедливому утверждению профессора международного права Кем-
бриджского университета Дж. Кроуфорда, правительство - наиболее важный
критерий государственности, так как все остальные зависят от него2. Для
достижения поставленных перед собой задач правительство должно не толь-
ко фактически осуществлять власть, но еще и иметь право или основание
осуществлять ее3. Формирование легитимного правительства есть этап, кото-
рый юридически оформляет сложившуюся власть. Его формирование имеет
место в результате демократических процедур. Таким образом, наличие сис-
темы управления на конкретной территории указывает на определенный пра-
вовой статус, и по общему правилу, является предварительным условием для
государственности4. Но нужно добавить и то, что легитимное правительство
должно быть независимым, свободным от воли других государств или их
групп при осуществлении своих властных полномочий.
Следует, однако, заметить, что помимо вышеназванных признаков (по-
стоянное население; определенная территория; правительство и способность
к вступлению в отношения с другими государствами), к числу критериев
признания государств можно отнести и признак их мироволюбивости, а так-
же способность и готовность выполнения ими обязательств, вытекающих из
Устава ООН.
Представляется, что признанное государство - такой субъект междуна-
родного права, в отношении которого принято решение о признании незави-
симым и беспристрастным субъектом (международным судебным учрежде-
нием, например, Международным Судом ООН), которое должно обязывать
все другие государства.
Подводя итог, следует сказать, что выработка объективных критериев
признания государств всецело отвечает современным реалиям, будет содей-
ствовать реализации таких основных принципов международного права, как
равноправие и самоопределение народов, территориальная целостность, а
также будет способствовать укреплению мирового порядка и поддержанию
международной стабильности.

                                                            
1
См.: Crawford J. The Creation of States in International Law. Oxford, 2006. P. 63.
2
См.: Crawford J.Op. cit.
3
См.: Ibid. P. 64.
4
См.: Ibid. P. 67.
479
РАЗДЕЛ XII. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ

Азимзаде Ф.Н.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Особенности и охрана патентных прав в США.
Стремление национальных и иноcтранных заявителей получить правовую
охрану по патенту на изобретение в США основано на нескольких положени-
ях. Первое - это национальное патентное законодательство этой страны уста-
навливает действенные механизмы защиты прав на запатентованные объекты
интеллектуальной деятельности. Второе - это выгодные социальные и эконо-
мические условия ведения бизнеса в Соединенных Штатах, с применением
патентов на изобретения, промышленные образцы, селекционные достижения
позволяют патентообладателям получить существенную прибыль от своей дея-
тельности. К тому же США – одни из передовых стран мира в области науки,
являющейся основой для развития высокотехнологичного бизнеса, которая, в
свою очередь, опирается на интеллектуальную собственность.
Основными нормативно-правовыми документами, регулирующими про-
цесс получения и защиты патентных прав в США являются:
1. Конституция США 1787 г. (пункт 8 раздела 8 статьи 1);
2. Кодекс США, в частности, раздел 35 – UnitedStatesPatentLaw ;
3. Свод федеральных нормативных актов (раздел 37).
Кроме того, важным источником является также прецедентное право.
США являются участниками таких международных договоров в области
патентного права как Парижская конвенция по охране промышленной собст-
венности 1883 г., Соглашение ТРИПС 1994 г., Вашингтонский договор о па-
тентной кооперации 1970 г., Женевский договор ВОИС о патентном праве
2000 г.
Весь процесс получения и защиты патента в США можно разделить на
несколько этапов.
Первый этап связан с предварительным патентным поиском, который
необходим для определения патентоспособности.
Следующим этапом является подготовка и подача патентной заявки, со-
стоящей из пакета документов (заявление автора, чертежи и схемы, описание
и формула изобретения, декларация автора и т. д.), которые должны соответ-
ствовать всем требованиям USPTO1. Так же подавая заявку на патент, необ-

                                                            
1
UnitedStatesPatentandTrademarkOffice (Ведомство по патентам и товарным знакам США,
являющееся составной частью Министерства торговли США
480
ходимо описать наилучший способ использования изобретения. За подачу
заявки необходимо оплатить пошлину.
После этого начинается экспертиза. Срок проведения экспертизы Па-
тентным ведомством США в среднем составляет от 1,5 до 3 лет. По результа-
там экспертизы USPTO присылает уведомление о выдаче патента либо об
отказе о выдаче патента. Охрана патентуемых объектов, обычно, начинается
со дня подачи заявки, а в особых случаях – с момента подачи предваритель-
ной заявки. Важным средством обеспечения правовой охраны изобретения с
помощью патента является уплата пошлин за поддержание его действия, ко-
торая происходит трижды в течение действия патента, с момента получения
такого документа (через три с половиной, семь с половиной и одиннадцать с
половиной лет).
Стоит указать, что получение патента в США возможно также по заявке
в международную патентную систему (РСТ).
Что же такое патент? Патент (от лат. рatens – ясный, открытый) – охран-
ный документ, право не допускать других на oпределённое время к произ-
водству, использованию, продаже или предложению на продажу изобрете-
ния, промышленного образца на территории США или к импорту его в США.
Изобретение же, по смыслу законодателя, это открытие с практическим при-
менением. Изобретение по патентному законодательству Штатов должно
обладать следующими свойствами, чтобы быть «патентоспособным»:
- утилитарность, или «полезность» (конкретная, существенная, вероят-
ная, которая заслуживает доверия)1;
- «адекватность раскрытия, письменное описание»2 («описание изобре-
тения должно включать в себя 1) письменное описание изобретения, а также
способа и процесса его изготовления и использования, настолько полное,
ясное, сжатое и точное, 2) чтобы любой cпециалист в области, к которой оно
относится или с которой оно тесно связано, мог изготовить и использовать
это изобретение, кроме этого, описание изобретения должно включать изло-
жение 3) лучшего варианта oсуществления изобретения»);
- определенность (ясность) формулы изобретения;
- возможность применения на практике;
- изобретательский уровень и др.
Кроме того, Кодекс Соединенных Штатов Америки также устанавливает
патентоспособные категории изобретений: «лицо, которое изобретает или
открывает какие-либо новые и полезные способы, 1) машину, 2) производст-
во или 3) соединение, либо какое-либо новое и полезное их 4) усовершенст-
вование, может получить на них патент, если выполняются условия и требо-
вания, содержащиеся в этой части». Исключения, признанные в судебном
порядке, являются законы природы, физические явления, абстрактные поня-
тия.
                                                            
1
Параграф 101 главы 10 части 2 раздела 35 Кодекса США
2
Пункт 1 параграфа 112 главы 11 части 2 раздела 35 Кодекса США
481
Американские патенты делятся на несколько видов: полезное изобрете-
ние (охрана в течение 20 лет), промышленный образец (охрана в течение 14
лет) и селекционное достижение (охрана в течение 20 лет) и др.
Следует подробнее рассмотреть институт заявки. Законодательством
США предусмотрено два вида заявки: не предварительная, или обычная
(nonprovisional application), и предварительная (provisional application). К осо-
бенностям предварительной заявки следует отнести то, что она не подверга-
ется экспертизе, устанавливает дату приоритета. Срок, в течение которого
необходимо подать обычную заявку, составляет 12 месяцев. Преимущества-
ми предварительной заявки являются: 1) затраты на подачу предварительной
заявки в три – четыре рaза ниже, чем для патентной заявки;
2) возмoжность использования предварительной заявки для установления по
ней даты приоритета, что препятствует получению патентов конкурентами на
похожие, тождественные изобретения; 3) предварительная заявка, которая
даёт возможность за относительно небольшую плату оценить рыночный по-
тенциал изобретения и в течение двенадцати месяцев решить, вкладывать ли
средства в данное изобретение.
США является одной из немногих стран мира, где имеется возможность
запатентовать в качестве изобретений компьютерные программы, алгоритмы
и методы ведения бизнеса. Бoльшинство стран, в том числе и Российская Фе-
дерация, не признают вышеуказанные объекты патентоспособными с точки
зрения охраны их в качестве изобретений. Стоит обратить внимание на то,
что в Соединённых Штатах нельзя получить патент и обеспечить правовую
охрану на такой объект интеллектуaльной собственности как полезная мо-
дель, потому что это не предусмотрено внутренним патентным законодатель-
ством США.
Защита патентных прав в Соединённых Штат производится в судебном
и административном порядке, или самозащитой. Например, решение патент-
ных экспертов можно обжаловать в Совет патентных апелляций и претензий
(BPAI). Решения этого Совета тоже можно обжаловать, но уже в Апелляци-
онном суде США по федеральному округу, или же можно подать граждан-
ский иск Комиссару по патентам в Окружной суд Соединенных Штатов по
округу Колумбия.
Так как самостоятельно провести все нужные для получения патента
процедуры сложно, то очень часто патентополучатели прибегают к помощи
патентного поверенного.
В среднем, заявителям ежегодно выдается порядка 190 000 патентов
США на 400 000 ежегодно подаваемых заявок (в России 25 000 патентов на
40 000 заявок в среднем за год). Количество заявителей и получателей патен-
та в США – показатель достаточно развитой, слаженной работы системы по-
лучения и защиты патентных прав.

482
Алейникова Ю.А.
Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Защита авторских прав иностранных граждан в России и
странах Европейского союза.
В жизни современного общества авторское право играет значительную
роль. Процесс информатизации общества, развитие телерадиовещания,
средств технической коммуникации, появление сети «Интернет» породили
множество проблем, связанных с защитой интересов авторов произведений
литературы, изобразительного искусства, музыки, кино и компьютерных
программ.
Первым и наиболее важным международным соглашением по охране
литературных и художественных произведений стала Бернская конвенция.
Данное соглашение предоставило защиту прав не только авторам, являю-
щимся гражданами Стран-участниц Конвенции, но и авторам, чьи произве-
дения были впервые опубликованы в одной из этих стран.1 Таким образом,
Конвенция стала значительным шагом в преодолении территориального ха-
рактера авторского права.
Однако становление международной защиты интеллектуальной собствен-
ности порождает большое количество правовых коллизий. Проблема их пре-
одоления разрешается как отдельными государствами, так и на региональном
уровне. Например, закрепление общих положений о защите авторских прав
иностранных граждан в законодательстве ЕС способствует гармонизации соот-
ветствующих положений в национальных законодательствах стран ЕС. В дан-
ном случае речь идет об осуществлении гармонизации за счет такого норма-
тивно-правового акта, как директива. Так, Директива ЕС № 2001/29/ЕС от 22
мая 2001 г. «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных
прав в информационном обществе» закрепляет положение о том, каждому го-
сударству-члену следует принять меры, необходимые для обеспечения право-
обладателям, чьи интересы нарушаются на ее территории, возможности подачи
иска о возмещении ущерба, заявления на судебный запрет, а, в случае необхо-
димости, обеспечить изъятие контрафактных материалов.2 Не менее важную
роль играют также и Директива ЕС № 2001/84/ЕС от 27 сентября 2001 «О пра-
ве перепродажи в интересах автора оригинала произведения искусства»; Ди-
ректива ЕС 2004/48/EC «О защите прав на объекты интеллектуальной собст-
венности». Анализ данных нормативно-правовых актов позволяет говорить о
том, что, несмотря на некоторые различия мер и способов защиты авторских
прав в национальном законодательстве стран ЕС, общие принципы предостав-
ления такой защиты остаются едиными.
                                                            
1
Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений.
2
Article 8. Directive 2001/29/EC of the European Parliament and of the Council of 22 May 2001 on
the harmonisation of certain aspects of copyright and related rights in the information society.
483
Россия, как и большинство стран ЕС, является участником значительно-
го числа международных договоров, регулирующих сферу охраны и защиты
авторских прав, при этом Конституция РФ и Гражданский кодекс РФ исходят
из приоритета международных договоров. Что касается коллизионных норм,
то они предусмотрены только в отношении исключительных прав иностран-
ных граждан. Гражданский кодекс закрепляет, что автор произведения или
иной первоначальный правообладатель определяется по закону государства,
на территории которого имел место юридический факт, послуживший осно-
ванием для приобретения авторских прав.1 При защите личных неимущест-
венных и иных интеллектуальных прав, не являющихся исключительными, к
иностранным гражданам применяется национальный режим.
Важной проблемой при осуществлении защиты авторских прав ино-
странных граждан также является признание иностранных судебных реше-
ний и их принудительное осуществление. Российское законодательство2 пре-
дусматривает возможность признания иностранных судебных решений лишь
при наличии международного договора. Однако, основную массу действую-
щих для России международных договоров, затрагивающих проблему ино-
странных судебных решений, составляют двусторонние соглашения о право-
вой помощи, а также многосторонние соглашения, определяющие признание
и исполнение судебных решений в рамках Содружества Независимых Госу-
дарств. Нормативно-правовым актом, закрепляющим признание и исполне-
ние решений по гражданским и торговым делам в рамках ЕС, является Рег-
ламент Совета (ЕС) №44/2001 от 22 декабря 2000г.3. Согласно Регламенту:
«взаимное доверие к осуществлению правосудия в рамках Сообщества оп-
равдывает полноправное признание решений, вынесенных в государствах-
участниках, без необходимости, за исключением случаев оспаривания, обра-
щения к какому-либо производству». Таким образом, данный вопрос имеет
разрешение преимущественно на региональном уровне, либо в рамках дву-
сторонних договоров. Представляется, что отсутствие такого признания в
более глобальных масштабах отрицательно влияет на защиту авторских прав
на международном уровне, так как процессы глобализации породили боль-
шое количество внешних контактов, на основе которых могут возникнуть
споры, а рассмотрение дел в иностранном суде иногда может являться более
выгодным. Безусловно, законодательство многих стран закрепляет принцип
взаимности при признании решений иностранных судов, однако, такой кри-
терий лишен какой-либо ясности и четкости, что зачастую может быть ис-
пользовано исключительно в политическом аспекте.
Подводя итог всему вышесказанному, следует отметить, что в сфере
международной защиты авторских прав большую роль продолжают играть

                                                            
1
п. 3 ст.1256 ГК РФ
2
Гл. 45 ГПК ,гл. 31 АПК
3
Council Regulation (EC) No 44/2001 of 22 December 2000 on jurisdiction and the recognition and
enforcement of judgments in civil and commercial matters.
484
международные договоры, отсутствие таковых ставит под сомнение, как при-
знание авторского права, так и его защиту. Однако, в целом, мировое сооб-
щество стремится к восполнению таких пробелов, о чем свидетельствуют
процессы унификации и гармонизации норм, регулирующих данную сферу.

Аллахвердиева Ф.Х.
Университет им. Н.Э. Баумана (КФ МГТУ)
cтудент
Международно-правовое регулирование защиты авторских прав
В современном мире, где происходит постоянное обновление информа-
ции и быстрое развитие научно-технического прогресса невозможно пройти
мимо регулирования защиты авторских прав. С каждым днем растет число
новых литературных и художественных произведений и сборников, в том
числе и продуктов кинематографического, фотографического, хореографиче-
ского и других видов творчества.
На сегодняшний день авторское право (law of copyright) представляет
собой совокупность правовых норм, обеспечивающих порядок использова-
ния объектов авторских прав. Объекты авторского права – это произведения
литературы, науки и искусства, все что создано непосредственно автором.
Самыми главными субъектами авторского права являются сами авторы про-
изведений, они обладают неотъемлемым правом на произведение. Не стоит
забывать, что наследники автора или другого обладателя прав тоже являются
субъектами авторского права. Но право наследников ограничено определен-
ным промежутком времени, который начинает уменьшаться после смерти
автора.
Основными документами, принятыми в данной области, являются Берн-
ская и Женевская конвенции.
Когда судопроизводство осуществляется на основе Бернской конвенции
и имеет место определение субъектов авторского права, то в этом случае ве-
дущим является географический фактор, на основе которого предпочтение
отдается стране происхождения, т.е. стране, в которой произведение было
впервые опубликовано. Авторское право охраняется в течение всей жизни
автора, а также в течение пятидесяти лет после его смерти, однако страны,
подписавшие Бернскую конвенцию вправе установить и более длительные
сроки.1

                                                            
1
Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября
1886 г., дополненная в Париже 4 мая 1896 г., пересмотренная в Берлине 13 ноября 1908 г., до-
полненная в Берне 20 марта 1914 г., и пересмотренная в Риме 2 июня 1928 г., в Брюсселе
26 июня 1948 г., в Стокгольме 14 июля 1967 г. и в Париже 24 июля 1971 г, измененная 28 сен-
тября 1979 г.
URL: http:// www.wipo.int/treaties/ru/text.jsp?file_id=283698 (дата обращения 09.10.16)
485
В Бернской конвенции представлены подробные критерии, определяю-
щие сущность авторских прав. В первую очередь, это личные имуществен-
ные и неимущественные права, кроме этого существуют и специальные пра-
ва, которые оговорены в самой Конвенции, исполнение которых можно про-
вести без обращения к законодательству стран, входящих в Бернскую кон-
венцию. К ним относятся исключительное право автора на перевод своих
произведений, на воспроизведение экземпляров произведения, на публичное
исполнение музыкальных и драматических произведений и ряд других прав.
Необходимо учесть, что в Бернской конвенции ограничена возможность
свободного использования объектов авторского права за рубежом, именно
поэтому данный документ в определенных ситуациях не привлекателен и не
отвечает возможностям развивающихся стран.
Характер отношения конвенций к обеспечению защиты авторских прав
выявляет их главную отличительную черту. Бернская конвенция стремится к
унификации предоставляемой защиты в странах-участницах, в то время как
Женевская конвенция стремится к обеспечению защиты авторских прав ино-
странцев в соответствии с принятым национальным законодательством госу-
дарств – участников.
Женевская конвенция предусматривает охрану прав на выпущенные и
не выпущенные в свет произведения граждан государств-участников, причем
даже в том случае, если это произведение впервые было опубликовано на
территории страны, не участвующей в Конвенции (ст. II).1
В Конвенции предусмотрено правило, которое используется, когда тре-
буется определить срок охраны авторского права, содержащее в основе по-
ложение национального режима и его суть такова: всем объектам, на которые
возможно распространение Женевской конвенции, обязана предоставляться
защита в течение того же срока времени, что и произведениям национальных
авторов.
Тем не менее из этого правила существуют 2 исключения:
• срок, предоставляемый для охраны авторских прав должен быть боль-
ше, чем один из минимально допустимых сроков, указанных в Конвенции
для конкретных случаев;
• ни одна страна-участница не обязана обеспечивать защиту результатам
творческой деятельности иностранных граждан свыше периода, который ус-
тановлен законодательством страны, в которой произведение было создано.
Конвенция регламентирует безоговорочное право автора – право на пе-
ревод. Это право присваивается автору одновременно с завершающим этапом
создания произведения, и оно является неотъемлемым. Любой перевод, кото-
рый выполнен без разрешения на то автора, является незаконным. Иногда

                                                            
1
Всемирная конвенция об авторском праве от 06.09.1952 г. (пересмотренная в Париже
24.07.71 г.) URL: http://www.copyright.ru/ru/library/megdunarodnie_akti/copyright/vsemirnaya_
konventsiya_avtorskom_prave/
дата обращения (09.10.16)
486
бывают случаи, когда используют принудительные лицензии, их смысл за-
ключается в том, что лицензия дает разрешение на перевод или публикацию
произведения, которым могут воспользоваться только «компетентные орга-
ны» какой-либо страны.
Законодательством Российской Федерации закреплено, что область рас-
пространения авторских прав иностранных граждан на территории России
регулируется Законом РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и
смежных правах». Особенность защиты авторских прав, осложненных ино-
странным элементом в том, что следует учитывать законы той страны, в пре-
делах которой имел место юридический акт, в итоге послуживший основани-
ем для появления авторского права. В основе авторского права лежит нацио-
нальность произведения, но немаловажную роль играет и национальность
автора: права признаются за иностранными гражданами в том случае, если
они впервые разместили свои произведения в пределах РФ; авторские права
признаются за Российскими гражданами, даже если произведение были соз-
даны за рубежом; в РФ авторские права иностранцев на произведения, соз-
данные на территории других государств, признаются лишь при наличии ме-
ждународного соглашения.
Правовая защита авторских прав иностранных граждан в РФ осуществ-
ляется согласно административному, гражданскому и уголовному законода-
тельству. Самыми наказуемыми являются плагиат, контрафакция, незаконное
копирование и распространение произведений, принадлежащих иным лицам.
Таким образом, несмотря на то что авторское право является лишь од-
ним из видов интеллектуальной собственности, нельзя не отметить его зна-
чение в регулировании авторских прав. Особенность таких прав заключается
в том, что они выходят за пределы одной страны и при решении данных во-
просов руководствоваться нужно будет не столько внутригосударственным
гражданским правом, а требуется применение норм, установленных между-
народным правом.

Замескин Л.М.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Международная охрана товарных знаков при их использовании
в сети Интернет
Различные противоречия между глобальной природой сети Интернет и
традиционными принципами охраны интеллектуальной собственности, таки-
ми как принцип территориальности, принцип независимости регистрации
товарных знаков и принцип специализации охраны, являются основной при-
чиной проблем, возникающих в сфере охраны прав на средства индивидуали-
зации в Интернете. Наличие множества правообладателей в отношении одно-
го и того же товарного знака, как в одном, так и в нескольких государствах,
487
является следствием существования указанных принципов, утвержденных в
международных договорах, либо имплементированных в национальное зако-
нодательство отдельных государств. Большинство товарных знаков охраня-
ется в одном или нескольких государствах на основании регистрации кон-
кретного знака или его общеизвестности, но в других странах его защита мо-
жет отсутствовать.
Национальные границы того или иного государства в Интернете отсут-
ствуют из-за глобального характера сети. Использование товарного знака в
сети Интернет может иметь последствия во всех государствах, в связи с этим
количество споров по поводу добросовестного использования одного и того
же товарного знака в сети между лицами, находящимися в разных государст-
вах, увеличивается с каждым годом. Возрастает опасность смешения товаров
и услуг, что вводит покупателей в заблуждение. В международных договорах
не содержится специальных положений об охране и защите прав в сети Ин-
тернет, существует лишь небольшое количество норм, которые могут приме-
няться для целей охраны прав на средства индивидуализации в Интернете.
Общеизвестные товарные знаки по общему правилу охраняются без
обязательной регистрации. Мадридское соглашение о международной реги-
страции знаков 1891 г. является основным международным договором, кото-
рый преодолевает территориальный характер охраны товарных знаков, со-
гласно которому во всех государствах-участниках предусмотрена охрана зна-
ков без их регистрации в каждом государстве. Международная регистрация
действует в течение 20 лет, при этом сроки, установленные национальным
законодательством, не учитываются.1
Согласно п. 3 ст. 16 Соглашения по торговым аспектам прав интеллек-
туальной собственности (ТРИПС), «статья 6 bis Парижской конвенции (1967
г.) применяется mutatis mutandis к товарам или услугам, отличным от тех, для
которых зарегистрирован товарный знак, при условии, что использование
этого товарного знака для упомянутых товаров или услуг будет указывать на
взаимосвязь между упомянутыми товарами или услугами и владельцем заре-
гистрированного товарного знака, и что при таком использовании интересы
владельца зарегистрированного товарного знака могут быть ущемлены.».
Можно сделать вывод о том, что п. 3 ст. 16 Соглашения ТРИПС отменяет
принцип специализации в отношении общеизвестных знаков, когда потреби-
тель вводится в заблуждение относительно того, кто является производите-
лем товара или услуги. Благодаря данному положению охрана общеизвест-
ных товарных знаков значительно облегчается, особенно при их использова-
нии в качестве доменных наименований. Принцип специализации в домен-
ных спорах зачастую невозможен, так как только одно доменное наименова-
ние с определенным именем может существовать в сети Интернет.

                                                            
1
Международное частное право: Учебник / Гетьман-Павлова И.В — М.: Изд-во Эксмо, 2011. С.
331.
488
Предоставление правообладателям права на эффективную защиту от
недобросовестной конкуренции является другим определяющим положени-
ем. В соответствии со ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промыш-
ленной собственности 1883 г., правило о запрете недобросовестной конку-
ренции дает правообладателю дополнительное средство защиты от недоб-
росовестного использования принадлежащего ему товарного знака в сети
Интернет. Таким образом, правообладатель имеет право на обращение с
иском о недобросовестной конкуренции, если ранее суд отказал в иске о
прекращении использования доменного наименования, совпадающего с
товарным знаком.
Регистрация текстовых элементов знаков в качестве доменных наимено-
ваний в Интернете является новым способом использования товарных зна-
ков. Основной проблемой, которая возникает при данном способе использо-
вания средств индивидуализации, является «киберпиратство» (англ. «cybers-
quatting»). Суть «киберпиратства» заключается в следующем: лицо, не обла-
дающее какими-либо правами на использование товарного знака («киберпи-
рат»), регистрирует в качестве доменного имени текстовый элемент средства
индивидуализации, принадлежащий другому лицу. Вследствие чего, домен
не может быть зарегистрирован на имя его правообладателя. «Киберпират», в
свою очередь, предлагает уплатить определенную сумму денежных средств
за передачу домена, действуя при этом недобросовестно, так как право на
использование знака у него отсутствует.
На национально-правовом уровне на проблему охраны средств индиви-
дуализации в Интернете первыми отреагировали США. В 1999 г. был принят
Закон о борьбе с «киберпиратством», который запрещает регистрацию, куп-
лю-продажу и использование доменных наименований, идентичных или
сходных до степени смешения со знаками, права на которые принадлежат
другим лицам, а также наименований, умаляющих различительную способ-
ность таких знаков.1
Интенсивное использование сети Интернет и, в частности, доменных
имен для продвижения товаров на рынках привело к значительному росту
судебных споров между правообладателями товарных знаков и сходных до
степени смешения с ними доменных имен. При участии ВОИС была разрабо-
тана Единая политика разрешения споров о доменных именах (UniformDo-
mainNameDisputeResolutionPolicy — UDRP).2 ВОИС была применена юриди-
ческая конструкция «недобросовестная регистрация», в соответствии с кото-
рой, при выявлении признаков недобросовестной регистрации правооблада-
тель товарного знака может с помощью процедуры UDRP«отобрать» домен,
обратившись в специализированную организацию.

                                                            
1
Международное частное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Г.К. Дмитриева и
др.; Отв. ред. Г.К. Дмитриева. — 2-изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.
— С. 355.
2
David Lindsay, International Domain Name Law: ICANN and the UDRP. Hart Pub., 2007. 489 p.
489
Проиллюстрируем сделанные выводы примером из судебной практики.
В 1999 г. американская компания «Eastman Kodak Company» обратилась в
Арбитражный суд г. Москвы с иском о запрещении использования товарного
знака ‘Kodak’ против российского предпринимателя Грундула А.В. Товарный
знак ‘Kodak’ был зарегистрирован на имя истца, однако ответчик использо-
вал данный знак в доменном имени своей страницы в сети Интернет, где со-
держалась информация не о «EastmanKodakCompany», а о личности и про-
фессиональной деятельности гражданина Грундула. Арбитражные суды от-
казали правообладателю в защите его исключительных прав, ссылаясь на
отсутствие норм, связанных с наименованием доменов в Интернете. Однако,
согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16
января 2001 г. № 1192/00, все ранее вынесенные решения по данному делу
были отменены. Президиум ВАС РФ отметил, что выводы нижестоящих су-
дов противоречили пп. 1 и 2 ст. 4 Закона РФ «О товарных знаках, знаках об-
служивания и наименованиях мест происхождения товаров»1, а также ст. 10
bis Парижской конвенции.
Итак, на основании вышеизложенного исследования можно сделать вы-
вод о том, что государствам еще предстоит разработать эффективные спосо-
бы охраны товарных знаков в сети Интернет. Необходимо максимально уни-
фицировать национальное законодательство государств и приблизить его к
международным стандартам, создав таким образом благоприятный режим
для использования товарных знаков в разных странах.

Зурабова А.С.
Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Студент
Особенности охраны средств индивидуализации в России и КНР.
 
С каждым годом нарастающий поток товаров и услуг, подогреваю-
щий конкуренцию, заставляет производителя задуматься о защите и охране
своих товаров. Самым надежным методом на сегодняшний день являются
средства индивидуализации. Фирменное наименование, товарный знак - это
не только обозначения, помогающие унифицировать товар, но и средства
защиты от подделок. Право на средства индивидуализации представляет
собой качественно своеобразную и внутренне упорядоченную совокупность
норм, регулирующих отношения, связанные с признанием, использованием
и защитой приравненных к результатам интеллектуальной деятельности
обозначений, индивидуализирующих юридических лиц, производимую

                                                            
1
Закон РФ от 23.09.1992 № 3520-1 (ред. от 11.12.2002, с изм. от 24.12.2002) «О товарных
знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров //
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_996/
490
участниками гражданского оборота продукцию, выполняемые работы или
оказываемые услуги1.
На сегодняшний день в Российской Федерации существуют несколько
типичных средств индивидуализации, закрепленных в 76 главе Гражданского
Кодекса:
• Право на фирменное наименование
• Право на товарный знак и право на знак обслуживания
• Право на наименование места происхождения товара
• Право на коммерческое обозначение.
Помимо вышеназванных обозначений существуют так называемые не-
типичные средства индивидуализации:
• названия авторских произведений
• логотипы телевизионных организаций
• наименования селекционных достижений
В то же время для удобства изложения широкому применению на прак-
тике подлежат следующие понятия «регион» и «территория» используются
как синонимы, хотя имеют фактическое и юридическое различие.
В настоящее время наблюдаются значительные нарушения в сфере ох-
раны прав на средства индивидуализации, от этого страдают добросовестные
участники гражданского оборота, также это влечет за собой падение репута-
ции в сфере своей деятельности на рынке. Известно судебное дело, по кото-
рому ОАО «Автодом» требовал от ЗАО «Автодом» прекратить использова-
ние обозначения «Автодом», так как оно являлось зарегистрированным то-
варным знаком истца. Суд кассационной инстанции, подтверждая законность
постановления апелляционной инстанции об удовлетворении иска, отметил:
«Ответчик во всех печатных изданиях и рекламах использует не фирменное
наименование: ЗАО со стопроцентными иностранными инвестициями «Ав-
тодом», а обозначение «Автодом», сходное до степени смешения с товарны-
ми знаками истца»2.
Судебная практика складывается таким образом, что использование
фирменного наименования в том виде, не признается нарушением прав на
знак обслуживания, если оно представлено в том виде, в которого зарегист-
рировано. Однако, когда фирменное наименование добросовестно использу-
ется ответчиком полностью, суды, понимая, что при разрешении таких спо-
ров нужно исходить из принципа недопущения смешения организаций, их
товаров и услуг, пытаются обосновывать отсутствие сходства до степени
смешения сравниваемых обозначений.

                                                            
1
Право на средства индивидуализации: товарные знаки, знаки обслуживания, наименования
мест происхождения/ О.А. Городов - "Волтерс Клувер", 2006 г.
2
РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ [Электронный
ресурс]- URL-http://rbis.su/article.php?article=171(дата обращения: 08.10.2016)
491
Несмотря на факт существования норм международного права и нацио-
нального законодательства, регламентирующих отношения по поводу
средств индивидуализации, некоторые из них остаются неэффективными.
Бесспорным лидером в сфере подделок на рынке был и остается Китай.
Многочисленные нарушения в сфере защиты интеллектуальных прав, в част-
ности прав на средства индивидуализации, объясняется ростом новых точек
сбыта поддельной продукции, ухищрения производителей, которые приду-
мывают все более изощренные пути в обход законодательства. Например,
заключив контракт с некой компанией на производство оригинального това-
ра, завод изготавливает в два раза больший объем продукции, для того чтобы
первую часть отдать заказчику, а вторую- его конкуренту или напрямую на
рынок. При этом следуя практике, можно понять, что условия договора не
играют особой роли в данном процессе: завод опирается на свою выгоду,
соответственно он будет это делать. Также зачастую китайские производите-
ли идут еще дальше- регистрируют интеллектуальные права иностранного
заказчика раньше, чем он сам, следовательно присваивая эксклюзивное право
на производство товара под определенным брендом. Китайские власти, пы-
тающиеся реформировать систему защиты прав на средства индиви-
дуализации, сделали огромный рывок, но этого недостаточно, для того, что-
бы избавиться от данной проблемы.
В Китае предпринята попытка объединить защиту средств индивидуали-
зации с предоставлением возможности использования их репутации другим
лицам как способ распределения благ. Для этого, максимально расширяется
применение концепции вхождения обозначения во всеобщее употребление,
позволяющей неограниченному числу лиц использовать новый товарный
знак в отношении инновационных товаров и услуг, для которых нет другого
обозначения. В то же время ограничивается использование концепции сход-
ства до степени смешения, причем минимального отличия одного обозначе-
ния от другого достаточно, для того, чтобы признать отсутствие нарушения1.
Согласно логике китайских законодателей, средства индивидуализации слу-
жат для того, чтобы, во-первых, помогать потребителям находить товар из-
вестного качества и определенных характеристик. Во-вторых, в случае нека-
чественной продукции – чтобы легче и быстрее найти его производителя для
привлечения его к ответственности. При этом стоит обратить внимание на то,
что права обладателя обозначения отходят на второй план, что является су-
щественным и наиболее важным минусом такой системы. Вместе с тем
вследствие перенесения китайским законодателем приоритета на права по-
требителей и обеспечение доступа максимального числа лиц к выгодам от
использования известных средств индивидуализации, защита правообладате-
лей в Китае оказалась значительно снижена.  

                                                            
1
«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 3, март 2014 г., с. 42.
492
Правовое регулирование охраны объектов интеллектуальной собствен-
ности базируется на трех основных правовых актах:
 авторское право - Закон КНР от 26 февраля 2010 г. «Об авторском
праве»
 товарные знаки - Закон КНР с 15 сентября 2002 года «О товарных
знаках»
 патенты - Закон КНР от 12 марта 1984 года, новая редакция Закона
действует с 1 октября 2009 г «О патентах»
Основным нормативно-правовым актом, регулирующим охрану прав на
средства индивидуализации в КНР, является закон «О товарных знаках».
Можно выделить ключевые положения, которые регламентируют какие обо-
значения не могут быть зарегистрированы в КНР в качестве товарного знака:
 обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с
символами власти
 символы международных межправительственных организаций
 обозначения, имеющие дискриминационный характер по отноше-
нию к определенным национальностям
 обозначения, имеющие преувеличенный рекламный характер или
причиняющие вред социалистической морали и нравам.
Китай, как и Россия является участником Парижской конвенции, Мад-
ридского соглашения о международной регистрации товарных знаков и Про-
токола к нему; Ниццкого соглашения о международной классификации това-
ров и услуг для регистрации товарных знаков, Соглашения ТРИПС и т. д.
Однако обе страны не могут выработать правильную стратегию борьбы с
нарушителями в сфере интеллектуальных прав, даже опираясь на ратифици-
рованные ими международно-правовые акты. В обоих случаях идет недоста-
точная законодательная подача и надзор за исполнением законодательства.
Если в случае с Россией, множество пробелов в законодательстве, то в КНР в
связи с большим количеством махинаций и нелегальных фирм, производя-
щих подделки известных брендов. Единственным способом борьбы с этими
проблемами может быть только ужесточение ответственности за нарушение
законодательства в КНР, и принятие соответствующих законов в Российской
Федерации.

493
Ибрагимов А.Ф.
Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Проблемы применения юридической конструкции «введение в
гражданский оборот» применительно к досрочному прекращению
правовой охраны товарных знаков в рамках осуществления
трансграничных поставок товаров
В условиях глобального экономического сотрудничества и усиления
трансграничного товарообмена особенно актуален вопрос об обеспечении
правовой охраны средств индивидуализации товаров. Важно отметить, что
необходимость в защите результатов интеллектуальной деятельности возни-
кает как у самих экспортеров товаров, так и у национальных производителей,
которые борются между собой за право исключительного использования
своих объектов интеллектуальной собственности.
Сходство средств индивидуализации может послужить серьезной при-
чиной для обращения за судебной защитой нарушенного исключительного
права. К примеру, российские компании, обращаясь в Роспатент с намерени-
ем зарегистрировать товарный знак, нередко сталкиваются с ситуациями,
когда в реестре Международного бюро Всемирной организации интеллекту-
альной собственности (МБ ВОИС) уже имеется запись о регистрации товар-
ного знака, в некоторой степени схожего с предлагаемым товарным знаком
заявителя.
Как правило, Федеральная служба по интеллектуальной собственности
отказывает в регистрации подобных товарных знаков. Высший Арбитражный
Суд справедливо отмечает, что «для признания сходства товарных знаков
достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков
в глазах потребителя»1.
Кроме этого, распространенной является практика обращения зарубеж-
ных компаний, намеревающихся осуществлять предпринимательскую дея-
тельность по поставке товаров в Россию, с требованием о досрочном пре-
кращении правовой охраны товарного знака, обладающего чертами сходства
с товарным знаком потенциального поставщика.
В связи с этим особый интерес вызывает проблема досрочного прекра-
щения правовой охраны товарного знака ввиду его неиспользования право-
обладателем.
В целях обеспечения честной конкуренции законодательством преду-
смотрен механизм недопущения злоупотреблений со стороны лиц, не исполь-
зующих свой товарный знак. Ч. 1 ст. 1486 Гражданского Кодекса РФ опреде-
ляет следующее: «Правовая охрана товарного знака может быть прекращена
                                                            
1
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2013
№ 2050/13. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ARB&n=355048#0 (дата
обращения: 02.10.16).
494
досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализа-
ции которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования
товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государст-
венной регистрации».
Как отмечено в определении Конституционного Суда Российской Феде-
рации от 02.10.2003 № 393-О, законодатель, установив возможность досроч-
ного прекращения регистрации товарного знака в связи с его неиспользова-
нием в течение определенного срока, рассматривает ее как антимонопольный
инструмент, лишая правообладателя легальной монополии (исключительного
права) в отношении зарегистрированного им в установленном порядке обо-
значения1.
Как известно, для того, чтобы не допустить досрочного прекращения
правовой охраны анализируемого объекта интеллектуальной собственности в
случаях, когда судом уже установлена заинтересованность заявителя в анну-
лировании регистрации товарного знака, правообладатель должен доказать
факт своего использования товарного знака, связанного с введением его в
гражданский оборот2.
Несмотря на законодательное закрепление данного правила, в право-
применительной практике возникает много вопросов, касающихся определе-
ния понятия «введение в гражданский оборот».
Из содержания пп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ следует, что под введением то-
вара, на котором размещен товарный знак, в гражданский оборот понимают-
ся, в частности, его производство, предложение к продаже, продажа, демон-
страция на выставке, ярмарке и др.
Однако Президиум Верховного суда в п. 38 Обзор судебной практики от
23.09.15 уточняет, что «для целей применения положений ст. 1486 ГК РФ
учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а
лишь совершение действий, предусмотренных п. 2 ст. 1484 ГК РФ, непосред-
ственно связанных с введением товара в гражданский оборот»3. Помимо это-
го, Верховный Суд особо акцентировал внимание на том, что само производ-
ство третьим лицом по заказу правообладателя товара с размещенным на нем
товарным знаком и последующая его передача заказчику не признаются ис-
пользованием, непосредственно связанным с введением товара в граждан-
ский оборот. Исходя из данного системного толкования положений граждан-
ского законодательства, представляется возможным сделать следующий вы-
вод - не каждое действие правообладателя, указанное в пп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК

                                                            
1
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 № 393-О. URL:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_45755/ (дата обращения: 02.10.16).
2
П. 3 ст. 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006
N 230-ФЗ (ред. от 03.07.2016).
3
Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллекту-
альных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015).
URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_186586/ (дата обращения: 04.10.16).
495
РФ, считается использованием, непосредственно связанным с введением то-
вара в гражданский оборот для целей применения ст. 1486 ГК РФ.
Тем не менее открытым остается вопрос о том, какие именно действия
правообладателя определяют недопустимость досрочного прекращения пра-
вовой охраны товарного знака, поскольку Президиум Высшего Арбитражно-
го Суда Российской Федерации, выводя вышеуказанное обобщенное правило
применения соответствующих норм, не установил конкретный перечень ис-
пользований товарного знака по смыслу положений ст. 1486 ГК РФ.
Представляется, что под использованием, непосредственно связанным с
введением товара в оборот следует понимать реализацию товара с размещен-
ным на ней товарным знаком именно потребителю (конечному покупателю).
При этом такую реализацию может осуществлять сам правообладатель, лицо,
осуществляющее данное право по лицензионному соглашению либо иное
лицо, действующее под контролем правообладателя1.
Широкие дискуссии вызывает также проблема, касающаяся возможно-
сти осуществления правообладателем контроля в отношения лица, с которым
он не заключил лицензионный договор, в целях доказывания факта использо-
вания товарного знака. П. 2 ст. 1486 ГК РФ одним из примеров использова-
ния товарного знака называет его использование другим лицом под контро-
лем правообладателя.
По мнению В.И. Еременко, после сбыта товара на рынке, маркированно-
го охраняемым товарным знаком, самим правообладателем или с его согла-
сия правообладатель теряет контроль за дальнейшей перепродажей такого
товара, а также любой иной формой его коммерческого использования2.
В то же время судебная практика в качестве возможных случаев контро-
лирования правообладателем лица, осуществляющего использование товар-
ного знака (которое одновременно признается использованием товарного
знака самим правообладателем), выделяет заключение с ним договоров под-
ряда либо возмездного оказания услуг, договоров простого товарищества и
др. (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от
02.10.2014 № С01-855/2014 по делу № СИП-198/2014; Постановление Прези-
диума Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2014 № С01-596/2014 по
делу № СИП-19/2014).
Не менее важным аспектом при рассмотрении анализируемой проблема-
тики является определение форм введения товаров с размещенными на них
товарными знаками в гражданский оборот. Всегда ли это продажа товара по-
требителю или возможна безвозмездная её передача?

                                                            
1
П. 2 ст. 1486 Гражданского Кодекса Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006
N 230-ФЗ (ред. от 03.07.2016).
2
В.И. Еременко. Принцип исчерпания права на товарный знак и проблемы параллельного
импорта. Законодательство и экономика. 2013. N 6. URL: http://www.center-bereg.ru/b1387.html
(дата обращения: 05.10.16).
496
Ответ на данный вопрос дает Суд по интеллектуальным правам в реше-
нии от 11.02.2016 по делу № СИП-448/2015 о рассмотрении иска компании
ISISPHARMA FRANCE /ИЗИСФАРМА ФРАНС к обществу с ограниченной
ответственностью «Радио Юнитон», в котором орган правосудия в качестве
формы введения товара в гражданский оборот выделяет безвозмездное вруче-
ние призов потребителям (доведение в качестве рекламных продуктов), а также
безвозмездную раздачу товаров для целей укрепления делового имиджа.
Несмотря на то, что российскую правовую систему традиционно отно-
сят к романо-германской правовой семье, весьма важную роль при разреше-
нии вышеизложенных категорий споров играет правоприменительная дея-
тельность судов, которые в рамках реализации права фактически определяют
механизм применения норм права, позволяющий квалифицировать характер
правоотношений по использованию товарных знаков. Однако в силу отсутст-
вия абсолютной идентичности позиций судов при рассмотрении аналогичных
вопросов возникает необходимость в более обстоятельном законодательном
регулировании особенностей досрочного прекращения правовой охраны то-
варных знаков для целей беспрепятственного осуществления трансграничных
поставок товаров.

Карпова А.А.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
Студент
Юрисдикция по спорам, возникающим в сфере нарушения авторских
прав в сети Интернет
На сегодняшний день очень трудно представить нашу повседневную
жизнь без Интернета. Количество пользователей всемирной паутиной растет
с каждым днем. Электронная сеть представляет совершенный способ поиска
информации на любую тему, осуществление информационного обмена, а
также возможность заработать в сети. Электронная торговля - одно из самых
распространенных идей для бизнеса сегодня. Несомненно, появление такого
вида торговли является безусловным преимуществом на рынке, ведь это
проще, целесообразнее, быстрее и современнее. Но вместе с этим, с появле-
нием Интернета, возникла угроза для обладателей авторских прав. Почти все
произведения, работы переведены в цифровую форму. Чтобы получить к ним
доступ, достаточно нажатия одной клавиши - «копировать». И вот теперь, эта
информация распространится по всему земному шару и ей сможет восполь-
зоваться абсолютно каждый.
Вопрос о правовой охране авторских прав в сети Интернет на сегодняш-
ний день стоит наиболее остро. Киберпространство способно моментально
передать информацию в любую точку мира. Исходя из этого, появляются
проблемы с определением авторства того или иного произведения. К сожале-
нию, установить факт нарушения такого права в Интернете очень трудно, так
497
как эти ресурсы постоянно меняются, и поймать виновного практически не-
возможно. Основной задачей международных соглашений об авторском пра-
ве является обеспечение охраны авторских прав, возникших в одном госу-
дарстве и распространившись на территории других государств Ряд стран
являются участницами международных соглашений и договоров, регули-
рующих основы правовой охраны авторских прав в сети Интернет.
Главная проблема развития и эффективного действия авторского права -
это отсутствие единообразной системы и преобладание компромиссов на-
ционального законодательства государств, которые осуществляются посред-
ством их участия в международных конвенциях. В основе современной меж-
дународно-правовой охраны интеллектуальной собственности лежат, прежде
всего, Бернская конвенция об охране литературных и художественных про-
изведений 1886 года и Всемирная конвенция об авторском праве 1952 года.
Исходя из положений этих конвенций, можно выделить ряд особенностей,
которые существуют в современной системе защиты авторских прав в сети
Интернет.
1. Бернская и Всемирная конвенции не содержат положений, напрямую
касающихся защиты интеллектуальной собственности в Интернете.
Конвенции не охватывают вопросы, связанные с объемом охраны прав,
средствами охраны, оригинальностью произведений, а также неясно какое
право должно быть применено в отношении охраняемого объекта авторского
права. Например, в настоящее время имеются две точки зрения, что считать
страной происхождения произведения, опубликованного в сети «Интернет»:
страну обнародования произведения или страну, в которых имеется доступ к
произведению. Пункт 2 ст. 5 Бернской конвенции, устанавливает, что при
нарушении авторского права применяется закон страны, где истребуется ох-
рана.1 Между тем данный коллизионный принцип является проблемным при
применении к авторским отношениям в Интернете, принимая во внимание
сложности локализации авторских прав. Неясным является вопрос, где счи-
тать нарушенным авторское право: в стране передачи произведения, в стране
приема произведения или в какой-либо другой стране. Данные вопросы тре-
буют тщательного рассмотрения и регулирования.
Как показывает практика США, в настоящее время широко использует-
ся коллизионный принцип страны приема произведения. С 2011 г. на основа-
нии данного принципа США применяют экстерриториальную юрисдикцию в
отношении иностранных граждан, совершивших противоправные деяния в
Интернете. Иммиграционная и таможенная полиция США (ICE) начинает
направлять запросы на экстрадицию иностранных граждан, если они будут
заподозрены в нарушении американских законов об авторских правах, вне
зависимости от того, где размещены их сервера и легален или нет соответст-
                                                            
1
Межправительственный комитет по авторскому праву. Тринадцатая сессия Комитета Все-
мирной конвенции, пересмотренной в 1971 г. Париж, 22-24 июня 2005 г. // http://unesdoc.
unesco.org/images/0013/001396/139652r.pdf.
498
вующий контент на территории государств, к которым иностранные гражда-
не принадлежат1.
Кроме того, широкое применение экстерриториальной юрисдикции за-
крепляли не прошедшие Конгресс США в декабре 2012 г. проекты законов
SOPA (Stop on-line piracy act) и PIPA (Protect intellectual property act), направ-
ленных на защиту интеллектуальной собственности в сети Интернет. Приме-
нение указанных актов было целенаправленно ориентировано на пиратские
сайты, зарегистрированные за рубежом. Правонарушением по данным актам
считалось распространение незаконных копий, контрафактных товаров, а так-
же технологий преодоления технических средств защиты авторских прав. Сле-
дует учесть тот факт, что Бернская Конвенция и иные акты, охватывающие
рассматриваемый вопрос, приняты давно (Бернская конвенция была разрабо-
тана в 1886 год, а Всемирная конвенция об авторском праве в 1952 году), и
возникает необходимость в современном регулировании международных от-
ношений в сфере авторского права. Законы SOPA и PIPA смогли бы послужить
хорошим началом для модернизации устаревшей системы и принятии мер по
защите интеллектуальной собственности в международном масштабе.
2. В Интернете не существует национальных границ, и возникают про-
блемы с определением суда, имеющего юрисдикцию по делам из на-
рушений авторских прав.
Установление судебной юрисдикции крайне необходимо, так как это
приобретает существенное значение при систематизации судебных дел и ре-
шений. Если говорить о США, то американскими судами до сих пор не выра-
ботано четких критериев, по которым могла бы осуществляться оценка инте-
рактивности вебсайта в целях решения юрисдикционных вопросов. Большое
количество обращений пользователей конкретного штата к сайту является
также одним из оснований установления специальной юрисдикции судов
данного штата.
Что касается японского права, то до 2014 г. в Японии не было преду-
смотрено законодательных положений, которые бы устанавливали компетен-
цию судов по разрешению гражданских дел с международными характери-
стиками. Правоприменитель основывался преимущественно на судебных
прецедентах и принципах, закрепленных в гражданском процессуальном ко-
дексе, к которым относились место причинения вреда и место нахождения
имущества2.
В законодательстве Российской Федерации четкого разграничения меж-
дународный юрисдикции государственных судов по спорам, вытекающим из
правоотношений в сети Интернет, не предусмотрено. Вместе с тем, в Арбит-
ражном процессуальном кодексе Российской Федерации отражен прогрес-

                                                            
1
Нарушители авторских прав со всего мира будут экстрадированы в США //
securitylab.ru/news/406190.php
2
Judgment on November 11th 1996, Minshu Vol. 51. No. 10. P. 4055.
56 Takahashi K. Japan's New Act on International Jurisdiction, 2011. PublishedonSmashwords.
499
сивный подход к определению подсудности по делам с участием иностран-
ных лиц, позволяющий российским арбитражным судам считать себя компе-
тентными1.
Следует отметить, что именно такие гибкие правила критерия правовой
связи при определении международной юрисдикции предоставляют суду
возможность оперативного реагирования на изменения, связанные с развити-
ем правоотношений в сети Интернет.
3. В международных и национальных конвенциях отсутствует понятие
«Интернет сайт», что усложняет решение споров, возникающих по
вопросам авторства.
Примером может послужить ГК РФ, в котором представляется крайне
сложным выделить конкретные положения, определяющие механизм охраны
авторских прав в сети Интернет. Часть 4 ГК РФ не до конца проработана, но
на данный момент происходят процессы создания и внесения новых попра-
вок. Определение понятия «Интернет сайт» облегчило бы способы решения
многих споров, ведь данный термин непосредственно определял бы их пред-
мет. Интернет сайтом может быть объединённая под одним доменным име-
нем совокупность документов частного лица или организации, а также ссы-
лок и массивов связанных данных, которые имеют свой уникальный адрес и
воспринимаются пользователем как единой целое.
Если говорить об иностранных государствах, то американский законо-
дательный акт DMCA (DigitalMillenniumCopyrightAct) и Директива Европей-
ского союза «О гармонизации отдельных аспектов авторского права и смеж-
ных прав в информационном обществе» определяют современные техниче-
ские достижения в области копирования и распространения информации, но
не основную терминологию, связанную с киберпространсовом.
В заключение анализа юрисдикции и существующих проблем в области
авторского права, следует отметить отношение общества к нарушению дан-
ных прав. Большинство людей, пользующихся Интернетом, считают, что, для
них это свобода во всем. Многие даже не задумываются о том, что в сети они
могут совершать правонарушения и делать что-либо нелегальное. Так же, ни
для кого не секрет, что пиратская копия гораздо дешевле оригинала. Это
приводит к тому, что люди покупают тот продукт, который будет более под-
ходящим по цене. В связи с этим пиратство процветает. Международное со-
общество старается выработать наиболее удобную ценовую политику для
интернет-товаров, чтобы «легальность» стала доступной.
Участники международных конвенций стараются сделать все, чтобы
защитить как национальное авторское право, так и выстроить грамотные ме-
ждународные правоотношения. В ближайшем будущем будут решены такие
вопросы, как совершенствование механизма защиты авторских прав в Интер-
нете удаление контента без суда, регламентация обязанностей провайдеров.
                                                            
1
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от
23.06.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016).
500
Костенко А.П.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Web 2.0 и проблема защиты исключительных прав на
программное обеспечения и бизнес-модели
Сорок пять лет назад появились первые персональные компьютеры, ко-
торые сами по себе стали революцией, расширив возможности человека в
рабочей сфере. Двадцать пять лет назад сеть Интернет стала народным дос-
тоянием, благодаря открытому доступу через Всемирную паутину. Примерно
тогда же и зародилась идея “сетевого общества”1, которое появилось благо-
даря преодолению пространственно-временных ограничений в коммуника-
ционных возможностях того времени (сотовая связь была слишком дорогой,
а все остальные способы общения на расстоянии исключали возможность
мгновенного обмена информацией).
Просуществовав около пятнадцати лет, “сетевое общество” пришло к
новой формации, именуемой web 2.0 (этимология названия исходит из со-
вмещения слова web, обозначающее понятие Всемирная сеть, и символ 2.0,
обозначающий новую версию, продукт или этап). Данный термин крайне
броско характеризует современную тенденцию - интернет становится более
независимым, значимым и развивающимся явлением. Новая концепция изна-
чально была направлена на важность информационного наполнения (контен-
та) сайтов и программ, а также на взаимодействие пользователей с данным
контентом. Новый подход строился на социальных связях внутри сети, на
экономической характеристике отдельных групп и на их взаимоотношения в
данной среде. По сути, интернет стал полностью автономной средой, где бы-
ли свои экономические, социальные, профессиональные и даже политические
составляющие, которые могли аккумулировать огромные массы человеческо-
го потенциала2. Так, Тим О’Рейли, один из основных деятелей по популяри-
зации данной концепции, был сторонником движения за свободное про-
граммное обеспечение и программное обеспечение с открытым исходным
кодом, суть которых заключалась в безвозмездном доступе к установке, ис-
пользованию и улучшению программного обеспечения. О’Рейли придержи-
вается все больше набирающего популярность мнения, что все возможные
ограничения в сети интернет только замедляют развитие данной среды и
улучшение контента внутри нее.
Подобный тезис не нов и исходит из более глобальной, с точки зрения
объекта, темы, которая звучит примерно так: “защита прав на результаты
интеллектуальной деятельности замедляет интенсивность экономического
                                                            
1
Van Dijk J. The Network Society: Social Aspects of New Media. SAGE, 2005. P.2.
2
Войниканис Е.А. Право интеллектуальной собственности в цифровую эпоху. Парадигма
баланса и гибкости., 2013; ИД “Юриспруденция”, 2014
501
развития”. Идея данного тезиса состоит в том, что необходимость защиты
прав на интеллектуальную собственность лоббировали крупнейшие миро-
вые компании, причем не только в своих странах, но и на международной
арене. И действительно, Всемирная организация интеллектуальной собст-
венности (далее ВОИС) выделила данный тезис как одну из основных про-
блем в праве интеллектуальной собственности, подтвердив, что нынешняя
система патентования сдерживает научно-исследовательские и инноваци-
онные разработки1.
Но что более удивительно, так это поднятие вопроса по возможной за-
щите исключительных прав на программное обеспечение и бизнес моделей2.
Суть поставленной проблемы заключается в том, что при нынешнем право-
вом регулировании, большинство государств защищают исключительные
права на программное обеспечение аналогично с объектами авторского пра-
ва. Конечно, данная система удобна отсутствием необходимости в регистра-
ции объекта защиты, а сроки защиты исчисляются от 50 до 70 лет, в зависи-
мости от государства, однако правовая охрана предоставляется на “букваль-
ное выражение”, но не на “концепцию”, которая зачастую является базисом
программы. Схожую проблемы уследили в отсутствии защиты бизнес-
моделей. Традиционно методы ведения бизнеса были общественным достоя-
нием или являлись коммерческой тайной. Однако сегодня информационные
технологии открывают возможности для новых бизнес-моделей, используя
информационные технологии в качестве инструмента для обработки и пере-
дачи различных данных. Данные тезисы зиждется на идее, что отсутствие в
возможности в копировании данных концепций приведет к стимулированию
рынка к созданию новых программных обеспечений и бизнес-моделей, коих,
видимо, бесчисленное множество.
Одним из наиболее удачных примеров, на мой взгляд, можно взять биз-
нес-модель компании американской международной компании “Uber
Technologies Inc.” и приложение “Uber”. Концепция извлечения прибыли
данной компании строится на предоставлении услуг “личного водителя” или
такси (в зависимости от законодательства государства, в котором компания
осуществляет деятельность). Являясь самой дорогой таксомоторной компа-
нией в мире, у “Uber Technologies” нет ни одной машины в собственности
или аренде, компания, по своей сути, является посредником лично между
водителем и заказчиком услуги (пиринговая сеть). Все операции осуществ-
ляются через программу, выполненную в минималистичном дизайне. Данная
модель является продуктом той самой “всемирной сети 2.0”, так как вобрала
в себя все ключевые идеи и потребности интернет сообщества: простота в
использовании, удобство в осуществлении платежей, прозрачная система
работы и лаконичный дизайн программы.

                                                            
1
http://www.wipo.int/patent-law/en/developments/research.html
2
http://www.wipo.int/patents/en/topics/software.html
502
Итак, если исключительные права на концепцию данного программного
обеспечения и данную бизнес-модель будут защищены, то что мы увидим?
Новый способ оказания услуг, которое проще нажатия одной кнопки в при-
ложении? Новую бизнес модель, простота которой поразит нас еще больше?
Или же мы увидим отсутствие конкурентов у данной компании и, как следст-
вие, монополизацию рынка? По бизнес-модели “Убера” пошли крупные ком-
пании, чтобы оставаться конкурентоспособными, так как во многих странах
Европейского Союза, где рынок еще не создал аналогов, у “Убера” домини-
рующие позиции и возможность к осуществлению демпинга.
Подводя итоги, хочется провести логическую цепочку между всеми час-
тями моей работы. Появление сети интернет в том смысле, в котором мы по-
нимаем его сейчас, ознаменовало новый уровень развития общества в целом.
Значимость данной среды настолько велика, что с ней начали считаться все
без исключения - от обычных людей, пользующихся интернетом каждый
день, до государств и международных организаций, пытающихся контроли-
ровать всемирную сеть. Благодаря отсутствию границ в интернете развивает-
ся глобализация. И вот новая среда стала крупнейшей площадкой по продви-
жению новых продуктов рынка - программного обеспечения и услуг. Имея
опыт и сведения о том, что система защиты исключительных прав сдержива-
ет появление научно-исследовательских и инновационных разработок, круп-
ные компании по-прежнему добиваются защиты своих интересов в ущерб
рынку.

Кочои Р.С.
Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Студент
Актуальные проблемы защиты авторских прав в США
Авторское право стало частью нашей повседневной, обыденной жизни.
Когда-то авторское право скорее можно было назвать больше привилегией,
чем совокупностью норм, видом или отдельной отраслью права. Создатели и
творцы со всего мира нуждаются в защите своих авторских прав, поэтому
появилась проблема охраны и защиты этих прав. Проблема защиты автор-
ских прав всегда была значимой для любого государства и стала особенно
актуальной в эпоху развитых технологий, т. е. в нашу эпоху, в которой с но-
выми изобретениями появились и новые проблемы, связанные с защитой и
охраной авторских прав. Так как эта проблема актуальна для всех стран, хо-
телось бы обратить внимание на необходимость изучения опыта зарубежных
государств по охране авторских прав, в частности, Соединенных Штатов
Америки.
В литературе справедливо считается, что огромный список достижений,
которые позволили США стать лидером в различных сферах, является воз-
можной причиной особого внимания к охране и защите интеллектуальной
503
собственности, а также авторским правам на нее. Скорее всего, США не дос-
тигли бы успеха во многих сферах, если бы соответствующее законодатель-
ство и само американское общество не поощряли создание произведений
искусства и культуры, т. е. изобретательную, творческую деятельность, а
также не поддержали авторов и правообладателей множеством эксклюзив-
ных прав.
В Конституции Соединенных Штатов Америки (1787 г.) предусмотрена
и закреплена необходимость защиты интересов авторов. Об этом говорит
пункт 8 статьи 1 раздела 8, который называют еще и «пунктом авторского
права». Согласно данной норме, Конгресс США имеет полномочия «содейст-
вовать прогрессу науки и ремесел, обеспечивая на определенное время авто-
рам и изобретателям исключительное право на соответствующие труды и
открытия…»1.
Следующим, после Конституции США, важнейшим нормативным пра-
вовым актом в области охраны объектов интеллектуальной собственности
является Закон об авторском праве 1976 года, который вошел в Сводзаконов
Соединенных Штатов Америки в качестве раздела 17, и вступилв силу с 1
января 1978 года.
Согласно ст. 102 Закона 1976 года2, защита авторских прав распростра-
няется на «оригинальные авторские работы, которые запечатлены на любом
материальном носителе, из которого они могут быть восприняты, воспроиз-
ведены или сообщены, либо непосредственно, либо с помощью какой-либо
машины или какого-либо устройства». При этом следует отметить, что «ав-
торско-правовой охране подлежат авторские произведения, зафиксированные
не только в любой уже известной осязаемой форме, но и в той форме, которая
будет открыта впоследствии»3.
Действующему законодательству США известны различные способы
защиты авторского права. Так, согласно разделу 17 Свода законов США, уго-
ловно-правовым нарушением авторского права является преднамеренное на-
рушение с целью получения коммерческой выгоды или частной финансовой
прибыли. Нарушителем авторского права США является тот, кто нарушает
«любое из исключительных прав владельца авторских прав или личных не-
имущественных прав автора, или кто импортирует в Соединенные Штаты
копии произведений в нарушении статьи 602» (ст. 501 раздела 17 Сборника
законов США).
Меры гражданско-правовойзащиты можно разделить на две основные
категории: запреты и возмещение убытков. Закон об авторском праве разре-
шает судам предоставлять «…временный и окончательный запрет на таких

                                                            
1
Конституция Соединенных Штатов Америки//Электронный ресурс: http:// www. hist. msu.ru/
ER/Etext/cnstUS.htm.
2
Текст Закона (на англ. язык) см.: http://www.copyright.gov/title17/.
3
Богданова О. В. Объекты авторских прав как предпосылка эффективности их защиты// Пра-
во и экономика. 2016. № 7//СПС «КонсультантПлюс».
504
условиях, которые он считает разумным, чтобы предотвратить или ограни-
чить нарушение авторских прав» (ст. 502 раздела 17 Свод законов США).
Согласно законодательству США, бремя доказывания факта нарушения
авторских прав лежит на владельце, чьи права были нарушены. Чтобы полу-
чить исковую защиту в суде, владелец нарушенных авторских прав обязан
представить доказательства, устанавливающие факты:
а) наличия авторских прав на произведение;
б) копирования данного произведения;
в) ненадлежащего присвоения.
Вместе с тем, объектом авторского права США признается только ори-
гинальное произведение. Проблема охраны их копий, находящихся в сети
Интернет, была разрешена с принятием «Закона о защите авторских прав в
цифровую эпоху» 1998 года («Digital Millennium Copyright Act - DMCA»),
который предусматривает уголовную ответственность за нарушение автор-
ского права в сети Интернет. К таким нарушениям Закон относит не только
копирование произведения, но также производство и распространение техно-
логий, позволяющих обходить технические средства защиты авторских прав
(вплоть до невозможности добросовестного использования).
Среди наиболее важных проблем охраны авторского права в США сле-
дует отметить охрану его именно в сети Интернет. Прежде всего, речь идет о
проблеме борьбы с «пиратством» (музыкальных произведений, фильмов, фо-
тографических произведений, программных продуктов). Среди мер, приме-
няемых к нарушителям авторских прав, - предупреждения, штрафы, отклю-
чение от сети, блокировки доменов за ссылки на пиратский сайт, высылка из
США нарушителей авторских прав и т. д.
Несмотря на то, что на правообладателей лежит обязанность фиксации
случаев пиратства, нельзя не сказать о трудностях по установлению доказа-
тельств, подтверждающих само нарушение авторского права. Данная про-
блема на практике решается по-разному: с применением скриншота, фикси-
рованием пиратского контента через нотариуса, созданием веб-депозитария
на основе контрольных копий электронных документов веб-сайта и др. С
другой стороны, нельзя не отметить важность того, что в случае вынесения
судебного решения, например, об удалении пиратского контента, американ-
ский суд организует еще и обязательный его мониторинг1.
Необходимо сказать, что власти США делают очень многое для популя-
ризации охраны авторских прав, включая в сети Интернет. Данное обстоя-
тельство, по мнению отдельных специалистов, породило новую проблему –
проблему злоупотребления правом на обращение в судебные инстанции с
якобы имевшим место нарушением авторских прав. В результате этого су-
дебные издержки по этой категории дел растут астрономическими темпами.

                                                            
1
20 мировых тенденций в сфере защиты авторских прав. Электронный ресурс: http://
www.copyright.ru/news/main/2012/2/20/zashita_prav.
505
В целях предупреждения нарушений авторских прав происходит даль-
нейшее ужесточении антипиратского законодательства США. Так, в 2011 г. с
законодательной инициативой о введении в действующее законодательство
уголовной ответственности за размещение пиратского видео выступил Сенат
США (акт, предусматривающий такую ответственность, назван «The Stop
Online Piracy Act» (SOPA)). Было внесено предложение о введении уголовной
ответственности за интернет-пиратство, независимо от наличия или отсутст-
вия попыток заработать на пиратском контенте, размещаемом в Интернете.
Было сформулировано также понятие ограниченной уголовной ответственно-
сти за размещение пиратского видео (она не наступает, если за 6 месяцев ко-
личество просмотров видео не превысит 10-и, а суммарная упущенная при-
быль владельца прав на видеоролик составит менее 2500 долл.).
С целью разрешения проблемы отсутствия соответствующих междуна-
родных соглашений, власти США проводят активную политику по привлече-
нию крупных государств мира к заключению такого рода соглашений. Так, в
конце 2011 года была завершена работа над проектом Торгового соглашения
по борьбе с контрафакцией («The Anti-Counterfeiting Trade Agreement» (АС-
ТА)). США активно лоббировали подписание данного документа и сегодня
среди государств, его подписавших, - государства, обеспечивающие развитие
более половины мировой торговли.
Однако в США проблемы борьбы с пиратством решаются не только за-
конодателями, но также крупными поисковыми системами. Так, поисковик
«Google» регулярно составляет «черный список» сайтов-нарушителей автор-
ских прав.
В целом, следует отметить, что США создали эффективную систему за-
щиты авторских прав, однако из-за быстрого развития технологий возникают
все новые проблемы. Основной нормативный правовой акт в этой сфере -
Закон 1976 года об авторских правах, - несмотря на внесенные в него поправ-
ки, устаревает и становится менее эффективным с каждым годом. Прежде
всего, речь идет о проблемах, связанных с популяризацией сети Интернет.
Однако борьба с нарушениями авторских прав, на мой взгляд, должна вес-
тись с соблюдением баланса между частными интересами потребителей и
применением законодательных мер реагирования к нарушителям этих прав.

Никонова Е.А.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Международно-правовая защита промышленных образцов. Тенденции и
новации в регулировании
Защита промышленных образцов в отношениях, осложненных ино-
странным элементом, на данный момент один из самых актуальных вопросов
в патентном праве. Сложность состоит в том, что интеллектуальные права не
506
имеют экстерриториального характера, т.е. действуют в переделах государст-
ва, на территории которого возникли. Следовательно, зарегистрированный
патент на полезную модель, изобретение, промышленный образец, будет
действовать только на территории государства, где он зарегистрирован. Но
как таким образом защитить своё исключительное право?
Одним из основных способов решения данной проблемы являются меж-
дународные договоры. Крупнейшими из них являются: Парижская конвенция
по охране промышленной собственности 1883 г., Договор о патентной коопе-
рации 1970 г., Евразийская патентная конвенция 1995 г., Европейская па-
тентная конвенция 1973 г., Локарнское соглашение, устанавливающее меж-
дународную классификацию промышленных образцов 1968 г. Так же создана
Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), находя-
щаяся в Женеве и занимающаяся вопросами по укреплению сотрудничества
государств в отношениях интеллектуальной собственности.
Международные договоры помогают облегчить процедуру регистрации
патента на территориях различных государств, путём предоставления права
приоритета, облегчения затрат, установления общих для всех правил.
Одной из сложностей является понимание промышленного образца и
его существенных признаков. Так, Гражданский кодекс РФ в ст. 1352 выде-
ляет в качестве существенных признаков промышленного образца опреде-
ляющие эстетические особенности внешнего вида изделия, в частности фор-
ма, конфигурация, орнамент, сочетание цветов, линий, контуры изделия, тек-
стура или фактура материала изделия. Примерно так же определяют про-
мышленный образец ст. 1 Директивы европейского парламента и Совета Ев-
ропейского Союза о правовой охране промышленных образцов и ст. 3 Регла-
мента Совета Европейского Союза. А закон КНР “о патентах” 1984 г. (в ре-
дакции от 27 декабря 2008 г.) под промышленными образцами понимает но-
вые дизайнерские решения, имеющие эстетическое значение и используемые
в промышленности; данные решения должны относиться к форме, дизайну
(или их сочетанию) продукции, а также к сочетанию формы и дизайна с цве-
товым решением. В данном случае явно наблюдается, что законодательство
КНР даёт менее конкретизированное понятие промышленного образца и не
включает в него ряд признаков.
Другая сложность состоит в подходах к правовой охране дизайна (про-
мышленного образца) в странах Европейского Союза. “Так, в одним странах
для охраны дизайна применяется авторское право (Бельгия), в некоторых –
патентное (Великобритания), другие используют как авторско-правовой, так
и патентно-правовой режим (Франция, ФРГ).1 Исходя из этого следует искать
варианты создания системы защиты интеллектуальных прав на промышлен-
ный образец, не нарушая систему законодательства стран членов Европей-
ского Союза. Эта цель была достигнута благодаря вышеуказанным Директи-
ве и Регламенту.
                                                            
1
Николаева М.С. Охрана промышленных образцов в ЕС// Эж-Юрист, №16, апрель 2015 г.
507
Пробелы в праве снижают эффективность правовой системы. Так, на
данный момент Гражданским кодексом РФ в п.3 ст.1358 введён критерий
общего впечатления о промышленном образце. Ранее данная норма предпо-
лагала содержание всех существенных признаков промышленного образца,
отраженных на изображении образца и в перечне существенных признаков.
Это порождало «невозможность для правообладателей промышленных об-
разцов правовыми методами бороться с имитациями и умными подделками
своих товаров, когда отдельные элементы внешнего вида изделия изменены и
формального совпадения с перечнем признаков промышленного образца нет,
но в действительности потребитель не видит существенной разницы между
двумя вариантами упаковок и этикеток».1
Проблема защиты промышленного образца особенно остро стоит в ав-
томобильном бизнесе. Но практика показывает, что доказать схожесть про-
мышленного образца достаточно сложно. В 2008 г. в связи с появлением ав-
томобиля китайского производства ShuanghuanCEO, внешне похожего на
автомобиль BMWx5, состоялся судебный процесс в Германии, в следствие
которого был запрещен ввоз модели CEO на территорию Германии, т.к. суд
встал на защиту своего производителя и признал промышленный образец
схожим. Однако суд Милана занял другую позицию, и компания Shuanghuan
получила официальное разрешение на продажу CEO в Италии.
Данный пример показывает, что понимание промышленного образца и
его исключительных особенностей в различных странах могут иметь сущест-
венные различия и значительные правовые последствия. Такая неопределен-
ность препятствует эффективной защите прав патентообладателя. Таким об-
разом, теряется исключительность и индивидуальность продукции в мировом
масштабе.
На международной арене особенно интересна практика США по вопро-
сам защиты промышленных образцов. Часто рассмотрение промышленного
образца может соприкасаться с другими патентными правами.
Одним из последних процессов является иск компании Apple к компа-
нии Samsung, рассмотренный в федеральном суде первой инстанции, а затем
перешедший в Апелляционный суд по федеральному округу (решение от 7
октября 2016 года).
В данном деле оспаривалось несколько патентов, в частности патент на
дизайн разблокировки экрана и дизайн и устройство виртуальной клавиату-
ры. Речь идет не только о внешнем виде, а также о системе автозаполнения,
исправления слов.
В правовой системе США разработана такая категория, как объектив-
ные признаки неочевидности или факультативные обстоятельства. Данный
инструмент активно используется в ходе рассмотрения дел в суде и вклю-
чает в себя: коммерческий успех в ходе реализации запатентованного това-
                                                            
1
Ревинский О.В. Нужен ли перечень существенных признаков для промышленных образцов//
Патентный поверенный, 2009, №4, с.33 – 38
508
ра, производственная апробация, копирование другими брендами, наличие
давно существующих, но не удовлетворенных требований в отношении
изобретения.
Эта категория введена в связи с тем, что не всегда достаточно очевид-
ных доказательств, чтобы определить, что оказывает влияние на выбор по-
требителем того или иного товара, а также для того, чтобы рассмотреть ори-
гинальность предмета патентных прав. Этот инструмент используется и для
получения лицензии на передачу исключительных прав.
Споры в отношении мобильных устройств весьма распространены, ведь
для того, чтобы завоевать внимание и доверие покупателя, делаются большие
вложения в разработку дизайна и удобства девайса. В упомянутом случае
одним из притязаний было использование компанией Samsung способа раз-
блокировки движением пальца вправо, как и на iPhone. Samsung аргументи-
ровал это тем, что такой способ поможет избежать лишних движений в ис-
пользовании устройства.
В конечном итоге Апелляционный суд утвердил и восстановил решение
суда первой инстанции, которое было вынесено в пользу Apple и гласило, что
компания Samsung нарушила права на оспариваемые патенты.
Подобные судебные разбирательства представляют собой сложную сис-
тему предоставления доказательств и их оценку. Дела рассматриваются с
участием присяжных заседателей.
В Российской судебной практике в отношениях, осложненных ино-
странных элементом, основной проблемой является отказ в выдаче патента
Российской Федерации. Об этом говорит множество дел, рассматриваемых в
суде по интеллектуальным правам по обжалованию решений Федеральной
службы по интеллектуальной собственности. Например, Постановление от 4
апреля 2016 г. по делу № СИП-440/2015. Компания
САВЕРГЛАСС/SAVEGLASS (Франция). Компании был выдан патент на
промышленный образец «Бутылка». Затем, общество «ГЛАСС ДЕКОР» по-
дало возражение на выдачу спорного патента.
Возражение было удовлетворено Роспатентом. Судом было принято ре-
шение о восстановлении прав на получение патента. Интересен тот момент,
что Роспатент подал кассационную жалобу в Президиум СИП, ссылаясь на
неправильность применения судом норм материального и процессуального
права. В связи с тем, что законодательство на момент выдачи патента не пре-
дусматривало, что при проверке промышленного образца на соответствие
критерию патентоспособности «оригинальность» требуется оценка общего
зрительного впечатления.
На наш взгляд основной сложностью в решении вопросов патентного
права является наличие множества оценочных критериев. Это не позволяет с
точностью урегулировать вопросы, возникающие по поводу промышленных
образцов. Также различное понимание промышленных образцов и их суще-
ственных признаков не позволяет обеспечить полную защиту на мировой
арене.
509
Определенным выходом из ситуации является унификация понятий и
категорий, связанных с промышленными образцами, путем договоренности
между государствами. Определенное международное регулирование данного
вопроса позволяет облегчить решение проблем, возникших в сфере патентно-
го права. Но как быть с государствами, которые не являются членами между-
народных договоров об интеллектуальной собственности?
В последнее время вопрос защиты интеллектуальных прав становится
одним из самых актуальных. Следовательно, требует особого внимания и
детальной регламентации.

Смирнова В.А.
Университет имени О.Е.Кутафина (МГЮА)
студент
Охрана авторских прав по Бернской конвенции об охране литературных
и художественных произведений и по Всемирной конвенции об
авторском праве. (Сравнительный анализ)
Авторское право – право, позволяющее регулировать правоотношения,
связанные с созданием, использованием произведений науки и искусства в
деятельности людей. Принципиальные различия в способах регулирования
авторского права между государствами в силу различных социально – поли-
тических систем государств приводят к необходимости гармонизации зако-
нодательства в международной сфере. Начало охраны международной сис-
темы авторских прав положила Бернская конвенция об охране литературных
и художественных произведений 1886 года, подписанная в Берне (Швейца-
рия). В настоящее время её участниками является 167 государств.
Данная конвенция содержит несколько основных принципов:
1. Принцип обратной силы. Охрана распространяется на произведения, ко-
торые до вступления в силу в соответствующем государстве не охраня-
лись.
2. Принцип национального режима. Любому произведению, созданному в
стране – участнице конвенции, предоставляется тот же уровень охраны,
который обеспечивается в национальном государстве.
3. Принцип автоматической защиты. Охрана обеспечивается независимо
от регистрации произведения или депонирования1 в момент фиксации
произведения в материальной форме.
4. Презумпция авторства. Понятие «авторство» конвенция не выдаёт, по-
этому каждая страна по своим нормам и обычаям регламентирует автор-
ство на произведение. Так, например, в США возможно авторство юри-
                                                            
1
Депонирование произведений может пониматься как процедура размещения копии произве-
дения в специальном хранилище с выдачей нотариально заверенной даты предоставления мате-
риала.
510
дических лиц, в то время как в России автором является исключительно
физическое лицо. Хотя, безусловно, отсутствие данной дефиниции мо-
жет порождать споры в сфере признания авторства.
В связи с тем, что Бернская конвенция пересматривалась (7 раз), она
расширяла сферы своего действия. Изначально конвенция распространялась
на опубликованные произведения в области науки и искусства, но с естест-
венным уровнем развития технического процесса, в сферу регламентации
вошли новые формы творчества (аудиовизуальные произведения, например).
На настоящий момент конвенция даёт незакрытый перечень форм выражения
результатов интеллектуального труда. Единственное условие – объективная
форма выражения (п 1 и 2 ч 1 ст 1256). Исключение составляет только один
объект – сообщения (о новостях и событиях), имеющие характер простой
пресс – информации.
Также изменились и сроки охраны авторских прав. Изначально автор-
ские права предоставлялись на срок жизни автора и на 25 лет после его смер-
ти, но позднее срок увеличился до 50 лет после смерти автора. Однако кон-
венцией предусмотрено право на установление превышающих сроков.
Существует специфика охраны произведения, которая связана с особен-
ностями условий их существования. Так, в Бернской конвенции рассматрива-
ется такой термин, как «опубликованное произведение». Это означает, что
такое произведение отвечает двум обязательным требованиям: оно выпущено
с согласия автора, а выпущенные экземпляры удовлетворяют количество ра-
зумных потребностей публики. Одним словом, публичное сообщение произ-
ведения при небольшом количестве копий не является опубликованным.
В настоящее время до сих пор не упомянутыми в Конвенции остаются такие
объекты, как компьютерные программы и базы данных. В конвенции предос-
тавлен перечень случаев, когда национальное законодательство государств
Союза обязано или может разрешить свободное использование произведений
авторов: цитирование, использование в качестве иллюстраций, воспроизве-
дение по текущим экономическим, политическим и религиозным вопросам.
Прямо в нормах не указано, однако вытекает из контекста, что по истечении
срока действия авторского права, произведение переходит в общественное
достояние.
Всемирная конвенция об авторском праве – международное соглашение
по вопросам авторского права под патронажем ЮНЕСКО, принятая в 1965
году в Женеве Участницами является 88 государств. Конвенция принима-
лась в интересах государств – членов Бернского союза ради сохранения са-
мой Бернской конвенции. Именно поэтому в литературе она именуется «за-
щитной оговоркой в отношении Бернской конвенции». Всемирная конвенция
также исходит из принципов:
1. Национального режима. Конвенция содержит гораздо меньшее ко-
личество материальных норм, чем Бернская, ибо отсылает к нацио-
нальному законодательству стран – участниц.
2. Обеспечение минимального уровня охраны авторских прав.
511
3.
Соблюдения формальностей. Обязательным элементом для возник-
новения защиты авторских прав является соблюдение формального
элемента (депонирование, оговорка о сохранении авторского права,
регистрация), что значительно отличает данную конвенцию от поло-
жений Бернской конвенции1.
В конвенции не говорится о цитировании, как в Бернской, зато отдель-
ной статьей регламентируется право на перевод2. В связи с широким обме-
ном информационными научными ресурсами возможность перевода была
просто необходима. Всемирная конвенция об авторском праве имеет также
специфику охраны в связи с особенностями условий существование. Сочета-
ние в Бернской конвенции «(не) опубликованные произведения» заменяются
во Женевской на «(не) выпущенные в свет», что включает в себя несколько
иные критерии, несмотря на кажущуюся синонимичность слов. Раскрытие
словосочетания «(не) выпущенные в свет» трактуется через три основных
критерия: воспроизведение в материальной форме, предоставление неопре-
деленному кругу лиц экземпляров для прочтения, ознакомления и возмож-
ность зрительного восприятия.
Итак, мы видим, что в отличие от Бернской конвенции Всемирная кон-
венция указывает на неопределенный круг аудитории. Из этих же критериев
следует сделать вывод, что конвенция не регламентирует звукозаписи и иные
произведения, не воспринимаемые зрительно. В частности, обе конвенции
вопросы неопубликованных и не выпущенных в свет материалов оставляют
на усмотрение правовых систем самих государств без унификации норм в
данном вопросе.
Всемирная конвенция более императивна в отношении сроков охраны
произведений. Во – первых, она запрещает устанавливать сроки, превышаю-
щие сроки, установленные Конвенций, а во – вторых, сам общий срок охраны
произведений составляет жизнь автора и 25 лет после жизни автора. Срок
охраны фотографических произведений и произведений прикладного искус-
ства не может быть короче 10 лет, в том время как в Бернской конвенции
срок охраны фотографических произведений равен 25 годам.
Круг лиц обеих конвенций распространен на авторов – граждан стран
Союза или на лиц без гражданства, проживающих в странах – участницах
Союза.
Таким образом, существование двух конвенций порождают проблему их
соотношения и применения между государствами. Применение конвенций
одновременно, особенно в силу выявленных различий, привели бы к значи-
тельному количеству трансграничных коллизий. Поэтому Всемирная Кон-
венция об авторских правах, несмотря на предусмотренный принцип добро-
совестности стран – участниц, предполагает введение особого рода санкций в
                                                            
1
Этот принцип вообще есть отступление от основных начал европейского подхода к обеспе-
чению охраны авторских прав.
2
Статья V
512
отношении государств, которые решили бы после принятия Конвенции об
авторском праве покинуть Бернский союз1.
В отношении стран, которые являются участницами обеих конвенций,
предусматриваются правила именно Бернской конвенции в силу прямого
указания об этом во Всемирной Конвенции об авторском праве. Старания
избежать коллизий привели к «растворению» конвенции под патронажем
ЮНЕСКО в Бернской конвенции. Впрочем, многие страны всего мира счита-
ли, что Всемирная конвенция по охране авторских прав в действительности
служит промежуточным этапом на пути формирования эффективной и каче-
ственной системы по охране международных авторских прав. Базовые кон-
венции по – разному регламентируют сроки охраны прав, указывают как по-
вторяющиеся, так и различные объекты, условия осуществления охраны
прав, правила свободного использования произведений. Однако цели остают-
ся одинаковыми – гарантия авторских прав и охрана от посягательств на ре-
зультаты интеллектуального труда. Включение во Всемирную конвенцию
норм по взаимодействию с Бернской конвенцией является важнейшим шагом
на пути к формированию единой международной унифицированной площад-
ки защиты интеллектуальных прав человечества. В заключении важно отме-
тить, что и Бернская, и Всемирная конвенции носят открытый характер. Все-
мирная и Бернские конвенции сохраняют силу за всеми соглашениями между
отдельными её участниками.
Создание конвенций в сфере авторского права не приводит к необходи-
мости создания типового закона или общеобязательного правила, в первую
очередь, речь идёт о компромиссе, определяющим соответствующий режим
охраны авторских прав договаривающихся государств.

Цыганов Д.Д.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Основы международной охраны патентуемых объектов
Под объектом патентных прав понимаются результаты интеллектуаль-
ной деятельности в научно-технической сфере, отвечающие требованиям к
изобретениям и полезным моделям, и результаты интеллектуальной деятель-
ности в сфере дизайна отвечающие установленным требованиям к промыш-
ленным образцам2. Для перечисленных объектов характерны следующие ус-
ловия: для изобретения новизна, изобретательский уровень и промышленная

                                                            
1
Всемирная конвенция содержит «защитную оговорку», не допускающую выхода её участниц
из Бернского союза, перед развивающимися государствами – участницами обеих конвенций. (
Например, перед Индией)
2
ГК РФ Статья 1349.
513
применимость; для полезной модели новизна и изобретательский уровень;
для промышленного образца новизна и оригинальность.
Зачем же нужен патент и его охрана? Патент запрещает посторонним
лицам пользоваться открытием без согласия автора, он избавляет владельца
от претензий посторонних лиц и пресекает попытки злоупотреблений интел-
лектуальными правами на инновацию. Охрана патентного объекта помогает:
укрепить личный приоритет при решении технических задач; занять лиди-
рующую позицию среди конкурентов; исключить обесценивания коммерче-
ской тайны; извлечь прибыль из своей идеи; создать доверительные отноше-
ния с инвесторами, партнёрами, дилерами и подрядчиками, разработчиками,
испытателями, заказчиками и персоналом; объективно распределять доходы,
приносимые интеллектуальной собственностью.
Патенты на изобретения, модели, промышленные образцы, товарные
знаки и знаки обслуживания, наименования места происхождения товаров,
фирменные наименования, коммерческие обозначения, пресечение недобро-
совестной конкуренции, топология интегральных схем, селекционное дости-
жение являются объектами охраны промышленной собственности, которая
представляет из себя разновидность интеллектуальной собственности.
Однако существует серьёзная проблема в данной сфере права – террито-
риальная ограниченность действия патента. Патенты – это территориальные
права. В целом, исключительные права применимы лишь в той стране или
том регионе, где была подана заявка на патент и был выдан патент, в соот-
ветствии с законодательством этой страны или этого региона. В силу прин-
ципа территориальности права на результаты интеллектуальной деятельности
признаются и охраняются в пределах того государства, в соответствии с за-
коном которого они возникли. Национальным законодательством определя-
ются порядок и основания приобретения прав, круг охраняемых объектов,
содержание и объем имущественных и неимущественных прав, возможные
ограничения прав.
Данная проблема приобрела актуальность за рубежом в начале 70-х гг.
XIX века, когда бурное научно-техническое и экономическое развитие акти-
визировало международную торговлю.
Со временем был принят ряд международных договоров, в которых на-
шли своё отражение основы международной охраны патентуемых объектов.
К данным соглашениям относятся: Парижская конвенция по охране про-
мышленной собственности 1883 года, Гаагское соглашение о международной
регистрации промышленных образцов, Договор о патентной кооперации
(РСТ), Локарнское соглашение об учреждении Международной классифика-
ции промышленных образцов, Мюнхенская конвенция о выдаче европейских
патентов 1973 г., Страсбургское соглашение о международной патентной
классификации.
Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 го-
да является основным международным соглашением в данной сфере и каса-
ется вопросов промышленной собственности в самом широком смысле слова.
514
Наиболее важными положениями конвенции являются принцип националь-
ного режима, который предполагает, что каждое из договаривающихся госу-
дарств в отношении охраны промышленной собственности обязано предос-
тавлять гражданам других договаривающихся государств тот же объ-
ем охраны, какой оно предоставляет своим гражданам, и правило приоритета
в отношении патента, которое означает, что первоначальные заявки имеют
приоритет перед заявками, поданными в указанный период на то же изобре-
тение, полезную модель, знак или промышленный образец другими лицами.1
Гаагское соглашение регулирует вопросы международной регистра-
ции промышленных образцов. Соглашение, впервые принятое в 1925 г., на
деле создает международную систему - Гаагскую систему, которая позволяет
при минимуме формальностей обеспечить охрану промышленных образцов в
многочисленных странах или регионах.2
Следующим важным документом является Договор о патентной коопе-
рации, смыслом которого является облегчение процедуры подачи заявок на
охрану одной и той же разработки в разных странах и сокращение дублиро-
вания в работе патентных ведомств. Данный договор устанавливает порядок
подачи автором или правопреемником автора изобретения "международной
заявки" на получение патента. Такой порядок уменьшает затраты на зару-
бежное патентование и делает его более оперативным. Предусмотрено созда-
ние специальных "международных поисковых органов", которые производят
документальный поиск по материалам заявок и организуют проведение экс-
пертиз в национальных ведомствах стран, в которых подается заявка на па-
тентование. Договором предусмотрено проведение и международных пред-
варительных экспертиз.3
Локарнским соглашением учреждается классификация промышленных
образцов или же «Локарнская классификация». Компетентные ведомства
Договаривающихся государств должны указывать в официальных докумен-
тах, касающихся депонирования или регистрации промышленных образцов,
номера классов и подклассов Классификации, к которым относятся товары, в
которых реализованы промышленные образцы. Они обязаны делать то же
самое в любой своей публикации, относящейся к депонированию или регист-
рации промышленных образцов.4
Мюнхенская конвенция о выдаче европейских патентов 1973 года вклю-
чает ряд обобщённых положений и правил, контролирующих выдачу патен-
тов различные изобретения. Данная конвенция также создала Европейское
патентное ведомство для стран Общего рынка.5

                                                            
1
Парижская конвенция по охране промышленной собственности
2
Гаагское соглашение о международной регистрации промышленных образцов
3
Договор о патентной кооперации (РСТ)
4
Локарнское соглашение об учреждении международной классификации промышленных
образцов
5
Мюнхенская конвенция о выдаче европейский патентов
515
Страсбургским соглашением учреждается Международная патентная
классификация, которая делит всю область техники на восемь разделов, со-
держащих приблизительно 70 тыс. рубрик. Классификация совершенно необ-
ходима для поиска патентных документов в процессе определения «предше-
ствующего уровня техники». Такой поиск необходим органам, выдающим
патенты, потенциальным изобретателям, научно-исследовательским учреж-
дениям и всем, кто имеет отношение к применению или созданию техники.1
Несмотря на положения данных международных соглашений, проблема
территориального действия подвергается ограничению, но остаётся нере-
шённой. Нужно осознавать, что правовая охрана патентов, как правило, но-
сит строго территориальный характер. Патентуемый объект, охраняемый в
одном государстве, не будет охраняться в другом государстве, пока не будут
совершены необходимые для этого действия.
Представляется целесообразным создание единого правового поля в об-
ласти патентного права. Для этого нужны соответствующие международные
договоры, которые ввели бы в практику чёткий и единый международный
патентный документ. Данный документ действовал бы во всех государствах,
которые ратифицировали этот договор, и таким образом, защита патентуемо-
го объекта осуществлялась бы во всех государствах в равной степени.

Шахбазов М.Р.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Проблемы международно-правовой охраны авторских
прав в сети Интернет
В большинстве случаев при регулировании трансграничных отношений
по защите авторских прав, международные договоры, начиная с Бернской
конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г.,
предусматривают национальный режим. Обозначенный принцип предполага-
ет, что государство-участник соответствующего международного договора
предоставляет иностранным гражданам, - гражданам иных государств-
участников международного договора, такие же авторские права, как и соб-
ственным гражданам. Кроме того, в международном авторском праве дейст-
вует принцип территориальной независимости охраны авторских прав. Дан-
ный принцип, в свою очередь, предполагает, что национальные суды обязаны
применять законодательство того государства, где испрашивается охрана,
т.е., именно, той страны, где произошло нарушение авторского права. Тот
факт, что глобальная сеть Интернет имеет пользователей практически во всех
странах мира, создает гипотетическую возможность обращения за судебной
защитой нарушенного права практически в любой стране. Исполнение реше-
                                                            
1
Страсбургское соглашение о международной патентной классификации
516
ния суда в той стране, где находится сам нарушитель не всегда представляет-
ся возможным.
Вместе с тем в Конвенции указан ряд видов произведений, которые не
пользуются правовой охраной, либо таких, которые могут быть изъяты из
охраны национальным законодательством государств-участников. В частно-
сти, в ней полностью исключается авторская охрана такой категории произ-
ведений, как "сообщения о новостях дня или сообщения о различных собы-
тиях, имеющих характер простой пресс-информации"1
Анализ законодательства зарубежных государств, международных дого-
воров, в том числе положений статьи 1 протокола Договора о Евразийском
Экономическом Союзе от 29 мая 2014 г. (г. Астана), вступившего в силу с 1
января 2015 г. позволяет сделать вывод о том, что каждое государство само-
стоятельно определяет в своих правовых актах перечень 11 объектов автор-
ских прав, подлежащих охране на его территории. При этом данные перечни
могут полностью или частично совпадать в государствах, являющихся участ-
никами международных актов и принимающих на себя обязательства по
обеспечению правовой охраны произведений и защите прав на них на своих
территориях.
Однако полного единообразия как национального, так и международно-
го законодательства не достигается. Например, в отличие от пункта 6 статьи
1259 ГК РФ, Бернская конвенция об охране литературных и художественных
произведений (далее - Конвенция) не исключает возможности предоставле-
ния правовой охраны официальным текстам законодательного, администра-
тивного и судебного характера и официальным переводам таких текстов
(пункт 4 статьи 2 Конвенции).
Правовая потребность охраны интеллектуальной собственности в Ин-
тернете привела к принятию в рамках ВОИС международных соглашений,
учитывающих влияние информационных технологий на охрану авторских и
смежных прав: Договор ВОИС по авторскому праву (1996) (ДАЛ) и Договор
ВОИС по исполнениям и фонограммам (1996) (ДИФ). Данные Договоры -
своеобразный ориентир для разработки правовых норм по охране авторских
и смежных прав в Интернете. В доктрине эти соглашения называют "Догово-
ры ВОИС по Интернету".
В Договоре ВОИС по авторскому праву непосредственно право автора
на воспроизведение в цифровых сетях не закреплено. Однако государства-
участники приняли Согласованное заявление к ст. 1(4) Договора: "Право на
воспроизведение, установленное статьей 9 Бернской конвенции, а равно изъ-
ятия из указанного права, допустимые, в соответствии с ней, полностью при-
менимо в цифровой среде, в особенности в случае использования произведе-
ний в цифровой форме. Говорится о том, что хранение произведений

                                                            
1
Богданова О.В. Объекты авторских прав как предпосылка эффективности их защиты //
"Право и экономика", 2016, N 7. СПС КонсультантПлюс.
517
в цифровом формате в электронном виде сообщения представляет собой
воспроизведение в соответствии со статьей 9 Бернской конвенции". В то же
время в самом Договоре ВОИС имеется ст. 8, закрепляющее право на сооб-
щение для всеобщего сведения в широком формате, что предполагает воз-
можность сообщения автором своих произведений для всеобщего сведения
по проводам или средствами беспроволочной связи.
Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам предоставляет испол-
нителям и производителям фонограмм "исключительное право (разрешать
прямое или косвенное воспроизведение... любым способом и в любой фор-
ме". Договор по исполнениям и фонограммам не устанавливает специальных
ограничений, применяемых в цифровом пространстве, а только указывает,
что изъятия из охраны не должны противоречить нормальному использова-
нию исполнений и фонограмм или необоснованно ущемлять законные инте-
ресы исполнителей и производителей фонограмм.
Договоры ВОИС - одни из первых нормативных правовых актов, преду-
сматривающих правовую охрану (защиту) технологических средств, т.е. лю-
бых технологий или устройств, предназначенных для предотвращения любых
действий, которые не были разрешены правообладателем. Договоры устано-
вили обязательство государств-участников предусмотреть "правовую охрану
и эффективные средства правовой защиты от обхода существующих техно-
логических средств, используемых авторами в связи с осуществлением их
прав по настоящему Договору или по Бернской конвенции, и ограничиваю-
щих в отношении их произведений действия, которые не разрешены автора-
ми или не допускаются законом". Участвующие в Договорах страны обязу-
ются закрепить в национальном законодательстве запрет на обход техноло-
гических средств, используемых правообладателями для охраны своих прав.
Соглашение ТРИПС регулирует правовую охрану интеллектуальной
собственности в рамках ВТО и расшифровывается как Соглашение по торго-
вым аспектам прав интеллектуальной собственности. Соглашение ТРИПС
является составной частью Марракешского соглашения об учреждении Все-
мирной торговой организации. Оба международных договора были приняты
в 1994 году. В настоящее время Соглашение ТРИПС распространяется не
только на зарубежные страны, но и на Россию, т.к. Россия вступила в ВТО в
2012 г.
Ряд объектов интеллектуальной собственности охраняется Соглашением
ТРИПС. Авторам и правообладателям данный международный договор га-
рантируют защиту от нарушений. Соглашение имеет действие общего харак-
тера. Таким образом, положения Соглашения распространяются и на охрану
авторских прав в сети Интернет.

518
Шевченко К.Ю.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
cтудент
Международно-правовые основы охраны
авторских и смежных прав
В условиях постоянного и непрерывного развития современных между-
народных контактов и взаимодействия народов в культурной и научной сфе-
рах вопрос о необходимости международно-правовой защиты авторских и
смежных прав становится наиболее актуальным элементом в процессе вза-
имного социокультурного обогащения народов разных стран, утверждения
мира и добрососедства. Неизбежность и необходимость признания авторских
прав и их международно-правовая защита стала очевидной еще более 100 лет
назад, когда в 1886 году была принята Бернская конвенция по охране литера-
турных и художественных произведений (действует в ред. 1971 г.)1. Фунда-
ментальным основанием международной охраны становится как правовая
защита авторских прав, так и возможность всемирного свободного пользова-
ния мировыми шедеврами в области литературы и искусства.
Исторически всевозможные соглашения о правовой охране авторских
прав, как правило, носили двусторонний характер и представляли интересы
только двух конкретных государств, не всегда обеспечивая международную
защиту авторских прав по причинам существенных различий и противоречий
между национальными правовыми системами. Бернская конвенция стала тем
универсальным международным соглашением, которое преодолело много-
численные конфликты, обеспечив тем самым систему оптимальных стандар-
тов охраны прав и создание благоприятных и взаимовыгодных условий для
распространения лучших произведений культуры авторов разных стран. Из-
начально Царская Россия, США и ряд некоторых стран были категоричны в
отношении Бернской конвенции, считая все изданные произведения достоя-
нием всего человечества. И только в 1995 году Россия приняла условия Кон-
венции в редакции 1971 года, органически вписавшись в глобальную совре-
менную систему продуктивной защиты авторских и смежных прав и став
одной из 128 государств-участников в составе Бернского союза. В Конвенции
определены субъекты защиты (право автора на все произведения в области
литературы, науки и искусства, выраженные любым способом и в любой
форме), прописано условие территориального принципа, где предпочтение
отдается стране происхождения (стране первого опубликования), а также
установлены сроки охраны авторских прав (все время жизни автора и 50 лет
после его смерти)2. К специфическим признакам Конвенции можно отнести,

                                                            
1
Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений от 09.09.1886
(ред. от 28.09.1979) . URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5112/
2
Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений от 09.09.1886
(ред. от 28.09.1979) . URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5112/
519
например, принцип автоматической охраны, согласно которому авторское
право не предполагает предварительных формальностей для реализации (на-
пример, регистрации) и возникает автоматически после выражения произве-
дения в любой форме и любым способом, или при первой публикации. Одна-
ко для большинства развивающихся стран принятие этой Конвенции стало
экономически невыгодно, что повлекло за собой необходимость разработки и
принятия нового и более демократичного международного договора в этой
области. В 1952 году в Женеве была принята Всемирная конвенция об автор-
ском праве, проект которой неоднократно изменялся и разрабатывался в
ЮНЕСКО более трех лет. Ее участниками являются 90 государств, в том
числе и Россия. Основополагающей в структуре данной Конвенции стала
необходимость создания более универсального международно-правового
инструмента, направленного на поиск облегченных путей распространения
лучших произведений литературы и искусства с целью достижения взаимо-
понимания в рамках международного социокультурного диалога. Данная
Конвенция не преследует цели заменить или исключить пункты уже сущест-
вующего договора и создается как дополнение к уже действующим нормам,
имея более универсальный характер, чем Бернская Конвенция. Хотя, в отли-
чие от Бернской конвенции, ВКАП предусматривает следование определен-
ным формальностям для предоставления защиты в отдельных странах-
участницах. Поэтому ст. 3 ВКАП прописано необходимое условие защиты
прав, предполагающее наличие на всех произведениях с первым выпуском
специального знака охраны авторских прав (copyright) в виде символа ©, а
также обязательное указание обладателей авторского права.1 ВКАП опреде-
ляет и минимальный срок охраны авторских прав ― 25 лет. Постоянный тех-
нический прогресс и глобальные социокультурные изменения в мире влекут
за собой определение взаимосвязей и постоянных корреляций в существую-
щих Конвенциях. Так, в 1996 году в Женеве был принят новый универсаль-
ный Договор ВОИС по защите авторских прав, который изменил систему
правовой защиты произведений литературы и искусства исходя из потребно-
стей развивающегося мира. В число участников данного соглашения входит
и Россия. В Договоре правовая защита прямо связана со стимулированием
литературного и художественного творчества, подчеркивает необходимость
введения новейших норм для сохранения баланса прав авторов и интересов
общества в сфере свободного доступа к информации. Новый договор служит
своеобразным дополнением Бернской конвенции, отмечая факт распростра-
нения авторско-правовой защиты не только на форму выражения произведе-
ния, но и на идеи, процессы и способы функционирования. Субъектами за-
щиты данный Договор обозначает компьютерные программы, компиляции
данных или другой информации и некоторые другие.2
                                                            
1
Всемирная конвенция об авторском праве, подписанная в Женеве 6 сентября 1952 года.
URL: http://docs.cntd.ru/document/1900510
2
Леанович Е. Международное частное право / Учебное пособие. М., 2014. 192 с.
520
Именно в период глобального научно-технического прогресса наиболее
актуальным становится выделение из авторского права смежных, т. е. «ана-
логичных», «родственных», «других соседствующих» прав.1 Возникновение
различных технических средств фиксации, воспроизведения и распростране-
ния различного рода информации повлекло за собой ситуацию отделения
самих исполнителей от результатов их творческой деятельности, не давая им
возможность абсолютного контроля за распространением своих произведе-
ний. Необходимость охраны смежных прав на международном уровне вслед-
ствие ускоренного технического прогресса привела к разработке одной из
наиболее продуктивных в данной области Конвенции об охране интересов
артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных органи-
заций 1961 года (Римская конвенция), участниками которой на данный мо-
мент являются 92 государства (в том числе и Россия).2 Конвенция устанавли-
вает минимальный срок охраны смежных прав, который составляет 20 лет.
Статьей 11 прописано правило, согласно которому все выпущенные экземп-
ляры фонограмм должны иметь символ Р в окружности с указанием даты
первой публикации.3 В 1971 году Международной федерацией грамзаписи
была разработана Женевская конвенция об охране интересов производителей
фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм, участниками ко-
торой являются более 55 государств, включая Россию. Ключевым моментом
данного соглашения является установление обязанности каждого из Догова-
ривающихся государств охранять интересы производителя фонограмм, яв-
ляющегося гражданином другого Договаривающегося государства. Конвен-
ция запрещает изготовление дубликатов фонограмм без согласия производи-
теля, а также ввоз и распространение таких дубликатов с целью их распро-
странения. В 1974 году в Брюсселе была подписана Конвенция о распростра-
нении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, основ-
ным пунктом которой стало установление обязанности каждого из Договари-
вающихся государств принимать меры по предотвращению распространения
на своей или со своей территории любого несущего программы сигнала лю-
бым распространяющим органом, для которого сигнал, переданный на спут-
ник или проходящий через него, не предназначается.4
В условиях постоянного развития и усложнения структуры отношений в
области авторского и смежных прав, мировое сообщество вынуждено перио-
дически обновлять и дополнять имеющееся законодательство в данной сфе-
ре. Следовательно, действующая в настоящее время система защиты автор-
ских и смежных прав, помимо фундаментальных конвенций, базируется и на
                                                            
1
Дмитриева Г.К. и др. Международное частное право / Учебник. М.: Проспект, 2017. 680 с.
2
Международная конвенция по охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм, веща-
тельных организаций (Римская конвенция)(Рим, 26.10.1961 г.).
URL: http://www.copyright.ru/ru/library/63/?doc_id=204.
3
См. там же.
4
Брюссельская конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых
через спутники (от 21.05.74 г.)URL: http://www.copyright.ru/ru/library_old/inside/63/?doc_id=205.
521
принимаемых на основе и в соответствии с этими конвенциями многочис-
ленных международных документах, которые позволяют адаптировать нор-
мы основных Договоров к современным условиям глобального развития за
счет реструктуризации всей системы защиты, расширяя права субъектов ох-
раны, перечень объектов охраныи т.д. Однако нельзя не отметить, что все
дополнения и поправки не идут в разрез с содержанием основополагающих
Конвенций, отражая многие интеграционные процессы современного мира в
сфере правовой охраны результатов творческой деятельности. Это обуслов-
лено тем, что указанные выше универсальные многосторонние соглашения
не предусматривают всех вариантов развития и не достигают своей эффек-
тивности в полном объеме. Следовательно, наряду с действием данных Кон-
венций идет постоянный процесс создания и совершенствования региональ-
ных международно-правовых механизмов обеспечения авторских и смежных
прав. Еще в 1946 году была принята Межамериканская конвенция по охране
авторских прав на американском континенте, однако наибольший опыт в
данной области накоплен в рамках Европейского региона (в странах Евро-
пейского союза), где успешно и продуктивно проходят процессы гармониза-
ции законодательства о защите авторских и смежных прав путем принятия
Советом ЕС различных регламентов и директив. Такая эффективная работа
гарантирует прогрессивное развитие творческого потенциала и интересов
авторов, способствует инновационному развитию всего современного обще-
ства и улучшает конкурентоспособность экономики ЕС в развивающемся
мире.

Шибаев Н.С.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Технология «блокчейна» - новая веха в развитии
интеллектуального права
На данный момент проблема в регулировании интеллектуальных прав
представляется острой как никогда ранее. С приходом Интернета начался
процесс свободного распространения информации, а соответственно интел-
лектуальной собственности - от произведений искусства до научных изобре-
тений. И не всегда представляется возможным контролировать такое неза-
конное распространение плодов авторского труда.
Современное информационное общество ждет от системы, обеспечи-
вающей интересы создателей интеллектуальных ценностей простого, ком-
фортного, быстрого и эффективного взаимодействия. Такое взаимодействие
могут обеспечить современные цифровые, электронные технологии, осно-
ванные на автоматизации управленческих процессов и снижении издержек
социальных коммуникаций для каждого члена общества.

522
Ведь способствуя созданию условий, наиболее комфортных для занятия
творчеством, обеспечивая правовое признание и охрану достигнутых резуль-
татов, закрепляя за авторами и изобретателями право собственности на соз-
данные ими произведения, право интеллектуальной собственности в то же
время создает условия для использования произведений в интересах всего
мирового общества.
Одной из таких технологий, способной значительно упростить методы
регистрации интеллектуальной собственности и уберечь ее от незаконного
присвоения служит технология «блокчейна». Блокчейн — распределенная
база данных, которая содержит информацию о всех операциях, сделанных
участниками системы. Информация содержится в виде «цепочки блоков», в
которых записано определенное число операций. У данной системы не суще-
ствует основного места, где хранятся все записи. Реестр находится одновре-
менно у всех участников системы и обновляется автоматически до последней
версии после каждого внесенного изменения.
Каждый участник системы имеет доступ к информации о любой опера-
ции, происходившей когда-либо в блокчейне. Пользователи служат аналогом
коллективного нотариуса, который подтверждает достоверность информации
в базе данных. Благодаря этому выключить или сломать систему блокчейна
практически невозможно, поскольку для этого надо выключить или сломать
все компьютеры. Пока есть хоть один пользователь, блокчейн существует.
Защиту от мошенничества также обеспечивают простейший математический
алгоритм, изменения которого сразу заметны.
Принцип работы данной системы исключает возможность присвоения
созданной интеллектуальной собственности: пользователи загружают файл и
платят сбор за операцию, чтобы иметь криптографическое доказательство
факта передачи, включенное в блокчейн. После анонимной загрузки и уплаты
сбора, хэш1 документа (или файла любого другого вида) генерируется как
часть сделки. По сути, используется открытый характер блокчейна для хра-
нения доказательств подлинности вашего файла, которая может быть в даль-
нейшем проверена при возникновении споров об авторском праве. Когда
пользователь вставляет криптографический хэш документа в операцию, в
момент превращения операции в блок, метка блока (ранее вставленный хэш)
становится меткой документа. Данные сохраненного в системе блока также
содержат информацию о времени загрузки данных и их формировании в ко-
нечную цепочку блоков, что позволяет подтвердить в дальнейшем существо-
вание данных в определенное время.
Блок системы блокчейна является по сути онлайн-базой данных, которая
распределяется между пользователями по технологии «peer-to-peer»2. Любой
пользователь имеет возможность поменять лишь блоки, которые принадле-
                                                            
1
Реквизит электронного документа
2
Пиринговая сеть, основанная на равноправии участников, когда каждый пользователь явля-
ется как клиентом, так и выполняет функции сервера
523
жат ему, для чего у него имеется специальный ключ, позволяющий вносить
изменения. Поскольку все изменения отображаются в системе, сама техноло-
гия исключает вставку "поддельного" блока или изъятия существующего.
Благодаря открытому характеру системы, блоки и их содержимое открыты
всегда и для всех. Любой пользователь легко может прочитать любой блок и
увидеть все записи в этом блоке, при этом кто конкретно является правооб-
ладателем он увидеть не сможет, за счет анонимности сервиса.
Из принципов работы технологии блокчейна можно увидеть, что с по-
мощью технологии цепочки блоков можно облегчить доказывание правооб-
ладания интеллектуальной собственностью. Авторы уникального продукта
смогут быстрее, легче и надежнее подтвердить существование своей идеи в
определенное время. К примеру, создателю предмета интеллектуальной соб-
ственности нужно доказать, что он владел плодом своего интеллектуального
труда раньше, чем кто-либо. Блокчейн гарантирует ему такую возможность и
позволит творениям авторов не стать жертвой краж и плагиата, сохраняя весь
свой труд в открытой цепочке блоков.
Блокчейн — идеальное средство для оптимизации собственных реестров
у государства. Так сервис Ascribe уже сейчас помогает авторам фиксировать
права на интеллектуальную собственность (как цифровое, так и материальное
искусство) без привлечения «живых» регистраторов. Для регистрации своей
работы автору нужно всего лишь сфотографировать её и загрузить в систему.
Больше не нужно будет проводить многочисленные экспертизы и иные раз-
личные манипуляции и выяснять, кто же на самом деле является автором то-
го или иного произведения. Достаточно создать в блокчейне, зашифрованную
запись в которой будет отображаться итог вашего интеллектуального труда.
Оставленные данные, позволят точно признать вас автором этой записи, а
соответственно правообладателем интеллектуальной собственности.
Соответственно, каждый желающий, являющийся автором уникального про-
дукта, сможет закрепить бесспорный приоритет и свое авторство как над ху-
дожественными, так и над научными работами, связывая с блокчейном ре-
альные объекты.
Помимо этого, на практике технология блокчейна будет доказательным
базисом в суде и гарантом правдивой информации о личности автора и при-
надлежности интеллектуального имущества собственнику. Если сейчас идея
использования блокчейна в судебных спорах в качестве основного элемента
доказательной базы может показаться надуманной, после распространения
вышеописанной системы регистрации интеллектуальных прав, создастся по-
ложительная судебная практика, позволяющая автоматически считать любые
доказательства, ссылающиеся на систему «блокчейна», правдивыми и соот-
ветствующими действительности.
Проблема с использованием технологии блокчейна видится в вопросе
механизма защиты прав и компенсации ущерба. Не стоит забывать, что блоч-
ная система – это система децентрализованного консенсуса между пользова-
телями, никаким образом не подконтрольная государству. На данный момент
524
ни одной правовой системой какого-либо государства не было принято ни
одного закона или подзаконного акта, регулирующего технологию Блокчей-
на, так же как не была дана правовая характеристика данной системы.
В результате, в случае возникновения абсолютно любых проблем, как
допустим кража ключа или недобросовестное пользование плодами автор-
ского труда, пострадавшая сторона скорее всего не получит возмещения на-
несенного ущерба от судебной системы.
Как бы то ни было, инновации всегда двигали прогресс, а в ногу с ним
изменялись и принципы, методы возникновения, осуществления, защиты и
оспаривания прав. Поэтому, адаптация блокчейна в правовой сфере – вопрос
времени.

Шумакаева София Елтаевна


Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Унификация процедурных норм законодательства
разных государств о товарных знаках
На сегодняшний день социально-экономическое развитие стран всту-
пает в постиндустриальную эпоху, где главным ресурсом и движущей силой
становятся знания, информация, идеи, изобретения. Особо актуальна про-
блема международно-правовой охраны идей, поскольку изобретение – это
воплощение научной мысли, которое является потенциалом коммерческой
реализации. Видны значительные достижения в гармонизации и унификации
патентных законодательств.
Современное законодательство нуждается в переосмыслении исклю-
чительного права и права интеллектуальной собственности. Решение данной
задачи способно оказать влияние на практическое определение прав, удосто-
веряемых патентом на изобретение. Более 40 лет предпринимались попытки
создания единого патента Европейского союза, который бы предоставил воз-
можность выбора между национальными патентами. Для достижения упо-
мянутой выше цели в конце 2012 - начале 2013 г. приняты следующие доку-
менты: Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 17 декабря 2012
г. N 1257/2012 по применению режима усиленного сотрудничества в области
создания единой патентной охраны, Регламент Совета ЕС от 17 декабря 2012
г. N 1260/2012 по применению режима усиленного сотрудничества в области
создания единой патентной охраны в отношении используемых способов
перевода, Соглашение о Едином патентном суде от 19 февраля 2013 г.
К тому же, вторая Люксембургская конференция сделала определен-
ный прорыв к намеченной цели. В 1985 году двенадцатью государствами был
подписан Заключительный акт, в котором отображалось наличие и решение
определенных проблем в сфере патентного права.

525
Нельзя забывать и о том, что патентное право охватывает нормы не
только частного права, но и публичного. Это прежде всего процедурные
нормы о государственной регистрации изобретений, промышленных образ-
цов. Патентное право в целом условно можно рассматривать как комплекс-
ную отрасль законодательства. Патентные права — это интеллектуальные
права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы.
На территории Российской Федерации признаются исключительные
права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, удостове-
ренные патентами, выданными федеральным органом исполнительной вла-
сти по интеллектуальной собственности, или патентами, имеющими силу на
территории Российской Федерации в соответствии с международными дого-
ворами Российской Федерации (ст.1346 ГК РФ).
Объектами патентных прав являются результаты интеллектуальной
деятельности в научно-технической сфере, отвечающие установленным ГК
РФ требованиям к изобретениям, что подтверждается государственной реги-
страцией, которая возложена на патентное ведомство. ГК РФ не вносит су-
щественных изменений в эти требования, а также в процедуру самой регист-
рации патентных прав, но им вносится новый перечень технических реше-
ний, которые вообще не могут охраняться патентами (п. 4 ст. 1349).
Часть четвертая Гражданского кодекса РФ ввела понятие "интеллекту-
альные права" в противовес понятию "вещные права на материальные объек-
ты". В соответствии со ст. 1226 ГК РФ интеллектуальные права включают
исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях,
предусмотренных Кодексом, также личные неимущественные права и иные
права (право следования, право доступа и др.). Затрагивая вопрос об унифи-
кации процедурных норм законодательства о товарных знаках, невозможно
обратить внимание только на отдельное государство. Речь идет о единении
патентного права разных стран, и ключевым элементом будут являться меж-
государственные объединения.
Расширение международных связей во всемирном масштабе повысило
значение интеграционных процессов в праве, являющихся ведущими в сис-
теме межгосударственных отношений.
Одним из важнейших направлений стало сотрудничество государств в
области правовой охраны промышленной собственности, основным объектом
которой являются товарные знаки. Оно проявляется в новых формах между-
народной кооперации, осуществляемой в рамках Парижской конвенции по
охране промышленной собственности 1883 г. (с последующими изменения-
ми). С помощью государств СНГ был образован специальный орган – Евра-
зийская патентная организация. Следует особо отметить, что вступление в
силу Евразийской патентной конвенции знаменовало собой формальный вы-
ход за рамки СНГ, поскольку членство в этой конвенции открыто для любого
государства - члена ООН, связанного также с Парижской конвенцией и РСТ.

526
Создание Евразийской патентной системы - значительное событие для
изобретателей и предпринимателей, как государств - бывших субъектов
СССР, так и всего мирового сообщества.
С вступлением в силу Евразийской патентной конвенции на террито-
рии государств-участников сформировано единое патентное пространство,
что с учетом международной практики патентной кооперации и интеграции
обеспечивает:
 Значительное упрощение и удешевление процедуры получе-
ния охранного документа;
 Возможность получения надежных евразийских патентов как
следствие обязательной проверочной экспертизы евразийских заявок;
Гармонизацию и унификацию охраны прав патентовладельцев в преде-
лах единого патентного пространства на основе Конвенции и принятых для
ее применения других нормативных правовых актов.

527
РАЗДЕЛ XIII. ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО И РОССИЯ

Акулова Д. И.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Правовое регулирование отношений между Российской Федерацией и
Европейским Союзом в области культуры
Культура является неотъемлемой и полноценной частью стратегии дей-
ствий той или иной страны на мировой арене. Её необходимо рассматривать
наряду с политикой и экономикой, поскольку ряд ее факторов оказывают
большое влияние на характер внешней государственной политики. Также
развитие международных культурных связей будет являться гарантом защи-
ты взаимосвязанных интересов личности, общества и государства.
Культурный компонент является важным элементом в отношениях Рос-
сии и Европейского союза (далее – «ЕС»), т.к. имеет влияние на характер
таких отношений, помогает выявить схожие и отличительные черты между
обществами. Культурные связи позволяют сблизить позиции сторон по неко-
торым ключевым вопросам сотрудничества и привнести в российско-
европейские отношения взаимопонимание. Вместе с тем, развитие россий-
ско-европейских отношений в культурной сфере сталкивается с рядом про-
блем, как в ЕС, так и в России. В Европейском обществе, в связи с расшире-
нием ЕС, затруднительно сформировать наднациональную европейскую
идентичность. Также как и в России не существует единого согласования об
основных культурных ориентирах и ценностях, поскольку проблематично
признать полностью принадлежность к Западу или к Востоку. Таким обра-
зом, российско-европейские отношения в культурной сфере находятся в шат-
ком cостоянии, что значительно влияет на характер таких отношений. Одна-
ко сотрудничество между Россией и ЕС имеет свои мотивы для обеих сторон.
Россия имеет природные ресурcы, в которых заинтересована Европа, тогда
как Россия нуждается в европейских технологиях, инвеcтициях и
выcокоточной продукции. Все же культурный фактор в российско-
европейских отношениях играет второстепенную роль и значительно
уступaет место пoлитическим и экономическим связям.
Одной из основ отношений между российским и европейским общест-
вом является Соглашение o партнёрстве и сотрудничестве (далее – «CПС»),
учреждающее партнёрство между Российской Федерацией c одной стороны,
Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны,
заключённого 24 июня 1994 года на о. Корфу (Греция). Федеральное Собра-
ние Российской Федерации ратифицировало договор в ноябре 1996 года. Со-
глашение вступило в силу c 1 декабря 1997 года после прохождения им ра-
тификации в Европейском Парламенте и во всех национальных парламентах

528
государств-членов Союза и сообществ (последней соглашение ратифициро-
вала Германия).1
В СПС посвящен целый раздел культурному сотрудничеству России и
ЕС, a именно статья 85, в которой указаны цели сотрудничества, такие как
укрепление существующих связей между их народами и поощрение взаим-
ных знаний ими их соответствующих языков и культур на основе уважения
свободы творчества и взаимного доступа к культурным ценностям. Данная
цель должна позитивно отражаться на существующих отношениях между
сторонами партнерства, однако в настоящее время eе реализация едва ли за-
метна. Также в статье указаны области, которые охватывает сотрудничество:
сохранение и охрана памятников и исторических мест (архитектурное насле-
дие); культурный обмен между учреждениями, деятелями искусств и иными
деятелями культуры; перевод литературных произведений. Сотрудничество
культурных деятелей и проведение мероприятий в этих областях существо-
вали и до заключения СПС и будут развиваться дальше, поскольку вне зави-
симости от политической и экономической ситуации, культура является сфе-
рой, которую диктует не правительство и государство, а цивилизационное
общество.
К сожалению, существуют ситуации, когда Правительство ЕС не обра-
щает внимания на политику государств-членов против культурного достоя-
ния СССР. Поскольку Россия является правопреемником СССР, это затраги-
вает и ее интересы. Например, в Латвии националисты добились сноса па-
мятника 26 погибшим морякам, погибшим в боях 1941 года2. Другим ярким
примером является планирование сноса в Польше 500 советским памятникам
благодарности Советскому Союзу, которые были построены Красной Арми-
ей в общественных местах.3Посредством разрушения памятников и ценно-
стей Советского Союза, государства-члены пытаются оказать давления на
Россию, хотя и нарушают цели сотрудничества указанные в СПС, что пока-
зывает политизированность отношений в культурной сфере.
Другим важным шагом развития культурных отношений между ЕС и
Россией стало достижение договоренности о выработке «дорожных карт» на
московском саммите Россия – ЕС, состоявшемся в мае 2005 г. Третья часть
«дорожной карты» укрепляет сотрудничество в области культуры. Среди
целей культурного сотрудничества, перечисленных в этой части «дорожной
карты», можно выделить углубление знаний o культуре друг друга, укрепле-
ние европейской идентичности, поиск синергетического эффекта от двусто-
роннего сотрудничества в области культуры. Однако, большим минусом в
российско-европейском диалоге в области культуры является отказ от созда-

                                                            
1
«Комментарий к Соглашению о партнёрстве и сотрудничестве с Россией 1994 г.» к.ю.н.
Калиниченко П.А. http://eulaw.edu.ru/documents/legislation/eea/pca_russia.htm (дата обращения
09.10.2016 г.)
2
https://lenta.ru/news/2016/08/30/lemsal/
3
https://lenta.ru/news/2016/03/31/snos/
529
ния специальных органов управления, т.к. это затрудняет создание общего
культурного пространства. В целом «дорожная карта» представляет собой
достаточно общий и расплывчатый документ, роль которого не стоит преуве-
личивать. Этот документ не имеет обязывающей силы для сторон и связывает
только формально.
Сотрудничество России и ЕС крайне выгодно для обеих сторон. Россий-
ская классическая литература и музыка, российское изобразительное искус-
ство является частью как европейского, так и всемирного культурного насле-
дия. Европа также обладает богатым творческим потенциалом. Поэтому по-
строение самых разнообразных форм интеграции между Россией и ЕС в сфе-
ре культуры основывается на твердом фундаменте взаимной помощи. В ос-
новном существует взаимодействие России с отдельными государствами-
членами ЕС, например, активно развиваются росcийско-германские музей-
ные обмены. Одним из ярких недавних примеров стала открывшаяся в марте
2016 г. в московском Государственном музее изобразительных искусств им.
А.С.Пушкина выставка, посвященная творчеству немецких художников эпо-
хи Возрождения, отца и сына Кранахов, с весомой презентацией экспонатов
из немецких музеев, в первую очередь из собрания дворца «Фриденштайн» в
Готе.1 В основном культурные отношения существуют между отдельными
государствами, входящими в состав ЕС, т.к. их проще урегулировать и орга-
низовать, чего нельзя сказать об отношениях России и ЕС.
На сегодняшний день важным событием в становлении взаимоотноше-
ний между Россией и ЕС, после ряда неблагоприятных последствий, связан-
ных c присоединением республики Крым к Российской Федерации, является
встреча глав МИД государств-членов ЕС, прошедшая в марте 2016 г. в Брюс-
селе, где было единогласно согласовано пять принципов политики сообщест-
ва по отношению к России, одним из которых является стремление поддер-
жать развитие гражданского общества в России и «поддерживать контакты
между людьми и обмены». Данный принцип является одним из показателей
желания Европейского союза в становлении культурных отношений с Росси-
ей, который существовал еще до того, как его согласовали официально. Ус-
тановление данного принципа напрямую не затрагивает область культуры.
Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что, устанавливая принцип в
поддержку гражданского общества, культурные отношения остаются четко
неурегулированными.
Официальной целью сотрудничества ЕС с гражданским обществом дру-
гих стран является «содействие соблюдению прав и основных свобод челове-
ка по всему миру», поскольку в ЕС считают, что полное соблюдение прав
человека – это неотъемлемое условие для сохранения социальной и полити-

                                                            
1
   https://russische-botschaft.ru/ru/information/dvustoronnie-otnosheniya/sotrudnichestvo-v-oblasti-
kultury/ (дата обращения 11.10.2016 г.)
530
ческой стабильности в любой стране, в том числе в России.1ЕС осуществляет
ряд своих проектов в рамках «Европейского инструмента содействия демо-
кратии и прав человека», и оказывает поддержку более чем 330 проектам в
России в разных направлениях, включая культуру. Данная динамика отноше-
ний между ЕС и Россией является важным и положительным фактором.
В конечном счете, ЕС и Россия официально придерживаются долго-
срочной стратегии партнерства в области культуры. С одной стороны, буду-
щее российско-европейских культурных отношений представляется перспек-
тивным: такое сотрудничество будет не только вносить что-то новое в куль-
турные связи России с государства – членами Европейского союза, но и сти-
мулировать их расширение. Правовое регулирование культурных отношений
недостаточно развито, возможно, что оказывает влияние на отношения в дру-
гих сферах, таких как политика и экономика. Для преодоления разногласий и
укрепления сотрудничества, России и Европейскому союзу следует попы-
таться сформировать общее идеологическое пространство, что полoжительно
повлияло бы на сближение двух культур и социумов, позволило бы снизить
степень политизированности и неопределенности российско-европейских
отношений и оказало положительный эффект на состояние международной
системы в целом и на характер отношений России и ЕС в культурной сфере,
в частности.

Алдашкина В.С.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Запрет тестирования на животных косметической продукции и ее
компонентов
«О величии нации и ее моральном прогрессе можно судить по тому, как
она обращается с животными». (Махатма Ганди)
В современном обществе необходимость заботы о благополучии живот-
ных все яснее осознается его членами. В связи с этим государства и между-
народные организации активно разрабатывают законодательство, направлен-
ное на защиту прав животных. Европейский союз, как одна из передовых
международных организаций, задающий вектор развития права не только на
территории Европы, но и в других государствах, играет во внедрении между-
народных актов и стандартов, защищающих права животных, важнейшую
роль.
К сожалению, в современном мире все еще существует множество про-
явлений жестокого обращения с животными. В данной статье речь пойдет об

                                                            
1
Социальная Европа в XXI веке./ Под ред. М.В. Каргаловой/ - М.: Издательство «Весь Мир»,
2011. – 528 с. (Серия: Старый свет - новые времена).
531
одной из таких форм – тестирование косметической продукции и ее ингреди-
ентов на животных.
Ежегодно в лабораторных исследованиях используется более 115 млн
подопытных животных, из них 65% задействованы в тестировании лекарств,
26% - в фундаментальных научных исследованиях, 8% - в тестировании кос-
метики и 1% - в учебном процессе. Многие из нас не задумываются над эти-
ми ужасающими цифрами, а ведь всего 8% - это миллионы страдающих или
даже погибших животных.
Беспокойство об этических аспектах такой деятельности привело к ак-
тивизации зоозащитных организаций и всего цивилизованного мирового со-
общества, призывающих к прекращению столь жестокой практики, как про-
ведение косметических тестов с использованием животных.
Европейский Союз, прислушиваясь к мнению зоозащитников, одним из
первых пошел по пути запрета производства и продажи косметики, произве-
денной с использованием животных при тестировании ее безопасности. Ре-
шение Евросоюза было закреплено в регламенте Европейского Союза
№1223/2009 «О косметической продукции». Процесс запрета проходил в не-
сколько этапов:
В 2004 году Европейский Союз установил запрет на тестирование на
животных готовой косметической продукции.
В 2009 году вступил аналогичный запрет для ингредиентов косметиче-
ской продукции.
11 марта 2013 года вступил в силу запрет продажи на территории Евро-
пейского Союза косметических средств, произведенных с использованием
животных при тестировании ее безопасности. При этом стоит особо отме-
тить, что не имеет значения, была ли произведена такая косметика на терри-
тории ЕС или за ее пределами. 1
Такие нововведения были вполне логичным шагом, который обусловлен
не только повышением нравственного уровня общества, но и научным про-
грессом. Тестирование безопасности косметики на животных на протяжении
многих лет было общепринятым, однако эффективность таких тестов пред-
полагалась только благодаря многолетнему использованию и никак научно
не подтверждена. Более того, существуют данные о различии реакций орга-
низма человека и животного на некоторые виды компонентов. Например,
метанол, по вине которого ослепли десятки тысяч человек, не оказывает
вредного воздействия на лабораторных животных и не вызывает у них слепо-
ты; 100мг скополамина, введённого собаке или кошке, не окажут никакого
воздействия, однако всего 5 мг скополамина смертельно для человека (учи-
тывая различия в весе, кошки и собаки переносят дозу в 400 раз большую
смертельной дозы человека без каких-либо побочных эффектов).2
                                                            
1
п. 43 Регламента Европейского Союза №1223/2009 «О косметической продукции»
2
Пьетро Кроче «Вивисекция или наука?», перевод: Анна Кюрегян, Центр защиты прав жи-
вотных "ВИТА", 2013-2014
532
Научный прогресс позволяет человеку использовать альтернативные ме-
тоды тестирования косметики и ее компонентов. Использование альтерна-
тивных методов заключается в проведении исследований с использованием
простейших организмов или клеток и тканей человека (тесты in vitro), а так-
же с применением компьютерного моделирования (in silico) или химических
тестирований (in chemico).
Неоднократно в ЕС подчеркивалось, что запрет использования в тести-
ровании косметики и ее компонентов на безопасность должен сопровождать-
ся комплексной работой по разработке безопасных и эффективных альтерна-
тивных методов исследования такой безопасности. На международном уров-
не такая работа активно ведется. Альтернативные методы успешно разраба-
тываются и внедряются благодаря усилиям Европейского центра по валида-
ции альтернативных методов (ECVAM), Европейского общества токсиколо-
гов по альтернативным методам (ESTIV), Ассоциации производителей кос-
метики (COLIPA, CARDAM), учреждений академической науки, обществ по
защите животных и других организаций.
Европейский союз поощряет официальное признание третьими страна-
ми альтернативных методов тестирования, разработанных в Сообществе.1
Опыт Евросоюза показал, что проведение тестирования косметики и ее ком-
понентов без использования животных не только возможно, но и эффектив-
но. Именно поэтому, по моему мнению, наиболее разумным будет решение
об использовании опыта ЕС в этом вопросе по всему миру. Для продвижения
этой идеи и для достижения полного запрета проведения тестов на животных
во всем мире в 2012 году была создана организация Cruelty Free International.
Это крупнейшая зоозащитная организация, которая сотрудничает с прави-
тельствами, депутатами и организациями по всему миру с целью добитьсяпе-
ремен для благополучия животных в области запрета на тестирование косме-
тики на животных. Так, 27 октября 2014 г. прошла встреча представителей
Cruelty Free International с депутатом Государственный Думы Федерального
Собрания Российской Федерации 6 созыва Сергеем Дорониным (членом пар-
тии «Справедливая Россия»). На этой встрече обсуждалась возможность вне-
сения законопроекта о запрете тестирования косметики и ее компонентов на
животных. В рамках данной встречи депутату была передана петиция о за-
прете тестов на животных в России с 88 000 подписей от людей по всему ми-
ру и со 150 000 подписей россиян.
22 сентября 2016 года Сергеем Дорониным в Государственную Думу
был внесен законопроект «О запрете контроля качества парфюмерно-
косметической продукции и её ингредиентов на животных». Однако в заклю-
чении Правительства на этот законопроект указывается, что «Положения
законопроекта противоречат международным обязательствам России, в част-
ности положениям Договора о Евразийском экономическом союзе (далее -
Союз), согласно которым государства- члены обеспечивают обращение про-
                                                            
1 п. 45 Регламента Европейского Союза №1223/2009 «О косметической продукции»
533
дукции, соответствующей требованиям технического регламента Союза (тех-
нических регламентов Союза), на своей территории без предъявления допол-
нительных по отношению к содержащимся в техническом регламенте Союза
(технических регламентах Союза) требований к такой продукции и без про-
ведения дополнительных процедур оценки соответствия. Технические регла-
менты Союза не содержат запрета на контроль качества парфюмерно-
косметической продукции и ее ингредиентов на животных».
Российская Федерация давно двигается в направлении полного запрета
тестирования косметической продукции, а также ее компонентов на живот-
ных. Так, в 2009 году СанПин 1.2.681 «Гигиенические требования к произ-
водству и безопасности парфюмерно-косметической продукции» закрепил
три альтернативных метода оценки безопасности парфюмерно-
косметической продукции. В 2011 году альтернативное тестирование вклю-
чено в перечень методов, используемых для оценки безопасности Техниче-
ского регламента Таможенного Союза 009/2011 «О безопасности парфюмер-
но-косметической продукции».
Однако для того, чтобы перейти к полному запрету тестирования косме-
тики на животных, необходимо прежде всего инициировать такой запрет на
уровне Таможенного Союза, то есть инициировать внесение изменений в
Технический регламент Таможенного Союза 009/2011 «О безопасности пар-
фюмерно-косметической продукции». На момент написания статьи петиция о
внесении изменений, касающихся запрета тестирования косметических
средств и ее компонентов, в Технический регламент Таможенного Союза
009/2011 «О безопасности парфюмерно-косметической продукции» на сайте
«change.org» более 376 тысяч голосов.

Альсов Н.М.
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
магистрант
Влияние финансового кризиса в некоторых государствах-членах ЕС на
еврозону
В современном мире на экономический рост и благосостояние государ-
ства и его граждан влияют масса факторов, таких как рост производства и
инвестиций, естественный прирост населения, показатели инфляции и безра-
ботицы. Одной из характерных особенностей сложившегося международного
экономического правопорядка является взаимозависимость экономик, воз-
никшая в связи с движением капитала, повлиявшего на рост инвестиций и
фондового рынка.
Одним из важнейших факторов, воздействующих прямо или косвенно
на все показатели экономического роста, является стабильность банковской
системы.

534
После международного финансового кризиса со вступлением в силу по-
следних изменений в учредительные договоры ЕС расширилась компетенция
Союза. Принципы экономической политики закреплены в ст. 1 раздела "Эко-
номическая и денежная политика" Договора о функционировании Европей-
ского союза (ДФЕС)1, который определяет порядок функционирования всех
аспектов ЭВС2. Все закрепленные в ст. 119 принципы можно разделить на
две группы основополагающих положений3, при этом первая группа охваты-
вает один базовый принцип - открытой рыночной экономики со свободной
конкуренцией (§ 1 - 2 ст. 119 ДФЕС), а вторая группа, распространяющаяся
на ЭВС, называется руководящими принципами4.
В соответствии с § 3 ст. 119 ДФЕС к руководящим принципам относят-
ся: "стабильные цены"; "здоровые публичные финансы и условия денежного
обращения"; "стабильный платежный баланс".
Для стабильности финансовой системы определяющими являются два
принципа, закрепленные в ст. 125 и 126 ДФЕС - "принцип финансовой неот-
ветственности государств-членов по индивидуальным обязательствам друг
друга", распространяющийся на ЕС в целом, и принцип "государства-члены
избегают чрезмерных бюджетных дефицитов". Именно эти принципы были
нарушены Кипром и Грецией при выстраивании бюджетной политики, что в
итоге привело к финансовому кризису в этих странах.
Евро как единая валюта ЭВС широким образом влияет на мировую эко-
номику.
Во-первых, евро входит в корзину резервных валют для расчета Специ-
альных прав заимствования (SDR)5в рамках МВФ, Всемирного банка
(и некоторых других международных организаций) и для расчета Вокю6.
Во-вторых, евро, будучи резервной валютой МВФ, во многом определя-
ет курсы валют некоторых государств, в т.ч. входящих в ЕС (например, курс
датской кроны напрямую привязан к курсу евро). От курса национальной
валюты зависят показатели девальвации и инфляции, влияющие на стабиль-
ность банковской и валютной системы.
Основным механизмом взаимодействия государств-членов и Союза в
экономической политике остается принятие «Главных ориентиров экономи-
ческой политике», ежегодно утверждаемых Советом ЕС на основе проекта
Европейской комиссии. Этот документ состоит из двух частей: общие ориен-
                                                            
1
Изменения вступили в силу с 2009 г. Договор о функционировании Европейского Союза.
Официальный журнал C. 83 от 30.03.2010.
2
Экономический и валютный союз
3
Право Европейского союза. Особенная часть. 4-е изд., пер. и доп.: Учебник для бакалавров /
Под ред. С.Ю. Кашкина. М.: Юрайт, 2012. С. 181 - 182.
4
А.Ж. Степанян Европейский Механизм Стабильности и Кипр: кто ко-
го?;«Банковское право», 2013, N 3, - 5 с.; С. 1. Документ получен из СПС «Консультант Плюс»,
дата обращения – 15.02.2016. Руководящие принципы – от англ. guiding principles.
5
Отангл. Special Drowing Rights.
6
От англ. World Currency Unit, условная денежная единица регулярно рассчитывается на
основе корзины валют стран Большой двадцатки.
535
тиры и ориентиры экономической политики государств-членов. Несмотря на
рекомендательный характер этого акта, он становится все более обязатель-
ным для исполнения и подлежит отчетности по проделанным мерам.
В 2009 - 2011 годах был учрежден Европейский совет по системным
рискам (ESRB)1 и реорганизована система финансового надзора. Консульта-
тивные комитеты в трех секторах финансовых услуг (банковское, страховое и
фондовое регулирование) были реорганизованы в надзорные органы - Евро-
пейское банковское агентство (EBA)2, Европейское агентство по страхова-
нию и трудовым пенсиям (EIOPA)3, Европейское агентство по ценным бума-
гам и рынкам (ESMA)4 - которые получили полномочия в определенных
случаях давать обязательные для исполнения указания национальным над-
зорным органам и даже участникам рынка5.
Также была создана система надзора за кредитно-рейтинговыми агент-
ствами с передачей всех надзорных функций в отношении них единому регу-
лятору ЕС6. Эти меры носят превентивный характер, направлены на монито-
ринг финансового сектора национальных экономик и непосредственно не
решают проблемы с дефицитом бюджетов.
Для контроля и финансовой поддержки нуждающимся в ней государст-
вам-членам ЕС в 2011 г. на постоянной основе был учрежден Европейский
механизм стабильности (ESM)7.
На практике помощь Кипру от ESM и МВФ была оказана в размере
10 млрд. евро, несмотря на то, что еще в декабре 2012 г. предварительная
оценка мер поддержки составляла 17,5 млрд. евро (10 млрд. предназначались
для докапитализации банков, 6 - на поддержку старых долгов, 1,5 - на покры-
тие бюджетных дефицитов в 2013 - 2015 гг.8)

                                                            
1
Регламент (ЕС) 1092/2010 Европейского парламента и совета от 24 ноября 2010 г. о макро-
пруденциальном наблюдении за финансовой системой Сообщества и учреждении Европейского
совета по системным рискам // OJ. 2010. L 331. P. 1 - 11.
2
Regulation (EU) 1093/2010 of the European Parliament and of the Council of 24 November 2010
establishing a European Supervisory Authority (European Banking Authority), amending Decision N
716/2009/EC and repealing Commission Decision 2009/78/EC // OJ. 2010. L 331. P. 12 - 47.
3
Regulation (EU) 1094/2010 of the European Parliament and of the Council of 24 November 2010
establishing a European Supervisory Authority (European Insurance and Occupational Pensions Au-
thority), amending Decision N 716/2009/EC and repealing Commission Decision 2009/79/EC // OJ.
2010. L 331. P. 48 - 83.
4
Регламент (EU) 1095/2010 Европейского парламента и совета от 24 ноября 2010 г. "Об учре-
ждении Европейского надзорного агентства (Европейского агентства по ценным бумагам и рын-
кам), изменяющий решение 716/2009/EC и отменяющий решение Комиссии 2009/77/EC" // OJ.
2010. L 331 P. 84 - 119.
5
И.М. Лифшиц Реформа правового регулирования рынка ценных бумаг в Европейском союзе
// Московский журнал международного права. 2010. N 2. С. 139 - 140.
6
Регламент (EU) 513/2011 Европейского парламента и совета от 11 мая 2011 г., изменяющий
Регламент (ЕС) 1060/2009 о кредитно-рейтинговых агентствах // OJ. 2011. L 145. P. 30 - 56.
7
Отангл. European Stability Mechanism
8
Cyprus could lower debt post-bailout with ESM. Kathimerini. 12 December 2012.
URL: http://www.ekathimerini.com/4dcgi/_w_articles_wsite2_1_12/12/2012_474074
536
В Греции кризис 2015 г. во многом связан с неспособностью этой эко-
номики рассчитаться с внешними кредиторами и сократить внешний долг.
Такая негативная тенденция наблюдалась в связи с кризисом 2010 г. Причем
Греция являлась единственной страной еврозоны, в которой внешний долг
превышал внутренний1.
Третья кредитная программа помощи Греции в 2015 г. составила от 82
до 86 млрд. евро при условии жесткой экономии государственных расходов,
распространяющейся и на социальные обязательства2, однако вряд ли можно
считать эти меры направленными на дальнейший рост греческой экономики,
они носят экстраординарный, «шоковый» характер, спасающий экономику от
суверенного дефолта. Нет никаких экономических показателей, исключаю-
щих будущий долговой кризис в этой стране.
Можно сделать вывод, что одного ESM недостаточно для закрытия дыр
в национальных экономиках. Для поддержания стабильной денежной поли-
тики необходимо создание Банковского союза как элемента ЭВС, связанное с
расширением компетенции ЕС.
Одной из тенденций такой интеграции является усиление надзора за
банковской деятельностью со стороны ЕС.
На саммите министров экономики и финансов стран ЕС было решено
создать Единый механизм надзора (SSM)3. SSM должен быть дополнен
Единым механизмом разрешения проблем (SRM)4, позволяющим закрывать
вать находящиеся на грани банкротства банки и запускать режим защиты
вкладчиков.
SSM должен стать основой банковского союза ЕС. Однако нерешен-
ным остается вопрос о разделении функций надзора и монетарной полити-
ки внутри ЕЦБ, т.к. не все государства-члены ЕС входят в зону евро5, а
большинство решений по еврозоне принимаются в рамках «продвинутого
сотрудничества».
Характерным направлением банковской политики в Банковском союзе
должны стать: выделение так называемых «плохих» банков и рекапитализа-
ция банковского сектора, и последующее ему банковское управление этими

                                                            
1
Public Debt Data from OECD Economic Outlook No. 92 (database) as of December 2012; House-
holds and NPISHs debt data from OECD Factbook 2013: Economic, Environmental and Social Statis-
tics, OECD 2012.
2
Third Economic Adjustment Programme for Greece.
URL: http://ec.europa.eu/economy_finance/assistance_eu_ms/greek_loan_facility/index_en.htm
3
Regulation (EU) No 806/2014 of the European Parliament and of the Council of 15 July 2014 es-
tablishing uniform rules and a uniform procedure for the resolution of credit institutions and certain
investment firms in the framework of a Single Resolution Mechanism and a Single Resolution Fund and
amending Regulation (EU) No 1093/2010 //OJ L 225, 30.7.2014, P. 1–90.
4
Ibid.
5
О.М. Мещерякова Финансовая политика Европейского Союза и Европейский фонд финансо-
вой стабильности; Документ получен из СПС «Консультант Плюс», дата обращения –
15.02.2016; - 4 с.; C. 3.
537
проблемными банками1. Такая деятельность направлена как на поддержание
как частных интересов, государственных интересов (чтобы избежать локаль-
ных кризисов), так и интересов самого Союза.
Многих потрясений в еврозоне можно было бы избежать, если государ-
ства-члены ЕС со слабой экономикой не вступали бы в ЭВС до момента, пока
не стабилизируют свою экономику.
Решения о вступлении Греции и Кипра в ЭВС носили политический ха-
рактер и были основаны на перспективах роста экономики в этих странах, с
учетом улучшения инвестиционного климата в связи с переходом этих госу-
дарств на евро. Обе страны не соответствовали в должной мере Маастрихт-
ским критериям2 и критериям ЭВС, закрепленным в ДФЕС.
Многие исследователи критикуют3 Маастрихтские критерии, поскольку,
например, несмотря на необходимость поддержания стабильного уровня цен
в рамках Еврозоны, между странами ЭВС существуют некоторые различия в
уровнях цен и заработных плат, что противоречит одному из критериев и
нарушает правила конкуренции.
При нарастающих негативных тенденциях в мировой экономике нельзя
исключать ситуации, при которой финансовый кризис в одной из стран евро-
зоны может привести к кризису уже всей еврозоны.

Андреева М.О., Сафронова Д.П.


Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Искусственное прерывание беременности в рамках права на жизнь в
России, Ирландии и других странах Европейского Союза
В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации 1993 года
«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.»4 Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность
государства. Что касается личных прав человека, то они существуют для то-
го, чтобы обеспечить свободу и автономию индивида, его юридическую за-
щищённость от какого-либо незаконного вмешательства третьих лиц. Лич-
ные права и свободы также именуются гражданскими и составляют первоос-
нову правового статуса человека и гражданина. Эти права являются не отчу-
ждаемыми, носят абсолютный характер. Они принадлежат человеку от рож-

                                                            
1
See: https://ec.europa.eu/research/social-sciences/pdf/policy_reviews/KI-NA-26554_EN-C.pdf; P.
38-42.
2
Отангл. “Maastricht criteria” or Convergence criteria; the Treaty on the Functioning of the Eu-
ropean Union, § 1 Article 140. // Official Journal C 326 , 26/10/2012 P. 0001 - 0390
3
Knoll, B., Pitlik, H.:Entwicklung und Perspektiven der Europäischen Union, Nomos Verlagsgesell-
schaft Baden Baden, 2009, S. 9ff.
4
"Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
538
дения и составляют основу его статуса на протяжении всей жизни. Государ-
ство обязано охранять данные права.
Итак, основным личным правом человека является право на жизнь. Это
право закреплено в российской Конституции 1993 года, после принятия Дек-
ларации прав и свобод человека и гражданина. Статья 20 Конституции гла-
сит: «Каждый имеет право на жизнь. Смертная казнь впредь до её отмены
может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной
меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предостав-
лении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием при-
сяжных заседателей.» 1
К сожалению, на данном этапе развития общества существуют пробле-
мы реализации права на жизнь. Они связаны с появлением и развитием такой
научной дисциплины, как биоэтика, определяющей действия, которые могут
допускаться в отношении живого организма. В первую очередь это касается
проблем эвтаназии, искусственного прерывания беременности, клонирова-
ния. В данной статье речь пойдёт о проблеме искусственного прерывания
беременности.
Согласно пункту 1 статьи 56 Федерального закона от 21. 11. 2011 № 323
– ФЗ Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации «Каждая
женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. Искусственное пре-
рывание беременности проводится по желанию женщины при наличии ин-
формированного добровольного согласия.»2 Таким образом, можно сделать
вывод, что в Российской Федерации аборты законом не запрещены и никакой
ответственности за их совершение нет. Каждая женщина имеет полное право
искусственно прервать беременность и наказания впоследствии она не поне-
сет.
Но стоит отметить, что совсем недавно активисты общероссийского об-
щественного движения «За жизнь», а также движение «Православные добро-
вольцы» начали активно заниматься сбором подписей под петицией, которая
касается запрета искусственного прерывания беременности. Они пропаган-
дируют запрет практики легального убийства детей до рождения и требуют
внесения изменений в действующее законодательство, которое предусматри-
вает признание за зачатым ребенком статуса человека, жизнь и здоровье ко-
торого, должно быть защищено законом. Также активисты этих движений
выступают за запрет противозачаточных средств с абортивным действием и
вспомогательных репродуктивных технологий. Эти общественные движения
планируют собрать миллион подписей и после этого отправить петицию в
администрацию президента. Петицию уже подписало большое количество
людей, в том числе Патриарх Кирилл, что вызвало бурную общественную
дискуссию.
                                                            
1
"Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
2
Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об основах охраны здоро-
вья граждан в Российской Федерации"
539
Существуют страны, в которых категорически запрещён аборт. В Кон-
ституции одной из стран Европейского Союза - Ирландии, в статье 40.3.3
прямо говориться, что «Государство признает право на жизнь нерождённого
ребенка и, с учётом равного соблюдения права на жизнь матери, гарантирует
в своём законодательстве уважение, и, насколько это возможно, защиту и
отстаивание данного права.»1 К тому же, Акт о преступлениях против лич-
ности» 1861 года устанавливает ответственность за искусственное прерыва-
ние беременности. Согласно статьям 58 и 59 данного закона, каждая бере-
менная женщина, которая имеет намерение сделать аборт, незаконно вводит
в организм любой яд или другие пагубные средства, или незаконно использу-
ет любые инструменты или другие средства планируя искусственно прервать
беременность и тот кто имеет намерение сделать аборт женщине , незаконно
вводит ей в организм яд или другое пагубное средство, или использует лю-
бые инструменты или другие средства имея намерение прервать её беремен-
ность, считается виновным в преступлении и будучи осужденным за него
подлежит к пожизненному заключению. Любой, кто незаконно поставляет
или приобретает любой яд или другие пагубные средства, зная, что они пред-
назначены для незаконного использования или используются с намерением
произвести выкидыш женщине, считается виновным в преступлении и буду-
чи осужденным за него подлежит к лишению свободы на срок не превы-
шающий пяти лет.2
Также в Ирландии вступил в силу закон «О защите жизни беременных»,
который допускает искусственное прерывание беременности в том случае,
если жизнь беременной женщины в опасности и несделанный вовремя аборт
может привести к летальному исходу будущей матери. Поводом для его при-
нятия стала смерть женщины, которая скончалась от сепсиса. Она находилась
на семнадцатой неделе беременности, когда врачи диагностировали, что плод
нежизнеспособен, несмотря на уговоры сделать операцию врачи не предпри-
няли не каких мер. Эта ситуация вызвала массовые протесты, в результате
чего был принят закон. Это единственный исключительный случай, когда
врач в силу физиологических показателей женщины может принять решение
об искусственном прерывании беременности, когда её жизни угрожает опас-
ность.
В странах Европейского Союза вопрос об искусственном прерывании
беременности решается по-разному, в зависимости от законодательства госу-
дарства. Однако большую роль играет право на жизнь, так согласно статьи 2
«Хартии Европейского Союза об основных правах» «Каждый человек имеет
право на жизнь. Никто не может быть подвергнут осуждению или наказанию
в виде смертной казни.»3. Из этой статьи можно понять, что жизнь гаранти-

                                                            
1
КонституцияИрландии (29. 12. 1937)
2
Offences against the Person Act 1861
3
Хартия Европейского Союза об основных правах (Страсбург, 12 декабря 2007 г.) (2007/С
303/01)
540
руется и охраняется государством. Однако данная Хартия не обязательна для
государств, не являющихся ее участниками, и поэтому может воспринимать-
ся ими лишь как ориентир, но не как общеевропейская правовая норма. Так-
же существует Европейская конвенция о защите прав человека и основных
свобод. Этот международный договор подписан в 1950 году и вступил в силу
3 сентября 1953 года. Конвенция устанавливает неотъемлемые права и сво-
боды каждого человека и обязывает государства, ратифицировавшие ее, га-
рантировать эти права каждому, который находится под их юрисдикцией. В
статье 2 говорится: «Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Ни-
кто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смерт-
ного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отноше-
нии которого законом предусмотрено такое наказание»1. Данная статья – од-
на из самых фундаментальных в Конвенции, она закрепляет одну из основ-
ных ценностей демократических обществ.
Существует известное дело «Grogan». Как уже было отмечено, согласно
ст. 40.3.3. Конституции Ирландии 1937 г.-абрты запрещены. Но в Великобри-
тании это легально. Поэтому студенты- медики занимались рекламой услуг
британских абортариев в Ирландии. Общественная организация по защите
прав не рождённых детей обратилась в суд (национальный) с требованием
прекратить такую деятельность, так как это противоречит нормам морали и
права Ирландии. Противоположная сторона возражала, что это нарушает по-
ложение о свободе передвижения услуг в Сообществе. Вследствие этого, на-
циональный суд обратился с запросом в Суд Европейского Союза и суд ука-
зал, что студенты- медики не являются субъектами экономической деятель-
ности и не действовали от имени британских клиник, значит их действия не
распространяются на ст. 49 ДЕС, однако, суд не должен подменять собст-
венной оценкой оценку законодательной власти государств - членов, в кото-
рых рассматриваемая деятельность имеет законные основания. Исходя из
ситуации, можно сделать вывод, что услуги были легализованы. Но проблема
в том, что в Ирландии аборты были запрещены. И сам Договор предусматри-
вает исключение и ограничение свободы передвижения услуг (ст. 55 ДЕС).2
Право на жизнь - неотъемлемое право каждого человека, охраняемое за-
коном. Его понимают так, что никто не может быть умышленно лишен жиз-
ни. Однако тема искусственное прерывание беременности также является
очень обсуждаемой, в связи с тем, что она затрагивает личную, душевную,
психологическую сторону человека. И входит в понятие «право на жизнь».
По этому вопросу существует большое количество субъективных представ-
лений и мнений. Тема затрагивает многие аспекты личности, не только кон-
кретного индивида, но и общества в целом. В связи с вышесказанным, слож-

                                                            
1
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.)
2
Judgment of the Court of 4 October 1991.
The Society for the Protection of Unborn Children Ireland Ltd v Stephen Grogan and other. Case C-
159/90.
541
но принять, урегулировать в правовом аспекте данный вопрос, чтобы это
удовлетворяло общество.

Арестов В. В.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Правовая регламентация отчетности Европейского центрального банка.
Сравнительно-правовой анализ
Согласно п. 1 ст. 282 Договора о функционировании Европейского сою-
за1 (далее – ДФЕС), Европейский центральный банк и национальные цен-
тральные банки государств – членов ЕС вместе составляют так называемую
Европейскую систему центральных банков, основной задачей которой явля-
ется поддержание ценовой стабильности, а именно – сохранение стоимости
евро. Европейский центральный банк осуществляет пруденциальный надзор
за деятельностью кредитных организаций в рамках организации Европейский
Союз. Рассматриваемый орган выступает также в качестве единого кон-
трольного механизма, который включает в себя национальные компетентные
органы. Тем самым Банк способствует стабильности, безопасности и надеж-
ности финансовой и банковской систем в рамках ЕС и каждого участвующе-
го государства-члена.
Безусловно, для надлежащего выполнения Европейским центральным
банком возложенных на него задач и достижения соответствующих целей,
особое внимание необходимо уделить системе нормативно-правового регу-
лирования отношений, связанных с отчетностью Банка перед государствами
– участниками ЕС, гражданами и соответствующими органами.
П. 3 ст. 282 ДФЕС закрепляет принцип независимости Европейского
центрального банка при осуществлении своих полномочий и управлении
своими финансами. Более того, институты, органы и учреждения Союза, а
также правительства государств-членов соблюдают эту независимость.
Однако, несмотря на наличие указанного выше принципа в Договоре, п.
3 ст. 284 ДФЕС возлагает на Европейский центральный банк обязанность по
представлению отчетности о своей деятельности. Так, Европейский цен-
тральный банк направляет Европейскому парламенту, Совету и Комиссии, а
также Европейскому совету ежегодный доклад о деятельности ЕСЦБ и о де-
нежной политике в предшествующем и текущем годах. Председатель Евро-
пейского центрального банка представляет указанный доклад Совету и Евро-
пейскому парламенту, который может провести на этой основе общие деба-
ты. Аналогичная обязанность Европейского центрального банка закреплена в
ст. 15 Протокола 4 к ДФЕС об Уставе Европейской системы центральных
банков и Европейского центрального банка (далее – Устав).
                                                            
1
Договор о функционировании Европейского Союза (Рим, 25 марта 1957 г.).
542
Представляется целесообразным акцентировать внимание на том, что в
настоящее время Европейский центральный банк разработал систему подот-
четности, выходящую за рамки требований ДФЕС и Устава.
Так, Президент Европейского центрального банка участвует в ежеквар-
тальных заседаниях Комитета по экономическим и валютным вопросам Ев-
ропейского парламента. Члены Исполнительного совета также принимают
активное участие в слушаниях Комитета с целью разъяснений различных
решений Европейского центрального банка по конкретным вопросам. Банк
также дает разъяснения по вопросам, входящим в его компетенцию, гражда-
нам государств – членов ЕС, что позволяет делать выводы об уровне дости-
жения рассматриваемым органом поставленных целей и выполнения возло-
женных на него Договором задач, эффективности функционирования Евро-
пейского центрального банка в целом.
Наиболее детально вопросы отчетности урегулированы Межведомст-
венным Соглашением между Европейским парламентом и Европейским цен-
тральным банком1, а также Соглашением о взаимопонимании между Советом
ЕС и Европейским центральным банком, утвержденным в декабре 2013 года2.
Согласно ст. 1 указанного Межведомственного Соглашения, в ежегодный
доклад Европейского центрального банка должны входить, в частности, сле-
дующие вопросы:
- эффективность выполнения контрольных функций;
- вопросы разделения функций осуществления контроля и денежной по-
литики;
- бюджет Европейского центрального банка, предназначенный для реа-
лизации возложенных на него задач.
- принятие конкретных мер с целью разграничения контрольно-
надзорных функций и денежной политики.
В целях наиболее эффективного обеспечения прозрачности деятельно-
сти и функционирования Европейского центрального банка, последний во-
семь раз в год издает Экономический вестник, информирующий о различных
экономических событиях, формирующих основу для принятия политических
решений Совета. Помимо прочего, Банк организует еженедельную консоли-
дированную финансовую отчетность Европейской системы центральных
банков, предоставляющую собой информацию об операциях в сфере денеж-
но-кредитной политики, валютных операциях и инвестиционной деятельно-
сти. После каждой сессии Совета управляющих Европейский центральный
банк проводит пресс-конференции по вопросам заседании Совета, опреде-
ляющего основные направления денежно-кредитной политики.
                                                            
1
Interinstitutional Agreement between the European Parliament and the European Central Bank on
the practical modalities of the exercise of democratic accountability and oversight over the exercise of
the tasks conferred on the ECB within the framework of the Single Supervisory Mechanism
(2013/694/EU).
2
Memorandum of Understanding between the Council of the European Union and the European
Central Bank on the cooperation on procedures related to the Single Supervisory Mechanism (SSM)
543
Как известно, право Европейского Союза представляет особый интерес
для Российской Федерации с точки зрения рецепции положений, регламенти-
рующих интеграционные процессы в рамках организации Европейский союз,
в том числе – в российское внутригосударственное право.
Помимо названного довода, считаем необходимым отметить безуслов-
ную важность права ЕС с позиции возможной имплементации определенных
норм, регулирующих устройство и организацию органов Европейского Сою-
за, в национальный правопорядок. Полагаем, что грамотная трансформация
определенных положений, основанная на сравнительно-правовом анализе
рассматриваемых правовых систем, предопределяет эффективность функ-
ционирования отдельных внутригосударственных органов и институтов, в
том числе - Центрального банка РФ.
Проводя компаративистский анализ действующего законодательства
Российской Федерации и права Европейского Союза, регулирующего отно-
шения в рассматриваемой сфере, представляется целесообразным акцентиро-
вать внимание на следующие особенности нормативно-правовой регламента-
ции отчетности Банка России.
Ст. 18 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ «О Центральном
банке Российской Федерации (Банке России)»1 (далее - ФЗ о Банке России)
возлагает на Совет директоров Центрального банка РФ обязанность по ут-
верждению годовой финансовой отчетности о деятельности Банка и пред-
ставлению отчета в Национальный финансовый совет и Государственную
Думу. Глава 5 ФЗ о Банке России, детально регламентирующая отчетность
соответствующего органа, закрепляет обязанность Банка по представлению
отчетности Государственной Думе, а также направлению годового отчета
Президенту РФ и Правительству РФ. Согласно ст. 26 ФЗ о Банке России, по-
следний ежемесячно публикует свой баланс, данные о денежном обращении,
включая динамику и структуру денежной массы, обобщенные данные об
операциях Банка России.
Таким образом, анализируя систему и уровень нормативно-правового
регулирования отношений, связанных с отчетностью Европейского цен-
трального банка и Банка России, представляется возможным отметить опре-
деленную степень сходства соответствующих положений. Однако при рас-
смотрении вопросов, связанных с практической реализацией норм об отчет-
ности Центрального банка РФ, нельзя не отметить относительно низкий уро-
вень регламентации рассматриваемых отношений и, как следствие, уровень
прозрачности в деятельности национального органа, выполняющего кон-
трольно-надзорные функции в сфере кредитно-денежной политики.
Члены Национального финансового совета Центрального банка РФ не
принимают активного участия в заседаниях соответствующих комитетов Го-
сударственной Думы с целью разъяснений различных решений Банка России
по конкретным вопросам. Более того, Центральный банк РФ не всегда дает
                                                            
1
СЗ РФ от 15.07.2002, № 28, Ст. 2790
544
разъяснения по вопросам, входящим в его компетенцию, гражданам Россий-
ской Федерации, поскольку в действующем законодательстве РФ отсутствует
императивная норма, возлагающая на указанный орган подобную обязан-
ность. Последнее обусловливает невозможность объективизации результатов
деятельности Банка России гражданами РФ и, как следствие, порождает оп-
ределенный уровень неясности основных направлений денежно- кредитной
политики Центрального банка РФ.
Резюмируя вышеизложенное, представляется целесообразным акценти-
ровать внимание на необходимость более детальной законодательной регла-
ментации вопросов отчетности Центрального банка РФ на примере соответ-
ствующего опыта организации Европейский Союз.

Баширов О.Э.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Стабильность судебных решений пo гражданским делам, как элемент
правa на справедливоe судебное разбирательствo в практикe
Европейского Судa пo правам человекa
Правo нa справедливоe судебное разбирательствe гарантируется нe
только внутренним законодательством, нo и международными актами, в чис-
ле которых: ст. 6.1 Конвенции o защитe прав человекa и основных свобод, ст.
14 Международного пактa o гражданскиx и политическиx праваx и др. Дан-
ное правo, сквозь призму Европейского Судa пo правам человекa (далее
ЕСПЧ), предполагает, что при вынесении окончательного решения пo граж-
данскому делу, риск его отмены сводится к нулю.
Правo нa справедливоe разбирательствo делa судом толкуется через
Преамбулу Конвенции, которая закрепляет верховенство правa как часть об-
щего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основных моментов
верховенства правa является принцип правовой определенности, который
гласит, при окончательном разрешении делa судами иx постановления нe
должны вызывать сомнения (делo «Брумарескy против Румынии» § 61)
Окончательность судебного решения предполагает, что повторноe рас-
смотрение делa пo существy нe допустимo. Пересмотр вступившего в
зaконную силy судебного решения возможен только в целяx исправления
судебных ошибок.
Правовая определенность предполагает соблюдение принципa res
judicata. Согласно данномy принципy ни одна сторонa нe имеет правa требо-
вать пересмотр окончательного и обязывающего судебного решения простo c
целью проведения повторного рассмотрения и вынесения нового решения пo
делy. Полномочия вышестоящих судов нa пересмотр должны использоваться
только для исправления ошибок и неправомерныx судебных решений. От-
ступления oт этого принципa оправданы лишь в случаяx, если oни необходи-
545
мы в обстоятельстваx существенного и неопровержимого характерa («Рябыx
против России» § 52).
Данный подход Европейского Судa пo правам человекa перенят нацио-
нальным законодательством и судебной практикой. Так, основанием для от-
мены судебных решений, вступившиx в законную силy, в кассационном по-
рядке являются существенныe нарушения норм материального правa или
норм процессуального правa, которые повлияли нa исход делa и без устране-
ния, которых невозможны восстановление и защитa нарушенных прав, сво-
бод и законныx интересов, a также охраняемыx законом публичныx интере-
сов (ст. 387 ГПК РФ). A надзорная инстанция вправе отменить судебный акт
лишь в случае нарушения им основных прав и свобод человекa, публичного
интересa либо единообразия в толковании норм правa.
В российской судебной практикe также можно встретить применение
правовой позиции ЕСПЧ пo данномy вопросy. Так, Верховный Суд РФ в сво-
ем определении от 19.06.2012 по делy №18-КГ12-2 указал: «…принцип пра-
вовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать всту-
пившее в законную силу постановление только в целях проведения повтор-
ного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка
зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено
дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного по-
становления нижестоящего суда…».
Принцип правовой определенности гласит, что правом нa обращение в
cуд для пересмотрa судебного решения, вступившего в законную силy, долж-
ны обладать только лицa, являющиеся стороной пo спорy. Возможность ини-
циирования пересмотрa окончательного судебного решения должностным
лицом государствa, нe участвующим в рассмотрении делa, делает правo сто-
роны в процессe нa судебное разбирательствo сомнительным («Рябыx против
России § 56).
Стоит отметить, что нынешняя редакция ГПК РФ учитывает правовые
позиции ЕСПЧ пo отношению к возможности пересмотрa судебных поста-
новлений в порядке надзорa пo инициативe должностных лиц государствa. К
примеру, Председатель ВC РФ или его заместитель вправе внести представ-
ление o пересмотрe судебного пoстановления в порядке надзорa только пo
жалобe заинтересованных лиц или представлению прокурорa в целяx устра-
нения фундаментального нарушения норм материального или процессуаль-
ного правa (ст. 391.11 ГПК РФ). А должностные лицa прокуратуры, согласно
ст. 391.1 ГПК РФ вправе обратиться c представлением o пересмотрe судебно-
го постановления в порядке надзорa только если в рассмотрении делa участ-
вовал прокурор.
Европейский Суд пo правам человекa неоднократно указывал в своей
прецедентной практикe, что возможность обжалования вступившиx в закон-
ную силy судебных актов должна быть ограниченa определенным сроком, a
рассмотрение дела не должно длиться неопределенный период времени.

546
Так, например, в деле «Брумарескy против Румынии» ЕСПЧ установил
нарушение ст. 6 Конвенции, поскольку осуществление правa Генерального
прокурорa требовать отмены окончательного судебного решения никак нe
ограниченo пo времени, следовательно, судебные акты могут подвергаться
сомнению бесконечно долгo («Брумарескy против Румынии» § 62).
Данная правовая позиция Европейского Судa пo правам человекa нашла
свое отражение и в ГПК РФ. Возможность обжаловать окончательного су-
дебное решение ограниченo пo времени (ст. 391.2 ГПК РФ).
Согласно позиции ЕСПЧ исправление любыx судебных ошибок должно
происходить дo вступления судебного решения в законную силy. Пo общемy
правилy, судебное решение, которое нe былo обжалованo дo вступления в
законную силy, после вступления нe может стать предметом проверки в над-
зорном порядке.
Например, в делe «Hелюбин против России» Европейский Суд пo пра-
вам человекa указал, что основания для отмены решения в кассационном по-
рядке и порядке надзорa вo многом схожи, и судебная ошибка могла и долж-
на быть устраненa при обжаловании судебного решения дa егo вступления в
законную силy. Поэтому, если решение нe обжалованo в кассацию, тo обра-
щение в надзор допускается лишь в исключительныx случаяx («Hелюбин
против России» § 28, 29).
ГПК РФ также воспринял вышесказанную позицию, и вступившую в за-
конную силy судебные акты могут быть обжалованы только при исчерпании
иных способов обжалования дo вступления в законную силy (ст. 376, 391.1
ГПК РФ).
Требование правовой определенности судебных решений, вступивших в
законную силy, является важным элементом правa нa справедливоe судебное
разбирательствo. Стабильность судебных актов способствует развитию граж-
данского оборотa, обеспечивает возможность заинтересованных лиц предви-
деть правовые последствия принятия теx или иных решений.
Так, мы видим, что Россия перенялa определенные правовые позиции
Европейского Суда пo правам человекa, c целью приведения в соответствие
европейским стандартам, которые предъявляются к справедливому судебно-
му разбирательству.

547
Бородачев Н.О.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Отдельные аспекты защиты прав ребенка в России и Европе
1 июня 2016 года, Член Совета Федерации Мизулина Е.Б. внесла в Го-
сударственную Думу РФ законопроект1 № 1090105-6 «О внесении измене-
ний в статьи 14.2 и 15 Федерального закона "Об основных гарантиях прав
ребенка в Российской Федерации" и Кодекс Российской Федерации об адми-
нистративных правонарушениях в целях защиты ребенка от анонимного ос-
тавления после его рождения». Автор считает необходимым рассмотреть
данную инициативу, её содержание и проблему, в первую очередь с правовой
точки зрения, при этом не умаляя роль этического подхода и здравого смыс-
ла. Положения законопроекта предусматривают несколько изменений и до-
полнений в Федеральный закон от 24.07.1998 N 124-ФЗ (ред. от 28.11.2015)
"Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации"2. А именно:
1) пункт 5 статьи 14.2 после слов «в оказании услуг, содействующих
торговле детьми и (или) эксплуатации детей, дополнить словами “в создании
условий для анонимного оставления детей после их рождения"»;
2) дополнить пункт 1 статьи 15 абзацем следующего содержания: «Дея-
тельность, направленная на организацию анонимного оставления детей, в том
числе создание и содержание специализированных мест для анонимного ос-
тавления ребенка, не допускается. Юридические лица несут ответственность
за создание условий для анонимного оставления детей, в том числе за орга-
низацию специализированных мест для анонимного оставления ребенка по-
сле его рождения, за содержание таких мест или за предоставление помеще-
ний для указанных целей».
Из пояснительной записки3 следует, что под "условиями для анонимно-
го оставления детей..." понимается наличие и создание специальных для это-
го мест - Бейби-Боксов (далее - ББ).
Практику анонимного оставления новорожденных сенатор называет
"порочной и аморальной", которая, якобы, поощряет и одобряет избавление
от собственных детей. Однако главная цель ББ состоит в том, чтобы предот-
вратить инфантицид4 (детоубийство). В странах с налаженной системой ББ у
малообеспеченных женщин, которые не в состоянии сами воспитывать детей

                                                            
1
http://asozd.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ByID/6EE21BF6455EF9C543257FCA00443DAB/$File/
ПФЗ.doc?OpenElement
2
Федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" от
24.07.1998 N 124-ФЗ (действующая редакция, 2016)
3
http://asozd.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ByID/697CD8CD35813C4343257FCA004458D3/$File/
ПЗ.doc?OpenElement
4
Термин обозначает склонность к истреблению своего потомства унекоторых коиспецифич-
ных видов. Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко.— М.: ФАИР-
ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000
548
или ставших жертвами насилия, есть возможность передать своего ребенка в
лучшие для него условия, новую семью. При этом сохранив за собой ано-
нимность, а главное - право в течении 6 месяцев, при проведении процедуры
установления материнства, вернуть его себе.
«Целесообразность принятия законопроекта обусловлена необходимо-
стью выполнения Российской Федерацией положений Конвенции о правах
ребенка1, поскольку существование в ряде субъектов Российской Федерации
специально создаваемых мест для оставления детей после рождения наруша-
ет статьи 6 — 9 и 19 данного международного договора2». Однако, по мне-
нию автора, создание данного законопроекта также приведет к нарушению
статей вышеупомянутой Конвенции: 3, 6, 24, 27, 35; статьи 8 Конвенции о
защите прав и основных свобод; а также статьи 123 Семейного Кодекса РФ.
Необходимо принимать факт того, что не каждый ребенок может быть
желанным, достойно обеспечен в семьях с разным уровнем дохода и усло-
виями жизни. Молодые девушки не редко становятся жертвами насилия, и
невозможно их упрекать за отсутствие желания, а зачастую и возможности
воспитывать чужого ребенка в дальнейшем.Положения 6 статьи КПР не на-
рушаются наличием "окон жизни", а поддерживаются. Если каждый ребенок
имеет неотъемлемое право на жизнь, то это право нельзя нарушать. Отсутст-
вие в государстве системы цивилизованного и законного способа отказа от
ребенка, с обязательным сохранением его жизни и возможностью обретения
новой семьи - это огромный шаг назад для любого общества. В странах где
не существует окон жизни, подобные матери не редко убивают своих детей.
Заявление о нарушении статей 7-9 Конвенции, является некомпетент-
ным. Российская Федерация является также участницей Конвенции о защите
прав и основных свобод от 4 ноября 1950 года3. Согласно взятым на себя обя-
зательствам, правотворческая и нормотворческая деятельность государства и
его органов, не должна противоречить данной конвенции, учитывать опыт и
судебную практику Европейского Суда по Правам Человека. Исходя из по-
становлений от 13 февраля 2003 по делу "Одьевр против Франции"4 (отказ в
предоставлении данных о личности биологических родителей); и постанов-
ления Европейского Суда по правам человека от 25 сентября 2012 дело "Го-
делли против Италии"5.
                                                            
1
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml Конвенция о правах
ребенка Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года
2
http://elenamizulina.ru/newss/pravitelstvo-rf-podderzhalo-zakonoproekt-o-zaprete-bebi-boksov.html
3
"Конвенция о защите прав человека и основных свобод" (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с
изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоко-
лом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвен-
цию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "
Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984))
4
Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 февраля 2003 г. Дело "Одьевр
против Франции" [Odievre - France] (жалоба N 42326/98) (Большая Палата)
5
Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 сентября 2012 г. Дело "Годелли
против Италии" [Godelli v. Italy] (жалоба N 33783/09) (II Секция)
549
В своем постановлении суд пришел к выводу, что отказ судов в предос-
тавлении информации является обоснованным, так как исходя из положения
статьи 8 "Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни",
предполагает, что "каждый", в данном случае - это не только дочь, но и сама
мать Одьевр. То есть должно охраняться не только право ребенка звать свое
происхождение, но и право матери на анонимность. В подобных делах при-
сутствуют и третьи лица, такие как приемные родители, чьи права на уваже-
ние личной и семейной жизни также должны защищаться. Необходимо учи-
тывать рамки допустимого для государства усмотрения в деле охраны прав и
свобод человека. В них входит выбор средств, призванных обеспечить со-
блюдение положений Статьи 8 Конвенции в сфере взаимоотношений лиц
между собой. А также находить равновесие и паритет между правами всех
заинтересованных сторон. В данном деле Заявительнице была предоставлена
информация о её родителях и родственниках, при невозможности установить
их личности, и некоторые детали (важные для Одьевр) происхождения. В
вопросе баланса прав детей на самоидентификацию и матерей на аноним-
ность самое прогрессивное на сегодняшний день законодательство Франции.
Закон от 22 января 2002 года создал механизм, предоставляющий доступ ре-
бенка к информации о своем происхождении. Этот закон предусматривает
систему мер по оповещению матери о возможности в любой время раскрыть
своею личность. В нем предусмотрен закрытый сбор информации о матери, и
хранение этой информации Национальным советом по доступу к информа-
ции о происхождении (CNAOP)1. При желании ребенок, в свою очередь, мо-
жет обратиться за хранимыми сведениями, путем подачи заявления в Нацио-
нальный совет по доступу к информации о происхождении. Однако, сведения
о личности матери могут быть ему предоставлены только в том случае, если
она, после проведения консультации с представителями Национального сове-
та, даст на то свое согласие.
В случае принятия законопроекта и его реализации, Российская Федера-
ция, также как и Италия, перестанет пытаться достичь равновесия между
конкурирующими правами матери, ребенка и третьих лиц, а также полностью
сведет на нет законную процедуру анонимных отказов от новорожденных.
Это в свою очередь приведет как к ущемлению прав женщин, которые, зачас-
тую не смогут самостоятельно воспользоваться правом на обращение в Евро-
пейский Суд по правам человека, в виду своей неосведомленности о наруше-
нии своих прав и отсутствием материальных средств для осуществления про-
цедуры.
Автор считает, что для повышения эффективности практики бейби-
боксов, выполнения Россией положений Конвенций 1950 и 1989 года, проти-
водействия детскому сиротству, инфантициду, торговле детьми и предостав-
лении гарантий защиты прав ребенка Правительству, Государственной Думе
и Президенту РФ требуется сделать следующее:
                                                            
1
Council for Access to Personal Origins
550
1) Законодательно закрепить саму практику и систему бейби-боксов.
2) Провести просветительную работу по данному вопросу среди всех
слоев населения;
3) Выделить бюджетные средства для установки "окон жизни" в каждом
регионе, для создания возможности их повсеместного использования.
4) Создать механизм и контрольный орган за осуществлением деятель-
ности бейби-боксов.
5) Учредить федеральную службу по доступу к информации о происхо-
ждении. Грамотно, с учетом Российских реалий перенять положительную
практику Французского законодательства по данному вопросу.
Подводя итоги необходимо констатировать, что ликвидация и запрет
системы "окон жизни" в России - это малообоснованная, неэтическая и не-
компетентная идея, реализация которой приведет к самым неблагоприятным
последствиям для общества; система, не первый год успешно функциони-
рующая, нуждается в официальном и законодательном признании и совер-
шенствовании.

Будаева Э.Э.
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
студент
Актуальные проблемы свободы слова и ее пределов в практике
российских судов и Европейского суда по правам человека
Нобелевский лауреат, экономист Амартия Сен отмечал1, что страны со
свободными средствами массовой информации не страдают от голода. Сво-
бода выражения мнений, несомненно, является одним из основополагающих
принципов европейской демократии.
В эпоху глобализации, информационного общества и огромного влия-
ния СМИ с особой остротой встает проблема свободы слова и ее пределов.
Принцип свободы слова (свободы выражения мнений) был признан ми-
ровым сообществом и нашел свое отражение во многих правовых актах. Так,
статья 10 Конвенции о защите прав и основных свобод 1950 года2 (далее –
Конвенция) провозглашает свободу выражения мнения, которая, исходя из
буквального толкования указанной статьи заключается в следующем. Во-
первых, подразумевается свобода придерживаться определенного мнения.
                                                            
1
Идея справедливости / Амартия Сен; пер. с англ. Д.Кралечкина; науч. ред. перевода
В.Софронов, А.Смирнов. — М.: Изд-во Института Гайдара; Фонд «Либеральная Миссия», 2016.
С. 136
2
"Конвенция о защите прав человека и основных свобод" (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с
изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоко-
лом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвен-
цию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Под-
писан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // СПС КонсультантПлюс
551
Во-вторых, указанный принцип включает и право на распространение ин-
формации и идей без вмешательства со стороны государства. Однако свобода
выражения мнения не является абсолютной: она ограничена определенными
рамками. Так, в пункте 1 статьи 10 Конвенции закреплено положение, со-
гласно которому осуществление свободы выражения мнения, «налагающее
обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными
формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые преду-
смотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах
национальной безопасности, территориальной целостности или обществен-
ного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для
охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц,
предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально,
или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».
Таким образом, закрепляя принцип свободы выражения мнения, свобо-
ды слова, Конвенция не содержит четких критериев, которые бы позволили
определить пределы указанного принципа. Она лишь говорит о неких абст-
рактных «формальностях, условиях, ограничениях и санкциях», необходи-
мых в демократическом обществе.
Очевидно, что определение пределов свободы слова крайне важно, по-
скольку именно они позволяют провести границу между выражением собст-
венного мнения и диффамацией (причинением вреда репутации, чести и дос-
тоинству) в случаях, когда затрагивается личность либо интересы третьей
стороны.
В целях лучшего понимания сущности рассматриваемого принципа ви-
дится целесообразным обратиться к судебной практике, а также к законода-
тельным положениям, закрепляющим принцип свободы слова (свободы вы-
ражения мнения).
В статье 29 Конституции Российской Федерации1 содержатся нормы,
аналогичные положениям статьи 10 Конвенции, а именно: закрепляется сво-
бода мысли и слова, свобода распространения информации любым законным
способом, а также свобода массовой информации.
Подобные нормы, на наш взгляд, в России имеют по большей части дек-
ларативный характер, так как действительное положение дел разительно кон-
трастирует с провозглашенными свободами и гарантиями.
Ярким примером тому может послужить дело «Надтока против России»,
по которому Европейский суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) вынес ре-
шение в мае 2016 года.
Елена Михайловна Надтока – оппозиционный журналист, занималась
расследованием фактов коррупции новочеркасской администрации, в 2004

                                                            
1
"Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с
учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-
ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС Консуль-
тантПлюс
552
году исполняла обязанности главного редактора газеты «Вечерний Новочер-
касск». В период ее работы в газете была опубликована статья, содержавшая
резкие высказывания в отношении А.П. Волкова, на тот момент занимавшего
пост мэра Новочеркасска. Высказывание обличало мэра в коррупции и в зло-
употреблении своим служебным положением. Следует подчеркнуть, что в
самой статье имя мэра напрямую упомянуто не было.
Реакция А.П. Волкова не заставила себя ждать. Бывший мэр подал заяв-
ление в порядке частного обвинения, сославшись на действовавшую в то
время статью 130 Уголовного Кодекса Российской Федерации1, которая пре-
дусматривала наказание в виде штрафа за оскорбление, то есть унижение
чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.
В ходе судебного заседания представитель стороны обвинения не при-
вел убедительных доводов в пользу того, что произошло унижение чести и
достоинства Волкова. Более того, отсутствовали п