Вы находитесь на странице: 1из 67

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3
1. Художественный перевод 6
1.1. Особенности перевода художественной литературы и поэзии 6
1.2.Переводческая адаптация 12
Выводы по главе 1 18
2. Анализ перевода басен Ж. де Лафонтена, выполненного
И.А. Крыловым 20
2.1. Анализ перевода басни «Ягнёнок и Волк» 20
2.2. Анализ перевода басни «Ворона в павлиньих перьях» 29
2.3. Анализ перевода басни «Стрекоза и Муравей» 37
Выводы по главе 2 49
Заключение 51
Список использованных источников и литературы 53
Приложение А 60
Приложение Б 64

2
ВВЕДЕНИЕ

Перевод поэзии по праву считается самым сложным видом перевода. Язык


поэзии опирается на образы и символы, скрытые за сочетаниями слов. От
переводчика требуется передать всю многосложность произведения таким
образом, чтобы сохранить не только его стихотворную форму, но и те чувства,
которые оно призвано пробудить в читателе. Необходимо передать
мельчайшие детали и нюансы, расшифровать культурные и традиционные
отсылки. Нужно воссоздать атмосферу стихотворения, отобразить всё то, что
заложил автор, не исказив самой идеи. Целью любого перевода является
точная передача текста оригинала, однако она считается достигнутой, если
читатель воспринимает текст не как перевод произведения, но видит в нём
само произведение. Роль переводчика быть невидимой связью между автором
и читателем. Особенность данной ситуации заключается в том, что для
осуществления этой задачи, переводчик должен стать ещё и творцом. Для
выполнения подобного перевода недостаточно обладать только лишь
навыками перевода с одного языка на другой. Необходимы творческие
данные, переводчик должен быть в некоторой степени поэтом.

В связи с этим, тема достижения адекватного перевода и поиска путей


решения данной переводческой задачи остаётся актуальной и в настоящее
время. Многие учёные и писатели (В. Брюсов, В. В. Демецкая, В. Н.
Комиссаров, У. Эко и др.) внесли вклад в разработку данной тематики. Они
уделяют внимание задачам, которые ставит поэтический перевод и
трудностям, с которыми неизбежно сталкивается переводчик. Но несмотря на
большое количество исследований, поэтический перевод остаётся не вполне
изученным явлением и порождает полемику. Общепризнанным суждением
является то, что адекватный поэтический перевод всецело зависит от знаний
переводчика, его находчивости и умения вовремя принимать правильные
решения. Однако определить степень правильности этих решений и
разработать алгоритм их выбора, на данный момент, не представляется

3
возможным. Помимо этого, остаётся нерешённым вопрос о том, где
заканчивается перевод поэтического произведения и начинается создание
нового произведения самим переводчиком? Когда творение автора
превращается в творение переводчика?

Объект исследования: художественный перевод

Предмет исследования: переводы И. А. Крыловым басен Ж. де Лафонтена

Цель: выявление особенностей перевода басен Ж. де Лафонтена,


выполненного И. А. Крыловым.
Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие
задачи:

1. Рассмотреть особенности перевода художественной и поэтического


перевода;
2. Проанализировать особенности перевода басен Ж. де Лафонтена,
выполненного И. А. Крыловым;
3. Рассмотреть степень адаптации басен Ж. де Лафонтена, выполненной И.
А. Крыловым.

В качестве материала исследования выступают басни Ж. де Лафонтена и их


переводы, выполненные И. А. Крыловым.

Теоретическую базу исследования составили труды зарубежных и


отечественных исследователей и писателей, таких как: В. Н. Комиссаров, С.
Ф. Гончаренко, Л. С. Бархударов, В. Брюсов, У. Эко, А. В. Фёдоров,
А. Р. Станиславский, В. В. Демецкая, Б. Шпильнер и др.
В работе использовались следующие методы: описательный, сравнительный,
сопоставительный.

Новизна: впервые был проведён анализ особенностей (лексических,


грамматических, стилистических) переводов басен Ж. де Лафонтена,
выполненных И. А. Крыловым, с целью выявления степени их
эквивалентности, адекватности и адаптации по отношению к оригиналу.
4
Теоретическая значимость: результаты данного исследования могут
послужить материалом для дальнейших исследований теории перевода, а
также для развития теории художественного перевода.

Практическая значимость состоит в том, что его результаты можно


использовать в курсах теории и практики перевода художественных текстов.

Структура работы: данная работа состоит из введения, двух глав, выводов по


главам, заключения, списка использованной литературы и источников, и
приложений.

5
1. Художественный перевод

1.1 Особенности перевода художественной литературы и поэзии

Перевод художественных и поэтических произведений признаётся одним из


самых сложных видов перевода ввиду своих особенностей, в частности, его
лингвостилистических характеристик, выражающихся в использовании
эмоционально-экспрессивно окрашенных языковых средств [13]. Ведь перед
переводчиком стоит не только задача перевести текст с языка оригинала на
язык перевода, но и сохранить его уникальность, таким образом, чтобы
перевод воспринимался как оригинальный текст. «Перевод – это сложный и
многогранный вид человеческой деятельности. В процессе перевода
происходит не просто замена одного языка другим. В переводе сталкиваются
различные культуры, разные личности и разные склады мышления, разные
литературы, разные эпохи, разные уровни развития, разные традиции и
установки» [21, с. 53]. А также, «перевод – это вид языкового посредничества,
при котором на другом языке создается текст, предназначенный для
полноправной замены оригинала, в качестве коммуникативно равнозначного
последнему» [21, с. 53]. Перевод также можно причислить к искусству, в
особенности художественный перевод. Примечательно, что Н. К. Гарбовский
считает необходимым различать «художественный перевод» и «перевод
художественной литературы» из-за разницы в объёме и принадлежности к
разным пластам понимания. В идеальном представлении любой перевод
художественной литературы должен быть художественным. Однако само
понятие художественности сложно и многогранно, и потому требует
аргументации [12]. Помимо «языковой картины мира» существует
«художественная и поэтическая картины мира». Художественная картина
мира поддерживается в сознании человека не только языковыми единицами,
но и при помощи единиц эстетического, культурного, национального и
духовного измерений поэзии. Из чего следует, что поэтическая картина мира
– это сочетание художественной и образной модели мира с совокупностью

6
представлений, смыслов и образов, образующихся в сознании автора и
читателя за счёт целостности семантики поэтического текста [17].
Относительно роли переводчика в оппозиции «переводчик – автор»
традиционно выделяются две точки зрения. Согласно первой, переводчику не
возбраняется подписывать переведённое произведение своим именем (в этом
случае готовый перевод именуется переложением, адаптацией и т.п.) и
включать его в свои сборники трудов. Сторонники второй точки зрения
расценивают перевод художественной литературы как часть литературного
творчества. Однако обе стороны разделяют мысль, что перевод не является
копией оригинала и что оригинальный текст, помещённый в другую языковую
и культурную среду, ведёт себя отличным образом, нежели было задумано
автором. Существует ещё одна концепция: переводчик лишь следует за
авторской мыслью, не пытаясь проявить себя в качестве творца, но стремясь
передать всё, что автор заложил в произведение [11].
Процесс поэтического перевода заключается в создании оригинального
поэтического произведения на языке перевода, при сохранении смыслового
наполнения и эстетики оригинала. Проблема эквивалентности перевода
поэтического текста связана с рядом нерешённых задач. Прежде всего, это
потеря формы стихотворного текста при сохранении лексико-семантического
содержания и, наоборот, потеря системы образов оригинала при сохранении
его формы. При работе с поэтическим произведением переводчику
необходимо быть максимально внимательным ко всем особенностям
авторского текста [40]. И в первую очередь это касается поэтичности.
Лингвисты и писатели признают данный критерий определяющим [47]. В
процессе перевода можно столкнуться с такими препятствиями, как
расхождение систем стихосложения языка оригинала и языка перевода, а
также их фонетических, лексико-стилистических и грамматических структур
[40]. Эта проблема разрабатывалась такими учёными как, Л. С. Бархударов, В.
Н. Комиссаров, А. В. Федорова,

7
С. Ф. Гончаренко, И. С. Алексеева. Об особенностях стихотворного текста и
сложности его передачи на язык перевода Л. С. Бархударов писал следующее:
«Вопрос о средствах и путях достижения адекватности поэтических
произведений - один из наименее разработанных в теории художественного
перевода» [3, с. 41].

В силу специфики самого жанра, на поэтические произведения накладываются


строгие ограничения. Перевод поэзии считается одной из наиболее трудных
областей переводческой деятельности вследствие необходимости передать в
переводе не только содержание, но и ритмико-мелодическую и
композиционно-структурную сторону подлинника, больше, чем этого требует
перевод прозы и зависимости поэтического произведения от особенностей
языка, на котором оно написано. «Тем более важно представлять с точки
зрения, как теории, так и практики перевода анализ лучших образцов перевода
поэтических произведений с целью установления путей и средств достижения
адекватности, применяемых опытными и талантливыми переводчиками» [3, c.
41]. Отмечается, что наличие нескольких разных вариантов перевода одного и
того же произведения помогает лучше раскрыть все его грани [42].
В связи с этим к переводчику предъявляются большие требования. С одной
стороны, он должен сохранить языковую норму и достичь эквивалентности
текста перевода тексту оригинала, с другой стороны, – отразить
эмоционально-эстетическое содержание произведения. «Художественный
перевод – обязательно художественная, образная, иносказательная
интерпретация» [2, с. 35]. При этом, потеря образности нарушает целостность
перевода [2]. И. С. Алексеевой были обозначены основные требования
сохранения компонентов стихотворной формы и системы образов: 1)
сохранение размера и стопности; 2) сохранение каденции, то есть наличия или
отсутствия заударной части рифмы, поскольку замена женской рифмы на
мужскую меняет музыкальную интонацию стиха с энергичной, решительной
на напевную, нерешительную; 3) сохранение типа чередования рифм: смежное
– для песенного склада, перекрестное – для сюжетного повествования,
8
опоясывающее – для сонетной формы; 4) сохранение полностью, либо в
основном звукописи; 5) сохранение количества и места в стихе лексических и
синтаксических повторов; 6) поиск близкого аналога системе стихосложения
оригинала; 7) адекватная передача средств выражения системы образов
(стилистические, синтаксические, морфологические, характер тропов,
лексикология, узус и кодификация) [1]. Важнейшей задачей переводчика
является правильная передача поэтической формы стихотворного
произведения. При невозможности полного соответствия перевода
подлиннику, следует подойти к переводу с филологической (переводческой)
точки зрения, что предполагает рассмотрение и анализ не только поэтических
характеристик произведения при переводе, но и языковых особенностей
текста [20].
Достижение оптимальной прагматической, семантической и стилистической
адекватности при поэтическом переводе невозможно без значительного
изменения многих аспектов оригинала, в том числе и системы образов [14].
Информация, которая составляет семантику слова, неравномерна, и в ней
можно различать качественно разные компоненты. Только один из этих
компонентов может быть воспроизведен с помощью языка, но часто
одновременная передача всей информации, содержащейся в слове,
невозможна, поскольку сохранение перевода определенных частей семантики
слова не может быть достигнуто за счет потери его других частей. В этом
случае, эквивалентность перевода обеспечивается коммуникативным
воспроизведением важнейших (доминирующих) элементов значимости,
передача которых является необходимой и достаточной в условиях этого акта
межъязыковой ситуации. [21]. Главная задача перевода достичь
семантической эквивалентности между двумя текстами, а не только между их
отдельными элементами. В сущности, переводчику необходимо передать тот
же смысл, но другими словами, то есть с использованием других языковых
единиц, стилистических приёмов и т.д. Однако сложность перевода
заключается в выборе этих «других слов». Насколько они могут и должны

9
быть другими, чтобы не исказить и донести до читателя скрытый в них смысл
[48].
Трудности перевода поэтических произведений принято объяснять, в том
числе расхождением структур двух языков и требованиями, возлагаемыми на
поэтические тексты [3]. От переводчика требуется передать все
выразительные средства поэзии: рифму, ритм, ассонансы, звукоподражания,
аллитерации, символизм и многое другое. Внутри текста перевода не только
допустимы, но часто и просто неизбежны многочисленные перегруппировки,
перестановки и перераспределения отдельных смысловых элементов. Замены,
опущения, дополнения и компенсации гарантируют создание текста на языке
перевода, наиболее полно отражающего все функциональные характеристики
текста оригинала. Переведение одного плана выражения, то есть формы, в
другой план выражения при общности содержания и условности характера
связей между этими планами – задача, теоретически не вызывающая
трудностей, по мнению многих лингвистов. Однако, именно в
художественном тексте (и прежде всего в поэзии), при слиянии
общеязыкового плана содержания и плане в сложной структуре
художественного знака, и возникает «эффект непереводимости». Он
выражается в невозможности передачи, при помощи языковых средств, тех
или иных элементов переводимого текста. Это связано как с национально-
культурными, так и с языковыми особенностями произведения [33]. Брюсов
писал: «Предать создание поэта с одного языка на другой – невозможно; но
невозможно и отказаться от этой мечты» [5, с. 188].
В поэзии индивидуальность автора и его родного языка проявляются в
максимальной степени. Фактически все полноценные поэтические
произведение – уникальны, как уникальны личности поэтов, сотворивших эти
произведения. Сочетание уникальности личности поэта и уникальности его
родного языка делает неизбежным проявление непереводимости в области
поэтического перевода. Переводчик должен перевоплотится в автора,
перенимая его манеру и язык, интонации и ритм, сохраняя верность своему

10
языку и своей поэтической индивидуальности. Необходимо помнить, что
перевод выдающегося литературного произведения сам должен являться
таковым [33]. Переводчик должен установить функциональную
эквивалентность между структурой перевода, воссоздать в переводе единство
формы и содержания, под которым понимается художественное целое, то есть
донести до читателя тончайшие нюансы творческой мысли автора, созданных
им мыслей и образов, уже нашедших своё предельно точное выражение в
языке подлинника. Полноценный художественный перевод поэтических
произведений регламентирован жёсткими рамками поэзии. Форму
стихотворения составляет комплекс взаимосвязанных и взаимодействующих
элементов, таких, как ритм, мелодия, архитектоника, стилистика, смысловое,
эмоциональное содержание слов и их сочетаний. Переводчик обязан, прежде
всего, передать соотношение между ритмом и интонацией, а не размер
стихотворения со всеми его метрическими единицами. Многим
исследователям и поэтам представляется необходимым подчеркнуть
целостность строфы как смысловой конструкции. Строфа может
рассматриваться как сложное синтаксическое целое, служащее формой
выражения законченного авторского высказывания, отражающее движение
поэтической мысли. Между тем, ведущим признаком сложного
синтаксического целого остаётся понятие единой темы, более или менее полно
раскрывающей какую-либо сторону характеризуемого явления [33].
Помимо структуры необходимо соблюсти стилистическое оформление, так
как она тесно связана с пониманием произведения в целом. Кроме того,
стилистика раскрывает социальный и внутренний мир персонажей.
Умышленная замена разговорного стиля возвышенным может значительно
повлиять на конечный результат перевода [24]. Очевидно, что при
стихотворном переводе всегда требуется как можно более точное
воспроизведение всех вышеперечисленных элементов.
Итак, поэтический перевод связан с различными затруднениями и требуют
много времени для его осуществления. Однако с каждым годом методы и

11
способы подобного перевода совершенствуются. Затруднительно давать
какие-либо рекомендации, так как в данном случае всё зависит от опыта и
литературного таланта самого переводчика, умения остроумно найти выход из
сложной ситуации, решить задачи, почти неразрешимые [40].

1.2. Переводческая адаптация

Оригинальный текст художественного произведения направлен на носителей


определённого языка и культуры, поэтому недостаточно простого перевода.
Информация, понятная для читателя оригинальной версии, не всегда является
таковой для тех, кто читает произведение в переводе [6]. Задача переводчика
в том, чтобы перевод восприниматься читателем как оригинальный текст. Для
этого порой приходится прибегать к адаптации текста. Это означает, что
переводчик должен облегчить для читателя восприятие текста. Адаптацию
принято определять в качестве процесса языкового посредничества,
направленного на формальное и содержательное упрощение текста. Иными
словами, адаптация применяется в том случае, когда нет возможности
выразить семантическую структуру исходного текста с помощью
аналогичных языковых средств языка перевода [26].

Однако отмечается, что прибегать к данному способу необходимо с


осторожностью, во избежание чрезмерного изменения исходного текста [16].
Неоднократно отмечалось сходство между адаптацией и переводом: в обоих
случаях оригинальный текст претерпевает ряд трансформаций и проходит
через процесс интерпретации, границы которых сложно определить [30].
Однако, как в отечественной, так и зарубежной лингвистике принято
разграничивать эти два понятия. Существенным различием являются:
существенное изменение текста, семантики (что можно доказать при обратном
переводе), синтаксиса и культурных отсылок [46]. Данное
противопоставление остаётся дискуссионным для обеих традиций. Однако обе
признают необходимость использования адаптации в подавляющем числе
случаев [10]. Классифицируя адаптацию как стратегию перевода, учёные
12
предлагают понимать её как комплекс принятых переводчиком решений для
решения трудностей связанных с «кодовыми, социокультурными и
коммуникативными несоответствиями исходного текста и текста перевода»
[10, с. 56]. Стратегия главным образом зависит от цели трансляции
национально окрашенных элементов и их значимости для текста [41]. Тем не
менее, грамматические и лексические трансформации не характерны для
художественного перевода в «неразбавленном» виде. Их принято применять
комплексно [13].
К видам адаптации относят сокращённый и адаптированный перевод. При
сокращённом переводе происходит опущение некоторых частей исходного
текста в силу моральных, политических, культурных или других соображений.
Адаптированный перевод частично эксплицирует структуру и содержание
оригинального материала с целью облегчить его восприятие для читателей,
которые не обладают необходимыми для этого информацией и знаниями.
Помимо данных видов адаптации, выделяют ещё три: стилистическую,
прагматическую и социокультурную. Переводчик использует стилистическую
адаптацию в том случае, когда ему необходимо передать специфические
языковые средства языка оригинала, не имеющих полноценных аналогов в
языке перевода, заменяя их на другие, сходные по смыслу. Прагматическая
адаптация ориентируется на создание текста равносильного по своей
коммуникационной направленности и направлена на достижение
аналогичного эффекта [39]. Одним из самых продуктивных способов
прагматической адаптации признаётся переводческий комментарий,
раскрывающий этапы работы переводчика над оригинальным текстом [27].
Социокультурная адаптация направлена на объяснение другой культуры
читателю [10, с. 56]. Кроме того, данный вид адаптации связан с проблемой
непереводимости лакун – «пропусков» или же национально- специфических
элементов отдельно взятой культуры, другой «языковой картины мира».
Лакуны можно условно поделить на: а) языковые – особенности грамматики,
синтаксиса, лексики, перевод реалий; б) речевые – средства, используемые при

13
описании референтной ситуации, сочетаемость слов, идиомы и
фразеологизмы, жанрово-стилистические нормы; в) культурологические –
характерные особенности участников коммуникации, национальный юмор,
различия когнитивного восприятия и коммуникативных стратегий, понятия
связанные с восприятием пространства, времени, жизненного уклада,
символов и т.д.; г) текстовые – различия в восприятии текста в связи со
скрытыми в нём аллюзиями, реалиями, намёками и цитатами. Лингвистами
традиционно выделяются четыре способа для решения проблемы перевода
лакун: 1) опущение непереводимого элемента; 2) экспликация заложенного
смысла; 3) компенсация; 4) совмещение экспликации с калькированием,
транслитерацией либо лексико-семантическими заменами [44]. Равнозначная
передача подобных элементов зависит от принятых переводчиком решений и
наличия у него фоновых знаний касательно описываемой в произведении
действительности. Однако сложность состоит не столько в нахождении
информации о реалии, сколько в её ассимиляции в тексте перевода [7]. В
процессе перевода происходит сопоставление двух «языковых картин мира» и
установление связи между ними. В качестве основных стратегий,
применяемых при культурной адаптации, принято выделять форенизацию,
доместикацию и стратегию отстранения. Первая стратегия направлена на
сохранение языковых и культурных особенностей текста оригинала и
сближение читателя с автором. Вторая стратегия имеет противоположную
задачу: сделать акцент на культурных особенностях текста перевода, зачастую
сокращая его. В этом случае происходит приближение автора к читателю [45].
Третья стратегия – отстранение представляет собой универсальный
художественный приём, посредством которого создаётся восприятие
определённого предмета, но не объясняет его значение. Благодаря чему
читатель, даже не понимая природы явления или предмета способен его
«увидеть» [34]. Использование данного приёма в первую очередь направлено
на сохранение языковой картины мира произведения [9]. Поэтический перевод
сам по себе является адаптацией одной культуры по отношению к другой,

14
которая создаётся за счёт замены смысловых значений двух разных культур,
вследствие чего возникает межкультурная коммуникация [11].
Несмотря на то, что не рекомендуется прибегать к адаптации слишком часто,
она тесно связана с авторским переводом. В данном случае текст
приспосабливается не под нужды читателя, но по отношению к миру
художественного произведения, созданного переводчиком в новой языковой
реальности. Отдельно выделяют поэтическую адаптацию, как метод
авторского перевода, посредством которого осуществляется преобразование
исходного текста при помощи добавлений или замен, результатом которых
становится изменение семантической структуры, но при сохранении
культурного и лингвостилистического текстового единства. Считается, что
данный метод может использоваться только автором-переводчиком, потому
как помимо лингвистических компетенций требуется владение «тайнописью
собственных мыслей» [15, с. 139]. Иными словами, поэтическая адаптация
олицетворяет характерный признак авторского перевода, отображение его
изобретательности и находчивости [15]. Адаптация может касаться как всего
текста в целом, так и основной идеи, и сюжетной линии художественного
произведения [18]. В качестве самостоятельного жанра выделяют
прозаическую адаптацию поэтического текста. Этот способ перевода сочетает
в себе традиционные методы адаптации текста, такие как упрощение и
сокращение, с добавлением стилистических элементов. Однако отмечается,
что подобный перевод не может в должной степени воссоздать своеобразие
стиля оригинально текста, и направлен на передачу основной сюжетной линии
[28].
Наиболее насущным остаётся вопрос границы адаптации. Как отделить
момент, когда адаптация авторского текста переходит в творчество самого
переводчика? Границы адаптации художественного перевода, зависят, в том
числе, от выбора стратегии. Форенизация, то есть подход, при котором
сохраняются языковые и культурные особенности, как бы «приближая»
читателя к автору, лимитируется использованием транскрибации,

15
транслитерации и калькирования. Доместикация, то есть внесение изменений
в произведение с целью «приблизить» автора к читателю, ограничено
применением переводческого комментария и опущения [41]. Для стратегии
отстранения характерны сужения и расширения смысла [9]. Однако это
технический аспект. Основную сложность представляет определение той
границы, где авторская адаптация превращается в его собственное творчество.
В особенности данный вопрос актуален для перевода поэзии, поскольку
подвергает оригинальный текст наибольшему количеству трансформаций. В
художественных текстах на французском языке наиболее распространёнными
являются грамматические трансформации. Так, французский язык отличается
большим логико-синтаксическим параллелизмом. Тема, т. е. логический
субъект, совпадает с синтаксическим подлежащим. В русском языке тема
обычно выражается с помощью второстепенного члена предложения, а
подлежащие служит для обозначения ремы, т. е. логический предикат [32]. В
качестве основных грамматических трансформаций выделяют: замену,
опущение, перестановку, членение предложения, объединение предложений;
лексических – генерализацию конкретизацию, антонимический перевод и
лексическую замену. В качестве специфических трансформаций отмечают:
конверсную трансформацию, деидиоматизацию, идиоматизацию,
экспликацию и импликацию [8].
Среди наиболее используемых при переводе поэзии трансформаций
выделяют: опущение, замену, перестановку, в качестве наиболее частотных,
добавление и конкретизацию – в качестве наименее частотных. Причина
частого применения замены и перестановки обуславливается разным
грамматическим строем языков перевода и оригинала. Опущения и
добавления необходимы для соблюдения рифмы и ритмического строя
стихотворения [28]. В приведённом нами списке перечислены переводческие
трансформации, наиболее часто используемых при переводе художественных
и поэтических текстов. Однако необходимо отметить, что переводческие
трансформации принято использовать в комплексе, а не по отдельности.

16
Составление данного комплекса зависит от цели перевода и решений
переводчика. Другими словами, каждая адаптация уникальный продукт
интеллектуальной и творческой деятельности переводчика. Поэтому в
настоящее время невозможно предоставить точный ответ на поставленный
вопрос, ввиду сложности выбора стратегий и отсутствия объективных
критериев оценки полученного продукта.

17
Выводы по главе 1
Изучив литературу по исследуемой теме, мы можем сделать следующие
выводы.
Перевод, будучи сложным и многогранным видом человеческой деятельности,
сталкивает между собой разные культуры, личности, склады мышления,
эпохи, уровни, развития, традиции и установки. Перевод также причисляют к
искусству, в особенности художественный перевод. Считается, что помимо
«языковой картины мира» существует «художественная и поэтическая
картины мира». Художественная картина мира существует в сознании людей
не только благодаря языковым единицам, но и единицам эстетического,
культурного, национального и духовного измерений поэзии. Таким образом,
поэтическая картина мира представляет собой совокупность художественной
и образной картиной мира в сочетании с представлениями, смыслами и
образам.
В процессе поэтического перевода подразумевается создание оригинального
поэтического произведения, без потери смыслового наполнения и эстетики
оригинала. Это порождает проблему эквивалентности. Она проявляется в
потере стихотворной формы текста, за счёт лексико-семантического
содержания, или в потере образной системы, при сохранении формы.
Наибольшую сложность представляет поэтичность. Расхождение систем
стихосложения, грамматических, лексических, стилистических и
фонетических структур заставляют определённую сложность для
переводчика. Другой проблемой, нуждающейся в разрешении, является
проблема адекватности.
Перевод поэзии остаётся одной из самых трудных областей перевода, потому
как требует передать не только содержание, но и ритмико-мелодическую и
композиционную структуру оригинального произведения.
Однако достижение адекватности не представляется возможным без
изменения оригинала. Преобразование одного плана выражения в другой,
связана с проявлением «эффекта непереводимости». Он заключается в

18
невозможности полноценной передачи тех или иных элементов переводимого
текст из-за национально-культурных и языковых особенностей произведения.
Каждое произведение – уникально, тоже касается и личности поэта.
Переводчику необходимо перевоплотится в автора, перенять его манеру и
язык, ритм и интонации, не изменяя своей индивидуальности и языку.
С каждым годом методы и способы поэтического перевода совершенствуются.
Однако не существует универсальных рекомендаций, всё зависит от опыта и
навыков переводчика, его способности находить выход из трудных ситуаций.
Культурная направленность текста также представляет трудность для
перевода. Переводчик должен облегчить для читателя восприятие текста. Для
этого ему приходится прибегать к адаптации. Она применяется в тех случаях,
когда семантическая структура не может быть выражена при помощи
языковых средств языка перевода. Адаптация схожа с переводом в том, что в
обоих случаях оригинальный текст подвергается трансформации. Однако
принято разграничивать эти понятия. Их различия состоят в существенном
изменении текста, семантики, синтаксиса и культурных отсылок. Но
необходимость использования адаптации остаётся неоспоримой. Также
адаптацию можно определить, как комплекс переводческих решений,
принятых для восполнения социокультурного несоответствия исходного
текста и текста перевода. Стратегия зависит от цели трансляции элементов и
их роли в тексте. Адаптация делится на стилистическую, прагматическую и
социокультурную, каждая их которых отвечает за определённые цели и
задачи. Основные стратегии включают форенизацию, доместикацию и
стратегию отстранения. Вопрос о границе адаптации остаётся открытым,
однако он, несомненно, связан с выбором стратегии и видов используемых
трансформаций. Поэтому каждая адаптация представляет собой уникальный
продукт интеллектуальной и творческой деятельности.

19
2. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА И. А. КРЫЛОВЫМ БАСЕН ЛАФОНТЕНА

2.1 Анализ перевода басни «Волк и Ягнёнок»

Переводческий путь писателя начался после того, как И. И. Дмитриев, русский


поэт и баснописец, оценив первые труды Крылова, увидел в них истинное
призвание будущего великого писателя. На протяжении творческой
деятельности, И. А. Крыловым было написано двадцать девять басен на
сюжеты Лафонтена. Сам автор относит свои переводы к адаптациям и
переложениям. Его талант снискал признание таких представителей мира
литературы, как В. А. Жуковский, В. Г. Белинский и А. С. Пушкин. Особенно
отмечается народная направленность произведений И. А. Крылова. Писатель,
повторяя сюжеты басен, следовал народной сказительной традиции, чтобы
облегчить восприятие русскому читателю. Поэтому, несмотря на то, что
адаптировать басни Ж. де Лафонтена брались и другие известные писатели как
Г. Р. Державин, К. А. Тредиаковский, А. П. Сумароков, именно переложения
Крылова обрели общепризнанную народную славу и разошлись на крылатые
фразы [35]. Отмечается, что И. А. Крылову удалось привнести особенности
русского менталитета в произведения французского писателя.

В нашем исследовании, будут подробно рассмотрены следующие басни:


«Волк и ягнёнок», «Ворона в павлиньих перьях» и «Стрекоза и Муравей».
Выбор басни «Волк и ягненок» обусловлен тем, что именно эта басня
расценивается наиболее близкой к оригинальному тексту. Степень адаптации
басни «Ворона в павлиньих перьях» не была исследована. Басня «Стрекоза и
муравей», напротив, достаточно часто становилась предметом исследований.
Различия между двумя баснями можно заметить до проведения полноценного
анализа текста:

20
La raison du plus fort est toujours la У сильного всегда бессильный виноват:
meilleure : Тому в Истории мы тьму примеров
Nous l'allons montrer tout à l'heure. слышим,
Un Agneau se désaltérait Но мы Истории не пишем;
Dans le courant d'une onde pure. А вот о том как в Баснях говорят.
Un Loup survient à jeun qui cherchait Ягненок в жаркий день зашел к ручью
aventure, напиться;
Et que la faim en ces lieux attirait. И надобно ж беде случиться,
Qui te rend si hardi de troubler mon Что около тех мест голодный рыскал
breuvage ? Волк.
Dit cet animal plein de rage : Ягненка видит он, на до́бычу стремится;
Tu seras châtié de ta témérité. Но, делу дать хотя законный вид и толк,
- Sire, répond l'Agneau, que votre Кричит: «Как смеешь ты, наглец,
Majesté нечистым рылом
Ne se mette pas en colère ; Здесь чистое мутить питье
Mais plutôt qu'elle considère Мое
Que je me vas désaltérant С песком и с илом?
Dans le courant, За дерзость такову
Plus de vingt pas au-dessous d'Elle, Я голову с тебя сорву».
Et que par conséquent, en aucune façon, — «Когда светлейший Волк позволит,
Je ne puis troubler sa boisson. Осмелюсь я донесть: что ниже по ручью
- Tu la troubles, reprit cette bête cruelle, От Светлости его шагов я на сто пью;
Et je sais que de moi tu médis l'an passé. И гневаться напрасно он изволит:
- Comment l'aurais-je fait si je n'étais Питья мутить ему никак я не могу».—
pas né ? «Поэтому я лгу!
Reprit l'Agneau, je tette encor ma mère. Негодный! слыхана ль такая дерзость в
- Si ce n'est toi, c'est donc ton frère. свете!
- Je n'en ai point. - C'est donc quelqu'un Да помнится, что ты еще в запрошлом лете
des tiens. Car vous ne m'épargnez guère, Мне здесь же как-то нагрубил:
Vous, vos bergers, et vos chiens. Я этого, приятель, не забыл!» —
On me l'a dit : il faut que je me venge. «Помилуй, мне еще и отроду нет году»,
Là-dessus, au fond des forêts Ягненок говорит. «Так это был твой брат».
Le Loup l'emporte, et puis le mange, —
Sans autre forme de procès. «Нет братьев у меня». — «Так это кум иль
сват
И, словом, кто-нибудь из вашего же роду.
Вы сами, ваши псы и ваши пастухи,
Вы все мне зла хотите,
И если можете, то мне всегда вредите:
Но я с тобой за их разведаюсь грехи».
— «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал
я слушать
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне
кушать».
Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

21
Оригинальный сюжет данной басни был написан древнегреческим поэтом
Эзопом предположительно в VI веке до нашей эры. На протяжении истории
басня много раз переводилась. В 1668 году Ж. де Лафонтен начинает
адаптировать басни Эзопа. В 1808 году И. А. Крылов адаптирует данную
басню для русского читателя. Таким образом, басня подверглась
множественной адаптации. В исполнении древнегреческого поэта данная
басня представляет собою небольшой рассказ, перечисляющий действие
событий и заканчивающийся моралью, выполненный в прозе (см. приложение
А) [4]. Главное отличие адаптации, выполненной Лафонтеном в том, что она
выполнена в стихотворной форме. Басня И. А. Крылова отличается от обеих
версий большим использованием средств выразительности, а также
изменением тона повествования с высокого стиля на народно-разговорный. В
интерпретации русского классика мораль басни усложняется. Волк
осуждается не только за то, что его образ олицетворяет собой грубую силу, но
за лицемерие и за попытку оправдать своё поведение по отношению к Ягнёнку
моральными нормами, что само по себе аморально [35].
Образы

Ж. де Лафонтен изображает героев как представителей разных социальных


слоёв. Волк принадлежит к знатному сословию, ягнёнок – к низкому. Данное
противопоставление проявляется в выборе метра, используемого в прямой
речи персонажей. Так, речь волка написана александрийским стихом, что
подчёркивает его знатное происхождение и силу. Ягнёнок же разговаривает
восьмисьмисложным стихом, что демонстрирует его принадлежность к
низшим слоям общества и физическую слабость [50]. Ягнёнок обращается к
волку на «вы» и использует вежливые формы обращения «votre Majesté» и
«sire». Он использует такие модальные наклонения как subjonctif и
conditionnel, характерные для вежливой речи – «…que votre Majesté ne se mette
pas en colère;» и «Comment l'aurais-je fait si je n'étais pas né?». Волк обращается
к ягнёнку на «ты», при этом он прямолинеен и груб – «Qui te rend si hardi de
troubler mon breuvage?»
22
В переводе сохраняется данная оппозиция двух персонажей. И. А. Крылов
также использует разностопный ямб для прямой речи волка и ягнёнка [23].
Ягнёнок, как и в оригинальном тексте, обращается к волку на «вы» и
использует вежливые формы обращения «светлейший волк» и «светлость». Он
учтиво обращается к волку, как к вышестоящему – «Когда светлейший Волк
позволит, осмелюсь я донесть…», «И гневаться напрасно он изволит: питья
мутить ему никак я не могу». Волк ведёт себя высокомерно по отношению к
ягнёнку, обращается к нему на «ты» и грубые выражения – «Как смеешь ты,
наглец, нечистым рылом, здесь чистое мутить питье…»

Трансформации. Экспликация

Если в оригинале образность передаётся с помощью одной семантики слов,


то для перевода потребовалось использовать экспликацию, например,
оригинальной строфе «Un Loup survient à jeun qui cherchait aventure»
соответствует перевод – «Что около тех мест голодный рыскал Волк. Ягненка
видит он, на до́бычу стремится;». Достаточно короткое «Un Loup survient à
jeun» превращается в развернутое «… голодный рыскал Волк. Ягненка видит
он, на до́бычу стремится;», что добавляет динамизм. Другой пример
описательного перевода можно найти в данном фрагменте:

«Si ce n'est toi, c'est donc ton frère. «Так это был твой брат».
Je n'en ai point. « Нет братьев у меня».
C'est donc quelqu'un des tiens.» «Так это кум иль сват.
И, словом, кто - нибудь из вашего же роду.»

Добавления

Притяжательное местоимение «des tiens» поясняется в переводе – «Так это кум


иль сват. И, словом, кто-нибудь из вашего же роду». Перевод характеризуется
описательностью. Так, из текста оригинала известно, что ягнёнок пьёт из озера
– «Un Agneau se désaltérait». Перевод нам предлагает больше деталей,
описывающих действие – «Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться».

23
Волк в переводе вопрошает, как посмел ягнёнок прийти на место его водопоя
куда красноречивей.

«Qui te rend si hardi de troubler mon «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом
breuvage?» Здесь чистое мутить питье
Мое
С песком и с илом?»

Однако конец в русском переводе лаконичней, чем в оригинале:


«Là-dessus, au fond des forêts «Сказал и в темный лес Ягненка поволок.»
Le Loup l'emporte, et puis le mange,
Sans autre forme de procès.»

Также необходимо отметить авторские вставки, обеспечивающие логическую


связь между событиями произведения и его стилистическое оформление,
характерное для жанра басни:

«Nous l'allons montrer tout à l'heure.» «Тому в Истории мы тьму примеров


слышим,
Но мы Истории не пишем;
А вот о том как в Баснях говорят»

«Tu la troubles, reprit cette bête cruelle" «Поэтому я лгу!


Негодный! слыхана ль такая дерзость в
свете!»
Помимо того, в тексте перевода присутствует фрагмент, отсутствующий в
оригинале, но необходимый для логического развития сюжета:

— «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать


Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Опущения и замена
В переводе опускается информация о чистоте водоёма, из которого пьёт
ягнёнок: «Dans le courant d'une onde pure», что в дословном переводе означает
«поток чистой воды». Сведения о том, что ягнёнок всё еще питается молоком
матери, в переводе тоже опущены. «– Reprit l'Agneau, je tette encor ma mère».

24
Помимо того, было изменено расстояние, на которое отходит ягнёнок, чтобы
не мутить воду в том месте, где пьёт волк:

«Dans le courant, «Осмелюсь я донесть: что ниже по


Plus de vingt pas au-dessous d'Elle» ручью
От Светлости его шагов я на сто пью;»

В оригинале говориться о двадцати шагах, в переводе их – сто. Однако


большого изменения смыла эта замена не несёт.

Другая замена направлена на смысловое развитие сюжета:


«Tu la troubles, reprit cette bête cruelle» «Поэтому я лгу!»

В оригинале, волк ещё раз повторяет, что ягнёнок мутит его воду. В переводе
эта фраза заменена на эмоционально окрашенное восклицание,
подчёркивающее возмущение волка, которое логически соответствует данной
ситуации на языке перевода. Несмотря на опущение некоторой информации,
перевод произведения превосходит по размеру оригинал за счёт добавлений,
экспликации и авторским вставкам. Несмотря на наличие большого
количества трансформаций, можно утверждать, что адаптация содержания
данной басни близка к оригиналу.

Рифма и размер стихотворения

Что касается стихотворной формы, И. А. Крылов использовал разностопный


ямб [36], Ж. де Лафонтен также смешивал разные метры – александрийский
стих (двенадцатисложный) и восьмисложный стих [50]. Исходя из этого,
можно заключить, что ритм и размер эквиваленты. В оригинале наблюдается
смешение женской и мужской рифмы. Во французском языке они выражаются
в окончания на «e» muet (в сопровождении окончания или без) и согласную
букву или «é» соответственно [51]:

La raison du plus fort est toujours la Que je me vas désaltérant


meilleure : Dans le courant,
Nous l'allons montrer tout à l'heure. Plus de vingt pas au-dessous d'Elle,
Un Agneau se désaltérait Et que par conséquent, en aucune façon,
Dans le courant d'une onde pure.

25
Un Loup survient à jeun qui cherchait Je ne puis troubler sa boisson.
aventure
В русском языке женская рифма выражается в постановке ударения на
предпоследний рифмующийся слог, мужская рифма – на последний слог [19].
В переводе И. А. Крылов соблюдает такое построение рифмы:
У сильного всегда бессильный «Когда светлейший Волк позволит,
виноват: Осмелюсь я донесть: что ниже по
Тому в Истории мы тьму примеров ручью
слышим, От Светлости его шагов я на сто пью;
Но мы Истории не пишем; И гневаться напрасно он изволит
А вот о том как в Баснях говорят.

Лафонтен использует рифму по типам чередования AABB и АВАВ [51]:

Qui te rend si hardi de troubler mon Un Agneau se désaltérait


breuvage ? Dans le courant d'une onde pure.
Dit cet animal plein de rage : Un Loup survient à jeun qui cherchait
Tu seras châtié de ta témérité. aventure
- Sire, répond l'Agneau, que votre Majesté

И. А. Крылов сохраняет данный тип рифмы:

Ягненок в жаркий день зашел к ручью «Ах, я чем виноват?» — «Молчи!


напиться; устал я слушать
И надобно ж беде случиться, Досуг мне разбирать вины твои,
Что около тех мест голодный рыскал щенок!
Волк. Ты виноват уж тем, что хочется мне
кушать». Сказал и в темный лес
Ягненка поволок.
Однако не всегда модель рифмы одного фрагмента совпадает и в переводе, и
в оригинале:
Un Agneau se désaltérait Ягненок в жаркий день зашел к ручью
Dans le courant d'une onde pure. напиться;
Un Loup survient à jeun qui cherchait И надобно ж беде случиться,
aventure Что около тех мест голодный рыскал
Волк.

La raison du plus fort est toujours la У сильного всегда бессильный


meilleure : виноват:
Nous l'allons montrer tout à l'heure. Тому в Истории мы тьму примеров
слышим,
Но мы Истории не пишем;
А вот о том как в Баснях говорят

26
Также И. А. Крылов уделяет вменение звуковой стороне произведения. Так, в
оригинале «Un Agneau se désaltérait, dans le courant d'une onde pure», звук автор
делает акцент на звуке «р». В переводе И. А. Крылов сохраняет этот акцент:
«Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться». Повторение данного звука
создаёт образ журчащей воды. В другом фрагменте тоже самое происходит со
звуками «с» и «з»: «Sire, répond l'Agneau, que votre Majesté, ne se mette pas encolère;
mais plutôt qu'elle considère, que je me vas désaltérant dans lecourant» – «Когда
светлейший Волк позволит, осмелюсь я донесть: что ниже по ручью от Светлости
его шагов я на сто пью; и гневаться напрасно он изволит». Благодаря передаче
звуковой картины, удаётся сохранить звуковой рисунок оригинального
произведения.

Средства языковой выразительности

Анализ показывает, что использование средств языковой выразительности


неравномерны. Так, в оригинале басни автор использует: аллитерацию,
антитезу и метафору. В переводе использованы: аллитерация, антитеза,
гипербола, риторические восклицания, книжная, и разговорная лексика.
Количество средств выразительности, использованных в тексте перевода в три
раза превышает их количество в тексте оригинала (см. таблицу А 1).
Рассмотрим отдельно каждое средство выразительности:
Аллитерация, т.е. повторение в тексте созвучных или одинаковых согласных
звуков, присутствует примерно в равном количестве, как в оригинальном
тексте, так и в переводе [19]. Нами было выявлено девять случаев
использования данного средства выразительности в оригинальном тексте и
восемь – в переводе.
- Sire, répond l'Agneau, que votre Majesté — «Когда светлейший Волк позволит,
Ne se mette pas en colère ; Осмелюсь я донесть: что ниже по
Mais plutôt qu'elle considère ручью
Que je me vas désaltérant От Светлости его шагов я на сто пью;
Dans le courant, И гневаться напрасно он изволит:
Plus de vingt pas au-dessous d'Elle, Питья мутить ему никак я не могу».—
Et que par conséquent, en aucune façon,
Je ne puis troubler sa boisson

27
Метафора, присутствует только в оригинальном тексте и не находит
воплощения в переводе. Метафора «полный ярости» на русский язык была
передана глаголом кричать.
«Dit cet animal plein de rage:» Кричит: «Как смеешь ты, наглец,
нечистым рылом…»

Антитеза представлена в обоих текстах. В оригинале, можно расценивать как


приём антитезы само название – «Волк и Ягнёнок», так как в контексте
произведения его можно рассматривать противопоставление сильного
слабому. В переводе зафиксировано три случая применения антитезы: «Волк
– Ягнёнок», «сильный – бессильный», «чистый – грязный».

«У сильного всегда бессильный «Как смеешь ты, наглец, нечистым


виноват:» рылом
Здесь чистое мутить питье
Мое
С песком и с илом?»

Гипербола используется лишь в переводе: «Тому в Истории мы тьму


примеров слышим». Также экспрессивности переводу добавляют
риторические восклицания, которые встречаются в пяти случаях в переводе.

Поэтому я лгу! Негодный! слыхана ль такая дерзость в


свете!
Я этого, приятель, не забыл! Молчи!
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!

Лексика
Выбор лексики, также влияет на выразительность произведения. В переводе
была задействована лексика народно-разговорная (девять случаев), например,
«толк», «рыло», и книжная (один случай), – «донесть» [29].
Сюжет и образы персонажей были сохранены. Необходимо отметить,
что версия Ж. де Лафонтена отличается большей образностью за счёт средств
выразительности, которые отсутствуют в оригинальном тексте. Также
необходимо отметить разницу между стилями написания двух произведений.

28
Творчество Ж. де Лафонтен принадлежит эпохе классицизма. В басни автор
использует passé simple, который соответствует возвышенному стилю. И. А.
Крылов напротив, стремясь приблизить сюжет басни к жизненным реалиям
русского народа, при адаптации использует низкий, разговорный стиль.
Исходя из результатов анализа текста оригинала и текста перевода,
можно заключить, что И. А. Крыловым была произведена адаптация, в
результате которой были сохранены как содержание, так и стихотворная
форма произведения. Так, в переводе используются следующие
трансформации: экспликация, дополнение, опущение, замена. Они нацелены
на облегчение восприятия текста читателем, а также служит для логической
связи произведения его стилистического оформления. В переводе
соблюдается стихотворный размер и тип рифмы, но не во всех случаях.
Количество средств выразительности преобладает в переводе примерно в
два с половиной раза. Так, в оригинале присутствуют аллитерация, антитеза и
метафора, при этом, в переводе используются гипербола и риторические
восклицания, отсутствующе в оригинале, но отсутствует метафора. Также в
переводе используется несколько различных видов лексики: народно-
разговорная и книжная. В тексте оригинала её использование не
зафиксировано. Ж. де Лафонтен использует высокий стиль повествования, И.
А. Крылов, напротив – низкий. Несмотря на произведённые трансформации,
можно заключить, что данная басня подверглась адаптации в малой степени.

2.2 Анализ перевода басни «Ворона в павлиньих перьях»

Данная басня также относится к творчеству Эзопа, её сюжет также


использовали многие поэты и писатели. На французский язык она была
переведена Ж. де Лафонтеном в 1668 году вместе с другими баснями. И. А.
Крыловым данная басня была адаптирована в 1825 году. Примечательно, что
существует много вариантов трактовки названия данной басни: «Галка и
Голуби» (Эзоп), «Надменная Галка и Павлин» (Федр), «Сойка, украшенная
перьями павлина» (Ж. де Лафонтен), «Ворона в павлиньих перьях», также

29
известная как «Ворона» (И. А. Крылов), «Ворона, чванящаяся чужими
перьями» (В. К. Тредиаковкий), «Коршун в павлиньих перьях» (А. П.
Сумароков), «Сорока в чужих перьях» (М. М. Херасков) [4].

Культурное влияние

Впоследствии некоторые фразы из данной басни превратились в пословицы.


Так, высказывание «Ворона в павлиньих перьях» стало обозначать человека,
который приписывает себе заслуги других и приобрело ироничный оттенок.
Фраза «От ворон отстала, а к павам не пристала» превратилась в народную
пословицу, имеющую неодобрительный оттенок и относящуюся к
разговорной речи [25]. Подобную трансформацию претерпело словосочетание
«Ни пава не ворона». Теперь оно причисляется к народным пословицам,
присуще разговорному стилю речи, но уже считается устаревшей лексикой и
имеет коннотацию неодобрения [38].

Ж. де Лафонтена и басней, адаптированной И. А. Крыловым, начинаются с


размера текста произведения, перевод превосходит по размеру оригинал
примерно в два раза.

Un paon muait : un geai prit son plumage; Когда не хочешь быть смешон,
Puis après se l'accommoda ; Держися звания, в котором ты рожден.
Puis parmi d'autres paons tout fier se Простолюдин со знатью не роднися;
panada, И если карлой сотворен,
Croyant être un beau personnage. То в великаны не тянися,
Quelqu'un le reconnut : il se vit bafoué, А помни свой ты чаще рост.
Berné, sifflé, moqué, joué, Утыкавши себе павлиным перьем хвост,
Et par messieurs les paons plumé d'étrange Ворона с Павами пошла гулять спесиво
sorte ; И думает, что на нее
Même vers ses pareils s'étant réfugié, Родня и прежние приятели ее
Il fut par eux mis à la porte. Все заглядятся, как на диво;
Il est assez de geais à deux pieds comme lui, Что Павам всем она сестра
И что пришла ее пора

30
Qui se parent souvent des dépouilles Быть украшением Юнонина двора.
d'autrui, Какой же вышел плод ее высокомерья?
Et que l'on nomme plagiaires. Что Павами она ощипана кругом,
Je m'en tais, et ne veux leur causer nul ennui И что, бежав от них, едва не кувырком,
: Не говоря уж о чужом,
Ce ne sont pas là mes affaires. На ней и своего осталось мало перья.
Она было назад к своим, но те совсем
Заклеванной Вороны не узнали,
Ворону вдосталь ощипали,
И кончились ее затеи тем,
Что от Ворон она отстала,
А к Павам не пристала.
Я эту басенку вам былью поясню.
Матрене, дочери купецкой, мысль
припала,
Чтоб в знатную войти родню.
Приданого за ней полмиллиона.
Вот выдали Матрену за барона.
Что ж вышло? Новая родня ей колет глаз
Попреком, что она мещанкой родилась,
А старая за то, что к знатным
приплелась:
И сделалась моя Матрена
Ни Пава, ни Ворона.

Адаптация оригинала начинается с самого названия. В оригинале басня носит


название «Сойка, украшенная перьями павлина» («Le geai paré des plumes du
paon»). Можно предположить, что таким образом И. А. Крылов адаптировал
название для русской аудитории, так как для русского читателя ближе образ
вороны, нежели сойки.

31
Добавления

Текст перевода превосходит по размеру текст оригинала за счет авторских


вставок.

«Когда не хочешь быть смешон, «Что Павам всем она сестра


Держися звания, в котором ты рожден. И что пришла ее пора
Простолюдин со знатью не роднися; Быть украшением Юнонина двора.
И если карлой сотворен, Какой же вышел плод ее высокомерья?»
То в великаны не тянися,
А помни свой ты чаще рост.»

Данные авторские добавления служат для сохранения логики повествования.


Опущения
В тоже время имеют место быть и случаи опущения информации. Так, в
переводе не переданы фразы «Un paon muait: un geai prit son plumage» (Павлин
сбросил оперенье, а сойка его подобрала); и «Il est assez de geais à deux pieds comme
lui, qui se parent souvent des dépouilles d'autrui, et que l'on nomme plagiaires.»
(Существует много соек на свете, что стремятся выдать себя за других, их называют
плагиаторами).

Экспликация

В переводе присутствует фрагмент, который можно истолковать как


повторное изложение морали и сюжета басни:

«Я эту басенку вам былью поясню.


Матрене, дочери купецкой, мысль припала,
Чтоб в знатную войти родню.
Приданого за ней полмиллиона.
Вот выдали Матрену за барона.
Что ж вышло? Новая родня ей колет глаз
Попреком, что она мещанкой родилась,
А старая за то, что к знатным приплелась:
И сделалась моя Матрена
Ни Пава, ни Ворона.»

Иными словами, И. А. Крылов поясняет читателю суть басни при помощи

32
ситуации со сходным смыслом, но более знакомой для читателя. Автор же
напротив останавливает повествование, говоря от том, что не желает
вмешиваться в дела других: «Je m'en tais, et ne veux leur causer nul ennui : сe ne sont
pas là mesaffaires».

Рифма и размер стихотворения

Ж. де Лафонтен при написании данной басни использовал смешенный метр


[52]. И. А. Крылов также использовал разностопный ямб [35]. Таким образом,
размер и ритм двух басен можно рассматривать как эквивалентные.
Относительно рифмы можно сказать следующее. Ж. де Лафонтен использует
смешение мужской и женской рифмы. И. А. Крылов следует такому
чередованию рифмы.

«Berné, sifflé, moqué, joué, «Держися звания, в котором ты рожден.


Et par messieurs les paons pluméd'étrange Простолюдин со знатью не роднися;
sorte ; И если карлой сотворен,
Même vers ses pareils s'étant réfugié, То в великаны не тянися.»
Il fut par eux mis à la porte.»

«Un paon muait : un geai prit son plumage;


«Et par messieurs les paons plumé
d'étrange sorte ;
Puis après se l'accommoda ;
Même vers ses pareils s'étant réfugié,
Puis parmi d'autres paons tout fier se
Il fut par eux mis à la porte. »
panada,
Croyant être un beau personnage.»

В переводе сохраняется чередование по принципу АВВА и ААВВ [51]:

«Она было назад к своим, но те «Попреком, что она мещанкой родилась,


совсем А старая за то, что к знатным приплелась:
Заклеванной Вороны не узнали, И сделалась моя Матрена
Ворону вдосталь ощипали, Ни Пава, ни Ворона.»
И кончились ее затеи тем…»

Однако И. А. Крылов использует и другие принципы чередования: АВАВ и


ААВССВ:

33
«Держися звания, в котором ты рожден. «А помни свой ты чаще рост.
Простолюдин со знатью не роднися; Утыкавши себе павлиным перьем
И если карлой сотворен, хвост,
То в великаны не тянися,» Ворона с Павами пошла гулять спесиво
И думает, что на нее
Родня и прежние приятели ее
Все заглядятся, как на диво.»

Средства выразительности

Анализ показывает, что использование средств языковой выразительности


неравномерны. Так, в оригинале басни автор использует: анафору, градацию,
иронию, слова с переносным значением, и разговорную лексику. В переводе
использованы: ирония, метафора, слова с переносным значением, разговорная
и просторечная лексика. Разница составляет в три с половиной раза (см.
таблицу А2). Рассмотрим каждое выразительное средство по отдельности.
Анафора, то есть одинаковое начало нескольких предложений, задействована
в оригинальном тексте, но не была передана в переводе [19]:

«Puis après se l'accommoda;

Puis parmi d'autres paons tout fier se panada»

Ирония присутствует как в оригинале, так и в переводе. В оригинале, ирония


заключается во фразе «Croyant être un beau personnage». Автор высмеивает
поведение вороны, показывая, как нелепо она выглядит. В переводе ирония
заключена в самом названии басни: «Ворона в павлиньих перьях», которое
представляет собой устоявшееся ироничное высказывание в адрес человека,
который присваивает себе чужие достоинства и от этого выглядит смешным и
жалким. Также иронию можно найти во фразе «Какой же вышел плод ее
высокомерья?». Автор высмеивает поведение вороны, и говорит о тщетности
её усилий.

Градация, т. е. расположение слов по возрастающей либо убывающей


значимости [19]. Данное средство выразительности встречается в
оригинальном тексте, но не используется в тексте перевода. Во фразе
34
«Quelqu'un lereconnut: il se vit bafoué, Berné, sifflé, moqué, joué.», причастия
глаголов расположены по снижению интенсивности. Все они имеют значение
«одурачить, высмеять», но в разной степени интенсивности [53].

Метафора используется в переводе, во фразе «Новая родня ей колет глаз»


выражение «колоть глаз» используется в значении упрекать, пенять.

Риторический вопрос. При помощи фразы, «Какой же вышел плод ее


высокомерья?» автор привлекает внимание читателя к тому, что может за собой
повлечь подобное поведение.

Лексика

И в оригинале, и в переводе встречаются слова и выражения, используемые в


переносном значении. В оригинале причастие «berné», которое в прямом
значении переводится подбрасывать что-либо вверх, употребляется в
переносном значении – одурачить, обмануть [53]. Словосочетание «des
dépouilles d'autrui» в прямом значении обозначает шкуру животного, в данном
случае обозначает маскарад, выставление себя за кого-то другого [53]. В
переводе мы встречаем использование переносного значения слова во фразе
«Какой же вышел плод ее высокомерья?» Слово «плод» используется в значении
результат, итог.

Разговорная лексика используется как в оригинале, так и в переводе. Так, Ж.


де Лафонтен использует глагол se panader – ходить гордо и величественно как
павлин и причастие joué – обманутый, тот, кого провели [53]. В переводе И. А.
Крылов пользуется разговорной лексикой в большей мере. Всего в тексте
зафиксировано восемнадцать случаев использования данного типа лексики,
например, «родня», «приятели», «диво», «заглядеться» [29]. Помимо
непосредственно разговорной лексики, зафиксировано употребление
разговорных форм слов, которые сами по себе не относятся к разряду
разговорной лексики, например, «утыкавши павлиным перьем», «не роднися»,

35
«не тянися». Также в переводе присутствует один случай употребления
просторечной лексики – «вдосталь» [29].

Помимо этого, необходимо отметить, что И. А. Крылов приводит в тексте


басни культурную отсылку во фразе «Быть украшением Юнонина двора».
Согласно римской мифологии, павлин был посвящён богине Юноне, супруге
Юпитера [31].

В переводе и оригинале используются противоположные стили. Ж. де


Лафонтен пишет в возвышенном стиле, характерном для эпохи классицизма,
о чём свидетельствуют глаголы в passé simple. И. А. Крылов напротив,
стремясь создать произведение, приближенное к жизненным реалиям
русского народа, использует разговорные элементы речи, соответствующие
низкому стилю.

Сравнительный анализ оригинала и перевода басни «Ворона в павлиньих


перьях» показывает, что в переводе данной басни были использованы
следующие трансформации: опущения, добавления и экспликация. Рифма и
стихотворный размер соблюдаются в переводе. И. А. Крылов следует схемам
чередования рифмы оригинального произведения, однако поэт применяет и
другие схемы чередования, с целю сохранения целостности басни. Средства
выразительности в двух текстах неравнозначны. В оригинале задействованы:
анафора, градация, ирония, метафора, в переводе – ирония, метафора, и
риторический вопрос. В плане использованной лексики, в оригинале и
переводе были зафиксированы случаи применения слов и словосочетаний в
переносном значении и разговорной лексики. В переводе зафиксировано
больше случаев применения разговорной лексики, чем в оригинале. Помимо
средств выразительности в переводе присутствует культурная отсылка.
Различаются стили произведений, Ж. де Лафонтен использует возвышенный
стиль, И. А. Крылов – низкий, народный.

Таким образом, можно заключить, что в процессе перевода данная басня


подверглась значительной трансформации, вследствие чего, можно
36
квалифицировать полученное произведение не как перевод, а как адаптацию
или переложение. Концепция произведения осталась неизменной.

2.3 Анализ перевода басни «Стрекоза и Муравей»

До наших дней дошли два произведения Эзопа, которые можно рассматривать


в качестве прообразов данной басни, в том виде в котором она нам известна.
В первой басне «Муравей и Жук», повествуется о том, как навозный Жук
скарабей посочувствовал Муравью по поводу того, что последний работает в
то время, когда все другие животные отдыхают. Но при наступлении зимы
Жуку приходит просить Муравья, поделится с ним запасами. Муравей ему в
назидания говорит о том, что если бы тот поработал в надлежащее время, то
не оказался бы в подобной ситуации. Вторая басня содержит историю о том,
как Цикада обращается за помощью к Муравьям, которые узнав, что она всё
лето пела на публику, высмеивают её. Данная басня была адаптирована
многими античными и современными поэтами. В 1668 году басню адаптирует
Ж. де Лафонтен. И. А. Крылов публикует переложение данной басни в 1808
году. При каждой адаптации произведение претерпевало изменения, так,
например, басни Эзопа выполнены в прозе, а басня Лафонтена – в
стихотворной форме. Однако концептуальная составляющая сохранялась без
больших изменений [4].
Различия между текстом оригинала и текста перевода проявляется в первую
очередь в размере произведений. Разница между текстами состоит более, чем
в два раза.
La Cigale, ayant chanté Попрыгунья Стрекоза
Tout l'été, Лето красное пропела;
Se trouva fort dépourvue Оглянуться не успела,
Quand la bise fut venue. Как зима катит в глаза.
Pas un seul petit morceau Помертвело чисто поле;
De mouche ou de vermisseau. Нет уж дней тех светлых боле,
Elle alla crier famine Как под каждым ей листком
Chez la Fourmi sa voisine, Был готов и стол, и дом.
La priant de lui prêter Всё прошло: с зимой холодной
Quelque grain pour subsister Нужда, голод настает;
Jusqu'à la saison nouvelle. Стрекоза уж не поет:
Je vous paierai, lui dit-elle, И кому же в ум пойдет
37
Avant l'août, foi d'animal, На желудок петь голодный!
Intérêt et principal. Злой тоской удручена,
La Fourmi n'est pas prêteuse ; К Муравью ползет она:
C'est là son moindre défaut. «Не оставь меня, кум милой!
Que faisiez-vous au temps chaud ? Дай ты мне собраться с силой
Dit-elle à cette emprunteuse. И до вешних только дней
Nuit et jour à tout venant Прокорми и обогрей!» —
Je chantais, ne vous déplaise. «Кумушка, мне странно это:
Vous chantiez ? j'en suis fort aise : Да работала ль ты в лето?»
Et bien ! dansez maintenant. Говорит ей Муравей.
«До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час,
Так, что голову вскружило».
«А, так ты...» — «Я без души
Лето целое всё пела».
«Ты всё пела? это дело:
Так поди же, попляши!»

Образы персонажей

Образы персонажей претерпевают значительные изменения в каждой из


адаптаций. Вначале, рассмотрим персонажей басен Эзопа. В первом варианте,
главными персонажами выступают Муравей и Жук. Муравей представлен
разумным и хозяйственным, он старательно собирал зёрна с пашни, чтобы
запасти их на зиму. Жук ведёт праздный образ жизни и не уделяет заботам о
пропитании должного внимания. Мораль басни заключается в простой истине
о том, что нужно приложить усилия, чтобы обеспечить себя всем
необходимым.
Во втором произведении древнегреческого поэта фигурирует группа
Муравьёв и Цикада (Кузнечик). Все персонажи женского пола, так как во
французском языке существительные муравей и цикада (кузнечик) относятся
к женскому роду. Цикада предстаёт перед читателем как представитель
творческой профессии – она всё лето выступала в качестве певицы. Однако
Муравьи не посчитали это занятие серьёзным и посмеялись на ней, отказав в
помощи. Хотя мораль сей басни в том, что нужно заранее беспокоится о своём
будущем, в её сюжете можно усмотреть отношение общества к творческим

38
профессиям, их не расценивали как серьезный труд. Соответственно артисты,
люди, которые занимаются творческой деятельностью, расценивались как
бездельники и тунеядцы.
Ж. де Лафонтен вносит изменения в сюжет басни. В его версии главными
персонажами являются Муравей и Кузнечик (Цикада). Оба персонажа
женского пола, так как во французском языке слова муравей и кузнечик
женского рода. Лафонтен детальней показывает характеры героинь.
Положительной чертой Муравья является трудолюбие, но при этом автор
говорит о её «единственном небольшом недостатке», героиня не любит давать
взаймы («La Fourmi n'est pas prêteuse»).
Персонаж Кузнечика (Цикады) видоизменяется автором. Если в произведении
Эзопа, Цикада всё лето выступала, то у Лафонтена Кузнечик (Цикада)
легкомысленно проводит всё время за пением. Однако также была
продемонстрирована её сознательность и смиренность. Героиню понимает,
что, попросив дать ей зёрен взаймы, она будет должна позже возместить долг.
И она даёт слово возместить всё, включая проценты – «Je vous paierai, lui dit-elle,
аvant l'août, foi d'animal, intérêt et principal». Кузнечик уважительно обращается к
Муравью на «вы» и использует принятые формы вежливости – «ne vous
déplaise» («с вашего позволения»). Мораль басни в некоторой мере меняет своё
былое значение. К мысли о том, что обо всё необходимо заботиться заранее,
добавляется другая, о пользе и значимости труда.
В адаптации И. А. Крылова, басня вновь подвергается изменениям. В первую
очередь они касаются главных персонажей. Муравей стал мужского пола, так
как в русском языке существительное «муравей» мужского рода и не имеет
формы женского рода кроме как «самка муравья», но данный научный термин
не сочетается со стилем, в котором пишут басни. Также, как и других версиях,
Муравей образец трудолюбия, мудрый и серьёзный. Именно к нему
обращается Стрекоза (Кузнечик) за помощью. Персонаж Стрекозы
(Кузнечика) подвергается большим изменениям. Отдельно стоит остановится
на том, как Кузнечик смог превратиться в Стрекозу. С французского языка «La

39
Cigale» переводится как кузнечик или цикада. Как было сказано выше, в
произведениях Эзопа и Лафонтена фигурирует именно это насекомое.
Выбор И. А. Крылова в пользу стрекозы можно объяснить следующим
образом: существительное Кузнечик мужского рода, такое переводческое
решение означало бы слишком кардинальные изменения оригинальной
истории. Помимо этого, в представлении русского читателя, Кузнечику не
соответствуют такие качества, как легкомысленность и праздность. Также
пристрастие к пению не характерно для него в русской традиции. Обычно его
изображают как музыканта, играющего на скрипке. Выбор в пользу слова
«цикада» мог бы стать решением данной переводческой проблемы, однако в
19 веке, название этого насекомого было известно только на территориях
южных губерний страны. Нельзя было делать героиню иностранной гостьей,
ведь цель адаптации произведения приблизить читателя к персонажам
истории. И. А. Крылов стремился приблизить свои басни к народному
творчеству, что отразилось в том числе и на выборе лексики, поэтому главные
герои должны были быть знакомы читателю [43]. Таким образом главной
героиней басни стала Стрекоза. Тем не менее, автор в некотором смысле
объединяет двух персонажей. Так, писатель приписывает Стрекозе некоторые
черты Кузнечика, называя её попрыгуньей, и упоминая о том, что она любит
проводить время в «мягких муровах», то есть в траве, где обычно обитают
кузнечики. К тому же раньше кузнечика называли словом «стрекоза», за то, что,
прыгая он издаёт стрекочущий звук. Оба насекомых издают характерный шум,
передвигаясь в пространстве [43]. Стрекоза в басне И. А. Крылова отличается
по характеру от Кузнечика (Цикады) в баснях Лафонтена и Эзопа. Но её
характер схож с характером Жука из произведения Эзопа. Она, в отличие от
большинства своих прототипов, легкомысленна и проводит всё время за
пением и развлечениями, не задумываясь о будущем. Кроме того, отличается
её модель общения. У Лафонтена Кузнечик (Цикада) уважительно обращается
к Муравью, обещая отдать долги.

40
В басне Крылова, Стрекоза обращается к Муравью на «ты» и называет его
«кум милой». Муравей в сою очередь использует по отношению к Стрекозе
обращение «кумушка», что характерно для общения в деревне того времени.
При этом, Стрекоза просит её прокормить и обогреть до наступления
следующей весны, не упоминая о возвращении долгов. Таким образом мораль
басни сводится к порицанию лени и легкомыслия.
Имена персонажей стали нарицательными. Логично предположить, что
читатели будут симпатизировать мудрому и трудолюбивому Муравью и
порицать поведение Стрекозы, что «без души лето целое всё пела» [36]. Однако
статистика показывает, что читатели чаще сочувствуют именно Стрекозе, а
почвоведение Муравья вызывает у них чувство раздражения. Согласно
опросу, проведённому Екатериной Ляминой, профессором факультета
филологии НИУ ВШЭ, число читателей, разделяющих данную точку зрения,
составляет 80% [37]. Предположительно данная ситуация объясняется тем
фактом, что басни Крылова изучают в начальной школе, и детям образ
Стрекозы кажется более привлекательным нежели образ Муравья. При этом,
взрослые редко перечитывают школьную литературу, поэтому у них в памяти
закрепляется восприятие, полученное ими в школьные годы.
Но, за сюжетом басни могут скрываться жизненные реалии. Творчество Иван
Андреевич относится к 19 веку, к времени, когда, существовало чёткое
социальное расслоение. Для крестьян лето было периодом самой интенсивной
работы, а господа могли позволить себе не замечать течения времени. В образе
Стрекозы можно увидеть намёк на обедневших дворян, которые, не имея
привычки к каждодневному труду, они могли остаться без необходимых
запасов под конец летнего сезона [37].
Замены

В первую очередь следует отметить тот факт, что, в оригинале басня


называется «Кузнечик и Муравей». И если в русской версии басни персонажи
разного пола, то во французской – оба персонажа женского пола, о чём
свидетельствуют артикли: «La Cigale et La Fourmi», и использование
41
местоимений женского рода. Таким образом, название басни подверглось
значительной адаптации. Мы предполагаем, что кузнечик был заменён на
стрекозу, вследствие того, что кузнечик в сознании русского читателя не
образу того, кто может пропеть всё лето, легкомысленно забыв о насущных
делах. Образ стрекозы, напротив, подходит под подобное описание.
Добавления

Перевод отличается большей описательностью и наличием авторских вставок.


Так, в переводе присутствуют фрагменты, которых нет в оригинальном тексте,
но они служат для логической связи повествования и создания атмосферы.

Помертвело чисто поле; Стрекоза уж не поет:


Нет уж дней тех светлых боле, И кому же в ум пойдет
Как под каждым ей листком На желудок петь голодный!
Был готов и стол, и дом.
Всё прошло: с зимой холодной

Опущения

Также встречаются и опущения. Например, в оригинальной версии басни,


Кузнечик просит у Муравья взаймы несколько зёрен, обещая все вернуть с
процентами. В русском переводе Стрекоза просит её обогреть и прокормить,
не обещая что-то взамен:

«La priant de lui prêter «Не оставь меня, кум милой!


Quelque grain pour subsister Дай ты мне собраться с силой
Jusqu'à la saison nouvelle. И до вешних только дней
Je vous paierai, lui dit-elle, Прокорми и обогрей!»
Avant l'août, foi d'animal,
Intérêt et principal.»

Также в переводе опущена информация о то том, что единственный


небольшой недостаток Муравья в том, что она не любит давать в долг.

42
«La Fourmi n'est pas prêteuse ;
C'est là son moindre défaut.»

По-разному представлена мысль о том, что наступает зима и Стрекоза


(Кузнечик) остаётся без припасов. В оригинале автор ставит акцент именно на
том, что в кладовой пусто, ничего не осталось («Se trouva fort dépourvue»). В
переводе также присутствует мотив голода и нехватки запасов, но с несколько
иного ракурса. Внимание акцентируется на том, что Стрекоза больше не
сможет вести привычный образ жизни:

«Помертвело чисто поле;


Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол, и дом.
Всё прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настает;»

Рифма и размер стихотворения

Ж. де Лафонтен при написании данной басни использовал смешенный метр.


И. А. Крылов также использовал разностопный ямб. Таким образом, размер и
ритм двух басен можно рассматривать как эквивалентные. Ж. де Лафонтен
использует смешение женской и мужской рифмы, дополняя их бедной
рифмой. И. А. Крылов следует данной схеме:

La Cigale, ayant chanté Попрыгунья Стрекоза


Tout l'été, Лето красное пропела;
Se trouva fort dépourvue Оглянуться не успела,
Quand la bise fut venue. Как зима катит в глаза.

Pas un seul petit morceau Помертвело чисто поле;


De mouche ou de vermisseau. Нет уж дней тех светлых боле,

43
C'est là son moindre défaut. «Кумушка, мне странно это:
Que faisiez-vous au temps chaud ? Да работала ль ты в лето?»

В оригинальном тексте рифмы чередуются по типу ААВВ, АВВА [52]:

Pas un seul petit morceau Nuit et jour à tout venant


De mouche ou de vermisseau. Je chantais, ne vous déplaise.
Elle alla crier famine Vous chantiez ? j'en suis fort aise :
Chez la Fourmi sa voisine, Et bien ! dansez maintenant.

В переводе И. А. Крылов следует этим же схемам:

Попрыгунья Стрекоза Помертвело чисто поле;


Лето красное пропела; Нет уж дней тех светлых боле,
Оглянуться не успела, Как под каждым ей листком
Как зима катит в глаза. Был готов и стол, и дом.

Однако, также встречаются и другие схемы чередования: АВВВА, ААВВСС и


ААВ:

Всё прошло: с зимой холодной Злой тоской удручена,


Нужда, голод настает; К Муравью ползет она:
Стрекоза уж не поет: «Не оставь меня, кум милой!
И кому же в ум пойдет Дай ты мне собраться с силой
На желудок петь голодный! И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!»

«Кумушка, мне странно это:


Да работала ль ты в лето?
Говорит ей Муравей»

Исходя из вышесказанного, можно заключить, что в поэтическом плане басня


подверглась трансформации, но при этом всё же частично сохранила
стихотворный строй оригинала.

44
Средства выразительности

Анализ показывает, что использование средств языковой выразительности


неравномерны. Так, в оригинале басни автор использует: сарказм, иронию,
перифраз, антитезу, эпитет, игру слов, и поэтическую лексику. В переводе
используются: сарказм, метафора, антитеза, олицетворение, просторечная,
лексика народной поэзии, разговорная и книжная лексика. Разница составляет
(см. таблицу А 3). Рассмотрим каждое средство выразительности по
отдельности.

Сарказм, т. е. едкая, язвительная насмешка, используется и в оригинальном


тексте, и в переводе [19]:

«Vous chantiez ? j'en suis fort aise : «Ты всё пела? это дело:
Et bien ! dansez maintenant.» Так поди же, попляши!»

В обоих случаях Муравей язвительно насмехается над Стрекозой


(Кузнечиком), отказывая ей в помощи.

Антитеза используется в обоих текстах. В оригинале автор противопоставляет


двух героинь на двух уровнях. В первом случае, персонажи
противопоставляются на уровне текста. Стрекоза (Кузнечик) – заёмщик,
Муравей – та, у кого занимают. Во втором случае, персонажи
противопоставлены друг другу на уровне всего произведения. Муравей
работает всё лето, трудится, заботясь о своём будущем. Стрекоза (Кузнечик)
беззаботно проводит время за пением и другими развлечениями, не думая о
том, как обеспечить себя на зиму. В переводе присутствует только второй
случай антитезы.

Литота, т. е. художественное приуменьшение, задействована в оригинале [19].


Автор с помощью данного средства выразительности подчёркивает, что у
Стрекозы (Кузнечика) осталось никаких запасов продовольствия: «рas un seul
petit morceau».

45
Перифраз, т. е. замена какого-либо слова или словосочетания описательным
оборотом, используется в оригинальном тексте басни – «le temps chaud»
переводится как тёплое время года или теплая пора, то есть лето [19].

Игра слов встречается только в оригинале. Стрекоза (Кузнечик) даёт честное


слово животного («foi d'animal»), что вернет взятое взаймы.

Эпитет, образная характеристика какого-либо лица, явления или предмета


посредством выразительного метафорического прилагательного [19],
используется в переводе. Всего зафиксировано четыре случая использования,
например, попрыгунья стрекоза, лето красное, светлые дни.

Метафора, используется только в переводе. В общей сложности


зафиксировано четыре случая. Так, например, во фразе «Я без души лето целое
всё пела», метафора «без души» означает, что Стрекоза отдавала всё своё время
пению и развлечениям.

Олицетворение, или перенесение свойств человека на неодушевлённые


предметы, наблюдается в тексте перевода. Всего зафиксировано два случая –
«помертвело чисто поле» и «злой тоской удручена» [19].

Лексика

Оригинальный текст и текст перевода сильно разняться по объёму


используемой лексики.

Поэтическая лексика. Ж. де Лафонтен использует поэтическое


наименование зимы – «la bise» [53].

Просторечная лексика. В переводе зафиксировано пять случаев,


использования слов, относящийся к просторечной лексике, например,
«кумушка», «голубчик», «милой» [29].

Разговорная лексика. Данный тип лексики также используется в переводе.


Всего перевод содержит две единицы подобной лексики – катить («Зима катит
в глаза»), плясать («Так пойди же попляши») [29].

46
Книжная лексика. В тексте перевода был зафиксирован один случай
использования книжной лексики – «удручена» [29].

Перевод и оригинал различаются стилем написания. Басня Ж. де Лафонтена


написана в возвышенном стиле, характерном для эпохи классицизма, о чём
свидетельствуют глаголы в passé simple. И. А. Крылов напротив, стремясь
создать произведение, приближенное к жизненным реалиям русского народа,
использует разговорные элементы речи, соответствующие низкому стилю.

Сравнительный анализ оригинала и перевода басни «Стрекоза и Муравей»


показывает, что в переводе данной басни были использованы следующие
трансформации: замены, добавления и опущения. В переводе. соблюдаются
рифма и стихотворный размер И. А. Крылов следует схемам чередования
рифмы оригинального произведения, но поэт также использует и другие
схемы чередования, для сохранения целостности текста басни. Средства
выразительности в двух текстах неравнозначны. В оригинале задействованы:
сарказм, антитеза, литота, перифраз, игра слов, в переводе – сарказм, антитеза,
метафора, эпитет, и олицетворение. Текст перевода превосходит оригинал по
количеству использованной лексики. Так, в оригинале автор использует
поэтическую лексику, в переводе зафиксирована разговорная, просторечная и
книжная лексика. Различаются стили произведений, во французской басне
задействован возвышенный стиль, в русской – низкий.

Таким образом, в процессе перевода данная басня подверглась значительной


трансформации, и исходя из этого, следует рассматривать полученное
произведение не как перевод, а как адаптацию или переложение. Концепция
произведения осталась неизменной, несмотря на изменения образов
персонажей.

Анализ всех трёх басен позволяет выявить основные особенности,


характерные для адаптаций И. А. Крылова. Поэт стремится соблюсти размер
и рифму, заданные автором, используя для этой цели разностопный ямб.
Модели чередования рифмы сохраняется, но часто писатель добавляет к ним
47
новые, чтобы сохранить стихотворную форму произведения. При адаптации,
для И. А. Крылова характерно использование следующих трансформаций:
добавление, опущение, замена, экспликация. Добавления и опущения служат
для сохранения целостности произведения. Замена используется с целью
культурной адаптации. При помощи экспликации, автор добивается большей
описательности. Адаптации И. А. Крылова отличаются большим количеством
средств выразительности, что придаёт тексту большую образность. Также
писатель в большом количестве использует разговорную и просторечную
лексику, и низкий стиль повествования для того, чтобы приблизить
произведение к читателям, которые в большинстве своём пользовались
именно таким языком. Иными словами, была произведена культурная
адаптация. Образы, как правило, не претерпевают изменений, за некоторыми
исключениями. Общая концепция басен сохраняется, однако в некоторых
случаях можно наблюдать изменения морально-нравственной составляющей
произведения. И. А. Крылов выступает в двух ролях: переводчика и творца. С
одной стороны, поэт следует сюжету и стремится сохранить форму
оригинального произведения, а с другой, вносит в него свои изменения,
направленные на формальную, относящуюся к форме произведения, и
культурную адаптацию, ориентированную на читательскую аудиторию.
Таким образом, можно заключить, что адаптации И. А. Крылова басен Ж. де
Лафонтена, не смотря на значительные трансформации, отвечают критериям
эквивалентности и адекватности. Степень их адаптации разная, так как
переводческие решения автора зависели от особенностей каждой басни.
Соответственно для осуществления культурной адаптации, требовалось
произвести разное количество трансформаций.

48
Выводы по второй главе

Благодаря переводам И. А. Крылова, русский читатель получил


возможность познакомится с произведениями французского писателя Ж. де
Лафонтена. Стоит, однако отметить, что все исследуемые басни восходят к
творчеству древнегреческого поэта Эзопа. До наших дней произведения
дошли в форме переложений, выполненных античными поэтами и
писателями. В 17 веке они привлекают внимание Ж. де Лафонтена, и он
адаптирует их для французского общества. В 19 веке И. А. Крылов, в свою
очередь адаптирует их для русской аудитории. Его переложения сюжетов
данных басен стали источником множества афоризмов. Особенностью
творчества И. А. Крылова является народная направленность произведений,
которая и послужила успеху среди русских читателей.
Поведённый нами анализ всех трёх басен позволяет сделать следующие
выводы:
В своих переводах И. А. Крылов соблюдает как формальную сторону
произведения (размер, рифма), так и сюжетную составляющую произведения.
При этом поэт вносит свои изменения, как например, новые модели
чередования рифмы.
Поэт использует переводческие трансформации, средства
выразительности и лексику для достижения большей образности
произведения. Так в его баснях, добавления и опущения служат для сохранения
целостности произведения. Замена используется с целью культурной
адаптации. При помощи экспликации, автор добивается большей
описательности.
С помощью сопоставительного анализа было выявлено, что переводы
И. А. Крылова превосходят оригинал по количеству использованных в них
различных средств выразительности. За счёт данного приёма текст
приобретает большую образность.
Писатель широко использует разговорную и просторечную лексику, а
также низкий стиль повествования с целью сделать произведения более
49
доступными для русского читателя, для которого было характерно
использование подобной лексики. Иными словами, писатель осуществил
культурную адаптацию.
В некоторых случаях были зафиксированы некоторые изменения
характеров персонажей, а также нравственно-моральной составляющей
произведений. Тем не менее, образы, как правило, не были затронуты. Имена
персонажей, в большинстве своём, становятся именами нарицательными.
Сюжет и общая концепция басен также сохраняются.
И. А. Крылов выступает в двух ипостасях: переводчика и творца. Поэт
соблюдает форму и сюжет оригинального текста, при этом трансформируя его
как в формальном, так и в культурном плане, таким образом, ориентируя
произведение на русского читателя.
Из всего вышеперечисленного следует, что адаптации басен Ж. де
Лафонтена, выполненные И. А. Крыловым отвечают критериям
эквивалентности и адекватности. Также необходимо отметить разную степень
адаптации басен. Это обусловлено тем фактом, что переводческие решения
автора зависели от особенностей каждой басни. Иными словами, для
осуществления культурной адаптации для каждой отдельной басни,
требовалось произвести разное количество трансформаций.

50
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В рамках настоящей работы мы убедились, что перевод художественных


и поэтических произведений обладает своими особенностями и сопряжён с
рядом сложностей. Существует тесная связь перевода и культуры.
Художественная картина мира опирается не только на языковые единицы, но
и на культурные, духовные, эстетические и национальные ценности общества.
Поэтому задача состоит в том, чтобы создать оригинальное поэтическое
произведение, сохранив смысловую и эстетическую составляющую
оригинала.
Поэтому на поэтический перевод традиционно накладываются строгие
критерии оценки. В некоторых случаях переводчики прибегают к приёму
адаптации, который состоит в том, чтобы облегчить восприятие произведения
для читателя. Критерии её применения остаются выявленными не в полной
мере и обсуждаются в научных кругах. Тем не менее, адаптация остаётся
неотъемлемой частью процесса перевода и классифицируется как стратегия,
зависящая от цели передачи культурных единиц и их значения в тексте.
Однако поэтический перевод сам по себе является адаптацией одной
культурной среды к другой. Кроме того, художественный и поэтический
перевод связаны с личностью автора, так как являются отражением его
внутреннего мира. Переводчик должен с уважением относится к тексту
оригинала и соблюдать волю автора.
Нами были проанализированы басни Ж. де Лафонтена «Волк и
Ягнёнок», «Ворона в павлиньих перьях» и «Стрекоза и Муравей» в переводе
И. А. Крылова с целью выявления степени их эквивалентности, адекватности
и адаптации. Стоит отметить, что басни в адаптации И. А. Крылова занесены
в список классических произведений русской литературы. Исследование
показало, что все рассмотренные произведения отличаются высокой степенью
культурной адаптации и использованием широкого спектра средств
выразительности, что придаёт произведениям большую образность. В
переводах был сохранён сюжет и общая концепция. Стихотворная форма в
51
большей мере была соблюдена, однако И. А. Крылов использует и другие
модели чередования рифмы, помимо присутствующих в оригинале.
Вследствие этого можно заметить различия в мелодике произведения. Главной
особенностью является лексическое разнообразие, с преобладанием
разговорной лексики. Как было ранее сказано, текст перевода отличается от
оригинала по количеству использованных средств выразительности в
большую сторону. Также в некоторых баснях были замечены незначительные
изменения характеров героев и морально-нравственной составляющей
произведения. Все перечисленные приёмы направлены на культурную
адаптацию произведения. Относительно вопроса о том, как следует
расценивать произведение И. А. Крылова, в качестве адаптации или перевода,
можно сказать следующее. Несмотря на значительное количество
произведённых трансформаций, общая концепция басен была сохранена,
однако наличие подобных изменений не позволяет нам классифицировать
данные произведения в качестве переводов. Таким образом, считаем
целесообразным признать данные произведения адаптациями.

52
Список использованных источников и литературы

1. Алексеева И. С. Введение в переводоведение: учеб. пособие для студ.


филол. и лингв. факультетов высш. учеб. заведений / И. С. Алексеева. – М.:
Издательский центр «Академия», 2004. – 352 с.
2. Антипьев Н. П. Творческая дуэль перевода с подлинником // Вестник
Иркутского государственного лингвистического университета. Серия
филология. – Иркутск. – 2012. – № 2. – С. 32–42.
3. Бархударов Л. С. О лексических соответствиях в поэтическом переводе. //
Тетради переводчика. – М.: Высшая школа, 1964. – Вып. 2. – 124 c.
4. Басни Эзопа [Электронный ресурс] // Libre Book – Электрон. дан. – [Б. м.,
б. г.]. – URL : http://librebook.me/basni_ezopa (дата обращения 13. 05. 2018).
5. Брюсов В. Избранные сочинения. / В. Брюсов // Т. 2. – М. : Художественная
литература, 1955 – 652 с.
6. Бубнова И. А. Прагматическая адаптация при переводе как способ
преодоления лингвокультурного барьера / И. А. Бубнова, А. А. Сардарова
// Вестник Южно-Уральского государственного университета, 2014. – № 4.
– Т. 11 – С. 53–57.
7. Бусел Т. В. Лексико - семантические средства национально-культурной
адаптации художественных фильмов // Русский язык и культура в зеркале
перевода. – М. : МГУ, 2017. – № 1. – С. 97–104.
8. Быдунова А. А. Применение переводческих трансформаций при переводе
поэтических текстов [Электронный ресурс] // СибАК «Журнал
студенческий» – Электрон. дан. – [Б. м.], 2016. – URL:
https://sibac.info/studconf/science/xxxv/90478 (дата обращения 10. 06. 2018).
9. Валькова Ю. Е. Стратегия отстранения при переводе: сохранение языковой
картины мира // Перевод и сопоставительная лингвистика. – Екатеринбург,
2015. – № 11. – С. 64–68.
10.Волкова А. Т. Особенности реализации социокультурной и прагматической
адаптации при переводе общественно-политических текстов / А. Т.

53
Волкова, М. А. Зубенина // Социо- и психолингвистические исследования.
– Пермь, 2015. – Вып. 3. – С. 54–66.
11.Гарбовский Н. К. Дидактика перевода: традиции и инновации в обучении
переводу // Русский язык в современном мире: материалы III междунар.
науч. конф., 26 апреля – 1 мая. 2013 г. – М.: Изд. Высшая школа перевода
МГУ. – 2013. – С. 344–352.
12. Гарбовский Н. К. Перевод как художественное творчество // Вестник
Московского государственного университета. Серия: Теория перевода. –
13. Герасимова Н. И. Художественный перевод как вид творчества // Новая
наука: проблемы и перспективы. – Уфа. – 2016. – № 3–1 (67). – С. 15–17.
14. Гончаренко С. Ф. О моделировании процесса перевода поэтических
образов // Тетради переводчика. – М. : Международные отношения, 1975. –
Вып. 12–112 с.
15. Дадян М. Поэтическая адаптация или три сердца авторского перевода //
Иностранная литература. – 2010. – № 12. – С. 133–140.
16.Демецкая В. В. Определение понятия адаптация в рамках теории
коммуникации и переводоведения [Электронный ресурс] // eKhSUIR –
Electronic Kherson State University Institutional Repository. Электорн. Дан. –
Херсон, 2013. URL : http://ekhsuir.kspu.edu/handle/123456789/225 (дата
обращения 21.04.2018).
17. Есембеков Т. У. Стилема как единица перевода поэзии Абая / Т. У
Есембеков, Е. С. Адаева // Русский язык в современном мире: материалы III
междунар. науч. конф., Москва, 26 апр. – 1 мая 2013 г. – М. : Изд. Высшая
школа перевода МГУ. – 2013. – С. 393–400.
18. Исаковская А. Ю. Детская сказка в русской советской литературе
(рецепция мировых сюжетов): афтореф. дис. … канд. филол. наук :10.01.01
/ А. Ю. Исаковская. – М., 2012 – 24 с.
19. Квятковский А. П. Поэтический словарь / Науч. ред. И. Роднянская. – М. :
Сов. Энцикл., 1966. – 376 с.

54
20. Кокорина А. В. Применение переводческих трансформаций при переводе
поэтических текстов [Электронный ресурс] // Библиофонд. Электорн. Дан.
– [Б. м.], 2003. URL : https://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=586935 (дата
обращения 22.02.2018).
21. Комиссаров В. Н. Современное переводоведение: учеб. пособие / В. Н.
Комиссаров. – М. : ЭТС, 2002. – 424 с.
22. Коровин В. «Волк и ягнёнок»: жизнь в традиции // Литературный журнал.
Электорн. Дан. – [Б. м., б. г.]. – URL : http://megalib.com/proizvedeniya/38-
2012-02-15-19-40-49/256-l--r---.html (дата обращения 28.05.2018).
23. Крылов И. А. Басни. Стихотворения. [Электронный ресурс] // Libre Book –
Электрон. дан. – [Б. м., б. г.]. – URL :
http://librebook.me/basni__stihotvoreniia__i__krylov (дата обращения 13. 05.
2018).
24. Магомедзагиров, Р. Г. Методы и принципы поэтического перевода,
переводческие преобразования при переводе поэзии // Вестник
Российского университета дружбы народов. Серия: Русский и иностранные
языки и методика их преподавания, 2016. – c. 100–108.
25. Мокиенко В. М. Большой словарь русских поговорок / Мокиенко В. М., Т.
Г. Никитина. – М: Олма Медиа Групп, 2007. – 1024 с.
26. Молчанова Л. В. Юмор и перевод: к проблеме адаптации юмористического
текста к иноязычной культуре // Вестник Череповецкого государственного
университета. – Череповец, 2014. – № 4. – С. 101–104.
27. Новикова Ю. В. Переводческий комментарий как один из способов
прагматической адаптации повести «Собачье сердце» М. А. Булгакова //
Вестник ЧГПУ. – Череповец, 2009. − № 5. – С. 255–263.
28. Огнева Е. А. Художественный перевод: проблемы передачи компонентов
переводческого кода: монография. – 2-е изд., доп. – Москва: Эдитус, 2012.
– 234 с.
29. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю.
Шведов. [Электронный ресурс] // Русские словари и справочная литература

55
для любителей учёности. – Электрон. дан. – [Б. м., б. г.]. – URL :
http://povto.ru/russkie/slovari/tolkovie/ozhegova/tolkovii-slovar-ozhegova.htm
– (дата обращения 30.05.2018).
30. Олицкая Д. А. Перевод драмы: специфика, проблемы, подходы // Вестник
Томского государственного университета. – Томск, 2012. – № 357. – С. 19–
24.
31. Павлин в мифологии [Электронный ресурс] // Мифологическая
энциклопедия. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2000. – URL :
http://myfhology.info/myth-animals/peacock.html – Дата доступа: 1.06.2018.
32. Плотникова М. В. О роли переводческого решения в достижении
эквивалентности (на примере французских художественных текстов и их
переводов на русский язык) [Электронный ресурс] // Научная электронная
библиотека «КиберЛенинка» – Электрон. дан. – [Б. м., б. г.]. – URL :
https://cyberleninka.ru/article/n/o-roli-perevodcheskogo-resheniya-v-
dostizhenii-ekvivalentnosti-na-primere-frantsuzskih-hudozhestvennyh-tekstov-
i-ih-perevodov-na-russkiy (дата обращения 11. 06. 2018).
33. Попова Ю. Проблемы перевода поэтических текстов [Электронный
ресурс] // KazEdu. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2009. – URL
https://www.kazedu.kz/referat/153826 (дата обращения 25.02.2018).
34. Разумовская В. А. Отстранение в художественном оригинале и переводе:
мистические сцены «Евгения Онегина» // Русский язык и культура в
зеркале перевода. – М. : МГУ, 2014. – № 1. – С. 430–439.
35. Русский Лафонтен, или басни Крылова? [Электронный ресурс] // Русский
язык и литература – Электрон. дан. – [Б. м., б. г.]. – URL :
http://www.pycckoeslovo.ru/2008-05-11-21-53-42/90-2017-08-30-22-06-
17.html (дата обращения 29. 05. 2018).
36. Самурова Т. Н. Басня И. А. Крылова «Стрекоза и Муравей»: мораль и
глубина [Электронный ресурс] // Образование Guru – Электрон. дан. – [Б.
м.], 2017. – URL : https://obrazovanie.guru/literatura/basnya-i-a-krylova-
strekoza-i-muravej-moral-i-glubina.html (дата обращения 01. 06. 2018).

56
37. Селина М. Д. «Дедушка Крылов» остается тайной для исследователей
[Электронный ресурс] // Национальный исследовательский университет
Высшая школа Экономики – Электрон. дан. – НИУ ВШЭ Москва, 1993 –
URL : https://www.hse.ru/news/communication/136410861.html (дата
обращения 03. 06. 2018).
38. Серов В. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений / В.
Серов. – М. : «Локид-Пресс», 2003. – 880 с.
39. Станиславский А. Р. Адаптация и перевод: языковое посредничество
[Электронный ресурс] // Электронный науч.-практ. журн. «Гуманитарные
научные исследования». – [Б. м., б. г.]. – URL :
http://human.snauka.ru/2015/08/12209 (дата обращения 24.04.2018).
40. Трудности перевода поэтических текстов / П. А. Куровская [и др.] //
Межкультурная коммуникация и иноязычная культура как основа развития
мирового сообщества: сборник статей по материалам региональной
научно-практической конференции, 24 апр. 2014 г. – ТГПУ, 2014 – С. 33–
36.
41. Усачёва А. Н. Границы лингвокультурной адаптации художественного
текста: доместикация и форенизация / А. Н. Усачёва, К. Ю. Сурженко //
Homo Loquens (Вопросы лингвистики и трансятологии). – Волгоград, 2016.
– С. 106–121.
42. Федоров, А. В. К вопросу о переводимости // Актуальные проблемы теории
художественного перевода: материалы Всесоюзного симпозиума 25
февраля – 2 марта 1966 г. в Москве. – М. : Союз писателей СССР,1967, т. I.
– с. 33–38.
43. Цветков С. Загадка «Стрекозы и Муравья» [Электронный ресурс] //
Авторский сайт Сергея Цветкова. Забытые истории – Электрон. дан. – [Б.
м.], 2015. – URL : http://zaist.ru/~1jC2O (дата обращения 03. 06. 2018).
44. Шелестюк Е. В. Лингвокультурный перенос как психолингвистическая
основа переводческой адаптации // Вестник Челябинского
государственного университета. – Челябинск, 2013. – № 24. – С. 37–47.

57
45. Шелестюк Е. В. О форенизации и доместикации в переводе и
возможностях их лингвистической оценки / Е. В. Шелестюк, Э. Д. Гриценко
// Вестник Челябинского государственного университета. Филологические
науки. – Челябинск, 2016. – № 4. – Вып. 100. – С. 202–207.
46. Шпильнер Б. Перевод или адаптация? Прагматическая эквивалентность в
переводческой открытости // Перевод как научный и культурный трансфер:
тезисы докладов и сообщений Международной научно-практической
конференции, 27–28 февр. 2013 г. – Орловский государственный институт
культуры. – Орёл, 2013. – С. 18–20.
47. Шутёмова Н. В. Типы поэтического перевода // Вестник Пермского
университета. Серия Российская и зарубежная филология. – Пермь, 2012.
– Вып. 1 (17). – С. 60–66.
48. Эко У. Сказать почти то же самое. Опыты о переводе / У. Эко. – М. : АСТ,
2015. – 736 с.
49. Jean de la Fontaine Les fables [ la resource éléctronique] // De la Fontaine – les
données éléctroniques – [S. l., s. a.]. – URL : http://www.musee-jean-de-la-
fontaine.fr/jean-de-la-fontaine-page-fr-1-0-5.html (date de l’ accès 29.05.2018).
50. Callie Rose "Le Loup et l'Agneau" de La Fontaine [la resource éléctronique] //
Lecturado.weebly.com – les données éléctroniques – [S. l., s. a.]. – URL :
http://lecturado.weebly.com/lecture-analytique/le-loup-et-lagneau-de-la-
fontaine (date de l’ accès 29.05.2018).
51. Françoise Seylac Poésie : prosodie, versification, rimes, sons, rythme, métrique
[la resource éléctronique] // Les Affres de l'Amour - Blog de Françoise Seylac -
Blog d'Auteur – les données éléctroniques – [S. l., s. a.]. – URL :
http://lesaffresdelamour.over-blog.com/article-poesie-prosodie-versification-
rimes-sons-rythme-117654716.html (date de l’ accès 29.05.2018).
52. Les Fables de La Fontaine [la resource éléctronique] // Assistance scolaire
personalisée – les données éléctroniques – [S. l.], 2000. – URL :
https://www.assistancescolaire.com/eleve/6e/francais/reviser-une-notion/les-
fables-de-la-fontaine-m6fgl02 – (date de l’ accès 29.05.2018).

58
53. Outils et Ressources pour un Traitement Optimisé de la Langue [la resource
éléctronique] // Centre National de Ressources Textuelle et Lexicales – les
données éléctroniques – Nancy, 2005. – URL : http://www.cnrtl.fr – (date de l’
accès 30.05.2018).

59
Приложение А

Таблица А 1. Частотность использования различных средств


выразительности в текстах перевода и оригинала («Волк и Ягнёнок»).

Средства выразительности Оригинал Перевод


Аллитерация 8 8
Антитеза 1 3
Метафора 1 0
Гипербола 0 1
Риторическое восклицание 0 5
Книжная лексика 0 1
Народная, разговорная лексика 0 9
Общее число 10 27

Текст басни «Волки Ягнёнок» (Эзоп)

Волк увидел ягненка, который пил воду из речки, и захотелось ему под
благовидным предлогом ягненка сожрать. Встал он выше по течению и начал
попрекать ягненка, что тот мутит ему воду и не дает пить. Ответил ягненок,
что воды он едва губами касается, да и не может мутить ему воду, потому что
стоит ниже по течению. Видя, что не удалось обвинение, сказал волк: "Но в
прошлом году ты бранными словами поносил моего отца!" Ответил ягненок,
что его тогда еще и на свете не было. Сказал на это волк: "Хоть ты и ловок
оправдываться, а все-таки я тебя съем!"

Басня показывает: кто заранее решился на злое дело, того и самые честные
оправдания не остановят [4].

60
Таблица А 2. Частотность использования различных средств
выразительности в текстах перевода и оригинала («Ворона в павлиньих
перьях»).

Средства Оригинал Перевод


выразительности
Анафора 1 0
Ирония 1 2
Градация 1 0
Переносное значение 2 1
Метафора 0 1
Риторический вопрос 0 1
Разговорная лексика 2 18
Просторечная лексика 0 1
Культурная отсылка 0 1
Общее число 7 25

Текст басни «Галка и Павлины» («Ворона в павлиньих перьях») (Эзоп)

Зевс пожелал назначить птицам царя и объявил день, чтобы все явились к
нему. А галка, зная, какая она некрасивая, стала ходить и подбирать птичьи
перья, украшая ими себя. Настал день, и она, разубранная, предстала пред
Зевсом. Зевс за эту красоту уже хотел ее выбрать царем, но птицы,
вознегодовав, обступили ее, каждая вырывая свое перо; и тогда, голая, она
снова оказалась простой галкой.

Так и у людей должники, пользуясь чужими средствами, достигают видного


положения, но, отдав чужое, остаются такими же, как были [4].

61
Таблица А 3. Частотность использования различных средств
выразительности в текстах перевода и оригинала («Муравей и Стрезоза»).

Средства Оригинал Перевод


выразительности
Сарказм 1 1
Эпитет 2 6
Ирония 1 0
Перифраз 1 0
Антитеза 2 1
Олицетворение 0 2
Метафора 0 3
Просторечная лексика 0 5
Игра слов 1 0
Поэтическая лексика 1 0
Лексика народной 0 4
поэзии
Разговорная лексика 0 2
Книжная лексика 0 1
Общее число 9 25

Текст басни «Муравей и Жук» (Эзоп)


В летнюю пору гулял муравей по пашне и собирал по зернышку пшеницу и
ячмень, чтобы запастись кормом на зиму. Увидал его жук и посочувствовал,
что ему приходится так трудиться даже в такое время года, когда все
остальные животные отдыхают от тягот и предаются праздности. Промолчал
тогда муравей; но, когда пришла зима и навоз дождями размыло, остался жук
голодным, и пришел он попросить у муравья корму. Сказал муравей: "Эх, жук,
кабы ты тогда работал, когда меня трудом попрекал, не пришлось бы тебе
теперь сидеть без корму".
Так люди в достатке не задумываются о будущем, а при перемене
обстоятельств терпят жестокие бедствия [4].

62
Текст басни «Муравей и Цикада» (Эзоп)
Была зимняя пора. У Муравьёв подмокла пшеница: они её сушили. Голодная
Стрекоза попросила у них корму.
Муравьи сказали: «Что ж ты летом не собрала корму?»
Она сказала: «Я не бездельничала, а выступала с песнями».
Они засмеялись и говорят: «Если летом ты пела, зимой пляши».
Нельзя ничем пренебрегать, иначе можно оказаться в плачевном положении
[4].

63
Приложение Б

Текст оригинала

Аллитерация Антитеза Метафора Общее число

Рисунок Б 1. Количество языковых средств в оригинальном тексте («Волк и


Ягнёнок).

Текст перевода

Аллитерация Антитеза
Гипербола Риторическое восклицание
Книжная лексика Народная, разговорная лексика
Общее число

Рисунок Б 2. Количество языковых средств в тексте перевода («Волк и


Ягнёнок»).

64
Текст оригинала

Анафора Ирония Переносное значение Разговорная лексика Общее число

Рисунок Б 3 Количество языковых средств в оригинальном тексте («Ворона в


павлиньих перьях»).

Текст перевода

Ирония Переносное значение Метафора


Просторечная лексика Культурная отсылка Риторический вопрос
Общее число

Рисунок Б 4 Количество языковых средств в тексте перевода («Ворона в


павлиньих перьях»)

65
Текст оригинала

Сарказм Литота Ирония Перифраз


Антитеза Ирга слов Поэтическая лексика Обшее число

Рисунок Б 5 Количество языковых средств в оригинальном тексте («Стрекоза


и Муравей»)

Текст перевода

Сарказм Эпитет Антитеза Олицитворение

Метафора Просторечная лексика Лексика народной поэзии Разговорная лексика

Книжная лексика Общее число

Рисунок Б 6 Количество языковых средств в тексте перевода («Стрекоза и


Муравей»)

66
Отчет о проверке на заимствования №1
Автор: kurovskayapolina@gmail.com / ID: 5866101
Проверяющий: (kurovskayapolina@gmail.com / ID: 5866101)

Отчет предоставлен сервисом «Антиплагиат»- http://www.antiplagiat.ru

ИНФОРМАЦИЯ О ДОКУМЕНТЕ ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОТЧЕТЕ


№ документа: 2 Последний готовый отчет (ред.)
Начало загрузки: 14.06.2018 20:19:19 Начало проверки: 14.06.2018 20:19:21
Длительность загрузки: 00:00:01 Длительность проверки: 00:00:04
Имя исходного файла: Diplom_Kurovskaya Комментарии: не указано
(окончательный вариант) Модули поиска:
Размер текста: 842 кБ
Cимволов в тексте: 103195 ЗАИМСТВОВАНИЯ ЦИТИРОВАНИЯ ОРИГИНАЛЬНОСТЬ
Слов в тексте: 13780 21,76% 0% 78,24%
Число предложений: 1271

Заимствования — доля всех найденных текстовых пересечений, за исключением тех, которые система отнесла к цитированиям, по отношению к общему объему документа.
Цитирования — доля текстовых пересечений, которые не являются авторскими, но система посчитала их использование корректным, по отношению к общему объему
документа. Сюда относятся оформленные по ГОСТу цитаты; общеупотребительные выражения; фрагменты текста, найденные в источниках из коллекций нормативно-
правовой документации.
Текстовое пересечение — фрагмент текста проверяемого документа, совпадающий или почти совпадающий с фрагментом текста источника.
Источник — документ, проиндексированный в системе и содержащийся в модуле поиска, по которому проводится проверка.
Оригинальность — доля фрагментов текста проверяемого документа, не обнаруженных ни в одном источнике, по которым шла проверка, по отношению к общему объему
документа.
Заимствования, цитирования и оригинальность являются отдельными показателями и в сумме дают 100%, что соответствует всему тексту проверяемого документа.
Обращаем Ваше внимание, что система находит текстовые пересечения проверяемого документа с проиндексированными в системе текстовыми источниками. При этом
система является вспомогательным инструментом, определение корректности и правомерности заимствований или цитирований, а также авторства текстовых фрагментов
проверяемого документа остается в компетенции проверяющего.

Доля Доля Блоков Блоков


№ Источник Ссылка Актуален на Модуль поиска
в отчете в тексте в отчете в тексте
Модуль поиска
[01] 1,11% 9,21% Скачать zip http://pirao.ru 30 Авг 2017 15 98
Интернет
Модуль поиска
[02] 6,17% 9,18% 581878.zip http://project.1september.ru 28 Мар 2017 68 105
Интернет
Модуль поиска
[03] 4,1% 7,67% Том 3. Басни, стихотворени… http://lib.rus.ec раньше 2011 10 46
Интернет

Еще источников: 11
Еще заимствований: 10,38%

Вам также может понравиться