Вы находитесь на странице: 1из 139

МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное


учреждение высшего образования

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ТРАНСПОРТА (МИИТ)»

Гуманитарный институт

Кафедра «Политология, история и социальные технологии»

А.К. НЕСОЛЕНАЯ

МАНИПУЛЯЦИЯ.
ПОЛИТИЧЕСКАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ И СМИ

Учебное пособие

Москва – 2017
МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное


учреждение высшего образования

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ТРАНСПОРТА (МИИТ)»

Гуманитарный институт

Кафедра «Политология, история и социальные технологии»

А.К. НЕСОЛЕНАЯ

МАНИПУЛЯЦИЯ.
ПОЛИТИЧЕСКАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ И СМИ

Учебное пособие

для студентов технических специальностей университета,


изучающих курс «Политология»

Москва – 2017
УДК 32
Н 55

Несоленая А.К. Манипуляция. Политическая манипуляция и


СМИ: Учебное пособие. – М.: РУТ (МИИТ), 2017. – 138 с.

В учебном пособии последовательно рассматривается


сущность, специфические черты и приемы манипулятивного
воздействия. Особое внимание в пособии уделяется анализу
политической манипуляции как инструмента политической власти
и роли средств массовой информации в реализации массового
манипулятивного воздействия.
Структура пособия и подбор примеров ориентированы на
раскрытие содержания отдельных тем программы курса
«Политология», например, «Избирательные системы и
технологии», «Политическая система общества», реализуемого
кафедрой «Политология, история и социальные технологии»
Гуманитарного института РУТ (МИИТ).
Учебное пособие предназначено для студентов и
аспирантов, изучающих курс «Политология», «Психология
массовой коммуникации» и смежные политологические
дисциплины, а также всех специалистов в области теории и
практики, интересующихся проблематикой манипулятивного
воздействия как инструмента политической власти.

Рецензенты:
Стерлигова Ольга Петровна кандидат биологических наук, доцент
кафедры «Психология, социология, государственное и
муниципальное управление» Российский университет транспорта
(МИИТ).
Некрасов Сергей Иванович доктор философских наук, профессор
кафедры «Гуманитарных и социально-экономических дисциплин»
Московского государственного технического университета
гражданской авиации.

© РУТ (МИИТ), 2017


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………… 4

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ «МАНИПУЛЯЦИЯ» И


СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРИЗНАКИ
МАНИПУЛЯЦИИ…………………………………………… 7

ГЛАВА 2. УСЛОВИЯ И КРИТЕРИИ


ЭФФЕКТИВНОСТИ МАНИПУЛЯТИВНОГО
ВОЗДЕЙСТВИЯ……………………………………………... 16

ГЛАВА 3. ПРИЕМЫ И СПОСОБЫ


МАНИПУЛЯТИВНОГО
ВОЗДЕЙСТВИЯ……………………………………………… 22

ГЛАВА 4. ТЕХНОЛОГИИ МАНИПУЛЯТИВНОГО


ВОЗДЕЙСТВИЯ……………………………………………….. 40

ГЛАВА 5. МАНИПУЛЯЦИИ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ


СИСТЕМА……………………………………………………… 73

ГЛАВА 6. МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ОСНОВЫ


ПРОПАГАНДЫ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ
КОММУНИКАЦИИ………………………………………….. 97

ГЛАВА 7. МАНИПУЛЯЦИИ СОЗНАНИЕМ КАК


ИНСТРУМЕНТ ИНФОРМАЦИОННО-
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ
ПОЛИТИЧЕСКИХ
СИСТЕМ………………………………………………………... 111

3
ВВЕДЕНИЕ

В современном обществе необходимым условием


жизнедеятельности людей является постоянный приток
информации. Будучи постоянно включенным в
различные коммуникативные ситуации, человек,
социальные группы и общности могут выступать в
качестве субъекта и объектом манипулятивного
воздействия. Манипуляция – это в некотором смысле
антипод, противоположность прямого общения. Если
участники коммуникации не скрывают своих исходных
целей и намерений, тогда мы имеет дело с открытой
коммуникацией. Если же субъект коммуникации по тем
или иным причинам скрывает свои исходные намерения
от реципиента, тогда мы имеем дело с манипуляцией.
Предпосылки для манипулятивного воздействия всегда
существуют там, где существует информация. Учитывая
тот факт, что информация, которую продуцирует
современное общество каждый день, имеет
значительный объем, а время на контакт с аудитории с
информацией ограничено, то создаются объективные
предпосылки для манипуляции информацией. Таким
образом, манипуляция – это одна из основных форм
коммуникации в условиях современного общества.
Сегодня изучение манипуляций и частности
политической манипуляции, одно из актуальнейших
направлений изучения ряда дисциплин, таких как
«Психология массовой коммуникации», «Социология
общественного мнения» и др. Особое внимание
изучению манипулятивного воздействия уделяется в
современной политической науке. Понимание
сущности, приемов и механизмов манипулятивного
воздействия является необходимым условием
понимания таких политических явлений и процессов
4
как избирательные технологии, политическая
коммуникация, механизмы политической власти и пр.
Как это ни парадоксально звучит, манипуляция была,
есть и будет одним из широко распространенных и
часто используемых инструментов политической
деятельности. Для наиболее полного понимания
сущности политической манипуляции, необходимо
рассмотрение в общем сущности, свойств и приемов
манипуляции как таковой.
Учебное пособие построено по принципу от
общего к частному, отсюда - первые главы посвящены
свойствам манипулятивного воздействия в целом, далее
подробно рассматривается проблема политической
манипуляции и роли политической манипуляции в
современных социальных системах.
В первой главе учебного пособия рассмотрено
многообразие определений понятия «манипуляция»,
определены ее существенные признаки, поведена
граница между понятием ложь и манипуляция.
Во второй главе пособия обозначены основные
условия осуществления манипуляции и критерии,
позволяющие определить эффективность
манипулятивного воздействия.
Третья глава учебного пособия посвящена
определению наиболее часто встречающихся приемов,
методов и способов манипулятивного воздействия.
В четвертой главе представлены основные
манипулятивные технологии, используемые в
политической деятельности.
Пятая глава направлена на анализ места
манипуляции в политической системе общества, особое
внимание уделено описанию манипулятивных
технологий, используемых в ходе избирательных
кампаний.
5
Шестая глава посвящена определению места
манипуляции в пропагандистском воздействии, как
инструмента политического воздействия.
Седьмая глава рассматривает место и роль
манипуляции в условиях информационно-
психологического противостояния различных
политических систем.

6
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ «МАНИПУЛЯЦИЯ» И
СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРИЗНАКИ МАНИПУЛЯЦИИ

На сегодняшний день существует множество


определений понятия манипуляция (от лат. manus –
рука), часть из них носит откровенно эмоциональный,
оценочный характер, тем самым уже на этапе
определения термина проявляет себя негативное
отношение авторов к содержанию самого термина. Так,
например, Таранов П., определяя манипуляцию,
указывает следующее «...Исполненная коварства, но
всегда внешне пристойная и чистая, изощренная по
способу осуществления, обычно театрализовано
обставленная акция одного человека иди группы лиц в
намерении нарушить или разрушить чужие интересы,
чтобы привести к торжеству и победе интересы
собственные»1. Другой пример взят из Оксфордского
словаря английского языка, в котором манипуляция
трактуется как «акт влияния на людей или управления
ими с ловкостью, особенно с пренебрежительным
подтекстом, как скрытое управление и обработка»2.
Психолог Е.Л. Доценко описывает манипуляцию как
«действия, направленные на "прибирание к рукам"
другого человека, помыкания им, производимые
настолько искусно, что у того создается впечатление,
будто он самостоятельно управляет своим
поведением»3. Из приведенных примеров мы видим, что
посредством использования таких оборотов как
«прибирание рукам», «коварство», «победа собственных

1
Таранов П. Приемы влияния на людей. М., 1997. С. 478.
2
Филатова О.Г. Социология массовой коммункиации. – М.:
Гардарики, 2006. С.101
3
Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М., 1996. С.13.
7
интересов», «пренебрежительный подтекст»,
«разрушить чужие интересы» авторы уже на начальном
этапе ориентируют читателей на негативное отношение
к термину манипуляция.
Другая часть определений понятия манипуляция
носит относительно объективный, безоценочный
научный характер. Так, в изданном в 1969 г. в Нью-
Йорке «Современном словаре социологии»
манипуляцию определяют как «вид применения власти,
при котором обладающий ею влияет на поведение
других, не раскрывая характер поведения, которое он от
них ожидает»1. Другой автор Магилевская Э.
определяет манипулирование как один из способов
целенаправленного воздействия одного человека
(манипулятора) или группы людей на другого (других),
при котором влияние осуществляется, прежде всего, в
интересах манипулятора и предпочтительно незаметно
для объекта манипулирования2. Битянова С.М.
определяет манипуляцию как распространенную форму
межличностного общения, предполагающую
воздействие на партнера по общению с целью
достижения своих скрытых намерений; при
манипулятивном общении ставится также цель добиться
контроля над поведением и мыслями другого человека;
партнер не информируется об истинных целях общения;
они либо просто скрываются от него, либо подменяются
другими3.

1
Цит. По: Белояр А. Толковый словарь демократического новояза и
эвфемизмов. // www.politike.ru (Дата обращения: 29.08.17)
2
Цит. по: Магилевская Э. Ток-шоу как жанр ТВ: происхождение,
разновидности, приемы манипулирования. // www.regla.ru (Дата
обращения: 29.08.17)
3
Битянова М. Социальная психология. М., 1994. С.12.
8
Е.Л. Доценко составлена таблица суждений о
манипуляции как психологическом механизме (табл. 1).

Таблица 1
Представления различных авторов о понятии
манипуляция (с разбивкой определений на
критерии)1
Автор Определение
Б.Н. Бессонов Форма духовного воздействия, скрытого
господства, осуществляемая
насильственным путем
Д.А. Господство над духовным состоянием,
Волкогонов управление изменением внутреннего мира
Р. Гудин Скрытое применение власти (силы) вразрез с
предполагаемой волей другого
О.Т. Йокояма Обманное косвенное воздействие в
интересах
манипулятора
Л. Прото Скрытое влияние на совершение выбора
У. Рикер Такое структурирование мира, которое
позволяет выигрывать
Дж. Рудинов Побуждение поведения посредством обмана
или игрой на предполагаемых слабостях
другого
В.Н. Отношение к другому как к средству,
Сагатовский объекту, орудию
Г. Шиллер Скрытое принуждение, программирование
мыслей, намерений, чувств, отношений,
установок, поведения

В результате анализа суждений Доценко Е.


выводит некоторую обобщающую формулу
манипуляции, где четко прослеживаются семь «групп

1
Там же.
9
признаков, в каждой из которых выделен обобщенный
критерий, претендующий на то, чтобы войти в
определение манипуляции:
1. родовой признак – психологическое воздействие;
2. отношение манипулятора к объекту
манипуляции, как к средству достижения
собственных целей;
3. стремление получить односторонний выигрыш;
4. скрытый характер воздействия, как факта
воздействия, так и его направленности;
5. использование (психологической) силы, игра на
слабостях, потребностях и интересах объекта
манипуляции.
Кроме того, еще два критерия оказались несколько
обособленными:
6. побуждение, мотивационное привнесение;
7. мастерство и сноровка в осуществлении
манипулятивных действий1.
Более подробно, но во многом схоже с формулой
Доценко Е., определены родовые признаки
манипуляции в работе Г. Шиллера. Во-первых,
манипуляция – это вид духовного, психологического
воздействия (а не физическое насилие или угроза
насилия). Мишенью действий манипулятора является
дух, психологические структуры человеческой
личности.
Во-вторых, это скрытое воздействие, факт
которого не должен быть замечен объектом
манипуляции, для достижения успеха манипуляция
должна оставаться незаметной. Успех гарантирован,
когда объект манипуляции верит, что все происходящее
естественно и неизбежно. Короче говоря, для

1
Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М., 1996. С. 14.
10
манипуляции требуется фальшивая действительность, в
которой ее присутствие не будет ощущаться. Еще более
тщательно скрывается главная цель, так, чтобы даже
разоблачение самого факта попытки манипуляции не
привело к выяснению дальних намерений, поэтому
сокрытие, утаивание информации - обязательный
признак, хотя некоторые приемы манипуляции
включают в себя «предельное самораскрытие», игру в
искренность.
В-третьих, манипуляция - «это воздействие,
которое требует значительного мастерства и знаний»1.
Если речь идет об общественном сознании, то к
разработке акции обычно привлекаются специалисты
или хотя бы специальные знания, почерпнутые из
литературы или инструкций. Поскольку
манипулирование общественным сознанием стало
технологией, появились профессиональные
работники, владеющие этой технологией (или ее
частями); система подготовки кадров, научные
учреждения, научная и научно-популярная литература.
К вышеперечисленным признакам следует
добавить также то, что все приемы манипулирования
строятся на отвлечении внимания объекта от основной
цели субъекта, т.е. манипуляция предполагает некий
внешний стимул, фиксирующий внимание объекта, и
стимул скрытый, побуждающий объект к действию,
которое сам бы он не совершил, но которое по какой-то
причине необходимо субъекту. Дешифровка скрытого
стимула лишает манипуляцию смысла. Чтобы
манипуляция была осуществлена успешно, внешний
стимул должен быть значимым для объекта. Не приняв
внешнего стимула, объект, соответственно,

1
Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М., 1980. С.53.
11
проигнорирует скрытый. Суть данного эффекта точно
сформулировал Д. Карнеги: «Лично я люблю землянику
со сливками. Но рыба почему-то предпочитает другие
кушанья. Поэтому когда я иду на рыбалку, я беру для
нее не то, что люблю, а червяков и сушеных
кузнечиков».
Как видим, основной механизм манипуляции, с
точки зрения Г. Шиллера – это скрытое принуждение,
программирование мыслей, намерений, чувств,
отношений, установок, поведения объекта
манипуляции.
Обобщенная формула выглядит так:
«Манипуляция – это вид психологического
воздействия, искусное исполнение которого ведет к
скрытому возбуждению у другого человека намерений,
не совпадающих с его актуально существующими
желаниями»1. Таким образом, манипуляция – это
вид психологического воздействия, используемый для
достижения одностороннего выигрыша посредством
скрытого побуждения другого к совершению
определенных действий, посредством воздействия на
различные структуры личности.
Рассмотрев определение понятия
«манипуляция», возникает вопрос: насколько
тождественны понятия манипуляция и ложь? Как
отличить манипуляцию от простого обмана или лжи?
Ответ на поставленные вопросы зависит от того, каким
будет исходное определение понятия «ложь (обман)».
Есть довольно популярный пример,
предложенный российским исследователем Е. Доценко
в книге «Психология манипуляции»: «Например, кто-то
спрашивает у нас дорогу на Минск, а мы его направляем

1
Там же.
12
ложно на Пинск – это лишь обман. Манипуляция будет
иметь место в том случае, если тот, другой, собирался
идти в Минск, а мы сделали так, чтобы он захотел пойти
в Пинск»1.
Однако, если использовать определение понятия
ложь, предложенное Полом Экманом, то мы увидим,
что в данном примере оба варианта общения содержат в
себе ложь.
С точки зрения известного американского
исследователя феномена лжи Пола Экмана, ложь (или
обман) – это «действие, которым один человек вводит в
заблуждение другого, делая это умышленно, без
предварительного уведомления о своих целях и без
отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не
раскрывать правды». Экман П. выделяет две основные
формы лжи: умолчание и искажение. При умолчании
лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает
ложной. При искажении же лжец предпринимает некие
дополнительные действия – он не только скрывает
правду, но и предоставляет взамен ложную
информацию, выдавая ее за истинную. Зачастую только
сочетание умолчания и искажения приводит к обману,
но в некоторых случаях лжец может достичь успеха и
просто не говоря всей правды2.
Феномен лжи имеет несколько основных
аспектов: гносеологический, логический, нравственный
и пр. Гносеологический аспект лжи основывается на
условиях познания, при которых происходит искажение
информации. Последнее может происходить по

1
Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М., 1996. С.13-15.
2
Экман П. «Психология лжи. Обмани меня, если сможешь». СПбю,
2010. // http://www.e-reading.club/bookreader.php/106192/Ekman_-
_Psihologiya_lzhi.html (дата обращения: 16.07.2017)
13
объективным причинам – в силу природы физических
объектов (например, мы не способны в силу
ограниченных возможностей наших органов чувств, в
полной мере отражать все внешние раздражители,
отсюда неизбежно искажение представлений о внешних
объектах), или же по субъективным причинам – в силу
природы человеческого сознания и мышления
(например, в силу недостаточного словарного запаса
человек не способен корректно отражать то, что с ним
происходит или то, что он видит).
С точки зрения формальной логики, ложь
выступает в паре с таким понятием как истина. Под
истиной понимается способность данного суждения
отражать объективную реальность такой, какая она есть
на самом деле, отсюда ложь – это суждение, которое
отражает реальность не такой, какая она есть на самом
деле.
Парадоксальность феномена лжи проявляется и с
точки зрения нравственности. Сознательная ложь, как
обман, имеет явно негативное значение, а лживость
является пороком. Но в то же время в философии
морали встает также вопрос о необходимости лжи.
Например, в крайнем случае, для спасения чьей-нибудь
жизни. И тогда ложь оказывается добродетелью. Как
писал Владимир Соловьев: “...Жертвовать человеческой
жизнью для точного исполнения отдельного
предписания – есть внутреннее противоречие и не
может быть нравственным”1.
Таким образом, возвращаясь к приведенному
примеру с городами, в первом случае присутствует

1
Новая философская энциклопедия/ Под редакцией В. С. Стёпина.
В 4 т-х. М.: Мысль. 2001. // http://dic.academic.ru/ (дата обращения:
16.07.2017)
14
искажение информации, мы ложно направляем человека
вместо города Минска в город Пинск. Во втором случае
также присутствует ложь, но в этом варианте в форме
умолчания о своих истинных намерениях. Отсюда мы
видим, что ложь может выступать в качестве приема
манипулятивного воздействия, однако отождествлять
понятие ложь и манипуляция не правильно, т.к. если
человек лжет – это не всегда значит, что он намерен
манипулировать другим человеком, ложь может иметь
цель обезопасить самого лжеца, тогда о манипуляции
речи идти не может.
Отличие манипуляции ото лжи можно
проиллюстрировать еще одним примером из реальной
жизни. Так, люди, в принципе, очень осторожно от-
носятся к различным химическим добавкам –
консервантам, порошковым напиткам, косметическим
средствам, которые используют химические соединения
для достижения желаемого эффекта. Но стоит
производителям указать на присутствие в составе товара
«мультивитаминов», «каротинов», «натуральных
компонентов», как недоверие к нему исчезает.
Исследователями показано на практике, что люди,
весьма скептично относящиеся к напиткам наподобие
«просто добавь воды», становятся активными
потребителями чая в растворимых гранулах «с
натуральным вкусом лесных ягод, витаминами А, О, Е»,
не задумываясь особо над тем, существуют ли
«натуральные» витамины в сухом виде1.

1
Филатова О.Г. Социология массовой коммуникации – М.:
Гардарики, 2006. С.106.
15
ГЛАВА 2. УСЛОВИЯ И КРИТЕРИИ
ЭФФЕКТИВНОСТИ МАНИПУЛЯТИВНОГО
ВОЗДЕЙСТВИЯ

Эффективность манипулятивного воздействия


обусловлена рядом условий и критериев.
К критериям эффективности манипулятивного
воздействия в массовой коммуникации можно отнести:
1. Использование определенных механизмов
психики людей.
2. Расчет времени сообщения информации, канала
ее распространения и др.
3. Привязка аудитории к эмоционально близкому,
персонифицированному источнику информации.
4. Подпороговое влияние на психику, эксплуатация
базовых потребностей индивида.
В манипуляции едва ли не решающую роль
могут сыграть сопутствующие атрибуты ситуации
взаимодействия либо контекстный фон – физические
условия общения, окружение, обстановка, интерьер;
культурный фон, социальный статус участников
общения, стандартность или экстраординарность
события как предмета общения.
Формируя у читателей «иллюзию
независимости», коммуникатор добивается рождения
такого общественного мнения, которое ему выгодно.
При проявлении невыгодного общественного мнения
коммуникатор стремится сформировать у читателя
психологическую установку «белой вороны», не
допуская публичного выражения протеста или,
наоборот, демонстрируя его, подчеркивая достоинства
данного источника информации (независимость,
иллюстрация разных точек зрения и т.д.).

16
Эффективность манипулирования со стороны
коммуникатора достигается также при выполнении
некоторых принципов: последовательность влияния,
автоматизм принципа взаимного обмена; принцип
общественного (коллективного) доказательства («все
так думают», «все так говорят», «все так делают»);
принцип публичного свидетельства; принцип
когнитивной поддержки ранее высказанных тезисов
(политики постоянно заказывают в прессе и на
телевидении «рейтинги популярности» и предлагают
«результаты опросов общественного мнения»,
формирующие отношение электората к себе или
партии); давление авторитета.
Важное условие успешного манипулирования
заключается в том, что в подавляющем большинстве
случаев граждане не желают тратить ни душевных и
умственных сил, ни времени, просто чтобы усомниться
в сообщениях. Во многом это происходит потому, что
пассивно окунуться в поток информации гораздо легче,
чем критически перерабатывать каждый сигнал. Как
считает Г. Шиллер, «успех манипуляции гарантирован,
когда манипулируемый верит, что все происходящее
естественно и неизбежно. Короче говоря, для
манипуляции требуется фальшивая действительность, в
которой ее присутствие не будет ощущаться»1.
Как правило, манипуляторы эксплуатируют
потребности, которые должны действовать безотказно:
потребность в безопасности, в пище, в чувстве
общности и пр. Специализированность и точная
направленность массового воздействия возможна тогда,
когда организатору воздействия известны
специфические качества интересующего его слоя

1
Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М., 1980. С. 102.
17
населения или группы людей. Более «продвинутые»
способы манипулирования предполагают
предварительное изготовление мнений или желаний,
закрепление их в массовом сознании или в
представлениях отдельного человека, с тем, чтобы
можно было к ним обратиться. Например, создание
мифа о заботливом президенте или респектабельности
компании, убеждение партнера в том, что ему хотят
помочь или что ему угрожает опасность.
Всякая манипуляция сознанием есть
взаимодействие. Коммуникативный акт предполагает
наличие субъекта и объекта. Процесс манипуляции
асимметричен: есть сторона, воздействующая, и
сторона, на которую воздействуют (субъект и объект).
Жертвой манипуляции человек может стать лишь тогда,
когда выступает как ее соавтор, соучастник. Только
если человек под воздействием полученных сигналов
перестраивает свои воззрения, мнения, настроения, цели
– и начинает действовать по новой программе, -
манипуляция состоялась. В современном мире
манипулирование получило достаточно глубокую
научную разработку и практическое применение. Общая
технология глобального, общегосударственного
манипулирования обычно основывается на попытке
повлиять на человека по каналам, которые менее всего
контролируются им осознанно, и таким образом
внедрить в его сознание мифы – иллюзорные идеи,
утверждающие определенные ценности и нормы и
воспринимаемые преимущественно на веру, без
рационального, критического осмысления. При
внимательном рассмотрении обыденное сознание
оказывается сотканным из мифов. Мифы являются
эффективным инструментом конструирования
реальности. Они составляют фундамент всей
18
иллюзорной картины мира, создаваемой
манипуляторами.
Основой манипулирования является создаваемая
СМИ художественная реальность, которая может в
корне изменить пропорции подлинной модели мира.
Важной предпосылкой для манипуляции можно считать
и тот факт, что, обладая монополией на информацию,
СМИ задают приоритеты событий. В мире происходят
миллионы событий, но обсуждается только та их часть,
которую СМИ вводят в сферу внимания респондента.
Наряду с фактором отбора информации
существует не менее важный источник манипулятивной
силы СМИ – СЛОВО, как важнейшее орудие, с
помощью которого политики воздействуют на массы.
Слово – это инструмент, позволяющий политическим
лидерам создавать значимые для избирателей образы,
«заряжать» людей энергией, побуждать их к действиям:
«Действует магия удостоверенных, повторяемых слов и
формулировок. Она распространяется, подобно
заражению, с быстротой электрического тока и
намагничивает толпы. Слова вызывают четкие образы
крови или огня, воодушевляющие или мучительные
воспоминания о победах либо о поражениях, сильные
чувства ненависти или любви»1.
Манипулятивные возможности СМИ заключены
также в необходимости интерпретировать факты,
комментировать их. Здесь все определяет уровень
социальной ответственности журналиста, в какой
контекст он вмонтирует факты, какими словами опишет
их, что подчеркнет, о чем умолчит, как оценит. Любое
манипулирование осуществляется через
трансформацию модели мира человека или социальной

1
Московичи С. Век толп. М.,1996. С.189.
19
группы, при опоре на особенности функционирования
нашего сознания.
Рассмотрим идею известного американского
исследователя Г. Бейтсона, выявившего и
классифицировавшего уровни самосознания человека:
1. Миссия (Зачем я живу?).
2. Самопредставление (Кто я есть?) –
идентификация.
3. Убеждения (Во что я верю?) – ценности, взгляды,
установки.
4. Способности (Каковы мои возможности?) –
ресурсы, стратегии.
5. Поведение (Что я обычно делаю?) –
специфические виды поведения, состояния,
ситуации.
6. Окружение (Каково мое окружение?) – среда,
территория.
Чем выше уровень самосознания, тем больше его
влияние на модель мира человека. Процесс
манипулирования (как воздействия на модель мира
человека или социальной группы) тем более эффективен
(по мощности воздействия на социум), чем более
высокий логический уровень модели мира задействует
манипулятор.
Изменение верхнего уровня приводит к
перестройке всех нижних, в то время как изменение
нижних уровней может лишь слегка корректировать
верхние. На два верхних уровня – миссия (Зачем я
живу?) и самопредставление (Кто я есть?) – влияют,
прежде всего, мифологические структуры, к которым
принято относить науку (прежде всего философию) и
религию. Два следующих логических уровня –
убеждения (Во что я верю?) и способности (Каковы мои
возможности?) – представляют собой поле для
20
воздействия пропаганды и социализации. На последний
уровень – поведение (Что я обычно делаю?) и
окружение (Каково мое окружение?) – ориентирована
главным образом реклама. В конечном счете, все
средства манипулирования через воздействие на
логические уровни модели мира добиваются
специфического (выгодного манипуляторам) поведения,
как индивида, так и социальных групп в
соответствующем окружении при условии сохранения у
объекта манипулирования иллюзии свободного выбора1.
Чем выше уровень манипулирования, тем
медленнее осуществляется «обработка» сознания, но
тем сильнее трансформация по всем нижним уровням и
долговременнее результаты воздействия.
Соответственно чем ниже уровень, тем быстрее
достигается реакция, но она менее устойчива.
Таким образом, мы видим, что условия и
критерии эффективности манипулятивного воздействия
условно могут быть поделены на две группы. Первая
группа объективных условий эффективности
манипуляции связна с внешними условиями
жизнедеятельности людей и общества, к ним можно
отнести «повестку дня», предлагаемую СМИ, дефицит
времени и значительные объемы информации,
влияющие на сознание отдельных индивидов и
социальных групп. Вторая группа, может быть
обозначена как субъективные условия эффективности
манипуляции, сюда относятся самосознание личности,
наличие опыта, образования, знаний и способности к
критическому осмыслению информации отдельного
индивида.

1
Филатова О.Г. Социология массовой коммуникации – М.:
Гардарики, 2006. С.106.
21
ГЛАВА 3. ПРИЕМЫ И СПОСОБЫ
МАНИПУЛЯТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

Весь спектр приемов манипулятивного


воздействия, о котором мы поговорим в данном разделе,
опирается на ряд механизмов социально-
психологического воздействия. К подобным
механизмам относится: идентификация, подражание,
внушение, стереотипизация, психические автоматизмы,
заражение и эмпатия1.
Идентификация, или отождествление с
объектом, один из самых древних механизмов
взаимодействия людей, обеспечивавший передачу
опыта от поколения к поколению. Идентификация
подразумевает осознанное уподобление,
отождествление себя с кем-либо или чем-либо,
например, отождествление себя с другим индивидом,
группой или даже вымышленной личностью. При
идентификации усваиваются мотивы и цели объекта
идентификации, происходит постижение и присвоение
его личностных смыслов.
При включении механизма идентификации происходит
неосознанное, внелогическое усвоение ценностей,
мотивов и даже способа мышления того человека с кем
мы себя идентифицируем. Механизм идентификации
включается при следующих условиях: во-первых,
человек, с которым мы себя идентифицируем, нам
нравится; во-вторых, этот человек является для нас
авторитетом; в-третьих, человек чем-то похож на нас,
например, должность, социальная группа, место
рождения, внешнее сходство и т.д.

1
Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М.:Речь, 2003. С.50-52.
22
Механизм подражания – это социально-
психологический механизм, обеспечивающий
воспроизводство одним человеком определенных
образцов поведения (манер, действий, поступков)
другого человека. Люди склонны подражать тем, кто
обладает авторитетом, кто вызывает у них чувство
симпатии, тем, кто является для них значимым
(референтным) объектом.
Механизмы «идентификации» и «подражания»
связаны между собой, но не являются тождественными
понятиями. «Подражание» предполагает
воспроизведение одним человеком действий, поведения
другого человека. «Идентификация» – это переживание
определенной степени своей тождественности объекту
идентификации, желание следовать ему.
Идентификация может выражаться через подражание,
которое в данном случае становится способом
осуществления «идентификации». «Подражание»
сводится к простому копированию действий других
людей, а «идентификация» подразумевает ещё и
усвоение мотивов, целей и ценностей объекта
идентификации.
Внушение – это совокупность приемов
воздействия на личность, использование которых
позволяет добиться от реципиента некритического и
неосознанного восприятия информации. Эффективность
внушения повышается при высоком статусе
коммуникатора, при возникновении у реципиента
аттракции по отношению к коммуникатору,
установление раппорта с реципиентом, а также в случае,
если реципиент находится в состоянии,
способствующем внушению (расслаблен, чувствует себя
в безопасности, испытывает положительные эмоции и
пр.). Ниже мы более подробно остановимся на приемах,
23
позволяющих заставить реципиента некритично
воспринять информацию.
Стереотипизация – это механизм, основанный
на стремлении мышления к упрощению и обобщению
опыта. Стереотип – это устойчивый упрощенный образ
какого-либо явления или социальной группы, которое
используется при взаимодействии с окружающей
действительностью. Стереотипы значительно экономят
умственные усилия личности и позволяют достаточно
быстро идентифицировать ситуацию и человека.
Психические автоматизмы – это структурно-
динамические образования, актуализация которых
приводит к стандартному результату. Такие
автоматизмы формируются с опытом, который
приобретается человеком в процессе
жизнедеятельности, и существуют в виде свернутых
схем перехода к действию в ответ на определенные
стимулы, что значительно сокращает длительность
ориентировки в стандартных для индивида ситуациях.
Заражение может быть рассмотрено как процесс
передачи эмоционального состояния помимо
смыслового воздействия или дополнительно к нему от
одного человека к другому. Для заражения характерно
сужение сферы сознательного восприятия. Этот
феномен чаще всего возникает в толпе, когда люди
руководствуясь лишь своим эмоциональным
состоянием, действуют на основе информации,
принятой без должного анализа, а то и просто слепо
копируют действия других людей. При заражении
важную роль играет степень общности установок
человека и коммуникатора или степень идентификации
с ним.
Эмпатия – это постижение эмоционального
состояния другого человека через сопереживание,
24
сочувствие. При эмпатии наблюдается снижение
рефлексии, критичности мышления, и таким образом
повышается склонность к идентификации, заражению и
внушению1.
Таким образом, мы видим, что все механизмы
социально-психологического воздействия
взаимосвязаны и зачастую воздействуют помимо
сознания реципиента.
Другой аспект, на который стоит обратить
внимание, заключается в том, что исходным
материалом, с помощью которого осуществляются
манипуляции, является информация. Действия
манипулятора по отношению к информации условно
можно разделить на несколько основных видов, обычно
информация либо фабрикуется, либо искажается, либо
интерпретируется, производить подобные операции
можно различными способами. Сфабриковать
информацию - означает придумать и рассказать
сведения о событии, процессе или человеке, которых в
объективной реальности никогда не происходило.
Например, приписать кому-либо заявления, которых он
никогда не делал, описать события, которых не было на
самом деле. Искажение информации подразумевает
частичное изъятие информации из общего объема
сведений о процессе, событии или человеке. Сюда
можно отнести, например, одностороннюю подачу
информации, когда боевые действия показываются
только со стороны одного участника, либо утаить саму
важную информацию, какие-либо существенные детали,
либо неточно цитировать, когда приводится часть фразы
или выступления, которая в отрыве от контекста

1
Антонова Н.В. Психология массовых коммуникаций. – М.:
Издательство Юрайт, 2014. С.127-129.
25
приобретает другой, подчас противоположный смысл.
Под интерпретацией – подразумевается истолкование,
объяснение, раскрытие смысла исходной информации, а
также сопровождение ее определенными оценками,
мнениями. Так, например, интерпретировать факты в
выгодном для манипулятора свете, проявлять
избирательное внимание к фактам в соответствии со
своей позицией, отредактировать информацию, добавив
различные домыслы. Зачастую в одной статье, сюжете,
репортаже могут применяться все вышеперечисленные
приемы трансформации исходной информации.
В научной литературе описывается широкий
спектр приемов манипулятивного воздействия.
Приемы манипулятивного воздействия чаще всего
используются в совокупности, вместе, что позволяет
достичь наибольшего эффекта. Следует обратить
внимание, что все приведенные ниже приемы
манипуляции так или иначе имеют в основе те приемы
работы с информацией, а также задействуют механизмы
социально-психологического воздействия, которые
рассмотрены нами выше в данном разделе. К приемам
манипулятивного воздействия относится:
1. Приклеивание, или навешивание ярлыков
(name calling) – выбор оскорбительных эпитетов,
метафор для обозначения человека, организации,
идеи, социального явления. Например, слово
«фашист» имеет устойчивую негативную
коннотацию в нашем сознании, таким образом,
называя кого-либо фашистом, вы ориентируете
аудиторию на определенное отношение к
человеку. Данный прием может работать и с
положительными «ярлыками», приводя к
обратному эффекту, например, мы можем

26
назвать человека «святым» повлияв тем самым
на формирование положительного образа.
2. «Сияющие обобщения», или «блистательная
неопределенность» (glittering generality) – замена
названия, обозначения чего-либо более общим
родовым именем, которое имеет положительную
эмоциональную окраску и вызывает
доброжелательное отношение окружающих
(эксплуатация положительных чувств к
определенным понятиям, например, «свобода»,
«демократия», «патриотизм» и др.).
3. Перенос или трансфер (transfer) — искусное,
ненавязчивое и незаметное для большинства
людей распространение авторитета и престижа
того, что ими ценится и уважается, на то, что им
преподносит источник коммуникации, здесь
задействуются положительные и негативные
ассоциативные связи.
4. Ссылка на авторитеты, «по рекомендации»,
свидетельства или свидетельствование
(testimonial) – приведение высказываний
личностей, обладающих высоким авторитетом
или же наоборот, таких, которые вызывают
отрицательную реакцию у аудитории.
5. «Свои ребята» или игра в простонародность
(plain folks) – коммуникатор, его идеи,
предложения, высказывания оцениваются как
«хорошие», так как он принадлежат простому
народу.
6. Перетасовка или «подтасовка карт» (card
stacking) – отбор и тенденциозное преподнесение
только положительных или только
отрицательных фактов и доводов при

27
одновременном замалчивании
противоположных.
7. «Общий вагон», «общая платформа» или
«фургон с оркестром» (band wagon) – подбор
суждений, высказываний, фраз, требующих
единообразия в поведении, создающих
впечатление, будто так делают все. Сообщение,
например, может начинаться словами: «Все
нормальные люди понимают, что...» и т.п.
8. Мультипликативность (дробление) подачи
информации, избыточность, высокий темп,
которые затрудняют осознанное, критическое
восприятие информации
9. Осмеяние – влияние на сферу
малоосознаваемых, неосознаваемых и
подсознательных психических явлении. Там, где
прямая критика и негативное воздействие
блокируется психологическими барьерами,
защитные реакции личности на воздействие в
юмористической форме резко снижаются.
10. Метод отрицательных групп отнесения –
прием, когда определенная совокупность
взглядов утверждается как единственно
правильная. Все те, кто разделяют эти взгляды,
обладают какими-то ценными, положительными
качествами и в определенном плане «лучше» тех,
кто разделяет другие (часто противоположные
или принципиально отличные от
пропагандируемых)1.

1
Грачев Г., Мельник И. Манипулирование личностью:
организация, способы и технологии информационно-
психологического воздействия.// www.philosophy.ru (Дата
доступа:06.09.2017)
28
11. Инициирование вторичной информационной
волны – наиболее сильный прием воздействия
на большие группы людей. Суть его заключается
в проведении пропагандистской акции такого
характера, что она заставляет осветить ее в ряде
СМК. Возможен вариант, когда не содержание
самой акции, а ее освещение в некоторых СМК
делается таким образом, что это заставляет
значительно большое количество СМИ
комментировать первоначальные сообщения, тем
самым многократно усиливая мощность
информационно-психологического воздействия.
Происходит распространение информационного
сообщения в других СМИ, т.е. создается так
называемая «первичная» информационная волна.
Основная же цель использования этого приема
заключается в создании вторичной
информационной волны на уровне
межличностного общения посредством
инициирования соответствующих обсуждений,
оценок, появления соответствующих слухов. Все
это позволяет достичь и усилить эффект
информационно-психологического воздействия
на целевые аудитории1.
Многие из рассмотренных приемов
манипулирования сознанием, сформулированные в
Институте анализа пропаганды (США) в конце 1930-х

1
Келасьев О.В., Казаков С.В., Лейс А.Ю. Специфика
коммуникации власти и населения в контексте массового
публичного протеста // Журнал социологии и социальной
антропологии. 2006. Т.9. №1 (34) С.103-122.
29
гг., до сих пор являются актуальными1. С тех пор
арсенал приемов значительно пополнился другими, но
основным инструментом манипуляции по-прежнему
остаются средства массовой информации.
Как правило, СМИ выбирают наиболее
шокирующую версию события, делая из частного
случая обобщения и далеко идущие выводы. Так было,
например, с убийством в Санкт-Петербурге
«таджикской девочки» X. Султановой, с приемным
русским мальчиком, погибшим в США, с покушением
на руководителя Большого театра в Москве. Во всех
случаях СМИ домысливали информацию,
экстраполировали частный случай на все похожие,
делали обобщающий вывод, который иногда оказывался
безосновательным.
Часто используется способ фрагментации,
заключающийся в следующем: информационный поток
представляет собой не связанные друг с другом
фрагменты, клипы, ведущие к мозаичности сознания
аудитории, которой трудно сформировать правильную и
полноценную картину мира.
Манипулятивные приемы могут иметь свою
специфику, в зависимости от сферы применения
манипуляции. Например, широко в массовых
коммуникациях, в частности в рекламе, применяются
следующие методы манипулятивного воздействия2.
Метод «Утвердительных высказываний»
заключается в использовании утверждений, которые
преподносятся как факт, при этом подразумевается, что

1
Белояр А. Манипуляции общественным мнением // Толковый
словарь демократического новояза и эвфемизмов // www.politike.ru
(Дата обращения: 29.08.17)
2
Шарков Ф.И. Реклама в коммуникационном процессе. М.: Дашков
и К, 2007.
30
эти утверждения очевидны и не требуют
доказательства. Часто основу подобных «утверждений»
составляет непроверенная, недоказанная информация,
главное это утвердительный формат подачи. Например,
«Ваша киска купила бы Вискас».
Метод «Выборочного подбора информации»,
состоит в специальном подборе и использовании только
тех фактов, которые являются выгодными с точки
зрения субъекта информационно-коммуникативного
воздействия. Подбор фактов и информации
осуществляется таким образом, чтобы, например,
показать коммуникатора в выгодном, привлекательном
ракурсе. Отсюда одно и то же событие освещается по-
разному в новостях различных телевизионных каналов.
Часто данный метод используется в политических и
избирательных кампаниях. Обычно отбирается одна или
несколько наиболее выгодных черт кандидата, которые
всяческих обыгрываются или подчеркиваются в
рекламе, дебатах и интервью.
Метод «Использования слоганов» позволяет
сконцентрировать основные особенности, название
и/или образ рекламируемого товара в одну фразу,
которая посредством многократных повторений
внедряется в сознание потребителя. Фактически этот
метод основывается на механизме внушения. Слоганы
могут также использоваться в политичсеких кампаниях,
концентрированно выражая идеологию и ценности
партии или кандидата.
Метод «Дополнительного свидетельства»
основан на эффекте авторитета коммуникатора: чем
авторитетнее коммуникатор в глазах объекта
манипуляции, тем выше доверие к его информации и
сообщению. Дополнительное свидетельство может быть
как обезличенным, так и принадлежать организации или
31
группе, которая обладает авторитетом в данной области.
Например, «клиническая практика доказала…» -
обезличенное дополнительное свидетельство ценности
жевательной резинки «Dirol»; «испытания показали, что
… именно поэтому стоматологи рекомендуют…» -
доказательство ценности жевательной резинки «Orbit».
При персонифицированном дополнительном
свидетельстве может указываться фамилия, имя, место
работы «стоматолога», подтверждающего ценность
рекламируемого товара. При этом, используемые в
рекламе люди, не обязательно имеют реальных
прототипов.
Метод «Победившая сторона» основан на
эффекте конформизма, обусловленного желанием
людей принадлежать к большинству, желанием «быть
как все», «быть на стороне победителя». Например, «70
% женщин отметили улучшение…». Потребитель
подобного сообщения доверяет информации, т.к. в ней в
цифрах выражена позиция большинства.
Метод «Использования авторитетов (групп
влияния, референтных групп или лидеров мнения»)» по
содержанию очень близок к методу «Дополнительного
свидетельства», однако основан на другом
психологическом механизме, механизме
идентификации. В данном случае источником
информации становится известная личность, группа,
артист, певец, телеведущий и пр. Важно, чтобы этот
человек был широко известен, нравился аудитории,
имел популярность. Отсюда, произносимое им
сообщение, достаточно легко принимается той частью
аудитории, которая стремится «быть как он», стремится
быть похожим на коммуникатора. В избирательных
кампаниях часто участвуют известные артисты, которые
агитируют за кандидата. В некоторых случаях они
32
становятся членами того или иного движения или
партии, что положительно влияет на имидж партии.
Метод «Создания контраста» заключается в
том, чтобы преподнести информацию, товар или
человека, как нечто кардинально отличающееся от
остальных, радикально улучшающее ситуацию,
обладающее исключительными свойствами,
эффективностью и т.д. Для создания контраста могут
использоваться такие визуальные приемы как,
например, черно-белые кадры негативно окрашенной
ситуации – и затем цветные кадры с рекламируемым
товаром или средством.
Метод «Сравнения» основан на убеждении, при
котором основной акцент делается на логическую и
наглядную демонстрацию преимуществ того или иного
товара по сравнению с другими, аналогичными
товарами или услугами. При этом важную роль играет
простота и наглядность сравнения. Однако зачастую в
качестве существенных признаков товара в подобного
рода сравнениях, выступают не существенные свойства
товара, а его вторичные качества. На первый план
выдвигается не качество, состав товара, а например,
менее важные свойства, такие как удобная упаковка,
новая крышка, новый дизайн и т.д.
Метод «Такие же как все» основан на механизме
идентификации личности. В данном случае в качестве
коммуникатора выступает не известная личность, а
человек, сходный с типичным представителем целевой
аудитории – «такой же как я». Например, в рекламе
крема «Долгит» используются представители старшего
поколения, которые рассказывают друзьям о
«чудесных» свойствах мази, помогающих избавится от
боли в суставах.

33
Метод «Продвижения положительного образа
товара на основе другого, уже сформированного,
положительного образа» состоит в использовании уже
известной марки, бренда, слогана или фирменного
стиля, для продвижения новой продукции, товара или
услуги. В данном случае задействуются уже
сформированные в сознании потребителя
положительные образы, новый же образ через
ассоциации также включается в сознание целевой
аудитории. Например, два слогана «Это то, что я хочу»
и «Вот, что я люблю». Первый слоган регионального
производителя пиццы очень созвучен со слоганом
известного бренда фаст-фуда «Макдональдс».
Метод «Акцент на простоте и скорости
получения эффекта» исходит из того, что люди не
склонны к совершению действий, требующих
значительных усилий. Именно поэтому демонстрация
простоты и скорости эффекта – один из популярных
приемов воздействия на аудиторию. Например, очень
часто в рекламе мы слышим «15 минут и вы забудете о
головной боли», «эффект после первого применения» и
пр. Однако, следует учитывать, что если потребитель,
использую ваш товар не получит указанного эффекта в
те сроки что вы обозначили в рекламе, это может стать
причиной негативной реакции и даже судебных
разбирательств.
Метод «Превентивные ответа» основывается
на том, что человеку нравятся те люди, которые его
понимают и относятся к нему со вниманием. В процессе
восприятия информации у человека могут возникать
мысленные вопросы, и, если он вдруг слышит ответ на
него с экрана телевизора, то возникает как бы «эффект
чтения мыслей», что повышает доверие к
коммуникатору и информации. Для эффективного
34
использования данного метода важно собрать как
можно больше возможных типичных вопросов
потребителей, например, посредством метода фокус-
группы. Например, у зрителя может появиться вопрос:
«Это, наверное, дорого?» Этот же вопрос
воспроизводится кем-либо из героев сюжета – и тут же
он получает ответ от другого действующего лица. При
этом у зрителя возникает идентификация с героем,
задавшим вопрос, и он и дальнейшее его поведение,
например, покупку товара.
Метод «Использование положительных и
ценностных образов, понятий и слов» основа на
создании связи между рекламируемым или
пропагандируемым объектом и ценностями аудитории.
Ценности – это признание важности различного рода
объектов реальности для человека, группы или
общества в целом. Ценности обеспечивают ориентацию
человека в окружающем мире, и то, что соответствует
ценностям, ощущается человеком как близкое,
правильное, заслуживающее доверия. В манипуляции
могут использоваться универсальные общечеловеческие
ценности, национальные, этнические, индивидуальные
ценности, характерные данной социальной группе.
Данный метод может быть использован в различных
формах: связывание, подмена, создание миссии и т.д.
Метод «Связывания» состоит в создании
устойчивой ассоциации объекта рекламирования с
положительными эмоциями, образами, ценностями и
понятиями. Например, в 1990-е годы в рекламном
ролике масла «Rama» был использован подобный
прием, связавший рекламируемый товар и хлеб: «Хлеб –
сколько труда и сколько добра в него вложено…
ароматный, мягкий и теплый хлеб… Что может быть

35
вкуснее? Только хлеб и «Rama»… Хлеб и «Rama» -
созданы друг для друга».
Другой вариант – метод «подмена», когда
конкретный товар, его употребление или использование
приравнивается и «подменяется» на понятие,
относящееся к основным ценностям общества.
Например, в одном из рекламных роликов концерна
«Бабаевский», используется подмена употребления
продукции фабрики на «приобретение здоровья»:
«…подарите детям здоровье – фабрика «Бабаевская».
Метод «Создание миссии товара» предполагает,
что в слогане компании обозначается роль компании,
смысл ее деятельности и т.д. Подобный прием
использовался в следующих рекламных роликах,
например, «Tefal» думает о вас», «Жизнь в
удовольствие. Доказано «Zanussi»1.
Метод «Псевдообъяснение» помогает зрителю
найти обоснование для своего выбора. Люди склонны
считать, что их решения рациональны и логичны. Хотя
это не всегда так. Делая выбор, например, при покупке
товара, человек стремится найти объяснение своему
выбору. Псевдообъяснения, предлагаемые рекламой,
помогают человеку обосновать свой собственный
выбор. В качестве такого объяснения может выступать
описание процесса действия товара, сопровождаемое
видеорядом, комментарием, упоминанием специального
рецепта, «формулы» и т.п. В качестве «объяснения»
может использоваться и просто упоминание о
«специальных ингредиентах», «концентрате фруктов»,
«компонентах на натуральной основе» или
«специальных добавках». Многие рекламные ролики в

1
Антонова Н.В. Психология массовых коммуникаций – М.:
Издательство Юрайт, 2014. С.132-137.
36
качестве «объяснения» используют названия
химических веществ, которые в силу своей
неизвестности для неспециалистов, создают ощущение
научности и «объясняют» высокие качества товара1.
Зачастую с манипулятивным воздействием
отождествляют понятие «внушение», хотя это не
вполне корректно. Корректнее считать внушение одним
из широко используемых приемов манипуляции.
Внушение или суггестия – это процесс воздействия на
психику человека, направленный на снижение
сознательности и критичности воспринимаемой
информации, что позволяет последней стать частью
когнитивной сферы личности в практически
неизмененном виде. Использование различных приемов
внушающего воздействия позволяет добиться внимания
и запоминания информации помимо человеческой воли
и сознания.
Таким образом, мы видим, что арсенал методов
манипулятивного воздействия весьма широк.
Особенность манипуляции массовым сознанием и
общественным мнением заключается в комбинировании
различных приемов воздействия, что в совокупности с
многократным повторением и тиражированием
приводит к достижению целей манипулятивного
воздействия.
Необходимо обратить внимание на тот факт, что
манипуляция может быть «одноэтапным» или разовым
актом воздействия (в случае межличностной
манипуляции), но в случае массового воздействия
манипуляция становится сложным многоэтапным
процессом, которые можно условно обозначить как
манипулятивные игры или процессы. Иными словами,

1
Там же.
37
процесс манипулирования может быть растянут во
времени и представлять многошаговую поэтапную
процедуру оказания манипулятивного воздействия на
человека.
Разовая манипуляция может быть относительно
простым процессом, включающим «одноактный»
период общения с использованием одного или
нескольких приемов манипулятивного воздействия.
Многоэтапные манипуляции – структурно достаточно
сложны, т.е. включают комплекс (систему)
разнообразных манипулятивных приемов, действие
которых направлено на различные психологические
структуры личности и использование различных
психологических механизмов с поэтапной реализацией
этих приемов в определенные периоды времени и в
различных ситуациях взаимодействия. Условно в
процессе манипуляции массовым сознанием можно
выделить несколько этапов. Первый подготовительный
этап – подразумевает создание атмосферы доверия,
подбор личности коммуникатора, который будет
осуществлять передачу информации, определение
канала, коммуникативной ситуации и времени
воздействия. Его задача — разрушение у адресата
имеющихся психологических установок, барьеров к
восприятию последующей информации. Второй или
основной этап, который должен довести нужную
информацию в соответствующей форме и увеличить
внушающий эффект воздействия информации в ущерб
ее рациональной оценке. Задача этапа — привлечь
внимание и возбудить интерес к передаваемым
сообщениям, воздействовать информацией.
Заключительный этап манипуляции массовым
сознанием связан с оценкой эффективности оказанного
воздействия, которое может осуществляться, например,
38
посредством социологических опросов, оценки
рейтинга и анализа содержания других каналов
обратной связи.
Таким образом, сложная манипуляция имеет свои
временную, пространственную и организационно-
социальную структуры. Сложные и устойчивые
организационные формы манипулятивного воздействия
на человека, могут обозначаться самостоятельными
понятиями, например, такими как политические игры,
психологические операции, манипулятивные
информационно-пропагандистские и информационно-
рекламные кампании и т.д.

39
ГЛАВА 4. ТЕХНОЛОГИИ МАНИПУЛЯТИВНОГО
ВОЗДЕЙСТВИЯ

4.1. Конструирование «жертвы» как способ


создания управляемой конфликтной ситуации

Суть манипулирования общественным мнением


заключается в создании и внедрении в общественное
сознание искаженных или ложных образов социальной
реальности. Для этого используются различные
технологии конструирования реальности. Описание
манипулятивной технологии конструирования
«жертвы» предложено Г.И. Козвыревым1.
Предложенная технология строится вокруг
понятия жертва. Автор предлагает разграничивать
понимание «реальной жертвы конфликта» и « образа
жертвы». Реальная жертва конфликта — это люди,
пострадавшие в результате конфликтного
взаимодействия сторон, которые не принимали
непосредственного участия в конфликте, не
представляли реальной угрозы конфликтующим и
признанные в качестве жертв «значимыми другими».
Реальная жертва конфликта (если она имела
место) и ее образ могут в значительной степени
расходиться по своим качественным и количественным
характеристикам. В философском понимании образ —
это идеальное отражение предметов и явлений
материального мира в сознании человека. В психологии
образ — это субъективная картина мира или его

1
Козырев Г.И. «Жертва» как феномен социально-политического
конфликта (теоретико-методологический анализ): дис. … д-ра
социол. наук. М., 2008.
40
фрагментов. В социологии образ – это обобщенное,
социально сконструированное отражение реальных
характеристик предметов и явлений. В дальнейшем под
словом «образ» мы будем понимать целенаправленно
сконструированное отражение реальных и мнимых
характеристик «жертвы».
Начало конструирования «жертвы» может
предшествовать возникновению конфликтной ситуации
и конфликта, может инициироваться в ходе развития
конфликта, а может иметь место в постконфликтный
период. Основной причиной конструирования образа
жертвы, автор определяет как стремление субъекта,
конструирующего определенный тип «жертвы», путем
воздействия на общественное сознание создать выгод-
ную для себя конфликтную ситуацию для достижения
поставленных целей. При этом конструируемый тип
«жертвы» должен, прежде всего, отвечать
стратегическим и тактическим целям и задачам той или
иной противоборствующей (противостоящей) стороны в
определенный период времени и в определенной
ситуации. Кроме того, он должен приобрести
социальную значимость как для непосредственных и
косвенных участников конфликта, так и для окру-
жающей социальной среды.
Общая классификация конструируемых типов
«жертвы» конфликта может быть следующей; «жертва-
герой», «жертва-утрата», «жертва по принадлежности»,
«жертва-трагедия», «жертва-страна», «жертва-народ»,
«жертва-предлог», «абстрактная жертва». Некоторые
типы «жертвы» могут «выполнять» одновременно
различные функции, то есть использоваться и как
«жертва-герой», и как «жертва-утрата», и как «жертва-
потеря» и др., такой тип «жертвы» условно можно

41
назвать «многофункциональным» или
«универсальным» . 1

Теоретико-методологической основой
конструирования образа «жертвы» являются различные
концепции конструктивизма, и прежде всего, работы П.
Бергера и Т. Лукмана, а также П. Бурдье.
Процесс конструирования образа «жертвы»
предполагает проведение целого ряда этапов, которые
так или иначе дополняют друг друга или являются
составной частью один другого. Все они предполагают
воздействие на общественное сознание, прежде всего
через средства массовой коммуникации.
Рассмотрим, как может конструироваться образ
«жертвы», на примере целенаправленного
конструирования «жертвы-героя».
Основные этапы конструирования «жертвы-
героя»:
Актуализация «жертвы» - сторона,
конструирующая образ реальной или мнимой жертвы,
различными способами стремится привлечь внимание
общественности к актуализируемой проблеме.
«Приватизация» «жертвы» - процесс, в ходе
которого конструирующая «жертву» сторона стремится
убедить общественность в том, что «невосполнимую
утрату» в лице «жертвы» понесла именно она или ее
союзник. Например, стараниями советской пропаганды
образ Павлика Морозова был, как бы изъят из своей
семьи, своей деревенской среды и им противопоставлен.
Героизация «жертвы». Какими бы качествами
ни обладала «жертва» в реальности, в процессе

1
Подробнее об этом см.: Козырев Г.И. «Жертва» в структуре
социально-политического конфликта: монография. М.: Экслибрис-
Пресс, 2008. С. 87-89.
42
героизации она, как правило, наделяется качествами
положительного героя, который и в обычной жизни
проявлял незаурядные способности, демонстрировал
смелость, принципиальность, честность и др., и в
экстремальных условиях вел себя достойно. Наиболее
характерным в этом отношении, на наш взгляд, является
образ «жертвы-героя» Зои Космодемьянской, которая и
в реальной жизни во многом соответствовала
конструируемому образу,
Гуманизация «жертвы» — придание реальной
или мнимой «жертве» определенных свойств и качеств,
которые подчеркивали бы ее жизнелюбие и добрые
отношения к окружающим: «он так любил жизнь», «у
него были большие планы на будущее», «он всем желал
добра», «все они (пострадавшие) были мирными
жителями». Гуманизация, во-первых, способствует
увеличению в массовом сознании значимости
понесенной утраты, во-вторых, подчеркивает
антигуманный характер посягателей на «жертву».
Последнее обстоятельство, благодаря пропаганде и
манипуляции фактами, может превратить палача и
тирана в «самого человечного человека», а его жертвы в
безжалостных «врагов народа».
Контраст между гуманизмом, героизмом и
трагизмом «жертвы», с одной стороны, и антигуманной,
варварской сущностью ее врагов, с другой стороны,
является наиболее значимым, если «жертвой» стано-
вятся относительно незащищенные в реальной жизни
существа: дети, женщины, старики. Например,
легендарная героиня французского народа Жанна д'Арк
(1412-1431), в наибольшей степени, на наш взгляд,
сочетала в себе большинство из перечисленных качеств.
Поэтому этот образ героической жертвы, по мнению
французов, оказал решающее влияние на исход
43
столетней войны (1337-1453), а сама она в 1920 г. была
канонизирована католической церковью.
Институционализация образа «жертвы». Для
актуализации конструируемого образа создаются
памятники, музеи, научные организации, периодически
проводятся различные мероприятий. Имя «жертвы-
героя» присваивается улицам, городам, поселкам,
кораблям и самолетам. Суть целенаправленной
институционализации конструируемого типа «жертвы»
заключается в том, чтобы на официальном уровне
закрепить создаваемый образ «жертвы», придать ему
общенародную и государственную значимость,
обеспечить образу государственную и общественную
поддержку и защиту. Одной из основных задач
институционализации конструируемой «жертвы» явля-
ется «закрепление» вновь создаваемой социальной
реальности и установление контроля над поведением
людей. Например, отрицание холокоста во многих
странах преследуется в уголовном порядке.
Историзация (мифологизация) «жертвы». В
ходе институционализации одновременно создается и
история «жертвы», так как любой институт должен
иметь свою историю. Эта история может создаваться
как на основании реальных событий и фактов, так и на
основании вымыслов (мифов). И чем длиннее история,
тем большим количеством мифов она обрастает.
Мифологизация «жертвы» предполагает придание
образу «жертвы» каких-то вымышленных свойств и ка-
честв, которыми она не обладала в действительности
или обладала не в полной мере. При этом если реальные
факты из жизнедеятельности «жертвы», или
свидетельства очевидцев противоречат создаваемому
образу, то такие факты либо замалчиваются, либо
интерпретируются необходимым образом. А свидетелей
44
вынуждают либо молчать, либо говорить то, что
необходимо для конструирования нужного образа
«жертвы». Известно, что первоначально созданный
Александром Фадеевым образ героев-молодогвардейцев
не понравился Сталину, и писателю пришлось вносить в
уже созданный образ значительные коррективы.
Следовательно, создавая или разрушая те или иные
мифы (образы), можно переписывать историю, оказывая
влияние на сознание и поведение людей. В своей книге
«Техника пропаганды в мировой войне» Г. Лассуэлл
изложил целую систему принципов создания
политических мифов с помощью подбора
соответствующих слов .
1

Объективация образа «жертвы» - это процесс,


в результате которого «субъективно» конструируемый
образ или произошедшее событие приобретают свою
собственную реальность, устойчивость и повторяемость
в сознании и поведении людей. Построенные памятни-
ки, музеи, мемориальные комплексы, написанные
произведения и др., посвященные «жертве», начинают
жить собственной жизнью. Отныне сконструированный
виртуальный образ «жертвы» воспринимается как
изначальная данность социального мира2.
Легитимация образа «жертвы».
«Институционализированному миру (по Бергеру и
Лукману) требуется легитимация, то есть способы его
«объяснения» и оправдания». Чтобы мир стал более
убедительным для нового поколения3. Однако

1
Lasswell H. The Structure and Function of Communication in Society
// The Process and Effects of Mass Communication. Chicago.1971. P.
84-99.
2
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.
Трактат по социологии знания. М., 1995. С.101.
3
Там же. С.103.
45
легитимизация предполагает не только «объяснение» и
«оправдание» институционализированного мира, но и
признание его целесообразности и правомерности.
Понятие легитимности было введено М. Вебером
для обозначения такого социального порядка, который
признается людьми правомерным и рациональным и
которому люди подчиняются без массового
принуждения . На уровне общества речь идет об
1

общественном признании институционализированного


образа жертвы и правомерности отдания ей
соответствующих почестей. На международном уровне
речь идет о международном признании наличия
«жертвы» и ее значимости. Непризнание национального
образа «жертвы-героя» (или просто «жертвы») другими
государствами расценивается как враждебный акт.
Например, в настоящее время факт геноцида армян-
ского народа (1915 г.) признала 21 страна. Турция, не
желающая признавать факт уничтожения ею более
полутора миллионов армян, находится в сложных
международных отношениях с теми странами, которые
этот факт признали.
Сакрализация «жертвы» — придание «жертве»
священного смысла. Если в конструировании образа
«жертвы» принимает участие церковь, то «жертва»
дополнительно наделяется статусом святомученика.
Сакральный образ «жертвы» или какой-то ее символ
становятся основным элементом определенных обрядов,
ритуалов, культовых действий. Например, принятие
присяги молодых воинов у памятника жертвам прошлой
войны, посвящение в пионеры в доме-музее «жертвы-
героя».

1
Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные
произведения. М.: Прогресс, 1990. С.646-647.
46
Сакрализация «жертвы» как бы завершает
процесс вхождения конструируемого образа в
институциональную систему и в культуру социума.
Сакральный образ «жертвы» воспринимается не только
как легитимный социальный институт, как объективная
реальность, но и как элемент культуры, имеющий
сакральную ценность. Сакрализация «жертвы» как бы
возвращает историческую память социума к тому
изначальному священному смыслу жертвоприношения,
который основан не столько на разуме, сколько на вере
в сакральную силу принесенной жертвы. Сакрализация
в значительной мере увеличивает влияние образа
«жертвы» на социализацию и поведение людей.
После завершения формирования образа
«жертвы» начинается процесс реализации или
эксплуатации данного образа в социальных и
политических практиках. По мнению Бергера и
Лукмана, процесс производства социального продукта
(экстернализация) и его объективация, реализовываются
в процесс интернализации, посредством которой в ходе
социализации объективированный социальный мир
переводится в сознание и поведение людей1.
Целенаправленно конструируемый образ, как
«социальный продукт», предполагает двойное
назначение. Во-первых, как элемент социальной
реальности и как социальный институт,
сформированный образ «жертвы» оказывает влияние на
социализацию людей. Например, на образах таких
героев, как Павка Корчагин, Павлик Морозов, Зоя
Космодемьянская, и др. были воспитаны десятки
миллионов советских людей. Кроме того, образ

1
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.
Трактат по социологии знания. М., 1995. С. 102.
47
«жертвы» как элемент культуры также способствует
идентификации и мобилизации людей на основе общих
ценностей. Во-вторых, «жертва», как эквивалент
социального обмена, с древнейших времен разделяет
людей на тех, кто принес жертву, и на тех, кто
«повинен» в появлении «жертвы». Если «в обмен» на
понесенную жертву сторона не получила
соответствующую компенсацию («ответный дар»), то
она вправе предъявлять претензии к посягателю.
Например, Прибалтийские страны – Литва, Латвия,
Эстония считают себя жертвами оккупации СССР и
пытаются обосновать законность выплаты им компен-
сации. Кроме того, считающая себя обиженной сторона
может целенаправленно конструировать образ врага,
повинного в появлении «жертвы» и не возместившего
потерю.
Неудовлетворенность наличием в обществе
неоплаченной (невозмещенной) «жертвы» может
передаваться от поколения к поколению, в
определенных условиях актуализироваться и
становиться поводом или причиной для новых
конфликтов.
В процессе конструирования «жертвы» также
используются такие методы информационной войны,
как информационное доминирование,
безальтернативная подача «нужной» информации,
работа на опережение противника1. Особая роль в
конструировании «жертвы» (или иного образа)
принадлежит телевидению, так как оно сочетает в себе
семантическое воздействие слова и зрительное

1
Почепцов Г.Г. Психологические войны. 4-е изд. М.,2008. С.362-
363.
48
восприятие конструируемого образа1. Кроме того,
телевидение способно одновременно воздействовать на
воображение и на чувства. Например, «образ
изуродованной взрывом невинной жертвы доводится
телевидением буквально до каждой семьи, а
воображение "подставляет" на место "жертвы" самого
телезрителя или его близких, и это порождает целую
бурю чувств. Затем уже дело техники – направить эти
чувства на тот объект, который подрядились разрушить
манипуляторы...»2.
В качестве примера применения технологии
формирования образа «жертвы» (в данном примере
«жертвы-этноса») предлагается рассмотреть один из
наиболее острых, трагических и непредсказуемых по
своим последствиям конфликтов современности –
сербско-косовский конфликт3.
Автономный край Косово входил в состав
Сербской республики (Югославия). 90 процентов
населения края до 1999 г. составляли этнические
албанцы и лишь 10 процентов сербы. Косовские
албанцы многие годы стремились отделиться от
Сербской республики и создать свое независимое
государство. Центральное просербское правительство
всячески препятствовало отделению Косова, мотивируя
это тем, что этот район является исконно сербской
территорией - колыбелью зарождения сербской нации.
В 1999 г. между армией Сербии и Армией
освобождения Косова (АОК) начались
полномасштабные военные столкновения. Среди

1
Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М., 2007. С.98-99.
2
Там же. С.184.
3
Козырев Г.И. Социология общественного мнения – М.: ИД
«ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2014. С. 185-187.
49
мирного населения с обеих сторон появились
многочисленные жертвы.
Соединенные Штаты и их союзники в качестве
«жертвы» конфликта признали косовских албанцев, а
правительство Слободана Милошевича и Сербскую
армию позиционировали как «агрессора». Такая
позиция была навязана и международным
организациям, и международному общественному
мнению. Сложившуюся на тот момент (1998-1999 гг.)
конфликтную ситуацию можно смоделировать,
используя предложенную ниже схему структуры
социально-политического конфликта (рис. 1).

Рис.1. Структура сербско-косовского конфликта (1998-


1999 гг.) (жертва сконструированная Косвенной
стороной 1)

Процесс целенаправленного конструирования


«жертвы-этноса» США и их союзники начали с
актуализации проблемы многочисленных жертв среди
мирного населения в Косово. Для этой цели использо-
вались многочисленные СМИ и различные
дипломатические каналы. Результатом актуализации
50
проблемы явилось создание Дипломатической миссии
наблюдателей в Косово (ДМНК), которая с разрешения
президента Сербии Милошевича (на которого было
оказано давление со стороны «международной
общественности») в конце 1998 г. была допущена в
Косово. В январе 1999 г. Миссия «открыла»
захоронение в Рачаке, в котором якобы находились
многочисленные тела убитых сербами албанских
мирных жителей. Позже будет доказано, что данное
захоронение было создано специально и что найденные
там тела принадлежат боевикам Армии освобождения
Косово. Но на тот момент заранее подготовленная
постановка удалась. Во-первых, был признан факт
наличия ранее актуализированной «жертвы», во-вторых,
согласно исследовательской концепции, произошла,
«приватизация» жертвы. Растиражированная
многочисленными СМИ мнимая «жертва» стала
«объективной реальностью». Сербскую сторону
обвинили в целенаправленном уничтожении мирных
албанцев. В марте 1999 г. авиация НАТО, без санкции
Совета Безопасности ООН, подвергла суверенную
страну жестокой бомбардировке, в результате которой
военная и экономическая мощь Сербии была подорвана.
Сербию вынудили вывести свои войска из Косова. В
зону конфликта были введены миротворческие войска
КFOR (международные миротворческие силы),
контролируемые НАТО. По сути, произошло
фактическое насильственное отделение Косова от
Сербии. Большая часть сербского населения Косова
вынуждена была покинуть свои дома и превратиться в
беженцев. Оставшиеся в Косово сербы стали
заложниками во враждебно настроенном против них
албанском большинстве.

51
В феврале 2008 г. Парламент сербского края
Косово в одностороннем порядке провозгласил свою
политическую независимость от Сербии. Это
политическое событие «взорвало» политическую
стабильность в Европе и вызвало огромный резонанс во
всем мире. Часть государств (США, Австралия, Турция,
Великобритания, Германия, Италия и др.), поспешили
признать Косово в качестве независимого государства.
Противники независимости Косова (Россия, страны
СНГ, Китай, Испания, Греция и др.), считают акт
провозглашения независимости незаконным с точки
зрения мирового права. Мир раскололся, и возникла
новая конфликтная ситуация, в которой многие страны
идентифицируют Сербию с «жертвой» неправовой
политики США и их союзников1.
Таким образом, косвенная сторона сербско-
косовского конфликта (США и их союзники), используя
конструируемую ими «жертву», создала управляемую
ею конфликтную ситуацию и достигла своих целей в
конфликте. При этом США и НАТО, подвергнув
суверенную страну Сербию варварским
бомбардировкам, не имея на то соответствующего
мандата Совета Безопасности ООН, превратились из
косвенной стороны сербско-косовского конфликта в
агрессора.
В качестве другого примера использования
технологии формирования образа «жертвы», приведен
пример, рассмотренный Г.И. Козыревым. Это пример
конструирования «многофункциональной жертвы» как
способа создания управляемой конфликтной ситуации и

1
Цепляев В. Косово раскололо мир // Аргументы и факты. 2008. №
9. С.2; Сычева В. Косоворот истории // Итоги. 2008. № 9. 25
февраля. С.40-42.
52
предлога для начала конфликта, на примере
деятельности американских СМИ и администрации
Белого Дома по поводу террористического акта 11
сентября 2001 г. в США1.
Необходимо отметить, что фактически каждая
конструируемая «жертва» создается для достижения
нескольких явных и латентных целей, то есть является
многофункциональной по своей сути. Поэтому выбор
для анализа конфликтной ситуации, сложившейся после
теракта, произошедшего 11 сентября 2001 г. в США,
обусловлен тем, что в нем «многофункциональность»
конструируемой жертвы просматривается наиболее
четко.
В настоящее время существуют различные
версии того, кто являлся заказчиком и подлинным
исполнителем терактов, произошедших 11 сентября
2001 г. в США2. Но в задачи анализа не входит
выявление этих проблем. Можно только
констатировать, что данный теракт был весьма
эффективно использован США для формирования
«многофункциональной жертвы», которая стала
использоваться администрацией Соединенных Штатов в
качестве оправдания своей последующей агрессивной
внешней политики.
Конструируемая администрацией президента
США «многофункциональная жертва» содержит в себе,
как минимум, следующие типы «жертв»: «жертва-
страна», «жертва-трагедия», «жертва-утрата», «жертва-
герой».

1
Козырев Г.И. Социология общественного мнения – М.: ИД
«ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2014. С. 188-190.
2
См., например: Зимин Н. Сопротивление материалов // Итоги.
2007.№38. С.42-46.
53
Жертва-страна. Данный тип «жертвы» является
основным в составе «многофункциональной жертвы»,
так как он рассчитан на значительное изменение
международных отношений, корректировку меж-
дународных отношений, идентификацию друзей и
врагов.
Сразу же после теракта президент США Дж. Буш
мл. сделал заявление о том, что его страна стала
жертвой международного терроризма и что отныне
Соединенные Штаты имеют все основания наносить
ответные удары по террористам в любой точке мира.
Охвативший после событий 11 сентября население
США страх ограничил свободу их восприятия и
мышления, а также и свободу выбора. Движимые всеоб-
щим стремлением устранить угрозу новых терактов,
американцы поддержали своего президента. Восприятие
своей страны как жертвы агрессии сплотили нацию.
Около 90 % американцев выразили поддержку Бушу в
его стремлении «наказать» виновников теракта1.
Но основная функция «жертвы-страны», как уже
говорилось, - это внешняя политика. Объявив США
жертвой международного терроризма, президент Дж.
Буш как бы получил карт-бланш на поиски и наказание
виновных в произошедшей трагедии по всему миру.
Жертва-трагедия. Суть образа «жертвы-
трагедии», заключается в том, чтобы представить
произошедшее событие как удар судьбы.
Сконцентрировав внимание людей на трагизме по-
павших в ситуацию жертв и намерениях проявить
заботу о пострадавших людях, администрация США
вывела из-под критики и наказания своих сотрудников,

1
Ольшанский Д.В. Психология террора. М.: Академический
проект; Екатеринбург: деловая книга, 2002. С.68-69.
54
отвечающих за безопасность страны. Никто из
высокопоставленных чиновников Белого Дома не был
привлечен к ответственности за случившуюся трагедию,
а популярность президента Буша, как уже говорилось,
даже возросла.
Жертва-утрата. В процессе конструирования
«жертвы-утраты» на первый план выдвигаются
количественные характеристики пострадавших. При
этом, чем большее количество людей стали жертвами
конфликта, тем больше оснований имеет потерпевшая
сторона для предъявления претензий к виновной в
появлении жертв стороне. В результате теракта 11
сентября 2001 г. погибли 2750 мирных жителей. Это
самый жестокий и кровавый теракт в истории США. Все
это дает весомые основания для поиска и наказания
виновников произошедшего события, то есть для
возмездия.
Жертва-герой. В событии 11 сентября были и
свои герои, которые, рискуя своей жизнью, помогали
другим. Имена героев выявлялись и множились. Их
подвиги стали основанием для гордости и подражания.
К шестой годовщине трагического события на месте
гибели людей был построен мемориальный комплекс.
Образ «жертвы-героя» анализируемого теракта в той
или иной последовательности прошел (проходит)
основные стадии своего формирования, проанализиро-
ванные нами выше.
Каждый из типов «многофункциональной
жертвы» играет свою роль в конфликте и в
политических отношениях и в зависимости от
потребностей создателей образа «жертвы» может
актуализироваться в той или иной ситуации. В целом
каждый из типов «жертвы» способствует

55
формированию более основательного
многофункционального образа «жертвы».
Администрация Соединенных Штатов стремится
с максимальной пользой для себя использовать
сконструированную ею «многофункциональную
жертву». По мнению аналитиков, «она превратила 11
сентября в мандат вседозволенности... Наиболее
вопиющий пример – война в Ираке»1. И хотя
развязанные США и НАТО войны в Афганистане и
Ираке требуют немалых материальных и людских
затрат, в стратегическом плане США значительно
укрепили свои позиции на Ближнем Востоке и Средней
Азии.

4.2. Технология формирование образа «врага»

В предыдущем разделе отмечалось, что


конструирование «жертвы» предполагает и
формирование образа «врага», который либо
непосредственно повинен в посягательстве на «жертву»,
либо имеет к этому посягательству косвенное
отношение, либо рассматривается как потенциальная
угроза. Непосредственный или потенциальный
посягатель на «жертву» идентифицируется как «враг»,
которому необходимо противостоять или которого
необходимо уничтожить2.
«Враг» как понятие и как восприятие субъектом
«другого» имеет глубинные корни, которые уходят в
родоплеменные общественные отношения. Это связано,

1
Стуруа М. Кто звонит по 9/11 // Московский комсомолец. 2007. 11
сент. С.4.
2
Козырев Г.И. Социология общественного мнения – М.: ИД
«ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2014. С. 129-138.
56
во-первых, с необходимостью самоидентификации
социальной группы и ее различения по принципу «свой
– чужой», во-вторых, с необходимостью определения
того, что представляет опасность для самого
существования группы.
Для архаичного социума окружающий мир был
достаточно враждебным. Опасность подстерегала
человека на каждом шагу. Поэтому «образ врага» в
общественном сознании формировался как комплексное
понятие, как собирательный образ, включающий в себя
различные негативные явления. «Враг» мог
персонифицироваться и с реальной угрозой, и с
вымышленным (мифологическим) образом, «угрожаю-
щим» самому существованию социальной общности.
«Смертельная опасность, исходящая от врага, — по
мнению Л. Гудкова, — является важнейшим признаком
этих смысловых или риторических конструкций. Этим
враг отличается от других, хотя и близких персонажей
символического театра...»1.
Итак, важнейшим признаком идентификации
врага является исходящая от него смертельная угроза
человеку, группе, социуму.
Следующим отличительным признаком врага
является его дегуманизация – наделение врага
различными негативными свойствами и качествами.
Так, известный исследователь психологии агрессии Л.
Берковец подчеркивает различие между
инструментальной агрессией, при которой нападение
обусловлено в основном стремлением к достижению
определенной цели, и враждебной агрессией, при кото-
рой основной целью является нанесение вреда или

1
Гудков Л. Идеология врага / Негативная идентичность. М.,2004.
С.562.
57
уничтожение жертвы1. Следовательно, враг
ассоциируется со злом, ненавистью, агрессией,
коварством, насилием, смертью и прочим негативом.
Поэтому дегуманизация объекта реальной или мнимой
опасности является следующим основным условием
формирования образа врага.
Итак, враг – это актор (явление),
представляющий собой реальную или мнимую угрозу
самому существованию индивида, группы, социума,
носитель антигуманных свойств и качеств. Враг может
ассоциироваться с конкретной личностью («личный
враг фюрера»), с племенем, этносом, нацией, классом,
партией, государством («империя зла»), с идеологией
(фашизм, национализм, расизм), с общественным
строем (капитализм, социализм) и пр.
Понятие «враг» (как и само общество) проходит
различные этапы своего развития. В примитивных
первобытных группах враждебность по отношению к
«чужим», по мнению Г. Зиммеля, является
естественным состоянием, а война – едва ли не
единственной формой взаимоотношения с чужой
группой2.
Образ врага – это качественная (оценочная)
характеристика (имидж) врага, сформированная в
общественном сознании. Это восприятие врага и
представление о враге. При этом враг и его образ могут
значительно отличаться друг от друга, так как
восприятие отражает не только объективную
реальность, но и оценочные интерпретации, и

1
Берковец Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. СПб.,
2001. С.45.
2
Зиммель Г. Человек как враг // Социологический журнал. 1994.
№2.
58
эмоциональные компоненты перцепции. Кроме того, на
формирование образа врага оказывают влияние
стереотипы и установки, присущие массовому
сознанию. Необходимо учитывать также то, что
восприятие врага опосредовано определенными
источниками информации, например СМИ, которые
могут целенаправленно формировать определенный
образ врага.
В социальных и политических отношениях
существуют различные основания для «поиска»
реальных и мнимых врагов, вот некоторые из них:
1. Традиционные основания – как необходимое
условие для групповой самоидентификации.
Внешний враг способствует укреплению
внутригрупповых связей и отношений,
объединению всех членов группы для борьбы с
внешней угрозой.
2. Социально-психологические основания возникают
в период аномии (по Дюркгейму). Аномия
способствует росту социальной напряженности,
концентрации конфликтной (агрессивной)
энергии, которая «ищет» возможные пути для
своего выхода. В этих условиях поиск «врага»
является одним из наиболее простых и
действенных способов канализации энергии
конфликта на реальных и мнимых врагов.
3. Целерациональные основания возникают в
конфликтной ситуации, причинами которой
являются несовместимые интересы и цели двух и
более субъектов (сторон) политических
отношений. Например, если два государства
(народа) претендуют на спорную территорию и
при этом они не идут ни на какие взаимные

59
уступки, то друг другом они могут
восприниматься как враги.
4. Ценностно-рациональные основания –
определение врага на основе несовместимых
ценностей, например по различиям в идеологии,
религии, культуре, цивилизации и др. В
последние годы основанием для ценностного
конфликта стали отношения к сексуальным
меньшинствам.
5. Ситуационные основания. Не вполне
самостоятельный субъект политики может
оказаться в ситуации, когда он вынужден
воспринимать другого субъекта как врага, не
имея для этого достаточно оснований. Например,
во время Второй мировой войны некоторые
страны Восточной Европы (Румыния, Венгрия и
др.) под давлением Германии вынуждены были
воевать против Советского Союза, то есть
идентифицировать его как врага.
6. Конъюнктурные основания. Иногда субъект
политики позиционирует другого субъекта в
качестве «врага» по конъюнктурным
соображениям. Например, такие страны, как
Грузия, Литва, Латвия, Эстония, Польша, в
последние годы периодически «раскрывают»
враждебные происки Москвы по отношению к
себе. Такая политика дискредитации России
поощряется западными покровителями (особенно
США) и приносит этим странам (правящей
элите) политические дивиденды как во внешней,
так и во внутренней политике. Некоторые страны
Запада также не упускают возможности обвинить
Россию во «враждебных» помыслах или
действиях. Суть этих, нередко безосновательных,
60
обвинений состоит в том, чтобы заставить
Россию оправдываться в том, чего она не
совершала, и поступаться своими интересами в
пользу «обвинителей».
7. Манипулятивные основания. Манипуляция
предполагает определенные действия (систему
мер), которые способствуют тому, что объект
манипуляции совершает поступки, не
отвечающие его интересам. Например, в
последние годы возникли объективные
основания для более тесного экономического и
политического сотрудничества между Россией и
Евросоюзом. Но такое сотрудничество не
выгодно Соединенным Штатам. Манипулируя
общественным сознанием, США пытаются
внушить Евросоюзу, что Россия представляет
собой потенциальную опасность,
потенциального врага, который вынашивает
какие-то коварные замыслы. Манипуляция
образом врага также позволяет некоторым
странам увеличивать военный бюджет.
8. Стремление понизить статус (поразить в
правах) названного врагом субъекта. Само
понятие «враг» несет в себе негативные
ассоциации. Следовательно, враг, как правило, не
может претендовать не только на позитивное, но
даже на беспристрастное к себе отношение. То
есть «враг» уже самим своим определением
ставится в заведомо невыгодное для себя
положение. Например, США и их союзники
нередко применяют термин «враг демократии» в
отношении нелояльных к ним политических
режимов и лидеров и тем самым также стремятся
поразить их в своих правах.
61
9. Опосредованная дружба или вражда. Иногда
«враг» и «друг» определяются по принципу: враг
моего друга и мой враг; враг моего врага – мой
друг. Данный принцип наиболее характерен для
политических и военных союзов, когда два и
более политических актора заключают договор о
совместной защите интересов и/или совместной
обороне. Например, на таких основаниях создан
Евросоюз (совместная защита политических и
экономических интересов входящих в него
стран) и военно-политический союз НАТО
(совместная защита политических и военных
интересов). Стремясь подтвердить свою дружбу с
США, правительства некоторых европейских
стран послали свои войска в Ирак и Афганистан.
10. Поиск «врага» как способ переложить свою вину
на другого, как стремление присвоить другому
свои пороки, помыслы, желания, действия.
Данное основание действует по принципу
«держи вора», когда сам вор, чтобы снять с себя
подозрения о совершенной им краже,
инициирует поиски мнимого «вора». Например,
чтобы оправдать свое сотрудничество с
фашистской Германией и свои преступления во
время Второй мировой войны, профашистские
силы в некоторых странах (Эстония, Латвия,
Литва, Украина, Польша) стремятся представить
Красную Армию не «освободителем», а
«завоевателем», то есть врагом.
11. Исторические основания связаны с прошлыми
обидами, имевшими место во взаимоотношениях
субъектов (стран, народов, этносов, религий).
Они обычно хранятся в памяти того или иного
исторического субъекта на подсознательном
62
уровне. Сами по себе они, как правило, не
являются непосредственными причинами
конфронтации и вражды. Но если конфликт
назревает или уже имеет место, то исторические
обиды «извлекаются» в реальную
действительность и становятся дополнительными
факторами в его развитии.
12. Стереотипы сознания. Десятилетия «холодной
войны» и глобальной конфронтации двух
мировых систем для многих людей и целых
народов не прошли бесследно. Поэтому любое
противоречие в политических отношениях может
найти благодатную почву для своего развития в
сознании людей – носителей стереотипов
прошлого.
Механизмы и способы формирования образа
врага. Начальной стадией в формировании образа врага
является понятие «враждебность» как негативная
реакция (отношение) к реальной или мнимой опасности
или как реакция на появление реальной или мнимой
жертвы. При этом враждебность в своем развитии
может проходить несколько стадий: от одностороннего
недружественного акта до двусторонней
полномасштабной вражды; от минутного негативного
восприятия до многовековой ненависти. Традиционно
образ врага формируется на основе
недоброжелательных, неприязненных (враждебных)
отношений и/или действий.
Сам процесс формирования образа врага
обусловлен ранее сформированными стереотипами.
Историческая память любого сложившегося социума
позволяет людям сохранять и передавать из поколения в
поколение ранее сформированные образы врагов и
механизмы их идентификации. Поэтому, когда перед
63
социальной общностью возникает та или иная
опасность, народная память «воскрешает»
соответствующий ситуации стереотип образа врага, и на
его основе в общественном сознании формируется
новый (обновленный) образ врага.
Сами по себе негативные стереотипы не
являются непосредственной причиной враждебных
отношений. Но они способствуют ускорению
формирования образа врага и определению его
основных оценочных характеристик. Так, вероломное
нападение фашистской Германии на Советский Союз
(22 июня 1941 г.) в одночасье превратило бывшего
экономического и политического партнера (в
соответствии с Мюнхенским договором 1939 г.) в
заклятого врага всего советского народа, так как
российский (русский) народ в прошлом неоднократно
подвергался подобным нападениям. И никакие
ухищрения геббельсовской пропаганды, пытавшейся
представить оккупантов освободителями от
коммунистического режима, не смогли ввести простой
народ в заблуждение.
Усвоенные ранее стереотипы легко
воспроизводятся в общественном сознании и могут
«переключаться» с одного объекта на другой. Так, если
в мае 2001 г., по данным ВЦИОМ, лишь 7 % россиян
считали Грузию враждебным государством, то летом
2012 г. (после грузино-осетинского конфликта 2008 г.),
по данным Левада-центра, уже 41 % респондентов
считали Грузию врагом1.
Процесс целенаправленного формирования
образа врага во многом схож с процессом

1
«Левада-центр»: главный враг России – Грузия // www.slon.ru
(дата доступа: 18.02.2014)
64
конструирования «жертвы», но при этом имеет
противоположную негативную оценку образа. Образ
врага должен возбуждать ненависть. Поэтому он может
сочетать в себе такие негативные качества, как
коварство, агрессивность, безнравственность,
жестокость, беспринципность и пр.
В ходе целенаправленного конструирования
образа врага можно даже из людей, сделавших вам
добро, сконструировать весьма негативный образ.
Например, невозможно опровергнуть факт героической
гибели миллионов советских (в том числе и российских)
граждан (солдат, партизан, угнанных в рабство людей)
во время освобождения Европы от фашизма. Но в
некоторых из освобожденных стран к власти пришли
антироссийски настроенные политические силы,
которым мешают образы россиян-освободителей. Для
дискредитации этих положительных образов и
формирования на их основе образа врага используются
следующие методы.
1. Превращение освободителей в оккупантов.
Исторический факт освобождения страны
(народа) замалчивается либо его значимость
умаляется. На первый план выдвигается
проблема «захвата» советскими войсками
территории страны. Освобождение
интерпретируется как оккупация.
Актуализируются «ужасы» советской оккупации.
Таким образом, освободителям приписывается
ответственность и вина за события, в которых
они не участвовали. Подменяя факты и понятия,
«перемешая» события во времени, создатели
образа врага пытаются переписать историю в
своих интересах. Таким образом, они

65
конструируют новую социальную и
политическую реальность.
2. Дискредитация подвига жертвы-героя.
Совершенный героем (героями) подвиг
подвергается сомнению либо дискредитируется.
Например, говорится о том, что в
действительности никакого подвига и не было,
либо о том, что ничего героического в поведении
героя нет, и т. п.
3. Обесценивание факта жертвенности. Попытка
навязать мнение, что принесенная жертва была
либо напрасной, либо несоразмерной
достигнутым результатам. Например, говорится
о том, что солдаты-освободители погибли по
недоразумению, из-за некомпетентности своих
командиров или защищая не те идеалы.
4. Оспаривание числа погибших героев.
Умышленное занижение числа погибших либо
замалчивание (забывание) самого факта гибели
людей, места совершения подвига или места
захоронения погибших.
5. Война с памятниками. Уничтожая памятники
воинам-освободителям, враждебно настроенные
по отношению к России силы пытаются
уничтожить народную память об их героических
подвигах.
6. Открытие музеев советской оккупации, как один
из способов манипуляции общественным
сознанием, с целью формирования образа врага.
Для формирования образа врага, так же как и для
конструирования образа жертвы, широко используются
СМИ. Например, Соединенные Штаты, для того чтобы
«перевести» ту или иную страну (политический режим)
из категории полноправного субъекта международных
66
отношений в категорию «враг», создают (формируют)
посредством СМИ (и не только) определенный
политический дискурс. При этом используются
различные способы дискредитации намеченной жертвы:
подвергаются сомнению ее положительные качества,
всячески выпячиваются отрицательные. Руководители
страны, выбранной в качестве жертвы-врага,
уподобляются кровожадным монстрам. Намеченный
«враг», а по сути «жертва», планомерно
демонизируется, постоянно упоминается только в
отрицательном контексте. Так Соединенными Штатами
и их соратниками в западных СМИ во время войны в
Боснии (1993-1995 гг.) была проведена
пропагандистская операция, получившая название
«сатанизация сербов». При этом самим сербам не
давали доступа к СМИ1.
После того как сформированы необходимые
стереотипы, навязанный общественности дискурс
переходит в новую фазу. Разворачивается дискуссия о
том, как (какими силами, методами) лучше обезвредить
или уничтожить «врага». Так, перед тем как
подвергнуть Югославию варварской бомбардировке
(1999 г.), США развернули в СМИ дискуссию о том,
стоит ли прибегнуть к наземной операции или
ограничиться точечными бомбардировками. При этом
вопрос о правомерности применения военной силы
против суверенного государства игнорировался.
Аналогичным образом США и их союзники поступили с
Ираком (2003 г.) и с Ливией (2012 г.).
Основания для создания образа врага
выбираются с учетом общественной значимости
«проступка» и формируются в зависимости от

1
Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.2007. С.141-142.
67
преследуемых целей и интересов субъектов,
конструирующих образ. Так Сербия (Югославия)
обвинялась в многочисленных жертвах среди мирного
албанского населения и в других «грехах», Ирак – в
создании оружия массового поражения и угрозе другим
странам, Афганистан – в сокрытии главарей
террористических организаций, Иран и Северная Корея
– в создании ядерного вооружения, Россия – в агрессии
против Грузии. Ливийский режим М. Каддафи – в
геноциде собственного народа. В реальности же данные
образы врагов создавались для того, чтобы США и их
союзники могли навязывать свою волю другим странам
и народам.
Формирующийся образ врага должен отвечать
определенным требованиям (потребностям) стороны,
формирующей образ врага:
1. Отвечать целям и задачам противоборствующей
стороны, которая формирует определенный
образ врага.
2. Выполнять оценочные функции с точки зрения
существующих в социуме традиций,
стереотипов, системы ценностей и
мировоззрения.
3. Удовлетворять инструментальным потребностям,
например, предоставлять информацию о
реальной или мнимой угрозе, о количественных
и качественных характеристиках врага, о
возможных санкциях, которые могут быть
применены в отношении врага, о величине
ущерба, причиненного врагом, и возможной
компенсации.
4. «Разоблачать» антигуманную сущность врага и
его преступные планы.

68
5. Способствовать внутренней консолидации
стороны конфликта для борьбы с
идентифицированным врагом.
6. Способствовать привлечению на свою сторону
новых союзников.
Кроме того, сформированный и периодически
актуализируемый образ врага может быть использован
субъектом политики для своих агрессивных действий.
Так, созданный администрацией США образ террориста
№ 1 Бен-Ладена периодически актуализировался и
использовался США в своей внутренней и внешней
политике на протяжении многих лет.

4.3. «Окна Овертона»

Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-


президент центра общественной политики «Mackinac
Center», еще в середине 1990-х описал применяемую
современными РR-технологами модель
манипулирования общественным сознанием, посмертно
названную «Окном Овертона». Автор погиб в
авиакатастрофе. Но только после его смерти описанная
им модель стала приобретать свою популярность1.
Суть модели состоит в том, что любую,
первоначально казавшуюся абсолютно неприемлемой
идею, в ходе ряда последовательно проведенных
манипулятивных операций, можно легализовать как
вполне правомерную, принятую массовым сознанием и
закрепленную в законах.

1
Lehman J. G. An Introduction to the Overton Window of Political
Possibility [April 8, 2010]// http://www.mackinac.org/overtonwindow
(дата обращения: 13.07.2017)
69
Согласно модели Овертона для каждой
целенаправленно актуализируемой идеи или проблемы
в обществе существует «свое» окно возможностей,
которое может быть весьма ограниченным в плане
обсуждения и принятия этой идеи. Но окно можно
двигать, меняя тем самым веер возможностей. Главное –
делать это необходимо постепенно и последовательно,
чтобы массовое сознание привыкало к ранее чуждой
ему идее.
Сдвиг мнений в окне проходит следующие
стадии: немыслимые; радикальные; приемлемые;
мудрые; популярные; официальная политика.
1. Немыслимое.
Цель этапа:
 снять табу на обсуждение явления;
 сделать явление известным как можно более
широкому кругу людей;
 сделать обсуждение явления привычным;
 придать обсуждению явления статус важной
общественной темы.
Для этого явление вводится в информационное
поле, как радикально-вызывающе. Радикальный статус
особенно стимулирует внимание к явлению.
Обсуждение темы продвигается из стихийного в
организованное - на уровень общественных или
академических форумов, как социально-значимая
проблема.

2. Радикальное.
Цель этапа: подмена понятий, замена
эмоционально-неприемлемых терминов на
эмоционально-нейтральные эвфемизмы.
На этом этапе вводятся новые понятия,
обозначающие разные стороны того же явления, но не
70
ассоциирующиеся в сознании общества с явлением в
том состоянии, когда даже его обсуждение было
полностью неприемлемым.

3. Приемлемое.
Цель этапа:
 внедрение идеи о естественно-природном
характере обсуждаемого явления;
 преодоление отношения к явлению, как к
абсолютно недопустимом;
 рекрутирование адептов явления.
Используются научные (или
псевдонаучные) факты и объяснения, которые придают
явлению объяснимый и, как бы, обусловленный
природой характер. Это переломный этап, переводящий
явление из абсолютно маргинального в понятное
обществу. Из числа лиц, ищущих оригинальную форму
личной самореализации, начинают появляются адепты
явления.

4. Мудрое или разумное.


Цель этапа:
 распространение информации о, якобы,
распространенности явления;
 внедрение в массовое сознание мысли о
реальном присутствии явления в обществе;
 ассоциирование явления с конкретными
лицами, не вызывающими личного
отторжения.

5. Популярное.
Цель этапа:
 представление явления, как политически
важной темы;
71
 представление отрицания явления, как
нарушения права человека;
 внедрение негативного отношения к любому
отрицанию явления.
Проведение социальных опросов, результаты
которых интерпретируют явление, как социально-
политическое. Включение обсуждения явления в
политическую повестку, как требующего юридического
или политического регулирования. Инициирование
политических инициатив по защите адептов явления,
как "меньшинства" находящегося под угрозой.

6. Официальная политика.
Начинается подготовка законодательной
базы, которая поддерживается различными
социологическими опросами и «авторитетными»
мнениями, что заканчивается принятием законов.
Описанная Овертонам технология
манипулирования общественным сознанием и мнением
позволяет даже самую абсурдную идею превратить в
свою противоположность. В основе такого
манипулирования сознанием лежит постепенный отказ
от наработанных веками моральных принципов и
потакание животным инстинктам. Цель
манипулирования – слом традиционных социальных
институтов и превращение человека в
атомизированного, лишенного статусных различий
потребителя.

72
ГЛАВА 5. МАНИПУЛЯЦИИ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ
СИСТЕМА

5.1. Манипулятивное воздействие как инструмент


связей с общественностью

Широко применяется манипуляция в связях с


общественностью. Несмотря на главную цель PR-
деятельности, заключающуюся в гармонизации
отношений между компанией, организацией,
предприятием с социальной средой, в ней часто
используются приемы воздействия на группы
общественности, для информационной атаки
конкурента1. Так, например:
 конкурента ругают не в лоб: достаточно вызвать
сомнение (лишь даются факты и доносятся до
целевой аудитории, а она, в свою очередь, эти
факты трансформирует, додумывает и приходит
к некоторым выводам, в которых и будет
содержаться ругательная информация);
 атакуются наиболее важные свойства конкурента
(например, качество квартир, дома,
экологическая чистота строительного участка и
используемых материалов, адекватная цена
квартир и т.п., среди этих свойств ищут
недостатки или факты, вызывающие сомнение);
 используется правдивая информация (не
обязательно сообщать ложные данные, всегда

1
Вуйма А.О. О черном PR. Защита и нападение в бизнесе и не
только. СПб.: БХВ-Петербург, 2005. С.156-157.
73
можно найти вполне правдивую информацию,
касающуюся конкурента, или создать таковую)1.
Тщательно готовится процедура
информационной атаки, разрабатывается цепочка
событий, из которых будет состоять PR. Во-первых,
определяется, что нужно атаковать (можно атаковать
продукт и его покупателей или саму компанию и ее
персонал, или директора, бухгалтера и их
родственников), не всегда возможно атаковать всю
ассортиментную линейку продуктов, иногда только
один из них подвержен атаке в наибольшей степени. Во-
вторых, выявляется целевая аудитория людей, для
которых предназначена информация. Обычно это те
люди, которые непосредственно соприкасаются с
объектом атаки. В случае если атакуется продукт
фирмы, целевой аудиторией может быть группа
клиентов компании, а также сотрудники, работающие с
продуктом. В-третьих, находится необходимая для PR-
кампании негативная информация (правдивая и
желательно сенсационная). Рефреймируется «белая»
информация, делается такой рефрейминг, который
нельзя отбить. Очень часто заставить людей поверить в
правду сложнее, чем в ложь2.
Целевые аудитории атакуемого объекта,
которыми он обычно окружен, также подвергаются
манипулятивному воздействию (клиенты, конкуренты,
партнеры, государственные инстанции, персонал,
поставщики, а также жители, проживающие вблизи

1
Боброва И.И., Зимин В.А. Черный PR? Белый GR! Цветной IR.
Менеджмент информационной культуры. М.: Вершина, 2006. С.34-
35.
2
Боброва И.И., Зимин В.А. Черный PR? Белый GR! Цветной IR.
Менеджмент информационной культуры. М.: Вершина, 2006. С.34-
35.
74
предприятия или как-то вынужденные с ним
взаимодействовать; родственники сотрудников
предприятия). Каждый сегмент внутренней и внешней
аудитории обрабатывается по-своему. Способы
известны: вброс компромата, освистывание, плохая
похвала, метод общественного возмущения и др.

5.2. СМИ как инструмент политических


манипуляций

Массовые коммуникации являются


неотъемлемой составной частью политики. Политика в
большей мере, чем другие виды общественной
деятельности, нуждается в специальных средствах
информационного обмена, в установлении и
поддержании постоянных связей между ее субъектами.
Это обусловлено самой природой политики как коллек-
тивной, сложно организованной целенаправленной
деятельности, специализированной формы общения
людей для реализации групповых целей и интересов,
затрагивающих все общество.
Многие политологи в наши дни активно
исследуют проблему коммуникации и информации,
необходимых для функционирования политической
системы и представляющих ее очень важный,
динамичный элемент – информационно-
коммуникативную подсистему.
Политическая коммуникация выступает
своеобразным социально-информационным полем
политики. Ее роль в политической жизни общества
сопоставима, по образному выражению французского
политолога Ж.М. Коттрэ, со значением кровообращения
для организма человека. Немецкий социолог К. Дойч
назвал политическую коммуникацию «нервной
75
системой государственного управления», считая
политические сообщения фактором, обусловливающим
политическое поведение. Политическая коммуникация
представляет собой совокупность процессов
информационного обмена, передачи политической
информации, структурирующую политическую
деятельность и придающую ей новое значение.
Одно из наиболее полных толкований сущности
политической коммуникации было предложено Р.Ж.
Шварценбергом. Он определил это понятие как процесс
передачи политической информации, благодаря
которому она циркулирует от одной части
политической системы к другой, между политической
системой и социальной системой, между индивидами и
группами на всех уровнях1.
Профессор Массачусетского технологического
института Л. Пай подчеркивал, что «политическая
коммуникация подразумевает не одностороннюю
направленность сигналов от элит к массе, а весь диапа-
зон неформальных коммуникационных процессов в
обществе, которые оказывают самое разное влияние на
политику. Политическая жизнь в любом обществе
невозможна без устоявшихся методов политической
коммуникации»2.
Исходя из приведенных суждений, можно
утверждать, что сущностной стороной политико-
коммуникационных процессов является передача,
перемещение, оборот политической информации – тех
сведений, которыми в процессе конкретной

1
См.: Шварценберг Р.Ж. Политическая социология : В 3-х ч. М.,
1993. Ч.1. С.174.
2
Pey L. Political Communication // The Blackwell Encyclopedia of
Political Institutions. Oxford; N.Y., 1987. P.442.
76
общественно-практической деятельности по поводу
завоевания, удержания или осуществления власти с
целью реализации своих коренных интересов
обмениваются (собирают, хранят, перерабатывают,
распространяют и используют) политические акторы –
индивиды, общности, институты. Политическая
информация представляет собой совокупность знаний,
сообщений о явлениях, фактах и событиях
политической сферы общества. С ее помощью
передается политический опыт, координируются усилия
людей, происходят их политическая социализация и
адаптация, структурируется политическая жизнь.
Органическая взаимообусловленность
отношений власти и общества деятельностью СМИ
превращает последние в обоюдоострую систему
контроля над поведением и сознанием этих субъектов.
Строго говоря, информационная деятельность СМИ
может не только предотвращать развитие конфликтов,
делая доступной для общества определенную
информацию. Одновременно, будучи и главным
«подогревателем» общественного мнения,
стимулирующим его активность по общественно
значимым вопросам политического развития, СМИ
могут и спровоцировать массовый протест или
политический скандал, чреватые кризисом в
отношениях власти и общества. В этом смысле ан-
глийский публицист Дж. Рит считает, что
опубликование острого и даже сенсационного
материала не может быть главной целью политической
журналистики. Важнейшей целью, ориентирующей ее
активность, должно служить такое воздействие на
аудиторию, которое побуждало бы рост ее
политической компетенции, направленный в свою
очередь на поддержание сбалансированности и
77
равновесия отношений между государством и
обществом.
Благодаря своим коммуникативным свойствам
СМИ существенно изменили не только стиль, но и
процедуры формирования государственных органов,
отбора правящей элиты, проведения основных поли-
тических кампаний в государстве. Например, на
выборах люди зачастую ориентируются не на
программы кандидатов и их партийную
принадлежность, а на то, что и как расскажет и покажет
телевидение об их жизни и деятельности, какие
сведения, характеризующие этих людей, опубликуют
газеты.
В последние полтора-два десятилетия довольно
четко выявились и новые политические последствия
действий СМИ на информационном рынке. Так,
пытаясь вызвать как можно более широкое внимание
читателей (слушателей, зрителей) к распространяемым
ими сведениям, они постоянно используют приемы,
направленные на привлечение и развлечение людей.
Ориентируясь, таким образом, на массовое внимание,
СМИ убирают одни якобы «скучные» факты и придают
сенсационный характер другим, стремятся сделать свои
материалы оригинальными. В таком оформлении
сообщения о политических процессах неизбежно
приобретают характер развлечения, а сама политика
преобразуется в некое шоу, театрализованное
представление, карнавал. Конфликты в поле власти
предстают в глазах обывателя не как групповая борьба,
связанная с определенными структурами и доктринами,
полная явных и скрытых намерений, с жесткой
конкуренцией, а как жизненная драма или спортивное
состязание, наполненные эпизодами из биографий своих
героев, их моральными переживаниями, внешними
78
атрибутами жизни и т.п. Вольно или невольно при
таком характере информирования о политических
процессах вымывается социальный смысл действий
институтов власти и публичных политиков, а политика
приобретает неполитическую форму
функционирования.
Влияют ли СМИ на массовое политическое
сознание или нет – так вопрос уже давно не ставится.
Другое дело, когда речь заходит о механизме или
степени этого влияния. В таких случаях современные
оценки влияния СМИ на политическое сознание и
поведение людей весьма неоднозначны и даже
противоречивы. Хотя среди многих различных точек
зрения можно выделить две основные.
С одной стороны, довольно распространено
представление о том, что политическое сознание и
поведение людей существенно зависят от
информационного поля, создаваемого СМИ. В этой
связи уместно привести слова Э. Денниса, полагающего,
что «СМИ "формируют" наше мышление,
"воздействуют" на наши мнения и установки,
"подталкивают" нас к определенным видам поведения,
например к голосованию за определенного кандидата»1.
Другие авторы считают, что влияние СМИ на поведение
граждан осуществляется путем создания определенного
общественного мнения. При этом некоторые
констатируют, что и общественного мнения как некоего
усредненного мнения всего народа (или его части) не
существует. «Пресса самым непосредственным образом
участвует как в производстве, так и в распространении
мнений, то есть она не выражает, а создает
общественное мнение, она не отражает представления

1
Деннис Э., Меррилл Д. Беседы о масс-медиа. М., 1997. С.13.
79
людей о мире, а формирует сами эти представления, а
значит, и их видение мира... Производство артефакта,
называемого общественным мнением, весьма важная
"властная" функция СМИ»1.
Вместе с тем далеко не все исследователи
уверены в таком могуществе СМИ. Деннису оппонирует
даже его соавтор Д. Меррилл: «Возможно, средства
массовой информации и обладают силой фокусировать
наше внимание на определенных вещах, но это не та
власть, которая заставляет действовать»2. Он же далее
приходит к следующей довольно умеренной оценке:
«Влияние СМИ состоит скорее в том, чтобы указывать
обществу, о чем следует задуматься, а не в том, чтобы
говорить ему, что следует думать...» Иными словами,
власть СМИ во многом состоит в определении в каждый
конкретный момент соответствующей «повестки дня».
В своих аргументах противники мнения о всевластии
СМИ часто опираются на многочисленные
эмпирические исследования (проведенные в основном в
США и начатые еще П. Лазарсфельдом в 1940-х гг.),
которые не подтвердили серьезного влияния СМИ на
формирование политического сознания и политическое
поведение населения.
Сегодня между представленными полярными
точками зрения существует довольно много
компромиссных подходов, не отрицающих в целом
серьезного влияния СМИ на политическое сознание и
поведение населения, но указывающих на важные
ограничения могущества СМИ.

1
Солодухин Ю.Н. Российские средства массовой информации:
являются ли они «четвертой властью»? М., 1995. С.34.
2
Дэннис Э., Меррилл Д. Указ. соч. С.149.
80
Следует отметить, что воздействие СМИ
существенным образом зависит от восприятия
индивидом основного субъекта этого воздействия
(журналиста, владельца СМИ, органа власти и т.д.), а
также от осознания, в чьих интересах (массовой
аудитории, элитных групп, самого СМИ) это
воздействие осуществляется. Дело в том, что
восприятие СМИ в большей мере как органа
социального управления, чем как средства выражения
общественного мнения и социальной активности, может
не только не повышать авторитет СМИ и их сообщений
со стороны населения, но, наоборот, снижать его. Таким
образом, естественно предположить существование еще
одной модели влияния сообщений СМИ на
политическое сознание - «обратного» влияния.
Любопытные данные в подтверждение этой модели
приводит журнал «Среда», основываясь на результатах
исследований Европейского института СМИ.
Исследования проводились на материале
российских парламентских выборов 1993 и 1995 гг. и
президентских выборов 1996 г., а также некоторых
региональных выборов в России и парламентских
выборов в Украине. В результате был сделан вывод о
существовании устойчивой взаимосвязи между
частотой появления на телевидении прямой или
скрытой политической рекламы и результатами
выборов: чем чаще партия или отдельный политик
«рекламировались» по телевидению, тем меньше
голосов они получали на выборах.
Различные взгляды по вопросам влияния на
политическое сознание предопределяют и отношение к
населению как потребителю политической информации.
Либо граждан воспринимают как объект манипули-
рования, и тогда к ним можно прилагать какие угодно
81
дефиниции - «толпа», «масса» и т.п., либо людей
рассматривают как полноправных субъектов
коммуникационного взаимодействия, подразумевая, что
влияние СМИ на личность во многом зависит от того,
какую роль в информационном процессе играет сама
личность и как она к этому процессу относится. К
сожалению, многие политические технологии, при-
меняемые сегодня в России, базируются именно на
первом подходе.
Наиболее откровенно СМИ проявляют свои
манипулятивные возможности в ходе избирательных
кампаний. Особенно эффективно они манипулируют
результатами социологических опросов. Ведь одну и ту
же цифру в одном контексте можно подать как успех, а
в другом – как катастрофу.
Широко используется в предвыборной кампании
механизм формирования имиджа политика. СМИ
позволяют воспроизвести в сознании образ, который
кардинально отличается от реальной личности. Важно
не то, что предлагает кандидат, а то, что воспринимает
аудитория, которая реагирует на образ, а не на человека.
Следовательно, имидж — это манипулятивный,
специально создаваемый психический образ. Западными
имиджмейкерами широко используется технология
создания имиджа, разработанная Лазарсфельдом. Она
заключается в том, что в определенный момент по всем
СМИ запускается проблемная тема, например
экологическое состояние региона. Впоследствии
появляется конкретный кандидат с серьезными и взве-
шенными заявлениями, а конкуренты оказываются
неготовыми к обсуждению данной тематики. В
частности, эта технология была применена в США во
время предвыборного марафона Рейган – Картер в 1980
г. Внешняя политика Дж. Картера устраивала
82
практически всех. По данным Института Гэллапа,
рейтинг соперников отличался на 1,5-2%. Когда группа
американских дипломатов оказалась в заложниках в
Иране, Рейган выступил с резкой критикой
внешнеполитического курса администрации. Рейтинг
Рейгана заметно вырос.
Становится очевидным, что любой политик в
процессе избирательных кампаний и связанного с ними
политического противоборства стремиться организовать
конструктивное взаимодействие со СМИ, чтобы
сформировать определенный имидж и эффективно
воздействовать на массовое сознание. Только овладев
всеми навыками межличностного общения, создав
благоприятный образ среди избирателей и правильно
использовав средства психологического воздействия
для привлечения на свою сторону части электората,
кандидат может рассчитывать на благоприятный исход
предвыборной кампании, Во время проведения
избирательной кампании прибегают к таким
манипуляциям, как:
 искажение информации – варьируется от
откровенной лжи до частичных деформаций
(подтасовка фактов или смещение по семантиче-
скому полю понятия);
 утаивание информации – в наиболее полном
виде проявляется в умолчании, сокрытии
определенных тем. Гораздо чаще используется
метод частичного освещения или избирательной
подачи материала;
 определенный способ подачи информации –
нередко играет решающую роль в том, чтобы
сообщаемое содержание было воспринято
необходимым его отправителю образом.
Например, обилие информации в
83
несистематизированном виде позволяет
заполнить эфир потоками никчемной
информации, еще более осложняющей для
индивида и без того безнадежные поиски
смысла. Точно так же информация, поданная
мелкими порциями, не позволяет ею эффективно
воспользоваться;
 выбор нужного момента подачи информации.
Самый известный прием – показ в наиболее
(наименее) удобное для телезрителей время.
 Еще один распространенный прием -
«подпороговая» подача информации, когда,
например, в дикторском тексте подается
материал, на который необходимо обратить
внимание.
Кроме того, различными видами СМИ
(телевидением, радио, прессой) с целью воздействия на
массовое сознание и формирования определенного
общественного мнения используются свои специфи-
ческие манипулятивные техники.
В наше время телевидение стало основным
источником развлечений для самой широкой аудитории.
С этим связаны особенности подачи политической
информации. Невооруженным глазом видно, что
сегодня освещение политических кампаний строится по
канонам шоу-бизнеса, перипетии политической борьбы
подаются в формате спортивных зрелищ. В центре
внимания телеканалов – не столько актуальные
политические проблемы, сколько показатели рейтингов,
подсчет голосов, повышение или падение
популярности, громкие скандалы.
Журналисты нередко прибегают к особым
техническим приемам и психологическим уловкам.
Например, в 1960 г. на пост президента СЩА
84
баллотировались Р. Никсон и Р. Кеннеди.
Телевизионная команда, которая вела передачу, была
настроена против Никсона. В студии установили
чрезвычайно яркий свет. Лицо Никсона постоянно
показывали крупным планом. У него была тонкая кожа,
и при ярком свете он казался небритым, что
расценивалось как неуважение к избирателям. Софиты
поставили очень близко, и через несколько минут по
лицу Никсона покатились росинки пота, которые он
спешно вытирал платком. На него были нацелены семь
телекамер, но его не предупредили, в какую из них надо
смотреть, и он смотрел то в одну, то в другую. На экра-
не же получалось, что глаза Никсона «бегают». Все это
производило впечатление, что у него нечиста совесть. В
итоге симпатии телезрители безоговорочно были
отданы Кеннеди.
Психологи установили, что фронтальная съемка
на уровне глаз вызывает симпатию у телезрителей,
создает впечатление спокойствия и непринужденности
участника теледебатов. Показ человека сверху
(перспектива «птичьего полета») или снизу
(перспектива «лягушки») способна вызывать
антипатию, создать впечатление слабости.
Посредством «картинки» можно усилить или
ослабить впечатление от выступления (например,
эффектом аплодирующей публики). Можно дать общий
план аудитории, показать какую-то ее часть, маленькие
группы или отдельные лила. Например, при
выступлении одного политика показываются только
заинтересованные лица, «благоговейно внимающие»
говорящему, а когда слово берет другой, оператор дает
противоположную выборку – на экране возникают
скучающие лица. Если политика хотят показать с
отрицательным оттенком, оператор несколько дольше
85
фиксирует несимпатичные для зрителя особенности его
мимики и жестикуляции: закинутая нога за ногу,
бегающий взгляд и т.п.
Помимо технических приемов существует
множество психологических уловок, позволяющих
журналистам манипулировать политиком или его
высказываниями. В этом отношении значимы
следующие факторы:
 Ситуация, в которой берется интервью.
Ситуации бывают стандартные (интервью в
студии, дома, в кабинете и т.д.), случайные
(когда журналисту удается «поймать» политика,
психологически не подготовленного к общению)
и экстренные (катастрофы, захваты заложников и
т.д.), когда приходится импровизировать перед
камерой);
 Характер передачи. В прямом эфире политик
может быть уверен, что его высказывания не
будут искажены, но в то же время он должен
проявить себя умелым полемистом и не
позволить журналисту «загнать себя в угол» на
глазах у телезрителей, вопросы которых могут
быть довольно неожиданными. Политик должен
продемонстрировать хорошую реакцию и умение
достойно выйти из любого положения.
Если передача идет в записи, то такой вариант
выступления перед аудиторией для политика
даже более удобен, нежели прямой эфир, по-
скольку нет постоянного давления, человек более
расслаблен. Однако есть опасность, что
журналист ненароком вмонтирует в запись свои
комментарии, на которые политик уже не сможет
среагировать. А если к тому же интервью дается
отдельными кусками вперемешку с ком-
86
ментариями журналиста и различными
дополнительными сюжетными ходами, то
политик оказывается полностью во власти
телевидения;
 Атмосфера интервью. Она бывает формальная и
неформальная,
доверительная и враждебная, агрессивная и
доброжелательная и т.д.
Задаваемый ею тон дискуссии зачастую
предопределяет дальнейшие
оценки зрителей;
 Грубое выведение из равновесия.
Психологическое состояние во время
телевизионной дуэли имеет прямое влияние на ее
ход и результат. Если удастся чем-нибудь
взволновать, смутить или разозлить своего
соперника – тот будет спорить значительно хуже,
чем обычно. Самая подлая уловка при этом -
перед началом телевыступления одному из
участников сообщить крайне неприятное
известие, чем-нибудь расстроить его или вывести
из себя оскорблением в расчете на то, что он
перестанет владеть собой и плохо выступит. Во
время теледебатов оппонента можно вывести из
себя придирками и насмешками, пуская в ход
оскорбления, издевки, несправедливые
обвинения и т.п.
Многие ток-шоу на телевидении для достижения
зрелищности и эмоционализации аудитории прибегают
к отработанным приемам1. Если человеку при

1
Магилевская Э. Ток-шоу как жанр ТВ: происхождение,
разновидности, приемы манипулирования // REGLA. 2006. №15.
С.23-28.
87
обсуждении какой-либо темы не дают времени на
знакомство с необходимыми документами, условиями,
позволяющими осмыслить ситуацию, то победа в их
обсуждении будет за манипулятором.
Для создания «белого шума», где главное
сплетается с многочисленными деталями, трудно
отделить одно от другого, организуется перепалка, где
растет накал страстей, при котором возможны
агрессивные выпады со стороны участников дискуссии.
Это может быть выгодно третьей стороне. Когда
обсуждение дойдет до желаемого участниками
варианта, его резко останавливают, например
объявлением рекламной паузы. Обсуждение
продолжается уже с новой точки или принятого
решения.
Слова ведущего могут быть направлены на срыв
выступления, демонстрацию чуждой точки зрения или
навязывания дискуссии. Собеседника постоянно
перебивают, блокируют разговор (в телешоу можно
услышать: «С Вами невыносимо разговаривать, потому
что Вы не даете ясных ответов на вопросы» или
«...потому что Вы просто не даете сказать и слова»).
Человек начинает оправдываться, говорить в повы-
шенном тоне, выкрикивать, т.е. вести себя неадекватно
и слишком эмоционально, и его доводы не
принимаются во внимание. Участника расстраивают
негативной информацией о нем или выводят из себя
оскорблением, рассчитывая, что после этого он
перестанет владеть собой, неуверенно себя поведет,
станет раздражительным и наверняка допустит ряд
ошибок. Напротив, если используется такой метод
психологического давления, как полное игнорирование
объекта манипулирования, последний чувствует свою
ущербность и никчемность.
88
Нередко из высказывания оппонента
выдергиваются отдельные фразы и преподносятся
иначе, тем самым идея приобретает совершенно
противоположное значение.
В дискуссии человека отвлекают от
принципиальных вопросов, он втягивается в никчемный
бессистемный спор, где затушевывается ключевой
вопрос («отход от темы» или резкая ее смена –
отвлечение внимания).
На телевидении участникам обсуждений не дают
опомниться, сражают их скоростью речи, сменой
мыслей, не дав опомниться, подводят к одному
единственному, жесткому выводу.
В качестве примера, приведем фрагмент текста
Михаила Леонтьева (телепередача «Однако»): «Однако,
здравствуйте. Британская печать заходится в истерике
по поводу убийства агентами Кремля русского шпиона-
перебежчика. Для начала — не был Литвиненко никогда
никаким шпионом. Бывший подполковник попал в
аппарат КГБ СССР из караульной службы во время
перестроечного бардака и, как минимум, года с 1994-го
находится на содержании бывшего олигарха Бориса
Березовского».
По словам Л. С. Салемгареевой, «начальная
реплика ведущего "однако" используется в виде «якоря»
- распространенный прием НЛП, направленный на
двустороннее взаимодействие субъектов подачи и
восприятия информации – в данном случае ведущего
программы и зрительской аудитории, а также для
максимальной концентрации внимания. Использование
словосочетания "заходится в истерике" также является
проявлением приема установления ассоциативных
связей (якорей) с применением методики утаивания
информации (в виде однобокой ее подачи – реципиент
89
не ставится в известность о реакции российских и
любых других СМИ). Следующая фраза ведущего -
"Для начала..." – построена по принципу НЛП, который
называют принципом правильной формулировки
результата. Эта фраза психологически рождает в
реципиентах иное денотативное восприятие — а именно
«исходные данные». В соответствии с приемом НЛП
(резюмирующая пресуппозиция) ведущий программы,
используя исключительно утвердительные
бескомпромиссные слова, формулирует конечную цель
посыла — Литвиненко никогда не был шпионом. Таким
образом, ведущий сообщает телезрителям исходные
данные, на основании которых должно строиться их
суждение о ситуации»1. Скрытые посылы, искажение и
утаивание информации характерны и для следующего
предложения. Читателя подталкивают к выводу, что
Литвиненко - человек Березовского. В целях убеждения
реципиентов используется «подстройка»,
способствующая формированию отношения к
Березовскому.
Газеты и журналы также имеют свой арсенал
манипулятивных приемов. Прежде всего, читатель
обращает внимание на фотографии, особенно если
перед ним цветной журнал. Подобрать невыигрышное
для того или иного политика фото ничего не стоит.
Важны также заголовки. Заголовок на первой
полосе, напечатанный крупным шрифтом, привлекает
внимание читателя. Поскольку газеты покупаются, как
правило, в спешке, на ходу, то покупатель
ориентируется, прежде всего, на заголовки, не
вчитываясь в содержание, которое обычно гораздо

1
Салемгареева Л.С. Влияние СМИ на общественное сознание
лингвистическими средствами: дис. … канд. филол. наук. М., 2007.
90
скромнее заявленной сенсации, а иногда полностью
противоречит заголовку.
Радио как способ прямого обращения к
слушателю является одним из наиболее удобных
средств манипулирования информацией. Особенность
радиотрансляции состоит в том, что реципиент не имеет
возможности видеть коммуникатора и вынужден
воспринимать получаемую информацию на слух. Это, в
свою очередь, создает иллюзию камерности, или
адресности, восприятия, т.е. у слушателя возникает
ощущение, что обращаются лично к нему. Естественно,
что доверие к такому источнику информации
повышается, и человек невольно становится рабом
манипулятивной технологии. Довольно часто в
литературе приводится классический пример с
радиопостановкой романа Г. Узллса «Война миров»,
которую американские слушатели приняли за рассказ о
реальных событиях, что вызвало довольно сильную
панику.
Все перечисленные приемы, осуществляемые
профессионалами, адресованы пограничным зонам
восприятия, способствуют повышению либо
понижению порога восприятия сенсорных стимулов и, в
конечном счете, управлению процессом актуализации
социально-политических установок «участия» в
выборах и «голосования ЗА» кандидата. Следствием
может стать манипуляция результатами голосования на
уровне политической активности избирателей.
Манипулирование как способ социального
управления, требующий большей гибкости в политике,
имеет для его субъектов ряд преимуществ по сравнению
с силовыми и экономическими методами господства.
Оно осуществляется незаметно для управляемых, не
влечет за собой прямых жертв и крови и не требует
91
больших материальных затрат, необходимых для
подкупа или успокоения многочисленных политических
противников. Очевидно, что СМИ являются основным
инструментом политического манипулирования,
поскольку обладают богатыми и фактически
неограниченными ресурсными возможностями
воздействия на массовое сознание.

5.3. Манипуляции массовым сознанием в ходе


избирательных компаний

Одним из компонентов политической системы


общества является избирательная система.
Избирательная система – один из важнейших
институтов конституционного права и
демократического режима, позволяющий формировать с
помощью выборов органы государственной власти и
местного самоуправления. Эта система помогает
законодательно закрепить результаты выборов и в
соответствии с установленными правилами
распределить депутатские мандаты.
Современный избирательный процесс теснейшим
образом связан с массовыми коммуникациями и, как
следствие, манипулятивными воздействиями.
Избирательный процесс образно можно
представить в виде политического поля на котором
противопоставлены друг другу политические партии,
общественно-политические объединения и кандидаты.
Эффективность конкурентов в политической борьбе
определяется наличием политического опыта, личными

92
качествами кандидатов и многими другими факторами1.
Каналы коммуникации кандидатов и партий – это
личный контакт, который может быть представлен
межличностным взаимодействием, например, личный
прием граждан, взаимодействием между личностью и
группой, а также рекламой и СМИ.
Для продвижения кандидатов и партий
используются следующие ресурсы:
1. Инфраресурсы (предварительные ресурсы до
начала выборной борьбы: связи в
истеблишменте, поддержка финансовых и
промышленных групп, известных
интеллектуалов).
2. Интеллектуальные ресурсы, ораторские данные
кандидата (политическое чутье).
3. Утилитарные средства (материальные блага,
социальные поощрения).
4. Принудительные ресурсы (силовые ресурсы и
возможности, которыми располагает политик).
5. Нормативные ресурсы (исключительно правовые
средства, которыми может располагать политик).
Средства массовой информации попадают в
политическое поле, где в ходе борьбы за влияние
(власть) рождается политическая продукция: события,
проблемы, анализы, комментарии, концепции,
адресованные гражданам.
Многие приемы манипулятивного
воздействия отработаны в практике электоральных
кампаний. К ним, в частности, относятся:

1
Глазкова С.А. Современные политтехнологи в организации
политической кампании и критические оценки эффективности. М.,
2005. С.137.
93
1. Ограниченное совпадение точек зрения,
заключающееся в том, что точка зрения, которую
полностью поддерживает общественное мнение,
не подвергается прямой атаке, она
обрабатывается исподволь и постепенно
«конвертируется» в приемлемую для
политтехнолога.
2. Отвлечение или «копченая селедка» (red herring)
Происхождение этого термина объясняется тем,
что запах копченой селедки сбивает собаку-
ищейку со следа. Применяется данный прием для
того, чтобы отвлечь внимание аудитории от
важной, но неугодной управляющим
информации с помощью другой информации,
поданной в максимально сенсационной форме.
Создается отвлекающая эмоциональная
доминанта.
3. Создание фактов – соединение действительных
происходивших правдоподобных,
действительных происходивших
неправдоподобных и выдуманных
правдоподобных фактов. Как только сомнения
аудитории по поводу фактов второй категории
будут развенчаны, она без колебаний поверит
фактам третьей категории. Кроме того, следует
иметь в виду, что факты можно создавать и в
самом прямом смысле.
4. Исторические аналогии – прием, который хорош,
«во-первых, интеллектуальностью (пропагандист
льстит эрудированности аудитории: "Ведь вы
помните..."), а во-вторых, тем, что в истории
можно откопать почти любой необходимый
пример. Метод исторических аналогий, к тому
же, в немалой степени помогает в
94
конструировании метафор, программирующих
объект воздействия».
5. «Забрасывание грязью» - грубый политический
прием, используемый в политической борьбе и
предполагающий использование жестко
негативных этических оценок предмета
разговора.
6. Семантическое манипулирование, который
заключается в отборе слов, вызывающих четкие
позитивные или негативные ассоциации и таким
образом организующих восприятие информации:
разведчик – шпион, борцы за независимость –
боевики, войска – вооруженные
бандформирования.
7. «Новость шепотом» отличается эффективной
подачей информации, которая обладает
сомнительной достоверностью.
8. Дезинформация используется, как правило, в
момент принятия какого-либо важного решения.
Когда станет известна правда, цель
дезинформации уже будет достигнута. Утечки
информации, якобы полученной из надежных, но
«анонимных источников», организуются чаще
для того, чтобы провести зондаж общественного
мнения по тому или иному вопросу. В случае
негативной реакции общественное мнение
подвергается дополнительной обработке, чтобы
подготовить его к определенной политической
акции. Если реакция крайне негативна, всегда
есть возможность «опровергнуть» сенсационную
информацию, объявив ее «досужими выдумками
журналистов».

95
Средства массовой информации должны быть
готовы к тому, что подвергнутые критике кандидаты
или избирательные блоки:
 потребуют немедленного опровержения;
 на СМИ или конкретного журналиста
будет возложена персональная
ответственность за распространение
ложных обвинений;
 для опровержения опубликованных или
распространенных другим путем сведений
будут привлечены люди и организации,
пользующиеся доверием населения;
 подадут иск в суд;
 обвинят орган СМИ или журналиста в
очернительстве, поставят под сомнение
его честность и порядочность.
Таким образом, манипулятивные технологии –
это «постоянный спутник» избирательного процесса,
позволяющий через влияние на сознание избирателей
добиваться необходимых результатов на выборах в
органы государственной власти и местного
самоуправления.

96
ГЛАВА 6. МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ОСНОВЫ
ПРОПАГАНДЫ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ
КОММУНИКАЦИИ

Прежде чем рассматривать манипулятивные


основы пропагандистской деятельности, необходимо
обратиться к определению понятия «пропаганда» (от
лат. – распространение). Существуют различные
определения понятия, так например, пропаганда – это
целенаправленное и политически мотивированное
убеждающее воздействие на общественные группы, с
помощью которого те или иные социально-
политические идеи, взгляды и теории должны быть
доведены до сознания каждого человека и оказать
влияние на формирование его поведения в желательном
для коммуникатора направлении1. Другое определение
рассматривает пропаганду как систематическое
целенаправленное распространение фактов, аргументов,
слухов и других сведений, в том числе заведомо
ложных, с целью идейного воздействия на массовое
сознание и общественное мнение2. С точки зрения
психологии пропаганда – это метод психологического
воздействия на население с помощью средств массовой
информации и коммуникации, это метод воздействия,
выполняющий функцию ценностной регуляции
сознания, основанный на механизмах сравнения и
оценки3.

1
Филатова О.Г. Социология массовой коммуникации. – М.:
Гардарики, 2006. С.111
2
Козырев Г.И.Социология общественного мнения. – М.: ИД
«ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2014. С. 156.
3
Лебедев-Любимов А. Психология рекламы. — СПб.: Питер, 2002.
С.278
97
По мнению отечественного исследователя
Галины Мельник, все концептуальные определения
пропаганды можно свести к нескольким основным
формам:
1. Пропаганда – просвещение (распространение
полезных знаний);
2. Пропаганда как информирование;
3. Пропаганда как коммуникация
(универсальное средство и процесс общения
людей, их взаимодействие);
4. Пропаганда как внушение (процесс,
исключающий психологические
переживания и влечения)
5. Пропаганда как социализация (приобщение
человека к культуре).
Пропаганда всегда убеждает в пользу одного
мнения, одной идеи, принципа. В различных типах
пропаганды всегда присутствует навязывание (открытое
или скрытое). В данном случае пропаганда становится
идентичной понятию реклама, и некоторые
исследователи, например, Лебедев-Любимов А.
отождествляют данные понятия, рассматривая рекламу
как частный случай пропаганды.
Другое, близкое по значению пропаганда понятие
«агитация» (от лат. приведение в движение) -
целенаправленная устная и печатная деятельность,
имеющая своей задачей политическое воздействие на
общественное и индивидуальное сознание путем
распространения различных идей, взглядов, лозунгов,
убеждений, а также привлечения людей к активной
социально-политической деятельности. Для агитации
могут активно использовать средства массовой
информации, а также митинги, демонстрации, собрания.

98
Пропаганда имеет свой объект и предмет.
Объектом пропаганды становится мировоззрение
общества, мировоззренческие суждения, которые
связаны с актуальными политическими и социально-
экономическими потребностями общества. Формируя
мировоззрение, пропаганда создает идеологический
фундамент, на котором строятся оценки текущих
событий, т.е. общественное мнение. Предметом
пропаганды является распространение и утверждение
идей, суждений и взглядов, которые соотносятся с
определенной идеологии, стимулирующих осознанную
активность масс в целях социального управления
обществом. Специфика пропаганды как вида
коммуникации заключается в ее предмете, любая
пропаганда исходит из какой-либо идеологии как
системы идей, взглядов, представлений, верований,
обосновывающих цели развития общества и человека и
предлагающая пути достижения поставленных целей.
Критерий эффективной пропаганды выделен
американскими исследователями Дэвидом Крэчем и
Ричардом Крачфилдом, которые отмечали, что если под
влиянием пропаганды группа или отдельные индивиды
ведут себя так, как если бы их поведение вытекало из
собственных решений, то значит, такая пропаганда
достигла своей цели и считается эффективной.
Цель пропаганды в широком смысле - это
мысленный образ ее результатов, т.е. это будущее
желаемое состояние сознания и поступков масс,
социальных групп, коллективов, отдельных личностей.
Цели пропаганды многочисленны, неоднозначны и
определяют в каждой конкретной ситуации ее
содержание, выбор средств, форм и методов
воздействия на сознание и поведение людей.
Целенаправленность пропаганды предполагает учет
99
объективно существующих возможностей. Цели
пропаганды эффективны лишь в том случае, если они
максимально созвучны с потребностями и
возможностями общественного развития. Задачи
пропаганды это конкретные направления деятельности,
которые необходимо реализовать по достижению
поставленной цели.
Исходя из целей пропаганды, выделяют
конструктивную и деструктивную пропаганду. Задача
конструктивной пропаганды - донести до массы те или
иные убеждения в доступной форме. Цель позитивной
пропаганды - способствовать социальной гармонии,
согласию, воспитанию людей в соответствии с
общепринятыми ценностями. Она осуществляется в
интересах тех, кому адресована, а не ограниченного
круга заинтересованных лиц. Конструктивная
пропаганда не имеет манипулятивной основы, она
основана на убеждении.
Задача деструктивной пропаганды - навязать
людям те или иные убеждения по принципу "цель
оправдывает средства". Цель деструктивной пропаганды
- разжигание социальной вражды, эскалация
социальных конфликтов, обострение противоречий в
обществе, пробуждение низких инстинктов и т.п. Это
позволяет разъединить людей, обособить социальные
группы, сделать их послушными воле пропагандиста.
Основной технологией деструктивной пропаганды
является технология создания "образа врага", которая
позволяет сплотить толпу вокруг пропагандиста,
навязать толпе выгодные ему убеждения и стереотипы.
Основная функция деструктивной пропаганды -
создание иллюзорной, параллельной реальности с
"ошибочной" системой ценностей, убеждений, взглядов.
Деструктивная пропаганда активно пользуется низкой
100
критичностью и наивностью масс с целью
манипулирования этими массами в интересах
ограниченной группы. Исходя из предложенной
классификации, сама природа пропаганды такова, что
она достигает своей цели, воздействуя, прежде всего, на
эмоции людей. Но очень важно, на какие именно
эмоции она влияет, в этом, по сути, и заключается
разница между конструктивной и деструктивной
пропагандой.
И, наконец, самое главное: в чьих интересах
осуществляется пропагандистское воздействие, какую
цель она преследует? Когда эти интересы пропагандиста
совпадают интересами и потребностями общества, то
ситуацию можно считать идеальной. Если векторы
интересов направлены в противоположные стороны, то,
конечно, пропаганда несет вред обществу. Более того,
пропагандист идет на сознательный обман, чтобы
скрыть реальные последствия тех действий, к которым
он призывает людей.
Классификации методов воздействия
пропаганды многообразны и различны.
Так, Герберт Блуммер выделял три основных
способа достижения пропагандой своей цели:
1. Подтасовке фактов и предоставления ложной
информации.
2. Использование внутригрупповых и
внегрупповых установок, что позволяет
воспроизвести, например, технологию
создания "образа врага".
3. Использование эмоциональных установок и
стереотипов, которыми люди уже обладают,
путем выстраивания ассоциаций между
этими установками и задачей пропагандиста.

101
Другой автор Серж Московичи, среди основных
методов пропагандистского воздействия на аудиторию
выделяет два метода: утверждения и повторения. Он
отмечает, что первое условие любой пропаганды - это
ясное и безоговорочное утверждение однозначной
позиции, господствующей идеи. Например, в СССР мы
можем найти массу примеров однозначных
утверждений, не подлежавших обсуждению и активно
внедрявшихся в массовое сознание: советское общество
- справедливое, СССР - оплот мира, марксизм -
единственно верное учение. Повторение является
вторым условием пропаганды. Оно придает
утверждениям вес дополнительного убеждения и
превращает их в навязчивые идеи. Повторение имеет
двоякую функцию: будучи навязчивой идеей, оно также
становится барьером против отличающихся или
противоположных мнений. Таким образом, оно сводит к
минимуму рассуждения и быстро превращает мысль в
действие, на которую в массе уже сформировался
условный рефлекс. Повторение также способствует
установке связи между частями массового сознания.
Ассоциируя часто разрозненные утверждения и идеи,
она создает видимость логической цепочки, создается
впечатление, что за фразами вырисовывается система.
К функциям пропаганды можно отнести:
1. Функция политического просвещения.
Пропаганда занимается не просто просвещением,
не распространением знаний вообще, а
утверждением таких идей, представлений,
установок и ценностных ориентации, которые
имеют политическое значение, т.е. знаний,
необходимых для решения стоящих перед
обществом актуальных задач и проблем. Для
пропаганды важна информация, которая
102
способна повлиять на образ мыслей и поступки
людей в соответствии с классово-политическими
потребностями. Знания, которые распространяет
пропаганда, представляют собой политическую
информацию. Политическая информация
выходит далеко за пределы собственно
политической жизни как отношений между
классами на международной арене и внутри
страны. Политическая информация — это
информация о событиях и явлениях в любых
областях общественной жизни, имеющих
политическое значение. Политическая
информация — именно то знание, которое
распространяет пропаганда.
2. Идейно-воспитательная функция. Как уже
отмечалось, основным объектом пропаганды
являются мировоззренческие аспекты сознания, а
ядро мировоззрения — идеология. Пропаганда
направлена, прежде всего, на идеологическую
сторону воспитания. Реализуя воспитательную
работу, пропаганда обращается к самым
различным вопросам - этическим, эстетическим,
морально-нравственным и другим, но все они
имеют идеологическую направленность.
3. Организаторская функция. Пропаганда по
своей природе призвана служить стимулятором
общественного действия. Механизм
организаторской роли пропаганды: от знаний —
к убеждениям, от убеждений — к действию.
Значительный мобилизующий потенциал
пропаганды заключается в том, что она
воздействует как на рациональную (утверждение
мировоззренческих суждений), так и на
эмоционально-волевую сферу общественного
103
сознания (обращенность к актуальным
потребностям и интересам).
4. Функция социального управления. Она
активно участвует во всех социально-
экономических, политических и культурных
мероприятиях, проводящихся в стране.
5. Регулятивная функция, включает в себя, во-
первых, разъяснение директивных партийно-
государственных документов и участие в их
реализации, во-вторых, распространение
социального опыта, в-третьих, указывает пути
решения проблем, стоящих перед обществом.
Пропаганда может стимулировать социальную
активность не только распространением
передового опыта, но и нахождением решений
тех или иных проблем, возникающих в ходе
общественного развития. Находя пути решения
конкретных ситуаций, пропаганда обнаруживает
закономерные связи между явлениями, дает
ответы на волнующие общество вопросы. Тем
самым указываются четкие ориентиры для
социальной активности.
В политологи существуют различные подходы к
определению механизмов пропагандистского
воздействия.
Так, американские исследователи полагают, что
основной механизм эффективного психологического
воздействия в пропаганде состоит в игнорировании
очевидных фактов и аргументов противника, в
замалчивании и неточном истолковании событий,
искажении противоположных мнений, фальсификации.
Очень часто используются невыгодные для противника
сравнения, которые подкрепляются «объективными
фактами» или «достоверными секретными
104
материалами», полученными из неких «компетентных»
источников.
Специалистами в области пропаганды даются
конкретные рекомендации по ведению политических
дискуссий, например, в полемике называть противников
«опасными», играть на таких чувствах, как доброта и
чувствительность. Все эти методы лучше всего
воздействуют на человека, лишенного критического и
аналитического мышления, ограниченного,
реагирующего в своих реакциях лишь на простейшие
стимулы. Иногда используется термин
«пропагандистская дрессировка», предполагающая
управление человеком на основе простейших
рефлексов.
Анализируя психологические механизмы
воздействия пропаганды на психику, Г. С. Мельник
пишет, что «современная журналистика, осуществляя
мероприятия в области пропаганды, предлагает
вниманию общественности определенный круг
вопросов, призывая к осознанию их важности для
удовлетворения социальной потребности интересов,
формирует первичное отношение (положительное или
отрицательное) к фактам; предлагает различные виды
оценок, таких, как "хорошо", "плохо", "полезно",
"вредно", "положительно". Оценки могут быть
сложными: "полезно, но опасно», "достижимо, но при
определенных условиях", "выгодно, но требует затрат".
Оценка содержит в данном случае не только одобрение,
осуждение, но и элементы рационального знания.
Оценка является "принуждающим" средством
аргументации».
Многие психологи сегодня тщательно
анализируют приемы психологического воздействия,
которые применяются в пропаганде, а также эффекты
105
такого воздействия. Так, Г. С. Мельник дает
следующую подробную классификацию приемов и
эффектов психологического воздействия пропаганды,
реализуемых в современных СМИ.
1. Интернализация – это превращение внешнего
эффекта во внутренний, включение полученной
информации в собственные убеждения.
Интернализация определяется отношением
человека к источнику информации и в
определенном смысле является аналогом
идентификации. Если источник информации —
лицо компетентное, то информация, переданная
им, принимается в основном на веру, не
вызывает сомнений.
2. Податливое согласие - если коммуникатор
является авторитетным носителем власти, а его
аудитория комфортно настроенная публика, то
информация воспринимается совершенно
некритично. Зритель, слушатель, читатель могут
сомневаться по поводу полученной информации,
но представление о том, что «критиковать не
положено», приводит к постепенному забыванию
сообщения. Так формируется «молчаливое боль-
шинство». Искреннее уважение или доверие
возникает лишь к подлинному авторитету.
3. Эффект Бартлета – если аудитория один раз
справилась с попыткой информационного
манипулирования, то в дальнейшем она способна
бороться с этими идеями еще более эффективно.
Подобно тому как в медицине, получив
ослабленный вирус какой-либо болезни и легко
поборов его, человек уверенно противостоит
самой болезни, так и в сфере пропаганды,

106
ослабленный вирус «чужих идей» помогает
противостоять им.
4. Эффект ореола. На впечатления человека
влияют не только внешние оценки некоего
объекта, но и отношение к этому объекту. За-
мечено, что люди склонны с особым вниманием
относится к тем, кто уже имеет общественное
признание в какой-либо области. Известность
кого-либо может служить своеобразным
«ореолом» для обычного человека.
5. Эффект Барнума заключается в том, что в
момент психологического воздействия человек
склонен принимать на свой счет банальные,
расплывчатые утверждения, если ему говорят,
что они получены в результате изучения каких-
то непонятных ему факторов. Люди крайне
высоко оценивают такие описания их личности,
которые, как они предполагают, созданы
индивидуально для них, но которые на самом
деле неопределённы и достаточно обобщены,
чтобы их можно было с таким же успехом
применить и ко многим другим людям.
Эффектом Барнума можно частично объяснить
феномен широкой популярности
астрологических гороскопов, хиромантии,
гомеопатии и прочих псевдонаук. Эффект
возникает в основном в отношении
положительной информации о человеке.
Данный эффект также называют
эффектом Форера, по имени психолога
Бертрама Форера, который в 1948 году
экспериментально подтвердил его
существование. Он дал своим студентам
специальный тест, чтобы по его результатам
107
провести анализ их личностей. Однако вместо
настоящей индивидуальной характеристики он
давал всем один и тот же расплывчатый текст,
взятый из гороскопа. Затем он попросил каждого
студента по пятибалльной шкале оценить
соответствие описания их личности
действительности, — средней оценкой было 4,26.
На оценку точности описания студентов повлиял,
в том числе, и авторитет преподавателя. Текст,
выданный всем студентам выглядел следующим
образом: «Вы очень нуждаетесь в том, чтобы
другие люди любили и восхищались вами. Вы
довольно самокритичны. У вас есть много
скрытых возможностей, которые вы так и не
использовали себе во благо. Хотя у вас есть
некоторые личные слабости, вы, в общем,
способны их нивелировать.
Дисциплинированный и уверенный с виду, на
самом деле вы склонны волноваться и
чувствовать неуверенность. Временами вас
охватывают серьёзные сомнения, приняли ли вы
правильное решение или сделали ли правильный
поступок. Вы предпочитаете некоторое
разнообразие, рамки и ограничения вызывают у
вас недовольство. Также вы гордитесь тем, что
мыслите независимо; вы не принимаете чужих
утверждений на веру без достаточных
доказательств. Вы поняли, что быть слишком
откровенным с другими людьми — не слишком
мудро. Иногда вы экстравертны, приветливы и
общительны, иногда же — интровертны,
осторожны и сдержанны. Некоторые из ваших
стремлений довольно нереалистичны. Одна из

108
ваших главных жизненных целей —
стабильность».
6. Эффект реактанса или реактанс - если человек
чувствует, что какое-то сообщение делается с
целью повлиять на него, то он воспринимает
такое сообщение как угрозу своей свободе
принимать решение, то есть относится к нему
крайне отрицательно. В действие вступают
защитные механизмы психики, отвергающие
информацию с элементами угрозы, т.е. когда
человек, понимает, что на него воздействуют, то
он реагирует протестом.
7. Эффект насыщения - в пропаганде повторение
аргументов должно быть ограничено неким
разумным пределом, после которого у аудитории
возникает негативная эмоциональная реакция,
появляется стремление избежать контактов с
источником информации. Повторение может
дать положительный результат лишь при
значительных вариациях сообщения и формы его
подачи.
8. Эффект бумеранга заключающийся в том, что
при некоторых воздействиях источника
информации на аудиторию или на отдельных лиц
получается результат, обратный ожидаемому.
Как правило, эффект бумеранга возникает, если
подорвано доверие к источнику информации,
если передаваемая информация длительное
время носит однообразный, не соответствующий
изменившимся условиям характер, если субъект,

109
передающий информацию, вызывает неприязнь к
себе у воспринимающих эту информацию и т.п.1
При наличии многочисленных приемов
психологического воздействия результативность
пропаганды не является однозначной и заранее
предсказуемой. Процесс воздействия пропаганды
сложный и многофакторный. Поэтому здесь важен весь
спектр психологических знаний, который способен
сократить неопределенность и сделать
пропагандистские акции более предсказуемыми.
Справедливости ради следует отметить, что некоторые
ученые полагают, что в целом люди принимают лишь ту
информацию, которая соответствует их личным
убеждениям и лишь 5-10% аудитории легко меняют
свои убеждения. Стремление же изменить сложившиеся
убеждения приводит к необходимости преодолевать
сильнейшие психологические барьеры.

1
Лебедев-Любимов А.Н. Психология рекламы. СПб.: Изд-во Питер,
2002. С.157-168.
110
ГЛАВА 7. МАНИПУЛЯЦИИ СОЗНАНИЕМ КАК
ИНСТРУМЕНТ ИНФОРМАЦИОННО-
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ
ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ

7.1. Понятие и признаки информационной войны

Впервые термин «информационная война»


появляется в документах Министерства обороны США
в начале 90-х годов XX века, впоследствии термин
распространяется в СМИ и научных кругах. До
сегодняшнего дня нет единого понимания сущности
информационной войны, условно основные подходы к
определению понятия «информационная война» можно
разделить на три основные группы1.
Авторы первой группы сводят понятие
информационная война к отдельным информационным
мероприятиям и операциям, информационным способам
и средствам корпоративной конкуренции или ведения
межгосударственного противоборства либо
вооруженной борьбы.
Видный ученый В.С. Пирумов, определяет ИВ
как новую форму борьбы двух и более сторон, которая
состоит в целенаправленном использовании
специальных средств и методов влияния на
информационные ресурсы противника, а также –
защиты собственного информационного ресурса для
достижения назначенных целей. По его мнению, в
мирное время ИВ носит преимущественно скрытый
характер. Ее основным содержанием является ведение
разведывательных и политико-психологических

1
Манойло А.В. Государственная информационная политика в
особых условиях. М.: МИФИ, 2003. – С. 223-259.
111
действий по отношению к противнику, а также
осуществление мероприятий по собственной
информационной безопасности.
Авторы второй группы – в основном,
представители военных ведомств – относят
информационную войну к сфере военного
противоборства. Информационная война – это
межгосударственное военное противоборство,
осуществляемое преимущественно или исключительно
путем программно-технического, радиоэлектронного и
физического поражения военной и гражданской
информационной инфраструктуры государства-
противника, дезорганизации его систем
государственного и военного управления,
дезориентации военно-политического руководства,
оказания управляющего информационно-
психологического воздействия на личный состав армии
и гражданское население как государства-противника,
так и его союзников и соседних государств при
одновременной защите собственных аналогичных
объектов. Сущность такой информационной войны
состоит в нанесении военного поражения противнику
путем достижения и использования информационного
превосходства над ним.
По мнению сторонников данного подхода, в
ближайшем будущем информационная составляющая
военных действий станет преобладающей. Они
подчеркивают, что информационное превосходство
одной армии над другой благодаря революции в
военном деле позволит со временем одерживать победу
над противником, избегая физического столкновения
личного состава противников либо делая это
столкновение очень коротким и успешным. По их
мнению, войны будущего смогут выигрываться путем
112
применения исключительно или практически
исключительно удаленных средств поражения военных
и гражданских электронных систем противника.
Авторы третьей группы определений
информационной войны считают ее явлением внешне
мирного периода межгосударственного противоборства,
позволяющего решать внешнеполитические задачи
несиловым в традиционном понимании путем.
Так, Г.В. Емельянов и А.А. Стрельцов
высказывают следующее мнение: "Под
информационной войной понимается особый вид
отношений между государствами, при котором для
разрешения существующих межгосударственных
противоречий используются методы, средства и
технологии силового воздействия на информационную
сферу этих государств". Специалисты МИД России под
информационной войной понимают "противоборство
между государствами в информационном пространстве
с целью нанесения ущерба информационным системам,
процессам и ресурсам, критически важным структурам,
подрыва политической, экономической и социальной
систем, а также массированной психологической
обработки населения с целью дестабилизации общества
и государства"1.
Основной формой осуществления
информационной войны являются информационно-
психологические операции. Информационно-
психологические операции одного государства
(группы государств) против другого представляет собой
такой вид тайных операций, которые осуществляются
путем оказания управляющего информационного

1
Манойло А.В. Государственная информационная политика в
особых условиях. М.: МИФИ, 2003. – С. 223-259.
113
воздействия на индивидуальное, групповое и массовое
сознание, чувства, волю граждан другой стороны,
дезинформирования субъектов принятия политических,
экономических и иных решений, в осуществлении
подрыва информационной инфраструктуры другой
стороны. Информационно-психологические операции
ориентированы на формирование условий для принятия
выгодных для зарубежных государств и их деловых
кругов решений в военной, политической,
экономической и других областях в странах-мишенях,
являющихся объектами информационно-
психологического воздействия.
Как считает Л.В. Воронцова, тайные
информационно-психологические операции включают в
себя две разновидности:
 информационно-психологические или
дезинформационные операции, осуществляемые
путем доведения до объектов воздействия
специально подготовленной информации через
электронные, печатные и иные средства
массового информирования, средства
электронной и почтовой связи, аудио-, видео- и
кинопродукцию, компьютерные игры, наглядно-
демонстрационные средства;
 диверсионные операции по выводу из строя или
нарушению нормального функционирования
теле- и радиопередающих центров и
ретрансляторов, объектов СМИ, информационно-
телекоммуникационных систем (ИТКС) и сетей
связи, автоматизированных систем управления
(АСУ) войсками, оружием, объектами
жизнеобеспечения, экологически опасными
производствами и объектами путем поджога,
взрыва, применения разрушительных
114
электромагнитных импульсов, задействования
вирусов, аппаратных или программных закладок
и др.
В целом, средства и способы ведения
информационной войны включают в себя
информационное оружие, средства и способы
политического, правового и экономического влияния на
формирование информационного пространства
противостоящей стороны, традиционного физического
разрушения элементов информационного пространства,
неатакующие средства и способы защиты
информационной сферы. При этом основным средством
информационной войны является информационное
оружие.
В общем плане любую операцию
информационно-психологической войны можно
представить в виде совокупности четырех основных
составляющих:
 руководство операцией – деятельность по
организации, управлению и координации акций и
мероприятий информационно-психологической войны;
 акции проникновения к чужим
информационным ресурсам, которые могут быть
прямыми (например, использование потенциала хакеров
для взлома защищенных сетевых ресурсов) или
опосредованными (например, использование
вредоносных программ) и иметь непосредственной
целью хищение, уничтожение, модификацию
информации, принадлежащей этим ресурсам, или
совершение различного рода диверсий (например,
временное нарушение работоспособности сетевой
инфраструктуры);
 акции психологического воздействия на
массовое и индивидуальное сознание общества и
115
отдельных его граждан (дезинформирование,
манипулирование, пропаганда, лоббирование,
управление кризисами, шантаж, а также различные
комбинации этих элементов в рамках более сложных
психологических операций);
 вспомогательная деятельность (обеспечение
требований безопасности и конспирации
информационно-психологических операций,
материально-техническое и кадровое обеспечение и
т.д.).
Составные элементы операций по
информационно-психологическому воздействию:
1. Дезинформирование процесс доведения до
иной стороны умышленно искаженной или
сфабрикованной информации о событиях, людях для
побуждения совершения этой стороной действий, либо
формирования общественного мнения в выгодном для
инициатора дезинформирования направлении.
Дезинформация – специально подготовленная
информация, содержащая частично или полностью
вымышленные аспекты.
2. Лоббирование. Объектом лоббирования
являются лица или группы людей, облеченных статусом
принятия тех или иных решений (руководители
министерств и ведомств, депутаты законодательных
собраний всех уровней и т.п.). В отличие от
определения объекта дезинформирования, с которым
определение объекта лоббирования практически
совпадает, при лоббировании нет элемента введения
субъекта в заблуждение в отношении того, к какого
рода действиям его направляют.
3. Манипулирование. Это процесс в ходе
которого отдельные лица и группы людей, организуют
воздействие с целью побудить объект к совершению
116
действий в выгодном для субъекта направлении.
Обязательным атрибутом в данном контексте является
отсутствие осознания объектом того, что его побуждают
к каким-либо изменениям в поведении, установках и
т.п.
4. Пропаганда (см. Глава 6).
5. Управление кризисами. Объектом
управления кризисами является политическая,
экономическая, военная и иная ситуация, которую
необходимо привести в состояние кризиса. Субъект
управления кризисами – лица или группы лиц,
заинтересованные в создании кризисной ситуации (на
фирме, в сегменте экономики или в экономике в целом,
в политической ситуации и т.п.). Объективная сторона
заключается в подборе (создании) и применении
специальных кризисных технологий, которые дают
возможность создания кризисных ситуаций и
управления ими в нужном для субъекта направлении.
Субъективная сторона – умышленное создание
кризисных ситуаций для решения собственных целей.
6. Шантаж. Объектом данного деяния
являются как отдельные лица, так и группы людей. Как
правило, дополнительным объектом данного деяния
может выступать жизнь и здоровье людей, незаконное
удержание, угрозы, незаконное применение оружия и
т.п. Объективная сторона шантажа – угроза наступления
нежелательных последствий. Субъектом данного деяния
выступает как отдельное лицо, так и группа.
Субъективная сторона всегда выражается в
умышленных действиях, направленных на оказание
воздействия на объект в нужном для субъекта
направлении.

117
7.2. Манипуляция как основной элемент
информационного оружия

Информационное оружие – алгоритм,


позволяющий осуществлять целенаправленное
управление одной информационной системой в
интересах другой, реализующий процесс управления
данной системой через поступающие или
обрабатываемые этой системой данные.
Информационное оружие включает в себя
специальные средства, технологии и информацию,
позволяющие осуществить силовое воздействие на
информационное пространство общества и привести к
значительному ущербу политическим, оборонным,
экономическим и другим жизненно важным интересам
государства. Информационное оружие в широком
смысле традиционно определяется как средства,
предназначенные для широкомасштабного воздействия
на информационные системы конфликтующих сторон
(противника); внесения в компьютерные сети систем
оружия, управления, телекоммуникации и связи
соответствующих элементов, искажающих
информацию, и соответствующее разведывательно-
диверсионное программное обеспечение; управление
поведением людей путем воздействия на сознание, в
том числе – через средства массовой информации и
пропаганды.
Информационное оружие, применяемое в
психологических операциях, воздействует на структуру
рассуждений человека. В результате у человека
образуется новая модель (картина) мира, выгодная для
манипулятора. Информационное оружие использует
идею трансформации коммуникативной среды,
118
окружающей объект, для того, чтобы
перепрограммировать его поведение. В качестве
информационного оружия в этом аспекте возможно
использование следующих типов информации:
 введение новой, неизвестной объекту
воздействия информации;
 введение искаженной информации;
 введение новых правил обработки
информации (с помощью введения сомнения по
отношению к правильности старых правил).
Информационное оружие для информационной
войны против социальных систем представляет собой
средства, предназначенные для оказания
информационно-психологического воздействия на
отдельных людей и социальные системы через
индивидуальное и массовое сознание и психику людей
по каналам распространения информации.
Информационное оружие не разрушает
информационное пространство, а опирается на него.
Информационное оружие трансформирует
информационное пространство под себя, поскольку по
своему характеру информационное оружие является
средством интенсивной генерации новых сегментов
информационного пространства. Информационное
оружие должно учитывать особенности конкретного
информационного пространства. По этой причине в
стандарты психологических операций всегда входит
определение точек уязвимости, на которые и будет в
дальнейшем направлена коммуникация.
Информационное оружие соответствует нормам
данного информационного пространства, чем
достигается незаметность его применения.
Воздействие информационного оружия сводится
к видоизменению или прекращению функционирования
119
информационной системы в поражаемом объекте.
Превосходство использования различных средств из
арсенала информационного оружия по сравнению с
традиционными вооружениями заключается в
возможности широкого маневра в выборе вида и
масштаба ущерба, наносимого информационной
подсистеме объекта поражения. При этом факт
нанесения и характер ущерба могут быть, на
определенном отрезке времени, неизвестны стороне,
подвергшейся нападению.
Характерные особенности информационного
оружия:
 управляемость, обеспечивающая
осуществление заданного информационного
воздействия на объект поражения в
установленное время и в заданных масштабах;
 скрытность, существенно затрудняющая
определение момента начала информационного
воздействия и источник этого воздействия;
 универсальность, обеспечивающая
возможность поражения объектов в широком
диапазоне;
 относительно невысокая стоимость создания,
высокая эффективность применения (соотношение
"эффективность/стоимость" достигает десятков тысяч
процентов);
 доступность, обеспечивающая его
сравнительно легкое распространение и высокую
сложность контроля над этим процессом.
В качестве критерия выделения типов
информационного оружия выступают объекты и
способы поражения этим оружием.
По объектам поражения информационное
оружие может разделяться на следующие категории:
120
 средства, способы, методы и технологии
тайного манипулятивного управления
индивидуальным сознанием граждан;
 средства, способы, методы и технологии
тайного манипулятивного управления массовым
сознанием граждан;
 средства, способы, методы и технологии
тайного манипулятивного управления социально-
политическими системами, в том числе – системой
государственной власти и управления;
 средства, способы, методы и технологии
тайного манипулятивного управления социально-
политическими процессами;
 средства, способы, методы и технологии
воздействия на информационную инфраструктуру;
 средства, способы, методы и технологии
тайного манипулятивного управления
информационными и психологическими
ресурсами, включающего в себя:
 управление системой ценностей общества;
 управление психологической
толерантностью системы ценностей
(устойчивостью системы ценностей по
отношению к внешним или внутренним
деструктивным воздействиям);
 управление индивидуальным и массовым
сознанием граждан;
 управление психологической
толерантностью сознания граждан
(устойчивостью сознания граждан к
манипулятивному воздействию и
вовлечению в противоправную

121
деятельность манипулятивными методами
тайного принуждения личности);
 управление состоянием психического
здоровья граждан;
 управление толерантностью психического
здоровья граждан (устойчивостью
психического здоровья по отношению к
внешним или внутренним деструктивным
воздействиям).
Разделение информационного оружия по
способам поражения объектов информационно-
психологического противоборства позволяет говорить о
четырех основных типах информационного оружия:
1. информационные средства, методы и
способы воздействия на психику человека с целью
модификации его сознания и поведения в нужном для
воздействующей стороны направлении;
2. средства, методы, способы и технологии
дезинформирования системам принятия решений;
3. средства, методы и способы
радиоэлектронной борьбы (РЭБ);
4. средства, методы и способы воздействия на
программно-техническое обеспечение АИС, ИТКС,
АСУ1.
Более подробно мы остановимся на
рассмотрении первых двух типов данной
классификации, т.к. они имеют непосредственное
отношение к объекту рассмотрения данного учебного
пособия.

1
Манойло А.В. Государственная информационная политика в
особых условиях. М.: МИФИ, 2003. – С. 223-259.

122
Первый тип информационного оружия
объединяет в себе средства, методы и способы
воздействия на сознание (подсознание), волю и чувства
человека (группы или массы людей), основанные на
целенаправленной передаче ему (ей) информации в
визуальном, текстовом или звуковом виде (реже
осязательном, вкусовом, обонятельном). Основными
современными средствами информационно-
психологического воздействия являются: электронные и
печатные СМИ, иные печатные и наглядно-
демонстрационные средства, средства связи, аудио-,
видео- и кинопродукция, компьютерные игры,
международные компьютерные сети. В арсенал этих
средств включаются мобильные радиовещательные и
телевизионные центры, пропагандистские передвижные
громкоговорители, плакаты, листовки, слухи.
Последние особенно эффективны в информационно
изолированных пространствах, при дефиците иных
источников информации.
Американские специалисты выделяют в качестве
наиболее важных объектов воздействия этого типа
информационного оружия волю нации другого
государства, его военно-политическое руководство,
личный состав вооруженных сил, национальную
культуру. При этом пристальное внимание уделяется
возможности лидера одной нации с помощью
технологий прямого вещания на население
(спутникового телевещания, радиовещания,
использования сети Internet, использования подвижных
систем связи) против воли руководства других
зарубежных стран напрямую обратиться к населению
этих государств.
К данному типу информационного оружия
относятся следующие.
123
1. Информационные методы и способы
скрытного воздействия на сознание человека: методы
воздействия на подсознание человека после введения
его в измененное состояние сознания;
психокорректирующие компьютерные игры,
суггестологические (оказывающие неосознанное
внушение) вставки в программные продукты, аудио-,
кино- и видеозаписи; методы нейролингвистического и
символьного программирования, паранормальные
методы (например, экстрасенсорное воздействие
вербальными и иными информационными способами).
2. Технологии и способы манипулятивного
воздействия на индивидуальное и массовое сознание на
психическом, рефлексивном уровне, включающие:
внушение (доведения информации, рассчитанное на ее
некритическое восприятие, без включения логики и
разума), технологии манипулятивного управления,
методы рефлексивного управления, принуждение
(доведение информации, связанной с возбуждением
чувства страха у человека), Эти методы наиболее часто
реализуются через СМИ с целью создания
определенных настроений в обществе, привития
определенных нравственных ориентиров.
3. Информационные средства, воздействующие
на уровень рассудочного мышления. Классическим
способом этого воздействия является дезинформация.
Выбор наиболее эффективных средств, методов и
способов информационно-психологического
воздействия на военно-политическое руководство,
личный состав ВС, население противоположной
стороны ставит перед службами информационно-
психологических операций воздействующего
государства следующие задачи:

124
 изучение психологических характеристик
населения и руководства страны- объекта
воздействия, этнических, культурных, социальных и
политических особенностей восприятия
информации;
 изучение национальных СМИ,
национального сегмента Internet как
возможных каналов доставки сведений;
 изучение журналистов и других лиц в
качестве потенциальных средств
доставки информации;
 мониторинг социально-политической
обстановки в стране;
 отслеживание реакции населения на то
или иное информационное
воздействие.
Второй тип информационного оружия
объединяет в себе средства, методы и способы
дезинформирования индивидуальных и групповых
систем принятия решения с целью выбора ими решений,
выгодных дезинформирующей стороне. Основными
методами дезинформирования субъектов принятия
решений являются навязывание, искажение,
блокирование информации, отвлечение на другую
информацию. Основными средствами
дезинформирования являются СМИ, средства связи и
пр. В настоящее время число этих средств расширилось
за счет средств нелегальной модификации информации
в компьютерных системах, на основе которой субъект
принимает решение.
Выбор наиболее эффективных средств, методов и
способов дезинформирования субъектов принятия
решений ставит перед разведывательными структурами
следующие задачи:
125
 добывание сведений об источниках
информирования этих субъектов, их
предпочтениях в отношении конкретных СМИ,
теле- и радиопрограмм, поисковых
средств и сайтов в Internet и т.п.;
 выявление круга лиц, являющихся
авторитетными источниками
информации для субъектов принятия решений;
 изучение иных каналов продвижения
дезинформационных материалов
(выставки, подарки в виде печатных изданий,
видео-, аудиопродукции, компьютерных
дисков и др.);
 изучение психологических особенностей
восприятия информации
субъектами принятия решений; изучение степени
их осведомленности по той или иной
проблеме;
 отслеживание реакции субъектов
принятия решений на
дезинформационное воздействие.
Таким образом, мы видим, что манипуляция
информацией и политическая манипуляция является
неотъемлемой частью ведения информационной войны
в современных условиях.

7.3. Манипуляция как элемент психологической


войны

Психологическая война может быть


рассмотрена как борьба между государствами и их
вооруженными силами за достижение превосходства в
духовной сфере и превращение полученного

126
преимущества в решающий фактор достижения победы
над противником.
В рамках психологической войны выделяют
следующие направления:
1. мобилизация и оптимизация моральных и
психологических сил нации и
вооруженных сил в интересах решения военных
задач;
2. защита населения своей страны и ее
вооруженных сил от разлагающего
информационно-психологического влияния
противника (психологическое
противодействие; психологическое прикрытие;
контрпропаганда;
психологическая защита);
3. психологическое воздействие на войска и
население противника в целях их дезориентации,
деморализации и дезорганизации (психологическая
борьба);
4. влияние на взгляды, настроения,
поведение дружественных и нейтральных
аудиторий (стран, социальных групп,
вооруженных формирований) в
направлении, благоприятном для достижения
победы над противником.
Кратковременные или узконаправленные
информационно-психологические акции,
осуществляемые как в мирное, так и в военное время, во
многих странах мира обозначаются устоявшимся
термином психологические операции.
Психологические операции включают в себя
психологические действия — это осуществление
конкретных мероприятий, как в мирное, так и в военное
время, направленных на подрыв потенциального или
127
действительного престижа и влияния противника во
враждебных, нейтральных или союзных странах и
укрепление своего влияния и престижа.
Основными задачами психологических
операций считаются:
 убеждение общественного мнения в
правильности, необходимости
военного вмешательства;
 воздействие на военно-политическое
руководство противника и его
союзников с целью заставить их отказаться или
воздержаться от вступления в войну;
 поддержка внутри страны противника
оппозиции, сил сопротивления,
расовых, этнических, религиозных и других
противоречий, подрыв доверия к руководству
страны;
 руководство и содействие диссидентским
элементам, взаимодействие с силами,
ведущими борьбу в подполье;
 воздействие на население дружественных
стран;
 содействие развитию доброжелательности
населения нейтральных стран;
 подрыв морального духа, создание
обстановки неуверенности и
беспокойства среди личного состава армии
противника, снижение его
боеспособности;
 проведение аналитической работы по
вскрытию уязвимых мест
противника, подготовка и доведение до
командиров тактического звена, а также

128
групп и лиц, выполняющих задачи в районе боевых
действий, соответствующей
информации;
 оказание содействия в захвате
населенных пунктов противника путем
предъявления ультиматума и передачи призывов
к капитуляции;
 оказание помощи командованию в
осуществлении контроля за враждебно
настроенным населением в зоне боевых
действий;
 противодействие психологическим
операциям противника и подрывным
элементам;
 прогнозирование степени
психологического воздействия на людей боевых
действий.
Как видно, решение перечисленных задач
должно обеспечить достижение морально-
психологического превосходства своих войск над
войсками противника.
Сам термин «психологические операции»
указывает на то, что для достижения целей подрывной
деятельности широко привлекаются выводы
психологической науки и что они направляется, в
первую очередь, на изменение психологических
состояний противника.
Обосновывая роль психологии в организации и
ведении психологической войны, известный
американский специалист в этой области П.
Лайнбарджер подчеркивает, что психолог способен
сказать каким образом страсти можно превратить в
негодование, личную находчивость в массовую
трусость, трения — в недоверие, предрассудки — в
129
ярость. Во-вторых, установив, как настроен противник и
факторы, определяющие его моральное состояние,
психолог может прогнозировать поведение войск
противника в той или иной обстановке. В-третьих,
психолог способен дать необходимые рекомендации
оперативным работникам, ведущим психологическую
войну о соблюдении чувства меры, о психологически
целесообразном структурировании и оформлении
информации. В-четвертых, психолог рекомендует
наиболее целесообразные средства и методы
пропаганды: радио, листовки, громкоговорящие
установки, а также распространение слухов, обратную
засылку пленных и т. д. Он может выработать план
наилучшего использования всех имеющихся средств
психологического воздействия по месту, времени,
соотнесенности с военными, экономическими и
политическими событиями.
Психология помогает организаторам
психологических операций выявлять наиболее слабые
звенья в морально-психологическом состоянии
противника и научно обоснованно строить тактику
психологического давления на него. Она рекомендует
широко использовать в этих целях национальные,
социальные, религиозные противоречия, трудности, с
которыми сталкиваются войска противника (голод,
холод, плохое материально-техническое обеспечение и
др.); распространять слухи и дезинформацию о
значительном превосходстве своих войск, больших
потерях противника, различии интересов и целей
разных категорий военнослужащих; активно работать с
военнопленными и др. Выводы психологии активно
используются для придания распространяемой
информации свойства легкой и быстрой усваиваемости,
«просачиваемости» в бессознательное человека. Это
130
достигается путем эксплуатации закономерностей
человеческого восприятия, так называемых «эффектов».
Среди них хорошо изученным на сегодняшний день
являются: эффект первичности, эффект авторитета,
эффект «голос пророка»; эффект повторения; эффекты
возложения ответственности и др.
Эффект первичности. Специалисты
психологических операций исходят из того, что первое
сообщение о каком-либо событии оказывает более
сильное воздействие, чем последующие. Оно как бы
создает своеобразную установку, формирует
отношение человека к происходящему. Другая
информация, в этом случае, будет воспринята лишь
тогда, когда удастся изменить сформировавшуюся
позицию человека, что существенно сложнее. Источник
информации, первым сообщивший о том или ином
факте будет оцениваться как более предпочтительный.
Поэтому важным принципом психологической
операции является оперативность информирования
объектов воздействия о текущих событиях, изменении
обстановки и др.
Эффект авторитета. В психологии хорошо
известно, что чем авторитетнее источник информации,
тем больше сила ее внушающего воздействия на
людей. Учитывая это, практики психологических
операций стремятся создать для своих источников
информационно-психологического воздействия имидж
особой осведомленности, объективности и
независимости. Это достигается передачей достоверных
сведений, хорошо известных, легко проверяемых
(например, потери воинских частей, фамилии
командиров, названия городов, улиц, номеров домов и
др.), привлечением мнений экспертов, свидетелей,

131
документальных данных, использованием самокритики
и др.
Эффект «голос пророка». Доказано, что
авторитет источника информационно-психологического
воздействия существенно возрастает, если он обладает
высокими прогностическими свойствами. Поэтому при
осуществлении психологических операций западные
специалисты конструируют информацию таким
образом, что изложенные в ней факты воспринимаются
как ранее ими предсказанные. При этом используются
закономерности ассоциаций по смежности, подобию,
контрасту, временной и пространственной близости.
Эффект повторения. Основывается на
закономерностях запоминания человеком информации.
Психологический механизм многократного повторения
действует на основе принудительного привлечения
внимания, подсознательного восприятия предлагаемой
информации, существенного сужения сознания
человека в экстремальной обстановке. В боевых
условиях человек меньше задумывается над значением
отдельных слов и формулировок. Психологами
выработаны рекомендации как избежать явной
назойливости для недопущения апатии и безразличия
при многократном предъявлении информации.
Считается, что целесообразно передавать одно и то же
сообщение трижды: в кратком изложении, полном и
снова в кратком. Затем, при необходимости, эта же
информация может быть преподнесена в другой форме
(новости, аналитический обзор, интервью, панорама и
др.). При этом соблюдается установка на
первоочередное воздействие на чувства и состояние
людей.
Эффект возложения ответственности.
Основывается на том, что человек склонен
132
воспринимать успешное и неуспешное развитие
событий в категориях ответственности. При этом он
приписывает причины успеха себе самому, а
ответственность возлагает на других людей. Поэтому
специалисты при воздействии на людей стремятся
связать любые трудности и препятствия, неудачи с
конкретными объектами (конкретные лица,
политические партии, организации, правительственные
круги, законодательство, моральные и этические
нормы и др.). Как правило, выбирается ограниченное
число таких объектов и на них настойчиво направляется
ненависть людей.
В ходе психологических операций используется
психологическое оружие, под которым понимается
совокупность средств, избирательно влияющих на
психическую деятельность людей с целью задания ей
необходимых характеристик и целенаправленного
управления человеческим поведением в интересах
успешного решения боевых задач. Такое оружие, по
мнению специалистов психологических операций,
представляя собой комплекс средств преднамеренного и
организованного воздействия на психику и поведение
военнослужащих на поле боя, должно обладать
следующими свойствами.
Широкое поле деятельности для манипуляций с
массовым сознанием предоставила и война во Вьетнаме.
Так, в начале 60-х гг. американцы провели операцию
под кодовым названием "Фармгейт" ("Ворота фермы") в
Южном Вьетнаме с целью противодействия партизанам.
США направили туда несколько тысяч советников,
чтобы сорвать кампанию партизан НФОЮВ по
мобилизации населения на борьбу с сайгонским
режимом. В этой широкомасштабной акции активно
применялась печатная и устная пропаганда
133
(распространение листовок авиацией и трансляция
программ устного вещания), призывавшая крестьян не
вступать в ряды партизан.
Начиная с 1965 г., широкомасштабные
психологические операции по манипуляции сознанием
американцев стал проводить и Вьетконг. Так, его
партизанам удалось перехватить часть почтовых
отправлений, адресованных американцам из США.
Узнав некоторые факты личной жизни американских
военнослужащих, они организовали адресную устную
пропаганду. Партизанские дикторы зачитывали через
громкоговорители отрывки из перехваченных писем,
называя имена адресатов. В результате американские
солдаты узнавали, что у одних жены изменили им с их
лучшими друзьями, а у других невесты уже вышли
замуж, но не за них. И все это случилось лишь потому,
что они оторваны от дома для несправедливой войны во
Вьетнаме. Эти психологические акции оказывали
негативное воздействие на морально-психологическое
состояние американской армии и повлекли
многочисленные случаи дезертирства.
Успех наступления, начавшегося в день
праздника Тэт (вьетнамский Новый год по лунному
календарю) в феврале 1968 г., тоже в значительной мере
был предопределен высокой эффективностью
психологических операций Народного фронта
освобождения Южного Вьетнама. До начала этого
наступления южновьетнамская столица практически не
была затронута войной и представляла собой зону
отдыха и развлечений для американских
военнослужащих. Руководству НФОЮВ удалось ввести
в заблуждение американских аналитиков. Они
распространяли по радио и через свою агентуру ложные
сведения о больших потерях в результате американских
134
бомбардировок, о разрушении значительных участков
дорог, по которым осуществлялось снабжение из
Северного Вьетнама. Одновременно разведка Фронта
добывала детальную информацию о дислокации,
вооружении, боеспособности американских
подразделений, используя в этих целях разветвленную
шпионскую сеть, в том числе многочисленных
проституток.
Наступление в день праздника Тэт вскрыло
грубейшие просчеты американских разведчиков,
которые в январе 1968 г., т.е. всего за месяц до
наступления партизан, представили правительству
США доклад с выводами о невозможности проведения
Вьетконгом широкомасштабного наступления в
ближайшее время. Они переоценили потери противника
и недооценили ключевую роль, сыгранную знаменитой
"тропой Хо Ши Мина". Пентагон был убежден, что этот
путь снабжения южновьетнамских партизан
практически уничтожен массированными
бомбардировками американской авиации. Однако в
последующем оказалось, что американские
бомбардировки не только не вызвали серьезных
разрушений троп в горах и джунглях, бамбуковых
мостов, примитивных убежищ, а наоборот расчистили
много участков местности, тем самым значительно
облегчив строительство новых путей снабжения.
В дальнейшем вьетнамские операции по
манипулированию сознанием американцев
осуществлялись даже на территории США. Пропаганда
велась в основном посредством телевидения и была
рассчитана прежде всего на студенчество. Она
подорвала моральный дух американской нации и
настроила большинство населения против дальнейшего

135
участия войск США в войне на индокитайском
полуострове1.
Ярким примером успешного манипулирования
массовым сознанием является программа СОИ
(стратегической оборонной инициативы) президента
США Р. Рейгана.
В 1993 г. газета "Нью-Йорк Таймс" рассказала о
том, как американской администрации ценой больших
усилий в 1984 г. удалось запустить "утку",
предназначенную для обмана СССР по поводу
противоракетной эффективности СОИ. Специалисты
Пентагона сфальсифицировали результаты научных
испытаний и подтасовали различные данные для того,
чтобы заставить СССР поверить в серьезность нависшей
над ним угрозы.
Всего один факт в данной связи. После трех
безуспешных попыток поразить баллистическую ракету
ракетой-перехватчиком ее, а также ракету-цель,
снабдили электронными системами взаимного
наведения, благодаря которым промахнуться стало
практически невозможно. Ракета-цель постоянно
передавала сигналы, которые принимал приемник
антиракеты, что позволило осуществлять точное
наведение ракеты на цель.
Операция была проведена настолько
безукоризненно, что ввела в заблуждение не только
Кремль, вынужденный начать собственную
сверхдорогую программу, но и американский конгресс.
Дезориентированные относительно истинных
возможностей проекта, конгрессмены проголосовали за

1
Крысько В.Г. Секреты психологической войны (цели, задачи,
методы, формы, опыт). Минск, 1999 // http://www.evartist.narod.ru
(Дата обращения: 23.09.17)
136
выделение на его реализацию значительных
финансовых средств.
Кстати говоря, именно непосильные расходы на
советский "ответ" СОИ, огромная безвозвратная
помощь "дружественным режимам" и напрасная трата
гигантских сумм в Афганистане (более 70 миллиардов
долларов за 10 лет войны), в сочетании со специально
организованным снижением мировых цен на нефть и газ
(главный источник доходов СССР) привели к
экономическому краху великого государства, которым
был когда-то Советский Союз. Так что результаты
манипулирования сознанием могут быть самыми
ошеломляющими!1
Проблеме обучения технологии
дезинформирования и манипулирования специалистов
психологической войны сегодня уделяют пристальное
внимание во многих странах. Например, по сообщениям
французской печати, на проходивших в мае 1997 г.
крупных учениях вооруженных сил Франции "Одакс-
97" в полном объеме отрабатывались вопросы
информационного противоборства. "Для нас участие в
учениях "Одакс-97" было весьма полезным и
поучительным, – заявил начальник школы военных
пресс-атташе. – Они дали возможность нашим
слушателям работать со СМИ в обстановке,
приближенной к реальной, совершенствуя свои
профессиональные навыки".

1
Крысько В.Г. Секреты психологической войны (цели, задачи,
методы, формы, опыт). Минск, 1999 // http://www.evartist.narod.ru
(Дата обращения: 23.09.17)

137
Св. план 2017, поз.242

НЕСОЛЕНАЯ Алина Кирилловна

МАНИПУЛЯЦИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ
МАНИПУЛЯЦИЯ И СМИ

Учебное пособие

Тираж 70 экз.

Москва, Издательский центр Onebook

138