Вы находитесь на странице: 1из 270

Е. А.

Окладникова

ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ
В НАРРАТИВАХ ЖИТЕЛЕЙ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГА:
ЭТНОФОБИИ, КОНФЛИКТЫ,
ТЕХНОЛОГИИ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Монография

Москва-Берлин
2015
УДК 331.556.4
ББК 65.5
О49
Монография подготовлена при финансовой поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)
в рамках проекта № 14-03-00298а «Толерантность
в условиях транслокальных идентификаций:
социальное и этнокультурное измерения»

Окладникова Е. А.
О49 Трудовая миграция в нарративах жителей Санкт-
Петербурга : этнофобии, конфликты, технологии тол-
ерантности : монография / Е. А. Окладникова; под ред.
В. А. Попова. – М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. – 270 с.

ISBN 978-5-4475-4850-6
Монография посвящена исследованию представлений ко-
ренных жителей мегалополиса (на примере Санкт-Петербурга)
о трудовой миграции, выявленных с помощью методики нарра-
тивного интервью. Рассматриваются коммуникативные барьеры
(языковые, религиозные, поведенческие) и факторы социально-
го напряжения, приводящие к конфликтам между петербурж-
цами и трудовыми мигрантами из бывших союзных республик
СССР (кавказских и среднеазиатских), которые идентифицируют-
ся как «другие», «чужие», «плохие». Анализируются существующие
и возможные технологии социокультурной толерантности.
Обосновывается трактовка зависимости миграционных пото-
ков не столько от уровня экономического развития, сколько
от разности всей совокупности потенциалов развития (эконо-
мического, социального, политического, культурного) между
странами-донорами и странами-реципиентами трудовой ми-
грации.
УДК 331.556.4
ББК 65.5
ISBN 978-5-4475-4850-6 © Окладникова Е. А., текст, 2015
© Издательство «Директ-Медиа», оформление, 2015
Введение
С позиций социальной географии, Россия сегодня
существует в трёх социокультурных измерениях, сфор-
мировавшихся под воздействием процессов модерни-
зации. Первое измерение – это центры с наиболее
активным, модернизированным населением (города-
миллионники, а также города с населением свыше
500 тыс. чел.), где преобладают ценности постинду-
стриального общества. Второе измерение – это полу-
периферия (менее крупные и средние города), где
преобладают «советские» ценности. Третье измере-
ние – периферия с традиционалистским, пассивным,
склонным к патернализму населением мелких городов,
поселков и сельской местности. Все эти социокультур-
ные измерения российской реальности в XXI веке
испытывают, правда, в разной степени влияние интен-
сивных потоков трудовой миграции из бывших рес-
публик СССР. Потоки изменяют свой этнический
состав и направление движения под влиянием эконо-
мических (падение рубля), таможенных (ужесточение
визового режима) и административных (платный экза-
мен по истории, русскому языку) мер. Наиболее значи-
мые численно и интенсивные по характеру потоки
трудовых мигрантов обрушились именно на россий-
ские мегалополисы. Как полагали зарубежные исследо-
ватели мобильностей и процессов трудовой миграции
Дж. Урри 1, С. Сассен 2, Р. Бейлс 3 мобильный поворот
связывает в своем анализе различные виды путешествий,
транспортировки и коммуникаций с тем, организуя эко-
номическую и социальную жизнь развитых стран мира.

1 Урри Дж. Мобильности. М.: Праксис, 2012, с. 69.


2 Сассен С. Глобальный город: введение понятия // Глобаль-
ный город: теория и реальность / Под ред. Н. А. Слуки. М.:
ООО «Аванглион», 2007, с. 9–27.
3 Bales R. (with co-authors). Small Groups. N.Y., 1955.

3
В первое десятилетие III тысячелетия трудовая ми-
грация оказывается существенным фактором трансфор-
мации экономической, политической, экономической и
культурной жизни крупных городов России. Эта кар-
тина воздействия интенсивных миграционных процес-
сов на этническое пространство других территорий
России сегодня наблюдается многими исследователи в
области миграциологии 4. Эти миграции замещают
большой процент отсутствующего в России сегодня
трудоспособного населения. Вместе с тем, миграционные
потоки из бывших республик СССР изменяют облик
и содержание социального пространства. Наибольшее
количество трудовых мигрантов оседают в российских
мегалополисах. Трудовые мигранты не просто меняют
привычные для жителей современных российских мега-
лополисов системы социальных взаимодействий. Появ-
ление больших групп трудовых мигрантов из Закавказья
и Средней Азии, подавляющее большинство которых
являются носителями исламской культуры, оказывает
трансформирующее влияние на коллективные пред-
ставления коренных жителей мегалополисов, констру-
ируют новые для постсоветского города пространства
этничности. Даже в таком изначально полиэтничном
городе, как Санкт-Петербург, возникают новации в эт-
ническом измерении. Изначально Санкт-Петербург был
ориентирован на европейскую культуру. На протяже-
нии теперь уже более, чем трёхсот лет своей истории
он был одним из самых европейских городов России.
Именно таким он был задуман и спроектирован ещё
Петром I. Но сегодня под давлением миграционных
потоков с Кавказа, из Центральной и Средней Азии,
его социальное пространство начинает обретать новые

4 Переселенческое общество Азиатской России: миграции, про-


странства, сообщества / Науч. ред. В. И. Дятлов, К. В. Григоричев.
Иркутск: «Оттиск», 2013.

4
кавказско-среднеазиатские этнические измерения. Эти
изменения находят отражение в общественном созна-
нии коренного населения мегалополиса.
Наши исследования представлений коренного населе-
ния Санкт-Петербурга о трудовой миграции 2010–2012 гг.,
а также 2013–2014 гг. зафиксировали рост негативных
стереотипных представлений коренного населения ме-
галополиса в отношении трёх кластеров трудовой ми-
грации: восточноевропейского (молдаване, украинцы),
среднеазиатского (таджики, узбеки) и кавказского (азер-
байджанцы, армяне, чеченцы). Нас не могла не насто-
рожить та часть исследования, в которой мы задавали
вопросы нашим респондентам относительно их отно-
шения к трудовым мигрантам. Как выяснилось, наши
респонденты были готовы взять в руки оружие и вы-
ступить с ним на стороне коренного населения мегало-
полиса в «горячем» конфликте против мигрантов. Эти
наблюдения привлекли наше внимание высоким уров-
нем агрессии коренного населения мегалополиса в от-
ношении «пришлых», в основном трудовых мигрантов
с «юга» и «востока». Ещё в 2010 г. было понятно, что
этот уровень агрессии и негатива был готов разрешить-
ся кровавым внутригосударственным межэтническим
конфликтом. Именно это произошло ранее в Кондо-
поге (2006 г.), затем беспорядки на Манежной площади
Москвы(2010 г.), в Сагре (2011 г.), Пугачеве и Бирюлёве
(2013 г.).
На основании проведенных ранее исследований
общественного мнения жителей мегалополиса (2009–
2010 и 2010–2012 гг.) 5 по теме «трудовая миграция», нам
удалось сделать выводы относительно роста негатив-
ных настроений в отношении трудовых мигрантов.

5 Окладникова Е. А., Верминенко Ю. В. Острые социальные про-


блемы в зеркале общественного мнения петербуржцев: социоло-
гический анализ. СПб.: СПбГИЭУ, 2012.

5
Наши дальнейшие социологические исследования (2013–
2104 гг.) показывали следующие тенденции:
1) дальнейший рост националистических настроений;
2) снижение толерантности в отношении предста-
вителей трудовой миграции;
3) рост социальной напряженности, включая выступ-
ления против коррупции и этнической преступности.
Более того, с течением времени всё большее коли-
чество наших респондентов стали признавать реаль-
ную угрозу внутригосударственного межэтнического
конфликта (далее – ВМК). Согласно теореме американ-
ского психолога У. Томаса, «если люди воспринимают
какую-то ситуацию как реальную, то и последствия
этой ситуации будут реальными» 6. Эти размышления
стали смысловыми импульсами, которые определили
объект, предмет и цель нашего исследования 2014 г.
Альтернативой ксенофобии и этнофобии сегодня
признается толерантность, что отражено в преамбуле к
уставу ООН, являющейся документом, в значительной
степени установочным для европейских стран, прини-
мающих трудовых мигрантов на протяжении послед-
них 30–40 лет 7. Сегодня Россия и страны Евросоюза с
разной степенью успешности стараются идти различ-
ными путями в реализации политики толерантности.
Ученые, политики, общественные деятели в Европе и
России вкладывают в это понятие собственные смыслы.
Тем не менее, эти смыслы всегда учитывают: 1) поли-
тическую и социально-экономическую конъюнктуры;
2) культурные традиции понимания толерантности;
3) социальную мифологию, свойственную населению
каждой отдельной страны. Отмечается лавинообразный

6 Цит. по: Бовина И. Б. Представления об элементах процесса


группового решения и выбор стратегии // Мир психологии.
Научно-методический журнал. 1999, № 3, с. 30–40.
7 Преамбула к Уставу ООН, 1945 // http://www.un.org/ru/

documents/charter/preamble.shtml

6
рост публикаций разного жанра на тему толерантности
в социальных отношениях, и, что особенно важно для
темы нашего исследования, в отношении представителей
трудовой миграции. Эти публикации есть в области
социальных, политических, психологических и других
наук. Эмоциональный отклик авторов имеет огромный
диапазон – от призывов повсеместного внедрения толе-
рантного образа жизни до глубокого возмущения необхо-
димостью примирения с ценностями других этнических
групп 8. На настоящий момент имеется несколько обзор-
ных работ, в которых прослеживается эволюция исполь-
зования понятия толерантности в разных науках 9, и
приводятся результаты исследований10. Первое, наиболее
разработанное направление условно можно назвать евро-
поцентрическим. Примечательно, что в соответствии
с Декларацией принципов толерантности, принятой
ЮНЕСКО в 1995 г. в парадигме западной глобализа-
ционной идеологии, толерантность определяется как
ценность и социальная норма гражданского общества11,

8 Зарайченко В. Е. Толерантность в межнациональных отношени-


ях: за и против. Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2009.
9 Уэйн К. Образование и толерантность // Высшее образование в

Европе. 1997. Т. XXI, № 2, c. 14–15; Погодина А. А. Толерант-


ность: термин, позиция, смысл, программа // История: научно-
методическая газета. 2002. № 4, с. 4; Семашко М. А. Развитие тер-
мина «толерантность» в гуманитарных науках // URL: http://
www.emissia.org/offline/2007/1204.htm.
10 Толерантность в общественном сознании России. М.: Центр

общечеловеческих ценностей, 1998; Солдатова Г. У. Толерант-


ность и интолерантность: две грани межэтнического взаимодей-
ствия // Век толерантности: научно-публицистический вестник.
М., 2001, c. 90–100; Шалин В. В. Толерантность (культурная норма
и общественная необходимость). Ростов н/Д., 2000; Wilson T. C.
Urbanism, Migration, and Tolerance: A Reassessment // American
Sociological Review. 1991. Vol. 56 (Feb.), р. 117–123.
11 Declaration of Principles on Tolerance, Proclaimed and Signed by

the Member States of UNESCO on 16 November 1995 // http://


unesdoc.unesco.org/images/0015/001518/151830eo.pdf.

7
которое в некоторых странах может быть еще не
сформировано, но рассматривается как желательный и
неизбежный вариант социального развития. Особен-
ностью политики толерантности, кристаллизованной
в «Декларации принципов толерантности» в эпоху гло-
бализации, является установка на утверждение идеалов
эгалитаризма, вступающих в противоречие с принци-
пами теории биологической эволюции Ч. Дарвина.
Если учесть, что глобализация – это процесс универса-
лизации и интеграции всех ныне существующих пред-
ставителей вида Homo sapiens в единое мировое
Человечество, позволяющий решить самую великую
проблему истории – избежать кровопролитных воен-
ных конфликтов за ресурсы, то панацей для достиже-
ния эгалитаризма является технология толерантности.
Но на практике оказывается, что идея глобального мира,
так же, как идея абсолютного эгалитаризма – утопии,
ибо они противоречат законам биологической эволюции,
на что указывали Р. Линн, Дж. Ф. Раштон, Р. Фёрле12.
Сегодня в России востребованными общественным
сознанием являются книги, подчеркивающие этническое
своеобразие населения Евразии как особую ценность.
В России это научное направление продолжает традицию
евразийства вслед за Н. С. Трубецким, П. Н. Савицким,
Л. П. Карсавиным, Г. В. Вернадским, Л. Н. Гумилевым,
Ю. Н. Рерихом. Спектр идей и исследований, предпо-
лагающих необходимость целенаправленного создания
общеевразийской культуры и культивирования обще-
евразийского самосознания, основанных на контактах
между близкими по духу культурами, широко представлен
в работах C. С. Аверинцева, Д. С. Лихачева, М. С. Кагана

12Линн Р. Расовые различия в интеллекте. М.: Профит Стайл,


2010; Раштон Дж. Ф. Раса, эволюция, поведение. М.: Профит
Стайл, 2012; Фёрле Р. Эректус бродит между нами. Покорение
белой расы. М.: АСТ, 2014.

8
и других отечественных ученых Для современной мас-
совой аудитории в России имеет значение, что указан-
ная позиция разделяется известными политическими
деятелями и представителями культурной интеллиген-
ции: Г. А. Зюгановым, Н. С. Михалковым и др.
Механизмы формирования толерантных установок
сознания основываются на утверждении собственной
культурной идентичности и признании равноправной
инаковости представителей других культур. Техноло-
гии формирования толерантности реализуются на
практике как диалог культур. Переход традиционного
общества к обществу модерна и постмодерна утвержда-
ется значительным числом классиков, хотя признаки,
описание и обязательность этапов такой эволюции
может существенно различаться в зависимости от мето-
дологической ориентации. Э. Фромм, считавший себя
марксистом, утверждал, что государство и современная
развитая промышленность могут функционировать в
интересах, враждебных человеку 13. П. А. Сорокин от-
мечал характерный для представителя постиндустри-
ального общества ценностный релятивизм. Х. Ортега-
и-Гассет называл современное общество варварским, и
определимым диктатом «массового человека»14. П. Тиллих
замечал, что в высокоиндустриальном, благополучном
обществе, которое, казалось бы, предоставляет человеку
все гарантии для процветания, «такие гарантии дорого
стоят: человек, для которого все это было изобретено
в качестве средства, сам стал для этих средств вспомога-
тельным средством» 15. М. Вебер несколько десятков лет
тому назад, изучая социальные механизмы регуляции

13 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Изда-


тельская группа «Прогресс» – VIA, 1992.
14 Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии.

№ 3–4, 1989.
15 Тиллих П. Мужество быть // Избранные теологические тексты

XX века. М.: Наука, 1994.

9
поведения людей, отметил при переходе к высокоинду-
стриальному обществу замену «ценностно-рационального»
социального действия на «целерациональное»16. Вопрос
о том, какие механизмы социальной регуляции, пред-
полагающей правильно выбранную идеологию (эгали-
тарную или эволюционную), учитывающую тенденции
процессов этнотрудовой миграции в современной Рос-
сии, является крайне важным.
Поиски ответа на этот вопрос переводит предмет
обсуждения из области управленческой науки в область
знаний, предметом которых является изучение культуры
того или иного общества, а именно, в этнокультурную
(этнологическую, этнографическую) плоскость. Это поз-
воляет расширить рамки исследований, чтобы, во-первых,
использовать качественные методики этносоциологиче-
ского, этнокультурного, и даже сугубо этнографического
спектра; во-вторых, включить в программы исследований
вопросы этнической и социальной идентификаций
сообществ трудовых мигрантов, переживающих пери-
од формирования транслокальных идентичностей; в-
третьих, изучать особенности общественного сознания
коренного населения российских мегалополисов, ис-
пытывающих давление процессов трудовой миграции,
и меняющих свою этнокультурную и социальную иден-
тичности весьма стремительно. Многообразие культур,
а также стремление социологов, этнологов и культуро-
логов избежать европоцентрического взгляда, затруд-
няют не только измеримую оценку преобладания того
или иного типа социальной регуляции в конкретном
социуме, но и схематизацию самого подхода к оценке
регуляторов, которая сегодня принимается как вебе-
ровская. Если признать, что динамика регуляторных
функций культур имеет схожие черты, то схожесть эта,
скорее всего, будет заключаться в распаде традиционных
16 Вебер М. Избранное. М.: Юрист, 1994.

10
культур, переходе к модерну и постмодерну. В различ-
ных социальных средах больших российских мегало-
полисов преобладают разные механизмы регуляции
социальных отношений. Толерантность – это только
одна из технологий формирования эгалитарного со-
знания в условиях глобализации.
В первом десятилетии XXI в. европейские социоло-
ги пришли к выводу, что принципы функционирова-
ния современного социума усложняются, а вместе с
этим наблюдается интенсификация процессов возник-
новения новых уязвимостей, и соответственно, новых
форм социальной напряженности. Одним из проявле-
ний уязвимостей такого рода стали ВМК.
Объектом настоящего исследования является уровень
социальной толерантности жителей Санкт-Петербурга.
Предметом – особенности социально-коммуникативных
практик толерантности в контексте отношения корен-
ного населения Санкт-Петербурга, испытывающего
давление усиливающихся процессов этнотрудовой ми-
грации, к ВМК.
Цель исследования: выявление отношения респон-
дентов к возможности ВМК на примере конфликтов
с участием трудовых мигрантов в Кондопоге, Сагре,
Пугачёве, Бирюлёве.
Задачи исследования:
1) Разработка вопросов анкеты глубинных интер-
вью для выявления показателей, которые характеризуют
степень переживания коренным населением мегалопо-
лиса угрозы ВМК и связанного с этими переживаниями
чувства социального напряжения.
2) Выявление и описание факторов социального
напряжения, возникающего в ситуации конфликта между
представителями автохтонного населения мегалополи-
са, в частности, Санкт-Петербурга, и сообществами,
которые в сознании автохтонов идентифицируются как
«другие», «чужие», «приезжие», «трудовые мигранты».

11
3) Выявление и описание смысловых узлов сенситив-
ных характеристик интенсификации процессов трудовой
миграции в условиях российских мегалополисов (на
примере Санкт-Петербурга) в нарративах респондентов.
Гипотезы исследования:
1) Технологии формирования толерантных устано-
вок у коренных жителей Санкт-Петербурга в отношении
усиления процессов трудовой миграции находятся в
прямой зависимости от стереотипов современной рос-
сийской социальной мифологии и традиций народной
дипломатии. Эти установки отражают многие социально
значимые особенности транслокальной (эволюциони-
рующей, динамичной) социальной и этнокультурной
идентичности коренного населения Санкт-Петербурга.
2) Технологии формирования толерантных устано-
вок сознания в отношениях между коренным населением
российских мегалополисов и трудовыми мигрантами
зависят от механизмов социальной регуляции, вводи-
мых властями.
3) Эволюционная составляющая общественного со-
знания россиян ещё довольно сильна и преобладает
над эгалитаристской.
4) Понимание толерантности как социокультурной
технологии политической глобализации в разных со-
циальных группах не совпадает.
Характеристика содержания
тематических разделов анкеты
Первая группа вопросов интервью касалась пред-
ставлений респондентов о ВМК, а именно: пережива-
ний (эмоциональных/ рациональных) в отношении
такого рода конфликтов, их мнений о причинах кон-
фликтов и возможности их участия в реальных столк-
новениях.

12
Вторая группа вопросов затрагивала тему гипоте-
тического участия трудовых мигрантов (выходцев из
бывших союзных республик Кавказа и Средней Азии)
в ВМК, которые за последние 10 лет случились на тер-
ритории России: конфликты в Кондопоге, Пугачеве,
Сагре, Бирюлёве.
Третья группа вопросов была направлена на то,
чтобы выявить особенности менталитета респондентов
(как представителей автохтонного российского населе-
ния), формирующих их отношение к трудовым мигран-
там из Средней Азии, Северного Кавказа, Закавказья,
Украины, Белоруссии, Молдовы.
Глава 1. Методология и методика изучения
регуляции поведения трудовых мигрантов
1.1. Методика исследования
и характеристика респондентов
Анализ эмпирических данных по теме исследования
был осуществлен, преимущественно, в рамках социаль-
но-коммуникативного контекста социологии миграций.
В первом десятилетии XXI в. европейские социологи
пришли к выводу, что принципы функционирования
современного социума усложняются, а вместе с этим
наблюдается интенсификация процессов возникновения
новых уязвимостей 17, и соответственно, новых форм
социальной напряженности. На страницах российских
социологических журналов в настоящее время они опи-
сываются следующими понятиями: «комплексы острых
социальных проблем периода становления олигархи-
ческого капитализма в России» 18, «социальный кон-
фликтный потенциал», «новые формы протестного
социального активизма», «социально-коммуникативные
проблемы разных социальных миров, обладающие
своими поведенческими кодами, языками, самосозна-
нием»19, «транснационально ориентированные социаль-
ные проблемы мигрантских сообществ»20, «проблемы
интерстициальных (“interstitial”) зон города (социально-
патогенных зон города: например, мест проживания
трудовых мигрантов, рынков, где реализуется потенци-
17 Кравченко С. А. Становящаяся сложная социальная реальность:
проблема новых уязвимостей // СОЦИС. 2013, № 5, с. 3–12.
18 Рассадина Т. А. Россияне в условиях «общества риска»: эмоцио-

нальный и ценностный аспекты // СОЦИС. 2011, № 13, с. 84–93.


19 Тютюнджи И. М. Новые формы социального активизма //

СОЦИС. 2012, № 5, с. 149–154.


20 Сафонова М. А. Концепции функционирования мигрантских

сообществ в американской социологии // СОЦИС. 2005, № 12,


с. 106–117.

14
ал этнической экономики и т. п.)» 21, «феномен сукцессии
(succession) в городском пространстве, т. е. замещения
одной гомогенной группы населения со сходными соци-
альными траекториями и характеристиками, занимаю-
щей территорию определенного городского ареала,
другой гомогенной группой» 22, «кентавр-проблемы» 23
и др. Американский социолог Э. Гидденс полагал, что
«радикальный модерн» отличается рефлексивной при-
родой» современных акторов 24. Такими акторами для
нас в настоящем исследовании выступили коренные
жители российских городов, как представители обще-
ства-реципиента трудовых мигрантов. Понятно, что
никакая разработка социальных программ по смягче-
нию социальной напряженности, в частности, вызван-
ной процессами трудовой миграции, невозможна без
социологических исследований, проведенных на основе
более тонких, чем количественные аналитические про-
цедуры, т. е. методов сбора социологической информа-
ции, учитывающих сенситивный характер сообщаемых
респондентами сведений. Таким качественным социо-
логическим инструментарием, предполагающим ши-
рокое использование не только количественных, но и
качественных методик является фокус-группы, дискур-
сивый и транссимволический анализы, нарративные
интервью и др.

21 Thrasher F. M. The Gang. A Study of 1.313 Gangs in Chicago. Chi-

cago and London: The University of Chicago Press. 1968, p. 21–22;


Waldinger R. The Making of an Emigrant Niche // International Mi-
gration Review. 1994. Vol. 28, № 1, р. 3–30.
22 Сафонова М. А. Концепции функционирования мигрантских

сообществ в американской социологии // СОЦИС. 2005, № 12,


с. 109-110.
23 Тощенко Ж. Т. Кентавр-проблема как воплощение парадок-

сального развития российского общества // http://toschenko.ru/


publication/3/.
24 Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации.

М.: Академический проект, 2003, с. 34.

15
Приступая к работе с респондентами, мы использо-
вали метод интервью. По своему характеру это было
свободное нарративное интервью 25, включавшее эле-
менты автобиографий и кейсы. В качестве респонден-
тов-экспертов мы пригласили жителей мегалополиса
(Санкт-Петербурга) трёх возрастов. Нам были важны их
знания оценки и мнения о трудовых мигрантах. Мы ис-
ходили из того, что сценарий развития отношений
между сообществами трудовых мигрантов и обществом
принимающей их стороны определятся представите-
лями именно принимающей стороны («своими»), а не
трудовыми мигрантами («чужими»). Именно этот сце-
нарий развития отношений между «своими» и «чужими»
формирует те коллективные представления коренных
жителей мегалополиса, которые, в свою очередь, кон-
струируют новое для постсоветского города простран-
ство этничности.
Нарративное интервью позволяет понять, как люди
воспринимают, чувствуют и отражают в своих выска-
зываниях социальные угрозы и напряжения. Одной из
таких угроз современной повседневной жизни мегало-
полиса является возможность межэтнических столкно-
вений, включая ВМК. Рабочей задачей исследования
стало выявление показателей, которые характеризуют
переживания этой угрозы, и связанное с ней чувство
социального напряжения. Общая же программа исследо-
вания предполагала изучение устных описаний факторов
социального напряжения, возникающего в ситуации
конфликта между представителями автохтонного насе-
ления мегалополиса, в частности, Санкт-Петербурга,
и сообществами, которые в сознании автохтонов иден-
тифицируются как «чужие», «другие», «приезжие», «тру-
довые мигранты».
25 Ядов В. А. Социологическое исследование, методология, про-
грамма, методы. Самара: Изд-во Самарского университета. 1995.

16
Исследования мнения жителей мегалополиса по дру-
гим проблемным направлениям с использованием мето-
дик нарративного интервью проводились социологами
под руководством О. М. Масловой, В. М. Воронкова
и др. 26. Их труды показали, что жители мегалополиса
не очень охотно готовы давать информацию о своих
истинных помыслах и настроениях. Поэтому мы, опираясь
на их наработки, для конструирования своих категорий
анализа, применили в работе стратегию «grounded theory»
американских социологов А. Стросса и Дж. Корбин27, чьи
методические разработки базируются на достижениях
предшественников: М. Вебера и К. Гирца.
К. Гирц, а ещё раньше М. Вебер, собирая обширные
эмпирические (социально-антропологические матери-
алы), стремились не столько к выявлению социологи-
ческих закономерностей, сколько к изучению смыслов,
которые отдельные акторы вкладывали в совершаемые
ими социальные действия. «Интерпретативный подход
к анализу данных, в первую очередь, ориентирует ис-
следователя на поиск смысла социального поведения с
точки зрения самих деятелей, на создание наблюдателем
теории, отражающей собственные “теории” наблюда-
емых» 28. Нарративное интервью, как метод наблюдения
и методика интерпретативного подхода, дает возможность
установить смыслы, скрытые за социальными и организа-
ционными порядками современных сообществ29. Несмот-
ря на то, что респонденты в начале беседы не слишком

26 Подробнее см.: Веселкова Н. В. Полуформализованное интер-


вью // Социологический журнал, 1994, № 3, с. 103–110.
27 Стросс А., Корбин Дж. Основы качественного исследования:

обоснованная теория, процедуры и техники. М.: УРСС, 2001, с. 21.


28 Geertz C. Thick Description: Toward an Interpretative Theory

of Culture // The Interpretation of Cultures. NY.: Basic Books. 1973, р. 5.


29 Камалова Г. Р. Стратегия применения рассказа жизни в этносо-

циологических исследованиях // Вестник ВЭГУ. № 1 (69), 2014,


с. 48–52.

17
охотно «откровенничали» с нами, использование особых
форм коммуникации (доверительное общение, согласие
с доводами и идеями респондентов, подталкивание их
к развёрнутым высказываниям и др.) нам удалось по-
лучать от них реалистические высказывания. Именно
эта исследовательская стратегия позволила перейти от
«данных опыта», к «данным далеким от опыта», т. е. гер-
меневтическому социологическому анализу. Как полагал
К. Гирц, целью здесь является «не экспериментальная
наука, ищущая закон, а интерпретативная наука, наце-
ленная на поиск смысла» 30. Интерпретативный подход
К. Гирца к анализу данных ориентирует исследователя
на поиск смысла социального поведения с точки зре-
ния самих наблюдателей, т. е. жителей мегалополиса,
а также на создание исследователем теории, отражаю-
щей собственные «теории» наблюдаемых. Работа с тек-
стами нарративов (интервью), осуществленная в духе
методики К. Гирца, определила метод её дальнейшего
более расширенного сбора в ситуации свободного ин-
тервью. Суть работы сводилась к тому, что каждый
последующий текст нарратива рассматривался нами в
контексте тех кодов, которые были выделены в качестве
первичных обобщений в тексте предыдущего интервью.
Это удалось сделать потому, что респонденты пытались
организовать свои представления о ВМК, пропуская
их через индивидуальный опыт и тезаурус своего соци-
ального интеллекта. Дело в том, что количественные
исследования (результаты обработки данных анкетного
опроса) не дают возможности в полной мере понять,
чем люди живут, что и как они переживают: объясни-
тельный потенциал, который респонденты хотят изло-
жить исследователю, остаётся за рамками числовых

30Geertz C. Thick Description: Toward an Interpretative Theory of


Culture // The Interpretation of Cultures. New York: Basic Books,
1973, р. 5.

18
характеристик. Поэтому, услышать респондента позво-
ляют качественные методики: нарративное интервью,
глубинное интервью, фокус-группа. Поиск объясни-
тельного потенциала интервью предполагает цитирова-
ние высказываний респондентов, т. е. воспроизведение
речи, приближенной к обыденной жизни, в которой
присутствуют метафоры, аналогии, образы. Именно
цитаты позволяют выделить смысловые структуры со-
циального мира, генерирующего различные виды со-
циальной напряженности, включая ВМК.
Данные, которые мы получили, представляют инте-
рес в силу следующих особенностей: 1) личной формы
изложения видения проблемы респондентом; 2) инди-
видуальности свидетельства, переполненного как субъ-
ективным, так и социальным содержанием; 3) дают
возможность выявить уровень понимания респондентами
особенностей социальных процессов, которые происхо-
дят в современном российском обществе; 4) создать
модель информационного образа общества, в котором
мы живём. Можно сказать, что жизненная ситуация
респондентов находится в строгой корреляции с исто-
рической эпохой, географическим регионом, типом их
экономической деятельности, отношениями собственно-
сти и правопорядка. Социальное напряжение, которое
они испытывают, размышляя о своих представлениях о
ВМК, формируется в результате разнообразных соци-
альных и индивидуальных обстоятельств, т. е. факторов
их бытия.
Для детального анализа в качестве индикаторов уровня
социального напряжения жителей мегалополиса в связи
с ВМК, факторы которого они должны были выявить
и описать по ходу интервью, нами были отобраны:
1) отношение респондентов к ВМК; 2) спектр их пред-
ставлений о конфликтах такого рода, 3) мнение о при-
чинах конфликта; 4) возможность участия респондентов

19
в конфликтах такого рода; 5) отношение респондентов
к русской националистической идеологии в контексте
их представлений о ВМК; 6) отношение респондентов
к представителям трудовой миграции и др.
Характеристика респондентов . Настоящее иссле-
дование было осуществлено среди жителей Санкт-
Петербурга методом нарративного интервью. Многие
респонденты (в основном, представители студенческого
сообщества) были заранее ознакомлены социологиче-
скими параметрами ВМК, его причинами и последстви-
ями на специальных занятиях 31. Вопросы для интервью
были заготовлены заранее. В контексте проблемного
поля нашей работы мы использовали три группы ре-
спондентов разного возраста: молодежь (21–28 лет);
людей среднего возраста (29–54 года); людей пожилого
возраста (60 лет и старше). Всего было проанализиро-
вано 26 интервью: в первой группе было взято 13 ин-
тервью, во второй – 10, в третьей – 3. Интервью
проводились в Санкт-Петербурге, Москве, Перми, Ко-
порье, Ростове-на-Дону в 2014 г. (табл. 1).
Одна из сложностей, с которым мы столкнулись
при формировании выборки – это определение степе-
ни укорененности респондентов в Петербурге, чтобы
можно было их представить в форме модели социоло-
гического понятия «коренной петербуржец». Дело в
том, что наши респонденты не делали особого разли-
чия между: 1) коренным жителем (т. е. человеком, у ко-
торого и родители, и деды-прадеды прожили всю
жизнь в этом городе и похоронены здесь); 2) урожен-
цем Петербурга (т. е. человеком, который был рожден в
этом городе, но его родители могли быть приезжими);
31 Например, студенты, которые приняли участие в интервьюиро-

вании, слушали общие курсы «Этносоциология», «Конфликтоло-


гия», «Социология коммуникаций», а также были участниками
научно-исследовательских проектов, темой которых были кон-
фликты в Кондопоге, Сагре, Пугачеве и Бирюлёве.

20
Табл. 1. Социально-демографический статус респондентов

Семейное
№ Имя респондента Возраст Род занятий, профессия Образование
положение

Молодежь (21–28 лет), 13 интервью


Студентка Института
филологии, журнали-
Ведущая на Рок-радио
стики и межкультурной
Шевела Мария Вла- «Тихий Дон», журналист-
1 21 год коммуникации Южно- не замужем
димировна аналитик, фрилансер,
го федерального уни-
Краснодар, уроженка СПб.
верситета (4 курс).
Сейчас живёт в СПб.
Высшее образование,
2 Каршанов Дмитрий 24 года Военнослужащий, СПб холост
юрист, СПб.
Наконечный Профессиональный
Высшее, спортивное.
3 Дмитрий 23 лет спортсмен (спортивное женат
Сейчас живёт в СПб.
Николаевич ориентирование), СПб
Студентка СПб, сейчас
Молочкова проходит обучение в Гер- Неоконченное высшее.
4 22 года не замужем
Мария мании, в Техническом ин- Сейчас живёт в СПб.
ституте Карлсруэ
Высшее. Сейчас живёт
5 Федосеева Эльвира 25 лет Риелтор, СПб не замужем
в СПб.
Студент Полярной ака-
6 Дмитрий Головкин 21 год Студент, СПб демии. Сейчас живёт холост
в СПб.
Студент Российского
Грибанов Руслан
7 23 года Студент, СПб нового университета. не женат
Зауриевич
Сейчас живёт в СПб.
Учится в РГПВУ
Магнушевский
8 23 года Студент, СПб в магистратуре. Сейчас не женат
Александр Иванович
живёт в СПб.
Студент – выпускник
«Санкт-петербургского
государственного универ-
ситета аэрокосмического Высшее. Сейчас живёт
9 Зайцев Валерий 23 года не женат
приборостроения, специ- в СПб.
альность «Автоматизиро-
ванные системы управления
и обработки информации»
Студент, гид по Гоа, г.
10 Шарович Анна 28 лет Неоконченное высшее замужем
Пермь, уроженка СПб.
Управляющий ресторана
11 Рогатых Ульяна 28 лет Высшее замужем
«Рыба». СПб
Высшее образование,
учится в РГПУ, замужем, есть
Менеджер по развитию,
12 Кузнецова Елена. 23 лет специальность
банк «Хоум Кредит», СПб дочь
«реклама и связи с об-
щественностью».
РСО Алания
В 2013 г.
(Владикавказ), работает в
закончила СОГУ
продавцом-консультантом
13 Берестова Юлия 23 лет им. К. Х. Хетагурова по не замужем
в магазине «Apple iOS-
специальности «При-
Store», сейчас живет в СПб
кладная математика».
Респонденты трудоспособного возраста (29–54 лет), 10 интервью
Сотрудник отдела кадров
Каминская
строительной компании,
1 Марина 29 лет Высшее замужем
уроженка СПб, сейчас
Владимировна
живет в Москве
Матвева
2 32 года Логопед, СПб Высшее замужем
Юлия
Менеджер по продажам, Высшее
3 Теличан Наталья 35 лет замужем
СПб
Работает в логистической жена , две
4 Пугинов Олег 33 года Высшее
компании, СПб дочери
Домохозяйка, г. Копорье, Живёт в СПб, образо-
5 Григорян Ася 43 года замужем
уроженка СПб вание высшее
Шестняк СПб, среднее
6 53 года Фармацевт, СПб разведена
Елена Борисовна образование
Продавец-консультант в
7 Аксенова Ирина 53 года Среднее специальное разведена
магазине платков, СПб,
Харланова
8 54 года Инженер-технолог, СПб СПб замужем
Елена Витальевна
Круглов Прошёл службу в армии, Живёт в СПб, неокон- женат, взрос-
9 51 год
Фёдор Анатольевич работает в СПб ченное высшее лый сын
Начальник
аналитического центра,
руководитель исследо-
Христофорова Кандидат химических вательского центра
10 50 лет замужем
Светлана наук, СПб при лаборатории
«ООО Водоканал» Рес-
публики Башкортостан,
сейчас живёт в СПб.
Респонденты пожилого возраста (60 лет и старше) (3-и интервью)
Хабибуллина Химик-технолог, экономист,
Имеет 2 высших обра-
1 Нажия 62 года. работает экономистом в Nord бабушка
зования
Исмаиловна Company. Сейчас живёт в СПб
Большую часть жизни
Ларина проработала в организациях,
Высшее. Сейчас
2 Татьяна 67 лет занимающихся ремонтом фаса- вдова
живёт в СПб.
Викторовна дов и реставрацией архитектур-
ных памятников.
Котлубай бабушка,
Домохозяйка, раньше много
3 Александра 79 лет 6 внуков,
работала, Сейчас живёт в СПб.
Михайловна 3 правнука
3) человеком, просто прописанным / зарегистрирован-
ным в Петербурге (т. е. прожившим в городе сроком
от 1 года до 20 лет и более). Для них важным было
ощущение самих себя как резидентов Петербурга и
противопоставление «приезжему», т. е. представителю
трудовой миграции.
Считаете ли вы себя коренным
петербуржцем?
да, потому что я здесь родился

23% 27% да, потому что здесь родились


мои родители
15%
35% да, потому что прожил здесь
много лет (10 лет и более)

да, потому что я здесь учусь и


собираюсь остаться здесь жить

Рис. 1. Распределение ответов респондентов


на вопрос о том, насколько они считают
себя коренными петербуржцами
На вопрос: «Считаете ли вы себя петербуржцем?
Почему?» наши респонденты ответили следующим об-
разом. Большинство (35%) ответили, что считают себя
таковыми, т. к. прожили в городе более 10 лет. 27% ре-
спондентов полагают себя не просто жителями Петер-
бурга, но коренными петербуржцами, т. к. они здесь
родились. По сути дела, они являются уроженцами
города, но не собственно коренными жителями, ибо
коренные жители, это те, кто не только родились в Пе-
тербурге, но и родители которых похоронены в этом
городе, и даже их прадеды 32. 23% респондентов считают,

32 Кто такие коренные москвичи? // http://korostishevsky.org/?p=1851.

25
что даже желание остаться после учёбы в Петербурге
делает их настоящими петербуржцами. 15% респон-
дентов указали, что имеют право называться петер-
буржцами, потому, что здесь родились их родители
(рис. 1).
С целью определиться с вопросом о коренных пе-
тербуржцах, мы сформировали информационную базу,
в которую вошли: 1) часть интервью, в которых наши
респонденты рассказывали о себе и отвечали на вопрос:
«Считаете ли вы себя петербуржцем? Почему?»; 2) научная
литература33 и интернет-публицистика34. В юридической
литературе понятия «петербуржец» и «коренной житель
Петербурга» отсутствует. Петербуржцы, как и москви-
чи, это либо территориально-административное поня-
тие, либо литературно-художественная метафора. Что
касается Санкт-Петербурга и его коренных жителей, то
в этом аспекте нашего исследования любопытны стро-
ки из романа петербургского писателя А. М. Мелихова
«Каменное братство»: «Какой в совке может быть Пе-
тербург, настоящие петербуржцы давно в Париже…
Вернее, на кладбище Сен-Женевьев-дю-Буа…» 35.

33 Буровский А. А. Величие и проклятие Петербурга http://

www.universalinternetlibrary.ru/book /29453/ogl.shtml; Чистякова Н. Е.


Население северной столицы // http://www.demoscope.ru/weekly/
2004/0163/tema05.php; Юрьев А. И. Менталитет петербуржцев –
производное от предназначения города // http://www.yuriev.spb.ru/
spb/mentalitet-spb.
34 Буровский А. А. Указ. раб.; Моряков В. Интервью корреспонденту

газеты «Московский комсомолец» // http://nevaforum.ru/ topic/


17414-korennye-moskvich-i-peterburzhetc/; Москва // http:// neva-
forum.ru/topic/17414-korennye-moskvich-i-peterburzhetc/; Невафорум
// http://nevaforum.ru/topic/ 17414-korennye-moskvich-i-peterburzhetc;
Онлайн-опрос «Кого можно назвать настоящим петербуржцем?»
// http://www.wmos.ru/ opinion/ detail.php? PAGEN_1=1&ID=
180#nav_start; Самые культурные и самые коренные – все заблуж-
дения петербуржцев о себе // http://www.mr7. ru/articles/62242.
35 Мелихов А. М. Каменное братство. СПб: К. Тублин, 2014. С. 59–60.

26
Демографы же полагают, что коренной петербур-
жец, а также коренной москвич – это миф. Северную
столицу строили, в основном, иностранцы, в самом
начале используя труд крепостных крестьян, но затем
(примерно, с 1706 г.) – вольнонаемных работников. Ру-
ководство строительством осуществлялось иностран-
цами, которые, как и Петр I, не стремились наделять
город русским духом. Само расположение города на
северном рубеже страны способствовало европеизации
его облика и духовного начала. Город дважды в своей
истории терял свой столичный статус (первый ещё в
петровские времена, когда из-за шведской угрозы двор
возвратился в Москву, второй – после революции 1917 г.),
менял названия (Санкт-Петербург, Петроград, Ленин-
град). Что касается этнического состава, то на месте бу-
дущей столицы российской империи в допетровские
времена располагались более сорока финских, швед-
ских и русских поселений. Так, на территории Алекан-
дро-Невской лавры была финская деревня Rithtiowa,
деревня Avista стояла на месте Выборгской стороны,
финское поселение Lahta располагалось в районе со-
временной Лахты, поселение Ochti-Joki – на месте со-
временной Охты 36. В XVI в. в крепости Ниеншанц
было три прихода (шведский, финский и русский пра-
вославный). На территории допетровского Петербурга
располагались русские деревни Сабирино, Одиново,
Максимово, Волково, Купчино, на месте Адмиралтей-
ства была шведская деревня и т. д. «С момента основа-
ния город постоянно нуждался в кадрах. Нужны были
строители для возведения рядовых городских построек
и уникальных дворцовых комплексов, рабочие для заво-
дов и фабрик, мастера и организаторы производства, чи-
новники всех уровней для столичного государственного
аппарата, обслуживающий персонал для знати и сред-
него класса. Город все время пополнялся мигрантами.

36 Буровский А. А. Указ. раб.

27
Все живущие здесь – потомки мигрантов или сами ми-
гранты»37. При этом стоит напомнить, что строили город,
в основном, вольнонаемные люди, сменившие первые
партии оброчных крестьян, согнанных с окрестных
территорий 38. Поэтому неудивительно, что сегодня
«коренной москвич такое же ископаемое, как коренной
петербуржец» 39. По субъективным оценкам некоторых
ученых, в Москве коренных жителей от 5% до 10% 40.
«Что осталось от коренных москвичей к началу 2000-х?
Ответа на этот вопрос не знают ни в Мосгорстате, ни в
ГУВД, ни в столичном управлении ЗАГСа. Оказывает-
ся, такой статистики просто нет, да и самого статуса
“коренной москвич” официально не существует» 41.
В обыденном сознании основным признаком укоре-
ненности человека в российских мегалополисах – Москве
и Петербурге – считается наличие у него родителей, де-
душки и бабушки, которые родились в этом городе 42.
Для сравнения, в Древних Афинах коренным жителем,
имеющим права гражданина, мог быть человек, кото-
рый имеет в этом городе три поколения предков 43.
В Венеции дожем мог стать лишь человек, родив-
шийся в Венеции и принадлежавший к патрицианскому
роду. Максимальное количество поколений, которые
могли бы насчитать единицы коренных жителей Пе-
тербурга, не может превысить двенадцати. В Венеции
дожем мог стать лишь человек, родившийся в Венеции
и принадлежавший к патрицианскому роду. Максималь-
ное количество поколений, которые могли бы насчитать

37 Чистякова Н. Е. Указ. раб.


38 Буровский А. А. Указ. раб.
39 Онлайн-опрос «Кого можно назвать настоящим петербуржцем?».
40 Невафорум //http://nevaforum.ru/topic/17414-korennye-moskvich-i-

peterburzhetc.
41 Самые культурные и самые коренные – все заблуждения петер-

буржцев о себе.
42 Там же.
43 Моряков В. Указ. раб.

28
единицы коренных жителей Петербурга, не может пре-
высить двенадцати. В силу исторических причин (вой-
ны, революции, репрессии) исключительно редкий
житель города сегодня может написать: «Моя семья жи-
вёт в городе с конца XVIII века. Остальные, по-моему,
понаехавшие» 44. «Поэтому понятие “коренной петер-
буржец” не подразумевает наличие местных корней до
седьмого колена» 45. Существует мнение, что сама идея
счёта поколений вошла в городскую моду с 1970–80 гг.,
зародившись в среде потомком выпускников рабфаков.
Считалось, что в третьем поколении у человека более
или менее устойчиво закрепляются образ жизни, свя-
занный с его культурным и образовательным уровнем.
Интеллигент в третьем поколении в Петербурге того
времени был уже большой редкостью.

Рис. 2. Миграционный прирост (убыль) населения


Санкт-Петербурга в 1933–2002 гг., тысяч человек
(по Н. Е. Чистяковой)

44 Онлайн-опрос «Кого можно назвать настоящим петербуржцем?»


45 Там же.

29
Согласно песне А. Розенбаума: «…Снимая фрак,
Детище Петра /Гордость не швырнёт в море. /День
гудком зовёт Кировский завод, /Он дворцам своим ко-
рень….» 46. Поэтому, по мнению интернет-блогеров, не
является петербуржцем, например: «…работяга с Ки-
ровского завода, выбирающийся в центр только на
“Алые паруса”, чтоб выпить и погудеть... Это просто
человек, прописанный в СПб.» 47. Весь XIX в. население
Петербурга прирастало за счёт миграции. В 1860 г.
рождаемость превысила смертность. Преимуществен-
ные географические регионы, которые стали источни-
ками пополнения населения Петербурга следующие: до
1914 г. – Прибалтика, Псков, Витебск, до 1941 г. – За-
кавказье и Северный Кавказ. Н. Е. Чистякова в статье,
посвященной демографическим аспектам жизни Пе-
тербурга, писала: «Максимальный миграционный при-
рост – 40,6 тысячи человек – отмечался в 1982 году
(рис. 2). К началу 1990-х годов прирост населения го-
рода за счет миграции резко снизился, но размеры
прибытия и выбытия оставались значительными. Затем
их абсолютные размеры уменьшились быстрыми тем-
пами. Например, в 1990 году миграционный прирост
населения Петербурга равнялся 7,9 тысячи человек, а в
2001 году он составил 8 тысяч человек. Однако в 1990 году
в город прибыло на жительство 130,7 тысячи, а в
2001 году только 46,4 тысячи человек. Выбыли из Пе-
тербурга за эти же годы соответственно 122,8 тысячи и
всего лишь 38,4 тысячи человек»48. Основным поставщи-
ком миграционного прироста населения города сегодня
являются Средняя Азия, Северный Кавказ и Закавказье,

46 Розенбаум А. Налетела грусть. Текст песни //http://mega-


lyrics.ru/lyric/arozienbaum/nalietiela-ghrust.htm#ixzz3LKmsz4dH.
47 Невафорум // http://nevaforum.ru/topic/17414-korennye-moskvich-i-

peterburzhetc.
48 Чистякова Н. Е. Указ. раб.

30
Украина и Молдова. Объемы миграции из стран Бал-
тии минимизировались. Демографы указывают, что:
«Впервые за новейшую историю России, в Петербург
стало приезжать больше народа, чем в Москву – тысяч
на 20 в год. Заметных перемен на рынке труда Петер-
бурга в связи с этим пока не произошло. Но, можно
предположить, что сегодняшние московские тенден-
ции завтра проявятся и в Петербурге» 49. Интенсифика-
ция миграционных процессов из Средней Азии,
Северного Кавказа, Закавказья, Украины и Молдовы
волновала наших респондентов. Большинство из них
(62%) считали себя коренными жителями города (рис. 1),
т. е. представителями петербургского городского со-
общества, даже не по праву рождения, а по степени
приятия системы качеств, которые определяют, по их
мнению, петербургский дух.
С целью создания модели понятия «коренной пе-
тербуржец», мы выделили несколько исследовательских
параметров, которые включили следующие перемен-
ные: мировоззрение, характер поведенческих практик,
воспитание, особенности эстетического чувства. Дру-
гие параметры, такие как «гений места» (отношение к
истории города), отношение к приезжим, гастрономи-
ческие предпочтения, особенности коммунального бы-
та, поведение в транспорте, предрасположенность к
конкретным заболеваниям и т. п. мы учитывали, но, по-
ка не внесли как базовые в число компонентов модели.
Аскетическое поведение. Аскетический образ жиз-
ни в контексте петербургской географической, клима-
тической, социальной, культурной действительности
предполагает отвлеченность от так называемых естествен-
ных радостей жизни, самоотверженный путь: «…чтобы
достигать поставленных целей за счет следования жест-
ким ценностям приходится вести болезненную борьбу

49 Там же.

31
между телом и духом, между телесным искушением и
духовным аскетизмом. Результатом этой борьбы являются
особые нормы допустимого в питании, употреблении
алкоголя, сексуальной жизни, предельных нагрузках на
организм, способах лечения – т. е. исполнения функ-
ций организма» 50. Кроме того, именно: «…истинному
петербуржцу наивысшее наслаждение доставляет ориги-
нальное интеллектуальное решение головоломной про-
блемы мирового значения» 51. Петербуржцы – это люди,
которые самим климатом, ландшафтом, территориально
расположением города, его историей, глобальными
излечениями поставлены в положение «первопроход-
цев… Им разрешено недопустимое, нереальное, не-
возможное и затруднен тот образ жизни, который
составлял силу людей и доставлял им радость» 52. Воз-
можно поэтому, истинные петербуржцы «…так сильно
ценят талант, оригинальность, и так скептически относят-
ся к должностям и званиям»53. Настоящий петербуржец
никогда не бывает, жаден, но скуповат и прижимист: он
любит экономить, «…чтобы потом купить (в драных
джинсах) самые дорогие сигареты, вино, коллекцион-
ную вещь или парфюм, короче что-то непрактичное,
для души» 54. Настоящий петербуржец никогда не быва-
ет олигархом: «…У любого, кто притворяется корен-
ным питерцем и олигархом, если чуть глубже копнуть,
обнаруживается бабушка из Чутовки Полтавской губер-
нии, живущая в прикупленной ей квартирке в спальном
районе… Девушкам, мечтающим о потомственно-

50 Юрьев А. И. Менталитет петербуржцев – производное от пред-


назначения города // http://www.yuriev.spb.ru/spb/mentalitet-spb.
51 Там же.
52 Там же.
53 Чистякова Н. Е. Указ. раб.
54 Несмеянова О. «Как отличить коренного петербуржца от всех

остальных» // http://klauzura.ru/ 2013/10/olga-nesmeyanova-kak-


otlichit-korennogo-peterburzhtsa-ot-vseh-ostalnyh/.

32
дворянском аристократе-олигархе лучше эту чушь из
головы выкинуть, и переориентироваться на ушлого
мужичонку из провинции, у которого больше шансов
оказаться олигархом» 55. Аскеза, как известно, имеет об-
ратную строну – страсть. Например, у настоящего пе-
тербуржца эта страсть проявляется в отношении к
общественным явлениям: петербуржец глубоко пере-
живает за город и за все, что в нем происходит. Он не
говорит об этом громко каждому встреченному на пути,
но тихо молится и делает все возможное, чтобы город,
например, стал чище. Как в социальном, так и в более
тонком, духовном плане. Кроме того, «петербургская
аскеза» как тип поведения включает элегантность в
одежде, деликатную манеру общения.
Воспитание. Деликатность может иметь разные
формы. Например, только истинный петербуржец мо-
жет обратиться к соседу в маршрутке со словами:
«Будьте так любезны, передайте, пожалуйста, мою пла-
ту за билет водителю», или пригласить неизвестную
молодую девушку, которая на лестнице в старом рай-
оне города ожидает подругу, зайти в квартиру и напо-
ить её чаем, т. е. дать ей согреться (как это сделала в
отношении моей знакомой старая петербурженка в
Центральном районе). Истинного петербуржца «отли-
чает бесконечная неутолимая тоска по нравственным
началам человека. Все внешнее очень легко перенять.
Но глубинные архетипы устойчивы. Настоящий петер-
буржец никогда не предаст, никогда не нагрубит…» 56.
Но, таких людей в городе, увы, осталось очень мало.
Как замечают авторы статей в Интернете, носителями
петербургского стиля являются, в основном, пожилые
люди. «Их сдержанность, неспешность – это не столько

55Там же.
56Самые культурные и самые коренные – все заблуждения петер-
буржцев о себе // http://www.mr7. ru/articles/62242.

33
старость, это внимательность к жизни, к её мгновеньям
и полутонам. Не потому ли так красивы их лица, глаза?
Очень разные лица, но в них есть нечто общее – отра-
женный город. Эти люди отмечены удивительным до-
стоинством. Как часто именно пожилые горожане
сохраняют чувство юмора, горькую иронию, доброту,
умение сопереживать, удивляться, радоваться…» 57.
Специфика этих «петербуржцев» состояла в том, что
они усваивали те социальные нормы, которые были
обычными для «бывших»58. «Коренные петербуржцы, а
именно истинные петербуржцы, ещё в 1990-х гг. были
легко узнаваемы на улице. Тогда на протяжении всего
Невского проспекта были всего одна-две урны, и “ко-
ренные” покорно плелись несколько км с бумажкой от
мороженого в руке до ближайшей. Настоящий петер-
буржец – это определенный культурный уровень» 59.
Коренной петербуржец совсем не скучный, «заком-
плексованный тип в пальто, застегнутом на все пуго-
вицы, идущий против холодного ветра, думающий о
Бродском» 60. Как ни странно, это веселый оптимист:
«Он отличается, при всей своей деликатности, ярко вы-
раженное чувства юмора, иронии, сарказма, может
весьма деликатно и незаметно, а если надо, то и резко,
насмешливо поставить на место любого, не чураясь
при этом мата, ненормативной лексики, которые упо-
требляет непринужденно, к месту и с большим изяще-
ством» 61.

57 Там же.
58 Там же.
59 Там же.
60 Там же.
61 Несмеянова О. Указ. раб.

34
Петербург – это империя
с центром в Эрмитаже

мировоззрение, признание память любовь склонность к аскетиче-


опережающее ценности социальных норм, к городской скому поведению
время таланта, но не которые были истории
званий и денег обычны и городскому
для «бывших» пространству

корпоративный наивысшее наслаждение никогда не хамят, это люди, разговоры


дух горожанина… доставляет истинным или позволяют себе способные на ходу…
петербуржцам ориги- грубость, неспешный километры
нальное интеллектуаль- характер речи, особый нести обертку темный цвет, застёгнутого
ное решение индивидуализм, от конфеты на все пуговицы пальто,
головоломной проблемы уравновешенный до урны… у человека, идущего против
мирового значения…. искренним гостепри- ветра и думающего о стихах
имством… И. Бродского…

Рис. 3. Социально-философская модель понятия «коренной петербуржец»


Эстетическое чувство. Автор интернет-статьи о
коренных петербуржцах О. Несмеянова писала: «Пе-
тербургские черты обыденной жизни, обстановка квар-
тир, занятия – у всех горожан различны. Особенно
сейчас, когда расслоение в обществе идет полным хо-
дом. Но повседневность петербургского школьника,
студента, профессора, служащего, рабочего, бизнесмена
при всем различии стиля жизни объединена простран-
ством города. Стиль жизни истинного петербуржца
ориентирован на культурные ценности северной сто-
лицы. Главная черта петербуржца – развитое эстетиче-
ское чувство, особая роль требования вкуса во всех
сферах жизни горожан» 62. Тем не менее, существует
почти мифический элегантный стиль петербургской
одежды. Его истоки уходят, как минимум, в послевоен-
ное время, когда так называемые бывшие совсем не от
хорошей жизни делали все, чтобы не выделяться. До
сих пор петербургская элегантность в костюме – это
стремление к минимализму (предпочтение темных цве-
тов, некоторая затертость одежды, т. к. платье быстро
затирается в давке в общественном транспорте), но все-
гда начищенная обувь, опрятность даже в потертой
одежке, наглаженные стрелки на брюках повседневного
костюма). Поэтому публика в театре, на правитель-
ственной арене, на улицах в мехах, золоте, бархате, в
стразах, розовых туфлях на высоченных каблуках – это
все «понаехавшие» 63.
Мировоззрение. Петербург – это город эмигрантов.
Он был таким изначально. Несмотря на то, что демо-
графы и социологи в голос утверждают, что не может
существовать в таких условиях какой-то петербургский
общегородской менталитет, он есть. По крайней мере,
об этом говорят наши респонденты, об этом пишут
психологи и литераторы. Основными характеристиче-
62 Там же.
63 Там же.

36
скими особенностями петербургского менталитета яв-
ляются следующие: 1) осознание представителями го-
родского сообщества того, что город не создан для
производства тонн, кубометров, километров или ещё
чего-то очень важного для ВВП страны; 2) исконно Пе-
тербургу неявным образом предписывалось создание
нового российского мировоззрения. Краеугольными
камнями этого мировоззрения должны были стать про-
грессивные европейские и исконные, традиционные
российские ценности; 3) носителями этих ценностей
стали конкретные социальные и профессиональные
группы населения города (этнонациональные, религи-
озные, классовые); 4) петербуржцы считали своей це-
лью мировоззрение, опережающее время 64. Именно с
этим мировоззрением триста лет рос Петербург, а вме-
сте с ним и вся остальная Россия; 5) петербургский
менталитет – это эфемерное чувство родства, объеди-
няющее городское сообщество. Это чувство не только
объединяет горожан, но и заставляет их жить, чувство-
вать, действовать по правилам этого неформального
кодекса 65.
В общем, весьма схематичном виде, социально-
философская модель понятия «коренной петербур-
жец», согласно представлениям наших респондентов и
информации, которая содержится в литературных ис-
точниках, может выглядеть так, как показано на рис. 3.
На этом рисунке видно, что первостепенный, верхний
уровень идей, формирующих это понятие, связан с ми-
ровоззрением, воспитанием, эстетическими чувствами,
установкой на аскетическое поведение и культом Эр-
митажа. Второй уровень идей, а именно: особенности
поведения, мышления, систем предпочтений и норма-
тивов разного уровня, являются производными от идей
первого уровня.
64 Юрьев А. И. Указ. раб.
65 Там же.

37
Таким образом, «коренной петербуржец» – поня-
тие не юридическое, и даже не демографическое. Это
категория социально-философская и культурологиче-
ская, т. к. речь идет не о петербуржце как субъекте во
плоти и крови, а о понятии «петербургский дух». Ос-
новными компонентами социально-философской моде-
ли понятия «петербургский дух», согласно литературным
источникам разного типа, начиная от научных трактатов,
и кончая высказываниями на интернет-форумах, являются
следующие (имеют первостепенное значение): 1) миро-
воззрение, опережающее время; 2) способность чер-
пать вдохновение от решения головоломной проблемы
мирового значения; 3) признание ценности таланта, но
не званий и денег; 4) способности километры нести
обертку от конфеты до урны; 5) память о социальных
нормах, которые были обычны для «бывших»; 6) пред-
ставление о том, что Петербург – это империя с цен-
тром в Эрмитаже. К компонентам второго уровня
относятся: 1) разговоры на ходу; 2) хронический гаймо-
рит; 3) неспешный характер речи; 4) любовь к собакам;
5) особенности поведения в транспорте; 6) корпоратив-
ный городской дух; 6) особый индивидуализм, уравнове-
шенный искренним гостеприимством.

1.2. Социально коммуникативный контекст


исследований процессов трудовой миграции
в эпоху глобализации
Аннотированный библиографический указатель ли-
тературы по проблемам миграции, который был издан на
экономическом факультете МГУ, и куда вошли работы
только сотрудников кафедры народонаселения, включил
112 страниц текста66, а аналогичный указатель по СНГ –

66Международная миграция населения: Россия и современный


мир. Вып. 19 Аннотированный библиографический указатель /
Авт.- сост. И. В. Ивахнюк. М.: СП Мысль, 2007.

38
520 страниц 67. Сегодня существует более 40 концепций
миграционных процессов, которые были разработаны
учеными разных социологических школ. Общую тео-
ретическую и методологическую основу исследования
этнотрудовых миграций, использующую разработки
в антропо-демографической области миграциологии,
составили фундаментальные труды Л. Л. Рыбаковского68,
Ж. А. Зайончковской 69, В. И. Мукомеля 70, Л. Д. Гудко-
ва 71, Т. Н. Юдиной 72, В. А. Ионцева 73, И. В. Ивахнюк 74

67 Миграции в трансформирующемся обществе. Аннотированный


библиографический указатель литературы, изданной в странах
СНГ 1992–1999 гг. // Центр изучения проблем вынужденной ми-
грации в СНГ Независимый исследовательский Совет по мигра-
ции стран СНГ и Балтии. М.: Комплекс-Прогресс, 2000.
68 Рыбаковский Л. Л. Миграция населения. Три стадии миграци-

онного процесса. (Очерки теории и методов исследования). М.:


ИСПИ, 2001.
69 Зайончковская Ж. А. Нужны ли иммигранты российскому об-

ществу? / Под ред. В. И. Мукомеля и Э. А. Паина. М.: Фонд «Ли-


беральная миссия», 2006, с. 7–30; Зайончковская Ж. А. Россия:
миграция в разном масштабе времени // Науч. докл. Независимо-
го исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии.
Вып. 1. М.: «Адамантъ», 1999; Зайончковская Ж. А. О трудовой
миграции // Социальная сфера: проблемы и суждения. М.: ВШЭ,
2005, с. 138–143.
70 Мукомель В. И. Миграционная политика России. Постсоветские

контексты. М.: ИСПИ РАН, 2005.


71 Гудков Л. Д. Российский человек в постсоветских условиях. По-

чему мы не любим приезжих?// http://www.ecsocman.edu.ru/data/


222/635/1219/048-083.pdf.
72 Юдина Т. Н. Социология миграции: Учебное пособие для ву-

зов. М.: Академический Проект, 2006.


73 Ионцев В. А. Международная миграция: теория и история изу-

чения. Научная серия «Международная миграция населения: Россия


и современный мир». Вып. 3. М.: Диалог-МГУ, 1999; Международ-
ная миграция населения: Россия и современный мир. М.: МАКС-
Пресс, 2001; Ионцев, В. А. Проблемы «утечки умов» в России (ме-
тодологические аспекты изучения) // Вестник МГУ. Серия «эко-
номика». 1996. № 5, с. 65–69.
74 Ивахнюк И. В. Международная трудовая миграция. М.: ТЕИС, 2005.

39
и др. В этих работах сформулированы основные теоре-
тико-методологические подходы к изучению различ-
ных аспектов современных трудовых миграций как на
макро-, так и на микроуровне.
Исследования трудовой миграции, как глобального
процесса имеют свою историю, т. к. они осуществ-
лялись с позиций разных научных подходов: 1) соци-
ально-экономического (экономическая школа А. Смита
и Д. Рикардо, которым принадлежит трактовка эко-
номических факторов воспроизводства населения и
миграции); 2) социокультурного (начиная с идей фи-
лософов-просветителей и социалистов-утопистов XVIII в.
и кончая трудами Д. Массея, М. Миллса, А. Портеса,
О. Старка, М. Тодаро, В. Берри и др.75; 3) социально-
коммуникативного (Ж. Делез76, А. П. Сорокин77, Э. Тоф-
флер78, М. Кастельс79, М. В. Савва80, В. А. Шнирельман81,
И. М. Бадыштова82, и др. Согласно исследованиям Ж. Де-
леза, М. Кастельса и Д. Массея, мобильный характер

75 См.: Васильева В. О. Адаптация мигрантов из зарубежных стран


в городах Российской Федерации / Автореф. дисс. ...канд. соц.
наук. // http://www.pu.ru/science/disser/sociology/ref/.
76 Делез Ж., Гватари Ф. Трактат о номадологии. Машина войны //

Новый круг. 1992, № 2, с. 183–187.


77 Тоффлер Э. Шок будущего. М.: ACT, 2002.
78 Сорокин П. А. Социальная стратификация и мобильность //

Питирим Сорокин. «Человек. Цивилизация. Общество». (Серия


«Мыслители XX века»). М.: Изд-во полит, литературы, 1992.
79 Castles S., Miller M. The age of migration. International population

movements in the modem world. London: Paperback, 1998.


80 Савва М. В. Механизмы влияния платных СМИ на напряжен-

ность этнических отношений // Конфликты на Северном Кавказе


и пути их разрешения. Ростов-на-Дону: Изд-во Кубанского гос.
университета, 2003.
81 Шнирельман В. А. Лукавые цифры и обманчивые теории: о

некоторых современных подходах к изучению мигрантов//


http://scepsis.ru/library/id_2685.html.
82 Миграция и информация под ред. Ж. А. Зайончковской. М.:

«Адамантъ», 2000.

40
социальной реальности становится всё более очевид-
ным. В ситуации глобализации анализ потоков трудо-
вой миграции, этнических образований, разнообразных
форм мягких систем гражданства играет важнейшую
роль в постмодернистской критике таких ограничен-
ных и статичных категорий классической этнографии
и этносоциологии, как «нация», «этнос», «община»,
«государство». Современные трудовые миграции – это
яркие проявления мобильности на глобальном уровне.
Миграционные потоки формируют более мягкие си-
стемы гражданства в национальных государствах, а также
способствуют становлению такого социального явле-
ния, как транслокальная этноидентичность. Такие по-
токи пересекают разными способами (легальными, и не
легальными) границы национальных государств, стано-
вясь все более бурными и стремительными. Это потоки
дислокации, переселения, разрывов и диалогизма. Мас-
совые миграции трудовых мигрантов в современном
мире проходят пульсирующими волнами по неожидан-
ным местам социальных ландшафтов крупных мегалопо-
лисов Европы, Америки, России, образуя водовороты,
вихри. Глобализация может рассматриваться как в качестве
импульса, который стимулирует расширение миграцион-
ных процессов, нарушающих социальное равновесие, как
в странах-донорах, так и в странах-реципиентах.
Глобализация – это объективный исторический
процесс, согласно логике которого, должно произойти
возникновение единого мирового социума. Правда,
утопически идеальные условия существования такого
единого всеохватного социального образования, в ко-
тором не будет места вооруженным конфликтам между
национальными государствами, всё же будут отягощать:
1) дефицит ресурсов энергетических, пищевых, чело-
веческих, 2) перенаселенность, 3) консервация нищеты,
4) постарение населения Европы и России, 5) кризис
идей, 6) распространение болезней.

41
Глобализация процессов трудовой миграции вызы-
вала в социологическом сообществе не только необхо-
димость формирования новой междисциплинарной
науки – миграциологии, но и изменение фокуса со-
циологических исследований. Например, тема труда,
центральная для российской социологии советского
периода, ушла на второй план. Кардинально измени-
лись представления ученых о социальном пространстве
и видах, формах, качественных характеристиках мо-
бильности населения.
Глобализация изменила такие качественные харак-
теристики социального феномена «трудовая миграция»,
как «пространство» и «мобильность». Социологические
параметры ландшафта в контексте теории глобальной
трудовой миграции далеки от географических его ха-
рактеристик. Так, в социологии пространства ланд-
шафт – это не географическая карта местности, какой
её понимает физическая география, и даже не область
экономических и политических интересов конкретных
государств, как это понимали геополитики, начиная со
средневековых европейских монахов и кончая З. Бжезин-
ским. С позиций социальной философии и социологии
пространства, ландшафт понимается как длительная за-
пись жизни и трудовой активности прошлых поколений.
Иными словами, люди проживают ландшафт как часть
самих себя. Например, ландшафт мегалополиса для
социолога – это не топографическая карта. Это система
сложных задач, которые порождают многочисленные
социальные свойства каждого конкретного уголка боль-
шого города. Как показали социологические опросы,
трудовые мигранты по-своему осмысливают городской
ландшафт83. В представлениях трудовых этномигрантов,

83Взаимодействие мигрантов и местного сообщества в условиях


крупного российского города // Сб. науч. ст. под. ред. К. В. Кузь-
мина, Ж. Е. Петровой. Екатеринбург: УГМУ, 2009.

42
освоившихся в современном городе, складываются свои
особенные «карты местности», отличные по смыслам
и функциям от «карт города» местного населения.
Методологические ключи к семиотическим исследова-
ниям «карт местности» содержатся в теории креативности
места (place making), которая разрабатывалась П. Бур-
дье 84, А. Лефевром 85, А. Ф. Филипповым 86. Например,
согласно теории общественного развития и трудовой
этномиграции американского социального антрополо-
га А. Аппадураи 87, «место» есть характеристика куль-
турно-определенных локальностей. Он полагал, что
место продуцирует смыслы. В своих работах
А. Аппадураи использовал понятие «этноскейпа», под
которым он понимал социальные ландшафты групп с
общей идентичностью, которые были связаны опреде-
ленной территорией, сообществами или городами. Со-
гласно его теории социального пространства, в
современном глобализирующемся мире группы находят-
ся в постоянном движении, постоянно переопределяя
самих себя. В условиях интенсификации процессов ми-
граций, включая трудовую миграцию, пространство
понимается уже не как «пространство мест», но как
«пространство течений»: миграционных (например, тру-
довые миграции), информационных (обмен идеями),

84 Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. СПб.:


Алетейя, 2005; Бурдье П. Социология социального пространства.
М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя,
2007.
85 Лефевр А. Социальное пространство // Неприкосновенный

запас. 2010, № 2 (70), с. 3–14.


86 Филиппов А. Ф. Социология пространства. СПб.: Владимир

Даль, 2008; Филиппов А. Ф. Теоретические основания социологии


пространства. М: Канон-Пресс-Ц, 2003.
87 Appadurai A. Modernity at large: cultural dimensions of globalization.

Minneapolis, 1996; Castles S. The age of migration. International popula-


tion movements in the modern world. London: Macmillan, 1993.

43
торговых (обмен товарами) и др. (А. Аппадураи,
М. Кастельс 88). А. Аппадураи описывал глобализацию
как детерриторизацию, т. е. как утрату привязки соци-
альных процессов к физическому (географическому,
национальному, этнокультурому) пространству. В резуль-
тате детерриторизации географического и социального
пространств в современном глобальном мире возникают
многочисленные воображаемые миры. В этих мирах лю-
ди взаимодействуют на символическом уровне. В вооб-
ражаемых мирах локальное проявляется как выражение
этнокультурной идентичности, религиозного фунда-
ментализма, общинной солидарности и не предше-
ствует исторически глобальному, а производится
(конструируется) из потоков образов, которые консти-
туируют эту глобальность современного мира. Трудо-
вые мигранты, попадая в пространство культуры
страны-реципиента, образуют новые «воображаемые
миры». Но противостояние воображаемых миров об-
щества принимающей стороны и сообществ трудовых
мигрантов носит характер не «локального/ глобально-
го», противостояния, а противостояния «территориаль-
ного/ детерриториального».
Как показали социологические исследования, со-
общества трудовых мигрантов, выходцев из бывших
союзных республик Кавказа и Средней Азии, все они,
так или иначе, реализуют своё производственное взаи-
модействие (адаптацию и интеграцию) в обществе
страны-реципиента по системам социальных сетей 89.
М. Кастельс раскрыл понятие «социальная сеть», как
пространство социальных взаимодействий 90.

88 Castles S. Op. cit.


89 Грановеттер М. Сила слабых связей // Экономическая социоло-
гия. 2009, т. 10, № 4, с. 31–50.
90 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и

культура. М.: Изд-во ГУ-ВШЭ, 2000.

44
Табл. 2. Характеристика потоков трудовой миграции в разные периоды истории России
Характеристика миграционных потоков
Исторический
№ Направление потоков трудовой ми-
период Цель миграций
грации
1 Досоветский Устойчивое восточное направление. Освоение (колонизация) слабо освоенных
период территорий в поисках новых хозяйственных
ресурсов.
2 Советский период Направление в сторону центров Пополнение трудовых ресурсов промышлен-
урбанизации, с Востока на Запад. ности. Система переселения людей была
скорректирована также государственными
проектами (целина, стройки века и т. п.), рас-
пределение выпускников вузов.
3 Постсоветский Разнонаправленность потоков тру- Разрушение централизованной системы управ-
период довых мигрантов, увеличение ления трудовыми ресурсами. Резкая социальная
мобильности населения, возникно- дифференциация и формирование олигархи-
вение многоуровневых центров ческой элиты. Использование правящей (оли-
притяжения трудовых мигрантов, гархической) элитой РФ труда этнических
как из соседних к этим центрам об- сообществ трудовых мигрантов, рекрутирован-
ластей, так и внешних мигрантов из ных с помощью специальных агентов в сферу
бывших союзных республик СССР). строительства, услуг, розничной торговли,
и готовых к работе за менее значительную
плату, чем коренное население.
Дж. Урри в своей книге «Мобильности» 91 обсуждал
вопросы дискурсивного «конструирования места» ми-
грантами (путешественниками, туристами, трудовым
мигрантами, беженцами). Оказалось, что, практики ми-
грантов напрямую связаны с проблемами социальной
идентификации, культурной принадлежности индиви-
дов, и их привязок к социально-географическому контек-
сту. Чувство места – это общая тема, которой касались
в контексте изучения особенностей современных про-
цессов трудовой миграции (политические, культурные,
этноидентификационные, коммуникационные, обмен-
ные аспекты) Д. Массей 92, Э. Гидденс и Э. Хобсбаум.
Сегодня в России наблюдается разная степень ин-
тенсивности процессов трудовой этномиграции в раз-
ные годы, в зависимости от политических, правовых,
сезонных и экономических трансформаций. Ясно од-
но: потоки трудовых мигрантов из бывших республик
СССР оказывают трансформирующее воздействие на
реалии социальной и культурной жизни России в насто-
ящее время. Поэтому трудовая миграция в российских
городах – это сложное и уже успевшее приобрести си-
стемный характер явление.
Пространственное распределение потоков трудовой
миграции определяется экономическими, политически-
ми, демографическими и правовыми особенностями
развития нашей страны в каждый конкретный истори-
ческий период (табл. 2). Изменение одного из этих па-
раметров, будь то законодательная инициатива, или
падение рубля, сказывается на социальном ландшафте,
социальном климате отдельного населенного пункта и
страны в целом. Новые тенденции мобильности, вклю-
чая трудовую, в постсоветский период в корне изменили

91Урри Дж. Мобильности. М.: Праксис, 2012.


92Massey D. Space, Place and Gender. Minneapolis: Blackwell Publish-
ers, 1994.

46
картину распределения постоянного населения страны,
а также разрушили традиционную систему его расселе-
ния. Например, в 1990-х гг. типичными «донорами» в
области трудовой миграции были выходцы из бывших
республик Кавказа, затем – Таджикистана и Узбекистана,
Киргизии. Детерминирующим фактором, определяю-
щим характер (направление, цель) потоков трудовой
миграции стал экономический. Курс, взятый российскими
политиками в 1990-е годы на переход к рыночным от-
ношениям, поляризовал в социально-экономическом
отношении территорию РФ, а также перенаправил по-
токи трудовой миграции из менее благоприятных для
жизни областей в сторону наиболее обжитых и эконо-
мически развитиях регионов.
Изучение пространственно-семиотического контек-
ста трудовых этномиграционных процессов в глобаль-
ном масштабе, позволило учёным сделать вывод о том,
что сегодня глобализация не унифицирует этноидентич-
ности. Напротив, глобализация социальных отношений
является источником детерриторизации и уничтожения
национальных границ. Как показали социологические
исследования, «история места» сопряжена с социаль-
ными процессами, в частности, с процессом трудовой
этномиграции. В итоге, процессы трудовой этномигра-
ции оказываются связанными с воображаемой истори-
ей места, которая является продуктом множества слоев,
как локального, так и глобального контекста.
Что касается другой качественной характеристики
понятия «трудовая миграция» – мобильности, то в оте-
чественной социологической литературе (до 1970 гг.)
«мобильность» обычно заменялась такими описатель-
ными терминами, как «переселение», «миграционное
движение населения», «передвижение населения», «ме-
ханическое движение населения».
В западной социологии термины «мобильность» и
«трудовая мобильность» охватывают гораздо большее
47
смысловое поле, частично смыкаясь с понятием «ан-
тропоток», которое проникло в социологию сравни-
тельно недавно из демографии и антропологии, что
указывает на значимость антропологических характе-
ристик такого многофакторного явления, как «соци-
альная мобильность» 93.
«Мобильность» как актуальная категория социологи-
ческого анализа действительности легла в основу запад-
ной социологической парадигмы во второй половине
ХХ в. благодаря исследованиям Г. Зиммеля, З. Баумана
и Дж. Урри. Творчество Г. Зиммеля, как представителя
Чикагской социологической школы, стимулировало ис-
следования города не только как сосредоточения мигра-
ционных процессов, но и как пространство реализации
современных «мобильностей»: людей, денег, идей, арте-
фактов и т. п. В постзиммелианскую эпоху фокус науч-
ных исследований представителей Чикагской школы
оказался обращен к городским мобильным сообще-
ствам (бандам, проституткам, мигрантам разного типа
и т. п.) 94. В эпоху постмодерна материальное благопо-
лучие как главная прагматическая ценность индустри-
альной эпохи в европейских странах была дополнена
системой эмоциональных ценностей: впечатлений и
ощущений. В глобальном мире эпохи постмодерна пе-
ремещения (мобильности) и их технологии (передви-
жения на автомобилях, по железной дорогое, полёты
на самолётах, виртуальные мобильности, туризм, тру-
довая миграция) составили одну из наиболее крупных
индустрий мира. В современном обществе «мобильная»
структура чувств, переживаний, ощущений стала базовой

93 Парк Р. Избранные очерки: Сб. переводов / ИНИОН РАН.


Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. социологии и социал.
психологии. Сер. «Теория и история социологии». М.: ИНИОН
РАН, 2011.
94 Зиммель Г. Философия труда // Избранное. Том 2. Созерцание

жизни. М.: Юрист, 1996.

48
характеристикой общественных отношений. Теория мо-
бильности в узком смысле стала одним из инструментов
изучения практик путешествий, туризма и трудовых
миграций с XXI в. 95. Дж. Урри писал, что в постинду-
стриальную эпоху идея общества как ограниченной и
замкнутой системы с определенными национальными
границами, рожденная европейским национализмом
поствестфальской эпохи, ушла в прошлое 96. Вместо
того, чтобы переопределять понятие общества и делать
попытки очистить его от неадекватных описанию со-
временного состояния дел метафор (организм, структу-
ра, обмен), Дж. Урри предлагал сделать центральным
понятием социологии «мобильность». Под мобильно-
стью он понимал всевозможные перемещения людей,
вещей, образов. Движение трудовых мигрантов, кото-
рые образуют социальные группы работников сферы
обслуживания, строителей на современных стройпло-
щадках, уборщиков мусора и т. п., уже в начале 2000-х гг.
насчитывало более 30 млн. Сейчас численность таких
групп значительно выросла, благодаря Интернету и
совершенствованию социально-коммуникативных прак-
тик, прежде всего, мобильной связи, а также скорост-
ным транспортировкам, социальным сетям и т. п.
Мегалополисы сегодня стремительно развиваются. Это
развитие предполагает интенсивную циркуляцию то-
варов, идей, денег, людей. Именно поэтому мегалопо-
лисы являются столь притягательными для трудовых
мигрантов, заинтересованных в товарах и деньгах более
всего.
К началу XXI в. были разработаны теории соци-
альной и миграционной мобильности (П. А. Сорокин,
В. В. Радаев, Дж. Урри, синтетическая теория миграции

95 Бауман З. Текучая современность. СПб: Питер. 2008; Бауман З.


Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2005.
96 Урри Дж. Мобильности. М.: Праксис, 2012.

49
(Г. Зиммель, Р. Парк, Л. М. Дробижева), теория мигра-
ционных систем (П. Бурдье), теория глобальной ми-
грации (А. Гидденс, З. Бауман и др.) 97. Теперь изучение
процессов трудовой миграции, ее форм и акторов,
осуществляется уже не только с помощью инструмен-
тария функционализма и структурного марксизма, т. е.
в контекстах динамики неравновесностей, множественно-
сти будущего, исторической зависимости, неопределен-
ности и бифуркации выбора, но и теории глобализации,
поскольку в условиях современного мира, существующего
вне государственных границ, возникла необходимость
осмыслить формы, типы и механизмы транснациональ-
ных социальных отношений, причем в эти социальные
отношения оказываются вовлеченными не отдельные
индивиды или небольшие группы трудовых мигрантов,
а большие социальные сети 98. Именно социальные сети
на гребне потоков трудовой миграции сегодня пересека-
ют традиционные монолокальные социальные простран-
ства. Расстояния в таком мире в силу «опустошения» или
«смерти» времени и пространства 99 перестают быть
97 Урри Дж. Указ. раб., c. 466–485; Зиммель Г. Указ. раб.; Парк Р.
Указ. раб.; Парк Р. Городское сообщество как пространственная
конфигурация и моральный порядок. М.: МНФО, 2000; Соро-
кин П. А. Социальная мобильность // Сорокин П. А. Человек.
Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992; Bourdieu P. Social
Space and Symbolic Power // Sociological Theory. 1989. Vol. 7, р. 16–
23; Castles S. The Age of Migration. International Population Move-
ments in the Modern World. L.: Macmillan, 1993; Бауман З. Текучая
современность. СПб.: Питер, 2008; Радаев В. В. Социальная мо-
бильность и воспроизводство // Социальная стратификация. М.:
АСПЕКТ ПРЕСС, 1996, с. 184–221.
98 Транснациональные сети – это многомерные политические,

экономические, социальные, религиозные и прочие взаимодей-


ствия поверх и помимо государственных и территориальных гра-
ниц (см.: Faist T. Transnationalization in international migration:
implications for the study of citizenship and culture // Ethnic and Ra-
cial Studies, 2000, p.194–196.).
99 Cairncross F. The death of distance: how the communications revo-

lution will change our lives. Boston: Harvard Business Press, 1997;

50
преградой для процессов трудовой миграции. Цель
трудовых мигрантов – интенсификация потребления, а
именно, потребления новых мест, возможностей, соци-
альных связей, денежных ресурсов, рабочей силы и т. п.
Сегодня в контексте глобальной теории миграций наблю-
дается актуализация не столько политических, сколько
социокультурных и пространственно-семиотических ас-
пектов изучения процессов трудовой миграции. Основ-
ное внимание исследователей в эмпирическом изучении
глобальной теории миграций начинает привлекать се-
миотика социального урбанизированного пространства.
Социология пространства, и свойственная ей семиотиче-
ская интерпретация практик «потребления мест», «чувства
места», «социального ландшафта», «социального клима-
та», «социальной границы», «социальной дистанции»,
«своего/чужого» тесно связаны не только с проблемами
восприятия времени трудовыми этномигрантами и вооб-
ражаемой идентификацией представителей сообществ
трудовых мигрантов, но и оказалась сопряженной с
социологией мобильности. Выяснилось, что трудовая
миграция с точки зрения семантики «потребления
мест», «социального климата», «социальной границы»,
«своего/чужого» в эпоху глобализации приобретает
иную семантику мобильности. Мигранты оказываются
включенными в несколько сообществ одновременно,
образуя новые социальные сети, благодаря социально-
коммуникативным технологиям информационной эпохи,
беспрепятственно пересекающих границы националь-
ных государств. Теория глобальной миграции объясняет
феномен диффузного, делокализованного социального
и культурного пространства, которое, игнорируя государ-
ственные границы, активно трансформирует националь-
ные идентичности, универсальным образом структурируя
жизненные пути людей и их трудовые карьеры. Именно

Giddens А. Modernity and self-identity: self and society in the late


modern age. Stanford: Stanford University Press, 1991.

51
делокализованное культурное пространство создает для
трудовой миграции условия для формирования, напри-
мер, двух разных типов миграционных потоков: 1) экс-
пертов-интеллектуалов и 2) низкоквалифицированных
трудовых мигрантов. В условиях глобализации этим
двум потокам трудовой миграции уже нет необходимости
ориентироваться на интеграцию, и, тем более, на асси-
миляцию в культуре страны-реципиента. Основными
социально-конструируемыми характеристиками трудовых
мигрантов первого типа (экспертов) становятся: высокая
социальная активность, интенсивность и регулярность
совершаемых перемещений в пространстве, политиче-
ская и культурная ресоциализация, установка на принятие
гражданской идентичности страны-реципиента. Харак-
теристиками второго типа трудовых мигрантов остаются:
установка на традиционную идентичность со страной-
донором (этноидентификация), минимализация соци-
альной активности в стране-реципиенте, культурная
социализация (в основном, исламская: язык, культурные
предпочтения, история), распространение практики
денежных переводов в страну-донор 100.
Глобальная теория миграций, с одной стороны,
позволяет посмотреть на процессы трудовой миграции
с позиций теории мобильности, т. е. уйти от противопо-
ставления «интеграция/этническое меньшинство», опи-
сывающие механизмы возникновения миграционных
сетей в экономических, социальных, политических и
религиозных категориях. В то же время, эта теория
определят процессы трудовой миграции как неуправля-
емые и способствующие «смерти» национальных госу-
дарств в будущем. Единицей анализа в исследованиях

100Friedman J. Cultural Identity and Global Process. London; Thou-


sand Oaks, Calif.: Sage Publications, 1994; Friedman T. The Lexus and
the Olive Tree. Understanding Globalization. N.Y.: Farrar, Straus,
Giroux, 2000.

52
теоретиков-глобалистов выступают социальные сети тру-
довых мигрантов. Предметом исследования становятся
вопросы особенностей инкорпорации двух типов трудо-
вых мигрантов (экспертов и низкоквалифицированных
работников) в социальную жизнь страны-реципиента,
характеристические особенности новых форм их транс-
локальных идентичностей.
На основании глобальной теории миграций были
разработаны модели процессов трудовой этномиграции:
1) ассимиляционная модель М. Гордона 101, Василье-
вой В. О.102; 2) модель притяжения-отталкивания (И. Ли,
Г. Джером103, Е. Равенштайн104); 3) модель транснацио-
нально-диффузная (синтетическая) (Д. Массей105, С. Сас-
сен106). Модель притяжения-отталкивания описывает
потестарный и правовой аспекты процессов трудовой
миграции, механизмы доступа трудовых мигрантов к
материальным благам, статусу и престижу. Транснацио-
нальная и диффузная модели открывают возможности
101 Gordon M. Assimilation in American Life. N.Y.: Sage Publica-
tions, 1964.
102 Васильева В. О. Адаптация мигрантов из зарубежных стран в

городах российской федерации / Автореф. дисс. ...канд. соц. наук.


//http://www.pu.ru/science/disser/sociology/ref/.
103 Согласно теории «притяжения-выталкивания» (pull-push)
(X. Джером, И. Ли) существуют страны выезда, где определяющи-
ми для миграционного решения являются «выталкивающие» фак-
торы, а также страны въезда – в них, соответственно, решающую
роль играют «притягивающие» факторы. При этом решение о
миграции может определяться не столько наличием самих этих
факторов, сколько субъективным восприятием этих факторов по-
тенциальным мигрантом.
104 Ravenstein E. The Laws of Migration // Journal of the Royal Statis-

tical Society. 1889. Vol. 52, p. 241–301.


105 Massey D. The Social Process of International Migration // Science.

1987. Vol. 237, p. 733–738.


106 Sassen S. The Mobility of Labor and Capital. A Study in Interna-

tional Investment and Labor Flow. Cambridge: Cambridge University


Press, 1988.

53
изучения отношения и поведения, норм и морали, языка,
религии, способов освоения и трансформации освоен-
ного трудовыми мигрантами нового социального про-
странства, а также реакцию коренного населения на
«вторжение нации мигрантов». Например, в Западной
Европе «вторжение» трудовых мигрантов (легалов и
нелегалов) ознаменовало замещение коренного насе-
ления Западной Европы пришлым населением, что в
скором времени может привести к замене европейской
цивилизации азиатской, как в демографическом, так
и духовном планах, а также к «деконструкции европей-
ских наций» 107.
Создатели синтетической модели сосредоточили
фокус своих исследований на анализе ситуаций, свя-
занных с процессами трудовой миграции в условиях
противостояния контр-географических и глобальных
тенденций, а именно: в условиях стремления индивидов
и домохозяйств, организаций, олигархической верхушки
стран-реципиентов к максимизации выгод от мигра-
ции. Американская исследовательница С. Сассен 108 по-
лагала, что в современном мире действуют не только
центробежные силы глобализации, но и центростреми-
тельные глокализационные силы. Именно последние
оказывают сдерживающее влияние на процесс «смерти
пространства и времени» в ситуации интенсификации

107 Боммем М. Международная миграция и дерегуляция коллектив-


ных форм социальной идентичности в национальных государ-
ствах // http://cisr.ru/files/publ/Migr_Bommes.pdf.
108 Сассен С. называла процесс сопротивления негативным по-

следствиям глобализации ее «контр-географиями». В частности,


одной из форм сопротивления процессу унификации ценностей,
норм и образцов поведения как результату глобализации является
плюрализация стилей жизни населения и все более заметные раз-
личия в формах жизнедеятельности поколений. Это дает основа-
ния надеяться, что апокалипсических сценариев, предрекаемых
пессимистами, человечеству удастся избежать.

54
процессов трудовой миграции. Силы глокализации также
оказывают сопротивление унификации ценностей, норм,
образцов поведения путем плюрализации стилей жизни
населения, позволяющей сохранять заметные различия
в формах жизнедеятельности коренного и пришлого
(трудовые мигранты) населения. Возможно, это позволит
уйти от апокалипсических сценариев развития цивили-
зации под натиском мобильностей информационного
общества и связанных с ней негативных моментов тру-
довой миграции.
Процессы трудовой этномиграции в эпоху глобализа-
ции оказываются связанными с воображаемой историей
пространства, а именно: с социальными процессами
(практиками «потребления мест», «социальным климатом»,
«социальной границей»), а не с географическим ланд-
шафтом. Под влиянием глобализации географические
пространства детерриторизуются, этноидентичности
унифицируются, а процессы трудовой миграции ста-
новятся проявлением одного из наиболее характерных
свойств «текучей современности» – мобильности чело-
веческих ресурсов. Процесс трудовой миграции реали-
зуется в разных формах, а представители сообщества
трудовых мигрантов отличаются большим спектром
социологических характеристик: от гендерных и этно-
культурных до статусных и профессиональных. Согласно
теории глобализации, изучение практик интеграции и
адаптации двух типов трудовых мигрантов (экспертов
и низкоквалифицированных работников) теряет свой
смысл, ибо эксперты в силу своей социальной активности
стремятся интегрироваться в гражданскую идентичности
страны-реципиента, а низкоквалифицированные работ-
ники мотивированы вернуться в страну-донор. теории
глобализации, оба типа трудовых мигрантов в условиях
новой мобильности будет реализовывать миссию куль-
туртрегеров, способствуя становлению единого миро-
вого социума.

55
В России социология миграций разрабатывается
как социологическая теория среднего уровня, которая
изучается как на макросоциологической, так и микро-
социологическом уровнях, а с 2006 г. стала учебной дис-
циплиной109. В общей классификации социологических
теорий среднего уровня социология миграции относит-
ся к разряду теорий специализированных социальных
процессов. Социология миграции как отрасль социологи-
ческого знания включает теоретико-методологический
(частносоциологический) уровень, уровень эмпириче-
ских социологических исследований и социоинженер-
ный уровень. Эти уровни отражают различные формы
бытования предметного социологического знания: тео-
рий, концепций, парадигм, конструктов, понятий, со-
циальных фактов, рекомендаций, моделей, программам
и т. п. Как полагала Т. Н. Юдина: «Особенности мето-
дической стратегии социологии миграции базируются
на совокупности методов сбора данных и анализа ин-
формации: различных видах опросов, анализе доку-
ментов в сочетании с опросами экспертов и очевидцев,
биографическом методе, методе “Oral History” (устной
истории), этнографического описания и др.» 110. В ре-
зультате расширения процесса миграций в глобальном
масштабе, социология миграций оформилась в самосто-
ятельную фундаментальную отрасль социологического
знания. Объектом социологии миграций стал миграцион-
ный процесс как социальное взаимодействие населения,
вовлеченного в социально-географическое перемещение,
а предметом – динамика изменений объективных и
субъективных аспектов социальных отношений пере-
мещаемых лиц в рамках прежнего и нового социума.
109 Юдина Т. Н. Социология миграций. Уч. пособие. М.: Академи-
ческий проект. 2006.
110 Юдина. Т. Н. Миграционные процессы: теория, методология,

практика социологического исследования / Автореф. дис. ...докт.


соц. наук. М., 2004, с. 14 // http://www.nauka-shop.com/ modshop/
productID/28239/.

56
Современные социологические теории международной
трудовой этномиграции описывают механизм возник-
новения трудовых потоков, селективность процесса
трудовой этномиграции, определенные закономерно-
сти поведения этнических трудовых мигрантов на месте
пребывания, отражение процессов трудовой этномигра-
ции в сознании населения принимающей стороны и др.
В современной миграциологии111 разработаны антропо-
демографический, адаптивно-интеграционный, эконом-
демографический, пространственно-семиотический и др.
теоретические подходы к анализу миграций в совре-
менном глобальном пространстве.
Социально-коммуникативный контекст исследования
процессов трудовой миграции, прежде всего, предпола-
гает изучение оценки этого процесса общественным
мнением населения принимающей стороны. Согласно
наблюдениям социологов, трудовая миграция – это слож-
ный, многогранный, этноокрашенный процесс, оказыва-
ющий решающее влияние на характер общественных
отношений современного мирового сообщества, включая
российское полиэтническое общество. Трудовая мигра-
ция создает напряжение в межэтнических отношениях112,
которое проблематизирует общественное сознание113, что
находит свое отражение в общественном мнении.

111 Денисенко М. Б., В. А. Ионцева, Б. С. Хорева. Миграциология.


М.: Просвещение, 1989.
112 См. труды: Л. М. Дробижевой по социальной дистанции,

А. Г. Асмолова, В. Н. Павленко, В. А. Соснина, П. А. Цыганкова,


В. В. Шалина по проблемам толерантности культурных различий,
Ю. В. Арутюняна, Е. Д. Даниловой, Н. М. Лебедевой, Е. Л. Кача-
нова, Г. У. Солдатовой, З. И. Сикевич, Ф. С. Файзуллина, по меж-
этнической напряжённости в системе этнической идентичности,
И. Б. Гасанова, И. С. Кона, Т. Г. Стефаненко, В. Ю. Хотинец
по проблеме межэтнических отношений в структуре этнического
сознания и др.
113 Межэтнические отношения рассматриваются с точки зрения

идентичностей и группового сознания в работах А. Маслоу,

57
На характер оценки процессов трудовой миграции
влияют множество факторов, среди которых наиболее
важными являются антропо-демографические, соци-
ально-исторические, экономические и политические.
Анализ политический фактов весьма важен, т. к. от не-
го в прямой зависимости находится процесс управле-
ния социокультурной сферой жизни общества, т. е. той
сферой жизни общества, где формируются ценности,
интересы, духовные потребности, менталитет и массо-
вой сознание. В своём диссертационном исследовании,
посвященном социально-философскому анализу пробле-
мы взаимоотношения общественного мнения и власти,
М. А. Галимова 114, ссылаясь на работы М. П. Капустина,
В. Ильина, С. Кара-Мурзы, А. Ковлера и других авто-
ров115, указала на то, что сегодня исследователей инте-
ресуют общие вопросы взаимодействия общественного
мнения и власти. В отношении проблем трудовой этно-

П. Бергера, Э. Аронсона, Д. Майерса, Л. Росса. Описание меха-


низмов формирования мигрантофобии, отражающее концепции
психоанализа, агрессии и фрустрации, содержится в работах
А. Адлера, Т. Адорно, Г. Салливена, З. Фрейда, Э. Фрома, К. Юнга.
114 Галимова А. М. Общественное мнение и власть: социально-

философский анализ взаимодействия / Автореф. канд. дис. М.,


2006, с. 4.
115 См.: Капустин Б. Г., Клямкин И. М. Либеральные ценности

в сознании россиян // Политические исследования. 1994. № 1,


с. 68–70; Кара-Мурза С. Г. Манипуляция общественным сознанием.
М.: Алгоритм, 2000; Кассирер Э. Техника современных политиче-
ских мифов // Вестник Московского ун-та. Сер. 7. Философия.
1990. № 2, с. 58–69; Касьянова К. О русском национальном харак-
тере. М.: Институт национальной модели экономики, 1994; Кли-
мова С. Г., Якушева Т. В. Образы политиков в представлениях
россиян // Политические исследования. 2000, № 6, с. 66–81;
Ковлер А. И. Основы политического маркетинга: Технология ор-
ганизации избирательной кампаний. М.: Институт государства и
права РАН, 1993; Ковлер А. И. Семантика политической пропа-
ганды буржуазных партий в период избирательных кампаний (на
примере Франции). М.: Ежегодник САПН, 1993, с. 183–192; и др.

58
миграции российское общество пока остается долибе-
ральным. Она также указывала, что, в силу того, как
российское общество «находится в начале пути освое-
ния либеральных ценностей, о формировании либера-
лизма как устойчивой системы ценностей слоев
населения говорить еще рано» 116. В общественном со-
знании России имеют место ценности скорее «соци-
ального», а не экономического либерализма117, что
накладывает отпечаток на отношение населения России
к трудовым этномигрантам.
Среди советских и российских авторов, занимавших-
ся проблемами социально-коммуникативного анализа
общественного мнения стоит выделить работы Д. П. Гав-
ры, М. К. Горшкова, Б. А. Грушин, В. Б. Житенева,
Ю. А. Левады, А. П. Назаретяна. В этих работах рассмат-
ривались отдельные коммуникативные аспекты взаимоот-
ношения власти и общества, причем инструментами
исследования этого вида отношений были количествен-
ные социологические методики изучения общественного
мнения, в том числе и в отношении трудовых этноми-
грантов. Например, Д. П. Гавра показал преимущества
комплексного подхода, анализируя феномен обще-
ственного мнения. Целью его исследований было изу-
чение различных форм взаимодействия общественного
мнения и власти, одной из сфер ответственности кото-
рой является и трудовая этномиграция118.
116 Галимова А. М. Указ. раб., с. 4.
117 См.: Капустин М. П. Конец Утопии? Прошлое и будущее соци-
ализма. М.: Новости, 1990; Капустин Б. Г., Клямкин И. М. Либераль-
ные ценности в сознании россиян // Политические исследования.
1994, № 1, с. 68–70.
118 См.: Гавра Д. П. Общественное мнение и власть: режимы и ме-

ханизмы взаимодействия // Журнал социологии и социальной


антропологии. 1998. Т. 1. № 4, с. 45–51; Гавра Д. П. Общественное
мнение как социологическая категория и социальный институт.
СПб.: ИСЭП РАН, 1995; Гавра Д. П., Соколов Н. В. Исследование
политических ориентаций // СОЦИС. 1999, № 1, с. 38–41.

59
Большой вклад в изучение вопросов функциониро-
вания общественного мнения как результата работы
общественного сознания внесли исследования М. Ма-
клюэна, Э. Ноэль-Нойман, В. Л. Беннета, Дж. Брукса,
Р. Эриксона, Дж. Стимсона. 119 Многие из результатов
их исследований могут быть экстраполированы на про-
блемы, связанные с изучением общественного мнения
в отношении трудовых этномигрантов.
Немецкий философ Ю. Хабермас, выдвинув поня-
тие коммуникативного разума, ещё в 1960-е гг. описал
общественное мнение как обратную связь в социально-
коммуникативной модели властного дискурса. Обще-
ственное мнение, как он полагал, – это поток информации
от граждан, который направлен в сторону политического
руководства. Этот информационный поток проникает
«в уши властей» через некие диффузные «поры», «ка-
нальцы». Именно эти «канальцы» являются лазейками,
через которые проникает на верхние этажи властной
пирамиды неинституциализированная, «нерасписанная»,
неупорядоченная информация от общества, в том чис-
ле и об отношении разных слоёв населения принима-
ющей стороны к трудовым этномигрантам 120.
Американский писатель, журналист, политический
деятель У. Липпманом одним из первых указал на то,
что в основе общественных представлений, отражен-
ных общественным мнением о трудовых этномигрантах,
лежат системы стереотипов 121. При этом, с трудовыми
этномигрантами общественным мнением населения
страны-реципиента связываются гетеростереотипы, т. е.
негативные стереотипные представления. Причина то-
му – природа стереотипов как «строительных кирпичи-

119 Галимова А. М. Указ. раб., с. 4.


120 Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической тео-
рии. СПб.: Наука, 2001.
121 Липпман У. Общественное мнение. М.: Институт фонда «Об-

щественное мнение», 2004. (См. раздел «Стереотипы»).

60
ков» общественного мнения. Природа общественного
мнения и его основного компонента – стереотипных
представлений, с разных точек зрения рассматривалась
такими исследователями, как У. Липпман 122, У. Трот-
тер 123, Э. Мартин 124, Г. Лебон 125 и др. Задолго до попы-
ток изучить стереотип с точки зрения социологии,
историки и философы задумывались над смысловыми
границами этого понятия. Так, историками и филосо-
фами стереотип изучался в контексте «коллективных
представлений». К анализу понятия «коллективные пред-
ставления» как основе общественного мнения впервые
обратился социолог Э. Дюркгейм в работе «Об обще-
ственном разделении труда (1893 г.). С помощью данного
понятия Э. Дюркгейм рассматривал и анализировал
коллективное (общее) сознание, которое, в свою очередь,
оценивалось как «совокупность верований и чувств,
общих для членов одного и того же общества, образу-
ющих определенную систему, имеющую свою соб-
ственную жизнь…» 126.
Коллективные представления, в частности, те, кото-
рые являются основой общественного мнения, являются
системным образованием. Как показали наши исследо-
вания, именно стереотипные идеи о трудовой мигра-
ции формируют мнения жителей Санкт-Петербурга
или Москвы о трудовой миграции 127. Стереотип, как
известно, – это упрощенное, ценностно окрашенное

122 Там же.


123 Trotter W. Instincts of the Herd in Peace and War. London: Mac-
millan, 1916.
124 Martin E. The Behavior of Crowds. NY.: Harper & Brothers, 1920.
125 Лебон Г. Психология народов и масс. М.: АСТ, 2000.
126 Ковалев В. В. Аксиологические стереотипы как фактор устойчиво-

сти российского общества / Автореф. дисс. ... докт. соц. наук. 2009,
Ростов-на-Дону // http://dibase.ru/article/19102009_ kovalevvv/9.
127 Окладникова Е. А., Верминенко Ю. В. Острые социальные

проблемы в зеркале общественного мнения петербуржцев: социо-


логический анализ. СПб.: СПбГИЭУ, 2012, с. 127–398.

61
представление о действительности, функционирующее
в общественном сознании. Стереотип проникает в созна-
ние члена группы как результат многократно повторяемой
связи определенных символов с определенной катего-
рией явлений. Для представителей трудовой миграции
в сознании общества страны-донора такими символами
являются: 1) особенности поведения; 2) языковые прак-
тики; 3) поведенческие паттерны; 4) гастрономические
предпочтения; 5) особенности невербальной коммуни-
кации; 6) мировоззренческие установки и др. Главное
при стереотипизации – не то, что тот или иной факт
или суждение нельзя проверить, а то, что индивиду и в
голову не приходит его проверять128. Поэтому стереоти-
пы в процессов отношении трудовой миграции, укоре-
нившиеся в сознании населения страны-реципиента –
это сформированное выражение социальной установки
по отношению к определенному явлению. Они влия-
ют на способ циркуляции информации и ее отбора.
Население страны-реципиента на основании этих сте-
реотипов создают систему ожиданий определенного
поведения от «других», «чужих», «трудовых мигрантов».
Более того, жители современных российских мегалопо-
лисов – Санкт-Петербурга, Москвы – так же, как и жители
Лондона или Парижа при коммуникации с другими эт-
ническими группами неосознанно пытаются подтвер-
дить свои ожидания. Такого рода стереотипы рождают
предсказания, которые часто подтверждаются, т. к. люди
невольно выбирают модели поведения других людей,
совпадающие с гетеростереотипными представлениями
о них.
Стереотипы складываются постоянно, отражая по-
стоянно изменяющуюся реальность: «Системы стерео-
типов могут служить ядром нашей личной традиции,
128 Вольвач В. Г. Стереотипы, как способ формирования обще-

ственного мнения // Диспут. 2001, № 4, с. 1–12.

62
способом защиты нашего положения в обществе. Они
представляют собой упорядоченную, более или менее
непротиворечивую картину мира. В ней удобно разме-
стились наши привычки, вкусы, способности, удоволь-
ствия и надежды. Стереотипная картина мира может
быть не полной, но это картина возможного мира, к
которому мы приспособились. В этом мире люди и
предметы занимают предназначенные им места и дей-
ствуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом
мире как дома. Мы вписаны в него. Мы его составная
часть. Нам известны все ходы и выходы. Здесь все ча-
рующе знакомо, нормально, надежно. Горы и овраги
этого мира находятся там, где мы привыкли их видеть.
Чтобы вписаться в этот шаблон, нам пришлось отка-
заться от многого из того, что ранее представлялось
привлекательным. Но как только мы в него вписались,
мы почувствовали себя в нем уютно, как в старых, раз-
ношенных башмаках» 129.
В 2010–2012 гг. социально-коммуникативный кон-
текст процессов этнотрудовой миграции мы изучали в
процессе анализа мнении жителей Санкт-Петербурга.
Фокус нашего исследовательского интереса был направ-
лен на анализ факторов и условий формирования гете-
ростереотипов общественного в отношении трудовых
этномигрантов 130. Как нам удалось выяснить, в основе
оценочных суждений жителей Санкт-Петербурга в от-
ношении трудовых мигрантов, лежит система гетеро-
стереотипов негативного характера. Общественное
мнение жителей Санкт-Петербурга, установки которого

129Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Об-


щественное мнение» // http://socreal.fom.ru/?link=ARTICLE&
aid=72).
130 Окладникова Е. А., Верминенко Ю. В. Острые социальные

проблемы в зеркале общественного мнения петербуржцев: социо-


логический анализ. СПб.: СПбГИЭУ, 2012, с. 127-398.

63
в отношении трудовой миграции мы изучали методом
нарративного интервью, как выяснилось, оценивает
особенности культурных практик, климат социальный
чувств и настроений в отношении трудовых мигрантов
в метафорической и образной форме. Иными словами,
в общественном сознании формируются образы круп-
ных социальных групп трудовых мигрантов, этнически
окрашенные. Идентифицируемые обыденным сознани-
ем трудовые мигранты как «кавказцы», «среднеазиаты»,
«молдаване», а теперь и «украинские беженцы», с точки
зрения их поведенческих практик оценивались, либо
метафорами «дискриминация/унижение», либо метафо-
рами «поощрения/понимания/сочувствия». Оказавшись
во враждебном окружении, мигранты вынуждены со-
здавать неформальные, но эффективно функциони-
рующие социальные сети, группы, сообщества. Важно,
что роль этничности в этих сообществах и сетях пока
является предметом изучения, а не отправной точкой
критического анализа 131. Проведенное автором насто-
ящей работы в 2010–2012 гг. репрезентативное социо-
логическое исследование, выявило следующие факты:
1) неоднозначное мнение жителей Петербурга по во-
просам, связанным с трудовой миграцией; 2) систему
установок когнитивного диссонанса (Л. Фестингер),
свойственных общественным представлениям жителей
Санкт-Петербурга о трудовых мигрантах, как выходцах
с Кавказа, так и из бывших республик Средней Азии;
3) разделение аттитюдов (по терминологии У. Мак-
Гайр) жителей Санкт-Петербурга к трудовым мигран-
там, на объективные и ситуативные. Иными словами,
результаты нашего исследования показали, что обще-
ственное мнение населения Санкт-Петербурга более
склонно поддерживать пессимистическую точку зрения
на проблему трудовой миграции, чем оптимистическую.

131 Паченков О. В. Указ. раб., с. 11.

64
Нетрудно заметить, что в ходе исследования, прове-
денного в рамках изучения социально-коммуникативного
контекста этнотрудовой миграции в Санкт-Петербурге,
нами были выявлены факторы, на которые обращали
внимание ученые, изучавшие самые разнообразные
особенности процессов трудовой миграции. Эти фак-
торы часто формируют негативные гетеростереотипы в
отношении трудовых этномигрантов в общественном
сознании жителей города. Факторами, которые оказы-
вают влияние на формирование стереотипных пред-
ставлений и образов социальных сообществ трудовых
мигрантов в массовом сознании населения страны-
донора являются:
1) процессы естественного движ ения населе-
ния , разворачивающиеся в антропо-демографическом
контексте. Изучение этих факторов было существлен-
но с позиций демографического подхода Л. Л. Рыба-
ковским 132, Ж. А. Зайончковской 133, В. И. Мукомелем 134;
2) особенности экономического развития реги-
онов (как «выталкивающих», так и «притягивающих»
трудовых мигрантов).135 Экономгеографический контекст
исследований высветил наиболее проблемные исследова-
тельские вопросы, связанные с этнической экономикой
и этноиденфикационными / этнодискриминационными

132 Рыбаковский Л. Л. Миграция населения. Три стадии миграци-


онного процесса. (Очерки теории и методов исследования). М.:
ИСПИ, 2001.
133 Зайончковская Ж. А. Нужны ли иммигранты российскому об-

ществу? М.: Фонд «Либеральная миссия», 2006, с. 7–30; Зайончков-


ская Ж. А. О трудовой миграции // Социальная сфера: проблемы
и суждения. М.: ВШЭ, 2005, с. 138–143.
134 Мукомель В. И. Миграционная политика России. Постсовет-

ские контексты. М.: ИСПИ РАН, 2005.


135 Lee Everett S. A Theory of Migration // Demography. 1966, vol. 3,

№ 1, p. 47–57.

65
практиками (В. М. Воронков, О. В. Поченков, О. Е. Бред-
никова, О. В. Карпенко, Е. З. Чикадзе, С. Н. Абашин,
И. М. Кузнецов, В. И. Мукомель, Е. В. Тюрюканова,
Н. П. Космарской);
3) тенденции пространственно-семиотического
контекста исторического развития регионов , опи-
сывающий воздействие глобализации на потоки трудо-
вой миграции (А. Аппадураи, М. Кастельс, Э. Ли,
Г. Джером, Дж. Урри. Э. Гидденс);
4) социокультурны е и коммуникативны е про-
цессы , выявляющие характеристики социально-комму-
никативного контекста процессов трудовой миграции,
а именно: 1) идейные установки власти, реализуемые
в миграционной политике (теории власти М. Вебера,
М. Фуко, П. Бурдье); 2) дискурсы СМИ, способствую-
щие возникновению символических конструктов, т. е.
мифологизированных/демонизированных образов тру-
довых мигрантов в общественном сознании, (теории
дискурса М. Фуко, Т. А. ван Дейк, теории языка вражды
СМИ А. М. Верховского, О. В. Карпенко); 3) стереоти-
пы общественного мнения (У. Липпман, Ю. А. Левада,
Б. М. Грушин).
Эти факторы формируют многочисленные проти-
воречия, которые создают комплексы общественного
мнения, исполненные фобий в отношении трудовых
этномигрантов у жителей города, и демонизирую их
образы. Теоретическими ориентирами изучения фак-
торов, которые оказывают влияние на общественное
мнение жителей Санкт-Петербурга относительно тру-
довых мигрантов, являются теории, которые сформи-
ровались в междисциплинарном пространстве.
Таким образом, мы можем сделать следующий вы-
вод. В России с начала второго тысячелетия, так же как
и в Европе, и в США, увеличиваются миграционные
потоки населения. Перемещения населения становятся

66
глобальным явлением, приобретая все большие мас-
штабы и все более разнообразный характер, включая
как интеллектуальную, трудовую и другие виды мигра-
ций. Поэтому миграционные процессы и их послед-
ствия являются чрезвычайно важным фактором для
оценки перспектив развития российского общества. 136
Тем не менее, нам представляется, что объемное видение
такого сложного социально-коммуникативного процесса,
как трудовая этномиграция невозможно без привлечения
данных исследований этого процесса, осуществленных
методами качественных социологических исследований,
с учетом тезауруса разработок в области простран-
ственно-семиотической теории и теории глобальной
трудовой миграции.

1.3. Поведение трудовых мигрантов:


адаптационно-интегративный контекст
Целью исследователей, изучавших этот контекст этно-
трудовых миграций, было изучение условий интеграции
и адаптации иноэтничных трудовых мигрантов в при-
нимающее сообщество. С точки зрения теоретической
социологии, это были, преимущественно исследования
макросоциологического уровня, которые проводились
отечественными этносоциологами Л. М. Дробижевой,
Ю. В. Арутюняном, С. К. Олимовым, С. В. Рязанцевым,
Р. А. Костиным, Г. У. Солдатовой, В. А. Тишковым, а
также зарубежными исследователями (Л. Браун, З. Сан-
дерс, П. Хан, Х. Хоффман-Новотный, Т. Шварц и др.).
Среди основных теоретических подходов к изучению
миграционных процессов наибольшую значимость для
настоящей работы имеют те, в которых особое внима-
ние уделяется фазе, сопровождающей собственно ми-
грационное событие и подразумевающей включение

136 Юдина Т. Н. Миграционные процессы, с. 3.

67
мигрантов в принимающее культурное пространство,
в частности концепции этнических трудовых мигра-
ций Х. Хофмана-Новотного, М. Гордона, Х. Эссера и
С. Н. Айзенштадта. Большой интерес представляют ис-
следования диаспор, осуществленные В. И. Дятловым137,
и изучение процессов самоорганизации и адаптации тру-
довых мигрантов, предпринятое И. М. Кузнецовым 138.
Особый интерес в контексте исследований адапта-
ции трудовых этномигрантов в систему принимающего
общества представляют работы по теории и практике
мультикультурализма, которые затрагивают проблемы
миграции (В. Н. Тишков, В. С. Малахов и др.), а также
исследования в области теории этнической идентич-
ности 139. Важный вклад в разработку этой проблема-
тики внесли учёные «манчестерской школы» (А. Коэн,
Д. Эпштайн, К. Митчел и др.), норвежской антропологи-
ческой школы (Ф. Барт), а также российские этнографы
С. М. Широкогоров, Ю. В. Бромлей, Л. Н. Гумилев,
Л. М. Дробижева, Г. У. Солдатова и др. 140. В результате
разработки теории этнической идентичности, в част-

137 Дятлов В. И. трансграничные мигранты в современной России:


динамика и формирование стереотипов // Демоскоп. № 470–480,
2011 // http://www.demoscope.ru/weekly/2011/0479/analit01.php;
Дятлов В. И. Миграции, мигранты, «новые диаспоры»: фактор ста-
бильности в регионе //http://www.demoscope.ru/weekly/2007/
0271/analit01.php; Миграции и диаспоры в социокультурном, по-
литическом и экономическом пространстве Сибири. Рубежи XIX–
XX и XX–XXI веков / Науч. ред. В. И. Дятлов. Иркутск: «Оттиск»,
2010. с. 451–484.
138 Кузнецов И. М. Адаптационные стратегии мигрантов в условиях

мегалополиса. М., 2006 // http://cheloveknauka.com/adaptatsionnye-


strategii-migrantov-v-usloviyah-megapolisa.
139 Брубекер Р., Купер Ф. За пределами идентичности // Ab

Imperio. 2002, № 3, с. 59–71; Коротеева В. Теории национализма в


зарубежных социальных науках //http://www.twirpx.com/file/
411541/.
140 Там же.

68
ности этнической идентичности трудовых мигрантов,
произошло уточнение таких важных для анализа
адаптационно-интегративного контекста этнотрудо-
вых миграций понятий, как этноидентификация трудовых
этномигрантов (категоризация), самопонимание трудовых
этномигрантов (самоидентификация) и общность их су-
ществования (групповая принадлежность) (Р. Брубей-
кер и Ф. Купер) 141.
В плане разработок теории этнической идентичности
несомненный интерес представляют работы Б. Андерсо-
на142 (концепции формирования групповых общностей
существования или концепция «воображаемых сооб-
ществ»), теория первичных этногрупп Ч. Кули и теория
этнических ценностей Э. Шилза 143. Способность «во-
ображать» или конструировать этнические сообщества
в условиях иноэтничной среды, выявленная и описан-
ная Б. Андерсоном, открывает перспективы толкования
процессов воспроизводства этнических идентичностей
трудовых этномигрантов в новых условиях быта. Боль-
шую роль в этом играют первичные группы, с их ин-
тенсивной и всеобъемлющей солидарностью (соседи,
семья, группы сверстников) в систему которых, так или
иначе, вписываются трудовые мигранты. Как показал
вторичный анализ документов, во всех без исключения
городах России, обследованных социологом В. О. Васи-
льевой, главными помощниками в адаптации мигрантов

141 Брубекер Р., Купер Ф. За пределами идентичности // Ab

Imperio. 2002, № 3, с. 59–71.


142 Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках

и распространении национализма. М.: «Канон-Пресс-Ц», «Кучково


поле», 2001.; Он же. Нации и национализм// http://www.
gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/anders/index.php.
143 См.: Banks М. Ethnicity: Anthropological Construction. London:

Routledge, 1996.

69
становились их друзья, знакомые, бывшие соотечествен-
ники144. Люди одной с ними национальности в целом
стоят на второй по значимости позиции в помощи,
оказываемой мигрантам при их интеграции в жизнь
местного сообщества. Помощь государственных структур
в процессе адаптации во всех исследованных Б. Андерсо-
ном городах была незначительна. Необходимо отметить,
что роль негосударственных организаций, переселен-
ческих общин и церковных организаций в интеграции
мигрантов обычно также весьма незначительна. По
мнению экспертов, которое неоднократно подтвержда-
лось результатами опросов, мигрантские социальные
сетевые связи сегодня в России, как и во всём мире,
приобретают особую значимость. Исследования в среде
трудовых этнических мигрантов показали, что теперь
переезд чаще совершается после предварительного вы-
яснения перспектив занятости через знакомых, сооте-
чественников, друзей. Официальные возможности для
трудоустройства используются минимально, кроме то-
го, почти отсутствуют доступные сервисы для получе-
ния мигрантами работы и жилья.
Американский социолог-функционалист Э. Шилз
показал, что именно преданностью нормам и ценно-
стям первичных групп (не обязательно примордиаль-
ных) следует объяснять многие примеры поведения,
которые принято интерпретировать через понятие
«ориентация на высшие ценности» (например, ориен-
тацией солдат на патриотизм и преданность вождям). Пе-
реводя результаты этих исследований на веберианскую
терминологию, Э. Шилз писал не только о различной
интенсивности ценностных ориентаций, но и о различии

144 Васильева В. О. Адаптация мигрантов из зарубежных стран в


городах российской федерации/ авт.-реф дисс. канд. соц. наук //
http://www.pu.ru/science/disser/sociology/ref/.

70
самих ценностей: для малых (первичных) групп и для
больших сообществ. Поэтому, вывод Шилза сводился к
идее о том, что, люди, демонстрируя высокую степень
приверженности идеалам малых групп (в нашем слу-
чае – сообщества трудовых мигрантов), могут оставать-
ся совершенно холодными и нечувствительными к
целям и ценностям, декларируемым большими сооб-
ществами (в нашем случае – это население страны-
реципиента трудовых мигрантов).
Одним из выводов, к которым пришли исследова-
тели, стал тот, что адаптация и интеграция трудовых
этномигрантов в общество принимающей стороны за-
висит от их способности к социальной адаптации к
условиям жизни в новых цивилизационных условиях,
а наиболее приемлемым способом адаптации для них
оказалось создание социальных сетей, которые они
активно поддерживают, используя, например, такое
цивилизационное нововведение, как мобильная связь.
Если вы видите на улице мигранта, или человека по
языковым и поведенческим практикам, стилю одежды,
близкого к ним, то он почти всегда разговаривает по
мобильному телефону. Социальные сообщества – сети
трудовых этномигрантов – абсорбируют ту часть ми-
грантов, которые стремятся получить постоянную ра-
боту и постоянное место жительства в новой стране.
Временным трудовым мигрантам, которые не заинтере-
сованы в длительном пребывании на новом месте, эт-
нические сетевые сообщества могут оказать только
временную поддержку.
В рамках этносоциологического подхода сегодня
сформировалась концепция диалоговой модели интегра-
ции трудовых этномигрантов в общество принимающей
стороны145. Эта модель представляет собой аналитический

145 Юдина Т. Н. Миграционные процессы, с. 13.

71
инструмент, который позволяет анализировать сложные
взаимодействия между этномигрантами (включая трудо-
вых мигрантов) и аборигенами, а также изучать стратегии
интеграции со стороны общества-реципиента и со сторо-
ны мигрантов. Существенные положения, раскрывающие
различные стороны социальной адаптации мигрантов,
условий приспособления, факторов, определяющих
ход адаптации, степени, времени приспособления тру-
довых мигрантов к новым условиям жизни в различных
типах ситуаций, вопросы толерантности и конфликто-
генности в контексте взаимодействия этнических мигран-
тов с местным населением принимающих социальных
сообществ стали предметом исследований, результаты
которых были опубликованы в серии монографий таких
отечественных ученых, как В. В. Амелин, Г. С. Витков-
ская, О. А. Власова, В. К. Лебедева, Е. А. Назарова,
В. И. Староверов, В. А. Тишков, М. Л. Тюркин, B. C. Ай-
рапетов, Ж. А. Зайончковская, А. В. Дмитриев. Именно
в них подробно анализируются проблемы, связанные с
изучение факторов, определяющих особенности при-
способления трудовых мигрантов к существованию в
условиях жизни общества принимающей стороны.
Проблемы межэтнических отношений и толерант-
ности рассматривались в трудах А. М. Верховского,
В. С. Малахова, В. И. Мукомеля, О. В. Карпенко, В. С. Ти-
това. Анализ различных аспектов позиции «другого»,
«чужого», «приезжего», «трудового мигранта» при его
включении в новое социальное пространство пред-
ставлен в работах Г. Зиммеля, А. Шюца, Р. Парка и
Э. Стоунквиста, а также А. М. Хохловой 146. Социально
коммуникативный и этнокоммуникативный аспекты осво-
ения трудовыми мигрантами культурных пространств,

146 Хохлова А. М. Стратегии освоения мигрантами культурного


пространства большого города // http://www.pu.ru/science/
disser/sociology/ref/.

72
созданных жителями принимающей стороны освеще-
ны в работах А. М. Верховского и О. В. Карпенко с по-
зиций отношений подчинения/доминирования.
Важные идеи, связанные с социальными и психологи-
ческими аспектами толерантности и конфликтогенности
жизни этнотрудовых мигрантов обществе страны-донора
рассмотрены в работах Т. Н. Юдиной, А. С. Ахиезера,
В. А. Шнирельмана 147. Комплекс проблем, связанный
с вопросами этноидентичности трудовых мигрантов в
больших городах рассмотрен в трудах как зарубежных
учёных (Ф. Барт, Р. Брубеккер, А. Коэн, Ф. Купер,
К. Митчел, Э. Фромм, Э. Эрикссон), так и в работах
отечественных исследователей: Ю. В. Бромлея, В. М. Во-
ронкова, В. С. Малахова, Л. М. Дробижевой, Г. У. Сол-
датовой.
Основной вывод, к которому пришли ученые, заклю-
чается в следующем. Диалоговая модель интеграции
имеет два принципиальных измерения: структурное и
культурное. Культурное измерение модели охватывает
отношения и поведение, нормы и мораль, язык и рели-
гию и многое другое, что отражается в каждодневной
практике и образе жизни в целом. Структурное измерение
модели отражает доступ мигрантов к власти, статусу и
престижу, а также к материальным и нематериальным
благам. Структурные и культурные измерения модели

147 Юдина Т. Н. Миграционные процессы, с. 5; Ахиезер А. C. Ми-


грация как индикатор состояния российского общества // Мир
России. 1999. Т. 8, № 4, с. 163–174; Ахиезер А. С. Миграция //
Вестник философского общества. 2004, № 1, с .23–45. Шнирель-
ман В. А. СМИ и мигранты // http://scepsis.ru/library/id_2727.
html; Он же. СМИ, «этническая преступность» и мигрантофобия //
Язык вражды против общества / Отв. ред. А. М. Верховский. М.,
Центр «СОВА», 2007, с. 107–149; Он же. СМИ и мигранты //
http://scepsis.ru/library/id_2727.html; Он же. СМИ, «этническая
преступность» и мигрантофобия // Язык вражды против обще-
ства / Отв. ред. А. М. Верховский. М., Центр «СОВА», 2007,
с. 107–149.

73
позволяют изучать различные стратегии интеграции,
как со стороны общества принимающей стороны, так
и со стороны сообществ этномигрантов, интегрирую-
щихся в новое общество.
Экономико-демографический контекст изучения
трудовых миграций позволил выделить особое пред-
метное поле изучения, которое, в частности, затрагивает
такие явления, как теневая или неформальная экономика
(С. Ю. Барсукова, Г. С. Вечканов, Ж. А. Зайончковская,
Н. В. Зубаревич, Е. В. Тюрюканова). Другим проблем-
ным полем исследований в области этнотрудовой ми-
грации стали вопросы международной миграции, и её
узких аспектов, например, проблем трудовой миграции
и рынка труда. Эти вопросы нашли освещение в рабо-
тах М. И. Баранник, В. Р. Вестфаль, А. И. Долгова,
С. В. Рязанцева 148. Разнообразны и научные подходы
исследователей проблем миграции, но среди них выде-
ляются два основных: экономический (П. Я. Бакланов,
А. В. Мосейкин, М. В. Москвина, Б. С. Хорева) 149 и со-
циологический (В. А. Ионцев)150. Вопросы миграционных

148 Баранник М. И. Обзор по проблеме незаконной трудовой ми-


грации в Австралии // Организованная преступность, миграция,
политика / Под ред. А. И. Долговой. М.: Юрист, 2002; Вест-
фаль В. Р. Миграция и внутренняя безопасность в концепции Ев-
ропейского Союза/ Миграция и внутренняя безопасность. Аспекты
взаимодействия. М.: Московский Центр Карнеги, 2003; Рязан-
цев С. В. Влияние миграции на социально-экономическое разви-
тие Европы: современные тенденции. Ставрополь: Кн. изд., 2001.
149 Мосейкин А. В. Нелегальная иммиграция как фактор экономи-

ческого развития // Международная миграция населения: Россия


и современный мир. 2002. Вып. 9, с. 38–45; Москвина М. В. Влия-
ние миграции на социально-экономические проблемы // Мигра-
ция и внутренняя безопасность. Аспекты взаимодействия. М.:
Московский Центр Карнеги, 2003, с. 46–58.
150 Ионцев В. А. Международная миграция населения и демогра-

фическое развитие России // Международная миграция населе-


ния: Россия и современный мир. 2000. Вып. 5. М.: Диалог-МГУ,
1999, с. 34–37.

74
перемещений трудовых ресурсов в широком экономиче-
ском плане интересовали Г. С. Витковскую, А. В. Дмитри-
ева, Н. П. Космарскую, Е. С. Красинец, С. А. Панарина,
Е. C. Садовскую, Л. Тихонову, И. В. Тулушеву, а также
Дж. Харриса, М. Тодаро, О. Старка, М. Приоре, Дж. Хо-
фштеде, С. Каслса. Миграционную трудовую мобиль-
ность, связанную с экономическим аспектом трудовой
миграциологии исследовали Н. А. Ащеулова, К. С. Еро-
хина, О. М. Зусьман, М. В. Иванов, С. А. Кугель, Д. С. Му-
рашов.
В конце 1990-х и начале 2000-х гг. стали появляться
российские исследования, основанные на оригиналь-
ных эмпирических данных (выполненных, в том числе,
с применением качественных методов), ориентиро-
ванные на критику и развитие западных экономико-
демографических теорий трудовой миграции.
Коммуникативные
механизмы адапта-
ции: диалог с обще-
ством-донором/
капсулирование

Кризисные явления Общественное


в социальной, эко- мнение жите-
номической, Трудовые лей страны-
культурной жизни мигранты реципиента
общества страны- относительно
донора при условии трудовой ми-
в ней избыточного грации
населения трудо-
способного Установки на вре-
возраста менное, сезонное
или постоянное
пребывание в об-
ществе страны-
реципиента

Рис. 4. Модель интеграции трудовых мигрантов


в общество страны-реципиента

75
Это, прежде всего, исследования сотрудников Центра
независимых социологических исследований в Санкт-
Петербурге (В. М. Воронков, О. Е. Бредникова, О. В. Кар-
пенко, Е. З. Чикадзе и др.)151, а также работы С. Н. Абаши-
на, И. М. Кузнецова, В. И. Мукомеля, Е. В. Тюрюкановой,
Н. П. Космарской.
Как полагал российский социолог О. В. Паченков,
подавляющее большинство работ, посвященных теме
экономической или трудовой этнической миграции,
выходящих в России, по-прежнему: (а) исходит из объ-
ективистского понимания этничности (как объективно
присущей индивидам, в данном случае – мигрантам,
аскриптивной характеристики), т. е. вопрос об этниче-
ской идентичности трудовых мигрантов в этих иссле-
дованиях не проблематизируется, а принимается как
предпосылка; (б) основывается на результатах иссле-
дований, проведенных количественными (опросными)
методами или на анализе статистики; в редких случаях
привлекаются интервью152. К числу новых экономических
теорий трудовой миграции относятся теории «этниче-
ской экономики», «этнического предпринимательства»,
«критическая теория этноидентичности» (Р. Брубейкер,
Ф. Купер). При этом западные теории этнического
предпринимательства, объясняющие многие аспекты
феномена трудовой миграции разрабатывались в рам-
ках разных подходов: культурологического (М. Вебер,
В. Зомбарт), психологического (реактивные теории
(А. Лайт, Э. Бонацич), а также комплексного подхода
(Х. Олдрич, А. Портес, Р. Уолдингер, Р. Уорд). О. В. Па-
ченков писал, что, авторы перечисленных подходов в
большей или меньшей степени исходят из следующего

151 См., например: Ильинская С. Терпимость и укрепление этно-


центричного сознания // Полис. 2003. № 6, с. 163–170.
152 Паченков О. В. Указ. раб, с. 5.

76
положения: мигранты в принимающей стране оказывают-
ся в ущемлённом (disadvantaged) положении меньшин-
ства, и в то же время они имеют в своём распоряжении
дополнительные ресурсы, которые принято называть
«этническими», т. е. ресурсы, которые основаны на
идентификации человека с определенным этническим
сообществом (А. Лайт). Использование «этнических
ресурсов» позволяет мигрантам не только устроиться,
найти жильё и т. д., но также определяет их экономиче-
ские стратегии. Предполагается, что мигранты доверяют
друг другу потому, что принадлежат к одной этниче-
ской группе; соответственно – имеют возможность
объединиться на основе общей (разделённой) этнично-
сти и организовать совместный бизнес. Так образуется
то, что принято называть «этнической экономикой»
(А. Лайт, С. Карагеоргис) 153. В этнологии с 1990-х гг.
речь идёт о таком феномене, как «этническое предпри-
нимательство», т. е. о феномене использования этниче-
ского фактора в инструменталистских, преимущественно,
политических целях 154.
Как показали наши исследования, потоки трудовых
этномигрантов образуются не в результате различия в
заработной плате между странами, а как результат кри-
зисных явлений в секторах экономической, социальной
и политической жизни страны-донора. Именно кри-
зисные явления являются «рычагами», которые управ-
ляют потоками трудовых мигрантов. В тоже время,
способность к адаптации и интеграции, трудовых этноми-
грантов в общество принимающей стороны оказалась

153 Там же; Light I., Karageorgis S. The Ethnic Economy II The

Handbook of Economic Sociology / Ed. by N. Smelser and R. Swed-


berg. Princeton: Princeton University Press, 1994.
154 Тишков В. А. Историческая культура и идентичность. Обяза-

тельства историка на рынке идей: насколько национален этот ры-


нок? // http://gefter.ru/archive/13251.

77
в прямой зависимости от их установки на временное
или постоянное пребывание в новой среде. Социаль-
ные сети, которые образуют трудовые мигранты, фор-
мируют, либо диалогический механизм их интеграции
в общество принимающей стороны, либо механизм кап-
сулирования этнотрудового мигрантского сообщества.
Разработанная нами на основе собственных исследова-
ний и учета опыта других исследователей, изучавших
адаптационные стратегии трудовых мигрантов (В. М. Во-
ронкова, Э. Геллнера, А. Г. Осипова и др.) модель, имеет
культурное (ценностно-нормативное), структурное (юри-
дическое) и коммуникативное (сетевое) измерения. Одним
из компонентов этой модели является мнение жителей
принимающей страны, т. е. страны-реципиента в от-
ношении трудовых мигрантов. Этот компонент модели
оказывает динамическое влияние на характер этой мо-
дели (рис. 4). Изменения жизненных реалий современ-
ного российского общества во много определено даже
не столько интенсификацией процессов трудовой эт-
номиграции, сколько мнением общества принимаю-
щей стороны об этих процессах.
Таким образом, в России сегодня сформировалась
новая экономическая теория трудовой миграции, со-
гласно которой не различия в заработной плате между
странами, а различные несоответствия в секторах эко-
номической, социальной и политической жизни стра-
ны-донора движут потоками трудовых мигрантов.

1.4. Трудовая миграция и теории


социального конфликта
Концептуальные и теоретико-методологические со-
циологические и социально-философские разработки
сформировали две полярные точки зрения в области
изучения такого глобального процесса, как трудовая ми-
грация: «оптимистическую» (З. Бауман), оправдывающую

78
его необходимость, и «пессимистическую» (А. М. Хохло-
ва, Д. Ю. Алтуфьев, Н. В. Мкртчян, Е. В. Тюрюканова
и др.) 155, рассматривающую трудовую этномиграцию
как угрозу национальной безопасности государства.
Социологический подход является наиболее опти-
мальным в исследовании миграции населения, ибо он
отличается целостным взглядом на проблему этниче-
ской трудовой миграции. Об этом свидетельствуют вы-
ходившие в России и за рубежом в течение последних
10–15 лет работы, связанные с социологическим изуче-
нием феномена трудовой этномиграции. Любые круп-
ные в количественном измерении перемещения людей
в пространстве в поисках новых возможностей жизне-
обеспечения являются реализацией одного из видов
динамической ресурсной социально-коммуникативной
стратегии156. Яркий пример таких перемещений – интен-
сификация процессов трудовой миграции в современном
обществе, особенно, в российском. Такие перемещения

155 Хохлова А. М. Стратегии освоения мигрантами культурного


пространства большого города, авт.-реф. дисс. канд. соц. наук. //
http://www.pu.ru/science/disser/sociology/ref; Алтуфьев Д. Ю.
Угроза национальной безопасности: рыночный подход к мигра-
ции населения // http://inet-migration.ru/ migrants-russia/49-
migrants-russia/122-threat-to-national-security-market-based-approach-
to-migration.html; Мкртчян Н. В. Тема миграции в российских
СМИ: что создает общественное мнение? // Тезисы докладов и
выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе
Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызо-
вы и альтернативы. Том 3. М., 2003, с. 471–473; Мкртчян Н. В. Ми-
грация и средства массовой информации: реальные и мнимые
угрозы. // Космополис. 2003, № 3(5), с. 108–115; Тюрюкано-
ва Е. В. Социально-экономический и криминогенный эффекты
современной миграции в мегалополисах России (пример Москвы
и Санкт Петербурга) // http://policy-traccc.gmu.edu/resources/
publications/tiuriu01.pdf.
156 Snooks G. The Dynamic Societies. Exploring the sources of global

change. L. and N.Y.: Routledge, 1996.

79
не могут проходить бесследно для экономической, со-
циальной и духовной жизни, как обществ-доноров
трудовой миграции, так и обществ-реципиентов, каким,
является современное российское общество. Основные
потоки трудовой миграции направляются в крупные
города России: Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург и
др. Именно жителями крупных городов давление трудо-
вой миграции, например, из бывших республик СССР
переосмысливается как острая социальная проблема.
Разрешение такой проблемы на социальном уровне
часто приобретает форму крупного социального про-
тивостояния или конфликта.
Согласно бихевиористской теории конфликта, социаль-
ные конфликты неотделимы от сути общественной
жизни, ибо стремление бороться с себе подобными за-
ложено в человеке на генетическом уровне 157. Об этом
писал и К. Лоренц 158. Он же рассматривал агрессию как
врожденное качество людей и животных, провоциру-
ющее их склонность к конфликту. В животном мире
конфликт способствует выживанию вида у животных
путем естественного отбора. Агрессия, как энергия раз-
дражения, генерируется постоянно, накапливаясь в ор-
ганизме человека. К. Буолдинг определил конфликт
как ситуацию, в которой каждая из сторон стремится
занять позицию противоположную по отношению к
интересам другой стороны. Согласно бихевиористской
теории, конфликты, которые возникают на межэтниче-
ском уровне можно изучать в двух аспектах: статическом и
динамическом159. Бихевиористский подход к толкованию

157 Boulding K. Conflict and Defence. N.Y.: Harper Torchbooks, 1962;


Boulding K. The Economics of Peace. N.Y.: Harper Torchbooks,
1945.
158 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло») / Пер. с нем. М.:
Прогресс, 1994.
159 Dollard J. W., Doob N. E., Miller O. H. Mower. Frustration and

Aggression. N. Y.: Yale University Press, 1939.

80
факторов, способствующих возникновению межнаци-
ональных конфликтов в урбанизированной среде в
условиях изменения культурной идентичности имеет
определенную корреляцию с демографическим подходом,
с позиций которого, в странах, где наблюдается «демо-
графический сбой», возникает ситуация террористиче-
ской угрозы, происходят межнациональные конфликты.
Как полагал немецкий социолог Г. Хайнзон, развивая
и подкрепляя числовыми выкладками идеи своего рос-
сийского предшественника историка Л. Н. Гумилёва,
демографический сбой происходит тогда, когда на
каждых 100 мужчин в возрасте 40–44 лет приходится
меньше 80 мальчиков в возрасте от 0 до 4 лет.
В Германии это соотношение в начале 2000-х гг.
было равно 100/50, а в секторе Газа – 100/464 160. Тру-
довые мигранты приезжают в Россию из стран, где,
начиная с конца 1990-х гг., наблюдается похожая демо-
графическая пропорция.
Так, в Таджикистане демографический сбой в 1989 г.
выражался соотношением 71.5/457.0, а затем и 142.3/
446.6 161; в Узбекистане 121.1/814 162; в Киргизии 100/
500.0 163. Трудовые мигранты из этих стран, прибываю-
щие в Россию в течение последних 10–15 лет, привозят
с собой те особенности мировоззрения и поведения,
которые сформировались под воздействием этого де-
мографического сбоя.

160 Heinsohn G. Sohne und Weltmacht Terror im Aufstieg und Fall der
Nationen // http://www.budyon.org/ gunnar-heinsohn-sohne-und-
weltmacht-terror-im-aufstieg-und-fall-der-nationen.
161 Тульский М. Итоги переписи населения Таджикистана 2000 года:

национальный, половой, семейный и образовательный составы //


Демоскоп. № 191–192. 2005 // http://www.demoscope.ru/ weekly/
2005/0191/analit05.php.
162 Демографическая ситуация в Узбекистане и потенциальные

угрозы для Кыргызстана // http:// www.analitika.org/ca/affairs/


2151-20050920232912629.html.
163 Хауг В. Население Кыргызстана. Бишпек, 2004, с. 109–157.

81
Табл. 3. Онтологические характеристики межнациональных конфликтов
с участие трудовых мигрантов 164
Признаки
межнацио- Социально- Социально- Геополити-
Бихеворист-
нального Демографическая Структурно- антропологи- психологическая ческая
ская теория
конфликта теория конфликта функциональная ческие теории теория теория
конфликта
с участие теория конфликта конфликта конфликта конфликта
трудовых
мигрантов
Насилие лежит Обманутые ожи- Насилие
Социальные Трудности процесса
в основе функ- дания трудовых свойствен-
причина конфликты социализации трудо-
ционирования мигрантов и сбой но обще-
возникно- имманентны Демографический вых мигрантов в об-
любого обще- в системе соци- ствам
вения кон- жизнедея- сбой ществе
ства ально- переходно-
фликта тельности принимающей сто-
экономических го периода
общества роны
отношений
Канализация Невозможность Противо-
Борьба за
Возможная воору- отрицательной для мигрантов стояние
выживание и
женная агрессия Столкновение новых социальной достичь равного «своих»
Содержа- ресурсы раз-
одной части обще- традиций с устояв- энергии с населением и «чужих»
ние кон- личных по
ства в отношении шимися культурными принимающей
фликта культуре со-
другой, террори- формами. стороны соци-
циальных
стические акты ального и эконо-
образований
мического статуса

164 При составлении таблицы были использованы работы: Гарр Т. Р. Почему люди бунтуют? СПб.: Питер, 2005; Парсонс Т. Система современ-
ных обществ. М.: Аспект-Пресс, 2004; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: ЭКСМО, 1996; World migration. 2005 //
http://www.iom.int/jahia/ webdav/site/myjahiasite/shared/shared/mainsite/published_docs/books/wmr_sec02.pdf.
Положительная и Необходимость Характер населе- Законы
Провоци- Интересы преобразующая роль поддержания ния принимаю- социальной
сторон меж- Неконтролируемая конфликта: разрядка социальных щей стороны истории
рующие этнического рождаемость социальной напря-
факторы регулятивов
конфликта женности обеими
сторонами
Необходимость Социальные фо- Функцио-
Ограничен- Отсталость в соци- поддержания бии нирование
Условие ность доступа альном экономиче- Конфликт есть ре- традиций кон- обществен-
возникно- к ресурсам ском развитии зультат работы сил
одной из общества – проду- социальной эволюции кретного со- ной системы
вения
сторон цента рабочей силы общества в переход-
людей ный период
Общество должно Организация Вернуть обману- Отсутству-
рассматривать кон- социальных тые ожидания в ют
фликт как болезнь, отношений в росте благососто-
Разумный которую нужно пе- соответствии с яния населению
выбор спосо- режить. нормами ООН принимающей
бов устране- Признание наличия стороны
Возможно- ния различий в системах
сти не до- межэтниче- ценностных устано-
ских кон- Регуляция рождае- вок; создание инсти-
пустить фликтов мости тутов каждой из
развития путём нрав- сторон, готовых
конфликта ственного участвовать в перего-
совершен- ворном процессе;
ствования выработка взаимо-
людей. приемлемых правил,
которые позволят
поддерживать отно-
шения сторон
Анализ онтологических характеристик межнацио-
нальных конфликтов, описанный в содержании теорий
социального конфликта (табл. 3) показал, что никто из
специалистов по теории социального конфликта, не
выделял этнические различия между населением мега-
лополиса и трудовыми мигрантами в качестве главного
фактора, провоцирующего такой конфликт в простран-
стве мегалополиса. Так, структурно-функциональная
теория конфликта предполагает, что конфликт изна-
чально заложен в процессе социализации, которой
неизбежно подвергается любой трудовой мигрант, попа-
дающий в систему общественных отношений принима-
ющей стороны. Аналогично, общество принимающей
стороны вынуждено социализироваться (адаптировать-
ся) к условиям сосуществования с сообществом трудо-
вых мигрантов. Вливание новых культурных традиций,
моделей поведения, ценностно-нормативных систем в
систему современной российской урбанизированной
культуры принимающей стороны служит возбуждаю-
щим моментом. Согласно теории социального кон-
фликта Т. Парсонса, общество должно рассматривать
конфликтную ситуацию как болезнь, которую необхо-
димо пережить 165. Социальные конфликты (включая
межэтнические), по мнению американского социолога
Л. Козера, имеют положительный аспект. Позитивная
сторона такого социального противостояния заключа-
ется в следующем: 1) открывается возможность (для
обеих сторон) разрядить напряженность; 2) возникает
возможность указать политикам на серьезность соци-
альной проблемы, с которой столкнулось общество в
ходе конфликта; 3) возникают пути к консолидации
групп интересов внутри общества и формированию
тенденции соблюдения баланса сил; 4) перед обще-
ством открывается возможность увидеть, насколько из-
менились реалии бытия.

165 Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект-Пресс, 2004.

84
Таким образом, получается, что с позиций совре-
менной социологической теории, в возникновении,
развитии и преодолении социальных конфликтов в
современном урбанизированном сообществе, социаль-
ная, культурная и духовная идентичность которого ме-
няется под влиянием интенсивных процессов трудовой
миграции, этничность является не реальным, а, скорее,
конструируемым и «воображаемым» фактором. Этот
фактор глубоко символичен. Поэтому он довольно
легко конструируется как конфликтогенный недобро-
совестными политиками и алармистскими СМИ.
Глава 2. Трудовая миграция: этнофобии
и межэтнические конфликты
2.1. Внутригосударственный межэтнический
конфликт как негативная практика разрешения
социального напряжения в нарративах жителей
Санкт-Петербурга
Понятие «конфликт» отличается смысловой ёмко-
стью. Его используют для обозначения самых разных
ситуаций столкновений несовпадающих интересов и
волеизъявлений. Если участники конфликтных ситуа-
ций репрезентируют свои цели, и описывают свои
действия в этнических категориях, то в этих ситуациях
мы можем рассуждать об этнических конфликтах. Как
полагал К. Леви-Строс, этноцентризм (включая и все-
возможные расовые предубеждения) есть естественная
реакция людей на все «чужое» и неизвестное 166. «Само-
центричная» модель человека и его сообщества, лежа-
щая в основе дискриминации (т. е. нарушения прав
«других» в отношении «своих») как технологии организа-
ции социальных отношений, сформировалась в глубокой
древности167. Примерами социальных конфликтов между
«своими» и «чужими» являются находки останков лю-
дей верхнего палеолита с повреждениями, нанесенны-
ми метательным оружием. Так, от смертельной раны,
нанесенной колющим предметом (возможно, копьем) в
область таза, и последующего сильного кровотечения
мог умереть и подросток, скелет которого обозначают
как «Сунгирь 2» 168. Наскальное искусство Леванта эпохи

166 Единство и многообразие культур // cbook.ru/peoples/obzor/


tishkov7.shtm.
167 Вишняцкий Л. Б. Вооруженное насилие в палеолите // http://

antropogenez.ru/article/771/2/.
168 Buzhilova, A. P. The environment and health condition of the Up-

per Palaeolithic Sunghir people of Russia // Journal of Physiological


Anthropology and Applied Human Science. 2005, № 24, р. 413–418.

86
неолита, а также керамика пещерной стоянки Кова дель
Ор содержит информацию о батальных сценах 169, т. е.
о вооруженных столкновениях «своих» и «чужих». Па-
леоантропологические находки эпохи неолита Италии
предоставляют археологам свидетельства о том, что во-
оруженные столкновения между «своими» и «чужими» –
это масштабные в социологическом смысле явления 170.
В последующие эпохи рост численности населения
приводил к укрупнению и сегментации человеческих
сообществ. Вместе с тем усложнялись взаимоотноше-
ния между разными группами. Конфликты и воору-
женные столкновения учащались и приобретали более
жесткий характер 171.
Межэтнический конфликт, который возникает на
внутригосударственном уровне в конкретной стране, в
определенное историческое время как юридический
концепт не встречается в правовых документах. Тем не
менее, именно это словосочетание часто используется
чиновниками, отвечающими за национальную и ми-
грационную политики. Ещё шире его используют
журналисты и писатели, пользователи Интернет-сетей.
Проблематика наших исследований касается кон-
фликтных ситуаций, связанных с ВМК, т. е. этническими
внутригосударственными межэтническим конфликтами,
как латентными (негативными этностереотипами насе-
ления страны-реципиента в отношении как легальных,
так и нелегальных трудовых мигрантов, носителей дру-
гих этнокультурных особенностей), так и «горячими»

169 López-Montalvo E. Violence et mort dans l'art rupestre du Levant:


groupes humains et territoire // Baray L., Honegger M., Dias-
Meirinho M. H. (dir.). L'armement et l'image du guerrier dans les socié-
tés anciennes: de l'objet à la tombe. Dijon: Éditions universitaires de
Dijon, 2011.
170 Guthrie R. D. 2005. The Nature of Paleolithic Art. Chicago: The

University of Chicago Press, 2005, p. 422.


171 Вишняцкий Л. Б. Указ. раб.

87
(которые реализуются в кровавых столкновениях). Кон-
фликты последнего типа радикально влияют на коллек-
тивные представления населения страны-реципиента
в отношении трудовых мигрантов. ВМК – это одна из
многочисленных разновидностей социального конфлик-
та. На практике он реализуется как открытое столкновение
между автохтонным населением (как правило, иденти-
фицирующим себя как коренные жители Петербурга,
Москвы или других городов России) и представителями
пришлого населения, определяемых автохтонами как:
1) представители «кавказских и среднеазиатских диаспор»;
2) представители местного бизнес-сообщества (чеченцы,
азербайджанцы, армяне); 3) трудовые мигранты (узбеки,
таджики и др.), «чужие», «другие», «приезжие», «гастар-
байтеры». Конфликты такого рода происходили в Рос-
сии, начиная с начала 2000-х гг. Наиболее известными
стали следующие:
1) Кондопога (2006 г.) – конфликт между автохто-
нами и пришлым (кавказским) населением. В Карелии
«кавказцы» занимались мелкооптовой торговлей, вы-
тесняя с рынков этого депрессивного в экономическом
плане региона автохтонов, лишая их заработка. Поводом
для конфликта стала банальная ресторанная драка. Ко-
гда конфликт разросся, местное население потребовало
выселения чеченцев. Стихийный всплеск воинствующе-
го национализма превратился в общественное явление.
Аффективный протест против «пришлых», их бесце-
ремонности, культурной и экономической экспансии
спровоцировал кровопролитие.
2) Сагра (2011 г.) – конфликт между автохтонным
населением и «культуртрегерами» (цыганской диаспорой,
к незаконной экономической деятельности которой при-
соединилось кавказское сообщество). Поводом для кон-
фликта стал акт воровства, который совершили местные
бомжи, «работавшие» на цыганского барона В. Лебедева.

88
Причиной же конфликта была теневая этническая эконо-
мика (наркоторговля, осуществляемая цыганской семьей
Краснопёровых, которую поддерживали представители
местной азербайджанской общины). Форма, которую
приобрел этот конфликт, внешне (символически) опре-
делялась автохтонным населением как этническая.
3) Пугачёв (2013 г.) – конфликт между автохтонами
и представителями кавказской диаспоры. Причиной
конфликта стали различия в ментальных практиках
местного и пришлого населения (кавказская диаспора).
Члены кавказской диаспоры привыкли решать жизнен-
но важные вопросы вне институтов государственной
власти, в отличие от местного населения, в культуре
которого было полагаться на закон и власть. Именно
местная власть, по их мнению, должна быть гарантом
исполнения закона 172. Повод для конфликта – убийство
молодого человека (десантника, который вернулся из
армии) чеченцем-подростком. Местная чеченская диас-
пора договаривается милицией, и убийце-подростку
назначают два месяцы заключения. Последнее обстоя-
тельство возмутило жителей города. Начались стихийные
выступления, перекрытие трассы на Волгоград и т. п.
4) Бирюлёво (2013) – конфликт между автохтонным
населением и мелкими оптовиками с Кавказа. Причина
конфликта имеет несколько уровней: 1) коррупционная
схема «крышевания» этнического бизнеса правоохра-
нительными органами Москвы; 2) передел бизнеса
между азербайджанской и дагестанской группировками;
3) недовольство местного населения поведением ра-
ботников овощной базы, превращенной в приют для
многочисленных нелегалов-выходцев с Кавказа и др.
Поводом для конфликта стало убийство местного жителя
членом бандитской азербайджанской группировки.

172Нашими респондентами упоминались и другие ВМК, напри-


мер, в Демьянове, в Яндыках, беспорядки на Манежной пл. Моск-
вы (2010 г.) и др.

89
На основании анализа информации о причинах, по-
водах, сценариях, ходе, разрешении (прекращении) ВМК,
которая содержится в обширной научной и публицисти-
ческой литературе, мы можем заключить, что конфликты
такого рода обладают следующими характеристиками,
которые отличают их от межгосударственных этнических
конфликтов: 1) обычно длительную предварительную
фазу накопления социального недовольства, в основ-
ном, у жителей принимающей «чужих», «других», «тру-
довых мигрантов» стороны; 2) стихийный характер
возникновения и протекания конфликта. Поводом для
такого конфликта часто является кровавый преступный
инцидент (воровство, убийство), что приводит к про-
тивостоянию двух групп: автохтонного населения,
идентифицирующего себя как россияне, и приезжих,
которые идентифицируют себя как этнические образо-
вания (чеченцы, азербайджанцы, таджики, узбеки и др.).
Представители второй группы отличаются различной
степенью успешности в бизнесе; иными способами (не
законными) установления отношений с официальной
властью в сравнении с автохтонами; разными обычая-
ми, системой ценностей, религиозными представлени-
ями, экономическим статусом и т. п.; 3) критическая
масса высокого уровня социального напряжения, соци-
альной неудовлетворенности, которую к моменту ак-
тивной фазы ВМК испытывают представители групп
противоборствующего населения в урбанизированных
условиях. Поэтому ВМК как форма проявления соци-
ального напряжения является реакцией общества при-
нимающей стороны на пришлое население (включая
трудовых мигрантов), а также на события, приводящие
к фрустрированности общества в целом. В итоге, социо-
логи предупреждают, что результатом ВМК могут стать
события, ведущие к изменению социальной структуры
общества173. На основании изложенного выше, становится

Толстова Ю. Н., Воронина Н. Д. Предложение метода измере-


173

ния социальной напряженности, основанного на расширении

90
понятным, что ВМК – это свидетельство усиления уже
имеющихся в обществе интолерантных социальных
отношений и кристаллизации русского этнического
самосознания по «оборонной модели» 174. При этом
«…открытым остается и вопрос о том, в каком случае
приток мигрантов приводит к воспроизводству и ак-
тивному росту в принимающем сообществе привычной
для приезжих традиционной для них социально-
культурной среды тех сообществ, откуда они прибы-
ли»175. Иными словами, это вопрос степени способно-
сти к ассимиляции культуры-донора и культуры-
реципиента. Не стоит при этом забывать, что в условиях
функционирования «воображаемых миров» современно-
го европейского мегалополиса представители культуры-
донора, не зависимо от их численности, могут рази-
тельно изменить облик культуры-реципиента (напри-
мер, культуры меньшинств, гомосексуалистов и т. п.).
Угроза усиления интолерантных настроений в жизни
современной России возникла в результате того, что
россияне столкнулись с качественно иной миграцией,
по сравнению с той, которая была в XX в. Как свиде-
тельствуют результаты социологических исследований,
трудовые мигранты – это люди, которые в культурном
отношении более далекие и менее адаптивные к кате-
гориям европейской ментальности, чем их гораздо ме-
нее многочисленные предшественники в Советской
России. Современные мигранты склонны к формиро-
ванию анклавов этнической экономики на основании
сетевых взаимодействий. Они плохо владеют русским

принципов репрезентационной теории измерений // Проблемы


подготовки первичных данных в социологических исследованиях:
сборник статей М.: Российское общество социологов, 2012 , с. 109.
174 Кузнецов И. М. Адаптационные стратегии мигрантов в условиях

мегалополиса // http:// cheloveknauka.com/adaptatsionnye-strategii-


migrantov-v-usloviyah-megapolisa.
175 Там же.

91
языком, стараются жить в мегалополисе по своим пра-
вилам, часто ведут себя агрессивно по отношению к
местным жителям 176.
В 2013–2014 гг. мы продолжили наши исследования
2010–2012 гг. в области изучения отношения жителей
Санкт-Петербурга к трудовым мигрантам. Эту работу
мы рассматриваем как вклад в общесоциологический
мониторинг настроений россиян по отношению к
проблеме ВМК. Такой мониторинг, осуществленный
уже не количественными методами (опросы), а каче-
ственными методиками (нарративное интервью) от-
крывает возможности: 1) прогнозировать дальнейшее
развитие протестной активности и её дрейф между от-
раслями, регионами и типами конфликтов; 2) опреде-
лять источники потенциальных и реальных угроз, о
которых люди рассказывают в устных интервью более
развёрнуто и охотно, чем при заполнении установоч-
ных анкет; 3) разработать нетривиальные сценарии
формирования толерантных отношений в обществе
на основе информации, которая латентно содержится
в интервью.
Как показало наше исследование 2013–2014 гг.,
обыденное сознание жителей Санкт-Петербурга на ин-
туитивном и эмоциональном уровнях ассоциирует ВМК

176 Безбородова Т. М. Мигранты на российском рынке труда //


СОЦИС. 2013, № 5, с. 69; Бредникова О. А., Паченков О. В. Эт-
ничность «этнической экономики» и социальные сети мигрант //
Этничность и экономика / Сб. статей по материалам международ-
ного семинара (Санкт-Петербург, 9–12 сентября 1999). Вып. 8.
СПб.: ЦНСИ, 2000, с. 4.; Воронков В. М., Освальд И. Введение.
Постсоветские этничности // Конструирование этничности.
СПб.: Дмитрий Буланин, 1998, с. 6–36; Снисаренко А. Н. Этниче-
ское предпринимательство в большом городе современной Рос-
сии (на примере исследования азербайджанской общины в
Петербурге) // Неформальная экономика. Россия и мир. М.: Ло-
гос, 1999, с. 138–155.

92
с трудовыми мигрантами, которые рассматриваются
большинством наших респондентов в терминах близ-
ких к понятию «враг», а именно: как «чужие», «другие»,
«нелегалы», «гастарбайтеры», «инсургенты» и т. д. Наши
респонденты указывали на то, что эти «чужие», «дру-
гие», «нелегалы», т. е. трудовые мигранты, втянутые
теневыми этническими бизнес-структурами в ВМК,
например, в Бирюлёве, являлись представителями раз-
ных этнонациональных групп. Эти люди оказались в
силу экономических причин (поиск заработков, органи-
зация процессов этнической экономики и т. п.) сосредо-
точенными на конкретной территории (мегалополиса,
города, поселка). Критическая масса «чужих», которые
начали устанавливать свои порядки, угрожая устоям
жизни коренного населения Бирюлёва, в момент, пред-
шествующий горячей стадии конфликта, превысила
допустимые пределы. В результате возникло противо-
стояние. На такое понимание нашими респондентами
причин Бирюлевского конфликта оказали влияние ис-
торические реалии, связанные с особенностями разви-
тия процессов трудовой миграции в XX в. Эти
процессы были вызваны оживлением российской эко-
номики, довольно быстро столкнувшейся с растущим
дефицитом рабочей силы. Труд в силу ряда причин
(девальвации ценности труда, распространению куль-
туры консюмеризма, разгрома системы образования,
включая среднее профессиональное и т. п.) в настоя-
щее время стал одним из самых дефицитных ресурсов
в России. Постепенно Россия из страны-поставщика
квалифицированной рабочей силы на Запад, преврати-
лась в страну транзита трудовых мигрантов, а сегодня –
в страну-импортер неквалифицированных этнотрудо-
вых мигрантов. Последние представлены, в основном,
выходцами из бывших республик СССР в Закавказье и
Средней Азии, а также Украины и Молдавии. Как пока-
зали социологические исследования О. В. Паченкова

93
и В. Н. Дятлова, с явлением этнотрудовой миграции
связаны многие негативные последствия: 1) усиление
нелегальной миграции; 2) рост этнической преступно-
сти, 3) сложности адаптации этнотрудовых мигрантов
к условиям жизни в обществе принимающей стороны;
3) коммуникативные проблемы (незнание русского языка,
непринятие ценностей европейского урбанизирован-
ного сообщества и др.); 4) расширение процесса фор-
мирования транслокальной идентичности.
Наши респонденты, рассуждая о ВМК, мыслили сте-
реотипно, связывая воедино понятия «чужой», «другой»,
«враг» и «трудовая миграция». Респонденты постоянно
стремились установить смысловую связь между поняти-
ями «ВМК» и «трудовая миграция». Многие описывали
свои представления о ВМК в терминах, более связанных с
понятием «нация», чем «этнос», т. к. справедливо пола-
гали, что трудовые мигранты из Таджикистана, Узбеки-
стана, Азербайджана – это граждане других государств.
«Когда мы говорим об этнических конфликтах, в первую
очередь, мы думаем о мигрантах. Действительно, мигранты,
которые сегодня есть, они создают проблемы для местного насе-
ления, но, кроме этого, и само местное население тоже создаёт
трудовым мигрантам проблемы» 177.
«Этнос – это народ. Мне кажется, что говоря “межэтниче-
ский конфликт” мы подразумеваем “межнациональный кон-
фликт”» 178.
Респонденты второй и третьей возрастных групп
(29–54 года и 60 лет и старше), беседуя с нами о ВМК,
утверждали, что в советское время таких конфликтов не
было. По их мысли, сегодня в мегалополисах появилось

177 Р-т, М (24 года).


178 Р-т, М (24 года).

94
слишком много приезжих (т. е. трудовых мигрантов).
После распада СССР трудовые мигранты стали насто-
ящими иностранцами.
«Они “не наши”. Они “чужие”, они прибыли к нам из дру-
гих стран» 179.
По мнению респондентов эти «чужие» намеренно
демонстративно позиционируют себя как «другие» в
условиях мегалополиса. Агрессивное отношение со
стороны коренных жителей к ним возникает естествен-
ным образом и постоянно накапливается. В результате,
конфликты возникают все чаще. Чтобы их предотвра-
тить, по мнению респондентов: 1) трудовые мигранты,
должны вести себя в соответствии с обычаями жителей
российских городов; 2) государство должно активнее
регулировать миграционные процессы.
«После распада СССР экономика многих бывших республик
пришла в упадок. Людям пришлось перебираться в Россию с це-
лью заработка. А в Советском Союзе не было такого количе-
ства трудовых мигрантов, так как работу они могли найти и
в своей республике» 180.
«….на данный момент требуется институционализация
государственной этнической политики, что означает системную
реализацию политических интересов, ценностей и норм, к тому
же нужен правовой контроль государства над соблюдением меж-
дународно-признанных принципов межэтнических отношений в
полиэтничном обществе» 181.
«…. Наше государство провалило миграционную политику,
по сути, открыв границу для всех желающих из бывшего СССР.
Поэтому все следующие шаги в этой политике являются слишком
мягкими. Они уже не могут кардинально изменить ситуацию»182.

179 Р-т, Ж (53 года).


180 Р-т, Ж (53 года).
181 Р-т, Ж (63 года).
182 Р-т, М (23 года).

95
Респонденты негативно переживают присутствие
«чужих» (торговцев на рынке, работников сферы услуг,
сотрудников ЖКХ, рабочих на стройках и т. п.). Это
создаёт у них ощущение, что они не только могут, но и
должны принять участие в ВМК, если он вдруг вспыхнет:
«..Если бы мне действительно пришлось принимать уча-
стие в подобном конфликте, чего я не желаю, я бы поддержала
жителей мегалополиса. Такие конфликты можно прогнозиро-
вать, т. к. они мотивированы недовольством общества прини-
мающей стороны в отношении трудовых мигрантов…» 183.
«..Мне жаль, что люди не могут жить в мире и согласии.
Но я также понимаю, что и идеальный мир невозможен.
Я надеюсь на то, что конфликты будут сведены к минимуму, и
страдать от них будет меньше людей,… тем более погибать!
Ведь зачастую, когда происходит такого рода конфликт рядом
с тобой, то ты буквально вынужден принять в нем уча-
стие…» 184.
«…Если межэтнический конфликт произошел в вашем го-
роде или районе… неужели вы просто прослушаете эту новость
по ТВ? Или, может, все вспыхнет при вас, и вы останетесь
равнодушными к ситуации?... Хотя, конечно, можно и остать-
ся в стороне» 185.
ВМК как символ социального напряжения пережи-
вается респондентами как «неизбежность», «близкая беда».
Чувство тревоги, настороженности, негативные эмоции –
все это для них связано с представлениями о ВМК.
«Конфликт – это всегда плохо, тем более этнический.
Я негативно отношусь к конфликтам, которые происходят на
территории России с участием граждан, прибывших из стран

183 Р-т, Ж (22 года).


184 Р-т, Ж (29 лет).
185 Р-т, Ж (29 лет).

96
ближнего зарубежья. Понятно, что эти люди приехали к нам
на заработки. Но конфликты с ними никогда не бывают вы-
званы какими-то положительными эмоциями. Обычно наобо-
рот…» 186.
«Межнациональные конфликты в городах России всегда
очень напряженные. Население у нас и так избыточно напря-
женное, недовольное условиями существования. Местные люди и
так живут в условиях сильной конкуренции за работу, жилье,
высокой нагрузки на инфраструктуру. А тут ещё и трудовые
мигранты нахлынули…» 187.
«Один из моих знакомых участвовал в конфликте в Кондо-
поге в Карелии. Он не пострадал, но по рассказам, это очень
страшно… Такие конфликты – это настоящая беда» 188.
В ходе интервью нам удалось выявить, что разделе-
ние явлений окружающего мира, включая процессы
трудовой миграции и субъектов этого процесса, т. е.
коренное население мегалополиса и трудовых мигран-
тов по дихотомическому принципу «свой/чужой», бы-
ло для наших респондентов рабочим инструментом
рационализации окружающей реальности. Рационали-
зация представлений о ВМК осуществляется респон-
дентами путем использования таких символических
маркеров, как «свой» (коренной житель мегалополиса,
автохтон, представитель «русского мира») и «чужой»
(трудовой мигрант, представитель пришлого населения
и даже террорист).
«“Свои-чужие” – эта ситуация очень жизненная. Такого ро-
да противостояния неизбежны, даже в небольших студенческих
коллективах. Вот я пришел учиться в Полярную Академию
(СПб.), когда там уже произошел конфликт между тувинцами

186 Р-т, Ж (29 лет).


187 Р-т, Ж (23 года).
188 Р-т, Ж (29 лет).

97
и русскими, а затем ещё один конфликт: между ненцами и рус-
скими, который закончился дракой. Сам я в этих конфликтах
не участвовал. Они были до меня» 189.
Табл. 4. Признаки внутригосударственного
и межгосударственного этнического конфликта
Признаки Внутригосударствен- Межгосударствен-
межэтниче- ный межэтнический ный этнический
ского кон- конфликт конфликт
фликта
Субъект кон- Социальные группы, Государства или коа-
фликта слои, политические лиции государств
партии
Предмет кон- Столкновение интере- Столкновение
фликта сов групп разных соци- национально-
альных групп и борьба государственных
за доступ к благам и интересов на геопо-
внутригосударственных литической арене
ресурсам
Сфера действия Конфликт является Конфликт является
и пространство продолжение внутрен- продолжением
протекания ней политики государ- внешней политики
конфликта ства государства.
Сфера влияния Внутренние социаль- Влияют на междуна-
конфликта ные отношения родные отношения
Угрозы разво- Опасность беспоряд- Опасность массовой
рачивания ков, погромов, а также гибели людей
конфликта проявлений разных в странах-участницах
форм геноцида одной и во всем мире.
социальной группы
против другой, убий-
ства мирных граждан

Таким образом, сегодня социальный конфликт,


описываемый на языке правящей элиты и СМИ как эт-
нический, сводится к противоборству этнических
групп как таковых (табл. 41). Подразумевается, что эти
этнические группы (различные сообщества трудовых

189 Р-т, М (21 год).

98
мигрантов, группы коренного населения в городах) вы-
ступают в качестве реальных субъектов общественных
отношений. Этнические группы защищают свои этни-
ческие интересы. Если наши респонденты согласны с
тем, что общество, включая современное российское,
разделено на этнические группы, а групповые (этно-
групповые) интересы могут не всегда совпадать, то эт-
нические конфликты следует воспринимать как некое
эмерджентное свойство социальности, подобное сти-
хийному бедствию, за которое государство не несет от-
ветственности. С одной стороны, у власти возникает
соблазн объяснять и оправдывать этническое насилие,
радикальный национализм, дискриминацию, возбуж-
дение этнической вражды как «конфликт» между есте-
ственным образом враждующими «общинами». С другой
стороны, государственная власть в случае возникновения
такого рода конфликтов разворачивает лозунг предот-
вращения «межэтнических конфликтов».

2.2. Причины внутригосударственного


межэтнического конфликта глазами респондентов
С целью выяснить глубины ментального горизонта
охвата событий, связанных с социальным феноменом
ВМК нашими респондентами, как жителями крупного
российского мегалополиса, мы спрашивали их о том,
как они видят истоки и причины конфликтов такого
рода. Мнения респондентов по этому вопросу о при-
чинах ВМК разделились на две неравные группы.
Большинство (62%) придерживалось идеи о том, что
межнациональные конфликты в России всегда были и
есть. Как они полагали, сейчас форма их протекания
носит вялотекущий характер. Основная причина ВМК,
согласно мнению респондентов первой группы – это
неконтролируемая трудовая миграция («чужие», «неле-
галы», «гастарбайтеры» приезжают, нарушают правила
нашей жизни).
99
«Россия населена очень большим количеством народностей.
Сам конфликт между этносами внутри государства, фактиче-
ски-то, отсутствует…» 190.
«Раньше при СССР жили все дружно. Как Советский Союз
распался – появились межэтнические конфликты. Зачинщика-
ми в них выступают выходцы из бывших республик СССР...
нам докучают бывшие наши союзники по Советскому Союзу:
Узбекистан, Таджикистан и Азербайджан. Они приезжают к
нам на заработки нелегальном путем, нарушают наши прави-
ла жизни, преступности по их вине становится больше…» 191.
«Я больше, чем в Российской Федерации, прожила в СССР,
который был большой семьей братских народов, и ни о каких
конфликтах на этнической почве не могло быть и речи… Я не
призываю назад в СССР, ни в коем случае… но там не было и
никаких трудовых мигрантов…» 192.
«…Разрушение Советского Союза считаю ошибкой. Поко-
ления, которые помнят, как там всё было устроено уходят.
Что-то забывается. Сейчас нужно стараться укреплять эконо-
мические и культурные связи с бывшими советскими республи-
ками и налаживать отношения… для упрочения могущества
России необходимо восстановление Союза…» 193.
«…Этнический конфликт с участием эмигрантов возник в
России уже давно, и, к сожалению, ситуация вряд ли изменится.
Отношение моё к этому, конечно, далеко не позитивное…» 194.
«Я считаю, что огромную ошибку сделал Владимир Ильич
Ленин после Октябрьской революции. У него была статья, мы
ее в институте изучали, о праве наций на самоопределение. Это
был краеугольный камень его политики построения государства.

190 Р-т, Ж (79 лет).


191 Р-т, Ж (79 лет).
192 Р-т, Ж. (67 лет).
193 Р-т, М (21 год).
194 Р-т, Ж (32 года).

100
На основе этой статьи в состав России входили не просто тер-
ритории, а территории по национальному признаку. Но грани-
ца проводилась по районам проживания. Если бы оно было
разделено по прямым линиям, то люди, хоть как-то начали бы
смешиваться, а не стремились создавать семьи внутри своей
национальности. В паспорте бы не стояло, что ты азербайджа-
нец или армянин. Это не было закреплено по республикам. Мо-
жет быть, это сократило бы число конфликтов, которые
сейчас происходят. Тогда Лениным была заложена мина замед-
ленного действия. Тем нациям, которые оказались в рамках
одной страны, стало казаться, что русские командуют и их
всех притесняют. И они не очень-то добровольно входили в
этот союз. А после того, как власть в стране ослабла (правил
Сталин, правил Брежнев, и когда пришел к власти Горбачев)
республики стали возмущаться, и вдруг все захотели отсоеди-
ниться, а поскольку это зона компактного проживания по наци-
ональности, то они под маркой национальной борьбы очень
легко сумели все разрушить. И откололись именно по тем же
территориальным границам, которые были заложены в
СССР…. А если бы это было просто разбито на квадраты,
как в США, то было бы меньше вероятности, что такое мог-
ло произойти. В нашей стране получилось так, что все народы,
кроме русских считали себя угнетенными, считали, что их
притесняют, хотя на самом деле получалось все наоборот...» 195.
«Сейчас люди в российских мегалополисах стали как будто
более агрессивные. Точнее более раздражительными к внешнему
миру…» 196.
Вторая, менее численная группа респондентов
(38%), придерживалась совершенно противоположно-
го мнения. Они полагали, что в современной России
причин для ВМК не существует.

195 Р-т, Ж (54 года).


196 Р-т, Ж (29 лет).

101
«Раньше (в начале 2000-х гг.) конфликтов на межэтниче-
ской почве было больше. Похоже на то. Может быть это свя-
зано с повышением уровня жизни, улучшением благосостояния.
Не могу сказать точно. Но, в целом, обстановка стала спокой-
нее… Россия многонациональная страна, мы традиционно от-
личались терпимостью и уважением между жителями нашей
страны» 197.
«Надо иметь в виду, что чисто межэтнических причин
конфликтов в реальной жизни фактически не существует. Эт-
ническая самоидентификация и солидарность – лишь способ за-
щиты своих интересов, целей, ценностей...» 198.
Причинами ВМК, которые лежат на поверхности
респонденты называли стычки на бытовой почве:
«Сценарий таких конфликтов можно прописать: убийство
русского (для России), убийство трудового мигранта (Франция)…
Все происходит по сценарию бытовых разборок…» 199.
Большинство респондентов в качестве основной
причины ВМК выделили, как они полагали, серьезные
и сложные для быстрого преодоления коммуникатив-
ные проблемы. Интуитивно, респонденты понимали,
что трудовые мигранты, которые плохо знают русский
язык, прибывают из так называемых «диких зон», кото-
рые «создает глобализация». Более того, эти зоны часто
бывают к разной степени этнокультурной и религиоз-
ной сложности охвачены «культурой террора». Таких
людей вынуждает мигрировать в поисках работы соци-
альная и экономическая ситуация в родной стране. При
столкновении с правовой и социальной системами ев-
ропеизированных стран, они сталкиваются с множе-
ством препон и ограничений, а отношения, в которые

197 Р-т, М (24 года).


198 Р-т, М (24 года).
199 Р-т, Ж (79 лет).

102
они попадают, носят откровенно эксплуататорский ха-
рактер. Респонденты называли среди главных причин
ВМК незнание не только языка общения, но и языка
мышления населения страны-реципиента. Особенно
трудно это незнание переживается молодыми выходца-
ми из стран Закавказья и Средней Азии.
«…Как только возникли разные языки, так и возникли
межнациональные конфликты, потому что, фактически, язык
разделяет людей по этносам, по национальностям…» 200.
«….С ними (трудовыми мигрантами) необходимо зани-
маться: учить их русскому языку (ведь молодежь, родившаяся
после СССР, его вообще не знает), рассказывать о культуре,
обычаях тех мест, куда они приехали, элементарно объяснять
что можно, а что нельзя»; недоверие работе полиции: «А уж о
правоохранительных органах даже говорить не хочется…» 201.
«Ответ очевиден, нужно ввести четкий закон, регламенти-
рующий определенные правила по въезду в страну. А именно,
ввести тест в виде ЕГЭ для трудовых эмигрантов, а так же
проверять каждого на привлечение к уголовной ответственно-
сти. Чтобы иметь четкие понятия, что к нам в страну въез-
жают люди образованные, не имевшие судимостей и в общем
дееспособных и не опасных для общества...» 202.
К коммуникативным проблемам, провоцирующим
ВМК, респонденты отнесли различие в культурных и
поведенческих практиках.
«….Культурные различия более важны… это и есть при-
чины этнических конфликтов в современной России. Этниче-
ские конфликты – это не вопросы трудовых отношений,
экономического неравенства...» 203.

200 Р-т, Ж (54 года).


201 Р-т, Ж (67 лет).
202 Р-т, М (23 года).
203 Р-т, М (23 года).

103
«Правильно ли определяют власти виновников ВМК? …
Я думаю, что не всегда. В любом конфликте, не только меж-
этническом, нужно разбираться и находить виновных. Но ино-
гда бывает, что виновников определяют неверно. Конечно,
бывает и предвзятое отношение именно по этническим харак-
теристикам…» 204.
«…Та ситуация, что происходит в наше время, как прави-
ло, возникает по социокультурным причинам, конфликты
между нормами и ценностями, функционирующими в обществе,
возникают на бытовой почве, а затем перерастают в массовые
беспорядки…» 205.
«С каждым годом приезжие ведут себя все более и более рас-
крепощенно и порой даже неадекватно, на примере своих друзей-
мигрантов, которые уже давно здесь, новые приезжие даже и не
задумываются о том, как следует себя вести, а современная мо-
лодежь, естественно, реагирует на это…» 206.
«Основная причина конфликтов заключается скорее в несов-
падении ряда культурных аспектов: в нежелании местного насе-
ления принимать чужие обычаи и нежелании мигрантов
ассимилироваться в новых условиях. На этой почве и возника-
ют конфликты…» 207.
«Причинами ВМК часто бывают провокационные дей-
ствия самих мигрантов, характеризующиеся пренебрежитель-
ным отношением к местным традициям и обычаям…» 208.
«…у местных жителей ведь не возникает протест, когда на
заработки приезжают люди из ближайших регионов. Разногласия,
как правило, возникают с рабочими, приехавшими с Кавказа и из
стран Средней Азии, поэтому корень проблемы следует искать
глубже, чем только в страхе потери работы…» 209.

204 Р-т, Ж (23 года).


205 Р-т, М (24 года).
206 Р-т, Ж (29 лет).
207 Р-т, М (23 года).
208 Р-т, М (23 года).
209 Р-т, М (23 года).

104
«..Как правило, столкновения изначально возникают на быто-
вой почве, а потом перерастают в массовые протестные акции, в
которых озвучиваются лозунги антимигрантской направленно-
сти. Пренебрежение традициями и обычаями местных жите-
лей со стороны мигрантов, как из-за рубежа, так и из других
регионов России, часто являются причиной межэтнических кон-
фликтов. Сегодня минимизировать степень напряженности в
межэтнических отношениях в РФ не удается…» 210.
«…Разногласия, как правило, возникают с рабочими, прие-
хавшими с Кавказа и из стран Средней Азии, поэтому корень
проблемы следует искать глубже, чем только в страхе потери
работы. Основная причина конфликтов заключается скорее в
несовпадении ряда культурных аспектов: в нежелании местного
населения принимать чужие обычаи и нежелании мигрантов
ассимилироваться в новых условиях, на этой почве и возникают
конфликты...» 211.
«..Россия населена очень большим количеством национально-
стей. Конфликт между этносами внутри государства фактически
всегда есть в лёгкой вялотекущей форме. Нам докучают га-
старбайтеры, которые приезжают из Узбекистана, Таджики-
стана и Азербайджана. Те, кто приезжают к нам на заработки
нелегальным путем, нарушают наши правила жизни, преступ-
ности за счет их становится больше. Многие приезжают сюда
к своим друзьям-знакомым, чтобы устроиться на работу, но не
у всех это получается. Когда работал на стройке, видел, как к
рабочим-таджикам приходили постоянно их земляки то по-
мыться, то перекусить, то отдохнуть…» 212.
«Конфликты возникают, скорее всего, из-за внешней непо-
хожести друг на друга: разрез глаз, другой цвет кожи. Зачастую
потому, что представители каждого малого народа говорят
на своем родном языке в присутствии представителей другого

210 Р-т, М (23 года).


211 Р-т, Ж (22 года).
212 Р-т, М (51 год).

105
малого народа или коренного населения; языковые различия…
В очереди в столовую, в библиотеке, а я даже ходил в библиоте-
ку (смеётся. – Е.О.), довольно дискомфортно слышать чужую
речь. Ты не понимаешь, о чем они говорят, и ощущаешь недоволь-
ство. Некоторые ведут себя в подобной ситуации толерантно,
а некоторые могут отнестись и не очень положительно. И такое
не только в моём ВУЗе, подобное происходит и на улицах» 213.
«В пятницу в метро на Горьковской, где мечеть, не войти,
не выйти: “Я считаю, что они здесь, все-таки, на положении
гостей и вести себя должны согласно тому, как принято здесь,
а не как принято у них дома. Приезжая в нашу страну, они
обязаны уважать законы и нормы нашей страны и вести себя
подобающе. Но этого, увы, не происходит. Отсюда и недоволь-
ство…”» 214.
Коммуникативные причины ВМК наши респонден-
ты часто подкрепляли своими эмоциональными пере-
живаниями, в частности негативным отношением к
туровым мигрантам, выходцам из республик Кавказа:
«Причина внутригосударственных межэтнических кон-
фликтов: “люди стали агрессивными… Я бы сказала обе сто-
роны: и русские и трудовые мигранты...” Возможно из-за
непонимания религий, разного образа жизни, разных культур-
ных ценностей. Если они ведут себя так в гостях, то это не
люди, это варвары, которые думают, что все им позволено» 215.
«Танцевать лезгинку у нас на улицах не принято. Когда ви-
дишь подобное, возникает ощущение, что это ты приехал к ним
в гости, а не они к тебе. Из-за таких вещей естественным обра-
зом нарастает неприязнь, переходящая впоследствии в непри-
крытую злобу, и, как следствие, перерастающая в серьёзные
конфликты» 216.

213 Р-т, М (21 год).


214 Р-т, М (21 год).
215 Р-т, Ж (79 лет).
216 Р-т, М (21 год).

106
«... В России много трудовых эмигрантов. И отношение к
ним неоднозначное. Многие настроены к ним негативно, и им
дай повод и на ровном месте получается конфликт. Хотя и
“гости столицы” иногда ведут себя очень уж распущенно. Что
далеко ходить, вспомним конфликт в Санкт-Петербурге в
ночь с 20 на 21 сентября 2013, когда выходцев с Кавказа не пу-
стили в ночной клуб и они решили разобраться с обидчиками
с помощью оружия» 217.
«….На мой взгляд, ситуация достаточно не простая. В со-
временном российском обществе постепенно исчезает понятие
толерантности. Если в советский период, например, к кавказ-
ским народам относились с уважением и называли их “братья-
ми”, то с течением времени эти самые “братья” начали
вносить в жизнь общества только хаос и разруху. К примеру, я
живу на территории Северной Осетии, и если раньше к нам в
город с большим удовольствием приезжали гастрольные туры,
зная какой, гостеприимный, дружелюбный народ живет в Осетии,
то теперь они боятся, в связи с разрозненностью интересов»218.
Респонденты указывали на рост состояния агрессии
в обществе-реципиенте, на отсутствие у коренного насе-
ления мегалополисов, например, Санкт-Петербурга,
навыков эмпатии. Это не удивительно, так как из-за
разнообразия стимулов, которые обрушиваются на лю-
дей в мегалополисах, постепенно, они вынуждены выра-
батывать в себе такие особые психологические качества,
сдержанность и бесчувственность. Если бы жители ме-
галополисов и больших городов по всему миру не вы-
рабатывали бы в себе эти качества, большинство
просто не смогло бы справиться со шквалом пережива-
ний, которые связаны с высокой концентрацией населе-
ния и движения. Урбанистическая личность, хочет того
она, или нет, под давлением избыточных впечатлений

217 Р-т, Ж (23 года).


218 Р-т, Ж (23 года).

107
больших скоростей движения отличается сдержанно-
стью и безразличием. Опыт городской жизни под дав-
лением разнообразных форм мобильностей (деньги,
трафик, группы людей, визуальные образы и т. п.)
сформировал новый тип присвоения пространства,
который, в основном, базируется на визуальных прак-
тиках 219.
«…Эта тема (ВМК) у нас в стране очень остра… и она
много раз обсуждалась. Довольно много было конфликтов, ко-
торые никто не мог должным образом разрешить и прийти к
какому-либо выходу из ситуации, как со стороны власти, так и
со стороны народа. Я думаю, что вся суть в понимании, нужно
уметь понимать друг друга, уметь сопереживать друг другу.
При всем этом должны быть соответствующие законы, кото-
рые будут пресекать всю эту “кашу”, которая у нас в государ-
стве выражается в виде конфликтов» 220.
«…Из-за увеличения числа мигрантов все больше проявля-
ются различные формы нетерпимости, экстремизма и терро-
ризма. Все это ведет к увеличению числа межэтнических
конфликтов» 221.
«Если оценить по шкале от 1 до 10 баллов накаленность
внутригосударственных межэтнических конфликтов в РФ, то
я бы дала им оценку 8-мь баллов. Общество не толерантно,
обстановка накалена» 222.
Политические причины, которые приводят к воз-
никновению ВМК определяются респондентами через
такие понятия, как «распад СССР», «национальное»,
«лимитчики», «другие», «понаехавшие». Они полагают,
например, что следствием распада СССР стало усиление
феномена трудовой миграции; слабость политической
219 Зиммель Г. Избранное. М.: Юрист, 1996.
220 Р-т, М (23 года).
221 Р-т, Ж (23 года).
222 Р-т, Ж (23 года).

108
воли государства, которое должно вводить законы, ре-
гулирующие трудовую миграцию.
«..Я думаю, пока государство не наведет порядок в стране по
отношению к мигрантам, ситуация не изменится. Неконтро-
лируемая миграция создает питательную среду для коррупции
и этнической преступности. Особое внимание привлекают регу-
лярные вооруженные нападения русских националистов на ми-
грантов из Средней Азии в вечернее время, которые, как
правило, приводят к гибели или тяжелым ранениям жертв, … но
они, как правило, остаются нераскрытыми. Даже программа
“Толерантность”, которая, по идее, должна решать все эти
вопросы, – формальная» 223.
«…Причины ВМК… они вот такие: во-первых – отсут-
ствие четких и ясных законов, регулирующих регистрацию,
предоставление работы, предоставление мест для проживания
трудовых мигрантов. Во-вторых – это полнейшее несоблюдение
существующих законов, начиная от самых мелких чиновников,
и заканчивая крупными руководителями…» 224.
Возможно ли с таким количеством мигрантов сделать
так, чтобы конфликтов не было вообще? Да, если, как я уже
сказал ранее, ужесточить миграционную политику, условия пре-
бывания трудовых мигрантов, то просто их количество будет,
грубо говоря, «более качественное» 225.
«….Мне кажется, что это зависит от соблюдения законов и
непосредственно от того, что предпринимают губернаторы для
стабильности настроений и жизни людей в целом. Если вы жи-
вете в разваливающемся доме, где нет нормального водоснабже-
ния, и рядом с вами появляются люди, от которых становится
еще больше проблем, то переживания переходят все границы…
и начинает возрастать напряжение. Вот тогда любая стычка
и непонимание могут вылиться в огромную кучу беспорядков,
223 Р-т, Ж (35 лет).
224 Р-т, Ж (67 лет).
225 Р-т, М (23 года).

109
драк и убийств. А зачастую, именно одно убийство провоцирует
бойню, потому что людям страшно, что из-за людей, подобных
убийце, может пострадать близкий. Но я не сторонник самосу-
да. Я считаю, что все должно решаться по закону. Не зря же он
у нас есть. Вопрос только в том, насколько общество доверяет
нашему закону и насколько ему, и правда можно доверять» 226.
Некоторые респонденты для определения ситуации
вводили специальные понятия. Так, один из наших мо-
лодых респондентов использовал слово из молодёжного
сленга – «дестрой», под которым он понимал процесс,
способствующий разрушению существующего обще-
ственного порядка.
«Причина конфликта: нетерпимость? …Нет, сначала
был повод – убийство Егора Щербакова уроженцем Азербай-
джана, как вы помните. Думаю, что полиция не успела выпол-
нить все необходимые меры и тянула расследование, что
спровоцировало негодование общественности и быстрый переход
в ненависть. Насколько я знаю, Бирюлево всегда был не самым
спокойным районом Москвы, поэтому беспорядки произошли в
ходе того, что и раньше сотрудники полиции халатно относи-
лись к нависающей проблеме, поэтому и получили все раздачу,
от накопившегося раздражения и страха людей. Ну и еще, нель-
зя забывать, что подобные вспышки привлекают сразу же тех,
кто хочет, как сейчас это называется “дестроя”, то есть раз-
рушения, погромов. Просто ломать, крушить и радоваться
этому» 227.
В качестве экономических причин возникновения
ВМК респонденты упоминали две основные: заинтере-
сованность в дешевой рабочей силе, которую могут
предоставить трудовые мигранты, и уровень социаль-
ной удовлетворенности, определяемый уровнем жизни
(доход) населения принимающей стороны.

226 Р-т, Ж (29 лет).


227 Р-т, Ж (29 лет).

110
«…Я очень плохо думаю о ВМК. Такие конфликты возни-
кают, т. к. работодатели заинтересованы в дешёвой рабочей
силе. Трудовым мигрантам очень тяжело найти работу. Про-
исходит борьба за рабочие места» 228.
«Раньше конфликтов на межэтнической почве было боль-
ше... Похоже на то... Может быть, это связано с повышением
уровня жизни, улучшением благосостояния. Не могу сказать
точно. Но, в целом, обстановка стала спокойнее…» 229.
«…Не секрет, что трудовые мигранты работают без реги-
страций и без разрешений на работу, очень часто и живут,
там, где работают, а уж зарплаты у них в разы меньше, чем у
россиян, работающих на тех же местах, а работают они зача-
стую не хуже. Но ведь таким способом людей просто унижают,
и они это прекрасно понимают… Вот вам и причина
ВМК!» 230.
Таким образом, наши респонденты на латентном
уровне своего сознания создали следующую иерархию
причин, которые способствуют возникновению ВМК.
Первой, и самой значимой причиной является раз-
ность культурных потенциалов, обусловленная, с одной
стороны, закрытостью сообществ трудовых мигрантов
(русский язык не хотят учить, развязное поведение в
отношении женщин мегалополиса, демонстративное
поведение в транспорте), а с другой – стереотипными
представлениями населения российских мегалополисов
о мусульманах как религиозных террористах.
«Во-первых, у каждого народа своя религия, а во-вторых, у
мигрантов из Средней Азии и с Кавказа очень низкий уровень
образования. А также я предполагаю, что прибывшие эмигран-
ты забирают большую часть работы российского населения» 231.

228 Р-т, Ж (53 года).


229 Р-т, Ж (67 лет).
230 Р-т, Ж (67 лет).
231 Р-т, М (53 года).

111
«По моему мнению, этнические конфликты возникают из-
за нетерпимости местных жителей по отношению к предста-
вителям других этносов, т. е., с одной стороны, они возникают
из-за закрытости общности трудовых эмигрантов, а с другой –
их нежелания учить язык, понимать и уважать нашу культуру.
Кроме того, имеет место изначальная враждебность по отно-
шению к людям другой национальности, что, на мой взгляд,
связано со стереотипизацией восприятия, которая сродни отож-
дествлению нами мусульман, как единого целого, склонного к
религиозному экстремизму» 232.
«…Вторая важная причина: искусственная. Она создается
коррумпированными властями. Третья причина естественная:
автохтоны мегалополиса не хотят заниматься непрестижной,
грязной и трудной работой. Четвёртая причина – конкуренция
на рынке труда. Трудовые мигранты поставлены в условия,
когда у них вынужденно формируются заниженные притязания
по зарплате...» 233.
«Людям разных национальностей трудно жить на одной
планете без попыток доказать превосходство своей национально-
сти над другими. Я думаю, что в России причиной этнических
конфликтов чаще выступают не прямая дискриминация, нару-
шение прав человека, а социальное неравенство, различия в уров-
нях жизни национальных меньшинств и титульных наций.
Межнациональные конфликты обусловлены множеством фак-
торов: снижением материального, культурного, образовательно-
го уровней населения» 234.
«Почему трудовые мигранты принимаются за любую ра-
боту? В первую очередь, это разница в уровне жизни людей.
Если, например, в России нужно иметь большой достаток для
содержания семьи, то большинство эмигрантов устраивает бо-
лее менее низкая заработная плата…» 235.

232 Р-т, Ж (28 лет).


233 Р-т, Ж (28 лет).
234 Р-т, Ж (28 лет).
235 Р-т, М (33 года).

112
Респонденты также полагали, что мощным средством
осуществления воздействия на массовое сознание явля-
ются идеологические манипуляции. Воздействие на
мировоззрение населения, которое считает себя автох-
тонным для мегалополиса, осуществляются при помо-
щи различных видов пропаганды, особенно СМИ.
Журналисты играли и играют значительную роль в
реализации изменений в обществе, в осуществлении
переориентации общественного мнения. Однако события
в России за последние 20 лет показали, что, несмотря
на появление новых методов пропаганды, мировоз-
зренческие установки населения что, собственно, во
многом подтверждают наши респонденты, демонстри-
руют свою стабильность и устойчивость.
Социалистическое мировоззрение поддерживают и
разделяют от 30 до 40 процентов населения России,
несмотря на попытки опорочить социализм как идео-
логию со стороны леволиберальных политиков и жур-
налистов 236.
Таким образом, основными причинами внутриго-
сударственных межэтнических конфликтов респонденты
называли: коммуникативные, политические и экономи-
ческие (табл. 5). Наиболее значительными в качествен-
ном и количественном отношении причинами ВМК
наши респонденты назвали коммуникативные, среди
которых выделяли языковые и поведенческие барьеры.
На второе место респонденты ставили высокий уро-
вень интолерантности в обществе-реципиенте трудо-
вых мигрантов, которые были выходцами из стран с
низшим уровнем экономики. Экономические причины:
коррупцию в среде работодателей и демпинг заработ-
ной платы респонденты ставили на третье место.

236 Тощенко Ж. Т. Новые лики деятельности: имитация //


http://ecsocman.hse.ru/data/2013/04/04/ 1251448465/Toshenko.pdf.

113
Табл. 5. Основные коммуникативные, экономические и причины ВМК,
согласно мнению наших респондентов
Коммуникативные причины Политические Экономические причины
причины
Различие в ценностях и нормативах Расчленение Советской Причина ВМК: борьба трудовых
поведения России и образование само- мигрантов за рабочие места.
стоятельных государств,
большинство которых оказа-
лись неразвитыми в экономи-
ческом смысле.

Языковые: нужны экзамены по русскому Потоки трудовых мигрантов Причина конфликта: низкий уро-
языку для трудовых мигрантов. Незнание из бывших республик СССР. вень социального удовлетворения,
молодыми мигрантами из бывших респуб- как трудовых мигрантов, так и жите-
лик СССР русского языка. лей страны-реципиента (уровень
жизни)

Поведенческие: нежелание и неумение Государство должно осу- Зависимость возникновения ВМК


автохтонов и пришлого населения мегало- ществлять соответствующую от уровня социальной удовлетво-
полиса понимать друг друга. Восприятие интересам русского населения ренности жителей мегалополиса.
поведения трудовых мигрантов как распу- законодательную политику
щенного и неуважительного по отноше- в отношении трудовых ми-
нию к жителям мегалополиса грантов
Дело даже не в деньгах: не совпадают Государственная Заинтересованность работодателей
культурные аспекты жизни. программа «Толерантность» в низкооплачиваемой рабочей силе,
не удовлетворяет требованиям которую могут предоставить трудо-
настоящего момента. вые мигранты.
Слишком велика угроза
возникновения ВМК
Ассоциация трудовые мигранты / нелега- ВМК – результат конкуренции
лы. Приезжают, нарушают правила жизни. между нациями в современной
России
Многонациональность – это историческая ВМК – это факторы неста-
причина этнических конфликтов бильности государства. Не-
в России. стабильность очень велика.
Общество не толерантно.

Кавказцев опасаются. Трудовые мигранты


постоянно увеличиваются количествен-
но – отсюда увеличение угрозы ВМК.
2.3. Неизбежен ли внутригосударственный
межэтнический конфликт?
Рассмотрим результаты анализа тех частей интервью,
в которых респонденты рассказывали о своих пережива-
ниях (эмоциональных/рациональных) в отношении
ВМК, высвечивающих основные факторы социального
напряжения, влияющие на их переживание респонден-
тами.
Мнения респондентов по поводу ВМК разделяются
на три типа: 1) отрицание самого факта ВМК; 2) при-
знание неизбежности ВМК; 3) проблематизация ВМК.
Та группа респондентов, которые отрицают сам факт
ВМК, в интервью утверждали, что есть экономические
и социальные проблемы. Освещение этих конфликтов
в СМИ, выполняющих политический заказ, изобража-
ется «продажными журналистами» красками этнического
противостояния исключительно по указанию конкрет-
ных политиков.
«…А я и не помню этнических конфликтов. Что касается
фанатского погрома на Манежной площади 11 декабря… ну,
так это молодежь хулиганила, прикрываясь убийством Егора
Свиридова…» 237.
«…Этнических конфликтов как таковых у нас нет, есть
только проявления национализма у группы людей (чаще моло-
дежи) к народам Кавказа, да нетерпимость к наплыву трудо-
вых мигрантов из Средней Азии…» 238.
«…Я думаю, что мелкие стычки на этнической почве у нас
в стране сегодня происходят из-за внутреннего недовольства людей
своим положением. А крупные акции (этнические столкновения:
Бирюлёво, Пугачев, Кондопога) искусственно раздуваются прово-
каторами по заданию властей для устрашения и предупреждения

237 Р-т, Ж (79 лет).


238 Р-т, М (23 года).

116
нежелательных более крупных волнений. Акции проходят в
больших городах, где много мигрантов» 239.
«….Террористы, национал-экстремисты… с ВМК это они
связаны. Они преследуют свои интересы, чаще всего каждый раз
разные. Это просто преступники» 240.
Даже поверхностный транссимволический анализ
смыслов приведенных высказываний позволяет выделить
эмоциональную составляющую суждений респонден-
тов, признающих неизбежность конфликтов такого
рода, отделив её от рациональной. В высказываниях
респондентов ВМК описывается как острая проблемная
ситуация, имманентная социальному ландшафту жизни
больших городов современной России.
«…ВМК – это непременно большая социальная проблема,
коих у нас в стране полным-полно. Не могу себя назвать равно-
душной к этой ситуации, но и к приверженцам категоричных
взглядов (к нацистам или мирным гражданам, которым в
принципе все равно, лишь бы выглядеть белыми и пушистыми)
не могу себя отнести...» 241.
«…Конечно, ВМК актуальны сегодня. Если еще два года
назад о них как о социальной проблеме почти не говорили, то
сегодня эту проблему политики и СМИ стараются вывести на
первый план» 242.
«Я думаю, что современные конфликты стали одним из ве-
дущих факторов нестабильности» 243.
Слушая высказывания респондентов, мы задавали себе
и им вопрос: в чем кроются истоки их представлений о
неизбежности ВМК? А эти представления поддержива-
лись ощущением катастрофизма, которое респонденты

239 Р-т, М (51 год).


240 Р-т, М (23 года).
241 Р-т, Ж (25 лет).
242 Р-т, Ж (25 лет).
243 Р-т, Ж (23 года).

117
испытывали. Это ощущение у них зиждилось на миро-
воззренческих постулатах: на исторической обуслов-
ленности конфликта такого типа, чувстве социальной
ущемленности, возмущении бездействием и безразли-
чием властей к интересам коренного населения России,
на националистических установках сознания. Те ре-
спонденты, которые опасались ВМК всерьёз, называли
две причины его неизбежности: 1) исторически сложив-
шуюся ситуацию, которая выразилась в многонациональ-
ности РФ; 2) неспособность государства организовывать
и гармонизировать общественные отношения.
Многонациональность современной России напо-
минает нашим респондентам ситуацию, в которой се-
годня живут народы Европы.
«Страна (РФ) с такой огромной территорией просто не
может не быть многонациональной, поэтому межэтнические
конфликты неизбежны, тем не менее, на сегодняшний день, я бы
не сказала, что в стране их много. Наверное, это потому что
люди привыкли к многонациональности в период СССР, но мы
уже живем в России и граничим не с республиками, а с отдель-
ными странами, а эти “новые приезжие” не ведут себя так, как
подобает гостям в нашей стране.» 244.
«…Конечно, убийство Егора Свиридова спровоцировало в
дальнейшем потерю ещё четырехсот жизней. Даже, если мы
будем говорить: “Ребята, давайте жить дружно”, как кот Лео-
польд – не получится эта дружба. Необходимо относиться к
российской многонациональности без предвзятости… правило
простое – относитесь терпимо ко всем нациям. Конфликтов не
избежать, это нормальный процесс. Но государству, в свою оче-
редь, необходимо быть готовому к регуляции, и необходимому
подавлению» 245.

244 Р-т, Ж (22 года).


245 Р-т, Ж (22 года).

118
«Я думаю, что современные конфликты стали одним из ве-
дущих факторов напряженности, нестабильности нашей обы-
денной жизни…» 246.
«…Не знаю, что и думать. Многих россиян пугает уровень
опасности ВМК. Массовые конфликты с участием трудовых
мигрантов захлестнули Европу…» 247.
Суть их высказываний сводилась к тому, что в со-
ветское время Россия «кормила» союзные республики,
затем «кормила Кавказ». После распада СССР в составе
России осталось много людей разных национально-
стей. Большая часть этих людей исповедует ислам.
Именно ислам рассматривается респондентами как по-
тенциальная угроза ВМК. Респонденты также полага-
ют, что Закон всегда не на стороне русских в их
собственной стране, что особенно опасно на фоне
расширяющейся исламской угрозы.
«…Сейчас, после распада СССР, страна стала меньше, но
у нас все равно остались много национальностей: ханты, манси
мордва, чуваши, кавказцы, татары, башкиры, и т. д. Кого
только у нас нет! Беда еще в том, что каждая национальность
возникла на основе объединения по религии. У русских – право-
славие, а у кавказцев – ислам. И это древняя вражда еще с вре-
мен татаро-монгольского ига, между той и этой религией. Эта
вражда тоже никуда не делась. Скрытая борьба за умы человека
идет до сих пор. И, учитывая то, что в исламских семьях
рождается детей больше, чем в православных, то со временем
если сейчас примерно четверть населения в России – это при-
верженцы ислама, то через 50 лет их станет больше полови-
ны, при существующем росте. И что будет дальше, это просто
непредсказуемо…» 248.
«Иначе надо уничтожать религии и языки. Я думаю, что
это две причины для возникновения подобного рода конфликтов.

246
Р-т, М (23 года).
247 Р-т, Ж (25 лет).
248 Р-т, Ж (54 года).

119
Ведь если религия перетянет их на свою сторону, то, возможно,
придется с ними воевать или обращать в свою веру. Я считаю,
что религия разжигает конфликты, но еще самое главное, что
всегда находится негодяй, который различия между религиями
(простые различия) начинает использовать для того, чтобы
прийти к власти» 249.
«Похоже, что законодательство против возбуждения наци-
ональной розни работает только против русских. Может За-
кон и правильный, я с ним еще не знакома, но на практике
почему-то пока не работает. Как только русские заявляют о
том, что они русские – то считается, что они разжигают
конфликт, но когда нас обижают, то все просто молчат…» 250.
«Протесты морально поддерживаю, но только ту форму, в
которой она происходит – конечно же, нет. Я считаю, что за
процессами трудовой миграции должно следить государство и
полиция. Но беда в том, что у нас часто не соблюдаются зако-
ны. У нас, ведь есть еще одна национальная проблема. Страна
длинная, много национальных автономий, и в них явно наблю-
дается выжимание русских из всех видов управления. Например:
в Якутии крайне неохотно пускают на должности руководите-
лей-русских. Русских стесняют. Русские у нас самая обиженная
нация, как ни странно. Потому что закон не применяется в
нашу защиту русских…» 251.
«РСФСР – республика, в которой проживали преобладаю-
щее число русских, она недополучала финансирование, потому
что задабривало остальные республики деньгами. У них строи-
ли дворцы, стадионы, парки, памятники. Все, что угодно.
В России же ничего не строилось. Россия оказалась бедной.
Мы строили им и заводы, все самое лучшее отдавали им, чтобы
они не разбежались. Они ничего этого не оценили и, забрав все это,
спокойно откололись. Правда, лучше им от этого не стало»252.

249 Р-т, Ж (54 года).


250 Р-т, Ж (54 года).
251 Р-т, Ж (54 года).
252 Р-т, Ж (54 года).

120
Табл. 6. Спектр отношения респондентов к ВМК как социальному феномену
Отношение респондентов к ВМК
Отрицание существования ВМК Проблематизация ВМК Признание неизбежности
конфликта ВМК
Отрицание наличия ВМК в системе Проблема ВМК есть, связь феноме- Внутригосударственный межэтниче-
социальной реальности жителя ме- на ВМК с неконтролируемой госу- ский конфликт – это беда.
галополиса, в частности, Санкт- дарством трудовой миграцией.
Знание о других ВМК значительно
Петербурга.
усиливает беспокойство респонден-
тов.
ВМК – это мелкие столкновения на Настороженное отношение к трудо- ВМК неизбежен. Опасения по пово-
бытовом уровне, которые можно вой миграции, понятия безнаказан- ду частоты возникающих межэтни-
погасить. Нужны превентивные ме- ности представителей трудовой ческих конфликтов в России:
ры со стороны государства, право- миграции, которые совершают пре-
Согласие с тем, что все конфликты
охранительных органов, чтобы их ступления, усугубляются отсутствием
(Кондопога, Пугачев, Сагра, Бирю-
предупреждать. контроля со стороны властей.
лёво и др.) носили межэтнический
характер.
Отстраненное отношение к ВМК. Ассоциативная связь между поняти- ВМК неизбежны. Они происходят
Личный опыт: этнические столкно- ями: «межэтнический конфликт» и рядом. Ты вынужден в них участво-
вения возникают везде, как стычки «трудовая миграция. вать.
на бытовом уровне, и в студенческой
жизни они бывают, и на улице.
Конфликт в Бирюлеве случился Представление и о конфликте ВМК Тесные ассоциации ВМК с трудовой
на бытовой почве. Респонденты как об обширном социальном явле- миграцией: «Если бы мы знали при-
подробно рассказывали сценарий нии, вызывающем социальное чины прибытия трудовых мигран-
этого конфликта, демонстрировали напряжение. тов, мы бы знали причины
свое знание о других ВМК (напри- конфликтов...»
мер, конфликта в Пугачёве, событи-
Убийства представителей
ях на Манежной пл., Сагре).
местного населения выходцами из
бывших республик Кавказа рассмат-
риваются респондентами как сред-
ство разрядки сильного социального
напряжения.
Межэтнические столкновения Знание о серии межэтнических Респонденты уверены, что ВМК в
и драки на бытовой почве – это со- столкновений (массовых драках в городах России, отличаясь большой
вершенно разные явления. Но Кон- Нижнем Тагиле, Сургуте, происше- напряженностью, указывают на
допога, Бирюлёво, Пугачев – это ствие под Иркутском с участием наличие серьёзных социальных уяз-
именно драки, которые по непонят- граждан КНР, конфликт в Перми, вимостей.
ной для респондентов причине раз- конфликты в Демьянове, Корбалове,
рослись до массовых столкновений. событиях в Яндыках, столкновение
местных жителей с представителями
армянской общины в Красноармей-
ске и др. заставляет респондентов
размышлять о ВМК как о системном
явлении.
Некоторые респонденты вообще Респонденты настолько уверены
не понимают сути вопроса: в реальности межэтнического про-
начинают рассказывать о межгосу- тивостояния в социальных отноше-
дарственных конфликтах (Армяно- ниях современной России, что в их
Азербайджанский конфликт представлениях нет разделения на
в Нагорном Карабахе, Чеченские этнический межгосударственный
войны, Грузинско-Российская и ВМК.
война и т. п.)
«Я считаю, что чаще всего конфликты возникают между
трудовыми мигрантами и националистами» 253.
«В нашей стране получилось так, что все народы, кроме
русских считали себя угнетенными, считали, что их притесня-
ют, хотя на самом деле получалось все наоборот…» 254.
«Сейчас очень много говорят о межнациональных кон-
фликтах, расистских движениях и т. п., проводят различные
мероприятия, направленные на развитие дружеских взаимоот-
ношений между нациями. Но я считаю, что этого недостаточ-
но, необходимо с самого раннего детства воспитывать в людях
гуманные личности, формировать уважение и терпимость к
другим культурам…» 255.
Таким образом, мнения респондентов по поводу
возможности реализации горячей стадии ВМК в рос-
сийских мегалополисах представлены тремя видами
суждений: 1) отрицание самого факта ВМК; 2) признание
неизбежности ВМК; 3) проблематизация ВМК (Табл. 6).

2.4. Соотношение понятий «национализм»


и «внутригосударственный межэтнический
конфликт» в представлениях респондентов
Часть наших респондентов старалась уйти от ответа
на вопрос о своём отношении к национализму и наци-
оналистам256. Другие респонденты пытались рационали-
зировать своё отношение к национализму, обращаясь
к историческим прецедентам, разделяя «экстремизм»
(как метод насилия) и «национализм» (как идеологию),
а также разделяя понятия «этничность» и «особенности
человеческой натуры».

253 Р-т, Ж (53 года).


254 Р-т, Ж (54 года).
255 Р-т, М (24 года).
256 Р-т, М (23 года).

124
«Поскольку определение национализма весьма расплывчато
и не имеет четких границ, то я выскажу два мнения. Я считаю,
что если подразумевать под словом “национализм” заинтересован-
ность человека в своей стране, своей нации и отстаивание интере-
сов своего народа, то если это не подразумевает под собой какие-
то радикальные способы, человек может придерживаться такой
позиции. Но если рассматривать случаи наподобие того, что про-
исходило во времена Второй мировой войны, когда одна нация
пыталась доказать свое превосходство перед другими, то тогда
отношение к их деятельности отрицательное, поскольку приво-
дит к трагическим для мирного населения последствиям» 257.
«Я человек миролюбивый, скорее, даже пацифист. Нужно
всем понимать, что все одинаковые, не зависимо от языка или,
там, цвета кожи… и принимать людей другой национально-
сти такими, какие они есть. Не бывает плохих национально-
стей, бывают плохие люди…» 258.
«Экстремистский национализм – под запрет: “Любой
национализм, ставящий своей целью ненависть и насилие по
отношению к другому этносу должен быть вне закона”» 259.
Негативное отношение к национализму как идеоло-
гии непримиримости и превосходства одной группы
людей над другой в ответах респондентов имело несколь-
ко градаций: от крайнего неприятия и враждебности до
полного принятия и поддержки националистической
идеологии и симпатии к русским националистам.
«…К национализму отношусь крайне негативно. Более того
я считаю это одним из самых отвратительных проявлений
человеческой натуры» 260.

257 Р-т, Ж (43 года).


258 Р-т, М (24 года).
259 Р-т, М (23 года).
260 Р-т, Ж (67 лет).

125
«Национализм, я так считаю, это аналог индивидуального
эгоизма отдельно взятого человека. Иными словами, каждый
человек по природе эгоист и делает только то, что ему выгодно.
Даже все наши хорошие поступки тоже по своей сути эгоистич-
ны. А национализм – это проявления эгоизма этноса, народа
или нации. Это закономерное нормальное явление для развива-
ющейся молодой живой нации. Когда нация начинает умирать,
то национализм уменьшается и сходит на нет. Например, сего-
дня ЕС как представитель белой христианской нации умирает,
поэтому там процветает веротерпимость и мультикультура-
лизм. Потому что людям уже плевать на свою собственную
культуру и веру. Они готовы ее смешивать, с чем угодно, и, та-
ким образом даже окончательно утратить. Т. е. если человек
не несет в себе заряд здорового национализма, то он пуст и жа-
лок. Он уже не знает, кто он. Ему уже все равно, кем его назо-
вут: русским, белорусом или евреем. Например, недаром, евреи
сохранились после всего того, что они перенесли. Потому что
они очень националистичны. И за это их нужно УВАЖАТЬ.
Каждый человек должен понимать, что означает его нацио-
нальность и почему он не должен утрачивать свои корни и даже
защищать их. Ведь, в конечном итоге, государство есть пред-
ставитель нации. А если нации нет, то государство – это во
многом бесполезный механизм, который выполняет, лишь
функции надсмотрщика над людьми или, как в США или Рос-
сии, защищает интересы толстосумов: корпораций у них, оли-
гархов у нас...» 261.
«Я негативно отношусь к радикальным националистиче-
ским движениям, поскольку они всегда приводят к ущемлению
прав других национальностей во имя своей собственной. Однако,
в то же время, я считаю, что любая нация или этническая
общность имеет право на сохранение своей культуры. А в та-
ком интернациональном государстве как Россия все этнические
группы должны обладать равными правами. Если же говорить

261 Р-т, Ж (25 лет).

126
о понятии “нация” как об общности граждан определенного госу-
дарства, опять же, считаю, что национальность – не самая
главная характеристика человека. Поэтому национализм, как
деление на “своих” и “чужих” в крайней форме не привет-
ствую» 262.
«Я – русская. Родилась в Новгородской области. Мама и па-
па русские. К националистам отношусь отрицательно. Был у
нас с дедом такой случай. Шли вечером после гостей, и возле
парадной на скамейке сидел пожилой мужчина еврейской нацио-
нальности. Молодые люди его окружили и зажали на скамейке.
Почему он уйти не мог? Не знаю. Может, потому что ему
перед лицом махали кулаками. Так вот, мы с дедом стали
возмущаться и ругаться на молодежь: почему они зажали по-
жилого человека? Ведь он жил в нашем подъезде, и был хорошим
человеком. Не все нации ужасны. Везде есть и хорошие люди
и плохие. Поэтому, судить людей на основании стереотипов –
не стоит» 263.
«К национализму отношусь негативно. Это люди, вносящие
разлад и смуту в жизнь, не имеющие идеи и смысла своей дея-
тельности. Сплошная деструкция… Не принимаю национализм,
потому, что националисты проявляют агрессию к внешнему
облику трудовых мигрантов, например. Их не интересует че-
ловеческое достоинство и индивидуальные качества трудовых
мигрантов…» 264.
«Плохо отношусь и к националистам и к экстремистам.
Потому что, в основном, националисты и экстремисты сегодня
это молодежь, примерно, до 25 лет, и это уже вполне созна-
тельный возраст. Тем не менее, националистические идеи
настолько глубоко захватывают их разум, и диктуют им по-
ведение, что зачастую они ведут себя просто неадекватно.

262 Р-т, Ж (28 лет).


263 Р-т, Ж (79 лет).
264 Р-т, Ж (23 года).

127
За последние несколько лет я слышала новости даже об убий-
ствах на почве межнациональной розни. То есть, эти люди ве-
дут себя чересчур необоснованно агрессивно, тем самым вызывая
такую же обратную реакцию у самих приезжих...» 265.
«К национализму отношусь скептически. Не знаком с наци-
оналистами лично, но складывается мнение, что они проявля-
ют агрессию, оперируя лишь фактом внешности человека, не
уделяя внимания той вероятности, что перед ними представи-
тель именно той малой части трудовых мигрантов, которы-
ми могла бы гордиться любая страна и любое общество» 266.
«Я к ним (националистам) ни как не отношусь, правитель-
ство должно решать такие вопросы. Сидеть им в тюрьме или
нет» 267.
«…Националистов иногда понимаю, но не одобряю, счи-
таю, что этими людьми манипулируют. Поэтому, к нацио-
налистам отношусь негативно… Да, скорее, негативно… хотя
частично я понимаю, почему они так действуют, но не полно-
стью одобряю. Знаю, что этими людьми часто руководят
обычные манипуляторы от политики» 268.
Позиция тех, кто на словах не принимает национа-
лизм, а на деле оказывается латентным националистом,
сводится к следующему: 1) Я – пацифист, но в случае
конфликта, буду сражаться на стороне жителей мегало-
полиса 269; 2) националистов иногда понимаю, но не
одобряю, считаю, что этими людьми манипулируют;
3) национализм – это аналог индивидуального эгоизма;
4) правительство должно решать все вопросы, связан-
ные с националистическими выступлениями.

265 Р-т, Ж (23 года).


266 Р-т, М (23 года).
267 Р-т, М (33 года).
268 Р-т, М (24 года).
269 Р-т, М (24 года).

128
«Я – сторонник здорового национализма: национализм дол-
жен быть здоровым, в здоровом национализме есть здоровые
формы воспитания патриотизма, которые необходимы для
поддержания государственности. Но радикальные формы наци-
онализма – шовинизм, ксенофобия, геноцид – это отврати-
тельное и позорное явление любой нации и любого государства,
которые необходимо жестко пресекать…» 270.
Противоположных взглядов придерживается та группа
респондентов, которые полагают, что националисты
проповедуют верность идеалам своей нации, уважают
культуру своего народа, любят традиции. Умеренный
национализм – это норма «…как синоним возможно
использование слова “патриот”»:
«…По своей сути национализм проповедует верность и пре-
данность своей нации, культурное и духовное возрастание, объ-
единение национального самосознания для практической защиты
условий жизни нации, политическую независимость и работу на
благо собственного народа, её территории проживания, экономи-
ческих ресурсов и духовных ценностей» 271.
«Ненасильственный и не разжигающий ненависть национа-
лизм имеет право на жизнь как течение, направленное на зако-
нодательную защиту прав, статуса и культуры коренного или
титульного этноса, как синоним возможно использование слова
“патриот”» 272.
Сторонники националистической идеологии для
подтверждения своих взглядов привлекают историче-
скую информацию, поддерживающую их представле-
ния о праведности своей любви к своему народу:

270 Р-т, Ж (21 год).


271 Р-т, Ж (21 год).
272 Р-т, М (23 года).

129
«….Я положительно отношусь к национализму. Вопрос в
том, сколько движений организовано с посылом к этому светлому
чувству любви к своей национальности. Каждый адекватный
человек, по моему скромному мнению, должен любить и ува-
жать свою национальность, и своих предков. Это абсолютно
нормально для всех этносов. Тот факт, что это понятие пере-
вернули с ног на голову, и многие, не вникая в суть самого тер-
мина, кричат о ненависти к националистам, просто не
осознают, о чем говорят, или путают понятия. Здесь будет
уместно процитировать Александра Невского: “Гость остаётся
гостем, пока в доме есть хозяин.”» 273.
«К националистам отношусь спокойно. Я считаю, что такие
люди положительно влияют на самосознание своей нации»274.
«Истинный националист – это как член определенной се-
мьи, который любит, проявляет уважение, любовь и предан-
ность к другим членам своей семьи. Он дорожит обычаями,
культурными и духовными ценностями своей семьи. Знает и
ценит историю своей семьи. И всегда готов встать на защиту
своего брата, сестры и т.д., если им что-нибудь угрожает. Но,
если его семье ничто не угрожает, зачем бросаться с кулаками
на соседей, только потому, что они принадлежат другой семье, с
другими обычаями и культурам? Это уже национализм в из-
вращенном виде. Я таких националистов не уважаю, и отно-
шусь к ним крайне негативно… Живи, радуйся, люби свою
культуру, обычаи, говори на родном языке, пой свои песни. Но и
уважай своего соседа, который, так же любит и чтит свои цен-
ности. И имеет полное право говорить на своем языке, петь
свои песни, когда и где захочет. Никто никому не имеет права
навязывать свои убеждения, указывать на каком языке гово-
рить, и где жить, работать и растить детей.» 275.

273 Р-т, Ж (21 год).


274 Р-т, М (51 год).
275 Р-т, Ж (28 лет).

130
«Я к национализму отношусь хорошо и считаю, что все люди
любой национальности должны думать и заботиться о жизни
своего народа. В моем понимании быть националистом не значит
ненавидеть другие народы. Это значит уважать всех, кто це-
нит свою страну, народ, историю. И не важно, русский он, гру-
зин или сомалиец. Абсолютно не важно. Быть националистом
не значит быть фанатичным скинхедом, гопником и убивать.
Это значит соблюдать законы своего общества, поддерживать
тех, кто тебя окружает, и гордиться миром, в котором ты
живешь» 276.
Националистические настроения респондентов нахо-
дили обоснование в разности культурных потенциалов
и особенности мировоззренческих постулатов предста-
вителей трудовой миграции и населения принимаю-
щей стороны.
Таким образом, по мысли наших респондентов,
причина ВМК кроется в росте националистических
(интолерантных по отношению к трудовым мигрантам)
настроений в среде коренного населения российских
мегалополисов. Некоторые респонденты называли в
качестве причины ВМК ущемление властями нацио-
нальной гордости россиян (Табл. 7).
Мнения респондентов относительно русского нацио-
нализма разделились на три группы: сторонников, про-
тивников и не признающих наличие самого факта
русского национализма. Многие респонденты разводят
понятия «экстремизм» и «национализм (Табл. 8).

276 Р-т, Ж (35 лет)

131
Табл. 7. Отношение респондентов к ВМК в контексте ущемления чувства интересов русских,
как автохтонного населения
ВМК – результат ущемление Одобрение русского Негативное отно-
чувства национальной национализма шение к русскому
справедливости национализму
Четкое представление о том, что конфликт в Одобрение действий жителей Сагры. Я против межэтни-
Кондопоге между русскими и азербайджан- ческой розни, про-
цами и подоспевшими к ним на помощь тив любых её
чеченцами был межэтническим; ущемлен- правлений, включая
ное чувство национальной справедливости русский национа-
местных жителей-россиян. лизм.
Межнациональный конфликт, вызвавший Личное восприятие конфликтов такого рода, Негодование против
волну протеста против мигрантов, произо- переживание со стороны общества принима- русских национали-
шёл в Москве. Это резонансное убийство ющей стороны. стов.
футбольного фаната Егора Свиридова в
Москве.
Использование клишированной лексики: Конфликт с дагестанцами в Кировской об- СМИ пропаганди-
«Были также широко известные события в ласти, пос. Демьяново, аналог Кондопоги. руют ВМК. Запом-
Бирюлеве в Москве, которые начались по- Ввели ОМОН. нились (из-за
сле убийства Егора Щербакова лицом «не- массовости) Кондо-
славянской внешности»; недоверие к пога и Бирюлёво.
властям столицы, установка на самосуд.
Осуждение кавказцев в конфликте в Бирю-
леве: не лезь к нам со своими порядками.
Осуждение роста кол-ва мечетей в России.
Русских в Татарстане не любят: жгут церкви.
Табл. 8. Отношение респондентов к национализму и экстремизму
Крайне негативное Положительное отно- Ограничения латентно- Патерналистское отно-
отношение к национа- шение к национализму го национализма шение к национализму
лизму
Национализм – это просто Каждый уважающий себя Оперирование историче- Представление о национа-
отвратительные проявле- человек должен. скими отсылками (Герман- листах как людях вне
ния натуры людей. ский нацизм, Вторая закона. Решения по их
мировая война). деятельности – прерогати-
ва государства «моя хата –
с краю».

Нет плохих национально- Разведение понятий «Если действия национа- Любой национализм,
стей – есть плохие люди. «национализм» / «экстре- листов не доходят до кри- как ненависть к другому
мизм». минала, то спокойно этносу, должен быть
к нему отношусь». вне закона 277.

Национализм как утвер- Надо любить свою К националистам отно-


ждение своего превосход- культуру, но навязывать шусь с пониманием:
ства над другими – её другим нельзя. ими манипулирую
это плохо. политики, СМИ.

277 Р-т, М (23 года).


2.5. Государство и межэтнический конфликт
глазами респондентов
Наши респонденты считают, что этнонациональная
тематика в системе социальных отношений намеренно
«раздувается» конкретными людьми, приближенными к
власти. Как полагал ещё Геродот, «здоровая» нация не
акцентирует внимание на национальном вопросе, по-
добно здоровому человеку, который «не замечает» свое-
го позвоночника. Но, в случае, когда национальные
чувства задеты, достоинство нации задето, государство
моментально начинает широкомасштабную работу по
его восстановлению. Государство будет склонно слу-
шать только речи националистов, удовлетворять их
требования, вопреки здравому смыслу и логике увеще-
ваний философов, проповедников, ученых и реформа-
торов. Государство срочно объявляет себя нацией, и
начинает усиленно заниматься восстановлением наци-
ональных интересов, как на внутреннем, так и на внеш-
нем фронтах.
Цель такой же такой государственной деятельности:
отвлечь внимание населения от критики властей и пере-
направить народный гнев «друг на друга». А критиковать,
как полагают наши респонденты, есть что: админи-
стративный и чиновничий беспредел, галопирующая
коррупция, попустительское отношение к моральному
разложению молодёжи, трайбализм и плановость в
кадровых вопросах, беззаконие и беспредел в органах
полиции, судебной практики и следствия, казнокрад-
ство, криминализация власти, вырождение культуры и
интеллигентности, антинародная политика, и как ин-
струмент «перевода стрелок» – различные формы раз-
жигания межнациональной розни.
«Власть может регулировать межнациональные отношения
двумя методами: во-первых, это подавление; во-вторых – инте-
грация и взаимная адаптация. Все же хотелось бы надеяться,

134
что в нашей стране укоренился именно второй метод. Также
регуляция осуществляется через упомянутые ранее СМИ. Я бы
даже сказала, что в стране есть управление ВМК, которое реа-
лизуется как формирование определенного, необходимого для
смягчения конфликта такого рода социального настроения, и
толерантного общественного мнения. И все же, российская госу-
дарственная национальная политика способствует культурно-
этническому многообразию, предотвращает ксенофобию, изоля-
ционизм и экстремистские действия, или, на мой взгляд, стре-
мится к этому, стремится предотвратить ВМК» 278.
«Считаю подобного рода конфликты закономерным ре-
зультатом неадекватной политики властей привлечения эми-
грантов к трудовой деятельности на территории России. По
большей части, рабочие, приезжающие на заработок из соседних
стран, не обладают ни должной квалификацией, ни уровнем
общего образования, ни знанием языковых норм, правил, ни не-
обходимым морально-нравственным комплексом, который
ограничивал бы их действия, связанные с навязыванием своей
культуры на территории чужой для них страны. По прибы-
тию в страну, ничего из вышеперечисленного не подвергается
корректировке со стороны государства, обеспечивающего при
этом практически беспрепятственный их въезд. Как итог, мы
имеем значительные сообщества граждан, явным образом от-
торгаемых остальным обществом, ввиду их несоответствия
требованиям. Но, при этом, эти люди занимают обширную
нишу бытовых услуг, строительных, торговых предприятий и
иных низкоквалифицированных структур. Агрессия с обеих
сторон становится не более, чем естественным результатом
данных процессов. Бороться с этим, в первую очередь, необходи-
мо не столько на уровне воспитания, сколько на переоценке необ-
ходимости привлечения труда эмигрантов» 279.

278 Р-т, Ж (50 лет).


279 Р-т, М (23 года).

135
«Я считаю, что это серьезная проблема, которая должна
решаться на всех уровнях государственной власти и системой
образования, в том числе… в эпоху глобализации этнические
и расовые предрассудки недопустимы. Поэтому воспитание, а
также образование должно быть направлено на развитие тер-
пимости к людям других национальностей или конфессий.
Но главное, необходимо в целом повышать уровень культуры
людей» 280.
«…Что касается законодательной базы, то нужно прово-
дить соответствующую политику в отношении нелегальных
трудовых эмигрантов и компаний, которые нанимают их на
работу» 281.
«….Необходимы срочные, решительные, но очень взвешен-
ные и аккуратные меры по адаптации трудовых мигрантов в
нашем обществе…» 282.
«….В настоящее время в нашей стране трудовая миграция
не поддается четкому контролю» 283.
«…Сегодня нам нужна системная реализация политических
интересов, ценностей и норм, к тому же нужен правовой кон-
троль государства над соблюдением международно-признанных
принципов межэтнических отношений в полиэтничном обще-
стве» 284.
Респонденты уверены также в том, что именно власти
должны направлять усилия на предотвращение ВМК,
способствовать их разрешению в случае возникновения.
«Как и в случае с любым конфликтом, существует ряд прими-
рительных процедур, проводя которые, ВМК можно прекратить.

280 Р-т, Ж (28 лет).


281 Р-т, Ж (28 лет).
282 Р-т, Ж (67 лет).
283 Р-т, Ж (21 год).
284 Р-т, Ж (62 года).

136
Основные из них – самостоятельные переговоры между участ-
никами конфликта или медиация, то есть привлечение к кон-
фликту третьей, независимой стороны, то же касается и
конфликтов на национальной почве. Должны существовать
структуры, предоставляющие площадку для переговоров лидерам
национальных групп и диаспор. Любой конфликт проще разре-
шить, когда он находится в мирной стадии…» 285.
«Из этнических конфликтов тут не много видов и подви-
дов, потому что чаще они возникают по одной и той же при-
чине: из-за разности религиозных убеждений той или другой
этнической группы. Из-за “бытовых” проблем, и так же из-за
необразованности и невоспитанности, той или иной “этниче-
ской группы”…» 286.
«Прекращение ВМК…. Это довольно тонкая тема. По-
способствовать этому могли бы только очень грамотно проду-
манные законы, которые удовлетворили бы, и тех, и других.
Это скорее философский вопрос, который несет в себе много нюан-
сов, основанных на взаимопонимании. Разрешению ВМК, конечно
же, должно способствовать государство напрямую. …Вообще,
зачинщики ВМК – это люди со вспыльчивым темпераментом
и неуравновешенной нервной системой. Это люди, которые хо-
тят выплеснуть свои негативные эмоции на других людей. Те
люди, в свою очередь, отвечают им тем же, чем влекут за собой
конфликт. Это, как вечный двигатель…» 287.
Но, в силу того, что респонденты переживают
неотвратимость ВМК, в чем они склонны винить
именно органы государственного управления, они до-
вольно критично настроены в отношении государства.
«Власти, во-первых, не делают акцента, что это именно
межэтнические конфликты... Я не могу так сразу сказать,
что именно делают власти РФ для предотвращения ВМК.

285 Р-т, Ж (25 лет).


286 Р-т, М (23 года).
287 Р-т, М (23 года).

137
Знаю вот, что представители ислама часто выступают по
телевизору с призывами жить дружно…» 288.
«…Государство провалило миграционную политику, по су-
ти, открыв границу для всех желающих из бывшего СССР,…
и все следующие шаги в этом направлении являются слишком мяг-
кими и уже не могут кардинально изменить ситуации…»289.
«Мне кажется, ВМК возникают из-за слабого миграционно-
го законодательства и политики двойных стандартов в отно-
шении власти и регионов, в особенности, с национальными
республиками. А все это началось с просчетов власти в первые
годы после распада СССР» 290.
«Да, я считаю надо просто ужесточить миграционную по-
литику, банально сделать визовый режим, те, кто хочет
ехать работать, получат в любом случае визу, но зато сразу
будут отсеиваться как раз асоциальные приезжие. Во-вторых,
нужно ужесточить условия пребывания и нахождения приезжих,
но эти шаги, в том числе, должны быть направлены и в отно-
шении работодателей, потому что они позволяют жить десят-
кам трудовых мигрантов в одной комнате. А ещё сделать
обязательным знание основ русского языка» 291.
«Вся проблема ВМК, как раз является виной государства.
Если брать народы России, то и со стороны русских, и со сто-
роны тех же выходцев с Кавказа хватает бунтарей и национа-
листов, которым так и не терпится воздвигнуть себя в титул
самых главных. Но, ведь живем мы в одном государстве, и пра-
ва у нас одинаковые должны быть. Это все происходит из-за
плохого воспитания в семье, давление со стороны круга общения,
и из-за попустительства со стороны государства в этнических
отношениях между гражданами» 292.

288 Р-т, Ж (23 года).


289 Р-т, М (23 года).
290 Р-т, М (23 года)
291 Р-т, М (23 года).
292 Р-т, М (23 года).

138
«СМИ любят “подхватить” ВМК, особенно разные теле-
шоу, для повышения своего рейтинга. Из-за СМИ, в том числе,
процветают националистические идеи в обществе. Репортажи
идут, информация льется, а вокруг ничего не меняется (особенно
в действиях государства), поэтому это начинает многих напря-
гать…» 293.
«Государство пытается предпринимать с помощью СМИ
некие пиар-ходы, а получается просто политика сглаживания
конфликтов, другое дело, что она особо не работает, потому,
что предпринимаемые шаги не показывают каких-то суще-
ственных изменений» 294.
Анализ смысла высказываний респондентов-жителей
крупного российского мегалополиса делает очевидным,
насколько сильна их вера в то, что именно государство
ответственно за организацию социальных отношений.
Большинство испытывает чувство неудовлетворенно-
сти за то, что государство в лице руководства страны,
чиновников и представителей СМИ не справляется с
обязанностями, которые они, как народ, возложили на
власть. Наших респондентов не устраивает модель об-
щественных отношений, в которой ориентированная
в ресурсном на транснациональные корпорации отно-
шении правящая элита пользует труд мигрантов, остав-
ляя народу страны место некой буферной зоны.
Россияне, включая население мегалополисов, предста-
вителя которого являются наши респонденты, исполь-
зуется элитой в качестве буфера между нею и зоной
хаоса (духовного, экономического, социального), т. е. той
зоной, где зреют предпосылки социальных взрывов,
включая ВМК. Поэтому в представлениях наших респон-
дентов государство, скорее симулирует работу по органи-
зации жизни общества, чем выполняет свою работу.

293 Р-т, М (23 года).


294 Р-т, М (23 года).

139
Общество во всех цивилизованных странах мира в
эпоху глобализации, включая современную Россию,
испытывает действие законов демографического перехо-
да. Следствием закона является: сокращение рождаемо-
сти, увеличение продолжительности жизни, изменение
гендерного порядка, становление институтов граждан-
ского общества и др. В России же следствием этого за-
кона стала подмена реальной деятельности институтов
государственной власти имитационной. Иными слова-
ми, феномен, определенный французскими социоло-
гами и культурологами (Ж. Батаем, затем Ж. Делёзом и
Ж. Бодрийяром) как симулякр, получает повсеместное
распространение на всех уровнях социальной действи-
тельности, включая регулирование отношений жителей
страны-реципиента и трудовых мигрантов. Ж. Т. То-
щенко посвятил специальное исследование этому виду
имитации власти государства, а именно, симулякриза-
ции социальной, политической и экономической жизни
России в рамках изучения особенностей трансформации
общественного сознания в России (1980–2000-е годы)295.
Тем не менее, современная мировая история может
предоставить нам яркие примеры плодотворных результа-
тов реальной, а не имитационной внутренней политики.
Это возрождение немецкого государства (ФРГ), развитие
Сингапура, Малайзии, Южной Кореи, послевоенной
Японии, Китая. Тем не менее, как высказалась корре-
спондент «Эха Москвы» Ю. Латынина в одном из своих
эфиров: «…Вообще, конечно, история с освобождени-
ем Ходорковского – хороший пример того, что, судя
по всему, в Кремле отсутствует стратегическое плани-
рование, и всё, что происходит, это результат не каких-то

295Тощенко Ж. Т. Новые лики деятельности: имитация // http://


toschenko.ru/publication/23/; Тощенко Ж. Т. Кентавр-проблема.
Опыт философского и социологического анализа. М.: Новый
хронограф, 2011.

140
хитроумных долгоиграющих замыслов, а просто как
раз реакция на обстоятельства» 296.
То, что Ж. Т. Тощенко обосновал в своих статьях, а
именно, симукляризацию действия властей в организа-
ции отношений между населением страны-реципиента
и трудовыми мигрантами, наши респонденты пережива-
ют интуитивно. Они ощущают неконтролируемое, сти-
хийное развитие общества и государства на всех уровнях.
Условием имитации является отсутствие устойчивой
обратной связи с народом. Что стоит исполненное со-
жаления утверждение нашего респондента: «Мы для вла-
сти никто» 297. Наши респонденты прекрасно понимают,
что провозглашенные в Конституции право на самоор-
ганизацию и самоуправление народа, т. е. возможность
реализации своей судьбы, возможность обустроить своё
жизненное пространство в условиях интенсификации
миграционных процессов невозможно реализовать. По
сути дела, провозглашение принципа самоуправления
и самоорганизации – демагогия, как форма проявления
имитации решений власти. Как полагал автор статьи в
СОЦИСе, директор Социологического центра при
Российской академии государственной службы при
Президенте РФ В. Э. Бойков: «Этот “разгул” демагогии
дополняла полная невнятица и несогласованность прин-
ципов политического строительства между Конституцией
РФ и конституциями почти всех республик и даже
Уставами краев и областей. А в результате только от 2
до 4,6% людей убеждены, что они могут влиять на госу-
дарственную жизнь, участвовать в управлении обще-
ством…»298. Рассуждая о государственной ответственности

296 Латынина Ю. Код доступа // http://echo.msk.ru/programs/


code/1371442-echo/#element-text.
297 Р-т, М, (23 года).
298 Бойков В. Э. Социально-политические ценностные ориента-

ции россиян: содержание и возможности реализации // СОЦИС,


2010, № 6, с. 34.

141
в деле регулирования и наведении порядка в процессах
трудовой миграции, респонденты готовы были на уже-
сточение законов, даже, если бы это ужесточение
нанесло ущерб им самим. Социологи пришли к выво-
ды, что «пороки сложившейся псевдодемократии при-
вели к тому, что 59% стали выступать за порядок, даже
“если для его достижения придется пойти на некоторые
нарушения демократических принципов и ограниче-
ния личных свобод”, в то время как за “демократию,
даже если ее последовательное соблюдение предоставляет
определенную свободу разрушительным и криминаль-
ным элементам”, выступило только 18%»299. Социологи-
ческие опросы зафиксировали следующую ситуацию:
34% респондентов хотели бы перестрелять всех взя-
точников и спекулянтов, а еще 38% это идея приходит
в голову иногда 300.
Отсутствие регуляции миграционных процессов со
стороны государства московские социологи объясняют
возникшими в результате расширения имитационной
деятельности государственных структур, а именно: ис-
кусственных процессов, способствующих достижению
представителями власти специфических (корыстных),
мнимо общественно значимых, групповых или корпо-
ративных целей. Респонденты чувствуют, что на госу-
дарственном уровне имитация работы властей несет
угрозу существованию населения страны, к деградации
общественных отношений. Предпринимаемые властя-
ми попытки справиться с потоком проблем, включая
проблемы, связанные с трудовой миграцией, угрозой
возникновения ВМК, в сознании респондентов отра-
жаются, с одной стороны, как усиление этих процессов,
а с другой – как имитация деятельности государственных

Общественное мнение-2009. М.: Левада-Центр. 2010, с. 60.


299

Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних со-


300

циологических замеров). М.: Институт социологии РАН, 2011.

142
структур. Как полагал Ж. Т. Тощенко: «Имитация ста-
новится возможной тогда, когда нет лидеров, нет таких
руководителей и политических сил, которые бы взяли
на себя историческую, (а не только личную) ответ-
ственность за проводимый политический курс» 301.
Табл. 9. Патерналистские установки респондентов
в вопросе о причинах ВМК
Латентные установки на патернализм в массовом сознании
жителей мегалополиса
Государство – Государство Критика политики
организатор должно: управлять государства в от-
и устроитель ВМК ношении трудовой
общественной миграции
гармонии
Следить за мигран- Государство обязано: Местные власти
тами и миграцией предвосхищать, ничего не делают,
должны власти. регулировать, чтобы смягчить
гасить ВМК. ВМК.
Политика Государству необхо- Власти
в отношении ТМ димо наладить такие коррумпированы
неадекватна. отношения с Прес- и несправедливы.
Возникает агрессия сой, которые полно-
с обеих сторон: стью исключат
ТМ и местные. разжигание нацио-
нальной розни.
В разжигании нац. Несмотря на то,
розни виноваты что наше государство
СМИ, которые де- осуществляет непра-
лают на них поли- вильную политику
тический навар. в области трудовой
миграции, мы –
сторонники патерна-
лизма.

Таким образом, наши респонденты, рассуждая о


ВМК, как об одном из мощных выплесков социального

301 Тощенко Ж. Т. Новые лики деятельности: имитация // http://

toschenko.ru/publication/23/.

143
напряжения, указывали на отсутствие у государствен-
ной власти четкой стратегии развития страны, под-
крепленной научно-обоснованными и обеспеченными
четкими долгосрочными целями.
Большинство наших были респондентов уверены в
том, что власть, а именно, законодательные и право-
охранительные органы государственного управления,
обязана регулировать не только процессы трудовой ми-
грации, но и ситуации социального напряжения, кото-
рые становятся, своего рода, спусковыми крючками
ВМК. Респонденты обвиняют в бездействии власти,
которые не торопятся принимать меры для регуляции
процессов трудовой миграции. Респондентов настора-
живает возможность необратимых социальных и куль-
турных изменений в жизни российского общества под
влиянием нерегулируемой государством культурной
экспансии со стороны мигрантских сообществ (табл. 9).
Государство, по мнению респондентов, ответственно за
фильтры, которые позволяют качественный отбор
культурных заимствований с целью заполнения лакун
культурной жизни людей страны-реципиента трудовой
миграции. Жесткость и характер этих фильтров опреде-
ляется степенью близости ценностно-мировоззренческих
оснований взаимодействующих культур, по принципу:
другие, чужие, враждебные.

144
Глава 3. Образы трудовой миграции
глазами респондентов
3.1. Трудовая миграция как предмет
социальной дискуссии
Когда-то Н. А. Бердяев сказал, что процесс выхода
национальных культур на мировую арену драматичен и
чреват неоднозначными последствиями 302. Сегодня не-
обходим новый взгляд на географию регионов, кото-
рые оказались вовлеченными в процесс глобализации.
Этот взгляд позволит по-новому оценить роль людей,
сообществ, включая сообщества трудовых мигрантов,
разнообразных культур, непосредственно участвующих
в этом процессе.
Для России проблемы трудовой миграции тесно
переплетаются с вопросами замещающей трудовой ми-
грации. Как отмечалось в «Концепции государственной
миграционной политики Российской Федерации на пе-
риод до 2025 г.»303, за последние 20 лет миграционный
прирост компенсировал более половины естествен-
ной убыли населения. Демографы (Л. Л. Рыбаковский,
А. Г. Вишневский, Ж. А. Зайончковская) полагали, что
привлечение иностранных работников является поло-
жительным фактором, который способствует развитию
экономики.
Обобщая определения, которые приводятся в спра-
вочниках и энциклопедиях, можно сказать, что трудовой
мигрант – это человек, который занимается оплачивае-
мой деятельностью на территории страны, резидентом
которой не является. Известно, что поведение много-
численной группы трудовых мигрантов, которые готовы

302 Бердяев Н. А. Философия неравенства. Париж: YMCA-Press,


1990.
303 Сайт президента России // http://news.kremlin.ru/acts/15635.

145
заниматься неквалифицированным трудом на территории
современной России обусловлено: 1) желанием мини-
мизировать риск потери дохода семьи в стране посто-
янного проживания, а не получение высокого дохода в
стране пребывания 304; 2) формированием (усилиями
трудовых мигрантов, а часто и местными руководите-
лями их приезда) в стране двойного, а иногда даже и
тройного рынка труда (к первичному и вторичному
рынкам занятости добавляется рынок эмигрантского
анклава 305); 3) мобильностью населения страны исхода
трудовых мигрантов 306; 4) связями, которые усиливают
процесс трудовой миграции и инкорпорацию их в об-
щество принимающей стороны 307.
Трудовой мигрант, в отличие от кочевника, путеше-
ственника, туриста – это человек, который бежит, покидая
местность, исчерпавшую для него свой ресурс308. В усло-
виях увеличения трудовой миграции (2010–2014 гг.),

304 Теория социального капитала // Чумаков А. Н. Глобализация.


Контуры целостного мира: монография. М.: Изд-во Проспект,
2005.
305 Теория сегментированности рынка труда // Миграция в

трансформирующемся обществе / Под ред. Ж. Зайончковской.


М., 2000.
306 World migration 2005. Costs and benefits of international migration //

http://www.iom.int/jahia/ webdav/site/myjahiasite/shared/shared/
mainsite/published_docs/books/wmr_sec02.pdf.IOM//http://www.i
om.int/jahia/webdav/site/myjahiasite/shared/shared/mainsite/publis
hed_docs/books/wmr_sec02.pdf; Теория рынка труда по посыла-
ющим регионам // Миграция населения в контексте социальных
наук / Под ред. И. Н. Молодиковой. Смоленск: Маджента, 2004,
с. 28, 32–34.
307 Теория социального капитала // Чумаков А. Н. Глобализация.

Контуры целостного мира: монография. М.: Изд-во Проспект,


2005.
308 Делез Ж., Гватари Ф. Трактат о номадологии. Машина войны //

Новый круг. 1992, № 2, с. 185; Скот Дж. Благими намерениями


государства. Почему и как проваливались проекты улучшения
жизни. М.: Университетская книга, 2005, с. 166–167.

146
облик социальной и культурной городской среды Пе-
тербурга, а также параметры городской идентичности
претерпевают изменения. Об этом свидетельствуют:
1) изменения состава работников сферы услуг (торговый
персонал на рынках и в супермаркетах представлен,
главным образом, трудовыми мигрантами из Средней
Азии и Кавказа); 2) увеличение числа правонарушений,
совершенных, в основном, нелегальными трудовыми
мигрантами; 3) рост негативных стереотипов в отно-
шении трудовых мигрантов в общественном сознании.
В конце 1990-х гг. рыночные пространства россий-
ских мегалополисов стали меняться: места, которые
традиционно занимали пригородные совхозы и колхо-
зы, оккупировали торговцы из Таджикистана, Азербай-
джана, Узбекистана, Армении. В спальных районах
больших российских городов стали возникать стихий-
ные рынки, где впервые и состоялась массовая встреча
местного населения с «другими». Вчерашние «свои»
(например, из числа тех, кто приезжал в Петербург в
советское время из союзных республик) уже приобрели
качества «чуждости» и рассматривались под негатив-
ным углом зрения.
В дальнейшем постепенно меняется облик не толь-
ко «чуждых торговых» сообществ, но и стремительно
возникавших других типов сообществ «чужих», вклю-
чая сообщества трудовых мигрантов. Сегодня это уже
не молчаливые уборщики территорий или незаметные
строители, которые готовы ютиться по подвалам и ва-
гончикам 309. Это люди, которые активно формируют
крупные социальные сети на основе торговли, превра-
щаясь во все более заметные субъекты деловой активно-
сти, захватывая рынки, трансформируя их в форпосты
этнической экономики («азербайджанские», «узбекские»,
309Воронов Н. М. Существует ли этническая экономика? // Эт-
ничность и экономика. СПб.: ЦНСИ, 2000, с. 42–47.

147
«армянские»). Эти этнические образования строятся на
основе сетей как кровного, так и социального родства,
дружественных связей, деловых контактов, скреплен-
ных родственными отношениями и узами землячества,
а также религиозными ценностями (ислам). Социальная
сеть – это стабильная модель непосредственного взаи-
модействия между людьми 310. Социальные мигранты
отличаются следующими характеристиками: 1) просто-
той налаживания контактов внутри сети; ориентацией
участников сети на рациональный тренд общения (выго-
да); 2) доверием к «своим»; 3) поддержкой существования
извне (методы нивелирования давления общества при-
нимающей стороны); 4) обширным пространственным
охватом. По типу они разделяются на: 1) кланово-
семейные, 2) деловые, 3) криминальные, 4) земляческие.
Сети функционируют по принципу патрон-клиент, с
ними часто связанны «крыши» и криминальные группи-
ровки. «Узлами» существования таких сетей в крупных
российских мегалополисах часто становятся рынки.
Рынки, как и в далеком прошлом на Востоке, являются
хозяйственными и социальные площадками обмена това-
рами, услугами, новостями 311.
Например, при формировании сети поставщиков на
рынках этничность используется как дополнительный
ресурс, социальный капитал группы, который позволяет
минимизировать издержки и максимизировать прибыль.
Так, киргизы-торговцы, обосновавшиеся в Забайкалье,
гораздо легче налаживают связи с китайскими оптовика-
ми, чем с русскими. В данном случае в пользу их бизнес-
предприятий работает «примордиальный» этнический

310 Рона-Тас А. Устойчивость социальных сетей в посткоммуни-

стической трансформации Восточной Европы // Неформальная


экономика. Россия и мир. М.: Логос. 1999, с. 396–411.
311 Переселенческое общество Азиатской России: миграции, про-

странства, сообщества. Иркутск: «Оттиск», 2013, с. 23.

148
фактор 312. При этом, предпринимателей (как они сами
утверждают, не важного кого – таджиков, киргизов, уз-
беков) объединяет приверженность исламу.
Феномен этнической экономики в условиях глоба-
лизации приобрел универсальный характер. Благодаря
работам И. Лайта 313 и Р. Уолдингера 314 возникло пред-
ставление о том, что трудовые мигранты в условиях
жизни на чужой территории попадают в особую ситу-
ацию. Они одновременно испытывают прессинг со
стороны принимающего общества, но компенсируют
это давление как группа, используя дополнительный
ресурс, который принято обозначать как этнический.
Этот ресурс помогает им консолидироваться. 315 Этнич-
ность такого типа определяется на основании «объек-
тивных критериев», а также «естественных установок»
(термин Г. Гарфинкеля).
Этническая и религиозная идентичности рассмат-
риваются трудовыми мигрантами и торговцами как
важный ресурс на начальных стадиях адаптации к усло-
виям жизни в обществе принимающей стороны на
раннем этапе. Эти виды идентичности важны для тор-
говцев, которые работают на улице. С течением времени,
т. е. в ходе процесса накопления ими социального капи-
тала, денежных средств, а также перемещения их торго-
вого бизнеса с улицы в специальные помещения, эти
виды идентичности теряют для них свою актуальность.
Торговцы идут на многие жертвы, ибо это позволяет

312 Из Азии в Сибирь, или В поисках «Нового света» (положение


трудовых мигрантов из Центральной Азии в Бурятии). Улан-Удэ:
Изд-во БНЦ СО РАН , 2013, с. 81.
313 Light I. Immigrant and Ethnic Enterprise in North America //

Ethnic and Racial Studies. Vol. 7. № 2. April, 1984, р. 34.


314 Waldinger R. Immigrant enterprise. A critique and reformulation //

Theory and Society. № 15, 1986, р. 56.


315 Light I. Ethnicity and Business Enterprise. Making It in America.

L. and Toronto: Associated University Presses, 1986, р. 21.

149
им увеличить прибыль, а также совокупный социаль-
ный капитал (связи), минимизировать издержки разно-
го уровня. Конечно, этничность, этническая экономика
возникает как ответ на вызовы окружающей европейской
среды в сообществах, как торговцев, так и трудовых
мигрантов. В условиях жизни в современном россий-
ском мегалополисе примордиальная этничность даже
уличных торговцев быстро размывается. Представители
примордиально-этнического сообщества со временем
приобретают все более явную транслокальную иден-
тичность. На процесс формирования транслокальной
идентичности оказывает влияние длительность пребы-
вания мигранта в обществе принимающей стороны
(«стаж»), умение и желание расширить горизонты иден-
тичности (ощущения самости) за счёт приобщения к
ценностям культуры общества принимающей стороны.
Так, обрусевшему таджику труднее найти общий язык с
недавним мигрантом из памирского кишлака, чем с жи-
телем мегалополиса. Довольно тонок механизм работы
рационального выбора при установлении взаимовы-
годных торговых и деловых контактов. Разумеется, вы-
бор торгового партнёра осуществляется по принципу
«у кого дешевле взять товар». Но, при этом обязатель-
но учитывается фактор примордиальной этничности.
Например, если этнически «свой» и этнически «чужой»
поставщики предлагают товар по одинаковой цене,
выбор падает на «своего». Социальные этнические сети
сплачивают людей на основании возможности осуще-
ствить контроль, например, за передачей денег, заработан-
ных в мегалополисе, а затем отправляемых с земляками
в деревню. В этой ситуации складываются тесные кон-
такты именно с тем кругом знакомых лиц, которым дове-
ряют как землякам. Сфера занятости (работа на рынке,
стройке, в конкретной сфере услуг, ЖКХ) сплачивает
людей, включая трудовых мигрантов, на основе про-
фессиональной деятельности, по-новому опредмечивая

150
и социализируя городские пространства. Новизна при
этом реализуется в форме размытого неотрадициона-
лизма. Неотрадиционализм – это комплекс признаков,
которые характеризуют процесс актуализации примор-
диальной этничности в современной российской культу-
ре. Под неотрадиционализмом мы понимаем комплекс
признаков, характеризующих процесс актуализации в
современной российской культуре разрозненных элемен-
тов исторических традиций. Эти элементы подвергаются
вторичной семантизации и постоянно реинтерпрети-
руются разными группами населения современного
российского мегалополиса. Поэтому, неотрадициона-
лизм – это феномен не традиционного, и даже не совре-
менного российского общества. Неотрадиционализм –
это сложный социокультурный феномен переходного
общества, ориентированного на свою будущую модель.
Как то ни парадоксально, но неотрадиционализм –
это инструмент социального и культурного конструи-
рования модели будущего общества. Он реанимирует
именно примордиальную этничность ещё очень хо-
рошо сохраняемую сообществами трудовых мигрантов
с Кавказа и из Средней Азии. Для них она становится
тем легко воспроизводящимся защитным ресурсом, о
котором они быстро вспоминают в кризисных ситуа-
циях в жизни в большом российском городе. Если
размеры миграционных потоков слишком велики, го-
род может «захлебнуться» под натиском элементов
примордиальной этничности, например, исламизиро-
ванного сообщества трудовых мигрантов. В итоге город,
даже такой, как исконно ориентированный на Европу,
Санкт-Петербург, может сменить свой европейский об-
лик. Это весьма конфликтный процесс, который может
иметь яркую этническую форму. Этнизация больших
городов мира, как известно, начинается с моментов
символического характера. Сначала изменятся вывески
на городских улицах, потом появятся этническая кухня,

151
национальные закусочные, рестораны, магазины. Сле-
дующий этап носит более экономически выраженный
характер – начинается формирование жилых кварталов,
которые заселяют мигранты. Такова история многих
городов китайско-русского приграничья. Новая этнич-
ность, сформированная мигрантами, в определенных
частях больших городов может стать товаром, привлека-
тельным для туристов. Наиболее подвержены опасности
этнизации под натиском миграционных процессов, под-
крепленных интенсификацией торговли, – это города,
которые утратили свои имперские функции. Такими
городами на бывшем советском пространстве стали Ри-
га, Таллинн, Баку, Ташкент.
В различных фазах мировой экономики эпохи ка-
питализма наблюдалось повторение некоторых урба-
нистических организационных моделей 316. Особенность
современного этапа – господство информационных
технологий и связанный с этим рост мобильности и
ликвидности капитала. Например, в ХХ в. под влияни-
ем процессов арабского нациестроительства изменила
свой облик и древняя Александрия, которая на протя-
жении веков была торговым форпостом Евразии.
Крупные города с имперским статусом, как правило,
становятся оплотами нациестроительства. Если есть
соответствующий политический заказ. Города такого
типа начинают вбирать в себя население провинции,
выстраивая на их основе нацию, меняя их идентич-
ность, как это случилось с Петербургом до момента пе-
реноса российской столицы в Москву.
Монреаль в XIX в. был англоговорящим городом, в
котором процветала торговля. В ХХ в. в процессе пере-
селения в город сельского населения в нем произошла
«тихая революция», и он стал франкоговорящим городом.

316 Сассен С. Глобальный город: введение понятия // Глобальный

город: теория и реальность. М.: ООО «Аванглион», 2007, с. 9–27.

152
Теперь центром этнической ассимиляции становились
не англо-, а франкоязычные городские учреждения. Как
писал директор Института Кеннана, специалист по ур-
банистке, автор нескольких книг о России и Украине
Блэр Рубл: «Соседствующие друг с другом кварталы
Монреаля “звучали” по-разному, поскольку окружаю-
щая среда формировалась под влиянием двух разных
языков, и выглядели по-разному, благодаря тому, что
разные этнические группы стремились обустроить
свою жизнь в Канаде по опыту и подобию своих пред-
ков» 317. Сегодня можно говорить о Монреале как о
мультикультурном городе, уходящем корнями во фран-
коязычную среду 318. Вашингтон уходит корнями в аф-
роамериканскую среду. В нём, также как и в Монреале
и Нью-Йорке с течением времени возник социальный
капитал разнообразия. Тем не менее, мало кто из исследо-
вателей склонен утверждать, что Нью-Йорк, в отличие от
Монреаля, мультикультурный город319. Социальный ка-
питал разнообразия менял образ городов под давлени-
ем трансграничных мигрантов. Модель механизма
изменения облика города следующая. Когда сообще-
ства, например, трудовых мигрантов начинают пони-
мать, что они выгодны экономически, они начинают
проявлять интерес к политике, прежде всего, к муници-
пальной. Муниципальное правительство Вашингтона в
период выборных компаний старалось привлечь,
например, группы латинос на свою сторону, ставя их
вопросы на повестку дня. Решая одну проблему за дру-
гой, латинос и другие вашингтонцы неамериканского
происхождения отвоевывали для себя как сообщества всё

317 Рубл Б. Социальный капитал разнообразия: к вопросу о креа-


тивности разделенных городов // Вестник Института Кеннона в
России. 2006. Вып. 9, с. 7.
318 Germain A., Rose D. Montreal. The Quest for a Metropolis. N.Y.:

John Wiley & Sons Let., 2000, р. 214.


319 Ibid.

153
большее место между белыми и черными. Чиновники
начинают вести дела на языках трансграничных ми-
грантов. В начале 2004 г. был принят закон, обязавший
более 20 городских учреждений оказывать услуги насе-
лению на амхарском, корейском, испанском и вьетнам-
ском языках, а также на мандаринском наречии
китайского320. Следующий шаг – разрешение лицам,
не имеющим американского гражданства, участвовать
в выборах 321. В ближайшем будущем миллионы неле-
гальных мигрантов, наводнивших страну, станут по-
беждать на выборах, оставляя за бортом полноправных
американских граждан. Крупные города мира столети-
ями накапливали многообразие. Но история развития
этих городов совсем не безоблачна. Например, сегодня
угроза терроризма, различных форм криминала застав-
ляет людей с подозрительностью относиться к транс-
граничным мигрантам, включая нелегальных трудовых
мигрантов.
Принцип разума и справедливости очень часто был
выше понимания местных жителей. Многие столицы Ев-
ропы и Америки реализовывали на практике принцип
прагматического плюрализма, демонстрируя большой
запас социального капитала разнообразия.
Для Петербурга начала ХХ в. была характерна космо-
политичность, ориентированность на Европу в широ-
ком спектре культурных предпочтений, этнокультурная
гетерогенность, открытость. Постепенно со сменой
статуса, город всё активнее принимал и адаптировал
приезжих, часть которых, позднее, в 1950-е годы полу-
чала статус «лимитчиков». Лимитчики – это приезжие
люди из провинции, в основном из деревни (из Псков-
ской, Новгородской областей, а также из деревень По-
волжья и др. регионов России), в рабочей силе которых
город нуждался. Это были представители внутренней

320 Рубл Б. Указ. раб., с. 7–19.


321 Там же.

154
замещающей миграции. Люди из деревни начинали
осваивать город, приспосабливать его к своим прави-
лам жизни. Со сменою, сначала имперского статуса,
а затем и статуса культурной столицы, произошло то,
что можно охарактеризовать как поглощение горо-
да сопредельными (деревенскими) культурными про-
странствами. В 1950–1970 гг. государство регулировало
процессы урбанизации, одним из которых было пере-
селение большого количества людей из деревни в город
с помощью таких механизмов, как контроль прописки,
систему городской застройки, рынок рабочей силы.
В конце ХХ в Петербург был уже не городом с тремя
основными зонами: 1) историческим центром (грани-
ца – р. Фонтанка), 2) капиталистической застройкой
(граница – Обводный канал); 3) постиндустриальной
(граница – спальные районы города), но городом, по-
глотившим многие пригородные районы. Петербург
превращается в городскую страну, подобную «большой
Москве». Пока в России не будет внятной политики
урбанизации городов, российские крупные города бу-
дут оставаться «городами потребителями», но не «горо-
дами-производителями», и тем более не «глобальными
городами», т. е. центрами глобальных операций, коор-
динации, контроля и власти транснациональных кор-
пораций.
Старый Петербург стремительно превращался в
миф, о метафизике культурной столицы России рас-
суждали философы и поэты. Перевоплощение города,
изменение его символического, социального, экономи-
ческого облика – это процесс конфликтный. Даже в
ситуации поглощения жителей городов выходцами из
провинции, это был конфликт между сообществами
выходцев из деревень Псковской, Новгородской и других
областей России – «понаехавших тут» и петербуржцев –
«наглых, шустрых и шибко грамотных» горожан. Изме-
нить облик индустриального города под натиском лю-
дей из провинции в короткий срок сложно. Например,
155
превратить русский город Усть-Каменогорск в казахский
под натиском миграционных процессов оказалось невоз-
можным. Вытеснить казахами-мигрантами русских рабо-
чих индустриальных предприятий Усть-Каменогорска
оказалось гораздо сложнее322, чем в той же Астане сменить
властную и культурную элиту выходцами из степей323.
Приход новых мигрантских групп может не только
провоцировать социальное недовольство и способство-
вать конфликтогенности, но оказывать и положитель-
ное влияние на жизнь городских сообществ. Известны
примеры, когда приход новых мигрантов способство-
вал разрешению старых этнических конфронтаций 324.
Постепенно эти образования (сообщества трудо-
вых мигрантов) становятся предметами общественно-
политических дискуссий, а, в некоторых случаях, и
инструментами политического и финансового манипу-
лирования. Российская бюрократия и чиновники самого
разного уровня охвачены коррупцией. Поэтому, и для
чиновничества СПб, и для чиновников Кяхты, где се-
годня усилились процессы трудовой миграции из Мон-
голии, актуальным являются замечания респондентов:
«…вся проблема в том, что наши власти больно любят
взятки. Ну, а монголы этим пользуются. Дал, где нужно, и
решил все проблемы. У них все взаимоотношения на этом завя-
заны. Все они договорились» 325.

322 Панарин С. Русскоязычные у внешних границ России: вызовы и


ответы (на примере Казахстана) // Диаспоры. 1999, № 2–3, с. 154.
323 Алексеенко А. Миграции и борьба за городское пространство

в независимом Казахстане // Местные сообщества, местная власть


и мигранты в Сибири на рубежах XIX–XX и XX–XXI веков /
Науч. ред. В. И. Дятлов. Иркутск: «Оттиск», 2012, с. 384–389.
324 Рубл Б. Указ. раб.; Критику распространенного представления о

«критической массе» мигрантов см.: Шнирельман В. Мигрантофобия


и «культурный расизм» // Ab Imperio. 2008, № 2, с. 299–312.
325 Из Азии в Сибирь, или В поисках «Нового света» (положение

трудовых мигрантов из Центральной Азии в Бурятии). Улан-Удэ:


Изд-во БНЦ СО РАН , 2013, с. 161.

156
Изменение городской идентичности 326 под влияни-
ем процессов трудовой миграции сегодня не только
рефлексируется общественным сознанием, и, соответ-
ственно, подается СМИ как социальная проблема. До
февраля 2014 г. многие тексты СМИ, в которых подни-
мался вопрос о трудовой миграции, носили алармистский
характер, были избыточно эмоциональны, и отражали
тенденцию разделять жителей города на «коренных» и
«понаехавших». По данным исследования стереотип-
ных представлений жителей Санкт-Петербурга о тру-
довых мигрантах (выходцах с Кавказа, Средней Азии,
Молдовы и Украины), проведенного нами в 2011–2012 гг.,
угроза возможного межнационального конфликта в то
время витала в воздухе. Так, мужчины в возрасте 35–
60 лет оказались готовы взять оружие в руки в случае
возникновения угрозы вооруженного конфликта с тру-
довыми мигрантами. К ним готовы были присоеди-
ниться женщины в возрасте 19–25 лет 327.
С одной стороны, в случае принятия решения уко-
рениться в среде страны-реципиента бывшие трудовые
мигранты ослабляют свои связи с конфессией, стараясь
расширить свой социальный капитал за счет новых
контактов в обществе принимающей стороны. Они не
только отдают своих детей в школы, но стараются
наладить контакт с учителями, а их дети заводят друзей
среди одноклассников, стараются хорошо учиться.
Школа постепенно становится тем информационным
пространством, где очень ясно проявляются процессы,

326 Теория глобального города // Юдина Т. Н. Социология ми-


грации. М.: Академический проект, 2004, с. 8–9, 15.
327 Окладникова Е. А., Ю. В. Верминенко. Острые социологиче-

ские проблемы в зеркале общественного мнения жителей Санкт-


Петербурга. СПб.: СПбГИЭУ, 2013; Окладникова Е. А. Результаты
социологического исследования по теме: «Трудовая миграция в
Санкт-Петербурге в 2011–2012 гг.» // Архив автора. СПб., 2012.

157
происходящие в обществе в целом. Изучая грамматику
и арифметику, школьники постигают правила, часто
неформальные, но необходимые для успешной адапта-
ции. Они начинают устанавливать адекватные взаимо-
отношения с представителями самых разнообразных
сегментов общества. Эта лаборатория жизни важна для
детей трудовых мигрантов, т. к. именно таким путём
они осваивают запутанные языковые и общественные
нормы общества-реципиента.
С другой стороны, в лексиконе жителей страны-
реципиента получают распространение такие клиши-
рованные выражения, как «работать как таджик», «работать
таджиком», «таджикская зарплата», «таджикский труд»328.
Понятие «таджик» постепенно размывает свой этниче-
ский смысл, и приобретает социально-экономическую
коннотацию. Тоже происходит и с другими понятия-
ми: «кавказцы», «среднеазиаты». В контексте социально-
экономической коннотации для населения принимающей
трудовых мигрантов стороны «ген рыночного пред-
принимательства», им свойственный, исключает их из
числа людей, «способных к труду».
До событий начала 2014 г., т. е. до начала военных
действий на Украине, трудовые мигранты были устойчи-
вым информационным поводом для СМИ и городских
властей. Еще в начале зимы 2014 г. СМИ выступают
как носители информации о настроениях общества.
Журналисты формируют дискурсивное поле, которое
отражает эти настроения. Летом 2014 г. актуальная те-
матика СМИ практически полностью была переориен-
тирована на украинскую тематику и связанные с ней
вопросы внешней политики России. Тем не менее, го-
родские власти по-прежнему были вынуждены обращать

328Переселенческое общество Азиатской России: миграции, про-


странства, сообщества. Иркутск: «Оттиск», 2013, с. 28.

158
внимание на проблемы трудовой миграции. Несмотря
на переориентацию алармистской риторики СМИ, в
сознании жителей мегалополисов продолжали копиться
страхи, негативные переживания, реально или фанта-
зийно связываемые с трудовыми мигрантами. Это есте-
ственный процесс, ибо он развивается в условиях, когда
глобальные города концентрируют не только техноло-
гии, информацию, финансовый капитал, но и капитал
социального разнообразия. Последний же включает
растущую долю «обделенного» населения (мигрантов,
дискриминируемых женщин, стариков, бедные слои насе-
ления). Мегагорода, какими в России являются Москва,
Санкт-Петербург, Екатеринбург становятся простран-
ством множества социальных противоречий и кон-
фликтов. В таких городах по-новому формулируются
вопросы о власти и неравенстве, увеличивается разрыв
не только между бедными и богатыми слоями населе-
ния, но и элитными, «спальными» и рыночными (т. е.
местами скопления легальных и нелегальных трудовых
мигрантов) городскими территориями. Между глобаль-
ными менее крупными городами в России расширяется
сетевой характер взаимодействия, который типичен не
только для экономических, но и для все более расширя-
ющихся политических, культурных, социальных, крими-
нальных взаимосвязей. Как полагали наши респонденты,
здесь начинают формироваться новые правовые отно-
шения, материализуясь в конкретные, не всегда лице-
приятные формы.
«У меня в кафе кавказец украл телефон. Плохо к лицам
кавказской национальности отношусь. И к трудовым мигран-
там тоже плохо отношусь… Боюсь, когда едешь в обществен-
ном транспорте, часто этих людей оказывается рядом очень
много. Начинаешь чувствовать себя в их присутствии очень
дискомфортно и неуютно. Количество этих людей, которые

159
говорят на чужом, непонятном языке, держатся стаей насто-
раживает. Начинаешь понимать, что очень скоро их избыточ-
ное количество перейдёт в негативное качество» 329.
«От нелегальных трудовых мигрантов растет преступ-
ность, при этом они живут в нечеловеческих условиях. То, как
наши работодатели их используют – это просто рабство. Это
не по закону человеческому. Ведь у многих паспорта отбирают,
деньги не доплачивают, платят не официально, а значит и
страна не получает налогов с них. Стране от них польза со-
мнительная. Кроме того, из-за того, что они живут вне своих
семей: без жен и детей, растет число изнасилований, грабежей.
А те, кто приезжают со своей семьей – создает свои микропод-
польные города, в которых они рожают детей и потихоньку
становятся гражданами России. Они продолжают жить своими
сообществами, не вливаясь в страну. Мы получаем какой-то
непонятный класс людей, который скоро потребует защищать
свои права. Сейчас они на вторых ролях, но пройдет 10–15
лет, когда их дети вырастут и это превратиться в то, что
получилось с африканцами и арабами во Франции. То есть, эти
люди не хотят работать, но хотят получать пособия, жилье,
образование. Будут бить витрины. Ведь им ничего не жалко, все
не свое и можно все отнимать. Или требовать или отнимать.
Это просто опасно» 330.
Таким образом, глобализация и связанный с ней
технический прогресс и изменения информационного
пространства становятся силами, которые вызывают
ВМК, которые разворачиваются на внутригородских
пространствах (Кондопога, Пугачёв, Ош, Бирюлёво).
В Европе в период крупных экономических форумов
ведущих мировых держав происходят манифестации
противников глобализации. Размер мер безопасности,
обычный для таких мероприятий, указывает на величину
329 Р-т, Ж (22 года).
330 Р-т, Ж (54 года).

160
«заряда конфликтности», который несут большие горо-
да. 331 Наши респонденты показали, что они интуитивно
опасаются этнизации внутригородского, сначала эко-
номического, а затем культурного и политического
дискурса. В ходе бесед с ними мы почувствовали, в со-
знании респондентов реально происходило осмысле-
ние трудовой миграции как социальной проблемы.
Одним из наименее желательных форм её разрешения
для них был ВМК.

3.2. Респонденты о трудовой миграции


и трудовых мигрантах
Проблематизация феномена трудовой миграции осу-
ществлялась респондентами в процессе интервью следу-
ющим образом: 1) через признание факта конфликтных
отношений между автохтонным населением городов и
приезжими из числа трудовых мигрантов; 2) путем раз-
деления трудовых мигрантов на «хороших/желательных»
и «плохих/нежелательных»; 3) попыткой объективно оце-
нить ситуации, связанные с вопросами противоправного
поведения трудовых мигрантов: преступления совер-
шают не только трудовые мигранты, но и коренные
жители мегалополисов; 4) постановкой проблемы дав-
ления неоправданно избыточных человеческих ресур-
сов трудовой миграции на инфраструктуру российских
городов; 5) формирования представлений об усилении
антимигрантской темы в повестке СМИ недобросовест-
ными политиками. Интенсификация процессов трудовой
миграции, ознаменовавшая конец ХХ – начало XXI вв.,
сегодня в рамках единого экономического пространства
(ЕврАзЭс), реализовалась в: 1) усилении миграционных

331Штадельбауэр Й. Мегагорода как конфликтогенные простран-


ства // Глобальный город: теория и реальность. М.: ООО «Аван-
глион», 2007, с. 66–78.

161
процессов во всём мире, и в России, в частности, стиму-
лировало появление новой области научного знания –
миграциологии; 2) контроле миграционных процес-
сов: в Российской Федерации в начале 1990-х гг. начала
формироваться законодательная база миграционной
политики; 3) проблематизации миграционных про-
цессов: трудовая миграция стала рассматриваться со-
циологами как одна из острых социальных проблем.
Одним из ее аспектов стало эмоционально обозначенное
журналистами как рабское332, а затем более взвешенно
и объективно изученное социологами положение тру-
довых мигрантов 333. Среди многочисленных факторов
(политических экономических, социокультурных), кото-
рые оказывают влияние на формирование стереотипных
представлений жителей Санкт-Петербурга о трудовых ми-
грантах, в процессе нашего исследования были выделены
два наиболее существенных. Первым стал социологи-
ческий фактор. Появлению этого фактора способство-
вали научные исследования. Именно они сформировали
адекватный образ сообществ трудовых мигрантов (соци-
альный портрет). Второй фактор – коммуникативные
технологии СМИ и конструирование имиджа сооб-
ществ трудовых мигрантов, преимущественно кавказских
и среднеазиатских, которые применялись журналистами.
Социологические публикации объективных результа-
тов изучению жизнедеятельности сообществ трудовых
этномигрантов убедительно показывают, что негатив-
ные стереотипы общественного сознания в отношении
трудовых этномигрантов являются, с одной стороны,

332 Барабанов И., Аронов Н. 2010. Рабы ОМОНа [OMON’s slaves] //


New Times, 11.02.2010 = http://newtimes.ru/articles/detail/14721;
Шпилькин Ю. Гастарбайтеры – современные рабы? // http://
www.proza.ru/2012/11/07/1349.
333 Трудовая миграция. Вопросы управления и защиты прав трудо-

вых мигрантов в России. М.: Теис, 2005.

162
результатом работы культурных практик (ценностей,
норм, культурных предпочтений сообществ трудовых
мигрантов), а с другой стороны – социальных чувств
(ценностей и норм населения страны-реципиента) 334.
Журналистский дискурс в отношении тех же мигран-
тов носит оценочный характер. Цель этого дискурса –
конструирование в основном, негативного имиджа трудо-
вого мигранта как объекта угнетения коррумпированными
властями. Как выяснилось в результате социологических
исследований, именно журналистский дискурс оказы-
вает гораздо большее воздействие на эмоциональную
составляющую общественного мнения жителей Санкт-
Петербурга, чем более объективный, научный.
Наши респонденты были уверены, что алармист-
ские СМИ, отрабатывая политический заказ и отражая
страхи поверхностного общественного мнения, зараба-
тывали «свой кусок хлеба». Так, полагали они, СМИ
искусственно раздувают тему ВМК, в котором могут
принять участие и трудовые мигранты. Эти респонден-
ты делали заключение, что угроза ВМК сегодня скорее
виртуальна, чем реальна.
«…Проблема с трудовой миграций сегодня есть. Именно по
этой причине многие россияне переоценивают уровень опасности,
исходящей от мигрантов. Конечно, проблема трудовой мигра-
ции существует, и людей она тревожит. Тревожит как самих
мигрантов, которые на фоне националистических настроений
могут опасаться приезжать в Россию, так и коренное население.
Более того, этот вопрос актуален не только в России, но и в
более терпимой и “цивилизованной” Европе. Массовые кон-
фликты с участием мигрантов проходят в самых разных
странах Европы по схожим сценариям» 335.

334 Окладникова Е. А., Верминенко Ю. В. отражение острых соци-


альных проблем в зеркале общественного мнения. СПб: СПБГЭУ,
2013.
335 Р-т, Ж (25 лет).

163
«…на мой взгляд, если еще два года назад о ней почти не го-
ворили (ВМК. – Е.О.), то сегодня эту проблему стараются
вывести на первый план. Именно по этой причине многие россияне
переоценивают уровень опасности, исходящей от мигрантов. Ко-
нечно, проблема миграции существует и людей она тревожит,
тревожит как самих мигрантов, которые на фоне национали-
стических настроений могут опасаться ехать в Россию, так и
коренное население» 336.
«Среди близких каких-то плохих историй о трудовых ми-
грантах я слышал мало, худшее из того, что я слышал, навер-
ное, было связано с незначительным воровством или обманом.
А если смотреть со стороны, да, бывают и ужасные случаи,
вплоть до совершения насилий и убийства трудовыми мигран-
тами местных жителей. Но, если судить объективно, то это
происходит и со стороны тех же русских в отношении своих же.
Поэтому моё негативное отношение к преступлениям, которые
совершают трудовые мигранты не связано с какой-то межнаци-
ональной неприязнью. Склонность к преступной деятельности –
это просто проявление человеческих грехов, которые происходят
в разных странах, не только у нас.
Причем в зависимости от социально-экономического разви-
тия этого государства и количество преступлений варьирует-
ся… Нет, беспокойство по поводу трудовых мигрантов в целом
связано с большим уровнем преступности в отношении женщин
и детей, тем более, очень часто это происходит из-за алкоголя
или наркотиков. Преступления совершают все, от трудовых
мигрантов до русских» 337.

336 Р-т, Ж (25 лет).


337 Р-т, М (23 года).

164
Табл. 10. Типы рефлексии респондентов относительно структуры трудовой миграции
в российских мегалополисах
Представления респондентов о структуре трудовой миграции в современном российском мегалополисе
Выделение проблемы Положительное отношение Отрицательное отношение
трудовой миграции к трудовым мигрантам к трудовым мигрантам
Осознание противоречия «свои/ Спасают нас от катастрофы: заме- Трудовые мигранты
чужие» (выходцы из стран Средней щающая утрачиваемые ресурсы в большинстве – это нелегалы.
Азии и Кавказа и население страны- (демографические, людей трудовые)
реципиента трудовых мигрантов). миграция.
Проблематизация внешней мигра- Сострадательное отношение к пред- Способны на преступления, т. к.
ции через переживание состояния ставителям трудовой миграции: едут и в стране исхода большинство
когнитивного диссонанса: «…нам к нам не от хорошей жизни. из них – маргиналы.
нужны трудовые мигранты, но толь-
ко “хорошие” мигранты. А едут-то, в
основном, “нехорошие”».
Разделение трудовых мигрантов В силу низкой квалификации трудо- Готовы к своей низкостатусной роли
на «плохих/хороших». вые мигранты не отнимают у нас в обществе принимающей стороны,
(коренного населения мегалополи- лишь бы заработать деньги.
сов) престижную работу.
Таким образом, наши респонденты демонстрирова-
ли три типа мнений, относительно трудовой миграции:
1) положительное отношение к трудовым мигрантам;
2) отрицательное отношение к ним; 3) осознание угро-
зы «вторжения и изменения социокультурной среды
российского мегалополиса» (табл. 10).
Респонденты указывали на роль СМИ, которые
освещали вопросы трудовой миграции как острую соци-
альную проблему, «разогревая» общественное сознание,
способствуя формированию негативного отношения к
мигрантам, как «чужим», «врагам», «плохим».

3.3. Образы «чужих»: «желательные»


и «нежелательные» трудовые мигранты
В представлениях наших респондентов, трудовые
мигранты – это, прежде всего, «чужие». Иными слова-
ми, это люди, которые по-другому реагируют на воз-
действие внешней среды, городской русскоязычной
среды. Они демонстрируют другие нормы поведения,
другую манеру держаться, одеваться, разговаривать, да-
же, если диалог происходит на русском языке. Гамма
чувств, которая охватывает наших респондентов в мо-
мент общения с трудовыми мигрантами, многопланова:
от удивления до активного негодования и протеста.
Когда мы попросили респондентов конкретизировать
понятие «чужой» как ключевое в контексте их общения
с трудовыми мигрантами, выходцами с Кавказа и из
бывших республик Средней Азии, они назвали нам не-
сколько качественных характеристик этого понятия.
«Чужой» – это нездешний, носитель другой поведенче-
ской и языковой культуры, необычный, контрастно выде-
ляющийся на фоне знакомой респондентам культуры,
недоступный для понимания, т. к. респонденты испы-
тывали непреодолимый языковой барьер, зловещий,
представляющий реальную угрозу жизни. Описывая
характеристические особенности трудовых мигрантов
166
как «чужих», респонденты выражали свое открытое не-
понимание их культуры, занимая этноцентрическую
позицию, приписывая им глупость, невежественность,
злой умысел и т. д.
При этом респонденты ни разу не выразили жела-
ния приобщиться к культуре трудовых мигрантов, о
которых говорили. У них не возникало мысли о том,
что у трудовых мигрантов можно чему-то научиться, о
том, что в странах, из которых они прибыли, была
древняя, самобытная, уникальная культура, что контакт
с этой культурой может расширить их кругозор, обога-
тить культурные навыки. При этом, отвечая на наши
уточняющие вопросы, респонденты соглашались, что
«чужой», «трудовой мигрант» – это не всегда «плохой».
Иными словами, респонденты в ходе беседы начинали
высказывать мнение, что есть «хорошие» и «плохие»
трудовые мигранты.
Разделяя трудовых мигрантов на «хороших» и «пло-
хих», респонденты определяли их по качественным
характеристикам. Так, «хорошим», т. е. ж елательны м
трудовы м мигрантам приписывались следующие ка-
чества: трудолюбие, аккуратность, уважение к правовым
нормам общества принимающей стороны, готовность
работать во благо жителей мегалополиса, согласность
на низкую оплату своего труда. При этом респонденты
отмечают, что ту работу, за которую берутся мигранты,
жители мегалополисов выполнять не стремятся (напри-
мер, работу дворников, даже при условии реальной
оплаты труда).
«Я покупаю продукты в магазине. Там грузчики, уборщицы,
подсобники люди неславянской внешности. Я хожу в этот мага-
зин давно, и они давно там трудятся. Мы здороваемся друг с
другом, улыбаемся друг другу, если мне надо в чем-то помочь,
они с удовольствием это делают» 338.

338 Р-т, Ж (67 лет).

167
«…Благодаря мигрантам с Востока, наши дворы стали чи-
стыми, ухоженными и окультуренными. В нашем микрорайоне
летом всегда газоны покошены, мусор убран. Идешь, бывало,
утром рано зимой, и видишь, как мигрант из Узбекистана уби-
рает снег во дворе. Раньше такого порядка не было, чувствова-
лось, что город был грязным. И все говорят, что благодаря
этим мигрантам мы хоть стали жить в чистоте… Я хоро-
шо отношусь к тем мигрантам, которые приезжают с добры-
ми намереньями, кто честно работает и соблюдает наши
законы» 339.
«Я считаю, что в каждой подобной ситуации нужно доско-
нально разбираться. Нельзя обвинить в чем-либо человека
только в силу его этнических особенностей. Ведь часто говорят,
что русский может быть как хорошим человеком, так и вором,
мошенником и убийцей, так и с другими представителями раз-
ных национальностей….» 340.
«В целом я отношусь к трудовым мигрантам положитель-
но… Они могут работать кем угодно, на заводах, в магазинах
обслуживания и т. д.» 341.
«Если использование их труда оправдано и необходимо госу-
дарству, помогает последнему сократить издержки и повысить
производительность, то трудовые мигранты нужны. Но в дан-
ном вопросе важно разумное законодательство, которое было бы
взаимовыгодно и мигрантам, и государству» 342.
«С пониманием их проблем отношусь к трудовым мигран-
там. Мне жаль, что им приходится искать возможность зара-
ботка не в своей стране» 343.
«Когда трудовые эмигранты трудятся легально и не нару-
шают наш закон – положительно» 344.

339 Р-т, Ж (9 лет).


340 Р-т, Ж (25 лет).
341 Р-т, Ж (62 года).
342 Р-т, М (23 года).
343 Р-т, Ж (53 года).
344 Р-т, Ж (53 года).

168
«Трудовая миграция – это абсолютно нормально. Нор-
мально, когда жители бедных стран приезжают в страны, где
высокие заработки и выполняют грязную работу (дворники,
уборщики, строители), так как местные жители уже настоль-
ко хорошо живут, что даже не рассматривают такие должно-
сти и работы, ибо хотят большего, и могут это получить.
Но убирать улицы все еще кто-то должен. Вот этим и зани-
маются трудовые мигранты. Это первая категория. Вторая –
это когда отличные специалисты приезжают и работают.
В итоге они привозят с собой свой опыт и мозги, которые идут
на пользу стране» 345.
«Трудовые мигранты – отличные ребята… Они помогают
нам сэкономить денег на ремонтах, и не только» 346.
«Я отношусь к ним толерантно, так как трудовые ми-
гранты, как правило, не составляют конкуренции на рынке
труда, так как заняты в сферах, не требующих высокой ква-
лификации, а значит не престижных и мало оплачивае-
мых» 347.
«К трудовым мигрантам отношусь по-разному. Мне часто
приходиться с ними работать. Есть среди них грамотные спе-
циалисты и хорошие люди, которые адаптировались в нашем
обществе. К этим я отношусь хорошо, но есть люди, которые
носят в себе какую-то злость, ненависть, агрессию. Они не пы-
таются адаптироваться в нашем обществе. Они этому всячески
сопротивляются. Такие мигранты мне не нравятся» 348.
«Я считаю, что, если трудовой мигрант соблюдает законы
страны, где живет и ведет свою трудовую деятельность, уважает
культуру народа страны, соблюдает принятые в обществе некие
нормы права и морали, то я отношусь к нему нормально»349.

345 Р-ты, М, Ж (28 лет).


346 Р-т, М (33 года).
347 Р-т, Ж (35 лет).
348 Р-т, М (51 год).
349 Р-т, Ж (43 года).

169
Многие наши респонденты во время интервью про-
являли эмпатию к трудовым мигрантам.
«Они едут к нам от безысходности. Промышленность у
них разрушена, работать негде, зарплаты мизерные. Раньше
такой обоюдной неприязни не было. Была общая страна, вместе
учились, вместе работали, вместе победили в Великой Отече-
ственной войне. Ездили друг к другу в гости, на отдых. Но всё
это было в рамках одной страны, одного государства. Много
было общего. Но с распадом СССР общее забылось, у каждого
появилась своя новая история… А страны Средней Азии в один
момент стали странами третьего мира. Все вместе могли
добиваться высоких результатов, поодиночке, увы, никак. А
США и недружественно настроенные страны Запада стравли-
вают нас намеренно – это вполне соответствует их геополи-
тическим интересам, им это выгодно. Они намеренно создают
“горячие точки” на территории СНГ. Война в Осетии,
например. Известно как западными СМИ это событие освеща-
лось, и нам известно какая цель ставилась – сделать из России
агрессора, создать образ врага. Увы, в определенной мере это им
удалось» 350.
«Я не могу к трудовым мигрантам относится ни хорошо,
ни плохо. Как я уже говорила, нет плохой нации, есть плохие
люди. С одной стороны, кто-то говорит, что они “понаехали”
и отбирают у нас рабочие места, но с другой стороны мы сами
не хотим работать, так как пашут они. Конечно, есть про-
блемы с трудовой миграцией, они согласны работать с черной
зарплатой, на любых условиях и прочее. Но каждый выживает
так, как может. Они к нам тоже не от хорошей жизни едут.
Я плохо отношусь к цыганам, которые, по сути-то, и не рабо-
тают. Они – настоящая мафия попрошаек, проституток и
наркотиков…» 351.

350 Р-т, М (21 год).


351 Р-т, М (21 год).

170
«В целом, я не плохо отношусь к трудовым мигрантам,
ведь они – беженцы и переселенцы – люди, попавшие в сложную
жизненную ситуацию, поэтому, приезжая в Россию, либо переби-
раясь в другой регион, они стараются спасти себя и своих близ-
ких от различных жизненных обстоятельств, случившихся в
их жизни… Легальная трудовая миграция дает обмен опытом,
усиливает культурную интеграцию, делает результаты труда
более качественными» 352.
Неж елательны е трудовы е мигранты наделялись
респондентами следующими характеристиками: не ра-
ботают «на нас», т. е. на страну-реципиента, занимаются
воровством, устраивают «беспредел», демонстрируют
агрессию в отношении коренного населения мегалополи-
са, связаны с наркотрафиком, имеют низкую профес-
сиональную квалификацию.
«Есть же, кто приезжают к нам и работают на благо нас
и себя, но кто приезжает и начинает вести себя противоречиво в
отношении законам, то к ним я, конечно, отношусь отрица-
тельно» 353.
«У меня в прошлом году “узбеки” взломали гараж, и украли
все инструменты, который хранил дедушка, разбили пустые
банки из-под компота, украли старый пылесос…» 354.
«Я работаю в строительной московской компании. Руковод-
ство нашей компании очень серьезно подходит к набору сотруд-
ников, и рассматривает в качестве соискателей только граждан
Российской Федерации… нового сотрудника могут взять, если
у человека достаточно опыта для необходимого вида работ.
Как правило, у трудовых мигрантов нет профессии. Их необ-
ходимо обучать… если на это готов пойти наш руководитель
в случае молодого специалиста, то в ином случае, это вряд ли
возможно…» 355.

352 Р-т, Ж (21 год).


353 Р-т, Ж (79 лет).
354 Р-т, Ж (79 лет).
355 Р-т, Ж (29 лет).

171
«Труд мигрантов оцениваться не дорого, но есть при этом и
разные риски, на которые наша компания не хочет идти» 356.
«Отрицательно я к трудовым мигрантам отношусь. Это,
по большей части, не те люди, с которыми я хотел бы иметь
какое бы то ни было дело…» 357.
«Исходя из того, что все чаще встречаются, как правило, не
порядочные и не культурные трудовые мигранты с Кавказа и
Средней Азии, то я отношусь в целом к трудовой миграции
отрицательно…» 358.
«Трудовая эмиграция – более широкое понятие, чем то, что
имеется в виду в данном интервью. Если говорить о нелегаль-
ных работниках из стран ближнего зарубежья, то сложившаяся
ситуация мне не нравится. Но в целом, поскольку в это поня-
тие входят и люди, приезжающие и учиться, и работать, а
также имеющие высокую квалификацию и разрешение на рабо-
ту, однозначно я не могу ответить на поставленный вопрос.
Я только твердо уверен, что трудовой мигрант, как и любой
другой гость страны, должен всегда знать и уважать культуру
страны, в которую он прибыл…» 359.
Респонденты часто указывали, что опасаются тру-
довых мигрантов в силу того, что они: 1) готовы на
низкостатусную работу; 2) живут «стаей»; 3) пристают
к девушкам и женщинам на улице (что, по мнению ре-
спондентов, объясняется тем, что живут они в мегало-
полисе без семей); 4) не всегда могут устроиться на
работу, (а потому бывают вынуждены воровать). Но
некоторые из наших респондентов неожиданно при-
ходили к выводу, что «плохи не трудовые мигранты, а
социально-экономическая обстановка в нашей стране».

356 Р-т, Ж (29 лет).


357 Р-т, М (23 года).
358 Р-т, Ж (32 года).
359 Р-т, Ж (28 лет).

172
«Однако мне не нравится не само наличие трудовых ми-
грантов, а социально-экономическая обстановка в стране, кото-
рая к такому результату привела» 360.
Как видно из цитаты, приведенной выше, респон-
дент полагает, что изменилась бы социальная и эконо-
мическая обстановка, а вместе с ней и отношение
властей к коренному населению мегалополиса, проблема
трудовой миграции исчезла бы сама собой, полагают
респонденты. Неконструктивное, негативное, бюрокра-
тическое отношение властей к населению мегалополи-
сов, а не этничность, являются настоящими причинами
проблем с трудовой миграцией.
Агрессивность как качество характера «плохих» тру-
довых мигрантов респонденты склонны объяснять с
позиций патернализма: работодатели как представите-
ли государства должны заботиться о людях, независимо
от того, местное ли это население, или люди, прие-
хавшие на работу из другой страны. Общей чертой
представлений респондентов о ВМК и трудовой ми-
грации как людей, в числе которых присутствуют мар-
гинальные элементы, склонные к насилию и агрессии,
является «перевод стрелок». Респонденты «переводят
стрелки» с самих себя, как с людей способных к само-
организации, на государственные структуры, которые
должны за них что-то организовать и предпринимать.
Возникает вопрос, насколько наши респонденты-жители
мегалополиса ощущают себя членами гражданского
общества, ценностями которого, наравне с демократи-
ей, открытостью, толерантностью, является социальная
активность и социальная ответственность граждан?
«Я в свое время, когда приехала в Ленинград на работу, мне ра-
ботодатель выделил общежитие, а эти рабочие строят сначала

360 Р-т, Ж (28 лет).

173
подвал у дома, а потом живут в нем… Почему работодатель
не может организовать для своих рабочих жилое помещение.
Неудивительно, что столько их много и в небольшом помеще-
нии живут. Тут, хочешь, не хочешь, а станешь агрессивным
человеком… Это все зависит от власти, а власть не регулиру-
ет миграционные процессы, даже не проверяет пограничные по-
сты. Ведь мы знаем, что мигранты еще и наркотики провозят.
Все ситуации, связанные с преступностью некоторых мигран-
тов, сходит им с рук. ФМС закрывает на многие вещи глаза.
Поэтому только правительство может решить этот вопрос.
Мы никто, а потому сделать ничего не можем….» 361.
«…Все зависит от конкретного мигранта. К тем, кто
приезжает сюда легально и с целью работы, я отношусь не то
чтобы положительно, но, скажем, нейтрально. Потому, что
они качественно выполняют неквалифицированную работу, ко-
торая необходима городу, но, в тоже время, они готовы рабо-
тать за очень маленькую зарплату, поэтому работодатель
предпочтет взять на работу мигранта, чем русского, соответ-
ственно это влияет на уровень безработицы в стране. С другой
стороны, почему-то русские не хотят работать дворниками и
мусорщиками даже за относительно нормальную зарплату» 362.
«….К другому типу мигрантов у меня крайне отрицатель-
ное отношение, я говорю о тех, кто приезжает сюда, и ведет
себя как дома, а зачастую и даже более нагло, чем дома. Вот
как раз с их участием и случаются все межэтнические кон-
фликты. По моему мнению, вседозволенность этих “гостей”
уже переходит все границы и ситуация должна насторожить
правительство» 363.
«Государство, принимающее трудовых мигрантов, обязано
обеспечить им нормальные условия труда и проживания…

361 Р-т, Ж (79 лет).


362 Р-т, Ж (23 года).
363 Р-т, Ж (23 года).

174
Мне бы хотелось, чтобы у людей хватало работы у себя на
родине, и не возникало необходимости бросать свои дома и уез-
жать на заработки» 364.
Респонденты склонны объяснять факт наличия «не-
желательных» трудовых мигрантов отсутствием государ-
ственной практики регулирования их количества, при
условии признания необходимости замещающей ми-
грации.
«…..самая сложная проблема – это те мигранты, которые
заняты в ЖКХ, в строительстве и на рынках. Думаю, что
здесь как раз в первую очередь рынки, когда мы говорим, то, что
про Бирюлёво сказали, про “Покровку” (плодоовощную базу).
Перед тем как отдать им лицензии заниматься этим рынком,
я считаю, что местное население и местная власть должны
были согласовать, нужны они им или не нужны в данный мо-
мент. А если нужны, тогда работодатели должны были там
создать цивилизованный рынок» 365.
Страсть к законности и порядку, которые могут
обеспечить только органы государственной власти у
наших респондентов оказалась настолько велика, что
они готовы на то, чтобы: «пусть нас режут, но только
чтобы это было по закону». Главное, чтобы государство
законным путем регулировало отношения с трудовыми
мигрантами. Респонденты могут проявлять к трудовым
мигрантам сочувствие, утверждая, что, хотя они и
ощущают себя «русскими националистами», но, «если
трудовые мигранты работают легально, не нарушают
наши законы, то к ним можно относиться вполне по-
ложительно».
«….Например: я много слышала по телевизору и читала в
газетах, что наше правительство хочет принять документ,

364 Р-т, М (23 года).


365 Р-т, М (24 года).

175
который требовал бы нужное количество рабочей силы… А то
к нам едут, кому только не лень. Нет порядка, не работает
закон…» 366.
«Я думаю, что трудовые мигранты нужны, но в разумных
количествах. В России общий недостаток населения. На огром-
ной территории живет всего около ста миллионов человек. И у
нас из-за такой большой территории просто не хватает рабо-
чих рук. А если еще вычесть количество детей, людей пожилого
возраста и людей с ограниченными физическими и умственными
возможностями, то рабочего возраста людей и того меньше»367.
«Лично мне неприятно то, что и у мигрантов возникают
непонятные условия труда и нам непонятно, что с ними де-
лать. Многие из них переезжают именно из-за того, что им и
их семьям не на что жить. Поэтому живут они совершенно в
зажатых условиях, чтобы тупо что-то заработать, а может
иногда и украсть, если все совершенно плохо. Если они переез-
жают без семьи, то порой это оборачивается и насилием, а если
с семьей, то получается, что у нас в стране образовываются
“кружки по интересам”. Они живут своей “стаей” и не вника-
ют в нашу культуру и порой даже не изучают наш язык. А мы
в свою очередь просто не знаем, как на это реагировать» 368.
«В каждой национальности есть одинаковые типы людей.
Я, конечно, понимаю, что большая проблема с нелегальными
мигрантами в столице, просто потому, что там их большой
неконтролируемый наплыв. Там да, я представляю, какого
масштаба имеются проблемы… Но опять же, это все из-за
государства… люди-то бывают разными, вне зависимости от
их национальности и вероисповедания….» 369.
«Большой наплыв трудовых мигрантов-нелегалов плохо
сказывается на государстве, и на обществе в целом. Не важно,

366 Р-т, Ж (79 лет).


367 Р-т, Ж (29 лет).
368 Р-т, Ж (29 лет).
369 Р-т, М (23 года).

176
откуда эти нелегалы. Нужен четкий регламент, четкие пара-
метры по въезду иногородних граждан и на какое время человек
приезжает, с какой целью, чего он ищет и вообще, как он подго-
товлен к жизни в другой стране, как он хорошо знает язык. За-
чем люди, не подготовленные к жизни в другой стране, этой
другой стране 370.
«У нас в стране, к сожалению, не контролируется должным
образом въезд эмигрантов. А ведь некоторые из них привозят с
собой не только “нелегальную” продукцию, но и болезни. Конечно
же, они, нелегально работая, вызывают резонанс в обществе» 371.
«В жизни всё зависит от человека и его поступков. Это пра-
вило работает и для нас, и для трудовых мигрантов» 372.
«…Ну, со мной лично ничего плохого трудовые мигранты
не делали, но слышал про случай. В общем, в Москве полицей-
ский остановил уроженца Таджикистана для проверки докумен-
тов. В ответ мужчина достал нож, и ранил им сотрудника
МВД. Полицейский был госпитализирован. Нападавшего за-
держали и посадили на 10 лет… Думаю, причиной этого инци-
дента мог стать страх, который этот мигрант испытывал
перед полицейским, плохое знание русского языка, наконец, его
вспыльчивый характер. Вообще, мне просто не понятно, откуда
у мигрантов такая агрессия…» 373.
«…Трудовые мигранты… это, в основном, кавказцы…
Почему в Питере не любят именно кавказцев? Много различ-
ных факторов. Та же гражданская война в Чечне, даже две
гражданские войны. Это не могло не сказаться на взаимоотно-
шениях и их дальнейшем развитии» 374.

370 Р-т, М (23 года).


371 Р-т, М (23 года).
372 Р-т, М (23 года).
373 Р-т, М (24 года).
374 Р-т, М (21 год).

177
Избыточное количество трудовых мигрантов, кото-
рое, особенно в летние месяцы (2010–2014 гг.) было
заметно на улицах российских мегалополисов, в усло-
виях трансформации российской экономики, т. е. про-
цессе, который носит затяжной характер и связан с
сокращением рабочих мест, воспринимаются корен-
ными жителями как создание дополнительных конку-
рентных условий жизни. Респонденты полагают, что
именно государственные структуры создают условия
для демпинга зарплаты, т. к. трудовые мигранты готовы
работать неоправданно низкую плату.
«…В России по официальным данным около 10 млн. безра-
ботных. Я считаю, что не нужно оправдывать их пребывание
тут необходимостью, у нас в стране вполне достаточно специа-
листов в различных областях...» 375.
«По какой причине сейчас всю “черную работу”: уборщики,
фасовщики, кладовщики, работники ЖКХ, выполняют трудо-
вые мигранты? Почему эту работу не выполняют коренные
жители? Потому, что заработная плата, которая выдается
работникам этих сфер, для многих граждан нашей страны
является низкой, но для мигрантов это уже нормально, тем
более она не требует специальной подготовки или высшего обра-
зования…» 376.
Таким образом, наши респонденты постоянно
смешивали в своём сознании понятия «трудовой ми-
грант», «беженец», «вынужденный переселенец».
Респонденты были склонны с состраданием описы-
вать катастрофические причины, которые вынуждают
мигрантов искать работу в другой стране с помощью
таких умозаключений: «к нам они едут от безысходно-
сти»; «они после развала СССР в один момент стали

375 Р-т, М (24 года).


376 Р-т, М (23 года).

178
людьми стран 3-го мира»; «они вынуждены покидать
родные места в поисках работы».
Но, как только респонденты начинали обсуждать
конкурентные преимущества и социальные возможно-
сти трудовых мигрантов, у них возникали следующие
соображения: «будем их терпеть потому, что они мало
квалифицированные люди, у нас работу не отберут»;
«на ведущих должностях в строительных компаниях
они работать не будут, т. к. их надо учить, а у компаний
на это средств нет»; «у нас мало трудоспособного населе-
ния, пусть работают там, где мы уже не хотим работать»,
«трудовые мигранты – это не цыгане. Они работать будут».
Как видим, прагматическим соображениям и примитив-
ному гедонизму противостоят ксенофобские настроения,
которые начали, согласно социологическим наблюде-
ниям, появляться у россиян с 1996 г.
Глава 4. «Мы» и «они»: трудовые мигранты
глазами респондентов
4.1. «Мы» глазами респондентов
Большинство респондентов описывали трудовых
мигрантов с позиций этноцентризма, т. е. как «Чужих»,
подразумевая под «Своими» людей, которые живут в
знакомом им мире. Эти люди имеют с респондентами
схожие привычки, говорят на понятном языке, совер-
шают само собой разумеющиеся действия, т. е. демон-
стрируют предсказуемое поведение.
В процесс бесед мы сделали попытку исследовать
мнения наших респондентов о трудовой миграции в
контексте их представлений об общеполитической си-
туации в современной России. Мы сделали попытку
выстроить и отследить связи, которые, как мы полага-
ли, наши респонденты могли ощущать между геополи-
тическими стратегиями России и острой социальной
проблемой – усилением процессов трудовой миграции.
С этой целью мы задали им следующий вопрос: «Какие,
на ваш взгляд, геополитические пространственны е
стратегии сегодня реализует правительство РФ ?»
Большинство респондентов, либо уклонялись от ответа
на этот вопрос, либо демонстрировали отсутствие яс-
ных представлений.
«Геополитические стратегии?…По телевизору часто слы-
шала, что на юге России усилены пограничные границы, чтоб к
нам не попадали экстремисты. И еще Крым... У России там
свои геополитические интересы: чтоб остались наши военные
базы, а также в Крыму проживают 60% наших русских лю-
дей… Ну, как-то так я об этом думаю…» 377.

377 Р-т, Ж (79 лет).

180
«Геополитические стратегии России? Ну, как я понимаю,
это про развитие космических программ, совместных военных
учениях с НАТО? Ах, не то… Ну, тогда геополитика – это
сплочение народов РФ одной геополитической идеей. Чтобы та-
кую идею создать, нужно новые учебники истории написать. Да,
и Таможенный союз – это прогрессивное в плане геополитики
экономическое начинание» 378.
«…Геополитика? Да, я совсем недавно что-то слышала об
усилении пограничного контроля, реформе в пограничных вой-
сках… Да, конечно, вспомнила! Самое важное сегодня для рос-
сийской геополитики – это Крым!» 379.
«Я не сильна в этом вопросе. Думаю, что геополитическая
стратегия России – это обеспечение стабильного международного
окружения на основе поддержания добрососедских, партнерских
отношений между Россией и другими государствами, поддержа-
нии политической и экономической стабильности в государствах
по всему периметру границ России, продвижении и закреплении
ее военно-политических и экономических позиций на международ-
ной арене на основе регионального сотрудничества. В развитии
всесторонних взаимовыгодных связей с новыми независимыми
государствами» 380.
Только два человека из 26-ти респондентов выска-
зались предельно конкретно. Один респондент утвер-
ждал, что такой политики у России сегодня нет 381.
Другой подробно перечислил те направления геополи-
тической стратегии России, которые считал актуаль-
ными на момент интервью (декабрь 2013 г.):
«Россия ведет внешнюю политику “справедливого старшего
брата”: не вмешиваясь во внешнеполитические конфликты

378 Р-т, М (21 год).


379 Р-т, Ж (22 лет).
380 Р-т, Ж (23 года).
381 Р-т, Ж (67 лет).

181
без крайней необходимости, но принимая опосредованное активное
участие обязательным высказыванием своих мнений и позиций по
поводу конфликтов. Во внутренних конфликтах придержива-
ется политики единого государства, стараясь найти компромисс
для конфликтующих сторон. Геополитическая стратегия России
направлена на формирование континентального блока стран,
способного противостоять атлантическому блоку во всех сферах.
Вектор геополитических устремлений России ориентирован в
сторону Индийского океана, при условии создания целостных
функциональных пространств на территории РФ…» 382.
Таким образом, в ходе интервью респонденты не
стремились связывать свои идеи о геополитических
стратегиях современного руководства России с про-
блемами трудовой миграции (табл. 11).
Табл. 11. Представления респондентов о геополитических
стратегиях современного российского руководства
Отсутствие ясных Отрицание Признание нали-
представлений наличия такой чия геополитиче-
о геополитической стратегии ской стратегии
стратегии России у современного
руководства страны
«…Я не сильна Нет никакой гео- Создание континен-
в этом вопросе… политической тального блока
развитие взаимовы- стратегии у совре- стран, способного
годного сотрудниче- менного россий- противостоять ат-
ства с независимыми ского руководства. лантическому блоку
государствами». во всех сферах.
«..Одним из направ- Создание целостно-
лений является го пространства
Крым…». внутри России.
«…развитие косми- Продвижение инте-
ческих исследова- ресов России в сто-
ний, совместные рону Индийского
манёвры океана.
с НАТО…».

382 Р-т, Ж (23 года).

182
Сам вопрос о наличии таких стратегий казался им
не очень уместным в контексте беседы о трудовой ми-
грации. Складывалось впечатление, что они считали
для себя обычным жить с тем, что изначально им не
нравится, вызывает негативные реакции, включая интен-
сификацию процессов трудовой миграции. Но сделать
попытку отследить связи между наличием/отсутствием
общегосударственной стратегии и усилением трудовой
миграции они не считали для себя возможным.

4.2. Трудовая миграция в контексте представлений


респондентов о национализме и экстремизме
Помимо двух, обозначенных выше причин неиз-
бежности ВМК, наши респонденты называли ещё одну:
практики ущемления различными социальными силами
интересов большинства коренного населения Санкт-
Петербурга, идентифицирующего себя как «русские».
С целью прояснить эту позицию респондентов отно-
сительно неизбежности ВМК мы задали вопрос: «Счи-
таете ли вы возмож ны м свое непосредственное
участие в ВМК?»
Большинство респондентов отвечали отрицательно
на вопрос о возможности своего участия в ВМК (табл.
12). Рассуждая о возможности своего гипотетического
участия в конфликте такого рода, они использовали
выражения: «к счастью, не участвовал», «ни я, ни мои
друзья не участвовали», «не собираюсь принимать уча-
стие». Они также старались описывать бытовые инци-
денты с участием выходцев из бывших республик
Кавказа, избегая этнической терминологии. Если же
респонденты прогнозировали своё участие в конфлик-
тах такого рода, то они отводили себе роль миротвор-
цев, несмотря на возможный кровавый исход такого
столкновения.

183
Табл. 12. Мнения респондентов о возможности
своего участия в ВМК
Отрицание своего ВМК – это результат Участие в ВМК
участия в ВМК недоразумения,
которое возникает
на бытовой почве
Отстраненное от- Распространенным Личное участие
ношение к ВМК поводом для возник- (как следствие
как неинтересному, новения ВМК являет- участия в поводе
малозначимому ся бытовая драка, для него: драка на
факту биографии драка из-за девушек, бытовой почве).
чужой страны. случайное неосто-
рожное слово, дей-
ствие.
Демонстрация по- Сопереживание
зиции невмеша- участникам кон-
тельства, даже при фликта.
условии жизни
в России: реализа-
ция принципа:
«моя хата с краю».
Чувство страха за
близких, втянутых
к ВМК вольно,
или нет.
Стремление пога-
сить конфликт,
но при этом по-
гружение в чув-
ство бессилия ,
что-то исправить.

«К моему большому счастью, ни я сама, а также никто из


моей семьи никогда не были участниками межнациональных
конфликтов. Думаю, это потому, что все мы очень уважи-
тельно относимся к людям любых национальностей….» 383.
«Никто, ни я, не мои знакомые… Нет, несмотря на свою
принадлежность к одному из национальных меньшинств, я ни разу

383 Р-т, Ж (67 лет).

184
не был участником какого-либо межэтнического конфликта,
как и мои друзья и знакомые….» 384.
«Нет, пожалуй, не участвовал… и не слышал, чтобы дру-
зья или родственники участвовали в них» 385.
Многие респонденты демонстрировали нам своё
представление о ВМК как о недоразумении, которое
возникает на бытовой почве. При этом респонденты
были уверены, что «драка с кавказцами» – это не повод
и не причина для ВМК. ВМК начинается тогда, когда
переполняется чаша «общенародного терпения».
«С товарищем тоже произошла аналогичная ситуация, сидел
он в кафе с девушкой, и снова конфликт с ребятами кавказской
национальности, задели случайно или нет плечом, толкнули,
тут и завязалась драка» 386.
«... Да, вот, летом 2012 года я с подругой отдыхал на море
в Ялте. Вечером мы решили сходить в клуб, … Там ребята
кавказской национальности начали приставать к моей девушке,
ну, и слово за слово, дело практически дошло бы до драки, если
бы русские ребята не заступились за меня. Не знаю, можно ли
это назвать «межэтническим конфликтом…» 387.
«Моего брата как-то побили двое лиц кавказской нацио-
нальности. Он потом в больнице полмесяца пролежал со сло-
манным носом и огромными синяками. Судя по виду моего
брата в те дни, – это больше было похоже не на драку, а про-
сто на избиение. Но точно я вам сказать не смогу сказать.
Прошло много времени… детали уже позабылись» 388.

384 Р-т, М (23 года).


385 Р-т, М (23 года).
386 Р-т, М (24 года).
387 Р-т, М (24 года).
388 Р-т, Ж (29 лет).

185
«Я была свидетелем межэтнического конфликта…. Ба-
нальная драка в клубе. Кто-то на кого-то не так посмотрел….
и понеслось. Дрались три представителя татарского народа и
двое русские. Вообще, это не редкость, в местах сбора молодежи,
толпа как-то подсознательно делится на русских и нерусских,
или татар, и не татар…» 389.
«Во время конфликта, произошедшего во Владикавказе, в
Государственном университете в конце 2013 года, группа чечен-
ских студентов устроила драку с поножовщиной. Предметом
конфликта стала неосторожность одного студента по отноше-
нию к другому. Студент по обмену из России наступил на ногу
студенту из Владикавказа. Завязалась драка… довольно быстро
конфликт из личностного перерос в массовый. Пострадавших
не было, участники отделались ушибами, мелкими порезами.
Что можно сказать в этой ситуации? Мы живем в крайне не-
стабильном обществе. Сегодня мы называем братьями друг
друга, а завтра готовы убить. Что сделал бы я, окажись между
дерущимися? Ну, я бы попыталась разрядить обстановку, све-
сти все в шутку…» 390.
Некоторые респонденты, которые считали себя
уроженцами Санкт-Петербурга, отвечая на вопрос о
своей возможности участия в ВМК, демонстрировали
отрешенную позицию, мотивируя тем, что, например,
не живут сейчас в России:
«Я не могу сказать, что я человек с активной гражданской
позицией, но ВМК, в любом случае – это плохо. Сейчас мне
просто некогда обращать на это внимание. Конечно, неправиль-
но так рассуждать, но в данный момент я вообще проживаю в
Германии, поэтому подобные конфликты обходят меня сторо-
ной...» 391.

389 Р-т, Ж (23 года).


390 Р-т, Ж (23 года).
391 Р-т, Ж (23 года).

186
«Если бы произошел внутригосударственный межэтниче-
ский конфликт, я бы предпочла не вмешиваться в него. Прежде
всего, я бы так сделала из соображений безопасности, а также
из-за того, что обе стороны подобных конфликтов, зачастую, в
чем-то неправы…» 392.
Те же, кто воспринимал всю серьёзность ситуации
ВМК, проявляли желание способствовать минимализа-
ции ущерба или скорейшему завершению такого кон-
фликта:
«Возможно, я бы и вмешалась, если бы события коснулись
меня, моих родных и близких. Но не в самом очаге действия.
Скорее всего, я бы участвовала в погашении конфликта, чем в
самих беспорядках, которые возникают порой из-за маленькой
эмоциональной вспышки…» 393.
Респонденты также показывали понимание своего
бессилия перед лицом стихийного разрастания ВМК:
«Если честно, то скорей всего я была бы напугана и находи-
лась в оцепенении. А в таких ситуациях человек может себя
повести абсолютно по-разному. Конечно, мне бы хотелось ока-
заться суперменом, произнести в минуту опасности зажига-
тельную речь, обращенную к сердцам людей, чтобы они увидели
что творят, но это же только плод воображения. А в настоя-
щей жизни так не бывает….» 394.
Респонденты демонстрировали эмпатию по отно-
шению к жителями мегалополиса, втягиваемым в кон-
фликты такого рода. Они также рассказывали о своём
понимании того, что правоохранительные органы не
могут осуществить справедливое разрешение конфликта:

392 Р-т, Ж (43 года).


393 Р-т, Ж (29 лет).
394 Р-т, Ж (29 лет).

187
«Мое участие в межэтническом конфликте? …. И да, и
нет. Я находилась в Москве, когда происходили беспорядки в
Бирюлево. Да, я жила в другом районе, но у меня на тот мо-
мент было ощущение, что беспорядки будут разрастаться и
вспыхивать в разных районах города. Москвичам было тяже-
ло. В их городе слишком большая смесь абсолютно разного насе-
ления и оставаться терпимым к ситуации с нелегальными
мигрантами сложно….» 395.
«Я выступала здесь (в Бирюлевском конфликте) больше как
сторонний наблюдатель. Следила за развитием событий по
телевизору, оценивала, вызовет ли СМИ волну новых кон-
фликтов или даст людям успокоиться. В конечном итоге им
удалось утихомирить и отвлечь людей…» 396.
В процессе интервью оказалось, что столкновения
на национальной почве в представлении респонден-
тов – явление широко распространенное для совре-
менной России.
«К счастью, я не была в конфликтах такого типа. Но у
моей подруги, бабушка живет в Ставрополе. Она невольно ста-
ла наблюдателем беспорядка, который там происходил. Там
произошло массовое столкновение между молодёжными группи-
ровками, в которых приняло, по разным оценкам, участие от
100 до 400 человек, преимущественно молодых людей. Это
была драка “один на один”, но милиционеры “стали разгонять
только кавказцев”. Бабушка, говорила, что ощущение – будто
война началась, город вымер, люди вообще отсутствовали на
улицах…, но в это время по центральным ТВ-каналам
Москва показывала парад педерастов, умалчивая происходящее в
Ставрополе, такое только во время войны бывает, непередаваемые
ощущения – идти по пустому, вымершему городу! Честно…»397.

395 Р-т, Ж (29 лет).


396 Р-т, Ж (29 лет).
397 Р-т, Ж (22 года).

188
«Возле автовокзала города Нурлат произошла массовая
драка, в ходе которой, по официальным данным, задержали
более 30 человек. Как сообщают татарстанские СМИ, данный
конфликт был межэтническим: в драке приняли участие та-
тары, русские и двое дагестанцев. Причиной конфликта стали
домогательства дагестанцев к девушкам, за которых вступи-
лась татары и русские – местные жители» 398.
«….Во время этого (город Нурлат) конфликта я бы под-
держала местное население. Ведь по всем источникам СМИ
говорилось, что кавказцы были вооружены и угрожали мест-
ным. Я считаю, что у них нет никакого права пугать, и так
нагло вести себя, можно сказать, в гостях. Ничего хорошего для
города они не сделали, а только проворачивали свой грязный биз-
нес…» 399.
«Сейчас я живу в Питере… Но в начале 2012 года на тер-
ритории моего родного города Новый Уренгой было вооруженное
столкновение двух местных преступных группировок, сформи-
рованных нелегальными мигрантами. Мои друзья, мать, отец
и просто близкие, либо знакомые мне люди на тот момент
были в огромной опасности. Продолжался этот конфликт в
течение месяца, на весь этот период местная полиция должна
была иметь при себе автомат. Лишь спустя месяц всё удалось
урегулировать, причём, сомневаюсь, что благодаря работе сило-
вых структур…» 400.
Такими образом, в высказываниях респондентов ча-
сто звучал латентный русский национализм, недоверие
к властям, средствам массовой информации, которые
не способствуют быстрому и справедливому разрешению
ВМК. Вместе с тем тотальный кризис институционально-
го доверия, отсутствие доверия молодежи к различным

398 Р-т, Ж (23 года).


399 Р-т, Ж (23 года).
400 Р-т, М (23 года).

189
государственным и общественным институтам может
породить и негативные социальные последствия в по-
ведении городского населения.
Второй вопрос, который позволял выявить причину
участия или неучастия респондентов в ВМК звучал так:
«В случае если вы будете вынуж дены делать выбор,
чью строну принять в ВМК, как вы поступите ?»
Многие респонденты отказались от ответа 401. Мнения
остальных можно объединить в три группы.
Первая группа респондентов – «националисты»:
«в ВМК – я, как русский националист, выступлю на
стороне коренных жителей мегалополиса». Наиболее
выраженные национал-патриотические высказывания
принадлежали молодым мужчинами, бывшими воен-
нослужащими, а также людям взрослым, имеющим
высшее образование. Забегая вперед, укажем, что даль-
нейшее выяснение позиции таких респондентов рас-
крывало особенности их личности как латентных
русских националистов, которые по сути своей являют-
ся людьми, зависимыми от государства, жаждущими
социальной справедливости и исполнения закона:
«Однозначно, я на стороне коренных жителей мегалополиса,
может быть, я и не правильно рассуждаю, но в этом плане у
меня сложилось такое стереотипное представление, что в
первую очередь, не зависимо от обстоятельств, и какой-то объ-
ективной истины необходимо помогать гражданам своей стра-
ны...» 402.
«Конечно же, являясь коренной жительницей Петербурга.
Случись межэтническая “заварушка”, я бы оказалась на стороне
жителей родного города, безоговорочно…» 403.

401 Р-т, М (23 года), Р-т, Ж (62 года) и др.


402 Р-т, М (24 года).
403 Р-т, Ж (35 лет).

190
«Все зависит о позиции каждой из сторон, но, естественно,
либо на стороне русских, либо, ни на какой…» 404.
«Я думаю, что вряд ли мне представится такая возмож-
ность, благодаря нашим правоохранительным органам. Но,
если действительно наступит такой крайний случай то, я
наверно буду на стороне коренных жителей мегалополиса…» 405.
Вторая группа респондентов – «релятивисты»:
«в ВМК буду поступать так, как диктуют обстоятельства».
Эти респонденты старались объяснить свою позицию,
вдаваясь в рассуждения о сути и причинах ВМК:
«…Зависит от обстоятельств конфликта, принадлеж-
ность к какому-либо городу или этносу не сделали бы меня ав-
томатически участником одной из сторон. Если бы столкнулся
с такой ситуацией, встал бы на сторону потерпевших…» 406.
«Я постарался бы просто решить данный конфликт, ведь
конфликты чаще всего возникают из-за того, что чего-то, ко-
му-то не хватает. Попытался бы найти тот самый компро-
мисс, чтобы примирить две враждующие стороны… Скорее
всего это была бы не враждующая сторона, а примиритель-
ная…. Даже не знаю, это зависит от сути конфликта и идей,
из-за которых он возник... если в конфликте участвуют две
стороны, то одна ближе к истине, чем другая» 407.
«В каждой конфликтной ситуации нужен индивидуальный
подход, как правило, обе стороны, участвующие в конфликте, не
имеют должного образования и воспитания, чтобы проводить
конструктивные переговоры…» 408.

404 Р-т, М (22 года).


405 Р-т, М (51 год).
406 Р-т, М (23 года).
407 Р-т, М (23 года.).
408 Р-т, Ж (22 года).

191
Вторая группа респондентов, в ответе на этот во-
прос позиционировала себя как людей гуманных, сто-
ящих выше барьеров национальных предрассудков,
жаждущих социальной справедливости. Их основная
мысль: «я выступлю на стороне справедливости, т. е.
обозначу себя как человек, зависимый от нравственных
обстоятельств». Эти респонденты утверждали, что они
против русских националистов, но в случае, если перед
ними встанет выбор: на чьей стороне принять участие
в ВМК, они поддержат «правых», т. е. тех, на стороне
которых будет справедливость. Как показали их ответы
на вопросы интервью, такими «правыми», скорее всего,
оказываются коренные жители мегалополиса, а не тру-
довые мигранты. И все же, часть респондентов была
готова поддерживать слабых, независимо от их нацио-
нальной принадлежности, а также статусу пребывания в
стране-реципиенте.
«Если бы мне пришлось принять участие в каком-либо
конфликте, я была бы на стороне слабого, независимо от его
национальности» 409.
«На той стороне, где были правы. Если это будут русские,
значит за нее, если другая нация, то за нее...» 410.
«Я бы не стала вступать в конфликт из-за страха приме-
нения мигрантами оружия. Но раз вопрос представлен форму-
лировкой “всё же пришлось”, то отвечу: я была бы на стороне
своих земляков, т. е. жителей Петербурга... это считаю спра-
ведливым… » 411.
«…Однако, я русская, поэтому была бы на стороне своего
народа…. Если только мой народ не творит беспредел. Ска-
жем так, я на стороне справедливости» 412.

409 Р-т, Ж (67 лет).


410 Р-т, Ж (79 лет).
411 Р-т, Ж (53 года).
412 Р-т, Ж (21 год).

192
В ходе интервью «релятивисты» уповали на госу-
дарство, как на виновника беспорядков, а также как на
силу, которая должна решать возникающие социаль-
ные проблемы.
«…В ситуации ВМК не правы обе стороны. Трудовые ми-
гранты, часть которых – нелегалы в нашей стране, и русские
националисты, которые просто не имеют должного воспита-
ния. Но это вина государства, что так просто пропускают сюда
нелегалов. Трудовые мигранты хорошо влияют на экономику
потому, что они согласны на черную работу с минимальной
оплатой труда, что не может себе позволить человек, живущий
в нашем государстве. Но нелегальные так называемые трудовые
мигранты – это такая же часть общества, как и современная
молодёжь. И тем, и другим просто нечем заняться. Вот они и
выплескивают агрессию на людей вокруг. Нужны, опять же
грамотные законы, как для организации жизни молодежи, так
и тех, кто приезжает сюда работать…» 413.
«Вся проблема ВМК, которые возникают, как раз является
виной государства. Если брать народы России, то и со стороны
русских, и со стороны тех же выходцев с Кавказа хватает бун-
тарей и националистов, которым так и не терпится стать
самыми главными субъектами государственности. Но ведь жи-
вем мы в одном государстве, и права у нас одинаковые должны
быть. ВМК происходят из-за плохого воспитания в семье, дав-
ления со стороны людей ближайшего круга общения, и из-за попу-
стительства со стороны государства в этнических отношениях
между гражданами» 414.
«Я могу оказаться на любой стороне в ВМК, в зависимости
от ситуации. Но Закон должен быть для всех одинаков» 415.

413 Р-т, Ж (22 года).


414 Р-т, М (23 года).
415 Р-т, Ж (53 года).

193
«Государственная политика сглаживания ВМК особо не ра-
ботает, потому что предпринимаемые шаги не показывают
каких-то существенных изменений» 416.
«….Необходимы срочные, решительные, но очень взвешен-
ные и аккуратные меры по адаптации трудовых мигрантов в
нашем обществе» 417.
«…. Государство провалило миграционную политику, по
сути, открыв границу для всех желающих из бывшего СССР, и
все следующие шаги в этом направлении являются слишком
мягкими и уже не могут кардинально изменить ситуации» 418.
«Считаю подобного рода конфликты закономерным ре-
зультатом неадекватной политики властей привлечения эми-
грантов к трудовой деятельности на территории России» 419.
«Что касается законодательной базы, то нужно проводить
соответствующую политику в отношении нелегальных трудовых
эмигрантов и компаний, которые нанимают их на работу»420.
«Вообще, ВМК возникают из-за слабого миграционного зако-
нодательства и политики двойных стандартов в отношении
власти и регионов, в особенности с национальными республика-
ми, что началось с просчетов власти в первые годы после распа-
да СССР» 421.
«Государство должно способствовать удовлетворению всех
слоёв общества, включая трудовых мигрантов, законодатель-
ными и реформаторскими способами…» 422.

416 Р-т, Ж (67 лет).


417 Р-т, Ж (21 год).
418 Р-т, М (23 года).
419 Р-т, М (23 года).
420 Р-т, Ж (28 лет).
421 Р-т, М (23 года).
422 Р-т, М (23 года).

194
Третья группа респондентов – «скептики». Они
отрицали возможность своего участия в ВМК, четко
формулируя свою позиция: «моя хата с краю»:
«Я бы воздержался от похода куда-либо, пусть кому это
надо, и разбираются. У меня есть своя семья, и это моя самая глав-
ная ячейка общества, а все остальное меня не интересует»423.
Табл. 13. Мнения респондентов о том, на какой бы стороне
они могли бы оказаться в случае, если бы им пришлось
принять участие в ВМК
В ВМК я – на Релятивистская Я – на стороне
стороне русских и отстраненная справедливости
позиция
На стороне Сложно сказать, Прежде всего, необ-
коренного насе- на чьей стороне ходимо понять, кого
ления мегалопо- я буду выступать. обижают. Пусть это
лиса, если Всё будет зависеть будут трудовые ми-
возникнет ВМК. от ситуации. гранты, кавказцы,
среднеазиаты – я буду
выступать на их сто-
роне.
Я – русский Релятивистская по- Закон должен
националист. зиция: моё участие определить, на какой
Буду принимать в ВМК зависело бы стороне правда,
участие во ВМК от причин и сути в ситуации ВМК.
на стороне ко- конфликта.
ренных жителей
мегалополиса.
Ни в какие кон- Как антинационалист:
фликты, ни при ка- я – на стороне трудо-
ких обстоятельствах вых мигрантов.
вмешиваться не буду
Вина за любые со- Допуск, что и росси-
циальные проблемы, яне могут творить
конфликты, включая беспредел, и тогда-
ВМК, лежит на госу- респондент будет вы-
дарстве. Путь разре- ступать на стороне
шают ВМК справедливости.
законными методами.

423 Р-т, М (33 года).

195
Таким образом, ответы на этот вопрос выявили
следующие позиции респондентов: националистиче-
скую (хотя я себя националистом не считаю, к русско-
му национализму отношусь негативно, но в случае
ВМК пойду воевать на стороне жителей мегалополиса);
релятивистскую (буду воевать на стороне тех, кто в
конфликте окажется прав) (табл. 13). Вариантом этой
позиции является патерналистская (условия для ВМК
создаёт государство, оно и должно регулировать их
разрешение); скептическую («моя хата с краю» – ни
при каких обстоятельствах участвовать в конфликте
такого рода не буду).

4.3. «Мы» и «они»: культурные различия


глазами респондентов
С целью оценить, насколько сильно влияние фак-
тора культурных различий на условия возникновения
ВМК, мы задали нашим респондентам несколько во-
просов. Первые три вопроса:
1. «Что вас больше всего смущает при общении с предста-
вителями другой этнической группы?».
2. «Расскажите о возможном вашем столкновении с другой
этнической культурой».
3. «Были в вашей жизни ситуации, в которых представи-
тели другой культуры (например, из числа трудовых мигран-
тов) чем-то вас задевали, поступки были бы вам не понятны?»,
как мы полагали, должны были конкретизировать те
особенности культурных различий, которые могли ока-
зать влияние на формирование этнической составля-
ющей этого типа конфликтов. Четвертый вопрос:
«Выдали ли бы вы свою дочь замуж за трудового мигранта»
должен был высветить величину этносоциальной ди-
станции.
В результате мы получили следующую картину. Не-
которые наши респонденты намеренно стали уходить

196
от ответов на этот вопрос. Они, либо отмалчивались,
либо делали вид, что не понимают вопрос. Некоторые
респонденты, размышляя о культурных различиях, на
которые они обращали внимание в момент общения с
трудовыми мигрантами, старались расширить рамки
понятия ВМК. Например, они утверждали, не видят
различия между ВМК и любым другим видом кон-
фликта. ВМК, как и любой другой вид конфликта,
можно решить мирными средствами.
«Ну, у меня конфликтных столкновений с представителя-
ми других культур не было. Но кое-какие столкновения на
национальной почве я наблюдала по телевизору» 424.
«В моей жизни не было ситуаций, когда представители дру-
гих культур пытались чем-то меня задеть, или совершали ка-
кие-то непонятные мне поступки» 425.
«Были ситуации…, эти ситуации научили меня тому, что
надо быть умнее того, кто хочет конфликта. Всегда можно
свести ситуацию на ноль. И все конфликты, которые происхо-
дили в моей жизни, были всегда решены мирным путем…
Я считаю, что нужно людям относиться друг к другу с понима-
нием и приходить к общему решению» 426.
«С представителями других культур в ситуации негативно-
го взаимодействия не бывал. К счастью, с такими ситуациями
я не сталкивался, мои взаимоотношения с другими культурами
имеют хорошую историю» 427.
«…Встречалась ли я с трудностями в общении с предста-
вителями других культур? Ни разу не встречалась. У меня с пред-
ставителями других культур отношения простые: я не иду со
своим уставом в их монастырь, а они в мой (улыбается)»428.

424 Р-т, Ж (32 года).


425 Р-т, Ж (43 года).
426 Р-т, М (33 года).
427 Р-т, М (23 года).
428 Р-т, Ж (21 год).

197
«Конечно, меня беспокоит в трудовых мигрантах языковой
барьер, и в большей степени, незнание нашей культуры…» 429.
Наибольшую социально-коммуникативную проблему
в общении с представителями трудовой миграции ре-
спонденты видят в том, что плохо те говорят по-русски.
В общественных местах разговаривают на своём, непо-
нятном жителям мегалополиса языке.
«…Если говорить о современных гастарбайтерах, то меня
очень многое пугает в их поведении: ходят толпами от 3-х до
10-и человек, разговаривают на своем языке в присутствии рус-
ских, у меня лично возникает ощущение, что они как-то, то ли
прикалываются над нами, там между собой, то ли что-то не-
хорошее замышляю против нас…» 430.
«Лично меня смущает то, что мы говорим на разных язы-
ках (смеется), то есть не сможем понять друг друга…» 431.
Респондентов беспокоят не только незнание при-
езжими трудовыми мигрантами русского языка, но и
язык их мышления, определяющий склад ума, поведен-
ческие паттерны, отсутствие у них стремления к само-
образованию, интереса и уважительного отношение к
культуре населения принимающей стороны.
«….Не понимаю не столько поступки, сколько, в принципе,
их склад ума и манеру поведения. Большую часть из них можно
охарактеризовать как людей, не стремящихся к саморазвитию
(разве что физическое состояние было и остаётся для них
непременно важным), не способных к анализу, комплексным
умозаключениям, планированию, ввиду чего поступают и ведут
себя откровенно глупо, как мог бы себя вести ребёнок в теле

429 Р-т, М (23 года).


430 Р-т, Ж (23 года).
431 Р-т, Ж (25 лет).

198
взрослого человека. Это обобщение касается лишь части (к со-
жалению, большей) трудовых мигрантов, однако изо дня в день
именно это бросается в глаза» 432.
«…Ну, конечно же, это языковой барьер. Я, к счастью свое-
му, плохих трудовых мигрантов не встречал, как и плохих
людей.….» 433.
«Меня ничего не смущает, если общение проходит в рамках
общепринятых норм. Если все говорят на языке понятном всем
окружающим…» 434.
«Единственное, что меня может смущать – это полное не-
знание трудовыми мигрантами русского языка….» 435.
«Общение с представителями других национальностей бы-
вает осложнено из-за незнания ими русского языка» 436.
Рассуждая об обычаях, образе жизни и культурных
предпочтениях трудовых мигрантов, выходцев из быв-
ших республик Кавказа и Средней Азии, наши респон-
денты отмечали, что у них очень развито чувство
собственного достоинства. Респонденты полагали, что
детям на Кавказе с малых лет внушаются нормы поря-
дочного поведения, они воспитываются по заветам
традиционных кодексов чести, таких как чеченский ко-
декс чести «Эздел», вайнахский «Нохчалла», адыгский
«Адыгэ хабзэ», абхазский «Аламыс» и «Апсуара». По-
этому их, как людей, которые исповедуют эти правила,
можно и должно уважать.
«У нас вот, например, живут соседи азербайджанцы. Всегда
здороваются, предлагают помощь нам, если видят, что нужна
она. Поэтому никаких «грехов» мы не наблюдали за ними» 437.
432 Р-т, М (23 года).
433 Р-т, М (23 года).
434 Р-т, М (23 года).
435 Р-т, Ж (67 лет).
436 Р-т, Ж (53 года).
437 Р-т, Ж (79 лет).

199
«Если говорить о трудовых мигрантах из Азии, то они со-
блюдают дистанцию. А про других мигрантах, я ничего не мо-
гу сказать» 438.
Тем не менее, не стоит упускать из виду то обстоя-
тельство, что такие кодексы, в частности, «Эздел» уста-
навливают нормы поведения для мужчин-воинов.
«…Трудовые мигранты? Какие у них обычаи? Мне нра-
вится то, как они относятся к своей семье, детям, согражданам.
У них очень сильная диаспора на чужбине. Они друг за друга
стоят горой. Чего, к сожалению, не скажешь о наших гражда-
нах…» 439.
Жители российских городов, даже в поверхностном
общении с трудовыми мигрантами из Средней Азии и
Кавказа понимают, насколько глубоко в их менталитете
укоренились представления о взаимопомощи, уважение
к старшим.
«Вот, как-то летом мы с семьей приехали с дачи, разгру-
жали машину. Было понятно, что все сумки за один раз мы
не унесем. Мимо проходила женщина неславянской внешности
с сыном подростком. Она что-то сказала ему на своем языке,
и он помог нам донести сумки до лифта….» 440.
Тем не менее, респонденты указывали на некоторые
противоречия, которые возникают на практике. Иными
словами, когда выходцы из бывших республик Кавказа
и Средней Азии попадают в условия жизни в совре-
менных российских городах, они быстро и разительно
меняют своё поведение. Это легко заметить по эволюции
поведения молодых людей в общественном транспорте.
Совсем недавно многие из них старательно уступали
места пожилым людям в вагонах метро.

438 Р-т, Ж (79 лет).


439 Р-т, Ж (25 лет).
440 Р-т, Ж (67 лет).

200
«…когда я захожу в общественный транспорт, преимуще-
ственно место уступают лица неславянской внешности» 441.
Но, наблюдая за хамским поведением многих моло-
дых людей из числа коренных жителей мегалополиса,
молодые люди из числа трудовых мигрантов довольно
быстро перестают это делать. Наблюдая это, некоторые
респонденты задумываются над тем, насколько велико
охлаждение человеческих отношений в современных
российских мегалополисах, насколько быстро мы эмо-
ционально выгораем, отчуждаемся друг от друга в го-
родской суете, привыкаем не только к бытовому, но и
бюрократическому хамству.
Респонденты полагают, что моральными ориенти-
рами в традиционной по своему духу культуре народов
Кавказа и Средней Азии являются старейшины. Ока-
завших вне сферы наблюдения членов своей общины,
молодые трудовые мигранты начинают вести себя не-
подобающим образом: приставать к девушкам, лиха-
чить на дорогах, резать баранов на улицах и т. п.
Для мусульман – например, выходцев из Кыргыз-
стана, Узбекистана или Таджикистана фривольное от-
ношение к молодым женщинам в Санкт-Петербурге и
других крупных российских городах, нашими респон-
дентами объяснялось поведенческими стереотипами,
внедренными в их сознание с молодости. СМИ публи-
кую материалы, в которых рассказывается, что молодые
люди, которые имеют установку на работу в России,
согласно обычаю, должны оставить в родительском
доме молодую жену, т. е. младшую невестку. Един-
ственной обязанностью этой женщины будет обслужи-
вание родителей, воспитание своих детей и детей
старших родственников мужа. Девушек для исполнения
этой роли можно украсть, что освобождает от выплаты

441 Р-т, Ж (67 лет).

201
калыма семье невесты. Если девушка, делает попытку
вернуться к родителям, т. е. уйти из семьи укравшего её
и принуждающего к браку жениха, то женщины семьи
жениха всячески запугивают её, указывая на то, что она
уже опозорила свою родную семью. Если же женщине
удаётся убежать, то, согласно нормам обычного права,
родители женщины должны вернуть ее обратно в се-
мью мужа.
В силу того, что молодые люди просто не имеют
времени на долговременное ухаживание, они ориенти-
рованы на престижное накопление средств, не фикси-
руют внимание на романтических отношениях, как это
принято в европейских странах. Женщина-невеста для
них – это объект торга, репродуктивный ресурс и ра-
бочая сила. Не более того. Например, девочки в Та-
джикистане – это хорошая возможность получить
солидный выкуп семье 442. Такое потребительское от-
ношение в быту к женщинам накладывает отпечаток на
представление молодых мужчин-мигрантов о женщи-
нах вообще. Более того, требование следовать обычаям
предков, вести соответствующий этим обычаям образ
жизни распространяется и на женщин-мигранток, а
также на тех женщин, которые приехали с детьми вме-
сте с мужьями в российские мегалополисы. В конфес-
сиях в крупных мегалополисах действуют специальные
группы мужчин, которые следят за поведением жен-
щин-соплеменниц из числа трудовых мигранток.
Молодые мужчины и женщины, оказавшись в рос-
сийских мегалополисах, попадают в сложные условия.
С одной стороны, они стремятся следовать обычаям
предков, а с другой – испытывают влияние соблазнов
европейской цивилизации. Кроме того, они, как правило,
стараются следовать правилам, которые им диктуют

Цыренджапова Т. Мать вернула свою дочь через 5-ть лет //


442

Информ-Полис. 2011, № 42 (994), 19 окт., с. 16.

202
европейские нормы общества принимающей стороны.
Наши респонденты, рассуждая о гендерных режимах,
свойственных трудовым мигрантам – выходцам из Сред-
ней Азии и Кавказа высказывали следующие мнения:
«..Меня смущает у трудовых мигрантов с Кавказа и из
Средней Азии хамское человеческое поведение, но оно присуще
любой национальности. При желании все этносы можно по-
нять, даже не понять, а принять их отличия. Однако есть та-
кие люди, которые отбивают это самое желание познания
другого народа. Жутко, что отдельные личности настраивают
целые этносы против своих собратьев» 443.
«Было несколько ситуаций с трудовыми мигрантам, вы-
ходцами из Средней Азии, или таджиками, не знаю точно, ко-
торые пришли как покупатели, когда я работала продавцом в
магазине техники. Они вели себя развязно и нагло. Ничего серь-
езного, просто неприятно было. Но, в тоже время, приходили
очень культурные и приветливые люди, иногда даже намного
приятнее, чем наши соотечественники…» 444.
«…Да, для меня интересная тема: если человек с детства
пропитан другой культурой, то ему стоит задуматься над тем,
как ему следует жить в культуре, возможно даже полностью
противоположной его собственной. Опять же, это нужно анали-
зировать как тем, кто принимает эмигрантов, так и самим
мигрантам. Нужен строгий контроль…» 445.
Респонденты отмечали, что в сообществах трудо-
вых мигрантов, выходцев с Кавказа и из Средней Азии
мощными механизмами социальной интеграции, способ-
ствующими, с одной стороны, идентификации членов
группы, а с другой – позволяющими этой группе отстаи-
вать свои интересы, являются узы кровного родства.

443 Р-т, Ж (25 лет).


444 Р-т, Ж (25 лет).
445 Р-т, М (23 года).

203
Принципы работы именно этого архаического соци-
ального механизма часто входят в противоречие с
принципами существования более современных и де-
мократических социальных механизмов. Например,
поводом беспорядков на Манежной площади стало
убийство болельщика (Егора Свиридова). Причиной
же было возмущение жителей столицы результатами
расследования этого кровавого инцидента. Члены чечен-
ской диаспоры стали оказывать давление на следствие.
Они открыто угрожали следователю, его родным.
Убийца был отпущен на свободу. Именно это стало
причиной беспорядков. Москвичи протестовали про-
тив слабости коррумпированной судебной власти. Эта
власть не давала никаких гарантий жизни следователю,
который вел дело об убийстве. Представление жителей
Москвы о Законе вошли в противоречие с нормами
родового права, укорененными в менталитете предста-
вителей чеченской диаспоры. Возмущение москвичей
было направлено против института кровного родства,
который не способствует интеграции выходцев с Кав-
каза в российское общество. Наши респонденты в ходе
интервью проявили себя как адекватные люди. Они
утверждали, что ни при каких обстоятельствах не при-
няли бы участие в погроме на Манежной площади. Но
душой они были на стороне митинговавших.
Респонденты высказывались в пользу того, чтобы
обеими сторонами: и коренным населением, и приезжими,
включая трудовых мигрантов, соблюдались адекватные
условиям проживания в России социальные нормы во
всем: в проявлении религиозных чувств, в уважитель-
ном отношении к ценностям общества-реципиента, в
умении соотносить свои ресурсные возможности с ко-
личеством детей в семье:
«Мне не по себе было, когда я увидела что один из предпри-
нимателей (по поведению явно мусульманин) в магазине ровно

204
в 12:00 упал на колени и начал отчаянно молиться. Я все по-
нимаю, это их обычай, но смотрелось это дико… Я не против
соблюдения мусульманами своих традиций и обычаев, но все
должно быть в меру. Они тоже должны учитывать наши
национальные особенности…» 446.
«…Например, мне не понятно, зачем представители небо-
гатых семей имеют огромное количество детей и растят их
в нужде и антисанитарии. Точнее я понимаю, зачем и почему,
но для меня это неприемлемо, дико даже немного...» 447.
«Меня смущают некоторые дикие традиции, в основном ис-
ламские, которые просто не приняты в нашей стране, как,
например, жертвоприношение животных прямо на улице во
время некого праздника… Это просто неприемлемая дикость,
которую я никогда не смогу понять. Это плохо, потому что
это убийство животного на улице, где ходят люди, большинству
из которых смотреть на это попросту неприятно, вне зависи-
мости от того, традиция это или нет» 448.
«… я знаю, что основные исламские обычаи и традиции
обязывают мужчину быть ответственным, работящим и лю-
бить свою семью. Тем не менее, пока в России я вижу в основном
каких-то других мусульман» 449.
Внешний вид, одежда, а также особенности комму-
никации на бытовом уровне выходцев с Кавказа, из
Средней Азии, которые исповедуют ислам, часто удив-
ляют наших респондентов.
«Меня удивляла одежда мусульман, которые жили в городах
России ещё с детства. Скорее это были мелкие возрастные непо-
нимания школьных лет, связанные с мусульманской культурой.
Дело в том, что я училась в школе с 17-ю разными националь-
ностями, одной из которых была мусульманская. К примеру,

446 Р-т, Ж (22 года).


447 Р-т, М (23 года).
448 Р-т, М (23 года).
449 Р-т, Ж (23 года).

205
когда у нас были региональные соревнования по легкой атлетике,
ученики других школ, недоуменно поглядывали на моих одно-
классниц… они не могли взять в толк, как девочки могут хо-
дить в косынках с почти полностью закрытым лицом. Только
после долгих разъяснений, относительно мусульманской культу-
ры в области поведения женщин-мусульманок, их удивление рас-
сеивалось…» 450.
«Могу рассказать историю из личного опыта контакта с
представителями мусульманского мира. Как-то в ранней юно-
сти я зашла в дом к однокласснику, родители которого были
мусульманами (мы должны были пойти с ним куда-то). Члены
семьи вышли, обрадовались, но после приветствия они оставили
меня стоять в дверях, и принесли тарелку с персиком и ножом,
дабы мне было не скучно ждать собирающегося приятеля. Было
некомфортно, непонятно, хотя было очевидно, что семья мне
весьма обрадовалась» 451.
«….Меня смущает мусульманские женщины, которые хо-
дят в хиджабе. Ходите у себя на родине в такой одежде. У нас
не надо так ходить… Смущает, наверное, потому что они
выглядят скрытными… это плохо, потому что ты начина-
ешь думать, что под такой одеждой у нее может быть бомба.
К мужчинам-мусульманам в плане одежды отношусь нормаль-
но. Они нормально одеваются, работящие, трудолюбивые, все в
семью несут. Вот посмотри, сейчас ларьки держат мусульмане,
на рынках вещами торгуют тоже они, а русский не хочет ра-
ботать. Некоторым мужчинам русской национальности нужно
брать пример с них» 452.
Наши респонденты полагали, что кавказские войны
обогатили чеченцев. Часто, образ жизни тех чеченцев,
которые приезжают в российские мегалополисы, ста-
новится предметом зависти местного населения.

450 Р-т, Ж (23 года).


451 Р-т, Ж (23 года).
452 Р-т, Ж (79 лет).

206
«…Чтобы “потушить” Чечню, туда направляют огромное
количество денег, и, как считает довольно большая масса людей,
направляют незаслуженно. Оттуда к нам приезжают богатые
люди, уже финансово успешные, при этом, как они заработали
на свои дорогие машины и квартиры, скажем в центре Москвы
или Петербурга, – неясно. Это сильно раздражает... не менее,
чем их лезгинка на улицах. Этот танец, который исполняется
прилюдно, прямо на улицах нашего города, например, по случаю
их свадьбы, есть чужеродный варварский элемент для европей-
ского города. Плюс, всё та же лезгинка и стрельба из огне-
стрельного оружия, не всегда в воздух, кстати, на их свадьбах.
На этой почве и возникают серьезные конфликты…» 453.
Несмотря на критические замечания в адрес выходцев
из бывших республик Кавказа и Средней Азии, наши ре-
спонденты весьма ответственно относятся к себе.
«…Ещё смущает кое-что в нас самих. Например, незнание
чужой культуры, нравов. Смущает возможность неосознанно
задеть их национальные чувства, создать неловкую ситуа-
цию…» 454.
Они прекрасно осознают сам факт наличия куль-
турных барьеров. Но при этом, они, особенно женщи-
ны-горожанки, стараются понять, что скрывается за
внешней «угрозой» таких барьеров. Их интересуют
причины и истоки правил поведения «другого».
«Да, есть и отрицательные нотки в отношениях с трудо-
выми мигрантами. Среди представителей других этнических
групп не всегда бывают хорошие люди. Но, я думаю, дурных
людей меньше…» 455.
«…У меня есть знакомая, она из Осетии. Так вот, у них
настолько богатая и разнообразная культура, что диву даешься.

453 Р-т, Ж (62 года).


454 Р-т, Ж (79 лет).
455 Р-т, Ж (62 года).

207
Когда мы только познакомились, мне казалось, что не смогу
общаться с этим человеком. Скромность, принципиальность,
гордость, пуританство, уважение традиций – все это бросалось в
глаза. Это поначалу отталкивало. Постепенно, слушая ее рас-
сказы об Осетии, ее жителях, я стала понимать эту культуру,
а в скором времени, так и вообще, забыла о своей отрешенности
от своей осетинской знакомой (улыбается)» 456.
«Когда встречаешься с носителями мусульманской культуры
в городских условиях, естественно стараешься не показать сму-
щения, и чем дольше стараешься, тем хуже это получается.
Это связано с тем, что ты должен вести себя, как в обычной
рядовой ситуации, но эта ситуация таковой не является. Я лич-
но боюсь чем-либо обидеть человека, например, нетактичным
вопросом, который для нас кажется абсолютно нормальным и
естественным, а для них воспринимается как посягательство
на личную жизнь, семью, веру. Честно. Десять раз подумаешь,
прежде чем что-нибудь спросить. Так же встречаются люди,
которые провоцируют на конфликт. Чтобы ты не сказал, что
бы ты не сделал, они во всем видят негативную подоплеку.
В данном случае проще молчать и быстренько ретироваться.
Но отмечу, что такое поведение характерно и для наших со-
отечественников. Думаю, это даже психологический аспект,
нежели этнический» 457.
Таким образом, наиболее наибольшая степень
неприятия «другого» в сознании наших респондентов
касается коммуникативной сферы, а именно, вопросов
языка общения и мышления (языковой барьер, разница
хабитусов и представлений о гендерных порядках).

456 Р-т, Ж (62 года).


457 Р-т, Ж (25 лет).

208
Табл. 14. Представления респондентов об основных
культурных различиях, которые препятствуют
формированию толерантных отношений между жителями
мегалополиса и трудовыми мигрантами
Культурные различия
Представления
Языковой
о гендерных Разница хабитусов
барьер
порядках
Не знание или Потребительское Положительные черты
плохое знание отношение к жен- трудовых мигрантов –
русского языка щинам. К молодым выходцев из бывших
как титульного. женщинам общества республик Кавказа
принимающей сто- и Средней Азии: при-
роны – демонстра- вычка уступать место
тивно хамское. в транспорте пожилым
людям, стремление
оказать помощь
человеку на улице.
Отсутствие базы Исполнение обыча- Отрицательные чер-
знаний в области ев, предписываю- ты – жертвоприноше-
культуры обще- щих уважительное ния животных на
ства принимаю- отношение к стари- улицах российских
щей стороны и кам. Женщинам городов у мечетей
нежелание с ней только в среде «сво- в праздник, использо-
знакомиться. их». Демонстрация вание национальной
пренебрежения мусульманской одежды
и агрессии в отно- в условиях жизни
шении «чужих». европейского города.
Поведенческие реакции наших респондентов в от-
ношении трудовых мигрантов и других выходцев из
бывших республик Кавказа и Средней Азии, в частно-
сти, носителей мусульманской культуры, можно разде-
лить на три группы:
1) негативное отношение и резкое неприятие (через
упреки в незнании русского языка, пренебрежение нор-
мами европейской культуры и законами РФ и т. п.);
2) признание при условии исполнения ими правил
европейской культуры в общественных местах и уваже-
нии законов РФ;
209
3) заинтересованное отношение, предполагающее эм-
патию в сфере социальной коммуникации и уважение
к позитивным достижениям их традиционной культуры
(табл. 14).

4.4. Социальное и этнокультурное измерения


отношения респондентов к трудовой миграции:
опыт формирования толерантности
и преодоления этнофобий
С целью определить размеры социальной дистан-
ции и описать параметры социальных лифтов (какими
их представляют респонденты) мы задали им один во-
просов из классического опросника Богардуса, а именно:
«Если бы у вас была дочь, вы дали ли бы вы её замуж
за трудового мигранта?» Отвечая на этот вопрос,
респонденты разделились на три группы: 1) толерантные
родители («нигилисты»), т. е. те, кто позиционировали
себя как родители, снимающих с себя ответственность
за выбор брачных партнеров для своих дочерей, верящих
в великую силу любви; 2) умеренно-толерантные роди-
тели , т. е. те, кто, хотя и полагал, что дочери могут са-
ми выбирать мужей по своему усмотрению из числа
трудовых мигрантов, все же ставили этому выбору не-
которые условия; 3) родители-ксенофобы . Только два
респондента из 26-ти категорично высказались против
смешанных браков. Несколько человек ушли от ответа
на этот вопрос.
Те респонденты, которые утверждали, что дочери
сами могут делать свой выбор, и они, как родители, ни-
коим образом не станут препятствовать их решению,
мотивировали свою точку зрения таким образом:
«…Ну, что же, жизни всегда есть место несчастному слу-
чаю: как говориться, “любовь зла…”» 458.

458 Р-т, М (24 года).

210
«Я считаю что, если такое бы произошло, я бы не стал ее
осуждать, это ее выбор и ее жизнь» 459.
«Замуж за трудового мигранта? Ведь это ее будет выбор.
Не мне с ним жить, а ей…» 460.
«Да, отдала бы дочь замуж и за негра, и трудового мигран-
та. Это её выбор» 461.
«Это уже будет зависеть не от меня, а от моей дочери.
Нужно полагать, что это полностью ее выбор. Если это доб-
рый, отзывчивый, работящий человек, то не важно, к какой
этнической группе он относится. Кстати, у меня в семье немно-
го схожая ситуация. Мой младший брат пару лет назад позна-
комился с девушкой. По национальности у нее мама – узбечка,
а папа – кореец. В принципе у них такие же отношения, как и
у многих моих друзей и знакомых, то ссорятся, то мирятся.
И я думаю, дело тут не в этнических особенностях… Мама
придерживается моей точки зрения. А отец напротив, был рас-
строен. Его коронная фраза: “Что же это он, не мог русскую
найти?” Я лично этого не понимаю» 462.
«Я считаю, что выбор моего ребенка должен быть, прежде
всего, его выбором. Человек просто должен быть хорошим, а
цвет кожи или нация отношения не имеют, если человек соблю-
дает нормы поведения, морали и отношения действительно по
любви» 463.
«Да, выдала бы дочь за трудового мигранта, если это брак
по любви...» 464.
«Да, завтра же. Если хороший трудовой мигрант, хоро-
ший негр, то почему нет? Была бы любовь» 465.
459 Р-т, М (24 года).
460 Р-т, Ж (79 лет).
461 Р-т, Ж (25 лет).
462 Р-т, Ж (25 лет).
463 Р-т, Ж (43 года).
464 Р-т, Ж (67 лет).

211
«Своей дочери желаю счастья, поэтому, если она будет
влюблена, и её будут любить, заботиться о ней, то не важно,
негр это, трудовой мигрант или наш соотечественник» 466.
«Дочь – это человек, который имеет право на свободу, т. е.
на свободу выбора, если выберет афроамериканца, или трудового
мигранта, то я не буду против…» 467.
«Да, хоть за трудового мигранта, хоть за человека другой
расы. Потому, что, во-первых, подобное решение должна при-
нимать дочь, вне зависимости от чужого мнения, во-вторых,
главное, какой человек, а не то, какого цвета у него кожа, и ка-
кая национальность» 468.
«В жизни ничего не предугадаешь. В любом случае, это будет
выбор дочери, так как это ее жизнь, а заставить жить челове-
ка по своим правилам невозможно» 469.
«Если бы это был ее выбор, то почему бы и нет. При вы-
боре мужа, я считаю, важны другие критерии, нежели нацио-
нальная принадлежность» 470.
Некоторые респонденты выразили уверенность в
том, что им как родителям, удалось воспитать умного,
практичного и стратегически мыслящего человека, ко-
торый может сделать правильный выбор самостоятель-
но, без помощи и давления родителей:
«…Если бы у меня была дочь, то она сама бы сделала выбор, а
не я выбирал ей подходящего жениха. И если бы ее выбором был
негр или трудовой мигрант, я бы доверился выбору дочери. По-
тому что подразумевается, что я воспитал ее умной девушкой,
которая внимательно подойдет к выбору своего супруга» 471.

465 Р-т, Ж (54 года).


466 Р-т, Ж (53 года).
467 Р-т, М (33 года).
468 Р-т, Ж (28 лет).
469 Р-т, Ж (32 года).
470 Р-т, Ж (35 лет).
471 Р-т, М (23 года).

212
Обусловленность положительного решения выдать
дочь замуж за трудового мигранта включала, по мне-
нию респондентов, следующий спектр вариантов:
1) пусть выходит за трудового мигранта, но при
условии, что он будет «хорошим человеком»:
«… я свою дочь никуда выдавать не буду... Пойдет за того,
за кого захочет сама. Здесь я буду уважать ее выбор… Но, я,
конечно, оставлю за собой право открыть ей глаза, если избран-
ник будет, скажем так, не очень хорошим человеком. Обра-
щаться плохо со своими детьми ни одна мать не позволит. Все,
что я могу сделать, это хорошо воспитать своих детей, чтобы
они нашли себе достойные пары» 472.
«Если я был бы уверен, что моему ребенку будет хорошо с
этим человеком, и он будет в безопасности, то почему бы и нет.
Другой вопрос веры, я бы не очень хотел, чтобы мой ребенок
принял, например, ислам. Но, в любом случае решение было бы
за ним…» 473.
«Моя дочь, когда вырастет, сама выберет человека, за ко-
торого захочет выйти замуж. Если спросит совета, я ей скажу,
подходит ли ей этот человек или нет – с моей, материнской,
точки зрения. Например, подходит ли он ей психологически,
т. е. насколько они совместимы характерами. Происхождение,
национальность, вероисповедание будущего жениха меня абсо-
лютно не волнуют. Был бы человек порядочный» 474.
«Дочь отдать замуж за трудового мигранта? Здесь вопрос
уже другой. Не столь значимой становится геополитическая
принадлежность человека, когда речь идёт о взаимоотношениях.
Будь это достойный человек, я был бы рад выдать дочь замуж
за него. Порядочность, адекватность и образованность этого
человека не позволяла бы проявлять себя таким образом, чтобы

472 Р-т, Ж (21 год).


473 Р-т, М (23 года).
474 Р-т, Ж (28 лет).

213
вызывать обеспокоенность за судьбу дочери или иных близких.
С большей радостью, как ни странно, я бы отдал дочь замуж за
достойного эмигранта, чем за быдловатого соотечественника»475.
2) будущий супруг дочери должен иметь достаточ-
ные материальные ресурсы для обеспечения семьи, за-
ботиться о будущих детях. Если перевести требования,
которые респонденты предъявляли к гипотетическому
жениху их дочери на социологический язык, то жених
(трудовой мигрант) должен обладать собственностью, а
ещё лучше, контролем над средствами производства,
занимать достойное место в постиндустриальной си-
стеме разделения труда, принадлежать преуспевающей
социальной группе 476. От будущего зятя – трудового
мигранта – требовалось соответствие роли успешного в
обществе принимающей стороны человека, при этом
его успешность понималась как престижность, т. е. со-
ответствие его социального положения конкретной
ступеньки на лестнице социальной иерархии 477.
«…Цвет кожи и принадлежность к какому-либо этносу,
роли не имеет никакой… Главное, чтобы у этого человека за
плечами что-то было, была уверенность в завтрашнем дне.
Чтобы он мог обеспечить их ребенка материально, сделать его
счастливым» 478.

475 Р-т, М (23 года).


476 Zeitlin M. Corporate Ownership and Control: The Large Corpora-
tion and the Capitalist Class // Classes, Power, and Conflict: Classical
and Contemporary Debates. L.: Macmillan, 1982; Bravermain H. Labor
and Monopoly Capital: The Degradation of Work in the Twentieth
Century. N.Y.: Monthly Review Press, 1974; Thompson E. P. The
Poverty of Theory and Other Essays. L.: Merlin Press, 1978; Рада-
ев В. В., Шкаратан О. И. Социальная стратификация. М.: Изд-во
Аспект-пресс, 1996; Ритцер Дж. Современные социологические
теории. 5-е изд. СПб.: Питер, 2002.
477 Linton R. The Study of Man: An Introduction. N.Y.: Appleton,

1936, р. 113–132.
478 Р-т, Ж (62 года).

214
«Ну, трудовой мигрант – это уже звучит как-то расплыв-
чато. Если же он эмигрант, значит, он имеет не стабильное
проживание, не стабильный заработок. Главное для меня, как
отца, кем этот человек является, и что он может дать моей
дочери. Я бы сначала проанализировал бы, каков этот человек
психологически, юридически, астрологически, в общем, проверил
бы всю его подноготную. В независимости от того, кто он –
эмигрант или же коренной житель города» 479.
3) в браке важно, чтобы супруги принадлежали к
одной культурной традиции:
«У меня уже есть дочка! (смеется). Вообще, я не думала об
этом, она совсем маленькая. По жизни придерживаюсь принци-
па “никогда не говори никогда”. Сердцу не прикажешь. Любовь
зла, полюбишь и козла, как говорится. А против их любви я не
буду. Поэтому не знаю, как сложится жизнь. Может через
20 лет это будет обычным делом. Но, в данный момент я бы
хотела, чтоб это был носитель русского языка, с понятной и
близкой нам культурой» 480.
4) браки с трудовыми мигрантами, как и с ино-
странцами, ничего хорошего не приносят, они, как
правило, обречены на провал:
«Да, пусть дочка выходит за трудового мигранта. Главное,
чтобы он ей нравился. Но, все равно, этот брак долго не про-
держится. Различия в культуре скажутся рано или поздно, по-
этому ничего не получится. Моя подруга из Таллинна полюбила
немца. Обоим было около пятидесяти. Приехал немец в Тал-
линн, познакомился с ней, влюбился, и так все хорошо было.
Он за ней ухаживал, потом пригласил к себе в Германию.
Она к нему поехала. Предложил замуж, она уже чуть было
не согласилась… и вот… Сидят смотрят телевизор, а по
нему показывают хронику Великой Отечественной войны. Она

479 Р-т, М (23 года).


480 Р-т, Ж (23 года).

215
и говорит: “Какой ужас!”, а он просто отвечает: “Ты что, до-
рогая, это всего лишь бизнес”. А ведь для нас эта война – самое
страшное, что мы пережили. А он смотрит на эту военную
трагедию совершенно холодным взглядом. Для него это ни горе,
ни печаль, ни утрата близких – просто бизнес. И она, хлопнув
дверью, уехала в Россию. Даже у людей с одним цветом кожи –
духовное состояние, духовное воспитание слишком разное. Очень
трудно смириться, если кому-то страдания нашего народа в
Великую Отечественную войну – просто бизнес. Тому, кому
нужны только деньги, тому это нормально, а кто хочет глубо-
кой связи с человеком – строить семью не получается» 481.
«Да, я не буду против, пусть выходит за трудового ми-
гранта… Только, если его культура не отличается от её куль-
туры коренным образом. Чрезмерное различие культур в любом
случае приведет к непониманию в тот момент, когда в одном
из вопросов представители не захотят пойти на компромисс, и
принять противоположную идею. А в целом, совмещение куль-
тур дает оптимальный набор культурных знаний для моло-
дых людей, желающих вступить в брак, и, я думаю, вызывает
большее уважение у них друг к другу» 482.
Те немногие респонденты, которые категорически
отказывалась выдать свою дочь замуж за трудового ми-
гранта, мотивировали свою позицию следующим об-
разом:
«Я бы попыталась её отговорить. Слишком велика разница
в традициях, устоях, религиях, законах их стран. В последнее
время возникает много конфликтов, судебных споров из-за ро-
дившихся в межнациональных семьях детей» 483.

481 Р-т, Ж (54 года).


482 Р-т, Ж (23 года).
483 Р-т, Ж (53 года).

216
«Нет. Ни за негра, ни за трудового мигранта свою дочь не
выдал бы… для меня очень важна национальная идентичность.
Так я и воспитал бы свою дочь» 484.
Респонденты не старались вдаваться в объяснение
того, что они понимали под словами «трудовой ми-
грант – хороший человек», «трудовой мигрант – поря-
дочный человек», «состоятельный трудовой мигрант».
Они также не стремились конкретизировать свои пред-
ставления о месте женщине в исламской семье, тем бо-
лее, «чужеродки», в качестве которой, несомненно,
будет рассматриваться их дочь в будущей мусульман-
ской семье. Они не пытались рефлексировать на тему
особенностей гендерных режимов, свойственных му-
сульманской и христианской культурам. Единственное,
к чему стремилось большинство наших респонден-
тов – это продемонстрировать политкорректность,
иногда приправленную жизненным прагматизмом.
Таким образом, в результате бесед с нашими ре-
спондентами, мы получили следующий набор ответов
на вопрос, дающий представление о величине социаль-
ной дистанции между коренными жителями мегалопо-
лиса и трудовыми мигрантами: толерантная позиция,
умеренно-толерантная, ксенофобская (табл. 15).
Для наших респондентов дихотомический принцип
«свой/чужой», заложенный в вопросе, оказался весьма
удобным инструментом рационализации окружающей
реальности, ибо позволял им:
1) формулировать свои представления о неизбежно-
сти ВМК с помощью таких понятий, как «свой/чужой»,
«чужой как враг», «другой», «пришелец/приезжий»;
2) осуществлять серию базовых собственных иден-
тификаций: а) как коренного населения мегалополиса;
б) устанавливать размеры социальной дистанции; в) опре-
делять параметры социальных лифтов.

484 Р-т, М (51 год).

217
Табл. 15. Проецируемая на себя родительская
позиция респондентов
Толерантная
Умерено-толерантная Ксенофобская
родительская
позиция позиция
позиция
Полная свобода Брак вероятен, но при Брак невозможен
выбора брачного условии: что избранник – ни при каких об-
партнёра для до- абстрактно хороший че- стоятельствах.
чери: «Это её ловек, т. е. без уточнения,
жизнь, её выбор». что такое «хороший чело-
век».
Такой брак воз- Брак возможен, но «луч- Брак не возможен,
можен только при ше за русского». т. к. впереди –
условии большой утрата культур-
любви. ной идентично-
сти дочерью.
Браки с иностранцами
обычно распадаются
(споры из-за детей, раз-
личия к культурных
практиках и т. п.).

3) поддерживать архаические социально-ориентацион-


ные и социально-интеграционные механизмы (архаиче-
ский синдром), с помощью которых они, подобно
нашим далеким предкам, жившим в примитивных об-
ществах, могли защищать «свои» ресурсные базы от
покушения «чужих».

4.5. «Они»: трудовая миграция в контекстах


социальных чувств респондентов
В предыдущих главах были рассмотрены такие осо-
бенности феномена трудовой миграции, как интенси-
фикация, вызванная цивилизационными изменениями
и ускоренные глобализацией, разделение трудовой ми-
грации на два вида: легальную и нелегальную трудовую
миграцию, тренды адаптации, свойственные двум ви-
дам этой миграции. Объективность конфликтогенного

218
характера нелегальной трудовой миграции в условиях
урбанизации неоспорима. Согласно мнениям наших
респондентов, для легальной трудовой миграции кон-
фликтогенность свойственна гораздо в меньшей степени.
Как полагают наши респонденты, легальные трудовые
мигранты озабочены заработком денег, думают о воз-
вращении на родину, живут в стесненных условиях, их
социальный статус близок к рабскому. В силу своего
рабского социального и экономического статуса ле-
гальные трудовые мигранты: 1) не смогут оказать влия-
ние на политику муниципальных властей; 2) не смогут
изменить культурный облик города; 3) не смогут быть
втянутыми в ВМК. Все ВМК, которые случились в городах
России в период с начала 2000-х гг. и по настоящее время
были спровоцированы нелегальными мигрантами или
членами полукриминальных этнических группировок.
Насколько правы наши респонденты в отношении
оценки статуса трудовых мигрантов, как рабского, мо-
жет показать сравнительный анализ интересов «игро-
ков», определяющих характер спроса и предложения
на рабочую силу 485 в жизни разных геополитических
субъектов. Использование рабского труда в Древнем
Риме, в английских и французских колониях XVII–
XIX вв. являлось системообразующим фактором эко-
номики любого из этих геополитических феноменов.
Но, если признать правоту наших респондентов, опре-
делявших статус легальных трудовых мигрантов, как
рабский, то изучение исторического опыта использо-
вания миграционного трудового ресурса (от прямого
захвата и продажи рабов на заре цивилизации, до вер-
бовки и приёма гастарбайтеров в современных разви-
тых странах мира), возникает вопрос: грозит ли России

485Рынок труда возник только в эпоху капитализма, но спрос на


рабочую силу существовал в любую эпоху.

219
сценарий развития общественных отношений, анало-
гичный древнеримскому, колониальным английскому и
французскому имперским режимам? В ходе исследова-
ния были применены два метода.
Первый метод: сравнительный историко-культурный
анализ параметров, с помощью которых описаны осо-
бенности статуса представителей современной легаль-
ной трудовой миграции в России и статуса рабов в
Древнем Риме (754 г. до н.э. – 476 г. н.э.), на Барбадосе
(XVII в.), Гаити (XVII в.), Тринидаде (XVIII в.), Гавайях
(XIX в.) и в Австралии (XIX в.).
Среди параметров описания и сравнения были вы-
делены: контексты глобальной коммуникации, на фоне
которых происходила трудовая миграция (начиная с
рубежа н.э., XVII–XIX вв., и вплоть до настоящего
времени), шло становление рынка рабочей силы; прием-
лемый уровень нравственности и отношение к коррупци-
онным процессам в обществе; степень этнической
сегрегации; степень вовлеченности участников рынка
труда в криминальные сообщества; политический пиар
и рынок труда с участием трудовых мигрантов и рабов;
соотношение силовых структур и трудовых мигрантов;
общественное мнение в отношении трудовой мигра-
ции и рабов; трудовая миграция и рабство как фактор и
источник и социальных трансформаций и др.
Второй метод: нарративное интервью, с помощью
которой был уточнены параметры сравнительного эко-
номического, социального и правого анализа различных
аспектов положения трудовых мигрантов, вовлеченных
в рынок труда современной России. Не смотря на упор-
ное стремление осуществить работу методом нарративно-
го интервью с представителями диаспор, социологи,
которые занимаются изучением особенностей процессов
трудовой миграции, и стремятся к общению с выход-
цами из Средней Азии или Кавказа, регулярно сталки-
ваются с невозможностью провести такое интервью.

220
Посредники из научных и образовательных кругов, ко-
торые берутся помочь в поиске контактов, как правило,
сообщают, что представитель такой-то диаспоры, либо
заболел, либо не намерен тратить своё время на пустую
болтовню с социологами, либо просто спрашивал: «Цена
интервью?».
Тем не менее, одно их наших нарративных интер-
вью позволило раскрыть типичные особенности пред-
ставлений о социальном статусе легального трудового
мигранта-таджика, не планирующего интегрироваться
в российское общество. Данное интервью было прове-
дено в апреле 2013 г. Саиром (возраст: 36 лет, женат,
имеет трёх детей, в настоящее время работает рабочим
в частной автомойке в одном из спальных районов
Санкт-Петербурга) 486.
Общее впечатление от разговора с Саиром сложилось
следующее: 1) респондент был крайне немногословен
и аккуратен в высказываниях; 2) старался угадать, что от
него хотят услышать и реагировал только на позитив-
ный настрой интервьюера; 3) вопросы с негативным
подтекстом старался замалчивать, по возможности веж-
ливо уклоняться от ответа; 4) сложность общения с ним
была обусловлена его нежеланием касаться аксиологи-
ческой проблематики, т. е. подробно излагать, развора-
чивать и аргументировать свою точку зрения по более
философским вопросам, нежели прямой и краткий во-
прос. Интервью получилось совсем не таким, какое ко-
гда-то взял журналист П. Хлебников у Хожи (Ахмеда
Нухаева) 487. Иными словами, наш респондент позици-
онировал себя как пассивный слушатель, а не как ак-
тивный коммуникатор.

486 Интервью с Саиром // Архив автора. СПб., 2013.


487 Хлебников П. Разговор с варваром // http://www.politkniga.ru/
files/books/hlebnikov_pavel_razgovor_s _varvarom.pdf.

221
Родился Саир в посёлке городского типа под назва-
нием Яван 488. В 1970-е годы его родители были пересе-
лены из горных районов, где занимались сельским
хозяйством и скотоводством (перегоняли скот из Китая
в поселок). В Яване у него жена (по арабскому обычаю
он женился на двоюродной сестре, которую называет
своей «соседской») и трое детей. В родном посёлке
Саира большинство жителей сегодня работают на за-
воде по переработке хлопка. Зарплата у таких рабочих:
$100 в месяц. На такие деньги трудно прокормить се-
мью. На родине Саир окончил 10 классов, с личным
учителем изучил арабский язык, чтобы в медресе «про-
честь Коран в оригинале». Основная цель пребывания
в Петербурге – заработки.
Приехал Саир в Петербург ещё в 2007 году к другу,
который был его на пять лет старше. С его помощью
устроился работать на стройку в городе. Денег ему по-
чти не платили, работал вместе с другом за еду и кров.
Но потом их пути с другом разошлись. Он самостоя-
тельно устроился рабочим на частную автомойку.
Снимает жилье, заработанные деньги отправляет семье,
раз в год регулярно ездит их навещать.
На вопрос: кем вы себя считаете: таджиком, жителем
России, среднеазиатом, петербуржцем, мусульманином,
ответил – «мусульманином». О вкладе трудовых ми-
грантов в улучшение состояние городского хозяйства
не дал никакого ответа, но согласился с тем, что, пребыва-
ние в другой этнической среде (мегалополисе европейско-
го типа) предполагает обязательное знакомство трудовых
мигрантов с особенностями современной европейской
культуры. Под особенностями культуры он понимает:
знание русского языка (на первых порах, хотя бы в огра-

488Яван – посёлок городского типа на р. Явансу (бассейн Вакша),


центр Яванского района Курган-Тюбинской области Таджикиста-
на, в 59 км к Ю.-В. от Душанбе.

222
ниченном объеме), использование европейской повсе-
дневной одежды, соблюдение общепринятых этикетных
норм. Друзей имеет только среди мужчин-коренных
жителей Петербурга. Цель таких отношений деловая и
финансовая. Саир отрицал возможность близких дру-
жеских отношений с русскими женщинам и девушка-
ми, а также использование свободного времени для
походов в бары, дискотеки, театры. Утверждает, что
был в Эрмитаже, но не помнит, что там видел.
Жители города у него не вызывает неприязни, т. к.
он полагает, что среди любого есть «и добрые, и злые
люди». Внешность, какие-либо национальные черты
русского характера, негативный опыт личного общения
его не раздражают. Более того, он не считает, что жи-
тели принимающей стороны должны оказывать ему
какие-либо преференции, а власти города способство-
вать его личной адаптации, при условии, что он не со-
бирается привозить в Петербург свою семью. Но, если
бы его дети и жена оказались в мегалополисе, то он
приложил бы старания к тому, что бы они выучили
русский язык, а также познакомились с обычаями и со-
временной русской культурой. Он также полагает, что
таджики-трудовые мигранты должны знать русский
язык в пределах, необходимых для повседневного об-
щения: «читать Коран можно и на арабском, для этого
знать русский нет необходимости» 489.
Отношения с коллегами и работодателями у него в
разные годы складывались по-разному. Возникали слож-
ности, он переживал конфликтные ситуации. Не всё
гладко оказывалось с жильём. Но сложностей с оформ-
ление документов или в ситуации непосредственного
контакта с жителями города в транспорте, магазине, на
улице у него не возникало. Основные проблемы адапта-
ции к условиям жизни в городе для него – это ситуации

489 Интервью с Саиром // Архив автора. СПб., 2013.

223
общения с людьми в метро. Его всё ещё напрягает
стремительный ритм жизни города, особенно поездки
в транспорте в часы пик.
Городская среда, в которой он вращается, кажется
ему вполне толерантной, хотя и чреватой опасностями
для адаптации семей таджикский мигрантов, как и лю-
бое «чужое» пространство. Насколько, по его мнению,
трудовые мигранты могут способствовать улучшению
городской среды, социальной атмосфере города, он отве-
тить затруднился. Присутствие таджиков-мигрантов в
городе не может вызвать всплеска социальной или
психологической напряженности, т. к. они активно
включены в трудовые процессы, им некогда «бунто-
вать». Большинству таджиков-мигрантов безразлично,
живут ли они среди своих таджиков, или среди рус-
ских. Главное, чтобы они могли зарабатывать деньги.
Все время его жизни поглощает работа, поэтому он
приходит в мечеть только два раза в месяц. О суще-
ствовании мечети в Коломягах он не знает, посещает
только мечеть на Горьковской.
Саир принадлежит к числу тех трудовых мигрантов,
которые считают, что в Петербург и другие города
России нужно приезжать зарабатывать деньги, а жить
надо на родине. Таджикская община в Петербурге по-
могает землякам. Но о том, как именно помогает (берет
с них деньги за оформление документов, разрешение
правовых проблем, либо делает всё это бесплатно) он
говорить отказался.
Интервью с Саиром позволило нам выявить индика-
торы для сравнительного анализа качественных характе-
ристик процессов трудовой миграции в современной
России, в Австралии (XIX в.), на Гавайях (XIX в.), ми-
граций рабочей силы на Барбадосе (XVII в.), Гаити
(XVII в.), в Тринидаде (XVIII в.), а также перемещении
рабов в Древнем Риме (510 г. до н.э. – 476 г. н.э.).

224
Табл. 16. Географические контексты трудовой миграции
№ Регион Характеристики процессов
1 Современная Транзитная территория для трудовой мигра-
Россия ции. Большая часть трудовых мигрантов ак-
(XXI в.) тивно втянута в маятниковые миграции
разного типа.
2 Гавайи Трудовых мигрантов завозили на сахарные
(XIX в.) плантации из Африки, начиная с 1887 г.
В основном, это было население с Филиппин,
из Японии, Латинской Америки
3 Австралия В середине XIX в. в Австралию завозят тру-
(XIX в.) довых мигрантов из Китая и Меланезии.
4 Тринидад Рабов привозили из Африки до 1833. Затем
(XVIII в.) стали завозить рабочую силу на плантации из
Индии. Рабы оседали в пределах острова,
меняя этнический состав населения.
5 Барбадос Рабов привозили из Африки для работы на
(XVI в.) плантациях. Рабы оседали в пределах острова,
меняя этнический состав населения
6 Гаити Рабов привозили на сахарные плантации,
(XVII в.) начиная с конца XVII в. французы. Соотно-
шение рабов: 10% (белое население) и 90%
(черные рабы). Рабы оседали в пределах ост-
рова, меняя этнический состав населения.
7 Древний Рабы пребывали из разных частей Римской
Рим империи, но оседали в её пределах, как правило,
(VI в. до н.э.) не участвовали в маятниковых миграциях.

Такими индикаторами стали: географические контек-


сты мобильности, сфера социальной трансформации,
а также политические, нравственные, экономические
контексты (табл. 16). Рабы в Риме, на Гаити, Барбадосе,
Гавайях, в Австралии, также, как и трудовые мигранты,
были пришлым населением, т. е. выходцами из страны-
донора в страну-реципиент. Если рабы в Риме надолго
оседали на конкретных территориях в метрополии, то в
современной России подавляющее их большинство
осуществляют маятниковые миграции.

225
Табл. 17. Характеристика процессов
трудовой миграции: правовая сфера
Характеристики процессов
№ Регион Государственная
Политический пиар Профсоюзы и рынок труда
политическая стратегия
и трудовая миграция
и рынок труда
1 Россия против трудовой мигра- Прозрачность границ Современные профсоюзы
(XXI в.) ции (правые, культурные стран СНГ и сырьевой тип лояльны к государству. У
фундаменталисты и чиновни- экономики России спо- трудовых мигрантов их нет.
ки регионального уровня; собствуют стратегиям ак- В течение последних лет
«за» трудовую миграцию, тивизации трудовой стали появляться обще-
но работу давать сначала миграции. ственные организации,
русским, а потом – всем представляющие мигран-
остальным (политический тов. Таковы «Федерация
мейнстрим); мигрантов России» (объ-
«за» трудовую миграцию: единяющая, в основном,
пусть едут, у нас некому выходцев из так называемо-
работать и рожать (либера- го «дальнего зарубежья»),
лы-прагматики). «Таджикские трудовые ми-
гранты» и др. Влияние этих
организаций на сегодняш-
ний день почти нулевое.
2 Гавайи Население проживает в Политика по ввозу рабо- Информация отсутствуют
(XIX в.) состоянии этнической гар- чей силы основывалась на
монии. «Политический том, что плантаторам бы-
пиар» рабского труда на ло все равно, откуда при-
плантациях не существовал. бывают рабочие руки.
3 Австралия Нет информации Программа реконструкции Информация отсутствуют
(XIX в.) (1880 г.). Правительство
отказывается от услуг ра-
бочих из Китая и Мелане-
зии. Весь сахар производят
частные фермерские хо-
зяйства белого населения
Австралии.
4 Тринидад Нет информации После 1833 г. политика на Информация отсутствуют
(XVIII в.) рынке труда определялась
враждой между 40% чер-
нокожего населения и 39%
индийского населения.
5 Барбадос Нет информации Экстенсивная экономика с Информация отсутствуют
(XVII в.) использование рабского
труда. Белые плантаторы
покинули остров в 1930-
х гг. Но постепенно воз-
вращаются туда сегодня в
качестве туристов.
6 Гаити Нет информации 1804 г. – восстание рабов. Информация отсутствуют
(XVII в.) Все белые были вырезаны,
затем негры вырезали всех
мулатов.
7 Древний Рим Философы и политики- Постоянное расширение Информация отсутствуют
(VI в. до н.э.) республиканцы выступали границ империи, экстен-
за предоставление рабам сивная экономика с упо-
равных прав со свободным ром на расширение
населением Рима. ресурсных рынков.
Статус свободного гражда-
нина можно было пода-
рить рабу, но и раб мог
купить себе свободу и ста-
тус гражданина Рима.
Право голоса. В России трудовые мигранты – лю-
ди свободные, которые реализуют свой электоральный
выбор как граждане своей страны. Другое дело, что их
погоня за деньгами, или кабальные условия долговых
отношений у себя на родине превращает их в некото-
рых случаях в безголосых созданий, лишенных даже
паспорта своими посредниками или работодателями. У
трудовых мигрантов, как правило, есть право выбора
своей линии поведения на родине. На Гавайях (49 шта-
те США), политические отношения между разными
группами населения, многие из которых – потомки
рабов (всего 1,3 миллиона человек: 13% составляют
филиппинцы, чуть меньше японцы, еще 9% латино-
американцы, еще 23% смешанное население) весьма
гармоничны. В Австралии у мелких частных фермеров,
предки которых отказались от рабства, с XIX в. отсут-
ствует необходимость превращаться в «безголосых со-
зданий». Это свободные граждане, способные свободно
выражать свои интересы.
Другое дело, Древний Рим. Как правило, рабы были
жертвами захватнических войн империи, как это было в
Древнем Риме. Как и на Барбадосе, рабы были людьми,
лишенными права голоса на политических выборах.
Но именно они, в конце – концов, подняли восстание
и захватили власть. На Гаити, когда рабы восстали, они
изгнали белое население. К сожалению, это пагубно
сказалось на экономике страны (табл. 17).
Таким образом, никто не лишает трудовых мигран-
тов в России участи в политических выборах, закреплён-
ным за ними конституцией их стран. Их политический
статус не имеет ничего общего с политическим статусом,
например, рабов в Риме.
Механизмы, воспроизводящие социальное нера-
венство. Сегодня в России одним из таких механизмов
являются формы взаимодействия коррумпированных си-
ловых структур с трудовыми мигрантами.

229
Табл. 18. Характеристика процессов трудовой миграции: сфера нравственности
Характеристики процессов
№ Регион Уровень коррупции Отношение властей
Общественное мнение
власти на рынке труда к рабочей силе
1 Россия Высокий В общественном сознании сло- Трудовые мигранты занимают,
(XXI в.) жилось негативное отношение преимущественно, три ниши на
к трудовым мигрантам. Особую рынке труда: 1) не престижная
роль в этом сыграли правые работа на стройке (не взывает
плотики («Мы за бедных, мы за зависти), 2) ЖКХ, на ремонте
русских!») и СМИ (в поисках дорог и т. д. (материальный до-
сенсации); статок, которого некоторым ми-
Трудовые мигранты – это окку- грантам удается добиться во
панты (люди с низким уровнем втором случае, сопряжен с ресан-
образования и доходом, опас- тиментными настроениями жи-
ность нарушения этнобаланса телей принимающей стороны;
(эксперты-ученые). 3) мелкооптовая торговля и услуги
(автосервис, ресторанный бизнес
и т. д.).
2 Гавайи Информация отсутствует Общественное мнение поддержи- Гармоничные отношения между
(XIX в.) вает гармонические отношения наемными работниками и белым
между наёмными работниками и населением
местным населением
3 Австралия Информация отсутствует Не поддерживало трудовую Власти Австралии перестали
(XIX в.) миграцию. Поддерживало де- поддерживать трудовых мигран-
портацию. тов из Китая и Меланезии, соли-
даризируясь с мнением
большинства населения.
4 Тринидад Высокий С точки зрения белого населе- Нет информации
(XVIII в.) ния рабство – процесс законо-
мерный.
5 Барбадос Информация отсутствует В сознании белого населения Рабство считалось нормой до
(XVII в.) рабство не вызывало негатив- 1930 гг.
ной реакции.

6 Гаити Высокий В сознании белого населения Белое население считало рабство


(XVII в.) (до 1804) рабство не порица- нормальным явлением социаль-
лось ной жизни
7 Древний Высокий В общественном сознании Рабство считалось нормой от-
Рим древних римлян феномен раб- ношений свободных граждан
(VI в. до н.э.) ства не вызывал противоречи- (жители римской империи) и
вой реакции. Но усиление лишенными гражданских прав
гуманистической (христиан- рабами (как правило, военными
ской) идеологии привело к от- пленниками, должниками, и
казу от рабства и распаду т. п.).
римского общества.
Например, недобросовестные «силовики»: 1) при-
нимают участие в прибыли компаний, использующих
незарегистрированную рабочую силу; 2) побуждают
трудовых мигрантов к даче взятки за оформление
надлежащих документов (регистрация по месту житель-
ства и разрешение на работу); 3) осуществляют рутин-
ные поборы (уличными постовыми); 4) занимаются
прямой эксплуатацией выходцев из «ближнего зарубе-
жья» – посредством использования принудительного
труда. В СМИ появляются скандальные материалы,
проливающие свет на скрытые механизмы функцио-
нирования треугольника «бюрократия – бизнес – труд
мигрантов»490. Например, информация об использовании
силовиками – в данном случае, офицерами ОМОН’а –
принудительного труда мигрантов, которое журнали-
стам было названо «трудовым рабством» 491. Рабы в Ри-
ме, как известно, пытались оказывать сопротивление
(например, восстание Спартака) давлению репрессив-
ной и сильно коррумпированной машине власти. Кста-
ти, восстание Спартака погубило, то, что сегодня
преследует большинство трудовых мигрантов в России,
а именно: стремление его соратников-рабов к матери-
альному обогащению (также возводимое в абсолют
трудовым мигрантам). На Барбадосе в ходе кровавых
столкновений рабы победили рабовладельцев – белое
население, которое вынуждено было покинуть остров.
Население Гаити после изгнания белых оказалось под
властью бандитской силовой политической структу-
ры – тонтон-макутов, запугавшей оставшееся населе-
ние острова. Экономический уровень жизни населения

490 Окладникова Е. А. Этнотрудовая миграция в современной Рос-


сии и механизмы обеспечения региональной конкурентоспособ-
ности // http://gigabaza.ru/doc/127820.html.
491 Барабанов И., Аронов Н. Рабы ОМОНа // Новое время. 2013,

№ 3 // http://www.dm-b.ru/articles/ 1447.html.

232
на Тринидаде после изгнания белых долгое время оста-
вался очень низким, во властных структурах процветала
коррупция. До сих пор там не угасает постоянная борьба
между различными этническими группами населения.
Таким образом, механизмы, которые воспроизводят
социальное неравенство, в частности, ставят трудовых
мигрантов в зависимое, унизительное положение, ино-
гда очень похожее на рабское, поддерживаются кор-
румпированными властями.
Как показывают результаты социологических опро-
сов492, отношение к унизительному положению трудовых
мигрантов среди населения российских мегалополисов,
и, в частности, жителей Санкт-Петербурга представле-
но тремя группами мнений. В первую группу входят
жители города, которые относятся к трудовым мигран-
там с большим состраданием. Вторую группу пред-
ставляют горожане, считающие, что «так им и надо»,
«знали, зачем ехали к нам» и т. п. В третью группу вхо-
дят жители Санкт-Петербурга, которые просто не хотят
задумываться о положении трудовых мигрантов. В XIX в.
на Гавайях власти и местное население стараются вы-
страивать гармоничные отношения между местным
населением и трудовыми мигрантами.
В Австралии, наоборот, наемные рабы и наёмные
рабочие были депортированы. На Тринидаде (XVIII в.),
Барбадосе (XVII в.) и Гаити (XVI в.), где был высокий
уровень коррупции, рабство считалось нормой отно-
шений. Рабы имели статус говорящих животных. Ана-
логичное отношение к рабам было в Древнем Риме, где
также процветала коррупция (табл. 18).

492 Окладникова Е. А. Трудовая миграция и протестное движение в

нарративах жителей Санкт-Петербурга // Актуальные вопросы


общественных наук: социология, политология, философия, исто-
рия / Сб. ст. по материалам XLIV–XLV междунар. науч.-практ.
конф. № 1 (42). Новосибирск: Изд. «СибАК», 2015.

233
Табл. 19. Характеристика процессов трудовой миграции: сфера экономики
Характеристики процессов
№ Регион Экономическая выгода Вписанность трудовых
от участия трудовых мигран- мигрантов/рабов в экономические
тов/рабов в рынке труда отношения
1 Современная Россия - Для руководства строительных ком- Часто принудительная вовлеченность в
(XXI в.) паний; теневую экономику; оплата труда ино-
- руководства ЖКХ; гда вполовину меньшая, чем у коренных
- магнатов торговых сетей. жителей;
- цель приезда большинства трудовых
мигрантов – заработки; при условии
интеграции в общество страны-
реципиента – карьерный рост, увеличе-
ние дохода, занятие места в управленче-
ской элите.
2 Гавайи Выгода от труда наёмных рабочих Рабочим на плантациях (привезенным с
(XIX в.) очевидна для белого населения Филиппин, из Японии и др.) платили,
острова. но очень небольшие деньги.
3 Австралия Как полагали мелкие фермеры, от Наёмные рабочие на сахарных планта-
(XIX в.) труда рабочих-мигрантов для белого циях были депортированы
населения выгоды нет.
4 Тринидад Выгода для белого населения острова. Чернокожим рабам не платили, индий-
(XVIII в.) ским наёмным рабочим платили едой
и кровом. В результате возникла жесто-
кая вражда между чернокожим населе-
нием и индийскими рабочими
5 Барбадос Выгода была для белого населения Рабам не платили. В результате измене-
(XVII в.) острова (до 1930 гг.). ния политического строя рабское насе-
ление поменяло свой статус.
6 Гаити Выгода была только для белого насе- Рабам не платили. В результате рево-
(XVII в.) ления острова (до 1804 г.). люционной смены политического
строя распространилась религия вуду,
которая оказалась тесно переплетенной
с политическим режимом тонтон-
макутов.
7 Древний Рим Выгода была для помещиков- Платили рабам кровом и пищей,
(VI в. до н.э.) латифундистов; или чаще им вообще не платили. Нахо-
- владельцев каменоломен; дящиеся в патриархальном рабстве де-
- организаторов гладиаторских боёв лят кров и еду с хозяином; карьерный
и т. п. рост был возможен для вольноотпу-
щенников (или даровании рабу свободы
господином).
Таким образом, в обществах, где процветает кор-
рупция, отношение к рабам и трудовым мигрантам
имеет много общего.
Экономическая выгода от труда мигрантов оседает в
руководстве строительных компаний, ЖКХ, торговых
сетей. Незначительная часть дохода от трудовой дея-
тельности мигрантов используется ими для поддержа-
ния жизни, остальная – отправляется домой. Трудовые
мигранты часто оказываются принудительно вовлечен-
ными в теневую экономику, прибыль от которой рас-
пределяется не в их пользу. В XIX в. на Гавайях выгода
от труда завезенных рабочих, которым немного плати-
ли, распределялась в пользу белого населения, а в Ав-
стралии белые фермеры полагали, что выгоды от труда
завезенных рабов нет. На Тринидаде, Барбадосе и Гаи-
ти рабам не платили. В результате такой экономиче-
ской политики власти получили огромные социальные
проблемы, которые выразились в трансформации об-
щественного строя. Выгода от труда рабов, большая
часть которых была захвачена в боях, общественный
строй Римской республики, обеспечивая доходы по-
мещиков-латифундистов, владельцев производств, ор-
ганизаторов гладиаторских боёв (табл. 19).
В сфере экономики различие между рабством и
трудовой миграции проявляется в том, что трудовые
мигранты в России сегодня работают за плату. Это от-
личает их экономический статус от рабов Древнего
Рима, Барбадоса, Тринидада, Гаити. Этой платы им
хватает не только на жизнь в стеснённых условиях, но
для пересылки денег домой. Финансовой выгодой от
труда мигрантов в России, как и в Древнем Риме, поль-
зуются, основном, крупные магнаты.
Везде, кроме Гавайев, рабство и использование труда
рабочих-мигрантов становилось причиной серьезных
социальных и политических изменений. Рабство в Древ-
нем Риме (на раннем и зрелом этапах существования

236
государства) поддерживало основы римской экономики
и социальных отношений. Большинство римских граж-
дан поддерживали институт рабства, мирясь с существо-
ванием рабов и мечтая приобрести их в качестве рабочей
силы. Если бы положение трудовых мигрантов соответ-
ствовало бы положению рабов в Риме, в общественном
мнении населения современной России не преобладали
бы негативные стереотипы в их отношении. Но в кри-
тический момент надлома римской цивилизации раб-
ство стало спусковым механизмом её краха (табл. 20).
Табл. 20. Характеристика процессов трудовой миграции:
процессы социальной трансформации
№ Регион Характеристики процессов
Россия Угроза ВМК
1 (XXI в.)
Гавайи Уникальный пример того, что рабство не стало
2 (XIX в.) катализатором социального или политического
взрыва.
Австралия Нет информации
3
(XIX в.)
Тринидад Рабство вызвало процессы политической борь-
4 (XVIII в.) бы в обществе, и вражды между неграми и ин-
дийцами.
Барбадос Рабство стало катализатором социальных изме-
5
(XVII в.) нений на Барбадосе.
Гаити Нет информации
6
(XVII в.)
Древний Рабство поддерживало социальные институты
Рим Римской империи. Отказ от рабства стимулиро-
7
(VI в. до н.э.) вал её распад.

Сведения о рабстве и трудовой миграции, приведен-


ные выше, позволяют сделать следующее заключение.
Статус трудовых мигрантов начинает приближаться
к рабскому только в том случае, когда эти люди попа-
дают в руки недобросовестных вербовщиков и бизнес-
менов, или оказываются втянутыми в сферу криминала.

237
Понятие «рабский статус» в контексте трудовой мигра-
ции из республик бывшего СССР, работающих сегодня
в России, применимо только к вполне определенной
группе людей. Эта группа формируется в результате
стечения таких обстоятельств, как: 1) клановая система
общественных отношений, господствующая в обще-
стве страны-донора трудовой миграции; 2) связь вер-
бовщиков рабочей силы в стране-доноре с частными
рекрутинговыми агентствами, поставляющими рабо-
чую силу для недобросовестных предпринимателей в
России; 3) деятельность коррумпированных органов
правопорядка, сотрудничающих с недобросовестными
предпринимателями. Такие группы людей возникают в
результате оттого, что, например, государства Средней
Азии, которые в эпоху перестройки отделились от
СССР, сегодня проводят в отношении населения ту же
политику, что в советские времена. Крестьяне выращи-
вают хлопок. Хлопок сдают государству. С целью про-
кормить себя они возделывают собственные крохотные
огороды. Поэтому, узбекские и таджикские крестьяне
существуют на тех же условиях, что и индийский кули
или меланезийский туземец в те времена, когда их вер-
бовали работать на сахарные плантации на Гавайи. Уз-
беки и таджики – потенциальные трудовые мигранты
сегодня охотно отдают себя в руки вербовщиков (зна-
комых, друзей, соседей, родственников), обещающих
им выгодные условия труда в России. В качестве трудо-
вых мигрантов они приезжают в Россию группами,
которые затем распределяются по организованным
вербовщиками сетям, часть из которых связана частны-
ми рекрутинговым агентствами, поставляющими рабо-
чую силу для недобросовестных предпринимателей 493.

493Судьба трудовых мигрантов может оказаться в руках частных


рекрутеров // http://hrm.ru/sudba-trudovykh-migrantov-mozhet-

238
У трудовых мигрантов, которые попадают в руки не-
добросовестных предпринимателей, возникают реаль-
ные проблемы с зарплатой, проживанием, паспортным
режимом, медицинским обеспечением и др. Социаль-
ный статус таких трудовых мигрантов приобретает раб-
ский характер.
Сегодня законы мировой экономики наглядно демон-
стрируют, что рабство экономически выгодно только
в краткосрочной исторической перспективе. Но оно
убийственно в контексте стратегий долгосрочного раз-
вития. Так, работа частного фермера в Австралии ока-
залась более эффективной, чем труд рабов, которые
сначала создавали средства для жизни рабовладельцев,
а потом устраивали им кровавую резню. Перспективы
эволюции процессов трудовой миграции в современной
России, при условии совершенствования миграционного
законодательства, снижения уровня коррумпированно-
сти власти, поддержкой установки экономического раз-
вития страны по пути фермерского хозяйства могут
запустить трансформационный механизм российской
цивилизации. Притом, этот механизм будет носить от-
нюдь не созидательный характер. Громкие заявления
некоторых журналистов о том, что все трудовые ми-
гранты в России – это рабы, является художественной
гиперболой. Тем не менее, в некоторых ситуациях тру-
довые мигранты (особенно это касается маятниковых
мигрантов, не планирующих интегрироваться в обще-
ство принимающей стороны), лишенные документов и
принуждаемые к тяжелому неоплачиваемому труду по-
средниками, оказываются в социальной, правовой и
экономической зависимости, очень похожей на раб-
скую. Такими посредниками могут выступать, как их
соплеменники, так и представители силовых структур.

okazatsja-v-rukakh-chastnykh-rekruterov.

239
Трудовые мигранты, которые планируют интегриро-
ваться в общество принимающей стороны на первых
порах попадают в ситуацию культурного шока (опи-
санную W-моделью) 494, но, по выходе из неё становятся
мощной политической силой, ориентированной на
поддержку авторитарных политических режимов. Это
хорошо видно на примере Древнего Рима – последний
этап жизни римской государственности был ознамено-
ван эпохой военных императоров.
Таким образом, механизмы, которые воспроизво-
дят социальное неравенство, в частности, ставят трудо-
вых мигрантов в зависимое, унизительное положение,
иногда очень похожее на рабское, поддерживаются
коррумпированными властями. Интенсивное исполь-
зование труда мигрантов, даже оплачиваемого, неиз-
бежно ведет к обострению социальных проблем, а
затем, возможно, и к ВМК.

494 Oberg K. Culture shock / Paper presented to the Women's Club of

Rio de Janeiro, Brazil. August 3, 1954, p. 1.


Заключение
Ускорение процессов цивилизационного развития,
описанное моделью демографического перехода, пре-
вратило мобильность в одну из центральных категорий
социологического анализа. Миграции в целом и трудо-
вые миграции в частности становятся важным факто-
ром развития российского общества.
Наше исследование представлений жителей Санкт-
Петербурга о трудовой миграции – это вклад в обще-
социологический мониторинг настроений россиян по
отношению к острым социальным проблемам, одной
из которых в период 2010–2014 гг. был ВМК. Такой
мониторинг открывает возможности: 1) прогнозиро-
вать дальнейшее развитие протестной активности и её
дрейф между отраслями, регионами и типами кон-
фликтов; 2) определять источники потенциальных и
реальных угроз, о которых люди рассказывают в уст-
ных интервью более развёрнуто и охотно, чем при
заполнении установочных анкет; 3) разрабатывать не-
тривиальные сценарии формирования толерантных
отношений в обществе на основе информации, кото-
рая латентно содержится в интервью.
Мы осуществили этот мониторинг с помощью ка-
чественных методик и, прежде всего, нарративных ин-
тервью, которые в отличие от количественных методик
дают возможность выявлять социально-значимое в ин-
дивидуальном опыте. Методика нарративного интер-
вью позволяет внести коррективы в социологическую
интерпретацию сущности и содержания общественно-
го сознания, а также рассмотреть возможные поведен-
ческие паттерны, которые помогают выявлять причины
и прогнозировать реакцию и следствия этой реакции
коренного населения на острые социальные проблемы,
разрешением одной из которых – проблемы межэтниче-
ских взаимодействий – может стать ВМК. Нарративное
241
интервью позволяет расширить горизонты нашего по-
нимания глубинных и латентных причин происходящих
общественных процессов, описать механизмы измене-
ний, осознать логику действия основных политических
и социальных сил. В нашем исследовании нарративное
интервью помогло выявить у респондентов признание
факта ВМК как аспекта современной социальной реаль-
ности двумя группами респондентов (теми, кто видит
неизбежность ВМК и теми, кто готов проблематизиро-
вать возможность конфликтов такого рода).
Основными респондентами были жители Санкт-
Петербурга, которые для нас были людьми, объединен-
ными, скорее так называемым петербуржским духом, чем
демографическими характеристиками. Их мышление
направлял особый городской корпоративный дух, а по-
ведение управлялось урбанизированным индивидуализ-
мом, уравновешенным искренним гостеприимством. Для
наших респондентов дихотомический принцип «свой/
чужой», заложенный программе нарративного интервью,
оказался весьма удобным инструментом рационализации
окружающей реальности, ибо позволял им задуматься над
вопросом идентификации себя как представителей ко-
ренного населения мегалополиса. Кроме того, респон-
денты задумались о размерах социальной дистанции,
существующей между ними и «другими», а также над
определением параметров социальных лифтов. Эти их
размышления обратили наше внимание на наличие в
нашей жизни архаических социально-интеграционных
механизмов, с помощью которых они, подобно людям
примитивных обществ, защищали «свои» ресурсные
базы от покушения «чужих».
Идеи, которые высказывали респонденты, часто под-
креплялись выражениями: «конечно!», «как я уже говорил
вам ранее». Тем самым они стремились подчеркнуть
универсальность своих взглядов как «людей толпы»,

242
т. е. представителей массового общества. Х. Ортега-и-
Гассет в книге «Восстание масс» понятие «человек-
масса» определяет как психологический феномен. Ос-
новными его признаками является «быть и думать, как
все», быть лишенным исторического сознания и отри-
цать культуру. Иными словами, наши респонденты ста-
рались выглядеть как те, кто могут согласовывать свои
чувства и представления об общественных процессах,
например, ВМК, «выходя из своих ментальных ячеек»,
как жители мегалополиса, способные на интеллекту-
альное творчество. Объединение таких людей возника-
ет, по мысли Э. Дюркгейма, на неконтролируемой
эмоциональной основе. В нашем случае – негативной
эмоции переживания феномена ВМК.
Респондентам были свойственны патерналистские
настроения. В государстве они видели как виновника
всех социальных бед, так и своего потенциального за-
щитника от этих бед. Большая часть респондентов
критиковала государственную политику в отношении
трудовой миграции, меньшая – пыталась оправдать де-
ятельность государства в этом направлении. В частно-
сти, эти респонденты были согласны с тем, что
общество, включая современное российское, разделено
на этнические группы, а групповые (этногрупповые)
интересы не всегда могут совпадать. Поэтому этниче-
ские конфликты следует воспринимать как некое эмер-
джентное свойство социальности, подобное стихийному
бедствию, за которое государство не несет ответствен-
ности. С одной стороны, у власти возникает соблазн
объяснять и оправдывать этническое насилие, радикаль-
ный национализм, дискриминацию, возбуждение этни-
ческой вражды как «конфликт» между естественным
образом враждующими «общинами». С другой стороны,
государственная власть в случае возникновения такого
рода конфликтов разворачивает лозунг предотвраще-
ния «межэтнических конфликтов».
243
Критики политики государства в отношении трудо-
вой миграции, рассуждая о ВМК как об одном из воз-
можных мощных выплесков социального напряжения,
указывали на то, что: 1) законодательные и правоохра-
нительные органы государственного управления, обя-
заны регулировать не только процессы трудовой
миграции, но и ситуации социального напряжения, ко-
торые становятся, своего рода, спусковыми крючками
ВМК; 2) на отсутствие у государственной власти четкой
стратегии развития страны, подкрепленной научно-
обоснованными и долгосрочными целями. В тоже вре-
мя респонденты не видели каузальной связи между
наличием/отсутствием общегосударственной стратегии
и усилением потоков трудовой миграции.
Наше исследование показало, что большинство ре-
спондентов, выражая свое мнение о неизбежности ВМК,
их причинах и следствиях, в разных формах высказывали
свою озабоченность имитационной деятельностью госу-
дарственной власти в области регуляции процессов
трудовой миграции. Иллюзорная забота государства об
образовании и культуре уже в ближайшем будущем бу-
дет иметь серьезные негативные последствия в эконо-
мике, политике и социальных отношениях, которые
приведут к тому, что Россия перестанет быть независи-
мой державой. В России сильно выражена граница
между публичным и приватным пространством, и пер-
вое намного жестче и холоднее, а второе – теплее и
сердечнее, чем, например, в Англии, где нет такой рез-
кой противоположности между «своими» и «чужими».
Респонденты обвиняют в бездействии власти, кото-
рые не торопятся принимать меры по регуляции про-
цессов трудовой миграции. Государство, по мнению
респондентов, ответственно за фильтры, которые поз-
воляют осуществлять качественный отбор культурных
заимствований с целью заполнения лакун культурной

244
жизни страны-реципиента трудовой миграции. Жест-
кость и характер этих фильтров определяется степенью
близости ценностных и мировоззренческих оснований
взаимодействующих культур. Респонденты указывали
на роль СМИ, которые освещали вопросы трудовой
миграции как острую социальную проблему, «разогре-
вая» общественное сознание и способствуя формирова-
нию негативного отношения к мигрантам, как «чужим»,
«врагам», «плохим».
Трудовая миграция как глобальный социальный
феномен – сложный и многоаспектный процесс. Изу-
чение современного состояния процессов трудовой
миграции и перспектив их развития с позиций раз-
ных научных дисциплин (демографии, социологии,
миграциологии, культурологии и др.) показало: 1) необхо-
димость привлечения достижений в области простран-
ственно-семиотический и глобальной теории миграций;
2) потоками трудовой миграции управляют не столько
экономические факторы, сколько разность всей совокуп-
ности потенциалов развития (социального, экономиче-
ского, политического, культурного) между странами-
донорами и странами-реципиентами трудовой миграции;
3) интенсификация процессов трудовой миграции мо-
жет привести к социальному взрыву в стране-реципиенте.
Наиболее вероятны такие взрывы, как показали события в
Кондопоге, Сагре, Пугачёве, Бирюлёве, в обществах,
где процветает коррупция. Коррупция поддерживает
механизм воспроизводства социального неравенства.
В результате усиления социального неравенства боль-
шинство трудового населения страны-реципиента и
трудовые мигранты из стран-доноров оказываются в
зависимом, унизительном положении, близком к раб-
скому.
В беседах наши респонденты демонстрировали три
типа мнений, относительно трудовой миграции: 1) поло-
жительное (сострадательное, прагматическое: «они нам

245
полезны») отношение к трудовым мигрантам; 2) отри-
цательное («понаехали», «работу у нас отбирают») от-
ношение; 3) осознание угрозы «вторжения и изменения
социокультурной среды» российского мегалополиса.
При этом они постоянно смешивали такие понятия,
как «трудовой мигрант», «беженец», «вынужденный пе-
реселенец», представляя их в своём сознании как соби-
рательный образ «другого».
Глобализация, технический прогресс, эволюция ин-
формационного пространства, мобильность населения,
становятся силами, которые способствуют возникнове-
нию острых социальных проблем, включая этнизацию,
сначала экономического (рынки, сфера услуг), а затем и
социального пространства российских городов. Мы
ясно услышали в высказываниях респондентов их опа-
сения относительно возможности радикальных изме-
нений сначала политического, а затем и культурного
дискурсов. У респондентов происходило осмысление
трудовой миграции как острой социальной проблемы.
Одним из наименее желательных форм разрешения
этой проблемы для них был ВМК.
Респондентов настораживает возможность необра-
тимых социальных и культурных изменений в жизни
российского общества под влиянием не регулируемой
государством культурной экспансии со стороны ми-
грантских сообществ.
Рассуждая об особенностях культурных различий,
которые респонденты наблюдали при контактах с со-
обществами трудовых мигрантов, они высказывали
следующие соображения: 1) основными причинами
острого непонимания жителями Петербурга «других»,
«чужих» «трудовых мигрантов» являются коммуника-
тивные барьеры (языковые и религиозные различия,
поведенческие практики); 2) причиной второго уровня

246
является высокий уровень интолерантности в обществе-
реципиенте трудовых мигрантов, которые были выходца-
ми из стран с низким уровнем развития экономики.
Кроме того, они говорили об ущемление властями
национальной гордости россиян, что не способствует
росту уровня социальной толерантности; 3) третий
уровень причин связан с экономикой: коррупция в сре-
де работодателей и демпинг заработной платы.
Социальная, культурная, духовная идентичность со-
временных урбанизированных сообществ, в частности
Санкт-Петербурга быстро меняется под влиянием про-
цессов трудовой миграции. В этих условиях этнич-
ность, носителями которой являются представители
трудовой миграции из республик бывшего СССР, при-
обретает два измерения: 1) консервации и капсулиро-
вания в среде тех мигрантов, которые не стремятся к
адаптации, а рассматривают свое пребывание как вре-
менное; 2) размывания и превращения в воображаемый
конструкт символического плана для тех мигрантов,
которые стремятся к адаптации в обществе страны-
реципиента. Конструируемая этничность в руках не-
добросовестных политиков и алармистских СМИ легко
превращается в конфликтогенный фактор социальных
отношений.
Мнения респондентов, относительно трудовых ми-
грантов-мусульман (выходцев из бывших республик
Кавказа и Средней Азии) высвечивают три спектра от-
ношений: 1) ярко выраженный негатив и неприятие;
2) возможность признания их и примирения с ними на
бытовом уровне при выполнении представителями
этих сообществ ряда требований (выполнения предпи-
саний норм общеевропейской культуры, признания
законов РФ); 3) заинтересованное отношение к культуре
«другого», предполагающее эмпатию в сфере социаль-
ной коммуникации и уважение к позитивным достиже-
ниям их традиционной культуры.

247
Респонденты подчеркивали мысль о том, что смяг-
чить ситуации непонимания, отторжения, неприятия
«чужого», или «другого» среди населения страны-
реципиента может укрепление системы образования.
Образование понималось ими широко: от обучения
русскому языку представителей трудовой миграции до
развития российской науки. Но, как показывает практи-
ка, имитационная деятельность государственной власти
в последние десятилетия привела и к имитации работы
научной и образовательной сфер, что не может спо-
собствовать разрешению проблемы конфликта куль-
турных различий.
Обобщая результаты бесед с жителями города, мы
можем разделить всех респондентов на три большие
группы: 1) задумывающихся над возможностью воз-
никновения ВМК; 2) признающих неизбежность ВМК;
3) отрицающих возможность ВМК.
Исходя из анализа текстов интервью, можно заклю-
чить, что последствиями переживания жителей Санкт-
Петербурга проблем межэтнического плана могут стать:
1) дальнейший рост националистических настроений,
2) снижение толерантности в отношении представите-
лей трудовой миграции, 3) рост социальной напряжен-
ности, включая выступления против коррупции и
этнической преступности. В ходе интервью у нас сло-
жилось впечатление, что респонденты считали для себя
обычным жить с тем, что изначально им не нравится
или вызывает негативные реакции, включая интенси-
фикацию процессов трудовой миграции.
Как удалось выяснить в ходе анализа текстов интер-
вью, факторами, оказывающими влияние на уровень
социального напряжения респондентов в связи с усилени-
ем процессов трудовой миграции, являются: 1) государ-
ственная политика в области регулирования трудовой
миграции, 2) усиление негативного отношения трудовых

248
мигрантов к коренному населению российских мегало-
полисов, в частности, к жителям Санкт-Петербурга,
3) особенности практик выстраивания толерантных от-
ношений у жителей мегалополиса с «другими», «чужими»,
т. е. с трудовым мигрантами; 4) многонациональность
Российской Федерации (историческая данность) как
потенциальный, но неизбежный источник ВМК.
Мы надеемся, что изучение мнений респондентов о
ВМК в итоге сможет способствовать повышению гума-
низации общественных отношений, т. к. заставит об-
щественность задуматься не только над причинами, но
и последствиями этих конфликтов. Иными словами,
мы полагаем, что через рефлексию респондентов воз-
можно смягчение состояний социальной фрустрации,
агрессивных настроений и напряженности в обще-
ственных отношениях.
Литература
Алексеенко А. Миграции и борьба за городское
пространство в независимом Казахстане // Местные
сообщества, местная власть и мигранты в Сибири на
рубежах XIX–XX и XX–XXI веков / Науч. ред.
В. И. Дятлов. Иркутск: «Оттиск», 2012, с. 384–389.
Алтуфьев Д. Ю. Угроза национальной безопасности:
рыночный подход к миграции населения // http://inet-
migration.ru/migrants-russia/49-migrants-russia/122-threat-
to-national-security-market-based-approach-to-migration.html.
Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размыш-
ления об истоках и распространении национализма.
М.: «Канон-Пресс-Ц», 2001.
Андерсон Б. Нации и национализм // http://www.
gumer.info/ bibliotek_Buks/Polit/anders/index.php.
Ахиезер А. C. Миграция как индикатор состояния
российского общества // Мир России. 1999, т. 8,
с. 163–174.
Ахиезер А. С. Миграция // Вестник философского
общества. 2004, № 1, с. 23–45.
Барабанов И., Аронов Н. Рабы ОМОНа [OMON’s
slaves] // New Times. 11.02.2010 (http://newtimes.ru/
articles/detail/14721).
Баранник М. И. Обзор по проблеме незаконной тру-
довой миграции в Австралии // Организованная пре-
ступность, миграция, политика / Под ред. А. И. Долговой.
М.: Юрист, 2002, с. 34–40.
Бауман З. Индивидуализированное общество. М.:
Логос, 2005.
Бауман З. Текучая современность. СПб: Питер, 2008.
Безбородова Т. М. Мигранты на российском рынке
труда // СОЦИС. 2013, № 5.
Бердяев Н. А. Философия неравенства. Париж:
YMCA-Press, 1990.

250
Бовина И. Б. Представления об элементах процесса
группового решения и выбор стратегии // Мир психо-
логии. 1999, № 3, с. 30–40.
Бойков В. Э. Социально-политические ценностные
ориентации россиян: содержание и возможности реа-
лизации // СОЦИС. 2010, № 6.
Боммем М. Международная миграция и дерегуляция
коллективных форм социальной идентичности в
национальных государствах // http://cisr.ru/files/publ/
Migr_Bommes.pdf.
Бредникова О. А., Паченков О. В. Этничность «эт-
нической экономики» и социальные сети мигрантов //
Этничность и экономика / Сб. статей по материалам
международного семинара (Санкт-Петербург, 9–12 сен-
тября 1999 г.). Вып. 8. СПб.: ЦНСИ, 2000.
Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983.
Брубекер Р., Купер Ф. За пределами идентичности //
Ab Imperio. 2002, № 3, с. 59–71.
Бурдье П. Социальное пространство: поля и прак-
тики. СПб.: Алетейя, 2005.
Буровский А. А. Величие и проклятие Петербурга
(http://www.universalinternetlibrary.ru/book/29453/ogl.s
html).
Васильева В. О. Адаптация мигрантов из зарубеж-
ных стран в городах Российской Федерации / Авто-
реф. дис. … канд. соц. наук (http://www.pu.ru/
science/disser/sociology/ref/).
Вебер М. Избранное. М.: Юрист, 1994.
Веселкова Н. В. Полуформализованное интервью //
Социологический журнал. 1994, № 3, с. 103–110.
Вестфаль В. Р. Миграция и внутренняя безопас-
ность в концепции Европейского Союза // Миграция
и внутренняя безопасность. Аспекты взаимодействия.
М.: Московский Центр Карнеги, 2003.

251
Взаимодействие мигрантов и местного сообщества
в условиях крупного российского города // Сб. науч.
ст. / Под. ред. К. В. Кузьмина и Ж. Е. Петровой. Ека-
теринбург: УГМУ, 2009. Взаимодействие мигрантов и
местного сообщества в условиях крупного российского
города // Сб. науч. ст. / Под. ред. К. В. Кузьмина и
Ж. Е. Петровой. Екатеринбург: УГМУ, 2009.
Вишняцкий Л. Б. Вооруженное насилие в палеоли-
те // http:// antropogenez.ru/article/771/2/.
Вольвач В. Г. Стереотипы как способ формирования
общественного мнения // Диспут. 2001, № 4, с. 1–12.
Воронков В. М., Освальд И. Введение. Постсовет-
ские этничности // Конструирование этничности.
СПб.: Дмитрий Буланин, 1998, с. 6–36.
Воронов Н. М. Существует ли этническая экономи-
ка? // Этничность и экономика. СПб.: ЦНСИ, 2000,
с. 42–47.
Гавра Д. П. Общественное мнение и власть: режимы
и механизмы взаимодействия // Журнал социологии и
социальной антропологии. 1998. Т. 1, № 4, с. 45–51.
Гавра Д. П. Общественное мнение как социологи-
ческая категория и социальный институт. СПб.: ИСЭП
РАН, 1995.
Гавра Д. П., Соколов Н. В. Исследование политиче-
ских ориентаций // СОЦИС. 1999, № 1, с. 38–41.
Галимова А. М. Общественное мнение и власть: со-
циально-философский анализ взаимодействия / Авто-
реф. дис. … канд. соц. наук. М., 2006.
Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории
структуризации. М.: Академический проект, 2003.
Грановеттер М. Сила слабых связей // Экономиче-
ская социология. 2009. Т. 10, № 4, с. 31–50.
Гудков Л. Д. Российский человек в постсоветских
условиях. Почему мы не любим приезжих? // http://
www.ecsocman.edu.ru/ data/ 222/635/1219/048-083.pdf.

252
Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт мно-
голетних социологических замеров). М.: Институт со-
циологии РАН, 2011.
Делез Ж., Гватари Ф. Трактат о номадологии. Ма-
шина войны // Новый круг. 1992, № 2, с. 183–187.
Демографическая ситуация в Узбекистане и потен-
циальные угрозы для Кыргызстана // http://www.
analitika.org/ca/affairs/2151-20050920232912629.html.
Денисенко М. Б., Ионцева В. А., Хорева Б. С. Ми-
грациология. М.: Просвещение, 1989.
Дятлов В. И. Миграции, мигранты, «новые диаспо-
ры»: фактор стабильности в регионе // http://www.
demoscope.ru/weekly/2007/ 0271/analit01.php.
Дятлов В. И. Трансграничные мигранты в современ-
ной России: динамика и формирование стереотипов //
Демоскоп. 2011, № 470–480 // http://www.demoscope.
ru/weekly/2011/0479/analit01.php.
Единство и многообразие культур // cbook.ru/
peoples/obzor/ tishkov7.shtm.
Зайончковская Ж. А. О трудовой миграции // Со-
циальная сфера: проблемы и суждения. М.: ВШЭ, 2005,
с. 138–143.
Зайончковская Ж. А. Россия: миграция в разном
масштабе времени / Науч. докл. Независимого иссле-
довательского Совета по миграции стран СНГ и Бал-
тии. Вып. 1. М.: «Адамант», 1999.
Зайончковская Ж. А. Нужны ли иммигранты россий-
скому обществу? / Под ред. В. И. Мукомеля и Э. А. Паина.
М.: Фонд «Либеральная миссия», 2006, с. 7–30.
Зарайченко В. Е. Толерантность в межнациональных
отношениях: за и против. Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС,
2009.
Зиммель Г. Философия труда // Избранное. Том 2.
Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996.
Ивахнюк И. В. Международная трудовая миграция.
М.: ТЕИС, 2005.
253
Из Азии в Сибирь, или в поисках «Нового света»
(положение трудовых мигрантов из Центральной Азии
в Бурятии). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2013.
Ильинская С. Терпимость и укрепление этноцен-
тричного сознания // Полис. 2003, № 6, с. 163–170.
Ионцев В. А. Международная миграция: теория и
история изучения (Научная серия «Международная ми-
грация населения: Россия и современный мир». Вып. 3).
М.: Диалог-МГУ, 1999, с. 34–37.
Ионцев В. А. Проблемы «утечки умов» в России
(методологические аспекты изучения) // Вестник МГУ.
Серия «Экономика». 1996, № 5, с. 65–69.
Камалова Г. Р. Стратегия применения рассказа жиз-
ни в этносоциологических исследованиях // Вестник
ВЭГУ. 2014, № 1 (69), с. 48–52.
Капустин Б. Г., Клямкин И. М. Либеральные цен-
ности в сознании россиян // Политические исследо-
вания. 1994, № 1, с. 68–70.
Капустин М. П. Конец Утопии? Прошлое и буду-
щее социализма. М.: Новости, 1990.
Кара-Мурза С. Г. Манипуляция общественным со-
знанием. М.: Алгоритм, 2000.
Кассирер Э. Техника современных политических
мифов // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1990, № 2,
с. 58–69.
Кастельс М. Информационная эпоха: экономика,
общество и культура. М.: ВШЭ, 2000.
Касьянова К. О русском национальном характере.
М.: Институт национальной модели экономики, 1994.
Климова С. Г., Якушева Т. В. Образы политиков в
представлениях россиян // Политические исследова-
ния. 2000, № 6, с. 66–81.
Ковалев В. В. Аксиологические стереотипы как фак-
тор устойчивости российского общества / Автореф.
дис. … докт. соц. наук. Ростов-на-Дону, 2009 (http://
dibase.ru/article/19102009_ kovalevvv/9).

254
Ковлер А. И. Семантика политической пропаганды
буржуазных партий в период избирательных кампаний
(на примере Франции) // Еже