Вы находитесь на странице: 1из 89

ПЕРЕДОВОЙ О П Ы Т В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

i'L Л . См и к н о &

ЕЖЕГОДНОЕ
ПЛОДОНОШЕНИЕ
ЯБЛОНИ
С Е Л Ь Х 0 3 ГИЗ 19 56
п ередо во й о п ы т
В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

н. М, С М И Р Н О В

ЕЖЕГОДНОЕ
ПЛОДОНОШЕНИЕ
ЯБЛОНИ
Издание третье,
исправленное и дополненное

Государственное издательство
сельскохозяйственной
литературы
М о с к в а — 1956
К читателям

П течение 20 с лишним лет Н. М. Смирнов — садовод Подчер-


к*нского колхоза (ныне укрупненного колхоза имени Молотова)
Дми Гронского района Московской области ведет большую работу по
ежегодному нырашиванию высоких урожаев плодов. Как известно,
большинство садов, расположенных в различных почвенно-климати­
ческих условиях Советского Союза, плодоносит не ежегодно, что яв­
ляется причиной значительного недобора плодов. Н. М. Смираов
поставил перед собой задачу — добиться ежегодного урожая сада.
И книге автор подробно рассказывает о том, какими путями он
достиг ежегодного урожая яблок, и наряду с этим знакомит читате­
лей с другими вопросами садоводства.
Книга рассчитана на практиков-садоводов. Отзывы о книге сле­
дует направлять по адресу: Москва, 1-й Басманный пер., 3, Сель-
хозгиз.

От автора

Двадцать пять лет назад начал я свою работу по ликвидации


периодичности плодоношения яблони в саду Подчерковского колхоза
Дмитровского района Московской области.
Имея под своим наблюдением 250 яблонь в возрасте 20—25 лет,
я поставил задачу добиться высокой доходности садового хозяйства
колхоза путем получения ежегодных высоких урожаев.
Работа, успешно проводившаяся мною в течение десяти лет (на­
чиная с 1930 года), была прервана зимой 1939/40 года, когда старый
сад погиб от сильных морозов. Но к этому времени уже подрастали
молодые посадки начала тридцатых годов, лучше перенесшие
невзгоды зимы 1939/40 года. С вступлением их в пору нормального
плодоношения работа в молодом саду колхоза была возобновлена и
продолжается до настоящего времени.
В предлагаемой книге я обобщаю опыт работы по ликвидации
периодичности плодоношения яблони и, кроме того, касаюсь ряда во­
просов, возникавших передо мною в порядке текущей работы: о сро­
ках съема плодов, о воспитании в плодовом дереве свойства морозо­
стойкости, о защите урожая.
Надеюсь, что предлагаемая книга принесет известную пользу
нрактикам-садоводам в их повседневной работе по повышению про­
дуктивности наших садов.
>>>

САД ПОДМЕРКОВСКОГО КОЛХОЗА

одчерковский колхоз Дмитровского района Мо­


сковской области, вошедший в состав укрупнен­
ного колхоза имени Молотова, расположен в
70 километрах к северу от Москвы, в 6 километрах
от г. Дмитрова.
Во время основания колхоза (в 1930 году) сад зани­
мал 1 гектар. Основная порода в старом саду — яблоня.
Преобладающий сорт—-Антоновка (до 70 процентов), за­
тем Коричное и Грушовка московская. В 1930 году сад
имел 250 плодоносящих деревьев.
Расстояние между деревьями 6—7 метров. Почва —
суглинок. Местность ровная, с легким наклоном к юго-
востоку. Со всех сторон сад защищен лесными насажде­
ниями. Грунтовые воды залегают глубоко.
Суровая зима 1928/29 года, погубившая немало садов
в нечерноземной полосе, нанесла и этому саду довольно
значительный ущерб. Стволы большинства деревьев с
юго-западной стороны получили повреждения коры
вследствие ожога-обмороза. Около 10 деревьев в по­
следующие годы выпало. Остальные деревья постепенно
оправились, и в дальнейшем их состояние все время оце­
нивалось как вполне удовлетворительное. Несмотря на
суровую зиму, весной сад хорошо цвел и имел прекрас­
ную завязь,, но не дал урожая из-за наступивших 1—3
июня заморозков, достигших 8 градусов. В этом была,
однако, некоторая положительная сторона: сад лучше
окреп после тяжелой зимы 1928/29 года.
3
Ho все последующие годы (до 1939/40 года) сад непре-
рышю плодоносил и давал высокие урожаи:
И н>:н году - ■. . 160,33 центнера
» 1932 » . . . . 1.56,40 »
» 1933 » . . . - 68,07
» 1934 » . . . . 189,80
» 1935 » . . . . 175,83 »
» 1930 . 150,02 »
» 1937 » . . . . 311,03 »
» 1938 » . . . . 96,02
» 1939 » . . . . 299,6 »

Средний урожай за девять лет составил 178,5 центнера с


гектара.
Молодой сад был заложен на двух участках. Неболь­
шой участок (1,25 гектара), примыкавший непосред­
ственно к старому саду и расположенный в защитной
зоне', имел одинаковый со старым садом сортовой состав
п пользовался все время нормальным уходом. Зиму
1939/40 года он перенес сравнительно благополучно, по­
терян лишь около 10 процентов деревьев. Остальные на­
саждения занимали более открытую площадь около
10 гектаров и в зиму 1939/40 года погибли на 96 про­
центов.
Сохранившийся от вымерзания молодой (посадки
1930— 1932 годов) сад стал постепенно входить в пору
плодоношения. До 1946 года, в связи с тяжелыми усло­
виями военных лет, уход за садом был до некоторой сте­
пени ослаблен, урожаи точно не учитывались.
В общих чертах состояние молодого сада (он теперь
занимает площадь 0,77 гектара) в последующие годы
было таково. Плодоносящих деревьев в нем, как и в по­
гибшем старом саду, несколько больше 200 (па 1 января
1953 года — 216), в возрасте от 16 до 42 лет. Деревья
40-лстнего возраста сохранились от старого сада. В свое
время сильно обрезанные, они постепенно восстановили
кроны и давали такой же урожай, как и молодые деревья.
Все деревья носят следы повреждений, причиненных мо­
розами зимы 1939/40 года,— омертвевшая древесина,
ослабленное сцепление скелетных ветвей со штамбом,
у некоторых деревьев потеря одной-двух скелетных вет­
вей. Однако проведенная в 1948 году оценка общего со­
стояния каждого дерева, с учетом силы роста, состояния
коры и облиствения, дала следующие результаты:
4
Рис. 1. Антоновка обыкновенная.

деревьев отличных 56 процентов, хороших 27, удовлетво­


рительных 7,5 и неудовлетворительных 9,5 процента.
В маточный фонд из общего количества выделено
73 процента деревьев.
Урожайность со всего количества деревьев молодого
сада следующая:
в 1946 году • . . - 41,14 центнера
» 1947 » . . . . 80,46 »
» 1948 » . . . . 9,45 »
» 1949 » . . . . 185,66 »
* 1950 » . . . . 84,05 »
» 1951 » . . . . 54,11 »
» 1952 » . . . . 50,10 >
В среднем урожай за семь лет составил 72,14 цент­
нера, или в пересчете на 1 гектар 92,8 центнера. Для мо­
лодого сада это, безусловно, очень высокий показатель.
Рис. 2. В саду после зимы 1939/40 года.

Средний урожай последних двух л е т — 121 центнер


с гектара, урожай 1955 года — 250 центнеров с гектара.
Возрастной состав деревьев па 1 января 1955 года:
10—15 лет — 28,5 процента, 16—25 лет — 60,8, 40—
45 л е т — 10,7 процента. Количество деревьев — 330, пло­
щ адь— 1,19 гектара.
В приведенных цифрах урожаев выделяются два года
(1933, 1938) с пониженной урожайностью по старому
саду и 1948 год — по молодому. В дальнейшем мы спе­
циально остановимся на обстоятельствах, вызвавших это
снижение. Здесь же только заметим, что биологически и
и 1948 году не было перерыва в ежегодности плодоноше­
ния молодого сада, как это объяснено нами дальше.
Особенно важно здесь подчеркнуть, что плодоносило
все эти годы подавляющее большинство деревьев. В ста-
6
Рис. 3. В этом же саду в апреле 1951 года.

ром саду в 1936 году из общего количества деревьев не


плодоносило всего 10 процентов, в 1937 году— 1,
в 1938 году— 11 и в 1939 году — 0,5 процента.
Такая же картина наблюдалась и в молодом саду.
Здесь в 1949 году не плодоносило 2,3 процента,
в 1950 году — 2, в 1951 году — 9, в 1952 году — 5,6,
в 1953 году — 5,8 процента деревьев.
Все это дает право утверждать, что задача, которую
мы поставили начиная работу в саду Подчерковского
колхоза 25 лет назад,— ликвидировать периодичность
плодоношения яблони — нами выполнена.
Между тем периодичность плодоношения имеет место
почти во всех садах, находящихся при более благоприят­
ных, чем в Московской области, климатических и почвен­
ных условиях. Это ведет к громадному недобору садовой
продукции. Положительный опыт в этом направлении дает
7
наглядный пример того, что непрерывность плодоно­
шении пполпг разрешимая задача. Конечно, решение этой
задачи должно строиться на основе некоторых познаний
in области биологии и физиологии яблони с учетом важ ­
нейших особенностей жизни этого дерева, связанных с
процессом плодоношения, а также и с учетом причин, вы-
л.1нн1п|цнх периодичность урожаев.

БИОЛОГИЯ ЯБЛОНИ И ПРИЧИНЫ ПЕРИОДИЧНОСТИ


ЕЕ ПЛОДОНОШЕНИЯ
В жизни плодового дерева имеется несколько, перио­
дов. Первый период характеризуется усиленным ростом
вегетативных частей, то есть образованием основного ске­
лета растения — ствола, толстых основных ветвей, сети
мелких обрастающих веточек кроны и прочной системы
корней, питающих все дерево. Этот период, когда вся
энергия дерева направлена на построение, у различ­
ных сортов яблони бывает неодинаков. Он может быть
несколько короче или длиннее, в зависимости от сорта,
а также условий, в которых находится растение. Так,
у Антоновки он длится примерно 8—9 лет, у Боровинки —
о —6 лет, а у Черного дерева — 12 лет.
К концу первого периода в растении начинают отла­
гаться все в большем количестве вещества, необходимые
для образования органов плодоношения. Процессы роста
значительно сокращаются, и дерево постепенно вступает
и пору плодоношения. Но это не значит, что, например,
Антоновка до восьми лет не может дать ни одного плода.
И отдельные годы она может давать плоды даже в воз­
расте двух и трех лет, но в этот период еще преобладает
рост скелетных ветвей и увеличение всего объема дерева,
плодоношение же является как бы случайным.
Наоборот, когда дерево вступит в период плодоноше­
ния, случайным будет его отсутствие и нормальным все
более и более увеличивающаяся урожайность. Это самый
длительный период в жизни плодового дерева, сменяю­
щийся периодом постепенного угасания плодоношения,
и .затем и самой жизни растения.
11лодоношение плодового дерева очень сложный и дли­
тельный процесс. От первоначального возникновения
плода п форме зачаточной цветочной почки до полного со-
ipeiunimi плодового тела и семени проходит два года (две
8
вегетации). Без соответствующей подготовки в течение
первого вегетационного периода данная почка не может
распуститься цветком в следующем году.
Пока дерево не закончит образования ростовых побе­
гов, оно, как правило, не начинает закладывать цветоч­
ные почки. Массовая закладка цветочных почек длится
2—3 декады. Возникшая цветочная почка (в условиях
Московской области примерно в середине июля) в тече­
ние последующих месяцев (исключая тот период, когда
дерево находится в состоянии естественного зимнего по­
коя, с декабря по февраль) будет претерпевать сложные
процессы развития, которые завершатся лишь летом или
осенью следующего года.
Может показаться, что двухлетним сроком образова­
ния плода из почки и объясняется неежегодное плодоно­
шение яблони. Но это неверно. Причина совсем иная.
Известно, что дерево, вступившее в пору плодоноше­
ния и находящееся в благоприятных условиях произрас­
тания, склонно все имеющиеся почки превращать в пло­
довые. Даже в условиях нечерноземной полосы взрослая
яблоня способна дать много десятков тысяч цветков, в то
время как плодов она может дать не более 2—3 тысяч,
что фактически составляет иногда всего каких-нибудь
5—6 процентов от общего количества цветков.
Цветение сильно истощает деревья, они затрачивают
на него иногда все запасы пластических материалов, за­
готовленные в предшествующем году.
В дальнейшем дерево должно будет затратить также
громадное количество энергии на то, чтобы из сохранив­
шихся завязей дать семена и плоды. В результате на за­
кладку новых цветочных почек, которые обеспечивали бы
урожай плодов в следующем году, у дерева уже не
остается «сил», и оно вынуждено делать перерывы в пло­
доношении.
Периодичность плодоношения возникает иногда и от
других причин стихийного или иного характера. Напри­
мер, майский заморозок повредил все цветки и завязь
или цветоед-долгоносик поразил все бутоны — в этом
году яблоня не даст урожая.
Дерево, не несущее завязей, тогда закладывает макси­
мальное количество плодовых почек. На следующий год,
если не повторится подобная случайность, оно даст пре­
дельный урожай, за которым последует год неурожайный:
9
дерево вновь будет «отдыхать». Иногда такой отдых растя­
гивается на дна года.
Следовательно, биологической причиной неежегодного
11Л()Д011ошсч1Ия яблони является ограниченность периода
накладки плодовых почек и естественная недостаточность
у дерена пластических материалов для их закладки.
Теперь перед нами возникают два вопроса. Если де­
рево обычно закладывает плодовые почки, например,
и первой половине июля, можем ли мы заставить его за­
кладывать их в более поздние сроки, в течение, например,
августа? И второй вопрос — можем ли мы побудить де­
рево, обремененное плодами, вырабатывать такое коли­
чество пластического материала, которое обеспечило бы
одновременно и нормальное развитие плодов и закладку
плодовых почек (как в обычные, так и в более поздние
сроки)?
Наблюдения показывают, что в ограниченном количе­
стве плодовые почки действительно возникают и после
сроков массовой их закладки. В Московской области, на­
пример, это явление продолжается весь летний период.
Меня в этом убедило наблюдение над цветущими оку-
липтами. На подвоях, заокулированных сортом Славянка,
весной вырастают культурные побеги (окулянты). Эти
побеги часто цветут. Цветки их способны к завязыванию
п даже к образованию нормальных плодов (такой случай
у меня был). У других побегов наблюдалось сочетание
элементов цветка (репродуктивного органа) и элементов
побега (вегетативного органа), например, розетка с цве­
точными лепестками, наполовину окрашенными хлоро­
филлом, как у настоящего листа, и с полным отсутствием
каких-либо других признаков цветка. В иных же случаях
вместо одного побега их получается несколько, вплоть до
пяти, по числу цветоножек в соцветии.
Такие явления объясняются тем, что операция окули­
ровки смежных почек с одного черенка застает их, не­
смотря па близкое их соседство, на разных возрастных
ступенях, очень далеко отстоящих одна от другой.
У одних почек к моменту прививки основные фазы
разни ши, повидимому, уже пройдены и оперативное вме­
шательство не вызвало у них никаких нарушений нор­
мального состояния или только небольшие нарушения. Со­
седняя же почка в тот же самый момент, очевидно, нахо­
дится на значительно более ранней ступени образования.
10
Рис. 4. Цветущие окулянты.

Таким образом вырисовывается картина различных и


притом очень поздних сроков закладки плодовых почек
даже на одном и том же побеге.
Одновременно чрезвычайно резко подчеркивается факт
исключительно сильной и своеобразной реакции растения
на изменение внешних условий — на наше вмешательство
в его жизнь *.
Если рассматривать пазушные почки однолетнего при­
роста под микроскопом, можно обнаружить первые при­
знаки возникновения плодовых почек на плодовой древе­
сине лишь спустя 25—30 дней после обычных сроков за­
кладки их для данного дерева. Однако наблюдения также
показывают, что плодовые почки на однолетнем приросте
обильно плодоносящего дерева в условиях «московского
севера» при обычной садовой агротехнике бывают нежиз­
неспособными и дают пустоцвет. Почки же, возникающие
при этих условиях на 2—3-летней древесине, или появ­
ляются в столь незначительном количестве, что практи­
чески также не могут служить основой нормального

* Подробнее об этом смотри в журнале «Плодоовощное хозяй­


ство», 1937 г., № 6, в статье «К вопросу ликвидации периодичности
плодоношения».
урожаи следующего года, иди же, несмотря на своевре-
мепное, «нормальное» по времени возникновение, просто
в дальнейшем бывают нс в состоянии достигнуть такой
ступени развития, при которой совершается дифференциа­
ция почечных .зачатков в плодовые.
Надо добиться, чтобы дерево, несущее обильный уро­
жаи, не только заложило плодовые почки (если не в нор­
мальные, то в более поздние сроки) в количестве, доста­
точном для хорошего урожая, но, что не менее важно,
смогло бы подготовить из них полноценный материал.
11оближе познакомившись с физиологией плодоноше­
ния, то есть с теми процессами, которые происходят на
протяжении всей вегетации у обильно плодоносящего де­
рева, можно найти путь успешного разрешения этой за­
дачи. Вот вкратце эти процессы.
Первое, в чем дерево проявляет свою жизнедеятель­
ность после пробуждения от естественного зимнего
покоя, это — распускание плодовых почек и цветение. В те­
чение этого периода дерево в основном живет за счет за­
пасов пластических веществ, накопленных в предшест­
вующую вегетацию. С началом -же ростовых процессов,
то есть с распусканием листовых почек, которое у плодо­
носящих деревьев приходится на конец цветения, начи­
нает свою «работу» хлорофилл зазеленевшего листа.
Возникает процесс поглощения углекислоты воздуха, фото­
синтез *, и в результате создаются вещества, необходимые
для построения новых масс пластического материала **.
Этот процесс должен также полностью обеспечить уси­
ленный рост дерева.
Но вот заканчивается рост листьев побегов и в основ­
ном формирование пазушных почек. Наступает время для
закладки плодовых почек. Но быстро растущие плоды все
более и более нуждаются в пластическом материале для
созревания семян, накопления плодовой массы. Кроме
того, дерево, обремененное плодами, должно отложить
какое-то количество выработанного листьями вещества,
чтобы защитить себя от вредных влияний низких темпе­
ратур зимы и, кроме того, чтобы весной сразу же начать
♦ Фотосинтез — создание органического вещества (углеводов)
под плшшнсм спета в зеленых частях растения из углекислоты воз­
духа, поглощаемой листьями, и воды, подаваемой корнями.
• * Пластический материал — органические вещества, идущие на
построение исех частей дерева.
12
развиваться. И вот — вегетация заканчивается, а плодо­
вые почки — залог урожая будущего года — отсутствуют.
Таков естественный процесс. Значит, если мы хотим
заставить дерево, несущее урожай текущего года, одно­
временно заложить плодовые почки для будущего года,
мы должны изменить условия его питания. Это побуждает
пас поближе присмотреться к работе корневой системы.
Вода и питательные вещества (азот, фосфор, калий)
поступают в организм растения через корневую систему.
Среди веществ, поглощаемых корнями, важное значе­
ние имеют элементы, усиливающие их рост, это — азот,
особенно в сочетании с фосфором.
Плодовые почки закладываются лишь при усиленной
деятельности корневой системы. Корневая же система
«работает» не всегда с одинаковым напряжением. Она за­
мирает в зимний период при температуре корнеобитае­
мого слоя ниже нуля градусов и в разгар лета, когда
почва имеет наиболее высокую температуру. Приоста­
новка роста корневой системы совпадает с периодом наи­
большей потребности дерева в питательных веществах
для созревания плодов и для закладки плодовых почек.
Снабжая корневую систему питательными веществами
(одновременно и веществами-активизаторами), мы можем
поддержать активную ее деятельность на протяжении
всей вегетации и особенно в период ее летнего спада.
Так намечается путь ликвидации периодичности пло­
доношения доступными для нас средствами — правильной
организацией питания дерева в год его обильного плодо­
ношения.

ОПЫТ ЛИКВИДАЦИИ ПЕРИОДИЧНОСТИ


ПЛОДОНОШЕНИЯ ЯБЛОНИ

Старый сад
Получение ежегодных высоких урожаев невозможно,
если общая агротехника сада не будет стоять на должном
уровне. В самом деле, если в саду будет постоянно недо­
статок влаги или, наоборот, переувлажнение, если де­
ревья будут расти на грубой, необрабатываемой почве
или сильно повреждаться вредителями, то любые приемы,
направленные к установлению ежегодного плодоношения,
не дадут желательного результата. Поэтому мы все время
13
обратили самое большое внимание на создание в саду
передовой агротехники.
Налагая в дальнейшем наш путь борьбы за ежегод­
ное плодоношение сада, мы будем касаться лишь тех
приемов агротехники, которые имели особенно важное
значение в условиях того или иного года. Ежегодно при­
меняемые приемы, как, например, борьба с вредителями,
оздоровительные меры и т. п., выделены нами в специаль­
ные разделы.
Есть одно правило, которое мы имеем в виду в своей
работе и которое является общим для всех мероприятий
по уходу за садом: все агротехнические мероприятия
следует выполнять своевременно, как бы они ни казались
иногда мало существенными.
1931 —1932 годы. О б р а б о т к а п о ч в ы . Деревья
старого сада в 1930 году достигли такого возраста (20—
25 лет), когда междурядья уже не могут быть заняты ни
травостоем, ни какими-либо культурами без существен­
ного ущерба как для сада, так и для самих культур. Меж­
дурядья сада в этот период держат в состоянии черного
пара. Ранней весной их перепахивают на глубину 12—
15 сантиметров с последующим боронованием. Ширина
обрабатываемых междурядий различна в зависимости от
того, насколько позволяют ветви деревьев. Приствольные
круги перекапывают на полный штык лопаты (18—
20 сантиметров).
Глубокая перекопка весной не опасна, так как корни
деревьев в это время, в случае их повреждений, быстро
аалечиваются, а полностью обрезанные — восстанавли­
ваются, обрастают мочкой. Преимущества же глубокой
перекопки очевидны: глубже заделываются вносимые вес­
ной удобрения и создаются лучшие условия для аэрации
почвы, то есть для доступа к корням воздуха, а также и
для поглощения почвой атмосферной влаги.
Вторичную перекопку приствольных кругов мы прово­
дили в июне или июле, в зависимости от погоды, на мень­
шую глубину— 10— 12 сантиметров. Для этого лопату
ставят более наклонно, под углом 40—45 градусов, бла­
годари этому корни почти не повреждаются. Третью пе­
рекопку мы проводили, если почва сильно уплотнялась.
11ри постановке подпор, которые обычно расставляли в
большом количестве, обработку междурядий прекращали.
Таким образом, в первую половину вегетации мы держали
14
Рис. 5. Славянка в цвету.

почву в саду под черным паром, а во вторую — предостав­


ляли естественному залужению. Известно, что травяной
покров, образующийся в саду в это время, очень полезен.
Он поглощает излишнюю влагу из почвы и тем ускоряет
вызревание древесины, обычно запаздывающее у хорошо
плодоносящих деревьев, в особенности поздних сортов.
Возможность нарушения структурности почвы также за­
ставляла нас воздерживаться от введения постоянного
черного пара. Опасались мы и заплывания нашей сугли­
нистой почвы в случае больших осенних дождей. Чтобы
травы не успели обсемениться, их время от времени под­
кашивали. Благодаря осеннему травостою нам и удава­
лось создавать и поддерживать тот весьма благоприятный
почвенный режим, без которого мы не смогли бы полу­
чать столь высокие урожаи.
П и т а н и е с а д а . Начиная с 1930 года в течение
трех лет мы давали саду только органическое удобре­
ние— навоз (конский). Вносили его через год, пооче­
редно на разные половины сада, из расчета один воз на
3 А дерева, что составляло примерно 70— 100 килограм­
мов на корень. Таким образом, каждое дерево получало
1S
м год ,'!Г) 50 килограммов навоза. Заделывали навоз в
почну при весенней перекопке приствольных кругов. Н а­
пои обычно раскладывали на некотором расстоянии от
ствола (до метра) по всей разрабатываемой площади.
Делали п о на том основании, что активная часть корней
дерева располагается уже далеко за пределами кроны.
После обильных и почти равных урожаев в 1931 и
193'.’ годах, осенью 1932 года было обнаружено лишь не-
шачительпое количество плодовых почек, не обещавшее
большого урожая. В 1933 году мы действительно полу­
чили пониженный урожай (42—43 процента по отноше­
нию к урожаям предшествующих лет). В агротехнике
сада не было никаких отклонений. Стало ясно, что для
восстановления расходуемой энергии и поддержания пло­
доношения на желательном уровне недостаточно обычных
агротехнических мероприятий, и, конечно, естественно
было предположить, что главная причина снижения уро­
жая заключается в недостаточном питании сада. Это по­
будило нас решительно изменить режим питания и пе­
рейти на совместное применение органических и мине­
ральных удобрений.
1933—1935 годы. Весной 1933 года мы на очередную
половину сада внесли под каждое дерево по 1 600 грам­
мов суперфосфата, по 800 граммов сильвинита и навоз.
Заделывали удобрения лопатой и плугом при первой ве­
сенней обработке почвы. Минеральные удобрения вносили
из расчета 6 граммов действующего вещества на 1 квад­
ратный метр площади залегания корней. Азотных удобре­
ний не вносили, так как их не было. В 1934 году мы полу­
чили оЧень хороший урож ай— 189,9 центнера.
В 1934 году внесли только по 2 килограмма суперфос­
фата на дерево и ту же дозу навоза при весенней обра­
ботке почвы. Заложенные осенью плодовые почки при­
несли в 1935 году также хороший урож ай— 175,83 цент­
нера.
В 1935 году весной мы удобрили сад навозом и дали
полное минеральное удобрение. Под каждое дерево
внесли I 500 граммов суперфосфата, 900 граммов суль­
фата аммония и 1 800 граммов калийной соли.
Урожай 1936 год а— 150,12 центнера — сам по себе,
конечно, был вполне удовлетворительный. Однако мы не
видели движения вперед, наоборот, наблюдали постепен­
ное снижение урожайности. Принимая во внимание, что
16
размер площади, несущей плоды, при ежегодном разра­
стании кроны значительно увеличивается, это снижение
мы должны были расценить как весьма серьезное предо­
стережение, сигнализирующее о каком-то неблагополу­
чии сада.
Исходя из этих соображений, а также из того факта,
что наши оподзоленные почвы, безусловно, недостаточно
плодородны для устойчивых и высоких урожаев, мы при­
шли к убеждению, что рекомендуемые для садов на на­
ших почвах нормы удобрений по 60 килограммов фосфора,
калия и азота на гектар при 30 тоннах навоза недоста­
точны. Убедиться в этом помог случай, еще в 1933—
1934 годах, в самом начале применения в саду минераль­
ных удобрений. Тогда два дерева случайно получили уве­
личенную порцию суперфосфата (примерно в четыре раза
более нормы). Своим последующим ростом эти деревья
показали, что они по сравнению с соседними деревьями
находятся в особо благоприятных условиях.
Все это и побудило нас перейти в дальнейшем на уве­
личенные нормы питания сада.
1935—1937 годы. Весной 1936 года мы дали навозное
удобрение уже на весь сад одновременно, из того же рас­
чета 70— 100 килограммов на дерево, и минеральное:
суперфосфата по 2,5 килограмма и калийной соли по
2 килограмма. Азотных удобрений не было. Когда, вскоре
после июньского сбрасывания завязи, обнаружилось, что
некоторые деревья слишком обременены плодами, мы ре­
шили дать им подкормку, а также тем немногим деревьям,
которые сильно ослабли. Тех и других набралось около
20 процентов. Они получили в конце июня по 250 грам­
мов калийной соли и навоз. Соль заделывали граблями,
и навоз оставили на поверхности, в виде мульчи.
Засушливое лето 1936 года явилось своего рода экза­
меном для садовой агротехники. В самые жаркие недели
и нашем колхозе районным почвоведом производилось
обследование почв. Вот что оказалось. На соседних с са­
дом полях почва вследствие потери влаги даже на глу­
бине 70 сантиметров как бы превратилась в камень, а в
саду уже на глубине 6—7 сантиметров она оказывалась
влажной. Причина этого заключалась, конечно, не только
в том, что деревья своей листвой притеняли землю,
и прежде всего в том, что, постоянно заботясь о структур­
ном состоянии почвы и борясь с расхитителями влаги —
17
сорняками, Miii успешно закрывали влагу. Известно, что
только структурная, то есть мелкозернистая, почва хранит
запасы осенних и талых зимних вод, только такая почва
нпитынает воздушную влагу и, будучи открытой доступу
воздуха, дает возможность почвоулучшающим бактериям
беспрерывно проводить свою работу. Таким образом, поч­
венное обследование, несомненно, доказало, что в борьбе
за высокие урожаи систематический уход за почвой играет
не последнюю роль. В 1936 году сад, дав вполне удовле­
творительный для засушливого года урожай 150 центне­
ров, ушел в зиму с количеством плодовых почек, обещав­
шим хороший сбор в следующем году.
Веспой 1937 года мы опять дали навозное удобрение
полностью на весь сад и притом в несколько большем
количестве — до 150 килограммов на дерево. Внесли и
полное минеральное удобрение, причем вместо суперфос­
фата, который вносили в течение четырех лет подряд,
дали фосфоритную муку (около 6 килограммов на де­
рево). Мы увеличили количество фосфоритной муки по
сравнению с суперфосфатом из тех соображений, что
фосфоритная мука в течение первого года отдает лишь
незначительный процент действующего вещества. С дру­
гой стороны, внесение фосфоритной муки должно было
парализовать отрицательное действие на почву суперфос­
фата. За четыре года он несомненно мог оказать на
почву некоторое вредное влияние, подкисляя ее. Калий­
ной соли и монтан-селитры дали по 2 килограмма.
После обильного цветения сада завязалось большое
количество плодов. Урожай ожидался громадный. Это
обстоятельство заставило нас задуматься над вопросом,
как заставить деревья, несмотря на исключительно высо­
кий урожай 1937 года, заложить плодовые почки для
урожая в 1938 году.
Еще в период цветения мы пытались искусственно
уменьшить количество завязей и провели в виде опыта
на небольшом количестве деревьев (20 процентов) опрыс­
кивание цветков слабым раствором железного купороса
(0,5 процента). Опрыскивание проводили в тот момент,
когда центральный цветок соцветия уже был опылен,
а боковые бутоны начали распускаться. Побурение пе­
стика после опрыскивания свидетельствовало, что это ме­
роприятие снизило количество завязи. Однако в итоге
мы не получили желаемого результата: на каждой
18
плодушке подопытные деревья все же завязали плоды.
Угрожающая величина урожая теперь становилась оче­
видной.
Из практики многих садов хорошо известно, что по­
добный урожай обыкновенно влечет за собой абсолютное
бесплодие сада не только в следующем году, но иногда
ип протяжении двух лет. Было ясно, что надо дать де­
ревьям дополнительное питание, чтобы побудить корне­
вую систему к усиленной деятельности, поднять энергию
листового аппарата и таким образом создать условия для
изложения плодовых почек. Решено было применить си­
стему многократных подкормок.
По примеру 1936 года мы сочли необходимым дать
подкормку отдельным деревьям, имевшим очень слабый
прирост или совсем не давшим его. Таких деревьев было
обнаружено около 15 процентов. Все они, не получив нор­
мального прироста в предшествовавшем году, в то же
время имели богатую завязь. В начале июня, тотчас после
цветения, все такие деревья получили по 630 граммов су­
перфосфата, 330 граммов калийной соли и 330 граммов
монтан-селитры.
Подкормку давали в виде раствора, разливая его лей­
ками. Затем приступили к массовой подкормке. Послед­
нюю проводили в течение вегетации четыре раза. В пер­
вый раз на каждое дерево дали по 300 граммов монтан-
еедптры и по 300 граммов калийной соли. Раствор, пс>
четыре ведра на дерево, вливали в 12 глубоких лунок,,
гделанных пешней * по периферии кроны.
В начале июля дали вторую подкормку: на каждое де­
рево по 500 граммов калийной соли, внесенной вразброс..
Через три недели, в начале августа, была проведена!
фетья подкормка: по 1 килограмму селитры на дерево.
Учитывая, что корневая система не прекращает вса-
| ывапия минеральных веществ из почвы и в то время,
когда дерево уже приступает к сбрасыванию листвы, мы
решили дать последнюю подкормку, по 500 граммов мон-
1 пп селитры на дерево, уже в октябре, под дождь, тем бо­
лее, что в это время установилась очень теплая погода.
Все, эти подкормки явились прибавкой к основному
удобрению, внесенному ранней весной. В целом это со-
| гииило довольно значительное количество питательных

* Лом с деревянной ручкой.


19
веществ: фосфора примерно 1 200— 1 300 граммов, калия
1 400— 1 500 граммов, азота 1 400 — 1 500 граммов на де­
рево.
Об эффекте, который дало дополнительное питание
полностью судить, конечно, можно было лишь в мае
1938 года. Однако некоторый результат довольно четко
определился уже осенью 1937 года, когда я провел про
верку всех деревьев плодоносящего сада, оценив их со­
стояние по пятибалльной системе. В оценку вошли: нали­
чие урожая, прирост и количество плодовых почек.
Вот данные, полученные при осмотре.
Урожай: 91 процент деревьев оценены баллом 5 и 4,
как давшие отличный урожай, 8 — оценены средним бал­
лом и лишь 1 процент деревьев получили оценку нуль.
Амбарный урожай в полном соответствии с этими циф­
рами составил 311,03 центнера.
Прирост: 75 процентов деревьев оценены баллом 5 и 4;
эн оказался на всех или на подавляющем большинстве
ветвей кроны; 22 процента деревьев оценены баллами от
I до 3, как имевшие прирост в той или иной степени, но
не по всей кроне. И только 3 процента деревьев получили
оценку нуль, как совсем не имевшие прироста. Таким об­
разом, те 15 процентов деревьев, которые не дали при­
роста за вегетационный период 1936 года, в подавляющем
количестве, несмотря на обилие плодов на каждом де­
реве, дали прирост, оцененный в большинстве случаев
баллом 3. Этот итог очень показателен.
Наконец, наличие плодовых почек: только 11 процен­
тов деревьев не в состоянии были их заложить, 33 про­
цента деревьев получили оценку 5 и 4, то есть обещали
урожай очень обильный, 28 процентов деревьев с баллом
3 сулили средний урожай.
Таким образом, 61 процент всех деревьев должны
были дать безусловный урожай. Это означало, что значи­
тельная часть деревьев, обильно плодоносивших в
1937 году, смогла заложить на 1938 год вполне достаточ­
ное количество плодовых почек. Такое состояние сада и
столь блестящие перспективы урожая будущего года я от­
нес, конечно, за счет усиленного питания деревьев и глав­
ным образом за счет многократных подкормок.
Следует отметить здесь еще одно важное обстоятель­
ство. Обычно после съема плодов обильно плодоносив­
шее дерево производит неприятное впечатление своим
20
Рис. 6. Плоды особенно высокого качества (Антоновка),

угнетенным видом. В 1937 году большинство деревьев не


имело такого вида. Богатая яркая зелень создавала впе­
чатление, что деревья полны силы, что вегетативные про­
цессы протекают в них с большой энергией. Все это так­
же, казалось мне, следует отнести за счет подкормок, про-
аедпшых во второй половине вегетации. К сожалению,
прошедшие в октябре морозы, достигавшие 7 градусов,
убили листву на 50—60 процентов, так что установив­
шаяся затем теплая погода не была полностью использо­
вана растениями.
21
1938 год. В этом году у нас произошли некоторые из­
менения в обработке почвы. Борону для обработки меж­
дурядий мы заменили конным культиватором. До рас­
становки подпор культивировали междурядья два раза.
Частичное изменение в обработку внесли в связи с засуш­
ливой погодой этого лета, в особенности во второй его
половине. Для сохранения влаги держали почву абсо­
лютно свободной от посторонней растительности путем
обработки ее лопатой -или мотыгой до самой глубокой
осени. Так как культивация междурядий из-за подпор
была невозможна, то всю площадь обрабатывали вруч­
ную. В данном случае эта работа не была трудоемкой, так
как рыхлая поверхность почвы при отсутствии дождей не
благоприятствовала появлению сорной растительности.
Обильное цветение и последующее завязывание пло­
дов дали 64 процента деревьев; 26 процентов деревьев
имели незначительное цветение и завязь и лишь 10 про­
центов деревьев совсем не цвели.
Амбарный учет урожая показал 96,2 центнера. Это
при особенностях вегетации 1937 года результат весьма
хороший.
В связи с определившимся с весны урожаем необхо­
димо было уже принимать меры подготовки к урожаю
1939 года, так как 64 процента яблонь с обильной за­
вязью могли не заложить плодовых почек. Этим деревьям
я и решил за период вегетации дать дополнительное пи­
тание, полагая, что остальные 36 процентов деревьев д а­
дут урожай и при обычной агротехнике, применяемой в
саду к каждому дереву. Учитывая это, мы внесли на всю
площадь сада ранней весной обычную дозу навоза (70—
100 килограммов), по 6 килограммов на дерево суперфос­
фата, по 2 килограмма калийной соли и по 2 килограмма
аммиачной селитры. Сильно же плодоносившие деревья,
кроме того, получили в конце июня по 1 килограмму ам­
миачной селитры, по 500 граммов селитры в конце авгу­
ста и по 100 граммов калийной соли в сентябре. Селитру
вносили в сухом виде, калийную соль — в растворе.
Учет плодовых почек, проведенный в октябре
1938 года после снятия урожая, дал такую картину.
Только 0,5 процента деревьев были лишены совершенно
плодовых почек, 10 процентов деревьев имели их в незна­
чительном количестве, все же остальные обладали боль­
шим количеством плодовых почек, причем 66 процентов
22
деревьев имели их в изобилии. Это позволило рассчиты­
вать на урожай в 1939 году в пределах 250 и более цент­
неров с гектара.
Одновременно с учетом плодовых почек проводили
учет прироста. Приведу сравнительные данные за послед­
ние три года, так как они очень показательны.
Деревьев, совершенно не имевших прироста, зареги­
стрировано в 1938 году 1 процент, тогда как в 1937 году
их было 3 процента, а в 1936 году— 15 процентов. И, на­
оборот, баллом 5 в 1938 году было обозначено 64 про­
цента деревьев, в 1937 году 57, а в 1936 году 40 процентов.
11 все это на фоне непрерывных урожаев.
Эти показатели с полной убедительностью говорят об
эффективности агротехнических мероприятий, применяю­
щихся в пашем саду за эти годы и, в частности, системы
многократных подкормок.
1939 год. В 1939 году урожай сада был равен
299,5 центнера. Следует отметить, что и по качеству плоды
этого года были выдающимися. Большую роль в отличном
урожае этого года сыграло обилие солнечного света.
Надо было работать над обеспечением урожая
1940 года. Весной 1939 года саду дали органическое
удобрение (100— 150 килограммов на дерево) и мине­
ральное: суперфосфата 6 килограммов, калийной соли
2,4 килограмма и монтан-селитры 2,5 килограмма. В тече­
ние лета провели три подкормки: первую по 600 граммов
селитры и 300 граммов калийной соли в июне; вторую —
по 250 граммов селитры и 250 граммов калийной соли в
июле и третью в августе в тех же дозах, что и в июле.
Кроме того, 9 процентов деревьев, слишком обременен­
ных плодами, получили в конце июня дополнительно по
21)0 граммов селитры.
Однако осенью виды на урожай 1940 года оказались
далеко не такими, каких следовало бы ожидать: 15 про­
центов деревьев совсем не заложили плодовых почек,
95 процентов заложили их в ничтожном количестве. Та­
ким образом, 40 процентов деревьев как будто «намере­
вались» в 1940 году «отдыхать».
Возможно, это объяснялось погодными условиями
лета 1939 года. В северной части Московской области,
где расположен наш сад, в течение мая, июня и августа
выпало осадков меньше, чем в 1938 году. Минеральные
удобрения, вносимые поверхностно, в глубокие слои не
23
Рис. 7. Редкая картина — Антоновка под снегом (сентябрь, 1939 год).

проникали. По существу, требовалось искусственным пу­


тем вводить минеральные вещества вглубь почвы в виде
растворов. Провести такое мероприятие не представля­
лось возможности, не было внесено также дополнитель­
ное питание в сентябре — октябре, когда дозревающие
плоды особенно истощают дерево. В результате самое
существенное в агротехнике, обеспечивающее непрерыв­
ность плодоношения,— усиленное снабжение корневой
системы питательными веществами — выполнено пол­
ностью не было.
Характерно, что этот пробел в агротехнике отрица­
тельно отразился именно на заложении плодовых почек.
Что касается годовых приростов, то здесь каких-либо
существенных отклонений от нормы не наблюдалось. Не
наблюдалось, замечу кстати, и преждевременного осыпа­
ния плодов. Это говорит о том, что, несмотря на отсут­
ствие летних дождей, в структурной почве оказалось до­
статочное количество влаги для выращивания плодов и
прироста.
Недостаток влаги, правда, несколько сказался на ка­
честве ростовых побегов. 90 процентов всех деревьев было
оценено по приросту баллами 5 и 4 (против 83 процентов
24
it 1938 году). Но сами побеги а среднем имели несколько
меньшую длину и были на вид не столь мощными, как в
1938 году.
Вполне возможно допустить, что вследствие засушли­
вого лета и недостаточного притока питательных веществ
и последние недели вегетации (отсутствие подкормок в
сентябре и октябре) часть плодовых почек, все же воз­
никших благодаря обилию тепла и света, ушла в зиму
еще в стадии первичного образования и не могла быть
обнаружена невооруженным глазом.
Осень 1939 года для плодовых деревьев оказалась не­
благоприятной. Сентябрьские заморозки и октябрьские
одиппадцатиградусные морозы прекратили «работу» ли­
пового аппарата еще тогда, когда на некоторых деревьях
апсели неснятые плоды. А лютая зима, сменившая холод­
ную осень, полностью убила 75 процентов деревьев и
сильно повредила остальные.
Таким образом, прогноз урожая на 1940 год остался
не подтвержденным, и наша борьба за ежегодное плодо
иошение в старом саду окончилась.
Перехожу к молодому плодоносящему саду.

Молодой сад
1946—1948 годы. Среди приведенных данных (стр. 5),
характеризующих урожайность молодого сада за семь
лег, вызывает недоумение урожай 1948 года, составляю­
щий всего лишь 9,45 центнера. Это требует объяснения.
Конечно, урожай в 80 центнеров в предшествующем
(1947) году для сада данного возраста является весьма
высоким, и, следовательно, передышка после него может
показаться вполне естественной. Но для нашего сада та­
кой передышки, понятно, не предполагалось, и меры, ко-
тры с мы приняли, дали известный эффект. Обследование
количества плодовых почек, проведенное осенью
1047 года, обещало урожай на 1948 год, по крайней мере,
до 70 центнеров.
11лодоиые почки были на большинстве деревьев. Зим­
ние месяцы протекали для этих почек вполне благо­
приятно. По весна наступила преждевременно, почти на
Iрн недели раньше нормальных сроков. Она протекала
быстро и сопровождалась в нашем саду весьма интерес­
ным явлением: двумя периодами цветения. В первый
25
период зацвели и дали нормальную завязь лишь те де­
ревья, которые в 1947 году плодоносили умеренно и смогли
к осени вполне сформировать плодовые почки. Однако
значительная часть этих цветков (до 40—50 процентов)
была поражена долгоносиком и для урожая пропала.
Во второй период цветения, наступивший спустя дней
8— 10, зацвели деревья, обильно плодоносившие в пред­
шествующем году. Очевидно, плодовые почки на этих де­
ревьях не могли получить в свое время нормального раз­
вития и ушли в зиму недостаточно сформированными.
Окончательное формирование их отодвинулось на весен­
ний период. Цветоед, уже отложивший яйца, не мог при­
чинить этим цветкам сколько-нибудь заметного вреда.
Цветение было дружным и более чем достаточным для
обеспечения вполне хорошего урожая. Но установившаяся
в эти дни жаркая и сухая погода еще более ускорила про­
цесс цветения. Выделение нектара вследствие атмосфер­
ной засухи и, вероятно, по причине неполноценности
быстро распускавшихся цветков отсутствовало, и лёг
пчел почти прекратился. В результате почти на 100 про­
центов получился пустоцвет.
Таким образом, незначительный урожай сада в
1948 году па самом деле вовсе не являлся показателем
перехода сада па периодичность плодоношения. Однако
он мог оказаться причиной для такого перехода в после­
дующие годы.
Что касается режима питания сада в 1947 году, то;
кроме весенней дозы минеральных удобрений, сад полу­
чил четыре подкормки: две в июне и две в июле, но не
имел ни одной подкормки ни в августе, ни в сентябре.
К сожалению, план, намеченный на эти месяцы,
нельзя было выполнить из-за отсутствия нужных химика­
тов. Между тем деревья, несущие большую нагрузку пло­
дов, в эти месяцы особенно нуждались в усиленном пита­
нии. Надо думать, что в этом заключалась причина недо­
бора урожая. Воздействие на корневую систему в
августе и сентябре привело бы к тому, что плодовые
ночки были более подготовленными к преждевременной
и засушливой весне и на деревьях, обильно плодоно­
сивших.
Весна 1948 года, сократив до предела завязывание
плодов, создала исключительно благоприятные условия
для подготовки урожая 1949 года. Деревья, свободные от
26
плодов, сравнительно хорошо заправленные, естественно,
должны были заложить теперь большое количество пло­
довых почек. Однако, чтобы предохранить будущий уро­
жай от возможных случайностей, надо было дать де­
ревьям такой запас питательных веществ, который обес­
печил бы и нормальную зимовку, и процесс цветения. Это
и побудило меня дать усиленное питание не только тем
немногим деревьям, которые несли более или менее зна­
чительный урожай, но и всему саду.
В конце апреля перед оковкой был внесен суперфосфат
по 500 граммов на дерево и небольшое количество на­
воза, примерно по 20 килограммов.
В мае внесены хлористый калий и монган-селитра по
500 граммов. В начале и в конце июня даны подкормки —
каждый раз по 250 граммов селитры на дерево. В начале
июли выборочно плодоносившим деревьям дано по
100 граммов калия и селитры. Наконец, в сентябре, во
время осенней перекопки внесли по 500 граммов супер­
фосфата на каждое дерево.
1949 год. Осеннее состояние плодовых почек давало
возможность определить урожай на 1949 год в пределах
ПК) 120 центнеров. Однако действительный урожай пре-
и кипел эти предположения и составил 185,66 центнера,
или в переводе на гектар 236 центнеров. Цветение было
дружное и обильное.
Таким образом, наряду с заботой о сохранении обиль­
ного урожая тотчас же выдвинулась необходимость под-
Iо гонки урожая 1950 года.
Навозного удобрения этот сад не получил совсем.
Основное минеральное удобрение состояло из 3 килограм­
мов суперфосфата (перед окопкой), 1 килограмма хлори-
пого калия и 1 килограмма аммиачной селитры. Калий
н селитру вносили вразброс сразу же после окапывания
дерева. Подкормки были проведены такие. В конце мая
по I килограмму аммиачной селитры получили деревья,
питающие в росте (3,5 процента). Последующие под­
кормки были даны всем деревьям: 3 июня по 1 кило-
грдмму аммиачной селитры; 3 июля по 300 граммов той
же селитры; 25 июля суперфосфата по 250 граммов и
аммиачной селитры по 200 граммов; 6 августа по
130 | ра ммо в суперфосфата; 15 августа по 500 граммов
Морис т г о калия; 9 сентября хлористого калия по
'ЛК) граммов п 14 сентября суперфосфата по 250 граммов.
27
Наконец, в октябре внесена была известь по 4—5 кило­
граммов на дерево.
Таким образом, фактически мы сделали в этом году
семь общих подкормок и одну выборочную — все поверх­
ностно, в сухом виде. Поверхностное внесение суперфо­
сфата малоэффективно. Но так как в это время беспре­
рывно шла борьба за почвенную влагу (полка сорняков,
мотыжсние или легкая перекопка), то внесенный поверх­
ностно суперфосфат довольно быстро проникал в почву.
В общей сложности под каждое дерево было внесено:
суперфосфата 3 850 граммов или 770 граммов фосфора
(22 грамма на 1 квадратный метр), хлористого калия
1 750 граммов или 875 граммов калия (24 грамма на
! квадратный метр) и аммиачной селитры 3 000 грам­
мов или 1 020 граммов азота (28 граммов на 1 квадрат­
ный метр).
Обильное питание, несомненно, отразилось на количе
стве и на качестве урожая 1949 года. Богатая светом и
теплом погода, в свою очередь, оказала влияние на уро­
жай. Плоды получили великолепную окраску, и сад был
на редкость красив.
В конце лета 1949 года мы провели оценку плодо­
ношения каждого дерева по пятибалльной системе
Яблони, сплошь унизанные плодами, оценивались баллом
5. Те деревья, у которых можно было найти несколько
веток с разреженными плодами или с большим количе­
ством свободных от плодов розеток, получали оценку 4.
Средний урожай обозначался баллом 3 и т. д. В итоге
пятерку получили 42,9 процента деревьев, четверку — 37,8.
тройку— 17.
Эта оценка дает возможность определить схематично
возможный урожай следующего года, то есть деревья,
имевшие Ъ 1949 году балл 3, 4 и 0 — всего 57 процентов
должны были, безусловно, дать урожай, деревья же с
весьма обильным урожаем в 1949 году, оцененные бал­
лом 5 (43 процента), на будущий год, не имея свободных
плодушек, могли оказаться совсем без урожая или с не­
значительным урожаем.
1950 год. Допустив возможную урожайность в
1950 году для первой группы (94 корня) в среднем по
15 килограммов с дерева, второй (83 корня) по 50 кило­
граммов и прочих (42 к о р н я)— по 150 килограммов с
дерева, получим прогноз урожая на 1950 год в количестве
28
Рис. 8. Урожай Антоновки в 1949 году.

110 112 центнеров. Такое количество примерно соответ-


с гвует средней урожайности за последние два года и
ниже возможной средней на 1950— 1951 годы, которую
мы вправе планировать в 130—-150 центнеров.
Гаков был предварительный прогноз. Теперь требова­
лись определенные благоприятные погодные условия для
29
того, чтобы плодовые почки своевременно достигли пол­
ного развития.
После съема плодов деревья имели хороший вид, ярко-
зеленую листву. Однако начавшиеся уже в первой декаде
октября преждевременные утренние заморозки полностью
убили листву (через три-четыре дня по окончании сбора
урожая) и, следовательно, заставили деревья досрочно
закончить вегетацию. '
Зима протекала также неблагоприятно. Январские мо­
розы, достигавшие 40 градусов, повредили прирост и ча­
стично плодовые почки.
Иначе показала себя весна, по крайней мере в первые
месяцы. Март был мягкий, влажный, без резких колеба­
ний температуры. Апрель, совершенно не имевший
сколько-нибудь значительных утренников на протяжении
первых двух декад, влажный и туманный, с немногими
яркими солнечными днями, был, как и март, благоприя­
тен, но нес с собой слишком раннюю весну. Жаркие дни
начала третьей декады апреля, с температурой до 30 гра­
дусов, сильно повлияли на развитие плодовых почек.
Таежное и Китайка 25 апреля были уже накануне
обособления бутонов. На Боровинке к 1 мая порозовели
бутоны — явление очень редкое в наших условиях.
Обильное цветение (баллы 5 и 4) теперь обещали
44 процента деревьев, хорошее (балл 3) — 30, среднее и
ниже (балл 2) — 24 и нулевое — 2 процента деревьев.
Дальнейшее течение весны было замедленное. Угро­
жавшая саду опасность, которую могла принести с собой
слишком ранняя весна (как это было в 1948 году), таким
образом устранилась.
Через месяц, в пору полного цветения деревьев, был
проведен вторичный учет плодовых образований, чтобы
уточнить ожидаемый урожай. Обильное цветение зареги­
стрировано у 78,4 процента деревьев, хорошее — у 13,3,
слабое и нулевое — у 2 процентов деревьев. Можно было
ожидать урожая даже большего, чем был получен в
1949 году.
Таким образом, о 1950 годе стало возможным гово­
рить, как о пятом годе непрерывных высоких урожаев
нашего молодого сада (1948 год, несмотря на незначи­
тельный амбарный сбор, биологически мы вправе рас­
сматривать как год высокого урожая).
Однако произошло совершенно по пословице: «цыплят
30
пн осени считают». Фактически в 1950 году было собрано
>4,05 центнера, или 107 центнеров с гектара, что соста-
мнло всего лишь 45 процентов урожая 1949 года. Сниже­
ние урожая произошло не из-за вредителей, которых в
1950 году было ничтожное количество.
Причина заключалась прежде всего в погодных усло­
виях зимы и лета, вызвавших своеобразные биологиче-
( вне явления у плодоносящих деревьев.
Как уже замечено выше, зима 1949/50 года с сорока-
I радусвыми морозами была неблагоприятна для де­
ревьев, принесших в 1949 году обильный урожай, и по-
юму из зимнего покоя они вышли ослабленными. Летняя
(инода в северной части Московской области в 1950 году
t мая и по октябрь отличалась исключительной дождли­
востью, повышенной влажностью воздуха, малым количе-
CIBOM солнечных дней. Значительная часть деревьев
lie Iувила в вегетацию с поврежденными сокопроводя-
III ими сосудами, с потемнением однолетней и отчасти
Двухлетней древесины. Правда, благоприятные весенние
месяцы (март — апрель) предохранили деревья от
I ервезпого ущерба, и лишь два или три дерева потеряли
inI нескольку однолетних побегов вследствие их полного
нпмораживания. Тем не менее многие сорта дали крайне
гяибып прирост. Так, Славянки, прирост которых в пред-
нн е | попавшие годы, в том числе и в 1949 году, составлял
/I) и более сантиметров, в этом году дали прирост, в ред­
ких случаях превышающий 20—25 сантиметров. Кроме
вин, па всех деревьях, независимо от сорта, наблюдалось
( ильное поражение паршой плодов и листьев. Несмотря
на неоднократное опрыскивание деревьев бордосской
жидкостью, заболевание протекало в исключительно тя-
нк лой форме и сопровождалось листопадом. В отдельных
• мутях наблюдалась полная потеря листвы всеми одно-
(|гIними побегами (например, у Таежного), большинство
чгреиьев потеряло 50—60 процентов листвы на однолет-
н> II и па двухлетней древесине.
Гкапн листовых пластин были необычайно рыхлые, ив
■" щечные дни листья быстро приобретали поблеклый вид,
in iипПетисппый здоровому листовому покрову.
Неустойчивая весна растянулась на очень длительное
прими, 11,метение, начавшееся в начале второй декады мая,
Н**| модько ослабло только к началу июня и после того
мни долго продолжалось, одевая пышными букетами
31
Рис. 9. Однолетний побег Сланянки в цвету.

цветков однолетний прирост. Подавляющее количество


деревьев Антоновки, все Славянки имели теперь весьма
своеобразный вид, будучи покрыты букетами по всей
периферии кроны.
Цветение затянулось до второй декады июня, причем
отдельные деревья, еще в начале мая казавшиеся совер­
шенно лишенными плодовых почек, все-таки дали, и в от­
дельных случаях довольно значительное, цветение. Это
наблюдалось, например, у Бельфлер-рекорда и некоторых
молодых Славянок 8—9-летнего возраста.
32
Кстсственпо, что при таком обильном цветении значи-
h v iu io o количество цветков оказались неоплодотворен-
ммм и. 15 третьей декаде июня произошло обычное мас­
тн ое опадение завязи, а 8— 10 июля начали опадать уже
плодики. Далее, в течение лета и осени наблюдалось мас­
совое усыхание (сморщивание и увядание) уже развитых
плодов, достигших величины лесного и далее крупного
грецкого ореха. Одновременно происходило и более сла­
бое развитие в отношении величины, окраски, сахари-
CIOCTH плодов всех сортов, раннего п позднего созревания.
Усыхание плодов наблюдалось преимущественно у зим­
них сортов (Антоновка, Славянка).
II конце сентября мы провели учет усыхания плодов
Антоновки путем подсчета на ветках нижнего яруса коли­
чества плодов нормальных и усыхающих. Учитывали
io .mi.ko такие усыхающие плоды, которые еще сохранили
мягкость и не опадали от прикосновения. Завязь ранних
сроков отмирания, сохранившаяся на ветках в сухом
виде, в этот учет не входила.
Размеры такого усыхания показаны в таблице 1, где
приведены результаты учета на отдельных деревьях раз­
личного возраста.
Как видно из приведенных данных, недобор плодов от
усыхания составил в среднем 48 процентов урожая, не
ю, и.ко успешно подготовленного в 1949 году, но и при­
ближавшегося уже к стадии созревания в 1950 году.
Такую массовую гибель плодов от усыхания нам не
приходилось наблюдать ни в засушливые, ни в дождливые
юды. Причину такого усыхания плодов мы видим в низ­
ких температурах зимы и в неблагоприятных погодных
условиях вегетационного периода.
Возвращаясь к нашему методу многократных подкор­
мок, как лучшему способу для поддержания непрерыв­
ности плодоношения яблони, мы можем смело утверж-
мп II., что только благодаря ему наш сад в состоянии был
и в 1950 году «наперекор стихиям» дать все же неплохой
урожай.
Теперь несколько замечаний о том, как мы в своеоб-
ризных условиях вегетации 1950 года подготовляли уро­
жай па 1951 год. Обильные осадки вызывали буйный рост
| p i|я.| в приствольных кругах и в междурядьях. Однако
после двукратной заделки травы в почву растительный
покрои на вторую половину лета и осенью пришлось
33
Таблица I
В озраст дер евьев

4 5 лет 18 л е г 18 л е т 8 лет

К о л и lecTiio К оличество К оличество К оличество


плс д о в плодов плодов плодов
Во гк и

1
нормаль­

нормаль­
нормаль­
нормаль­

усыхаю­

усыхаю­

усыхаю-
усыхаю­

щих
щих
щих
щих

ных
ных
н ых

ных

-
1 - я ............................. 7 10 26 20 3 16 10 6
2 - я ............................. 1 1 14 13 5 17 1 3
5 б 8 10 13 7 2 3
4 -я ............................. 8 5 13 6 7 6 9 5
5 -я ............................. — — 7 10 16 8 10 5
6 -я ............................. _ _ 2 2 — — 10 4
7 -я ............................. — — 16 10 — — 1 3
8 -я ............................. — — 18 19 — ----

Итого . 21 22 104 90 44 54 43 29

Процент усы-
хающих пло-
дон к их об-
щ ему коли-
честву на
ветке . . . . 51,1 40,3 55,1 41,5

оставить из опасения осеннего переувлажнения почвы.


Чтобы избежать излишнего поглощения травой питатель­
ных веществ, ее по мере отрастания скашивали.
Как питали сад? Половина сада получила навоз
(70—100 килограммов на корень). В качестве минераль­
ного удобрения под каждое дерево было внесено по 3 ки­
лограмма суперфосфата (при весенней обработке почвы),
по 2 килограмма хлористого калия и по 1 килограмму
аммиачной селитры поверхностно.
К сожалению, мы не располагали в достаточной мере
азотными удобрениями, и потому недостаточно удобрили
сад весной и плохо подкормили его азотом летом.
Помимо основных питательных веществ, в начале лета
было внесено поверхностно бор-магниевое удобрение по
! килограмму на дерево.
34
II кл'ич me подкормки в начале июня каждое дерево
получило по 100— 150 граммов аммиачной селитры и хло-
|•in I<и о калия; во второй половине июня во время пере­
копки по 200 граммов суперфосфата, в начале июля —
Но 250 граммов хлористого калия и в третьей декаде
июли аммиачную селитру: деревья, более страдавшие
oi парши и захваченные листопадами, получили по 300,
прочие же по 100 граммов.
Найду необходимости усиленного питания при пе­
чнике азотных химикатов мы применили для дальнейших
подкормок раствор птичьего помета *. Раствор вливали
и лунки, проделанные пешней, по четыре ведра па дерево.
И раствор добавляли хлористый калий из расчета 100—
1Ы1 граммов на дерево. После полива в те же лупки, по
• легки углубленные, вносили в сухом виде суперфосфат
I раиулированный с небольшим количеством извести
|Ь 10 процентов), по 50—70 граммов на лунку. В конце
августа была внесена небольшая доза хлористого калия
( Юн 150 граммов на дерево).
11151 | од. Каков же был осенний прогноз урожая на
1451 гид?'Условия закладки и развития плодовых почек
в в е н ч а н и ю 1950 года были настолько осложнены, что
ipyaim было рассчитывать получить осенью сколько-ни­
будь четкую картину будущего урожая. Тем не менее у
•и процентов деревьев оказалось такое количество разви­
нти плодовых почек, которое обещало очень хороший
Урожай. Двенадцать процентов деревьев заложили почек
очень немного. У остальных 38 процентов деревьев совер­
шенно не представилось возможным определить характер
ы до ж еп и ы х почек; состояние их было такое, что только^
микроскопическое исследование помогло бы определить
• iiiдин их развития. Однако то, что уже с осени у 50 прс5-
ш ПЮИ деревьев имелись положительные показатели, да-
внло нам основание считать проведенные подкормки до-
• пн шимн своей цели.
•има 1950/51 года в основном была благоприятной,
ч лн нс считать несколько пониженного количества осад-
|"(Н Иегеиппе месяцы почти полностью повторили ход вес­
ны 11150 года. Пасмурный апрель лишь в третьей декаде
* К|и | 1нпП раствор птичьего помета (одно ведро помета на два
«Ы1| 1М моды) после некоторой выдержки (в течение одного-двух дней
• |« рмепуекшиы твердых частиц) для полива разбавляли водой из
И*"11, 1 м одно ведро раствора на 9—12 ведер воды.
35
имел несколько ясных солнечных дней с температу­
рой до 24 градусов тепла. Таким образом, «движение»
весны на 1 мая лишь на три-четыре дня отставало
от весны предшествовавшего года. Это дало возможность
провести учет плодовых почек в тождественные с апрель­
ским учетом 1950 года сроки. В конце апреля мною заре­
гистрировано 67 процентов деревьев, оцененных по коли­
честву плодовых почек баллами 5 и 4 и обещавших
обильный урожай, 22 процента — с баллом 3 и лишь
11 процентов — с видами на незначительный или нулевой
урожай. Оценка в полном цвету (начало июня) внесла
некоторые уточнения: теперь баллами 5 и 4 отмечено
81,3 процента, тройкой — 9,7 процента и от двойки до
нуля — 9 процентов.
Таким образом, состояние сада и в 1951 году дает нам
право говорить о новом успехе в борьбе за непрерывное
плодоношение.
» Любопытная подробность. Деревья, переобременен­
ные плодами в 1950 году и особенно тяжело пострадав
шие от парши, во многих случаях получили в апреле со­
всем неплохую оценку видов на урожай. Таковы, в част­
ности, два дерева сорта Таежное. Этот сорт чрезвычайно
подвержен заболеванию паршой. Уже к концу августа
1950 года оба дерева имели оригинальные кроны с торча­
щими во все стороны абсолютно обезлиственными побе­
гами. Тем не менее эти деревья пришли к цветению с та­
ким количеством соцветий, как будто предшествующая
вегетация протекала для них совершенно нормально.
Очевидно, что одно наличие листовой поверхности не яв­
ляется решающим в подготовке урожая. В данном случае,
видимо, играет роль повышенная продуктивность имею­
щихся листьев. Последняя вызывается прежде всего
усиленной «работой» корневой системы, что, в свою оче­
редь, обусловливается многократными подкормками.
Надо думать, что обилие влаги в вегетацию 1950 года
сыграло во всем этом процессе немаловажную роль, спо­
собствуя быстрому и полному доведению питательных
веществ подкормок до корневой системы.
К сожалению, утренники 20—24 мая существенно раз­
редили завязь, а парша, в этом году свирепствовавшая в
нашем районе, еще более снизила урожай. В 1951 году
мы собрали с участка 54,11 центнера плодов, что в пере­
воде на гектар составляет 69,9 центнера. Питание сада в
36
Рис. 10. Колхозницы В. Михеева и В. Кузнецова
за сбором яблок (1951 год).
иегетацию 1951 года было следующим: под каждое де-
реио ииесепо навоза по 70— 100 килограммов, суперфо-
| фиги 3 килограмма и по 1 килограмму селитры и хлори-
| lino калия. Деревья, имевшие особенно сильное цветение
(70 процентов), получили в конце мая в виде подкормки
Ho ГНК) граммов аммиачной селитры, в середине июня —
но Г>0() граммов аммиачной селитры и хлористого калия,
н конце июня все деревья были подкормлены аммиачной
го.нптрой и хлористым калием по 250 граммов; в пер­
кой половине июля этим же деревьям дали в виде
37
раствора no 200 граммов аммиачной селитры и хлористого
калии, а суперфосфата по 400 граммов. В конце июля
под все деревья дополнительно внесли по 200 граммов
аммиачной селитры, в середине августа, выборочно,
в частности, под угнетенные паршой деревья было внесено
по 200 граммов аммиачной селитры. План подкормки
полностью по был выполнен из-за отсутствия во второй
половине вегетации нужных химикатов, в частности хло­
ристого калия.
1952 год. В октябре 1951 года провели учет цветочных
почек; 81 процент деревьев к этому времени имели их в
значительном количестве, 5,6 процента — в малом коли­
честве. Таким образом, биологически урожай сада в
1952 году был подготовлен в размере, значительно превы­
шающем урожаи предшествующих двух лет.
Что же принес 1952 год? Майский учет почек дал
87,3 процента деревьев с большим количеством цветочных
почек, 6,9 процента деревьев — с малым количеством и
5,6 процента корней совсем без цветочных почек.
Цветение было прекрасное. Однако большинство цвет­
ков оказалось без пестиков. Разрез цветков неизменно по­
казывал на месте пестиков побуревший комочек клет­
чатки —- картину, типичную при обморозах. Когда только
что начали обособляться бутоны у ранних сортов (Гру­
шовка), в нашем районе отмечались морозы, которые по­
разили пестики у деревьев всех сортов, кроме китаек. На
китайках не удалось обнаружить ни одного цветка без
пестиков; у всех прочих сортов поражение захватило
большую часть цветков плодовых растений (60—99 про­
центов). Участок сада с несколько пониженным релье­
фом, примыкающий к защитной полосе, оказался пора­
женным особенно сильно. Таким образом, амбарный уро­
жай оказался сниженным до уровня 1951 года
(50,10 центнера). Тем не менее задание по урожайности
было перевыполнено на 65 процентов.
Навоза сад в 1952 году не получил. Ранней весной
под каждое дерево было внесено по 300 граммов супер­
фосфата и по 1 килограмму сернокислого аммония и хло­
ристого калия.
Деревьям с обильным урожаем было дано три мине­
ральных подкормки (азот и калий), а в августе — сен­
тябре все деревья получили подкормку, состоящую из
раствора птичьего помета с добавлением всех элементов
38
минерального удобрения, причем гранулированный супер­
фосфат вносили в сухом виде на дно лунок.
1953 год. Вегетация 1952 года для подготовки урожая
па 1953 год сложилась весьма благоприятно. Обильные
летние дожди поддерживали влажность почвы на уровне,
обеспечивавшем высокоинтенсивную «работу» корневой
системы. При умеренном урожае 1952 года и проведен­
ных подкормках в этих условиях можно было ожидать
большого количества плодовых почек. И действительно,
октябрьский учет дал 78 процентов деревьев с количе­
ством плодовых почек, оцененных баллами 5 и 4, и 22 про­
цента, у которых плодовые почки еще не приобрели
отчетливо выраженного характера. Майский учет дал
94,2 процента деревьев прекрасного цветения, 3,5 про­
цента с цветением незначительным и 2,3 процента с ну­
левым.
К сожалению, погода не благоприятствовала цвете­
нию. Только летние сорта отцвели вполне благополучно
и дали обильную завязь. Цветение же поздних сортов
сначала совпало с сильными ветрами, затем начались
дни с прохладной температурой, не превышавшей 10—
11 градусов (то есть температурой ниже летнего мини­
мума для пчел). Среди них один день сопровождался за­
морозком до 2 градусов на почве, и, наконец, выдалось
несколько дней с так называемым «сухоросом», когда вы­
деление нектара цветками снижается до нуля. Таким
образом, работа пчел большей частью была парализо­
вана.
Между тем для получения полноценного опыления
каждый цветок пчелы должны посетить свыше 10 раз.
В результате этого значительный процент деревьев после
июньского опадения завязи оказался с пониженным
видом на урожай.
Небывалое отрождение рябинной моли (нырка) при­
чинило также серьезный ущерб урожаю, снизив его не
только качественно, но и количественно. Тем не менее
учтенный урожай 1953 года выразился довольно высокой
цифрой— 130 центнеров (136 центнеров с гектара), почти
в 6 раз превысив средний урожай яблок по РСФСР.
В связи с своеобразными погодными условиями веге­
тации 1953 года в Московской области (ливневые дожди
в м ае— июле и непрерывные в августе — сентябре),
а также хозяйственными затруднениями план внесения
39
подкормок по сравнению с намеченным несколько видоиз­
менился (передвижка календарных сроков, сокращение
количества удобрений и т. п.).
Весной под каждое дерево дали навоза 100— 150 ки­
лограммов, суперфосфата 3 килограмма, аммиачной се­
литры и хлористого калия по 1 килограмму. Подкормку
минеральными удобрениями вносили три раза (июнь,
июль, август-сентябрь). В зависимости от величины уро­
жая каждое дерево получило (вместе с основным удоб­
рением) селитры от 1 750 до 2 500 граммов, хлористого
калия от 1 500 до 1 800 граммов и суперфосфата от
2 500 до 3 800 граммов. Последняя подкормка вносилась
в виде раствора птичьего помета в лунки.
1954 год. Какие виды на урожай 1954 года получили
мы, учитывая плодовые почки в октябре 1953 года?
78,8 процента деревьев заложили большое количество
плодовых почек (оценка — 3, 4 и 5 баллов), 21,2 процента
деревьев не показали чего-либо определенного.
Почти такие же результаты были получены при учете
в октябре 1952 года. Это позволяло ожидать и в 1954 году
урожай не меньший, чем в 1953 году.
В мае 1954 года 70 процентов деревьев, действительно,
обильно цвели. Однако 9,6 процента деревьев дали лишь
незначительное цветение и 21,4 процента деревьев не
цвели вовсе.
Резко бросалась в глаза необычная разреженность
завязи даже на тех деревьях, которые обильно цвели.
Плоды завязали лишь центральные цветки в соцветии,
и только те немногие деревья, которые в прошлом году
были полностью лишены цветения (2,5 процента де­
ревьев), дали нормальную завязь.
Еще одна характерная подробность. У деревьев, нахо­
дившихся в менее благоприятных условиях в отношении
солнечного света, цветение наблюдалось только по пери­
ферии верхнего яруса.
Описанные явления можно объяснить только метеоро­
логическими условиями предыдущей вегетации. Дву­
кратно выпавшие осадки в первой половине лета снаб­
дили в изобилии влагой корнеобитаемый слой почвы. Это
создало наилучшие условия для закладки плодовых по­
чек в июле. Деревья, несмотря на большую нагрузку пло­
дами, были в состоянии заложить плодовые почки в ран­
ние сроки.
40
Однако вторая половина вегетации оказалась небла­
гоприятной для дальнейшей подготовки почек к буду­
щему урожаю: в августе, сентябре и октябре шли беспре­
рывно дожди. В перенасыщенной влагой почве корневая
сип ома лишилась кислородного питания. Возможность
использования дополнительного минерального питания
оказалась исключенной.
В свою очередь, наземная часть при резком недостатке
солнечного света не смогла создавать сложные белковые
вещества, без которых невозможно не только заложение
новых плодовых почек, но и нормальное развитие уже
об! шзовавшихся.
Неблагоприятная зима еще больше осложнила поло­
жение. Пропитанная влагой почва, не имея снегового по­
кроил, промерзла на глубину до 1,5 метра. Это замедлило
весной начало жизнедеятельности корневой системы, за-
юрмозило развитие цветков, а наступившие затем дни с
небывало высокой температурой ускорили цветение, при­
вели к преобладанию пустоцвета и к недоразвитию ли­
стовых пластин.
И итоге 20 процентов деревьев не имели плодов совер­
шенно, 18 процентов деревьев завязали их незначительное
количество и 62 процента деревьев плодоносили нор­
мально. Урожай собрали 112 центнеров.
Вегетация 1954 года протекала благоприятно. По ок­
тябрьскому учету 93 процента деревьев заложили значи-
|елыюе количество плодовых почек. Таким образом, био­
логически урожай на 1955 год подготовлен был обильный,
в пределах 250 или выше центнеров с гектара.

* * *
В нашей работе в высшей степени показательным яв­
ляется 1950 год. Значение подкормок, побуждающих кор­
невую систему к усиленной деятельности и вызывающих
шкладку плодовых почек при максимальной нагрузке
плодами и сокращенной листовой поверхности, здесь вы­
ступает очень наглядно. В условиях обычной агротехники
с однократным осенне-весенним внесением удобрений,
после высокого урожая этого года, сад в следующем году
стал бы отдыхать, а при пониженной агротехнике отды­
хал бы более года. И все же в 1950 году мы собрали не­
плохой урожай.
41
Далее, интересным будет сопоставление цифр осен­
него и поздневесеппсго учета цветочных почек по двум
годам— 1950 и 1951. Нет никакого сомнения в том, что
43 процента деревьев, не обещавших урожая осенью
1949 года, и 38 процентов таких же деревьев в 1950 году
заложили цветочные почки не в нормальные сроки, а по
крайней мере месяцем или двумя позже. Это могло про-
изойти только благодаря побуждающему действию мно­
гократных подкормок и, в частности, подкормок, прове­
денных во второй половине вегетации. Иного объяснения
быть не может. 1954 год подтвердил это.

МНОГОКРАТНЫЕ ПОДКОРМКИ

Подводя итоги сказанному об организации питания


нашего сада, можно сделать следующие выводы.
Во-первых, ежегодное плодоношение вызывается и
поддерживается на фоне общей высокой агротехники
усиленным питанием, возрастающим вместе с ростом де­
рева и в зависимости от урожая, то есть, чем обильнее
урожай, тем обильнее должно быть питание, которое
должно также обеспечить закладку почек для урожая
следующего года.
Во-вторых, ежегодные подкормки минеральными
удобрениями, вносимые в течение всего вегетационного
периода, являются мероприятием, обеспечивающим не
только ежегодное, но и высокое плодоношение сада.
Следует отметить, что успех в нашем саду был полу­
чен не только за счет органических удобрений — навоза.
Последний мы вносили в количествах, далеко не соответ­
ствующих обычно рекомендуемым для поднятия урожай­
ности садов, а в отдельные годы сад не получал навоза
совсем. Фактически яблони нашего сада только в
1937 году получили несколько увеличенную порцию на­
воза (до 2 центнеров на дерево), обычно же мы вносили
в среднем не больше 1 центнера, тогда как рекомендуется
норма 4—5 центнеров. В последние два года (1954—
1955) навоз заменялся внесением 3—4 тонн органо-ми­
неральной смеси, состоящей из перемешанного с мине­
ральными элементами перегноя или птичьего помета.
Но было бы, конечно, ошибкой недооценивать роль
органических удобрений. Нельзя забывать, что навоз
улучшает физические свойства почвы, сглаживает по­
42
следствия одностороннего минерального питания, повы­
шает эффективность такого ценного, но малоподвижного
момента, каким является фосфор.
•Часто рекомендуется вносить навоз через два-три
года. Это, однако, не может обеспечить ежегодного пло­
доношения, как и вообще нормальной продуктивности
сада. Правильнее давать саду навоза меньше, но чаще:
не раз в два-три года, а ежегодно.
Факты показывают далее, что однократное внесение
удобрений является вообще недостаточным для ежегод­
ного плодоношения. Наш опыт подчеркивает эффектив­
ность именно многократных подкормок. Обычно рекомен­
дуют вносить удобрения под сад за 20—30 дней до начала
цветения, чтобы дерево могло использовать полученное
питание для предстоящего урожая. Внесение удобрения
После цветения, не говоря уже о более поздних сроках,
не считалось эффективным и потому не рекомендовалось.
Предосеннее или раннеосеннее внесение удобрений всегда
считалось вредным, особенно в средней полосе Совет­
ского Союза, на том основании, что оно вызывает усиле­
ние роста и опасность подмерзания невызревших побегов.
11оследнее опасение, как показывают наблюдения, может
быть отнесено лишь к молодым деревьям, у которых
преобладают ростовые процессы. Плодоносящие же де­
ревья используют получаемое ими позднее питание на
построение веществ, необходимых для плодоношения.
С применением многократных подкормок меняются
как сроки, так и характер питания плодоносящих де­
ревьев. Основное удобрение, вносимое осенью или весной,
должно быть органическим или, что еще лучше, комбини­
рованным — органическое с минеральным. Дополнитель­
ные же дозы питания должны состоять только из веществ,
легко растворимых в воде, так как только такие формы
удобрений легко усваиваются корневой системой ра­
стения.
Первые подкормки по преимуществу должны быть
азотными, так как только обилие азота обеспечивает нор­
мальную работу листового аппарата — этой главнейшей
«лаборатории», где образуются все пластические веще­
ства, необходимые растению. С другой стороны, как акти-
визатор роста корневой системы, азот должен входить в
состав каждой подкормки с относительным увеличением
в весенний и ранневесенний периоды.
43
В меньшем количестве для деревьев требуется калий.
Особое значение он имеет в подготовке растения к зиме,
для так называмой закалки растений. Поэтому присут­
ствие его в подкормках, даваемых во вторую половину
вегетации, будет вполне уместным.
Фосфорные вещества, роль которых очень важна в
процессах плодообразования, должны преобладать в
средние периоды вегетации. Но, учитывая малую подвиж­
ность фосфорных соединений в почве, их вносят при
основной обработке почвы осенью или весной. В подкорм­
ках их дают в виде раствора. Особенно ценны фосфорные
удобрения в сочетании с азотными.
Считается, что прочие составные элементы питания,
как-то: железо, медь, магний, бор, алюминий, марганец,
сера, кремний и хлор — систематически вносить в почву
не надо, так как потребность в них у растения незначи­
тельна. Однако, периодическое пополнение ими почвы в
относительно незначительных количествах положительно
скажется на общем развитии растения.
.. В литературе имеются указания на положительное
влияние некоторых из этих веществ, например бора, же­
леза, марганца. В частности, перекись марганца приме­
няется как стимулятор при окоренении черенков. Марга­
нец усиливает дыхательный процесс растения. Бор спо­
собствует отложению сахаров, прорастанию цветочной
пыльцы, усвоению кальция. Недостаток бора вызывает
ослабление роста корней, массовое опадение завязи и т. д.

Дозировка и способ внесения подкормок


При внесении удобрений мы сначала исходили из
норм, рекомендованных Московской зональной плодово-
ягодной станцией для почв Московской области: 6—
12 граммов действующего вещества каждого элемента на
1 квадратный метр на весь вегетационный период, что при
площади, занимаемой каждым деревом в 36 квадратных
метров, составляет от 216 до 432 граммов на дерево.
Скоро, однако, обнаружилось, что эти нормы в наших
условиях недостаточны. Возрастающая урожайность
естественно побуждала нас увеличивать дозы питатель­
ных веществ. В отдельные годы, например в 1937—
1949 годах, когда урожаи были особенно высокими, коли­
чество внесенных нами питательных веществ превысило
44
рекомендуемые нормы в два-три раза. Опыт подтвердил,
что повышенные дозы обеспечивали высокую урожай­
ность сада.
Опыт же 1949— 1950 годов подтвердил и то положе­
ние, что для ежегодного плодоношения сада исключи­
тельное значение имеет многократность подкормок при
сравнительно незначительном разовом количестве вноси­
мого вещества.
Надо думать, что при создании обширных садовых
массивов каждый колхоз оборудует лабораторию, где
можно будет устанавливать, какое количество питатель­
ных веществ нужно растениям для той или иной продук­
тивности при данной почве.
Существенное значение имеет способ внесения мине­
ральных подкормок. Надо, чтобы подкормка своевременно
оказала на корневую систему нужное действие, но это не
всегда достигается, особенно если удобрения вносят по­
верхностно. Лучший эффект от удобрений получается в
том случае, если после внесения их проходит сильный или
продолжительный дождь. Хороший результат дает также
внесение удобрений во влажную почву после того, как
дождь прошел, но это ставит нас в зависимость от слу­
чайностей погоды, кроме того не все удобрения одинаково
хорошо растворимы.
Наиболее целесообразным будет внесение удобрений
в виде растворов. Для этого делают специальные ка­
навки, нарезанные плугом под кроной и даже за ее пре­
делами, лунки, сделанные ломом, наконец, применяют
специальный шприц.
Раствор не должен быть крепким, чтобы не повредить
корневых волосков. Мы даем на дерево до 50 литров
раствора (4—5 ведер). При большой сухости почвы
крепость раствора понижаем, прибавляя больше воды.
Внесение удобрений в жидком виде дает возможность
доводить до корневой системы малоподвижные в почве
химические вещества (например, фосфорные) и органи­
ческие (птичий помет, навоз).
То обстоятельство, что фосфорные элементы лучше
усваиваются при сочетании их с органическими, указы­
вает на то, что их надо вносить совместно, например с на­
возной жижей.
В последнее время выяснилось, что «очаговое» внесе­
ние удобрений (в лунки, канавки) имеет преимущества
45
перед внесением их вразброс по всей площади залегания
корней. Это в особенности касается гранулированных
фосфорных удобрений. Поскольку гранулы плохо раство­
ряются в воде, мы помещаем их на дно лунки, приготов­
ленной для полива.
Как следует распределить намечаемую норму удоб­
рений?
Органические удобрения вносят за один прием и за­
дел!,тают в почву при осенней или весенней обработке
почвы. Частично они могут быть использованы в под­
кормках (навозная жижа, раствор птичьего помета).
Минеральных удобрений под основную обработку сле­
дует вносить до 50 процентов нормы.
Весеннее внесение удобрений должно быть обильным.
Весной влаги в почве много, верхний слой почвы разрых­
лен, прогретый корнеобитаемый слой почвы вызывает
усиленную деятельность микроорганизмов. Питание в этот
период обеспечивает нормальное цветение, облиствение,
сохранение завязей.
Но для следующей и важнейшей фазы — закладки
плодовых почек в нормальные сроки (то есть для средней
полосы Советского Союза в июле) — одного весеннего
удобрения оказывается недостаточно. Поэтому в период
закладки почек надо дать подкормку, которая приведет к
формированию зачатков почек на плодушках, или коль-
чатках. Период созревания летних (август) и поздних
(сентябрь) сортов — это время, когда вырабатываются
сложные вещества, из которых состоят плоды, между тем
это время, когда затухает деятельность корневой системы,
когда зачатки почек дифференцируются в плодовые. Оче­
видно, что на этом отрезке вегетации целесообразнее при­
урочить внесение подкормок к августу (первый аромат
яблок в саду) и к сентябрю — времени созревания зимних
сортов.
Октябрьская подкормка поможет плодовым почкам
закончить свое развитие до наступления зимы, будет спо­
собствовать накоплению в корневой системе «полуфабри­
катов» азота, необходимого для следующей вегетации,
а также увеличит количество сахаров в клетках растения,
которые сообщат дереву устойчивость против морозов.
При неблагоприятной весне (например, низкие темпе­
ратуры, засуха, дожди) надо также дать подкормку.
Лучше всего ее приурочить ко времени, когда началось
46
гдииичпое сбрасывание лишней завязи, то есть к концу
мни - началу июня.
Дли примера приводим схему внесения удобрений в
иппн'м саду в 1953 году для подготовки урожая
1954 года (табл. 2).
Таблица 2
План внесения удобрений в саду колхоза имени Молотова
Дмитровского района Московской области в 1953 году
Н а ОД1 о де р е в е ’

аммиач­ хлорис­ супер­ орган 1 1 -


Сроки внесения ная се­ тый фосфат чес к и е С по со б
литра калий внесения
удобрений

в грам м ах в кило­
грамм ах

Основные удобре­
ния
иирель— май . . . . 1 000 1 000 3 000 Навоз Под плуг,
70— 100 кроме се­
литры
11идкормки:
1. Июнь—конец цвете-
ПИЯ .................................... 500 — — Вразброс
2. Сбрасывание завя-
з и ........................... 250 150 __ __ »
3 . И ю ль....................... 250 150 500 — Под плуг
‘1. Август — созрева­
ние летних сортов _ 150 150 Птичий В лунки —
помет раствор
П. Сентябрь — созре­
вание поздних сор­
тов ......................................... 250 150 100 В лунки —
раствор
li . О к т я б р ь ............... 150 — — — Под плуг

Итого . . . 2 400 1 600 3 750 7 0 — 1С 0

Действующего вещества
н а 1 квадратный метр 2 2 ,7 2 2 ,2 2 2 ,2 —
Нетто химикатов на гек­
тар (в килограммах) . 667*2 4 4 4 ,8 1 0 4 2 ,5 —

План составлен в расчете на высокий урожай теку­


щего года в 150 ц/га. Весной 1953 года был проведен
учет цветущих яблонь. 80 процентов деревьев получили
47
оценку 5 и 4 балла и 14 процентов деревьев балл 3. Но
неблагоприятная погода и различные обстоятельства
иногда заставляют вносить изменения в намечаемый план
подкормок. Подкормки в полном объеме получают лишь
те деревья, которые сохраняют ■'значительное количество
завязи. Само собой понятно, что для деревьев с неболь­
шим урожаем в первую очередь отпадают июньские под­
кормки. Деревья без урожая не нуждаются в подкормках,
потому что они могут заложить плодовые почки и при
внесении одних основных удобрений. Чтобы гарантиро­
вать себя от всяких случайностей зимы и будущей весны,
рано осенью надо дать жидкую подкормку всем деревьям,
при этом удобрение должно быть по возможности
полное, то есть состоять из минеральных и органических
веществ.
Можно изменить сроки внесения подкормок, число их
и разовое количество удобрений, но всегда надо помнить,
что плодоносящее дерево должно быть обеспечено обиль­
ным питанием как в летние, так и в осенние месяцы.

ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЙ УХОД
ЗА ПЛОДОНОСЯЩИМИ ДЕРЕВЬЯМИ

В повседневном уходе за садом мы всегда учитываем


индивидуальные особенности различных деревьев: силу
роста, наличие механических повреждений, общее разви­
тие дерева. Это нас побуждает, например, одни деревья
обрезать, а другие оставлять без обрезки. Индивидуаль­
ный подход должен быть не только в уходе за надземной
частью дерева, но и в обработке почвы и в режиме пита­
ния. Мы неоднократно давали усиленное питание в виде
дополнительной подкормки отдельным деревьям или
группе наиболее нуждающихся в нем (как это было в
1936, 1937, 1949, 1952 годах), или производили выбороч­
ное дополнительное рыхление почвы.
В нашем саду преобладает сорт Антоновка обыкно­
венная. Этот сорт довольно легко перевести на непрерыв­
ное плодоношение. Но при очень обильном урожае и он
бывает «склонен» на следующий год «отдыхать». Все же
Антоновка лучше отзывается на мероприятия общего ха­
рактера, чем, например, Китайка или Грушовка москов­
ская. Последняя требует, очевидно, других мер воздей­
ствия.
48
Такие сорта, как Сладкое Авенариуса, Титовка, Сла­
вянка или Пепин шафранный, приближаются к Анто­
новке, но Шестисотграммовая уже более «капризна» и
нуждается в особых воздействиях на нее для ежегодного
плодоношения.
Относительно летних и осенних сортов следует ска­
зать, что подкормку их надо начинать в более ранние
сроки и с меньшими промежутками, так как вегетация у
них проходит в более укороченные сроки и заканчивается
значительно ранее, чем у сортов позднего созревания.
Вообще же садоводу надо приглядываться к каждому
сорту и даже к каждому отдельному дереву, учитывать
нх особенности и то, как они отвечают на применяемые к
ним мероприятия.

Научные основы метода многократных подкормок


В тридцатых годах, когда мы вплотную подошли к во­
просу о ликвидации периодичности плодоношения яблони,
нам не удалось найти ободряющих указаний ни в прак­
тике садоводов, ни в литературе тех лет.
Зато неизменно встречались предупреждения — не .на­
нять ранней осенью удобрений, не вызывать и не усили­
вать ростовых процессов во вторую половину вегетации.
Еще более угнетало решительное утверждение помо­
логов, что сроки закладки плодовых почек яблони огра­
ничиваются двумя декадами июля *. При таком положе­
нии у садовода невольно возникала мысль: какой же
смысл давать удобрение дереву во вторую половину ве­
нчании, да и вообще ухаживать в это время за деревом,
если все равно заложить плодовые почки после июля оно
Не может и на следующий год должно отдыхать? К тому
Же такой уход может подвергнуть дерево опасности обмо­
раживания. Отсюда казалась неизбежной периодичность
плодоношения.
Наблюдения, однако, убеждали нас в том, что плодо­
вые почки могут закладываться и в более поздние сроки.
Признаки же хронического голодания дерева при суще-
егвовавшей системе питания дерева, особенно в год
обильного плодоношения, заставляли нас перейти к мно­
гократным внесениям удобрений.

" 11 Г. Ж у ч к о в и д р. Плодоводство, 1934 г.


49
Наши предположения не оказались ошибочными.
В результате перехода к многократным, в частности
позднелетним и раннеосенним, подкормкам мы добились
в саду непрерывной урожайности и обильного плодоно­
шения на протяжении многих лет.
Однако ни в тридцатых, ни в сороковых годах не было
в литературе данных, которые послужили бы прочной
основой применяемого нами метода многократных под­
кормок. Все рекомендации по уходу за плодовыми насаж­
дениями строились на утверждении того, что плодовые
почки яблони закладываются в узкие июньско-июльские
сроки.
В последние годы советские ученые, непосредственно
занимающиеся вопросами закладки плодовых почек, об­
наружили такие факты, которые решительно опровер­
гают теорию ограниченных сроков закладки плодовых
почек *.
В дальнейшем вкратце будут изложены взгляды, вы­
сказанные этими авторами по интересующему нас во­
просу.
О закладке плодовых почек
Известно, что плодовые почки закладываются в тече­
ние первой половины вегетации (июнь, на севере —
июль), после весеннего роста дерева.
Теперь установлено, что закладка плодовых почек
всегда связана с наличием ростовых процессов в корневой
системе и не приурочена к какой-либо одной фазе веге­
тации Сначала плодовые почки возникают на сложных
кольчатках, не имеющих плодов, затем на простых коль-
чатках
В пределах одной и той же почки закладка отдельных
цветков происходит неодновременно. Сначала форми­
руется центральный цветок, затем боковые. Разница в
сроках закладки цветков в одном соцвет'йи может дости­
гать нескольких месяцев. Однако при благоприятных усло­
виях все части цветка могут сформироваться в очень ко­
роткий период и даже зацвести в год закладки.
« И А К о л о м и е ц . Об условиях образования репродуктив­
ных органов v яблони. Киев, 1949 г
В А К о л е с н и к о в Плодоводство Крыма Крымиздат, 195! г.
Н П П и л и п е н к о Формирование плодовых почек у яблони
«Сад и огород» № 8, 1954 г.
50
Если весенняя волна роста была незначительной, то
закладка плодовых почек может не происходить даже в
том случае, если урожая на дереве нет.
На протяжении второй половины вегетации ростовые
полны, сопровождающиеся возникновением плодовых по­
чек, могут возникать неоднократно.
Более того, их можно вызывать искусственно, поддер­
живая влажность почвы в течение вегетационного периода
На уровне 75 процентов от полной полевой влагоемкости
и внося удобрения.
Соответствующей агротехникой, главным образом, уси­
ленным питанием (при наличии общего высокого фона)
можно в течение вегетационного периода или даже только
в осенние месяцы вызвать несколько ростовых воли, ко­
торые приведут к закладке плодовых почек у яблони
(II. П. Пилипенко).
О работе корневой системы
Исследованиями установлено, что корневая система,
кроме уже известных функций — поглощать воду и мине­
ральные вещества из почвы, обладает еще одной важной
функцией — переводить поступающий в них из минераль­
ных солей азот в органические соединения. Это прояв­
ляется с особенной силой после листопада, когда вегета­
ция кажется уже законченной.
Уже давно отмечен волнообразный характер роста
корневой системы на протяжении годового цикла: две
полны подъема и две волны спада.
Летний спад ростовой энергии — одна из главных при­
чин периодичности плодоношения яблони. Веками созда­
валась у дерева такая реакция на высокие температуры
летнего сезона.
Но опыт показал, что летняя приостановка роста кор­
невой системы может быть сведена до минимума и даже
совсем устранена, если корни окажутся в особых усло­
виях по снабжению питательными веществами и влагой.
Специфическим активизатором роста корней являются в
первую очередь азотистые вещества. Воздействие их на
корневую систему сказывается в непрерывном нарастании
активных корешков, в поддержании на соответствующем
уровне функции поглощения волосками влаги и питатель­
ных веществ (Крымская плодово-ягодная опытная
станция).
Ввиду тесной взаимосвязи надземной и подземной си­
стем плодового дерева энергичный рост корней вызывает
активизацию роста надземной части — основу возникно­
вения плодовых почек.
Поступление в корни осенью значительных количеств
питательных веществ вызывает второй максимум роста
корней. Процесс развития почек в течение осенних (и
даже зимних) месяцев также не приостанавливается.
Таким образом, осенне-зимний рост корней и развитие
плодовых почек и в этот период до известной степени
между собой связаны. Это также указывает на важное
значение осеннего внесения удобрений и позднеосенних
поливов с целью повышения урожайности и устойчивости
деревьев к неблагоприятным условиям зимы (Н. П. Пи­
липенко) .
Плодоносящее дерево тратит свои питательные веще­
ства прежде всего на выращивание плодов и только в слу­
чае избытка их расходует на построение новых плодовых
почек. В период летнего спада ростовой энергии (конец
июля, август, сентябрь) корни испытывают углеводное
голодание. И только усиленное воздействие на корневую
систему в этот период может привести к нормальному
росту плодов и формированию новых плодовых почек.
Обобщая проделанную нами работу, мы можем
основные положения нашего метода по борьбе за ежегод­
ное плодоношение яблони свести к следующим пунктам.
1. Необходимо, чтобы ко времени закладки плодовых
почек почва имела обильный запас питательных веществ.
Это достигается хорошей осенне-весенней заправкой ее
органо-минеральными удобрениями и внесением дополни­
тельных подкормок.
2. Летние подкормки в конце июля, августе и сен­
тябре преследуют цель вызвать накопление в клетках ра­
стения белкового азота и тем самым обеспечить образо­
вание новых плодовых почек и нормальное развитие ранее
заложенных.
3. Дополнительное осеннее (октябрьско-ноябрьское)
питание должно способствовать благополучной зимовке
дерева и нормальному прохождению первых весен­
них фаз.
Практика нашего сада также убедительно показывает,
что дополнительное питание должно быть тем обильнее и
вноситься тем чаще, чем больший урожай несет дерево.
52
Иначе мы не избежим голодания дерева, в особенности
детом, когда корневая система на время замирает.
Такими соображениями мы руководствовались, орга­
низуя питание сада в 1949 году. Обильный урожай этого
года не сулил нам какого-нибудь сбора плодов в
1950 году. Поэтому мы наметили дать саду питание, ко­
торое вдвое превышает вносившееся в предыдущие
годы: по 20 граммов действующего вещества каждого
вида минеральных удобрений на 1 квадратный метр пло­
щади, занимаемой корнями. И мы достигли желаемого
результата, получив весной 1950 года 98 процентов цве­
тущих деревьев.
Из только что сказанного следует, что дополнительное
снабжение плодоносящего дерева водой, в особенности в
виде удобрительных поливов, надо рассматривать тоже
как ценный прием. Четыре-пять ведер раствора, вносимого
в 12— 15 лунок, на общем высоком фоне агротехники
сада в северной части Московской области могут рассмат­
риваться как полив. В других же географических зонах,
с иными метеорологическими данными, там. где выпадает
мало осадков, применение обильных искусственных поли­
пов и особенно удобрительных следует считать обяза­
тельным.
ЗАЩИТА УРОЖАЯ

Борьба с вредителями
Из многочисленных вредителей плодоносящего фрук­
тового сада самый злейший враг — я б л о н н ы й ц в е ­
т о е д , или д о л г о н о с и к . До последнего времени
единственно верным и испытанным способом борьбы было
отряхивание долгоносиков на какую-нибудь ткань и не­
медленное их уничтожение. Эта работа в нашем саду про­
водилась с помощью школьников. В течение ряда лет мы
пели учет количества уничтоженных долгоносиков. Так,
и 1934 году было уничтожено 27 тысяч, в 1935 году 17 ты­
сяч, в 1936 году 11 тысяч долгоносиков.
Какой ущерб саду может нанести такое количество
вредителей?
Возьмем для примера хотя бы 1936 год. Обычно среди
насекомых половина самцов и столько же самок. Каж­
дая самка кладет до 50 яиц, то есть губит до 50 буто­
нов. Это дает: 50 (бутонов) X 5 500 (самок) = 275 тысяч
53
бутонов. Тонна яблок содержит от б до 10 тысяч плодов.
Таким образом, уничтоженные нами в 1936 году долгоно­
сики могли повредить такое количество цветков, которые
могли бы дать 27,5 тонны яблок.
В 1949 году мы применили против долгоносика опы-
ливапие деревьев препаратом ДДТ *. Работу эту провели
(ручным опыливателем) 30 апреля, в один из первых теп­
лых дней, когда долгоносик вышел из состояния зимнего
покоя — появились янтарные капельки яблоневого сока
на почках от уколов цветоеда, и пробное отряхивание на
ткань также подтвердило наличие вредителя в деятель­
ном состоянии. Опыливание дало хороший результат. На
щите уже через пять-семь минут после опыливания
оказалось несколько очень вялых долгоносиков.
В итоге лишь на крайних деревьях, прилегающих к за­
щитной лесной полосе, оказалось незначительное количе­
ство повреждений, произведенных, возможно, залетными
жучками, зимовавшими за пределами сада. Нет сомнения,
что вторичное опыливание, проведенное через пять —
семь дней после первого, полностью очистило бы наш сад
от этого вредителя.
Таким образом, можно смело сказать, что отныне
долгоносика как опаснейшего вредителя садов более не
существует.
М е д я н и ц а — тоже злостный враг наших садов.
Когда вы видите на дереве маленькие сухие яблочки, за­
сохшие еще в стадии завязи — это «работа» медяницы,
или листоблошки, как ее еще называют, так как она пры­
гает по листьям подобно блохе.
Борьба с медяницей (опрыскивание железным купоро­
сом в фазе яйца, никотин-сульфатом в фазе бескрылой
нимфы, окуривание табачным дымом в лётной фазе)
очень сложна и трудна, и к тому же ни один из указан­
ных способов не дает вполне надежных результатов.
Борьба с медяницей затрудняется еще тем, что, подобно
долгоносику и другим крылатым вредителям, это насеко­
мое может перелетать и переноситься ветром из одного
сада в другой. В 1936 году мы были свидетелями, как
разнообразные вредители, вроде долгоносика и медяницы,

* Дусты (порошки) ДДТ и гексахлорана применяются для опы­


ливания из расчета примерно 25 килограммов порошка на гектар
сада.
54
переселились в наш сад из соседних садов, так как там
совсем не оказалось подходящих условий для их размно­
жения: совершенно не было цветков. Тогда наш сад, не­
смотря на громадную работу по борьбе с медяницей, ока­
зался во власти этого вредителя. То же повторилось в еще
более резкой форме в 1938 году.
Это, между прочим, наглядно показывает, что борьба
с вредителями, проводимая изолированно каждым садом,
не может дать нужных результатов. Ее нужно вести си­
лами всех соседних колхозов и на колхозных массивах и
в приусадебных садиках колхозников.
В 1949 году мы применили против медяницы опыли­
вание препаратами ДДТ и гексахлораном в обычной ре­
комендуемой концентрации (6—7 процентов). Однако
препараты в этой концентрации не оказали на вредителя
действия ни в одной из его фаз (яйца, нифмы, лётной).
В 1950 году мы опылили деревья 12-процентным гекса­
хлораном, когда медяница была в стадии нимфы, и сад
был полностью очищен от этого вредителя. На крылатую
медяницу опыливание 12-процентным гексахлораном не
действует.
Наш опыт показал, что положительный результат дает
только опыливание бескрылой нимфы, а это как раз при­
ходится на фазу обособления бутонов. Следует иметь в
виду, что внезапное повышение температуры может со­
кратить благоприятные сроки применения этого пре­
парата.
Следующий враг садов — п л о д о ж о р к а , вызываю­
щая червивость яблок. Против этого вредителя мы
ежегодно опрыскиваем деревья кишечными ядами — бор­
досской жидкостью с парижской зеленью или известково­
серным отваром. Опрыскиваем три раза: перед цвете­
нием, тотчас после цветения и недели через две после
второго опрыскивания, когда плоды достигают величины
лесного ореха. Той же цели служат ловчие кольца, накла­
дываемые на стволы деревьев, а также сосуды (кринки)
с яблочным сиропом (настойка из сушеных яблок), раз­
вешиваемые в кронах деревьев в количестве 10— 12 штук
па гектар. Под ловчими кольцами десятками прячутся
различные гусеницы, особенно розовые гусеницы плодо­
жорки, и здесь их легко уничтожить. В кринки же наби­
ваются бабочки, привлекаемые туда запахом сиропа,
в котором они и гибнут.
55
В практике нашего сада весьма эффективным в борьбе
с плодожоркой явился простейший биологический ме­
тод — привлечение в сад мелкой птицы, о чем будет рас­
сказано ниже.
В заключение заметим, что благодаря ежегодно при­
меняемым разнообразным мерам плодожорка в нашем
саду никогда не имела такого угрожающего засилья, ка­
кое наблюдается в других садах.
Можно с уверенностью сказать, что опыливание де­
ревьев 12-процентным гексахлораном, проведенное в
должные сроки, взамен бордосской жидкости с париж­
ской зеленью, тотчас после цветения и повторное — дней
через 10, будет вполне эффективным.
Следует только иметь в виду, что гексахлоран обла­
дает очень неприятным запахом и может передавать его
плодам. Поэтому необходимо проверить, как действует
этот препарат на плоды, подвергаемые опыливанию *.
По характеру причиняемого вреда рядом с плодожор­
кой надо назвать гусениц н ы р к а и личинок п и л и л ь ­
щ и к а . Появление нырка (он же — рябиновая моль)
характеризуется многочисленными язвинами на кожице
яблока, покрывающимися беловатым налетом от высы­
хающего сока, и неправильными, очень тонкими и изви­
листыми ходами в мякоти плода (в мякоти гусеница как
бы ныряет, откуда произошло и название вредителя). По­
раженное нырком яблоко теряет сочность и недоразви­
вается. Хотя оно и не всегда опадает преждевременно, но
ценность свою совершенно теряет, так как становится ма-
лосъедобным.
Появление пилильщика обыкновенно несколько пред­
шествует появлению плодожорки. Повреждение, причи­
няемое яблоку личинкой пилильщика, мало чем отли­
чается от повреждения плодожоркой, поэтому этих вреди­
телей часто смешивают. Выходное отверстие, сделанное в
яблоке пилильщиком, обыкновенно более грязное. Ли­
чинка пилильщика примерно такой же величины, как и
гусеница плодожорки, но не имеет розовой окраски, свой­
ственной плодожорке. При раздавливании она издает не­
приятный запах клопа.
Меры борьбы те же, что и против плодожорки.
* Проведенное нами пробное опыливание гексахлораном не­
большого количества плодов на ветках за месяц до их съема не под­
твердило этого опасения.
56
В средней полосе Советского Союза эти вредители не
имеют широкого распространения. Однако появление их
в отдельные годы бывает довольно заметным.
Так, в 1953 году в Московской области порча плодов
от нырка составляла 100 процентов. В 1954 году в тех же
садах этого вредителя не наблюдалось совершенно. Вне­
запное исчезновение его, видимо, произошло вследствие
вымерзания: нырок зимует в почве на небольшой глубине.

Роль птиц в борьбе за урожай


В борьбе с вредителями сада надо до конца исполь­
зовать все возможные средства, если они просты и эф­
фективны.
Наш опыт по привлечению в сад мелкой птицы под­
тверждает значительную ее роль в борьбе за количество
и качество урожая.
В сад следует привлекать главным образом мелких
птиц: синиц, мухоловок, горихвосток, воробьев. Поселив­
шись в саду, они в пределах сада добывают себе и
птенцам пищу: мошек, жучков, бабочек, их личинок
и гусениц. В старом плодоносящем саду мы размещали
25—30 домиков для мелкой птицы, в молодом— 15—20.
Домик — это уменьшенный во всех размерах скворечник
с лётным отверстием не более 3,5 сантиметра. Нормаль­
ные размеры домика-синичника таковы: пол и потолок
10 X 10 сантиметров, высота 25 сантиметров, высота
летка над полом 15 сантиметров и диаметр летка от 2,5
до 3,5 сантиметра. Скворечники (их размеры: пол и по­
толок 15 X 15 сантиметров, высота 32 сантиметра, высота
летка 15 сантиметров и лётное отверстие от 3,5 до 5 сан­
тиметров) развешиваем по высоким деревьям в защитной
полосе.
Воробьи часто «выживают» других мелких птиц из
синичников. Чтобы не произошло в саду воробьиного за­
силья, леток следует делать не более 3,2 сантиметра.
В такой домик воробей проникнуть не может.
Ни стрельба, ни ловля птиц в ближайшем соседстве с
садом не допускаются. В результате наш сад всегда был
смободен от таких вредителей, как яблонная моль, злато­
гузка, боярышница, различные шелкопряды, пяденицы.
Птицы так тщательно уничтожают названных вреди­
телей, что никогда у нас не возникало нужды вести какую-
57
либо специальную борьбу с этими вредителями. Пло­
дожорка — один из самых распространенных вредителей
сада, но наш сад никогда не имел угрожающих размеров
повреждений этим вредителем, вследствие чего продукция
сада всегда была высокой по качеству.
В 1938 году в Московской области было массовое от-
рождение плодожорки. Московская зональная плодово-
ягодная станция провела большую работу по проверке
качества плодов в ряде садов области для выяснения сте­
пени поврежденности плодов вредителями, главным обра­
зом плодожоркой и долгоносиком. Выяснилось, что самые
лучшие сады области, применявшие наиболее совершен­
ные меры борьбы с плодожоркой, вплоть до использова­
ния трихограммы, имели в этом году ничтожный процент
неповрежденных плодов. Наш же сад дал 42,2 процента
абсолютно чистых плодов, не поврежденных ни плодо­
жоркой, ни долгоносиком. Следует отметить, что в бли­
жайших садах в этом году повреждения плодожоркой
также были огромны. Подобная картина наблюдалась и
в 1939 году.
Между тем агротехника нашего сада отличалась от
агротехники передовых садов области только тем, что мы
систематически, из года в год привлекали в сад мелких
птиц различных пород, создавая удобные условия для их
гнездования и всячески оберегая их, что совершенно не
делалось в других садах.
Особенно ценны в борьбе с плодожоркой синицы, а в
борьбе с долгоносиком — воробьи. Синицы выбирают гу­
сениц плодожорки даже из-под ловчих поясов, разрывая
употребляемую для этого бумагу.
Синица изловчается на лету из гнезд боярышницы,
висящих в воздухе на паутинках, выбирать покоящихся
там гусениц. Это мне удавалось наблюдать в молодом
саду зимой.
Воробьи же, как я наблюдал это неоднократно (следил
за ними в бинокль), с большим старанием выбирают из
подсохших бутонов яблони личинок долгоносиков, еще не
превратившихся в жучков, что как раз совпадает по вре­
мени с выкормкой воробьями птенцов первого выводка.
В нашем колхозе мы ежегодно привлекаем школьни­
ков для ремонта старых и устройства новых птичьих до­
миков. Школьники особенно охотно делают «дуплянки»,
выдалбливая их из поленьев. Для детей это интересное и
58
полезное занятие. Однако надо решительно бороться с
тем взглядом, будто устройство птичьих домиков и рас­
становка их по саду — это всего лишь детская забава.
Обеспечение сада птичьими домиками надо рассматри­
вать как обязательное звено в системе садовой агротех­
ники по борьбе с вредителями сада.
В настоящее время применение таких сильнодействую­
щих препаратов, как гексахлоран, позволяет избавить
садовые насаждения от большинства вредителей чуть ли
не на 100 процентов. В этих условиях на долю птиц
остается лишь защита садов от залета вредителей со сто­
роны. Поэтому размещать птичьи домики в подобных са­
довых массивах следует в крайних рядах плодовых де­
ревьев и садозащитных полосах.

Оздоровительные мероприятия
В первые тихие весенние дни мы проводим опрыски­
вание сада раствором железного купороса из расчета 1—
1,5 килограмма на ведро воды.
Нельзя запаздывать с этим опрыскиванием, так как
купорос разрушающе действует на зеленые части расте­
ния, если раствор крепок.
Опрыскивание раствором железного купороса имеет
громадное значение: он убивает мхи, лишайники, всякие
вредные микроорганизмы, освежает и оздоровляет кору
и поражает также яички тли и медяницы. В тех случаях,
когда по каким-нибудь обстоятельствам нам не удается
своевременно провести опрыскивание и почки начинают
уже лопаться, опрыскиваем только ствол и толстые сучья,
но не ветви и крону.
В 1951 году вместо железного купороса мы провели
опрыскивание карболинеумом *.
Ранней весной, а также осенью очищаем кору от мха,
лишайников, отмирающих пластин старой коры, поль­
зуясь для этого металлическими щетками, тупым ножом,
специально сделанной, слегка изогнутой сечкой.
Мусор обыкновенно собираем на подложенную под
деревом ткань и потом сжигаем или заделываем в почву.
* Карболинеум полностью заменяет железный купорос, и его
применяют, как и купорос, для опрыскивания деревьев в обезлист-
венном состоянии из расчета 600—800 граммов на 10 литров (ведро)
воды.
59
Немедленно вслед за этим обмазываем стволы и ос­
новные сучья известковым молоком. Этим преследуется
две цели: во-первых, дезинфицируется кора, так как из­
весть тоже убивает микроорганизмы, и, во-вторых, ослаб
ляется действие солнечных лучей, слишком накаляющих
юго-западную сторону дерева.
Вырезка суши, волчков и прореживание кроны отно­
сятся к этой же группе мероприятий. Все отмершие, а так­
же трущиеся друг о друга ветки, безусловно, должны быть
удалены. Эту работу мы стараемся проделать до начала
сокодвижения, примерно в марте (по насту).
Особенно тщательно следует наблюдать за состоянием
кроны, чтобы она не была излишне загущенной. Иной раз
приходится видеть, как крона дерева превращается в со­
вершенно непроницаемую для солнечных лучей толщу
веток. Между тем для нормального развития плодов не­
обходимо, чтобы они подвергались действию солнечного
света, хотя бы рассеянного, и воздушным течениям. В за­
гущенной кроне при отсутствии света и при недостаточ­
ном движении воздуха легко возникают заболевания
плодов, листвы и древесины, обильно развиваются микро­
организмы, начинается замшение коры, отмирание плоду-
шек и плодовых веточек.
Опыт учит, что такую крону необходимо обязательно
проредить, удалить из середины ее все тесно сидящие
ветки. Таким путем получается «прозрачная» крона.
Этим в то же время мы обеспечиваем и полноценную ра­
боту листьев, которые без доступа солнечного света не
вырабатывают пластических материалов.
Поддерживая из года в год обрезкой заглушающих
веток «прозрачное» состояние кроны, мы отодвигаем
сроки старения дерева. Последнее характеризуется
прежде всего отмиранием плодушек, плодовых веточек и
просто веток, находящихся внутри кроны, вблизи ствола.
В то же время на оставленных ветках такой обрезкой
обеспечивается получение полноценных плодов должной
величины, красивой окраски, с наилучшим вкусом и
ароматом, а также нормальная «работа» листьев.
При обильном ежегодном плодоношении ветви под тя­
жестью плодов обычно отклоняются от центра во все сто­
роны. Такое отклонение с годами закрепляется за ними,
и таким образом крона сама собой значительно «просвет­
ляется». Образующиеся при этом пустоты в кроне часто
60
заполняются волчками, из которых слабые необходимо
удалить, а сильные и благоприятно расположенные остав­
лять на плодоношение. Такие волчки начинают плодоно­
сить и обычно дают плоды особенно высокого качества.
Правильность срезов сучков и последующая заделка
их краской или садовым варом имеют тоже свое значение.
Срез, пока он не затянулся корой, подвергается воздей­
ствию бактерий, разрушающих ткань. Поэтому всегда же­
лательно покрывать его каким-либо влагонепроницаемым
веществом. Мы замазываем такие раны садовым спирто­
вым варом, как наиболее удобным в обращении. Рецеп­
тура спиртового вара такова: 2 весовые части канифоли
расплавляют на углях или плите, вливают туда 1 весовую
часть скипидара, после этого продолжают разогревать
смесь, затем снимают смесь с огня, слегка остуживают и
вливают понемногу спирт (денатурат) до 6 весовых ча­
стей. Вар пенится и бурлит. После охлаждения он годен к
употреблению.
Вар может быть заменен масляной краской, сделанной
на неискусствеиной олифе.
Не так удобен в обращении, но лучше по своим каче­
ствам, как менее раздражающий обнаженные ткани
растения, «жировой» вар. Надо одну весовую часть
канифоли' расплавить на огне и добавить одну весовую
часть пчелиного воска. После того как воск растопится,
добавляют одну весовую часть топленого несоленого сала,
лучше свиного. Когда сало растопится, котелок снимают
е огня, добавляют одну часть растительного масла, кипя­
тят одну-две минуты и охлаждают.
Иногда на яблоне, уже среди лета, обнаруживается,
что та или иная ветвь начинает подсыхать или разви­
вается очень слабо, производит впечатление больной или
чем-то ослабленной. Причиной этого часто бывают моро­
зобоины на коре ствола со стороны этой ветки, вследствие
чего нарушается связь ее с корнями. Этого в первый год
можно не заметить.
Страдая сама, эта часть растения угнетающе влияет
на соседние с ней ветви, и таким образом иногда все де­
рево может приобрести болезненный вид. Усиленное пи­
тание здесь не может поправить дело, так как больная
ветвь и далее будет угнетающе действовать на все дерево.
В этом случае необходимо своевременно удалить ее. Р е­
зультаты сказываются на состоянии дерева очень быстро.
61
Дерево поправляется, принимает нормальный вид и в
дальнейшем начинает нормально плодоносить.
В нашей практике был такой случай. Дерево, лишен­
ное коры более чем на 70 процентов (чего нельзя было
долгое время обнаружить, так как кора плотно присохла
к древесине и внешне штамб казался здоровым) обнару­
живало все признаки приближающейся гибели: листья
слабо распускались, были бледны, мелки. Очистив ствол
от омертвевшей коры, мы удалили все ветви, свя­
занные с оголенной частью ствола, и в дальнейшем стали
свидетелями интересного явления. Дерево с двумя остав­
шимися скелетными сучьями начало оправляться, дало в
скором времени хорошую, здоровую листву, и в то время,
когда на соседних деревьях плоды уже начали поспевать,
это дерево покрылось множеством нормальных цветков.
Завязавшиеся плоды, конечно, не развились, но дерево
после годичного перерыва начало нормально плодоно­
сить.
В случаях, когда ослабление жизнедеятельности де­
рева происходит в результате старения, обрезкой на 4—
5-летнюю и более старую древесину можно вызвать хо­
рошие приросты, на которых потом формируют новую
крону.
Заболевание листовой поверхности паршой, пятни­
стостью требует также серьезнейшего внимания. Некото­
рые сорта яблони, как, например, Боровинка, Аркад, осо­
бенно легко заболевают паршой, которая поражает не
только листья, но и плоды, совершенно лишая их цен­
ности. В борьбе с этими болезнями мы применяем сгреба­
ние и сжигание листьев осенью, осеннюю перекопку, ран­
невесеннее опрыскивание бордосской жидкостью. В по­
следнее время начинают применять против парши
«голубое» опрыскивание 5—7-процентной бордосской
жидкостью по так называемому «зеленому конусу», то
есть в то время, когда только начнут лопаться чешуйки
почки и из них появятся зеленые зачатки листков. В на­
шем саду этот прием применялся неоднократно. Он дает
результаты вполне удовлетворительные.
К числу болезней, поражающих сады, надо отнести
заболевание коры и древесины, известное под названием
огневицы, или рака. Огневица чаще всего возникает в ре­
зультате морозобоин, когда в трещины коры проникают
болезнетворные микроорганизмы и начинают разрушать
62
ткани. В молодых садах причиной таких заболеваний
часто является трение деревца о колышек, к которому его
подвязывали после посадки. Корневая система пора­
жается раком в виде наростов. Надо иметь в виду, что
эти болезни заразные. Виной массового распространения
их бываем часто мы сами, садоводы,— наши руки и нож,
которыми мы и переносим инфекцию с одного дерева на
другое. Поэтому при работе в саду ножом или пилой я
всегда имею при себе бутылку 1—2-процентного раствора
медного или железного купороса для обмывания ножа и
рук после обрезки больных деревьев. Переходить к дру­
гому дереву можно только после дезинфекции ножа и рук.
Обнаруженные на дереве больные участки необходимо
очистить до здорового места, срезы продезинфицировать
и по высыхании замазать садовым варом, а мусор со­
брать и сжечь. Так как кисточка, которой наносят вар,
может служить передатчиком заразы, то для больных де­
ревьев надо употреблять на каждый случай особые лопа­
точки, сделанные хотя бы из лучины или сучка.
Целесообразнее, работая над здоровыми деревьями,
пропускать больные, чтобы заняться ими в другое время
и,,таким образом гарантировать здоровые деревья от пе­
ренесения на них инфекции.
В борьбе с черным раком положительный результат
дает обмазка ран карболинеумом, а также побелка (ве­
сенняя и осенняя) стволов и сучьев известковым молоком
с добавлением одного процента медного купороса. Уси­
ленное питание деревца, глубокое окультуривание корне­
обитаемого слоя способствуют ускорению заживления ра­
ковых ран.
Таковы, в основном, оздоровительные мероприятия,
которые мы применяем в нашем колхозном саду.

Защита урожая от весенних заморозков и ветра


К числу важнейших мероприятий по защите урожая
сада надо отнести борьбу с такими стихийными явле­
ниями природы, как весенние заморозки. Их надо считать
самой большой опасностью.
В тех случаях, когда во время цветения или тотчас
после него наступает возврат холодов, причем темпера­
тура опускается до 5—6 градусов ниже нуля и стоит вет­
реная погода, урожай обречен на гибель. Но если дело
63
ограничивается только ночными заморозками, при ясном
небе и безветрии, то сад всегда можно спасти, применяя
дымление.
Дымовая завеса от соломистого навоза, окутывающая
сад в течение всей ночи до восхода солнца, надежно пред­
охраняет его от мороза. Если же мороз сопровождается
ветром, то дым не окутывает сад и быстро выдувается за
его пределы. Так было в нашем саду в 1930 году, когда
мороз сопровождался сильным ветром и достигал 8 гра­
дусов в течение двух суток.
Так как в нашей северной зоне Московской области
следует всегда ждать возврата весенних холодов, то при­
ходится заблаговременно запасать для сада сухое топливо
где-либо под навесом. Заморозки иногда бывают и две-
три ночи подряд, поэтому материалов для горения надо
запасать в большом количестве.
Защитить урожай от губительных бурь и ветров, а од­
новременно помочь деревьям нести обильную тяжесть
плодов — тоже очень серьезная задача. Разрыв ствола,
полом сучьев, осыпание и порча плодов — все это в уро­
жайные годы обычные явления, которые наносят серьез­
ный ущерб саду. Поэтому расстановка подпор, или чатал,
как их еще называют, является важным и ответственным
делом. Мы в колхозном саду ставим подпоры очень рано,
не дожидаясь когда плоды пригнут ветви к земле. В по­
следнем случае, если и не происходит полома ветвей, то
все же наносятся на первый взгляд незаметные, но очень
серьезные повреждения ветвям в месте отхождения их от
ствола — ткани разрываются и отмирают, проникающая
в разрывы влага зимой замерзает и увеличивает разрывы;
питание ветви ослабляется. Мы расставляем на гектар
сада до тысячи подпор, постоянно проверяя и подправ­
ляя их.
Расстановкой подпор нужно преследовать и другую
цель: расположить подпираемую ветвь по отношению к
соседним ветвям так, чтобы каждой из них обеспечить
наилучшее освещение и свободный доступ воздуха. Для
получения высокого качества плодов это существенно.
Конечно, работа расстановщика подпор осложняется та­
ким требованием, и поэтому она должна расцениваться
как работа специального характера.
Своевременное ограждение сада защитными насажде­
ниями и ветроломными полосами надо считать важным
64
Рис. 11. Подпоры в саду.

делом. Наш сад имеет вокруг насаждения, которые за­


щищают сад во время холодов и сильных ветров. Гро­
мадное значение таких насаждений особенно чувствуется,
когда на них обрушивается ураган, готовый смести встре­
тившуюся ему на пути преграду. Между тем незащищен­
ные сады теряют от сильных ветров до 30 и более процен­
тов урожая.
Наконец, для обеспечения хороших урожаев плодоно­
сящего сада следует подумать об опылении цветков. По­
лагаться на действие ветра или работу мелких насекомых
нельзя. Главными переносчиками пыльцы у яблони-
65
являются пчелы, которые опыляют до 80 процентов цвет­
ков. Два-три улья пчел на гектаре вполне обеспечивают
опыление цветущего сада.
Сад нашего колхоза всегда имел пасеку. Однако опыт
последних лет показал, что размещение пасеки в саду или
в непосредственной к нему близости несовместимо с при­
менением таких сильнодействующих препаратов, как
ДДТ и особенно гексахлоран. Опыливание садов стано­
вится невозможным, так как дующие в сторону пасеки
ветры приносят запах гексахлорана, губительно действую­
щего на пчел. Наиболее целесообразным будет оборудо­
вать пасеку в 2—3 километрах от сада, а на время цвете­
ния сада, на 15—20 дней, доставлять в сад нужное коли­
чество пчелосемей. В 1954 году так мы и поступили.

СБОР И ХРАНЕНИЕ ПЛОДОВ

О съеме плодов
Правильная организация сбора плодов — это одно из
условий не только сохранения выращенного урожая, но
и обеспечения будущих урожаев.
Нельзя назвать правильным способ, который еще
практикуется в наших садах и сопровождается порчей
большого количества плодов и уничтожением множества
плодовых почек. Мы имеем в виду сбивание или стряхи­
вание плодов с деревьев, когда вместе с плодами обры­
ваются и плодушки.
В равной мере должен быть осужден и преждевремен­
ный съем, при котором плод отделяют от дерева вместе
с розетками листьев и целыми плодушками.
Поэтому при оплате труда сборщиков нельзя исходить
только из количества снятых плодов, а надо строго учи­
тывать и качество сбора, неповрежденность плодов и со­
хранность плодовых почек.
Правильно снимать плоды с дерева так. Охватив л а ­
донью плод, указательный палец накладывают на плодо­
ножку у места прикрепления ее к ветке и отводят яблоко
в сторону, противоположную его отвесу,-Плодоножка при
этом легко отделяется от ветви, что служит также пока­
зателем своевременности съема.
Не надо вертеть яблоко в руке, чтобы скрутить плодо­
ножку. Она часто от этого ломается, и это снижает
66
качество плода. Нельзя также тянуть яблоко вниз, в этом
•случае часто отрывается вся плодовая веточка. Снятое яб­
локо не бросают, а осторожно кладут в корзинку.
Чтобы при съеме работать обеими руками, к корзинке
прикрепляют крючок, на который съемщик и подвешивает
•ее рядом с собой на ветке или лестнице. Съемщик, кроме
того, должен иметь легкую палку в 1— 1,5 метра длиной
с крючком на одном конце для пригибания веток. Съем
•начинают с нижних ветвей кроны и постепенно переходят
к верхним ее ярусам, пользуясь лестницами различных
типов.
Чтобы без повреждения снять плод, недоступный для
■съема руками, применяют так называемое «снимало» —
деревянный или металлический цилиндр с зубчиками на­
верху, надевающийся на длинную палку. Цилиндр подво­
дят под яблоко так, чтобы плодоножка попала между
зубчиками, яблоко отрывается и попадает в цилиндр.
Иногда для съема таких плодов пользуются рогатками,
но в этом случае при падении плоды часто повреждаются.
Упавшие яблоки, как большею частью поврежденные,
следует складывать отдельно.
К числу обязательных правил сбора надо отнести та­
кое, на первый взгляд, незначительное требование, как
тщательное обстригание ногтей у сборщиц. При сборе и
особенно при выкладке плодов из корзин и их переборке
очень многие плоды получают незаметные ранения, цара­
пины от ногтей. Такие плоды в лежке через несколько
дней или недель загнивают. Нельзя забывать, что в воз­
духе находится громадное количество невидимых для
глаза всякого рода гнилостных бактерий и сама кожица
плода покрыта ими в огромном количестве. Надо иметь
в виду, что матовый (восковой) налет, покрывающий
плоды многих сортов, который иногда стирают, служит
предохранением плода от порчи.
Если корзинка не обшита изнутри тканью, то на дно
ее надо обязательно класть траву, сено.

О сроках съема плодов


Различают две спелости плодов: потребительскую и
съемную. У летнего яблока (Грушовка, Папировка) обе
спелости совпадают: достигнув полной зрелости по вкусу,
окраске, аромату, плод больше не растет, висеть на
67
дереве далее не может и опадает. Напротив, у зимних
сортов (Антоновки, Славянки) вначале наступает съем­
ная спелость (когда плодоножка легко, без полома от­
деляется от ветки, а семена приобрели темную окраску),
а потом — потребительская (вкус, аромат). Плоды осен­
них и зимних сортов должны еще пролежать три-пять,
а то и более недель, чтобы приобрести потребительскую
спелость.
Плоды летних сортов, снятые до полной спелости,
быстро «доходят» в лежке, в дальнейшем же быстро те­
ряют наряду с другими и свои самые денные вкусовые
качества. При поздних сроках съема возможны потери
вследствие опадения плодов с дерева и ухудшения их ка­
чества.
Иначе ведут себя плоды зимних сортов: снятые до
съемной спелости, они и в лежке не приобретают пол­
ностью своих качеств, свойственных им в состоянии пол­
ной спелости, тогда как плоды, снятые в период съемной
спелости, дозревают в лежке полностью и приобретают
свойственный им вкус, аромат и даже окраску. В этом
существенное отличие плодов, снятых до и в состоянии
съемной спелости. Снятые зелеными, они иногда окраши­
ваются в лежке ярким румянцем. В условиях средней по­
лосы РСФСР такое изменение испытывает иногда Сла­
вянка. Однако передержанные на дереве яблоки зимних
сортов не могут храниться так долго, как снятые в нор­
мальные сроки.
Все эти свойства сортов необходимо учитывать при
определении срока съема плодов.
Что касается веса плодов, снимаемых при разной сте­
пени их спелости, с хозяйственной стороны также далеко
не безразлично, будут ли плоды сняты в надлежащие
сроки или же ранее этих сроков.
Факт непрерывности роста плодов, то есть увеличения
веса до достижения полной спелости, установлен неодно­
кратными наблюдениями. Садовод, естественно, заинте­
ресован в нарастании плодовой массы в последние перед
съемом дни. Для выяснения этого вопроса я провел в те­
чение одной вегетации учет роста плодов путем обмера
их окружности с последующим переводом объема на вес
(условно приняв форму яблока за шар). Измерения про­
водились через каждые шесть дней. Вот некоторые дан­
ные по сорту Боровинка.
68
Окружность плода при начале наблюдения (1 августа)
15.5 сантиметра, объемная масса такого плода 63 куби­
ческих сантиметра, вес 47 граммов.
18 сентября-— предпоследнее измерение: окружность
21.5 сантиметра, объемная масса 168 кубических санти­
метров; 24 сентября — последнее измерение (55-й день
наблюдения): окружность плода 22 сантиметра, объемная
масса 180 кубических сантиметров.
Таким образом, общий прирост плодовой массы со­
ставляет (в кубических сантиметрах) за все время наблю­
дения 117, среднесуточный за все время 2,13, суточный
же за последние шесть дней 2 кубических сантиметра.
В переводе на вес последняя величина дает 1,5 грамма
ежедневного увеличения веса в течение последних шести
дней. По отношению ко всему весовому приросту плода
за время наблюдения это составляет 1,28 процента. Зна­
чит, произведя сбор плодов с нашего сада при урожае
10 тонн с гектара на пять дней ранее съемной спелости,
мы теряем более 600 килограммов весовой массы плодов.
Конечно, плоды нельзя и передерживать па ветках
дольше известных сроков.
Таким образом, изучение признаков съемной спелости
для сортов разного созревания и умение правильно опре­
делять время съема каждого сорта являются делом очень
ответственным.
В литературе есть указания, что сроки съема плодов
отражаются на закладке плодовых почек: опоздание со
съемом плодов отрицательно влияет на количество цве­
точных почек, более же ранний съем сопровождается их
увеличением. Это явление, наблюдаемое в садах юга, ука­
зывает на весьма большое поглощение питательных ве­
ществ плодами в стадии их дозревания и подтверждает
потребность дерева в дополнительном питании в эти
сроки. Последнее будет одновременно способствовать по­
лучению плодов высшего качества и увеличению плодо­
вых почек.

Потери при длительном хранении плодов


Значительный хозяйственный интерес представляет и
■вопрос об условиях хранения плодов и, в частности,
о размерах потерь, связанных с хранением, в виде
усушки, гнили и т. п.
69
Плодохранилищем у нас служит подвал деревянного
жилого дома на каменном фундаменте. Высота подвала
2 метра. В фундаменте имеется несколько окошечек для
проветривания, которые закрываются лишь при темпера­
туре наружного воздуха минус 2—3 градуса. При начале-
хранения температура в хранилище равняется 8—9 гра­
дусам, в январе—феврале опускается до 0.
Надо иметь в виду, что яблоки в течение длительного
времени легко выдерживают понижение температуры до
минус 3 градусов. При падении же температуры на непро­
должительное время до минус 5—6 градусов яблоки
слегка подмерзают, однако затем, при повышении темпе­
ратуры, они быстро «отходят» без каких-либо внешних
признаков подмерзания, но только при том непременном
условии, если в подмороженном состоянии они не пере­
кладывались, не подвергались сотрясениям. Влажность
воздуха в подвале умеренная. Летом помещение хорошо-
проветриваем, а перед внесением плодов дезинфицируем
(окуриваем серой и опрыскиваем купоросом).
Яблоки обыкновенно складываем на деревянные под­
стилы, приподнятые над землей на 5— 10 сантиметров..
Боковые стенки «ларя» закладываем жердями или дос­
ками. Важно, чтобы через стенки проникал воздух и та­
ким образом достигалось проветривание яблок. В высоту
яблоки укладывают до 1,25 метра при ширине ларя в 1,5-
метра.
В таких условиях плоды сохраняются в течение не­
скольких месяцев.
При длительном хранении даже небольших партий-
плодов вопрос о величине естественных потерь приобре­
тает очень большое значение.
В первые годы деятельности колхоза в литературе и
официальных справочниках не давалось четких указаний
на этот счет. Возникла мысль опытным путем установить
ориентировочные величины усушки разных сортов при
различных сроках хранения в наших условиях.
Ввиду того что в практике с вопросом усушки сталки­
вается неизбежно каждое хозяйство товарного типа, мы
детально опишем весь ход и результаты проведенного
нами учета.
Было взято две партии Боровинки и четыре Анто­
новки, каждая весом по 2 килограмма; одна партия
для определения усушки в условиях подвального хранения,
70
другая — в условиях хранения нежилой комнаты, светлой
и сухой, почти неотапливаемой.
Яблоки брали без каких-либо внешних повреждений
и помещали их в мелкие открытые ящики. Отобранные
плоды ежедекадно взвешивали.
Начало первого опыта 10 августа (Антоновка-пада­
лица), второго— 22 сентября (Боровинка, снятая в пе­
риод нормальной спелости), третьего — 5 октября (Анто­
новка такой же спелости).
Потери в весе (в процентах) за первые четыре месяца
хранения в подвале: Антоновка спелая 5, Боровинка 13,8,
падалица 18,75; потери в весе в комнате: Антоновка спе­
лая 5, Боровинка 29, падалица 42.5.
В течение первого месяца хранения в подвале Анто­
новка теряет в весе 4, Боровинка 7,3, падалица 7,5 про­
цента. Во второй месяц хранения Антоновка теряет лишь
1 процент и далее хранится без сколько-нибудь заметной
потери в весе.
Боровинка же, потерявшая за первый месяц почти
вдвое больше Антоновки, продолжает усиленно терять
вес, и в течение второго месяца теряет 4,8 процента, то
есть почти в пять раз более Антоновки, в последующие
же месяцы дает равномерные, сравнительно незначитель­
ные потери (0,5—0,6 процента в месяц).
Особо важно отметить, что наибольшая потеря веса у
всех сортов приходится на первую декаду хранения. Анто­
новка за это время теряет в подвале 2,5, Боровинка почти
3,5, падалица 2,5 процента своего веса. Та же картина
усушки и в комнате соответственно: 3,75; 5 и 5 процентов.
Из чего же складываются потери? Они возникают
вследствие дыхания, усиливающегося в связи с процессом
дозревания плодов, но главным образом получаются за
счет испарения влаги через кожицу. У разных сортов
плотность верхнего слоя кожного покрова, так называе­
мого кутикулярного слоя, различна. Зимние сорта обла­
дают более грубым и плотным кожным покровом, чем
осенние или летние сорта. Соответственно этому и в на­
шем опыте плоды с плотной кожицей, например Анто­
новка, потеряли в весе за один и тот же период времени
значительно меньше, чем плоды с рыхлым кожным покро­
вом, например Боровинка.
Плоды, не закончившие рост, то есть не достигшие
съемной спелости (в нашем опыте — падалица), не имеют
71
нормальной плотности кожицы и потому в лежке уси­
ленно испаряют влагу и весьма ощутительно убывают в
весе.
Опыт также наглядно показывает, насколько важное
значение имеет степень влажности хранилища.
Из описанного опыта можно сделать следующие вы­
воды. Для плодов с крепкой кожицей, то есть для зимних
сортов, 5—6 процентов усушки за все время их хранения,
которое редко продолжается долее четырех-пяти месяцев,
должно считаться нормой.
Для более нежных сортов (летних и раннеосенних) за
один месяц хранения следует считать нормой усушки не
менее 7—8 процентов; при двухмесячном хранении — до
12—13 процентов.
То обстоятельство, что наибольшая потеря в весе при­
ходится на первый месяц, и особенно на первую декаду
хранения, практически имеет очень большое значение.
Д аж е в тех случаях, когда плоды не оставляют на дли­
тельное хранение, а более или менее быстро после съема
реализуют, задержка такой реализации хотя бы на не­
сколько дней дает уже весьма ощутительный хозяйствен­
ный ущерб. Так, на 100 центнеров только что снятой с
ветки Антоновки при реализации ее через десять дней мы
теряем уже 2,5 центнера на одной только усушке, а на
Боровинке — почти 4 центнера. Такая потеря, конечно,
очень значительная, и хозяйственнику нельзя с этим не
считаться.
Преждевременный съем плодов в сочетании даже с
непродолжительным их хранением влечет за собой, так
сказать, двойной ущерб: потерю в весе вследствие недо-
зрелости плодов и усиленную потерю ими влаги в храни­
лище вследствие ненормальной рыхлости кожного по­
крова.
В нашем опыте представляет некоторый интерес и во­
прос о том, в каком виде сохранились подопытные плоды.
Как и следовало ожидать, яблоки-падалица сильно смор­
щились, однако подверглись порче не в такой большой
степени. Так, по истечении четырех месяцев хранения в
подвале 72 процента из них сохранили еще вполне нор­
мальный вид яблок, а-в комнате — даже 80 процентов.
Но по истечении шести месяцев хранения картина значи­
тельно изменилась: 56 процентов яблок, хранившихся в
-подвале, и 28 процентов плодов, хранившихся в комнате,
72
имели вид более или менее нормальный, остальные же
погнили, причем в комнате несколько яблок совершенно
высохли.
Боровинка после четырехмесячной лежки в подвале
дала 29 процентов совершенно свежих плодов, 11,6 про­
цента яблок подверглись очень сильному загниванию,
остальные лишь начали загнивать; около 50 процентов
плодов оказались пораженными паршой в очень сильной
степени, мелкие черные точки слились в сплошные пятна
величиной в 1—2-копеечную монету, тогда как при
укладке только на некоторых плодах были замечены не­
значительные единичные точки. В комнате же после четы­
рех месяцев хранения только 16,6 процента плодов Боро­
винки сохранили свой нормальный вид, хотя, конечно,
сильно сморщились, 44 процента плодов превратились
в «мякушки», остальные загнили и частью покрылись
плесенью.
Спелая Антоновка при храпении в подвале па 57,1 про­
цента сохранила свежесть и вид только что снятых с ветки
плодов, остальные слегка начали загнивать (пятна вели­
чины копеечной монеты). В комнате 33 процента плодов
сохранили свежесть, остальные загнили.
Из изложенного следует, что условия подвала оказа­
лись более благоприятными для сохранения плодов в све­
жем виде, но здесь отмечено большее развитие парши.
Интересно, что недозрелые плоды оказались гораздо
более стойкими к вредным влияниям гнилостных бакте­
рий. Даже по истечении шести месяцев хранения процент
незагнивших плодов и в подвале и в комнате почти равен
проценту сохранившихся плодов спелой Антоновки после
четырехмесячного хранения. Объяснение этого явления,
повидимому, лежит в химическом составе недозрелых
плодов, содержащих больше различных кислот и вяжу­
щих веществ, представляющих собой неблагоприятную
для развития паразитирующих организмов среду.
Наконец, наш материал дает некоторые данные и по
вопросу о длительности хранения плодов в связи со сро­
ками их первоначального загнивания. Здесь мы имеем
следующее. Загнивание падалицы в подвале началось в
конце первого месяца хранения (два плода), в комнате
же — на 65-й день (один плод). У Боровинки на 40-й день
хранения обнаружено загнивание сразу на трех плодах
(в комнате). У Антоновки же и в комнате и в подвале
73
лишь через 60 дней хранения оказалось по одному загнив­
шему плоду.
В последующее время у Антоновки процесс загнива­
ния шел медленнее, чем у Боровинки, и через три месяца
Антоновка была поражена гнилью лишь единично (от
семи до восьми плодов), тогда как Боровинка на третий
месяц поражена была полностью.
Таким образом, из наших наблюдений следует, что
максимальным сроком хранения Боровинки (как осен­
него сорта) надо считать от одного до полутора месяцев,
для Антоновки (как зимнего сорта) — от двух до трех ме­
сяцев. Дальнейшее хранение и тех и других плодов может
оказаться уже прямо убыточным вследствие Есе увеличи­
вающегося отхода (гниль).
В 1950 году, в связи с исключительным поражением
яблок паршой, мы поставили аналогичный опыт для выяс­
нения влияния этого явления на потерю в весе такими пло­
дами при длительном их хранении и на подверженность их
загниванию.
Взяты были три партии Антоновки последнего сбора
(14 октября) по 5 килограммов. В первую партию отби­
рали плоды, на вид совершенно чистые, с незначительным
количеством едва заметных точек поражения, во вторую
партию — плоды, с заметными точками поражения, но в
незначительном количестве, и в третью — имеющие зна­
чительное количество таких точек.
Результаты опыта в отношении потери в весе таковы:
за первую декаду потеря в весе у плодов первой партии
достигала 0,5 процента, у плодов второй партии 2,5 и у
третьей 3,2 процента. Через месяц соответственно потери
составили: 2,5, 4,6 и 5,7 и по истечении трех месяцев 4,6,
9,8 и 9 процентов.
Данные проверки загнивания плодов такие: уже в на­
чале второго месяца обнаружилось загнивание во всех
партиях, тогда как в вышеописанном опыте 1933 года
первые загнивания Антоновки обнаружились только после
60 дней хранения. В процентах к общему количеству пло­
дов загнивание соответственно составляет по партиям
2,4, 8.5 и 17,6; к концу третьего месяца возрастает до 14
процентов для первой партии, 17 — для второй и 21,6 —
для третьей.
Таким образом, заболевание паршой приводило и к
большей потере в весе и к усиленному загниванию.
74
Кроме того, вид остальных плодов резко изменился в
худшую сторону: чуть заметные при закладке опыта чер­
ные точки разрослись в крупные пятна, и некоторые
плоды теперь оказались как бы покрытыми сплошной
черной сеткой.
Полученные данные по наблюдениям за усушкой пло­
дов, конечно, не могут иметь всеобщего применения
для любого хранилища и любого сорта плодов. Тем не
менее те закономерности, которые вскрываются этими
данными в отношении роста плодов (то есть непрерыв­
ность нарастания веса плодов до стадии полной съемной
спелости), убыли их в весе при хранении (то есть зависи­
мость потерь от характера кутикулярного слоя, сортовых
особенностей, а также сроков и условий хранения) — все
эти закономерности можно встретить при любых усло­
виях.
Чтобы работа по хранению плодов не протекала всле­
пую, каждый заинтересованный в этом садовод или кла­
довщик колхоза без особых затруднений может организо­
вать проверку на усушку плодов в условиях своего хра­
нилища, руководствуясь изложенной схемой опыта.
Многолетняя практика хранения яблок в хранилище
нашего колхоза вполне соответствует данным, получен­
ным в опыте. Обычно заканчивали реализацию сложен­
ных на длительное хранение плодов в феврале — марте,
и никогда общая потеря продукции не превышала 10 про­
центов, причем на долю усушки в среднем обычно прихо­
дилось не более 5—6 процентов.

МОРОЗОСТОЙКОСТЬ ЯБЛОНИ И ЕЕ ВОСПИТАНИЕ

В течение последних 20 лет было несколько зим, очень


неблагоприятных для садов европейской части СССР.
Зимы же 1938— 1941 годов оказались прямо катастрофи­
ческими: от морозов погибли сотни тысяч плодоносящих
деревьев. Все это выдвинуло на одно из первых мест в
деле садоводства вопрос о воспитании морозостойкости
плодовых деревьев, в частности яблони.
В последнее время проведена большая работа по учету
и анализу повреждений, полученных садами в эти годы.
В результате отчетливо выяснились причины снижения
морозостойкости плодового дерева и условия, способст­
вующие ее повышению.
75
Повреждения садов морозами могут быть очень раз­
личны по силе — от незначительных, еле заметных и даже
совсем незаметных, до таких, которые влекут полную ги­
бель дерева. Повреждение считается слабым, если под­
мерзла (побурела) однолетняя древесина, вымерзли пло-
душки, имеются небольшие морозобоины на ветвях вто­
рого и третьего порядков. Подмерзание считается средним,
если вымерзла 3—6-летняя древесина, то есть подмерзли
концы скелетных и полускелетных ветвей, имеются значи­
тельные морозобоины на основных ветвях или штамбе
дерева или вымерзли отдельные части кроны (20—30 про­
центов). Подмерзание будет сильным, если вымерзли
основные сучья кроны не менее чем на 75 процентов или
вымерзла и верхняя часть штамба, но на дереве все же
появляются волчки выше места окулировки.
Степень морозостойкости не случайный, а существен­
ный породный и сортовой признак. Другими словами,
каждая порода деревьев и даже каждый сорт имеют свои
температурные границы, за пределами которых они поги­
бают. В пределах же сорта колебания морозостойкости
могут быть очень велики, то есть из двух рядом стоящих
деревьев минимальную для этого сорта температуру одно
дерево выдерживает безболезненно, другое же получает
повреждение — от незначительного (в виде поражения
плодовых почек или потемнения древесины однолетних
побегов) до полной гибели растения.
Чтобы успешно противостоять низким температурам,
растение должно подготовиться к очередной зиме, то есть
приобрести так называемую закалку. Последняя дости­
гается соответственным пищевым и температурным режи­
мом, главным образом в течение предшествующей веге­
тации.
Закаливание длительно по времени и сложно по
своему содержанию и складывается оно из двух фаз. Пер­
вая фаза начинается с окончанием роста побегов и про­
должается до конца вегетации, то есть до начала листо­
пада.
Садоводу хорошо известно это время, когда плодоно­
сящее дерево закладывает плодовые почки для урожая
будущего года. В течение этого же периода оно должно
образовать и те материалы, которые необходимы расте­
нию для выработки защитных веществ. Выработка же
последних — вторая фаза закаливания — начинается с
76
листопадом и продолжается в позднеосенний и начально­
зимний периоды. Растение, конечно, ниоткуда и никаких
иных веществ не получает, кроме тех, которые оно всасы­
вает корнями из почвы в виде растворенных в воде солей,
и тех, которые поглощаются листьями из воздуха в виде
углекислоты. Только эти вещества под воздействием энер­
гии солнечного света превращаются в хлорофилловом
зерне листа в органическое вещество — углевод (крах­
мал). Только из этих веществ растение создает в весенне-
летний период (июнь—август) почки, листья, побеги,
плоды, только из них оно может за это же время образо­
вать и отложить запас материала для осенней (в ок­
тябре— декабре) переработки в защитные от низких тем­
ператур средства.
С окончанием вегетации питательные вещества дерева
испытывают ряд сложных превращений, переходя в раз­
личные сахара, одновременно совершая сложные переме­
щения в клеточных тканях. Но для прохождения этих
процессов требуется пониженная температура, от 1 до 11
градусов ниже нуля.
Под влиянием пониженных температур вода, находя­
щаяся в клеточном соке, уступает свое'место вновь обра­
зующимся соединениям и оттесняется последними в йеж-
клеточные пространства.
Если вода остается в полостях клетки в чистом виде
или в слабо концентрированном растворе сахаров, что и
происходит при недостаточном запасе пластического ма­
териала, то она, замерзая при низких температурах и при
этом расширяясь, разрушает клетки. Перемещение же
воды в межклеточные пространства и замещение ее веще­
ствами, выдерживающими низкие- температуры, исклю­
чает возможность таких повреждений. Садоводу должно
быть ясно, что для отложения защитных веществ дерево
до паегупления низких температур должно образовать их
в достаточном количестве. Чем лучше развита корневая
система и чем мощнее облиствено дерево, тем легче оно
справляется с задачей создания обильного запаса пласти­
ческих веществ, необходимых для получения высокого
урожая плодов п закаливания. Таким образом, путь борьбы
за ежегодное плодоношение и путь воспитания морозостой­
кости плодового дерева совпадают.
Всякое нарушение нормального закаливания дерева
отрицательно отражается па его морозостойкости. Так,
атмосферная засуха в июле — августе, сопровождаемая
почвенной засухой, вызывает голодание дерева, обреме­
ненного плодами, и тем самым резко снижает уровень
первой фазы закаливания. Случающийся иногда резкий
преждевременный (осенью) переход от умеренно низких
температур к очень низким также пагубно отражается на
второй фазе закаливания. В свою очередь, глубокое про­
мерзание почвы может вызвать весной большую потерю
снеговых вод и с первых лее дней вегетации нарушить
нормальное прохождение первой фазы. В равной мере
повреждения вредителями, болезнями и т. п. прямо или
косвенно будут влиять на прохождение закаливания.
В свете этих данных получает свое объяснение ряд
фактов из жизни плодового дерева; вместе с тем особенно
выпукло выступает значение агротехники, помогающей
нам вносить поправки в течение жизни растения и воспи­
тывать его в нужном нам направлении, в данном случае
в отношении морозостойкости.
Так, выясняется, что молодые деревья в возрасте до
13—15 лет более устойчивы против низких температур;
они не расходуют своих сил и накопленных пластических
веществ на плодоношение, а тратят их только па рост,
и потому успешнее подготовляются к зимовке.
В то же время и обильно плодоносившие деревья вы­
живают, если агротехника сада находилась на высоком
уровне и дерево было обеспечено всем необходимым и для
плодообразования и для закаливания.
Деревья, имевшие в прошлом серьезные повреждения
древесины, гибнут, хотя бы в год мороза они казались
здоровыми. Это значит, что повреждение древесины, то
есть проводящих путей, даже если оно и затянуто новой
корой, отражается на последующем состоянии дерева
отрицательно.
Сад, страдавший предшествующим летом от недо­
статка влаги, погибает; пользовавшийся же нормальным
водным режимом — выживает. Садоводам это должно
быть понятно, поскольку нормальное питание дерева воз­
можно только при условии достаточной влажности почвы.
Равным образом дерево, растущее на залуженном уча­
стке, более страдает от мороза, чем рядом* растущее на
участке черного пара.
Наличие ветрозащитных полос вокруг сада не только
предотвращает преждевременное осыпание плодов, но,
78
ослабляя движение воздуха, умеряет потерю влаги расте­
нием и снижает его теплоотдачу.
Расположение дерева в котловине, где застаиваются
холодные массы воздуха, имеет отрицательные послед­
ствия.
С рассматриваемой точки зрения становится еще более
обоснованным требование агротехники — оберегать каж­
дый лист плодового дерева, бороться с вредителями ли­
ствы, непосредственно не действующими на плоды,—
гусеницами пядениц, боярышниц, златогузок и т. п.
В качестве подтверждения изложенного приведем не­
сколько примеров из сада Подчерковского колхоза.
Лето 1938 года было засушливое. Исследование влаж­
ности почвы, проведенное на различных участках колхоз­
ных полей, установило, что земля пересохла па глубину
70 сантиметров. В то же время в саду на глубине 6—8
сантиметров почва была влажной. Причина этого явле­
ния заключалась в культурном содержании почвы в саду,
то есть в поддержании мелкозернистого строения поверх­
ностного слоя почвы, и неустанной борьбе с расхитите­
лями влаги — сорняками. В результате пи одно дерево
колхозного сада в эту зиму от морозов не пострадало,
тогда как в других садах были случаи вымерзания плодо­
вых деревьев.
В 1939 году, в восьмой по счету сезон непрерывного и
обильного урожая сада, был выдающийся сбор плодов —
почти 300 центнеров с гектара.
Зимой температура падала до 52 градусов ниже нуля.
Таких зимних холодов не было в течение 100 с лишним
лет, с 1840 года.
В вегетацию 1940 года на плодоносящем участке 75
процентов деревьев не пробудились к жизни и лишь 25
процентов сохранились с серьезными повреждениями.
Столь низкие температуры выдержали лишь несколько
деревьев' Антоновки, Грушовки московской, Аркада и Ки­
тайки. 11рсдшествовавшим летом все они дали сравни­
тельно низкий урожай. Поэтому они были в состоянии не
только дать плоды, по и обеспечить себя веществами,
предохранившими их от невзгод зимы.
Участок молодого, 9—10-летнего, сада, расположенный
в защитной зоне п пользовавшийся из года в год хорошим
уходом, потерял около 10 процентов деревьев; на участке
же, расположенном на открытой площади и ранее значи­
тельно поврежденном от грызунов и вообще не всегда
пользовавшемся достаточным уходом, 96 процентов де­
ревьев погибли.
Обобщая все сказанное, можно сделать такой вывод.
Мы не беспомощны в борьбе за повышение морозостой­
кости наших садов. Агротехника сада, задача которой
состоит в том, чтобы обеспечить благополучие пло­
дового дерева, одновременно повышает и его морозо­
стойкость. Метод же многократных подкормок по своей
сути является важнейшим звеном в этой системе меро­
приятий.
Здесь мы должны подчеркнуть, что в воспитании моро­
зоустойчивости исключительно важны подкормки, прове­
денные во второй половине вегетации — в августе —
октябре, а из элементов питания в этих подкормках —
азот и особенно калий. Подготавливая урожай будущего
года, они в то же время дают дереву материалы для по­
строения необходимых защитных веществ.

* * *

Несколько особняком стоит вопрос о весенних ожогах


штамба и скелетных ветвей и защите от них дерева.
Яблони иногда легко переносят январские морозы, но в
феврале — марте они часто обмораживаются и обжи­
гаются. Эти ожоги-обморозы происходят вследствие
резких переходов от низких ночных температур, достигаю­
щих более 15—20 градусов ниже нуля, к высоким днев­
ным температурам, когда кора деревьев даже наощупь
становится теплой.
Повреждения совершенно незаметны весной и появ­
ляются сначала в виде незначительного потемнения коры.
Обнаруживаются они лишь на следующий год или еще
позднее, когда отпадает отмершая кора, обнажая уже
почерневшую мертвую древесину. Нормальное сокодви­
жение на поврежденном участке нарушается, и часто слу­
чается, что большие скелетные сучья, расположенные
выше отмершего участка, также отмирают.
Обвязка штамбов молодых яблонь против грызунов
лучше всего предохранит деревья и от ожогов-обморо-
зов. Подобного рода обвязку надо применять ко всем де­
ревьям, независимо от их возраста, или же проводить
побелку известковым молоком. Установлено опытным
80
путем, что такая побелка, отражая солнечные лучи, пони­
жает температуру коры на 2—3 градуса. Кроме того, на­
личие известкового слоя до некоторой степени предохра­
няет дерево от охлаждения.
Белят деревья обычно осенью, в октябре — ноябре.
Целесообразнее было бы побелку производить в январе,
чтобы избежать ее смывание осенними дождями. Но хо­
лода и снег не всегда это позволяют. Поэтому для луч­
шего сохранения побелки в известь следует прибавлять
что-либо клеящее: малярный клей, свежий коровий помет
или снятое молоко.
Все же прикрытие ствола от солнечных лучей каким-
нибудь плотным материалом надо считать более надеж­
ным средством от ожога-обмороза, чем побелка из­
вестью.
Желание узнать, насколько повреждены деревья после
морозных дней, появляется у каждого садовода. Предва­
рительные данные о степени обмороза можно легко полу­
чить, не ожидая начала вегетации.
Следует взять несколько веточек, дать им оттаять в
теплом помещении и сделать несколько срезов на одно­
двухлетней древесине. Побурение (потемнение) древе­
сины у пораженных веток происходит тотчас за оттаива­
нием и служит первым показателем повреждения. Однако
при таком обследовании нельзя делать окончательного
заключения о степени поражения. В дальнейшем особен­
ности весеннего периода (колебания температуры, влаж­
ность и тому подобные явления) могут существенно изме­
нить в ту или иную сторону размеры поражения.
Предварительную проверку можно проводить также
на ветках, поставленных в воду в комнате. Надо, однако,
помнить, что пробуждение к жизнедеятельности постав­
ленных в воду веток возможно лишь в том случае, если у
дерева закончился период естественного покоя, что прихо­
дится примерно на конец января — начало февраля. Из
состояния же вынужденного покоя (в феврале — марте)
дерево в комнате выходит уже легко, что и проявляется
в набухании и распускании почек.
Серьезными последствиями для садов грозит бесснеж­
ная, с крепкими морозами зима, в особенности если почва
осенью была очень влажной. Весной, когда корнеобитае­
мый слой еще скован низкими температурами, надземная
часть под палящими лучами солнца быстро пробуждается,
81
проходят первые фазы роста, затем цветение, и вдруг де
рево прекращает рост, вянет и порой совсем засыхает.
Такое явление наблюдалось в нечерноземной полосе вес­
ной 1954 года. Осеннее мульчирование занятой корнями
площади или искусственное прогревание почвы могли бы
исправить положение.

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ О РАБОТЕ


В МОЛОДОМ САДУ

Для яблони, от которой мы потребуем ежегодного и


обильного плодоношения, не безразлично, как будут про­
текать ее «детские годы». Особенно ответственным яв­
ляется время посадки яблони на постоянное место в саду.
В самом процессе пересадки деревца из питомника часто
наблюдаются ошибки, весьма отрицательно сказываю­
щиеся на будущем благополучии деревца. Сюда отно­
сятся прежде всего глубокая посадка. Опыт учит нас, что
такая посадка — непоправимое зло: мы обрекаем дерево,
посаженное на 5—7 сантиметров ниже шейки, на ослаб­
ленное развитие, долголетнее бесплодие и пониженное
плодоношение.
Для предотвращения глубокой посадки обычно реко­
мендуют применение посадочной доски, накладываемой
поперек посадочной ямы. В расчете на осадку земли
шейка должна быть на 5—7 сантиметров выше нижней
стороны рейки. Тогда деревцо получит несколько более
высокое положение, чем оно имело в питомнике, что и
пойдет на осадку. Но очень часто сажальщики предпочи­
тают определять высоту посадки на глаз и делают при
этом сплошь и рядом грубые ошибки. Таким образом,
применение посадочной доски надо считать обязательным.
Глубокая посадка происходит иногда оттого, что начи­
нающие садоводы, садоводы-любители и тем более слу­
чайные рабочие просто не знают, что такое «шейка».
Часто считают, что утолщение штамба, где была произве­
дена окулировка, это и есть шейка.
Надо разъяснять сажальщикам, что шейка — это то
место штамба, где начинается подземная часть дерева,
откуда идут первые корни и где окраска коры переходит
в более светлую.
Зачастую глубокая посадка получается в резуль­
тате невыполнения некоторых технических правил ее,
82
в частности, в неправильном обжиме почвы при посадке
«в грязь».
Техника обжима такова: когда корни помещены в яму,
их присыпают землей, которую утаптывают ногой сна­
чала по краю круга ямы, постоянно подсыпая на умятые
участки свежую землю. По мере подсыпания и обжима
почвы земля будет проталкиваться под корни и при по­
садке «в грязь» последняя выйдет около ствола наружу.
Дерево в это время тоже выпирает кверху, но его следует
крепко держать рукой, прижимая штамб к колышку.
Таким способом устраняются все пустоты под корнями,
деревца сразу приобретают плотное сиденье и имеют
обыкновенно небольшую осадку.
Очень часто глубокая посадка получается в результате
несвоевременной подготовки к посадке слишком глубоких
посадочных ям. Свеженасыпанная перед самой посадкой
в такую яму земля спустя несколько недель обязательно
даст большую осадку, и посадка, произведенная без
учета этого, окажется неизбежно заглубленной.
В дальнейшем, если оказалось, что посадка вышла
глубокой, надо обязательно исправить ее, подняв глубоко
посаженное дерево на надлежащую высоту.
Вторая ошибка при пересадке дерева — подкладыва­
ние навоза под корни при посадке.
Желание дать молодому деревцу усиленное питание —
естественно. Неопытные садоводы-любители и исполь­
зуют часто для этой цели навоз, иногда даже свежий или
весьма малоперепревший. Корни, уже страдающие от по­
вреждений, связанных с пересадкой, оказавшись в сопри­
косновении с таким навозом, начинают подопревать и за­
гнивают; деревцо «болеет», с трудом приживается, иногда
не на один год задерживается в развитии.
В своем стремлении дать молодому деревцу хорошо
заправленную почву садоводы стоят на правильном пути.
И многочисленные научные исследования показывают, что
хорошая предварительная заправка посадочных ям ока­
зывает благотворное влияние не только на рост, но и на
плодоношение деревьев. Однако наилучшим материалом
для такой заправки является не навоз, а дерновая, бога­
тая гумусом земля из верхних горизонтов почвы. Только
в такой почве и должны размещаться корни при посадке.
Более же глубокие слои могут быть обогащены перегноем
из расчета 6— 10 килограммов на яму размером 125 X 60
83
сантиметров или минеральными солями (фосфор и калий)
из расчета 14— 15 граммов чистого вещества на указан­
ного размера яму *.
Третья ошибка — отсутствие послепосадочной обрезки
кроны. Для безболезненной нормальной приживаемости
деревца такая обрезка безусловно необходима. В усло­
виях Московской области и севернее такую обрезку сле­
дует производить на половину или одну треть длины каж ­
дой ветки кроны.
Не могу не привести здесь следующего случая. В со­
седнем колхозе осенью были посажены яблони, но об­
резка не была выполнена. И что же? В июне следующего
года большинство саженцев имело весьма жалкий вид, не
обнаруживало совершенно признаков жизни и только те
деревца, веточки которых подстригли зимой зайцы, зазе­
ленели.
Этот печальный урок очень показателен. Да и как же
могло быть иначе? В большинстве случаев корневая си­
стема саженцев, пока они дойдут до посадочной ямы, пре­
терпевает чрезвычайно серьезные потрясения: при вы-
копке корни теряют часто до трех четвертей своей длины,
часть их бывает измочалена, мелкие разветвления или
оборваны или подсушены, мочка уничтожена сов­
сем и т. д.
Ясно, что для того, чтобы восстановить сколько-нибудь
равновесие между всасывающей поверхностью корней и
испаряющей поверхностью листьев надо последнюю соот­
ветственно сократить. В отдельных, исключительных слу­
чаях следует оставлять не более одной почки на веточке
или два-три глазка на всем дереве. Только таким путем
и можно спасти дерево, когда у него вместо корней торчат
два-три обрубка.

* Для подзолистых почв Московская плодово-ягодная опытная


станция (М. Н. Язвицкий) рекомендует в посадочную яму размером
100 X 60 сантиметров добавлять следующее количество удобрений
(в килограммах): сильно перепревшего навоза, или перегноя, 20—30,
суперфосфата 1—1,5, золы древесной 1,0, извести (на кислых поч­
вах) 0,5, или: перегноя 6—8, суперфосфата 1,1—2,2, золы древес­
ной 1,1—2, извести (на кислых почвах) 0,7.
Суперфосфат за несколько дней до внесения надо смешать
с органическим веществом. Перегной должен быть влажный, навоз
сильно перепревший и соломистый. Зола может быть заменена хло­
ристым или сернокислым калием (150—200 граммов). В этом случае
дозу извести надо увеличить до 1,5 килограмма.
84
В качестве несложного дополнительного мероприятия,
дающего, однако, очень большой эффект при посадке,
можно еще рекомендовать следующее (касающееся,
впрочем, только весенней посадки). Весной надо торо­
питься с посадкой. Но если погодные или иные обстоя­
тельства складываются неблагоприятно для немедленной
посадки, следует отложить ее;' саженцы же, приготовив
их к посадке, то есть сделав подчистку корней и обрезку
ветвей в соответствии с состоянием корневой системы,
следует прикопать где-либо в темпом и прохладном поме­
щении (в подвале, в подполе и т. п.) на 10—15 дней. За
это время в корневой системе произойдет ряд очень слож­
ных процессов: подживут срезы, обозначатся участки
новых корней, даже появятся отдельные новые корешки.
В то же время надземная система — ветви и почки —
будет находиться в покое или очень медленно пробуж­
даться к жизни. Это и понятно, так как корневая система
довольствуется для своего роста более низкой температу­
рой и может уже усиленно работать, в то время как над­
земные элементы при этой температуре еще не в состоя­
нии проявить всей своей жизнедеятельности.
Подготовленное таким образом к посадке деревцо,
оказавшись после посадки в нормальных условиях тем­
пературы и освещения, энергично идет в рост.
В целесообразности такого приема мы убеждались
неоднократно. В одном случае в такой прикопке саженцы
находились целый месяц с 20 апреля. Высаженные в 20-х
числах мая (с некоторым опозданием), они дали прекрас­
ную приживаемость, не имели ни одного выпада, несмотря
на засушливое лето и отсутствие дополнительного
полива.
Наблюдения показывают, что молодые деревца, выса­
женные на постоянные места, больше всего страдают и
даже гибнут не в период вегетации, а в период покоя,
зимой — от зайцев и мышей. Против них штамбы обвя­
зывают лапником или обмазывают известью с гексахло­
раном, а снег обминают. В вегетационные месяцы едва ли
не самым опасным врагом молодого сада являются не
стихийные силы природы, не иссушающий жар или уби­
вающий мороз, а собственная наша нерадивость, небреж­
ность и неопытность. Наибольший процент потерь в моло­
дом саду приходится на повреждения, наносимые деревьям
неаккуратной обработкой междурядий. Плуг, борона,
85
рандаль в небрежных руках —•вот самые досадные враги
молодых садовых насаждений (поломка, обдирание коры,
расшатывание штамба, поедание побегов лошадьми).
Это заставляет с первого же года закладки сада точно и
строго определить ширину межников или приствольных
квадратов, не подлежащих полевой обработке. Нужно
точно определить границы, за которые недопустимо про­
движение орудия.
Стремлению возможно шире захватить междурядья
под овощные культуры надо противопоставить решитель­
ную борьбу за абсолютную неприкосновенность посажен­
ных деревьев. Нужно оберегать каждую ветку, каждый
лист.
Среди приемов по уходу за молодым садом следует
подчеркнуть необходимость особенно тщательной обра­
ботки приствольных кругов. Ничто так благотворно не
влияет на рост молодого деревца, как содержание почвы
приствольного круга в рыхлом состоянии и чистой от сор­
ной растительности. Между тем наблюдения показывают,
что именно это мероприятие не выполняется, пристволь­
ные круги зарастают осотом, лебедой.

* * *
Важнейшей работой в молодом саду на протяжении
5—6 лет является кронирование. Обычно на постоянное
место в сад саженцы попадают с кроной, в общих чертах
уже заложенной.
В дальнейшем садовод сам выполняет правила хрони­
рования, руководствуясь личным опытом или соответст­
вующей литературой. Тем не менее мы очень часто встре­
чаем садоводов, особенно среди любителей, которые к
этой работе подходят с настроением: «жалко резать».
Такое чувство, может быть, и естественно для любителя
природы. Но в результате подобного настроения у садо­
вода через 3—4 года после посадки мы часто встречаем
в саду вместо нормально развитого дерева с пропорцио­
нально расположенными ветвями гущу зелени, какую-то
растущую зеленую метлу. Такое загущение кроны влечет
за собой весьма неприятные последствия для плодоноше­
ния дерева. Недостаточное воздушное питание листо­
вого аппарата, преждевременное отмирание массы вет­
вей внутри кроны, низкое качество плодов и снижение
86
урожайности нот естественные последствия этой «жало-
пи» реаапия.
«Хон, п жалко, но надо резать!» — с таким решением
надо подходить к дереву, чтобы создать нормальную, про­
порционально сложенную «прозрачную» крону, гаранти­
рующую нам получение высоких урожаев первосортных
плодов.
Каждое из указанных упущении кажется незначитель­
ным, по из совокупности таких «мелочей» складываются
очень неблагоприятные для нормального роста и плодоно­
шения яблони условия.
Нот почему одним из основных требований к садоводу
для получения ежегодных, устойчивых и обильных уро­
жаев является своевременное и точное выполнение правил
агротехники, как бы они ни казались порой незначитель­
ными.

-аиЙЙР»
СОДЕРЖАНИЕ
Сад Подчерковского к о л х о за........................................................ 3
Биология яблони и причины периодичности ее плодоношения 8
Опыт ликвидации периодичности плодоношения яблони . . 13
Старый сад ................................................................................ 13
Молодой с а д ........................................................................... 25
Многократные п о д к о р м к и ............................................................. 42
Дозировка и способ внесения подкормок ....................... 44
Дифференцированный уход за плодоносящими деревьями . . 48
Научные основы метода многократных подкормок . . . 49
О закладке плодовых почек ............................................... 50
О работе корневой системы .................................................... 51
Защита у р о ж а я ................................................................................ 53
Борьба с вр еди тел ям и ............................................................. 53
Роль птиц в борьбе за у р о ж а й ............................................... 57
Оздоровительные мероприятия ...................................... 59
Защита урожая от весенних заморозкови ветра 63
Сбор и хранение плодов.................................................................. 66
О съеме плодов ...................................................................... 66
О сроках съема плодов ............................ 67
Потери при длительном храненииплодов.............................. 69
Морозостойкость яблони и ее воспитание . . . . 75
Несколько замечаний о работе в молодомс а д у .......................... 82

С м ирнов Н и к о ла й Матвеевич. Е ж е г о д н о е п л о д о н о ш е н и е я б л о н и
Р е д а к т о р Н. С. С иницы на. Х у д о ж н и к М. 3. Ш лосберг.
Х у д о ж е с т в е н н ы й р е д а к т о р Л . П. Муштакова.
Т е х н и ч е с к и е р е д а к т о р ы : М. М. Г ур еви ч и 3 . П. З у б р и л и н а
К о р р е к т о р Г. А. П о д а ш евска я
* * *
С д а н о в н а б о р 3 / I X 1955 г . П о д п и с а н о к п е ч а т и 2 3 / X I 1955 г. Т 09814.
Б у м а г а 84 X \0Sl /s2- П е ч . л . 5 .5 ( 4 ,5 1 ) . У ч .- и з д . л . 4,61. Т и р а ж 60 000 э к з.
З а к а з № 768. Ц е н а 1 р . 15 к.
* * *

С е л ь х о з г и з , М о с к в а , Б -6 6 , 1-й Б а с м а н н ы й п е р ., д . 3.
О т п е ч а т а н о с г о т о в о г о н а б о р а 3 -й т и п . « К р а с н ы й П р о л е т а р и й » з 1-й т и п .
П ро ф и зд ата. М осква, К рутиц кий вал. 18. З а к . 146.