Вы находитесь на странице: 1из 3

Разбор статьи Barany Z.

“The role of the military из цикла “Comparing the


Arab Revolts”, опубликованного на страницах журнала “Joyrnal of
Democracy”

1. Данная статья была написана с целью изучения роли армии и ее отдельных


подразделений в событиях «Арабской весны» в различных странах
рассматриваемого региона а также выявить взаимосвязь между действиями
армии (поддержка правящего режима или поддержка восставших) и итогом
революционных потрясений в этих странах. Автор сразу же оговаривает, что
революционные потрясения достаточно сложное явление и только военного
вмешательства для них недостаточно (требуется целый комплекс причин в
частности экономических, политических, социальных и других), однако роль
военных все равно остается одним из ключевых факторов влияющих на
успех революций. И именно с целью доказать данное утверждение автор на
наш взгляд и опубликовал данную статью.

2. В своей статье автор выделяет три модели поведения военных на примерах


конкретных стран, а именно: Тунис и Египет (где армия поддержала
восставших), Ливия и Йемен (где армия раскололась) и Сирия и Бахрейн (где
армия поддержала официальные власти).
Если говорить о Тунисе здесь стоит оговорить те важные факторы которые
предопределили переход армии на сторону мятежников. Во-первых, как
показывает автор в своей статье, Тунис являлся полицейским государством в
котором основной опорой для власти была не армия а различные органы
безопасности и спецслужбы управляемые МВД. Из этого вытекает то, что
армия оказывалась в тени этих служб и была в худшем положении чем
вышеупомянутые органы. Также важным фактором оттолкнувшим военных
от власти был высокий уровень коррупции среди президентского окружения,
что вызывало у людей презрение и негодования.
Таким образом именно из-за невыгодного статуса военнослужащего в Тунисе
а также высокого уровня коррупции в стране, армия и не имела какой либо
заинтересованности в сохранении прежнего режима, что и предопределило ее
переход на сторону восставшего народа.
Положение армии в Египте значительно отличалось от ситуации в Тунисе.
Так, египетская армия всегда находилась в привилегированном положении в
стране и никогда не подвергались критике со стороны СМИ и народа. Армия
в отличие от Туниса была главной опорой режима Мубарака, а финансовое
положение армейских подразделений было достаточно крепким (блягодавря
активному участию в экономике страны и прямых доходов с различных
предприятий; различным льготам (здравоохранение, жилье и транспорт),
атакже благодаря ежегодной помощи со стороны США). Однако несмотря на
все вышесказанное египетская армия так же как и армия Туниса перешла на
сторону восставших. В качестве причин можно выделить следующие
факторы: призрение сына Хосни Мубарака – Гамаля со стороны военных,
недовольство военных тем, что все больше и больше привилегий дается
полицейскому и охранному аппарату, обеспокоенность расширение
исламского радикализма, а также тесная связь армии с обществом в целом (в
связи с чем автор делает вывод о том, что армия (даже если бы последовал
приказ открыть огонь по демонстрантам) не стала бы стрелять по людям).
Таким образом несмотря на свое высокое положение в обществе армия
Египта не поддержала официальную власть, что стало основной причиной
победы революции в Египте.
Если говорить о политических режимах в Ливии и Йемене то (несмотря на
разницу в благосостоянии этих стран) они имеют много схожих черт. Во-
первых, в обеих странах достаточно низкий уровень институционального
развития, в связи с чем там просто нельзя найти независимые гос.
учреждения. Во-вторых, растущая коррупция в этих странах вызывала
большое недовольство у всего населения Ливии и Йемена. Однако ключевым
фактором для данных стран была большая роль племенных отношений и
принадлежности, ведь в отличие от Египта и Туниса, где этот фактор играл
небольшое значение, в Ливии и Йемене руководство передавала основные
посты в государстве и армии своим родственникам и соплеменникам. Также
в рассматриваемых странах наблюдалась большая разделенность военных
подразделений в связи с чем стало ясно прослеживаться неравенство среди
них. Именно эти факторы и предопределили раскол армии, что привело в
случае обеих стран к тяжелой гражданской войне (которая в Ливии
сопровождалась еще и интервенцией стран Запада).
Ситуация в Бахрейне и Сирии несмотря на значительные различия в
политических системах данных стран развивалась по схожему сценарию, а
именно – армия безоговорочно поддержала правящие режимы и решительно
подавила восстания в этих странах. В Бахрейне это произошло по ряду
причин:
Армия Бахрейна представляет собой не национальную армию (большинство
населения Бахрейна – шииты), а боевые силы мусульман-суннитов. Они
находятся в благоприятном положении (у них хорошая оплата, качественные
тренировки, современное оружие). Также следует отметить тот факт, что
офицеров и сержантов руководство Бахрейна предпочитает набирать из-за
рубежа. Таким образом, то, что Бахрейн не имеет срочной службы (чтобы не
допустить шиитов в армию), верность суннитской армии правящей
суннитской семье и суннитским бизнес кругам, а также активная поддержка
режима и армии Бахрейна со стороны других монархий Персидского залива
предопределило то, что восстание в Бахрейне было достаточно быстро
подавлено (ведь армия была преданна власти а не враждебному населению
шиитам).
Ситуация в Сирии чем то напоминает ситуацию в Бахрейне, а именно тем,
что основная часть армии принадлежит к той же племенной группировке, что
и правящая семья Асадов (алавиты). Это, а также то, что власти
предоставляют военным определенные льготы и уступки (в частности
предоставление армии определенной степени вовлеченности в экономику
страны) также укрепляет связи военных и власти. Именно это и
предопределило то, что сирийская армия полностью находится под
контролем президента Асада и поддерживает его (считает легитимным
правителем) и привело к тому, что военные так и остались основной опорой
правящего режима и не перешли на сторону восставших.

3. По мнению автора перспективы демократизации на Ближнем Востоке не


особо утешительны. Автор считает, что переход к демократии возможен
только в Тунисе благодаря аполитичности его армии, которая после
революции и смены режима опять отошла в сторону от политических
вопросов, дав тем самым возможность народу влиять на политическую
ситуацию в стране. Во всех же остальных странах рассмотренных в статье
установление демократии (по мнению автора) кажется довольно призрачным
из-за большой вовлеченности армии в политическую жизнь стран (а также
из-за гражданских войн в Ливии и Йемене где сложно предсказать итоги этих
войн и то, что за ними последует. Хотя значительное влияние и
вмешательство западных стран дает Ливии небольшую надежду на
демократию в случае прихода к власти мятежников, которых как раз и
поддерживали западные демократии).