Вы находитесь на странице: 1из 6

Разбор статьи С.

Ролла "Managing change: how Egypt’s military leadership


shaped the transformation, Mediterranean Politics"

Термины:

PRE – политически значимая элита Египта. Это основная часть египетской


элиты сконцентрированной вокруг власти и имеющая наибольшее влияние на
процессы принятия решений.

SCAF – верховный совет вооруженных сил. Это институционализированное


военное руководство в Египте, которе взяло на себя важные функции в
государстве после свержения Хосни Мубарака.

al-Mukhabarat – аппарат внутренней безопасности и внешней разведки. Это


основная гражданская спецслужба в Египте, которая начала расширяться и
получать все большее влияние в государстве при Мубараке, с целью
уравновесить влияние армии.

Selmi Principles – надконституциональные принципы предложенные


заместителем премьер-министра Египта Али ас-Селми. Согласно этим
принципам военные получали еще больше автономии.

Hay’at al-Raqaba al-Idariyya – административный контрольный орган,


созданный в 1960-х годах, созданный для надзора за государственными
учреждениями, а также для борьбы с коррупцией в администрации. Как
пишет автор статьи этот орган стал одним из наиболее важных инструментов
для управления элитой. Управлялось оно всегда бывшими армейскими
офицерами (что демонстрирует степень их проникновения в гражданские
структуры).
Tamarod campaign – это египетское массовое движение, направленное против
президенства Мурси инициировавшее протесты в 2013 году. Согласно
утверждением автора статьи это движения дейстовавло при негласной
поддержке военных.
Вопросы по тексту статьи
1. Эмпирическая база исследования достаточно общирна и включает в себя
следующие элементы: интервью с политиками, чиновниками и членами
научно-исследовательских институтов и неправительственных организаций,
(проведенных автором в ходе нескольких поездок на места в Египет), а также
анализа первичных и вторичных источников, таких как конституционные
тексты, новостные статьи и публикации аналитического центра. Все это
послужило основой при написании статьи и помогло автору отследить
процессы принятия решений в 2011-2013 годах и увидеть, какую роль
сыграли военные в этот период и какую цель преследовали.
2. В 2011-2014 годах авторы статьи выделяют три периода трансформации
Египта.
Первый этап продлился с 25 января (восстание в Египте) до
непосредственного свержения Хосни Мубарака с поста президента. В этот
период автор уделял внимание тому, какую роль играли военные в ходе этого
переворота и как направляли требования восставших.
Второй этап – начался с победы «Братьев-мусульман» на парламентских
выборах 2011 года и продлился до военного переворота 2013 года. Здесь
автор освещает процесс заключения соглашения между военными и
исламистами о разделе влияния в стране, а также то, почему эта
договоренность в итоге окончилась неудачей и разрывом отношений между
этими группировками.
Третий этап включает в себя события после военного переворота 2013 года.
Основной упор автор делает на освещении места военных во власти после
прихода на пост президента ас-Сиси, и то смогли ли при этом военные
сохранить свой статус автономного игрока в этом процессе.
3. Египетская армия всегда находилась в привилегированном положении в
стране и никогда не подвергались критике со стороны СМИ и народа. Армия
была главной опорой режима Мубарака, а финансовое положение армейских
подразделений было достаточно крепким (благодаря активному участию в
экономике страны и прямых доходов с различных предприятий; различным
льготам (здравоохранение, жилье и транспорт), а также благодаря ежегодной
помощи со стороны США). Однако несмотря на все вышесказанное
египетская армия перешла на сторону восставших. В качестве причин можно
выделить следующие факторы: призрение сына Хосни Мубарака – Гамаля со
стороны военных, недовольство военных тем, что все больше и больше
привилегий дается полицейскому и охранному аппарату, обеспокоенность
расширение исламского радикализма, а также тесная связь армии с
обществом в целом.
Генералов также сильно волновал вопрос о стабильности в государстве. Ведь
как утверждает автор статьи – армия была в своем роде «государством в
государстве» (следовательно им для поддержания этой системы необходимо
было государство как таковое).
Таким образом несмотря на свое высокое положение в обществе армия
Египта не поддержала официальную власть. Их целью было вновь вернуть
себе ключевое положение в египетской элите, пошатнувшееся во времена
правления Садата и Мубарака, а также вернуть стабильность государству.
4. Причины взаимной заинтересованности СКАФ и Братьев-мусульман на
начальных этапах после свержения Мубарака были достаточно просты и
понятны. Для Братьев-мусульман этот союз дал определенные возможности,
а именно: военные будучи фактическими руководителями страны после
свержения Мубарака дали возможность исламистам открыто и легально
участвовать в политической жизни страны, чего до этого не было. Это в свою
очередь дало Братьям-мусульманам (благодаря своей организованности и
сплоченности) победить на парламентских выборах и сделать своего
кандидата Мурси президентом (по сути исламисты получили возможность
благодаря этому союзу войти в политику и во власть). Военные также
получили определенные выгоды от данного союза: генералы смогли как
пишет автор подавить революционную динамику и встать во главе процесса
трансформации в Египте (благодаря поддержке и организационным
структурам и силам исламистов, которые поддерживали различные проекты
военных).
Противоречия между этими двумя группами стали проявляться в 2012 году.
Во-первых в ходу раздела власти между исламистами и военными неизбежно
происходил процесс «переплетения» различных структур, из-за чего
проявлялись трудности с четким разграничением сфер влияния между этими
двумя группировками. Также отношения «достигли своего дна» после
принятия Мурси конституции 2012 года и созданием Совета национальной
обороны. Несмотря на то, что военные и исламисты договорились по этим
вопросам (военные остались в учредительном собрании и приняли
конституцию, а исламисты согласились на доминирование военных в
Совете), военные видели в исламистах лишь временного партнера и на фоне
усиления трудностей в экономической сфере планировали возвращение в
политическую сферу, не будучи обвиненными в непопулярных политических
решениях.

5. «Гражданский переворот» Мурси состоял в том, что он отправил в


отставку ряд высокопоставленных офицеров (используя как предлог
убийство 16 египетских военных на севере Синая). Также он объявил
недействительными те конституционные поправки, которые были приняты
военными и произвел перестановки в армии. Согласно некоторым
наблюдателям это было сделано Братьями-мусульманами и Мурси для
усиления своей власти в государстве. Однако многие исследователи не
согласны с данной точкой зрения и считают, что данные решения были
разработаны Мурси вместе с генералами СКАФ, потому что: во первых,
Тантави (по сути руководитель СКАФ) и Мавафи (руководитель разведки
страны, которого отправли в отставку) были в непростых отношениях между
собой и поэтому устранение Мавафи никак не противоречило интересам
военного руководства. Также ходили слухи, что военные сами запланировали
провести процесс омоложения в своих кругах, заменив тем самым уже
престарелых генералов на более молодых военных. Также в подтверждение
данной точки зрения выступает аргумент, что после отмены
конституционной декларации военных, Мурси не предпринял никаких
попыток подчинить военных гражданскому руководству.
Таким образом видно, что существуют две точки зрения на «Гражданский
переворот» Мурси (что это его личная инициатива с целью укрепления своей
власти и что это спланированная Мурси совместно с генералами операция) и
автор статьи придерживается именно второй точки зрения.

6. Во-первых, автор утверждает, что военные не могли не знать о


готовящихся акциях против Мурси и их пассивность по отношению к
недовольным показывала их негласную поддержку Tamarod campaign. Также
как уже говорилось ранее военные видели в исламистах лишь временного
партнера и планировали сами вернуться в политическую сферу не
обвиненными в принятии непоплурных решений. Также активная помощь со
стороны Персидских монархий по мнению автора также показывала
готовность военных взять на себя политическую ответственность а их
финансовая помощь предоставила возможность для военного руководства
активно реорганизовать экономику и вновь выступить в качестве
эффективного хранилища египетской государственности.

7. Новая конституция предоставила военным более широкие возможности в


вопросах национальной безопасности, бюджетной сфере и вопросах военной
юстиции. Также военные больше не считались частью исполнительной ветви
власти, а стали по сути независимым субъектов египетском обществе.
Помимо этого, согласно статье 234 новой конституции министр обороны
должен назначаться с согласия СКАФ. Все это наглядно демонстрирует то,
что новая конституция дала наибольшие возможности военным по
сравнению с другими ранее принятыми конституциями и отражает
доминирующее положение генералов во всех сферах жизни государства.

8,9. По мнению автора статьи степень эффективности военных в ходе


трансформаций 2011-2014 годов была весьма успешной. Так, военные
эффективно защищали элементы авторитарного режима установленного еще
Насером в середине 20 века, а также они смогли усилить и расширить свою
власть в стране, где военные и так были одной из ключевых сил.
По мнению автора, паразитическое военное государство внутри Египта
делает политический и экономический порядок в стране неустойчивым в
долгосрочной перспективе, ведь с точки зрения экономических изменений –
экономическая политика в государстве происходит в интересах военных, что
вызывает сомнения в возможности достижения экономического развития
(крупные проекты игнорируют потребности населения и не имеют побочных
эффектов). С Политической точки зрения Египет к 2014 году имел еще более
репрессивный порядок, а государственные институты были более автономны
от политической сферы.

Вам также может понравиться