Вы находитесь на странице: 1из 70

Содержание

Стр.
Введение 3
Глава 1. Теоретические основы перевода 6
1.1. Что подразумевается под термином «перевод». Перевод 6
художественного текста
1.2. Проблемы и критерии перевода 8
1.3. Качество перевода. Эквивалентность и адекватность 11
1.4. Приемы перевода. Способы преодоления трудностей 15
перевода
1.5. Индивидуальность переводчика. Объект перевода 18

Выводы по главе 1 22
Глава 2. Анализ материала и объекта текстов произведений Ray 22
Bradbury и их перевода
2.1. Анализ перевода произведения Ray Bradbury «451 23
Fahrenheit»
2.2. Анализ перевода произведения Ray Bradbury «Smile» 52
2.3. Смысловая составляющая работ Ray Bradbury и её 55
перенос на другой язык
Выводы по главе 2 61
Заключение 62
Список использованных источников и литературы 64

Приложение А 1-30

2
Введение
В качестве объекта исследования выбран перевод научной фантастики.
Для работы были взяты произведения Рэя Брэдбери «Fahrenheit 451» и
«Smile». Для теоретической части в качестве некоторых примеров были
взяты выдержки из «The Martian Chronicles» и текста его перевода.
Перечисленные работы получили широкую популярность и признание
автора на мировом уровне. К примеру, на данный момент «Fahrenheit 451»
известен своими многочисленными постановками на сценах театров,
существует несколько киноадаптаций, а также графический роман, создание
которого находилось под наблюдением автора. Для более глубокого
понимания и анализа степени соответствия переводов наряду с книгами
была взята также постановка «451 градус по Фаренгейту» театра «Et cetera»,
г. Москва.
Предметом исследования является анализ переводов указанных работ с
английского языка на русский.
Цель: выявление сложностей, возникающих в процессе перевода
художественного текста, и нахождение эффективных способов,
помогающих их преодолеть.
Задачи:
1. Изучить лингвистическую и переводческую литературу, статьи
современных исследователей и монографии по указанной теме.
2. Определить трудности, с которыми сталкивается переводчик
художественного текста. Учитывается как вербальная составляющая
текста, так и ментальная.
3. Выявить способы, которыми пользуется переводчик для
преодоления трудностей, возникающих в процессе перевода текста
оригинала.
4. Подчеркнуть границу, проходящую между оптимальными
переводческими решениями и неоптимальными. В случае
некорректного перевода найти наиболее подходящий способ,

3
предоставив подобному решению объяснение и, соответственно,
собственный вариант перевода.
Актуальность данной работы связана как с важностью анализа
переводов, так и с необычной современностью отобранных произведений.
Перевод художественных текстов по своей сути «позволяет расширять
коллективную память человечества, осваивать мир и стирать границы и
барьеры» [45, c. 289].
На протяжении работы, так или иначе, будет затрагиваться аспект,
помогающий в достижении качественного перевода. Он связан напрямую с
пониманием не только фактического набора слов, предложений, их
банального перевода с единиц иностранного языка на единицы родного, но
и осознание смысла, скрытого за этими строками. Поднимается вопрос об
индивидуальности переводчика, существует ли она, является ли она
помощником в столь трудоемком занятии. Отталкиваясь от этой проблемы,
необходимо обратиться и к смысловой стороне выбранных произведений,
без чего, безусловно, невозможна их точная интерпретация.
«The Martian Chronicles», повествующие о межпланетных путешествиях,
были впервые изданы в 1950 году. Научно-фантастический роман-
антиутопия «Fahrenheit 451» был впервые опубликован в 1953 году.
Указанные книги Рэя Брэдбери были написаны в тот промежуток времени,
когда межпланетные путешествия в космос могли возникать лишь в
разговорах людей и их фантазиях. Брэдбери, в свою очередь, можно назвать
провидцем, представителем тех рубежных лет, что находились на стыке
между совершенно разными поколениями. Он играет ту самую связующую
роль между ними. По сути его произведения говорят нам о том, что может
послужить своего рода предсказаниями, раскрывающими завесу того, что
всё еще может произойти. Именно таким образом события его произведений
можно назвать актуальными до сих пор. С какой-то пугающей магией они
прекрасно накладываются на любой сюжет, происходящий в нашем мире,
как это можно заметить в осовремененной постановке книги «Fahrenheit
451» (перевод: Т. Шинкарь) театра Et cetera. Выбранные произведения
4
посвящены тому, что делается с человеком, когда всё направлено против
творений, созданных самим же человеком, и как безграмотность в
определенных кругах рождает желание уничтожать.
Данная исследовательская работа состоит из двух основных глав.
Теоретическая подразделяется на четыре части, каждая из которых уделяет
особое внимание различным аспектам теории перевода. Делается акцент на
переводе художественного текста и, в частности, на проблемах подобного
перевода.
Практическая глава работы подразделяется на три основные части. В
первой анализируются отдельно взятые отрывки из романа «Fahrenheit 431»,
а во второй – из рассказа «Smile». В третьей рассматривается смысловая
составляющая романов Брэдбери. В конце каждой главы предоставлены
выводы. Окончание работы подкрепляется заключением проведенного
исследования.

5
Глава 1. Теоретические основы перевода
1.1. Что подразумевается под термином «перевод». Перевод
художественного текста
С момента зарождения перевода как деятельности число трактовок
данного термина постоянно росло. Изначально им называли такое
воспроизведение оригинала, в основе которого было заложено мнение о
возможности абсолютного равенства при выражении мыслей на различных
языках. Наряду с этим долгое время существовал и такой вариант перевода,
задачей которого была лишь передача общего смысла оригинала [43, с. 94].
Как в первом, так и во втором случае присутствовала масса недостатков.
Буквальный перевод порой отражается на тексте столь же негативно, как и
вольный.
С течением времени было развито иное понимание того, что
подразумевается под достоверным переводом. Метафорически выражаясь,
данную деятельность начали называть «окном в другой мир». От
переводчика требовалось создать такой текст, что может успешно перенести
читателя в этот другой мир, наполненный своими реалиями и
особенностями [43, c. 93-94]. Уже в пятидесятых годах XX века появляется
вспомогательная литература, содержащая общие правила, принципы,
созданные такими мастерами художественного перевода, как К.И.
Чуковский, Б. Пастернак и многие другие.
На данный момент переводом называют создание равноценного
эквивалентного текста на одном языке, опираясь на его оригинал,
написанный на другом. По мнению В.Н. Комиссарова «лингвистический
принцип перевода прежде всего предполагает воссоздание формальной
структуры подлинника». Верность перевода создает полноценность
представления об иной культуре, идейно-эстетических взглядах, об
индивидуальном стиле автора оригинала [44].
Процесс перевода с одного языка на другой ― вид двуязычной
коммуникации. В распоряжении переводчика находится исходный текст
(ИТ), тот, что предназначен для перевода, он же оригинал, и переводной
6
(ПТ), являющийся продуктом деятельности переводчика. Переводческими
трансформациями принято называть преобразования, с помощью которых
осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода [44]. В
современной теории перевода происходит деление текста перевода на
«материал» (вербальный линейный текст; он же «буквенный текст» [40, с.
384]) и «объект» (ментальную составляющую текста; «субститут
буквенного текста» в том случае, если речь идёт о фильме, пьесе,
графических новеллах и комиксах [40, с. 384]) [38], [36, с. 104].
Обобщая вышеприведенные утверждения, можно прийти к выводу, что
центральной задачей перевода является равенство в восприятии ПТ и ИТ у
носителей того или иного языка [43]. Успешно переведенный текст
символизирует «принцип симметричности». В таком случае языковые
элементы первичных и вторичных текстов также симметричны [52, с. 33-
34]. По словам В. Матезиуса «перевод должен оказать такое же
воздействие, как и подлинник, пусть даже иными художественными
средствами, чем оригинал» [43, с. 97].
Существует множество жанров текста. В зависимости от стиля требуется
определенный подход к их переводу. Встречаются материалы, обладающие
научным, политическим, военным, юридическим, бытовым и
художественным характером [39, c. 69]. Данная работа будет
сконцентрирована на переводе художественной литературы, а именно
научно-фантастических произведений Рэя Брэдбери.
Несомненно, правила языка должны быть соблюдены как в тексте
оригинала, так и в тексте перевода. Однако в то же время следует заметить,
что художественный перевод занимается не только языковыми
соотношениями. Он характеризуется разнообразием интерпретаций.
Несомненно, художественный текст является многогранным продуктом
творческого процесса и его результат имеет высокую информативную
насыщенность. Художественный текст отражает языковую и национальную
картину мира как его автора, так и народа, говорящего на том же языке.
Перевод всегда являлся важным посредником между народами,
7
принадлежащими к разным культурам и говорящими на разных языках.
Помимо художественной задачи, текст может содержать «нравственную,
политическую, философскую, публицистическую» функции [1, с. 47]. Для
выполнения какой-то определенной роли (например, философской), текст
должен обладать и эстетической функцией. На данный момент
исследования художественного текста осуществляются не только в
лингвистике, но и в рамках множества других областей знания (психология,
психолнигвистика, методика обучения иностранным языкам,
лингвокультурология, др. [1, с. 47]), что позволяет вывести данное
направление на междисциплинарный уровень.

1.2. Проблемы и критерии перевода


В случае с художественным текстом переводчик сталкивается с
громоздким списком критериев, которые необходимо учитывать для
достижения наиболее точного результата.
Сохранение троп, фигур речи, устойчивых выражений, игры слов и
культурных различий является важной составляющей перевода
художественных произведений. Основная преграда для переводчика
заключается в том, что необходимо передать смысл текста оригинала так,
чтобы читателю было понятно, о чем идет речь. Но это не всегда легко
выполнить, так как не все понятия, существующие в языке оригинала,
содержатся в полной мере в языке перевода. Таким образом, были созданы
понятия реалий и безэквивалентной лексики. Работа с художественным
текстом требует тщательной подготовки.
Каждый художественный текст пестрит следующим набором средств:
Эпитеты. Подчёркивают выразительность слов, для которых они
являются определением. При их передаче учитываются структурные и
семантические особенности [1]. Чаще всего эпитеты представлены в виде
простых и сложных прилагательных, однако возможно и наличие других
частей речи в качестве эпитетов, как, например, наречие.

8
Сравнения. Уподобляют какое-либо явление или объект с иным
объектом или явлением. При их передаче учитываются структурные
особенности, стилистическая окраска входящей в сравнение лексики.
С другой стороны, в тексте перевода «Fahrenheit 451» Т. Шинакрь не раз
встречается использование сравнений в переводе эпитетов (там, где их
ранее не было в ИТ), что можно назвать своего рода уточнением, без
которого, по мнению переводчика, текст не звучал бы достаточно
гармонично на русском языке [5].
Метафоры. Употребление слов и выражений в переносном значении,
порой далеком от характеристики объекта, к которому привязывается какое-
либо действие или определение.
Авторские неологизмы (окказионализмы). Слова, изобретённые
автором текста. Во всех случаях они, так или иначе, основываются на уже
существующих в реальном мире объектах. Представляют довольно
обыденное явление в художественной литературе, события которой
происходят в вымышленном мире (научная фантастика, фэнтези) [40].
Однако примеры авторских неологизмов можно нередко встретить и в
произведениях, описывающих привычный для нас мир, если того требует
контекст [40, с. 73].
Передача авторских неологизмов происходит по существующей в языке
перевода словообразовательной модели [1].
В текстах Рэя Брэдберри можно натолкнуться на такие выдуманные
слова, как «parlour walls» и «glove hole» [6], обозначающие вымышленные
приборы. В самом тексте детального описания им не даётся, поскольку
делается больший упор на психологическом состоянии людей, а не на
изобретения, поглотившие их жизни.
Повторы. Существует целый ряд различных типов повтора. Например,
лексические, звуковые, синтаксические, фразовые и т.д. Передаются с
сохранением количества компонентов повтора и самого принципа повтора.
Ирония. Выражается в качестве насмешки. Употребляется при
сопоставлении несопоставимого.
9
«Говорящие» имена и топонимы (названия географических
объектов). При их передаче сохраняется семантика.
Игра слов. Является одной из наиболее сложных проблем,
встречавшихся в процессе перевода. Бывают случаи, когда
этимологический состав двух языков достаточно схож для того, чтобы
выполнить довольно близкий по значению перевод. Однако сказать, что
подобные моменты в переводе с английского языка на русский встречаются
часто, нельзя.
Синтаксическая специфика текста оригинала. Наличие контраста
коротких и длинных предложений, ритм. Передача осуществляется с
помощью грамматических соответствий.
Диалектизмы. Просторечная лексика, жаргонизмы, ругательства
передаются с помощью лексики языка с той же стилистической окраской.
Основываясь на работах таких известных ученых, переводоведов и
лингвистов как В.Н. Комиссаров, А.В. Фёдоров, Г. Гачечиладзе, можно
выделить требования, которым должен удовлетворять художественный
перевод [1]:
Точность. Переводчик обязан донести до читателя идеи наиболее полно
в соответствии тому, как они были высказаны автором. Необходимо
сохранить не только основную мысль, но и все или же подавляющее число
нюансов. Уделяя особое внимание полноте передачи текста, переводчик не
должен привносить от себя ничего нового, не должен дополнять и пояснять
автора. В ином случае происходит искажение оригинала.
Сжатость. Переводчик не должен быть многословным. Необходимо
выражать свои мысли настолько лаконично, насколько это возможно и
необходимо в том или ином случае.
Ясность. Мысль должна быть ясна. Необходимо избегать сложных и
двусмысленных оборотов, затрудняющих понимание, если, конечно,
таковые не используются в тексте оригинала.
Литературность. Перевод должен удовлетворять нормам языка.

10
Во время перевода можно натолкнуться на такие приемы, как
имплицитность и пресуппозиция, что является одними из базовых
характеристик дискурса в работах С.К. Гураль [38, с. 14]. Дж. Чаплайн как-
то выразился, что английский язык обладает «дьявольской способностью
говорить не то, что собирался сказать автор» [49, с. 1296]. Далеко не всегда
текст оригинала (в нашем случае им будет являться текст на английском
языке) может быть написан в своей полноценной, завершенной форме. По
мнению В. Ф. Петренко, реальный текст характеризуется смысловыми
пропусками того, что «само собой» известно реципиенту, того, что образует
«имплицитные смысловые аксиомы» – и знания о мире [49, с. 1297]. В
романе «451 Fahrenheit» не раз демонстрируются подобные моменты, где
переводчику приходится замыкать картину происходящего логическими
дополнениями текста или даже кое-где додумывать происходящее (порой
это не всегда обосновано и необходимо).
В теории перевода также представлено понятие неопределенности
перевода. У. Куэйн утверждал, что «неопределенность перевода – его
неотъемлемое качество» [2]. По мнению философа переводчик не может
сказать наверняка, станет ли смысл ПТ идентичным ИТ.
Перевод диалогов отличается от перевода основного текста тем, что
необходимо учитывать не только авторский стиль, но также уметь
улавливать и передавать особенности и характер персонажей, характер их
взаимоотношений, а также их речевых характеристики. Помимо этого
диалоги порой несут дополнительную информацию, которую в силу
различий культур и языков передать невозможно [51]. В качестве примера
можно привести слово «friendship», имеющее разные оттенки смысла в
русском и английском языке, хоть и означающее приблизительно
одинаковое явление.

1.3. Качество перевода. Эквивалентность и адекватность


Существуют следующие подходы к переводу: функциональный,
прагматический, коммуникативно-прагматический. Наиболее широко
11
распространен функциональный перевод, подразумевающий выявление
эквивалентности и адекватности [38, с. 38]. Иными словами, при переводе,
прежде всего, необходимо достижение «функционального соответствия»
[36; 38; 24]. Такое соответствие представляет собой сознательное
нахождение эквивалентов и аналогов. Во время подобного анализа
осуществляется определение того, какие методы и приемы наиболее
эффективно передают информацию, заложенную в оригинальном тексте.
Качество перевода непосредственно зависит от уровня эквивалентности
и адекватности. Данные термины необходимо различать друг от друга.
Эквивалентность подразумевает смысловую близость ИТ и ПТ, наиболее
возможную в некоторых условиях, соотношение лексического состава и
синтаксической организации этих текстов. Адекватность же представляет
собой соответствие ПТ, его точности, цели, стилистических особенностей и
поиска аналогичных фразеологических выражений, семантической
верности и сохранения прагматического аспекта [43, с. 294], [35].
Чтобы достичь эквивалентности, необходимо постичь и прагматический
потенциал подлинника. Ю. Найда разделял понятие эквивалентности на два
типа: формальная и динамическая [38, с. 39]. Формальная ориентируется на
ИТ, строго следует грамматическим структурам и формам слов оригинала.
Динамическая ориентирована на реакцию рецептора, как это неоднократно
уже указывалось, предполагается, что читатели ИТ и ПТ должны
одинаковым образом воспринимать текст.
Еще некоторое время до появления работ Ю. Найды данной проблемой
также занимались и некоторые другие американские лингвисты. Например,
Дж. Касагранде ввел понятие «абсолютной эквивалентности». Данный
термин подразумевает случай, когда у читателей ИТ и ПТ возникает
одинаковая реакция на материал [4, с. 230].
Для другого английского лингвиста, Дж. Кэтфорда, само понятие
эквивалентности стало центральным при создании определения перевода.
По мнению лингвиста, ключевой задачей переводчика должно стать
нахождение условий достижения перевода, а также определения его
12
сущности. Экспериментальным образом ученый выяснил, что
«эквивалентность не означает ни формального соответствия, ни равенства
значений» [4, с. 230]. Главным условием является достижение положения, в
котором ИТ и ПТ могут заменять друг друга в одной ситуации [44, c. 42].
Российский лингвист В.Г. Гак создал свою схему эквивалентности,
разделяя её на три типа: формальная (в ИТ и ПТ используются одинаковые
языковые формы), смысловая и ситуационная [44, с. 351].
В работе С.В. Брыкина и Д.А. Широкова указывается то, что наиболее
полным образом теория эквивалентности разработана российским ученым-
лингвистом В.Н. Комиссаровым [4, с. 231]. Комиссаров отмечает
многогранность понятия «эквивалентность», которое в целом образует
различную степень общности между ИТ и ПТ. По мнению ученого
существует пять типов эквивалентных отношений:
1. Эквивалентность на уровне цели коммуникации.
2. Эквивалентность на уровне описания ситуации.
3. Эквивалентность на уровне «способа описания ситуаций».
4. Эквивалентность на уровне значения синтаксических структур.
5. Эквивалентность на уровне значения словесных знаков.
Следует обратить внимание на то, что в данной структуре каждый новый
уровень эквивалентности зависит от следующего. Они невозможны друг без
друга. В. Н. Комиссарова также разграничивает понятия «эквивалентность»
и «адекватность». Эквивалентность отражает степень общего между
текстами оригинала и перевода, а адекватность носит оценочный характер.
Более того, ученый отмечает, что текст перевода должен соответствовать
тем задачам, ради которых осуществляется перевод. Эта степень имеет
название прагматической ценности перевода [35]. Перевод можно назвать
правильным или адекватным, если эта степень достаточна [4, с. 231].
В тот момент, когда лингвисты выдвинули «тип текста как детерминант
переводческих действий» стало очевидно, что создать общую модель
перевода для всех видов текста невозможно [44]. Несомненно, в
художественном переводе обнаруживаются и существуют свои особые
13
законы эквивалентности оригиналу. Необходимыми условиями для
текстового перевода являются «функции познания, сообщения, влияния,
целостности и общения» [1]. Адекватность перевода также зависит от ряда
факторов. В их число входит степень информированности переводчика, тот
промежуток времени, находящийся между авторами ИТ и ПТ, некоторые
характерные особенности и способности самого переводчика (строй
каждого языка обусловлен лингвоментальностью и она отличается от
народа к народу [1], [44, c. 42]).
Приняв во внимание вышеизложенное, становится ясно, что
адекватность и эквивалентность являются базовыми понятиями теории и
практики перевода и переводоведения. Стоит отметить, что они также
используются для оценки качества перевода. В этой связи предлагаются
следующие критерии:
1. Ясность, что подразумевает перевод идиоматических выражений и
прочих описательных средств при помощи подбора аналогов и
эквивалентов в языке перевода.
2. Точность перевода фразеологизмов.
3. Степень смысловой близости перевода оригиналу.
4. Ошибки, искажающие смысл оригинала или его стилистические
особенности.
6. Отсутствие орфографических и грамматических ошибок.
7. Соответствие синтаксиса правилам языка перевода и соответствие его
оригиналу.
8. Семантическая верность. Отсутствие расхождения смысла между ИТ
и ПТ.
9. В ПТ полноценно сохранен прагматический аспект ИТ.
Таким образом, адекватность и эквивалентность являются
обобщающими и основополагающими критериями, включающими в себя
остальные критерии. Однако в соотношении друг с другом адекватность и
эквивалентность не находятся на одном уровне. Эквивалентность -
критерий первого порядка. Она выявляет соответствие содержания ИТ и
14
ПТ, насколько близко или отдаленно лексическое и синтаксическое
строение. Адекватность – критерий второго порядка. Она позволяет
выявить семантическое, стилистическое и прагматическое соответствие
между ИТ и ПТ [43; 19].

1.4. Приемы перевода. Способы преодоления трудностей перевода


Безэквивалентная лексика считается одной из наиболее серьезных
преград, встречающихся на пути переводчика. Советский лингвист Л.С.
Бархударов различает следующие способы передачи безэквивалентных
единиц: переводческая транслитерация и транскрипция, калькирование,
описательный перевод, приближенный перевод, трансформационный
перевод.
При переводе фразеологических, идиоматических, крылатых выражений
в художественном тексте допускается отклонение от оригинала [44, с. 350].
Переводя такие единицы ИТ, для которых стандартные соответствия не
пригодны, в распоряжении переводчика имеются четыре группы приемов:
лексические, лексико-семантические, грамматические и лексико-
грамматические.
1. Лексические трансформации. Занимаются описанием формальных и
содержательных отношений между словами и словосочетаниями в ИТ и ПТ.
В данном случае наиболее используемыми приемами перевода являются
переводческая транскрипция/транслитерация и переводческое
калькирование.
2. Лексико-семантические замены. Конкретизация (использование в
переводе слова с более узким значением), генерализация (преобразование,
обратное конкретизации) и модуляция (смысловое развитие; основываясь
на ПТ, логически выводятся значения переведенных слов, которые
связываются с оригинальными текстом причинно-следственными
отношениями), значения исходной единицы (текст перевода логически
выводится из текста оригинала посредством причинно-следственной связи).
15
В качестве некоторых примеров для приемов, описанных в данном
пункте, можно привести отрывки, взятые из произведения Р. Брэдбери
«Martian Chronicles», перевод которого был осуществлен Л. Ждановым.
The children worked off their wool clothes [47, с. 6]. – Дети скинули
свитера [6, с. 4].
В ИТ указана «шерстяная одежда». ПТ сужает круг информации до
свитера. Использован пример конкретизации.
Housewives [47, с. 6]. – женщины/мамаши [6, с. 4].
В ТП используется генерализация. Не все женщины – домохозяйки
(housewives). В другой части текста такое же слово переведено как
«мамаши», что ближе по смыслу, однако это слово всё же имеет иную
стилистическую окраску. Кроме того, «мамаши» не обязательно являются
«домохозяйками».
3. Грамматические трансформации. Выделяются следующие типы:
дословный перевод (он же и синтаксическое уподобление; структура
предложения при переводе сохраняется), членение предложения,
объединение предложений (например, соединение двух простых
предложений в одно сложное), грамматические замены (подобной замене
может подвергаться грамматическая единица любого уровня).
4. Лексико-грамматические трансформации. Антонимический перевод
(замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в
переводе или наоборот), экспликация (описательный перевод; при помощи
подобного объяснения можно передать значение любого безэквивалентного
слова в ИТ, однако подобный перевод является слишком громоздким и
многословным), компенсация (возмещение утраченных элементов в тексте
перевода, как, например, стилистические и образные аспекты, при помощи
каких-либо других средств и, порой, в какой-либо иной части текста).
Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что при любом
переводе так или иначе приходится отбрасывать некоторую часть текста.
Порой сложно обойти потерю экспрессии и колорита оригинала. Часть
текста может быть возмещена при помощи разного рода замен
16
эквивалентами: привносится такой материал, которого нет в подлиннике
[51].
Реалии – слова или словосочетания, смысл которых передаёт объекты,
существующие только в той или иной культуре. Они не имеют точных
соответствий, поскольку в таком случае понятия чужеродны для носителей
языка, на который осуществляется перевод [43]. При передаче реалий
рекомендуется использовать комбинированные способы перевода:
ограничение одним не всегда является существенным [47]. Одно лишь
нахождение реалий представляет сложную задачу для переводчика, однако
их перевод становится еще большей трудностью. Корректная передача
реалий требует понимания, при каких обстоятельствах и в какой момент
времени происходит описанное в тексте. Иными словами, необходимо
иметь идеальное представление о действительности, важен уровень
коммуникативной компетенции переводчика, умение критического
мышления.
По М. Дебренн существует разграничение на три типа ошибок:
запланированные отклонения от установленной структуры языка (это
авторские неологизмы, каламбуры, игра слов), незапланированные
(оговорки, ляпсусы) и речевые ошибки [47, с. 61].
В процессе перевода допускается наличие орфографических и
грамматических ошибок лишь в том случае, когда происходит нарушение
норм языка в ИТ. Чаще всего, подобные ситуации встречаются в речи
персонажей или текстах, написанных ими. Таким образом, автор передаёт
те или иные черты характеров персонажей, что в свою очередь необходимо
любыми доступными переводчику средствами перенести и в ПТ.
В случае перевода текста принадлежащего более раннему промежутку
времени, восприятие произведения современным читателем перевода
должно быть аналогичным современному читателю подлинника.
Современный перевод должен давать читателю информацию о том, что
текст не современен. С помощью особых приемов необходимо показать,

17
насколько он устарел [51]. Перевод должен подчеркивать эпоху создания
оригинала [49].
Передача сленга происходит с помощью нейтральных словарных
соответствий, контекстуальной замены (нейтральным словом или
сленговым), опущения, сленговым словарным соответствием.
Окказионализмы переводятся при помощи описательного перевода,
замены части речи и контекстуальной замены [3], [4, с. 235].
На данный момент междометия недостаточно изучены в рамках теории
перевода. Порой интеръекции игнорируются при переводе, что
неоправданно с точки зрения адекватности и качества перевода.
Художественные тексты бывают наполнены прямой речью персонажей, что
влечет за собой обилие междометий, значения которых порой кардинально
отличаются от тех, что подразумеваются в ИТ [48]. В данном случае
необходимо определить интонацию, поскольку именно она детерминирует
семантику интеръекции. Кроме того, чтобы достичь адекватного перевода,
необходимо заострять особое внимание на её «гендерных и
интерлингвистических особенностях» [48, с.161].

1.5. Индивидуальность переводчика. Объект перевода


Понятие «творческая индивидуальность переводчика» играет ключевую
роль для художественного перевода. В настоящее время во многих
гуманитарных науках существует особая заинтересованность в концепте
«человек в языке» [47, с. 371].
Многие ученые считают, что художественный перевод следует
рассматривать «как разновидность словотворческого искусства, что
означает подход не с литературоведческой точки зрения» [1, с. 49]. В
антологии «Encyclopedia of literary translation» искусство называется
переводом («art is the translation»), основанным на личностном восприятии,
исследовании и творческом подходе. ПТ в свою очередь представляет новое
творение, предоставляющее фундамент для множественного числа

18
прочтений, интерпретаций. Столь грандиозный результат не зависит ни от
намерений автора оригинала, ни от замыслов его переводчика [48, с. 66].
Прежде всего переводчику необходимо уловить основную идею,
выраженную в оригинале произведения. Обнаружив главную мысль,
следует использовать эквиваленты, в свою очередь, отталкиваясь от этой
мысли. Иными словами, в данном случае художественный перевод
представляет собой эквивалентное соответствие оригиналу в эстетическом
аспекте, а не в лингвистическом.
Перевод, будучи творческим процессом, должен выделять
индивидуальность переводчика, но, тем не менее, основной задачей всё же
остаётся передача характерных черт и особенностей оригинала. Чтобы
создать адекватный перевод с художественной и эмоциональной точки
зрения, переводчику необходимо найти наиболее подходящие средства
перевода [51].
Процесс переводческого искусства может быть описан следующим
образом: сначала происходит воздействие произведения на переводчика
художественного текста. Переводчик, в свою очередь, проявляет к тексту
какое-то определенное эмоциональное отношение. Происходит
взаимодействие субъективных и объективных факторов, «скупой»
структуры текста и отношения переводчика к нему. Таким образом, сам
перевод происходит обязательно с учетом обоих факторов [1, с. 48].
Термин «реалистичный перевод» принадлежит советскому переводчику
И.А. Кашкину. Как указывается в работе М.В. Алимова, целью подобного
перевода, по его Кашкина, является «...воссоздание объективной
реальности, которая содержится в тексте подлинника, со всем его
смысловым и образным богатством» [1, с. 50]. Схожее мнение встречается
и у филолога-теоретика А.В. Фёдорова: «полноценность перевода означает
исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника и
полноценное формальное и стилистическое соответствие ему». Цель
перевода состоит не в переделке текста под чье-то восприятие, а в
сохранении содержания, функций, стилевых, стилистических,
19
коммуникативных и художественных ценностей оригинала» [1, с. 50]. Б.Л.
Пастернак же в замечаниях к переводам Шекспира выразился: «… перевод
должен производить впечатление жизни, а не словесности» [51].
Художественный текст не обязан описывать действительность
объективно. Действительность, описанная в таком тексте, является скорей
«преломленной» в сознании автора. Говоря другими словами,
художественный текст можно назвать созданием определенной картины
мира. Скорей всего, она достоверна для автора и имеет нечто общее с
картинами мира остальных людей, но в тоже время она не будет полностью
совпадать с представлениями других людей.
Несомненно, картину мира можно назвать «индивидуальным продуктом
обработки информации» человеком о действительности, которая окружает
его [47, с. 371]. Огромную роль в формировании подобной картины играют
психологические характеристики той или иной личности. Двух людей,
полностью схожих по психологическим характеристикам, найти
невозможно. Из этого можно сделать вывод, что картина мира, а также
смысл, получаемый из текста разными переводчиками, никогда не будут
идеально схожими.
М.Я. Дымарский утверждает, что текст «изначально многозначен», его
восприятие произвольно [36, с. 104]. «Текст понимается как знаковая
продукция, представляющая собою систему визуальных/звуковых
сигналов, интерпретируемых реципиентом и образующих у реципиента
систему представлений (смыслов)» [36, с. 105].
Таким образом, перевод художественного текста обладает
интерпретативным характером [1, с. 51]. Вероятно, может существовать
бесконечное число интерпретаций одного текста. Различия в
интерпретациях могут быть семантическими и грамматическими.
Перед началом перевода необходимо провести важную
подготовительную работу в художественном анализе подлинника, т.е. в
понимании смысла, образности текста, его стиля. Художественные тексты

20
характеризуются своими коннотативными и имплицитными смыслами [36,
с. 105].
Если переводчик стремится к дословному переводу, даже несмотря на
очевидные расхождения языков, ПТ будет неизбежно наполнен
нарушениями норм языка перевода. Более того, понимание подобного
текста реципиентом будет усложнено, вероятней всего произойдет
искажение стиля и смысла ИТ.
Нередко встречаются и случаи, когда помимо каких-то определенных
знаний переводчику необходимо мастерство. Порой художественный текст
наполнен витиеватыми комбинациями слов. Писатель может играть
словами и подобную игру не всегда легко воссоздать.
Основываясь на вышеизложенном материале, можно заключить, что в
современной теории перевода большее внимание уделяется личности
переводчика, а это подразумевает больший акцент на ментальной модели
текста, нежели вербальной. Очевидно, перевод отражает меру понимания
оригинального источника переводчиком [48, с. 66]. Тем не менее, для
полного анализа текста необходимо в одинаковой степени учитывать все его
компоненты, поскольку, к примеру, имплицитный смысл часто выражается
средствами грамматических и лексико-грамматических категорий [36, с.
106].

21
Выводы по главе 1
Главной задачей главы было проведение обзора основных аспектов
перевода. Подчеркнуто значение термина «перевод». В приведенных
источниках были найдены трактовки термина, часто схожие по
содержанию. Особый акцент поставлен на различии между переводами
текстов отдельных стилей. Основная часть главы затрагивает обзор
художественного перевода, сложностей, которые возникают при его
осуществлении (эквивалентная, безэквивалентная лексика), и
многочисленных способов, помогающих в преодолении этих трудностей.
Упоминаются критерии, которым необходимо следовать при создании ПТ,
что также включает в себя более обширный обзор эквивалентности и
адекватности, их различии. Заключается вывод о том, что безупречно
идеального тождества в смысле перевода не существует. Порой приходится
лишаться тех или иных незначительных смыслов оригинала: данная
ситуация является необратимой из-за того, что не существует языков с
одинаковой структурой.
Затрагивается междисциплинарность художественного перевода.
Поднимается важность перевода как творческой деятельности. Проводится
разграничение между материалом текста и его объектом, где
подчеркивается особая значимость ментальной составляющей текста, его
понимания и, следовательно, перевода.

22
Глава 2. Анализ материала и объекта текстов произведений Ray
Bradbury и их перевода
2.1. Анализ перевода произведения Ray Bradbury «451 Fahrenheit»
В рамках практической части работы были выбраны следующие
произведения Р. Брэдбери: «451 Fahrenheit» и «Smile».
Поскольку современная теория перевода разграничивает текст на две
основополагающие части (материал (вербальный текст) и объект
(ментальный текст) [38]), анализ работы будет также проведен с учетом
данных моделей.
Принимая во внимание то, что переводы перечисленных
антиутопических новелл общепризнаны, было решено провести их
детальный анализ с целью выявления используемых техник перевода,
определения оптимальных и не оптимальных переводческих решений. В
случаях нахождения незначительных или же грубых ошибок,
предоставлены свои варианты перевода. В подавляющем числе примеров
рассматриваются лексико-семантические и лексико-грамматические
трансформации. Для наиболее удобного восприятия информации,
отобранные фразы были категорированы.
В данной части исследования анализу подвергается перевод «451
Fahrenheit» Т. Шинкарь. Прежде всего, стоит обратить внимание на то, в
какой промежуток времени был совершен один из рассматриваемых
переводов романа «451 Fahrenheit». Выбранный перевод был закончен в
1956 году и на данный момент является одной из самых распространенных
интерпретаций работы Р. Брэдбери в русскоязычных странах.
Авторские неологизмы (окказионализмы).
Jet car [46, c. 14] – Ракетный автомобиль [5, с. 17]
Несмотря на то, что термин «jet car» на данный момент используется
и не является выдуманным, какого-то определенного перевода на русский
язык найти не удалось. Стоит учесть то, что данное произведение было
написано в середине прошлого века и переведено чуть позже. Вероятно, на
тот момент подобного термина еще не существовало. Более того, принимая
23
во внимание жанр работы и предоставленный в романе контекст, можно
предположить, что данный автомобиль всё же выдуман автором ИТ, т.е.
использование не самого точного термина (если таковой существует) в
переводе для обозначения «jet car» не является ошибочным решением.
Jet-bombs [46, c. 20-21] – Ракетные бомбардировщики [5, с. 25] и Jet
plane [46, с. 45] – Ракетный бомбардировщик [5, с. 56]
Ситуация, схожая с предыдущим примером. Термин «jet plane»
существует на данный момент, и его можно было бы перевести как
«реактивный самолёт/истребитель».
So I rarely watch the ‘parlour walls’ [46, c. 15] – Я редко смотрю
телевизионные передачи [5, c. 18]
Основываясь на имеющемся описании в ИТ, можно сказать, что
«parlour walls» представляют собой телевизионный экраны по периметру
комнаты. Для наибольшего погружения зрителя в происходящее (до такой
степени, что зритель буквально сам становился участником) по задумке
романа можно приобрести четыре подобных экрана по одному на каждую
стену комнаты. В данном случае и на протяжении всего перевода
произведения упускается само название авторского неологизма.
Происходит лишь косвенное обращение к их существованию, как можно
видеть в вышеприведенном примере ПТ, где речь идет о «телевизионных
передачах». Тем не менее, значение «parlour walls» намного шире. И всё же
было бы неправильно не отметить, что Р. Брэдбери заостряет в романе
большее внимание на человеке и сложных конфликтах его сущности,
нежели на выдуманных технологических приборах, что также является
аргументом в пользу Т. Шинкарь, пропустивший перевод термина.
He put his hand into the glove-hole of his front door and let it know his
touch. The front door slid open [46, c. 16] – Он сунул руку в специальную
скважину во входной двери своего дома. В ответ на прикосновение его
пальцев дверь отворилась. [5, c. 20]
«Glove-hole» – еще один термин, придуманный писателем. Скорей
всего, эта часть двери проверяет отпечатки пальцев перед тем, как открыть
24
проход. Точного перевода термина нет, и переводчик называет его лишь
«специальной скважиной», стараясь передать его необычность
определением «специальный», несмотря на то, что эквивалента слова нет в
ИТ.
the three dimensional sex magazines [46, с. 77] – эротические журналы
[5, с. 95]
В ПТ упускается перевод лексической единицы «three dimensional»,
подчеркивающей технологически прогресс происходящего. Вероятно,
подобное опущение было совершено автором в силу невозможности
передать подобный термин на русский язык на момент совершения
перевода. В настоящее время, англицизм «3-D», подразумевающий
трёхмерную графику, широко используется в языке. Предлагаемый вариант
перевода: трёхмерные эротические журналы.
robot tellers [46, с. 120] – механические роботы [5, с. 150]
В данном случае в тексте перевода не передается смысл авторского
неологизма. Роботы сами по себе «механические». Слово «teller» в
сочетании с «robot» может переводиться следующим образом: «робот-
кассир».
Реалии.
a marshmallow on a stick [46, c. 7] – прутик с леденцом [5, с. 9]
В данном случае можно предположить, что решение перевести слово
«marshmallow» как «леденец», а не «пастила» (что наиболее соответствует
значению данного слова), обусловлено желанием передать происходящее,
что включает в себя и предмет, в наиболее понятной для советского
читателя форме. Принимая во внимание терминологию Ю. Найда, можно
сказать, что в данном случае осуществлена динамическая ориентировка.
Происходит адаптация перевода.
The French windows [46, c. 19] – Балконная дверь [5, c. 24]
В словарях приводятся следующие примеры перевода: двустворчатое
окно (доходящее до пола), балконная дверь и французское окно [51].

25
Hope I didn't do anything foolish at the party [46, с. 27]. – Надеюсь, я не
натворила вчера каких-нибудь глупостей? [5, с. 34].
В тексте постоянно упускается то, что Милдред говорит о вероятно
прошедшей «вечеринке» (party). Вероятно, это вызвано отсутствием
данного понятия в языке переводчика на момент перевода текста. Вероятно,
подобный варинат перевода был бы более правильным: «надеюсь, я не
натворила ничего глупого на вечернике».
You know, the high-school girl. [46, с. 63] – Ну, ту, что учится в школе.
[5, с. 78]
«High-school» имеет более конкретное значение (старшая школа),
нежели фраза, переданная в ПТ, где говорится просто про школу. Вероятно,
из-за отсутствия эквивалента в русском языке, в переводе используется
генерализация. В качестве перевода предлагается следующий вариант:
«девчонку, которая учится в старших классах/в старшей школе».
Films and radios, magazines, books levelled down to a sort of paste
pudding norm «…» [46, с. 73] – «…» содержание фильмов, радиопередач,
журналов, книг снизилось до известного стандарта. Этакая универсальная
жвачка. [5, с. 89]
В данном случае фраза «paste pudding norm» переводится как «этакая
универсальная жвачка». Термин в ИТ, в свою очередь, означает нечто
безвкусное и простое, поскольку «paste pudding» - это пудинг, состоящий
полностью из пасты/теста/пастилы и, следовательно, не имеющий вкуса
[51].
Towns turn into motels [46, с. 76] – Города превратились в туристские
лагери [5, с. 94]
Поскольку в русском языке на момент перевода не существовало
эквивалента слову «motel», то в ПТ используется такой вариант, как
«туристический лагерь», что не соответствует указанной в ИТ лексической
единице. В данном случае предлагается следующий вариант перевода:
«мотель/гостиница для автотуристов» [51].

26
Подмена названий явлений/объектов, действий, описания для
создания более гармоничного звучания в ПТ.
«…» fell down the hole [46, c. 8] – «…» скользнул в люк [5, c. 9]
Некое отверстие, расположенное в полу, заменяется на «люк», что
можно также назвать переводческим уточнением информации.
golden pole [46, c. 8] – блестящий бронзовый шест [5, c. 10]
В данном случае шест, описанный автором ИТ, был назван
«золотистым», однако в ПТ заметна подмена материала предмета на бронзу
и, в тоже время, добавлено компенсирующее эту подмену прилагательное
«блестящий», что в целом можно счесть за эквивалент перевода.
Perhaps his nose detected a faint perfume «…» [46, c. 9] – Может быть,
его ноздри улавливали слабый аромат «…» [5, c. 11-12]
По какой-то причине «нос» подменяется на «ноздри», что в данном
случае, скорей всего, является ошибкой. «Ноздри» не могут улавливать
аромат.
Flicker of an eyelid [46, c. 17] – Взмах ресниц [5, c. 21-22]
Предоставленный вариант перевода не является эквивалентным тому,
что написано в ИТ. Eyelid – веко.
So late in the year [46, c. 12] – Ведь на дворе осень [5, c. 14]
В данном случае переводчик уточняет время года, в течение которого
происходит повествование, что хоть и напрямую не указано в тексте, но всё
же может быть логически вычленено.
“Well, doesn’t this mean anything to you?” “Yes.” [46, c. 14] –- А это
вам разве ни о чём не говорит? - Говорит [5, c. 17].
Пример замены слова (в данном случае в ответе персонажа) для
создания более гармоничного звучания ПТ.
But cars started rushing by so quickly they had to stretch the advertising
out so it would last [46, c. 15]. – Но теперь автомобили несутся по дорогам
с такой скоростью, что рекламы пришлось удлинить, а то их никто и
прочитать бы не смог [5, c. 18].

27
Происходит подмена текста дополнительным объяснением
происходящего. В данном случае было бы сложно обойти подобное
изменение без нарушения логики ПТ.
There’s a man in the moon [46, c. 15]. – На луне можно увидеть
человечка [5, c. 18].
Слово «man» в ИТ не имеет какой-либо дополнительно окраски,
отсутствуют определения, которые могли бы её вызвать. Однако в ПТ оно
переведено как «человечек».
There had been no night in the last two years that Mildred had not swum
that sea, had not gladly gone down in it for the third time [46, c. 19]. – Не было
ночи за последние два года, когда Милдред не уплывала бы на этих волнах,
не погружалась бы в них с готовностью еще и еще раз [5, c. 23].
Лексически информация в конце предложения ИТ и ПТ
видоизменена. В ИТ указывается более точное количество раз выполнения
действия, однако данное число скорей является не определенным, а
приблизительным, указывающим на то, что Милдред из раза в раз с
удовольствием занимается подобным. Эта идея как раз и передана в ПТ.
Hell! [46, c. 23] – Врача-а! [5, c. 28]
Необычная интерпретация восклицания персонажа. Учитывая
контекст, в котором до этой фразы главный герой возмущается тем, что к
ним не привели настоящего врача, подобный перевод имеет смысл,
значительно отличающийся от оригинала. Более адекватным переводческим
решением в данном случае был бы следующий вариант: «Черт возьми!».
Подобный выбор эквивалента позволяет точно передать раздражение
говорящего.
The operator’s cigarette moved on his lips. [46, c. 23] – Сигарета
подпрыгнула в губах у санитара. [5, c. 28]
Действие сигареты изменено. То, что она «двинулась» в ИТ, не
означает, что она «подпрыгнула», хотя подобный вариант возможен.
Blow your nose on a person, wad them, flush them away, reach for another,
blow, wad, flush [46, с. 25]. – Человек в наше время – как бумажная
28
салфетка: в неё сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую,
сморкаются, комкают, бросают… [5, c. 31].
В ПТ используется метафора (сравнение человека с салфеткой) и при
помощи этой метафоры выстраивается высказывание (то есть, если
воспринимать буквально, то действия производятся на самой салфетке); в
ИТ сначала дается сравнение человека с салфеткой, а затем в высказывании
производятся такие же действия, как и с этой салфеткой, делая само
высказывание более броским.
Flush them away/flush [46, c. 25] – Выбрасывать/бросать [5, c. 31]
В данном отрывке речь идёт про салфетки. «Flush away» в словаре:
«смывать; спускать воду (в туалете)» [51]. В ИТ получается более «мягкое»
звучание.
«…» checked Mildred [46, c. 25] – «…» подошел к Милдред [5, c. 32]
Изменение действия, совершенного персонажем. В ИТ главный герой
проверяет, всё ли в порядке с Милдред. В ПТ он просто подошел к ней.
Данное изменение содержит частичную утрату смысла оригинальной
фразы.
A third. «…» A fourth. «…» [46, c. 26] – Еще одна. «…» Еще одна. «…»
[5, c. 32]
Перечисление ИТ изменено в ПТ, что не представляет какой-то грубой
ошибки. Смысл повествования соответствует оригиналу.
a spidery metal hand [46, c. 26] – тонкая металлическая рука [5, c. 33]
В ПТ определение передано с потерей описательной черты. Пропадает
сравнение механизма с пауком. Нечто подобное можно увидеть и в примере
ниже:
The toaster spidered out a piece of buttered bread for him. [46, c. 27] –
Тостер выбросил ему ломтик пропитанного маслом хлеба. [5, c. 34]
Таким образом, в переводе не передаётся метафора, сопоставляющая
домашнюю технику с «пауком» и все действия, которые она совершают, в
оригинале кажутся «паучьими».

29
"You'd better run on to your appointment" [46, с. 34] – Вам пора. Не
опоздайте к своему психиатру. [5, с. 41]
До этого момента в тексте упомянута встреча девушки с психиатром
и в данной фразе главный герой предлагает ей поторопиться к нему. ПТ и
ИТ имеют незначительные отличия друг от друга, поскольку в оригинале
Монтаг говорит о психиатре, а в ИТ – о назначенной с ним встрече.
great window [46, с. 34] – квадратное окно [5, с. 42]
Изменено слово, определяющее окно. Более того, в ПТ добавляется
форма, о которой в оригинале можно лишь догадываться (в нём говорится
только о размере).
three seconds later [46, с. 35] – Через несколько секунд [5, с. 43]
В тексте оригинала присутствует более точное указание времени (три
секунды), в то время как в переводе осуществляется генерализация. Логика
повествования не нарушается.
«…» caught half across the areaway [46, с. 35] – «…» не успев
пробежать и несколько метров [5, с. 43]
В тексте перевода осуществляется подмена. В ИТ говорится о том, что
животное ловят после того, как оно успевает пробежать половину пути,
однако в ПТ данная информация подменяется метрами, наличие которых не
передаёт той дистанции, что указана в оригинале. Тем не менее, подмена
информации не является значимой.
«…» his face was green-white [46, с. 36] – «…» лицо его покрылось
землистой бледностью [5, с. 45]
Лицо в ИТ «зелёно-белое», однако в переводе добавляется
качественная окраска, при этом смысл оригинального высказывания
полностью сохраняется.
It's like a lesson in ballistics. [46, с. 37] – Это как задача по баллистике.
[5, с. 46]
«Урок по баллистике» сужается по своему значению до «задачи».
It makes me cold. [46, с. 38] – Это даже как-то страшно. [5, с. 47]

30
Состояние, описанное в ИТ, передано в ПТ как эмоция (персонаж
испытывает страх). Более близкий вариант перевода оригинала: «меня от
этого бросает в холод (холодный пот)/мурашки по коже».
It doesn't think anything we don't want it to think [46, с. 38]. – Он ничего
не думает, кроме того, что мы в него вложили. [5, с. 47]
В ИТ сообщается, что Пёс «не думает о том, о чем они не хотят, чтобы
он думал». В ПТ конечная информация немного видоизменена: в данном
случае акцентируется внимание на том, что Пёс запрограммирован
определённым образом, а не на желании тех, кто внёс в него определенные
команды.
Six of my friends have been shot in the last year alone [46, с. 42]. – Только
в этом году шесть моих сверстников были застрелены. [5, с. 52]
В ИТ персонаж рассказывает о друзьях («friends»), однако в ПТ данное
слово заменяется на «сверстников». Скорей всего, подобное изменение
было вызвано различными коннотациями слов «friend» и «друг». В
английском языке есть возможность назвать любого знакомого словом
«friend». Тем не менее, слово «сверстники» имеет более ограниченное
значение в соотношении со значением слова «friend». Персонаж мог
говорить о людях любого возраста, поэтому в переводе было бы более
подходящим вариантом использовать слово «знакомый».
The men walked clumsily to the door. [46, с. 52] – Пожарные неуклюже
пробирались к выходу. [5, с. 65]
В данном случае происходит, с первого взгляда, незначительное
изменение в переводе. Несмотря на то, что слово «door» можно было бы
перевести как «дверь», вариант, указанный в ПТ («выход»), соответствует
логике повествования. Использование буквального перевода в данном
случае могло частично нарушить данную логику, поскольку не каждая дверь
в доме ведет на выход из дома. Использованный переводческий приём
можно назвать конкретизацией.
the path of kerosene lay like the track of some evil snail [46, с. 53] – как
след гигантского червя, пролегала темная полоска керосина [5, с. 67]
31
В исходном тексте при сравнении указывается «evil snail» («злая
улитка»). Тем не менее, в переведенном тексте по какой-то причине
решается изменить это фразу на «гигантского червя». Вероятно, по мнению
переводчика, образ червя больших размеров является вполне устрашающим
и «злым». Однако в таком случае теряется имплицитное сравнение керосина
со слизью, производимой улиткой.
Watch it, Stoneman! [46, с. 55] – Не зевайте, Стоунмен! [5, с. 68]
После того, как водитель проезжает мимо нужного места,
выкрикивается фраза, приведенная выше. В ПТ словосочетание «watch it»
переведено как «не зевайте», что вполне логично, учитывая положение
происходящего. Следующий пример предлагается в качестве
дополнительного варианта перевода: «Следите за дорогой, Стоунмен!»
"What?" [46, с. 55] – Ты что-то сказал? [5, с. 68]
В тексте перевода вопрос, состоящий из одного слова, подменяется
целой фразой.
He came out of the room sweating and on the point of collapse [46, с. 61].
– Весь в поту, на грани обморока Монтэг выскакивал из гостиной [5, с. 76]
Слово «came» переведено с добавлением эмоциональной окраски:
«выскакивал». Исходя из контекста, подобное решение является довольно
логичным.
Good God, nothing's connected up. [46, с. 61] – Господи, ничего нельзя
понять!.. [5, с. 76]
Из ИТ логическим образом выводится ПТ. «Nothing's connected up»
(«Нет никакой связи») передается при помощи модуляции (смыслового
развития). Поскольку нет связи, ничего нельзя понять.
And if it was not the three walls soon to be four walls and the dream
complete «…» [46, с. 62] – «…» если не эти три говорящие стены, к которым
по мечте Милдред скоро должна была прибавиться четвертая «…» [5, с.
77]
В ПТ уточняется, чьей мечтой является получение четвертой стены,
что само собой подразумевается в ИТ.
32
«…» said Mildred in the dark room [46, с. 63]. – «…» прозвучал голос
Милдред в темноте [5, с. 78].
В ПТ происходит незначительное изменение обстоятельства места.
Вероятно, автор перевода решает использовать менее дословный вариант
эквивалента фразы «dark room» («темная комната») с целью передать текст
более естественно на русском языке.
The electric thimble moved like a praying mantis «…» [46, с. 64] –
Радиовтулка шевельнулась под ее рукой, как живое насекомое «…» [5, с. 79]
В ИТ при сравнении используется вид насекомого «praying mantis»
(«богомол»). В ПТ данное сравнение передается следующим образом: «как
живое насекомое». Переводческое изменение в данном случае не совсем
обосновано. Вероятно, автор перевода хотел подчеркнуть то, что это
насекомое было «живым», поэтому оно и зашевелилось.
body as thin as a praying mantis [46, с. 65] – сухощавое, как у кузнечика,
тело [5, с. 80]
В данном случае при переводе вновь происходит изменение
лексической единицы «praying mantis», означающей на русском языке слово
«богомол». Переводчик решает использовать слово «кузнечик», не смотря
на то, что существуют заметные различия между упомянутыми
насекомыми. Подобный вариант перевода не считается адекватным, даже
несмотря на то, что изменение происходит в сравнении и при прочтении
обоих вариантов улавливается схожая суть.
She had stopped talking at the same time; a miraculous coincidence. [46,
с. 80] – И одновременно - какое счастливое совпадение! - перестали
двигаться губы Милдред. [5, с. 99]
В ИТ сообщается, что персонаж перестал говорить («stopped talking»).
В ПТ акцент заостряется на том, что губы персонажа перестали двигаться,
что логически следует из ИТ (перестала говорить – губы не двигаются).
I'm trying to think [46, с. 58]. – Я же стараюсь вспомнить [5, с. 72].
Происходит подмена слова «think» («думать») глаголом «вспомнить».
Данное переводческое решение является адекватным, исходя из контекста,
33
где персонажу задают вопрос о первой встрече, он не может вспомнить, а
вслед за этим и следует данная фраза.
Антонимический перевод.
It was not unlike the feeling [46, c. 19]. – Это чувство отчасти было
похоже [5, c. 24].
В ИТ используется двойное отрицание, необходимое для более яркой
передачи мысли. В ПТ, соответственно, предоставлено утвердительное
предложение.
They never see them slowly [46, c. 14] – Они ведь никогда их не видят
иначе как на большой скорости [5, c. 17]
Принимая во внимание контекст, следует уточнить, что речь идёт о
транспорте. В ИТ говорится о том, что водители никогда не ездят медленно,
в то время как в ПТ речь идёт о высокой скорости автомобилей.
The entire operation was not unlike «…» [46, c. 21] – Вся эта процедура
напоминала… [5, c. 27]
Двойное отрицание в ИТ передано в виде предложения с
утвердительной формой.
half-lit deck [46, с. 36] – полутемная площадка [5, с. 45]
В то время как в ИТ площадка наполовину залита светом, в ПТ
принимается решение сделать больший акцент на том, что она была
наполовину тёмной.
But Montag did not move. [46, с. 38] – Но Монтэг продолжал стоять у
люка. [5, с. 47]
В ИТ делается акцент на том, что персонаж не двигался, а в ПТ
заостряется внимание на выполнении действия (персонаж «стоит»). Более
того, в данном примере присутствуют добавления, говорящие читателю о
том, что Монтэг стоял уже некоторое время (поскольку он «продолжал») и
называется место, у которого он «стоял». Из-за подобных изменений
следуют изменения и в последующей части текста:
The Captain came over to the drop-hole [46, с. 38] – Брандмейстер
подошел к Монтэгу «…» [5, с. 47]
34
Поскольку в ПТ информация о люке уже была сообщена, в данном
предложении переводчик подменяет этот объект персонажем, который
стоит у него. Смысл текста одинаковый, но дополнение разное.
About the man whose library we fixed. [46, с. 46] – «…» того человека,
чьи книги мы тогда сожгли. [5, с. 57]
В случае с оригинальным текстом используется глагол «fixed», что
можно в целом перевести как «человека, чью библиотеку мы привели в
порядок/отремонтировали/поправили». В ПТ используется буквальное
толкование произошедшего, а также упускается выражение того, чем по
мнению говорящего занимаются пожарные.
Montag, up here! [46, с. 51] – Эй, там, внизу! Монтэг! Сюда! [5, с. 63]
В оригинальном тексте персонаж зовёт Монтэга подняться наверх
(«up here» - «наверх!»), в то время как в тексте перевода делается акцент на
том, где находится Монтэг на момент произнесения фразы («внизу»).
Изменение причинно-следственной связи в предложении.
He said because the silence had lengthened [46, c. 11]. – Сказал он,
чтобы прервать затянувшееся молчание [5, c. 14].
В данном случае для более гармоничного звучания предложения на
русском языке переводчик изменяет связь, где персонаж говорит не потому,
что молчание затянулось, а с той целью, чтобы прервать его.
Частичное или полное опущение информации.
He walked out of the fire station «…» [46, c. 8] – Выйдя «…» [5, c. 11]
В ПТ упущено упоминание места, из которого персонаж вышел. Судя по
всему, в данном случае переводчик старается снизить нагрузку излишней
информации, которая очевидна из самого повествования.
«…» perhaps the skin on the backs of his hands, on his face, felt the
temperature rise at this one spot where a person’s standing might rise the
immediate atmosphere ten degrees for an instant [46, c. 9] – «…» кожей лица и
рук он ощущал чуть заметное повышение температуры вблизи того
места, где стоял кто-то невидимый, согревая воздух своим телом [5, c. 11-
12]
35
Информация в концовке самого предложения частично упущена и
изменена. В ИТ присутствует более заметная конкретизация повышения
уровня температуры, в то время как в ПТ мы видим лишь обобщение
описанного.
The faintest whisper [46, c. 9] – Слабый шорох [5, c. 12]
Пример видоизменения сравнительной степени в процессе перевода,
что не является ошибкой со стороны переводчика, а обусловливается
нормами русского языка. Вариант «слабейший шорох» был бы
некорректным.
«…» a man who stood in the middle of the pavement waiting [46, с. 10] –
«…» мужчины, стоящего посреди тротуара [5, с. 13]
Опущено описание действия мужчины. В ИТ он очевидно находится
в состоянии ожидания, в то время как в ПТ просто стоит. Тем не менее,
данный пропуск незначителен.
My uncle drove slowly on a highway once. He drove forty miles an hour
«…» [46, с. 14] – Однажды мой дядя попробовал проехаться по шоссе со
скоростью не более сорока миль в час [5, с. 18]
В ПТ не указывается то, что дядя намеревался проехаться «медленно»,
а лишь называется та скорость, с которой он собирается ехать, что логически
обосновано.
As he stood there the sky over the house screamed [46, с. 20] – Вдруг небо
над домом заскрежетало [5, с. 25]
В данной части текста упущено описание действия, которым
занимался главный герой в тот момент, когда над домом раздались громкие
звуки. Данное опущение оправдано, поскольку подобная конструкция не
является необходимой с точки зрения русского языка.
«…» in a slow boil [46, с. 21] – «…» [5, с. 26]
Часть фразы упущена при переводе. В тексте говорится о том, что
«змея» высасывала некую жидкость «in a slow boil», т.е. «медленно
закипая».

36
“First, why don’t you «…»” [46, с. 22] – Почему вы не скажете… [5,
с. 26]
В ИТ упущен перевод смысловой единицы “first”, а также не
используется какой-либо иной эквивалент, восстанавливающий хоть и
незначительную, но всё же потерю смысла. В качестве варианта перевода
можно предложить следующее: «почему бы вам сначала не сказать».
Why didn’t they send an M.D. from Emergency? [46, с. 23] – Почему не
прислали врача? [5, с. 28]
ИТ не называет то место, откуда по словам героя должны были
прислать врача. Вероятно, переводчик сделал данное опущение с целью
избежать избыточной информации.
She had both ears plugged with electronic bees that were humming the hour
away [46, с. 26]. – Уши ее были плотно заткнуты гудящими электронными
пчелами [5, с. 33].
Не полностью передан смысл оригинального предложения. В конце
упущен отрывок «bees that were humming the hour away».
I didn't think I'd find one on the lawn this late [46, с. 31]. – Вот уж не
думала, что найду одуванчик так поздно осенью. [5, с. 38]
В ПТ упущен отрывок выражения девушки, содержащий «on the lawn»
(на лужайке/газоне).
Of course, that must be it [46, с. 32]. – «…»
Приведенное выше предложение полностью упускается автором ПТ.
«Конечно, так оно и есть» (утверждение собеседника).
faintly trembling beast [46, с. 34] – (механического) зверя [5, с. 42]
В ТП упущен перевод единицы «faintly trembling» (едва/слабо/еле-еле
подрагивающий/ вздрагивающий /дрожащий/ зверь).
«…» look at the Hound. [46, с. 34] – «…» заглянул в конуру. [5, с. 42]
В ПТ и ИТ используются разные слова для передачи совершенного
действия героем. В то время как оригинальный текст сообщает нам о том,
что Монтаг посмотрел на пса, переводчик решает построить алгоритм

37
информации так, что перед тем, как посмотреть на пса, герой сначала
заглядывает в конуру.
The animals were turned loose. [46, с. 35] – «…» [5, с. 43]
Полностью отсутствует перевод предложения (зверей спускали с
поводка/с цепи; животным давали волю/отпускали на волю).
Or go out in the cars and race on the streets, trying to see how close you
can get to lamp-posts, playing `chicken' and 'knock hub-caps.' [46, с. 41] – Или
сесть в автомобиль и мчаться по улицам - есть, знаете, такая игра: кто
ближе всех проскочит мимо фонарного столба или мимо другой машины.
[5, с. 51]
Анализ данного отрывка в основном сконцентрирован на фразе
«knocking hub-caps», что передана в ПТ с потерей смысла. Hub-cap –колпак
ступицы колеса. Knocking hub-caps является выражением, используемым в
гоночной терминологии. Во время гонки одна машина подъезжает к другой
настолько близко, что колпаки ступицы колес обеих автомобилей
сталкиваются. Обычно при таком ударе подверженное столкновению
транспортное средство выводится из контроля [52]. В ПТ ничего не
говорится о подобном столкновении, упоминается то, что машины
проезжают мимо друг друга.
He almost turned back to make the walk again, to give her time to appear.
[46, с. 44] – Он чуть не повернул обратно. Может быть, пройти еще раз
весь путь от дома до метро? [5, с. 55]
В конце предложения ИТ указывается причина, по которой персонаж
хотел пройтись по улице еще раз. В ПТ она отсутствует, однако уточняется
место, откуда и до какого места он хотел совершить путь (что является
добавленной информацией, хоть и логически понятной в оригинале).
Beatty was looking at him as if he were a museum statue. [46, с. 45] –
Битти разглядывал его, как музейный экспонат. [5, с. 56]
В сравнении ПТ указан «экспонат». В ИТ присутствует более
конкретный объект сравнения: «statue» (статуя/изваяние/скульптура [51]). В
случае с экспонатом даётся более широкое значение, однако логика всё
38
равно не утрачивается, поскольку данное предложение подразумевает, что
экспонат в форме человека и, скорей всего, он будет являться каким-то
изваянием.
million forbidden books [46, с. 46] – запрещенных книг [5, с. 58]
Несмотря на то, что число в ИТ не является точным, а лишь
представляет преувеличение («миллион запрещенных книг»), в ПТ оно
утеряно.
hose which sprayed not water but kerosene [46, с. 46] – политые струей
керосина из шланга [5, с. 58]
В тексте оригинала присутствует противопоставление.
Акцентируется внимание на том, что из шланга поливали теперь не водой,
а керосином. В ПТ речь идет просто о керосине.
suddenly odious and fat [46, с. 48] – уродливые и неуклюжие [5, с. 61]
В ПТ отсутствует как перевод наречия «suddenly», так и компенсация
подобного опущения. В качестве перевода предлагается следующий
вариант: «неожиданным образом уродливые и неуклюжие».
Montag's hand closed like a mouth, crushed the book with wild devotion,
with an insanity of mindlessness to his chest. [46, с. 51] – Рука Монтэга сама
собой стиснула книгу. Самозабвенно, бездумно, безрассудно он прижал ее к
груди. [5, с. 63]
В данном случае в оригинальном тексте присутствует сравнение руки
Монтэга со ртом. Этот пример, когда действия Монтэга, вызванные
желанием взять книги или узнать, чем же они так особенны, сравниваются
с «ненасытным ртом», не является единственным. В ПТ данного отрывка
сравнение полностью утеряно.
His hands were ravenous [46, с. 56] – Его руки охвачены ненасытной
жадностью. [5, с. 69]
Еще один пример, в котором продолжается связь с метафорой «рука –
ненасытный рот». В ПТ сохранена метафора ИТ, чего нельзя сказать о
предыдущем примере.

39
And his eyes were beginning to feel hunger, as if they must look at
something, anything, everything. [46, с. 56] – И теперь эта жадность
передалась уже и его глазам: ему вдруг захотелось глядеть и глядеть, не
переставая, глядеть на что-нибудь, безразлично, на что, глядеть на все...
[5, с. 69]
В приведённом отрывке ПТ и ИТ вновь используется метафора,
связующая голод и части тела.
"I want to stay here" [46, с. 53] – Я останусь здесь [5, с. 66].
В ПТ глагол «want» соединяется с глаголом «оставаться», преобразуя
последний в форму его будущего времени. Используя подобное
переводческое решение, теряется указание на то, что персонаж «хочет»
остаться. С другой стороны, форма глагола в будущем времени
подчеркивает непоколебимую уверенность в том, что персонаж
действительно останется, что вполне соответствует контексту.
«…» she had come to weigh them quietly with her eyes, her quietness a
condemnation. [46, с. 54] – «…» [она] окинула их долгим спокойным взглядом.
[5, с. 67]
Упущен перевод слова «condemnation», означающий «осуждение».
Подобное опущение никак не компенсируется в ПТ. Предлагаемый вариант
перевода в данном случае: «она окинула их своим спокойным осуждающим
взглядом».
You've gone right by the corner where we turn for the firehouse. [46, с. 55]
– Проехали наш поворот. [5, с. 68]
Фраза ПТ значительно меньше по размеру в сравнении с ее аналогом
в ИТ. В тексте перевода не упоминается пожарная станция. Она заменена на
местоимение «наш», что вполне компенсирует утрату.
Literally not just one wall but, so far, three! [46, с. 59] – Даже не одна
[стена], а целых три «…» [5, с. 74]
В ПТ утрачивается перевод лексических единиц «literally» и «so far».
Первая единица, означающая «буквально», подчеркивает особенность
высказывания, иронию происходящего. Вторая единица, означающая «пока
40
еще/на данный момент», в свою очередь, подчеркивает высокую
вероятность того, что в будущем стен станет больше (ситуация ухудшится).
He was a victim of concussion [46, с. 60]. – Что-то вроде контузии. [5,
с. 75]
В ПТ упускается перевод слова «victim». Вероятно, переводчик текста
старался избежать буквальности в переводе. Предлагаемый вариант
перевода: «Он был жертвой контузии».
"At least keep it down to the minimum!" [46, с. 62] – "Сбавь до
минимума!" [5, с. 77]
Утрачен перевод лексической единицы «at least» («по крайней
мере/хотя бы»).
huge October leaf [46, с. 64] – большой осенний лист [5, с. 80]
В ПТ используется генерализация. «Октябрьский лист» становится
«осенним». Теряется уточнение, указывающее на месяц, в течение которого
происходили события.
The hidden book was still there. [46, с. 68] – Книга была там. [5, с. 84]
В ПТ пропадает упоминание того, что книга была спрятана (однако из
контекста произведения вполне ясно то, что книга спрятана: до этого
упоминается, что герой спрятал книгу). Более того, в ПТ нет ни эквивалента,
ни компенсации перевода лексической единицы «still», означающей
продолжительность процесса.
«…» men with the cigarettes moving in their mouths when they talked. [46,
с. 70] – «…» людей с сигаретами в зубах. [5, с. 86]
\В данном случае отрывок ПТ не полностью соответствует ИТ.
Пропущен перевод фразы «moving in their mouths when they talked».
Предлагается следующий вариант перевода: «людей, в зубах которых во
время разговора шевелились/двигались сигареты».
This time, Mildred ran [46, стр. 71]. – Милдред выскочила из комнаты
[5, с. 87].

41
В переводе пропущена лексическая единица («this time»), отмечающая
то, что именно «на этот раз» Милдред послушалась приказа, хотя до этого
не делала ничего.
"Wow," said Mildred [46, с. 75] – Трах!- воскликнула Милдред [5, с. 92]
Междометие «wow» означает выражение удивления и порой
удовольствия, а «трах», скорей, является звуком удара, столкновения. В
качестве эквивалента перевода предлагается следующие варианты: «ого/вот
это да/ну и ну». В настоящее время довольно часто в русском языке
используется интръекция «вау!», что могло также послужить эквивалентом
перевода.
She didn't want to know how a thing was done, but why. That can be
embarrassing [46, с. 81]. – Ее интересовало не то, как делается что-нибудь,
а для чего и почему. А подобная любознательность опасна [5, с. 100].
В ИТ результат любопытства персонажа описывается
прилагательным «embarrassing», что означает нечто позорное/постыдное
[51]. В ПТ используется не совсем точный вариант перевода слова:
«опасный». Однако, учитывая контекст, можно сказать, что подобное
переводческое решение обосновано.
Cram them full of noncombustible data [46, с. 82] – Набивайте людям
головы цифрами [5, с. 101]
При переносе текста на русский язык был утрачен перевод
прилагательного «noncombustible» («огнестойкий» [51]). Принимая во
внимание специфику романа, использование подобного слова в речи
персонажа является довольно интересным приёмом, который, в свою
очередь, опущен в ПТ.
Добавления в переводе.
transformed [46, с. 13] – Странно преображенные [5, c. 15].
Добавлено наречие, которого не было в оригинале.
Darkness [46, с. 18]. – Мрак. Темнота [5, с. 23].
Избыточное использование синонимичных слов.

42
He felt that the stars had been pulverized by sound of the black jets and that
in the morning the earth would be thought as he stood shivering in the dark, and
let his lips go on moving and moving [46, с. 21]. – Ему казалось, что от рева
черных бомбардировщиков звезды превратились в пыль и завтра утром
земля будет вся осыпана этой пылью, словно диковинным снегом. Эта
нелепая мысль не покидала его, пока он стоял в темноте возле телефона,
дрожа всем телом, беззвучно шевеля губами [5, с. 26].
Добавление информации, которая не была указана в ИТ. Вероятно,
переводчик по какой-то причине посчитал её важной для передачи смысла,
однако в оригинале текста нет какого-либо указания на необходимость
дополнительных фраз. Избыточные компоненты из указанного перевода:
«утром земля будет вся осыпана этой пылью, словно диковинным снегом»,
[стоял] «возле телефона».
The men with the eyes of puff-adders «…» [46, с. 23] – Люди с холодным,
как у гадюки, взглядом «…» [5, с. 29]
В ИТ добавлено описание взгляда (холодный).
Montag heard the voices talking, talking, giving, talking, weaving,
reweaving their hypnotic web [46, с. 25]. – Монтэг слышал голоса беседующих
людей, они что-то говорили, спрашивали, отвечали, снова и снова сплетая
магическую ткань слов [5, с. 31].
В данном примере в ПТ добавлены «беседующие люди». С одной
стороны, подобное переводческое решение не является неправильным,
поскольку оно логически обосновано («разговаривающие голоса»
несомненно принадлежали людям). С другой стороны, подобная
дополнительная информация не представляет никакой ценности: ничего
подобного не используется в ИТ и, более того, очевидно, что говорят люди.
Well, after all, this is the age of the disposable tissue. [46, с. 25]. – - В
конце концов, мы живем в век, когда люди уже не представляют ценности.
Человек в наше время – как бумажная салфетка «…» [5, с. 31].
В ПТ добавлена информация, тут же поясняющая сравнение с
салфеткой для читателя. Для перевода фразы «disposable tissue» больше
43
подошел бы вариант «разовая салфетка». В таком случае можно было бы
избежать пояснений и буквального воспроизведения метафоры из ИТ,
поскольку «Одноразовость» уже сама по себе подчеркивает отсутствие
ценности.
"Good-bye," he said [46, с. 30]. – До свидания, - ответил он,
направляясь к выходу «…» [5, с. 30]
В ПТ присутствует описание дополнительного действия. Вероятно,
таким образом, переводчик пытается добиться хорошей логической связи
повествования в тексте, переложенном на русский язык.
"What are you up to now?" "I'm still crazy. The rain feels good. «…» [46,
с. 30]. – - Что это вы делаете? Еще что-то придумали?- Ну да, я же
сумасшедшая. Как приятно, когда дождь падает тебе на лицо! [5, с. 37-
38].
Пытаясь передать более точный смысл, переводчик добавляет
предложения и даже порой делает их краше, чем в оригинале.
She looked at something in her hand. [46, с. 31]. – «…» ответила она и
взглянула на то, что прятала в руке [5, с. 38].
В ПТ говорится о том, что девушка «прятала в руке», несмотря на то,
что в ИТ нет упоминания про какой-либо объект, который она прятала.
“I am” [46, с. 31]. – Я влюблен, - упрямо повторил он [5, с. 39].
В оригинальном тексте нет упоминания о том, что персонаж «упрямо
говорил», однако, исходя из контекста ситуации, данное дополнение вполне
возможно.
I’m not angry. Upset, yes. [46, с. 32] – Я не сержусь. Так, чуточку
огорчился [5, с. 39]
В ПТ привнесено описание; задан дополнительный оттенок состояния
персонажа, о котором не упомянуто в оригинале («чуточку огорчился»).
He thought about it. [46, с. 33] – Он на минуту задумался [5, с. 40]
В ПТ добавлено «на минуту». Добавление звучит гармонично на
русском языке и, вероятно, делает выражение менее блеклым, однако в
целом не имеет какой-либо значимости (если его выбросить из текста,
44
ничего не изменится и фраза всё еще будет эквивалентной по отношению к
оригиналу).
He went out to look at the city [46, с. 34]. – Вышел поглядеть на спящий
город [5, с. 42].
В переводе появляется описание города. Поскольку действие
происходит посреди ночи, оно вполне логично, однако об этом нет речи.
Montag swallowed [46, с. 37]. – Монтэг судорожно глотнул воздух [5,
с. 46].
Логические добавления в ПТ, рассказывающие читателю то, как герой
«глотнул» и что. В случае их отсутствия фраза звучала бы на русском языке
неполноценно («Монтэг глотнул»).
Why? [46, с. 38] – Да почему вас это так беспокоит? [5, с. 48]
В ПТ даётся разъяснение поставленному вопросу.
It's just I haven't had time- [46, с. 40] – Это потому, что раньше я
никогда не замечал... Не хватало времени... [5, с. 50]
Первое предложение ПТ было добавлено переводчиком. Вероятно,
такое решение было принято для того, чтобы текст на русском языке звучал
более понятно для читателя.
a simple routine [46, с. 44] – порядок этот был так прост и несложен
[5, с. 54]
Дополнительное описание установленного порядка в ПТ.
closed eyes [46, с. 44] – плотно закрытые веки [5, с. 55]
В ПТ добавлено совершенного действия. Если перевести фразу более
буквально, то получится «закрытые глаза», что не нарушает структуру
русского языка, имеет большее соответствие оригиналу, однако уступает
экспрессивности ПТ.
Montag blinked. [46, с. 44] – Монтэг растерянно заморгал. [5, с. 56]
Добавлено описание действия. Кроме того, оно переведено как
продолжающееся, признаков чего в ИТ нет.
Beatty blinked slowly. [46, с. 46] – Битти медленно поднял и опустил
веки. [5, с. 58]
45
В ПТ глагол «blinked» (моргнул) передаётся при помощи более
подробного описания: «поднял и опустил веки».
Montag started up, his mouth opened. [46, с. 45] – Монтэг вздрогнул и
замер, приоткрыв рот,- странная мысль пришла ему в голову. [5, с. 56]
Добавлено описание того, по какой причине персонаж совершил эти
движения.
typed list [46, с. 46] – отпечатанные на машинке списки [5, с. 58]
В ПТ уточняется то, что список был напечатан именно на «машинке».
Скорей всего, подобное переводческое решение было сделано потому, что
на момент создания перевода подобную деятельность можно было
осуществлять только на печатной машинке. В данном случае можно было
бы перевести следующим более безопасным для потери или добавления
излишнего смысла способом: «напечатанный список».
She shouldn't be here, on top of everything! [46, с. 50] – Только этого ему
не хватало, ко всему остальному! Эта женщина! Она не должна была
быть здесь! [5, с. 63]
В ПТ добавляются два дополнительных предложения для того, чтобы
полностью передать фразу ИТ. Тем не менее, данный случай является
оптимальным в рамках текстового перевода.
"Don't stand there, idiot!" [46, с. 51] – Что вы там встали, идиот!
Отойдите! [5, с. 64]
В ПТ добавлено предложение, являющееся приказом со стороны
брандмейстера. Несмотря на то, что этого предложения нет в ИТ, оно может
быть логически выведено из предшествовавшего ему восклицания.
She shook her head [46, с. 52]. – Женщина отрицательно покачала
головой. [5, с. 65]
Добавлено описание выполненного действия, что логично, исходя из
контекста.
Beatty rubbed his chin [46, с. 54]. – Битти задумчиво потер подбородок
[5, с. 68].

46
Действие, совершенное в ИТ, переносится с добавлением описания. В
ПТ добавляется наречие, характеризующее действие персонажа
(«задумчиво»). Подобное переводческое решение логически дополняет
картину происходящего.
«…» leaning back against the closed door in the dark [46, с. 55] – Он
затворил за собой дверь спальни и устало прислонился к косяку [5, с. 69]
В конце предложения конкретизируется то, к чему прислонился
персонаж.
His wife said, at last [46, с. 55]. – После небольшой паузы жена наконец
сказала [5, с. 69].
Фраза «at last», означающая «в конце концов/наконец», дополняется
обстоятельством времени «после небольшой паузы».
A minute later she said [46, с. 56] – Через минуту жена снова сказала
[5, с. 70]
В ПТ добавлено указание того, что персонаж вновь произнес фразу,
что логически обосновано контекстом.
«…» not to remember where or when you met your husband or wife." [46,
с. 58] – Забыть, где впервые встретилась со своим мужем... И муж тоже
забыл, где встретился с женой... [5, с. 72]
В ПТ используется конкретизация, добавлено еще одно предложение,
уточняющее повествование.
She was up in the bathroom now, and he heard the water running, and the
swallowing sound she made [46, с. 58]. – Она, очевидно, встала и вышла в
ванную. Монтэг слышал плеск воды, льющейся из крана, затем глотки - она
запивала водой таблетки [5, с. 72].
В данном отрывке добавлено несколько единиц информации. Во-
первых, в ПТ используется вводное слово «очевидно», скорей
компенсирующее утрату перевода «now». Во-вторых, более детально
описываются действия персонажа. Вместо указания на то место, где она уже
была, описывается то, что она сделала перед тем, как оказалась там: «встала
и вышла». В-третьих, добавлено конкретное упоминание того, чем женщина
47
занималась в ванной: «запивала водой таблетки». Эквивалента этому в ИТ
нет, однако подобный поворот событий логичен, исходя из контекста.
And he remembered thinking then «…» [46, с. 59] – В ту ночь возле ее
постели он почувствовал «…» [5, с. 73]
В ПТ конкретизируется время, в течение которого происходит
написанное («ночь»).
Her voice was faint [46, с. 62]. – Еле слышно ответил ее голос из
темноты [5, с. 77].
В ПТ добавляется описание места действия, чего нет в ИТ, однако,
исходя из контекста (события происходят в тёмной комнате), переводческое
решение является обоснованным.
Her hands moved [46, с. 64]. – Милдред шарила по подушке. [5, с. 79]
Конкретизируется действие персонажа. Более того, подлежащее
сменяется с «hands» на «Милдред».
Well, I'm sick now. [46, с. 65] – Да, раньше не болел. А теперь болен [5,
с. 81].
В ПТ добавлено предложение с поясняющей информацией,
говорящей о том, что Монтэг до этого не болел, что логично из контекста:
до этой фразы его жена удивляется тому, что он ранее не болел, а теперь
болен.
Mildred said [46, с. 70]. – Вдруг Милдред сказала [5, с. 86].
В ПТ добавлено наречие «вдруг», соответствия которому нет в ИТ.
Mildred arose and began to move around the room, picking things up and
putting them down [46, с. 73]. – Милдред встала и начала ходить по комнате,
бесцельно переставляя вещи с места на место [5, с. 91]
В тексте перевода добавляется описание того, как Молдред выполняет
действие: «бесцельно». Более того, переводчик указывает, что она не просто
так подбирала предметы, но и «переставляла» их, чему нет соответствия в
оригинале.

48
Digest-digests, digest-digest-digests [46, с. 74]. – Сокращайте,
ужимайте! Пересказ пересказа! Экстракт из пересказа пересказов! [5, с.
91]
Для того, чтобы обойти стороной повторы ИТ, переводчик решает
отнестись к переводу этого отрывка более вольным образом.
Baseball's a fine game. «…» Golf is a fine game. «…» A fine game. «…»
Fine games, all of them. [46, с. 75-76] – Бейсбол - хорошая игра. «…» - Гольф
- прекрасная игра. «…» - Великолепная. «…» - Хорошие игры. Все хорошие.
[5, с. 93-94]
Следующие примеры отобраны из различных частей текста. В ИТ во
всех случаях используется описание спортивных игр посредством
прилагательного «fine». В ПТ, с другой стороны, решается использовать
такие синонимы, как «хороший», «прекрасный», «великолепный».
Вероятно, задачей переводчика было снизить уровень повтора одного и того
же слова в тексте.
Mildred smoothed the bedclothes [46, с. 74]. – Милдред подошла к
постели и стала оправлять простыни [5, с. 91].
В ПТ добавляется информация о том, что персонаж подошел к
постели, что вполне логически выводится из ИТ.
Montag shouted [46, с. 75]. – «…» резко выкрикнул он [5, с. 93].
В ПТ добавлено наречие, характеризующее действие персонажа.
«…» hating him [46, с. 78] – «…» ненавидели его от всего сердца [с.
96]
В ПТ добавляется степень указанного действия. В ИТ нет лексических
единиц, указывающих на подобный уровень ненависти к персонажу.
Burn it. «…» Burn it. [46, с. 80] – Сжечь ее. «…» Сжечь и ее тоже. [5,
с. 98]
При повторе фразы в ПТ добавлено слово «тоже», означающее то, что
в предложении указывается новый объект.
"Millie?" He paused. [46, с. 87] – Милли! - начал Монтэг и остановился.
[5, с. 107]
49
В ПТ добавлено действие, которое персонаж совершил перед тем, как
замолчать.
She laughed [46, с. 95] – Она радостно засмеялась. [5, с. 119]
В ПТ добавлена лексическая единица «радостно», описывающая
действие персонажа, что, соответственно, не указано в ИТ.
Перевод при помощи сравнений, отсутствующих в ИТ.
cold pillow [46, с. 56] – холодную как лед подушку [5, с. 70]
В ПТ добавлено сравнение подушки со льдом. Подобное
переводческое решение, вероятно, было вызвано необходимостью придать
естественность звучания фразы на русском языке.
his eyes wobble in his head. [46, с. 60] – глаза у него плясали в орбитах,
словно мячики. [5, с. 75]
Глагол «wobble», означающий «качаться (из стороны в сторону),
колебаться», при переводе подкрепляется сравнением для
существительного, относящегося к этому глаголу.
Перевод слова «say».
На протяжении всего текста произведения во время речи персонажей
Р. Брэдбери часто использует слово «say» без какой-либо стилистической
окраски. Для того, чтобы придать большую эмоциональную
экспрессивность ИТ, переводчику приходится находить имплицитный
смысл высказываний, что в свою очередь выливается в довольно широкий
спектр синонимов с дополнительными словами. Некоторые примеры из
текста:
he had said [46, с. 10] – его губы произнесли [5, с. 13]; she said [46, с. 14]
– продолжала она [5, с. 18]; said Montag [46, с. 22] – вдруг крикнул Монтэг
[5, с. 28]; спросил Монтаг [5, с. 28]; прошептал Монтэг [5, с. 44]; произнес
Монтэг [5, с. 68]; he said [46, с. 30] – ответил он [5, с. 37]; прочитал
наизусть [5, с. 121]; промолвил он [5, с. 170]; said an "aunt" [46, с. 61] –
говорила тетушка [5, с. 76]; said Mildred [46, с. 75] – воскликнула Милдред
[5, с. 92]; critics said [46, с. 77] – утверждали критики [5, с. 95]; Faber said
[46, с. 132] – шептал на ухо Фабер [5, с. 164].
50
Прочие сложности перевода. Некоторые ошибки.
I like to smell things and look at things [46, с. 12] – Я люблю смотреть
на вещи, вдыхать их запах [5, c. 15].
Слово «thing» в приведенном случае переведено как «вещь», что не
является обязательно ошибочным вариантом. Однако можно было бы
перевести следующим образом: «мне нравится смотреть на всё
вокруг/осматривать всё, вдыхать [разные] запахи».
Let him forget there is such a thing as war [46, с. 81]. – Пусть забудет,
что есть на свете такая вещь, как война [5, с. 100].
Перевод слова «thing» как «вещь» некорректно в данном случае.
Предлагается следующий вариант перевода: «пусть забудет, что на свете
есть понятие войны/случаются войны/что в мире разгораются войны».
There was the faintest breath of fresh apricots and strawberries in the air [46,
c. 11]. – Монтэгу чудилось, будто вокруг веет тончайшим ароматом
свежих абрикосов и земляники [5, c. 14].
В данном случае перевод предложения осуществлён не совсем
корректно с точки зрения структуры русского языка. Скорей всего, «вокруг
веет» следовало бы заменить на «на него повеяло».
Her eyes were two miraculous bits of violet amber that might capture and
hold him intact [46, с. 12] – Ее глаза были двумя волшебными кусочками
лилового янтаря, навеки заключившими в себе его образ [5, c. 15].
Происходит нарушение времени, затронутом в примере. Модальный
глагол «might» в конкретном случае образует сослагательное наклонение,
которое не передано в ПТ.
Описывая глаза в этом же примере, переводчик использует слово
«кусочки», что с одной стороны может быть принято за метафору, но, в тоже
время, не совсем верно для русского языка. Вероятно, перевод слова «bits»
следовало бы опустить или попытаться найти иной эквивалент. Например:
«её глаза цвета лилового янтаря».
Take my word for it [46, с. 13] – Поверьте моему слову [5, с. 17]

51
В данном случае обращение к девушке, которая значительно младше
главного героя, переведено на «вы», однако чем обусловлено подобное
решение переводчика не совсем ясно.
It’s like being a pedestrian, only rarer [46, с. 15]. – Сейчас это редкость, всё
равно как ходить пешком [5, с. 19].
Пропущены сравнительная степень прилагательного и наречие,
сопровождающее прилагательное (only rarer). В переводе же данная часть
предложения передаётся в качестве существительного, что не несёт в себе
сравнения.
Power of identification [46, с. 17]. – Способность перевоплощения [5, с.
21].
Перевод в данном случае является ошибочным. Более подходящим
вариантом перевода в данном случае было бы «идентификации» или
«опознание».
The music was almost loud enough, so he could follow the tune [46, с. 18].
– Музыка звучала так ясно, что он мог различить мелодию [5, с. 22].
Данный перевод не является категорически ошибочным, однако в
данном случае больше подошел бы такой вариант как «узнать» или
«распознать» мелодию.
Featureless night [46, с. 19]. – Кромешный мрак [5, с. 24].
В данном случае более подходящим эквивалентом к слову «night»
была бы «темнота».
“Are you done?” said Montag [46, с. 22].– - Вы что, уже кончили? –
спросил Монтэг [5, с. 28].
Назвать использованную версию перевода некорректной нельзя,
однако по моему мнению, в исходном тексте Монтэг задаёт вопрос с
большей прохладой, надеясь на то, что санитары поскорей уйдут; в переводе
же ситуация выглядит скорей как удивление тому, что они уже (так быстро)
закончили свою работу.
Beatty stood there looking at him steadily with his eyes, while his mouth
opened and began to laugh, very softly [46, с. 38]. – Тот стоял, не сводя с него
52
пристального взгляда, вдруг губы брандмейстера дрогнули, раздвинулись в
широкой улыбке, и он залился тихим, почти беззвучным смехом. [5, с. 48]
Переводчик добавляет такие детали, как широкая улыбка, чего в
оригинале нет. «While his mouth opened» можно перевести как «пока его рот
был открыт»; то, что Битти «залился» тихим смехом противоречит
значению самой фразы «залиться смехом» (смеяться до слёз).
«…» sitting in the centre of the "living-room." [46, с. 59] – «…» Милдред в
своей "говорящей" гостиной [5, с. 74]
В данном случае происходит игра слов с «living-room». Подобного
понятия в русском языке нет, а поэтому точный перевод здесь маловероятен.
В тексте перевода эту комнату называют «говорящей гостиной».
«…» the Hound here, Beatty there, the three other firemen another place «…»
[46, с. 156] – «…» рядом - останки механического зверя, дальше - Битти,
еще дальше - двое пожарных [5, с. 156]
В ПТ присутствует фактическая ошибка. В ПТ в сцене участвует три
пожарных, а в ИТ лишь два.

2.2. Анализ перевода произведения Ray Bradbury «Smile»


В данной части практической работы рассматривается анализ другого
произведения Р. Брэдбери, «Smile», выполненный Л. Ждановым.
Изменение и компенсация в переводе.
The small boy stood immediately behind two men who had been talking
loudly in the clear air, and all of the sounds they made seemed twice as loud
because of the cold [50]. – Мальчишка стоял сразу за двумя мужчинами,
которые громко разговаривали между собой, и в чистом холодном
воздухе звук голосов казался вдвое громче [49].
В первой части предложения упускается «in the clear air», однако его
перевод компенсируется во второй части. Вследствие подобного изменения
переводчику также удается избежать повтора схожих фраз. Смысловая
нагрузка предложения сохранена.
Добавления/уточнения в переводе.
53
There was a sharp ripping sound [50]. – Резкий звук рвущегося
холста...[49]
В ПТ добавлено уточнение объекта, который рвётся. С одной стороны,
подобным образом переводчик обошел буквальный перевод фразы «ripping
sound», что звучала бы неправильно в русском языке: «рвущийся звук».
Однако с учетом того, что объект в данном предложении не назван, ПТ
можно было бы использовать следующий вариант: «резкий звук чего-то
рвущегося».
His brother «…» [50] – Его собственный брат «…» [49]
Излишнее добавление. Местоимение «его» уже подразумевает
принадлежность этого брата указываемому персонажу.
on his hand [50] – на ладони [49]
Логическая конкретизация в ПТ.
Изменение слов с лексической точки зрения (их коннотации).
someone with imagination [50] – башковитый человек [49]
Словосочетание из ИТ передано в ПТ в качестве фразы с иной
коннотацией.
Tom hadn’t even time to scream [50]. – Том и ахнуть не успел [49].
Если не обращать внимания на контекст, то значения слов «scream»
(закричать) и «ахнуть» значительно отличаются друг от друга. Однако
подобная подмена нисколько не сказывается на соответствии перевода.
‘Where’ve you been?’ snapped his father [50]. – Где ты болтался? -
рявкнул отец [49]
В русской версии текста добавлена эмоциональная окраска фразе
отца, что не заметно в той же степени в ИТ, однако вполне логично.
Опущение информации.
So here we are on a Thursday morning [50]. – Вот и стоим здесь с
самого утра [49].
В ПТ отсутствует уточнение дня недели (четверг).
little patch of ground [50] – огород [49]

54
Слово «огород» не содержит ту же окраску, что и фраза, приведенная
из ИТ. Предлагаемый вариант перевода: «небольшой участок/клочок
земли».
Перевод слова «man».
На протяжении текста время от времени встречается слово «man»,
перевод которого выглядит по-разному. Так, например, в начале текста,
когда речь идёт о человеке, подшучивающим над главным героем рассказа,
переводчик не решается называть его мужчиной. Несмотря на то, что
используется слово «man», каких-либо иных гендерных признаков в тексте
не указано. В другой части текста слово «man» понимается переводчиком
как некое абстрактное обращение. Перевод в данном случае осуществляется
посредством использования местоимения «кто-то».
Перевод междометий.
Aye [50]. – Ага [49].
Значение “aye” представляет диалектную форму утвердительного
слова, соглашение с говорящим. Данное междометие несколько раз
встречается в ИТ, что перенесено в ПТ в качестве слова «ага», коннотация
которого в данном случае представляет, по моему мнению, утверждение в
меньшей степени, в то время как «aye» четче выражает согласие.
Интересно, что «Yes, sir» в дальнейшей части текста переводится как
«Ладно, сэр», вновь поддерживая общий утвердительный тон персонажа,
выраженный в слабой степени.
Well, Tom, there’s lots of reasons [50]. – Э, Том, причин уйма [49].
В данном случае переводчик решает передать междометие «well» как
«э», что является не самым подходящим вариантом. Предлагаются
следующие эквиваленты: «ну, что ж».
Crash! [50] – Трррахх! [49]
Wham! [50] – Бамм! [49]
Использование слов с заглавной буквы.
Hate for everything in the Past [50]. – Тут все дело в ненависти,
ненависти ко всему, что связано с Прошлым [49].
55
Слово «Past» в ПТ передается с большой буквы, несмотря на то, что
его форма не предрасполагает подобного использования с точки зрения
правил русского языка. С другой стороны, учитывая смысловую
составляющую рассказа, «Прошлое» имеет огромную значимость и его
выделение с заглавной буквы обязательно.
And there on his hand was the Smile [50]. – А на его ладони лежала
Улыбка [49].
Вероятно, в данном случае переводчик хотел поставить особый акцент
на слове «улыбка», сохранив его написание с большой буквы, как и в ИТ.
Антонимический перевод.
There’s hardly nobody or nothing we don’t hate [50]. – А есть ли хоть
кто-нибудь или что-нибудь, чего бы мы не ненавидели [49]?
В ИТ используются отрицательные местоимения, однако
предложение утвердительное. В ПТ местоимения теряют негативную
окраску, однако персонаж задаёт вопрос.

2.3. Смысловая составляющая работ Ray Bradbury и её перенос на


другой язык
Данная часть исследования уделяет ключевое внимание ментальной
составляющей произведений Р. Брэдбери (т.е. его объекту), автору
фантасту, подарившему миру так называемые «романы-предупреждения»
[53]. Проведенные ниже рассуждения – не более чем одна из множества
возможных интерпретаций.
Указанные в исследовании произведения писателя не были отобраны
«вслепую». Актуальность работы диктует данный выбор. Каждое из них,
так или иначе, демонстрирует упадок моральных ценностей. Происходит
это в выдуманных Брэдбери историях до столь ужасного состояния, что
можно говорить о закате существования самого человечества. С другой
стороны, сожжение книг, ярко продемонстрированное в «451 Fahrenheit»,
далеко от простого полета фантазии писателя. Прежде всего, стоит
заметить, что банальная цензура на ту или иную литературу часто
56
происходит в различные периоды времени. Не редкостью был и более
варварский вариант «цензуры», порой выражавшейся в виде самого
настоящего публичного сожжения книг, что также, по сути, происходит и в
«Фаренгейте», где книги не просто отбираются для сожжения, а
уничтожаются вместе с самим домом владельца, что тут же привлекает к
себе публику: множество людей готово выйти на улицу даже ночью ради
зрелища «красиво горящих огней».
Начиная с самой древности, с момента зарождения рукописей,
появлялись протестующие, выражающие свою неприязнь в столь грубой
форме как публичное сожжение по той или иной причине не полюбившихся
им книг. Более того, подобное действие осуществилось в
католической/православной церкви, и в иудаизме, и в буддизме. Сожжению
подвергались целые библиотеки. Устраивались так называемые «костры
тщеславия», куда попадали не только книги, но и культурные достояния, что
как раз и показано в «Smile».
Во времена нацистской Германии проходило массовое сожжение
книг, содержание которых не соответствовало идеологии национал-
социалистов. Если произведение не содержало в себе «германский дух», оно
тут же подвергалось уничтожению руками не только руководителей
нацистской партии, но и студентов и профессоров. Сожжения книг с целью
демонстрации протеста до сих пор время от времени происходят по всему
миру.
Несомненно, отобранные для анализа работы, написанные в 50-х
годах прошлого века, были как никогда актуальны в период между
прошедшей страшной мировой войной и будущим, двигающимся в
неизвестном направлении. С появлением сети Интернет, теперь
наполненным нескончаемым числом электронной литературы, которую
«сжечь» просто так нельзя, кто-то может заметить, что подобная ситуация,
описанная в повестях Бредбери, теперь далека от реальности. Однако
ментальная составляющая произведения, по моему мнению, далека от
простого уничтожения книг и протестующих людей. Произведения
57
писателя-фантаста поднимают проблему деградации общества. Интересно,
что многие технологические новшества на данный момент напоминают
столь давно описанные автором технологии. Многие проблемы, возникшие
в результате их появления, могут быть напрямую применены к
сегодняшнему дню. Предупреждение, заложенное в романе «451 градус по
Фаренгейту», можно сравнить с тонкой непрочной нитью, держащей на себе
эпоху человеческого существования. Катастрофа, выражающаяся в резком
упадке моральных ценностей, могла возникнуть и может повториться снова:
человеку лишь нужно уничтожить в себе всё «человеческое». В подобном
не виновато само государство. Не зря Брэдбери уходит от прямых
политических аллюзий. Он не описывает в мельчайших деталях
новомодные технические приспособления. Его не волнует государство и
машины так, как сам человек, и именно поэтому его произведения можно в
большей степени назвать антропоцентричными. В Фаренгейте проводится
сопоставление человека и книги, ведь удобно переплетенные воедино листы
– это всего лишь продукт деятельности никого иного, как самого человека.
И только он может воспроизвести написанные им же книги, только он
может с ними познакомиться и сделать свою собственную интерпретацию
написанного. Массово уничтожая проблемы в виде книг, люди постепенно
шли к столь же массовому уничтожению самого человека, переданному
автором в качестве молниеносного окончания войны. С одной стороны всё
вполне очевидно: во время войны каждая сторона старается уничтожить
противника. Однако избавление от проблемы подобным варварским
образом лишний раз перекликается с тем же уничтожением книг.
Тем не менее, даже в случае уже произошедших перемен трагического
масштаба, в романах Бредбери всё еще находятся люди, тянущиеся к
прекрасному. Государство и ряд экономических изменений лишь косвенно
влияют на нашу жизнь. Никто не отбирает у нас выбор, заключающийся в
том, как лучше всего проводить часы и годы жизни. «Люди перестали
читать сами, по собственной воле» [53].

58
Актуальность «Fahrenheit 451» и заинтересованность людей в его
идеях подчеркивается недавним появлением графической новеллы (2009
год) и новых кинофильмов, один из которых на момент написания данной
работы находится на стадии производства. Кроме того, в России до сих пор
проходят спектакли по роману на сцене московского театра Et cetera.
Описанная выше «эластичность» сюжета антиутопии «451 Fahrenheit»
была успешно использована для адаптации книги в качестве пьесы.
Несомненно, перенос целого романа на сцену должен быть обязательно
подвергнут корректировкам, многие сцены приходится интерпретировать, а
те сцены, что убраны необходимо так или иначе компенсировать. В данном
случае изменения прекрасно накладываются на основу произведения,
уверенно отмечая актуальность задумки повести как в современной России,
так и во всем мире.
В качестве добавлений, сделанных для пьесы, можно отметить
пояснение Клариссой своего имени [53], приближенные к телевиденью
вставки сериалов и рекламных роликов, отсылки в названиях «Реалити-
шоу»: «Пусть болтают!» [53], «Кто стать миллиардером» [53]. Интересны
также отсылки к названию самого театра («распалась связь времён, et
cetera») и творчеству Брэдбери, что позволило совершить символичный
поклон автору в конце пьесы: в текст была добавлена информация,
сообщающая о том, что все кочевники «были Брэдбери», то есть могли
дословно воспроизводить его произведения.
В текст пьесы были также добавлены и стихи таких русских поэтов,
как И. Бродский, А. Ахматова и др. Несомненно, стихи были выбраны с
определённой целью. Например, перед одной из последних фраз в пьесе,
которые Кларисса говорит Монтэгу, девушка зачитывает «Но я
предупреждаю вас, что я живу в последний раз…» А. Ахматовой. В ИТ
какое-либо стихотворение отсутствует в данной части, но, тем не менее, его
добавление в пьесу подчеркивает особую эмоциональную обстановку
происходящего, предвещающую трагический и неминуемый исход. Более
того, из-за ограниченного времени пьесы, её автору приходится
59
отказываться от многих сцен и реплик. Однако, прибегая к использованию
данного стихотворения, автору удаётся компенсировать утрату для
достижения эквивалентного (или даже более яркого) эмоционального
эффекта.
Следующее произведение Ахматовой используется во время сцены,
где Монтэг зачитывает стихотворение перед своей женой и её подругами.
Под давлением пережитых событий и из-за сильной эмоциональной окраски
стихотворения, одна из подруг начинает рыдать. В оригинальном тексте
используется стихотворение Мэтью Арнольда «Берег Дувра». В тексте
пьесы оно заменяется на «Есть три эпохи у воспоминаний…» Ахматовой,
что также передаёт тоску, сопровождающую каждого человека в жизни.
Подобная идея контрастирует с желанием жителей антиутопического мира
Брэдбери быть всегда счастливыми.

60
Выводы по главе 2
В данной части работы главная задача заключалась в анализе
следующих ИТ и ПТ Р. Брэдбери: «Fahrenheit 451» (пер. Т. Шинкарь),
«Smile», «Martian Chronicles» (пер. Л. Жданов). Затрагивался как материал,
так и объект текста.
Оценка вербального линейного текста была совершена методом
выборки отдельных предложений, фраз и слов, вызвавших особый интерес
в переносе с одного языка на другой. Таким образом, можно заметить, что
наиболее частотными случаями являются способ как генерализации при
переводе, так и обратный ему приём. Исходя из специфики жанра, особо
внимание было уделено окказионализмам повестей Брэдбери. Выявлены
реалии, перевод которых был определен тем временем, когда он был
совершен. Нередко встречаются лексические трансформации, упущения
информации. Была отмечена многозначность перевода слов «say» и «man».
Поскольку в современной теории перевода и ряде других наук
личность переводчика и его понимание ИТ выдвигается на передний план,
главной задачей при анализе ментальной стороны текста стало
предоставление своей собственной интерпретации смысла в отобранных
работах Брэдбери, своей «начинкой» подчеркивающих свою важность в
настоящее время. Большее внимание как при анализе структурной, так и
смысловой части текста было уделено роману «Fahrenheit 451», история
которого до сих пор будоражит умы людей. Отмечается его ценностный
аспект в современном мире на примере появления адаптации в виде пьесы
театра Et cetera, графической новеллы, выпуска телевизионных фильмов.

61
Заключение
В результате проведенного исследования были выявлены наиболее
часто встречающиеся сложности во время перевода художественного
текста. Был проведен обзор литературы по теории перевода современных
исследователей в данной области.
Прежде всего, внимание было сконцентрировано на термине
«перевод» и его значении. В ряде источников была найдена схожая
трактовка данного термина. Выявлен наиболее важный аспект перевода,
заключающийся в эквивалентности восприятия текстов ИТ и ПТ
носителями языков данных текстов. Одним из ключевых принципов работы
стало выявление следующих составляющих текста: материал (вербальный
линейный текст) и объект (ментальная часть). В дальнейшем при
исследовании особое внимание заостряется на переводе художественного
текста. Вычленяются наиболее часто встречающиеся стилистические
средства: эпитеты, сравнения, метафоры, окказионализмы, повторы,
ирония, игра слов и т.п. Уточняется, что для адекватного перевода
необходимо как понимание перечисленных средств, так и соответствие их
перевода ряду следующих критерий: точность, сжатость, ясность,
литературность. Принимается во внимание имплицитность и
пресуппозиция текста: английский язык характеризируется «смысловыми
пропусками».
Рассмотрев различные подходы к переводу, принимается решение
сконцентрировать особое внимание на функциональном типе,
подразумевающем наличие эквивалентности и адекватности перевода. В
результате обзора эквивалентности и адекватности, становится ясно, что
идеальное соответствие между ИТ и ПТ недостижимо. Данный тезис
подкрепляется исследованием материала текста: возможно бесконечное
число интерпретаций текста, а каждый перевод текста будет являться своим
собственным вариантом. Выделяется важность роли переводчика. Для
наиболее точного анализа перевода отобранных текстов, делается акцент на

62
лексических, лексико-семантических, грамматических и лексико-
грамматических трансформациях безэквивалентной лексики.
На основе изученной теории проводится анализ научно-
фантастических работ Р. Брэдбери: роман «451 Fahrenheit» (перевод Т.
Шинкарь) и рассказ «Smile» (перевод Л. Жданова). Отдавая дань уважения
переводам, уже долгое время общепризнанным в нашей стране, в процессе
анализа были отобраны моменты, представляющие наиболее интересные
переводческие решения, некоторые из которых оказались как
оптимальными, так и не оптимальными, в случае нахождения которых
предоставляется свой вариант перевода. Сталкиваясь с трудностями в
нахождении подходящего эквивалента, использовались дополнительные
справочные материалы, как, например, электронный словарь Oxford
Dictionaries. Помимо наиболее часто встречающихся моментов в виде
опущения информации и её добавления, были выделены и отдельные случае
в виде перевода лексических единиц «say» и «man», перевода междометий,
перевода при помощи дополнительных сравнений и др.
Проанализировав материал текстов, исследование переходит к их
объекту, акцентируя внимание на смысле, заложенном в романе «Fahrenheit
451» и актуальности данного произведения. Поскольку каждый отдельный
человек без исключения имеет своё собственное представление
действительности, при исследовании смысловой составляющей
предоставляется собственное понимание произведений Брэдбери, их
актуальность как в прошлом, так и в настоящем. Анализ ментальной части
произведения «Fahrenheit 451» подкрепляется обращением к таким
дополнительным материалам, как, например, пьеса «451 по Фаренгейту»
тетра Et cetera. Понимание романа, переданное в пьесе, напрямую
связывается с общей картиной интерпретации, отмечается актуальность
романа Брэдбери как в современной России, так и в остальном мире, что
подчеркивает важность проведенного исследования, а также выделяет его
новизну.

63
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И
ЛИТЕРАТУРЫ
1. Алимова М.В. Особенности и основные критерии перевода
художественного текста // Вестник Российского университета дружбы
народов. Серия: Русский и иностранные языки и методика их
преподавания, 2012. c. 47-52.
2. Беглярова А.Л. Понятие неопределенности в переводе // Вестник
Адыгейского государственного университета, серия 2: филология и
искусствоведение. 2008. с. 26-28.
3. Биаловонс Е.Ю. Перевод окказионализмов в произведениях
современной фантастики // Вестник Северного (Арктического)
федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные
науки. 2011. с. 170-175.
4. Брыкина С.В. Эквивалентность перевода: лексематический аспект /
С.В. Брыкина, Д.А. Широкова // известия ПгПу им. В.Г. Белинского.
2012. № 27. с. 230–235.
5. Брэдбери Р. [пер. Т. Шинкарь] – 451 градус по Фаренгейту : роман. –
М. : Эксмо ; СПб. Домино, 2013. с. 272.
6. Брэдбери Р. [пер. Л. Жданов] – Марсианские хроники : роман. – М. :
Эксмо ; СПб. 2013. с. 95.
7. Булгакова С.Ю. Корреляция реалий и лакун при переводе
художественного текста // Вестник Воронежского государственного
университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация.
2013. № 2. с. 188-192.
8. Вафеев Р.А. Теоретические вопросы перевода художественных
текстов // Вестник Челябинского государственного университета.
2009. № 43 (181). с. 27-30.
9. Горячев В.А. К вопросу о проблемах адекватного перевода с
иностранного языка на русский язык / В.А. Горячев, Р.А. Аббазова //
Современные наукоемкие технологии. 2013. № 7. с. 42.

64
10.Гураль С.К. Дискурс-анализ в свете синергетического видения //
Вестник Пермского национального исследовательского
политехнического университета. Проблемы языкознания и
педагогики. 2012. с. 13-17.
11.Дудик Н.А. Диалогичность текста в аспекте перевода (на материале
перевода русскоязычного художественного текста на английский
язык) // Вестник Московского государственного лингвистического
университета. 2012. с. 119-134.
12.Иванова Р.А. Переводческие трансформации как пример освоения
языкового пространства художественного текста оригинала в
переводе (на материале новелл В. Ирвинга «Альгамбра» и
русскоязычного перевода В. Муравьева) // НИУ ВШЭ – Нижний
Новгород. 2013. с. 93-98.
13.Казакова Т.А. Метаязык переводоведения: термины и определения //
Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология.
Востоковедение. Журналистика. 2016. с. 75-85.
14.Корнаухова Н.Г. Перевод vs. версия: виды манипуляции в
художественном переводе // Вестник Иркутского государственного
лингвистического университета. 2011. с. 176-183.
15.Ланина К.А. Гиперболизация как стратегия перевода английского
юмора в художественных текстах на русский язык // Вестник
Московского государственного лингвистического университета.
2013. с. 113-121.
16.Лысенко Е.Л. Художественный перевод в контексте пространства и
времени / Е.Л. Лысенко, Р.Р. Чайковский // Вестник Иркутского
государственного лингвистического университета. 2012. с. 147-156.
17.Маганова П.Д. Ассоциативно-образная конструкция в
художественном и публицистическом тексте в аспекте перевода //
Вестник Московского государственного лингвистического
университета. 2014. № 9 (695). с. 128-141.

65
18.Масленникова Е.М. Ассимиляция как тенденция современного
художественного перевода // Вестник Челябинского
государственного университета. 2014. № 6 (335). с. 22-25.
19.Межова М.В. Интерпретация художественного текста: переводческий
и лингвокультурологический аспекты // Символ науки. 2015. с. 176-
178.
20.Мельничук М.В. Роль перевода и переводчика в условиях
глобализации знаний / М.В. Мельничук, В.М. Осипова // Российский
гуманитарный журнал. 2016. с. 385-393.
21.Мишланова С.Л. Модификация концепта в процессе перевода //
Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С.
Пушкина. 2010. с. 1-10.
22.Моисеев М.В. Проблема типологии и точности комментария к
переводу художественного текста // Вестник Омского университета.
2014. № 3. с. 132-135.
23.Морозкина Е.А. Смысловая интерпретация художественного текста в
герменевтической модели перевода / Е.А. Морозкина, Э.Р. Насанбаева
// Вестник Башкирского университета. 2013. с. 86-88.
24.Мошкович В.В. Оценка качества перевода и использование
адекватности и эквивалентности как критериев оценки качества
перевода // Вестник Челябинского государственного педагогического
университета. 2013. с. 291-297.
25.Мусина Е.В. Трудности перевода художественного текста // Вестник
Челябинского государственного университета. 2012. № 23 (277). с. 78-
81.
26.Нуриев В.А. Единица перевода, единица ориентирования,
переводема: различные подходы к определению одной категории //
Известия Российского государственного педагогического
университета им. А.И. Герцена. 2008. с. 265-268.

66
27.Огнева Е.А. Художественный перевод: проблемы передачи
компонентов переводческого кода. Монография. — 2-е изд., доп. – М.:
Эдитус, 2012. – 234 с.
28.Олешков М.Ю. Ментальность дискурса: информационный аспект //
Ментальность и изменяющийся мир: коллективная монография: к 75-
летию проф. В.И. Колесова / отв. ред. М.В. Пименова. – Севастополь:
Рибэст, 2009. с. 371-384.
29.Парсиева Л.К. Непроизводные междометия: проблемы перевода //
Известия Российского государственного педагогического
университета им. А.И. Герцена. 2008. с. 160-164.
30.Пестова М.С. Анализ переводческих ошибок при переводе реалий //
Перевод и сопоставительная лингвистика. 2012. с. 60-63.
31.Пешкова Н.П. – О проблемах понимания и перевода в
психолингвистическом аспекте // Вестник Башкирского
университета, 2012. c. 1296-1298.
32.Проходский А.Н. – Проблемы художественного перевода.
Красноярск, 2008. с. 8.
33.Разумовская В.А. Симметрия художественных текстов и переводов //
Национальный исследовательский Томский государственный
университет (Томск). 2010. с. 30-43.
34.Разумовская В.А. Художественный текст в решетках культуры и
переводе // Вестник Тюменского государственного университета.
Социально-экономические и правовые исследования. 2011. № 1. с.
206-211.
35.Сабарайкина Л.М. Прагматический аспект как важнейший компонент
адекватного перевода // Вестник Северо-Восточного федерального
университета им. М.К. Аммосова. 2012. с. 112-117.
36.Садченко В.Т. Текст как объект лингвистической семиотики //
Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 5
(143). с. 104-111.

67
37.Сдобников В.В. Стратегия перевода: общее определение // Вестник
Иркутского государственного лингвистического университета. 2011.
с. 165-172.
38.Синявская-Суйковска Т.В. Цель перевода, тип текста и текстовые
категории как основные переменные модели перевода // Вестник
Томского государственного университета. 2009. № 4 (8). с. 38-46.
39.Сиривля М.А. Некоторые проблемы перевода художественных
текстов / М.А. Сиривля, В.А. Кан // Lingua mobilis, № 7 (46), 2013. c.
68-74.
40.Столярова Л.Г. Анализ структурных элементов комикса // Известия
Тульского государственного университета. Гуманитарные науки.
2010. с. 383-388.
41.Тимко Н.В. Способы осуществления лингвокультурной трансляции в
процессе перевода художественного текста // Ученые записки.
Электронный научный журнал Курского государственного
университета. 2011. с. 1-7.
42.Шенкал Г. Образные средства языка оригинала и перевода
художественного произведения в аспекте межъязыковой и
межкультурной эквивалентности // Вестник Томского
государственного университета. 2013. № 371. с. 45-48.
43.Шерматова Ш. М. Безэквивалентная лексика в теории перевода //
Ученые записки Худжандского государственного университета им.
академика Б. Гафурова. Гуманитарные науки. 2012. с. 93-99.
44.Шимко Е.А. О проблемах перевода фразеологических единиц //
вестник Красноярского государственного педагогического
университета им. В.П. Астафьева, 2012. с. 349-354.
45.Щеглова Н.В. Специфика реалий (на материале английской
художественной литературы) // Историческая и социально-
образовательная мысль. 2014. № 5 (27). c. 289-291.

68
Иностранные источники литературы
46.Bradbury Ray – Fahrenheit 451 : книга для чтения на английском языке.
– Санкт-Петербург : КАРО, 2016. 224 с. (Modern Prose).
47.Bradbury Ray – The Martian Chronicles. A BantamSpectra Book /
published by arrangement with Doubleday. 1979. с. 163.
48.Lugovaya E.A. Literary translation as creative activity / E.A. Lugovaya,
D.B. Lugovoy. // Научный результат. Вопросы теоретической и
прикладной лингвистики. №1. 2015. с. 63-69.
Реурсы Internet
49.Брэдбери Р. – Улыбка [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. URL:
http://raybradbury.ru/library/story/52/9/1/ (дата обращения: 20.05.2017)
50.Bradbury Ray – Smile [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. URL:
http://raybradbury.ru/library/story/52/9/0/ (дата обращения: 20.05.2017)
51.Oxford Dictionaries - Dictionary, Thesaurus, & Grammar [Электронный
ресурс]. – Электрон. дан. URL: https://en.oxforddictionaries.com/ (дата
обращения: 01.03.2017)
52.WordReference Forums [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. URL:
https://forum.wordreference.com/threads/knock-hub-cups-hub-caps-
hubcaps.2897660/ (дата обращения: 20.03.2017)
Диски
53.ДИСК: «451 градус по Фаренгейту» [Электронный ресурс] :
интерактив. – Электрон. дан. – театр Et Cetera, Москва – 2 CD-ROM.

69
19.06.2017 Вывод отчета на печать ­ Антиплагиат

Уважаемый пользователь! Обращаем ваше внимание, что система «Антиплагиат» отвечает на вопрос, является ли тот или иной фрагмент текста
заимствованным или нет. Ответ на вопрос, является ли заимствованный фрагмент именно плагиатом, а не законной цитатой, система оставляет на ваше
усмотрение.

Отчет о проверке № 1
дата выгрузки: 19.06.2017 11:41:46
пользователь: tengg0@yandex.ru / ID: 1819912
отчет предоставлен сервисом «Антиплагиат»
на сайте http://www.antiplagiat.ru

Информация о документе
№ документа: 15
Имя исходного файла: Молодев С. Э., диплом, проблемы перевода научно­фантастической литературы.docx
Размер текста: 194 кБ
Тип документа: Не указано
Символов в тексте: 112596
Слов в тексте: 14826
Число предложений: 1213

Информация об отчете
Дата: Отчет от 19.06.2017 11:46:07 ­ Последний готовый отчет
Комментарии: не указано
Оценка оригинальности: 83.9%
Заимствования: 16.1%
Цитирование: 0% Оригинальность: 83.9%
Заимствования: 16.1%
Цитирование: 0%

Источники

Доля в
Источник Ссылка Дата Найдено в
тексте

10.73% [1] 451 gradus po Farengeytu ­ ­ чтение книги бесплатно http://nemaloknig.info 03.12.2016 Модуль поиска


Интернет

9.35% [2] Bradbury, Ray / Брэдбери, Рэй ­ Fahrenheit 451 / 451 градус http://biblo­ok.ru 25.01.2017 Модуль поиска


по Фаренгейту Интернет

4.17% [3] О скитаньях вечных и о Земле http://lib.rus.ec раньше 2011 года Модуль поиска


Интернет

https://www.antiplagiat.ru/My/Report/Print/15?short=true 1/2

Вам также может понравиться