Вы находитесь на странице: 1из 3

«Когда на сцену приходит другой»

Для написания эссе я выбрал один из отрывков, а именно первый, под


названием «Когда на сцену приходит другой». Данный отрывок является частью
переписки Умберто Эко с кардиналом Карло Марией Мартини. Данный текст был
призван ответить на вопрос, обращенный кардиналом: «На чем основывает
уверенность и императивность своего морального действования тот, кто не
намерен, для обоснования абсолюта этики, опираться ни на метафизические
принципы, ни на трансцендентальные ценности вообще, ни даже на
категорические императивы, имеющие универсальный характер?»

Первым делом хочется отметить, что подобный стиль написания в виде


письма погружает тебя и делает будто участником переписки, будто содержимое
предназначено конкретно для тебя. Читателю письма потребуется многократно
прочитать данное письмо, чтобы в полной мере понять, насколько автор
раскрывает тему с разных сторон.

Итак, в своем письме, Эко приходит к осмыслению этики через семантику,


через поиск семантических универсалий в разных языках и культурах. Этические
универсалии автор выводит из того, чем наделены все люди- тело и разум. Быть и
мыслить это базовые необходимости человека. Но сама этика возникает в тот
момент, когда рядом с человеком есть другой человек, которого автор называет
Другой. Эко приводит пример с диким и звероподобным Адамом, который имеет
представления об этике, связанными с его телом (человеку не нравится, когда его
принуждают к чему-либо, если избивают, ранят, подвергают пыткам и так далее),
но пока Адам один, он не понимает радости диалога, любви к детям, горя от
утраты близкого человека и т.д. В одиночестве Адам никогда не перейдет на
следующую ступень развития и не может быть назван человеком в полной мере.

Только когда на сцену выходит Другой, человек и человечество начинает


развиваться. Взгляд Другого определяет и формирует нас. Человек не может
осознать кто он, без оценки, взгляда другого человека. Даже те, кто убивает,
насилует, крадет и тд, занимаются этим в определенное время, а в остальное
время хотят и выпрашивают у Других одобрение, уважение, любовь, похвалу и
т.д. В своем тексте, Эко опечален тем, что человечество еще плохо осознало
этические нормы и не далеко не все уважают «телесные права», ведь иначе не
было бы множества страшных событий, как скармливание христиан, концлагеря,
работа детей в шахте. Человеку понадобятся тысячелетия, чтобы прийти к
уважению телесности живого существа.

Автор письма также затрагивает веру, говоря что верующие люди тоже
имеют грехи, но что еще хуже, когда люди подчиняются вере, в основе который
лежат насилие, жертвоприношения и т.д. Проблема заключается в том, что
подобные религии, дикие племена и т.п. не считают своих соседей или
«варваров» как разумных существ, следовательно они для них не Другие, поэтому
к ним не проявляется сочувствия. Другими же они считают только тех, кто входит
в пределы их племени, этноса, группы и т.п. Говоря о религии, по мнению Эко, у
верующих есть некоторое преимущество перед атеистами. Верующему человеку
немного легче развивать этику, так как у них всегда есть как минимум один
Другой – Бог.

В заключение, Эко предлагает представить кардиналу, что Бога нет. Он


говорит, что человек, ища, откуда бы набраться смелости для противостояния
этому враждебному миру, создает себе Христа, со своими учениями, заповедями
и не просто придумал, а еще и искренне уверовал в него. То есть если Бога нет, а
его придумал человек, то это не меньшее чудо или тайна, нежели тайна
воплощения сына реального Бога.

В итоге, Умберто Эко говорит, что основные принципы природной этики


совпадают с принципами этики, в основе которой лежит вера в трансцендентное.
Таким образом, можно сделать вывод, что этика возможна лишь тогда, когда «на
сцену приходит Другой».