Вы находитесь на странице: 1из 16

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ


УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ,
МЕХАНИКИ И ОПТИКИ

Кафедра оптической физики и современного естествознания

РЕФЕРАТ
По дисциплине «Введение в фотонику и оптоинформатику»

«ОРГАНИЧЕСКИЕ СОЛНЕЧНЫЕ БАТАРЕИ НА ФУЛЛЕРЕНСОДЕРЖАЩИХ


МАТЕРИАЛАХ»

Выполнил
Студент группы № V3136
Артамонов Д. Д.

Проверил
доцент, к.ф. — м.н.
Старовойтов А.А.

Санкт-Петербург
2018
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.........................................................................................................................................3
1 АРХИТЕКТУРА И СТРУКТУРА FSCs. ФУНКЦИИ СЛОЕВ....................................................4
2 ФИЗИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В FSCs............................................................................................5
2.1 Поглощение света.....................................................................................................................5
2.2 Диссоциация экситона. Разделение комплекса носителей зарядов.....................................6
2.3 Рекомбинации и транспорт носителей зарядов.....................................................................7
3 ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЭНЕРГИИ ИЗЛУЧЕНИЯ СОЛНЦА В FSCs......7
4 СИСТЕМЫ FSCs СТАНДАРТНОЙ АРХИТЕКТУРЫ................................................................9
4.1 Батареи слоистого типа............................................................................................................9
4.2 Батареи с объемным гетеропереходом.................................................................................11
ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................................................14
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.......................................................................15

2
ВВЕДЕНИЕ

Органические солнечные батареи на фуллеренсодержащих материалах являются


перспективным направлением органической фотовольтаики. Сегодня данный тип батарей
обладает достаточными показателями эффективности преобразования солнечной энергии в
электрическую в 11 % [1] для конкурентоспособности с кремниевыми батареями,
демонстрирующие эффективность в 25 % и выше [2].
Электроэнергия кремниевых батарей обладает относительно FSCs высокой
стоимостью из-за сложной технологии производства, крупными тратами на установку и
обслуживание для продления срока эксплуатации. Современные FSCs имеют ряд серьезных
преимуществ, таких как более низкая стоимость производства благодаря современным
дешевым методам струйной печати (против сублимации в вакууме); гибкость с повышенной
износостойкостью (против одновременно жестких и хрупких структур неорганических
материалов); портативность, обусловленная легкостью и гибкостью (против невозможности
многозадачного использования); а также более глубокая интеграция в облицовочные
покрытия и другие предметы [3,4].
Такие современные инновационные компании, как Solarmer Energy Inc. и Konarka
Technologies Inc. [2], постоянно поставляют на рынок новые модели органических солнечных
батарей (OPVCs), огромную долю которых представляют именно модели с применением
фуллеренсодержащих материалов (FSCs), становящиеся с каждым годом все более
эффективными, прочными, доступными. Данное направление органической фотовольтаики
развивается с приличной скоростью, что, несомненно, придает данной теме особую
актуальность.
Целью исследования данной работы является рассмотрение структуры двух
архитектур FSC; физических процессов, протекающих в FSC; параметров, определяющих
эффективность преобразования энергии в FSC; систем, на основе которых может быть
представлен фотоактивный слой FSC;
Задачи исследования:
1. Обозначить различия в структуре FSC двух разных архитектур и рассмотреть
характерные отличия;
2. Обозначить физические процессы, протекающие в FSC и изучить их особенности;
3. Рассмотреть вольтамперную характеристику FSC и параметры, от которых
непосредственно зависит КПД фотовольтаической ячейки;

3
4. Рассмотреть некоторые системы, имеющие ценность с точки зрения
прослеживания развития FSCs; обозначить их характерные особенности, определяющие
КПД

1 АРХИТЕКТУРА И СТРУКТУРА FSCs. ФУНКЦИИ СЛОЕВ

FSCs существуют в двух видах: стандартная и инвертированная архитектуры. Во


втором случае сбор носителей зарядов осуществляется противоположными электродами.
Инвертированная архитектура позволяет сделать концепцию батареи более стабильной,
используя более устойчивые к окислению металлы, однако высокая эффективность
обеспечивается только в моделях с оптимально подобранными компонентами, которые будут
рассмотрены ниже. В FSC принято выделять 6 слоев, выполняющих определенные функции:
 Нижний слой — прозрачная полимерная основа, т.н. гибкая подложка (substrate),
служащая основным материалом для нанесения и образования непосредственно на ней слоев
и гетероструктур соответственно. Толщина данного слоя > 500 нм [5];
 Следующий слой — нижний электрод. Обычно представлен оксидом индия-олова
(ITO). ITO осаждается с помощью вакуумного напыления. Функция слоя заключается в
сборе носителей зарядов: дырок/электронов в стандартной/инвертированной архитектуре
соответственно. Толщина слоя ~200 нм [5];
 Дополнительные слои размещаются по обе стороны активного слоя. Для
стандартной архитектуры нижним оказывается дырко-проводящий слой (HEL), а верхним —
электрон-проводящий слой (EEL), и наоборот для инвертированной. Их функция
заключается в транспорте носителей зарядов: данные слои повышают эффективность
экстракции дырки и электрона из активного слоя благодаря согласованию уровней энергии
работы выхода электродов и HOMO-LUMO донора и акцептора, обеспечивая доставку к
электродам. Так HEL повышает эффективность экстракции дырок, EEL — электронов. В
стандартной архитектуре в роли HEL выступает полимер поли(3,4-
этилендиокситиофен):полистиролсульфонат (PEDOT:PSS), EEL — фторид лития (LiF) при
толщине пленке ~0,6 нм. В инвертированной в качестве HEL используют оксиды MoO3,
V2O5, WO3 и др. , EEL — поли[(9,9-бис(3′-(N,N-диметиламино)пропил)-2,7-флуорен)-альт-
2,7-(9,9-диоктилфлуорен)] (PFN) или оксиды ZnO, TiO2. Толщина HEL и EEL, как правило,
не превышает 60 нм [2,5];
 Фотоактивный слой, состоящий из электрон-акцептора (A), представленный
фуллереном или его производными, и электрон-донора (D), представленный различными
полимерами. Большинство современных полимеров показывают отличную растворимость во

4
многих органических растворителях, что позволяет наносить их методом печати. Активный
слой может иметь различную структуру, вид которой определяет архитектуру FSC: слоистый
тип (рис.1, а) или объемный гетеропереход (рис.1, б). Для первого характерно
последовательное нанесение фотоактивных компонентов отдельными слоями, для второго —
один единственный слой, представляющий собой твердофазную смесь донора и акцептора.

Каждой структуре присущи характерные особенности при протекании физических процессов


и создании слоя, однако вне зависимости от выбора структуры функции активного слоя,
такие как поглощение света донором, диссоциация и распад экситонов на границе D-A,
фотоиндуцированный перенос носителей зарядов в фазах донора и акцептора, остаются
неизменными. Толщина фотоактивного слоя обычно не превышает 160 нм, однако сегодня
производятся и т.н. толстопленочные FSCs, где толщина слоя может достигать 300 нм [4,5];
 Последний слой — верхний электрод. Обычно представлен металлами, такими как
Ca, Mg с низкой работой выхода и Al, Au, Ag с высокой работой выхода для стандартной и
инвертированной архитектур соответственно. Металлизированная пленка наносится путем
вакуумного напыления. Основная функция — сбор электронов/дырок в
стандартной/инвертированной архитектуре соответственно. Толщина данного слоя ~100 нм
[2,5]

Рис 1. Схематическая структура двух видов OPVCs: a – батарея слоистого типа


(двухслойная); б – батарея с объемным гетеропереходом: 1 – донор; 2 – акцептор [6]

2 ФИЗИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В FSCs

2.1 Поглощение света

Спектральный диапазон преобразования света определяет полимер, обладающий


наименьшей шириной запрещенной зоны. Во всех современных системах такой полимер
выступает в роли донора. Следовательно, при попадании света на поверхность батареи

5
донор — сопряженный полимер — поглощает фотон света. При этом поглощаются те
фотоны, энергия которых превышает ширину запрещенной зоны этого полимера. В ином
случае фотон света не поглощается. Поглощенная энергия фотона возбуждает электрон из
основного состояния в возбужденное состояние, или из верхней занятой молекулярной
обитали (HOMO) до нижней свободной молекулярной орбитали (LUMO) (рис.4) [2,6].

2.2 Диссоциация экситона. Разделение комплекса носителей зарядов

Полученная в результате такого возбуждения квазичастица называется экситон


(связанная кулоновским взаимодействием электрон-дырочная пара). Экситон перемещается
по сопряженной системе донора, и при встрече с акцепторным материалом на границе D-A
происходит диссоциация, для осуществления которой необходимо, чтобы энергия LUMO-A
была ниже энергии LUMO-D. Однако перемещение экситона ограничено его временем
жизни, поэтому если при перемещении в 10-15 нм (т.н. длина диффузии, определяемая
свойствами полимера) не была встречена молекула акцептора, то происходит распад с
излучением энергии (рис. 2). В результате диссоциации электрон переходит в зону
проводимости акцептора, а дырка остается в доноре. Однако носители зарядов остаются
связаны кулоновским взаимодействием, причем их комплекс обладает меньшей энергией,
чем экситон. Разделение комплекса на носители зарядов осуществляется внутренним
электрическим полем, определяемым разностью работ выхода двух электродов. Очевидно,
что диссоциация экситона эффективнее протекает в батареях с объемным гетеропереходом
[2,6].

Рис. 2. Схематическое представление процессов в активном слое OPVC: a – генерация


экситонов; b – экситон перемещается к интерфейсу D-A; c – диссоциация экситона;
d – происходит транспорт носителей зарядов до электродов и последующий их сбор.

6
Потери энергии: 1 – непоглощенные фотоны; 2 – распад экситонов с излучением
поглощенной энергии; 3 – сдвоенная (geminate) рекомбинация связанной пары; 4 – не-
сдвоенная (non-geminate) рекомбинация [6]

2.3 Рекомбинации и транспорт носителей зарядов

После диссоциации экситона возможны два сценария: окончательное разделение


сдвоенной пары и их экстракция электродами, или рекомбинация — процесс исчезновения
связанной электрон-дырочной пары с излучением энергии. Если комплексу носителей
зарядов не удалось разделиться, то происходит сдвоенная рекомбинация электрона и дырки.
Из-за множества энергетических барьеров во внутренней структуре проводника носители
зарядов двигаются неупорядоченно, в результате этого возникает вероятность встречи с
одиночным противоположным зарядом (характерно для батарей с объемным
гетеропереходом). Происходит т.н. не-сдвоенная рекомбинация — объединение двух
противоположных зарядов, происходящих из разных экситонов. Оба типа рекомбинации
ведут к потери энергии, так как рекомбинированные заряды не могут быть экстрагированы
электродами [4,6].

3 ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЭНЕРГИИ


ИЗЛУЧЕНИЯ СОЛНЦА В FSCs

Главной характеристикой OPVC является PCE — эффективность преобразования


энергии. Для определения данной величины образец помещают в т.н. стандартные условия:
облучают светом со спектром, близким к Air Mass 1.5G (определяется отношением
оптического пути, пройденным светом через атмосферу Земли, под углом 48,2 ° к
оптическому пути, пройденному светом перпендикулярно поверхности Земли), используя
имитатор солнечного света. Мощность такого светового потока равна 1 кВт/м2 [2].

7
Рис. 3. Типичная вольтамперная кривая OPVC [4]
PCE рассчитывается по формуле [4]:

Pe J max V max J sc V oc FF
PCE= ∙ 100 %= ∙ 100 %= ∙ 100 % , (1)
Ps Ps Ps

где Ps — мощность падающего на поверхность батареи света (Ps = 100 мВт/см2 при AM1.5G);
Pe — мощность, обеспечиваемая работой OPVC [мВт/см2]; Jmax, Vmax — значения плотности
тока и напряжения в т.н. точке максимального отбора мощности (произведение двух этих
величин в четвертом квадранте максимально); Jsc — плотность силы тока короткого
замыкания [мА/см2]; Voc — напряжение холостого хода [В]; FF — фактор заполнения [4].

Напряжение холостого хода Voc определяется разницей в энергиях HOMO-D и LUMO-A, а


для FSCs c объемным гетеропереходом существует дополнительное ограничивающее
условие: Voc не может превышать по абсолютной величине разность в работах выхода двух
электродов. Одним из способов увеличения Voc является грамотная работа по изменению
уровней энергии HOMO-D и HOMO-A с предотвращением, в частности, падения
эффективности диссоциации экситона [6].

8
Рис. 4. Схематическое изображение уровней энергии интерфейса D-A. Ширина запрещенной
зоны (band gap) – разница энергий HOMO-D и LUMO-D; Voc – напряжение холостого хода [6]

Плотность тока короткого замыкания Jsc во многом зависит от спектра поглощения


полимера и транспортных свойств системы. Т. е. для достижения большой плотности силы
тока короткого замыкания необходимо использовать полимеры, граница поглощения
которых должна лежать при длинах волн больше 700 нм, вплоть до 1100 нм (охват ближнего
инфракрасного спектра). Такие полимеры называются узкозонными: ширина их
запрещенной зоны менее 2 эВ (LBPs). При ее уменьшении увеличивается количество
поглощаемых фотонов, что ведет к генерации большего фототока. Так при снижении
ширины запрещенной зоны с 1,9 эВ до 1,1 эВ плотность силы тока короткого замыкания
Jsc возрастает с 14,3 мА/см2 до 39 мА/см2. Стоит отметить, что почти во всех последних
современных системах такие узкозонные полимеры представляют донорный материал [6].

Фактор заполнения (FF) указывает на степень эффективности сбора носителей зарядов, т.е.
во многом зависит от подвижности носителей зарядов и транспортных свойств системы в
целом. FF < 1, обычно не превышает 0,8 [5].

Значение FF можно рассчитать по формуле [4]:

J m ax V max
FF= . (2)
J sc V oc

Большинство этих параметров могут быть улучшены посредством оптимизации


морфологии активного слоя. Под морфологией слоя принято понимать состояние
твердофазной смеси донора и акцептора: непосредственно ее образование и степень
упорядоченности. Очевидно, что морфология во многом определяет значение FF и Jsc. В
последнее десятилетие применялись такие стратегии по оптимизации морфологии, как
термическая обработка (отжиг), настройка растворителей, введение в смесь дополнительных
примесей, т.н. сорастворителей, и др. [5].

9
4 СИСТЕМЫ FSCs СТАНДАРТНОЙ АРХИТЕКТУРЫ

4.1 Батареи слоистого типа

1. История OPVCs уводит в 1980 – 1987 гг., когда впервые были получены


органические фотовольтаические ячейки, в фотоактивном слое которых наблюдалось
протекание физических процессов по преобразованию энергии Солнца в электрический ток.
Данное открытие ознаменовало прорыв в области органической фотовольтаики. В
первичных образцах таких моделей в роли донора выступил фталоцианин металла, в роли
акцептора — перилен. Устройство продемонстрировало приемлемую по меркам того
времени PCE ~1 % [4].

2. Фуллерен С60 — первый перспективный полимер в роли акцепторного материала,


обладающий высокой электронной подвижностью. Впервые развитие получил в
фотовольтаических ячейках в комбинации с фталоцианином меди CuPc (рис. 5). Батареи
слоистого типа, выполненные по данной технологии, демонстрировали максимальную
PCE = 2,5 % для систем С60:MPc, где M = Cu, Zn, Sn с учетом оптимизации фотоактивного
слоя. С целью увеличения PCE в качестве донорного материала было решено использовать
субфталоцианин бора (subBPc) (рис. 5). В такой системе обеспечивалось более подходящее
выравнивание уровней энергии LUMO-A и LUMO-D, в результате чего значительно удалось
увеличить Voc, но узкий спектр поглощения компенсировал прирост падением Jsc. Однако
дальнейшая оптимизация морфология слоя позволила увеличить PCE с 2,1 % до 3 % [4].

3. Далее применялись попытки замены немодифицированного фуллерена С 60 на его


производные — пирролидинофуллерены (PyFs), содержащие хелатирующие пиридильные
группы (рис. 5). Их главное преимущество — образование сильного комплекса с MPc (M =
Cu, Zn, Sn), в результате чего устойчивая связь способствует повышению эффективности
распада экситонов на носители зарядов на границе D-A. Однако одновременно с этим
отдельные органические группы данного соединения оказывают негативный эффект на
электрон-транспортные свойства С60. Значительное падение Jsc обусловило низкую PCE в
1,6 % [4].

4. Для частичного решения проблемы падения эффективности преобразования


солнечной энергии для вышеуказанной системы был создан подход замены слоя акцептора
на слой с объемным гетеропереходом, представляющий собой смесь фуллерена или его
производных и сопряженного полимера. В результате такая система имеет интерфейс D-A-D
(многокомпонентная слоистая батарея), в которых отдельно протекают физические процессы

10
между донором MPc (M = Cu, Zn, Sn) и акцептором фуллереном (либо его производными —
PyFs) и соответственно между тем же акцептором и сопряженным полимером в роли второго
донора. Первоначально в роли сопряженного полимера выступал [6,6]-фенил-С 61-метиловый
эфир бутановой кислоты (PC61BM) (рис. 5), однако позже использовались и другие
производные фуллерена С60 и фуллерена C70. Такие сопряженные полимеры способны
поглощать свет в диапазоне 350-800 нм при том, что их морфология имеет свойство
подвергаться более гибкой оптимизации за счет хорошей растворимости, что позволило
произвести определенное упорядочивание фаз донора и акцептора и значительно улучшить
транспорт носителей зарядов по сравнению с двухслойными батареями. Все это в
совокупности обеспечило увеличение Jsc более чем в 1,5 раза. Voc и FF также увеличены за
счет добавления объемного гетероперехода с оптимальным донором. При данных
многослойных моделях слоистых FSCs можно достичь достаточно высоких показателей
PCE — вплоть до 7 %, однако это становится возможным лишь при использовании в роли
второго донора новейших полимеров, разработанных в 2008 году и позже. Для систем с
использованием PC61BM экспериментально подтвержденные значения PCE лежат в
диапазоне 4–5,5 % [4].

Рис. 5. Молекулярные формулы материалов: а – C60; б – subBPc; в – PC61BM;


г – представитель PyFs; д – CuPc [4,7,8]

4.2 Батареи с объемным гетеропереходом

1. Впервые фотоиндуцированный перенос электронов между сопряженными


полимерами и фуллеренами был обнаружен двумя разными группами в Санта-Барбаре и
Осаке в 1992 году. Это дало толчок развитию батарей с объемным гетеропереходом. В 2001
году была открыта система РС61ВМ:MDMO-PPV, получившая широкое распространение.
Поли[2-метокси-5-(3,7-диметилоктилокси)-1,4-фенилен-винилен] (MDMO-PPV) (рис. 6) в
роли донора, обладая низким уровнем HOMO-D, в системе с РС61ВМ показал Voc ~0,81 В,
однако узкий спектральный диапазон поглощения MDMO-PPV, охватывающий только
видимый спектр (350 – 600 нм), не позволил преодолеть плотность фототока в Jsc = 5 мА/см2.
С учетом оптимизации был достигнут FF = 0,7; что обеспечило PCE в 2,6 %. Далее

11
исследовалась замена РС61ВМ на новое производное фуллерена С70 [6,6]-фенил-С71-
метиловый эфир бутановой кислоты (PС71BM) (рис. 6). С его использованием удалось
достичь PCE в 3%. PС71BM охватывает больший спектральный диапазон, что, учитывая
также и понижение уровня LUMO-A, позволило увеличить Jsc системы в 1,5 раза. Низкая
относительно РС61ВМ подвижность электронов снизило фактор заполнения до FF = 0,51. Из-
за изменений в уровнях энергий акцептора напряжение холостого хода упало до Voc = 0,77 В
[4,5].

2. Следующие системы строятся на использовании в качестве донорного материала


поли(3-гексилтиофена) (P3HT) (рис. 6). Улучшенные транспортные свойства Р3НТ и более
широкий спектр поглощения вплоть до 700 нм в сравнении с MDMO-PPV в системе с
РС61ВM обеспечили генерацию фототока в фотовольтаической ячейке до Jsc, находящейся в
диапазоне 9-11 мА/см2, т.е. наблюдался двукратный прирост. Одновременно с этим уровень
энергии HOMO-D нового донора выше, чем у MDMO-PPV, поэтому наблюдалось падение
напряжения холостого хода до Voc = 0,66 В. Фактор заполнения увеличился до FF = 0,65.
Таким образом, максимальная PCE для системы PС61BM:P3HT немногим превышает 4 %
[4,5]. Модели с замещением РС61ВM на PС71BM показали максимальную PCE = 4,5 %.
Фототок, благодаря широкому спектру поглощения обоих материалов, достигал Jsc = 11,5
мА/см2. Повышение кристалличности путем отжига обеспечило FF = 0,59 и Voc = 0,63 В [9].

Рис. 6. Молекулярные формулы материалов: а – PС71BM; б – MDMO-PPV; в – Р3НТ [4]


3. Первое поколение LBPs. Первое поколение таких сополимеров в OPVCs
представляли APFO-3, APFO-Green1, APFO-Green2, APFO-Green5 (рис.7), т.н. чередующиеся
полифлуореновые сополимеры (APFOs). Каждый данный сополимер представляет собой
соединение, где чередуется флуорен (о, о′-дифениленметан) с D-A-D структурными
звеньями. Звено первого и второго доноров — тиофен, звено акцептора — бензотиадизол,
тиено[3,4-b]пиразин, пиразино[2,3-g]квиноксалин и другие соединения. Ширина
запрещенной зоны сополимеров APFO-3; APFO-Green5; APFO-Green9 и APFO-Green1
составляла 1,9 эВ; 1,5 эВ; 1,4 эВ и 1,3 эВ соответственно. Представители APFOs способны
поглощать свет с длиной волны, превышающей 1000 нм, однако наряду с этим, как и в

12
случае с PyFs, значительно ухудшают транспортные свойства системы, несмотря на
глубокую оптимизацию морфологии активного слоя. Для систем PC71BM:APFOs ток
короткого замыкания в батарее Jsc не превысил 13 мА/см2 при Voc = 0,6 В и FF ~0,44. PCE
таких систем лежала в пределах 2,2 – 3,5 % [5,8].

Рис. 7. Структуры некоторых представителей APFOs [8]

4. Второе поколение LBPs. В результате исследований оказалось, что чередующиеся


сополимеры с D-A структурными звеньями, обнаруженными в 2006 году, т.е. более простой
структурой в сравнении с APFOs, показывают повышенную эффективность поглощения
фотонов, что позволило установить максимальную Jsc = 15 мА/см2. Так использование таких
сопряженных полимеров, как поли[N′-9′-гептадеканил-2,7-карбазол-альт-5,5-(4′,7′-ди-2-
тиенил-2′,1′,3′-бензотиадизол)] (РСРDTBТ), поли[2,7-(9,9-дидецилфлуорен)-альт-5,5-(40,70-
ди-2-тиенил-2′,1′,3′-бензотиадизол)] (PF10TBT), поли[(4,8-бис-(2-этилгексилокси)-
бензо(1,2-b:4,5-b′))-2,6-диил-альт-(4-(2-этилгексанол)-тиено[3,4-b]тиофен)-2-6-диил)]
(PBDTTT-CF) и другие (рис. 8) обеспечили FSCs с использованием PC71BM PCE, лежащую в
диапазоне 3 – 5,5 %, учитывая увеличение напряжения холостого хода за счет более низкой
энергии HOMO-D в сравнении с APFOs до Voc ~0,7 и фактора заполнения до FF ~0,47. Далее
исследовались методы оптимизации морфологии. Так, например, в 2007 году добавление 1,8-
октандитиола в систему PC71BM:PCPDTBT дало увеличение PCE до 6 %. В 2009 году
добавление 1,8-дииодооктана (DIO) обеспечило PCE в 7,7 % для PC71BM:PBDTTT-СF [5].

13
Рис. 8. Структуры некоторых сопряженных полимеров [10]

6. Третье поколение LBPs. Современные системы проектируются с недавно


изобретенными, т.н. высокоэффективными (высокотемпературными) чередующимися
сополимерами с D-A структурными звеньями: поли[(5,6-дифлуоро-2,1,3-бензотиадизол-4,7-
диил)-альт-(3,3′′′-ди(2-октилдодецил)2,2:5′,2′′: 5′′,2′′-кватертиофен-5,5′′′-диил)] (PffBT4T-
2OD); поли[[1,2-c:5,6-c′]бис[1,2,5]тиадизол-5,10-диил)-альт-(3,3′′′-ди(2-октилдодецил)-
2,2′:5′,2′′:5′′,2′′′-квартертиофен-5,5′′′-диил)] (PNT4T-2OD) и поли[(2,1,3-бензотиадизол-4,7-
диил)-альт-(4',3''-дифлуоро-3,3'''-ди(2-октилдодецил)-2,2';5',2'';5'',2'''-квартертиофен 5,5'''-
диил)] (PBTff4T-2OD) (рис. 9). Данные сополимеры обладают высокой подвижностью
зарядов и подвержены эффективной, глубокой оптимизации. Наряду с этим для данных
сополимеров используют в роли акцептора производное C70 [6,6]-(2-тиенил)-С71-метиловый
эфир бутановой кислоты (TC71BM) и различные производные C60, например, инден-C60-бис-
аддукт (ICBA) для обеспечения лучшего выравнивания уровней энергий. Главная
особенность таких FSCs заключается в использовании «толстого» фотоактивного слоя
(толщина такого слоя находится в диапазоне 250-300 нм), значительно увеличивающего
поглощающую способность батареи, что обуславливает достижение высоких Jsc без падения
FF. PCE таких батарей находилась в диапазоне 10 – 11 %. Максимального значения PCE в
10,8 % удалось добиться для системы PffBT4T-2OD:TC 71BM при Voc = 0,77 В; FF = 0,75; Jsc =
18,8 мА/см2 [1].

14
Рис. 9. Структуры современных высокоэффективных сополимеров [1]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полимерные солнечные батареи с использованием фуллеренсодержащих материалов


ознаменовали прорыв в органической фотовольтаике. Эффективный перенос электрона,
низкотемпературное изготовление, приемлемая подвижность электронов — все эти важные
их характеристики обеспечили создание практически универсального акцепторного
материала, который при оптимальном подборе донорного материала позволял FSCs
достигать высоких показателей эффективности преобразования энергии Солнца. В данной
работе рассматривались: структура FSCs, протекание физических процессов в фотоактивном
слое, расчет эффективности преобразования энергии Солнца в электрическую,
последовательное развитие систем стандартной архитектуры FSCs как с объемным
гетеропереходом, так и слоистого типа. Для первых было характерно использование C60,
пирролидинофуллерены в комбинации с донорным материалом, представленным
субфталоцианинами металлов. Однако такие системы сегодня себя исчерпали, т.к.
демонстрирует PCE, не превышающую 3 %. Многокомпонентные же слоистые батареи с
использованием PC61BM и PC71BM исследуются и сегодня, так как эффективность
преобразования их энергии может превышать 8 % при использовании оптимальных
компонентов и глубокой оптимизации. FSCs с объемным гетеропереходом значительно
эволюционировали в последнее десятилетие, и представляют больший интерес. Изначально
использование MDMO-PPV и P3HT в роли донорного материала не позволило превысить
значения PCE в 3 % и 4,7 % соответственно. Далее исследовались различные поколения
узкозонных сополимеров, применение которых обещало превзойти данные показатели.
Первоначально PCE батарей, основанных на представителях класса сополимеров APFOs, не
превысила 3,5 %. Затем появились системы, где в роли донора выступали сополимеры
PBDTTT-CF, РСРDTBТ, PF10TBT благодаря которым удалось с учетом оптимизации
морфологии фотоактивного слоя добиться более внушительных показателей PCE — вплоть
до 7,7 %. Современные высокоэффективные сополимеры PBTff4T-2OD, PNT4T-2OD,
PffBT4T-2OD с новыми производными фуллеренов TC 71BM, ICMA, ICBA обеспечивают

15
батареям PCE, лежащую в диапазоне 10-11 %. Сегодня продолжается разработка новых
сополимеров и производных фуллеренов, проводятся исследования новых структур, методов
оптимизации структуры FSC, а также поиск новых сорастворителей, растворителей и
технологий обработки с целью более глубокой оптимизации каждого слоя. В обозримом
будущем FSCs, несмотря на конкурентные направления в лице не-фуллереновых
органических батарей и перовскитных неорганических батарей, будут активно
исследоваться, эволюционируя в более эффективные модели, подвергающиеся современным
недорогим и массовым методам производства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Liu Y., Zhao J., Li Z., Mu C., Ma W., Hu H., Jiang K., Lin H., Ade H., Yan H.
Aggregation and morphology control enables multiple cases of high-efficiency polymer solar
cells // Nature communications. – 2014. – V. 5 (№ 5293). – P. 1–8.
2 Алешин А. Н. Солнечные элементы на основе полимерных и композитных
(органика – неорганика) материалов // Инновации. – 2012. – Т. 7 (№ 165). – С. 96–108.
3 Zacher B., Gantz J. L., Richards R. E., Armstrong N. R. Organic solar cells — At the
Interface // The Journal of Physical Chemistry Letters. – 2013. – V. 4. – P. 1949−1952.
4 Трошин П.А., Любовская Р. Н., Разумов В.Ф. Органические солнечные
батареи: структура, материалы, критические параметры и перспективы развития //
Российские нанотехнологии. – 2008. – Т. 3 (№ 5–6). – С. 56–77.
5 Zhang F., Inganäs O., Zhou Y., Vandewal K. The development of polymer-fullerene
solar cells // National Science Review. – 2016. – V. 3. – P. 222–239.
6 Yeh N., Yeh P. Organic solar cells: Their developments and potentials // Renewable
and Sustainable Energy Reviews. – 2013. – V. 21. – P. 421–431.
7 Cheng Q., Aravind A., Buckley M., Gifford A., Parvin B. Functionalized Buckyballs
for Visualizing Microbial Species in Different States and Environments // Scientific
Reports. – 2015. – V. 5 (№ 13685). – P. 1-14.
8 Inganäs O., Zhang F., Andersson M. R. Alternating Polyfluorenes Collect Solar
Light in Polymer Photovoltaics // Accounts of Chemical Research. – 2009. – V. 42 (№ 11). – P.
1731–1739.
9 Shin W. S., Hwang Y. M., So W. W., Yoon S. C., Lee C. J., Moon S. J. Performance
of P3HT/C70-PCBM Polymer Photovoltaic Devices According to Manufacturing Conditions //
Molecular Crystals and Liquid Crystals. – 2010. – V. 491. – P. 331–338.
10 Olivares-Amaya R., Amador-Bedolla C., Hachmann J., Atahan-Evrenk S., Sánchez-
Carrera R. S., Vogta L., Aspuru-Guzik A. Accelerated computational discovery of high-
performance materials for organic photovoltaics by means of cheminformatics // Energy &
Environmental Science. – 2011. – V. 4. – P. 4849–4861.

16