Вы находитесь на странице: 1из 19

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 11 (265).

История. Вып. 50. С. 128–146.

НАУЧНЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ ИСТОРИКА


С. Г. Боталов

НОВЫЕ АСПЕКТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ


В ИССЛЕДОВАНИИ ПРОБЛЕМЫ «MAGNA HUNGARIA»

В 2009 г. был открыт большой погребальный комплекс Уелги, располагающийся на меж-


озерье Уелгов и Сайгырлов в 50 км к северу от Челябинска. В полевом сезоне 2010–2011 гг.
исследованы курганы № 1, 2, 3, 7 и 8 (21 погребение). Полученные на сегодняшний день новые
материалы из могильника Уелги, а также из могильника Синеглазово позволяют предполо-
жить, что спустя примерно триста лет после своего становления (в конце IX в.) глубоко в
лесостепной зоне Южного Урала появляются кочевнические комплексы позднекушнаренков-
ско-караякуповского облика типа Синеглазово, Уелгов, Лагарево, Каранаево и др., несущие на
себе яркий кочевнический культурный комплекс синкретического характера, в котором уга-
дываются элементы центрального и восточно-казахстанского, алтайского облика, а так-
же прослеживаются явные параллели с западными кочевническими комплексами Поволжья,
Нижнего Поднепровья и Подунавья.

Ключевые слова: мадьярская проблема, Уелги, Синеглазово, Западно-Тюркский Каганат,


Кушнаренковско-Караякуповский типы.

Впервые мысль об угорско-мадьярских В связи с тем, что целенаправленные по-


компонентах в средневековых культурах Вол- левые исследования памятников Южного
го-Камья была высказана В. Ф. Генингом уже Урала и Поволжья по ряду причин были су-
в конце 50-х гг.1 Бурное накопление археологи- щественно замедлены с середины 70-х  гг.,
ческих материалов по средневековой археоло- остался целый ряд вопросов, требующих сво-
гии Урала и Западной Сибири в последующие его разрешения. Так, например, оставались
60-е и в начале 70-х гг. вовлекло в исследова- непонятными истоки и облик памятников
тельский процесс по данной тематике самый кушнаренковско-караякуповского круга, а
широкий круг отечественных специалистов, а также этапы всего процесса культурогенеза
также венгерских археологов и историков2. населения, оставившего эти памятники от
Наиболее значительным событием этого раннего этапа возникновения (���������������
VI�������������
 в.) до пери-
периода является обнаружение и раскопки ода исхода протомадьярского населения на
известных памятников: Тиганского, Танке- запад (конец IX в.).
евского, Такталачукского и др. могильников В первом десятилетии нового столетия
Волго-Камья, а также Лагеревских, Стерли- археологические работы по поиску ураль-
тамакских, Бекешевских, Каранаевских и др. ской правенгрии спустя около тридцати
курганов Южного Урала3. К этому периоду лет были активизированы. Основной ис-
дискуссия об урало-венгерских параллелях следовательский вектор был перемещен
достигает своего наивысшего уровня4. В ходе на восток за Урал. Здесь, в пределах лесо-
нее были установлены весьма важные анало- степного Тоболо-Исетского региона, начали
гии, позволяющие связывать регион Волго- активно раскапываться поселенческие ран-
Уралья с правенгерской территорией. Так, не-средневековые комплексы, включающие
наиболее соответствующие по погребально- протокушнаренковские материалы6. Стало
му обряду, металлическому инвентарю и ке- очевидным, что кушнаренковско-караяку-
рамике с мадьярскими оказались материалы повский культурный компонент появляет-
Кушнаренковской и Караякуповской куль- ся в составе синкретического бакальского
тур Южного Урала. Эти представления были историко-культурного горизонта IV–VI  вв.
подробно изложены в обобщающей работе На следующем этапе это население переме-
В. А. Иванова, вышедшей в самом конце сто- щается в бассейн Уфы, а оттуда – по Белой
летия5, которая своеобразно подвела итог ар- и Каме на запад. Таким образом, открылись
хеологических исследований 60–70-х гг. новые возможности в исследовании исход-
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 129

ных позиций формирования протомадьяр- более ранние экземпляры встречены в слоях


ской культуры. Пенджикента от первой до третьей четверти
Следующее открытие продолжило иссле- VIII в.9 Следует заметить, что некоторые пря-
довательскую эстафету уральско-венгерской мые аналогии встречаются в отдаленных от
тематики. В 2009  г. был открыт большой Южного Урала могильниках, например, Суб-
погребальный комплекс Уелги, располагаю- ботицы в Кировоградской области Украины
щийся на межозерье Уелгов и Сайгырлов в (рис. 5, 67–82)10. Стилистическую группу 2
50 км к северу от Челябинска. (рис. 6) составляют поясные, сбруйные и дру-
На площадке памятника визуально про- гие серебряные накладки, наконечники рем-
сматривается до 30 курганных насыпей ней, аналогичные предметам из отдельных
(рис. 1). погребений кочевой аристократии Южного
Первые раскопки проведены в июне-авгу- Урала и Казахстана. Это богато украшенные
сте 2010 г. Исследованию подверглись курга- растительным орнаментом накладки, распре-
ны 1 и 2. Выявлено восемь погребений, два делители и наконечники, имеющие золотое
способа захоронения – ингумация (1, 2, 7 и 8) амальгамирование поверхности, соотносимы
и кремация (3 и 4,5,6) (рис. 2-4). с материалами Лагеревских, Ишимбаевских,
В полевом сезоне 2011  г. исследованы Старо-Халиловских, Каранаевских, курганов
курганы № 3, 7 и 8 (12 погребений). Курган Южного Урала11. Рассматриваемую группу
№ 3 содержал 2 погребения, курган № 7 – 6 можно относить к �����������������������
IX���������������������
–��������������������
X�������������������
  вв. Отдельные изо-
погребений, курган № 8 – 4 погребения. Все бразительные элементы схожи с хазарской
погребения выполнены по обряду ингумации, (салтовской) стилистикой12. Стилистическую
кроме одного погребения из кургана № 3, где группу 3 (рис. 9) составляют вещи, несущие
зафиксирован способ кремации. В могильной «мадьярские» изобразительные элементы.
яме 1 кургана № 3 обнаружено захоронение Это оформление бордюра звеньевым орна-
лошади. Три погребения из кургана № 8 – ментом – чередующимися овалами и кружка-
детские. Все погребения разграблены. ми (или в других вариациях) (рис. 8 1, 5, 6,
Материал, полученный в результате по- 27–32, 35); «постсасанидский» стиль (рис. 8
верхностных сборов и раскопок, позволяет 5, 8, 25, 36). Центральным элементом орна-
сделать выводы по культурно-хронологиче- мента выступает трех- или четырехлепестко-
ской принадлежности погребального памят- вая в большинстве случаев розетка (рис. 8 6, 7
ника Уелги. Главным образом, инвентарь 19, 26–31) или расцветающий цветочный бу-
составляют предметы ременной гарнитуры – тон, трилистники (рис. 8 1, 2, 24, 32, 33, 35).
накладные бляхи, наконечники ремней, пряж- Ременные украшения с бордюром, оформлен-
ки. Заметим, однако, что абсолютное боль- ном чередующимися овалами и кружками,
шинство этих вещей обнаружены без привяз- встречены в синхронных (в хронологическом
ки к конкретным объектам (ввиду разрушен- плане) памятниках от Южного Урала до Вос-
ности и разграбленности могильника). Тем точной Европы: в развеянном погребении
не менее, весь материал разделен на 5 стили- близ Эмбы13, в Синеглазовском могильнике14,
стических групп. Первую группу (рис. 5) объ- в Больше-Тиганском могильнике15, в Танке-
единяют преимущественно неорнаментиро- евском могильнике16, в погребении у с. Суб-
ванные накладки: накладки с псевдопетель- ботица17. По наблюдению Е.  П.  Казакова,
чатым или петельчатым выступом (рис.  5, данный элемент орнамента был специфич-
13–16, 22–25, 28), гантелевидные (рис.  5, ным для культуры кочевых угров (в частно-
51–55), лунницевидные и накладки с парны- сти, мадьяр) Восточной Европы18. Четвертую
ми или тройными выступами (рис.  5, 67–74, стилистическую группу (рис.  9) составляют
82), накладки с нервюрой по осевой линии предметы, имеющие южно- и западноси-
(рис. 5, 4–7, 39, 41–42, 47), а также наклад- бирские декоративные традиции второй по-
ки с прорезью для подвесного ремня (рис. 5, ловины – конца I тыс. н.  э.19 Их объединяет
30–38) и др. Они получают широкое распро- растительная орнаментация симметричных
странение в начале IX  в.7 В качестве анало- композиций в виде побегов и завитков. Пятая
гий можно привести известные памятники группа (рис.  10) представлена предметами,
IX–X вв. Башкортостана и Южного Зауралья соотносимыми с урало-пермским стилем.
– �����������������������������������������
I����������������������������������������
и �������������������������������������
II�����������������������������������
Бекешевские, Ямаши-Тауские, Хусаи- Керамический материал, представленный
новские курганы, могильник Граултры8. Наи- горшками и отдельными фрагментами, в це-
130 С. Г. Боталов

Рис. 1. Погребальный комплекс Уелги. I – Ситуационный космоснимок.


II – Топографический план с указанием границ раскопков 2010–2011 гг.
II – Глазомерный план.
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 131

Рис. 2. Погребальный комплекс Уелги. Вид с востока.

лом, представляет типологический комплекс с постсасанидской изобразительной тради-


позднекушнаренковско-караякуповского об- цией. Следующий комплекс – 24 накладные
лика (тонкостенность, гребенчато-прочер- бляшки подквадратной формы, литые, позо-
ченная зональная орнаментация). Наличие в лоченные, с бортиками. В сечении образуют
этой серии горшков со шнуровой орнамента- прямоугольную фигуру. Бордюр декорирован
цией, сосудов с ушками и большая примесь чередующимися овалами и кружками. В цен-
талька в тесте указывает на сильное влияние тре растительный орнамент в виде вертикаль-
со стороны лесного, вероятно, петрогромско- но прорастающих трилистников. Благодаря
го культурного ареала (рис. 11). находке двух накладок, закрепленных на один
Отдельного внимания заслуживают мате- фрагмент кожаного ремешка, представляется
риалы погребального комплекса у озера Си- возможным реконструировать расположение
неглазово, исследования которого начато в блях на ремне: прорастающий стебель с от-
1908 г. археологами-краеведами Н. К. Минко ростками по сторонам. Бляхи являлись укра-
и С. А. Гатцуком. В 1959 г., в связи с вскрыш- шением оголовных ремней (рис.  13 1–2). И,
ными работами на известковом карьере си- наконец, 15 накладных блях прямоугольной
ликатного завода, был потревожен еще один формы, изготовленных литейным способом
курган. Спасательные работы предприняты с позолоченной лицевой стороной. Бляхи
В.  С.  Стоколосом в том же году. Большая одинаковые. В сечении, вместе с бортиками,
часть материалов опубликована в 1962  г.20 накладка трапециевидная. Бордюр оформ-
(рис. 12, 13). В 2009 г. в фонды Челябинско- лен чередующимися ромбами и кружками. В
го областного краеведческого музея пере- каждый ромб заключено по 4 «виноградин-
дана коллекция, полученная при последних ки». Центральный элемент орнамента сим-
исследованиях синеглазовского комплекса, метричный растительный, изображающий
которая включает и неопубликованный мате- распускающийся цветочный бутон (лотоса?).
риал, требующий отдельного описания. По- Бляхи служили украшениями ремня нагруд-
мимо железных и костяных деталей конской ника (рис. 13 3–5). Следует отметить, что при
упряжи (рис. 13 6, 9–14), коллекция включает подъемных сборах с могильника Уелги обна-
наконечник ремня округло-прямоугольной ружена аналогичная накладка, выполненная
формы, литой, позолоченный. Лицевая сто- с практически абсолютной точностью (в точ-
рона украшена орнаментом, изображающий ности схожий рисунок; а также характерный
сенмурва (рис. 12 8). Мотив имеет аналогии скос на длинной стороне, придающий трапе-
132 С. Г. Боталов

Рис. 3. I – Погребение 1. II – Погребение 2. 1–5, 7, 8 – железо; 6 – стекло.


Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 133

Рис. 4. I – Погребение 5, вещевой материал. II – фото погребения. 2–4 – железо;


1, 3, 8, 9–11 – серебро; 5–7 – органика; 12 – железо, серебро, дерево.
134 С. Г. Боталов

Рис. 5. Погребальный комплекс Уелги.


Погребение 8.1 – кость; 2, 4–9 – железо; 3, 10 – серебро.
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 135

Рис. 6. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 1.


1–47, 49–84 – серебро; 48, 85–104 – бронза.
136 С. Г. Боталов

Рис. 7. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 2.


Серебро, серебро с золотой амальгамой.
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 137

Рис. 8. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 3.


1, 2, 5–18, 20–23, 27–32, 34–37 – серебро с золотой амальгамой.
138 С. Г. Боталов

Рис. 9. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 4.


1–34 – серебро, бронза с золотой амальгамой; 35–39 – железо.
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 139

Рис. 10. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 5.


1 – бронза, железо; 2, 3 – бронза; 4 – серебро.
140 С. Г. Боталов

Рис. 11. Погребальный комплекс Уелги. Керамика.

Рис. 12. Могильник Синеглазово. Вид с севера.


Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 141

Рис. 13. Могильник Синеглазово. 1–29 – бронза, серебро, кожа; 30 – план погребения;
31, 32, 35, 36 – железо; 33, 34 – ткань, реконструкция рисунка.
142 С. Г. Боталов

Рис. 14. 1–22 – могильник Синеглазово; 23 – погребальный комплекс Уелги.


3, 9–11, 19, 22, 23 – серебро, золотая амальгама; 1 – кость; 4–7 – железо;
12–18, 20, 21 – бронза.
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 143

Рис.  15. Карта распространения материалов протомадьярского и раннеугорского облика


(по Генингу  В.  Ф. (1972); Казакову  Е.  П. (1982); Гарустовичу  Г.  Н., Иванову  В.  А. (1982);
Бисембаеву  А.  А. (2003); Казакову  Е.  П. (2004), Боталову  С.  Г., Бабенкову  К.  Н. (2004);
Пастушенко И. Ю. (2004); Викторовой (2008); Матвеевой Н. П., Орловой Л. А., Рафиковой Т. Н.
(2009). Продолжение см. на обороте.
144 С. Г. Боталов

I, а – ранние кушнаренковско-караякуповские могильники и одиночные погребения V–


VIII вв., а также памятники с материалами этого культурного облика; б – кушнаренковско-
караякуповские городища, селища и местонахождения этого культурного облика V–VI  вв.;
II, в – кушнаренковско-караякуповские петрогромско-юдинские могильники IX–X  вв., г
– кушнаренковско-караякуповские петрогромско-юдинские городища, селища, святилища
и местонахождения IX–XI  вв.; 1 – миграция кушнаренковско-караякуповского населения
из Исетско-Тобольского бассейна в Прикамье; 2 – проникновение кушнаренковско-
караякуповского населения в Урало-казахстанскую степь; 3 – миграция лесного петрогромско-
юдинского населения; 4 – отток позднекушнаренковско-караякуповского населения из
степной зоны; 5 – приход сросткинского (кыпчакского) населения из Обь-Иртышья.
1 – Прыговское городище, 2 – Араслановские писаницы, пещера 3 – Средний Шихан; 4
– Уфа-4; 5 – Мурино; 6 – Малышево; 7 – Шершни; 8 – Смолино; 9 – Кочегарово селище,
погребения; 10 – Старо Лыбаевское селище; 11 – Зотинское IV городище; 12 – Ликинский
могильник; 13 – Молчановское селище; 14 – Петрогром гора; 15 – Палатки I, IV; 16 – Исетское
III Б, могильник; 17 – Три Сестры; 18 – Кырманские скалы; 19 – Иертово городище; 20 –
Вершина 1 у ст. Исеть; 21 – Исетское I правобережное селище; 22 – Вак Кур могильник;
23 – Святой Бор 5; 24 – Имги Тура городище; 25 – Коловское городище и селище; 26 –
Пылаевский могильник; 27 – Барсучье; 28 – Криволукское городище; 29 – Уелги; 30 – Усть
Утяк; 31 – Рафайловское; 32 – Перейминский могильник; 33–35 – Андреевские, Багадинское
городища, Козловский могильник; 36 – Деминский могильник; 37 – Мохиреевское городище;
38 – Молчановский клад; 39 – Линчинское городище; 40 – Боровсок; 41 – Юдинское
городище; 42 – Ирбитское озеро; 43 – Ирбитское; 44 – Городищенское; 45 – Андроновское;
46 – Петровское; 47 – Мишинское; 48 – Куртумовское; 49 – Санкино; 50 – Галкино; 51, 52
– Городские I, II; 53 – Золотая Гора; 54, 55 – Заозерные I, II; 56 – Ликинское городище; 57 –
Лобвинская; 58 – Черемухово; 59 – «Жилище Сокола»; 60 – Гора Синяя; 61 – Голый Камень;
62 – Тарманский; 63 – Красногорское; 64 – Нечунаевское святилище; 65 – Большое и Малое
Бакальские городища; 66 – Усть Терсюк городище; могильник 67 – Берсуаг; 68 – Граултры;
69 – Синеглазовский I, II; 70 – Кайнсай; 71 – Селенташ; 72 – Варна; 73 – Каскаскинский,
Коваленковские рудники; 74 – Байрамгулово; 75 – Аргази; 76 – Сугояк; 77 – Наровчатский;
78 – Бекешевские I, II курганы; 79 – Хусаиновские; 80 – Муракаевские; 81 – Веселовка;
82 – Сакияз Тамак; 83 – Лагеревский; 84 – Старо-Халиловские; 85 – Каранаевский; 86 –
Верх-Саинское I городище; 87 – Бартымское II, селище; 88 – Подкаменное городище; 89 –
Селянино Озеро, могильники; 90 – Ермаково городище; 91 – Лобач городище; 92 – Сухой
Лог селище; 93–94 – Кишешерские могильники, поселение; 95 – Морозково IV поселение;
96 – Чащинское селище: 97 – Красногорский; 98 – Береговский; 99 – Ишимбайский; 100 –
погребение Ишимбай; 101 – Стерлитамакский; 102 – Шареевский; 103 – Турбаевский; 104
– Ибраевский; 105 – Чукраклинское; 106 – Кара-Якуповское; 107 – Таптыковское; 108 –
Уфа II; 109 – Ново-Турбаслинский; 110 – Кушнаренковский; 111 – Сантыштамакский; 112
– Булгарский; 113 – Чатринское; 114 – Бирский; 115 – Старо-Калмашское; 116 – Манякский;
117 – Старо-Янзигитовский; 118 – Куштерякский; 119 – Ново-Сасыкульский; 120 – Русско-
Шуганское II; 121 – Русско-Шуганское I; 122 – Русско-Шуганское; 123 – Старо-Чекмакское; 124
– Муслюмовское; 125 – Старо-Варяжское II; 126 – Старо-Варяжское I; 127 – Меллятамакское
V; 128 – Меллятамакское II; 129 – Новобикинский; 130 – Татарско-Азибейская II; 131 –
Азметьевская; 132 – Мариямалинское; 133 – Биксентаевская VII; 134 – Биксентаевская IV;
135 – Биксентаевская II; 136 – Иртяшское; 137 – городище Тактялачук; 138 – Юртовская
IV; 139 – Иманлейский; 140 – Такталачукский; 141 – Чишминский; 142 – Игимский; 143 –
Татаро-Чилчикское; 144 – Благодатное; 145 – Кузебаевское; 146 – Петропавловский; 147
– Верхнесуганское; 148 – Кырнышское; 149 – Луговское; 150 – Больше-Тиганский; 151 –
селище «Курган»; 152 – Щербаковское; 153 – Танкеевский; 154 – Тетюшский; 155 – Татарско-
Сунгелеевское; 156 – Тавлыкаевские; 157 – Рубежка; 158 – Калмак-Чабан; 159 – Солянка;
160 – Орлиное гнездо; 161 – Турбаза; 162 – Шалкар; 163 – Покровка; 164 – Лебедевка; 165
– Жаман Каргала; 166 – Песчаный карьер; 167 – Болгарка; 168 – Мамай; 169 – Кос Оба; 170 –
Карасу; 171 – Эмба; 172 – Жолуткен 4; 173 – Атпа; 174 – Уркач I.
Новые аспекты и перспективы в исследовании проблемы «Magna Hungaria» 145

циевидность общей форме) (рис.  13, 15–16). дований и перспектив, наметившихся в связи
Анализируя данную находку, мы можем с открытием погребального комплекса Уел-
предположить, что эти вещи вышли из рук ги. В этот же период (с IX  в.) наблюдается
одного мастера и (или) в результате единов- активное влияние южнотаежного населения
ременного изготовления, а впоследствии по- лесного Зауралья и Западной Сибири (петро-
пали в разные могильники. Сам же факт об- громско-юдинский историко-культурный го-
наружения их, по крайней мере, в 2 могиль- ризонт) шнуровой керамики на лесостепной
никах южнозауральской лесостепи может го- регион Южного Зауралья и Среднего Прика-
ворить о некоем культурном центре кочевой мья (рис. 15 II, 3). Общую картину этнокуль-
знати IX–X вв. в рамках указанного региона. турных трансформаций на данном этапе до-
Вкратце картина этнокультурной транс- вершает восточный (сросткинский) импульс,
формации, в результате которой возникают связанный с перемещением раннекыпчакско-
некрополи типа Уелги и Синеглазово, пред- го населения из районов Алтая21. Эти про-
ставляется нам следующим образом. цессы в определенной мере маркируются и в
Сформировавшиеся на раннем этапе в материалах Уелгинского погребального ком-
составе Бакальского историко-культурного плекса (керамика со шнуровой орнаментаци-
горизонта (���������������������������������
IV�������������������������������
–������������������������������
VI����������������������������
 вв. н. э.) группы скотовод- ей, стилистические группы 4, 5).
ческого полуоседлого населения – носителей
керамики кушнаренковско-караякуповского Примечания
круга – в VI  в. начинают свое продвижение
на запад в бассейн р. Белой и Камы, где по- 1
См.: Генинг, В. Ф. Oчерк этнических куль-
являются многочисленные памятники этого тур Прикамья в эпоху жeлeзa // Tр. Kaзaн.
облика (рис.  15 ���������������������������
I��������������������������
, 1). Вместе с этим кушна- фил. AН СССР. Сер. гуманист. наук. Вып. 2.
ренковские материалы появляются глубоко в Kaзaнь, 1959. С. 334.
степях Южного Зауралья в курганах с «уса- 2
См.: Erdélyi, I. Régészeti kutatások Baskiriában
ми» на кратковременных стоянках (Селен- és a Magyar őstörténet // AÉ. Budapest, 1972.
таш, Кайнсай, Берсуат) (рис. 15 I, 2). № 99; Fodor, I. Research on the Proto-Hungarians
Как нам представляется, эти факты не- // The New Hungarian Quarterly. 1977; László,
случайны и маркируют собой процесс вза- Gy. A «kettős honfoglalás». Budapest : Magvető
имодействия протомадьярского населения Kiadó, 1978. 215 c.; Erdélyi, I. Das Gräberfeld
с кочевниками складывающегося Западно- von Newolino / I. Erdélyi, E. Ojtozi,W. Gening.
Тюркского Каганата. Безусловно, о степени Budapest : Akadémiai Kiadó, 1969.
участия этого населения в культуро-этноге- 3
См.: Халикова, Е. А. Больше-Тиганский
незе кочевников урало-казахстанских степей могильник // СА. 1976. № 2; Мажитов, Н. А.
периода Великого Тюркского Каганата на Южный Урал в XII–XIV вв. М. : Наука, 1977.
сегодняшний день можно говорить лишь с С. 228–232.
определенной осторожностью. Однако оче- 4
См.: Барта Антал. Истоки венгерской куль-
виден тот факт, что спустя примерно триста туры // Проблемы археологии и древней
лет после своего становления (в конце IX в.) истории угров : сб. ст. М., 1972. С. 118–127;
глубоко в лесостепной зоне Южного Урала Эрдели,  Иштван. Об археологической куль-
появляются кочевнические комплексы позд- туре древних венгров конца IX – первой по-
некушнаренковско-караякуповского облика ловины X в. н. э. // Там же. С. 128–144; Ха-
типа Синеглазово, Уелгов, Лагарево, Карана- ликова,  Е.  А. Погребальный обряд Танкеев-
ево и др., несущие на себе яркий кочевниче- ского могильника и его венгерские параллели
ский культурный комплекс синкретического // Там же. С.  145–160; Казаков,  Е.  П. О не-
характера, в котором угадываются элементы которых венгерских аналогиях в вещевом ма-
центрального и восточно-казахстанского, ал- териале Танкеевского могильника // Там же.
тайского облика, а также прослеживаются яв- С. 161–167; Халикова, Е. А. Magna Hungaria //
ные параллели с западными кочевническими Вопр. истории. 1975. № 7; Gening, V. F. Magna
комплексами Поволжья, Нижнего Поднепро- Hungaria és a régészeti emlékanyag. Budapest :
вья и Подунавья (рис. 15 II, 4). Különlenyomat az archeológiai Értesitő, 1978;
Думается, что реконструкция характера Древняя история Южного Зауралья. Т. II.
и очередности сложения этих культурных Ранний железный век и средневековье : кол-
связей и параллелей – дело будущих иссле- лектив. моногр. Челябинск : Изд-во ЮУр-
146 С. Г. Боталов

ГУ, 2000. 494  с.; Халиков,  А.  Х. Культура мятников Южного Урала : сб. ст. Уфа, 1993.
древних венгров в Приуралье и Придунавье С. 132–135.
в VIII–X  вв. н.  э. // Материалы симпозиума 12
См.: Плетнева, С. А. Салтово-маяцкая куль-
Nové vozokany 3–7 окт. 1983 г. Nitra, 1984. тура // Степи Евразии в эпоху средневековья.
5
Боталов, С. Г. Гунны и тюрки (историко-ар- М, 1981. С. 62–75.
хеологическая реконструкция). Челябинск : 13
См.: Бисембаев, А. А. Случайные наход-
ЦИКР Рифей, 2008. 672 с. ки рубежа I–II тысячелетий с территории
6
См.: Матвеева, Н. П. Формирование куш- Актюбинской области // Изв. НАН РК. Сер.
наренковских комплексов в Зауралье // AB обществ. наук. 2003. С. 62–64.
ORIGINE : Проблемы генезиса культур Си- 14
См.: Стоколос, В. С. Курган на озере Сине-
бири. Тюмень, 1996. С. 63–75; Боталов, С. Г. глазово // Археология и этнография Башки-
Новые материалы исследований Большо- рии. 1962. Т. 1. С. 163, 167.
го Бакальского городища / С.  Г.  Боталов, 15
См.: Халикова, Е. А. Больше-Тиганский
Е. В. Тидеман, А. А. Лукиных, М. П. Вохмен- могильник // СА. 1976. № 2. С. 171.
цев // Проблемы бакальской культуры. Челя- 16
См.: Казаков, Е. П. О некоторых венгер-
бинск : ЦИКР Рифей, 2008. С. 6–44. ских аналогиях в вещевом материале Танке-
7
См.: Мажитов, Н. А. Материалы к хроноло- евского могильника // Проблемы археологии
гии средневековых древностей Южного Ура- и древней истории угров : сб. ст. М., 1972.
ла VII–XI вв. // Хронология памятников Юж- С. 162–163.
ного Урала : сб. ст. Уфа, 1993. С. 131–132. 17
См.: Бокий, Н. М. Указ. соч. С. 106–108.
8
Боталов, С. Г. Поздняя древность и раннее 18
См.: Казаков, Е. П. О локализации мадьяр в
средневековье // Древняя история Южного IX в. // Вопросы древней истории Волго-Ка-
Зауралья. Челябинск, 2000. С. 325–326; Ма- мья : сб. науч. тр. Казань, 2001. С. 55.
житов,  Н.  А. Курганы Южного Урала VIII– 19
См.: Могильников, В. А. Кимаки. Срост-
XII вв. М., 1981. С. 37–38, 45, 54–57, 59–60, кинская культура // Степи Евразии в эпоху
64. средневековья. М., 1981. С. 43–52.
9
См.: Распопова, В. И. Металлические из- 20
См.: Стоколос, В. С. : 1) Сокровища озера
делия раннесредневекового Согда. Л., 1980. Синеглазово // Урал. следопыт. 1961. № 4; 2)
С. 87–90. Курган на озере Синеглазово.
10
См.: Бокий, Н. М. Захоронение семьи ко- 21
Савинов, Д. Г. Расселение кимаков в
чевника X в. в бассейне Ингула / Н. М. Бокий, IX–X  вв. по данным археологических ис-
С. А. Плетнева // СА. 1988. № 2. С. 104–113. точников // Прошлое Казахстана по архео-
11
См.: Мажитов, Н. А. : 1) Курганы Южно- логическим источникам. Алма-Ата, 1976.
го Урала VIII–XII вв. С. 87–113; 2) Материа- С. 103–104; Боталов, С. Г. Поздняя древность
лы к хронологии средневековых древностей и средневековье. С. 359–365.
Южного Урала VII–XI вв. // Хронология па-