Вы находитесь на странице: 1из 23

Гай Юлий Цезарь

[править | править код]

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигацииПерейти к поиску

Гай Юлий Цезарь

лат. C.Iulius C.f.C.n. Caesar

Тускуланский портрет, считающийся единственным


сохранившимся прижизненным скульптурным портретом
Цезаря[1]

Пожизненный диктатор Римской
республики
с февраля по 15 марта 44 года до н. э.

Совместно с Марк Эмилий Лепид

Преемник должность упразднена

Консул Римской республики


с 1 января по 15 марта 44 года до н. э.

Совместно с Марк Антоний


Преемник суффект — Публий Корнелий
Долабелла

Консул без коллеги


с 1 января по 1 октября 45 года до н. э.

Предшественник Гай Юлий Цезарь и Марк Эмилий


Лепид

Преемник консулы-суффекты с 1 октября


— Квинт Фабий Максим, Гай
Требоний и Гай Каниний Ребил

Диктатор
46 — 44 года до н. э.

Совместно с Марк Антоний

Консул
46 год до н. э.

Совместно с Марк Эмилий Лепид

Предшественник Квинт Фуфий Кален и Публий


Ватиний

Преемник Гай Юлий Цезарь

Диктатор
48 — 47 года до н. э.

Совместно с Марк Антоний

Консул
48 год до н. э.

Совместно с Публия Сервилий Ватия Исаврик

Предшественник Гай Клавдий Марцелл и Луций


Корнелий Лентул Крус

Преемник Квинт Фуфий Кален и Публий


Ватиний

Диктатор
49 год до н. э.

Предшественник Луций Корнелий Сулла


Преемник Гай Юлий Цезарь

Консул
59 год до н. э.

Совместно с Марк Кальпурний Бибул

Предшественник Квинт Цецилий Метелл


Целер и Луций Афраний

Преемник Луций Кальпурний Пизон


Цезонин и Авл Габиний

Великий понтифик
63 — 44 года до н. э.

Предшественник Квинт Цецилий Метелл Пий

Преемник Марк Эмилий Лепид

Рождение 12 июля 100 до н. э.
Рим

Смерть 15 марта 44 до н. э. (55 лет)


Рим

Место погребения  Храм Цезаря

Род Юлии, Юлии-Клавдии

Отец Гай Юлий Цезарь Старший

Мать Аврелия Котта

Супруга 1) Корнелия
(84—69 до н. э.)
2) Помпея
(ок. 67—62 до н. э.)
3) Кальпурния
(59—44 до н. э.)

Дети дочь: Юлия (от Корнелии)


сын (под сомнением): Птолемей
Цезарион (от Клеопатры)

Партия  популяры[2][3]

Отношение древнеримская религия


к религии

Награды Триумф

Звание военный трибун

Сражения  Гражданская война в


Древнем Риме (49—45 до
н. э.)

 Галльская война

 Медиафайлы на Викискладе

Запрос «Цезарь» перенаправляется сюда; см. также  другие значения.

Запрос «Юлий Цезарь» перенаправляется сюда; см. также  другие значения.

У этого термина существуют и другие значения, см.  Гай Юлий Цезарь (значения).

Гай Ю́лий Це́зарь (аутентичное произношение близко к Ка́йсар[4]; лат. Gaius Iulius Caesar [ˈgaːjʊs


ˈjuːliʊs ˈkae̯sar]; 12 июля 100 года до н. э.[5] — 15 марта 44 года
до н. э.) — древнеримский государственный и политический деятель, полководец,
писатель. Консул 59, 48, 46, 45 и 44 годов до н. э., диктатор 49, 48—47 и 46—44 годов
до н. э., великий понтифик с 63 года до н. э.

Происходивший из древней патрицианской семьи, Цезарь последовательно добивался всех


ординарных римских должностей (cursus honorum) и сделал себе имя на борьбе с
консервативными сенаторами (оптиматами). В 60 году до н. э. организовал первый
триумвират вместе с двумя влиятельными политиками — Гнеем Помпеем Великим и Марком
Лицинием Крассом. С 58 года до н. э. более восьми лет провёл на территории
современных Швейцарии, Франции, Бельгии, Германии и Великобритании в Галльской войне,
присоединив к Римской республике огромную территорию от Атлантического океана до Рейна и
снискав славу талантливого полководца. В начале 49 года до н. э. начал гражданскую войну из-за
непримиримых разногласий с сенаторами по вопросам о деталях своего возвращения в Рим и о
гарантиях судебной неприкосновенности за должностные преступления (подкупы на выборах,
взятки должностным лицам, нарушение договоров, насильственные действия и другие
нарушения). В течение четырёх лет сторонники сената, сгруппировавшиеся вокруг Помпея, были
разбиты Цезарем в Италии, Испании (дважды), Греции и Африке, также им были разбиты войска
правителей Египта и Понта.

Придерживался политики милосердия, но в то же время казнил ряд своих ключевых оппонентов.


Добившись полной победы над противниками, сконцентрировал в своих руках власть консула и
чрезвычайные полномочия диктатора (в конце концов — в виде пожизненной должности), провёл
ряд реформ во всех сферах жизни общества. При жизни Цезаря началось его обожествление,
почётный титул полководца-победителя «император» стал частью его имени, однако он
отказывался от власти древних римских царей. После убийства Цезаря группой сенаторов во главе
с Марком Юнием Брутом внучатый племянник Цезаря Гай Октавий принял его имя и получил
большую часть наследства по завещанию, став впоследствии первым императором.

К Цезарю по-разному относились при жизни, и эта традиция сохранилась в Римской империи: его
имя всячески обелялось сторонниками правителей, а оппозиционеры восхваляли его жертв и
заговорщиков. Очень популярной была личность Цезаря в Средние века и Новое время. Помимо
политической и военной деятельности, Цезарь известен и как литератор. Благодаря простоте и
ясности стиля, его сочинения считаются классикой древнеримской литературы и используются при
обучении латинскому языку. К имени Юлия Цезаря восходят титулы кайзер и царь, а также
название седьмого месяца года во многих языках мира — июль.

Содержание

 1Происхождение и детство

o 1.1Происхождение

o 1.2Дата рождения

o 1.3Детство

 2Начало политической карьеры

o 2.1Брак и служба в Азии

o 2.2Возвращение в Рим и участие в политической борьбе

o 2.3Эдилитет. Председательство в суде

o 2.4Выборы великого понтифика

o 2.5Цезарь и Катилина

 3Претура. Создание первого триумвирата (62—60 годы до  н. э.)

o 3.1Претура

o 3.2Наместник Дальней Испании

o 3.3Возвращение в Рим. Создание первого триумвирата

 4Консульство (59 год до н. э.)

 5Проконсульство

o 5.1Галльская война

o 5.2Проконсул и Рим

 6Гражданская война

 7Диктатура

o 7.1Установление единоличной власти

o 7.2Сакрализация

o 7.3Реформы
o 7.4Убийство. Завещание

 8Личность

o 8.1Внешний вид и общие характеристики от современников

o 8.2Семья. Личная жизнь

o 8.3Религиозные взгляды

o 8.4Здоровье

 9Литературная деятельность

 10Цезарь в культуре

 11Образ Цезаря в историографии

 12Сочинения Цезаря и его продолжателей

 13Примечания

 14Литература

 15Ссылки

Происхождение и детство[править | править код]

Основная статья:  Детство и молодость Гая Юлия Цезаря

Происхождение[править | править код]

Гай Юлий Цезарь родился в древней патрицианской семье Юлиев. В V—IV веках до н. э. Юлии


играли значительную роль в жизни Рима. Из представителей семейства вышли, в частности,
один диктатор, один магистр конницы (заместитель диктатора) и один член
коллегии децемвиров, разработавших законы Десяти таблиц — первоначальный вариант
знаменитых законов Двенадцати таблиц[6]. Подобно большинству семейств с древней историей,
Юлии имели общий миф о своём происхождении. Они возводили свой род к
богине Венере через Энея. Мифическая версия происхождения Юлиев была хорошо известна уже
к 200 году до н. э[7]., и Катон Старший записал версию об этимологии родового имени Юлиев. По
его мнению, первый носитель этого имени Юл получил прозвище от греческого слова «ἴουλος»
(пушок, первые волосы на щеках и подбородке) [8].

Почти все Юлии в V—IV веках до н. э. носили когномен Юл, который, вероятно, был изначально
единственным в их семействе[6]. Ветвь Юлиев Цезарей наверняка происходила от Юлиев Юлов,
хотя связующие звенья между ними неизвестны[8]. Первым известным Цезарем был претор 208
года до н. э., упомянутый Титом Ливием[9][10]. Этимология когномена «Caesar» достоверно
неизвестна и была забыта уже в римскую эпоху. Элий Спартиан, один из авторов жизнеописаний
Августов, записал четыре версии, бытовавшие к IV веку н. э.:

«…самые учёные и образованные люди считают, что тот первый, кто был так наречён, получил это
имя от названия слона (который на языке мавров называется цезай), убитого им в битве; [или]
потому, что родился от мёртвой матери и был вырезан из её чрева [11]; или потому, что он вышел из
лона родительницы уже с длинными волосами[12]; или потому, что он имел такие блестящие серо-
голубые глаза[13], каких не бывает у людей»[14].
До настоящего времени достоверная этимология имени неясна, но чаще предполагается
происхождение когномена из этрусского языка (aisar — бог; схожее происхождение имеют
римские имена Цезий, Цезоний и Цезенний) [15].

К началу I века до н. э. в Риме были известны две ветви Юлиев Цезарей. Они находились друг с
другом в достаточно близком, но точно не установленном родстве. Две ветви были
зарегистрированы в различных трибах, а к 80-м годам до н. э. они имели и совершенно
противоположную политическую ориентацию, ориентируясь на двух враждующих политиков.
Ближайшие родственники будущего диктатора ориентировались на Гая Мария (его женой стала
Юлия, тётка Гая), а Цезари из другой ветви поддержали Суллу. При этом последняя ветвь играла
бо́ льшую роль в общественной жизни, чем та, к которой принадлежал Гай [16]. Родственники Гая по
линии матери и бабушки не могли похвастаться родством с богами, однако все они относились к
элите римского общества — нобилитету. Мать Цезаря — Аврелия — принадлежала к богатой и
влиятельной плебейской семье. Род бабушки Гая — Марции — возводил своё происхождение к
четвёртому римскому царю Анку Марцию[17].

                 
                  <= ? =>   
                 

        
                                      
        

  Гай Юлий
Гай Юлий Цезарь Луций Юлий
               Марция    
Цезарь Страбон Цезарь
  
Вописк

                                 
                    
                                   

Секст Юлий Гай   Гай Юлий   Луций Юлий


  Юлия   Аврелия     Юлия
Цезарь Марий Цезарь Цезарь
     

                            
            
                             

Гай Юлий
Гай Юлия Юлия
              Цезарь
Марий Старшая Младшая
(диктатор)

Дата рождения[править | править код]

Дата рождения Цезаря остаётся предметом дискуссий для исследователей. Свидетельства


источников по этому вопросу разнятся. Косвенные указания большинства античных авторов
позволяют датировать рождение диктатора 100 годом до н. э.[18][19][20][21], хотя Евтропий упоминает,
что во время битвы при Мунде (17 марта 45 года до н. э.) ему было 56 лет[22]. В двух важных
систематических источниках о жизни диктатора — его биографиях
авторства Светония и Плутарха — не сохранилось начало текста с рассказами об обстоятельствах
рождения[23].

Причиной расхождений в историографии стало, однако, несоответствие времени занятия Цезарем


магистратур известной практике: Цезарь занимал все магистратуры раньше нормальной
последовательности (cursus honorum) примерно на два года[24]. Из-за этого Теодор
Моммзен предложил считать датой рождения Цезаря 102 год до н. э.[25] С начала XX века начали
предлагаться иные варианты решения несоответствия [26][27][28]. Вызывает дискуссии и день
рождения Гая — 12 либо 13 июля. О четвёртом дне перед идами квинтилия (12 июля)
упоминает Макробий в «Сатурналиях»[29]. Дион Кассий, однако, рассказывает, что после смерти
диктатора дату его рождения перенесли с 13 на 12 июля особым указом второго триумвирата[30].
Единого мнения о дате рождения Цезаря, таким образом, нет. Годом его появления на свет чаще
всего признаётся 100 год до н. э. (во Франции его чаще относят к 101 году до н. э., как
предложил Жером Каркопино[30]). Днём рождения одинаково часто считают 12 или 13 июля.

Детство[править | править код]

Дом, где рос Цезарь, находился в Субуре — районе Рима, который имел репутацию
неблагополучного[31]. В детстве он обучался греческому языку, литературе, риторике на дому.
Практиковались физические упражнения, плавание, верховая езда [17]. Среди учителей юного Гая
известен крупный ритор Гнифон, который также был одним из учителей Цицерона[32]. Примерно в
85 году до н. э. Цезарь потерял отца[33]: по сообщению Плиния Старшего, тот умер, наклонившись,
чтобы надеть обувь[34]. После смерти отца прошедший обряд инициации Цезарь фактически
возглавил всё семейство Юлиев, поскольку все ближайшие родственники-мужчины старше него
умерли[35]. Вскоре Гай обручился с Коссуцией, девушкой из богатой семьи из
сословия всадников[36] (по другой версии, они успели пожениться; см. раздел «Семья. Личная
жизнь»).

Начало политической карьеры[править | править код]

Брак и служба в Азии[править | править код]

В середине 80-х годов до н. э.[коммент. 1] Цинна выдвинул Цезаря на почётную


должность фламина Юпитера. Этот жрец был связан множеством сакральных ограничений,
которые серьёзно ограничивали возможности занятия магистратур. Для вступления в должность
ему требовалось сначала жениться старинным обрядом confarreatio на девушке из патрицианской
семьи, и Цинна предложил Гаю свою дочь Корнелию [30]. Молодой Юлий согласился, хотя ему
пришлось расторгнуть помолвку с Коссуцией. Однако вступление Цезаря в должность ставится под
сомнение. По мнению Лили Росс Тейлор[en], великий понтифик Квинт Муций Сцевола (противник
Мария и Цинны) отказался проводить церемонию инаугурации Гая [40]. Эрнст Бэдиан, впрочем,
полагает, что Цезарь всё же был введён в должность [30]. Как правило, назначение Цезаря
рассматривается в историографии как непреодолимое препятствие на пути его дальнейшей
политической карьеры. Впрочем, существует и противоположная точка зрения: занятие столь
почётной должности было хорошей возможностью укрепить авторитет древнего рода для этой
ветви Цезарей, далеко не все представители которого добивались высшей магистратуры
консула[30].

Вскоре после свадьбы с Корнелией Цинну убили взбунтовавшиеся солдаты, а в следующем году
началась гражданская война, в которой Цезарь, вероятно, не участвовал[40]. С установлением
диктатуры Луция Корнелия Суллы и началом проскрипций жизнь Цезаря оказалась в опасности:
диктатор не щадил политических оппонентов и личных врагов, а Гай оказался племянником Гая
Мария и зятем Цинны. Сулла потребовал от Цезаря развестись с женой, что не было уникальным
случаем доказательства лояльности, однако тот отказался это сделать. В конце концов, Сулла внёс
имя Цезаря в проскрипционный список, и он был вынужден покинуть Рим. Источники сообщают,
будто Цезарь долго скрывался, раздавая взятки разыскивавшим его сулланцам, но эти рассказы
малоправдоподобны. Влиятельные родственники Гая в Риме тем временем сумели добиться
помилования для Цезаря. Дополнительным обстоятельством, смягчившим диктатора, стало
происхождение Цезаря из сословия патрициев, представителей которого консерватор Сулла ни
разу не казнил[38][41].

Вскоре Цезарь покинул Италию и примкнул к свите Марка Минуция Терма, наместника


провинции Азия. Имя Цезаря было хорошо известно в этой провинции: около десяти лет назад её
наместником был его отец. Гай стал одним из контуберналов Терма — детей сенаторов и
молодых всадников, обучавшихся военному делу и провинциальному управлению под надзором
действующего магистрата[42]. Сначала Терм поручил молодому патрицию переговоры с
царём Вифинии Никомедом IV. Цезарь сумел убедить царя передать в распоряжение Терма часть
своего флота, чтобы наместник смог захватить город Митилены на Лесбосе, не признававший
итогов Первой Митридатовой войны и сопротивлявшийся римлянам[43]. Пребывание Гая у
вифинского царя впоследствии стало источником множества слухов об их сексуальной связи (см.
раздел «Семья. Личная жизнь»). После успешного выполнения этого поручения Терм направил
войска против Митилен, и вскоре римляне взяли город. После битвы Цезарь был
удостоен гражданской короны (лат. corona civica) — почётной военной награды, которая
полагалась за спасение жизни римского гражданина [коммент. 2]. После взятия Митилен кампания на
Лесбосе завершилась[44]. Вскоре Терм сложил полномочия, и Цезарь отправился в Киликию к её
наместнику Публию Сервилию Ватии, который организовывал военную кампанию против пиратов.
Однако когда в 78 году до н. э. из Италии пришли известия о смерти Суллы, Цезарь немедленно
вернулся в Рим[45].

Возвращение в Рим и участие в политической борьбе[править | править код]

В 78 году до н. э. консул Марк Эмилий Лепид попытался поднять мятеж среди италиков с целью


отмены законов Суллы. По сообщению Светония, Лепид приглашал Цезаря присоединиться к
мятежу, но Гай отказался[46]. В 77 году до н. э. Цезарь привлёк к суду сулланца Гнея Корнелия
Долабеллу по обвинению в вымогательствах во время наместничества в Македонии. Долабелла
был оправдан после того, как в его поддержку выступили крупнейшие судебные ораторы.
Произнесённая Цезарем обвинительная речь оказалась настолько удачной, что ещё долго
распространялась в рукописных копиях. В следующем году Гай начал судебное преследование
другого сулланца, Гая Антония Гибриды, однако тот запросил защиту у народных трибунов, и суд
не состоялся[46].

Вскоре после неудачи процесса над Антонием, Цезарь отправился совершенствовать своё
ораторское мастерство на Родос к известному ритору Аполлонию Молону —
наставнику Цицерона[46]. Во время путешествия Цезаря захватили в плен киликийские пираты,
давно промышлявшие в Восточном Средиземноморье. Его удерживали на небольшом
острове Фармакусса (Фармакониси) в Додеканесском архипелаге[46]. Пираты потребовали крупный
выкуп в 50 талантов (300 тысяч римских денариев). Версия Плутарха, будто Цезарь по собственной
инициативе увеличил сумму выкупа с 20 талантов до 50, наверняка неправдоподобна [47].
Античные авторы красочно описывают пребывание Гая на острове: якобы он шутил с
похитителями и декламировал им поэмы собственного сочинения [48]. После того, как послы
городов Азии выкупили Цезаря, он немедленно снарядил эскадру для пленения самих пиратов,
что ему удалось сделать. Захватив своих похитителей, Гай просил судить и наказать их нового
наместника Азии Марка Юнка, но тот отказался. После этого Гай сам организовал казнь пиратов —
они были распяты на крестах[49]. Светоний добавляет некоторые подробности казни как
иллюстрацию мягкости характера Цезаря: «Пиратам, у которых он был в плену, он поклялся, что
они у него умрут на кресте, но когда он их захватил, то приказал сперва их заколоть и лишь
потом распять»[50]. Во время повторного пребывания на Востоке Цезарь ещё раз посетил
вифинского царя Никомеда[16]. Он также участвовал в самом начале Третьей Митридатовой
войны во главе отдельного вспомогательного отряда, но вскоре покинул зону боевых действий и
вернулся в Рим примерно в 74 году до н. э. В следующем году его кооптировали в жреческую
коллегию понтификов вместо умершего дяди Гая Аврелия Котты[49][51][52].

Вскоре Цезарь побеждает на выборах в военные трибуны[коммент. 3]. Точная дата его трибуната
неизвестна: часто предлагается 73 год, но более вероятна датировка 72-м [52] или 71-м годом до н.
э[49][53]. Из других источников известно, что в это время в Греции под командованием Марка
Антония Кретика служил некий Гай Юлий, который нередко отождествлялся с Цезарем, но более
вероятно, что это были два разных человека[коммент. 4]. Чем занимался Цезарь в этот период,
достоверно неизвестно. Высказывается предположение, что Цезарь мог быть задействован в
подавлении восстания Спартака — если не в боевых действиях, то по крайней мере в подготовке
новобранцев[49][54]. Высказывается и предположение, что именно при подавлении восстания
Цезарь близко сошёлся с Марком Лицинием Крассом, который в будущем сыграл немалую роль в
карьере Гая[54].

Гней Помпей Великий. Бюст из Новой глиптотеки Карлсберга в Копенгагене

В начале 69 года до н. э. почти одновременно умирают Корнелия, жена Цезаря, и его тётя Юлия.
На их похоронах Гай произнёс две речи, привлёкшие внимание современников. Во-первых,
публичные выступления в память об умерших женщинах практиковались лишь с конца II века
до н. э., но и в них обычно вспоминали пожилых матрон, но не молодых женщин. Во-вторых, в
речи в честь тёти он напомнил о её замужестве за Гаем Марием и показал народу его восковой
бюст. Вероятно, похороны Юлии стали первой публичной демонстрацией изображения генерала с
начала диктатуры Суллы, когда Мария фактически предали забвению [55][56]. В том же году Цезарь
становится квестором, что гарантировало ему место в сенате[52][56][57][58]. Обязанности квестора
Цезарь исполнял в провинции Дальняя Испания. Детали его миссии неизвестны, хотя обычно
квестор в провинции занимался финансовыми вопросами. По всей видимости, Гай сопровождал
наместника Гая Антистия Вета в поездках по провинции, выполняя его поручения. Вероятно,
именно во время квестуры он познакомился с Луцием Корнелием Бальбом, который
впоследствии стал ближайшим соратником Цезаря[55].

Вскоре после возвращения из провинции Гай женился на Помпее, внучке Суллы (она не была
близкой родственницей влиятельного в те годы Гнея Помпея Великого). Тогда же Цезарь начал
открыто склоняться к поддержке Гнея Помпея: в частности, он был едва ли не единственным
сенатором, кто поддержал закон Габиния о передаче Гнею чрезвычайных полномочий в борьбе с
пиратами[59]. Поддержал Цезарь и закон Манилия о предоставлении нового командования
Помпею, хотя здесь он уже не был в одиночестве [60]. В 66 году до н. э. Цезарь стал
смотрителем Аппиевой дороги[61] и отремонтировал её за свой счёт[62] (по другой версии,
ремонтом дороги он занимался в 65 году до н. э., будучи эдилом[63]). В те годы главным
кредитором молодого политика, не скупившегося на траты, был, вероятно, Красс [64].

Эдилитет. Председательство в суде[править | править код]

В 66 году до н. э. Цезаря избирают курульным эдилом на следующий год, в чьи обязанности


входила организация городского строительства, транспорта, торговли, повседневной
жизни Рима и торжественных мероприятий (как правило, за собственный счёт). В апреле 65 года
до н. э. новый эдил организовал и провёл Мегалезийские игры, а в сентябре — Римские игры[en],
которые своей роскошью удивили даже искушённых в развлечениях римлян. Затраты на оба
мероприятия Цезарь разделил поровну со своим коллегой Марком Кальпурнием Бибулом, но всю
славу получил только Гай[63][65]. Первоначально Цезарь планировал показать на Римских играх
рекордное число гладиаторов (по другой версии, гладиаторские бои были устроены им в память о
своём отце[66]), но сенат, опасаясь бунта множества вооружённых рабов, издал специальный указ,
запрещавший одному человеку приводить в Рим больше определённого числа гладиаторов [65][67].
Юлий подчинился ограничениям на количество гладиаторов, но выдал каждому из них
серебряные доспехи, благодаря чему его гладиаторские бои всё равно запомнились римлянам [63].
Кроме того, эдил преодолел сопротивление консервативных сенаторов и восстановил все трофеи
Гая Мария, демонстрация которых была запрещена ещё Суллой [63][64].

В 64 году до н. э. Цезарь возглавлял постоянный уголовный суд по делам о разбоях,


сопровождавшихся убийством (quaestio de sicariis). В судах под его председательством было
осуждено немало участников проскрипций Суллы, хотя этот диктатор издал закон, не
позволявший вести уголовное преследование против них. Несмотря на активную деятельность
Цезаря по осуждению соучастников диктатора, активный исполнитель убийств
проскрибированных Луций Сергий Катилина оказался полностью оправдан и смог выдвинуть свою
кандидатуру в консулы на следующий год[68][69][70]. Инициатором значительной части судебных
процессов, однако, выступал оппонент Цезаря, Марк Порций Катон Младший [71].

Выборы великого понтифика[править | править код]

В начале 63 года до н. э. умер великий понтифик Квинт Цецилий Метелл Пий, и высшая должность
в системе римских религиозных магистратур стала вакантной. В конце 80-х годов до н. э. Луций
Корнелий Сулла вернул древний обычай кооптации верховных жрецов коллегией понтификов,
однако незадолго до новых выборов Тит Лабиен вернул процедуру избрания великого понтифика
с помощью голосования в 17 трибах из 35. Цезарь выставил свою кандидатуру; альтернативными
кандидатами были Квинт Лутаций Катул Капитолин и Публий Сервилий Ватия Исаврик[72].
Античные историки сообщают о многочисленных подкупах во время выборов, из-за которых долги
Гая сильно выросли[73]. Поскольку трибы, которые голосовали, определялись жребием
непосредственно перед выборами, Цезарь был вынужден подкупать представителей всех 35
триб[72]. Кредиторы Гая с пониманием относились к тратам на престижную, но неприбыльную
должность: успешное избрание свидетельствовало о его популярности в преддверии выборов
преторов и консулов[74]. По преданию, уходя из дома перед оглашением результатов, он сказал
своей матери «или я вернусь понтификом, или совсем не вернусь»[75]; по другой версии: «Сегодня,
мать, ты увидишь своего сына либо верховным жрецом, либо изгнанником»[76]. Голосование
состоялось, по разным версиям, или 6 марта[77], или в конце года[74], и Цезарь победил. По версии
Светония, его преимущество над оппонентами оказалось огромным [76].
Избрание Юлия пожизненным великим понтификом привлекло к нему всеобщее внимание и
почти наверняка гарантировало успешную политическую карьеру. В отличие от фламина Юпитера,
великий понтифик мог участвовать и в гражданской, и в военной деятельности без серьёзных
сакральных ограничений[коммент. 5]. Хотя обычно великими понтификами избирались люди, бывшие
консулами (консуляры), в римской истории были известны и случаи, когда эту почётную
должность занимали сравнительно молодые люди. Таким образом, Цезаря не могли обвинить в
том, что великим понтификом он стал только из-за непомерных амбиций [78]. Сразу же после
избрания Цезарь воспользовался правом проживания в государственном доме великого
понтифика и переехал из Субуры в самый центр города, на Священную дорогу[73][74].

Позднее в 63 году до н. э. Цезарь участвовал в двух громких судебных процессах. Сначала он
выступил в качестве свидетеля на стороне обвинения против Гая Кальпурния Пизона в деле о
вымогательствах в провинции (quaestio de repetundis), но того оправдали. Вскоре (по другой
версии, уже в следующем году[79]) Цезарь защищал знатного нумидийца Масинту, но вновь
проиграл. Процесс получил скандальную известность из-за того, что Гай в пылу судебных споров
схватил наследника нумидийского престола Юбу (будущего царя Юбу I) за бороду. Неясно, зачем
Цезарь нанёс оскорбление влиятельному царевичу: это могла быть как спонтанная вспышка гнева,
так и тщательно рассчитанная акция, использовавшая ксенофобские настроения римского
плебса[80]. После вынесения обвинительного приговора Гай укрывал Масинту и сумел вывезти его
в Испанию, что показало окружающим надёжность Цезаря как патрона, готового защищать своих
клиентов любой ценой[81][82]. Наконец, с именем Цезаря связывают начало суда над Рабирием: по
мнению С. Л. Утченко, за Титом Лабиеном, выдвинувшим обвинение, был именно Юлий[81].

Цезарь и Катилина[править | править код]

Основная статья:  Заговор Катилины

В 65 году до н. э., согласно некоторым противоречивым свидетельствам античных историков,


Цезарь участвовал в неудачном заговоре Луция Сергия Катилины с целью захвата власти.
Впрочем, вопрос о «первом заговоре Катилины» остаётся проблемным. Свидетельства источников
разнятся[83], что даёт основания некоторым исследователям и вовсе отрицать существование
«первого заговора»[84]. Слухи об участии Цезаря в первом заговоре Катилины, если он
существовал, распространились противниками Красса и Цезаря уже в 50-е годы до н. э. и
наверняка не соответствуют действительности[85]. Ричард Биллоуз полагает, что распространение
слухов о «первом заговоре» было выгодно Цицерону, а затем и политическим оппонентам
Цезаря[84].

В 63 году до н. э., после своего провала на выборах консулов, Катилина предпринял новую, более
известную попытку захвата власти. О возможной причастности Цезаря к заговору спорили ещё в
античную эпоху, однако надёжные свидетельства так и не были предоставлены. В дни
кульминации кризиса Катул и Пизон требовали от Цицерона арестовать Цезаря за соучастие в
заговоре, но безуспешно[86]. По мнению Эдриана Голдсуорси, к 63 году до н. э. Цезарь мог
рассчитывать на легальные способы занятия новых должностей и не был заинтересован в участии
в заговоре[87].

Фрагмент речи Цезаря в сенате в изложении Саллюстия

«Когда победитель Сулла приказал удавить Дамасиппа и других ему подобных людей,
возвысившихся на несчастьях государства, кто не восхвалял его поступка? Все говорили, что
преступные и властолюбивые люди, которые мятежами своими потрясли государство, казнены
заслуженно. Но именно это и было началом большого бедствия: стоило кому-нибудь пожелать
чей-то дом, или усадьбу, или просто утварь, либо одежду, как он уже старался, чтобы владелец
оказался в проскрипционном списке. И вот тех, кого обрадовала смерть Дамасиппа, вскоре самих
начали хватать, и казни прекратились только после того, как Сулла щедро наградил всех своих
сторонников»[88].

3 декабря 63 года до н. э. Цицерон представил доказательства опасности заговора, и на


следующий день ряд заговорщиков объявили государственными преступниками. 5 декабря в
сенате, собравшемся в храме Согласия, обсуждалась мера пресечения для заговорщиков: в
чрезвычайных обстоятельствах было решено действовать без санкции суда. Децим Юний Силан,
избранный консулом на следующий год, выступил за смертную казнь — наказание,
применявшееся к римским гражданам в редчайших случаях. Его предложение было встречено с
одобрением. Следующим выступил Цезарь. Его речь в сенате, записанная Саллюстием, наверняка
основывается на реальном выступлении Юлия. В варианте речи у Саллюстия содержится как
распространённая апелляция к римским обычаям и традициям, так и необычное предложение
приговорить заговорщиков к пожизненному заключению — почти не применявшемуся в Риме
наказанию — с конфискацией имущества. После Цезаря выступил Цицерон, возражавший против
предложения Гая (отредактированная запись его четвёртой речи против Катилины сохранилась)
[89]
. Впрочем, после выступления действующего консула многие по-прежнему склонялись к
предложению Юлия, но слово взял Марк Порций Катон Младший, который решительно выступил
против инициативы Цезаря. Катон также намекнул на причастность Цезаря к заговору и упрекнул
колеблющихся сенаторов в недостатке решимости, после чего сенат проголосовал за предание
заговорщиков смертной казни[90][91]. Поскольку заседание 5 декабря проходило при открытых
дверях, внимательно слушавшие снаружи люди бурно реагировали на выступление Катона,
включая его намёк на связи Цезаря с заговорщиками, а после окончания заседания они
провожали Гая угрозами[92].

Претура. Создание первого триумвирата (62—60 годы до н. э.)[править | править код]

Претура[править | править код]

Едва вступив в должность претора 1 января 62 года до н. э., Цезарь воспользовался правом


законодательной инициативы магистрата и предложил народному собранию передать
полномочия по восстановлению храма Юпитера Капитолийского от Квинта Лутация Катула Гнею
Помпею. Катул занимался восстановлением этого храма около 15 лет и почти завершил работу, но
в случае принятия этого предложения в посвятительной надписи на фронтоне этого важнейшего
святилища Рима было бы упомянуто имя Помпея, а не Катула, влиятельного оппонента Цезаря.
Гай также обвинил Катула в хищении государственных средств и потребовал отчитаться о
расходах[93]. После протеста сенаторов претор отозвал свой законопроект [94].

Когда 3 января трибун Квинт Цецилий Метелл Непот предложил отозвать Помпея в Рим для
разгрома отрядов Катилины, Гай поддержал это предложение [94][95], хотя войска заговорщиков уже
были окружены и обречены на поражение. По-видимому, Непот — шурин Гнея — надеялся своим
предложением дать возможность Помпею прибыть в Италию, не распуская свои войска [96]. После
спровоцированной Непотом массовой драки на форуме решительно настроенный сенат
принял чрезвычайный закон об отстранении Непота и Цезаря от должностей[94], однако через
несколько дней Гая восстановили[95].

Осенью на суде над участником заговора Катилины Луцием Веттием[de] обвиняемый заявил судье,


что располагает доказательством причастности Цезаря к заговору — его письмом к Катилине.
Кроме того, на допросе в сенате свидетель Квинт Курий заявил, что слышал лично от Катилины об
участии Цезаря в подготовке мятежа. Впрочем, Цицерон по просьбе Гая засвидетельствовал, что
он сообщил консулу всё, что знал о заговоре, и тем самым лишил Курия награды за информацию
и опроверг его показания. Против первого обвинителя Цезарь действовал весьма решительно,
арестовав и Веттия (он не явился на очередное заседание и не представил доказательства вины
претора), и судью Новия Нигера (он принял донос на старшего магистрата) [97][98].
В декабре 62 года до н. э. в новом доме Цезаря проводился праздник в честь Доброй Богини с
участием одних лишь женщин, но он был прерван после того, как в дом тайно проник
мужчина — Публий Клодий Пульхр. Сенаторы, узнав о происшествии, постановили считать
случившееся святотатством, а также потребовали проведения праздника заново и наказания
виновных. Последнее означало неизбежную публичную огласку личной жизни Цезаря, поскольку
ходили слухи, что Клодий прибыл в дом Цезаря в женском платье именно за его женой [99]. Не
дожидаясь суда, понтифик развёлся с Помпеей Суллой. Судебный процесс состоялся уже в
следующем году, и Клодия оправдали, поскольку Цезарь отказался свидетельствовать против
него. Эдриан Голдсуорси[en] полагает, что у Помпеи действительно был роман с Клодием, но
Цезарь всё же не решился свидетельствовать против быстро набирающего популярность
политика[100]. Кроме того, большинство судей в коллегии проголосовало табличками с
неразборчивыми надписями[коммент. 6], не желая навлекать на себя гнев сторонников и противников
Клодия. Во время суда, когда Цезаря спросили, почему он развёлся с женой, если он ничего не
знает о случившемся, он якобы ответил, что жена Цезаря должна быть вне подозрений
(различные источники приводят различные варианты этой фразы [50][102])[103][104]. По мнению Майкла
Гранта, Цезарь имел в виду, что должна быть вне подозрения жена великого понтифика —
верховного жреца Рима[105]. Британский историк указывает и на другую возможную причину,
ускорившую развод — отсутствие детей за несколько лет брака [106].

Наместник Дальней Испании[править | править код]

Кампания Цезаря в Дальней Испании. Синей пунктирной линией обозначены примерные границы
римских провинций. В скобках указаны современные названия древних городов, курсивом в
скобках — латинские названия провинций

В начале 61 года до н. э. Цезарь должен был отправиться в провинцию Дальняя Испания, самую
западную в Римской республике, чтобы управлять ею в должности пропретора, но
многочисленные кредиторы следили, чтобы он не покидал Рим, не расплатившись с огромными
долгами. Тем не менее, Красс поручился за Цезаря суммой в 830 талантов [103], хотя едва ли эта
огромная сумма покрывала все долги наместника[107][коммент. 7]. Благодаря Крассу Гай отправился в
провинцию ещё до окончания суда над Клодием [109]. По пути в Испанию Цезарь якобы сказал,
проезжая через глухую деревушку, что «предпочёл бы быть первым здесь, чем вторым в
Риме»[110][111] (по другой версии, эта фраза была произнесена уже по пути из Испании в Рим [112]).

К моменту прибытия Цезаря в слаборазвитых северной и северо-восточной частях провинции


было сильно недовольство римской властью и большими долгами. Цезарь немедленно набрал
ополчение из местных жителей для подчинения недовольных регионов, что преподносилось как
истребление бандитов[113][114]. По свидетельству Диона Кассия, благодаря военной кампании
Цезарь надеялся своими победами сравняться с Помпеем, хотя установить прочный мир можно
было и без военных действий[115]. Имея в распоряжении 30 когорт (около 12 тысяч солдат), он
подошёл к Герминийским горам (современный хребет Серра-да-Эштрела) и потребовал от
местных племён поселиться на равнинной территории, чтобы лишить их возможности
использовать свои укрепления в горах в случае восстания. Дион Кассий полагает, что Цезарь с
самого начала надеялся на отказ, поскольку рассчитывал использовать этот ответ в качестве
мотива для нападения[115]. После того, как горные племена отказались подчиниться, войска
наместника напали на них и вынудили отступить к Атлантическому океану, откуда горцы
переплыли на острова Берленга. Цезарь приказал нескольким отрядам переправиться на острова
на небольших плотах, но лузитаны перебили весь римский десант. После этой неудачи Гай вызвал
флот из Гадеса и с его помощью переправил на острова крупные силы. Пока полководец покорял
горных лузитанов на побережье Атлантического океана, соседи изгнанных племён начали
подготовку к отражению возможного нападения наместника. Всё лето пропретор подчинял
разрозненных лузитанов, взяв штурмом ряд поселений и выиграв одно достаточно крупное
сражение[113][114][116]. Вскоре Цезарь покинул пределы провинции и направился в Бриганцию
(современная Ла-Корунья), быстро захватив город с окрестностями[116][117]. В конце концов, войска
объявили его императором, что в терминологии середины I века до н. э. означало признание
победоносным полководцем[114]. Уже тогда Цезарь проявил себя решительным полководцем,
способным оперативно перемещать свои войска[118].

Завершив свой поход, Цезарь обратился к решению повседневных проблем провинции. Его
энергичная деятельность в административной сфере проявилась в пересмотре налогообложения
и в разборе судебных дел[103]. В частности, наместник отменил налог, введённый как наказание за
поддержку лузитанами Квинта Сертория в недавней войне. Кроме того, он постановил, что
кредиторы не могли взыскивать с должников больше двух третей их годового дохода. В условиях
сложной ситуации с выплатой ссуд и процентов жителями провинции подобная мера оказалась
выгодна и для заёмщиков, и для кредиторов, поскольку Цезарь всё же подтвердил
необходимость обязательного погашения всех долгов[114]. Наконец, Цезарь, возможно, запретил
человеческие жертвоприношения, практиковавшиеся в провинции [112].

Некоторые источники утверждают, что наместник вымогал деньги у состоятельных жителей


провинции и обирал нейтральные племена, но эти свидетельства наверняка основаны только на
слухах. Ричард Биллоуз[en] полагает, что если бы Цезарь на самом деле открыто грабил провинцию,
политические оппоненты немедленно привлекли бы его к суду после возвращения в Рим. На деле
же не последовало ни судебного преследования, ни даже намёков на его начало, что
свидетельствует как минимум об осторожности Цезаря. Римское законодательство I века до н. э.
предусматривало ответственность наместника за вымогательство, однако не устанавливало
чётких границ между подарком и взяткой, и потому достаточно осторожные действия могли не
квалифицироваться как взяточничество. Цезарь же мог рассчитывать на солидные подношения,
поскольку жители провинции (особенно богатого юга) видели в молодом аристократе
потенциально влиятельного патрона — защитника их интересов в Риме[119]. Чрезвычайно
энергичная защита Масинты (см. раздел «Выборы великого понтифика») показывала им, что
Цезарь пойдёт на всё ради защиты своих клиентов [81]. По-видимому, наибольший доход Цезарь
получил именно от гражданской деятельности в южной части провинции, поскольку основные
военные действия велись в нищих северных и северо-восточных районах Дальней Испании, в
которых едва ли можно было обогатиться[107]. После наместничества в провинции Цезарь
существенно поправил своё финансовое положение, и кредиторы больше его не беспокоили [120].
Вероятно, Гай не выплатил все долги, но доказал, что способен погашать кредиты благодаря
занятию новых должностей. Вследствие этого заимодавцы могли временно прекратить тревожить
Цезаря, рассчитывая на новое, более выгодное назначение, что впоследствии попытались
использовать противники Гая (см. раздел «Возвращение в Рим. Создание первого триумвирата»).

В начале 60 года до н. э. Цезарь принял решение вернуться в Рим [117], не дожидаясь своего
преемника[121]. Досрочное завершение полномочий наместника с делегированием полномочий
младшему магистрату (вероятно, квестору) считалось необычным, но иногда практиковалось [112].

Возвращение в Рим. Создание первого триумвирата[править | править код]

Основная статья:  Первый триумвират

Получив донесения о победах Цезаря, сенат счёл его достойным триумфа. Помимо этого
почётного торжества, летом 60 года до н. э. Цезарь надеялся принять участие в выборах консулов
на следующий год, поскольку он достиг минимального возраста для занятия новой должности и
прошёл все предыдущие магистратуры в системе cursus honorum[122]. Однако претендент на
триумф не имел права пересекать священные границы города (померий) до начала мероприятия,
а для регистрации кандидата в консулы требовалось личное присутствие в Риме [123]. Поскольку
дата выборов была уже установлена[124], Цезарь запросил сенаторов предоставить ему право на
заочную регистрацию. Прецедент подобного решения в римской истории уже был: в 71 году
до н. э. сенат позволил выставить свою кандидатуру Гнею Помпею, который также готовил
триумф[125].

Оппоненты Цезаря не были настроены идти ему навстречу. Поставив Гая перед выбором между
триумфом и консульством, они, возможно, надеялись на выбор Цезарем триумфа, рассчитывая,
что кредиторы Гая не будут ждать ещё один год, а потребуют свои деньги немедленно [126].
Впрочем, у Цезаря была и другая причина не откладывать участие в выборах до следующего года:
избрание на новую должность в «свой год» (лат. suo anno), то есть в первый год, когда это было
допустимо по закону, считалось особенно почётным [127]. На последнем заседании сената перед
выборами, когда ещё было возможно принять особое разрешение, Катон взял слово и держал
речь весь день, до самого закрытия заседания. Таким образом, особого разрешения Цезарь не
получил[128], и он вошёл в город, сделав выбор в пользу занятия новой должности и отказавшись от
триумфа[129].

Марк Лициний Красс. Бюст из Лувра в Париже


К лету 60 года до н. э. Цезарь договорился о сотрудничестве с богатым и образованным, но
малоизвестным публике римлянином Луцием Лукцеем, который также выставил свою
кандидатуру[124]. По словам Светония, «они договорились, что Лукцей будет обещать
центуриям собственные деньги от имени обоих». Римский автор упоминает, что с одобрения
сенаторов подкупал избирателей и его соперник Бибул: его тесть Катон называл это «подкупом в
интересах государства»[130]. Как правило, в каждой трибе или центурии была группа людей
(раздатчики — divisores), занимавшихся организацией подкупов: они раздавали деньги
отдельным избирателям и инструктировали их отдавать голоса за нужного кандидата [131]. Нередко
раздачи осуществлялись через культовые братства (лат. sodales, sodalitates)[132]. Многочисленные
нарушения процедуры выборов магистратов привели к появлению уже во II веке до н. э.
специальных законов (лат. leges de ambitu), регламентировавших отдельные детали
предвыборной кампании. Виновные стали подлежать сначала десятилетнему отлучению от
участия в выборах, а затем и едва ли не самой серьёзной мере наказания в мирное время —
изгнанию, сопровождавшемуся конфискацией имущества. Тем не менее, между 67 и 50 годами
до н. э. различные виды подкупов избирателей стали практиковаться ежегодно, так что на время
избирательной кампании из-за огромного спроса на наличные деньги ростовщики повышали
ставки по кредитам вдвое, с 4 % до 8 % годовых[132]. По итогам выборов консулами на 59 год
до н. э. стали Цезарь и Бибул.

Примерно в это же время Цезарь вступил в тайные переговоры с Помпеем и Крассом о создании
политического союза: в обмен на поддержку Гая двумя самыми влиятельными и богатыми
римлянами новый консул взял обязательство провести несколько законов в их интересах, которые
ранее блокировались сенатом. Дело в том, что Помпей, вернувшийся с Третьей Митридатовой
войны ещё в 62 году до н. э., до сих пор не добился ратификации всех распоряжений, сделанных в
восточных провинциях. Он также не мог преодолеть сопротивление сената в вопросе о
предоставлении земельных наделов ветеранам его армии. Причины для недовольства сенатом
были и у Красса, который защищал интересы публиканов (откупщиков налогов), безуспешно
просивших снизить сумму откупа для провинции Азия. Благодаря объединению вокруг Цезаря оба
политика надеялись преодолеть сопротивление сенаторов и провести выгодные для себя
законы[133][134]. Неясно, что получал от союза Цезарь. Бесспорно, ему было выгодно уже само
сближение с двумя влиятельными политиками и их не менее высокопоставленными друзьями,
клиентами и родственниками[133]. Существует версия, что при организации триумвирата Цезарь
вынашивал планы захвата власти с его помощью (подобную точку зрения разделяли, в
частности, Теодор Моммзен и Жером Каркопино). Н. А. Машкин критикует подобный подход как
основанный на последующих событиях и предполагает, что изначально объединение
задумывалось как краткосрочное, но изменение ситуации сплотило участников триумвирата и
превратило их союз в долговременный[135]; подобную точку зрения полностью
разделял С. Л. Утченко, который также отмечал, что союз имел ещё и ярко выраженную
антисенатскую направленность[136]. Наконец, Эрик Грюн[en] предположил, что с помощью
триумвирата Цезарь надеялся осуществить собственную программу широких реформ [133].

Несмотря на то, что Помпей и Красс давно враждовали и даже препятствовали проведению
законов в интересах друг друга[133], Цезарю удалось примирить их[137]. Светоний утверждает, что
сперва Цезарь вступил в союз с Помпеем [130], однако Кристиан Мейер полагает, что сначала он
договорился о сотрудничестве с более близким ему Крассом [138]. Не исключено, что планировалось
включение в политический союз и четвёртого члена — Цицерона[133]. Объединение трёх политиков
известно в настоящее время как первый триумвират (лат. triumviratus — «союз трёх мужей»),
однако этот термин возник по аналогии с более поздним вторым триумвиратом, члены которого
официально именовались триумвирами[135][139]. Точная дата создания триумвирата неизвестна, что
является следствием его тайного характера (см. Первый триумвират#Образование триумвирата).
Вслед за противоречивыми версиями античных писателей различные версии предлагают и
современные историки: июль-август 60 года до н. э.[140], период незадолго до выборов или вскоре
после их проведения[141], после выборов[139][142] или 59 год до н. э. (в окончательном виде)[133].

Консульство (59 год до н. э.)[править | править код]

В самом начале консульства Гай приказал ежедневно обнародовать протоколы заседаний сената
и народного собрания[143]: по-видимому, это было сделано для того, чтобы граждане могли
отслеживать действия политиков[144]. В первые дни января Гай огласил в сенате и свой проект
аграрного закона. Вероятно, такая поспешность была вызвана желанием провести новое
постановление до конца месяца, пока Цезарь был главным из двух консулов. Между первым
оглашением законопроекта и голосованием по нему, по римским законам, должно было пройти
три нундины (лат. nundinae — базарные дни) — по разным версиям, 17 или 24 дня, в течение
которых с проектом постановления могли ознакомиться все римляне. Законопроект Гая был
весьма умеренным. Прежде всего, не планировалось проводить конфискации у крупных
землевладельцев (незанятой земли в Италии оставалось немного), а участки должны были
выкупаться только у тех, кто желал продать землю. Деньги на это мероприятие Цезарь
намеревался получить от налогов с территорий, присоединённых Помпеем. Для предотвращения
спекуляций семьи, получившие землю, не могли продавать её в течение 20 лет. Воспользоваться
законом Цезаря могли не только ветераны Помпея, но и городская беднота (пролетариат). Для
контроля за разделами земли создавалась комиссия из двадцати человек, в которую вошли, в
частности, Помпей и Красс[145][146]. Первыми сенаторами, к которым обратился Гай при обсуждении
данного вопроса, стали как раз Помпей и Красс. Поддержка предложения этими уважаемыми и
влиятельными политиками предопределила благожелательное отношение большинства
остальных сенаторов к законопроекту[147]. Впрочем, сторонники Катона решительно возражали
против инициативы Цезаря, а второй консул Бибул указывал, что организация голосования
незаконна из-за неблагоприятных небесных знамений [148]. Перед голосованием по аграрному
закону в народном собрании обстановка в Риме была очень сложной, и сторонники принятия
закона подрались с противниками[149]; по сообщению Плутарха, «по пути к форуму на голову
Бибулу вывернули корзину навоза, затем напали на его ликторов и изломали им розги, и,
наконец, полетели камни и дротики, многие были ранены, а все остальные опрометью бежали
с форума»[150]. Несмотря на сопротивление Бибула и ряда сенаторов во главе с Катоном,
опасавшихся дальнейшего роста популярности Цезаря, предложение было принято в народном
собрании[144].

Впрочем, потребности в земле для нуждающихся были очень велики, а крупные землевладельцы
неохотно продавали участки государству. Для удовлетворения спроса на землю Цезарь
предложил ввести в оборот большой участок в Кампании, который оставался в государственной
собственности[145]. Приоритет в распределении земли на этом участке был отдан многодетным
семьям с тремя и более детьми, которых оказалось более 20 тысяч [148]. Катон попытался сорвать
принятие нового закона очередной обструкцией [коммент. 8], но был решительно остановлен
консулом:

«Цезарь приказал прямо с ораторского возвышения отвести его [Катона] в тюрьму, но и тут Катон
не пал духом, не умолк, — напротив, по дороге в тюрьму он продолжал говорить о новом законе,
призывая римлян обуздать тех, кто вершит дела государства подобным образом» [152][коммент. 9].

В конце концов, закон был принят [148].

Вскоре после нападений на форуме второй консул Бибул заявил об угрозе своей жизни и заперся
в доме, ограничив участие в политике изданием эдиктов [143][153]. В них второй консул указывал на
неблагоприятные небесные знамения, которые якобы сопровождали голосования по законам
Цезаря[148]. По римской традиции, народные собрания не могли созываться вопреки воле богов,
которая выражалась в том числе в небесных знамениях. На этих основаниях Бибул ставил под
сомнение законность процедур, с помощью которых Цезарь проводил свои законы. Впрочем, для
знатоков права разрешение вопроса о легитимности народных собраний и принятых ими законов
представляло очень сложную юридическую проблему [154]. Помимо апелляции к нарушению
формальных процедур, второй консул распространял скандальные подробности о личной жизни
Цезаря и Помпея[155]. Эдикты Бибула выставлялись для всеобщего обозрения и пользовались
большой популярностью: по словам Цицерона, «через то место, где они выставляются, нельзя
пройти из-за скопления людей, которые их читают»[156]. В этих тщательно продуманных эдиктах
содержалось очень много недостоверной информации, и они стали источником ряда слухов и
сплетен про Цезаря[157].

В рамках договорённостей о создании триумвирата Цезарь добился принятия законов об


утверждении распоряжений Помпея на Востоке и о пересмотре системы налогообложения в
провинции Азия: сумма, вносимая откупщиками [коммент. 10], снижалась на одну треть, и они могли
получать значительно бо́ льшую прибыль с провинции[158][159]. Против первого указа
выступал Лукулл, предшественник Помпея по командованию в Третьей Митридатовой войне,
однако Гай пригрозил засудить его, и полководец, по словам Светония, бросился к ногам
консула[143][148]. Ещё одним законом Цезаря стало проведение через народное собрание закона о
вымогательстве и взяточничестве наместников (lex Iulia repetundarum, или lex Iulia de rebus
repetundis). Этот указ чрезвычайно подробно описывал сферы ответственности римских
наместников и легатов. Благодаря своей доскональности закон действовал ещё долгое время и
часто цитировался юристами императорской эпохи. В отличие от предыдущего законодательства
Гая этот указ не встретил сопротивления при принятии [158]. Ричард Биллоуз, однако, полагает, что
закон о вымогательстве в основном лишь систематизировал нормы прежних законов [160]. Кроме
того, Майкл Грант обращает внимание, что закон регламентировал деятельность магистратов, но
по-прежнему игнорировал самоуправство откупщиков налогов [161]. Наконец, Цезарь от имени
Римской республики признал Птолемея XII Авлета фараоном Египта, что было равносильно отказу
от притязаний на Египет с использованием широко известного в Риме завещания (наверняка
подложного) Птолемея XI Александра II. Согласно этому документу, Египет должен был перейти
под власть Рима, подобно тому, как по завещанию Аттала III к Римской республике
отошло Пергамское царство[162][163]. Античные историки сообщают, что вопрос был улажен за
огромную взятку, которую разделили между собой триумвиры [164].

Годом ранее сенат постановил, что консулы 59 года до н. э. в качестве наместников будут
управлять «лесами и тропами»[коммент. 11]. Современные исследователи по-разному понимают это
назначение, хотя сходятся на его незначительности[165][166][167][168]. Такое назначение не могло
удовлетворить Цезаря и его кредиторов, ожидавших, что с помощью грабежа провинции
перспективный политик рассчитывается с долгами. Весной 59 года до н. э. плебейский
трибун Публий Ватиний, сторонник Цезаря, предложил передать Гаю право управления
провинциями Цизальпийская Галлия и Иллирик, а также тремя легионами на пять лет вместо
традиционного одного года, что было беспрецедентной мерой. Принятие нового закона
аннулировало прежнее назначение Цезаря на silvae callesque. По-видимому, Цезарь надеялся
заручиться поддержкой населения Цизальпийской Галлии, щедро раздавая права римского
гражданства, а из Иллирика Гай, возможно, надеялся начать поход вглубь Балканского
полуострова[169][170]. Вскоре умер наместник Трансальпийской (Нарбонской) Галлии Квинт Цецилий
Метелл Целер, и Помпей предложил поручить управление этой провинцией Цезарю вместе с
одним дополнительным легионом. Возможно, Помпей руководствовался соображениями о
необходимости объединения Цизальпийской и Трансальпийской провинций под командованием
одного полководца в весьма вероятной войне в Галлии: во время Кимврской войны полувековой
давности в этом же регионе отсутствие единого командования на первом этапе войны привело к
чувствительным для Рима поражениям[171]. Новую провинцию Цезарю добавил сенат,
собравшийся в неполном составе (многие его члены продолжали игнорировать заседания) [172].
Последовательность и точные даты проведения законов Цезаря реконструируются по-разному,
что вызвано отсутствием абсолютной хронологической привязки в источниках при наличии лишь
ряда косвенных указаний. Восстановление хронологии может осложняться ещё и возможным
использованием полномочий великого понтифика Цезарем для добавления к календарю 13-го
високосного месяца мерцедония в конце февраля[173]. По датировке Лили Росс Тейлор, 1 или 2
января Цезарь предложил первый аграрный закон, между 25 и 27 января состоялось голосование
в комициях и принятие закона. Приблизительно 28 января второй консул Бибул ссылается на
неблагоприятные знамения и при поддержке троих трибунов пытается наложить вето, но
безуспешно, и около 29 января запирается в своём доме. В начале февраля, по мнению
американской исследовательницы, сенаторы принесли клятву в поддержку закона, в феврале-
марте создаётся комиссия для осуществления положений закона. Затем, в марте или начале
апреля принимаются декреты о признании Птолемея XII Авлета египетским царём и об откупах в
Азии. Приблизительно 1 мая Цезарь предложил второй аграрный закон (lex Campana) и почти
одновременно — закон об утверждении распоряжений Помпея; голосование по ним состоялось в
конце месяца. По мнению Тейлор, около 2-3 мая состоялась свадьба Помпея и Юлии, а вскоре
Цезарь женился на Кальпурнии[174]. Предложение закона Ватиния, отнесённое сначала к маю,
Тейлор впоследствии предложила считать более ранним (март вместо мая), как и голосование по
нему (вторая половина мая вместо начала июня)[173]. Наконец, закон о вымогательстве и
взяточничестве наместников (lex de repetundis) принимался, вероятно, уже во второй половине
года[148].

Осенью римлянин Луций Веттий заявил, что ряд известных римлян готовит заговор против Помпея
(по другой версии, целями покушения были заявлены Помпей и Цезарь [175]). Сначала Веттий дал
показания перед сенатом, сообщив о причастности ряда известных политиков и молодых
нобилей, затем Цезарь заставил его повторить свои показания перед народом. При перечислении
имён на публике Веттий умолчал об участии Марка Юния Брута и добавил ряд новых имён, что
подорвало доверие к его показаниям. Вскоре его нашли в тюрьме убитым. Причастность Цезаря к
организации дела Веттия является спорной[176][177], но консул в любом случае сумел использовать
его показания в своих целях[178]:

«Дело было весьма тёмное, но Цезарь воспользовался им, чтобы подстрекать толпу. Допрос
Веттия отложили на следующий день, но ночью он был убит в тюрьме. О случившемся шли самые
различные догадки и предположения, и Цезарь не преминул этим воспользоваться, говоря, что
Веттия убили те, кто боялся его показаний. В конце концов он добился того, что народ дал ему
право бороться против всех козней»[175].

Несмотря на значительную поддержку инициатив Цезаря в начале года, уже к концу 59 года
до н. э. популярность триумвиров сильно упала. По мнению С. Л. Утченко, это было связано с тем,
что триумвират, на который возлагалась надежда по борьбе с узурпацией реальной власти узким
кругом нобилей-сенаторов, сам начал контролировать всю жизнь Рима [179]. Впрочем, Цезарь в
следующем году удалялся в провинцию, и потому в будущем основными мишенями противников
триумвирата должны были стать Помпей и, в меньшей степени, Красс [180].

Проконсульство[править | править код]

Галльская война[править | править код]

Основная статья:  Галльская война


Галльская война (анимированная карта с шагом 4 секунды)
     — Римская республика к началу войны↗ — действия Цезаря
↗ — действия галлов и их союзников
X — битвы; сначала указывается древний топоним, в скобках — современный (если есть)
Серым цветом отмечены города, через которые проходил путь Цезаря; современное название
города даётся в скобках
Серым курсивом отмечены нейтральные и союзные Риму племена
Синим цветом отмечены враждебные племена, полководцы и города

К началу проконсульства Цезаря римляне контролировали южную часть территории современной


Франции, где была образована провинция Нарбонская Галлия. В конце марта 58 года до н. э. Гай
прибыл в Генаву (современная Женева), где вступил в переговоры с
вождями кельтского племени гельветов, начавшего переселяться из-за натиска германцев.
Цезарю удалось не допустить гельветов на территорию Римской республики, а после того, как они
вступили на земли союзного римлянам племени эдуев, Гай преследовал и разбил их. В том же
году он разбил войска германского вождя Ариовиста, пытавшегося закрепиться на галльских
землях левого берега Рейна[181].

В 57 году до н. э. Цезарь, не имея формального повода к войне, напал на племена белгов в


северо-восточной Галлии и разбил их в битвах на Аксоне и на Сабисе. Легат полководца Публий
Лициний Красс бескровно подчинил земли в нижнем течении Луары. Впрочем, на следующий год
покорённые Крассом галлы объединились против римского завоевания. Цезарь был вынужден
разделить свои силы между Титом Лабиеном, который должен был подчинить племя треверов в
Белгике, Публием Крассом (ему поручалось покорение Аквитании) и Квинтом Титурием Сабином,
подавлявшим периферийные племена восставших. Децим Юний Брут Альбин начал строительство
на Луаре флота, способного сражаться с приморскими племенами, а сам Цезарь отправился
в Луку, где триумвиры встретились и обсудили текущие вопросы (см. раздел «Проконсул и Рим»).
Вернувшись к своим войскам, Цезарь возглавил наступление на восставших галлов. Гай и Сабин
захватили все поселения повстанцев, а Децим Брут уничтожил их флот в морской битве[182].
В 55 году до н. э. полководец разгромил германские племена, перешедшие через Рейн. Затем он
переправился на правый берег реки с помощью 400-метрового моста, построенного возле лагеря
«castellum apud confluentes» (современный Кобленц) всего за десять дней. Римская армия не
задержалась в Германии (при отступлении первый в истории мост через Рейн был разрушен), и
уже в конце августа Цезарь предпринял разведывательную экспедицию в Британию — первый
поход на этот остров в римской истории. Впрочем, из-за недостаточной подготовки уже через
месяц ему пришлось вернуться на континент [183]. Летом следующего года Цезарь возглавил новую
экспедицию в Британию, однако кельтские племена на острове непрерывно отступали, ослабляя
противника в мелких столкновениях, и Цезарь был вынужден заключить перемирие, позволившее
ему рапортовать в Рим о победе. После возвращения Цезарь разделил свои войска между
восемью лагерями, сосредоточенными в северной Галлии [184]. В конце года племена белгов
восстали против римлян и почти одновременно атаковали несколько мест их зимовок. Белгам
удалось выманить из укреплённого лагеря XIV легион и ещё пять когорт (около 6-8 тысяч солдат) и
перебить их из засады. Цезарю удалось снять осаду с лагеря Квинта Туллия Цицерона, брата
оратора, после чего белги отказались от атаки лагеря Лабиена. В 53 году до н. э. Гай совершал
карательные экспедиции против белгских племён, а летом совершил повторный поход в
Германию, вновь построив (и снова разрушив при отступлении) мост через Рейн. Столкнувшись с
нехваткой войск, Цезарь запросил у Помпея один из его легионов, на что Гней ответил
согласием[185].

В начале 52 года до н. э. большая часть галльских племён объединилась для борьбы с римлянами.
Предводителем восставших стал Верцингеториг. Поскольку галлы отрезали Цезаря в Нарбонской
Галлии от основной части его войск на севере, полководец с помощью обманного манёвра
выманил Верцингеторига в земли его родного племени арвернов, а сам объединился с
основными войсками. Римляне взяли несколько укреплённых галльских городов, но потерпели
поражение при попытке штурма Герговии. В конце концов, Цезарю удалось заблокировать
Верцингеторига в хорошо укреплённой крепости Алезия и начать осаду. Галльский полководец
призвал на помощь все галльские племена и попытался снять римскую осаду после их прибытия.
На наиболее слабо защищённом участке укреплений осадного лагеря разгорелась ожесточённая
битва, в которой римляне не без труда одержали победу. На следующий день Верцингеториг
сдался Цезарю, и восстание в целом завершилось [186]. В 51 и 50 годах до н. э. Цезарь и его легаты
завершали завоевание отдалённых племён и отдельных групп восставших. К окончанию
проконсульства Цезаря вся Галлия была подчинена Риму.

В течение всего пребывания в Галлии полководец находился в курсе происходивших в Риме


событий и нередко вмешивался в них. Это стало возможным благодаря тому, что в столице
остались двое доверенных лиц Цезаря, с которыми он постоянно переписывался — Гай
Оппий и Луций Корнелий Бальб. Они раздавали взятки магистратам и исполняли другие его
поручения полководца[187]. В Галлии под началом Цезаря служило несколько легатов, которые
впоследствии сыграли заметную роль в римской истории — Марк Антоний, Тит Лабиен, Луций
Мунаций Планк, Гай Требоний и другие[188].

Проконсул и Рим[править | править код]


Раздел провинций между триумвирами после совещания в Лукке в 56 году до н. э. (завоевания
Цезаря не показаны):     Цезарь: Цизальпийская Галлия, Нарбонская Галлия, Иллирик     Помпей:
Ближняя Испания, Дальняя Испания     Красс: Сирия     Другие провинции Римской республики

В 59 году до н. э. противникам триумвирата не удалось провести своих кандидатов в консулы на


следующий год, однако они сумели добиться избрания преторами Луция Домиция
Агенобарба и Гая Меммия. Именно они добивались отмены законов Цезаря на основании
процессуальных нарушений (прежде всего, используя возражения, выдвинутые ещё Бибулом), но
безуспешно[189][190]. Обострением отношений между сенаторами и триумвирами воспользовался
демагог Публий Клодий Пульхр, которого Цезарь в прошлом году перевёл из сословия патрициев
в плебеи, чтобы он мог выставить свою кандидатуру в народные трибуны. Добившись избрания,
Клодий в начале 58 года до н. э. развил бурную деятельность, направленную как против части
сенаторов (в частности, он добился изгнания Цицерона из Рима), так и против триумвиров,
надеясь в последнем случае заручиться поддержкой наиболее консервативных сенаторов [191]. Уже
самые первые действия Клодия больно ударили по претворению в жизнь аграрных законов
Цезаря. Комиссия двадцати для выкупа и распределения земель столкнулась с проблемой острой
нехватки денег, поскольку 3 января был принят предложенный Клодием