Вы находитесь на странице: 1из 48

common place

1
2
Ликвидация
БОРНа

19 января, 2015 год


3
УДК 353.1
ББК 63.3

Ликвидация БОРНа:
[сб.статей]. Common place, 2015 - 48 с.

В прошлом году мы издали небольшой сборник «Как убивали


Стаса и Настю», рассказывающий о том, кем были Станислав
Маркелов и Анастасия Бабурова и как неонацисты готовили и
совершили двойное убийство. В 2015 году мы сделали сборник,
посвященный «Боевой Организации Русских Националистов»,
от лица которой совершались многочисленные преступления,
в том числе убийство Стаса и Насти.

Публикуется под лицензией Creative Commons


Разрешается любое некоммерческое воспроизведение
со ссылкой на источник

4
Содержание

Григорий Туманов
Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .7

Вскрытие БОРНа. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .8

Рождение наци . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23

«Образ» русского подполья . . . . . . . . . . . . . . . .33

5
6
Григорий Туманов
Предисловие

Писать предисловие к сборнику статей, издаваемому


к акции, посвященной жертвам ксенофобии в России,
довольно сложно, потому что рискуешь скатиться
в проговаривание очевиднейших вещей, звучащих
как жутко банальные лозунги. А ведь правда все
очень просто: «Антифашизм — не преступление»,
«Нет расизма — нет проблем», «Не дели людей по цве-
ту кожи», «Идеологию нельзя строить на ненависти»,
«Вода мокрая», «Машина — ездит» и по нисходящей.
Но эти очевидные тезисы приходится проговаривать
постоянно, потому что сейчас понятие «борьба с фа-
шизмом» стало звучать из уст тех же, чья то ли злая
воля, то ли безразличие, а то ли все вместе, привели
к созданию «Боевой организации русских национа-
листов» (БОРН), из-за которой все мы собираемся
в центре Москвы каждое 19 января.
Они хотели выбить себе места в «легальной» по-
литике, прыгнуть выше условных ДПНИ или «Сла-
вянского союза». Чтобы проложить себе путь в пар-
ламент и кабинеты повыше, они решили, что будут
шантажировать условный Кремль насилием: «Если
вы не пустите националистов в легальное поле, то
они будут убивать, а только нам под силу обуздать
их». Идиотский план, разработанный кучкой идио-
тов, убежденных, что могут переиграть коллективно-
го Суркова. Только на руках этих идиотов жизни лю-
дей. Людей, которых многие из участников шествия
19 января знали лично и уважали.

7
Вскрытие БОРНа

«Это должна была быть русская ИРА», — вспоминал


на допросах Никита Тихонов, приговоренный к по-
жизненному сроку за убийство адвоката Станислава
Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии
Бабуровой. Убийство произошло 19 января 2009-го.
Вспоминал Тихонов о событиях из начала и середи-
ны нулевых, когда «Боевая организация русских на-
ционалистов» (БОРН) пыталась попасть в большую
российскую политику.
За эти годы националисты успели совершить
девять громких убийств и, как минимум, два поку-
шения. Не самый кровавый результат — особенно
на фоне другого ультраправого объединения, бан-
ды НСО-Север (ее боевики убивали приезжих, на их
счету — 27 трупов). Однако до БОРНа никто из наци-
оналистов не выбирал мишени по принципу их из-
вестности у широкой публики — и исходя из текущей
информационной повестки. Каждая «спецоперация»
«Боевой организации русских националистов» была
задумана как способ воздействовать на власть; в ко-
нечном итоге участники БОРНа и сами мечтали стать
властью.

«Возвращайся, для тебя есть работа»


Как следует из имеющихся в распоряжении матери-
алов уголовного дела (более 30 томов), идея созда-
ния «Боевой организации русских националистов»
появилась в 2002 году, когда на одном из интернет-
форумов познакомились студенты-историки Никита
Тихонов и Илья Горячев.
Тихонов дрался за футбольный клуб «Спартак»
и нападал на приезжих — в составе образованной
в конце девяностых группировки «Объединенные
бригады-88» (ОБ-88). Членов этой группировки су-
дили за погром на Царицынском рынке в 2001 году.
Как вспоминал на допросах сам Тихонов, принять
участие в погроме ему помешала произошедшая

8
накануне стычка с представителями противобор-
ствующей футбольной «фирмы». В результате за
тем, как его соратники колотят арматурой торговцев
и переворачивают ларьки, Тихонов наблюдал со сто-
роны — и остался на свободе.
Горячев, в отличие от соратника, к фанатской суб-
культуре не принадлежал, зато периодически посе-
щал концерты националистических рок-групп. Его
всегда больше увлекала политика и история ультра-
правых зарубежных движений, в частности, сербских
националистов. В 2002-м Тихонов и Горячев даже
съездили в Сербию, где познакомились со сторонни-
ками православного монархиста Небойши Крстича.
Вдохновившись идеями панславизма, молодые на-
ционалисты вернулись в Москву и начали издавать
журнал «Русский образ». В 2004-м Тихонов и Горячев
даже обсуждали идею создания одноименной поли-
тической партии. Но этот план на некоторое время
пришлось отложить: Тихонов продолжал участво-
вать в уличных стычках с идейными оппонентами,
из-за одной из них ему пришлось пуститься в бега.
В 2006 году Тихонов и его приятель по ОБ-88
Александр Паринов убили 19-летнего антифашиста
Александра Рюхина. От правоохранителей Тихонов
и Паринов скрывались на Украине. Тогда же, через
Паринова, Тихонов познакомился с Евгенией Хасис,
которая стала его любовницей (а позже, 19 января
2009-го, — соучастницей убийства Станислава Мар-
келова и Анастасии Бабуровой).
«Возвращайся, для тебя есть работа», — написал
Горячев в 2007 году Тихонову, который к тому мо-
менту уже обзавелся поддельным паспортом. Рабо-
та действительно была, поскольку Горячев не терял
времени даром. Пока Тихонов скрывался на Украи-
не, он познакомился с функционерами провластных
организаций, «России молодой» и движения «Мест-
ные». Ему даже удалось выбить небольшое финанси-
рование на продолжение политической борьбы. По
мысли Горячева, ничего зазорного в получении де-
нег от Кремля не было: «Русский образ», рассказыва-
ет Тихонов в показаниях, вовсе не задумывался как

9
оппозиционная партия. Националисты собирались
сыграть на опасениях власти по поводу деятельности
правых радикалов; они мечтали установить отноше-
ния с государством — и даже о том, чтобы их партия
избиралась в Госдуму.
Уже в Москве Горячев так объяснял Тихонову кон-
цепцию политической борьбы: «Ты подбираешь лю-
дей, мне с ними общаться не нужно, делаешь дело,
а мы потом комментируем». Новый замысел сво-
дился к тому, чтобы прокладывать путь в большую
политику одновременно по двум направлениям —
легальному и подпольному. Тихонову отводилась
роль главы силового крыла будущей партии, а Горя-
чеву (считавшему, что он тонко чувствует политиче-
скую конъюнктуру) — координатора и переговорщи-
ка с чиновниками. Планировалось, что после каждого
громкого убийства организация будет выпускать за-
явление, как это раньше делали кавказские боеви-
ки. Тихонов, начитавшийся об эсеровских кружках,
придумал группировке имя; именно тогда они стали
называть ее «Боевой организацией русских национа-
листов». Жертв предполагалось выбирать исходя из
политической конъюнктуры — то есть убивать БОРН
собирался только известных людей.
К 2008 году, когда БОРН совершил первое пре-
ступление, в костяк организации входили всего три
человека: Тихонов, Паринов и Алексей Коршунов.
Последний был знаком националистам все по той же
ОБ-88. Отслужив в морской пехоте, Коршунов устро-
ился в ФСБ, где дослужился до прапорщика; вскоре
женился, завел ребенка и ушел работать в ЧОП. Быв-
шие соратники на допросах описывают Алексея Кор-
шунова как человека «агрессивного, но очень зам-
кнутого, похожего на взведенную пружину». Евгения
Хасис и вовсе отзывается о нем как о прирожденном
убийце: «Я уверена, что если бы он не попал в руки
людей политически мотивированных, то стал бы
обычным маньяком».
Горячев непосредственным участником «Боевой
организации русских националистов» не числился —
он сосредоточился на «публичной» деятельности.

10
Еще в 2006-м устроился помощником к депутату
Госдумы от партии ЛДПР Николаю Курьяновичу (из-
вестному своими националистическими взглядами;
в 2006 году Курьяновича исключили из партии за
«систематические нарушения партийной и фракци-
онной дисциплины»), а на следующий год отправил-
ся зарабатывать деньги для БОРНа на православный
телеканал «Спас» — там он трудился в отделе по свя-
зям с общественностью. Работу Горячев совмещал
с организацией мирных уличных акций (вроде пи-
кета против абортов у Минздрава); его «Русский об-
раз» выступал с другими националистами на Русских
маршах.
Уже первое убийство под брендом БОРНа мог-
ло бы стать настоящей информационной бомбой —
если бы Тихонов и Горячев не поспорили между
собой. Как вспоминает в своих показаниях Ники-
та Тихонов, в 2007-м он с соратниками размышлял
о физическом устранении официального предста-
вителя Московской патриархии Всеволода Чапли-
на, поскольку Горячев убеждал его, что протоиерей
относится к «представителям еврейского лобби»,
которое якобы оккупировало Русскую православ-
ную церковь. Националисты даже начали обсуждать
возможные варианты ликвидации отца Чаплина.
Однако церковного функционера спасла любовь к
радикальным высказываниям. Изучив цитаты из
выступлений протоиерея (в 2006-м, например, го-
рячо поддержавшего разгром выставки «Осторожно,
религия»), Тихонов убедился, что Чаплина нельзя
считать «врагом русского народа»; от убийства было
решено отказаться. Тихонов вспоминал, что Горячев
по этому поводу был в ярости.
В итоге, вопреки замыслам идеолога Горячева,
первой жертвой «Боевой организации русских на-
ционалистов» стал отнюдь не известный человек.
Впрочем, повод для убийства был подходящий —
и националисты никак не хотели его упускать. В ночь
на 1 октября 2008 года в Можайском районе Москвы
изнасиловали и убили 15-летнюю Анну Бешнову.
Спустя 22 дня полицейские задержали убийцу —

11
дворника из Узбекистана Фархода Турсунова. Наци-
оналистические интернет-форумы бурлили, члены
еще не запрещенного Движения против нелегальной
иммиграции выходили на пикеты; к ним примыкали
провластные молодежные движения вроде «Молодой
гвардии». Повод для показательного убийства был
идеальный, тем более что Коршунов уже несколько
лет говорил соратникам: «Всегда мечтал отрезать
голову гастарбайтеру». На этом и остановились: так
БОРН решил расправиться со случайным мигрантом.
Место для «охоты» выбрал Коршунов — в окрест-
ностях одного из подмосковных общежитий для га-
старбайтеров. В ночь на 6 декабря 2008-го Коршунов
и Паринов, вооружившись травматическими писто-
летами и ножом, спрятались за деревьями рядом
с тропинкой, по которой домой возвращались с ра-
боты мигранты. Увидев фигуры двоих гастарбайте-
ров, националисты выскочили из засады. Одному из
мигрантов, получившему несколько огнестрельных
ранений, удалось сбежать. А вот Салохитдина Ази-
зова оглушили и повалили на землю, а затем добили
ножами.
Первый опыт отсечения головы оказался не та-
ким, каким его себе воображал Коршунов: нож за-
стревал в позвонках; в темноте убийце и вовсе
показалось, что его жертвой стал славянин. Но раз-
бираться было некогда: на съемной квартире ждал
Никита Тихонов, который от имени БОРНа уже со-
ставил листовку с обращением к руководству Мо-
жайской управы — с требованием прекратить нани-
мать на работу нелегалов. Сфотографировав голову
(чтобы потом разослать изображения по редакциям),
Коршунов упаковал ее в черный пакет, отвез к управе
и оставил на крыльце.
Правда, те же дворники-мигранты выкинули па-
кет в мусорный бак. Но это была фактически един-
ственная накладка в «спецоперации»: утром зна-
комый Тихонова Сергей Ерзунов, участвовавший
в подготовке легальных акций «Русского образа»,
рассказывал, что в связи с убийством было созвано
экстренное совещание, а в местных ЖЭКах началась

12
проверка. Ерзунов узнал об этом от своей матери, ра-
ботавшей в управе.
Так БОРН впервые заявил о себе.

Тренировочное убийство
После убийства мигранта основатели БОРНа реши-
ли обзавестись оружием для новых акций. В этом им
помогли журналистские связи Тихонова — до бегства
на Украину он трудился в прокремлевской газете
«Реакция». В тот же период Тихонов сдружился с кор-
респондентом «Комсомольской правды» Дмитри-
ем Стешиным. Они вместе ходили в походы; кроме
того, Тихонов привлекал Стешина к работе в журна-
ле «Русский образ».
Как утверждается в материалах дела, Стешин ув-
лекался историей Великой Отечественной — и поля-
ми ее сражений, где иногда находил немецкие каски
и обломки оружия. Через Стешина Тихонов познако-
мился с двумя реконструкторами из Ленинградской
области и заявил им, что подумывает воссоздать
«партизанский отряд времен Второй мировой». По-
мимо декоративных стволов новые знакомые, ока-
завшиеся «черными копателями», могли предложить
и вполне реальные. Вместо каталога потенциально-
му покупателю выдавали Большую энциклопедию
старинного оружия: напротив некоторых марок
карандашом были проставлены галочки. Все, что
требовалось — связаться с продавцом, назвать номер
страницы, а затем приехать за товаром. Так Тихонов
приобрел свой первый ствол — наган образца 1895
года (впоследствии из него будут убиты два чело-
века).
Еще на стадии подготовки убийства гастарбайте-
ра в 2008-м году Тихонов озаботился расширением
состава участников БОРНа. Нужные контакты на-
шлись через Коршунова — он с 2004-го был знаком
с одним из видных участников ОБ-88 Михаилом
Волковым. В 2001 году Волков (тогда — студент Фи-
нансовой академии при правительстве России) был
приговорен к пятилетнему заключению как органи-
затор погрома на рынке у станции метро «Царицы-

13
но»; именно за этим погромом со стороны наблюдал
Тихонов.
А уже через Волкова националисты познакоми-
лись с так называемыми «Северными» — участни-
ками ультраправых группировок из подмосковных
Дубны и Дмитрова: Юрием Тихомировым, Макси-
мом Баклагиным и Вячеславом Исаевым. Чтобы
стать частью БОРНа, каждому из новичков предло-
жили пройти «боевое посвящение».
Таким «посвящением» для Волкова 10 октября
2008 года стало убийство 26-летнего антифашиста
Федора Филатова. Страховать нового бойца на 9-ю
улицу Соколиной горы, где жил антифашист, отпра-
вился Тихонов. Когда Филатов вышел из подъезда,
Тихонов подбежал к нему и трижды ударил касте-
том. Филатов сопротивлялся — он даже попытался
ударить Волкова своим мотоциклетным шлемом, но
вырваться не смог. В итоге Волков нанес Филатову
больше 20 ударов ножом в голову, туловище и конеч-
ности, при этом ни один из них не был смертельным.
Пострадавший скончался в тот же день в 36-й город-
ской больнице от болевого шока. Это убийство, го-
ворится в показаниях фигурантов дела, было своего
рода тренировкой — и формально совершалось не от
имени БОРНа.
Следующее убийство Волкова куда больше впе-
чатлило СМИ: его жертвой стал один из самых вид-
ных членов банды «Черные ястребы» Расул Халилов.
Группу кавказской молодежи в 2009 году судили за
то, что она избивала в метро юношей славянской
внешности, а видеозаписи нападений выкладывала
в интернет, чем приводила в истерику патриотиче-
скую общественность.
Халилова и других подсудимых в Дорогомилов-
ский суд Москвы каждое утро на джипах привоз-
или родители. Так что националисты решили раз-
работать радикальный план: на подъездах к суду
Коршунов заложит взрывное устройство, а сигнал
к действию ему по рации подаст Хасис. После этого
Коршунов должен был расстрелять пассажиров авто-
мобиля из автомата ППШ.

14
Однако план этот в точности исполнить не уда-
лось. Как следует из показаний Хасис, она испугалась
взрывать бомбу: «Рядом была детская площадка, мне
стало жаль детей, которые могут пострадать, поэто-
му когда мимо проехал автомобиль с Халиловым,
я ничего Коршунову не сообщила и соврала, что упу-
стила ее из виду». Коршунов простоял почти час с ав-
томатом в рюкзаке впустую. Он забрал взрывчатку,
отвез ее в ближайший безлюдный двор и положил
в урну. Сверток взял дворник-мигрант, он взорвался
у него в руке; дождавшись этого момента, национа-
лист отправился домой.
На следующее утро, 3 сентября 2009 года, Волков,
ничего не сообщив соратникам, отправился к дому
Халилова и расстрелял его на выходе из подъезда.

***
Антифашистов члены БОРНа считали своими
едва ли не основными конкурентами в уличной по-
литике. Горячев, как утверждал Тихонов на допро-
сах, прямо говорил, что леворадикальная молодежь
серьезно беспокоит власти — и на устранении ее не-
формальных лидеров можно «сыграть». Члены бое-
вого крыла были не против.
Следующим антифашистом, которого реши-
ли убить участники БОРНа, стал Илья Джапаридзе,
который активно выступал против правых радика-
лов в среде футбольных фанатов. На выходе из дома
Джапаридзе 28 июня 2009 года встретили «Север-
ные» — Баклагин и Тихомиров. Выстрелив в анти-
фашиста из травматического пистолета и порезав
его ножами, они прыгнули в подогнанную Исаевым
машину и скрылись. Джапаридзе скончался еще до
приезда «скорой».
Помимо Филатова и Джапаридзе члены БОР-
На давно планировали убийство одного из лидеров
антифашистов Ивана Хуторского (Вани Костолома).
Хуторской — один из родоначальников леворади-
кальной субкультуры в России; в числе первых он
начал давать силовой отпор националистам. Горя-
чев считал его будущим лидером леворадикальной

15
уличной оппозиции.
Первое нападение на Костолома Никита Тихонов
и Алексей Коршунов организовали задолго до фор-
мального основания БОРНа, в 2005 году. Коршунов,
как утверждает Тихонов в своих показаниях, наста-
ивал на убийстве Хуторского, но Тихонов решил, что
лучше его «просто покалечить». В итоге Тихонов бил
Костолома кастетом, а Коршунов ранил его гвоздем
в шею. После этого Костолом несколько месяцев про-
вел в больнице, а затем буквально заново учился
ходить.
Свой план убить Хуторского Коршунов реализо-
вал лишь четыре года спустя. На этот раз Тихонов
не мешал, а готовил убийство вместе с товарищем —
он должен был страховать Коршунова от возможной
осечки и закончить начатое в случае форс-мажора.
Также в подготовке убийства помогали «Северные».
16 ноября 2009 года, ближе к вечеру, национали-
сты приехали к дому Хуторского на Хабаровской ули-
це, 2 в Москве. Баклагин, Исаев и Тихомиров распо-
ложились неподалеку от дома с рациями; Коршунов
с тем самым наганом 1895 года ждал антифашиста
у подъезда. Хуторской зашел в подъезд, за ним по-
следовал Коршунов; сблизившись с антифашистом,
выстрелил дважды. Одна пуля попала в шею, дру-
гая — в затылок. От полученных ранений Хуторской
скончался.
При этом в материалах дела говорится, что адреса
антифашистов боевики БОРНа получали от Горячева.
Как утверждает Тихонов, Горячев лично передал ему
диск с адресами, объяснив, что имеет доступ к базам
Центра по противодействию экстремизму. Хасис в
своих показаниях рассказывает, что у публичного
лидера «Русского образа» в этой структуре имелись
друзья, которые не только делились адресами потен-
циальных жертв, но и их фотографиями. Некоторые
из изображений — например, Филатова — были сде-
ланы в ОВД, куда антифашисты периодически попа-
дали после уличных драк. Несмотря на то что как ми-
нимум два фигуранта резонансного уголовного дела
прямо сообщили следователям об утечке служебной

16
информации из МВД, о внутренних проверках среди
борцов с экстремизмом по сей день ничего не сооб-
щалось.

«Он решил полностью порвать с прошлой жизнью»


По всей видимости, связей Горячева, утверждавшего,
что он «общается с кураторами из Кремля», хватало
только на то, чтобы узнавать адреса антифа: когда
возникла потребность разыскать место жительства
фигур более крупного масштаба, националисты
столкнулись с трудностями.
Идея убийства федерального судьи обсуждалась
участниками БОРНа с самого момента возникнове-
ния организации. Перебирались разные фамилии.
Одним из кандидатов, например, был судья Петр
Штундер, в 2008 году судивший банду наци-скин-
хедов под предводительством Артура Рыно. Испол-
нителем убийства хотели назначить Михаила Вол-
кова, однако тот неожиданно заявил соратникам,
что «претензий к Штундеру не имеет». Оказалось,
что в 2001-м, когда Волкова судили за организацию
погрома на Царицынском рынке, именно Штундер
приговорил его к пяти годам колонии. «Он назначил
столько, сколько нужно. Ни прибавил, ни убавил», —
объяснял Волков свой отказ.
Затем выбор пал на судью Владимира Усова, вы-
носившего приговор лидеру группы «Спас» Нико-
ле Королеву за подрыв Черкизовского рынка. Но на
этот раз подвел Коршунов. Он несколько раз садился
на автобус от Мосгорсуда — в надежде увидеть, куда
поворачивает автомобиль судьи, но всякий раз те-
рял его из виду. В итоге план решили отложить до
лучших времен.
Судья Мосгорсуда Эдуард Чувашов обратил на
себя внимание боевиков БОРНа в 2010 году. Он
казался идеальной фигурой: вел резонансный про-
цесс националистов из банды «Белые волки», был ав-
тором «русофобского», по мнению патриотической
общественности, высказывания, разошедшегося по
профильным форумам. «Русские подчас за грани-
цей тоже ведут себя так, что их порой хочется вешать

17
и убивать», — ответил Чувашов одному из подсуди-
мых в ответ на реплику про «потерявших стыд при-
езжих».
Квартира судьи в доме №24 в Стрельбищенском
переулке легко пробивалась по купленным на улич-
ных лотках базам. Поэтому с конца марта 2010 года
у дома Чувашова был организован наблюдательный
пункт. Подогнав во двор машину Баклагина, Коршу-
нов и Исаев сменяли друг друга, запоминая, когда су-
дья выходит из дома. Они также изучали расписание
его процессов.
Действовать решили ранним утром 12 апреля
2010 года. Баклагин с Исаевым следили за двором,
а Коршунов направился к подъезду. Однако то, как
повел себя в этой ситуации националист, которо-
го соратники считали «прирожденным убийцей»,
в итоге вызывало вопросы даже у следователей.
Коршунов не раз объяснял, что перед убийством
следует приехать к подъезду и замкнуть магнит на
двери другим магнитом. «Жилец не поймет, что
дверь открыта, а если ты ее чуть сильнее дернешь,
то она легко откроется», — объяснял он соратникам.
В случае с Чувашовым Коршунов этого почему-то
не сделал — просто подошел к дворнику и попросил
впустить его. Впоследствии дворник составил под-
робный словесный портрет убийцы, который триж-
ды выстрелил Чувашову в голову из нагана, когда тот
выходил из квартиры.
У соратников нашлось только одно объяснение
безрассудности Коршунова. Все они говорили на до-
просах: Коршунов к весне 2010 года окончательно
понял, что «находится на войне», где все — враги.
Волков, отказавшийся заниматься судьями, вспо-
минал прогулку в Подмосковье, когда Коршунов,
не вынимавший правую руку из кармана, заявил
ему: «Тебя, конечно, следовало бы убить, но я не ста-
ну этого делать».
«В последнее время он стал отказывать себе во
всем. Вел аскетичный образ жизни, как северокав-
казские боевики. Видимо, показав лицо, он решил
полностью порвать с прежней жизнью», — рассуж-

18
дала Хасис на встречах со следователем Красновым,
который вел дело об убийстве судьи.
После убийства Чувашова Коршунов действитель-
но исчез. 4 октября 2011 года украинские СМИ сооб-
щили, что около 20:00 на стадионе спортшколы №71
в Запорожье произошел взрыв. Как рассказывали
очевидцы, у крепкого молодого человека, совершав-
шего пробежку, взорвалась нагрудная сумка. При-
бывшие на место полицейские по татуировке в виде
двух свастик поверх дубовых листьев на груди опоз-
нали в погибшем Алексея Коршунова. Согласно вер-
сии следствия, в нагрудной сумке взорвалась ручная
граната, которую Коршунов всегда носил с собой —
чтобы в случае задержания взорваться вместе с по-
лицейскими.
Эдуард Чувашов стал последней жертвой группи-
ровки БОРН.

БОРН заговорил
По данным «Ленты.ру», в 2010 году, после убийства
Чувашова, председатель Мосгорсуда Ольга Егорова
лично побывала на приеме у главы Следственно-
го комитета Александра Бастрыкина и попросила
как можно скорее найти убийц. После этого дела
об убийствах антифашистов, мигрантов и прочих,
прежде расследовавшиеся городскими подразделе-
ниями СК, легли на стол следователя по особо важ-
ным делам Игоря Краснова в Главном следственном
управлении.
Уже в мае 2011 года Краснов праздновал пер-
вую победу: присяжные признали виновными за-
держанных в ноябре 2009 года Тихонова и Хасис.
Жюри посчитало доказанным, что именно Тихонов
(после того, как Хасис подала ему условный сигнал)
19 января 2009-го подошел на Пречистенке к адво-
кату Станиславу Маркелову и застрелил его вместе
с журналисткой Анастасией Бабуровой. Лидер бое-
вого крыла БОРНа получил пожизненный срок, его
подель­ница — 18 лет лишения свободы.
Доказательства на Тихонова и Хасис были со-
браны не без помощи Ильи Горячева. Он сообщил

19
следователю, что Тихонов сам рассказал ему о сво-
ем участии в убийстве адвоката. Попав в сеть, видео
допроса лидера «Русского образа» поставило крест
на политической карьере Горячева. В среде нацио-
налистов «Русский образ» был однозначно признан
«стукаческой организацией». Горячев, на время убе-
дивший следствие в своей непричастности к делу
БОРНа, уехал в Сербию.
После приговора первой заговорила Евгения Ха-
сис — ее показания датированы декабрем 2011 года.
Тогда же оперативники задержали Тихомирова, по-
дозреваемого в убийстве антифашиста Джапаридзе.
Уже в марте 2012-го следователь Краснов добрался
до поселка Харп в Тюменской области, где отбывал
пожизненное заключение Тихонов. Итогом этой по-
ездки стало ходатайство со стороны заключенно-
го: «Прошу заключить со мной досудебную сделку.
Обязуюсь содействовать следствию».
Затем оперативники управления по защите кон-
ституционного строя ФСБ отправились по адресам
упомянутых в показаниях националистов с повест-
ками о вызове на допрос. Вручить их удалось только
со второго раза: жены, отцы и другие родственники
подозреваемых в один голос отвечали, что мужей
и сыновей не видели уже несколько месяцев, где они
находятся — не знают, на допросы не пойдут.
2 июля 2012 года оперативники нагрянули
в Александров, где на съемной квартире скрывались
Баклагин и Исаев. Из прослушки их телефонных
разговоров, которая началась задолго до задержа-
ния, было ясно, что националисты еще в июне чув-
ствовали за собой слежку и были готовы дать отпор.
Так и вышло: Исаев встретил силовиков с писто-
летом в руке, который те успели выбить; во время
обыска под диваном обнаружили заряженный обрез,
финский пулемет марки «Суоми» и гранату РГД-5.
Оба ствола, как выяснилось, Баклагину и Исаеву про-
дал Тихонов. Оружие было найдено и в ходе обыска
в кабинете Баклагина, который работал юристом на
Дмитровском машиностроительном заводе.
Последнего члена боевого крыла Михаила Волко-

20
ва задерживали уже украинские оперативники. Как
оказалось, вскоре после убийства Халилова из «Чер-
ных ястребов» он вместе с женой и ребенком уехал
в Киев, где внештатно подрабатывал в рекламных
агентствах.
Как следует из материалов дела, все, кого задер-
живали оперативники, готовы были тут же признать
свою вину и дать показания не только на себя, но и
на других. Лишь Волков и Баклагин рассказывают
преимущественно о своей роли в убийствах, иногда
ссылаясь на Коршунова, которого к уголовной ответ-
ственности уже не привлечешь.
Самые полные показания по-прежнему про-
должали давать Тихонов и Хасис. Оба объясняли
свою разговорчивость «пересмотром ценностей».
«В тюрьме я понял, что мы пошли по ложному пути,
а эти убийства дискредитировали идеи национализ-
ма», — рассуждал Тихонов, добавляя, что с «истинно-
го пути» его сбил, в основном, циничный политикан
Горячев. Бесед с Тихоновым оказалось достаточно
для того, чтобы следователи смогли добиться экс-
традиции Горячева (единственного члена БОРНа,
не признающего своей вины) из Сербии — и предъ-
явить ему обвинение в организации экстремистско-
го сообщества.
Вполне возможно, что показания на Горячева
Тихонов давал в отместку за его показания в 2009-м
году, в которых тот прямо указывал на него как на
убийцу Маркелова и Бабуровой: трудно поверить,
что ветеран ОБ-88 воспринимал слова Горячева
о мифическом «начальстве из Кремля» всерьез —
и убивал лишь тех, кого ему прикажут.
Так же трудно поверить и в то, что Горячев, так и
не сумевший установить отношения с кем-то выше,
чем представители кремлевских «молодежек», все-
рьез понимал принципы политической борьбы
в России. К примеру, в деле упоминается имя Ле-
онида Симунина — лидера люберецкого филиала
движения «Местные», который якобы был курато-
ром «Русского образа» от Кремля и финансировал
организацию. Горячев уверял Тихонова, что именно

21
через Симунина он осуществлял контакты не только
с Росмолодежью, но и с администрацией президента,
доказывая, что на его движение следует делать став-
ку в борьбе с либеральной оппозицией. Правда, сам
Симунин в своем единственном интервью на интер-
нет-телеканале «День ТВ» уверяет, что с Горячевым
его связывали только деловые отношения. Будучи
владельцем небольшого PR-агентства (имеющего,
впрочем, благодарственную грамоту от бывшего
лидера «России молодой» Максима Мищенко), Си-
мунин якобы периодически заказывал Горячеву со-
чинение текстов для продвижения их в блогах, но ни
о каком покровительстве речи не шло.
Из протоколов допросов следует, что следователь
Краснов активно расспрашивал обвиняемых об этом
человеке, но задержать его никто не планировал.
Сейчас Симунин — заместитель председателя сове-
та партии «Казаки России». Он ведет твиттер и ни от
кого не скрывается.

Григорий Туманов, Вячеслав Козлов

22
Рождение наци

Боевая организация русских националистов (БОРН)


действовала с середины 2008 года. На счету банды
несколько громких убийств — в том числе, адвока-
та Станислава Маркелова, журналистки Анастасии
Бабуровой и судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова.
В мае 2014 года Московский областной суд начинает
рассмотрение дела организации. Основатели груп-
пировки, студенты-историки Никита Тихонов и Илья
Горячев, познакомились в 2002 году. К тому време-
ни Тихонов успел вступить в группировку скинхедов
ОБ-88, поучаствовать в нападениях на «неславян»
и антифашистов. Горячев не имел связей среди
скинхедов и футбольных фанатов и не участвовал
в драках.

Из показаний Никиты Тихонова: «Мы общались


на националистические темы, издавали журнал
„Русский образ“. Горячев всегда знал о моих связях
среди скинхедов, критически отзываясь об их ак-
циях, считая, что образцом для подражания долж-
ны быть структуры типа ИРА и ЭТА (ирландская
и баскская радикальные национально-освободитель-
ные организации). При этом он всячески подчерки-
вал, что силовые акции не могут привести к росту
влияния политического движения, если у него нет
легальной националистической организации. Ле-
галы и подполье по его мыслям должны были дей-
ствовать сообща: первые выдвигают политические
требования и занимаются пропагандой, вторые —
устраняют конкурентов в борьбе за власть и иных
людей, а при необходимости и возможности — ока-
зывают силовое давление на органы власти. Вокруг
этих тем постоянно строились наши с Горячевым
беседы, основными политическими врагами наци-
оналистов он называл лево-либералов в том чис-
ле антифа на улице. Именно с ними он предлагал
бороться за властные полномочия. В связи с этим

23
уличное противостояние националистов и антифа
всегда было в поле его зрения».
В апреле 2006 года Тихонов принимает участие
в нападении на антифашистов, во время которого
его приятель по ОБ-88 Александр Паринов убивает
ножом активиста Александра Рюхина. После этого
Тихонову приходится скрыться на Украине. В это
время он заочно знакомится с Евгенией Хасис —
своей будущей гражданской женой и соучастницей
в убийстве Маркелова и Бабуровой.

Из показаний Евгении Хасис: «Нелегальное кры-


ло совершает некие преступления насильственного
характера вплоть до ликвидации тех или иных лич-
ностей или персон с целью привлечения обществен-
ного внимания. Была создана идея такого информа-
ционного буфера в виде заявлений от лица некоей
устойчивой организации одной и той же, которая
там год от года, от преступления к преступлению бу-
дет заявлять о себе с выдвижением конкретных тре-
бований к власти и обществу».
В 2007 году Тихонов возвращается в Россию и на-
чинает готовиться к новым убийствам. У знакомых
своего приятеля, журналиста «Комсомольской прав-
ды» Дмитрия Стешина, он приобретает пистолет-пу-
лемет Suomi и обрез винтовки Мосина. Первой жерт-
вой БОРН, к которой присоединился бывший офицер
ФСБ Алексей Коршунов, знакомый с Тихоновым
с 2004 года, должен стать известный православный
священник.

Из показаний Никиты Тихонова: «Горячев расска-


зывал мне о группах влияния в Московском патри-
архате РПЦ. С его слов, там есть влиятельные „пар-
тии“ гомосексуалистов и священников еврейского
происхождения. Именно они не позволяют РПЦ МП
стать защитницей интересов русского народа,
не дают выдвинуться иереям, близким по взглядам
к русским националистам. С его слов, одним из ли-
деров „еврейской партии“ — был протоиерей Ча-
плин. Под влиянием этих слов у нас с Коршуновым,

24
которому я пересказывал некоторые беседы с Горя-
чевым, возник преступный умысел. Установив через
базу данных адрес Чаплина, мы организовали слеж-
ку за домом Чаплина с целью его убийства. Однако
[при] лучшем знакомстве с инициативами иерея
у меня появились сомнения о его работе в интересах
„еврейской партии“. Видя мою пассивность, Коршу-
нов, также изначально не проявлявший энтузиазма,
согласился отказаться от преступного умысла. Го-
рячев на убийстве кого бы то ни было из религиоз-
ных деятелей не настаивал и прямо этого никогда
не предлагал. Его больше интересовала политиче-
ская борьба».
В 2008 году к группировке присоединились новые
активисты, так называемые «Северные» — Вячеслав
Исаев, Максим Баклагин, Юрий Тихомиров и Михаил
Волков. Их боевым крещением стало убийство 10 ок-
тября 2008 года антифашиста Федора Филатова.

Из показаний Евгении Хасис: «Адрес (Филато-


ва) был предоставлен Ильей Горячевым, который
в свою очередь получил от каких-то своих знакомых,
связанных с правоохранительными органами из баз
так называемых экстремистов. Ну, поясню, что у со-
трудников правоохранительных органов, занима-
ющимися борьбой с экстремизмом на территории
Российской Федерации существует некая база людей,
фамилии, имена, отчества, места их проживания,
чем они занимаются, их деятельность на предмет
проведения профилактики экстремистской деятель-
ность на территории Российской Федерации. то есть
это необязательно люди, которые даже привлекались
к уголовной ответственности, а просто которые по-
дозреваются в потенциальной возможности что они
могут какие-то подобные действия совершать».

Из показаний Михаила Волкова: «В утреннее


время (10 октября) я приехал на станцию метро „Из-
майловская“, где меня ждал Тихонов Никита. Там
во время встречи Никита передал мне нож и сказал
о том, что Филатов также может быть вооружен.

25
Далее мы вместе с Тихоновым пошли к месту после-
дующего убийства Филатова во дворе жилого дома,
где проживал Филатов. В какой-то момент увидев,
что Тихонов уже напал на мужчину в месте, где мы
ожидали Филатова, я также присоединился к Тихо-
нову и напал на того мужчину, поняв, что именно он
является объектом нашего нападения. Тихонов уже
наносил Филатову удары руками, а Филатов пытался
защищаться. В момент нанесения мной ударов но-
жом Филатов находился в вертикальном положении.
Потом я и Тихонов убежали, а Филатов остался на
месте нападения в полусидячем положении. Фила-
тов ругался и кричал, но что конкретно я не помню.
Нож, которым я наносил удары Филатову, был кухон-
ным, длина клинка примерно 15 см, рукоятка ножа
была черного цвета, изготовлена из пластмассы».
Спустя два месяца националисты узнали о задер-
жании в Можайском районе Подмосковье таджик-
ского дворника, подозреваемого в изнасиловании
и убийстве школьницы Анны Бешновой. В качестве
назидания чиновникам районной управы, прини-
мающей на работу мигрантов, Александр Паринов
и Алексей Коршунов убили и обезглавили не имею-
щего никакого отношения к преступлению гастар-
байтера Салохитдина Азизова. Голову подбросили
к зданию управы. Это было первое убийство, совер-
шенное от имени БОРН. Ключевую роль в этом пре-
ступлении взял на себя Коршунов.

Из показаний Максима Баклагина: «Алексей был


примером самоотверженности. Его роль можно раз-
делить на два временных периода... В первом этапе
его роль заключалась в руководстве и помощи нам
в подготовке, организации и совершении престу-
плений, а также в личном участии в убийствах. При
этом Коршунов, обладая профессиональными на-
выками, советовал как и каким образом совершить
то или иное убийство. Как выбрать место убийства,
пути отхода и подхода к предполагаемому месту
убийства. Именно от Коршунова я впервые услышал
о необходимости в целях конспирации при слежке

26
и убийствах использования женских париков, оч-
ков, головных уборов и одежды больших размеров,
а также о применении раций с гарнитурами для свя-
зи друг с другом».
19 января 2009 года Никита Тихонов убивает
на Пречистенке адвоката Станислава Маркелова,
известного по процессам, на которых он защищал
антифашистов, и журналистку Анастасию Бабурову.
Предполагалось, что Горячев сможет использовать
это убийство для роста политического веса «Русско-
го образа» с помощью своего знакомого Леонида
Симунина. Он считал главу люберецкой организации
движения «Местные» сотрудником администрации
президента.

Из показаний Евгении Хасис: «Илья Горячев


должен был по результатам этого преступления вы-
двинуть определенные требования для Леонида Си-
мунина и Администрации президента в его лице.
Требования о, скажем так, возможностях дальнейше-
го расширения организации. То есть сделать какие-
то следующие шаги на пути создания политической
партии так как, по задумке, убийство Станислава
Маркелова должно было действительно быть очень
громким, и удалось бы поднять достаточно весомые
политические лозунги, с учетом того резонанса, ко-
торый должен был создаться. Фактически (Горячев),
мог бы иметь возможность шантажировать его (Си-
мунина), что, если он не предоставит ему опреде-
ленные какие-то административные ресурсы, фи-
нансовые возможности, то такое может повториться,
условно говоря».
Следующей акцией БОРН стало убийство антифа-
шиста Ильи Джапаридзе 27 июня 2010 года.

Из показаний Максима Баклагина: «Роли участ-


ников этого убийства были следующие. Так, в конце
2008 года в Москве Тихонов предложил мне убить
Джапаридзе и передал адрес и место его житель-
ства с несколькими фотографиями. Тихонов сказал,
что убить Джапаридхе нужно потому, что тот вместе

27
с Кобой Авалишвили напал на сестру Скачевско-
го (осужденный за убийства националист). Так вот.
С предложением Тихонова я, Исаев и Тихомиров
согласились».
Коршунов не раз предлагал убивать федеральных
судей, которые выносят суровые приговоры нацио-
налистам, Также жертвой покушения мог стать ад-
вокат Вадим Клювгант, но позже от этой идеи отка-
зались. 3 ноября 2009 года ФСБ задержала Тихонова
и Хасис, а спустя две недели БОРН совершила новое
убийство антифашиста.

Из показаний Вячеслава Исаева: «Коршунов и Ти-


хонов утверждали, что уже наблюдают за рядом су-
дей и общественных деятелей, которых планируется
убить в рамках деятельности нашей организации
„БОРН“. В качестве возможных жертв упоминали
судей Московского городского суда Усова, Штундера
и Олихвер, а также адвоката по делу „ЮКОС“ Клюв-
ганта. Последнего нужно было убить за то, что он
являлся крайне весомой и неординарной фигурой,
защищал распиаренного Ходорковского и других по-
литических деятелей еврейской национальности.
Алексей рассказал нам о своем опыте, то есть он
пытался проследить за судьей Штундером, но у него
это не получилось. Так как он передвигался на маши-
не, а Алексей только на общественном транспорте.
И невозможно уследить куда направляется судья.
А в базе данных, которую можно приобрести на лю-
бом радиорынке Москвы, не всегда бывает такая
информация, то есть он ее не нашел. В общем он
предложил нам задуматься об этом. В общем-то все
приняли к сведению, но пока на данный момент эта
мысль была отложена в сторону потому, что в уже
в планах созрела месть Ивану Хуторскому по клич-
ке „Костолом“, за его скажем злодеяния, которые он
устраивал со своими друзьями против русских наци-
оналистов. В частности, резал их ножами».
Одного из лидеров антифашистского движения
Хуторского отправились убивать вчетвером. Ба-
клагин, Исаев и Тихомиров следили за подъездом,

28
а Коршунов вошел внутрь вслед за жертвой.
Из показаний Вячеслава Исаева: «Доехали на
маршрутке до Сокольников. В общем по пути он
(Коршунов) сказал, что все получилось и в общем-то
он просил меня так как он очень далеко живет остать-
ся у меня ночевать. Мы через Сокольники, до ВДНХ
на троллейбусе добрались до Дмитровского шоссе
и уже до Дмитрова добрались вместе. По дороге он
рассказал, как зашел в подъезд, стал спускаться по
лесенке ему (Хуторскому) навстречу. Он жил на вто-
ром этаже, поднимался по лесенкам. Стал спускать-
ся, че-то раз смотрит, нет его. А он стоял возле по-
чтовых ящиков, газеты видимо вытаскивал. То есть
он даже его не видел, не слышал. Алексей подошел
к нему сзади, выстрелил в затылок. Он сразу упал.
Хуторской сразу упал. Подошел и еще один кон-
трольный выстрел сделал и все. Вышел из подъезда,
никто в подъезде не видел. Никого в этот момент не
было вообще».
12 апреля 2010 года Коршунов все-таки испол-
нил давно задуманное убийство судьи — его жертвой
стал Эдуард Чувашов, осудивший банду националис-
тов Рыно-Скачевского.

Из протокола осмотра трупа Чувашова: «При су-


дебно-медицинском исследовании трупа Чувашова
Э.В. у него были выявлены 2 огнестрельных пулевых
ранения в области головы: 1.1. Сквозное огнестрель-
ное пулевое ранение головы с локализацией вход-
ной раны в височной области, выходной — в правой
височной области с повреждением по ходу раневого
канала костных оболочек, вещества и артерий голов-
ного мозга. Данное повреждение образовалось в ре-
зультате одного выстрела, произведенного из огне-
стрельного оружия в левую височную область головы
Чувашова Э.В., в момент выстрела Чувашов Э.В. был
обращен левой височной областью к дульному срезу
огнестрельного оружия».
15 сентября Исаев и Баклагин застрелили такси-
ста Сосо Хачикяна, избившего беременную сотруд-
ницу «Евросети». Вскоре «Северные» почувствовали

29
за собой слежку и решили податься в бега. Месяц
спустя Баклагин подъехал к своему дому и по силуэ-
там за окном понял, что у него обыск. Тогда он вме-
сте с Исаевым выбросил на дно Иваньковского водо-
хранилища пакеты с оружием, из которого убивали
Хуторского и Чувашова. Позже водолазы СКР доста-
ли эти пакеты и помимо боеприпасов нашли желтый
контейнер из-под киндер-сюрприза с запиской.

Из показаний Максима Баклагина: «При озна-


комлении с назначением экспертизы я сообщил, что
в обнаруженной записке указана информация об ад-
вокате Клювганте, борце-азербайджанце Джалиле
Мамердзоеве, а также информация о месте житель-
ства убитого нами Сосо Хачикяна. В дальнейшем,
при ознакомлении с результатами судебной экс-
пертизы я увидел, что в яйце была другая записка.
В действительности в записке моей рукой было ука-
зано: „Краснов Игорь Викторович — следователь по
делу Ивана Миронова“, а также была указана фами-
лия „Еременко“. Про последнюю фамилию я ничего не
могу сказать, так как не помню, кто это такой, видимо,
следователь какой-то. В заключении эксперта была
неправильно записана фамилия Краснова. Поскольку
это хранилось у Исаева, то я забыл, какую из записок
вложил в этот контейнер. Потому что одну из записок
я сжег. Получается, что я сжег записку, в которой были
указаны фамилия Клювганта, Мамердзоева и Хачикя-
на. А другая записка попала в пластиковый контейнер
и пакет, который мы выбросили в водохранилище
с оружием».
Игорь Краснов — старший следователь по особо
важным делам при руководителе СКР — и вел дело
БОРН. Тихомирова задержали в декабре 2010 года, он
отбывает десятилетний срок за убийство Джапарид-
зе. Исаева и Баклагина арестовали два года спустя.
К тому времени Коршунов, сбежавший на Украину, по-
дорвался на собственной гранате во время пробежки.

Из психолого-психиатрической экспертизы Мак-


сима Баклагина: «30.06.2012 г., находясь в камере,

30
подэкспертный нанес себе лезвием от безопасной
бритвы разового пользования множественные по-
резы в области левого предплечья и шеи слева. От-
вечая на вопросы по поводу нанесения сампорезов
в следственном изоляторе, указывает, что данные
действия были направлены не на лишения себя
жизни, а на возможность получения определенной
„передышки“ от интенсивных допросов, что и было
в конечном счете достигнуто».
В мае 2013 года на Украине был задержан Михаил
Волков. Илью Горячева, объявленного в международ-
ный розыск задержала в Сербии местная контрраз-
ведка. Через несколько месяцев его экстрадировали
в Москву. Так закончилась история группировки
БОРН. Во многом этому способствовали показания
Тихонова, который был приговорен к пожизненному
заключению, и Хасис, которую осудили на 18 лет ли-
шения свободы. Последняя утверждает, что в тюрьме
успела разочароваться в избранной националистами
тактике.

Из показаний Евгении Хасис: «С одной стороны,


я люблю Никиту Тихонова, это большое количество
эмоций, с другой стороны, происходит большое ко-
личество преступлений вокруг, с которыми я не могу
ничего поделать. С одной стороны, может быть, если
бы я рассказала правоохранительным органам обо
всем этом, когда находилась в этой банде, возможно
это как-то препятствовало совершению этих престу-
плений. А, возможно, просто был бы еще один труп
в лице меня. Сейчас же, находясь со стороны, ана-
лизируя всю эту ситуацию со стороны и анализируя
поступки Горячева Ильи, анализируя те разговоры,
которые велись с ним в рамках их вот этого проекта,
я прихожу к выводу о том, что на самом деле была
запущена машина, направленная на достижение
каких-то собственных целей и амбиций за счет жиз-
ни людей. Были совершены чудовищные преступле-
ния, но мало того, что они уже совершены, и с этим
ничего нельзя поделать, нельзя воскресить погибших
людей, они могут быть совершены и в дальнейшем.

31
Потому что часть людей находится на свободе и они
не менее одержимы, чем Алексей Коршунов, ныне
погибший, и они также могут продолжить совершать
какие-то преступления в рамках вот этой идеологии.
Я не хочу, чтобы это происходило, во всяком случае,
я не хочу, чтобы в этом была какая-то моя роль. Я по-
считала, что единственное, что я сейчас могу сделать,
это просто рассказать правду, возможно она возыме-
ет какое-то действие и последствия не будут такими
ужасными, которые могут быть, если эта правда ни-
когда не будет услышана».

Григорий Туманов

32
«Образ» русского подполья

Убийство адвоката Станислава Маркелова вывело


ультраправый террор в России на новый уровень: от
хаотичных убийств неславян националисты перешли
к устранению политических противников. Таким же
новым словом стало в череде националистических
организаций движение «Русский образ», с которым
осужденные по этому делу Никита Тихонов и Евге-
ния Хасис тесно связаны. «Образ» казался наиболее
успешной попыткой создать легальную национали-
стическую оппозицию, одновременно уважаемую
в среде националистов и способную к диалогу с вла-
стью. Из протоколов допросов свидетелей и обви-
няемых по делу Маркелова становится понятно, что
диалог этот был весьма активным — до тех пор пока
не прозвучали выстрелы. Несмотря на осторожную
поддержку и контроль со стороны власти, попытка
легального национализма уже не в первый раз про-
валилась: отделить экстремистов от политиков в на-
ционалистическом движении оказалось невозможно.

От самиздата к идеальной организации


В 2002 году студенты-историки Никита Тихонов
и Илья Горячев съездили в Сербию. Там молодые на-
ционалисты познакомились со сторонниками право-
славного монархиста Небойши Крстича. Впечатлен-
ные их идеями панславизма, Тихонов с Горячевым
вернулись в Москву, где решили на свои деньги вме-
сте с группой единомышленников выпускать журнал
«Русский образ». Привлекая все новых сторонников,
к 2007 году «Русский образ» из самиздата превратил-
ся в одну из самых успешных легальных национали-
стических организаций с двумя десятками филиалов
в различных регионах страны. Как рассказывал Го-
рячев на допросах по делу об убийстве адвоката Ста-
нислава Маркелова, члены движения «видели свои
перспективы в политике и хотели развиваться в ле-
гальном политическом поле».

33
Движение заработало в публичном поле так энер-
гично, как если бы собиралось на парламентские вы-
боры. Первым делом члены «Русского образа» озабо-
тились написанием политической программы, чего
до них ни одна националистическая организация не
делала. «Россия — государство русской нации, постро-
енное на основе русских правовых и культурных тра-
диций, иммиграция допускается только для лиц расо-
во и культурно близких», — что-то свое в программе
«Русского образа» смогли найти как радикальные, так
и умеренные националисты.
«Либералы пропагандируют индивидуализм
и тем разрушают национальную солидарность, под-
рывают основы государственности. Носители подоб-
ных взглядов, находясь во власти, опасны для насто-
ящего и будущего нации», — писали члены «Русского
образа» о посетителях оппозиционных акций «Стра-
тегии-31». В «Русском образе» в отличие от других
националистических движений всегда подчеркива-
ли, что ни в чем соперничать с государством не со-
бираются, а, наоборот, поддерживают официальный
курс.
Экспертный центр «Сова» в своем докладе за 2009
году писал о движении: «Они все чаще отказывают-
ся от открытой расистской пропаганды, предпочи-
тая ей социальную риторику, в частности, близкую
риторике официальной политической пропаганды:
борьба с алкоголизмом, призывы заниматься спор-
том».
Поддерживал «Русский образ» и внешнеполити-
ческий курс России, активно участвуя в публичных
мероприятиях вместе с прокремлевскими организа-
циями. Например, 10 августа 2008 года национали-
сты вместе с «Россией молодой» пришли в Новопуш-
кинский сквер на акцию против разделения Косово и
Сербии «Радован, мы с тобой!», переросшую в акцию
против начавшейся за два дня до этого атаки Грузии
на Южную Осетию. С одной трибуны с Горячевым,
говорившем «о новой войне, на которой сражаются
русские парни», об угрозе «оранжевых революций»,
вещал депутат Госдумы Максим Мищенко. После

34
этого представителей «Русского образа» помимо
уличных мероприятий стали звать на «круглые сто-
лы», посвященные проблемам трудовой миграции
или легализации огнестрельного оружия, в которых
участвовали депутаты Госдумы.
Большое внимание в «Русском образе» уделяли
и внешним атрибутам. У движения сразу появился
собственный «голос» — музыкальная группа «Хук
справа», быстро завоевавшая популярность среди
ультраправой молодежи. На ее концертах органи-
зация и приобретала новых, более радикальных
сторонников. В расчете на симпатии такой много-
численной группы, как ультраправые футбольные
фанаты, «Образ» запустил свою линию спортивной
одежды под брендом «Ратибор».
«К «Русскому образу» быстро прониклись довери-
ем и рядовые националисты, и власти, — подтверж-
дает источник «Газеты.Ru» в ультраправых кругах. —
Власти охотно финансировали проект, потому что
увидели в нем первую легальную националистиче-
скую организацию вполне европейского типа — уме-
ренную, интеллигентную, успешную. Таких и правда
раньше не было: «Славянский союз», ДПНИ, НСО —
они все-таки доверия всегда вызывали гораздо мень-
ше, потому что уж слишком много среди их сторон-
ников было субкультурщиков и маргиналов. Охотно
вкладывались в организацию Горячева и идейные
бизнесмены, которые не понимали, зачем спонсиро-
вать прокремлевские движения без концепции».

Полезные связи
«Русский образ» состоит в тесных контактах с ши-
роким кругом политических, общественных, пред-
принимательских и информационных структур.
Среди них есть те, кто ближе, и те, кто дальше», —
говорится на сайте движения.
Теснее всего члены «Русского образа» контакти-
ровали с прокремлевской организацией — близким
по идеологии подмосковным движением «Мест-
ные». Как следует из протокола допроса Горячева,
основным контактным лицом был представитель

35
люберецкого штаба «Местных» Леонид Симунин.
По словам Горячева, Симунин также был неофици-
альным куратором «Местных» от администрации
президента. Они познакомились в 2007 году,
а летом 2009 года Горячев свел Симунина с Тихо-
новым. «Примерно в октябре 2009 года Симунин
попросил меня поговорить с Тихоновым о возмож-
ности приобретения боевого пистолета», — гово-
рил следователям Горячев. Тихонов назначил цену,
но пистолеты ему в итоге так и не продал и больше
с представителем «Местных» в отличие от Горячева
не общался.
С 2007 года помимо «Местных» Симунин стал ку-
рировать и «Русский образ», при этом активно с ним
сотрудничая, говорит экс-лидер московских нацбо-
лов, а сейчас глава национал-демократического дви-
жения «Нация свободы» Роман Попков.
«По моей информации, он как раз отвечал за вер-
бовку националистически настроенных молодых
людей для «Местных», а позднее хотел взять в оборот
и Тихонова, ведь он бы движению очень пригодился,
но тот оказался чересчур идейным, чтобы хоть как-
то сотрудничать с властью», — говорит экс-нацбол.
С Симуниным он познакомился еще в 2006 году.
Нацболы, в числе которых был и Попков, вместе
с Эдуардом Лимоновым пришли в Таганский суд на
очередное заседание по жалобе на отказ в регистра-
ции НБП. На выходе нацболы вступили в перепалку
и подрались с неизвестными им молодыми людьми.
Впоследствии выяснилось, что в драке участвовали
юные активисты «Местных» и сам Симунин. В ходе
процесса, завершившегося в 2008 году для Попкова
двумя годами колонии, лидер люберецкого штаба
«Местных» был признан потерпевшим. «На суде, ког-
да секретарь заседания для протокола его спросила
о месте работы, он тоже сказал, что курирует «Мест-
ных» от администрации президента.
Мы тогда очень удивились: 25 лет, в спортивном
костюме, кожаной куртке и туфлях — и вдруг такой
чиновник», — вспоминает Попков в беседе с «Газе-
той.Ru». Выйдя на свободу, экс-лидер московских

36
нацболов продолжил следить за деятельностью Си-
мунина и также пришел к выводу, что с активистами
«Русского образа» он общался очень плотно, помогая
Горячеву связываться с нужными ему чиновниками
и организовывать уличные акции.
Некоторое время после ухода из «Местных» Си-
мунин работал гендиректором ООО «Агентство
персональных коммуникаций «Прорыв». Офис ком-
пании располагался по одному адресу со штабом
«России молодой» — в доме 11/6 на Ладожской ули-
це в Москве. В качестве директора этой компании
в 2009 году он успел получить благодарственную гра-
моту (она размещена на официальном сайте фирмы)
от депутата Мищенко «за привлечение студентов
в вузы Москвы и Московской области». На деле, гово-
рит Попков, «Прорыв» до 2009 года активно сотруд-
ничал с прокремлевскими «молодежками», а также
с «Русским образом». Сотрудничество с организа-
цией Горячева — Тихонова в основном сводилось
к помощи в организации митингов и концертов
«Хука справа».
Связаться с самим Симуниным «Газете.Ru» не
удалось. В офисе «Прорыва» на просьбу позвать его
к телефону бросили трубку. «Мы ничего не знаем про
Симунина и его дела. Это, видимо, было все очень
давно. А с «Русским образом» мы никогда не сотруд-
ничали», — сказали в движении «Местные».
Не пожелал обсуждать возможные связи «Русско-
го образа» с прокремлевскими движениями и один
из его лидеров Дмитрий Тараторин — он наотрез
отказался от интервью «Газете.Ru». Руководитель
националистической правозащитной организа-
ции «Русский вердикт», тесно взаимодействующей
с «Русским образом», Алексей Барановский сказал
«Газете.Ru», что «фамилию Симунин впервые про-
читал в показаниях Горячева».
Ответа на запрос «Газеты.Ru» в администрацию
президента пока не последовало.
Однако о связях «Русского образа» с предста-
вителями госструктур говорит не только Горячев
в своих показаниях, но и Евгения Хасис в разговорах

37
с Тихоновым, записанных в конце октября — начале
ноября 2009 года оперативниками ФСБ.
«Ты в курсе, что администрация президента
не дала возможность устроить концерт, запретила
проводить марш? — говорила она о подготовлен-
ном Горячевым националистическом мероприятии
4 ноября 2009 года. — Администрация президента
сказала: «Вот тебе вместо марша — митинг в центре
города». Само мероприятие, по словам Хасис, «ор-
ганизует «Единая Россия» и молодежная партия под
проект «Ермолов».
С трактовкой настроений властей Хасис оши-
блась: 4 ноября 2009 года «Русскому образу» на Бо-
лотной площади разрешили не только трехтысячный
митинг, но и концерт. Ни до, ни после ни одному на-
ционалистическому движению не удавалось про-
вести в такой близости к Кремлю акцию, где бы со
сцены звучали песни «Власть белым!», «Ниггер, уби-
райся вон!» или «Московские бритоголовые» группы
«Коловрат» и расистские лозунги.
Еще раз Хасис упоминала о связях «Русского об-
раза» с властями, говоря о роли в движении Егора
Горшкова по кличке Гуру — бывшего начальника ох-
раны НБП. Тихонов и Хасис подозревали Горшкова
в связях с ФСБ и рассуждали, как можно проверить
эти догадки. «Спрашивать у Илюши (Горячева. — «Га-
зета.Ru»), например, если бы он спросил в своей ад-
министрации», — предложила Хасис, но тут же сама
отказалась от этой идеи: «Там хрен что ответят. Хрен
знает, это все закрытые кадровые вопросы».

Радикалы в «Русском образе»


Согласно замыслу Тихонова, организация должна
была существовать по принципу Ирландской рес-
публиканской армии (ИРА) и партии «Шинн Фейн»,
имея как легальное, так и непубличное, радикальное
крыло. За официальные контакты с властями отвечал
Горячев, а имеющий авторитет в праворадикальных
кругах Тихонов ушел в подполье. Воссоздать иерар-
хию ИРА в мини-формате Тихонову действительно
удалось.

38
Оперативники, продолжающие расследовать
дело об убийстве Маркелова и Бабуровой, уверены:
в подполье состояли еще несколько сообщников
Тихонова и Хасис.
Один из них — некий Вася, имя которого не раз
фигурирует в материалах прослушки квартиры Ти-
хонова и Хасис (она велась за несколько недель до
задержания подозреваемых в убийстве Маркелова).
«У Васи есть гиперплан по зверям и спортсменам», —
говорил о нем Тихонов и рассказывал гражданской
жене, как вместе с Васей следил за неким православ-
ным священником у подъезда его дома. Участники
расследования также не исключают, что Вася, ме-
стонахождение которого доподлинно не известно,
принимал участие в убийстве антифашиста Ивана
Хуторского по кличке Костолом.
Другие знакомые Тихонова — некие Эд и груп-
па людей, которых он называл «северными», — со-
гласно материалам прослушки, тоже участвовали
в убийствах. «Северных» проверяют на причастность
к убийству антифашиста Ильи Джапаридзе, Эд мог
стрелять в члена группировки кавказцев «Черные
ястребы» Расула Халилова. «На таких людей надо мо-
литься, потому что это реально идейные люди, герои
уже сейчас, они реально готовы идти до конца», —
говорил Тихонов про Эда, с которым он советовался
о своих дальнейших действиях после того, как брат
убитого адвоката Маркелова Михаил заявил, что ему
известны имена участников преступления.
Как следует из показаний одной из подруг Тихо-
нова (копия есть в распоряжении «Газеты.Ru»), еще
одним активным участником подполья был близ-
кий друг осужденного Алексей Коршунов по клич-
ке Коршун. «Всегда крайне скрытный и нелюдимый
одиночка» сейчас разыскивается по обвинению
в убийстве судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, рас-
сматривавшего дела националистов.
Как минимум двое подпольщиков живут на Укра-
ине: некий Вадик, которого Хасис вспоминала после
того же заявления Маркелова-старшего, и Моня —
его националисты звали «дизайнером из Киева».

39
Еще одного знакомого Тихонов не называл по
имени — только Товарищем Капитаном. У него жи-
вущий на нелегальном положении Тихонов покупал
патроны: «Хочу сделать заказ Товарищу Капитану на
пээмовские патроны, на парабеллумовские и акаш-
ные. Надо, чтобы он Студенту передавал, а Студент
сразу тебе», — говорил он, обращаясь к Хасис. Сту-
дентом националисты называли сторонника легаль-
ного национализма Горячева.
«Все эти люди, предположительно, являются
частью одной подпольной структуры, они могли со-
вместно планировать и совершать обсуждаемые
Тихоновым и Хасис убийства. Насколько тесно они
связаны с легальными националистами — сейчас вы-
ясняют следователи. Они хорошо конспирировались,
сейчас неизвестно не только местонахождение мно-
гих, но и имена», — рассказал источник «Газеты.Ru»
в силовых структурах.
Вопрос взаимодействия с легальными национа-
листами для подпольщиков Тихонова и Хасис одно-
значно не был решен: с одной стороны, Хасис гото-
вилась обеспечивать безопасность концерта групп
«Коловрат» и «Хук справа» и даже получила пред-
ложение возглавить службу безопасности «Русского
образа». С другой стороны, подпольщики не одобря-
ли отказ некоторых единомышленников от участия
в насильственных акциях: «Непонятно, чего Опер
(Сергей Голубев из группировки Blood & Honour/
Combat18) не делает нормальные дела? Что ему
легальные темы, бред, на хера они ему дались?» —
возмущалась Хасис.

На поводу у радикалов
Как показывает история организаций — пред-
шественниц «Русского образа», любое легальное на-
ционалистическое движение в современной России
в конечном итоге становится заложником собствен-
ных радикальных сторонников, что в итоге приводит
к его закрытию. Одним из наиболее показательных
является пример «Национал-социалистического об-
щества» (НСО). Организация была создана в 2004 году

40
бывшим помощником депутата Госдумы Дмитрием
Румянцевым. Несмотря на признаки экстремистской
направленности — знамена со свастикой, боевые тре-
нировки с оружием, теория расового и национально-
го превосходства русских как титульной нации, — до
2010 года НСО была легальной организацией, хотя
и не регистрировалась официально. Именно за то,
что «Национал-социалистическому обществу» мно-
гое разрешали, в правом движении их заподозрили
в сотрудничестве с действующей властью и силовы-
ми структурами.
«К становлению НСО ни администрация пре-
зидента, ни какое-либо другое околокремлёвское
движение или властная структура никогда никакого
отношения не имели», — основатель НСО Румянцев
в интервью «Газете.Ru» отвергает такого рода ут-
верждения. Он объясняет лояльность властей и бес-
препятственное развитие НСО тем, что «мы ходили
по лезвию, но закон не нарушали»: знамя со свасти-
кой на массовых мероприятиях заменяли похожим,
но с аббревиатурой НСО, тренировались не с бое-
вым оружием, а с копиями-«духовушками», «хайль
Гитлер» на публике не кричали. Рядовые силовики
национал-социалистам действительно симпатизи-
ровали, подтверждает Румянцев: «Практически по-
сле каждого митинга, на котором я выступал, ко мне
подходил кто-нибудь из милиционеров, присланных
наблюдать за происходящим, и выражал солидар-
ность с нашими идеями, направленными на оздо-
ровление нации и страны».
Так или иначе, но до 2007 года у НСО не было
проблем ни с властями, ни с правоохранительными
органами: общество выдвигало своих членов канди-
датами на региональных выборах (правда, не выи-
грывало), участвовало в «Русском марше» и собствен-
ных митингах, издавало газету «НСО Корпус».
Первый раскол у ультраправых произошел после
ареста Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак
из так называемого творческого объединения «Фор-
мат 18», выкладывавшего в сеть ролики об убийствах
и избиениях неславян. В 2008 году покинуть НСО

41
пришлось его основателю Румянцеву. «Румянцев
трусит, он не хочет сесть в тюрьму, вот и призывает
к легальной деятельности», — говорили о нем
бывшие соратники, решившие вместо митингов
и тренировок в условиях, приближенных к боевым,
перейти к «прямому действию» — насильственным
преступлениям. Лидером НСО, уходящего все глубже
в подполье, стал Максим Базылев по кличке Адольф.
Его ближайшим соратником — Лев Молотков из Сер-
гиева Посада.
Аресты радикалов начались в том же 2008 году.
Одним из первых за решеткой оказался Молотков,
в 2009 году за ним последовал Базылев и еще более
десятка человек.
На счету группировки, большинство участников
которой входили в региональное подразделение
«НСО-Север», 27 убийств, грабежи, поджоги торго-
вых палаток, подготовка теракта на Загорской ГАЭС,
утверждает гособвинение.
Сейчас группировку Молоткова судят в Москов-
ском окружном военном суде (МОВС), до вынесения
приговора остались считанные недели. Базылев до
процесса не дожил: в 2009 году он покончил с собой
в изоляторе. В феврале 2010 года уже развалившуюся
и фактически не существующую организацию НСО
признал экстремистской Верховный суд.
Долгое время просуществовавшие в легальном
поле «Славянский союз» (СС) и «Движение против
нелегальной иммиграции» (ДПНИ) тоже были запре-
щены в 2010 и 2011 годах соответственно из-за пре-
ступлений их членов.
Эти движения в отличие от того же «Русского об-
раза» всегда придерживались достаточно радикаль-
ной идеологии. «Славянский союз» пропагандирует
«идеи национал-социализма, схожие с идеологией
фашистской Германии», отметил в своем решении
о запрете организации в апреле 2010 года Мосгор-
суд. Прокуратура же, требуя запрета СС, ссылалась на
многочисленные уголовные дела о насильственных
преступлениях, в которых фигурируют члены «Сла-
вянского союза». Так, за нападение на антифашистов

42
Егора Томского и Александра Рюхина на окраине
Москвы были осуждены активисты организации Ва-
силий Реутский и Андрей Анциферов по кличке Ци-
фер. Николай Королев (в правых кругах его называют
Николой Королевым), осужденный на пожизненное
заключение за взрыв Черкизовского рынка, тоже
входил в «Славянский союз».
По схожим мотивам запретили и ДПНИ: члены
региональных ячеек движения оказались замешаны
в насильственных и экстремистских преступлениях.
В январе 2011 года в подмосковном Протвино начал-
ся суд над группой членов ДПНИ, которые обвиня-
лись в избиении и убийстве мигрантов. Лидер мест-
ного отделения организации Илья Бойдаков осужден
на 5 лет условно, суд над остальными членами груп-
пы продолжается. В декабре 2010 года в Кирове руко-
водитель местной организации ДПНИ Иван Михеев,
а также два его соратника были признаны виновны-
ми в возбуждении ненависти и вражды, унижении
человеческого достоинства и публичном оправдании
терроризма. Они получили условные сроки. В это же
время в Туле шло рассмотрение дела активистки
ДПНИ Нины Зенковой, обвиняемой в распростране-
нии экстремистской литературы и возбуждении не-
нависти.

«Либо разгонят, либо прикроют для лучших времен»


Вероятно, из-за вскрывшихся связей с радикала-
ми «Русскому образу» теперь уготована судьба НСО
и других запрещенных организаций. Из-за показа-
ний Горячева, которые тот дал на Тихонова, автори-
тет «Русского образа» в ультраправой среде сейчас
стремится к нулю, говорит лидер «Нации свободы»
Попков. «Думаю, власти сейчас тоже думают, что де-
лать с «Русским образом», понимая, что опыт полу-
чился более чем неудачный и что под прикрытием
интеллигентной организации выросла прослойка
профессиональных боевиков и революционеров.
Либо разгонят, либо запретят до лучших времен», —
считает экс-нацбол. Бывший лидер НСО Румян-
цев считает, что организацию Горячева тоже ждет

43
скорый запрет в Верховном суде: «Если судить по
логике власти, которая закрывает те организации,
которые и так уже почти умерли, то РО должны за-
крыть, ибо она уже почти умерла».
Бывший генерал КГБ, а сейчас член Совета по
внешней и оборонной политике России Владимир
Рубанов считает произошедшее с «Русским образом»
вполне предсказуемым.
«Да, информация такая (о том, что «Русский об-
раз» курируют власти. — «Газета.Ru») действительно
есть. Спецслужбы самых разных государств, вклю-
чая Россию, безусловно, ведут агентурную работу
в каких-то идеологических объединениях, чтобы
оберегать конституционный строй. Но, когда госу-
дарство вмешивается в дела общественной органи-
зации, начинает подкармливать и использовать для
каких-то задач, это заканчивается плохо», — сказал
он «Газете.Ru».
Видимо, говорит Румянцев, после закрытия НСО
власти решили «выпустить пар при помощи «Русско-
го образа», но не учли, что туда «побежали те же са-
мые радикалы».
Вероятно, попытки собрать на виду радикальных
националистов будут предприняты государством
еще не раз. На первых порах «те, кто за нелегаль-
ность», в нее точно не пойдут, уверен экс-лидер НСО.
Правда, говорит он, как только движение станет
крупнее, авторитетнее и будет получать неплохое
финансирование, «в него полезут и радикалы». И га-
рантий, что новые умеренные лидеры будут автори-
тетнее своих радикальных соратников, нет.

Григорий Туманов, Елена Шмараева

44
45
46
common place
издательская инициатива/
волонтерский DIY-проек т

Наши книги всегда можно купить в независимых магазинах


«Фаланстер», «Все свободны», «Смена», «Йозеф Кнехт», «Мы»,
«Циолковский», а также заказать с доставкой на сайте
www.libroroom.ru
Больше информации о проекте: vk.com/common_place

Ликвидация БОРНа

В книге использованы материалы изданий «Лента.ру»,


«Газета.ру» и «esquire.ru»

Подписано в печать 19.01.2015


Формат 80×100/32
Заказ № 161

Издательская инициатива «Common place»


commonplace1959@gmail.com

Отпечатано в типографии «Буки Веди»

47
48