Вы находитесь на странице: 1из 5

Центральным вопросом “Антигоны”, по моему мнению, является вопрос о силе законов,

созданных людьми и законов божественных: может ли человек свое желание, пусть даже оно
продиктовано интересами государства, поставить выше божественной воли? Но меня в этой
трагедии заинтересовал другой, возможно, тривиальный вопрос — является ли поведение
Антигоны доказательством равенства полов?

Трагедия начинается с диалога сестёр — Исмены и Антигоны. Антигона, помня о просьбе


своего брата Полиника (“Родного брата не лишайте чести: / могильный холм насыпьте надо
мной”1), принимает решения ослушаться приказа Креонта, запретившего чтить Полиника
погребением. Исмена выступает против решения Антигоны и произносит очень
примечательные слова: “Мы женщинами рождены, и нам / С мужчинами не спорить —
помни это. / Над нами сильный властвует всегда, / Во всем — и в худшем — мы ему
покорны”2. Эта реплика не только раскрывает характер Исмены, но и отражает
представление греков о положении женщины в обществе. (А Антигона тогда не вписывается
в это «представление греков»?)

Схваченная у тела брата стражниками Креонта Антигона не отрицает, что ослушалась


приказа и даже больше, она обвиняет царя в том, что он нарушает “закон богов” 3. Из
дальнейшего разговора Креонта с Антигоной становится понятно, что мирное решение этого
спора невозможно. И не столько потому, что царь убежден в собственной правоте, а потому,
что именно женщина выступает против его воли. Если Креонт разрешит Антигоне
захоронить брата, он признает свою неправоту и мудрость девушки. Но такие реплики
Креонта, как: “Она была б мужчиной, а не я, / Когда сошло б ей даром своеволье”; “Не дам я
женщине собою править”; “Нам следует поддерживать законы, / И женщине не должно
уступать. / Уж лучше мужем буду я повергнут, / Но слыть не стану женщины рабом” 4,
показывают, что признание правоты женщины стало бы для Креонта страшным унижением.
И даже когда против царя выступает его сын, Креонт остается не приклонен, считая, что
последний просто подчинился желаниям Антигоны, своей невесты (“Не подчиняйся ж
прихоти, не жертвуй / Рассудком из-за женщины, мой сын”; “О нрав преступный, женщине
подвластный!”5).

1 Софокл. Эдип-царь: трагедии. Эдип в Колоне. пер. с др.-гр. С. В. Шервинского. — СПб.: Азбука, 2016.
с.
2 Там же с. 173
3 Там же с. 189-190
4 Там же с. 190-200
5 Там же с. 199; 203
Чтобы понять, почему действия Антигоны необычны, даже вызывающи, и почему Креонт с
таким презрением относится к наставлениям женщины нужно обратиться к истории и
посмотреть, какое положение занимал женщины в Греческом обществе. Ганс Лихт (1875-
1929) в книге “Сексуальная жизнь в древней Греции” 6 пишет, что совершенно не правильно
говорить о неуважительном отношении греков к женщинам. Напротив, греки почитали
женщин-матерей, и в рождение ребенка видели достижение цели женского существования.
Отрицая приниженное положение гречанок, Лифт пишет, что греки лишь “заключали
женщину в те границы, которые были обусловлены для неё самой природой” 7. По-другому
положение женщин в древней Греции видит Симона де Бовуар (1908-1986), автор книги
“Второй пол”8. По мнению Симоны, “в течение всей жизни она[гречанка] поражена в правах;
она находится под опекой либо отца, либо мужа… все они — её хозяева, которые
распоряжаются ею как товаром.”9 Доказывая свою позицию, Самона приводит в пример
фрагменты греческой литературы, убеждающие нас в призрении греков к женщинам. Так, у
Геродота: “Верит поистине вору ночному, кто женщине верит”10. Или у Аристофан в
комедии ”Лисистрата” на просьбы жен рассказать о государственных делах мужья отвечают:
“Что за дело тебе? Ты молчи себе знай… Принимайся за пряжу скорее! А не то берегись,
заболит голова”11.

Мнение Лихта консервативно. Живя в начале 20 века, он воспринимает различие в правах


женщин и мужчин, как нечто абсолютно нормальное. В то же время Симона придерживается
мнения более современного: нельзя ограничение свободы и ущемление прав компенсировать
почтением за выполнение биологической функции деторождения. Эти две точки зрения —
Симоны де Бовуар и Ганса Лихта — как мне кажется, подтверждают, что к женщинам
относились как к объекту обожания (в каком сысле???), без которого невозможно было бы
продолжение человечного рода. Но нельзя говорить о том, чтобы женщины могли наравне с
мужчинами предлагать идеи, высказывать мнение, и, тем более, спорить с противоположным
полом. Так, Перикл пишет: “Та женщина заслуживает высочайшего уважения, о которой
меньше всего говорят среди мужчин в порицание или в похвалу” 12, а согласно Ксенофонту
жена и муж абсолютно чужды друг к другу, и последний никого не спорит (посмотрите его
«Домострой!») мнение своей супруги: “Есть ли кто, с кем ты меньше разговариваешь, чем с
женой? - есть, но немного”13.

6 Лихт Г. Сексуальная жизнь в Древней Греции. пер. с англ. В. В. Федорина. М.: КРОН-ПРЕСС, 1995.
400 с.
7 Там же с . 14
8 Бовуар С. де Второй пол. пер. с фр. И. Малаховой, Е. Орловой, А. Сабашниковой. — СПб.: Азбука,
2017. 928 с.
9 Бовуар С. де Второй пол. пер. с фр. И. Малаховой и др. — СПб.: Азбука, 2017. с. 113
10 Там же с. 116
11 Там же с. 116
12 Лихт Г. Сексуальная жизнь в Древней Греции. пер. с англ. В. В. Федорина. М.: КРОН-ПРЕСС, 1995. с.
18
13 Бовуар С. де Второй пол. пер. с фр. И. Малаховой и др. — СПб.: Азбука, 2017. с. 117
Возвращаясь к произведению Софокла, не могу не отметить каким смелым и отважным
предстает мне поступок Антигоны на фоне сугубо патриархального греческого общества. Но
действительно ли поведение Антигоны позволяет нам считать, что Софокл рассматривает в
трагедии проблему равенства полов и смелым поступком девушки доказывает
безосновательность презренного отношения мужчин к женщинам? С одной стороны Софокл
дал Антигоне роль выразителя желаний Богов, более того, в итоге Антигона оказалась права,
и Креонт признал свою ошибку. И это же время героиня выступает в защиту своей семьи, а
не государства или собственного убеждения. Она умирает, но защищает честь своего брата,
что показывает её смелым и преданным человеком. Но намного сложнее представить сюжет
древнегреческой трагедии, где девушка, проявляя такую же храбрость жертвует собой, но
уже не во имя брата, а ради государственных интересов или своих идей. Важен и плач
(“коммос”) Антигоны. Она не столько сожалеет о том, что лишается жизни будучи молодой,
сколько о том, что схватили её “безбрачную… младенца не кормившую” 14. Из этого мы
можем заключить, что смысл её жизни - стать женой и продолжить род.

И все-таки я полагаю, что Софокл совершенно не случайно называет свою трагедию в честь
Антигоны, и не случайно так много раз повторяет Креонт, что боится стать рабом женщины,
а в итоге из-за упрямства теряет всю свою семью и в конце признает неправоту. Но почему
так отважно поступает Антигона, хотя рядом её сестра, к которой Полиник обратился с той
же просьбой ведет себя так, как и подобает женщине в греческом обществе? Чтобы ответить
на этот вопрос нужно обратиться к биографии Антигоны. Будучи и дочерью, и сестрой
своего отца Антигона понимала, что немногие согласиться взять её в жены. Еще Эдип - её
отец, как только узнал о страшном кровосмешении, сказал: “Когда же вы войдете в брачный
возраст, / О, кто в ту пору согласится, дочки, / Принять позор, которым я отметил / И вас, и
вам суждение потомство” и в отчаянье предрек: “Такого не найдется. / Безбрачными увянете
сироты”15. Но не только это беда отличает её от других девушек. В отличие от Исмены,
оставшейся с братьями в Фивах, Антигона отправилась скитаться с отцом. Всю свою юность
она провела не в окружении сверстниц, а с Эдипом, не зная влияния женского окружения и
выступая в роли защитника и поводыря слепого и немощного старца. Осознавая тяжесть
положение двери ??? Эдип восклицает16:

Вот так и вы: кому трудится надо, —


Как девушки, сидят в своих домах,
А вам за них приходится страдать
Со мною, несчастливцем!
(указывая на Антигону.)
Вот она:
Едва из детства вышла и окрепла,
Со мной, злосчастным, бродит по дорогам —
Все старца водит. По лесам глухим
Бредет со мной, голодная босая,
И ливень терпит, и палящий зной,
И не мечтает о домашнем крове,

14 Софокл. Эдип-царь: трагедии. Антигона. пер. с др.-гр. С. В. Шервинского. — СПб.: Азбука, 2016. с.
210
15 Софокл. Эдип-царь: трагедии. Элип-царь. пер. с др.-гр. С. В. Шервинского. — СПб.: Азбука, 2016.
с.75-76
16 Софокл. Эдип-царь: трагедии. Эдип в Колоне пер. с др.-гр. С. В. Шервинского. — СПб.: Азбука, 2016.
с.97
С одной заботой — пропитать отца.

Приводя этот фрагмент, я имею ввиду особую его важность для понимания персонажа. Мы
видим, что те испытания, которые довелось преодолеть Антигоне, во многом схожи с теми,
что юноши преодолевают во время учения или на войнах. Именно в этом, по моему мнению,
объяснение маскулинного поведения героини: из-за различия воспитания и отношений к
девочкам и мальчикам происходит различие в их интересах, стремлениях и желаниях.

Эта идея соответствует одной из важнейших идей Симоны де Бовуар, ставшей обоснованием
несправедливости гендерной дискриминации в книге “Второй пол”. По мнению Симоны,
“различие между мужчиной и женщиной создано не природой, а воспитанием и теми
общественными условиями, в какие поставлены женщины” 17. То воспитание, которое
получают девочки и делает их неравными, низшими. Оно порождает такие пороки и
негативные качества, как зависть, ревнивость, нарциссизм, лень, за которые в последствие их
и презирают мужчины и которые служат обоснованием неспособности женщин занимать
высокие посты, работать наравне с мужчинами. Пока девочек наряжают в неудобные,
стесняющие движения платья, превращая из активного ребенка, из субъекта, готового
исследовать мир, в пассивный объект, куклу, не способную к активному действию; пока ей
не позволяют “обрести свою трансцендентность” (что это значит?) , запрещая драться и
вести себя “вызывающи, по-мальчишески”, заставляют сидеть дома, помогать маме или
возиться с ребёнком-куклой, никогда женщина не сможет “выйти за пределы означенного ей
мужчинами более низкого в сравнении с ними уровня”18.

И хотя в своей работе Симона не приводит в пример “Антигону”, мне кажется, эта трагедия
иллюстрируют главную идею “Второго пола”— девушки не рождаются неравными юношам,
общество воспитывает их как неравных.

Итак, мы видим, что Антигона, совершив этот смелый поступок, вышла за очерченные
обществом рамки поведение женщины. Как было доказано выше, сделала она это благодаря
тем испытаниям, что пришлось ей преодолеть в юности. Те же характерно женские черты её
поведения, на которые иногда акцентирует внимание Софокл (к примеру, понимание
Антигоной под целью своей жизни выход замуж и рождение ребенка), как мне кажется,
можно объяснить тем, что какое-то время Антигона все-таки провела в окружении матери и
других женщин. Позже лишившись их влияния, она уже имела представление о роли
женщины. Но по-моему, это лишь подтверждают выше изложенную идею — именно
общество делает неравными женщин и мужчин. 

17 Бовуар С. де Второй пол. пер. с фр. И. Малаховой и др. — СПб.: Азбука, 2017. с. 903-922
18 Бовуар С. де Второй пол. пер. с фр. И. Малаховой и др. — СПб.: Азбука, 2017. с. 438, 762-799
Литература

1. Бовуар С. де Второй пол. пер. с фр. И. Малаховой, Е. Орловой, А. Сабашниковой. — СПб.:


Азбука, 2017. 928 с.
2. Лихт Г. Сексуальная жизнь в Древней Греции. пер. с англ. В. В. Федорина. М.: КРОН-
ПРЕСС, 1995. 400 с.
3. Софокл. Эдип-царь: трагедии. пер. с др.-гр. С. В. Шервинского. — СПб.: Азбука, 2016. 384
с.