Вы находитесь на странице: 1из 27

ВВЕДЕНИЕ

Наследования известно всем современным правовым системам, и одно


это обстоятельство свидетельствует о его важности и необходимости,
продиктованной требованием обеспечения законных интересов не только
отдельных лиц, но и общества в целом. В современных условиях посредством
наследования имущество наследодателя, его имущественные права и
обязанности, некоторые личные неимущественные права становятся
неизменным достоянием наследников, сохраняя тем самым неразрывную связь
между поколениями людей и укрепляя частную собственность граждан.
Последнее приобретает особую ценность, поскольку подобным образом
наследование опосредованно способствует стабилизации и развитию
гражданского оборота.
Поскольку практически каждый человек может стать наследником
(получая завещанное или перешедшее к нему по закону имущество своего
родственника) и / или наследодателем, наследственное право, бесспорно, имеет
огромное значение.
Значительное расширение торгово-экономического, научно-технического
и культурного сотрудничества государств в последние годы сопровождается
повышением роли международного частного права, а также вызывает
необходимость детальной теоретической и практической разработки его
институтов.
Перемещение населения из одной страны в другую, в связи с
расширением всесторонних связей между государствами, влечет за собой
возникновение различного рода правоотношений, в числе которых
значительное место занимают наследственные отношения, осложненные
иностранным элементом.
Иностранный элемент в наследственных отношениях проявляется в том,
что наследодатель, все наследники или некоторые из них могут быть
гражданами различных государств, проживать в разных странах, а также
наследуемое имущество может находиться в разных государствах.
Актуальность изучения коллизионных вопросов, связанных именно с
наследованием по закону, проявляется в том, что большинство людей не только
в Республике Беларусь, но и в других странах не оставляет завещания, и
поэтому чаще приходится прибегать к наследованию по закону. Но даже, если
наследодатель оставил завещание, оно может быть оспорено его наследниками,
и, в случае признания его недействительным, имущество завещателя также
будет распределяться по нормам о наследовании по закону.

3
Коллизии законодательств в сфере наследственного права возникают
тогда, когда отдельные вопросы наследования получают неодинаковое
закрепление в праве различных стран. Применительно к наследованию по
закону коллизии возникают при определении круга законных наследников и
порядка их призвания к наследству, различий в правовом регулировании
наследования движимого и недвижимого имущества, при приобретении
государством выморочного имущества и т. д.
Коллизионные вопросы наследования по закону привлекают внимание
также в связи с необходимостью дальнейшего совершенствования правового
регулирования, регламентации этой области общественных отношений
посредством воплощения единых путей решения различных проблем,
возникающих в рамках этого процесса.
Цель представленной курсовой работы – исследовать теоретические и
практические аспекты наследственных прав иностранцев в Республике
Беларусь и наследственных прав белорусских граждан за границей, с точки
зрения современного международного права, коллизионно-правовове
регулирование наследственных отношений международного характера. В
соответствии с определенной целью в данной работе были поставлены и
решены следующие задачи:
1. Рассмотреть общие положения о наследовании.
2. Исследовать основные аспекты наследования в международном
праве
3. Изучить наследственные права иностранцев в Республике Беларусь.
4. Рассмотреть наследственные права белорусских граждан за
границей.
5. Изучить коллизионное регулирование наследственных
правоотношений международного характера.
Объектом исследования представленной курсовой работы является
процесс наследования с точки зрения современного международного права.
Предметом исследования данной курсовой работы выступают практические
аспекты (основные положения) наследования иностранцев в Республике
Беларусь и основные аспекты наследования белорусских граждан за границей, а
также правовое регулирование и разрешение проблем наследственных
отношений с иностранным элементом.
Исследование выбранной темы – «Наследование в международном
частном праве. Особенности применения коллизионных норм» осуществлялось
при помощи следующих методов: метод всестороннего познания предмета и
объекта исследования работы, метод анализа полученных знаний и материалов,
сравнительно-правовой метод, системный метод, структурно-функциональный

4
метод, метод формально-логического исследования, метод обобщения
полученных материалов по изученной теме.
В правовой литературе выбранная тема освещена достаточно широко. Так
теоретической основой представленной работы выступили научные труды
таких авторов, как К.А. Бекяшев, М.М. Богуславский, Л.А. Лунц, В.Г. Тихиня и
др. Законодательной основой работы выступают – Гражданский кодекс
Республики Беларусь, законы, международные договоры, иные нормативные
правовые акты, регулирующие эту сферу правоотношений.
Поставленные цели и определенные задачи обусловили структуру
представленной работы. Курсовая работа состоит из введения, основной части
и заключения, включает список использованных источников. Данная работа
изложена на 29 страницах, для написания использовано 19 научных
источников.

5
ГЛАВА 1. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В
МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

1.1 Общие положения о наследовании с иностранным элементом

Наследование, являясь одним из центральных институтов гражданского


права, получило закрепление в национальном законодательстве большинства
государств.
Под наследованием понимается переход в установленном законом
порядке имущественных и некоторых личных неимущественных прав и
обязанностей гражданина (наследодателя) к другим лицам (наследникам).
Наследование может осуществляться по завещанию и по закону [1, с. 250].
Иностранный элемент в наследственных отношениях проявляется в том,
что: наследодатель, все наследники или некоторые из них могут быть
гражданами различных государств, проживать в разных странах; наследуемое
имущество моет находиться в разных государствах; завещание может быть
составлено за границей и т. д.
Регулирование отношений по наследованию между различными
государствами было известно еще в глубокой древности. В Киевской Руси
Договор князя Олега с греками 911 г. применительно к русским, находящимся
на службе в Греции у греческого царя, предусматривал следующее. «Если кто
из них умрет, не завещав своего имущества, а своих родственников у него в
Греции не будет, то пусть возвратят все его имущество ближайшим
родственникам на Руси. Если же он составит завещание, то пусть тот, кому он
написал распоряжение наследовать имущество, возьмет имущество и наследует
в нем». Соответствующие положения предусматривались и в договорах
Новгорода и Пскова с Ганзейским союзом [2, с. 354].
Основным источником регулирования в этой сфере международного
частного права в современных условиях является внутреннее законодательство
государств и универсальные международные конвенции в области
наследования. Во многих государствах мира в области наследования при
наличии иностранного элемента существенное значение имеет наряду с
законодательством судебная практика (особенно в странах англо-американской
системы).
Разнообразие практики в этой области и сложности, возникающие при
разрешении конкретных наследственных дел, объясняются значительными

6
различиями, которые есть во внутреннем законодательстве в области
наследственного права [3, с. 441-442].
В мировой юридической доктрине и практике принято выделять два
основных подхода к определению сущности наследования: 1) в странах
континентального права наследование понимается как разновидность
универсального правопреемства [4, с. 76]. Такая квалификация восходит к
классическому римскому праву, где в лице наследника видели продолжение
юридической личности наследодателя [5, с. 222]; 2) в странах «общего права»
наследование понимается как распределение имущества умершего между
лицами, указанными в законе и/или завещании [4, с. 76].
Это проявляется и в том, что в разных странах неодинаково определяется
круг наследников по закону и по завещанию; устанавливаются различные
требования, предъявляемые к форме завещания; существуют различные
системы распределения наследственного имущества и т. д.
При наследовании по закону в самом законе конкретно
предусматривается, кто является наследником и в какой очередности
призывается к получению наследственного имущества.
Так, наследниками первой очереди в одних странах являются дети,
переживший супруг и родители умершего. К категории наследников второй
очереди относятся братья и сестры умершего. Сначала призываются к
наследованию наследники первой очереди. Если таких нет, то призываются
наследники второй очереди. К числу наследников по закону относятся также
нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного
года до его смерти. Эти наследники наследуют наравне с наследниками той
очереди, которая призывается к наследованию.
В других странах круг наследников может быть более широким
(например, наследником признается племянник умершего) или более узким,
может не быть деления наследников на очереди и т. д.
Точно так же обстоит дело и с наследованием по завещанию. В
большинстве стран завещание должно быть составлено в письменной форме и
удостоверено в определенном порядке, например у нотариуса. В некоторых же
странах допускается составление завещания в так называемой олографической
форме, то есть написанным собственноручно наследодателем, и не требуется,
чтобы оно было удостоверено. По законам одних государств нельзя в
завещании ограничить права какой-либо категории наследников. В других же
странах в завещании может быть установлен ряд условий наследникам для
получения наследства [6, с. 527].
В практике Инюрколлегии, например, был случай, когда английская
гражданка составила в Англии завещание, по которому она завещала
имущество своей сестре – советской гражданке, проживающей в Москве, при
7
условии, что наследница приедет в Лондон не позднее чем через десять лет
после ее смерти. Как понять это условие: обязана ли она для получения
наследства приехать в Англию на постоянное жительство, как утверждали
английские юристы, или должна просто приехать в Англию на
непродолжительный срок, чтобы получить там наследственное имущество? Это
дело было предметом разбирательства в суде, который решил, что в завещании
не имелось в виду, чтобы наследница вообще переехала на жительство в
Англию, а имелся в виду только ее приезд в Англию для получения имущества.
При решении подобных проблем прежде всего возникают вопросы о
праве, подлежащем применению: следует ли применять закон места
нахождения имущества или закон места составления завещания и т. д.
Законодательство и практика государств решают эти вопросы различно. В
Великобритании и США проводится разграничение между наследованием
недвижимого имущества и наследованием движимого имущества. К
наследованию недвижимого имущества применяется закон места нахождения
недвижимости, а к наследованию движимого имущества — закон последнего
домицилия наследодателя, то есть закон его местожительства. Согласно
правилам французского гражданского кодекса, находящиеся во Франции
недвижимости подчинены французскому закону, то есть закону страны их
места нахождения. Что же касается движимостей, то в отношении их в
судебной практике применяется обычно личный закон наследодателя, под
которым понимается закон домицилия.
В ФРГ, в отличие от системы, принятой в Великобритании, США и
Франции, исходным является принцип единства наследственного имущества. И
к движимому, и к недвижимому имуществу применяется закон гражданства
наследодателя.
Из принципа единства наследственного имущества, к которому подлежит
применению закон гражданства наследодателя, исходят Закон о
международном частном праве Венгрии 1979 года, Закон о международном
частном праве Польши 1965 года, Закон о международном частном праве и
процессе Чехословакии 1963 года. В КНР в отношении движимого имущества
должен применяться закон места проживания наследодателя в момент его
смерти, а в отношении недвижимого имущества — закон места нахождения
имущества (ст. 149 Общих положений гражданского права КНР 1986 г.) [3,
с. 442-443].

8
1.2 Субъектный состав наследственных правоотношений
международного характера

К числу наследников по закону относятся в первую очередь ближайшие


родственники наследодателя. Их круг и очередность призвания к наследству в
разных странах не одинаковы.
По романской системе, используемой в Бельгии, Италии, Франции и
некоторых других странах, в основу классификации наследников по закону
положена система разрядов, разделяющих кровных родственников в
зависимости от их предполагаемой близости к наследодателю на четыре
группы (разряда): 1) нисходящие (дети, внуки, правнуки и т.д.); 2) родители,
братья, сестры и их нисходящие родственники; 3) дед, бабка, прадед, прабабка
и т.д.; 4) остальные родственники до шестой степени родства (дяди, тетки,
двоюродные братья и сестры и т.д.).
Переживший супруг не включается ни в один из разрядов. Однако он
имеет право пожизненного пользования определенной частью наследственного
имущества.
В Австрии, Германии, Швейцарии и некоторых других странах для
определения очередности призвания к наследованию по закону используется
система парантелл [7, с. 258].
Основное отличие системы парантелл от романской системы состоит в
том, что внутри каждой парантеллы степень родства с наследодателем не имеет
существенного значения.
Первая парантелла включает самого наследодателя и его нисходящих,
вторая – родителей наследодателя и их нисходящих, третья – деда и бабку и их
нисходящих, четвертая – прадедов, прабабок и их нисходящих и т.д.
В Германии число парантелл не ограничивается, в результате чего
наследниками по закону здесь могут стать самые дальние родственники. В то
же время в Швейцарии наследники по закону объединены только в три
парантеллы. Родственники, входящие в состав четвертой парантеллы, получат
только узуфрукт на имущество наследодателя.
Родственники призываются к наследованию по парантеллам.
Наличие родственников в предшествующей парантелле устраняет от
наследования все последующие парантеллы. Внутри первой парантеллы
имущество делится поровну между детьми наследодателя. Остальные
нисходящие наследуют по праву представления. Внутри второй парантеллы
наследство делится поровну между родителями наследодателя. Внутри третьей
парантеллы и последующих парантелл действуют аналогичные правила:
9
восходящие имеют преимущество перед нисходящими и отстраняют их от
наследования.
Переживший супруг не входит ни в одну из парантелл, но в отличии от
романской системы пользуется более широкими наследственными правами. Он
призывается к наследованию наряду с родственниками, входящими в состав
первых трех парантелл. Если переживший супруг призывается к наследованию
вместе с первой парантеллой, то он имеет право на четверть имущества; со
второй – на половину (в Германии) и на четверть (в Швейцарии); с третьей
парантеллой – на половину имущества. При отсутствии наследников первых
двух парантелл, а также деда и бабки к пережившему супругу переходит все
наследственное имущество.
В странах англо-американской системы право на имущество
наследодателя сначала переходит на праве доверительной собственности к так
называемому личному представителю умершего, который наследникам
передает наследственное имущество, оставшееся после расчета с кредиторами.
Англо-американским правом предусмотрено два способа назначения
личного представителя умершего: 1) представитель, который назначается судом
(администратор); 2) представитель, который указывается самим
наследодателем в завещании и утверждается судом.
Личный представитель умершего управляет наследственным имуществом
в режиме доверительного собственника. Он удовлетворяет претензии
кредиторов, распределяет наследственное имущество между наследниками,
предоставляет по требованию суда отчет о совершенных действиях и т.д.
В англо-американской системе права переживший супруг при
наследовании занимает привилегированное положение. Размер его доли в
наследственно имуществе зависит от того, оставил или нет наследодатель
нисходящих, родителей, братьев и сестер. При их наличии переживший супруг
имеет право на получение фиксированной денежной суммы. Кроме того, он
получает в пожизненное пользование половину остального имущества
наследодателя. Другая половина имущества переходит к нисходящим
наследодателя – детям и внукам. При определенных условиях (если у
наследодателя нет нисходящих, родителей, братьев и сестер) все
наследственное имущество переходит к пережившему супругу [8, с.250].

10
1.3 Международные договоры как средство регулирования
наследственных отношений

Среди международных договоров в данной области обращает на себя


внимание Гаагская конвенция о коллизиях законов относительно формы
завещательных распоряжений от 5 октября 1961 г. Конвенция включает
коллизионные нормы, устанавливающие выбор права для действительности
завещания [9, с. 156].
В зависимости от сложившейся ситуации Конвенция предполагает воз-
можность применения законодательства той страны, либо гражданством
которой лицо обладало к моменту составления завещания, либо где оно
преимущественно проживало. Конвенция 1961 г. допускает, что и
законодательство той страны, где постоянно находилось недвижимое
имущество, выступающее предметом наследования, также может оказаться
полезным при установлении компетентного правопорядка, хотя она
предполагает и иные варианты выбора права. В частности, разрешается
применение правопорядка той страны, с которой у лица имеется наиболее тес-
ная связь. Предположим, некое лицо проживает не менее пяти лет на
территории одного государства, но при этом остается гражданином другого
государства. В подобных обстоятельствах Гаагская конвенция 1961 г. позволяет
применять право другого государства [6, с. 529]. При этом указано, что
индивид имеет право выбора предпочтительной правовой системы (ст. 3) [10, с.
664].
Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме меж-
дународного завещания от 26 октября 1973 г. направлена на создание
единообразных материально-правовых норм, устанавливающих форму
завещания. Она содержит две группы требований для государств-участников.
Во-первых, такое государство вносит в свое законодательство правила
составления международного завещания, предусмотренные текстом Конвенции
1973 г. (Приложение 1), либо оно пользуется их переводом на официальный
язык данной страны. Вашингтонская конвенция 1973 г. допускает внесение
исправлений в правовые документы, чтобы обеспечить вступление в силу
Приложения к Конвенции. Во-вторых, договаривающиеся государства обязаны
создать институт уполномоченных лиц, которые будут действовать в
отношении международного завещания. За пределами государства функциями
таких лиц облечены консульские и дипломатические представители.
Согласно Вашингтонской конвенции 1973 г. завещание должно быть
собственноручно выполнено наследодателем и им же подписано.
11
Наследодателю вменяется в обязанность сделать об этом заявление в
присутствии двух свидетелей и уполномоченного лица. Свидетелям и
уполномоченному лицу не обязательно что-либо знать о содержании
завещания. В случае если наследодатель не в состоянии подписать завещание,
он оповещает об этом уполномоченное лицо (о чем делается запись в
завещании) и указывает, кто подпишет документ от его имени. При этом
наследодатель руководствуется правовыми предписаниями того государства, на
территории которого действует это уполномоченное лицо (ст. 3-5) [10, с. 671].
Приведенное многостороннее соглашение является серьезной гарантией
принципа свободы завещания. Оно создает условия для справедливой отмены
или изменения уже совершенного завещания. Однако Вашингтонская
конвенция зачастую не в состоянии разрешить те проблемы, которые
возникают уже после вступления завещания в силу. Поэтому ее следует
рассматривать в совокупности с другим документом – Гаагской конвенцией
относительно международного управления имуществом умерших лиц от 2
октября 1973 г. [11, с. 469].
Гаагская конвенция 1973 г. предусматривает учреждение
международного сертификата по установлению круга лиц, допущенных к
управлению имуществом умершего. Такой сертификат составляется
компетентным органом, как правило, судебной или административной
инстанцией в государстве – месте обычного проживания умершего в
соответствии со своим правом. Допускается также применение права той
страны, гражданством которой умерший обладал. Признание сертификата
производится путем простого оглашения. Возможна, правда, и иная форма
признания, когда решение об этом принимает компетентный орган [6, с. 534].
Акт признания сертификата предоставляет его владельцу право при простом
предъявлении принимать (равно как и добиваться принятия) любые защитные и
срочные меры в отношении наследуемого имущества со дня вступления
сертификата в силу и в течение всей процедуры его признания (ст. 10) [10,
с. 664].
Перечень универсальных многосторонних соглашений, действующих в
сфере наследования, завершает Конвенция о праве, подлежащем применению к
наследованию недвижимого имущества (совершена в Гааге 1 августа 1989 г.).
Этот документ мало отличается от Конвенции 1961 г. Он также предоставляет
возможность выбора права наиболее тесной связи для регламентации
правоотношений в сфере наследования недвижимого имущества.
Юридическое оформление подобного выбора осуществляется посредством
соответствующего заявления. Форма заявления и его содержание определяются
по законам той страны, где оно составляется (ст. 3, 4, 5 Конвенции). Данная
Конвенция разрешает и применение права другой страны, с которой у лица
12
имеется наиболее тесная связь (ст. 5). Вместе с тем Конвенция от 1 августа 1989
г. предполагает, что применение законов государства, с которым лицо —
участник правоотношений поддерживает реальную связь, возможно лишь
тогда, когда право этого государства не указывает, какими именно
нормативными актами следует руководствоваться.
Конвенция 1989 г. обладает и специфическими свойствами. В частности,
в ней утверждено, что представленные коллизионные принципы призваны
устанавливать действительность соглашения по наследованию как документа
особого рода, который определяет, когда возникают права на наследство, как
они изменяются или прекращаются (ст. 9-12) [6, с.534].
По Гаагской конвенции 1989 г. недопустимо возникновение
наследственных притязаний друг к другу у индивидов, находящихся под
юрисдикцией различных государств, если неясна очередность, в которой
осуществляется призыв к наследованию (ст. 13). Примечательна и другая
особенность этой Конвенции. Она провозглашает очевидную взаимосвязь
между правом государства, которому индивид хотел бы подчинить режим
наследования своего недвижимого имущества, и объемом этого имущества.
Заслуживает внимания также то, что Гаагская конвенция 1989 г. препятствует
возникновению негативных последствий влияния экономических, социальных
или политических мотивов [12, с.600].

13
ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ
НАСЛЕДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ С ИНОСТРАННЫМ
ЭЛЕМЕНТОМ

2.1 Выморочное наследство

Если после смерти иностранного гражданина или лица без гражданства, у


которого нет наследников ни по закону, ни по завещанию, остается какое-либо
имущество (выморочное имущество), оно переходит в казну. Таково общее
правило, свойственное всем правовым системам. Однако в этом случае сразу же
возникает вопрос: какому из двух или более, в зависимости от ситуации,
государств отойдет такое имущество: государству, гражданином которого
является данное лицо; государству, в котором оно было домицилировано; или
государству, на территории которого имущество находилось в момент смерти
лица? При этом можно предположить варианты, когда имущество будет
находиться на территории нескольких государств. Решение этой проблемы в
разных государствах опирается на различные принципы [1, с. 311].
Во Франции имущество иностранного гражданина переходит к
государству на основании принципа публичного порядка, суть которого
воспрепятствовать завладению иностранным государством таким имуществом,
если оно находится на территории Франции. Статья 773 алжирского ГК
содержит прямое правило о режиме выморочного имущества – оно
принадлежит государству. Алжирское государство, таким образом, приобретает
имущество не в порядке наследования, а в силу предписаний, действующих в
Алжире как территориальный закон.
В других государствах практика иная. Суды Бельгии, ФРГ, напротив,
применяют наследственный статут. В Австрии и США имущество переходит к
государству не в порядке наследования, а по праву «оккупации». Следует
сказать, что в известном смысле и Англия использует категорию
наследственного статута, несмотря на то что общая концепция перехода
выморочного имущества к государству обосновывается здесь с помощью
теории «оккупации». Согласно сложившемуся в Англии порядку, основанному
на судебной практике и доктрине, к выморочному имуществу в виде движимых
вещей, которое после смерти лица осталось в Англии, применяется закон
домициля: если лицо домицилировано в Англии – по ее правопорядку, если оно
домицилировано за границей, - по закону того государства, к праву которого

14
коллизионная норма страны домициля отсылает решение вопроса о том, как
переходит имущество в казну государства [11, с. 458].
Л. А. Лунц подчеркивает в связи с этим, что «решающее слово
принадлежит закону, которому подчинено наследование: если этот закон
квалифицирует переход выморочного имущества к государству как
наследование, то имущество переходит к государству, праву которого
подчинено наследование; если же закон считает, что при выморочности
имущества имеет место оккупация, то очевидно, что оккупирующим
государством может быть лишь то, на территории которого имущество
находится» [13, с. 359].
История знает примеры, когда цена вопроса о выборе соответствующего
правопорядка могла быть достигнута четырнадцатизначной цифрой. В этом
плане аиинтереснейшей выглядит иллюстрация, связанная с наследством
гетмана Полуботки, приведенная М.М. Богуславским. Павел Полуботка
был гетманом Украины при Петре I. После измены Мазепы новый гетман
потерял доверие царя, был арестован и заточен в Петропавловскую крепость,
где вскоре умер. Однако еще в 1720 г. он отправил со своим сыном Яковом в
Лондон почти все свое золото. Яков в сопровождении трех человек на
английской шхуне, которая вышла из Архангельска и благополучно доплыла до
берегов Англии, доставил туда бочонок с золотом. В Лондоне по поручению
отца он поместил золото (200 тысяч рублей) в банк Ост-Индской компании.
При этом были определены следующие условия: 4% годовых с нарастающими
процентами; срок хранения – до истребования самим гетманом, лицами, им
назначенными, или его наследниками. В XVIII веке никаких сведений о судьбе
золота Полуботки не поступало, однако в 1827 г. петербургская газета
«Сенатские новости» попыталась найти наследников гетмана, поместив
специальное объявление. Известно, что перед началом первой мировой войны в
Чернигове состоялось собрание многочисленных наследников гетмана, среди
которых был известный писатель В. Короленко. Война, а затем революция
помешали дальнейшим поискам наследников и ведению дела о получении
вклада. Шаги в этом направлении предпринимались в 1930 г. Затем в 1958 г.
Инюрколлегия при Московской коллегии адвокатов, ведущая наследственные
дела, пыталась разыскать активы Полуботки в английском банке и в
казначействе Англии, однако безрезультатно. По сведениям Книги рекордов
Гиннеса, полуботковский вклад в английском банке, с учетом оговорки о
реальности его существовании, может составить 32 триллиона долларов. На
получение вклада, как об этом свидетельствует один из пресс-релизов,
распространенных Представительством Украины при ООН, претендует и
украинское государство [3, с. 451].

15
2.2 Вопросы налогообложения в наследственных отношениях
международного характера

Налоги, взимаемые с наследства (interitance tax, в США – death tax),


распространены повсеместно. Законодательная практика различных стран
демонстрирует в этом вопросе общность взглядов, руководствуясь тем, что
налоги на наследство необходимы для покрытия затрат, понесенных
государством при вступлении наследника в права владения, а также на
возмещение похоронных и административных расходов. Общим критерием для
различных стран является установление взаимозависимости между режимом
налогообложения наследуемого имущества и налоговым статусом его
владельца. Исчисление налога для иностранцев и его уплата, как правило,
производятся на тех же основаниях, что и для отечественных граждан. Таким
образом, речь идет о предоставлении иностранцам национального режима
налогообложения.
Существуют два вида налогов, взимаемых с имущества, переходящего от
одного собственника к другому в порядке наследования. Один вид так и
именуется налогом с наследства. Другой относится к имуществу,
переходящему от одного собственника к другому в виде дара. Эти налоговые
платежи взаимоувязаны между собой, поскольку оба подлежат уплате с
имущества, право на которое переходит к новому владельцу не в результате
коммерческой сделки. Связующим компонентом является то обстоятельство,
что названные виды налогов имеют одинаковые ставки и порядок определения
облагаемой суммы [6, с. 450].
В США, Великобритании, Германии оба вида налога существуют
раздельно, причем налогообложение имущества, перешедшего в результате
наследования и дарения, осуществляется главным образом на центральном
(федеральном) уровне. Исключение из правила составляет Швейцария, где
налоги с наследств и дарений взимаются на уровне кантонов, что, несомненно,
приводит к появлению особенностей такого налогообложения на уровне
каждого из кантонов. Весьма парадоксальная ситуация сложилась в Канаде, где
действующим законодательством не предусмотрены ни налог с дохода,
составляющего предмет накоплений, ни налог на собственный капитал. В силу
этого ни на уровне правительства, ни соответственно на уровне администраций
провинций специальные налоги на наследство и на дарение не взимаются.
Налогообложение имущества, переходящего от одного собственника к другому
как в пределах семьи, так и вне ее, осуществляется посредством применения
налогов на доход.
16
Следует коснуться содержания трех основных элементов налога на
наследство — предмета (объекта) налогообложения, способа обложения
налогом и ставки налогообложения. Ответ на вопрос, что же составляет
предмет налогообложения по существу, уже приведен выше: это материальные
и нематериальные вещи, хотя перечень таких вещей отличается известным
разнообразием. Так, в США, Германии, Великобритании это недвижимость,
личная собственность, физически расположенная на территории этих
стран, валюта и неосязаемая личная собственность, которая включает в себя
долю от доходов в акционерном капитале компании, участие в товариществе
или доверительном фонде. В Германии к неосязаемой личной собственности
также относятся вклады в страховые компании, денежные средства, хранимые
на банковских счетах, а к личной собственности — ценные бумаги. В этой
стране налог с наследства взимается только с тех вкладов и тех средств, что
принадлежат физическим лицам.
Различают две формы взимания налога с наследств и дарений. Так, одним
государствам свойственно взимать налог с наследств и дарений со всего объема
стоимости наследуемого или предоставляемого в качестве дара имущества
(estate-type). Отчасти этот тип налогообложения нашел применение в
Великобритании, Северной Ирландии и США. В этих государствах в целях
расчета налога на первой стадии устанавливают налог с суммарной стоимости
имущества умершего. Далее рассчитывают предварительный налог с оценочной
стоимости налогооблагаемого имущества и суммарной стоимости
налогооблагаемого дарения, не включенного в общую стоимость
собственности.
В иных странах налогом облагается только доля каждого получателя
имущества (inheritance-type). Непосредственно размеры налоговых платежей с
имущественных и земельных долей, переходящих в порядке наследования или
дарения, исчисляются исходя из их стоимости. Необходимым условием
налогообложения доли наследуемого или переходящего в порядке дарения
имущества является документальное подтверждение наличия долевой
собственности наследодателя или дарителя [14, с. 312].
Ставки обложения налогом наследств и дарений устанавливаются с
учетом принадлежности (по степени родства) индивида-наследника и
получателя дарений к тому или иному налоговому классу. Каждому классу
свойствен свой размер налоговых ставок, повышающихся при уменьшении
степени родства. От налогового класса зависит и размер налогооблагаемого
имущества. Интересен в этом отношении опыт Германии, в которой
существуют четыре группы плательщиков налога на наследство и на дарение
[15, с. 50].

17
Однако не все государства прибегают именно к такому методу расчета
налога. Так, в ЮАР ставка налога на наследство и дарение не зависит от
принадлежности лица к кругу наследников или индивидов, имеющих право на
получение дарственной, и едина для всех, кто постоянно проживает на
территории ЮАР. Налог с наследств и дарений в ЮАР уплачивают не только
физические лица, но и правосубъектные образования, обладающие статусом
юридического лица (компании).
Как показывает международный опыт, налогам на наследство и на
дарение свойственны высокие уровни предельных налоговых ставок. Однако
наблюдается любопытная деталь: в общей сумме поступлений в бюджет
государства доля от налогообложения наследств и дарений невелика
(менее 1 %) . Это объясняется тем, что практически во всех странах действуют
системы разрешенных вычетов из суммы наследования, подлежащей
налогообложению. Нельзя не учитывать и фактор льготного налогообложения
(имущество благотворительных фондов) [16, с. 196].
Нельзя пройти мимо такой проблемы, как устранение избыточного
налогового бремени. Именно здесь необходимо упомянуть о специальных
международных актах – двусторонних соглашениях об устранении двойного
налогообложения в отношении наследования недвижимости, дарений и иных
форм перехода собственности. Эти соглашения содержат указания, какими
именно методами государству следует руководствоваться при определении
своей налоговой юрисдикции.
Практика совершенствования международных соглашений по
наследованию уже сейчас позволяет выявить некоторые тенденции их развития.
Одна из них состоит в том, что регламентация правоотношений в сфере
наследования в основном будет осуществляться посредством многостороннего
регулирования вопросов наследования. Очевидным стимулом к этому является
непрерывное углубление разнообразных форм сотрудничества между странами
и народами. Многосторонние соглашения позволят создать прочную основу для
подготовки двусторонних договоров по наследованию и, следовательно,
большей детализации тех норм, которые регламентируют разрешение спорных
вопросов наследования [6, с. 459].

18
ГЛАВА 3. КОЛЛИЗИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И НАСЛЕДОВАНИЕ

3.1 Коллизии законодательства в области наследования

Появление международного элемента в наследственных отношениях


объективно порождает основу для формирования трех групп коллизионных
ситуаций. Коллизии возникают, например, в процессе наследования по закону,
либо при осуществлении наследования по завещанию, либо в силу тех
различий, которые проявляются в сфере наследования движимого и
недвижимого имущества.
При наследовании по закону необходимо найти такой правопорядок,
который определил бы перечень предполагаемых обязательных наследников и
установил очередность их призвания к наследству. Правоприменительным
органам государства также необходимо выяснить, имеются ли основания для
выявления иных претендентов на наследство и тех, кто не наследует в
принципе, в силу того, что не обладает правом допуска к наследству [17,
с. 489].
Процедура определения надлежащего правопорядка зачастую осложнена
тем, что имущество наследодателя (в частности, недвижимое) может
находиться и вне пределов того или иного государства. Каждая страна по-
разному устанавливает объем прав на это имущество, порядок их
осуществления и формы их защиты. В такой ситуации распределение долей
наследников и последующее приглашение их к наследованию представляются
весьма затруднительными. Естественно, государства заинтересованы в единой
коллизионной привязке, которая определила бы применимое право для
регулирования всей совокупности отношений по наследованию имущества, как
недвижимого, так и движимого.
Одни страны рассматривают в качестве такого коллизионного критерия
«закон последнего места жительства наследодателя». Характерно в этом
отношении законодательство Перу. Как следует из Книги X «Международное
частное право» Гражданского кодекса Перу 1984 г., место нахождения
имуществ не имеет значения для целей наследования, а процесс
наследственного правопреемства будет осуществляться согласно закону той
страны, на территории которой наследодатель имел последнее место
жительства [11, с. 464].
Иные государства в качестве универсального коллизионного принципа
обращаются к «закону гражданства наследодателя». Эта формула применяется
вне зависимости от характера имущества и от того, в какой стране оно
19
находится. Тем не менее ее практическая реализация представляется отнюдь не
беспроблемной. В частности, неясно, какой правопорядок следует признать
решающим для регулирования правоотношений в случае, если наследодатель
принимает гражданство иной страны или лишается его либо обладает
гражданством нескольких стран.
Эти проблемы заставляют законодателей разных стран создавать иные
коллизионные конструкции, призванные установить право, подлежащее
применению в ситуации, когда статус насле¬додателя как гражданина требует
дополнительного обоснования. Так, согласно законодательству Японии (Закон,
касающийся применения законов 1898 г. в редакции 1989 г.), если лицо
обладает гражданством более чем одной страны либо не обладает
гражданством вообще, то действует правопорядок того государства, где это
лицо имеет обычное место проживания. Если такой страны не существует,
применяется право государства, с которым данное лицо наиболее тесно связано
[14, с. 318].
Несомненно, что передача наследуемого имущества от наследодателя к
наследникам по закону представляет собой достаточно значимую стадию
наследования. Однако ключевой формой распоряжения имущественными
правами остается институт завещания. Наследодатель посредством составления
завещания (testament, will) может определить юридическую судьбу своего
имущества. Однако при этом возникают вопросы обязательной доли в
наследстве, защиты прав пережившего супруга и т. п. Естественно, что
государство объективно заинтересовано в выборе наиболее удобных форм
правового регулирования в виде единообразных коллизионных начал, которые
позволили бы установить, обладал ли индивид самой возможностью выразить
свою последнюю волю, отдавал ли он себе отчет в своих действиях, отвечал ли
за свои поступки, словом, определить его завещательную дееспособность. В
сущности, выбор такого правопорядка уже предопределен перечнем тех
коллизионных принципов, согласно которым регламентируются
наследственные отношения в целом. Отметим здесь прежде всего право той
страны, в пределах которой наследодатель обрел последнее место жительства
на момент составления завещания, а также правопорядок государства,
гражданином которого наследодатель является.
Обращение к закону гражданства предусматривает различные варианты
ответа на вопрос, когда осуществляется привязка наследственных
правоотношений к этому закону (в момент кончины наследодателя или в
период составления завещания). Приверженность первому варианту
демонстрирует Кодекс международного частного права Туниса, вступивший в
силу 1 марта 1999 г. Законодательство Испании, напротив, сохраняет

20
возможность выбора права той страны, гражданством которой наследодатель
обладал в момент составления завещания.
Любое завещательное распоряжение, если оно составлено дееспособным
лицом и приобрело необходимую юридическую силу, должно отвечать ряду
признаков. Основополагающей в этом плане является форма завещания.
Проблема установления права, подлежащего применению в отношении формы
завещания, отличается известной сложностью. С одной стороны, действует
общее правило, в соответствии с которым статут, применимый к наследованию,
в целом определяет и форму завещательного распоряжения. Вместе с тем
завещание представляет собой особый вид односторонней гражданско-
правовой сделки. Поэтому обращение к другому коллизионному принципу
(закон той страны, где завещание было подписано) является вполне
обоснованным. Эта коллизионная привязка известна судебной практике
Великобритании, законодательной практике Литвы [18, с. 201].
Следует заметить, что английское право применительно к наследованию
знает случаи обращения и к закону места заключения сделки. Таким способом
осуществляется регулирование тех наследственных правоотношений, которые
возникают в момент оформления акта купли-продажи недвижимости,
находящейся в безусловном личном владении наследодателя.
Природа завещательного распоряжения допускает и непосредственное
волеизъявление лица по поводу выбора права. Во всяком случае, нельзя
исключать ситуации, когда наследодатель может указать на необходимость
применения того правопорядка, в котором он усматривает некие преимущества
в силу происхождения, гражданства, этнических и культурных мотивов.
Многие государства предусматривают множество вариантов выбора права,
подлежащего применению к форме завещания. Так, закон Чехословакии «О
международном частном праве и процессе» от 4 декабря 1963 г. (в настоящее
время действует на территории Чехии и Словакии) предусматривает, что и
законодательство того государства, на территории которого было составлено
завещание, может быть признано полномочным в отношении всех вопросов,
связанных с формой завещательного распоряжения. Закон Венгрии «О
международном частном праве» 1979 г. допускает, что наследодатель вправе
составить завещание, руководствуясь законами страны - последнего места
жительства. В конечном итоге ничто не мешает ему воспользоваться и
законодательством своего отечества для установления формы завещания [11,
с. 469].
Коллизионные принципы, посредством которых осуществляется
определение права, наиболее компетентного для формы завещания, имеют
значение и для его содержания. Последнее может включать в себя множество
положений, вплоть до инструкций об очередности исполнения отдельных
21
пунктов и назначения опекуна наследнику. В международной практике
объективно сложились различные способы разрешения возникающих при этом
коллизионных ситуаций. Так, можно не разделять наследственную массу на
движимое и недвижимое имущество и руководствоваться коллизионной
привязкой, общей для всех видов вещей. В Италии, например, это закон места
пребывания наследодателя.
Вместе с тем возможен и иной вариант, когда классификация
наследственного имущества на движимое и недвижимое все-таки производится.
В таком случае формируются условия для возникновения явления, которое
нередко называют «расщеплением статута наследования». Речь идет не о
«расщеплении» коллизионной привязки, а о различиях в коллизионно-правовом
регулировании отношений по наследованию двух категорий объектов —
движимых и недвижимых вещей и о дифференциации соответствующих
правовых режимов для них [6, с. 475].
Подобная дифференциация осуществляется на основе двух разных
самостоятельных коллизионных привязок: одна (применительно к движимым
вещам) прикрепляет наследственное отношение к закону домицилия
наследодателя, вторая (если имеет место наследование недвижимого
имущества) - к закону места нахождения вещи.
Предположим, что участники наследственных правоотношений
осуществили выбор права, которое они считают надлежащим. Однако успех
наследственного правопреемства во многом определяется также теми
требованиями, которые предъявляются законодательством той или иной страны
к содержанию правоотношений по наследованию. Эти требования не могут не
различаться между собой. Поэтому выбор права на основании коллизионного
начала «закон последнего места жительства» означает, что дети и внуки
наследодателя, проживавшего, например, во Франции, приобретают право
наследования первого разряда (согласно Закону от 3 января 1972 г. №72-3 «О
внесении изменений в статьи 311-314 ФГК» внебрачные дети наследуют
наравне с законными детьми). Но приемные дети будут допущены к
наследованию только в том случае, если им удастся доказать свое родство с
представителями третьего разряда (деды, прадеды, словом, все иные участники,
кроме родителей). Английское право приводит уже к иным результатам: все
предполагаемые наследники могут быть приглашены к наследству лишь в том
случае, если им удастся отстранить от наследства пережившего супруга (и его
нисходящих родственников) [11, с. 467].
Французское право в силу коллизионной формулы «закон гражданства»
разрешает наследодателю распределять только ту долю имущества, которой он
действительно может распорядиться (от 3/4 до 1/4 всего наследуемого
имущества, в зависимости от наличия у него восходящих родственников и
22
детей). Применение этого же принципа к наследованию в Великобритании дает
пережившему супругу право на приобретение имущества уже в полном объеме,
если у него нет нисходящих родственников. Наличие последних предоставляет
пережившему супругу право на предметы домашнего обихода и личного
потребления, а также на фиксированную денежную сумму, исчисляемую из
стоимости имущества, свободного от обременения.
Если коллизионные правила различают движимое и недвижимое
имущество, то вполне возможна ситуация, когда отказополучатель (лицо, в
пользу которого наследник обязан исполнить некие обязательства по
завещанию) практически ничем не отличается от наследников или избавлен
от многих их функций (например, от обязанности представления отчета по
прибылям, полученным наследодателем от использования наследуемой
недвижимости в своих целях). Нечто подобное наблюдается в ЮАР, где
действует Закон 1987 г. «О порядке составления завещания», который отдельно
регламентирует права наследников и права легатариев — отказополучателей.
Немало сложностей связано и с коллизионно-правовым регулированием
порядка составления и вступления в силу завещательного распоряжения. По
законам Канады никто, кроме завещателя, не вправе подписывать завещание,
даже если наследодатель и присутствует при этом (Закон «О реформировании
наследственного права» 1994 г.). В то же время отсылка к английскому закону
допускает подпись иного приглашенного лица, но обязательно в присутствии
наследодателя [18, с. 203].
Великобритания и Канада отдают предпочтение собственноручно
составленному завещанию. Японское и французское законодательство
предусматривают несколько форм: завещание в виде публичного акта, тайное
завещание, собственноручное распоряжение. Понятно, что выбор любой из
перечисленных форм может поставить наследодателя перед необходимостью
устного оглашения завещания либо избавить его от этой процедуры, но при
этом лишить права обращаться к свидетелям с просьбой скрепить завещание
своими подписями. Наследодатель может столкнуться и с практикой внесения
дополнительных записей в завещание, скрепления их подписью и печатью
нотариуса (так называемые записи о совершенных действиях).
Естественно, составление завещания, вступление в права владения
имуществом и другие наследственные процессы, осуществляемые в иной
стране, могут создавать немало проблем как для наследников, так и для
наследодателя. Государства стремятся найти возможные способы защиты прав
своих граждан, встретившихся с подобными трудностями. Одним из наиболее
эффективных средств такой защиты остаются международные соглашения -
многосторонние конвенции, которые позволяют согласовать ряд спорных
позиций по тем или иным вопросам наследования [11, с. 471].
23
3.2 Коллизионные вопросы наследования в белорусском
законодательстве

Наследственные отношения с иностранным элементом решаются с


помощью двух основных привязок: «личный закон наследодателя» и «закон
места нахождения наследуемого имущества». Закон места нахождения вещи
применяется в отношении недвижимого наследуемого имущества. Личный
закон наследодателя дифференцируется на закон гражданства наследодателя на
момент смерти и закон последнего постоянного места жительства
наследодателя. Большинство стран Западной Европы в коллизионном праве
следуют привязке «закон гражданства наследодателя в момент смерти».
Республика Беларусь, Российская Федерация и другие страны СНГ
придерживаются привязки «последнее постоянное место жительства
наследодателя» [1, с. 308].
Коллизионные вопросы наследования в Республике Беларусь решаются
на основании ст. 1133 Гражданского кодекса Республики Беларусь, согласно
которой отношения по наследованию определяются по праву той страны, где
наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Отступление от
нее возможно в трех случаях:
- наследование недвижимого имущества определяется по праву страны,
где находится это имущество, а наследование имущества, которое
зарегистрировано в Республике Беларусь, регулируется по белорусскому праву
(ст. 1134);
- способность лица к составлению и отмене завещания, форма завещания
и акт его отмены определяются по праву страны, где наследодатель имел
постоянное место жительства в момент составления акта (ст. 1135);
- наследодатель может избрать в завещании право страны, гражданином
которой он является (ст. 1135) [19].
Коллизионные вопросы формы завещания в международном частном
праве вызывают сложные проблемы. Национальное право государств очень
разнится в этой области. Например, в некоторых странах признается
олиграфическая форма завещания (акт, составленный от руки наследодателем),
не требующая какого-то специального удостоверения. Для того чтобы
обеспечить признание актов, закрепляющих волю наследодателя, которые не
соответствуют императивным требованиям государства места рассмотрения
дела, в законы о международном частном праве вводятся соответствующие
положения [8, с. 251]. Так, в ст. 1135 Гражданского кодекса Республики
Беларусь сказано, что завещание или его отмена не могут быть признаны
недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя
24
удовлетворяет требованиям права места составления акта или требованиям
права Республики Беларусь [19].
Республика Беларусь не участвует в Гаагских конвенциях по вопросам
наследственных отношений с иностранным элементом. Проблемы
наследственных отношений с иностранным элементом, в которых участвуют
белорусские граждане, могут быть решены с помощью механизмов правовой
помощи. В договорах о правовой помощи есть соответствующие положения. В
частности, часть пятая Кишиневской конвенции 2002 г. «Наследование» (ст. 47-
53) подробно регулирует наследственные отношения между лицами
государств-участников. В ст. 47 Кишиневской конвенции 2002 г. специально
выделяется принцип национального режима в наследственных отношениях:
граждане каждого государства-участника могут наследовать на территориях
других государств-участников имущество или права по закону или по
завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и отечественные
граждане [1, с. 309].
Очень важны положения договоров о правовой помощи по вопросам
компетенции органов государств-участников в делах о наследовании.
Преимущество отдается учреждениям по месту жительства наследодателя в
момент смерти, а также по месту нахождения недвижимого наследуемого
имущества (ст. 51 Кишиневской конвенции 2002 г.). В некоторых договорах о
правовой помощи правила компетенции дифференцируются в зависимости от
того, осуществляется наследование по закону или по завещанию. Так, согласно
ст. 48 Договора между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о
правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и
уголовным делам для раскрытия и оглашения завещания компетентно
учреждение государства-участника, на территории которого находится
завещание. Однако если наследодатель является гражданином другого
государства-участника, то компетентному учреждению этого государства
пересылается копия завещания и протокола о раскрытии завещания, а по
требованию должен быть передан также и оригинал завещания [8, с. 253].
В договорах о правовой помощи закрепляются полномочия и обязанности
учреждений государств-участников по принятию мер для охраны наследства.
Учреждения государств-участников, руководствуясь своим законодательством,
принимают меры, необходимые для обеспечения охраны наследства,
оставленного на их территориях гражданами других государств-участников или
для управления им. Об этих мерах безотлагательно уведомляется
дипломатическое представительство или консульское учреждение государства-
участника, гражданином которой является наследодатель. Договоры о правовой
помощи предусматривают, что дипломатическое представительство или
консульское учреждение может принять участие в осуществлении этих мер. В
25
некоторых договорах о правовой помощи уточняется роль загранучреждений в
делах о наследовании. Подробно урегулированы эти вопросы в договоре о
правовой помощи между Беларусью и Литвой:
- согласно п. 4 ст. 47 срок вступления в наследство отсчитывается со дня
получения уведомления дипломатическим представительством или
консульским учреждением о смерти наследодателя;
- в ст. 50 регулируется ситуация, когда гражданин государства-участника
умер во время поездки по территории другого государства-участника, где он не
имел постоянного места жительства, в таком случае вещи, находившиеся при
умершем, должны быть переданы дипломатическому представительству или
консульскому учреждению государства гражданства;
- по ст. 51 движимое наследственное имущество либо денежная сумма,
полученная от продажи движимого или недвижимого наследственного
имущества, после окончания наследственного исполнения подлежит выдаче
наследникам, являющимся гражданами другого государства-участника, через
дипломатическое представительство или консульское учреждение государства
гражданства наследников [1, с. 311-312].

26
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В международном частном праве едва ли можно найти еще такую же


область, которая обладала бы столь устойчивым «международным» характером
и длительной историей, как право наследования. О том, насколько велика роль
данного института вообще, свидетельствуют слова Рудольфа Иеринга, который
отмечал, что «право наследования есть условие всего прогресса человеческого
общества в аспекте истории цивилизации». В наиболее ранних дошедших до
нас памятниках материальной культуры, относящихся к МЧП, получили
закрепление именно правила, регулирующие наследственные отношения. Так,
договор князя Олега с греками 911 г. применительно к русским, находящимся
на службе в Греции у греческого царя, предусматривал: «Если кто из них
умрет, не завещав своего имущества, а своих родственников у него в Греции не
будет, то пусть возвратят все его имущество ближайшим родственникам на
Руси. Если же он составит завещание, то пусть тот, кому он написал
распоряжение наследовать имущество, – устанавливал далее договор, –
возьмет имущество и наследует в нем».
В силу того обстоятельства, что данный вид отношений как никакой
другой испытывает на себе влияние исторических, этнических, религиозных и
других факторов, нормы, регламентирующие право наследования в различных
государствах, принципиально разнятся, и поэтому унификация материально-
правовых предписаний в данной сфере не только существенно затруднена, но и
вообще вряд ли возможна. Подобные различия касаются основополагающих
факторов: круга лиц, могущих претендовать на наследование по закону, формы
завещательного распоряжения, прав и обязанностей наследополучателей и т.д.
Во всех случаях наследование с иностранным элементом будет
определяться правом, подлежащим применению либо в силу коллизионных
норм внутреннего законодательства того или иного государства, либо в силу
правил международного соглашения. Так, в договорах о правовой помощи,
заключенных между иностранными государствами, странами, установлено, что
право наследования движимого имущества регулируется законодательством
той договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в
момент своей смерти, а право наследования недвижимого имущества –
законодательством той стороны, на территории которой находится имущество.
Но следует отметить, что в данной сфере международного права все еще
существуют сложности и неясности, возникающие при разрешении
наследственных дел, которые объясняются значительными различиями,
которые есть во внутреннем законодательстве в области наследственного права.
27
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Леанович, Е.Б. Международное частное право: учеб. пособие для


учебных заведений по юрид. специальностям / Е.Б. Леанович. – Минск: ИВЦ
Минфина, 2008. – 360 с.
2. Звеков, В.П. Коллизии законов в международном частном праве /
В.П. Звеков. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – 416 с.
3. Богуславский, М.М. Международное частное право: Учебник – 5-е изд.
перераб. и доп. / М.М. Богуславский. – М.: Юристъ, 2004. – 604 с.
4. Абраменков, М.С. Наследование как разновидность универсального
правопреемства: теоретические и практические проблемы в аспекте
международного частного права / М.С. Абраменков // Журнал российского
права. – 2007. – № 11. – С. 76-83.
5. Новицкий, И.Б. Римское частное право: Учебник / под ред. проф.
И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. – М., 1997. – 365 с.
6. Ануфриева, Л.П. Международное частное право: учеб. /
Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Г.К. Дмитриева и др.; отв. ред. Г.К. Дмитриева.
– 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – 688 с.
7. Федосеева, Г.Ю. Международное частное право / Г.Ю. Федосеева. –
М.: Профобразование, 2002. – 320 с.
8. Тихиня, В.Г. Международное частное право: учебник / В.Г. Тихиня. –
Мн.: ИООО «Право и экономика», 2004. – 404 с.
9. Валькова, Е.В. Особенности международно-правового регулирования
наследования по завещанию / Е.В. Валькова // Известия ВУЗов. Правоведение.
– 2007. – № 3. – С. 155-160.
10. Бекяшев, К.А. Международное частное право. Сб. док. / сост.
К.А. Бекяшев, А.П. Ходаков. – М., 1997. – 701 с.
11. Ануфриева, Л.П. Международное частное право: в 3-х т. / Л.П.
Ануфриева. – Том 2. Особенная часть: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. /
Л.П. Ануфриева – М.: Издательство БЕК, 2002. – 656 с.
12. Канашевский, В.А. Международное частное право: учеб. пособие – 2-
е изд., доп. / В.А. Канашевский. – М.: Международные отношения, 2009. –
752 с.
13. Лунц, Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. /
Л.А. Лунц – М., 1975. – 469 с.
14. Гетьман-Павлова, И.В. Международное частное право: конспект
лекций. Учебное пособие. – 2-е изд. / И.В. Гетьман-Павлова. – М.: Высшее
образование: Юрайт-Издат., 2009. – 625 с.

28
15. Князев, В.Г. Налоговые системы зарубежных стран / В.Г. Князев. –
М., 1997. – 254 с.
16. Русакова, И.Г. Налоги и налогообложение. / И.Г. Русакова. – М.,
1998.- 324 с.
17. Вольф, М. Международное частное право / М. Вольф. – М., 1948. –
634 с.
18. Шевчук, Д.А. Международное частное право / Д.А. Шевчук. – М.:
ЭКСМО, 2005. – 272 с.
19. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 11 января 1999 г.
№ 238-З // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой
информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

29

Оценить