Вы находитесь на странице: 1из 188

"Негаторный иск: проблемы теории и

практики: монография"
(Подшивалов Т.П.)
("Инфотропик Медиа", 2019)

Документ предоставлен КонсультантПлюс

www.consultant.ru

Дата сохранения: 08.04.2020


 
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

НЕГАТОРНЫЙ ИСК: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

МОНОГРАФИЯ

Т.П. ПОДШИВАЛОВ

Автор:

Подшивалов Тихон Петрович - кандидат юридических наук, доцент, заведующий лабораторией


частного права Южно-Уральского государственного университета (национальный исследовательский
университет).

Рецензент:

Гонгало Бронислав Мичиславович - доктор юридических наук, профессор, директор Уральского


филиала Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, заведующий кафедрой
гражданского права Уральского государственного юридического университета.

Предисловие:

Скловский Константин Ильич - доктор юридических наук, адвокат.

ПРЕДИСЛОВИЕ К.И. СКЛОВСКОГО

В книге Т. Подшивалова рассматривается вопрос, который до сих пор не был предметом


монографического исследования. Уже только данное обстоятельство предопределяет значение этой
работы.

Книга написана в то время, когда обнаружилось, что нормы ГК РФ о защите вещных прав не содержат
достаточного регулирования, а реформа раздела ГК РФ о вещных правах затянулась уже более чем на
десятилетие.

В связи с этим возросло значение Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 от 29 апреля


2010 г. о защите вещных прав. Дело в том, что если сама система вещных прав может быть учреждена не
иначе как законом, то в части защиты вещных прав Постановление Пленума достаточно замещает
недостаток имеющегося регулирования, поскольку разъяснения Пленума обязательны для судов, а защита
осуществляется судами. Естественно, автор опирался на этот акт.

Автор достаточно подробно излагает свои взгляды. Чаще всего он занимает определенную позицию по
тем или иным спорным вопросам, в некоторых оставляет место для различных подходов, не настаивая на
одном из них.

Автор полагает, что негаторный иск, исторически связанный с сервитутом (отрицающий сервитут),
сохранил свое содержание, заданное ему при его возникновении, поглотив при этом некоторые иные, тесно
связанные с ним (конфессорный и прогибиторный иски). Сфера действия негаторного иска обнаруживается
в соседских отношениях и состоит в защите права на недвижимость, как считает Т. Подшивалов.

Как можно видеть, автор не поддерживает широко распространенную идею, что негаторный иск
применим во всех случаях защиты вещных прав, когда нет места для виндикационного иска.
Соответственно, автор оспаривает тот подход, в соответствии с которым иски о признании права и об
освобождении имущества от ареста являются вариантами негаторного иска.

Отвергается автором и германская конструкция негаторной защиты, основанной на книжном владении


(тогда спор о зарегистрированном праве полагается виндикационным) и владельческой защите, поскольку в
России нет ни книжного владения, ни владельческой защиты.

Негаторный иск направлен против фактических нарушений права, а присуждение к нему состоит в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 2 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

понуждении ответчика к совершению фактических действий. Верно определив природу нарушений как
фактических действий (поведения) ответчика, автор стремится также к поиску критериев их
неправомерности. Справедливо отбросив такой критерий, как нарушение ответчиком предписаний
законодательства, как слишком узкий и не всегда релевантный, автор останавливается на таком основании
иска, как нарушение ответчиком общего запрета на нарушение права.

Относительно природы и содержания запрета Т. Подшивалов высказывает ряд предположений. Его


источник он видит в п. 1 ст. 1 ГК РФ, в котором, по его мнению, закреплен принцип беспрепятственного
осуществления гражданских прав. Тогда запрет будет состоять, следовательно, в запрещении мешать
беспрепятственному осуществлению гражданских прав, что лишает его качеств нормы и вообще, по мнению
автора, отсылает к сфере морали.

В дальнейшем изложении он не раз возвращается к этому вопросу и ссылается уже на нормы


Конституции.

При этом суды, разрешая вопрос о том, нарушено ли право истца, исходят из конкретных условий
споров, которые анализирует и в общем виде классифицирует автор. Основным критерием, как можно
судить, является установление того обстоятельства, имеющего фактический характер, препятствуют ли
действия ответчика осуществлению права истца на вещь исходя из полезных качеств этой вещи.
Квалификация нарушения тесно связана с содержанием присуждения: суд обязывает ответчика совершить
такие действия, которыми устраняются препятствия в осуществлении пользования вещью.

В каком-то смысле такое толкование запрета тождественно толкованию запрета на совершение


деликта (связь и отличия деликтного иска от иска негаторного автор отдельно и достаточно подробно
обсуждает): нарушение запрета обнаруживает суд применительно к конкретному нарушенному праву и
исходя из того, что нарушение права, если соответствующие действия не санкционированы позитивным
образом законом, уже тем самым неправомерно.

В книге сопоставляется деликтный иск с иными средствами защиты вещных прав, а также и
некоторыми обязательственными исками и иными (спорами о регистрационной записи, спорами с
публичными органами и др.).

Высказанные автором выводы мне кажутся в основном верными.

Я бы добавил, что сформулированная Постановлением Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 система


вещных исков, отличная от той системы, которая имеется в главе 20 ГК РФ, сама по себе является
убедительным доказательством тезиса, что негаторный иск не может считаться иском, который пригоден
всегда, когда не подходит иск виндикационный (большие усилия Т. Подшивалов затратил на оспаривание
этого тезиса). Если Постановление установило по крайней мере четыре иска (можно еще добавить иск о
защите владения для давности и иск об отсутствии права): кроме виндикационного и негаторного также иски
о признании права и иск об исключении имущества из описи (освобождении от ареста), то, на мой взгляд,
это сегодня наиболее весомый аргумент из имеющихся.

В то же время постоянное обращение автора к установленному ст. 12 ГК РФ способу защиты в виде


восстановления положения, существовавшего до нарушения права, не представляется настолько же
убедительным. Во-первых, система ГК РФ скорее указывает, что ст. 12 ГК РФ неприменима к защите
вещных прав (иначе утрачивает смысл как поименование главы 20 ГК РФ, так и ее размещение в другом
разделе ГК РФ). Во-вторых, указанный способ защиты слишком не конкретен и может с одинаковым успехом
применяться для обоснования любого иска, не указанного в законе.

На практике едва ли не самым главным свойством негаторного иска оказывается неприменение к этим
требованиям исковой давности. Хотя эта черта негаторного иска достаточно традиционна, столь же
традиционны сомнения в ее обосновании.

Автор добавляет к этой дискуссии, насколько можно судить, новый (во всяком случае, он не указывает
каких-либо источников этой идеи) и весомый аргумент. Сопоставляя негаторный иск и иск о признании
права, он ссылается на ст. 11 ГК РФ, которая дает защиту не только нарушенным, но и оспоренным правам,
тогда как исковая давность применима только для защиты от нарушения права. В этом случае если
негаторный иск - защита от нарушения права, то иск о признании - защита от оспаривания права

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 3 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

(соответственно, норма ст. 208 ГК РФ к искам о признании права неприменима, так как они вообще не
подпадают под действие исковой давности).

В целом поддерживая положения работы, я бы заметил, что, если бы автор отказался от следования
концепту триады правомочий собственности, его работа только бы выиграла. Негаторный иск защищает не
"правомочие пользования", как раньше писали в не самых лучших учебниках, а право собственности, как
это написано в ГК РФ. Совершенно не нужно заниматься выделением тех или иных правомочий в составе
собственности для понимания оснований вещной защиты и совсем уж не нужно прослеживать движение
негаторной защиты за пользованием (либо пользованием с владением). Именно поэтому автор никак не
может принять разъяснения ВАС РФ о том, что арендодатель защищается вещным иском, в том числе
негаторным, так же как и арендатор. Автору кажется, что коль скоро арендодатель лишен "правомочия
владения", то он лишается и защиты. Это не так. Защищается право собственности. Если на участке
собственника, хотя бы и переданном иному лицу по договору, самовольно возведено строение
(сооружение), собственник, защищая свое право, может требовать сноса, и это решение суда совершенно
верно, и оно правильно получило статус модельного решения.

Хочу обратить внимание на формулировку п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ (которую


автор неоднократно приводит в книге): негаторный иск применяется, если "нарушается право собственности
или законное владение". Если защищается право, то как право собственности. А владение защищается не
как "право владения" (еще раз обращаю внимание на падеж) - нет такого права, - а как законное владение.
Владение, как законное, так и незаконное, правом не является, это фактическая позиция (автор, впрочем,
не оспаривает это). Для защиты владения нужно специальное указание, так как общая норма ст. 11 ГК РФ о
защите нарушенных прав неприменима. Именно в этом смысл ст. 305 ГК РФ, а теперь и п. 17
Постановления N 10/22 о защите владения для давности, то есть незаконного владения.

Если исходить из понимания права собственности как полной власти над вещью, исключающей всех
иных лиц, то не очень ясно артикулированная автором (отчасти заимствованная им из литературы) идея о
пределах нарушения как критерия разграничения исков может быть сформулирована так, что отобрание
полноты власти, то есть владения вещью, влечет защиту виндикационным иском, а нарушение, не
исключающее собственника от вещи, отражается негаторным иском. Оспаривание права, лишь угрожающее
полноте власти, но фактически ее не затрагивающее, по удачной мысли автора, ведет к иску о признании.

Не совсем ясна аргументация автора в пользу неарбитрабельности споров из негаторных требований,


поэтому не буду на этом останавливаться. Не исключено, что здесь какое-то недоразумение. Если нет, то,
надеюсь, в дальнейшем автор этот свой частный вывод пересмотрит. Во всяком случае, негаторный иск
решительно не содержит угрозы публичному порядку.

Подытоживая, можно сказать, что читатель получил первую монографию о негаторном иске, которая
теперь и займет это почетное место в отечественной юридической литературе. Содержание книги
охватывает если не все, то основные из существующих подходов к этому средству защиты и дает почву как
для научного поиска, так и практического применения.

К. Скловский

ВВЕДЕНИЕ

Значение негаторного иска обусловлено тем, что он направлен на отрицание возможности создавать
собственнику препятствия к пользованию вещью и на устранение последствий, вызванных созданием
помех. Название негаторного иска происходит от латинского словосочетания actio negotoria, что означает
"отрицающий иск". Первоначально негаторный иск появился как способ отрицания возможности
установления сервитута. Негаторный иск обеспечивает восстановление положения, существующего до
нарушения, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Негаторный иск необходим в ситуации, когда никем не ставится под сомнение принадлежность вещи
собственнику, и вещь остается в его владении, но кто-либо эксплуатирует ее без достаточного на то
правового основания, обращается с ней подобно тому, как будто он наделен возможностью и правом
использовать чужую вещь. Например, установка оборудования на чужом земельном участке,
загромождение или отвал мусора и проч. Удовлетворяя негаторный иск, суд констатирует факт того, что

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 4 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

собственность истца свободна от обременений в пользу ответчика и последний обязан не мешать своими
действиями истцу нормально пользоваться вещью.

Основной сферой применения негаторного иска являются соседские отношения, когда один
собственник недвижимости самоуправно присваивает себе право сервитутного или схожего типа по
отношению к смежной недвижимой вещи. Это обычно приводит к невозможности осуществления
нормальной хозяйственной деятельности с используемой таким образом вещью.

Негаторный иск призван пресекать нарушения, создающие помехи в нормальном ходе осуществления
субъективного вещного права. А право без гарантии возможности беспрепятственного осуществления
является всего лишь декларацией. Поэтому исследование негаторного иска имеет большое значение и
актуально в настоящее время.

Судьба негаторного иска достаточно многострадальна. В цивилистике сложилось противоречивое


понимание негаторного иска, вызванное приданием ему излишней универсальности в применении.
Рассмотрение негаторного иска как универсального способа защиты вещного права влечет возникновение
множества проблем как теоретического, так и практического характера, и в первую очередь проблемы
конкуренции исков.

В классическом представлении негаторный иск имеет вполне четкую сферу применения - устранение
помех в пользовании недвижимой вещью, когда нарушение носит сугубо фактический характер, не
связанный с оспариванием права. Но с учетом того, что в ГК РФ закреплено лишь два вещных иска -
виндикационный и негаторный, судебная практика и часть научного сообщества при квалификации
требований в защиту вещных прав пошли по пути наименьшего сопротивления: все, что не связано с
лишением владения, должно быть квалифицировано по ст. 304 ГК РФ. Это привело к искусственному
расширению сферы применения негаторного иска и породило проблему конкуренции и соотношения
вещных исков между собой. Дело в том, что данный иск не обладает универсальностью в применении, эта
ситуация вызвана несовершенством законодательства о вещных правах. Именно поэтому можно часто
встретить и в тексте судебных актов, и в научных работах утверждение, что негаторным иском по своей
природе считается и иск о признании вещного права, и иск об освобождении вещи от ареста, и иск о
признании вещного права отсутствующим, и иск о сносе самовольной постройки, и иск о вселении и
выселении... Эту вереницу требований можно продолжить достаточно легко. И, естественно, весь этот
перечень материально-правовых требований не может охватываться негаторным иском.

Обозначенная проблема носит не только острое практическое значение, она поднимает сложный
вопрос систематизации вещных исков: решение проблемы соотношения и конкуренции возможно путем
выстраивания непротиворечивой и сбалансированной системы вещных исков. И в этом вопросе главную
роль играет проблема соотношения негаторного иска с другими материально-правовыми требованиями.

В российском гражданском законодательстве и теории гражданского права не уделяется серьезного


внимания негаторному иску, и до настоящего времени не выработан единый подход ни на доктринальном,
ни на легальном уровне относительно существа данного вещного иска. А мировой опыт законодательного
регулирования выработал три модели негаторного иска, каждая из которых имеет свои сильные и слабые
стороны.

Редакция ст. 304 ГК РФ обладает существенными недостатками, затрудняющими определение


правовой природы негаторного иска, и создает искусственную ситуацию, когда некоторые самостоятельные
вещно-правовые требования формально подпадают под определение, которое дает ГК РФ. В связи с этим
возрастает потребность в установлении четких критериев применения данного способа защиты.

В настоящее время остается насущной проблема определения предмета негаторного иска и видов
требований, охватываемых негаторной защитой. Кроме того, практика заинтересована в скорейшем
разрешении полемики относительно квалификации таких требований, как иск о сносе самовольной
постройки, иск о выселении и иск об оспаривании зарегистрированного права на недвижимую вещь.

Рост числа судебных споров, так или иначе связанных с защитой вещных прав, в том числе в порядке
предъявления негаторных исков, сталкивает правоприменителя с проблемами, требующими в первую
очередь глубокого теоретического осмысления и проработки. На уровне судов высшей инстанции судебная

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 5 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

практика по негаторному иску обобщалась всего один раз, итогом чего стало информационное письмо
Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты
прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения".

Цель данной книги состоит в том, чтобы доказать неуниверсальность негаторного иска, что поможет в
совершенствовании его доктринальной конструкции, которое должно проводиться на основе обобщения
судебной практики, всестороннего анализа законодательства зарубежных стран и положений теории
гражданского права о негаторной защите.

На уровне монографических работ негаторный иск исследовался в России только один раз - в книге
А.В. Хаяняна "Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения" (Саратов,
1974). Поэтому в современной российской цивилистике недостаточно работ, всесторонне рассматривающих
негаторный иск.

Нормативно-правовую основу исследования составило гражданское законодательство Российской


Федерации. Проанализировано также законодательство зарубежных стран в сфере регулирования
негаторной защиты (Германии, Франции, Италии, Швейцарии и др.), а также стран ближнего зарубежья.

Относительно структуры книги необходимо сказать, что первые главы более теоретизированы и их
наличие обусловлено необходимостью докторального осмысления тех проблем применения негаторного
иска, которые возникают в судебной практике. В последующем, при рассмотрении вопросов о соотношении
негаторного иска с другими способами защиты, сделан более практический уклон на основе анализа
судебной практики.

Глава 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА НЕГАТОРНОГО ИСКА

§ 1. Недостатки законодательной конструкции


негаторного иска

В российском законодательстве негаторный иск предусмотрен ст. 304 ГК РФ, где говорится, что
собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были
соединены с лишением владения.

В правовой литературе устоялось и не оспаривается представление о негаторном иске как


универсальном способе защиты <1>. Так, М.А. Ерохова, К.А. Усачева указывают: "Опираясь на видимую
нами в ГК РФ концепцию негаторной защиты как генерального требования, направленного на защиту
вещного права и сводящего виндикацию к борьбе за возврат владения, можно предположить, что, если
ответчик не допускает истца к спорному имуществу, защиту его права обеспечивает виндикационный иск"
<2>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.А. Рыбакова, В.А. Тархова "Собственность и право собственности" включена в
информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (3-е издание, дополненное).

<1> См.: Суханов Е.А. Вещное право: Научно-познавательный очерк. М.: Статут, 2017. С. 281; Иванов
А.А. Правовые средства защиты права частной собственности // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 6.
С. 84; Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 150; Усачева К.А.
Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе // Вестник гражданского права. 2013.
N 6. С. 90 - 95; Ломидзе О.Г., Ломидзе Э.Ю. Негаторный иск и восстановление положения, существовавшего
до нарушения права // Вестник ВАС РФ. 2011. N 8. С. 123 - 124; Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и
право собственности. Уфа: УЮИ МВД России, 2001. С. 204; Гражданско-правовые способы защиты права
собственности на недвижимость / Отв. ред. В.Н. Соловьев. М.: Юрайт, 2011. С. 134; Ахметьянова З.А.
Вещное право. М.: Статут, 2011. С. 341; Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и
зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М.: Инфотропик Медиа, 2015. С. 163 - 167; Хаянян
А.В. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения: Автореф. дис. ... канд.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 6 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

юрид. наук. Саратов, 1974. С. 9 - 10; Шатихин Н.В. Гражданско-правовые аспекты применения вещно-
правовых средств защиты права собственности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 138, 142.

<2> Ерохова М.А., Усачева К.А. Комментарий к Обзору судебной практики по некоторым вопросам
защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения // Вестник ВАС РФ. 2013. N 8.
С. 95.

Такой подход к негаторному иску не кажется рациональным и связан со многими обстоятельствами.


Во-первых, излишне абстрактная формулировка законодательной конструкции негаторного иска. Это
создает ситуацию, когда к разновидности негаторного иска относят требования, сущность которых никак не
связана с негаторной защитой, защитой от помех фактического характера в пользовании своей вещью. Во-
вторых, формирование этой конструкции исходит из остаточного принципа по сравнению с виндикационным
иском. В результате чего в правоприменительной практике негаторный иск стал "запасным вариантом" в
ситуации, когда для защиты вещных прав неприменима виндикация.

В-третьих, отсутствие комплексных исследований правовой природы негаторного иска. В правовой


литературе негаторный иск рассматривается также по остаточному принципу. В цивилистике уделяется
особое внимание виндикационному иску как важнейшему средству защиты права собственности. А.Н.
Латыев полагает, что "негаторный иск представляет собой, по большому счету, лишь воспроизведение
общего правила абз. 3 ст. 12 ГК РФ о возможности защиты гражданских прав путем "восстановления
положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или
создающих угрозу его нарушения" <3>. Если согласиться с этим мнением, то можно усомниться в
самостоятельности виндикационного иска, так как он подпадает под перечисленные в абз. 3 ст. 12 ГК РФ
требования о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, как и ряда других вещных
исков.

--------------------------------

<3> Латыев А.Н. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав // Юрист. 2003. N 4. С.
23.

При внимательном и всестороннем рассмотрении особенностей (признаков) негаторного иска


становится явным отсутствие универсальности в применении негаторного иска. Условия, в которых
возможно использование данного способа защиты, вполне конкретны и указывают на определенную сферу
его применения.

Для подтверждения тезиса об отсутствии оснований к применению негаторного иска как


универсального способа защиты следует выявить недостатки законодательной конструкции негаторного
иска, из-за которых понятие негаторного иска трактуется столь расширительно. Более того, рассмотрение
данного вопроса позволит решить проблему соотношения негаторного иска с другими гражданско-
правовыми требованиями.

Несмотря на всю кажущуюся простоту законодательной конструкции негаторного иска в ст. 304 ГК РФ,
как в теории, так и на практике возникает множество проблем, вызванных ее недостатками.

Первым недостатком законодательной формулировки негаторного иска является использование в ст.


304 ГК РФ словосочетания "хотя бы". Оно допускает излишне широкое и неверное толкование негаторного
иска как средства защиты - и от нарушений, не связанных с лишением владения, и от нарушений,
связанных с лишением владения. Как иронично замечает В.А. Белов, неудачная формулировка ст. 304 ГК
РФ "наводит на мысль о том, что, опираясь на данную норму, можно защититься от любых нарушений
права собственности, в том числе и не связанных с лишением владения, а уж от нарушений, связанных с
лишением владения, - тем более" <4>.

--------------------------------

<4> Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части. М.: ЮрИнфоР, 2003. С. 916.

Негаторный иск может быть использован для защиты владения, но только в ситуации создания помех

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 7 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

во владении, которые не повлекли переход владения от собственника к другому лицу. Естественно,


негаторный иск направлен только на защиту от нарушений, не связанных с лишением владения. Хотя в
литературе можно встретить и обратное мнение. Из контекста ст. 304 ГК РФ А.А. Рубанов делает вывод о
том, что данный иск может быть предъявлен и в ситуации, когда собственник лишен владения вещью. Автор
рассматривает негаторный иск как необходимое дополнение к виндикационному иску <5>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Комментарий к Гражданскому
кодексу Российской Федерации, части первой (том 1) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в
информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и
дополненное).

<5> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 1 / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина.
М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 797.

Суды высших инстанций понимают неудачность рассматриваемой формулировки и стараются


избежать употребления оборота "хотя бы". Так, в п. 45, 46, 47, 48 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума
ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при
разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" словосочетание
"хотя бы" используется только один раз, при цитировании ст. 304 ГК РФ, затем используется формулировка
"иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения".

Следовательно, использование законодателем формулировки "хотя бы" при характеристике


несвязанности негаторного иска с лишением владения является излишним и только создает иллюзию
универсальности рассматриваемого иска.

Использование законодателем в ст. 304 ГК РФ словосочетания "хотя бы", по мнению К.И. Скловского,
привело к тому, что "...довольно часто в судебной практике, да и в юридической литературе можно встретить
попытки применить ст. 304 ГК РФ к спорам между невладеющим собственником и владеющим
несобственником" <6>. Эти случаи связаны с рассмотрением споров и о выселении, и о сносе самовольно
возведенной постройки, и об оспаривании зарегистрированного права на недвижимость.

--------------------------------

<6> Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении.


Практические вопросы. М.: Статут, 2004. С. 64.

Проблема определения правовой природы данных требований не находит однозначного решения как
в теории, так и в практике. Зачастую требования о выселении и о сносе самовольно возведенной постройки
пытаются квалифицировать как негаторный иск. Несмотря на ошибочное включение в легальное
определение негаторного иска словосочетания "хотя бы", никакой конкуренции между негаторным и
виндикационным исками нет и быть не может. Негаторный иск направлен на защиту субъективного вещного
права от фактических помех в пользовании недвижимой вещью, не связанных с лишением владения. При
квалификации требований о выселении и сносе самовольно возведенной постройки следует исходить из
того, что если нарушение фактически затрагивает весь объект недвижимости, то применим виндикационный
иск, а если нарушение связано с завладением только частью недвижимой вещи, то необходимо
предъявлять негаторный иск. Более подробно вопрос о надлежащей квалификации требований о
выселении и о сносе самовольно возведенной постройки будет рассмотрен далее.

Второй недостаток связан с использованием в ст. 304 ГК РФ указания на то, что негаторный иск
призван защищать права собственника от "всяких нарушений", не связанных с лишением владения. При
формально-юридическом подходе к оценке формулировки ст. 304 ГК РФ можно прийти к заключению, что
все вещные иски, не являющиеся виндикационными требованиями, должны квалифицироваться как
негаторные требования. Так, В.А. Рыбаков и В.А. Тархов говорят, что к негаторным искам относятся все
исковые требования в защиту права собственности, не осложненного обязательственными

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 8 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

правоотношениями, кроме истребования вещи из чужого незаконного владения <7>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.А. Рыбакова, В.А. Тархова "Собственность и право собственности" включена в
информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (3-е издание, дополненное).

<7> См.: Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности. Уфа: Изд-во УЮИ МВД РФ,
2001. С. 215.

Указанное выше мнение об обширности правовой природы негаторного иска поддерживается


некоторыми западноевропейскими учеными. Так, итальянский профессор Уго Маттеи полагает, что
"негаторный же иск... защищает субъективное имущественное право от всякого рода юридически значимых
рисков, - какой бы ни была их природа - которые оказывают воздействие на ценностный аспект
собственности" <8>.

--------------------------------

<8> Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С. 267.

Такой вывод имеет отрицательное значение для обеспечения эффективной защиты вещных прав.
Использование законодателем в ст. 304 ГК РФ словосочетания "всяких нарушений" безмерно расширяет
сферу применения данного способа защиты. Придание излишней универсальности негаторному иску
неблагоприятно, потому что сужает перечень способов защиты вещных прав и делает его более скудным.

Неточность законодательных формулировок и преимущество негаторной защиты (нераспространение


исковой давности и безразличие добросовестности ответчика) часто обусловливают использование данного
требования в ситуациях, в которых он не может быть применим, то есть является ненадлежащим способом
защиты. Зачастую стороны спора, формально ссылаясь на ст. 304 ГК РФ, требуют восстановления
владения, зная, что при попытке обоснования своих требований ст. 301 ГК РФ получат встречное
возражение на основе ст. 302 и 196 ГК РФ. На это обращено внимание в п. 1 информационного письма
Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты
прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения", где сказано, что возражение
ответчика о добросовестном приобретении части холла судом не принимается, поскольку в силу ст. 302 ГК
РФ добросовестным приобретателем является приобретатель по сделке от неуправомоченного
отчуждателя. В данном случае предприниматель не приобретал спорное имущество по сделке, а
самовольно установил прилавок, не лишив при этом истца доступа к нему. По этой причине требование
собственника было квалифицировано судом как негаторный иск, против которого не могут быть выдвинуты
возражения об истечении исковой давности.

В п. 2.7 раздела IV Концепции развития гражданского законодательства <9> содержится предложение


об установлении закрытого перечня вещных исков. Однако как в этом пункте, так и во всей Концепции нет
данного перечня. В шести абзацах названного пункта упоминаются виндикационный и негаторный иски, иск
о признании права собственности и требование об освобождении вещи от ареста. И если с первыми двумя
требованиями все ясно, то квалификация двух оставшихся вызывает как споры в теории, так и трудности в
правоприменительной практике. Подробно вопрос о соотношении этих способов защиты будет рассмотрен
впоследствии.

--------------------------------

<9> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением


Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7
октября 2009 г.).

Даже несмотря на неудачную формулировку ст. 304 ГК РФ, иск о признании права собственности не
может быть отнесен к разновидности негаторного требования. Наиболее продуктивной представляется

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 9 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

позиция о вещно-правовой природе иска о признании права собственности в качестве самостоятельного


требования. Поэтому следует положительно оценить положение проекта изменений ГК РФ в части раздела
"Вещное право" <10> о включении в текст ГК РФ ст. 232 "Признание вещного права", которая будет
регулировать вопросы применения иска о признании вещного права как самостоятельного вещного
требования. Однако в этом проекте не урегулирован вопрос о сроках исковой давности в отношении
требования о признании вещного права. Невозможность задавнивания иска о признании вещного права
связана с тем, что он применяется только при оспаривании наличия вещного права, а сроком исковой
давности ограничена только возможность защиты от нарушения права, но не оспаривания.

--------------------------------

<10> Проект Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и
четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты
Российской Федерации", опубликован 14 сентября 2011 г. на сайте "Российской газеты":
http://www.rg.ru/2011/09/14/gk-izm-site-dok.html. Далее будет именоваться как "проект изменений ГК РФ".

Таким образом, негаторный иск не может устранять "любые нарушения" субъективного вещного права,
не связанные с лишением владения. Негаторная защита имеет четкие пределы применения, а нарушение,
которое устраняется данным требованием, характеризуется не только отсутствием лишения владения, но и
еще многими признаками.

Словосочетание "всяких нарушений" первоначально, скорее всего, имело значение для указания на
то, что такое нарушение может быть как виновным, так и без вины. Наличие или отсутствие вины в
нарушении формально никак не влияет на удовлетворение негаторного иска. Дело в том, что препятствия в
осуществлении права собственности далеко не всегда связаны с субъективным намерением нарушителя
причинить собственнику помеху или с непроявлением должной осмотрительности. Это и объясняет
безразличие негаторного требования к субъективному переживанию нарушителем факта создания им помех
в пользовании собственником вещи.

Подтверждение именно такого понимания фразы "всяких нарушений" можно найти в советской
юридической литературе. Так, С.М. Корнеев пишет: "Собственник вправе требовать устранения всяких
нарушений, т.е. виновных и невиновных" <11>. Следовательно, значение формулировки "всяких нарушений"
сейчас утрачено, и в настоящее время такое словосочетание имеет только отрицательное влияние.

--------------------------------

<11> Советское гражданское право: В 2 т. Т. I / Отв. ред. В.П. Грибанов, С.М. Корнеев. М.:
Юридическая литература, 1979. С. 312.

Третий недостаток действующей редакции ст. 304 ГК РФ проявляется в неопределенности тех


правомочий в составе субъективного вещного права, которые могут быть защищены посредством
негаторного иска. Как известно, право собственности включает в себя триаду правомочий: владение,
пользование и распоряжение. Можно выделить шесть основных подходов к рассмотрению данной
проблемы. При этом стоит отметить, что сторонники того или иного подхода крайне редко высказывают
аргументацию в поддержку своего мнения. А установление объема правомочий влияет на определение
объема и универсальности негаторной защиты.

В ст. 304 ГК РФ говорится, что негаторный иск направлен на защиту от нарушений, не соединенных с
лишением владения. Такая формулировка дает основание предположить, что нарушение, являющееся
основанием предъявления негаторного требования, должно быть связано с помехой в осуществлении
правомочий пользования и (или) распоряжения в составе субъективного вещного права. Поэтому
большинство ученых полагают, что негаторный иск защищает как правомочие пользования, так и
правомочие распоряжения <12> (первый подход). Так, И.А. Емелькина указывает, что "в отличие от
виндикационного иска, защищающего все правомочия, негаторный иск призван защитить правомочия
пользования и распоряжения" <13>. О.С. Иоффе указывает, что ограничение защиты при негаторном иске
только правомочием пользования не основано на законе, который говорит обо всех вообще нарушениях
права собственности, не сопряженных с выходом из обладания собственника <14>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 10 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.А. Рыбакова, В.А. Тархова "Собственность и право собственности" включена в
информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (3-е издание, дополненное).

<12> См.: Крашенинников П.В. Жилищное право. М.: Статут, 2010. С. 290 - 291; Кархалев Д.Н.
Негаторное охранительное правоотношение // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 7. С. 90;
Потапенко Н.С. Способы защиты права собственности на недвижимую вещь // Российская юстиция. 2010. N
5. С. 15; Петухова Л.Г., Луц Е.Н. Негаторные иски и иные способы защиты прав собственника // Арбитражная
практика. 2010. N 5. С. 34; Ламейкин Ю.А. Вещно-правовые иски в механизме защиты права собственности:
Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 106; Живихина И.Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и
защиты права собственности: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2007. С. 10, 32; Советское гражданское
право Казахской ССР: Вып. III / Отв. ред. Ю.Г. Басин, М.А. Ваксберг. Алма-Ата: Казахский гос. ун-т, 1970. С.
214; Самойлова М.В. Понятие, осуществление и защита права личной собственности. Калинин: Изд-во КГУ,
1978. С. 80; Андреев В.К. Право собственности в России. М.: БЕК, 1993. С. 134; Киреева Т.Т., Климкин С.И.
Защита права собственности. Алматы: КазГЮА, 2000. С. 44; Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой
защиты. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 361, 363; Гражданско-правовые способы защиты права
собственности на недвижимость / Отв. ред. В.Н. Соловьев. М.: Юрайт, 2011. С. 135; Скворцов О.Ю. Вещные
иски в судебно-арбитражной практике. М.: Интел-Синтез, 1998. С. 185; Синицын С.А. Исковая защита
вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М.: Инфотропик
Медиа, 2015. С. 195; Усачева К.А. Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе //
Вестник гражданского права. 2013. N 6. С. 85 - 86, 130; Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право
собственности. Уфа: УЮИ МВД России, 2001. С. 201.

<13> Емелькина И.А. Гражданско-правовые способы приобретения и защиты вещных прав на жилые и
нежилые помещения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 127.

<14> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юридическая литература, 1967. С. 488 - 489.

По мнению Е.Н. Киминчижи, при покушениях, не связанных с лишением владения, собственник тем не
менее лишен возможности осуществлять распорядительные акты в отношении своего имущества, и именно
такое нарушение права следует понимать исходя из содержания ст. 304 ГК РФ. Е.Н. Киминчижи полагает,
что в ст. 304 ГК РФ "имеется в виду не пресловутое право пользования, а само право собственности как
возможность распоряжения" <15>.

--------------------------------

<15> Киминчижи Е.Н. Юридическая природа владения и проблема исковой защиты права
собственности // Бюллетень нотариальной практики. 2008. N 3. С. 15.

На основании того, что негаторный иск защищает от нарушений, не связанных с лишением владения,
И.А. Покровский отнес к негаторному иску спор о самом праве собственности, возбужденный другим лицом
без требования изъятия вещи из владения и пользования собственника, то есть спор о правомочии
распоряжения <16>.

--------------------------------

<16> См.: Покровский И.А. История римского права. Петроград: Изд. юр. кн. склада "Право", 1917. С.
350.

Указание о применимости негаторного иска в ситуации нарушения правомочий пользования и


распоряжения можно встретить и в арбитражной практике <17>. Так, в Определении Верховного Суда РФ от
22 марта 2016 г. N 5-КГ16-5 сказано, что негаторный иск направлен на защиту прав собственника,
предметом которого является требование собственника или законного владельца о совершении действия,
устраняющего препятствие в пользовании и распоряжении имуществом, а также о воздержании от
совершения подобных действий. А в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 11 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

марта 2016 г. N Ф07-1349/2016 по делу N А66-6492/2015 суд пришел к следующему выводу: "Из системного
толкования названных правовых норм и разъяснений следует, что иск об устранении нарушений права, не
связанных с лишением владения (негаторный иск), представляет собой внедоговорное требование
собственника об устранении препятствий, связанных с осуществлением им правомочий пользования и
распоряжения имуществом".

--------------------------------

<17> См.: Постановления АС Волго-Вятского округа от 31.10.2016 N Ф01-4610/2016 по делу N А43-


29234/2015; АС Западно-Сибирского округа от 19.05.2017 N Ф04-1304/2017 по делу N А45-15875/2016; АС
Московского округа от 06.02.2017 N Ф05-22046/2016 по делу N А41-23332/2016, от 15.05.2017 N Ф05-
5467/2017 по делу N А40-61621/2016, от 19.05.2017 N Ф05-16979/2016 по делу N А41-27411/2016; АС
Поволжского округа от 14.11.2016 N Ф06-13053/2016 по делу N А55-1323/2015; АС Северо-Западного округа
от 21.06.2016 N Ф07-3762/2016 по делу N А42-6875/2015; АС Уральского округа от 07.09.2015 N Ф09-5025/15
по делу N А76-20844/2014; Определение Ленинградского областного суда от 24.12.2015 N 33-6400/2015;
Апелляционные определения Новосибирского областного суда от 16.05.2017 по делу N 33-4705/2017 и
Орловского областного суда от 31.05.2016 по делу N 33-1767/2016.

Интересно, что в законодательных актах зарубежных стран встречается непосредственное указание


на правомочия, защищаемые негаторным иском. В ст. 391 "Защита права собственности от нарушений, не
связанных с лишением владения" Гражданского кодекса Украины сказано, что "собственник имущества
имеет право требовать устранения препятствий в осуществлении им права пользования и распоряжения
своим имуществом".

В рамках второго подхода высказывается мнение о том, что негаторный иск напрямую защищает
правомочие пользования и распоряжения и опосредованно правомочие владения <18>. Так, Р.Ш. Менглиев
указывает, что владение в вопросе негаторной защиты "приобретает особое значение, поскольку остальные
правомочия законного владельца опираются на право владения" <19>. Естественно, что, защищая
возможность беспрепятственного осуществления правомочия пользования, негаторный иск всегда
опосредованно защищает и владение, потому что пользование недвижимостью без владения ею
невозможно. Следовательно, этот подход также связан с включением правомочия распоряжения в сферу
применения негаторной защиты.

--------------------------------

<18> См.: Зинченко С.А., Галов В.В. Собственность и производные права. Ростов-на-Дону:
Профпресс, 2013. С. 217, 219; Хаянян А.В. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с
лишением владения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов. 1974. С. 11.

<19> Менглиев Р.Ш. Защита права владения в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Душанбе,
1999, С. 72.

В литературе высказано и более решительное мнение о том, что неправомерные действия создают
помеху в реализации не какого-либо правомочия, а всего субъективного вещного права, то есть негаторный
иск направлен на защиту не какого-нибудь правомочия, а субъективного права целиком <20> (третий
подход). Так, Ю.К. Толстой понимает под негаторным иском требование владеющего вещью собственника к
третьим лицам об устранении препятствий, мешающих нормальному осуществлению субъективного права
собственности <21>. Говоря о негаторном иске, С.В. Скрябин утверждает, что "подобные нарушения
ущемляют все право собственности в целом, а не в какой-либо его части" <22>.

--------------------------------

<20> См.: Амфитеатров Г.Н. Иски собственников о возврате принадлежащего им имущества. М.:
Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1945. С. 4; Лаасик Э.Я. Право личной собственности на жилое строение по
советскому гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 16; Советское гражданское
право / Отв. ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1971. С. 353;
Суханов Е.А. Вещное право: Научно-познавательный очерк. М.: Статут, 2017. С. 282; Защита гражданских
прав / Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: КазГЮУ, 2011. С. 154.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 12 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<21> См.: Советское гражданское право: часть 1 / Отв. ред. В.Т. Смирнов, Ю.К. Толстой, А.К. Юрченко.
Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1982. С. 316.

<22> Скрябин С.В. Вещное право. Алматы: НИЦ КОУ, 2009. С. 263 - 264.

Такая позиция объясняется широтой сферы применения негаторного иска, определенной


законодательством исходя из того, что негаторный иск направлен на устранение любых нарушений, не
заключающихся в лишении владения. А отсутствие конкретизации в характере нарушений затруднит выбор
надлежащего способа защиты вещного права.

В рамках четвертого подхода обосновывается возможность непосредственного применения


негаторной защиты в отношении всех трех правомочий <23>. Учитывая, что возможность использования
негаторного требования для защиты владения уже рассмотрена, остановим свое внимание на определении
возможности использования негаторного иска в ситуации нарушения правомочия распоряжения. Ведь
именно этот вопрос влияет на определение негаторного иска в качестве универсального способа защиты.

--------------------------------

<23> См.: Яковлев В.Н. Древнеримское частное право и современное российское гражданское право.
М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 268, 269; Краснова С.А. Система способов защиты вещных прав. М.: ИНФРА-
М, 2013. С. 106 - 107; Брехова В.Е. Правовые аспекты реализации собственником права на защиту //
Арбитражная практика. 2008. N 3. С. 76.

Негаторный иск не может защищать субъективное право от нарушений порядка осуществления


правомочия распоряжения. Критикуемые точки зрения основываются только на предположении о том, что
правомочие распоряжения в рамках негаторного иска защищается иском об освобождении вещи от ареста,
который, по мнению сторонников такого подхода, является разновидностью негаторного иска <24> или
обладает двойственной природой: в одних случаях он является виндикационным (если истец лишен
владения вещью), в других - негаторным (если истец владеет вещью) <25>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.А. Рыбакова, В.А. Тархова "Собственность и право собственности" включена в
информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (3-е издание, дополненное).

<24> См.: Андреев В.К. Право собственности в России. М.: БЕК, 1993. С. 134 - 135; Рыбаков В.А.,
Тархов В.А. Собственность и право собственности. Уфа: УЮИ МВД России, 2001. С. 204 - 205; Андреев
Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 364; Крашенинников П.В.
Жилищное право. М.: Статут, 2010. С. 290 - 291; Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.:
Юридическая литература, 1967. С. 489; Стоякин Г.Я. Защита абсолютного субъективного гражданского
права // Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР: Вып. 53. Свердловск: Изд-во СЮИ, 1977.
С. 64 - 65; Самойлова М.В. Понятие, осуществление и защита права личной собственности. Калинин: Изд-во
КГУ, 1978. С. 81; Кархалев Д.Н. Негаторное охранительное правоотношение // Законы России: опыт, анализ,
практика. 2008. N 7. С. 91, 94.

<25> См.: Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.-
Л.: Изд-во АН СССР, 1954. С. 94; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права
собственности в СССР. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1955. С. 100; Цыбуленко А.П. Гражданско-правовое
регулирование ареста имущества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1976. С. 9 - 10; Киреева Т.Т.,
Климкин С.И. Защита права собственности. Алматы: КазГЮА, 2000. С. 52 - 54.

Представляется, что иск об освобождении вещи от ареста нельзя считать негаторным, ибо
нарушитель не просто создает препятствия, помехи в реализации правомочий собственника, не связанных с
лишением владения, а по существу лишает собственника его права, юридически, а иногда и фактически,
изымая у него данную вещь. Немаловажно и различие по сфере применения: негаторный иск вытекает
преимущественно из соседских отношений, в то время когда иск об освобождении вещи от ареста - из

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 13 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

ошибочного вывода пристава-исполнителя о принадлежности определенного имущества должнику.

Арест имущества, как правило, производится не у собственника, а у должника, следовательно,


применение негаторного иска как требования об устранении препятствий, не связанных с лишением
владения, является невозможным ввиду отсутствия у истца фактического владения спорной вещью. Кроме
того, арест имущества является правомерным действием, так как основан на акте компетентного
государственного органа, а негаторный иск основан на неправомерном препятствии в осуществлении
пользования предметом спора.

Иск об освобождении вещи от ареста вообще невозможно отнести к вещным искам, поскольку
включение имущества в опись и наложение ареста является актом государственного принуждения и
осуществляется уполномоченным государственным органом. Производя по ошибке арест чужого
имущества, должностное лицо действует в пределах своих полномочий. Наличие у государственных
органов властных полномочий исключает возможность предъявления к ним традиционных вещных исков в
тех случаях, когда они действуют не в качестве равноправных участников имущественного оборота.

Исключение вещи из описи является техническим приемом, а не способом защиты. По существу, это
действие не должно осуществляться в судебном порядке и быть средством исковой защиты, так как
призвано устранить ошибку пристава-исполнителя, не более.

Следовательно, в основе иска об освобождении вещи от ареста лежит требование о признании


недействительным ненормативного акта государственного органа, не соответствующего закону или иным
правовым актам (ст. 13 ГК РФ) и нарушающего вещное право или незаконно ограничивающего возможность
его осуществления. Рассматриваемое требование входит в группу исков к публичной власти, которая
является одним из пяти компонентов структуры системы гражданско-правовых способов защиты вещных
прав, наряду с вещными исками, обязательственными требованиями, корпоративными исками и иными
способами, посредством которых защищаются вещные права.

По вопросу определения защищаемого негаторным иском правомочия оригинально высказался А.Б.


Бабаев, указав, что нарушить правомочие распоряжения вообще невозможно, ведь нарушить можно только
право на владение (лишить владения) или право пользования (воспрепятствовав его осуществлению) <26>.

--------------------------------

<26> См.: Бабаев А.Б. Система вещных прав. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 368.

В целом соглашаясь с таким делением, следует возразить, что правомочие распоряжения не может
быть нарушено, но может быть оспорено. В силу ст. 11 ГК РФ, п. 1 ст. 3 ГПК РФ, п. 1 ст. 4 АПК РФ нарушение
и оспаривание являются самостоятельными фактическими основаниями для защиты гражданских прав.
Оспаривание характеризует состояние неопределенности относительно существования права, которое и
устраняется путем предъявления иска о признании права. Помеха, создаваемая оспариванием, всегда
носит юридический характер. Нарушение права влечет помехи, в том числе и фактического характера.
Например, затемнение соседнего земельного участка (уменьшение уровня освещенности помещения ниже
допустимого уровня), незаконная врезка в газопровод, чрезмерный шум, использование земельного участка
для прохода и проезда без наличия на то разрешения собственника и проч.

С точки зрения сторонников пятого подхода в вопросе определения защищаемого правомочия более
обоснованно утверждать, что негаторный иск защищает только правомочие пользования <27>. Так, М.
Гуревич указывал, что собственник вещи при нарушении, не связанном с владением, "лишается лишь
возможности пользоваться ею, так как третье лицо препятствует ему в этом" <28>. К.И. Скловский отмечает,
что "посредством негаторного иска устраняются препятствия в пользовании имуществом" <29>. Как пишет
А.Б. Бабаев, "негаторный иск непосредственно направлен на защиту права пользования, но не
распоряжения" <30>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 14 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право.
Интеллектуальные права. Личные неимущественные права" (том 1) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в
информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

<27> См.: Еремеев Д.Ф. Право личной собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1958. С. 121 - 122;
Вопросы советского гражданского права в практике суда и арбитража / Под общ. ред. И.Б. Новицкого. М.:
Изд-во Московского ун-та, 1959. С. 11 - 12; Дульнева Л.А. Право собственности на жилой дом. М.:
Юридическая литература, 1974. С. 48; Скворцов О.Ю. Защита права собственности и судебно-арбитражная
практика. М.: Интел-Синтез, 1997. С. 34; Братусь М.Б. Вещно-правовые способы защиты права
собственности и владения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 169; Российское гражданское право: В 2 т.
Т. I / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2009. С. 633 - 634; Ахметьянова З.А. Вещное право. М.: Статут, 2011.
С. 341; Саидов А.Х. Право собственности в Республике Узбекистан // Журнал российского права. 2006. N 12.
С. 78 - 79; Гражданское право: В 2 т. Т. 1 / Под ред. Б.М. Гонгало. М.: Статут, 2016. С. 383.

<28> Гуревич М. Гражданско-правовая защита права собственности // Советская юстиция. 1969. N 21.
С. 21.

<29> Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении.


Практические вопросы. М.: Статут, 2004 // СПС "КонсультантПлюс" (комментарий к ст. 304 ГК РФ).

<30> Бабаев А.Б. Система вещных прав. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 282, 368.

Наиболее обоснованным представляется шестой подход к определению сферы применения


негаторной защиты. Негаторный иск устраняет помехи и препятствия в пользовании и обладании
собственником своей вещью <31>. Так, А.В. Люшня указал, что негаторный иск направлен на
восстановление положения по нормальному и естественному владению и пользованию собственником его
вещью либо его вещным правом и на пресечение помех <32>.

--------------------------------

<31> См.: Право собственности и способы его защиты в гражданском праве / Под общ. ред. А.Д.
Рудокваса. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2017. С. 59; Белов В.А. Очерки вещного права: научно-полемические
заметки. М.: Юрайт, 2014. С. 285.

<32> См.: Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 143, 150.

Владение может быть нарушено двумя способами: лишением владения и фактическим препятствием
к владению (помеха в спокойном владении). И если в первой ситуации предъявляется виндикационный иск,
то во второй - негаторный иск. Придумывать особый иск для защиты фактического владения от помех в его
осуществлении нет надобности. Не предоставлять защиту от подобного нарушения будет нелогично.
Конечно, негаторный иск направлен на запрещение возможности чинить собственнику препятствия к
пользованию вещью. Однако в некоторых случаях он может применяться и для защиты субъективного
вещного права от нарушения владения, но только того, которое производится путем создания помех к
владению и не повлекло лишение состояния обладания.

Таким образом, негаторный иск должен рассматриваться как средство защиты субъективного вещного
права от помех в осуществлении правомочия пользования и от препятствий к владению в ситуации, когда
нарушение владения не перешло к его полному лишению. Иск об освобождении вещи от ареста вообще
невозможно отнести как к негаторному иску, так и к вещным искам. Производя по ошибке арест чужого
имущества, должностное лицо действует в пределах своих полномочий. В основе иска об освобождении
вещи от ареста лежит требование о признании недействительным ненормативного акта государственного
органа, не соответствующего закону или иным правовым актам, и нарушающего вещное право или
незаконно ограничивающего возможность его осуществления.

Четвертый недостаток связан с отсутствием в ст. 304 ГК РФ четких критериев нарушения, которое
устраняется негаторным иском. Единственной особенностью нарушения, в связи с которым может быть
предъявлен негаторный иск, в ст. 304 ГК РФ названа несвязанность данного нарушения с лишением

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 15 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

владения, а это ставит задачу разработки критериев применимости негаторной защиты.

Некоторые из критериев применения негаторного иска были рассмотрены выше, подробный анализ
критериев будет проведен далее, при рассмотрении фактического основания данного гражданско-правового
требования и условий его удовлетворения.

Итак, подводя итог изложенному, следует отметить, что неточность законодательной формулировки
негаторного иска создает благоприятную почву для различного толкования ст. 304 ГК РФ, что приводит к
неправильному пониманию значения негаторной защиты и приданию иску универсального характера. При
внимательном анализе конструкции негаторного иска и решении вопроса о соотношении данного
требования с другими способами защиты гражданских прав становится явным отсутствие универсальности
в его применении.

Следует отойти от принципа остаточного внимания законодателя к негаторному иску, остаточного в


первую очередь по сравнению с виндикационным иском. Недосказанность, имеющая место в формулировке
ст. 304 ГК РФ, требует очень многое домысливать за законодателя, а это дает возможность
расширительного толкования закона и искажения существа рассматриваемого способа защиты.

Негаторный иск не может быть использован для защиты субъективного права от нарушений,
связанных с лишением владения или оспариванием наличия субъективного права. Иск о признании
вещного права и иск об освобождении вещи от ареста не могут быть квалифицированы как разновидности
негаторного иска. При этом если первое из этих требований является самостоятельным вещным иском, то
второе является разновидностью иска к органам публичной власти. Негаторный иск не может устранять
любые нарушения субъективного вещного права, не связанные с лишением владения. Иск о выселении и
иск о сносе самовольной постройки не обладают самостоятельной правовой природой и, в зависимости от
характера нарушения, могут быть квалифицированы как виндикационный либо как негаторный иски. О
квалификации этих требований речь пойдет более детально далее.

§ 2. Особенности негаторного иска

Каждое правовое явление обладает присущими ему признаками, которые выражают специфику
изучаемого явления. Для того чтобы дать понятие негаторного иска, первоначально следует выделить и
раскрыть его особенности. Выявление свойств негаторной защиты позволит отграничить данное требование
от других гражданско-правовых способов защиты и разрешить вопрос о наличии или отсутствии оснований
отнесения данного иска к универсальным способам защиты.

Стоит отметить, что в правовой литературе крайне редко уделяют внимание рассмотрению признаков
негаторной защиты. И если даже поднимается этот вопрос, то авторы ограничиваются указанием на то, что
негаторное требование относится к вещным искам и обладает внедоговорным характером <33>, реже
указывается, что негаторный иск устраняет нарушения, не связанные с лишением владения <34>.

--------------------------------

<33> См.: Минеев О.А. Способы защиты вещных прав: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С.
144; Жидков М.Д. Гражданско-правовые способы защиты права собственности: Дис. ... канд. юрид. наук. М.,
2005. С. 103.

<34> См.: Зубарева О.Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательстве России: Дис. ...
канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 114; Тыртычный С.А. Защита имущественных прав собственника
по современному российскому законодательству: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 68; Гражданское
право: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Велби, 2008. С. 803.

Для негаторного иска характерны следующие признаки.

1. Негаторное требование может быть способом защиты прав только на недвижимую вещь,
причем ту, которая отнесена к данной категории в силу ее физических свойств.

К объекту, субъективное право на который может быть защищено негаторным иском, предъявляется
ряд условий. Предметом спора по данному иску может явиться только вещь (1), причем индивидуально-

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 16 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

определенная или индивидуализированная (2), сохранившаяся в натуре на момент спора (3) и являющаяся
недвижимой в силу физических свойств (4).

Вещь как объект вещных прав и вещно-правовой защиты можно определить как существующий
физически и независимо от субъекта пространственно-ограниченный предмет, в отношении которого
установлен правовой режим на уровне законодательства и являющийся индивидуально определенным или
индивидуализированным.

Судебная практика основывается на том, что при заявлении негаторного иска истец должен доказать
наличие у него соответствующего права на индивидуально-определенную вещь. В Апелляционном
определении Новосибирского областного суда от 16.05.2017 по делу N 33-4705/2017 указано, что в предмет
доказывания по негаторному иску входят, кроме прочих, обстоятельства, обосновывающие наличие у истца
права собственности на индивидуально-определенную вещь, являющуюся предметом спора.

На момент предъявления негаторного иска вещь должна сохраниться в натуре, поэтому фактическим
предметом спора может быть только индивидуально-определенная вещь. При этом следует отметить, что
различия между индивидуально-определенными вещами и вещами, определенными родовыми признаками,
во многом относительны и зависят от конкретных условий участия таких вещей в гражданском обороте.
Поэтому вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, могут приобретать
свойства индивидуально-определенных вещей и сохранять эти свойства к моменту предъявления иска, что
позволяет собственнику выделить вещи, составляющие его собственность, из числа других.

Специфика негаторного иска проявляется в том, что предметом спора по этому способу защиты
является только недвижимая вещь: земельный участок, здания, сооружения и другие соответствующие
объекты. В практике арбитражных судов также отмечается такая особенность негаторного требования.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 13 сентября 2002 г. по делу N
А13-2368/02-09 пришел к выводу, что в негаторном иске (устранение нарушения, не связанного с лишением
владения, путем переноса строительства на восемь метров от стены торгового павильона) следует
отказать, потому что предмет спора не является недвижимым имуществом.

Ситуация с решением этого вопроса в арбитражной практике характеризуется тем, что отсутствуют
дела, в которых предметом спора по негаторному иску выступает движимая вещь. То есть все идет от
обратного: нет случаев, когда спор возникает из устранения помех в пользовании исключительно
движимыми вещами. Поэтому просто невозможно игнорировать в рамках исследования такой большой
массив эмпирического материала. Например, очень показателен тот факт, что во всех пунктах
информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 "Обзор судебной практики по
некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения" (далее
- информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153) приводятся дела, где предметом
спора являются недвижимые вещи.

Конечно, в судебной практике встречаются случаи, когда негаторный иск предъявляется и в


отношении движимых вещей, но только в непосредственной связи с недвижимостью либо в составе
имущественного комплекса <35>. Например, Постановлением Президиума ВАС РФ от 18 января 2000 г. N
6615/99 суд удовлетворил иск компании об устранении нарушения права собственности, не связанного с
лишением владения, предметом спора по которому выступили здания и сооружения, станки и
оборудование, авто- и железнодорожные транспортные средства, оргтехника и иное имущество,
находящееся на территории ответчика и приобретенное на торгах.

--------------------------------

<35> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 02.10.2007 N 1916/07 по делу N А32-65585/2005-


22/1514; ФАС Северо-Кавказского округа от 18.01.2006 N Ф08-6900/2006; ФАС Уральского округа от
20.10.2004 N Ф09-3464/04ГК.

Направленность негаторного иска на защиту прав на недвижимые вещи объясняется тем, что
затруднить пользование движимой вещью практически нельзя. Мобильность такой категории вещей
допускает возможность изменить обстоятельства, внешние условия их использования. При эксплуатации
недвижимой вещи все происходит наоборот. Если третье лицо создает препятствия в пользовании

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 17 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

недвижимостью, то собственник не может переместить свою вещь для того, чтобы оградиться от
нарушений. Именно поэтому негаторный иск используется только для защиты прав на недвижимые вещи. В
негаторной защите движимые вещи просто не нуждаются в силу своей мобильности. Перемещение хотя и
движимой, но габаритной вещи - вопрос сугубо технический и не влияет на правовую квалификацию. При
создании помех в пользовании движимой вещью целесообразно использовать меры оперативной защиты,
самозащиту права. Данные меры будут более эффективными и позволят своевременно устранить
негативное воздействие на движимую вещь.

Не может применяться рассматриваемый иск для защиты прав на такую недвижимость, которая
отнесена к этой категории вещей в силу закона: подлежащие государственной регистрации воздушные и
морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (п. 1 ст. 130 ГК РФ). Такие вещи способны к
перемещению, и пользование ими не может быть затруднено в сфере частноправовых отношений.

Рассматриваемая научная идея основана не только на физическом свойстве движимой вещи, такой
как мобильность, но и на самом правовом режиме недвижимости, который устанавливает особенности
владения и пользования этой разновидностью вещей. Порядок использования недвижимости во многом
зависит от внешних факторов, и при создании третьим лицом помех в пользовании вещью собственник не
может переместить свою вещь для того, чтобы оградиться от нарушений. Ситуация с движимыми вещами
диаметрально противоположна. Например, одно и то же действие лица может быть по-разному
квалифицировано в зависимости от объекта посягательства: копоть от воздушной вытяжки из кухни
ресторана оседает и на автомобиль, который можно переставить, и на окно соседнего дома. Но в первой из
приведенных ситуаций нет реальной надобности обременять суд тем требованием, которое может быть
реализовано самостоятельно.

Кроме того, среди условий удовлетворения негаторного иска как в теории, так и в практике
указывается, что нарушение должно носить реальный характер. Определить мнимость или реальность
нарушения можно путем установления возможности использования истцом своей вещи альтернативным
путем, при котором затруднения, вызванные действиями ответчика, были бы незаметны, то есть суд должен
установить отсутствие у истца иной возможности свободно пользоваться принадлежащей ему вещью.
Следовательно, наличие возможности у собственника движимой вещи самостоятельно пресечь негативное
воздействие путем перемещения движимости является несомненным основанием для отказа в
удовлетворении негаторного требования. Например, тень от соседского высокого забора затемняет бак с
водой, что приводит к порче воды - это одна ситуация; и тот же высокий забор затемняет часть садового
земельного участка соседа, что приводит к невозможности получения урожая - это уже другая ситуация,
подпадающая под сферу применения негаторного иска.

Значение имеет даже не мобильность движимой вещи, а характер нарушения в отношении ее. Помеха
в пользовании движимой вещью не будет носить существенного негативного значения, степень
неблагоприятности такого воздействия минимальна. Собственник движимой вещи может самостоятельно,
своими действиями, устранить помеху, а судебная защита предоставляется в ситуации, когда требуется
государственное принуждение для защиты своего права.

Названное условие удовлетворения негаторного иска подтверждает обоснованность тезиса, что он


должен применяться только в отношении недвижимости, для которой изменение внешних условий
пользования неподвластно собственнику. Предоставление возможности предъявления негаторного иска в
ситуации создания любых помех в пользовании вещью приводило бы к злоупотреблению правом и
усилению конфликтов между соседями.

Стоит отметить, что сформулированный выше вывод позволяет по-новому взглянуть на проблему
надлежащего способа оспаривания зарегистрированного права на недвижимые вещи. Дело в том, что в
литературе высказано мнение, что право на недвижимую вещь не может быть защищено посредством
виндикационного иска, а для этого должен использоваться негаторный иск. Подробный разбор порядка
оспаривания зарегистрированного права и использования для этих целей негаторного иска будет
произведен в четвертой главе книги.

Вывод о том, что предметом спора по негаторному иску может быть только недвижимая вещь в силу
ее физических свойств, заставляет решить вопрос о том, допустимо ли применение негаторного иска в
отношении недвижимости, которая не прошла кадастровый учет и не определена в своих границах?

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 18 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Представляется, что отсутствие кадастрового учета объекта недвижимости не должно быть препятствием к
устранению помехи в осуществлении пользования недвижимостью.

По данному вопросу высказана правовая позиция ВС РФ, в силу которой, даже если границы
земельных участков не установлены в соответствии с действующим законодательством, их собственники
вправе предъявить негаторный иск в защиту своих прав. Так, в Определении Судебной коллегии по
гражданским делам ВС РФ от 20 октября 2015 г. N 14-КГ15-7 сказано: "Исходя из ч. 9 ст. 38, ч. 1 ст. 45
Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" земельные
участки, кадастровый учет которых был проведен до вступления в силу указанного закона, и земельные
участки, кадастровый учет которых не проводился, но на которые право собственности зарегистрировано,
считаются учтенными, а их границы считаются определенными в соответствии с требованиями
действовавшего на момент их образования законодательства. Вместе с тем неустановление границ
земельных участков, в соответствии с действующим законодательством, не является препятствием для
защиты их собственниками своих прав посредством предъявления иска об устранении препятствий в
пользовании земельными участками".

2. Назначение негаторного иска выражается в присущей ему восстановительной функции.


Негаторный иск направлен на пресечение противоправного препятствия в пользовании собственником
своей вещью и устранении последствий нарушения, что приводит к восстановлению ситуации,
существующей до нарушения права.

При невозможности восстановления субъективного права речь может идти лишь о восстановлении
имущественной сферы потерпевшего, но уже посредством обязательственных способов защиты
гражданских прав. Негаторный иск защищает субъективное право только от таких нарушений, которые не
влекут прекращения этих прав. Негаторное требование направлено на восстановление вещных прав в том
виде и объеме, в каком они существовали до нарушения в регулятивном правоотношении.

Гражданское законодательство предусматривает защиту только того права, которое было нарушено
или оспорено, что обусловливает восстановительный характер способов защиты вещных прав. Б.Б.
Черепахин указывает: "Системой присущих ему мероприятий гражданское право ставит своей задачей
восстановить для собственника возможность осуществления нарушенного права собственности..." <36>.

--------------------------------

<36> Черепахин Б.Б. Виндикационный иск в советском праве // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому
праву. М.: Статут, 2001. С. 173.

3. Негаторный иск направлен на запрещение возможности создавать собственнику препятствия


в пользовании вещью и на устранение последствий, вызванных созданием помех. Данное
гражданско-правовое требование направлено на отрицание возможности третьих лиц произвольно
вмешиваться в осуществление собственником пользования вещью. Цель негаторного иска заключается в
пресечении неправомерных ограничений возможности пользоваться своей вещью, в результате чего
восстанавливается положение, существующее до нарушения. Как справедливо указал Г.Ф. Шершеневич,
"лицо только потому имеет субъективное право собственности на данную вещь, что всем другим запрещено
объективным правом препятствовать пользованию собственника" <37>.

--------------------------------

<37> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права: В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2005. С. 237.

Правомочие пользования как составная часть субъективного вещного права имеет принципиальное
значение, поскольку именно наличие правомочия пользования объединяет, является общим свойством всех
вещных прав. Как указывает Е.А. Баринова, "именно в пользовании вещью и заключается смысл, существо
всех вещных прав" <38>.

--------------------------------

<38> Баринова Е.А. Вещные права в системе субъективных гражданских прав // Актуальные проблемы
гражданского права: Вып. 6. М.: Статут, 2003. С. 149 - 150.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 19 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Такое значение объясняется тем, что правомочие пользования заключается в возможности извлекать
и использовать по своему усмотрению полезные свойства вещи. При этом реализация правомочия
пользования ограничена сущностью используемой вещи, то есть пользование должно осуществляться в
соответствии с целевым назначением используемой вещи. Извлечение полезных свойств и обеспечивает
удовлетворение интереса собственника, которым было обусловлено приобретение вещи.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что негаторный иск является наиболее эффективным
способом защиты правомочия пользования в составе субъективного права. К.И. Скловский указывает, что
основанием для предъявления негаторного иска "являются такие действия, которые объективно снижают
полезность вещи, создают угрозы ее целостности и т.д." <39>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография К.И. Скловского "Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы:
Комментарий Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г.,
Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54, информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2014.

<39> Скловский К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы. М.: Статут,
2016. С. 187.

Негаторная защита обеспечивает реализацию принципа неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1


ГК РФ), так как данный иск направлен на устранение помех в использовании собственником своей вещи; он
позволяет обеспечить свободу от воздействия третьих лиц на вещь. В силу п. 1 ст. 1 ГК РФ гражданское
законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений,
неприкосновенности собственности, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав,
обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты. Суды часто обращаются к принципу
беспрепятственного осуществления прав при рассмотрении споров по негаторным искам, указывая, что
нарушение права собственности путем создания помех в нормальном использовании противоречит этому
принципу <40>. Негаторный иск также реализует принцип правовой определенности, поскольку направлен
на уточнение физических границ собственности <41>, пределов свободы собственника в осуществлении
права в отношении своей вещи от воздействий на нее третьих лиц. Принцип равноправия участников
гражданских отношений обеспечивает частноправовой характер негаторного иска и неприменимость его в
отношениях, основанных на власти и подчинении. Принцип судебной защиты определяет юрисдикционный
характер применения негаторной защиты. А принцип недопущения получения преимуществ из своего
незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ) позволяет решить вопрос о мнимости или
реальности помехи, которую просит устранить собственник вещи в рамках негаторного спора.

--------------------------------

<40> См.: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 04.04.2011 по делу N А56-29775/2010; ФАС
Северо-Кавказского округа от 10.01.2008 N Ф08-1696/07; Определения Ленинградского областного суда от
15.02.2012 N 33-697/2012, от 31.10.2012 N 33-4832/2012.

<41> См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С.
267 - 268.

4. Негаторный иск применяется для защиты субъективного вещного права от нарушений, не


связанных с лишением владения вещью. Незаконное завладение предметом спора не может выступать
фактическим основанием негаторной защиты. Нарушение, влекущее лишение владения, защищается
виндикационным иском. Противопоставление негаторного и виндикационного исков характерно для всей
истории развития гражданского права и не дает оснований допускать какую-либо конкуренцию между ними.

В литературе и правоприменении устоялось понимание владения как факта. Так, К.И. Скловский,
комментируя обзор судебной практики по негаторному иску, пишет: "Нужно исходить из того, что владение -

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 20 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

это именно хозяйственное господство, имеющее целью эксплуатацию вещи в соответствии с ее


назначением, а не простое пребывание на объекте. Хозяйствование должно быть спокойным, допускать
возможность своей волей вполне определять, что делать с вещью" <42>. В целом К.И. Скловский понимает
под владением для целей защиты свободный доступ к объекту <43>. Такое понимание укладывается в
классическое пандектное представление о владении. Так, в п. 1 ст. 919 Швейцарского гражданского
уложения говорится, что эффективный контроль над вещью составляет владение.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография К.И. Скловского "Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы:
Комментарий Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г.,
Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54, информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2014.

<42> Скловский К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы. М.: Статут,
2016. С. 177.

<43> См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Статут, 2010. С. 540.

В судебной практике именно критерий владения спорной вещью является основным в решении
вопроса о разграничении виндикационного и негаторного исков <44>. Так, в п. 45 Постановления Пленума
ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной
практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"
указывается, что иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит
удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим
вещью по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не
связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

--------------------------------

<44> См.: Определение ВС РФ от 05.05.2009 N 5-В09-10; Постановления АС Волго-Вятского округа от


31.10.2016 N Ф01-4610/2016 по делу N А43-29234/2015, АС Восточно-Сибирского округа от 25.06.2015 N
Ф02-2571/2015 по делу N А19-20457/2012, АС Московского округа от 19.05.2017 N Ф05-16979/2016 по делу N
А41-27411/2016, АС Поволжского округа от 24.06.2015 N Ф06-24553/2015 по делу N А06-6944/2014, АС
Северо-Кавказского округа от 14.07.2016 N Ф08-3600/2016 по делу N А32-26480/2015.

В Определении ВС РФ от 12 апреля 2011 г. N 49-В11-2 сказано, что, в отличие от ст. 301 ГК РФ, ст. 304
ГК РФ предусматривает, что собственник может предъявить негаторный иск в защиту от действий, не
связанных с лишением владения. При предъявлении иска необходимо учитывать, находится ли та или иная
вещь в чужом незаконном владении.

Несмотря на приведенные выше выводы судебных инстанций, ВАС РФ сформулировал правовую


позицию, которая немного по-другому трактует требование о том, что истец по негаторному иску должен
сохранить владение предметом спора. Так, в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15
января 2013 г. N 153 сказано: "Собственник, передавший имущество в аренду, не лишается права на
негаторный иск к третьему лицу - нарушителю права собственности". Получается, что арендодатель-
собственник, передавший владение предметом аренды арендатору, тем не менее имеет право на
негаторный иск против нарушений, создаваемых третьим лицом, даже несмотря на то, что вещь находится
во владении другого лица. В описании рассматриваемого п. 3 сказано, что собственник причала-пирса
обратился в суд с иском к обществу об обязании устранить препятствия в пользовании своей вещью путем
демонтажа сборно-разборного холодильника, который ответчик разместил на пирсе, переданном
собственником в аренду.

Необходимо отметить, что авторы Обзора судебной практики действительно выбрали не самый
удачный пример, так как он формально входит в противопоставление ранее высказанным и развивающимся
правовым позициям. Однако явной ошибочности рассматриваемый пример не содержит, так как проблема в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 21 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

неудачности текстуальной формулировки, а не в правовой идее, положенной в основу п. 3


информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153.

Дело в том, что в описании фабулы судебного спора говорится, что в ходе судебного заседания
арендатор пояснил, что расположенный на причале холодильник, хотя и был установлен без его согласия,
не препятствует ему осуществлять эксплуатацию арендуемой вещи - разгрузку приходящих рыболовецких
судов.

Следовательно, истец сохранил владение пирсом, несмотря на передачу его в аренду, так как
владение арендатором не универсально, а носит строго целевой характер - разгрузка рыболовецких судов,
что не исключает осуществление владения пирсом со стороны собственника, например путем размещения
на пирсе оборудования. Но в приведенном примере такое использование осуществило третье лицо, что и
послужило обстоятельством для предъявления собственником негаторного иска. Обе стороны договора
аренды вполне самостоятельно осуществляют эксплуатацию этого объекта. Если бы собственник передал
арендатору полный контроль над пирсом, то негаторный иск собственника был бы невозможен.

Корректировка формулировки п. 3 могла бы сводиться к следующему: "Собственник, передавший


имущество в аренду, не лишается права на негаторный иск к третьему лицу - нарушителю права
собственности, если он сохранил владение переданным имуществом". Комментируя п. 3 Обзора, К.И.
Скловский поддержал правовую позицию ВАС РФ, указав в качестве аргументации, что, "даже если
собственник перестает пользоваться вещью на время аренды, это не прекращает его отношения к вещи как
к своей, что наряду с прочим означает заботу о вещи, поддержание ее в исправном состоянии" <45>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография К.И. Скловского "Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы:
Комментарий Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г.,
Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54, информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2014.

<45> Скловский К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы. М.: Статут,
2016. С. 182.

В литературе можно встретить мнение о том, что негаторным иском можно защитить не только
пользование, но и владение вещью <46>. Сторонники такого мнения не приводят аргументы в пользу такого
понимания сферы применения негаторной защиты. Негаторный иск не может защищать от любого
нарушения владения. Владение может быть нарушено двумя способами: путем лишения владения и путем
создания препятствий к владению. В первой ситуации предъявляется виндикационный иск, во второй -
негаторный иск. При этом, для того чтобы была возможность применения негаторного иска, помехи к
владению должны носить только фактический характер. Создание юридических препятствий к владению
вещью, например издание органами власти правовых актов и распоряжений, не может выступать
основанием к применению негаторного иска.

--------------------------------

<46> См.: Жидков М.Д. Гражданско-правовые способы защиты права собственности: Дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2005, С. 65, 106; Краснова С.А. Защита права собственности и иных вещных прав
посредством восстановления владения: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2007. С. 142 - 143; Брехова В.Е.
Правовые аспекты реализации собственником права на защиту // Арбитражная практика. 2008. N 3. С. 76.

В современной российской цивилистике утверждение о возможности применения негаторного иска в


ситуации создания помех к владению впервые была высказана А.В. Коноваловым. Он пришел к выводу, что
негаторный иск может быть "направлен на устранение помех в осуществлении правомочия владения,
создаваемых собственнику третьими лицами, при этом в отличие от ситуации, когда субъект лишается
владения вещью вообще, он продолжает осуществлять физическое господство над ней, хотя последнее и
ограничено или затруднено неправомерными действиями нарушителя" <47>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 22 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

--------------------------------

<47> Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб.: Юридический
центр "Пресс", 2004. С. 214.

В последующем эта точка зрения не нашла абсолютной поддержки среди исследователей владения и
владельческой защиты. Только некоторые авторы обратили свое внимание на данный аспект негаторной
защиты. Так, С.В. Никольский полагает, что "словосочетание "хотя бы" позволяет говорить о том, что
предъявление негаторного иска допускается при нарушении правомочия владения". В качестве примера
автор приводит ситуацию, когда титульному владельцу, не наделенному правомочием пользования,
препятствуют в осуществлении владения, что порождает право на негаторный иск, если это препятствие к
владению не привело к переходу владения <48>.

--------------------------------

<48> См.: Никольский С.В. Гражданско-правовая защита имущественных прав: Дис. ... канд. юрид.
наук. Саратов, 2003. С. 123.

Возможность защиты негаторным иском владения О.Г. Зубарева объясняет тем, что пользование и
владение очень тесно связаны между собой, а вещная сторона присутствует в этих отношениях в
полновесном объеме. Если иметь в виду объект владения, то оно может, конечно, оставаться в сохранности
и при причинении препятствий собственнику в пользовании и распоряжении. Однако при таком положении
дел он отчасти лишается и владения - возможности обеспечить целесообразное использование вещи по ее
назначению и получение пользы всех родов от такого применения своего имущества. Следовательно, он
временно лишается своего владения или его части, ограничен в решении вопросов относительно
имущества, которое входит в его компетенцию и составляет неотъемлемое содержание владения <49>.

--------------------------------

<49> См.: Зубарева О.Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательстве России: Дис. ...
канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 114 - 115.

Как видно, О.Г. Зубарева смешивает содержание владения и пользования. Извлечение из вещи
полезных свойств и использование вещи по целевому назначению - это реализация пользования, а
владение есть фактическое обладание вещью. Однако неточность в аргументации не означает возможность
использования негаторного иска только для защиты пользования.

В законодательстве зарубежных стран допускается предъявление негаторного иска для защиты


владения. Дело в том, что законодательство некоторых западноевропейских стран устанавливает, что
нарушение владения может иметь место в двух формах: лишение владения и препятствие спокойному
владению.

Пункт 1 § 858 "Запрещенное самоуправство" Германского гражданского уложения (далее - ГГУ)


закрепляет, что "лицо, которое лишает владельца его владения помимо воли последнего или препятствует
ему в осуществлении владения, действует противоправно...". Более того, подобное правило планировалось
ввести и в российское гражданское законодательство во времена Российской империи. В проекте
Гражданского уложения Российской империи, в ст. 144 (141), говорилось, что "нарушением владения
признается самовольное отнятие имущества у владельца, а также всякое самовольное действие,
лишающее владельца пользования имуществом или стесняющее его в таковом положении" <50>.

--------------------------------

<50> Проект Гражданского уложения Российской империи. Книга 3. Вотчинное право (проект
Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения). СПб., 1902.

В германской пандектистике виндикационный и негаторный иски принято разграничивать исходя из


того, как нарушено владение, - полное лишение владения влечет применение виндикационного иска, а
частичное сковывание спокойного владения - негаторного иска <51>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 23 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

--------------------------------

<51> См.: Baur F., Stumer R. Sachenrecht. Munchen: C.H. Beck, 2009. S. 137; Wolf M., Wellenhofer M.
Sachenrecht. Munchen: C.H. Beck, 2012. S. 360; Westermann H.P., Gursky K.-H., Eickmann D. Sachenrecht.
Heidelberg: C.F. Muller, 2011. S. 287.

Для понимания конструкции "помеха к владению" следует привести наглядный пример. К случаям
создания помех к владению можно отнести ситуацию, когда создаются препятствия в проходе или проезде к
зданию или помещению (установление шлагбаума, пункта охраны и т.д.). Это явно случай, когда следует
применять негаторный иск. Такое нарушение не лишает владения, но затрудняет его, как и пользование
недвижимостью. Как видно из примера, одно фактическое действие повлекло нарушение возможности
владеть и пользоваться вещью без каких-либо помех со стороны третьих лиц.

Несомненно, что в отношении недвижимых вещей пользование невозможно без осуществления


владения, эти правомочия взаимосвязаны. Использование недвижимой вещи по целевому назначению
невозможно без владения ею, и наоборот, а если создание помех и препятствий в нормальном
использовании вещи является нарушением правомочия пользования, то затруднение физического
господства над вещью нарушает владение. Пока собственник господствует над вещью, фактически ею
обладает, правомочие владения может быть нарушено, но только созданием помех, затрудняющих
владение.

Само по себе владение есть фактическое состояние, то есть статика, а пользование обладает
динамической характеристикой, оно осуществляемо действиями. Пользование заключается в возможности
извлекать и использовать по своему усмотрению полезные свойства вещи. Извлечение полезных свойств и
обеспечивает удовлетворение интереса собственника. Но использование недвижимости невозможно без
владения ею, фактического нахождения в ней или на ней.

Западноевропейская традиция в придании негаторному иску свойства защиты от помех во владении


основана на идеях римского частного права. Владение в древнем Риме защищалось тремя видами
владельческих интердиктов. Среди них был интердикт об удержании владения - interdicta retinendae
possessionis (D. 43. 17. 1. pr.; Гай. 4. 110), который строился по формуле "как владеете теперь" <52>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в
информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<52> См. подробнее об этом виде владельческих интердиктов: Римское частное право / Под ред. И.Б.
Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Зерцало-М, 2008. С. 187 - 189; Гримм Д.Д. Лекции по догме римского
права. М.: Зерцало, 2003. С. 232; Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М.: Норма, 2007. С. 252 -
253.

Следовательно, создание помех к возможности своими действиями извлекать полезные свойства из


вещи автоматически влечет затруднение владения ею. И разграничить в этой ситуации владение и
пользование просто невозможно. Поэтому со всей достоверностью можно утверждать о применимости
негаторного иска для устранения помех к владению недвижимой вещью. Представляется, что необходимо
дополнить ст. 304 ГК РФ пунктом следующего содержания: "Создание собственнику или лицу, имеющему
ограниченное вещное право, фактических препятствий в осуществлении владения, не повлекших лишения
владения, является основанием к предъявлению негаторного иска".

Справедливости ради стоит отметить, что случаи, когда негаторный иск может защищать владение,
достаточно редки, и в основе своей негаторный иск связан с защитой пользования от фактических помех.

В западноевропейских странах указание на то, что препятствование во владении без его лишения
выступает основанием предъявления негаторного иска, необходимо для обоснования возможности
распространения на такую ситуацию посессорной защиты. Так, § 861 "Требование восстановления

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 24 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

владения" ГГУ гласит, что, если владелец лишен своего владения путем запрещенного самоуправства, он
может требовать восстановления своего владения, а § 862 "Требование об устранении нарушений
владения" ГГУ устанавливает, что в случае нарушения спокойного владения путем запрещенного
самоуправства владелец может требовать от нарушителя устранения нарушения. В германской литературе
достаточно подробно исследуется возможность существования посессорной негаторной защиты <53>. Так,
Генрих Магер указывает на возможность защиты беститульного владения требованием, сходным с
негаторным иском <54>.

--------------------------------

<53> См.: Baur F., Sturner R. Sachenrecht. Munchen: C.H. Beck, 2009. S. 93, 97; Westermann H.P., Gursky
K.-H., Eickmann D. Sachenrecht. Heidelberg: C.F. Muller, 2011. S. 152, 168; Wolf M., Wellenhofer M. Sachenrecht.
Munchen: C.H. Beck, 2012. S. 58.

<54> См.: Mager H. Besonderheiten des dinglichen Anspruchs // Archiv fur die civilistische Praxis. 193. Bd.,
H. 1 (1993). P. 79.

Закон Эстонской Республики от 9 июня 1993 г. "О вещном праве" разделяет нарушение владения (ст.
44) и изъятие владения (ст. 45). Пункт 1 ст. 44 гласит, что "в случае нарушения владения владелец вправе
требовать устранения нарушения и предотвращения дальнейшего нарушения", а пункт 1 ст. 45 закрепляет
виндикационный иск о том, что "в случае изъятия владения владелец вправе требовать восстановления
владения от лица, являющегося самоуправным владельцем по отношению к предъявителю требования".

Пункт 1 ст. 125 книги 3 Гражданского кодекса Нидерландов содержит аналогичное правило о
возможности посессорной защиты, которое гласит: "Лицо, которое получило владение определенного
имущества, может на основе потери владения или помехи владения предъявить те же иски для возврата
имущества или для отмены помехи владения, которое принадлежит правообладателю".

В ст. 929 Гражданского кодекса канадской провинции Квебек сказано, что владелец, в непрерывном
владении которого более года находится вещь, имеет право на иск против любого лица, которое нарушает
его владение или лишает владения, чтобы положить конец нарушению или восстановить владение.

Статья 2278 ГК Франции в первом абзаце закрепляет следующее правило: "Владение защищается
независимо от его правового основания от нарушения, которое затрагивает или создает угрозу его
нарушения".

В п. 1 ст. 928 Швейцарского гражданского уложения говорится, что владелец, которому создается
помеха, может подать иск против нарушителя, даже если последний утверждает, что имеет право на это. Во
втором пункте ст. 928 конкретизируется, что требование состоит в прекращении нарушения, запрещении
дальнейшего нарушения и возмещении ущерба. Лишению владения посвящена ст. 926 Швейцарского
гражданского уложения.

Следует заметить, что правильнее говорить о владельческой защите не путем негаторного иска, а о
владельческой защите посредством иска по модели негаторного требования. Но ради простоты мы будем
использовать в качестве обозначения такого владельческого иска понятие "негаторный иск". Как
справедливо указал А.В. Коновалов, "иск, предусмотренный ст. 304 ГК РФ, нельзя считать владельческим,
поскольку, во-первых, нет особого порядка рассмотрения исков посессорного характера, во-вторых,
негаторный иск направлен на исследование правового титула" <55>. Поэтому правильнее именовать его как
иск о пресечении помех в осуществлении владения.

--------------------------------

<55> Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб.: Юридический
центр "Пресс", 2004. С. 214.

В латиноамериканских странах этот иск называется "требование о сохранении владения". Так, ст. 985
ГК Эквадора гласит, что "владелец в исковом заявлении вправе требовать устранения помех к владению,
ликвидации угрозы лишения его владения, возмещения понесенных им убытков, предоставления гарантии
ненаступления фактов, которые он обоснованно считает угрозой своему владению". А ст. 523 ГК Бразилии,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 25 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

размещенная в главе 5 "О владельческой защите", устанавливает, что иски о сохранении и иски о
восстановлении владения производятся без формальностей. В ст. 972 ГК Колумбии 1873 г. установлено, что
владельческие иски имеют своей целью сохранение или восстановление владения недвижимостью или
основанными на них вещными правами. А в ст. 977 конкретизируется это положение. Там говорится, что
владелец имеет право требовать, чтобы не препятствовали осуществлению им владения вещью, не лишали
его владения, возмещали ему причиненный ущерб и обеспечивали ему защиту от того, кого он обоснованно
опасается.

Гражданский закон Латвии 1937 г. в ст. 914 закрепляет обстоятельства, при которых владение
считается нарушенным, - если кем-либо предпринимается попытка присвоить себе вещь, или ее часть, или
право либо создается препятствие владельцу в пользовании его владением, в том числе и с применением
угроз, которые могут вызвать у него обоснованные опасения.

В Концепции развития гражданского законодательства озвучено предложение о возможности


введения владельческой защиты посредством негаторного иска (абз. 6 п. 1.7 раздела 4 Концепции). В
указанном пункте сказано, что "следует также изучить возможность предоставления владельцам
владельческой защиты в целях устранения препятствий владению, не связанных с лишением владения".
Однако в проекте изменений ГК РФ владельческая защита определяется исключительно как требование
владельца о защите владения, подлежащее удовлетворению судом, если будет установлено, что вещь
выбыла из его владения помимо воли владельца (ст. 216 "Требование о защите владения").

Владельческая защита, как следует из определения, данного римским правом, - это защита
независимо от права, защита владения как фактического состояния. Владельческая защита является
упрощенным способом защиты действительных или предполагаемых прав и основывается на обиходном
понимании, что вещи, как правило, находятся во владении тех, кто имеет право на них.

Юридическим основанием применения негаторной посессорной защиты будет являться фактическая


презумпция законности открытого владения вещью, речь о которой будет вестись далее при рассмотрении
юридического основания негаторного иска.

Следовательно, негаторный иск может применяться для защиты субъективного вещного права от
нарушения владения, которое производится путем создания помех к владению и которое не повлекло
лишение владения. При этом нет никаких затруднений к введению в российское гражданское
законодательство посессорной защиты по модели негаторного требования, то есть законодательного
закрепления возможности любого владельца устранять фактические помехи к своему владению.

Стоит дополнить ст. 304 ГК РФ пунктом следующего содержания: "Лицо, владеющее недвижимой
вещью, может требовать устранения фактических препятствий в осуществлении владения, не повлекших
лишения владения".

5. Негаторный иск не может применяться для оспаривания вещного права, он применяется для
защиты субъективного вещного права от нарушений. Оспаривание может осуществляться посредством иска
о признании вещного права, который при этом не может быть квалифицирован как разновидность
негаторного иска. Аналогичное можно сказать и про квалификацию требования об оспаривания
зарегистрированного права на недвижимость.

В классических работах отмечается, что негаторный иск не призван устранять оспаривание права. Так,
Ч. Санфилиппо пишет, что это иск, "имеющий целью отразить всякого, кто хоть и не оспаривает право
собственности истца, однако притязает на то, чтобы пользоваться..." <56>.

--------------------------------

<56> Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М.: Норма, 2007. С. 242.

6. Внедоговорный характер негаторного требования. Это означает, что если между сторонами
спора существует обязательственное правоотношение по поводу предмета спора, то именно оно станет
основанием рассмотрения спора. Внедоговорный характер негаторного иска обусловлен тем, что он
защищает именно вещное право.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 26 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Судебная практика основывается на том, что если препятствия по пользованию создаются в


отношении вещи, по поводу которой истец и ответчик связаны договором, то негаторный иск неприменим
<57>. Так, в п. 6 информационного письма ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 суд указал, что если право
собственности истца нарушено действиями лиц, выполнявших работы по заданию и под контролем
заказчика во исполнение договора подряда, то надлежащим ответчиком по негаторному иску является
заказчик. В приведенном примере важно уточнить, что подрядчик не вышел за предмет договорных
отношений и действовал в соответствии с заданием заказчика. Если бы помеха была обусловлена
самостоятельными действиями подрядчика, вышедшего в процессе выполнения работы за рамки договора
подряда, то надлежащим ответчиком являлся бы подрядчик.

--------------------------------

<57> См.: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 08.12.2008 по делу N А38-499/2008-1-60, АС


Северо-Западного округа от 30.03.2016 N Ф07-1349/2016 по делу N А66-6492/2015, АС Московского округа
от 15.05.2017 N Ф05-5467/2017 по делу N А40-61621/2016, АС Поволжского округа от 29.03.2016 N Ф06-
6495/2016 по делу N А55-11924/2015.

Указанное позволяет не согласиться с мнением А.В. Коновалова, который, отрицая конкуренцию


виндикационного и договорного требований, в то же время допускает ее в отношении договорного и
негаторного исков <58>. В частности, им указано, что "действующее законодательство не содержит каких-
либо препятствий для признания возможности предъявления фактическим владельцем негаторного иска
против собственника и при наличии между ними договорных отношений". На основании этого А.В.
Коновалов приходит к выводу, что "владеющий имуществом в соответствии с договором причинении
собственником помех в осуществлении владения в силу ст. 305 ГК РФ имеет выбор между предъявлением
против последнего договорного или негаторного исков" <59>.

--------------------------------

<58> См.: Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб.:
Юридический центр "Пресс", 2001. С. 156.

<59> Коновалов А.В. Владельческая защита в российском праве // Известия вузов. Правоведение.
1998. N 4. С. 142.

С таким допущением конкуренции исков, основанным на придании универсальности негаторному иску,


трудно согласиться. Однако дело в том, что до сих пор нет однозначного толкования последнего
предложения ст. 305 ГК РФ, которое гласит, что титульный владелец может защищать свои права вещными
исками даже против собственника. В цивилистической доктрине нет единого мнения относительно
реализации данного положения закона лицами, титульное владение которых основывается на
обязательственном праве. Всего можно выделить три подхода к рассматриваемой проблеме.

В рамках первого подхода применение субъектом обязательственного титульного владения вещных


исков в отношении собственника представляется невозможным, это допустимо только субъектом
ограниченных вещных прав <60>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право.
Интеллектуальные права. Личные неимущественные права" (том 1) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в
информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

<60> См.: Российское гражданское право: Т. I / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2009. С. 635 - 636;
Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 141.

По мнению К.И. Скловского, в отношениях с собственником защита, предоставленная ст. 305 ГК РФ,
едва ли может осуществляться. Если истец владеет вещью по договору, то это договор с собственником

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 27 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

либо так или иначе предполагающий участие собственника (например, субаренда), но в этом случае суд
вынужден будет обсуждать условия договора о передаче вещи. Когда отношения сторон урегулированы
договором, спор будет носить обязательственный (договорный) характер. Если же договор отсутствует, то и
в этом случае стороны связаны все же личными отношениями в соответствии с законом, регулирующим
условия и порядок изъятия собственником имущества, находящегося на вещном праве, распределение
доходов и т.д. Такой спор также не может считаться вполне вещным <61>.

--------------------------------

<61> См.: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении.


Практические вопросы. М.: Статут, 2004 // СПС "КонсультантПлюс" (п. 3 комментария к ст. 305 ГК РФ).

Приверженцы второго подхода допускают возможность использования вещных исков субъектами


обязательственного титульного владения против собственника. Это положение теоретически объясняется
тем, что отношения собственника и титульного владельца протекают в рамках двух самостоятельных
правоотношений - вещного и обязательственного. Право титульного владельца в отношении вещи в период
действия договора не является обязательственным, так как он способен осуществлять владение и
пользование этой вещью без каких-либо активных действий со стороны собственника. Здесь должное
поведение обязанных лиц (включая собственника, как и любого третьего лица) выступает в форме
воздержания от действий, и только такое поведение удовлетворяет интерес титульного владельца в
рассматриваемом правоотношении. Нарушить указанное право титульного владельца может каждый (в том
числе и собственник). Следовательно, отношения между титульным владельцем и собственником
представляют собой существующие самостоятельно по отношению друг к другу обязательственное
правоотношение (складывающееся между титульным владельцем и собственником) и вещное
правоотношение (складывающееся между титульным владельцем и всеми третьими лицами, включая
собственника вещи). Сторонником данного подхода является А.В. Власова <62>.

--------------------------------

<62> См.: Власова А.В. К дискуссии о вещных и обязательственных правах // Известия вузов.
Правоведение. 2000. N 2. С. 146 - 151.

Сторонники третьего подхода объясняют право обязательственного титульного владельца на


предъявление вещного иска против собственника вещи наличием смешанных вещно-обязательственных
правоотношений <63>. Речь в первую очередь идет об отношениях аренды, жилищного найма и ссуды, то
есть помещенных законодателем в раздел об обязательствах, но имеющих элементы вещного характера.
Титульным договорным владельцем является и доверительный управляющий, и хранитель, и перевозчик и
т.п., но вещная природа указанных отношений в научной литературе обсуждается реже.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография Б.М. Гонгало "Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики" включена в
информационный банк согласно публикации - Статут, 2004.

<63> См.: Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных прав //


Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М.: МЦФЭР, 1998. С. 115; Гонгало Б.М. Учение об
обеспечении обязательств. М.: Статут, 2002. С. 162; Ефимова Л.Г. О соотношении вещных и
обязательственных прав // Государство и право. 1998. N 10. С. 36; Сафронова Т.Н. Проблемы владения в
гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002, С. 16.

В рамках данного подхода наличие права следования и вещно-правовой защиты у ряда


обязательственных прав объясняется "вкраплением" в них вещных элементов. Такое проникновение
вещных элементов в обязательственные правоотношения традиционно связывается с взаимным
сближением вещных прав и обязательств, а также с необходимостью предоставления титульному
владельцу более эффективных возможностей по защите своего права. Но такое видение ситуации далеко
не единственное. Так, например, А.Н. Латыев, выступая с последовательной критикой концепции

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 28 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

смешанных правоотношений, отмечает, что мнимое смешение оказывается либо следствием


необоснованного придания вещным или обязательственным правам несвойственных им черт (например,
принудительное исполнение обязательств в натуре), либо двумя параллельно существующими
отношениями, возникшими из одного основания (например, при аренде). Наличие следования и вещно-
правовой защиты при невозможности смешанных правоотношений свидетельствует, по мнению автора, о
вещном характере аренды, найма, ссуды <64>.

--------------------------------

<64> См.: Латыев А.Н. Проблема вещных прав в гражданском праве. Екатеринбург: УМЦ УПИ, 2003. С.
88, 93.

На основании рассмотрения обозначенных выше подходов можно прийти к выводу о невозможности


удовлетворения негаторного иска титульного договорного владельца к собственнику вещи при наличии
между ними договора в отношении предмета спора. А конкуренция исков между негаторным и договорным
требованиями отсутствует.

При этом стоит уточнить, что наличие между сторонами договора само по себе не является
основанием к отказу в негаторном требовании, это произойдет только в случае, когда договорные
отношения существуют в отношении предмета спора. Показательно в этом плане дело, рассмотренное
Президиумом ВАС РФ, результат которого зафиксирован в Постановлении от 3 марта 2009 г. N 13750/08.
ФГУП обратился в суд с требованием к ЗАО о возложении обязанности демонтировать вывеску с
наименованием ЗАО, расположенную на фасаде здания, принадлежащего ФГУП. Вывеска закрывала
световой проем второго этажа здания и затемняла рабочие места, вследствие чего не обеспечивался
коэффициент естественной освещенности. Как установлено судом, между истцом и ответчиком имеются
договорные отношения по аренде помещений в здании. Удовлетворяя заявленное ФГУП требование, суд
указал, что довод ответчика о выборе истцом ненадлежащего способа защиты является несостоятельным,
поскольку в договорные отношения по поводу размещения вывески стороны не вступили, а договором
аренды помещений этот вопрос не урегулирован.

ВС РФ и ВАС РФ сформулировали правовую позицию, в соответствии с которой арендатор


недвижимости вправе предъявить негаторный иск к третьему лицу <65>. Так, в Определении Судебной
коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 7 апреля 2016 г. по делу N 310-ЭС15-16638, N А35-8277/2014
сказано, что арендатор земельного участка, который владеет им по воле уполномоченного публичного
органа на основании договора аренды, имеет право предъявить негаторный иск.

--------------------------------

<65> См.: п. 6 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2016) (утв. Президиумом ВС РФ 06.07.2016);


Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 07.04.2016 N 308-ЭС15-15218 по делу
N А32-25579/2014.

В п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 правовая позиция


высказана более развернуто: "В силу ст. 304, 305 ГК РФ в случае передачи имущества в аренду право на
негаторный иск имеют как арендатор, так и арендодатель - собственник имущества, чье вещное право
может быть нарушено действиями третьего лица, пользующегося чужим имуществом без воли
собственника, но не нарушающего его владения. При этом в таких делах обязательно участие как
арендатора, так и арендодателя (тот, кто не является истцом, привлекается к участию в деле как третье
лицо, не заявляющее самостоятельного требования относительно предмета спора, на стороне истца),
поскольку, если в удовлетворении иска арендодателю будет отказано, арендатор не вправе обратиться с
иском о том же предмете и по тем же основаниям к этому же ответчику".

7. Реализация негаторного иска происходит в рамках охранительного правоотношения


относительного характера. Охранительные отношения, связанные с использованием вещных исков,
являются правоотношениями активного и одностороннего вида - для устранения нарушения необходимы
активные действия нарушителя, при этом у одной стороны только обязанность устранить нарушение и его
последствия, а у другой стороны только право требования об устранении нарушения.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 29 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

На относительный характер правоотношения по пресечению неправомерно созданных препятствий к


осуществлению вещных прав не раз указывалось в правовой литературе <66>. Так, Б.Б. Черепахин пришел
к выводу, что в момент нарушения разница между вещным и обязательственным правом сводится на нет -
появляется обязанный субъект, который имеет совершенно конкретную обязанность <67>. Из рассуждений
Б.Б. Черепахина можно заключить, что в результате нарушения права собственности между собственником
и нарушителем, с сохранением ранее существующего абсолютного правоотношения, возникает
относительное, обязательное, правоотношение.

--------------------------------

<66> См.: Белов В.А. Гражданское право: Особенная часть. М.: Центр ЮрИнфоР, 2004. С. 691;
Кархалев Д.Н. Негаторное охранительное правоотношение // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008.
N 7. С. 90.

<67> См.: Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001. С. 155.

Развитие и обоснование этой мысли стало возможным с развитием теории охранительного


правоотношения. Идеи, послужившие основанием к выделению регулятивных и охранительных
правоотношений, впервые высказал С.А. Муромцев. Он разделял гражданские правоотношения на
"защищаемые" и "защищающие" отношения. Их различия С.А. Муромцев видел в том, что "защищающие
отношения" связаны с принудительной реализацией прав, а "защищаемые" связаны с осуществлением прав
<68>.

--------------------------------

<68> См.: Муромцев С.А. Определение и основное разделение права // Избранные труды по римскому
и гражданскому праву. М.: Центр ЮрИнфоР, 2004. С. 590 - 592.

Суть теории охранительных правоотношений состоит в том, что защита интересов, а также
реализация мер принуждения происходит в рамках нового правоотношения, не существовавшего до
нарушения права.

Один из апологетов теории охранительного правоотношения Е.Я. Мотовиловкер считает, что связь
"право - обязанность" в регулятивном правоотношении может реализоваться двумя путями. Интерес
управомоченного лица может либо удовлетворяться исполнением обязанности, либо не удовлетворяться в
связи с ее нарушением. В первом случае регулятивное правоотношение прекращается путем
самостоятельной реализации; во втором случае регулятивное правоотношение не реализуется, поскольку
возникает спорная ситуация, которая влечет невозможность удовлетворения интереса обладателя права. В
связи с возникновением спора регулятивное правоотношение сменяется другим правоотношением -
охранительным, в рамках которого интерес управомоченного уже может удовлетвориться посредством
принуждения. Спорное регулятивное правоотношение в этом случае или вообще прекращается, или
"замораживается" до тех пор, пока не реализуется охранительное правоотношение <69>.

--------------------------------

<69> См.: Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж: Изд-во ВГУ,
1990. С. 54 - 55.

В научной литературе до сих пор остается дискуссионным вопрос о том, в рамках какого
правоотношения реализуются вещные иски: регулятивного или охранительного. Все больше ученых
рассматривают право на защиту как самостоятельное субъективное право, которое возникает в момент
правонарушения и реализуется в рамках охранительного гражданского правоотношения <70>.

--------------------------------

<70> См.: Крашенинников Е.А. К теории права на иск. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1995. С. 19 - 36;
Власова А.В. К дискуссии о вещных и обязательственных правах // Известия вуза. Правоведение. 2000. N 2.
С. 148; Тузов Д.О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 123;
Серегина О.Л. Иск о признании права собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. С.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 30 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

13; Гражданское право: Т. 1. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: Проспект, 2004. С. 336; Гражданское
право: В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: БЕК, 1998. С. 409.

Сторонники другого подхода рассматривают право на защиту как один из элементов субъективного
права, одну из функций субъективного права или как само нарушенное субъективное право, но в
динамичном состоянии, при этом субъективное право выступает содержанием регулятивного
правоотношения <71>.

--------------------------------

<71> См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юриздат НКЮ СССР,
1940. С. 25 - 26; Иоффе О.С. Советское гражданское право: В 2 т. Т. 1. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та,
1958. С. 73; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961. С. 192; Грибанов В.П. Право на
защиту как одно из правомочий субъективного гражданского права // Вестник Московского ун-та. Серия
"Право". 1968. N 3. С. 14, 23; Донцов С.Е. Гражданско-правовые внедоговорные способы защиты
социалистической собственности. М.: Юридическая литература, 1980. С. 18; Братусь С.Н. Предмет и
система советского гражданского права. М.: Госюриздат, 1963. С. 73 - 74.

Данная точка зрения вызывает определенные возражения. Во-первых, если признать, что вещные
иски применяются в рамках регулятивного правоотношения, то тогда право на их предъявление должно
возникать вместе с самим регулятивным субъективным вещным правом. Между тем все, в том числе и
сторонники критикуемой точки зрения, связывают момент возникновения права на вещный иск с
нарушением или оспариванием вещного права, а не с его возникновением.

Во-вторых, вещное право является субъективным правом, реализующимся в регулятивном


правоотношении, а в случае его нарушения у обладателя вещного права возникает новое, ранее не
существовавшее право - право на предъявление вещного иска, которое развивается в охранительном
правоотношении. Как указывает Е.А. Крашенинников, вещно-правовое требование не тождественно
вещному праву, поскольку оно: (а) связывает разных обязанных лиц (собственнику противостоит
неопределенный круг обязанных лиц, которые не должны нарушать его субъективное право, а вещный иск
направлен против определенного лица); (б) обладает разными юридическими свойствами (право на вещный
иск подлежит принудительной реализации при содействии юрисдикционных органов, а вещное право
осуществляется его обладателем самостоятельно); (в) вещно-правовое требование и вещное право
возникают из разных юридических фактов <72>.

--------------------------------

<72> См.: Крашенинников Е.А. Уступка притязания из ст. 301 ГК РФ // Очерки по торговому праву: Вып.
10. Ярославль: ЯрГУ, 2003. С. 37 - 39.

В-третьих, при невыделении права на защиту в качестве самостоятельного субъективного права


происходит смешение принципиально различных категорий: "осуществление" и "защита" гражданских прав.

В-четвертых, в вещном правоотношении обязанная сторона должна бездействовать. Обязанность в


этом случае является пассивной и заключается в несовершении действий, препятствующих осуществлению
права. В отличие от этой ситуации, ответчика по негаторному иску принуждают к активным действиям:
прекратить действия, затрудняющие пользование вещью, и устранить последствия нарушения.

В-пятых, лицо, нарушающее или оспаривающее субъективное вещное право, всегда индивидуально,
следовательно, правоотношение, в рамках которого применяется негаторный иск, носит относительный
характер.

Приведенные доводы позволяют сделать вывод о том, что правильной является позиция, в
соответствии с которой право на негаторную защиту рассматривается как самостоятельное субъективное
право, которое возникает в момент правонарушения и реализуется в рамках охранительного гражданского
правоотношения относительного характера.

Вывод об относительном характере негаторного требования поднимает вопрос о том, возможна ли

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 31 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

цессия этого требования. Так, Д.Н. Кархалев полагает, что "собственник вправе уступить право требования
устранения нарушений, не связанных с лишением владения, третьему лицу (причем без уступки права
собственности)" <73>. В своей аргументации автор исходит из того, что негаторное охранительное
правоотношение является обязательственным, так как кредитор данного обязательства имеет право
требования устранения препятствий, а должник обязан их устранить <74>.

--------------------------------

<73> Кархалев Д.Н. Негаторное охранительное правоотношение // Законы России: опыт, анализ,
практика. 2008. N 7. С. 92.

<74> См.: Кархалев Д.Н. Там же. С. 91.

Данное мнение представляется необоснованным в связи с тем, что относительные и


обязательственные правоотношения не тождественны друг другу. Из смысла норм главы 24 ГК РФ следует,
что предметом цессии является конкретная юридическая обязанность, которая входит в содержание
обязательственных правоотношений. Цессия опосредует перемену лиц в обязательственных отношениях, в
то время как негаторное требование реализуется в рамках относительного правоотношения.

Деление гражданских правоотношений на относительные и абсолютные основано на ином критерии,


нежели их подразделение на обязательственные и вещные. Выделение абсолютных и относительных
правоотношений производится в зависимости от их субъектного состава, а вещных и обязательственных - в
зависимости от способа удовлетворения интересов управомоченного лица. При этом не все относительные
правоотношения являются обязательственными. Круг относительных правоотношений достаточно обширен,
и кроме обязательственных правоотношений к ним относятся правоотношения, возникающие в результате
передачи в пользование произведений, изобретений и иных объектов авторских и патентных прав, а также
правоотношения по применению гражданско-правовых способов защиты.

Российское гражданское законодательство исходит из того, что посредством цессии требование,


принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано другому лицу по сделке. В
доктрине достаточно прочно устоялось мнение, что цессией является сделка по передаче требования,
причем эта сделка (акт передачи права или соглашение о передаче права) всегда имеет своим основанием
другую сделку - договор дарения или возмездного отчуждения права <75>. Следовательно, цессия, не
являясь самостоятельным основанием для передачи права, представляет собой передаточную сделку,
которая регулируется нормами о перемене лиц в обязательстве <76>. Значение цессии аналогично
действию по передаче вещи для исполнения договоров о передаче имущества <77>.

--------------------------------

<75> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 375; Комментарий к
Гражданскому кодексу РФ, части первой / Рук. авт. кол. О.Н. Садиков. М.: ИНФРА-М, 2005. С. 874.

<76> См.: Новоселова Л. Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и
право. 2003. N 7. С. 26.

<77> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 375; Новоселова Л.
Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 27.

Негаторное требование хоть и существует отдельно в рамках охранительного относительного


правоотношения, но непосредственно связано с вещным правоотношением, с вещным правом на предмет
спора. Именно наличие у истца вещного права и является юридическим основанием к предъявлению
негаторного иска. Следовательно, переход негаторного требования без перехода вещного права на предмет
спора невозможен. При переходе права собственности на вещь у нового собственника есть возможность, но
не обязанность, устранить помехи в спокойном владении и пользовании его вещью.

В российском гражданском законодательстве нет такого основания приобретения права


собственности, как цессия негаторного требования с последующим устранением препятствий в нормальном
пользовании вещью. Более того, если допустить, что негаторный иск представляет собой обязательство, то
на порядок его реализации должны распространяться положения ГК РФ об исполнении и обеспечении

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 32 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

обязательств. А такая ситуация будет крайне нелогична. Тогда, например, добровольное исполнение
решения суда было бы приравнено в правовом значении к надлежащему исполнению обязательства
должником, а принудительное исполнение решения суда приставами-исполнителями - к исполнению
обязательства третьим лицом.

Поэтому стоит согласиться с К.И. Скловским, который утверждает, что право на предъявление
негаторного иска не образует предмет правопреемства <78>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография К.И. Скловского "Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы:
Комментарий Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г.,
Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54, информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2014.

<78> См.: Скловский К. Защита права собственности и других вещных прав: вопросы практики //
Хозяйство и право. 2010. N 8. С. 5; Скловский К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные
вопросы. М.: Статут, 2016. С. 92.

Из невозможности цессии негаторного требования исходит и судебная практика. В п. 48


Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах,
возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и
других вещных прав" (далее - Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N
10/22) установлено правило о том, что "отсутствие возражений предыдущего собственника имущества
против нарушений прав собственности, не связанных с лишением владения, само по себе не может
являться основанием для отказа в удовлетворении иска нового собственника об устранении нарушений
прав, не связанных с лишением владения". Данная правовая позиция практически дословно
воспроизведена в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153.

Следовательно, негаторный иск в стадии его применения в конкретной жизненной ситуации


реализуется в рамках самостоятельного охранительного правоотношения относительного характера, при
этом правовая связь между собственником и лицом, нарушившим его право, не порождает возникновения
обязательственного правоотношения между ними.

8. Негаторный иск выступает материально-правовым требованием восстановительного


характера. Все вещные иски основываются на нормах исключительно материального права (абз. 2 - 3 ст. 12
и глава 20 ГК РФ).

Материально-правовое содержание вещных исков не следует смешивать с процессуальными


особенностями реализации этих требований, проводимой посредством процессуального акта (исковое
заявление, заявление в рамках особого производства). Выбор способа защиты осуществляется
управомоченным субъектом на стадии реализации охранительных материальных норм.

С позиции проводимого исследования термин "иск" в материально-правовом понимании тождествен


понятию "гражданско-правовое требование". Некоторыми авторами рассматривается лишь процессуальная
сторона защиты: как воздействие на субъективное право юридических органов <79>, либо как
государственно-принудительная деятельность <80>. В то же время совершенно очевидно, что
рассмотрение защиты с процессуальной точки зрения характеризует не содержание, а форму
осуществления защиты (юрисдикционную). Кроме того, исковое заявление и исковые требования являются
процессуальной формой, а гражданско-правовое требование - ее материальным содержанием.

--------------------------------

<79> См., напр.: Цихоцкий А.В. Рецензия на кн. Вершинина А.П. Выбор способа защиты гражданских
прав. СПб., 2000 // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 2. С. 245.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 33 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<80> См.: Советское гражданское право: В 2 т. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. М.: Высшая школа,
1985. С. 95.

Стоит отметить, что в литературе высказано мнение об отсутствии материального правоотношения


между сторонами негаторного спора <81>. Так, О.Ю. Скворцов полагает, что истца и ответчика по
негаторному иску могут и не связывать материальные правоотношения, так как их связывают прежде всего
процессуальные правоотношения <82>. Исходя из того что охранительное правоотношение носит
материальный характер, нет оснований согласиться с обозначенным выше мнением.

--------------------------------

<81> См.: Братусь М.Б. Вещно-правовые способы защиты права собственности и владения: Дис. ...
канд. юрид. наук. М., 2005. С. 172.

<82> См.: Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М.: Интел-Синтез, 1998. С.
190.

Кроме перечисления свойств негаторного иска надо указать и на те характеристики, которые


приписываются негаторному иску, но не являются его свойствами. Это касается в первую очередь идеи о
том, что негаторный иск является разновидностью абсолютных исков и реализуется в рамках абсолютного
правоотношения <83>, то есть может быть предъявлен к любым третьим лицам, препятствующим в
осуществлении вещного права. Однако конструкция абсолютных правоотношений и абсолютной защиты не
свободна от критики. И относительно решения вопроса о допустимости отнесения негаторного иска к
абсолютным искам можно предложить два подхода.

--------------------------------

<83> См.: Ершов О.Г. Запрет на продолжение строительства в связи с опасностью причинения вреда и
негаторный иск: вопросы соотношения // Юрист. 2011. N 10. С. 35 - 36.

Первый подход можно построить на размышлении о том, что абсолютность является статической
характеристикой негаторного иска, поскольку абсолютность защиты существует только до факта нарушения.
После факта нарушения негаторное требование приобретает свойство относительности, поскольку
необходимо идентифицировать ответчика, личность того, кто создает препятствие в пользовании спорной
вещью. Важно понимать, что с помощью вещных исков не происходит защита обладателя субъективного
вещного права "от всех и каждого". Защита осуществляется только от того, кто имеет реальную возможность
нарушить вещное право и нарушает его, а не от всех лиц вообще. Следовательно, абсолютность - это не
универсальный, а факультативный признак негаторного иска. Второй подход более жесткий, он основан на
идее о том, что абсолютных отношений нет и это искусственное образование, лишенное практической
ценности, - нарушение всегда происходит со стороны конкретных лиц, которым и адресуется негаторное
требование. В данной дискуссии трудно выбрать наиболее оптимальный вариант и во многом это выходило
бы за рамки проводимого исследования.

Подводя итог рассмотрения особенностей негаторного иска, следует отметить, что обращение
внимания на этот вопрос позволяет наиболее полно охарактеризовать данный способ защиты и решить
множество проблем, возникающих в процессе применения негаторной защиты. При правильном понимании
особенностей негаторного иска можно наиболее эффективно использовать его для защиты гражданских
прав, а также определить ситуации, в которых он выступит надлежащим способом защиты.

Негаторный иск как вещный иск реализуется в рамках самостоятельного охранительного


правоотношения относительного характера, при этом негаторное требование не обладает свойствами
обязательства и не может быть предметом цессии. Первостепенной своей целью негаторный иск имеет
установление запрета третьим лицам создавать собственнику препятствия в пользовании своей
недвижимой вещью. Негаторный иск также служит защите от помех владению, когда такое нарушение не
повлекло прекращения владения.

Предметом спора по негаторному иску может быть только недвижимая вещь, причем относящаяся к
этой категории в силу своих физических свойств. Негаторный иск не может применяться для оспаривания

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 34 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

зарегистрированного права на недвижимые вещи.

§ 3. Доктринальное определение негаторного иска

Для раскрытия правовой природы негаторного иска необходимо сформулировать определение,


теоретическую конструкцию данного гражданско-правового требования, которая наиболее емко выражала
бы его основные отличительные черты. Рассмотрение легального и доктринального определений позволит
подтвердить излишне обширную трактовку сферы применения негаторного иска и, как следствие,
дополнительно аргументировать тезис об отсутствии универсальности негаторного иска.

Большинство предложенных в правовой литературе определений основываются на универсальности


негаторного иска и указывают на три его особенности. Во-первых, это внедоговорный характер негаторного
иска. Во-вторых, негаторное требование должно быть направлено на устранение помех, препятствий в
осуществлении субъективного права. Данные качества негаторного иска были проанализированы ранее, и
нет необходимости в дополнительном рассмотрении. В-третьих, определения содержат указания на то, что
предъявление негаторного иска возможно только в случае сохранения за истцом владения предметом
спора. Данный признак полностью реализуется только в отношении предъявления негаторного иска
собственником вещи. Дело в том, что негаторный иск может быть использован и лицом, которому предмет
спора принадлежит на ограниченном вещном праве, не включающем в себя правомочие владения
(например, сервитут).

Наличие владения предметом спора, как условие предъявления негаторного иска, имеет целью
разграничить данный иск с виндикационным требованием. То есть это условие необходимо трактовать как
отсутствие нарушения, связанного с лишением владения. В силу ст. 216 и 274 ГК РФ сервитут является
вещным правом, предоставляющим право ограниченного пользования чужим имуществом. При
осуществлении сервитута владение просто не может быть нарушено, так как это вещное право не
предусматривает наличия правомочия владения в отношении вещи, на которую сервитут установлен.
Следовательно, необходимо уточнение, что негаторный иск может быть предъявлен и в ситуации отсутствия
у истца владения вещью, если вещное право, на основании которого ему принадлежит спорная вещь, не
предусматривает правомочия владения.

Различия в предложенных в теории гражданского права определениях связаны в основе своей с


неопределенностью тех правомочий, которые защищаются негаторным иском. По данному вопросу
авторская позиция была высказана при рассмотрении вопроса о возможности квалификации тех или иных
требований в качестве негаторных. Исходя из заявленного критерия можно подразделить предложенные в
литературе определения на несколько групп.

Первая группа определений содержит указание на то, что негаторный иск защищает правомочия
пользования и распоряжения в составе субъективного права и является самой многочисленной. Так, А.В.
Хаянян полагает, что негаторный иск представляет собой требование собственника (титульного владельца)
об устранении помех в праве пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом в
установленном законом порядке <84>. По мнению В.П. Камышанского, негаторный иск представляет собой
требование владеющего вещью собственника об устранении препятствий в осуществлении правомочий
пользования и распоряжения <85>.

--------------------------------

<84> Хаянян А.В. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1974. С. 14.

<85> Гражданское право: В 3 ч. Ч. 1 / Под ред. В.П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. М.:
Эксмо, 2010. С. 568.

С позиции А.П. Сергеева, негаторный иск следует рассматривать как внедоговорное требование
владеющего вещью собственника к третьему лицу об устранении препятствий к осуществлению правомочий
пользования и распоряжения имуществом <86>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 35 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<86> Гражданское право: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Велби, 2008. С. 803.

На ценность части определений отрицательно влияет использование для характеристики предмета


спора термина "имущество". Дело в том, что негаторное требование может быть предъявлено только в
отношении индивидуально-определенной или индивидуализированной вещи. Понятие "имущество" дается в
ст. 128 ГК РФ и по содержанию значительно шире понятия "вещь". Естественно, что упоминание в
определении иска слова "имущество" формально, так как при характеристике предмета спора по
негаторному иску авторы уточняют, что им может быть только вещь, да еще и индивидуально-определенная.

Вторая группа определений содержит указание на то, что негаторный иск направлен только на
защиту правомочия пользования, включенного в субъективное право <87>. Так, А.Н. Оганесян определил
негаторный иск как внедоговорное требование владеющего вещью собственника к ответчику об устранении
препятствий в осуществлении правомочий пользования имуществом <88>. Данное определение отличается
от предложенного А.П. Сергеевым указанием на пределы действия негаторного требования как иска,
направленного на защиту правомочия пользования, и тем, что нарушителя автор именует "ответчик". И если
первое отличие, несомненно, можно отнести к достоинствам определения, то второе - к недостаткам, так как
категорией "ответчик" оперирует процессуальное право.

--------------------------------

<87> См.: Кархалев Д.Н. Негаторное охранительное правоотношение // Законы России. 2008. N 7. С.
91.

<88> Оганесян А.Н. Негаторный иск: теория и практика применения // Вестник РАГС при Президенте
РФ. 2010. N 2. С. 50.

Третья группа определений наиболее широко трактует направленность негаторного иска и содержит
указание на то, что негаторный иск, в силу своей универсальности, защищает от помех в реализации
правомочий владения, пользования и распоряжения. Так, М.Д. Жидков предлагает понимать под
негаторным иском внедоговорное требование владеющего вещью собственника к третьему лицу об
устранении препятствий в осуществлении правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом
<89>.

--------------------------------

<89> Жидков М.Д. Гражданско-правовые способы защиты права собственности: Дис. ... канд. юрид.
наук. М., 2005. С. 65, 106.

Необычным в предложенном определении является мнение о возможности защиты при помощи


негаторного иска всех правомочий собственника. О том, как именно это возможно, автор не указал. Если
придерживаться вышеобозначенного мнения, то получается, что нарушение, влекущее предъявление
негаторного иска, должно быть связано с нарушением правомочий владения, пользования и распоряжения.
Такое определение негаторного иска сводит на нет возможность разграничения виндикационного и
негаторного исков.

Четвертая группа определений основана на том, что негаторный иск защищает от помех в
осуществлении владения и пользования. Так, А.В. Люшня приходит к выводу, что негаторный иск является
универсальным (в рамках системы вещной защиты) средством защиты, направленным на восстановление
положения по нормальному и естественному владению и пользованию собственником его вещью либо его
вещным правом и на пресечение помех и стеснений в сфере исключительных полномочий собственника и
реализующимся в судебной форме посредством иска, сфера применения которого касается только
разрешения споров об устранении незаконных фактических помех и стеснений во владении и пользовании
спорной вещью <90>.

--------------------------------

<90> Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 150.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 36 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Такое определение, несомненно, вызывает интерес, однако также имеет свои недостатки. Во-первых,
в определение включены процессуальные особенности заявления негаторного иска, что приводит к
отраслевому смешению и загромождает определение рассматриваемого материально-правового
требования. Во-вторых, из определения следует, что негаторный иск направлен на восстановление как
пользования вещью, так и владения ею. В-третьих, автор определения исходит из универсальности
негаторного иска, что размывает сферу его применения.

Пятая группа определений негаторного иска основывается на том, что негаторный иск защищает
право собственности целиком. Так, Ю.К. Толстой понимает под негаторным иском иск владеющего вещью
собственника к третьим лицам об устранении препятствий, мешающих нормальному осуществлению
субъективного права собственности <91>. В рамках данной группы уместно привести определение,
предложенное Е.А. Сухановым: "...негаторный иск представляет собой требование об устранении
препятствий в осуществлении права собственности (или иного вещного права), которые не связаны с
лишением собственника (или иного титульного владельца) владения вещью" <92>. С.В. Скрябин
определяет негаторный иск как иск владеющего вещью собственника к третьим лицам об устранении
препятствий, мешающих нормальному осуществлению субъективного права собственности <93>. В.А.
Белов подчеркивает реализацию негаторного иска в рамках охранительного правоотношения
перспективного действия (пресечение (отрицание) и преобразование) и определяет его как "иск
собственника или иного обладателя вещного права к лицу, нарушающему его вещное право способом, не
связанным с лишением владения, о прекращении совершения действий, составляющих правонарушение"
<94>.

--------------------------------

<91> См.: Советское гражданское право: Ч. 1 / Отв. ред. В.Т. Смирнов, Ю.К. Толстой, А.К. Юрченко. Л.:
Изд-во Ленингр. ун-та, 1982. С. 316; Минеев О.А. Способы защиты вещных прав: Дис. ... канд. юрид. наук.
Волгоград, 2003. С. 144.

<92> Суханов Е.А. Вещное право: Научно-познавательный очерк. М.: Статут, 2017. С. 282.

<93> См.: Скрябин С.В. Право собственности в Республике Казахстан. Алматы: Дайк-Пресс, 2000. С.
276; Защита гражданских прав / Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2011. С.
156.

<94> Белов В.А. Гражданское право. Т. IV. Особенная часть. Относительные гражданско-правовые
формы. М.: Юрайт, 2013. С. 593 - 594.

Рассмотренные выше определения негаторного иска не учитывают его важной особенности. В


гражданском законодательстве не содержится точного перечня критериев и особенностей того нарушения, с
совершением которого связано возникновение права на негаторную защиту. Этим же недостатком страдает
и теория гражданского права. Поэтому при определении негаторного иска следует указывать на свойства
(качества) нарушения, которое является основанием предъявления негаторного иска.

Проанализировав особенности негаторного иска, оценив предложенные дефиниции, можно


предложить следующее определение: негаторный иск - это материально-правовое, внедоговорное
требование лица, владеющего и (или) использующего недвижимую вещь на законном основании,
предъявляемое к третьему лицу, об устранении длящихся неправомерных фактических действий, которые
препятствуют использованию недвижимой вещи или создают угрозу такого нарушения, но не повлекли
лишения владения или оспаривания самого права.

§ 4. Перспективы законодательной конструкции


негаторного иска в России и зарубежных странах

Исходя из сформулированного определения стоит обратить внимание и на законодательную


конструкцию негаторного иска. Действующая редакция ст. 304 ГК РФ не учитывает достижений теории
гражданского права и не соответствует тем коренным изменениям в законодательстве, которые произошли
в течение этого длительного времени. Так, законодательная конструкция негаторного иска не учитывает
деление вещей на движимые и недвижимые.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 37 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Историю развития научных идей и законодательства о негаторной защите очень обстоятельно


проанализировала К.А. Усачева <95>. Автором показано, как негаторный иск с архаического периода
римского частного права и до современности последовательно расширял свою сферу применения,
поглощая все больше и больше вещных исков: конфессорный, прогибиторный, иск об оспаривании записи о
государственной регистрации прав на недвижимость, иск о признании вещного права и т.д., пока не остался
наедине с виндикационным иском, став универсальным требованием об устранении любых нарушений, не
повлекших лишения владения.

--------------------------------

<95> См.: Усачева К.А. Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе //


Вестник гражданского права. 2013. Т. 13. N 5. С. 92 - 106.

Многие исследователи не только указывают на то, что этот иск имеет свои корни в древнем праве, но
и полностью отождествляют современный негаторный иск и его древнеримскую конструкцию. Так, А.Х.
Саидов пишет: "Негаторный иск, по которому собственник может требовать устранения всяких нарушений
его права, хотя эти нарушения и не были соединены с лишением владения, со времен римского права
остается в первозданном виде" <96>.

--------------------------------

<96> Саидов А.Х. Право собственности в Республике Узбекистан // Журнал российского права. 2006. N
12. С. 78 - 79.

Текстуальной формулировке негаторного иска, содержащейся в ст. 304 ГК РФ, в ближайшее время
исполнится уже 100 лет. Редко можно встретить в истории российского законодательства столь неизменную
норму. Начиная с ГК РСФСР 1922 г. и по сей день законодательная формулировка негаторного иска не
претерпела существенных изменений.

Законодатель как раньше, так и сейчас не уделяет сколько-нибудь существенного внимания


регулированию негаторного иска, закреплению его конструкции. В тексте Свода законов Российской
империи 1832 г. негаторный иск отсутствовал, как и в последующих изданиях 1842 и 1857 гг. И до советских
кодификаций гражданского законодательства норм о негаторной защите не было. При этом в Германии
первое диссертационное исследование по негаторному иску проводилось в 1732 г. Христианом Томазием и
Иоганном Вармерсом - "Бремя доказывания по негаторному иску" <97>.

--------------------------------

<97> См.: Christian Thomasius, Johann Warmers "Dissertatio iuridica inauguralis de onere probandi in
actione negatoria", Hala Magdeburgica // https://books.google.ru.

В научной литературе времен Российской империи негаторный иск не исследовался. Исключением


является идея, предложенная в 1895 г. К.Н. Анненковым, о том, что российскому праву известна негаторная
защита через расширительное толкование ст. 574 Свода законов Российской империи, где речь идет о
деликтной ответственности <98>. Естественно, что негаторный иск не может выводиться из обязательств о
возмещении вреда, максимум это возможно из общего определения права собственности, как иска о
свободе собственности. Но это максимум негаторной защиты для этого исторического этапа развития
российского права.

--------------------------------

<98> См.: Анненков К. Русское гражданское право: Т. II "Права вещные". СПб.: Типография М.М.
Стасюлевича, 1895. С. 283.

В более поздних научных работах негаторный иск уже более подробно рассматривается и приводится
в разделе, посвященном регулированию отношений, возникающих из сервитута <99>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 38 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<99> См.: Гамбаров Ю.С. Вещное право: Особенная часть гражданского права: лекции, читанные на
экономическом отделении в 1908 - 1909 академ. году / Изд. под ред. автора. СПб.: Издание студенческой
кассы взаимопомощи СПб политехнического ин-та, 1909. С. 29, 225; Хвостов В.М. Система римского права.
М.: Спарк, 1996. С. 263.

Попытка нормативного регулирования негаторного иска предпринималась в рамках подготовки


проекта Гражданского уложения Российской империи 1905 г., где в ст. 773 были указаны два классических
вещных иска - виндикационный и негаторный. При подготовке проекта за основу брались достижения
германского пандектного права, которые выразились в тексте Германского гражданского уложения, и
негаторный иск был сформулирован так: "Собственник вправе требовать устранения и таких нарушений его
права собственности, которые не соединены с лишением владения".

В ГК РСФСР 1922 г., созданном на основе текста проекта Гражданского уложения Российской империи
1905 г., негаторный иск упоминался в последнем абзаце ст. 59, которая содержала еще и правила о
расчетах при возврате вещи из незаконного владения. Статья 59 ГК РСФСР 1922 г. гласила: "Собственник
вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы они и не были соединены с лишением
владения".

Статья 304 ГК РФ текстуально полностью воспроизводит п. 6 ст. 28 Основ гражданского


законодательства СССР 1961 г. В этой статье говорится: "Собственник может требовать устранения всяких
нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения".

Полное воспроизводство редакции п. 6 ст. 28 Основ гражданского законодательства СССР 1961 г.,
посвященного негаторному иску, характерно и для других уже не действующих нормативных актов: ст. 156
ГК РСФСР 1964 г., Закон СССР "О собственности в СССР" от 6 марта 1990 г., п. 2 ст. 30 Закона РСФСР от 24
декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР", п. 2 ст. 54 Основ гражданского законодательства Союза ССР и
республик 1991 г.

При этом только в ГК РСФСР 1964 г. впервые негаторному иску посвящена отдельная ст. 156 "Защита
прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения".

Стоит отметить, что определение негаторного иска как права собственника "требовать устранения
всяких нарушений его права, хотя эти нарушения и не были соединены с лишением владения" закреплено в
ст. 305 Модельного Гражданского кодекса для государств - участников СНГ <100>. Более того, аналогичное
текстуальное выражение имеет негаторный иск в законодательстве ряда стран, соседствующих с
Российской Федерацией: ст. 285 ГК Республики Беларусь, ст. 264 ГК Республики Казахстан, ст. 293 ГК
Республики Абхазия, ст. 277 ГК Республики Армения, ст. 325 ГК Республики Таджикистан, ст. 231 ГК
Республики Узбекистан, п. 2 ст. 289 ГК Республики Кыргызстан.

--------------------------------

<100> Модельный Гражданский кодекс для государств - участников СНГ (часть первая) принят
Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ от 29.10.1994 // Приложение к
Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ. 1995. N 6.

Статья 89 Закона Эстонской Республики от 9 июня 1993 г. "О вещном праве" гласит: "Собственник
вправе требовать устранения всякого нарушения права собственности, хотя бы это нарушение и не было
связано с лишением владения". Гражданский закон Латвийской Республики от 28 января 1937 г. вообще не
разграничивает буквально виндикационный иск, негаторный иск и иск о признании вещного права, а
использует обобщенный термин "иски о собственности" в ст. 1044 - 1066. Пункт 1 ст. 376 "Требование
устранения нарушений, не связанных с лишением владения" ГК Республики Молдова гласит: "Если право
собственника нарушено иным путем, помимо незаконного завладения или лишения владения, собственник
может потребовать от совершившего нарушение лица прекращения нарушения". Пункт 2 ст. 172
Гражданского кодекса Грузии от 26 июня 1997 г. закрепляет следующее правило: "Если посягательство на
собственность либо иные препятствия происходят без изъятия или лишения вещи, собственник вправе
потребовать от посягающего прекратить эти действия".

Интересно, что и в Концепции развития гражданского законодательства, и в проекте изменений ГК РФ,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 39 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

разработанном на ее основе, не предусмотрено изменение формулировки негаторного иска. В проекте


изменений данный иск конструируется в рамках следующего правила: собственник или лицо, имеющее
ограниченное вещное право, вправе требовать устранения любых нарушений его права, которые не
связаны с лишением владения (п. 1 ст. 230). Как видно, словосочетание "всяких нарушений" заменено
словосочетанием "любых нарушений", что, несомненно, сохранит ситуацию с неопределенностью сферы
применения негаторного иска в рамках законодательства. При этом можно положительно оценить отказ от
использования в законодательной конструкции словосочетания "хотя бы".

Существование негаторного иска в тени виндикации характерно не только для России и стран
ближнего зарубежья. Формулировка негаторного иска, закрепленная в ГК РФ, принципиально не отличается
от универсальной конструкции негаторного иска, по которой он строится в законодательстве
западноевропейских стран.

Так, п. 1 § 1004 ГГУ гласит: "Если право собственности нарушается иным образом, кроме захвата или
незаконного лишения владения, то собственник может потребовать от нарушителя устранения нарушения".
Негаторный иск в законодательстве Германии направлен на защиту собственника главным образом от
воздействия третьих лиц и именуется как иск об устранении воздействия и воздержания от воздействия
(Beseitigungs - und Unterllassung).

Излишняя универсализация негаторного иска через расширение его сферы применения отмечена и
германскими учеными. Так, П. Грешлер пишет: "§ 1004 BGB расширяет action negatorian, ограниченную
отдельными случаями незаконного пользования правом, до общего притязания об устранении нарушений
права собственности, не связанных с лишением владения, и дальнейшем воздержании от них. Благодаря их
функции охранительных притязаний в настоящее время и виндикационное притязание из § 985 BGB, и
притязание из § 1004 BGB могут быть обозначены как негаторные притязания в широком смысле" <101>.

--------------------------------

<101> Грешлер П. Защита права собственности в Германии: теория и практика // Цивилистические


исследования: Вып. IV (2007 - 2009). Томск: Пеленг, 2010. С. 374.

По справедливому замечанию А.В. Губаревой и А.Н. Латыева, "подобно тому, как это сделано в
российском гражданском законодательстве (ст. 304 ГК РФ), в законодательстве других стран данный иск
также формулируется остаточным способом" по сравнению с виндикационным иском <102>. Такая ситуация
объясняется авторами следующими обстоятельствами. Во-первых, нормы о негаторном иске охватывают
чрезвычайно широкий круг нарушений, описать которые в тексте закона просто невозможно. Во-вторых,
владение вещью выступает необходимой фактической предпосылкой для пользования ею. В-третьих,
большее внимание законодателя к виндикации, чем к негаторному иску, обусловлено еще и тем
обстоятельством, что владение вещью зачастую выступает необходимым основанием для добросовестного
приобретения от неуправомоченного лица <103>.

--------------------------------

<102> Губарева А.В., Латыев А.Н. Правовой режим недвижимости по законодательству зарубежных
стран. Екатеринбург: ИД "УрГЮА", 2009. С. 92.

<103> См.: Губарева А.В., Латыев А.Н. Правовой режим недвижимости по законодательству
зарубежных стран. Екатеринбург: ИД "УрГЮА", 2009. С. 92 - 93.

Большая развитость юридической техники западноевропейского законодательства в вопросе


регулирования негаторной защиты проявляется в том, что рассматриваемому иску придается превентивное
значение. В том же первом пункте § 1004 ГГУ установлено, что если есть основание ожидать дальнейших
нарушений, то собственник может предъявить негаторный иск, а во втором пункте говорится, что данное
требование исключается, если собственник обязан допускать воздействие на свою вещь.

В п. 2 ст. 641 Швейцарского гражданского уложения говорится, что собственник вещи "имеет право
требовать ее обратно от каждого, кто ее неправомерно удерживает, и устранять всякое неправомерное на
нее воздействие". В приведенной статье говорится о виндикационном и негаторном исках, последний при

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 40 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

этом формулируется как универсальный способ защиты.

Гражданский кодекс канадской провинции Квебек в ст. 953 предусматривает негаторный иск, но в
рамках абстрактной законодательной конструкции "собственник может возражать против любых
посягательств или любого использования своего имущества лицом, не уполномоченным им или законом".

По сравнению с определением германского негаторного иска итальянское право более узко описывает
сферу применения негаторного иска, указывая, что он направлен на отрицание произвольно
осуществляемого воздействия сервитутного типа. В ст. 949 ГК Италии содержится предписание:
"Собственник может требовать объявления отсутствия права, осуществляемого другими на вещи, когда он
мотивирован нежеланием установления сервитута". Итальянское право также свидетельствует в пользу
обширной природы негаторного иска, который обеспечивает эффективную защиту от всякого рода
посягательств на субъективное имущественное право индивидов как фактически, так и по закону <104>. Тем
самым, несмотря на законодательную формулировку негаторного иска в Италии, на уровне судебной
практики ему придано универсальное значение, на что обращается внимание в научной литературе <105>.

--------------------------------

<104> См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С.
267.

<105> См.: Seyed-Mahdavi Ruiz S. Die rechtlichen Regelungen der Immissionen im romischen Recht und in
ausgewahlten europaischen Rechtsordnungen: unter besonderer Berucksichtigung des geltenden deutschen und
spanischen Rechts. Gottingen: Walldorf, 2000. S. 175.

Во Франции правила о негаторном иске вообще прямо не установлены Гражданским кодексом, а


разработаны доктриной и судебной практикой путем толкования и применения общих норм о владении и
праве собственности и определяют сферу применения негаторного иска путем пресечения нарушения
проявляющегося в самоуправном присвоении права сервитутного типа в отношении чужой вещи. За основу
взято расширительное толкование ст. 544 ФГК, где приводится определение права собственности:
"Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, если
только осуществление этого права не делается запрещенным законами или регламентами". Фраза
"наиболее абсолютный способ" и допускает требовать свободы собственности от неправомерных действий
лиц как по виндикационному иску, так и по негаторному. Опосредованно на правильность такого толкования
указывает ст. 2278 ФГК, где закреплена владельческая защита и в первом абзаце указано: "Владение
защищается независимо от его правового основания от нарушения, которое затрагивает или создает угрозу
его нарушения".

Согласно ст. 523 Всеобщего гражданского уложения Австрии 1812 г. "в отношении сервитутов
возможны два иска: один, направленный против собственника в защиту сервитута, и другой в защиту
собственника, направленный против всякого, претендующего на сервитут". Получается, что в Австрии
негаторный иск так же ограничен сферой отрицания самовольного присвоения сервитута, несмотря на то
что австрийская правовая система тяготеет к германскому праву, где негаторный иск трактуется наиболее
широко, чем в каких-либо правовых системах. Дело в том, что Всеобщее гражданское уложение Австрии
было подвержено воздействию со стороны французской правовой системы, в связи с активной не только
военной, но и законотворческой деятельностью Наполеона. Именно поэтому австрийцы относятся к
гражданскому уложению как к памятнику юриспруденции и изменения в него практически не вносились.
Законодательные положения видоизменяются судебным толкованием гражданского уложения. Получается,
что в гражданском уложении закреплена романская модель негаторного иска, а в судебной практике иску
придано универсальное значение, как при германской модели. Такой дифференцированный подход
анализируется в научной литературе <106>.

--------------------------------

<106> См.: Hochloch G. Die negatorischen Anspruche und ihre Beziehungen zum Schadenersatzrecht.
Frankfurt am Main: Metzner, 1976. S. 29.

Особенностью права стран англосаксонской правовой системы и других стран общего права является

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 41 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

отсутствие как негаторного иска, так и вещных исков вообще. Имущественные права в этих странах
защищаются отдельными видами исков. В английском праве существуют две разновидности исков,
направленных на ограничение управомоченного лица от произвольного вмешательства в осуществление
права. Во-первых, это "иск из прегрешения", который применяется при намеренном вторжении на чужой
земельный участок без цели лишения лица владения, что влечет судебный запрет на такие действия или
возложение обязанности возместить вызванные убытки. Во-вторых, "иск из причиненных неудобств",
который применяется при стеснении собственника в осуществлении правомочий в отношении вещи.

В гражданском праве Японии различают три вида исков в защиту права собственности: требование
возвращения собственности, требование устранения нарушения собственности и требование
предотвращения нарушения собственности <107>. Последние два требования определяют сферу
применения негаторного иска в Японии.

--------------------------------

<107> См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии: В 2 кн., кн. 1. М.: Прогресс, 1983. С.
181.

Наиболее широко трактуется негаторный иск в законодательстве Китая. Статья 35 "Право на


устранение препятствий и опасностей" Закона КНР "О вещных правах" (принятого 16 марта 2007 г.
Всекитайским собранием народных представителей) гласит, что "правообладатель может потребовать
устранить препятствия и ликвидировать опасность в случае, если они препятствуют или могут
препятствовать вещным правам". Основной недостаток такой конструкции заключается в отсутствии
критериев применения негаторной защиты, что делает эту норму "резиновой".

Обобщив гражданское законодательство зарубежных стран, можно сказать, что в мире существует три
модели негаторного иска, которые строятся по конструкциям негаторного иска, существовавшим на разных
этапах развития римского частного права. Дело в том, что римское частное право развивалось многие века
и не было статично существующим.

1. Модель общего права - строится на казуистических Институциях Гая. Из этого и проистекает само
отсутствие классического для нас пандектного деления гражданского права на вещное и
обязательственное, на вещные иски и обязательственные. Соответственно, общему праву не известен
негаторный иск, и последствия создания помехи в нормальном пользовании своей вещью устраняются
деликтными исками trespass и nuisance. Как пишет В.А. Багаев, trespass предъявляют при нарушении
владения, которое не приводит к его потере, а nuisance - против "любого поведения, причиняющего
беспокойство" и не позволяющего нормально использовать недвижимость; nuisance во многом похож на
негаторный иск, хотя есть и различия. Например, источником нарушения может быть только деятельность
на соседнем земельном участке. Таким образом, этот деликт позволяет регулировать конфликты между
соседями, в то время как негаторный иск защищает от более широкого круга нарушений. Другая
особенность - возможность в рамках nuisance не только запретить деятельность, но и привлечь к
ответственности за вред, причиненный недвижимости <108>.

--------------------------------

<108> См.: Багаев В.А. Приобретение недвижимого имущества по давности владения по российскому
и английскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2015. С. 162.

2. Романская модель (французская и итальянская) - основана на понимании негаторной защиты в


классический период развития римского частного права как иска, устраняющего нарушение, которое
выражается в форме неправомерного присвоения лицом себе сервитута или аналогичного права в
отношении чужой вещи <109>. Остальные нарушения нормального хода осуществления вещных прав
устраняются деликтными исками. Ради справедливости стоит указать, что французское понимание
сервитута охватывает классический сервитут, как ограниченное вещное право, так и соседские права,
которые во Франции называются легальный сервитут.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 42 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<109> См.: Carbonnier J. Droit civil: Vol. II: Les bains. Les obligations. Paris: Presses universitaires de
France, 2004. P. 1834; Codice civile. Annotato con la giurisprudenza a cura di L. Ciafardini, F. Izzo. Napoli: Edizioni
Giuridiche Simone, 2012. P. 797 - 799; Malaurie P., Aynes L. Les biens. Paris: Defrenois, 2007. P. 360; Baur F.
Beitrage zum materiellen Recht und Verfahrensrecht. Tubingen: J.C.B. Mohr (Paul Siebeck), 1986. S. 137 - 138;
Bergel J.-L., Bruschi M., Cimamonti S. Traite de droit civil. Les biens. Paris: L.G.D.J, 2010. P. 504; Санфилиппо Ч.
Курс римского частного права. М.: Норма, 2007. С. 242 - 243.

Исторически негаторный иск появился как способ отрицания возможности установления сервитута.
Более того, первоначально негаторный иск именовался как actio negatoria servitutis. Как пишет В.М. Хвостов,
"если кто-либо незаконно совершает такие действия по отношению к чужой вещи, для правомерного
совершения которых должен обладать сервитутным правом на эту вещь, то собственник последней может
требовать прекращения этих действий, т.е. добиваться признания свободы своей собственности от
сервитутов" <110>.

--------------------------------

<110> Хвостов В.М. Система римского права. М.: Спарк, 1996. С. 263.

3. Германская модель - основана на пандектном анализе достижений поздней римской империи и


византийского законодательства, так называемом постклассическом римском частном праве. В рамках этого
понимания вещные права защищаются вещными исками, к которым относятся виндикационный и
негаторный иски. При этом если виндикационный иск устраняет нарушения, связанные с лишением
владения, то негаторный иск пресекает все остальные формы нарушения вещного права, лишь бы они не
были связаны с лишением владения <111>. Тем самым виндикационный и негаторный иски устраняют весь
спектр возможных нарушений вещных прав, а негаторному иску придается универсальное значение.

--------------------------------

<111> См.: Windscheid B. Lehrbuch des Pandektenrechts: band 1. Dusseldorf: J. Buddeus, 1870. S. 546 -
547; Hochloch G. Die negatorischen Anspruche und ihre Beziehungen zum Schadenersatzrecht. Frankfurt am
Main: Metzner, 1976. S. 26; Picker E. Der negatorische Beseitigungsanspruch. Bonn: L. Rohrscheid, 1972. S. 65 -
66; Wieling H.J. Sachenrecht. Bd. 1. Sachen, Besitz und Rechte an beweglichen Sachen. Berlin: Springer, 2006. S.
626.

Для германского правопонимания характерно гипертрофированное расширение сферы действия


негаторной защиты через субсидиарное применение § 1004 ГГУ к искам, основанным на обязательственных
отношениях <112>, защиты личных неимущественных прав и т.д. Чаще всего необходимость субсидиарного
применения § 1004 ГГУ обусловливается допустимостью превентивной функции негаторного иска для
гарантии устранения повторного аналогичного нарушения. Так, Ян Вильгельм указывает на применимость
негаторного иска для обязательственных прав <113>. Матиас Хаберсак обосновывает идею о применении
негаторного иска в корпоративных отношениях <114>.

--------------------------------

<112> См.: Mager H. Besonderheiten des dinglichen Anspruchs // Archiv fur die civilistische Praxis. 193. Bd.,
H. 1 (1993). P. 79.

<113> См.: Wilhelm J. Sachenrecht. Berlin: De Gruyter, 2007. S. 51.

<114> Habersack M. Die Mitgliedschaft: Subjektives und "sonstiges" Recht. Tubingen: J.C.B. Mohr (Paul
Siebeck), 1996. S. 21 - 22.

Получается, что в определении правовой природы негаторного иска есть два диаметрально
противоположных подхода, которые находятся на разных полюсах, - от отсутствия негаторной защиты или
ее допущения в сервитутных отношениях до придания негаторному иску универсального значения как
способа защиты вещных прав от любого нарушения, которое не повлекло лишения владения. Можно ли
предположить, что наиболее рабочей моделью будет та, которая возьмет за реальный объем негаторной
защиты что-то среднее между разнополюсными моделями?

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 43 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Сохранение универсального понимания негаторного иска в практическом плане обостряет вопрос о


конкуренции негаторного иска с другими вещными исками и требованиями о защите гражданских прав. На
теоретическом, доктринальном, уровне это означает застой в развитии науки гражданского права по
вопросу защиты вещных прав и систематизации вещных исков. При универсальности негаторного иска
получается, что все и любые требования о защите вещных прав, не подпадающие под виндикационный иск,
будут квалифицированы как негаторное требование, вне зависимости от того, каким бы разнохарактерным
ни было нарушение. Картина получается не самой радужной в сфере развития науки - негаторный иск
хищнически поглощает все иски в защиту вещных прав, кроме виндикации. Не должно быть ситуации, когда
не нужно разбираться в правовой квалификации требований, а можно просто сослаться на ст. 304 ГК РФ и
трактовать эту резиновую по содержанию норму, как будет удобно для обоснования любой правовой
позиции.

При универсальности негаторного иска определение характера таких требований, как иск о признании
вещного права, иск об освобождении вещи от ареста, иск о признании вещного права отсутствующим, иск о
выселении, иск о сносе самовольной постройки, иск о вселении и прочие, вполне конкретно - это все грани и
проявления такого разнообразного и всеобъемлющего негаторного иска. При такой квалификации создается
правовая химера, когда негаторным иском можно защититься от всего, что не устраивает собственника, но
не лишает его владения вещью: фактические и юридические действия ответчика в отношении движимых и
недвижимых вещей, ответчик нарушает или оспаривает вещное право - все это один и универсальный
негаторный иск.

Попытка исправить ситуацию с неограниченной универсализацией негаторного иска предпринималась


в рамках реформирования российского гражданского законодательства. В проекте изменений ГК РФ,
разработанном на основе Концепции развития гражданского законодательства, содержится предложение о
закреплении перечня вещных исков в ст. 227, который состоял бы из четырех требований - наравне с
виндикационным и негаторным исками в качестве самостоятельных вещных исков предлагалось указать
требование об освобождении вещи от ареста (ст. 232) и требование о признании вещного права (ст. 233).

Пандектная революция в понимании негаторного иска, когда был сделан переход от восприятия этого
иска как способа защиты от узурпации ответчиком сервитута, к универсальному восприятию этого
требования имела под собой практическое основание. За прошедшее время перечень вещных исков
увеличился и теперь не ограничен только виндикационным и негаторным исками. И быть может, сейчас
пора переосмыслить негаторную защиту, уйдя от излишней универсальности и наполнив этот иск
конкретным содержанием и сферой применения? Усложнение гражданского оборота, развитие доктрины о
вещных исках дают нам основание для новой революции в понимании негаторного иска.

Поэтому есть все основания предложить четвертую модель негаторного иска. Исходя из
вышеизложенных соображений, а также рассмотрев недостатки ст. 304 ГК РФ и связанные с этим трудности
в квалификации негаторных требований, предлагается сформулировать законодательную конструкцию иска
в ст. 304 ГК РФ следующим образом: "Собственник или лицо, имеющее ограниченное вещное право, вправе
требовать устранения неправомерных длящихся фактических действий, которые препятствуют ему в
пользовании недвижимой вещью или создают угрозу подобного нарушения, но не повлекли лишения
владения или оспаривания самого права".

Подводя итог первой главы, выделим полученные результаты. Во-первых, положение об


универсальности негаторного иска не находит подтверждения при всестороннем рассмотрении
особенностей (признаков) негаторного иска. Во-вторых, негаторный иск реализуется в рамках
самостоятельного охранительного правоотношения относительного характера, при этом правовая связь
между собственником и нарушителем не порождает обязательственного правоотношения между ними.

В-третьих, предметом спора по негаторному иску может быть только такая вещь, перемещение
которой без несоразмерного ущерба ее назначению невозможно (недвижимость). Негаторный иск не может
применяться для оспаривания зарегистрированного права на недвижимые вещи.

В-четвертых, негаторный иск направлен на запрещение возможности создания собственнику


препятствий в использовании вещи. Негаторный иск может применяться для защиты субъективного вещного
права от нарушения владения в форме создания помех к владению и которое не повлекло лишение
состояния владения. Обоснована необходимость введения в российское гражданское законодательство

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 44 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

посессорной защиты по модели негаторного требования.

В-пятых, негаторный иск не может быть использован для защиты субъективного права от нарушений,
связанных с лишением владения или оспаривания наличия субъективного права. При квалификации
требований о выселении и сносе самовольно возведенной постройки следует исходить из того, что если
нарушение затрагивает весь объект недвижимости, то применим виндикационный иск, а если нарушение
связано с завладением только частью объекта недвижимости, то необходимо предъявлять негаторный иск.
Иск о признании права собственности является самостоятельным вещным иском. А требование об
освобождении вещи от ареста выступает в качестве разновидности иска к органам публичной власти.

В-шестых, с позиции изложенных положений сформулировано доктринальное и легальное


определение негаторного иска. На основании рассмотрения недостатков действующей редакции ст. 304 ГК
РФ предложены рекомендации по совершенствованию законодательной конструкции негаторного иска.

Глава 2. СТРУКТУРА НЕГАТОРНОГО ИСКА

Структура негаторного иска - это условный термин, который используется для его характеристики как
материально-правового требования и не связан со структурой иска в рамках науки гражданского процесса.
Элементы негаторного иска - стороны, предмет и основание - определяют его отличительные свойства.
Отсутствие хотя бы одного из элементов в конкретном судебном споре означает, что негаторный иск
является ненадлежащим способом защиты в рассматриваемом судом деле.

§ 1. Стороны негаторного иска

Одним из признаков исковой формы защиты права является наличие спора о субъективном праве или
законном интересе, а следовательно, и наличие спорящих сторон. При этом лицо, чье право нарушено,
будет являться субъектом права, а нарушитель - субъектом обязанности.

Одна из особенностей негаторного иска состоит в том, что нарушение, связанное с ограничением в
пользовании вещью, должно исходить от субъекта права, а не от природы, то есть быть искусственно
созданным. Как указывает А.В. Люшня, "нельзя подать иск против природы за частые дожди в этом сезоне,
но можно защищаться от действий соседа, который устроил сток дождевой воды на чужой участок" <115>.

--------------------------------

<115> Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 146.

Право на предъявление негаторного иска принадлежит собственнику, чье пользование нарушено или
владению которого создают помехи. Стоит отметить, что в проекте изменений ГК РФ уточняется ситуация, в
которой собственник может предъявить негаторный иск субъекту ограниченного вещного права. Проект
предлагает включить в текст ГК РФ норму о том, что собственник вещи вправе предъявлять негаторные иски
к лицам, имеющим ограниченные вещные права на эту вещь, если последние, осуществляя свои права,
выходят за их пределы (п. 2 ст. 230 ГК РФ).

Наряду с собственником право на защиту посредством негаторного иска, в соответствии со ст. 305 ГК
РФ, принадлежит также лицу, владеющему спорной вещью на основании, предусмотренном законом или
договором. Такое лицо именуется титульным владельцем вещи. Титульное владение в самом общем виде
можно раскрыть как законное владение <116>. Титульное владение - это владение, опирающееся на
законное основание, то есть титул.

--------------------------------

<116> См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С.
374.

Титульное владение означает передачу лицу вещи во владение с определением объема правомочий в
отношении ее, так как титулы различаются по объему, то есть правомочиям, им предусмотренным. Титул
может иметь как вещный характер (право собственности, ограниченное вещное право), так и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 45 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

обязательственный. Следовательно, можно говорить о негаторной защите не только права собственности и


ограниченных вещных прав, но и всякого титульного владения, в том числе и договорного.

Титульное владение противопоставляется беститульному. Различие между титульным и беститульным


владельцем основывается на объективном признаке и не зависит от сознания самого владельца,
психологического и волевого аспекта владения (animus). Таким признаком является основание
приобретения вещи. Владение, которое получено при соблюдении требований правопорядка, называется
законным. Незаконное владение - это фактическое обладание вещью, не основанное на праве.

В ряде случаев в качестве исключения негаторной защите подлежит незаконное владение.


Беститульное владение защищается потому, что фактическое добросовестное владение может стать
основанием приобретения права собственности по давности владения (п. 1 ст. 234, п. 3 ст. 225 ГК РФ).

Давностный владелец обладает возможностью предъявить негаторный иск. Особенность этой группы
истцов обусловлена тем, что до истечения соответствующего срока давностный владелец не может
считаться титульным владельцем вещи, так как его владение не имеет правового основания. При этом
владение, осуществляемое для давности, отличается от иных видов незаконного владения, так как при
определенных условиях (добросовестность, открытость, непрерывность владения) и по истечении
установленного законом срока давностный владелец вещи может приобрести ее в свою собственность.

На основании п. 2 ст. 234 ГК РФ давностный владелец может требовать защиты своего владения в
случае посягательства на вещь со стороны третьих лиц, не имеющих права на владение ею. Данное
положение закона говорит о защите владения, но при помощи аналогии закона негаторную защиту можно
распространить и на давностного владельца. Следовательно, давностный владелец вправе предъявлять
негаторный иск к любому лицу, за исключением собственника или иного титульного владельца.

Этот вывод подтверждается судебной практикой. Так, в п. 17 Постановления Пленума ВС РФ и


Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 сказано, что давностный владелец имеет право на защиту
своего владения применительно к правилам ст. 301, 304 ГК РФ.

В связи с вышесказанным нет оснований согласиться с утверждением, которое высказал А.В. Люшня,
о том, что "давностный владелец также может защищать свое владение от помех и стеснений, однако его
иск не является негаторным, хотя он и подобен ему по своим защитным возможностям" <117>.
Юридическим основанием предъявления негаторного иска является владение предметом спора, что
позволяет защитить давностного владельца от нарушений, не связанных с лишением владения и
направленных на препятствование со стороны третьих лиц в нормальном использовании вещи,
являющейся предметом давностного владения.

--------------------------------

<117> Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 142.

Исходя из того что в ст. 305 ГК РФ указывается, что предъявление вещных исков возможно лицом,
владеющим вещью по основанию, предусмотренному законом или договором, то перечень титулов, на
которые могут опираться лица, предъявляющие вещные иски, является открытым. Можно определить
только группы таких лиц: субъекты ограниченных вещных прав и субъекты обязательственных прав,
связанных с владением чужой вещью.

Субъекты ограниченных вещных прав: право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК РФ), право
оперативного управления (ст. 296 ГК РФ), пожизненное наследуемое владение (ст. 265 ГК РФ) и другие
ограниченные вещные права. По существу, рассмотрение этого вопроса сводится к решению проблемы
отнесения того или иного субъективного права к вещному. В ст. 216 ГК РФ содержится не исчерпывающий
перечень ограниченных вещных прав, что, несомненно, порождает трудности. При этом в ст. 216 ГК РФ
закреплены некоторые признаки ограниченных вещных прав. К их числу отнесены производность данных
прав от права собственности и их ограниченное, в сравнении с правом собственности, содержание (п. 2 ст.
216 ГК РФ), право следования (п. 3 ст. 216 ГК РФ), абсолютный характер правовой защиты (п. 4 ст. 216 ГК
РФ).

К ограниченным вещным правам ст. 216 ГК РФ относит сервитут. Однако, несмотря на такое

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 46 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

законоположение, в науке нет единого мнения относительно возможности обладателя сервитута защищать
свое право негаторным иском. Так, по мнению А.М. Эрделевского, обладатель сервитута не может
использовать для защиты своего права вещные иски, так как он не является владельцем, а сервитут, в свою
очередь, представляет собой в силу ст. 274 ГК РФ право ограниченного пользования, но не владения <118>.
Аналогично по этому вопросу высказались А.В. Люшня и А.Б. Бабаев <119>. А.Б. Бабаев указывает, что при
нарушении условий сервитута со стороны собственника служащей вещи сервитуарий не имеет права на
негаторный иск, поскольку это спор о ненадлежащем исполнении договора, в силу которого сервитут
установлен <120>. С этим сложно согласиться, поскольку сервитут хоть и возникает в силу договора, но
порождает вещное право, а именно о защите вещного права и идет речь.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Статья А.М. Эрделевского "О защите прав титульного владельца" включена в информационный банк.

<118> См.: Эрделевский А.М. О защите прав титульного владельца // Закон. 2004. N 2. С. 33.

<119> См.: Бабаев А.Б. Система вещных прав. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 369; Люшня А.В.
Проблема применимости негаторного иска для защиты сервитутов в российском праве // Законодательство.
2006. N 1. С. 17 - 20.

<120> См.: Бабаев А.Б. Система вещных прав. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 281 - 282.

Обратного мнения придерживается О.Н. Садиков, полагая, что носителям сервитута также должна
предоставляться вещно-правовая защита, в частности право на негаторный иск, что вытекает из природы
этого права и подтверждается ст. 216 ГК РФ <121>. Такой подход также имеет немало сторонников <122>.

--------------------------------

<121> См.: Гражданское право: Т. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 335 - 336.

<122> См.: Нарозников К.Н. Договор установления частного водного сервитута в российском
гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 22 - 23; Братусь М.Б. Вещно-правовые
способы защиты права собственности и владения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 163 - 164; Менглиев
Р.Ш. Защита права владения в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Душанбе, 1999. С. 73; Гартина
Ю.А. Гражданско-правовое регулирование земельных сервитутов в РФ: вопросы теории и практики:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 7, 16 - 17; Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой
защиты. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 363.

В литературе высказано мнение о том, что в случае установления сервитута имеет место как
пользование, так и владение объектом недвижимости. По мнению А.В. Коновалова, "субъект частного
сервитута наделен владением, хотя и в усеченном виде, имея возможность своею властью долгосрочно и
стабильно осуществлять физическое прикосновение к вещи и хозяйственное господство над нею, пусть и
строго определенным образом" <123>. Конечно, такой подход излишне категоричен, но не лишен
прагматичности. Дело в том, что в составе сервитута, как ограниченного вещного права, нет правомочия
владения, но это не означает, что сервитуарий не может осуществлять обладание вещью. Пользование
вещью без ее владения в некоторых случаях крайне затруднительно. Это особенно характерно для
сервитутов, связанных с использованием недвижимости: сервитут перемещения (прохода, прогона скота и
проезда), строительный сервитут (стройки и опоры). Такие действия не могут осуществляться без
фактического нахождения на земельном участке. Но такое обладание не является классическим владением,
поскольку в отношении всего объекта права у сервитуария нет фактического господства и хозяйственной
власти.

--------------------------------

<123> Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб.: Юридический
центр "Пресс", 2001. С. 66.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 47 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Сервитут является ограниченным вещным правом, что обусловливает распространение на него


вещно-правовой защиты, но с учетом специфики этого права. Так, однозначно можно утверждать о
невозможности использования сервитуарием виндикационного иска.

Несомненно, что сервитут не предполагает возможности владеть чужой вещью, в отношении которой
он установлен. При этом сторонники отрицания возможности применения негаторного иска в защиту
сервитута основываются на том, что одним из условий удовлетворения негаторного иска является владение
истцом предметом спора.

Однако данный довод не имеет значения для рассматриваемой проблемы. Дело в том, что ст. 304 ГК
РФ не содержит правила о необходимости владения предметом спора для удовлетворения негаторного
иска. В статье говорится о том, что негаторный иск применяется в ситуации, когда нарушение вещного
права не связано с лишением владения. А это не одно и то же: сохранение владения предметом спора и
отсутствие лишения владения. При осуществлении сервитута владение просто не может быть нарушено,
так как это вещное право не предусматривает наличия правомочия владения в отношении вещи, на которую
сервитут установлен. Следовательно, даже при буквальном толковании ст. 216 и 304 ГК РФ вполне
возможно обеспечить защиту сервитута путем предъявления негаторного иска.

Возможность предъявления сервитуарием негаторного иска можно объяснить еще и тем, что
негаторное требование направлено на защиту пользования, которое и имеет основное значение при
осуществлении сервитута. Так, Н.Н. Аверченко указывает, что сервитут по своей правовой природе,
очевидно, лишен правомочия владения, но полагает, что сервитут с достаточностью защищается
негаторным иском, в результате удовлетворения которого устраняется препятствие в пользовании вещью
<124>.

--------------------------------

<124> См.: Гражданское право: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Велби, 2008. С. 596 - 597.

В римском частном праве для защиты своего права сервитуарию предоставлялся actio confessoria,
этот иск мог быть использован для защиты всех прав сервитутного типа от всевозможных нарушений <125>.
Нормы о негаторном и конфессорном исках близки по содержанию, поэтому в дореволюционном
гражданском законодательстве и правовой доктрине негаторный иск рассматривался в разделе,
посвященном регулированию отношений из сервитута <126>. Близость этих исков была вполне понятна:
негаторный иск отрицал установление сервитута, конфессорный иск устранял нарушения в отношении
установленного сервитута. Поэтому вполне логично, что в литературе высказано мнение, что конфессорный
иск является разновидностью негаторного требования <127>.

--------------------------------

<125> Petrak M. The concept of the general vindicatio action in the roman legal tradition and de lege ferenda
// Zbornik Pravnog Fakulteta u Zagrebu. 2013. Volume 63. Issue 5 - 6. P. 1038 - 1040.

<126> См.: Гамбаров Ю.С. Вещное право: Особенная часть гражданского права: лекции, читанные на
экономическом отделении в 1908 - 1909 академ. году / Изд. под ред. автора. СПб.: Издание студенческой
кассы взаимопомощи СПб. политехнического ин-та, 1909. С. 29, 225; Хвостов В.М. Система римского права.
М.: Спарк, 1996. С. 263.

<127> См.: Певницкий С.Г. Некоторые вопросы системы защиты права собственности на недвижимое
имущество // Юридический мир. 2006. N 3. С. 38 - 39; Потапенко С.В., Зарубин А.В. Настольная книга судьи
по спорам о праве собственности. М.: Проспект, 2012. С. 151 - 152; Rodger A. Actio Confessoria and Actio
Negatoria // Zeitschrift der Savigny-Stiftung fur Rechtsgeschichte, Romanistische Abteilung. 1971. Volume 88.
Issue 1. P. 185 - 186; Kaser M. Das Romische Privatrecht. Erster Abschnitt. Munchen: C.H. Beck, 1971. S. 437;
Capogrossi Colognesi L. Actor and Defendant in Negatoria Servitutis // Critical Studies in Ancient Law, Comparative
Law and Legal History / Ed. by J. Cairns and O. Robinson. Oxford and Portland: Hart Publishing, 2004. P. 31 - 37.

Необходимо указать, что отсутствие в российском законодательстве однозначного решения

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 48 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

рассматриваемой проблемы связано с невниманием законодателя к регулированию отношений,


вытекающих из сервитута, на протяжении многих веков.

В п. 11.1 проекта Концепции развития законодательства о вещных правах, рекомендованной к


опубликованию в целях обсуждения Президиумом Совета при Президенте РФ по кодификации и
совершенствованию гражданского законодательства (протокол N 3 от 18 марта 2009 г.), сказано, что
универсальным способом защиты прав сервитуария должен быть негаторный иск (против собственника
служащей вещи, против других сервитуариев - с учетом старшинства, против обладателей иных
ограниченных вещных прав на служащую вещь и любых третьих лиц нарушителей).

В тексте Концепции развития гражданского законодательства (одобренной в окончательной редакции


7 октября 2009 г. Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского
законодательства) такое утверждение отсутствует. Но есть предложение, при реализации которого станет
возможным предъявление сервитуарием негаторного иска к собственнику. Речь идет о пп. "б" п. 2.7 раздела
4 Концепции развития гражданского законодательства, где непосредственно говорится о необходимости
установить в ГК РФ положение о наделении обладателя вещного права, не дающего владение вещью,
возможностью предъявлять негаторный иск.

Стоит отметить, что в западноевропейских странах по-разному решен вопрос о возможности защиты
сервитута путем предъявления негаторного иска. В ряде стран законодательство допускает защиту права
ограниченного пользования чужой вещи путем предъявления к собственнику негаторного иска. В силу §
1027 "Защита земельного сервитута от нарушения" ГГУ в случае нарушения земельного сервитута
правомочному лицу предоставляются права, предусмотренные в § 1004.

В других странах установлены разграничения негаторного иска и иска в защиту сервитута. Так,
согласно ст. 523 Австрийского гражданского уложения "в отношении сервитутов возможны два иска: один,
направленный против собственника в защиту сервитута, и другой в защиту собственника, направленный
против всякого, претендующего на сервитут".

Итальянский профессор Уго Маттеи также допускает возможность применения негаторного иска для
защиты сервитута, обосновывая это тем, что "в конце концов, actio negatoria распался на два вида искового
производства: то, которое призвано защитить право собственности, и то, которое имеет целью защиту
сервитута" <128>.

--------------------------------

<128> Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С. 266.

Таким образом, можно утверждать о применимости негаторного иска для защиты прав сервитуария
даже в отношении помех, совершаемых собственником вещи, в отношении которой установлен сервитут.

Не все однозначно в ситуации предъявления негаторного иска субъектами права хозяйственного


ведения к собственнику. По мнению А.А. Рубанова, унитарное предприятие не может предъявлять
виндикационный и негаторный иски к собственнику имущества, которым оно владеет на праве
хозяйственного ведения <129>. Объясняется это, во-первых, тем, что органы управления унитарного
предприятия формируются и контролируются собственником; во-вторых, п. 3 ст. 299 ГК РФ предусматривает
возможность правомерного изъятия имущества собственником у рассматриваемого юридического лица
<130>.

--------------------------------

<129> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю.
Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2007 // СПС "КонсультантПлюс" (автор комментария ст. 305 - А.А. Рубанов).

<130> См.: Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий / Отв. ред. Т.Е.
Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М.: БЕК, 1996. С. 486.

Такая позиция противоречит п. 4 ст. 216 ГК РФ, в соответствии с которым вещное право лица, не
являющегося собственником, защищается от нарушения со стороны любых лиц в порядке,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 49 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

предусмотренном ст. 305 ГК РФ. А в ст. 305 ГК РФ право хозяйственного ведения упоминается
непосредственно. Следовательно, негаторный характер защиты субъектов ограниченных вещных прав
против собственника не вызывает сомнений. В соответствии с этим унитарное предприятие, обладающее
вещью на праве хозяйственного ведения, может требовать устранения нарушений, связанных с созданием
препятствий в пользовании от собственника, которым оно учреждено.

На это указывается в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N


10/22, где сказано, что на основании п. 4 ст. 216 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного
управления защищаются от их нарушения в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК РФ.

Негаторный иск может быть использован залогодержателем, но только в случае, когда он владеет
недвижимой вещью либо владеет и пользуется ею. Право залогодержателя недвижимой вещи обладает
обоими свойствами, указанными в ст. 216 ГК РФ (право следования и вещная защита), лишь в том случае,
если договор залога предусматривает владение или пользование вещью залогодержателем. В соответствии
с п. 2 ст. 347 ГК РФ залогодержатель, у которого находится заложенная вещь, в случаях, когда по условиям
договора залогодержателю предоставлено право пользоваться переданным ему предметом залога, он
может требовать от других лиц, в том числе и от залогодателя, устранения всяких нарушений его права,
хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения - то есть предъявлять негаторный иск.

В законодательстве зарубежных стран предусмотрена возможность предъявления залогодержателем


негаторного иска, в том числе и к собственнику предмета залога. Так, в силу п. 1 § 1134 ГГУ если образ
действий собственника или третьего лица в отношении земельного участка дает повод опасаться такого
ухудшения участка, которое уменьшит надежность ипотеки, то кредитор может предъявить негаторный иск.

Следует отметить, что в проекте изменений ГК РФ предлагается непосредственно закрепить право


залогодержателя на негаторную защиту, установив следующее правило: если залогодатель не
предпринимает мер по защите своего права на заложенное имущество от нарушений, представляющих
угрозу сохранности имущества, залогодержатель может требовать от других лиц прекращения нарушений,
хотя бы они и не были соединены с лишением владения (п. 3 ст. 303.13 "Защита прав ипотечного
залогодержателя"). Несомненно, что такое нововведение положительно отразится на правоприменительной
практике, повысив степень защищенности прав залогодержателя. Во многом указанная выше новелла
связана с тем, что в проекте изменений ГК РФ предлагается отнести залог недвижимого имущества
(ипотеку) к ограниченным вещным правам (п. 2 ст. 223 "Виды вещных прав").

Стоит отметить, что в проекте изменений ГК РФ предлагается ввести правило о том, что лицо,
имеющее ограниченное вещное право, вправе предъявить негаторный иск к собственнику или лицу,
имеющему ограниченное вещное право, если собственник или такое лицо нарушает защищаемое вещное
право (п. 3 ст. 230 ГК РФ).

Интересен вопрос о том, может ли собственник заявлять негаторный иск в отношении недвижимости,
которую он передал на ограниченном вещном праве другому лицу? Ответ на него можно найти в судебной
практике. ВС РФ сформулировал правовую позицию, в соответствии с которой собственник, передавший
имущество на праве постоянного (бессрочного) пользования, не лишается права на негаторный иск к
нарушителю своего права собственности <131>.

--------------------------------

<131> См.: Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 22.12.2015 N 306-


ЭС15-12164 по делу А55-5313/2014, от 13.04.2016 N 306-ЭС15-17275 по делу N А55-2482/2014.

Субъекты обязательственных прав, связанные с владением чужой вещью (арендой, наймом,


доверительным управлением и др.), формально-юридически обладают вещно-правовыми средствами
защиты своих прав. Возможность защиты вещными исками владения, основанного на договоре,
объясняется наличием так называемого воздействия относительной связи на всех третьих лиц <132>, а
также "отраженным" или "внешним" действием обязательств <133>. Как отмечает С.В. Моргунов, "такая
широкая защита придает владению титульного владельца черты, характерные для абсолютного права. В
этом нет ничего противного праву" <134>. В германской цивилистике также допускается распространение
негаторной защиты на арендатора в договорном обязательстве <135>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 50 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Статья В.К. Райхера "Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав). В
особенности применительно к советскому праву" включена в информационный банк согласно публикации
- "Вестник гражданского права", 2007, N 2.

<132> См.: Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав)
// Известия экономического факультета Ленинградского политехнического ин-та. 1928. Вып. 1. С. 299, 304.

<133> См.: Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961. С. 36; Иоффе О.С.
Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные работы по гражданскому праву. М.:
Статут, 2000. С. 620 - 621; Флейшиц Е.А. "Абсолютная" природа права собственности // Проблемы
гражданского и административного права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1962. С. 224.

<134> Моргунов С.В. Виндикационный иск: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 18.

<135> См.: Mager H. Besonderheiten des dinglichen Anspruchs // Archiv fur die civilistische Praxis. 193. Bd.,
H. 1 (1993). P. 79.

Если придерживаться строгого разграничения вещных и обязательственных отношений, то титульное


владение, основанное на договоре, должно остаться без защиты от неправомерных посягательств со
стороны третьих лиц. Сам факт наличия договорного правоотношения между истцом и ответчиком не
исключает возможности предъявления негаторного иска. Негаторный иск становится невозможен в том
случае, если между истцом и ответчиком договорное правоотношение существует относительно предмета
спора.

В случае возникновения вещного права у субъекта на основании договора можно выделить две
правовые связи: обязательственного характера между сторонами договора и вещного характера между
субъектом вещного права.

В арбитражной практике известны случаи предоставления негаторной защиты праву арендатора


нежилого помещения и иных недвижимых вещей от противоправных действий третьего лица <136>. Так, в
Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2014 г. N Ф05-15245/2014 по делу N
А40-174468/13 указано, что согласно ст. 304, 305 ГК РФ арендатор, как титульный владелец, может
требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с
лишением владения. При этом лицо, обратившееся в суд с негаторным иском, должно представить
доказательства принадлежности ему имущества и совершения ответчиком действий, реально
препятствующих осуществлению законным владельцем своих прав в отношении данного имущества.

--------------------------------

<136> См.: п. 6 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2016) (утв. Президиумом ВС РФ 06.07.2016);


Определения ВС РФ от 20.02.2016 N 308-ЭС15-15218 по делу N А32-25579/2014, от 07.04.2016 по делу N
310-ЭС15-16638, А35-8277/2014, от 07.04.2016 N 308-ЭС15-15218 по делу N А32-25579/2014, от 16.02.2017
по делу N 310-ЭС16-14116, А35-8054/2015; Постановления АС Западно-Сибирского округа от 26.06.2015 N
Ф04-20751/2015 по делу N А67-3867/2014, АС Северо-Западного округа от 12.09.2017 N Ф07-9671/2017 по
делу N А42-8682/2016; Апелляционное определение ВС Республики Карелия от 19.11.2013 по делу N 33-
3642/2013.

В абз. 2 п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22


установлено, что в силу ст. 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением
владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или
лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором.

В Определении ВС РФ от 26 декабря 2016 г. N 310-ЭС16-14116 по делу N А35-8054/2015 сказано, что в


случае передачи имущества в аренду право на негаторный иск имеют как арендодатель, так и арендатор

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 51 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

имущества.

Предоставление негаторной защиты арендатору порождает вопрос о конкуренции иска арендатора и


иска арендодателя в ситуации, когда помеху в пользовании недвижимостью создает третье лицо. В п. 3
информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 содержится правовая позиция, в
силу которой если в удовлетворении негаторного иска будет отказано арендодателю, то арендатор не
вправе обратиться с иском о том же предмете и по тем же основаниям к этому же ответчику, а производство
по таким делам прекращается на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

В Определении ВС РФ от 26 ноября 2015 г. N 306-ЭС15-12164 по делу N А55-5313/2014 сказано: "В


силу ст. 304, 305 Гражданского кодекса в случае передачи имущества в аренду право на негаторный иск
имеют как арендатор, так и собственник имущества, чье вещное право может быть нарушено действиями
третьего лица, пользующегося чужим имуществом без воли собственника, но не нарушающего его
владения. При этом в таких делах обязательно участие как арендатора, так и арендодателя (тот, кто не
является истцом, привлекается к участию в деле как третье лицо, не заявляющее самостоятельного
требования относительно предмета спора, на стороне истца), поскольку, если в удовлетворении иска
арендодателю будет отказано, арендатор не вправе обратиться с иском о том же предмете и по тем же
основаниям к этому же ответчику".

Стоит отметить, что в теории гражданского права не раз высказывалось мнение о том, что негаторное
требование может быть заявлено только субъектом вещного права, и в первую очередь если это
требование предъявляется к собственнику вещи. Так, И.Б. Живихина полагает, что "из числа лиц, которые
могут предъявить негаторный иск к собственнику и пользуются имуществом на каком-либо титуле, следует
исключить субъектов, владеющих имуществом на основании, предусмотренном договором, поскольку они
имеют право на защиту лишь обязательственно-правовыми способами" <137>.

--------------------------------

<137> Живихина И.Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности:


Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2007. С. 32.

Однако такой вывод не основан на положениях действующего гражданского законодательства. Как


подчеркивает Е.М. Тужилова-Орданская, положение ст. 304, 305 ГК РФ следует толковать буквально, а
именно что защита предоставляется независимо от того, существуют между сторонами обязательственные
отношения или нет <138>.

--------------------------------

<138> См.: Тужилова-Орданская Е.М. Проблемы защиты прав на недвижимость в гражданском праве
России. М.: Буквовед, 2007. С. 295.

В п. 1.8 раздела 4 Концепции развития гражданского законодательства указывается, что в связи с


введением владельческой защиты следует ограничить круг лиц, которым предоставляется виндикационный
иск. Этими лицами должны стать лишь собственник и обладатель иного вещного права.

Следовательно, из указанных предложений следует, что право на предъявление негаторного иска


может быть сохранено как за субъектами вещных прав, так и за лицами, чье право основано на договоре.
Ограничение субъектного состава коснется только виндикационного требования. При этом следует
заметить, что при разработке Концепции развития гражданского законодательства предлагалось вообще
отказаться от защиты договорного титульного владения вещными исками. В п. 2.10 раздела, посвященного
владению, проекта Концепции развития законодательства о вещных правах, рекомендованной к
опубликованию в целях обсуждения Президиумом Совета при Президенте РФ по кодификации и
совершенствованию гражданского законодательства (протокол N 3 от 18 марта 2009 г.), говорится, что с
установлением владельческой защиты отпадает необходимость в предоставлении виндикационного и
негаторного иска законным владельцам (ст. 305 ГК РФ).

В подведении итога следует отметить, что лишение титульных договорных владельцев негаторной
защиты было бы обосновано только в ситуации наделения любого владельца правом на предъявление

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 52 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

посессорного требования по конструкции негаторного иска. До введения в российское гражданское


законодательство посессорной негаторной защиты исключение титульных договорных владельцев из круга
потенциальных истцов по негаторному иску является поспешным и может снизить эффективность защиты
прав. Кроме титульного владения негаторной защите может подлежать и фактическое владение, когда речь
идет о посессорной негаторной защите, при применении которой суд не определяет правовое основание
владения предметом спора, а исходит из фактической презумпции законности открытого владения.

Второй стороной негаторного спора (нарушителем) выступает лицо, не являющееся фактическим


владельцем вещи, которое своими противоправными действиями создает препятствия, мешающие
нормальному использованию вещи.

Нарушителем по негаторному иску может быть как лицо, не имеющее прав на вещь, так и собственник
вещи, на законном основании передавший ее во владение истца (собственник - субъекту ограниченного
вещного права, арендодатель - арендатору по договору аренды; собственник вещи, переданной в
доверительное управление по договору; собственник вещи, переданной залогодержателю в порядке
обеспечения исполнения обязательств, и т.д.).

В судебной практике зачастую возникают сложности с определением конкретных лиц, которые


причиняют препятствия в пользовании вещью, принадлежащей истцу. Наиболее часто такие трудности
возникают при рассмотрении негаторного требования об устранении нарушения, выраженного в
воспрепятствовании прохода работников истца на территорию предприятия <139>. Так, ФАС Уральского
округа Постановлением от 1 августа 2005 г. N Ф09-2431/05-С5, отменяя решение суда и направляя дело на
новое рассмотрение, указал, что суду первой инстанции следует установить, кто именно не допускает
работников истца к спорному объекту - ответчик или охранное предприятие, действовавшее по указанию
третьего лица, и разрешить вопрос о том, является ли лицо, к кому был первоначально предъявлен
негаторный иск, надлежащим ответчиком.

--------------------------------

<139> См.: Определения ВАС РФ от 17.05.2007 N 4316/07, от 28.11.2007 N 14653/07, от 13.12.2007 N


15653/07, от 27.04.2009 N 4377/09; Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 07.09.2005 N Ф08-
3840/2005; ФАС Уральского округа от 30.09.2008 N Ф09-6931/08-С6.

Можно привести еще один пример из судебной практики, спор по которому анализируется в
Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2009 г. N Ф08-367/2009. Истец обратился в
арбитражный суд с требованием о возложении на ответчика обязанности демонтировать торговые
павильоны, которые ответчик неправомерно разместил вблизи от магазина, принадлежащего истцу.
Решением суда первой инстанции, оставленным в силе судом апелляционной инстанции, в удовлетворении
иска отказано. Вынося такое решение, суд исходил из того, что истец не доказал факт возведения спорных
торговых павильонов именно ответчиком, не представил доказательств о том, кто является их
собственником. В рассматриваемой ситуации в качестве соответчиков по негаторному иску должны быть как
лицо, которое чинит препятствия, так и лицо, по указанию которого данные действия предпринимаются.

В вопросе определения надлежащего ответчика по негаторному иску ВАС РФ высказал правовую


позицию в п. 5 информационного письма от 15 января 2013 г. N 153, в котором сказано: "Возражение
собственника здания о том, что право собственности другого лица нарушено не им, а иным лицом,
владевшим ранее зданием по договору аренды, не является основанием для отказа в иске об устранении
нарушения права, не связанного с лишением владения". Из фабулы дела, которое приведено в п. 5,
следует, что индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском об устранении нарушения права
путем исправления трубопровода отвода дождевых вод к собственнику здания, на котором установлен
соответствующий трубопровод. Ответчик против удовлетворения иска возражал, ссылаясь на то, что он
является ненадлежащим ответчиком по делу, поскольку трубопровод был установлен не им, а арендатором
вопреки условиям договора аренды, и поэтому, несмотря на то что договор аренды прекратился и здание
возвращено во владение его собственнику, исправлять систему отвода дождевых вод должен тот, кто
произвел монтаж трубопровода. Суд возражение ответчика счел необоснованным, иск удовлетворил,
отметив следующее. Когда арендатор изменил систему отвода дождевых вод таким образом, что вода стала
стекать на соседний земельный участок, действиями арендатора были нарушены права собственника
соседнего земельного участка. Впоследствии после прекращения договора аренды система отвода

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 53 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

дождевой воды изменена не была. Нарушение, начатое арендатором, продолжает собственник вещи.
Следовательно, если волевыми действиями арендатора было начато нарушение права другого лица, а
после прекращения аренды и возврата вещи собственнику соответствующее нарушение продолжалось,
ответчиком по иску об устранении нарушения права, не связанного с лишением владения, является
собственник вещи.

Определению надлежащего ответчика посвящен и п. 6 информационного письма от 15 января 2013 г.


N 153, в котором сказано: "Если право собственности истца нарушено действиями лиц, выполнявших
работы по заданию и под контролем заказчика во исполнение договора подряда, то надлежащим
ответчиком по негаторному иску является заказчик". Из фабулы дела следует, что компания, являющаяся
собственником земельного участка и расположенного на нем здания узла связи, обратилась в суд с иском к
обществу об обязании демонтировать оптико-волоконный кабель мультисервисной сети со здания. Ответчик
против удовлетворения иска возражал, ссылаясь на то, что оптико-волоконный кабель был размещен на
здании не им, а подрядчиком - сервисно-энергетической службой, которая и является надлежащим
ответчиком по этому иску. Удовлетворяя иск, суд пришел к выводу, что сервисно-энергетическая служба,
разместившая кабель на здании, выполняла задание общества на основе договора подряда с ним. По этой
причине в данном случае именно общество как лицо, использующее чужое имущество и давшее задание на
установку кабеля, является надлежащим ответчиком по негаторному иску.

Итак, подводя итог изложенному, следует отметить, что негаторной защите подлежит как титульное
владение, так и беститульное владение. Незаконное владение защищается в ситуации создания
препятствий в пользовании или владении вещью, находящейся в обладании давностного владельца.

Негаторный иск применим для защиты прав сервитуария даже в отношении помех, совершаемых
собственником вещи, на которую установлен сервитут. Негаторный иск применяется в ситуации, когда
нарушение вещного права не связано с лишением владения, а сервитуарий просто не обладает
правомочием владения. Соответственно, в этой ситуации исполняется требование о том, что негаторный
иск может применяться только в случае отсутствия нарушения владения в форме его лишения.

До введения в российское гражданское законодательство посессорной негаторной защиты


исключение титульных договорных владельцев из круга истцов по негаторному иску является поспешным.

§ 2. Предмет негаторного иска

Предметом вещного иска является требование субъекта вещного права. Существо любого иска
заключается в его требованиях, то есть в заявлении о применении одного из способов защиты. В случае
нарушения или оспаривания субъективного права или охраняемого законом интереса управомоченного
лица он в первую очередь заинтересован в устранении препятствий в осуществлении этого права.

Негаторный иск отрицает право третьего лица вторгаться в сферу правомочий собственника, иного
титульного владельца. Для эффективности применения негаторной защиты целесообразно наиболее
детально конкретизировать свои требования. В судебной практике абстрактность требований и отсутствие
точного перечисления нарушений, подлежащих устранению, чаще всего приводит к отказу в удовлетворении
иска.

2.1. Виды негаторных требований

Предметом негаторного иска является требование истца об устранении длящихся нарушений


(противоправного состояния), не связанных с лишением владения. В п. 13 информационного письма от 15
января 2013 г. N 153 описаны виды требований в рамках спора из негаторного иска. Там говорится:
"Удовлетворяя негаторный иск, суд может возложить на нарушителя обязанность совершить определенные
действия (например, вывезти мусор), а также воздержаться от действий (например, прекратить размещать
отходы производства на земельном участке)".

Предмет негаторного иска в конечном счете зависит от характера противоправных действий и


конкретизируется в возможности предъявления трех основных требований: об устранении, о запрете, о
запрете на будущее.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 54 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Предмет иска заключается в возможности предъявления трех требований. Выбор между ними зависит
от характера противоправных действий и конкретизируется в возможности предъявления следующих
требований: 1) требование из прошлого - требование об устранении последствий, вызванных нарушением;
2) требование из настоящего - требование об устранении создаваемых нарушителем помех; 3) требование
на будущее - требование о запрещении неправомерных действий со стороны нарушителя на будущее
время в случае наличия реальной угрозы нарушения в будущем и требование о запрете повторения
аналогичных нарушений в будущем.

1. Требование об устранении: требование об устранении последствий, вызванных нарушением, то


есть восстановление положения, существующего до нарушения правомочия пользования (требование в
связи с прошлыми событиями). Данное требование связано с возложением на нарушителя обязанности
совершить определенные действия отрицательного характера для него: снести забор, убрать строительный
материал, затрудняющий проход или пользование земельным участком, демонтаж незаконной врезки в
газопровод, отвод водосточной трубы и т.д.

Например, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 17 декабря 2008 г. N Ф08-7133/2008


описан следующий спор: истец обратился в арбитражный суд с требованием о возложении на ответчика
обязанности демонтировать металлический навес сезонного кафе с тентовым покрытием. Решением суда,
оставленным в силе судами апелляционной и кассационной инстанций, требования истца удовлетворены.
Вынося решение, суд исходил из того, что строительство навеса повлекло нарушение прав истца как
собственника находящегося по соседству здания. А сам навес возведен с нарушением градостроительных
норм и противопожарных правил и создает истцу препятствия в безопасной эксплуатации здания.

В качестве примера такой разновидности негаторного требования можно привести судебный спор,
описанный в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где сказано, что
требование о демонтаже торгового прилавка с оборудованием, установленного в холле нежилого здания,
должно квалифицироваться как негаторный иск. В приводимом примере собственник здания обратился в
суд с иском к предпринимателю, разместившему торговый прилавок с оборудованием в холле его здания.
Судом было установлено, что по окончании детской ярмарки, которая проводилась в холле на первом этаже
здания центра детского творчества, все продавцы - участники ярмарки, кроме предпринимателя,
демонтировали свои прилавки. Несмотря на административный штраф, наложенный за нарушение правил
организации деятельности по продаже товаров на розничных рынках, предприниматель торговую
деятельность не прекратил, а продолжает ее более трех с половиной лет. Истец пояснил, что не убирает
названный прилавок самостоятельно, поскольку, являясь некоммерческой организацией - центром детского
творчества, не имеет возможности для его демонтажа, а именно достаточных средств. Интерес истца в
обращении в суд с требованием о демонтаже прилавка заключается в том, чтобы демонтаж осуществлялся
не за его счет, а за счет ответчика, с использованием механизма государственного принуждения.

В судебной практике имеется пример, когда в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 ноября 2010 г.
N 8263/10 были признаны правомерными действия собственника земельного участка по демонтажу
рекламных конструкций, размещенных на нем без согласия собственника.

В п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 приводится пример с


требованием об обязании ответчика демонтировать часть трубопровода тепломагистрали, проложенного на
земельном участке истца без его согласия. В п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15
января 2013 г. N 153 разбирается ситуация, когда собственник здания требует демонтировать оптико-
волоконный кабель мультисервисной сети со здания, который размещен ответчиком без согласования с
собственником. В п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 приводится
спор из требования о демонтаже деревянной постройки без фундамента, поскольку в результате ее
установки затеняются сверх нормативов помещения на первом этаже принадлежащего истцу здания.

Еще один пример из спора, описанного в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 22 августа
2008 г. по делу А56-25140/2007. Истец обратился в суд с требованием к ответчику о возложении на него
обязанности восстановить железобетонную лестницу, соединяющую два помещения в одном здании,
расположенную между первым и вторым этажами. Суд, удовлетворяя исковые требования истца, исходил
из того, что проведенная ответчиком перепланировка нежилого помещения, выразившаяся в демонтаже
лестницы, нарушает права истца на другое помещение.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 55 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

В рассматриваемых случаях правонарушение состоит в совершении ответчиком активных действий,


препятствующих нормальному использованию собственником своей вещи, и в бездействии по устранению
последствий этих действий. Восстановление частей строений и зданий ведет к прекращению
правонарушений, а в этом и заключается цель негаторного иска.

Пример негаторного требования об устранении можно встретить в п. 3 информационного письма


Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где описана ситуация, когда собственник причала-пирса
обратился в арбитражный суд с иском к обществу об обязании устранить препятствия в пользовании своим
имуществом путем демонтажа сборно-разборного холодильника. Истцом доказано, а ответчиком признано,
что размещение сборно-разборного холодильника на причале-пирсе произведено без согласия
собственника имущества.

2. Требование о запрете: требование о запрете действий, создающих препятствия к нормальному


использованию вещи, требование об устранении создаваемых нарушителем помех (требование в связи с
настоящими событиями).

Например, отделение Сбербанка обратилось в суд с требованием к ТСЖ о возложении обязанности


предоставить доступ для проезда на территорию ТСЖ служебных машин истца. Нежилое помещение,
принадлежащее Сбербанку, находится на первом этаже многоквартирного дома, жильцами которого создано
ТСЖ. Многоквартирный дом находится на земельном участке, который является долевой собственностью
домовладельцев. Ответчиком на данном земельном участке организована автостоянка с двумя выездами. В
связи с тем что необходимость проезда к нежилым помещениям автотранспорта истца обусловлена
характером его деятельности и является производственной необходимостью, суд удовлетворил исковые
требования <140>.

--------------------------------

<140> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 27.11.2008 N Ф09-8904/08-С6 и Постановление


Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2008 по делу N А50-16187/2007.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 приводится еще один
случай, когда негаторный иск используется для запрета действий, создающих помеху собственнику. В п. 10
указанного информационного письма описывается спор, когда истец, являющийся собственником гаража,
обратился в суд с иском к кооперативу, собственнику соседнего строения, через которое проходит общий
трубопровод, требуя открыть ответвление трубопровода, по которому осуществляется подача питьевой
воды на объект истца. Между истцом и водоканалом заключен договор на отпуск питьевой воды из
централизованной системы водоснабжения, в рамках которого силами водоканала был осуществлен
монтаж водомерного узла холодной воды. Конструктивная особенность трубопровода, по которому должен
осуществляться отпуск питьевой воды, заключается в том, что он пролегает через производственный бокс
кооператива, который также использует воду на основе договора с водоканалом. Ответчик произвел в боксе
ремонтные работы, в результате которых было перекрыто ответвление трубопровода, по которому
осуществлялась подача питьевой воды на объект истца. Исковые требования были удовлетворены судом,
что послужило основанием для восстановления водоснабжения недвижимости истца.

Пункт 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 указывает, что
собственник здания, в пользу которого установлен сервитут проезда через соседний земельный участок,
имеет право на иск об устранении препятствий в проезде по служащему земельному участку, в том числе и
к арендатору этого участка, создающему такие препятствия.

Еще один пример. Определением ВАС РФ от 25 июня 2009 г. N 7580/09 отказано в пересмотре в
порядке надзора судебных актов, которыми удовлетворено негаторное требование о запрете чинить
препятствия, так как суды обоснованно исходили из того, что нарушение права истца выражается в
действиях ответчиков, препятствующих пользованию арендованным истцом помещением, а именно в
запрещении проезда автотранспорта истца на внутридомовую территорию.

В рассматриваемых случаях правонарушение состоит в совершении ответчиком активных действий,


которые препятствуют собственнику, и для восстановления нормального хода эксплуатации собственником
своей недвижимой вещи хватит запрета на совершение таких действий.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 56 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Стоит отметить, что как требование о запрете действий, так и требование об устранении последствий
нарушения могут быть заявлены одновременно. Это возможно в ситуации, когда в результате
неправомерных действий нарушителя, которые подлежат запрету, возникли последствия в
объективированном, овеществленном, виде. Поэтому собственник может предъявить требование как о
запрете таких действий, так и о восстановлении положения, существующего до нарушения его прав.

В качестве примера рассматриваемой ситуации можно привести дело, описанное в Постановлении


ФАС Уральского округа от 3 сентября 2009 г. N Ф09-6500/09-С6. Товарищество собственников жилья
совместно с охранным предприятием установило шлагбаум на въезде во двор жилого дома, на первом
этаже которого располагалось нежилое помещение, принадлежащее спортивному клубу. Указанное
обстоятельство послужило основанием к обращению в суд. В результате рассмотрения дела суд пришел к
выводу, что установка ТСЖ шлагбаума на въезде во двор дома и действия охранного предприятия
затрудняют доступ работников, посетителей и транспорта истца в принадлежащее ему нежилое помещение
на первом этаже этого здания. Суд обязал ТСЖ демонтировать указанное сооружение и не чинить
препятствий для въезда транспорта работников и посетителей во двор жилого дома.

В рассмотренном примере истцом заявлено два требования, которые обладают негаторным


характером: 1) требование о запрете действий по препятствованию в пользовании нежилым помещением;
2) требование об устранении последствий данного нарушения в виде демонтажа шлагбаума.

3. Требование о запрете на будущее время: требование о запрещении создавать помехи в


пользовании вещью в будущем (требование в связи с будущими событиями). Данная разновидность
негаторного иска заключается в возможности предъявления двух требований: 1) требование о запрещении
неправомерных действий со стороны нарушителя на будущее время в случае наличия реальной угрозы
нарушения в будущем; 2) требование о запрете совершения повторного аналогичного нарушения.

В объем негаторной защиты не входят требования о возложении на ответчика положительной


обязанности совершить действия в пользу истца (требование об обязании, возложении обязанности), те,
что не связаны с устранением последствий нарушения. Но, учитывая излишне абстрактную формулировку
ст. 304 ГК РФ, которая позволяет трактовать объем негаторной защиты как требование о защите от
нарушений любого характера, суды иногда квалифицируют в качестве негаторного иска требования об
обязании совершить действия.

Удовлетворение негаторного иска не должно возлагать на нарушителя позитивных обязанностей,


которые бы способствовали истцу в осуществлении его прав. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от
7 августа 2001 г. N 760/01 сказано, что, вынося решение о понуждении ответчика устранить препятствия в
проходе на объект истца и взыскании возникших убытков, суд не учел, что отсутствие у истца необходимых
средств для оборудования своей проходной не является основанием для возложения на ответчика
обязанности по предоставлению истцу права пользования частью его земельного участка.

Еще одним примером может служить спор, описанный в Постановлении Восемнадцатого


арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2014 г. N 18АП-7353/2014 по делу N А76-11628/2013. В этом
судебном акте анализируется спор, который возник в связи с тем, что у нескольких объектов недвижимости,
принадлежащих разным лицам, совпали адреса. В связи с тем что юридический адрес местонахождения
объектов ответчика не соответствует фактическому адресу и у истца отсутствует возможность защитить
свои права в административном порядке, ООО "Аренда" обратилось в арбитражный суд с исковыми
требованиями об обязании ответчика обратиться в органы местного самоуправления с заявлением о
присвоении юридически правильного адреса объектам недвижимости.

В судебном акте апелляционной инстанции указано: "Суд, квалифицировав заявленные требования


как требования об устранении нарушений права собственности, не связанные с лишением владения,
пришел к выводу об обоснованности требований истца в силу того, что наличие объектов с тождественным
адресом, расположенных на не граничащих друг с другом земельных участках, при фактическом
расположении объектов ответчика по иному юридическому адресу нарушает права истца, поскольку
препятствует ему в надлежащем осуществлении его хозяйственной деятельности". Удовлетворяя исковые
требования, суд указал: "Следует признать, что права истца в данном случае не могут быть восстановлены
иным образом, нежели путем предъявления настоящего иска". Заявленные требования явно не подпадают
под сферу применения негаторного иска и могут охватываться ст. 12 ГК РФ, например требованием о

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 57 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушению.

На основании анализа негаторных требований определяется назначение самого иска, которое


выражается в присущих ему функциях. Во-первых, это восстановительная функция, речь о которой шла
выше.

Во-вторых, негаторный иск имеет превентивное значение, так как может быть заявлен для пресечения
возможного нарушения, когда есть реальная угроза совершения такого нарушения. Любое негаторное
требование направлено на пресечение нарушения субъективного вещного права, потому что защита права
имеет своей целью как восстановление права, так и недопущение в будущем нарушения защищенного
права. Это обращает внимание на предупредительный аспект применения мер защиты, состоящий в общем
превентивном воздействии на участников гражданских правоотношений. Здесь следует привести слова
Рудольфа фон Иеринга: "Кто защищает свои права, тот защищает право вообще".

В-третьих, негаторный иск реализует профилактическую функцию, так как с его помощью
обеспечивается повышение дисциплинированности в соседских отношениях.

Негаторный иск не может быть связан с реализацией карательной (штрафной) функции, так как
является мерой защиты субъективного права и не может выступать мерой гражданско-правовой
ответственности. Это означает, что на ответчика по негаторному иску не могут быть возложены
дополнительные обременения, влекущие уменьшение его имущественной сферы.

В зависимости от характера противоправных действий истец одновременно с негаторным иском


может предъявить одно из дополнительных, но уже обязательственных требований:

1) требование о возмещении имущественного вреда, если противоправные действия причинили истцу


ущерб, который может быть взыскан на основании ст. 1064 ГК РФ (при наличии вины);

2) требование о возмещении убытков на основании ст. 15 ГК РФ (при наличии вины). В случае если
противоправные действия прекратились, истец вправе лишь заявить данное требование;

3) требование о возврате неосновательного обогащения. Если нарушение, ставшее основанием


предъявления негаторного иска, привело к неосновательному обогащению нарушителя за счет
собственника, он обязан возвратить собственнику неосновательно приобретенное или сбереженное
имущество по правилам ст. 1102 - 1108 ГК РФ. Наиболее часто неосновательное обогащение нарушителя
выражается в форме сбережения своего имущества;

4) требование о компенсации морального вреда, если нарушение нормального хода использования


собственником своей вещи было сопряжено с посягательством на принадлежащие ему нематериальные
блага и привело к физическим и нравственным страданиям. Такая ситуация возможна, например, когда
ремонтные работы проводятся в ночное время.

2.2. Негаторное требование о запрете нарушений


на будущее время

Негаторный иск может носить превентивный характер относительно нарушения. Возможность


предъявления такого вида негаторного требования не предусмотрена напрямую в ст. 304 ГК РФ, но это
исходит из правовой природы негаторного иска. Идея о закреплении на законодательном уровне
возможности применения негаторного иска для устранения возможного нарушения была предложена еще
во времена Российской империи. Так, в пояснении к проекту Гражданского уложения Российской империи
говорится о необходимости заимствования из зарубежного законодательства нормы, позволяющей
использовать негаторный иск для предупреждения нарушений в будущем (ч. 2 ст. 773 проекта) <141>.

--------------------------------

<141> См.: Гражданское уложение. Книга 3. Вотчинное право; проект Высочайше учрежденной
Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов
Редакционной комиссии) / Под ред. И.М. Тютрюмова; Сост. А.Л. Саатчиан. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 63.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 58 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

В последующем идея о возможности пресечения действий, направленных на совершение нарушения


в будущем, путем предъявления негаторного иска была поддержана в советской научной литературе
многими учеными <142>.

--------------------------------

<142> См.: Генкин Д.М. Советское гражданское право: Т. 1. М.: Госюриздат, 1950. С. 309; Лаасик Э.Я.
Право личной собственности на жилое строение по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. Л., 1953. С. 19; Юрченко В.С. Охрана имущественных прав советских граждан. Минск: Изд-во АН
БССР, 1962. С. 88 - 89; Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М.: Юридическая
литература, 1973. С. 188; Хаянян А.В. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением
владения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1974. С. 11; Алексанян Э.Г. Защита права личной
собственности по советскому гражданскому законодательству: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1976.
С. 11; Калмыков Ю.Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. Саратов: Изд-во Саратовского ун-
та, 1976. С. 114; Донцов С.Е. Гражданско-правовые внедоговорные способы защиты социалистической
собственности. М.: Юридическая литература, 1980. С. 32 - 33.

В литературе была высказана и критика в отношении возможности применения негаторного иска для
предотвращения возможного нарушения <143>. Так, Д.Ф. Еремеев пишет: "Следовало бы изменить
содержание негаторного иска, ограничив его лишь требованием об устранении последствий
правонарушения, если они наступили" <144>.

--------------------------------

<143> См.: Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском
праве: актуальные проблемы. М.: Инфотропик Медиа, 2015. С. 179 - 180, 195.

<144> Еремеев Д.Ф. Право личной собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1958. С. 121.

В целом соглашаясь с практической целесообразностью введения негаторной защиты от будущих


нарушений, М.В. Самойлова указывает на один недостаток такой конструкции: гражданскому праву
неизвестен институт покушения на правонарушение <145>. На это можно возразить тем, что в
рассматриваемом случае речь не идет о покушении. Негаторный иск здесь необходим для запрещения
неправомерных действий, которые могут привести к созданию помех в пользовании вещью в случае
наличия реальной угрозы наступления последствий этих действий в будущем.

--------------------------------

<145> См.: Самойлова М.В. Понятие, осуществление и защита права личной собственности. Калинин:
Изд-во КГУ, 1978. С. 82.

Активизация собственника в вопросе превентивной защиты прав на принадлежащие ему вещи будет
только способствовать повышению стабильности гражданского оборота. Негативные последствия лучше
пресекать на стадии появления, чем устранять последствия правонарушений. В этом и проявляются
профилактическая и превентивная функции негаторного иска.

В настоящее время идея о применении негаторного иска в рамках российского законодательства для
предотвращения возможного нарушения вещных прав, когда налицо угроза такого нарушения, является
общим местом науки гражданского права. На эту особенность негаторного иска указывают В.К. Андреев,
Ю.Н. Андреев, В.П. Камышанский, А.В. Люшня, А.П. Сергеев, А.Д. Рудоквас, О.Ю. Скворцов и К.А. Усачева
<146>.

--------------------------------

<146> См.: Андреев В.К. Право собственности в России. М.: БЕК, 1993. С. 135; Андреев Ю.Н.
Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 363; Гражданское право: В 3 т. Т. 1 /
Под ред. А.П. Сергеева. М.: Велби, 2008. С. 804; Гражданское право: В 3 ч. Ч. 1 / Под ред. В.П.
Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. М.: Эксмо, 2010. С. 569; Гражданское право: В 3 т. Т. 1 / Под
ред. Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2009. С. 559; Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 59 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

практике. М.: Интел-Синтез, 1998. С. 187 - 188; Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска //
Закон. 2007. N 2. С. 143; Усачева К.А. Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе
// Вестник гражданского права. 2013. Т. 13. N 6. С. 117 - 120.

Несомненно, стоит присоединиться к сторонникам этой идеи, ведь в рассматриваемой ситуации иск
предъявляется для пресечения нарушения, которое неизбежно наступит. Более того, негаторный иск в
ситуации создания угрозы совершения нарушения позволит не только предотвратить само нарушение, но и
его отрицательные последствия.

Следует отметить, что в настоящее время не выработано единого подхода в вопросе определения
механизма такого способа защиты. Так, М.В. Перова предлагает к числу вещно-правовых способов защиты
права собственности наряду с виндикационным и негаторным исками отнести требование о запрещении
действий (бездействия), создающих угрозу нарушения в будущем <147>. Представляется, что нет
достаточных оснований к выделению такого требования в отдельный вид, так как он полностью
охватывается содержанием негаторного иска.

--------------------------------

<147> См.: Перова М.В. Система способов защиты права собственности в современном гражданском
праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2007. С. 74.

В законодательстве многих западноевропейских стран установлена возможность предъявления


негаторного иска в случае наличия реальной угрозы нарушения в будущем. Например, такое правило
закреплено в § 1004 ГГУ. Как указывает итальянский профессор Уго Маттеи, посредством негаторного иска
"собственник охраняется не только от фактического вреда, но и от риска причинения такового. Для того
чтобы искать по суду защиты, достаточно уже одного опасения, что субъективное имущественное право
может быть нарушено" <148>. В германском правопорядке такая категория требований направлена на
устранение угрозы нарушения <149> и принуждение к воздержанию от совершения конкретного действия -
unterlassungsklage, vorbeugender unterlassungsanspruch <150>.

--------------------------------

<148> Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С. 266.

<149> См.: Wieling H.J. Sachenrecht. Bd. 1. Sachen, Besitz und Rechte an beweglichen Sachen. Berlin:
Springer, 2006. S. 138, 147; Hochloch G. Die negatorischen Anspruche und ihre Beziehungen zum
Schadenersatzrecht. Frankfurt am Main: Metzner, 1976. S. 65, 75, 126; Westermann H.P., Gursky K.-H., Eickmann
D. Sachenrecht. Heidelberg: C.F. Muller, 2011. S. 302.

<150> См.: Wolf M. Sachenrecht. Muenchen: C.H. Beck, 1994. S. 247.

Есть примеры закрепления такого вида защиты в законодательстве сопредельных с Россией стран.
Так, п. 2 ст. 386 ГК Украины гласит: "Собственник, имеющий основания предвидеть возможность нарушения
своего права собственности другим лицом, может обратиться в суд с требованием о запрете совершения им
действий, которые могут нарушить его право, или с требованием о совершении определенных действий для
предупреждения такого нарушения". Стоит отметить, что в рамках ГК Украины данное требование отнесено
к самостоятельным способам защиты наравне с негаторным иском (ст. 391), виндикационным иском (ст. 387
- 390) и иском о признании права собственности (ст. 392). Статья 89 Закона Эстонской Республики от 9 июня
1993 г. "О вещном праве" гласит: "При наличии оснований предполагать повторение подобного нарушения
собственник может потребовать воздержаться от нарушения".

В российском гражданском законодательстве нет специальной нормы, посвященной такому виду


негаторного иска. Легальная возможность предъявления негаторного иска в случае угрозы нарушения
вещных прав нормативно основана на положении абз. 3 ст. 12 ГК РФ, где говорится о возможности защиты
гражданских прав путем "восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения
действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения". Более того, в силу п. 1 ст. 1 ГК РФ
гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления
гражданских прав.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 60 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Длительное время судебная практика неоднозначно подходила к возможности предъявления


негаторного иска в случае наличия реальной угрозы нарушения в будущем. Так, в ряде судебных актов суды
приходят к выводу, что удовлетворение негаторного иска возможно только в том случае, если истец докажет,
что существует действительная, а не мнимая угроза нарушения права - то есть действия, нарушающие
право, уже были совершены <151>. Встречалась и обратная ситуация, когда суд допускал применение
негаторного иска в рассматриваемой ситуации. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 3
октября 2007 г. по делу N А29-8741/2006-2э прямо указал, что "негаторный иск может быть направлен на
предотвращение возможного нарушения права собственности в случае угрозы такого причинения в
будущем".

--------------------------------

<151> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 30.09.2004 N Ф08-3831/04;


Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.12.2005 N Ф04-9192/2005.

Ситуация с применением такого способа защиты изменилась с принятием высшими судебными


инстанциями обобщения практики по спорам о защите вещных прав. В ситуации отсутствия конкретной
нормы о допустимости негаторной защиты от нарушения, которое неизбежно наступит, ВС РФ
сформулировал правовую позицию о применимости в таком случае негаторного иска. В абз. 3 п. 45
Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 при рассмотрении условий
удовлетворения негаторного иска сказано: "Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец
докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со
стороны ответчика". Обозначенная идея нашла воплощение в судебной практике, и достаточно активно
<152>.

--------------------------------

<152> См.: Определение КС РФ от 22.11.2012 N 2088-О; Определения ВС РФ от 11.10.2011 N 16-В11-


17, от 26.02.2013 N 20-КГ12-10, от 24.09.2013 N 18-КГ13-95, от 11.03.2014 N 20-КГ14-4, от 22.04.2014 N 18-
КГ14-23; Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 20.10.2015 N 14-КГ15-7, от
16.12.2014 N 18-КГ14-159; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17.02.2015
по делу N 302-ЭС14-1496, А33-16410/2013.

Такая правовая позиция ВС РФ расширяет нормативную базу для развития судебной практики по
негаторным требованиям о запрете нарушений на будущее время. Так, в п. 4 Обзора судебной практики ВС
РФ N 5 за 2017 г. (утв. Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 г.) сказано, что собственник жилого дома, в
непосредственной близости от которого ведутся строительные работы, вправе требовать обеспечения
застройщиком безопасного производства работ. В приводимом в обозначенном Обзоре судебном деле
истец обратился в суд с иском о возмещении ущерба, компенсации морального вреда и возложении на
ответчика обязанности совершить определенные действия, указав на то, что ответчик в процессе
возведения многоэтажного здания в непосредственной близости от жилого дома истца нарушает порядок
осуществления строительства, что причиняет истцу имущественный ущерб, а также создает угрозу жизни и
здоровью. В связи с этим истец просил суд обязать ответчика привести в соответствие с установленными
требованиями ограждение всей территории строительной площадки, установив специальный защитный
козырек, а также оградительную сетку в целях избежания попадания строительного мусора и бетонного
раствора со строящегося объекта на проезд к дому, в котором проживает истец, и придомовую территорию.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали истцу в обозначенном требовании, придя к выводу об
отсутствии у истца субъективного права заявлять соответствующие требования, поскольку они направлены
на защиту прав неопределенного круга лиц и конкретного муниципального образования, выступать от имени
которых истец, в силу действующего законодательства, не вправе. Однако Судебная коллегия по
гражданским делам ВС РФ не согласилась с мнением нижестоящих судов и указала на возможность
пресечения действий, создающих угрозу нарушения права исходя из положений ст. 1, 12, 304 ГК РФ, указав,
что "действующее законодательство прямо предусматривает, что заявление требования о пресечении
действий, нарушающих право, может быть использовано конкретным субъектом в качестве способа защиты
его нарушенного права".

В п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 сказано: "Несмотря на


то что ответчик осуществляет строительство на основе соответствующего разрешения, истцом доказано,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 61 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

что продолжение строительства приведет к повреждению его имущества. По смыслу ст. 304 ГК РФ
негаторный иск может быть удовлетворен в случае, когда разрешение на строительство не оспорено,
однако истцом доказано, что в результате продолжения строительства будет нарушено его право". Из
фабулы дела, описанного в п. 9, следует, что продолжение строительства бассейна на соседнем участке
может повлечь осадку фундамента здания, которая приведет к растрескиванию его стены. Суд указал, что
для констатации нарушения права истца нет необходимости дожидаться наступления соответствующего
события, в данном случае разрушения строения, достаточно доказательств наличия угрозы нарушения
права. Право собственности лица может нарушаться и тогда, когда другое лицо осуществляет деятельность
на своем земельном участке, но тем самым создает реальную угрозу разрушения имущества,
расположенного на соседнем земельном участке.

Стоит согласиться с А.В. Люшней в том, что под угрозой будущего правонарушения следует понимать
такое поведение потенциального правонарушителя, в результате которого с высокой долей вероятности
будет совершено определенное, негативное действие, прямым следствием которого будет являться
нарушение права <153>.

--------------------------------

<153> См.: Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 143.

Угроза как основание для применения негаторного иска должна обладать свойствами "возможности" и
"вероятности", выработанными еще германским Рейхсгерихтом: "Одной возможности... нарушительных
действий недостаточно для обоснования иска о воспрещении, необходима вероятность... их, основанная на
фактах; обстоятельства должны быть таковы, чтобы из них без дальнейшего доказывания со стороны истца
обнаруживалась достаточная вероятность. Опорный пункт представляет собой поведение ответчика; в этом
отношении нет общей нормы; руководящим является конкретное положение дел; ни в коем случае
недостаточно абстрактной возможности..." <154>.

--------------------------------

<154> Reichsgerichts Entscheidungen in Zivilsachen. T. 78. 1912. N 46. Цит. по: Гордон В.М. Иск о
воспрещении // Вестник гражданского права. 1913. N 4. С. 148 - 149.

Предложение о допустимости превентивного применения ст. 304 поднимает вопрос о соотношении и


конкуренции негаторного иска и требования, вытекающего из ст. 1065 ГК РФ, предусматривающей
возможность предъявления иска о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда в
будущем. Необходимо отметить, что эти два требования являются самостоятельными способами защиты
гражданских прав, которые обладают как сходными чертами, так и различиями.

К общим чертам негаторного иска и требования из ст. 1065 ГК РФ можно отнести следующее. Во-
первых, оба требования имеют общую целевую направленность, поскольку в равной мере ориентированы
на предотвращение будущего нарушения, а не на устранение существующего. Во-вторых, их предъявление
возможно при наличии вероятности наступления негативных последствий. В-третьих, имеют схожий
предмет доказывания. В-четвертых, оба требования должны быть в одинаковой степени разумны и
соизмеримы с угрозой будущего нарушения. В-пятых, оба требования связаны с посягательством на
абсолютные права - негаторный иск с вещными правами, иск о предупреждении причинения вреда связан с
правами на жизнь и здоровье <155>.

--------------------------------

<155> См.: Кузнецова Л.В. Иск о запрещении деятельности, создающей угрозу причинения вреда //
Иски и судебные решения. М.: Статут, 2009. С. 121; Ершов О.Г. Запрет на продолжение строительства в
связи с опасностью причинения вреда и негаторный иск: вопросы соотношения // Юрист. 2011. N 10. С. 36.

Однако рассматриваемые иски имеют множество различий. Во-первых, требование в рамках ст. 1065
ГК РФ направлено на предотвращение вреда, а негаторный иск - на устранение возможных помех в
пользовании вещью. Во-вторых, негаторный иск является разновидностью вещных исков, а иск о
запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда, является обязательственным иском,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 62 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

так как связан с деликтными обязательствами. В-третьих, негаторный иск предъявляется в отношении
недвижимой вещи, а иск о запрещении может быть предъявлен для предотвращения причинения как
имущественного, так и неимущественного вреда. В-четвертых, в рамках ст. 1065 ГК РФ защищается
общественный интерес, интерес неопределенного круга лиц, а в рамках ст. 304 ГК РФ защищается
конкретное субъективное вещное право на определенную вещь. В-пятых, С.С. Бондаренко предлагает в
качестве критерия следующее: "Иск по ст. 304 ГК РФ позволяет пресечь некое длящееся неудобство в
пользовании имуществом; иск по ст. 1065 ГК РФ направлен на недопущение в будущем нежелательного
инцидента, чаще всего разового" <156>. В-шестых, К.И. Скловский предлагает еще один критерий
разграничения ст. 304 и 1065 ГК РФ: "Прежде всего, вина ответчика (нарушителя) не является
обстоятельством, имеющим значение для защиты в порядке ст. 304 ГК РФ.... Кроме того, санкцией ст. 1065
ГК РФ является запрещение определенной деятельности, тогда как требование по ст. 304 ГК РФ может
состоять не только в запрете, но и в других действиях, в частности в полном или частичном сносе строения
или сооружения, проведении определенных работ и т.д." <157>. В-седьмых, в литературе предлагается еще
один критерий: с помощью негаторного иска обеспечивается защита от нарушения права собственности на
вещь, а с помощью деликтного - от повреждения самой вещи <158>.

--------------------------------

<156> Бондаренко С.С. Защита гражданских прав при возникновении угрозы их нарушения: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2011. С.

КонсультантПлюс: примечание.
Монография К.И. Скловского "Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы:
Комментарий Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г.,
Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54, информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2014.

<157> Скловский К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы. М.: Статут,
2016. С. 194.

<158> См.: Ерохова М.А., Усачева К.А. Комментарий к Обзору судебной практики по некоторым
вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения // Вестник ВАС РФ.
2013. N 8. С. 104; Picker E. Der negatorische Beseitigungsanspruch. Bonn: L. Rohrscheid, 1972. S. 49 - 54.

В судебной практике в большинстве случаев исковые требования заявляют об устранении нарушений


и о запрещении деятельности со ссылкой одновременно на обе статьи <159>. Основной критерий
разграничения данных исков связан с определением их основания. Если в основание требования положены
факты принадлежности лицу определенного права на вещь и наличия угрозы осуществления препятствий в
будущем, то оно должно быть квалифицировано как негаторное. Так, в Постановлении ФАС
Дальневосточного округа от 19 сентября 2003 г. по делу N Ф03-А59/03-1/2062 рассматривается спор, в
рамках которого истец обратился в арбитражный суд с требованием о запрещении ответчику на основании
п. 1 ст. 1065 ГК РФ деятельности по заказу и выполнению подготовительных, проектно-изыскательских,
строительно-монтажных и иных работ по размещению нефтепровода и любых других, связанных с этим
объектом, на территории, занимаемой истцом. При рассмотрении дела суд расценил указанное требование
как негаторный иск, который может заявить только собственник имущества. Суд указал, что при
рассмотрении спора установлено отсутствие у истца таких прав и отказал в удовлетворении заявленного
требования.

--------------------------------

<159> См.: Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19.06.2008 N Ф04-1189/2008, ФАС


Московского округа от 12.12.2008 N КГ-А41/11738-08 по делу N А41-К1-247/08, ФАС Северо-Западного
округа от 18.08.2011 по делу N А26-4769/2010; Определения ВС РФ от 27.01.2009 N КАС08-696, от
15.08.2016 N 303-ЭС16-9293 по делу N А51-14425/2015, от 14.11.2016 N 303-ЭС16-16749 по делу N А59-
3543/2015; Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.02.2014 N 33-
1818/2014 по делу N 2-1265/2013.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 63 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Следовательно, различие ст. 1065 и ст. 304 ГК РФ состоит в том, на защиту чьего интереса направлен
тот или иной институт - на защиту частного или публичного интереса. Негаторный иск запрещает
деятельность, создающую опасность в ситуации, когда угроза создается конкретному субъективному праву,
а ст. 1065 ГК РФ является основанием для требования о запрещении деятельности, создающей опасность,
предъявляемым в интересах неопределенного круга лиц.

Примером такого разграничения может служить ситуация, правовой анализ которой дан в
Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 4 мая 2010 г. по делу N А58-2682/09. Из фабулы дела
следует, что администрация городского округа "Город Якутск" обратилась в суд с иском к обществу с
ограниченной ответственностью "Туймаада Парк" о запрете ответчику осуществлять деятельность по
использованию аттракционов "Сюрприз", "Веселые горки", "Колесо обозрения", создающих опасность
причинения вреда жизни и здоровью людей. Аттракционы сданы в эксплуатацию в 1984, 1986, 1987 гг.
соответственно, а срок эксплуатации подобных конструкций на момент создания был определен в 10 лет.
Суд удовлетворил исковые требования, полагая, что использование ответчиком вышеуказанных
аттракционов по окончании срока их эксплуатации является незаконным в связи с возможностью создания
угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей.

В приведенном деле заявленное истцом требование не является негаторным иском, поскольку


направлено не на защиту права собственности лица, а на устранение угрозы причинения вреда
неопределенному кругу лиц. С учетом изложенного к спорным правоотношениям подлежит применению ст.
1065 ГК РФ, согласно которой возможность наступления в будущем вредоносного результата признается
достаточным основанием для обращения в суд с иском о запрете деятельности, создающей подобную
опасность.

Допуская применение негаторной защиты для устранения возможного нарушения, следует ответить на
вопросы "В чем проявляется нарушение вещного права в такой ситуации?", "Что выступает фактическим
основанием негаторного иска при наличии реальной угрозы нарушения в будущем?". Дело в том, что
гражданское законодательство предусматривает защиту только нарушенного или оспоренного права исходя
из восстановительного характера способов защиты гражданских прав. Более того, ГК РФ предусматривает
исключительный перечень случаев, когда можно запретить действие "на будущее" (п. 3 ст. 167 о
прекращении оспоримой сделки на будущее время, ст. 1065 о предупреждении причинения вреда).

Надо полагать, что в случае предъявления иска о пресечении возможного нарушения защищается не
только само вещное право, но и интерес собственника, заключающийся в возможности в ближайшем
будущем беспрепятственно и непосредственно реализовывать право. Предъявление негаторного иска в
этом случае обусловливает как длительность времени, в течение которого совершаются действия, которые
в результате нарушат право, так и длительность существования самого нарушения.

Здесь противоправное состояние, являющееся основанием предъявления негаторного иска, может


находить выражение в двух вариантах. Во-первых, в самом факте начала деятельности, осуществление
которой неизбежно приведет к нарушению. Например, с помощью негаторного иска истец может попытаться
запретить строительство сооружения на стадии его проектирования или возведения, если оно будет
препятствовать пользованию истцом своей вещью. В указанном примере действия, которые нарушают
правомочие пользования, уже совершаются, но объективированного результата этой деятельности еще не
наступило.

Необходимо отметить, что возможность запрещения при помощи негаторного иска возведения зданий
и сооружений подтверждена судебной практикой. В п. 46 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС
РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 указывается, что при рассмотрении исков об устранении нарушений права,
не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд
устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве
соответствующего объекта. Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и
строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения
заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

Во-вторых, противоправное состояние выражается в систематических разовых действиях,


нарушающих вещное право, когда нарушитель не приписывает себе право на совершение таких действий,
но это не исключено в будущем. Системность здесь проявляется и в том, что при многократном повторении

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 64 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

разовых действий невозможно определить, продолжается ли нарушение вещного права, или оно уже
завершилось, или перейдет в другую форму. Например, парковка автомобиля на чужой земле при
отсутствии на то согласия собственника.

История требования о запрещении неправомерных действий со стороны нарушителя на будущее


время не так уж и нова. В римском частном праве существовало правило, которое гласило: "Adversus
periculum naturalis ratio permittit se defendere" - "От опасности, по естественному разуму, разрешается
защищаться" (Gai D. 9, 2, 4 pr). Запрет причинения помех "на будущее время" основан на стипуляционном
обещании "cautio de amplius non turbando" - обещании более не мешать субъекту права, которое
правонарушитель обязан был соблюдать (D. 8.5.12).

Римскому частному праву был известен специальный иск о воспрепятствовании созданию в будущем
помех осуществлению права собственности - прогибиторный иск (actio prohibitoria). И.А. Покровский
указывал: "Рядом с этой actio negatoria в классическом праве существовала, по-видимому, и некоторая
разновидность ее - actio prohibitoria, быть может, применявшаяся для защиты собственности от преторского
сервитута; но относительно этой разновидности мы осведомлены мало" <160>.

--------------------------------

<160> Покровский И.А. История римского права. СПб.: Летний сад, 1999. С. 342.

В римском частном праве негаторный иск имел направленность на прекращение помехи, то есть
обязание ответчика прекратить совершать определенное воздействие на чужую вещь, то есть негаторный
иск был требованием о бездействии. А прогибиторный иск имел целью как раз обязать ответчика совершить
активные действия, чаще всего устранить последствия нарушения. Первоначально actio prohibitoria обладал
общевоспрещающим действием, был направлен как на воспрещение уже создаваемых помех, так и на
воспрещение грядущих помех. Это было связано с тем, что исторически негаторный иск появился как
способ отрицания возможности установления сервитута. Но история развития римского права насчитывает
много веков, и в последующем сфера применения actio negotoria была расширена до устранения любых
помех в пользовании вещью, а actio prohibitoria получил специализацию как требование о
воспрепятствовании создания помех в будущем. Как пишет О.С. Иоффе, признав прогибиторный иск
обоснованным, "суд обязывал нарушителя устранить последствия совершенных действий и не совершать
действия такого же рода в будущем" <161>.

--------------------------------

<161> Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та,
1975. С. 79.

С точки зрения римского частного права это разные иски. Справедливости ради стоит отметить, что
все римское частное право, по сути, представляет собой совокупность исков, которые были
систематизированы только при кодификации Юстиниана и в последующем пандектистами. Сейчас это
тождественные понятия, прогибиторное требование является разновидностью негаторного иска и
охватывается ст. 304 ГК РФ. Стоит отметить, что в пояснениях к проекту Гражданского уложения Российской
империи эти иски именуются синонимично. Так, в разъяснениях к ст. 773 проекта сказано: "Против такого
рода нарушений, не соединенных с потерей владения, собственник может защищаться так называемым
негаторным или прогибиторным иском (actio negatoria, prohibitoria)" <162>.

--------------------------------

<162> Гражданское уложение. Книга 3. Вотчинное право; проект Высочайше учрежденной


Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов
Редакционной комиссии) / Под ред. И.М. Тютрюмова; Сост. А.Л. Саатчиан. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 62.

Как указывает М.В. Субботин, негаторный иск по гражданскому праву Российской Федерации
выполняет функции римского прогибиторного иска. Прогибиторный иск очень похож на иск негаторный: и тот
и другой защищают правомочие пользования вещью. Но предъявлялся actio prohibitoria в несколько иной
ситуации, чем actio negatoria. Когда на пользование вещью собственника другое лицо не претендовало, но

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 65 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

своими действиями все-таки препятствовало собственнику в пользовании вещью, римским правом


последнему предоставлялась возможность подать негаторный иск. Например, если построенная соседом
стена создавала постоянную тень и не давала солнцу светить в окна дома собственника, римское право
рассматривало строительство стены соседом как помеху другому лицу в пользовании принадлежащей ему
вещью. В такой ситуации предъявлялся прогибиторный иск, в результате удовлетворения которого
нарушителя могли обязать разрушить свою стену и возместить убытки, причиненные собственнику дома. Во
всем остальном прогибиторный иск с точки зрения римского права практически полностью был тождествен
иску негаторному <163>.

--------------------------------

<163> См.: Субботин М.В. Специальные способы защиты права собственности // Законодательство.
2004. N 3. С. 22 - 23.

Негаторный иск основан на отрицании права нарушителя (отрицательная интенция), а прогибиторный


- на констатации факта наличия у истца права воспрепятствовать действиям ответчика (положительная
интенция). В римском праве actio negatoria строился по формуле "если окажется, что ответчику не
принадлежит право прохода, прогона...", а формула actio prohibitoria начиналась интенцией "если окажется,
что истцу принадлежит право воспрещения ответчику пользоваться и извлекать плоды...". Следовательно,
основанием негаторного иска является произвольное присвоение ответчиком прав сервитутного или иного
пользования, а основанием прогибиторного иска - наличие у истца права воспрепятствовать ответчику в
своих действиях. Именно поэтому В.А. Краснокутский обращал внимание на то, что негаторный иск и иск о
воспрещении существуют параллельно <164>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в
информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<164> См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Зерцало-М,
2008. С. 217.

Прогибиторный иск в римском частном праве имел еще одно значение. Он мог выступать гарантией
недопущения повторения нарушений в будущем. Кроме удовлетворения негаторного иска о пресечении
действий ответчика суд мог возложить на него обязанность в будущем не совершать аналогичных действий
и не чинить препятствий в пользовании собственником своей вещью.

Современное российское законодательство не предусматривает возможности подобного


использования прогибиторного иска. В судебном решении об удовлетворении негаторного иска невозможно
включить предписание ответчику воздержаться от подобных нарушений в будущем. А такая ситуация не
защищает собственника от повторных неправомерных действий со стороны ответчика. При повторном
создании ответчиком ситуации, в которой нормальное использование собственником своей вещи
становится невозможным, ему придется снова обращаться в суд.

Стоит отметить, что в проекте Гражданского уложения Российской империи, в п. 2 ст. 35 книги 3
"Вотчинное право", содержалось положение о том, что собственник может просить суд о воспрещении
ответчику совершать подобные действия в будущем под угрозой взыскания в пользу собственника
денежного штрафа до 300 руб. за каждое повторное нарушение <165>. Несомненно, наличие такого
предписания в современном российском законодательстве обеспечит превентивность судебного решения
по негаторному иску и повысит эффективность защиты вещных прав.

--------------------------------

<165> Проект Гражданского уложения Российской империи. Книга 3. Вотчинное право (проект
Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения). СПб., 1902. С.
120.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 66 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Использование негаторного иска для пресечения повторного тождественного нарушения известно


современному законодательству зарубежных стран. Так, в § 1004 ГГУ сказано: "Если есть основание
ожидать дальнейших нарушений, то собственник может предъявить негаторный иск". В приведенном
фрагменте описан иск о несовершении нарушений в дальнейшем (Unterlassungsanspruch). Такое же
правило определено в п. 1 § 862 Германского гражданского уложения, в рамках владельческой защиты.

Аналогичная норма содержится в п. 2 ст. 376 "Требование устранения нарушений, не связанных с


лишением владения" ГК Республики Молдова и текстуально выражено в форме "если имеются основания
для того, чтобы предположить последующие нарушения, собственник вправе предъявить негаторный иск".

По аналогичной конструкции стоит ввести прогибиторный иск в российское гражданское


законодательство. Следует дополнить ст. 304 ГК РФ п. 2 следующей формулировки: "2. Если есть основание
ожидать дальнейших нарушений, то собственник или лицо, имеющее ограниченное вещное право, вправе
требовать возложения на нарушителя обязанности не совершать аналогичные действия в будущем".

Итак, на основании исследования, проведенного при подготовке данного параграфа, было


установлено следующее. Во-первых, уточнение конкретных видов негаторных требований позволяет
четко определить объем негаторной защиты. А исходя из характеристики данных требований можно
констатировать конкретность негаторного иска в противовес доминирующему мнению об универсальности
этого способа защиты.

Во-вторых, предмет негаторного иска заключается в возможности предъявления трех требований: 1)


требование об устранении последствий, вызванных нарушением; 2) требование о запрете действий,
создающих препятствия к нормальному использованию вещи; 3) требование о запрещении неправомерных
действий со стороны нарушителя на будущее время в случае наличия реальной угрозы нарушения в
будущем. В объем негаторной защиты не входят требования о возложении на ответчика положительной
обязанности совершить действия в пользу истца (требование об обязании, возложении обязанности).

В-третьих, при опасности повторного аналогичного нарушения возможно предъявление


прогибиторного иска, который охватывается предметом негаторного иска, направленного на устранение
будущего нарушения.

§ 3. Основание негаторного иска

Основание иска - это совокупность фактических и юридических обстоятельств, с которыми


собственник или иной титульный владелец связывает свое требование к нарушителю и просит о защите
вещного права. В совокупности указанные обстоятельства подтверждают право истца на спорную вещь и
возможность применения вещных исков.

Отсутствие разграничения фактического и юридического основания иска приводит к затруднению в


определении основания иска. Так, М. Гуревич полагает, что для предъявления негаторного иска "достаточно
одного факта нарушения прав и интересов собственника" <166>. Однако для этого необходимо еще
доказать наличие нарушаемого права. Ю.К. Толстой, наоборот, в качестве основания негаторного иска
указывает только право, из которого выводится требование истца к ответчику <167>.

--------------------------------

<166> Гуревич М. Гражданско-правовая защита права собственности // Советская юстиция. 1969. N 21.
С. 21.

<167> См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л.:
Изд-во ЛГУ, 1955. С. 90 - 100.

Необходимость различать в основании негаторного иска фактическую и юридическую части


обусловливается тем, что истец, обращаясь с требованием в суд, указывает те обстоятельства, на которых
он основывает свое требование, и доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства, а
суд, в свою очередь, в процессе судебного разбирательства должен убедиться в реальном существовании

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 67 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

как самого права, так и в принадлежности его лицу, которое предъявило иск <168>. Обе части основания
взаимосвязаны и обусловливают друг друга, поскольку норма права сама по себе не действует. Ведь для
того, чтобы она начала функционировать, необходимы факты реальной действительности, с наступлением
которых данная норма и начинает реализовываться.

--------------------------------

<168> См.: Осокина Г.Л. Иск: теория и практика. М.: Городец, 2000. С. 119 - 120.

Фактическое основание иска - это обстоятельства, при наступлении которых начинает действовать
норма права, устанавливающая конкретный способ защиты. Такие обстоятельства, в соответствии со ст. 11
ГК РФ, выражаются либо в форме оспаривания, либо в форме нарушения. Фактическим основанием
негаторного иска является нарушение, выражающееся в действиях третьего лица, создающих препятствия
нормальному пользованию индивидуально-определенной вещью.

Деление основания судебной защиты на нарушение и оспаривание неслучайно появилось в


законодательстве. В теории права выделяются регулятивные и охранительные правоотношения. Защита
прав осуществляется в рамках охранительных правоотношений, основанием возникновения которых
является юридический факт. Большинство авторов, в той или иной мере описывающих охранительные
правоотношения, утверждают, что последние возникают в связи с правонарушениями, неправомерным
поведением субъектов <169>. Е.Я. Мотовиловкер определяет охранительное правоотношение как
правоотношение, возникшее из предусмотренных законом конфликтных ситуаций, препятствующих
осуществлению регулятивного правоотношения <170>. В.В. Бутнев критерием возникновения
охранительных правоотношений справедливо называет препятствие в реализации субъективного права (его
нарушение, уничтожение, оспаривание) <171>.

--------------------------------

<169> См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: В 2 т. Т. 1. Свердловск: Изд-во Свердловского ун-
та, 1972. С. 286; Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в
социалистическом обществе. М.: Юридическая литература, 1972. С. 180; Теория государства и права / Под
ред. В.К. Бабаева. М.: Юристъ, 2003. С. 259.

<170> См.: Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж: Изд-во ВГУ,
1990. С. 54.

<171> См.: Бутнев В.В. Несколько замечаний к дискуссии о теории охранительных правоотношений //
Вопросы теории охранительных правоотношений. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1991. С. 8.

Предлагаемые в теории гражданского права определения "нарушение" и "оспаривание" не отличаются


противоречивостью и во многом схожи. Под оспариванием права А.В. Люшня понимает создание
юридических препятствий собственнику в осуществлении его права; под вещным правонарушением -
присвоение внешних атрибутов собственника иным лицом при сохранении собственником владения и
отсутствии фактических помех в отношении вещи <172>. Т.А. Терещенко полагает, что нарушение
характеризует непосредственное вторжение в сферу правового господства управомоченного, а оспаривание
характеризует состояние неопределенности относительно содержания и/или существования права <173>.

--------------------------------

<172> См.: Люшня А.В. Признание права собственности как способ защиты гражданских прав:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 16 - 17.

<173> См.: Терещенко Т.А. Исковая давность: проблема переосмысления традиционного


представления // Известия вузов. Правоведение. 2006. N 3. С. 57.

Фактическое основание негаторного иска заключается в отдельном виде нарушения субъективного


вещного права. Характеристика этого нарушения тождественна условиям удовлетворения негаторного иска
и будет рассмотрена далее. В гражданском законодательстве не содержится точного перечня критериев и
особенностей того нарушения, с совершением которого связано возникновение права на негаторную

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 68 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

защиту, что обусловливает доктринальный анализ этого вопроса.

Нарушение, являющееся фактическим основанием негаторного иска, обладает следующей


характеристикой: является только действием; это действие является неправомерным, оно носит
фактический характер, имеет длящийся характер или совершается периодически (противоправное
состояние), не связано с лишением владения, не связано с отрицанием наличия субъективного права на
вещь, не повлекло прекращение права собственности, связано с причинением препятствий в
осуществлении правомочий пользования и владения.

Следует отметить, что негаторный иск не имеет в своем основании запрета на создание препятствий в
осуществлении гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Дело в том, что любой запрет сам по себе не порождает
правовых последствий: права и обязанности для истца или ответчика по негаторному иску. Для того чтобы
возникло право на негаторный иск, необходимо, чтобы произошло конкретное нарушение права конкретного
лица, то есть имело место фактическое основание негаторного иска. Сам по себе факт игнорирования
запрета на препятствование в осуществлении гражданских прав не создает для ответчика обязанности не
создавать помехи в пользовании вещью. Это объясняется тем, что запрет не является мерой поведения
конкретного лица, на его основании не получится провести правовую оценку действий ответчика, запрет -
это, скорее всего, сфера правосознания и моральных качеств личности.

Юридическое основание негаторного иска - это обстоятельства, подтверждающие существование у


истца права собственности, ограниченного вещного права или иного субъективного права на вещь,
пользование и владение которой затрудняется неправомерными действиями третьего лица.

Предъявляя негаторный иск, истец должен доказать свой титул на вещь, возможность пользования
которой нарушает ответчик. Негаторное требование является петиторным иском и требует доказательства
собственником своего права, то есть наличия у него гражданского субъективного права. В случае если
истец не сможет доказать свое право на предмет спора, суд откажет в удовлетворении иска <174>.

--------------------------------

<174> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 29.05.2012 N 17530/11 по делу N А40-79091/10-157-


682, от 05.06.2012 N 360/12 по делу N А29-9477/2010, от 19.03.2013 N 15104/12 по делу N А41-37356/09, от
11.03.2014 N 15324/13 по делу N А09-7111/2012; Обзор судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2012
г. (утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 10.04.2013); Определения ВС РФ от 11.03.2014 N 20-КГ14-4,
от 22.04.2014 N 18-КГ14-23; Определения Судебной коллегии по гражданским делам от 16.12.2014 N 18-
КГ14-159, от 20.10.2015 N 14-КГ15-7; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от
17.02.2015 по делу N 302-ЭС14-1496, А33-16410/2013; Постановление Восемнадцатого арбитражного
апелляционного суда от 29.03.2013 N 18АП-2154/2013 по делу N А07-12018/2012.

Это каноничный подход, который правилен с формально-юридических позиций. Но, как


представляется, юридическое основание негаторного иска не ограничивается только титулом. Наша жизнь
многограннее, чем о ней представляет законодатель, и вполне реально представить ситуацию, когда в
негаторной защите нуждается лицо, чье право доказать проблематично. В соответствии с п. 5 ст. 1
Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости"
государственная регистрация права в Едином государственном реестре недвижимости является
единственным доказательством существования зарегистрированного права. Учитывая, что негаторный иск
применим только к спорам в отношении недвижимых вещей, стоит указать, что его предъявление возможно
и в отношении недвижимости, право на которое не зарегистрировано в ЕГРН, то есть на которую истец не
может доказать наличие юридического основания, титула.

В этом случае суд может исходить из фактической презумпции законности владения лицом, который
господствует над вещью. Это легко понять из нашей повседневной жизни, когда мы не требуем от других
лиц постоянно доказывать нам наличие у них права на те вещи, которые находятся в их имущественной
сфере. Обозначенная презумпция проста: владелец вещи предполагается ее законным владельцем, пока
иное не будет доказано в суде. А.П. Сергеев отмечает, что "в подавляющем большинстве случаев
фактический владелец имущества обладает необходимым правомочием", и целесообразность применения
такой презумпции сомнений в судебной практике не вызывает <175>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 69 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

--------------------------------

<175> Гражданское право: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Велби, 2008. С. 808 - 809.

Естественно, что такая идея нашла воплощение в практике, но не сразу. Первоначально судебная
практика строилась на формальном классическом подходе исходя из того, что негаторный иск обладает
исключительно свойствами петиторного иска и требует доказывания истцом наличия у него субъективного
вещного права на предмет спора. Это хорошо проявилось в формулировке абз. 2 п. 45 Постановления
Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в
судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных
прав", где сказано, что "иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит
удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим
имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором".

Возможность применения негаторного иска в рамках посессорной защиты, основанной на факте


владения вещью, но без оценки правового основания владения, была поддержана высшей судебной
инстанцией позже. В п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 сказано:
"Собственник земельного участка имеет право на негаторный иск, направленный на устранение
препятствий в пользовании возведенным им на этом участке зданием, и в случаях, когда право на здание не
зарегистрировано". Из фабулы дела следует, что истец, владеющий земельным участком и возведенным на
нем зданием, обратился в суд с иском к собственнику соседнего земельного участка о демонтаже
деревянной постройки без фундамента, поскольку в результате ее установки затеняются сверх нормативов
помещения на первом этаже принадлежащего истцу здания. Ответчик против иска возражал, утверждая, что
истцу не принадлежит право на здание, в котором затеняются помещения, поскольку оно было возведено в
2006 г., однако право собственности истца на него до настоящего времени не зарегистрировано. Суд первой
инстанции иск удовлетворил, мотивировав свое решение следующим - истец доказал, что в 1997 г. ему в
собственность был предоставлен земельный участок, право на этот земельный участок не
зарегистрировано, истец также доказал, что им было получено разрешение на строительство здания и его
эксплуатацию, по этой причине объект не является самовольной постройкой. Отсутствие регистрации ранее
возникшего права истца (до введения в России системы регистрации прав на недвижимость) на земельный
участок, а также на возведенное на нем впоследствии здание (после введения системы регистрации прав на
недвижимость) не является препятствием для удовлетворения негаторного иска. В результате суд пришел к
выводу, что собственник земельного участка имеет право на защиту своего права не только на земельный
участок, но и на возведенное на нем здание, являющееся по существу составной частью принадлежащего
ему на праве собственности земельного участка.

Отказ в удовлетворении требования по судебному спору, приведенному в п. 7, означал бы нарушение


п. 4 ст. 1 ГК РФ, где сказано, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или
недобросовестного поведения. Отказ в иске обозначал бы легализацию нарушения до момента, пока
собственник недвижимости совершит необходимые действия для регистрации его права, что недопустимо и
противоречит указанному выше принципу. При этом формально действия владельца недвижимости по
обращению в суд за устранением помехи в пользовании можно квалифицировать как действия в интересах
собственника.

Возможность посессорной защиты объясняется тем, что при негаторном иске ответчик не ставит под
сомнение наличие субъективного права у истца на спорную вещь, нарушение проявляется в создании
фактических помех в пользовании недвижимой вещью. Исходя из этого суд, исследуя доказательства и
оценивая обстоятельства дела, более формально подходит к вопросу доказывания титула истца по
негаторному иску. В противовес этому ответчик по иску о признании вещного права, как правило и ответчик
по виндикационному иску, оспаривает наличие субъективного права истца на предмет спора, тем самым
обостряет вопрос о наличии у истца титула на вещь.

Следовательно, юридическое основание негаторного иска представляет собой не только


субъективное вещное право (и интерес), на основании которого истец обладает титулом на спорную вещь,
но и обстоятельства, обосновывающие права и интерес истца на спорную вещь, в том числе на основании
фактической презумпции законности владения (посессорная негаторная защита).

Поэтому трудно согласиться с утверждением А.В. Люшни о том, что "негаторный иск не может

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 70 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

применяться для защиты ничейной вещи (res nullius, ст. 225 ГК РФ) и вещи, от которой собственник
отказался (res derelictae, ст. 225, 226 ГК РФ)" <176>. Причина этого объясняется тем, что хотя негаторный
иск является собственническим иском, но направлен он на устранение помех фактического характера. В
силу п. 2 ст. 9 ГК РФ отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет
прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. А п. 1 ст. 235 ГК РФ среди
оснований прекращения права собственности указывает на отказ собственника от права собственности.

--------------------------------

<176> Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 142.

Нахождение юридического основания негаторного иска вызывает еще одну трудность. Проблема
заключается в том, какое правомочие в составе субъективного вещного права имеет основное значение для
предъявления этого вещного иска.

По мнению А.П. Сергеева, юридическим основанием негаторного иска являются обстоятельства,


обосновывающие права истца на пользование и распоряжение имуществом <177>. Представляется, что
данная точка зрения недостаточно аргументированна. В соответствии со ст. 305 ГК РФ всякий титульный
владелец вправе предъявить негаторный иск для защиты своего субъективного права от нарушения. Если
точка зрения А.П. Сергеева верна, тогда те титульные владельцы, которые наделены только правомочием
владения (к ним относятся залогодержатель, хранитель, комиссионер и другие, не обладающие правом
пользоваться находящимися у них недвижимыми вещами), лишаются негаторной защиты. Подобный вывод
противоречит ст. 305 ГК РФ, более того, в этом случае даже собственник не вправе заявить негаторный иск,
поскольку вещь выбыла из его владения и находится у титульного владельца, а следовательно, уже сама
вещь остается без защиты.

--------------------------------

<177> См.: Гражданское право: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Велби, 2008. С. 804.

Получается, что критикуемая точка зрения неверна, правильнее утверждать, что до тех пор, пока не
будет установлена незаконность владения фактического владельца, он может пользоваться негаторной
защитой.

Конечно, можно возразить, что титульный владелец, наделенный только правомочием владения
вещью, так называемый держатель, не может предъявлять негаторный иск, так как он направлен на защиту
пользования, а у держателя его нет, следовательно, оно не может быть нарушено и послужить основанием
предъявления негаторного иска <178>. Так, А.В. Люшня замечает, что "титульные владельцы, предъявляя
этот иск, могут защищать свое право только в той части, которая принадлежит лично им и пострадала от
нарушения" <179>.

--------------------------------

<178> См.: Бабаев А.Б. Система вещных прав. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 369; Менглиев Р.Ш.
Защита права владения в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Душанбе, 1999. С. 73; Самойлова
М.В. Понятие, осуществление и защита права личной собственности. Калинин: Изд-во КГУ, 1978. С. 80 - 81.

<179> Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 142.

Такой довод хоть и не лишен логики, но не учитывает ряд обстоятельств. Во-первых, предъявляя в
данной ситуации негаторное требование, титульный владелец исполняет свою обязанность перед
собственником по обеспечению сохранности предмета владения. Необходимость в такой защите
объясняется тем, что нарушения, от которых защищает негаторный иск, могут уменьшить полезные
свойства вещи, снизить ее стоимость и т.д.

Негаторный иск, предъявляемый титульным владельцем, выступает как средство защиты прав
собственника этой вещи. Это обусловлено тем, что титульный владелец отвечает перед собственником за
сохранность переданной ему вещи. Более того, от титульного владельца гражданское законодательство
требует рачительной заботы о переданной ему вещи. У титульного владельца, в силу обладания вещью,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 71 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

больше непосредственной возможности по защите и охране прав на вещь, нежели у собственника, который
не осуществляет хозяйственного господства над ним.

Во-вторых, ст. 305 ГК РФ не делает различий между держателем и владельцем, не указывает на


необходимый объем правомочий, она предоставляет петиторную владельческую защиту любому законному
владельцу вещи.

Здесь необходимо разобраться с категорией "держание". Наиболее распространенный критерий


разграничения владения и держания - обладание вещью как своей и для себя (владение), как не своей и
для другого лица (держание). В раннем римском частном праве всякий правомерный фактический
владелец, не являющийся собственником, рассматривается не как владелец, а как держатель, что делалось
для усиления его зависимости от собственника. А последующее разделение владения и держания потеряло
свою актуальность, поскольку оба они получили равную защиту.

В соответствии с теорией К. Савиньи, именуемой субъективной теорией владения, юридическим


владельцем вещи считался лишь тот обладатель вещи, который проявлял желание присвоить себе вещь
полностью и не признавал какой-либо высшей власти по отношению к вещи, составлявшей объект его
господства. Следовательно, юридическим владельцем являлось только то лицо, которое желало
господствовать над вещью подобно собственнику <180>. Исходя из этой концепции французское право
различает владение (possession) и временное держание (detention precaire), имея в виду в первом случае
владение "для себя и как собственник" (ст. 2230 ФГК), а во втором - владение "для другого" (ст. 2231 и 2236
ФГК). Во Франции до 1975 г. держатели вещи не имели права на самостоятельную исковую защиту
владельческими исками против нарушения владения, но в настоящее время, согласно ст. 2282 и 2283 ФГК,
оно признается.

--------------------------------

<180> См.: Гринько М.А. Институт владения в Германском гражданском уложении 1896 г.: к истории
вопроса // Вестник Московского ун-та. Серия "Право". 1999. N 3. С. 99.

По мнению Рудольфа фон Иеринга, различие между владением и держанием заключается не в


существе отношений, а создается законом в силу практических соображений с целью создания
беззащитности перед владельцем <181>. На основе теории Р. Иеринга Германское гражданское уложение
1896 г. впервые отказалось от деления на владение и держание, введя взамен понятие двойного
(непосредственного и опосредованного) владения, а также снабдив и то и другое владельческой защитой.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.А. Рыбакова, В.А. Тархова "Собственность и право собственности" включена в
информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (3-е издание, дополненное).

<181> См.: Ihering Rudolf v. Der Besitzwille. Jena, 1889. S. 7, 431. Приводится по: Тархов В.А., Рыбаков
В.А. Собственность и право собственности. Уфа: Изд-во УЮИ МВД РФ, 2001. С. 109 - 110.

Следовательно, теоретически нет никаких препятствий к вещно-правовой защите держания.


Тенденция снабжения защитой держателей наблюдалась уже в позднем римском праве. В настоящее время
большинство правопорядков исходят из отсутствия различий между держанием и владением. На этом же
положении будет строиться современное российское гражданское законодательство. В п. 1.5 раздела IV
Концепции развития гражданского законодательства сказано, что нет необходимости закреплять в ГК РФ так
называемое двойное владение (опосредованное и непосредственное) и противопоставлять владение и
держание, а отказ от опосредованного владения и держания позволит упростить применение владельческой
защиты. Поэтому проект внесения изменений в ГК РФ не содержит в главе 13 "Понятие и виды владения"
противопоставления держания и владения.

В-третьих, предметом спора по негаторному иску может быть только недвижимая вещь. Владение и
пользование недвижимостью осуществляются совместно. Раздельное осуществление этих правомочий в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 72 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

отношении недвижимой вещи невозможно. Невозможно устранить препятствия в пользовании


недвижимостью, не восстановив владения. И поэтому титульный владелец, наделенный только
правомочием владения, вправе защищать нарушенные права в отношении недвижимости негаторным
иском.

Более того, в п. 2.7 раздела IV Концепции развития гражданского законодательства непосредственно


говорится, что если нарушенное вещное право дает владение вещью, то лицо наделяется возможностью
предъявлять как виндикационный, так и негаторный иски, а если нарушенное вещное право не дает
владение вещью - то только негаторный иск.

Такое предложение сужает круг лиц, способных предъявлять негаторный иск, исключительно до
субъектов ограниченных вещных прав. Как представляется, для повышения эффективности защиты
гражданских прав следует распространить негаторную владельческую защиту на всех титульных
владельцев.

В-четвертых, вывод о том, что юридическим основанием предъявления негаторного иска является
владение предметом спора, позволит защитить давностного владельца от нарушений, не связанных с
лишением владения и направленных на препятствование со стороны третьих лиц в нормальном
использовании вещи, являющейся предметом давностного владения.

В-пятых, не стоит забывать, что негаторный иск может применяться и в случае нарушения владения
путем создания помех в осуществлении физического господства над вещью, но не повлекших прекращения
этого состояния. В этой ситуации в защищаемом субъективном праве акцент делается на правомочие
владения. Ситуация, в которой титульному владельцу создаются помехи во владении, охватывается
негаторной защитой.

Тезис о том, что юридическим основанием использования негаторного иска является субъективное
право, включающее в себя правомочие владения, высказанный в литературе <182>, не является
универсальным, поскольку известны случаи, когда ограниченное вещное право не предоставляет
возможности владеть объектом права. Так, например, сервитут является вещным правом ограниченного
пользования чужой вещью и не допускает владение вещью, в отношении которой установлен сервитут.

--------------------------------

<182> См.: Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М.: Интел-Синтез, 1998. С.
189.

Возникает закономерный вопрос: "Возможна ли негаторная защита такого субъективного вещного


права?". На данный вопрос можно дать однозначно утвердительный ответ. Дело в том, что ст. 304 ГК РФ,
определяющая негаторный иск, не содержит правила о необходимости владения предметом спора для
удовлетворения негаторного иска. В данной статье говорится о том, что негаторный иск применяется в
ситуации, когда нарушение вещного права не связано с лишением владения. А это не одно и то же:
сохранение владения предметом спора и отсутствие лишения владения.

Наличие владения предметом спора как условие предъявления негаторного иска имеет целью
разграничить этот иск с виндикационным требованием. То есть это условие необходимо трактовать как
отсутствие нарушения, связанного с лишением владения. При осуществлении же сервитута владение
просто не может быть нарушено, так как это вещное право не предусматривает наличие правомочия
владения в отношении вещи, на которую сервитут установлен. Следовательно, необходимо уточнение, что
негаторный иск может быть предъявлен и в ситуации отсутствия у истца владения вещью, если вещное
право, на основании которого ему принадлежит спорная вещь, не предусматривает наличия правомочия
владения.

Именно поэтому в пп. "б" п. 2.7 раздела IV Концепции развития гражданского законодательства
предлагается предоставить негаторную защиту и тем ограниченным вещным правам, которые не содержат
в себе правомочия владения.

Понимание того, что для предъявления негаторного иска не всегда требуется владение вещью, а
требуется только отсутствие нарушения, связанного с лишением владения, находит хоть и робкую, но

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 73 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

поддержку в судебной практике. Речь идет о правовой позиции ВАС РФ, изложенной в п. 4
информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где сказано: "Собственник
здания, в пользу которого установлен сервитут проезда через соседний земельный участок, имеет право на
иск об устранении препятствий в проезде по служащему земельному участку (ст. 304 ГК РФ), в том числе и к
арендатору этого участка, создающему такие препятствия". Получается, что сервитуарий имеет право на
негаторный иск, но при этом не владеет предметом спора. Это вполне логично, поскольку сервитуарию с
правом прохода и проезда не предоставлено владение служащей вещью, он владеет господствующей
вещью, в пользу которой установлен сервитут, чтобы компенсировать фактические недостатки
господствующего земельного участка. Именно поэтому в п. 4 сказано: "Так как истец владеет
господствующим земельным участком, его требование об устранении препятствий в проезде по служащему
земельному участку является негаторным иском".

Таким образом, единым юридическим основанием, легитимирующим истца на предъявление


негаторного иска, является правомочие владения в составе субъективного права, а при отсутствии
правомочия владения в субъективном праве - правомочие пользования, а также само владение спорной
вещью на основе фактической презумпции законности владения. Негаторный иск может быть предъявлен
как обладателем субъективного права, включающего в себя владение вещью, так и обладателем
субъективного права, не дающего владение вещью, но предоставляющего правомочие пользования вещью,
а также владельцем спорной вещи без оценки полноты его титула.

Подводя итог второй главы, выделим полученные результаты. Во-первых, предмет негаторного
иска заключается в возможности предъявления трех требований (требование об устранении, требование о
запрете, требование о запрете на будущее). Выбор между ними зависит от характера противоправных
действий.

Во-вторых, следует законодательно закрепить возможность предъявления прогибиторного иска в


ситуации наличия реальной угрозы повторения нарушения, устраненного на основании решения об
удовлетворении негаторного иска.

В-третьих, юридическое основание негаторного иска представляет собой не только субъективное


вещное право (и интерес), на основании которого истец обладает титулом на спорную вещь, но и
обстоятельства, обосновывающие права и интерес истца на спорную вещь, в том числе на основании
фактической презумпции законности владения (посессорная негаторная защита). Юридическим
основанием, легитимирующим истца на предъявление негаторного иска, является правомочие владения в
составе субъективного права, а при отсутствии правомочия владения в субъективном праве - правомочие
пользования. Негаторный иск может быть предъявлен как обладателем субъективного права, включающего
в себя владение вещью, так и обладателем субъективного права, не дающего владение вещью, но
предоставляющего правомочие пользования вещью (например, сервитут). Важно понимать, что негаторный
иск может быть предъявлен и в ситуации отсутствия у истца владения вещью, если вещное право, на
основании которого ему принадлежит спорная вещь, не предусматривает наличия правомочия владения.

Глава 3. ПРИМЕНЕНИЕ НЕГАТОРНОГО ИСКА

§ 1. Сфера применения негаторного иска

Перечислить отдельные случаи, когда негаторный иск применим, невозможно, можно назвать только
наиболее распространенные из них.

1. Затемнение соседнего земельного участка и иного объекта недвижимости многолетними


насаждениями, высоким забором, возведенным строением, рекламными конструкциями и проч. <183> Так, в
Постановлении ФАС Уральского округа от 13 августа 2013 г. N Ф09-7724/13 по делу N А60-22571/2012
указано, что, обязывая ответчика устранить повреждения в конструкциях и отделке помещений, выполнить
работы для соблюдения нормативных требований по естественному освещению, суд, применив положения
ст. 304, 1082 ГК РФ, установил, что в экспертном заключении определены причины деформации
конструкций, возникшей ввиду нарушения при строительстве здания требований по инсоляции помещений,
в то же время ответчик своими действиями создает препятствия, которые мешают нормальному
осуществлению права собственности истца и причинили вред его имуществу.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 74 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

--------------------------------

<183> См.: Постановления ФАС Уральского округа от 16.02.2011 N Ф09-395/11-С6 по делу N А47-
2403/2010, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2016 N 18АП-3606/2016 по делу N
А07-19219/2015; Определения Владимирского областного суда от 24.01.2012 по делу N 33-168/2012,
Свердловского областного суда от 10.04.2012 по делу N 33-3968/2012.

Пример такого применения негаторного иска приводится в п. 7 информационного письма Президиума


ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где разбирается спор из требования о демонтаже деревянной постройки
без фундамента, поскольку в результате ее установки затеняются сверх нормативов помещения на первом
этаже принадлежащего истцу здания. Удовлетворяя исковые требования, суд указал, что в заключении
эксперта сделан вывод, что деревянная постройка, расположенная вблизи здания, препятствует попаданию
дневного света согласно нормативам в помещения, расположенные на первом этаже здания.

2. Отвал мусора или складирование материалов на чужом земельном участке <184>, загромождение
проходов и захламление помещений. В п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января
2013 г. N 153 указано, что, удовлетворяя негаторный иск, суд может возложить на нарушителя обязанность
совершить определенные действия (например, вывезти мусор), а также воздержаться от действий
(например, прекратить размещать отходы производства на земельном участке). В п. 13 приводятся два
судебных спора. В одном деле акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском об
устранении нарушений права собственности на земельный участок путем обязания муниципального
унитарного предприятия прекратить размещать отходы производства на этом участке, а также вывезти
мусор с участка в недельный срок с момента вступления решения суда в законную силу, а если мусор не
будет вывезен в этот срок, истец просил суд взыскать с ответчика 10 000 руб., что соответствует стоимости
работ по вывозу мусора. Удовлетворяя требование, суд указал, что в силу положений ст. 12 и 304 ГК РФ суд
может обязать ответчика не только воздерживаться от совершения каких-либо действий, но и совершить
какие-либо действия, если это необходимо для устранения нарушения права истца. В другом деле
собственник обратился в арбитражный суд с иском об устранении нарушений права собственности на
земельный участок путем обязания ответчика вывезти строительные материалы с его земельного участка.

--------------------------------

<184> См.: Определения ВС РФ от 27.04.2015 N 302-ЭС15-4092 по делу N А78-2362/2011, от


29.03.2017 N 307-ЭС17-2251 по делу N А05-548/2016; Постановление Восемнадцатого арбитражного
апелляционного суда от 29.03.2013 N 18АП-2154/2013 по делу N А07-12018/2012.

3. Самовольный пристрой третьим лицом к стене здания собственника другого здания или конструкции
<185>. Так, в Определении ВС РФ от 17 февраля 2015 г. по делу N 302-ЭС14-1496 сказано, что возведение
предпринимателем пристройки к несущей внешней стене многоквартирного дома без согласия
товарищества собственников жилья дает основания для предъявления негаторного иска о сносе данной
постройки.

--------------------------------

<185> См.: Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2018 N 18АП-


15011/2018 по делу N А47-11933/2017.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 9 октября 2012 г. N 5377/12 сформулирована правовая


позиция: поскольку наружные стены здания, являясь ограждающими несущими конструкциями,
принадлежат всем собственникам помещений в здании, реконструкция здания путем пристройки к нему
дополнительных помещений и изменение конструктивных особенностей внешних стен затрагивают права и
законные интересы всех собственников объекта капитального строительства.

4. Создание помех в пользовании общим имуществом, которое принадлежит собственникам


многоквартирного жилого дома. Так, в п. 3 Обзора судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2012 г.
(утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 10 апреля 2013 г.) сказано, что права собственника жилого
помещения в многоквартирном доме, находящемся в долевой собственности, нарушенные одним из
сособственников в результате неправомерного использования общего имущества жилого дома, могут быть

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 75 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

защищены путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с
лишением владения.

Аналогичная правовая позиция изложена в п. 39 Обзора практики разрешения судами споров,


возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных
объектов недвижимости (утв. Президиумом ВС РФ 4 декабря 2013 г.).

5. Создание препятствий в доступе к вещи (проход, проезд), в том числе путем установки шлагбаумов,
выставлением охраны, монтажа забора, ограждений и прочего. В этом случае требование строится по
конструкции предоставления истцу ключей, брелоков управления или демонтажа конструкций <186>. Так, в
Определении ВС РФ от 28 ноября 2016 г. N 306-ЭС16-15755 по делу N А65-24262/2015 сказано, что суд
апелляционной инстанции, поддержанный судом округа, обоснованно удовлетворил исковое требование
предпринимателя о демонтаже шлагбаума и железных ворот, что является пресечением дальнейшего
злоупотребления правом со стороны ответчика. Судами было установлено отсутствие возможности доступа
истца к принадлежащим ему помещениям в связи с созданием ответчиком препятствий в виде установки
шлагбаума и ворот на единственной подъездной дороге без получения согласия собственника спорных
помещений.

--------------------------------

<186> См.: Постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2014 N 18АП-


7706/2014 по делу N А76-25305/2013, от 27.06.2018 N 18АП-7926/2018 по делу N А76-9101/2017, от
09.03.2016 N 18АП-1359/2016, 18АП-1361/2016 по делу N А47-1917/2015, от 14.10.2010 N 18АП-9417/2010 по
делу N А47-2526/2010.

В Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2016 г. N 18АП-


15579/2016 по делу N А47-12975/2015 анализируется правомерность требования гаражного кооператива об
устранении препятствия в пользовании земельным участком путем демонтажа металлической цепи,
установленной между бордюром (тротуарной дорожкой) и забором, огораживающим территорию
строительства автомобильной мойки.

Пример такого случая применения негаторного иска изложен в п. 4 информационного письма


Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где сказано: "Собственник здания, в пользу которого
установлен сервитут проезда через соседний земельный участок, имеет право на иск об устранении
препятствий в проезде по служащему земельному участку (ст. 304 ГК РФ), в том числе и к арендатору этого
участка, создающему такие препятствия". Из описания фабулы дела, положенного в основание п. 4,
сказано, что кооператив обратился в суд с иском к обществу об устранении препятствий в проезде по
земельному участку, находящемуся во владении ответчика. Кооператив доказал, что в 2008 г. решением
суда был установлен сервитут проезда по земельному участку, находящемуся во владении ответчика и
прилегающему к земельному участку истца; сервитут был зарегистрирован в ЕГРН. После сдачи
собственником в аренду земельного участка, обремененного сервитутом, арендатор установил забор со
шлагбаумом и отказывался пропускать автотранспорт кооператива на служащий земельный участок без
внесения отдельной платы арендатору этого участка. Суд пришел к выводу, что, так как истец владеет
господствующим земельным участком, его требование об устранении препятствий в проезде по служащему
земельному участку является негаторным иском. Стоит отметить, что в силу того, что сервитут как вещное
право обладает свойством следования, то отсутствие в договоре аренды упоминания о наличии сервитута
не исключает обязанности арендатора следовать условиям существующего ограничения. Следовательно,
осведомленность арендатора о наличии сервитута не имеет правового значения для данного спора.

6. Незаконная врезка в газопровод: устранение препятствий в пользовании газопроводом путем


демонтирования незаконной врезки в газопровод <187>. Так, в Определении ВС РФ от 22 января 2016 г. N
309-ЭС15-18392 по делу N А76-32463/2014 суд пришел к выводу, что в передаче дела в Судебную коллегию
по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суды пришли к выводу о доказанности того, что врезка
ответчиком надземного газопровода и самовольное отключение подземного газопровода от центральной
котельной нарушают права истца как собственника подземного газопровода. ВС РФ указал на
правомерность удовлетворения иска об обязании устранить нарушения права собственности истца, не
связанного с лишением владения, путем: осуществления отключения (установления глухой заглушки)
надземного газопровода среднего давления; удаления заглушки, установленной ответчиком во фланцевом

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 76 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

соединении газопровода высокого давления.

--------------------------------

<187> См.: Определение ВАС РФ от 20.12.2007 N 16919/07 по делу N А53-11251/2006-С4-50;


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.09.2007 N Ф08-6047/2007 по делу N А53-11251/2006-
С4-50, от 22.10.2009 по делу N А32-027595/2008; Постановление Восемнадцатого арбитражного
апелляционного суда от 09.08.2012 N 18АП-7154/2012 по делу N А07-23089/2011; Определение Санкт-
Петербургского городского суда от 27.02.2013 N 33-2837/2013.

7. Сброс водопользователем неочищенных и необезвреженных в соответствии с установленными


нормами вод и отходов, что препятствует использованию водных и природных объектов <188>.

--------------------------------

<188> См.: Определение ВС РФ от 04.12.2015 N 309-ЭС15-16576 по делу N А76-4083/2014;


Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 07.07.2014 по делу N А11-10854/2011, ФАС Поволжского
округа от 17.05.2005 N А12-21420/04-С18, ФАС Северо-Западного округа от 09.06.2010 по делу N А44-
1671/2009.

В Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2016 г. N 18АП-


10608/2016 по делу N А76-16117/2013 анализируется спор, возникший из нарушения ответчиком правил
эксплуатации сооружения для биологической очистки сточных вод с аэрацией воздухом (аэротенк), которое
он разместил на своем земельном участке (базе отдыха). Собственник соседнего земельного участка, на
котором расположена база отдыха, обратился в суд с требованием о запрете ответчику эксплуатировать
сооружение для биологической очистки хозяйственно-бытовых сточных вод. Удовлетворяя заявленные
требования истца, суд первой инстанции по результатам трех судебных экспертиз пришел к выводу о том,
что ответчиком при эксплуатации очистного сооружения нарушаются требования санитарных норм и
законодательства об охране вод, и данные нарушения приводят к нарушению прав истца как собственника
смежных объектов недвижимости, землепользования и водопользователя.

В судебном акте указано, что "истец управомочен на заявление рассматриваемого иска, а его
требования, вопреки мнению апеллянтов, являются негаторными (ст. 304, 305 ГК РФ)... Таким образом,
учитывая установленный ст. 10 ГК РФ принцип добросовестности субъектов гражданского оборота, ответчик
при установке спорного сооружения был обязан учитывать права и обязанности смежных с
землепользователем и собственником объектов недвижимости".

8. Создание помехи путем чрезмерного шума, задымления, выделения запахов. В Апелляционном


определении Санкт-Петербургского городского суда от 2 декабря 2015 г. N 33-20921/2015 по делу N 2-
20/2015 указано, что суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что исковые требования на
основании ст. 210, 304 ГК РФ о демонтаже оборудования подлежат удовлетворению ответчиком как
собственником нежилого помещения, поскольку работа самовольно установленных на фасаде здания
кондиционера, вытяжной системы вентиляции, металлического воздуховода вентиляционной системы
превышает установленный законом уровень шума в квартире истца, а также учитывая, что указанное
оборудование установлено с нарушением строительных норм и правил.

9. Создание помехи путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения, в том числе самим
фактом начала строительных работ; требование формулируется как снос неправомерно возведенных
зданий и демонтаж конструкций (навесы, козырьки и пр.) <189>. В Постановлении ФАС Северо-Кавказского
округа от 23 марта 2010 г., оставившем без изменения решение суда по делу N А63-2961/08, указано, что
иск об обязании убрать забор, построенный на границе просеки, прилегающей к жилому комплексу, и
восстановить поверхностный слой земли и лесонасаждений в месте расположения забора удовлетворен
правомерно. Судебный акт мотивирован тем, что предоставленный предпринимателю земельный участок
является частью участка, который принадлежит обществу на праве постоянного (бессрочного) пользования.
Наличие на нем возведенной предпринимателем постройки препятствует обществу в осуществлении своих
прав.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 77 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<189> См.: Постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2013 N 18АП-


5439/2013 по делу N А47-16377/2012, от 12.02.2015 N 18АП-288/2015 по делу N А07-13113/2014.

В п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 анализируется


требование о запрете на продолжение строительства спортивного комплекса с бассейном в ситуации, когда
продолжение строительства бассейна на соседнем участке может повлечь осадку фундамента здания,
которая приведет к растрескиванию его стены.

Негаторный иск и иск о сносе самовольной постройки могут иметь пересечения, но являются
самостоятельными требованиями, каждый из которых обладает своей сферой применения. Негаторный иск
основан на нарушении вещного права истца, в то время как иск о сносе самовольной постройки исходит из
нарушения строительных норм и правил либо возведения постройки на чужом земельном участке.
Получается, что негаторный иск является институтом частного права, вещного права, а строительные нормы
и правила являются институтом публичного права. Следовательно, в судебной практике существует
неопределенность относительно того, является ли факт нарушения строительных норм и правил предметом
доказывания по негаторному иску о сносе постройки.

Данная категория дел вызывает трудности с оценкой правомерности действий ответчика, что
повлияло на формирование правовой позиции ВС РФ по негаторным искам из возведения ответчиком
здания, строения, сооружения. Так, в абз. 1 п. 46 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29
апреля 2010 г. N 10/22 сказано: "При рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с
лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт
соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего
объекта".

Такая формулировка обусловлена тем, что суд может ограничиться оценкой только
градостроительных и строительных норм и правил, а не анализировать более сложный вопрос о реальности
помехи, созданной в результате возведения ответчиком здания, строения, сооружения. Выявить нарушение
публичных норм проще, чем дать оценку реальности помехи в осуществлении субъективного права, но не
является ли такая процессуальная экономия излишней? И не наносит ли удар по принципу всестороннего,
полного и объективного исследования обстоятельств дела? Вопросы риторические.

Конечно, в абз. 2 п. 46 содержится смягчение правовой позиции ВС РФ, там указывается, что
"несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при
строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом
нарушается право собственности или законное владение истца". Однако важно понимать, что очень редко
суды отдают приоритет частным правам, если выявили даже незначительное нарушение публичных норм,
даже если они не относятся напрямую к сути рассматриваемого спора. Аргументировать решение суда по
частному спору проще ссылкой на абстрактные общественные интересы, которые зачастую являются
оценочными понятиями и их толкование сводится исключительно к судебному усмотрению. В этом вопросе
логичнее было бы исходить из принципа правовой определенности. Естественно, что обозначенная выше
правовая позиция стала широко применяться <190>.

--------------------------------

<190> См.: п. 39 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием
граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв.
Президиумом ВС РФ 04.12.2013); п. 3 Обзора судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2012 г. (утв.
Постановлением Президиума ВС РФ от 10.04.2013); Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.2013 N
15104/12 по делу N А41-37356/09; Определения ВС РФ от 02.04.2013 N 18-КГ13-13, от 18.02.2014 N 18-КГ13-
168, от 11.03.2014 N 20-КГ14-4, от 22.04.2014 N 18-КГ14-23, Определения Судебной коллегии по
гражданским делам ВС РФ от 17.02.2015 N 18-КГ14-200, от 17.02.2015 N 5-КГ14-142.

В качестве примера неправильного, расширительного, толкования судами нормы ст. 304 ГК РФ можно
привести правовую позицию, в соответствии с которой требование владеющего собственника земельного
участка о демонтаже незаконно возведенной на таком участке линии электропередачи является
негаторным. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19 марта 2013 г. N 15104/12 по делу N А41-
37356/09 сказано, что владеющий собственник земельного участка вправе требовать устранения нарушений

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 78 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

его права, в том числе демонтажа возведенной не в соответствии с целевым назначением земельного
участка линии электропередачи, при установке которой были нарушены градостроительные и строительные
нормы и правила. Ошибочность такого подхода состоит в том, что негаторный иск является средством
защиты частных прав и не может быть применен в сфере публичных правоотношений. При решении
вопроса о демонтаже таких конструкций ссылка суда на норму ст. 304 ГК РФ явно излишняя, вполне
достаточно положить в основание п. 1 ст. 23, п. 2 ст. 78 ЗК РФ и п. 1 ст. 51 ГрК РФ.

Снос и демонтаж попадают в сферу применения негаторного иска, если речь идет о нарушении
субъективного права и законных интересов. Примером такой ситуации может быть положение п. 1
информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где сказано, что требование о
демонтаже торгового прилавка с оборудованием, установленного в холле нежилого здания,
квалифицировано арбитражным судом как иск об устранении нарушения права, не связанного с лишением
владения, так как истец имеет свободный доступ в холл принадлежащего ему здания. При рассмотрении
дела судом было установлено, что по окончании детской ярмарки, которая проводилась в холле на первом
этаже здания центра детского творчества, все продавцы - участники ярмарки, кроме ответчика,
демонтировали свои прилавки, что и послужило причиной обращения истца в суд.

Следовательно, суды не могут положить в основание решения по негаторному иску один лишь факт
нарушения строительных норм и правил публичного характера. Основанием применения негаторного иска
является факт того, что строение нарушает право истца, создает реальную помеху в пользовании своей
вещью. Если нарушение строительных норм и правил имеет место, но сама постройка не нарушает прав
истца, то негаторный иск о ее сносе не подлежит удовлетворению.

10. Создание помехи в результате самовольной реконструкции <191>. Так, в п. 29 Постановления


Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 сказано, что положения ст. 222 ГК РФ не
распространяются на отношения, связанные с созданием самовольно возведенных объектов, не
являющихся недвижимым имуществом, а также на перепланировку, переустройство (переоборудование)
недвижимого имущества, в результате которых не создан новый объект недвижимости. Лица, право
собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться
в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения (ст. 304 ГК РФ).

--------------------------------

<191> См.: Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2013 N 18АП-


12788/2012 по делу N А76-13319/2012.

В соответствии с правовой позицией КС РФ и ВС РФ собственники помещений в многоквартирном


доме и их объединения вправе предъявить негаторный иск к лицам, самовольно переустроившим и (или)
перепланировавшим жилое помещение <192>. Так, при ответе на первый вопрос в Обзоре судебной
практики ВС РФ за четвертый квартал 2011 г. (утв. Президиумом ВС РФ от 14 марта 2012 г.) сделан вывод,
что собственники помещений в многоквартирном доме, владельцы помещений, не являющиеся
собственниками, а также объединения собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе
жилищно-строительные кооперативы, вправе самостоятельно обращаться в суд с требованиями к лицам,
самовольно переустроившим и (или) перепланировавшим жилое помещение, в порядке, предусмотренном
ст. 304 и 305 ГК РФ, и такие требования подлежат рассмотрению судами.

--------------------------------

<192> См.: Определение КС РФ от 25.11.2010 N 1553-О-О.

В Определении КС РФ от 16 декабря 2010 г. N 1581-О-О сказано, что положения ст. 29 ЖК РФ, в


которой установлен специальный механизм публично-правового контроля за соблюдением порядка
перепланировки и (или) переустройства жилого помещения, не препятствуют собственникам помещений в
многоквартирном доме или объединениям собственников помещений в многоквартирном доме
использовать гражданско-правовые способы защиты, в частности способ, предусмотренный ст. 304 ГК РФ.

11. Отвод или сброс воды на чужой земельный участок или другую недвижимую вещь. Так, в
Определении Санкт-Петербургского городского суда от 28 апреля 2011 г. N 6336 сказано, что

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 79 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

непредставление ответчиком доказательств, свидетельствующих о достигнутой с истцом договоренности о


совместном использовании задней стены принадлежащего ему гаража, указывает на самовольное
строительство ответчиком гаража с использованием стены гаража заявителя без получения на это
соответствующего разрешения, ввиду чего исковые требования о сносе самовольно построенной
надстройки, из-за которой нарушена система отвода атмосферных осадков с кровли гаража истца, подлежат
удовлетворению.

Примером использования негаторного иска для устранения нарушения, связанного с отводом и


сбросом воды на чужую недвижимую вещь, может являться судебный спор, описанный в п. 5
информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153. Там описана ситуация, когда
индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском об устранении нарушения права путем
исправления трубопровода отвода дождевых вод к собственнику здания, на котором установлен
соответствующий трубопровод. В судебном процессе истцом было доказано, что на здании, прилегающем к
его земельному участку, трубопровод отвода дождевых вод установлен таким образом, что дождевая вода
стекает на его земельный участок.

12. Самовольная прокладка по чужому земельному участку или иному объекту недвижимости
трубопровода или кабеля; создание помехи в эксплуатации ранее проложенного трубопровода или кабеля
<193>.

--------------------------------

<193> См.: Определение ВС РФ от 03.10.2017 N 304-ЭС17-14291 по делу N А45-11678/2016;


Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19.03.2013 по делу N А46-20938/2012, ФАС Уральского
округа от 07.04.2010 N Ф09-1525/10-С6, АС Уральского округа от 14.08.2015 N Ф09-5214/15 по делу N А60-
22007/2014.

Негаторный иск используется для демонтажа трубопроводов и кабелей, размещенных на чужом


недвижимом объекте без согласия собственника. Так, в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153 приводится пример из судебной практики, когда истец обратился в суд с
требованием об обязании ответчика демонтировать часть трубопровода тепломагистрали, проложенного на
земельном участке истца без его согласия.

Аналогичная ситуация описана в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января


2013 г. N 153: компания, являющаяся собственником земельного участка и расположенного на нем здания
узла связи, обратилась в арбитражный суд с иском к обществу об обязании демонтировать оптико-
волоконный кабель мультисервисной сети со здания. Удовлетворяя требования истца, суд исходил из того,
что общество, оказывающее услуги по обеспечению доступа в сеть Интернет, использует для этого чужое
имущество без согласия его собственника.

В Постановлении АС Волго-Вятского округа от 6 ноября 2015 г. N Ф01-4379/2015 по делу N А43-


27268/2014 сказано, что истец обратился с требованием обязать ответчика демонтировать электрический
кабель, смонтированный им по стене здания. Удовлетворяя заявленные требования на основании ст. 304 ГК
РФ, суд указал, что ответчик не представил доказательств согласования вопроса размещения
электрического кабеля на стене здания с собственником объекта недвижимости и создал препятствие в
осуществлении его права.

Пример, когда негаторный иск применяется для устранения помех в эксплуатации ранее проложенного
трубопровода или кабеля, изложен в п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013
г. N 153, где приводится спор, в рамках которого общество, являющееся собственником гаража, обратилось
в суд с негаторным иском к кооперативу, собственнику соседнего строения, через которое проходит общий
трубопровод, требуя открыть ответвление трубопровода, по которому осуществляется подача питьевой
воды на объект истца. Как установлено судом первой инстанции, между истцом и водоканалом заключен
договор на отпуск питьевой воды из централизованной системы водоснабжения. Во исполнение этого
договора силами водоканала был осуществлен монтаж водомерного узла холодной воды. Конструктивная
особенность трубопровода, по которому должен был осуществляться отпуск питьевой воды в соответствии с
договором, заключалась в том, что он пролегал через производственный бокс кооператива, который также
использовал воду на основе договора с водоканалом. Ответчик произвел в боксе ремонтные работы, в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 80 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

результате которых было перекрыто ответвление трубопровода, по которому осуществлялась подача


питьевой воды на объект истца. Суд иск удовлетворил, указав, что негаторный иск может быть удовлетворен
независимо от того, на своем или на чужом земельном участке ответчик совершает действия, нарушающие
права истца.

Стоит отметить, что в судебной практике встречаются случаи, когда в демонтаже суд отказывает по
мотивам социальной значимости самоуправно проложенных трубопроводов и кабелей <194>. Так, в
Постановлении ФАС Поволжского округа от 10 июля 2012 г. по делу N А55-26180/2010 сказано, что
размещение объектов теплоснабжающей инфраструктуры на земельном участке истца без его согласия
осуществлялось в социально значимых целях, что, по мнению суда, не может нарушать его право
собственности. В Постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда от 5 июня 2012 г. по делу N
А41-41519/11 суд отказал в защите права собственности истца по негаторному иску, поскольку "социальная
значимость объектов газоснабжения не подразумевает возможности их сноса и демонтажа".

--------------------------------

<194> См.: Постановления ФАС Поволжского округа от 10.07.2012 по делу N А55-26180/2010, от


19.07.2012 по делу N А55-27370/2010, Десятого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2012 по делу N
А41-41519/11.

13. Требования об ограничении или устранении негативного воздействия от промышленных объектов.


Этот вопрос не часто обсуждается, но в сферу применения негаторного иска входят экологические
отношения, когда на соседнем земельном участке расположен промышленный объект, от которого идет
избыточное воздействие на соседние участки в виде шума, газов, паров, запахов и пр. <195> В российском
законодательстве не содержится специальных норм относительно вещных исков в сфере экологических
отношений. В противовес этому в ч. 1 § 906 Германского гражданского уложения закреплено общее
правило, в соответствии с которым собственник земельного участка не может запретить воздействие
исходящих с другого земельного участка шумов, газов, паров, запахов и иных подобных воздействий, если
они не влияют или влияют несущественно на использование земельного участка. Получается, что такое
воспрещение возможно, если воздействие от промышленного объекта существенно влияет на
использование соседнего земельного участка.

--------------------------------

<195> См.: Mihelcic G., Zrinski M.M. Coexistence of Actio Negatoria and the Right to Live in a Healthy
Environment // Zbornik Pravnog fakulteta Sveucilista u Rijeci. 2018. Vol. 39. Issue 1. P. 242 - 243.

В российской литературе высказывалось мнение о том, что использование промышленных объектов


не может быть запрещено негаторным иском, а собственник соседнего земельного участка может требовать
лишь денежную компенсацию <196>. В этом вопросе есть о чем подискутировать, поскольку речь идет не о
неудобстве соседей промышленного объекта, а о ситуации, когда воздействие этого объекта становится
чрезмерным. И при наличии всех условий удовлетворения негаторного иска его применимость к
воспрещению негативного промышленного воздействия вполне логична.

--------------------------------

<196> Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В.
Чубаров. М.: Статут, 2008. С. 235.

Несмотря на то что сфера применения негаторного иска многообразна, можно систематизировать эти
случаи, указав на то, что они сводятся к конфликтам между собственниками недвижимости, расположенной
по соседству друг с другом. Нарушение нормального хода пользования собственником своими вещами в
большинстве случаев происходит в результате действий соседей. Поэтому, характеризуя сферу применения
этого иска, следует указать на такую категорию лиц, как собственники объектов недвижимости,
расположенных по соседству друг с другом (соседи).

В Обзоре судебной практики, изложенном в информационном письме Президиума ВАС РФ от 15


января 2013 г. N 153, очень часто подчеркивается соседский характер отношений, из которых возник спор,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 81 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

повлекший предъявление негаторного иска. Так, в п. 8 приводится фабула судебного дела, когда
индивидуальный предприниматель, являющийся собственником земельного участка и расположенного на
нем здания, обратился в арбитражный суд с иском к обществу-собственнику соседнего земельного участка -
об устранении нарушений его права, не связанных с лишением владения, путем прекращения
строительства торгового центра. Суд первой инстанции установил, что земельные участки индивидуального
предпринимателя и общества расположены по соседству. Общество разработало проектную документацию
и получило разрешение на строительство торгового центра. В качестве обоснования нарушения его прав
застройкой соседнего участка индивидуальный предприниматель привел довод о том, что он собирается
реконструировать принадлежащее ему на праве собственности здание, расположенное на этом земельном
участке. Однако возведение обществом торгового центра ущемляет его возможности по застройке
принадлежащего ему земельного участка. В частности, наличие соседнего здания с большими оконными
проемами не позволяет ему застроить весь земельный участок, поскольку в окна соседа должен попадать
дневной свет. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что невозможность
осуществить строительство в желаемом истцом объеме не является основанием для удовлетворения
негаторного иска к собственнику соседнего земельного участка, если ответчик застроил свой земельный
участок в соответствии со строительными и градостроительными нормами и правилами.

На то, что негаторный иск вытекает из соседских отношений, указывается в правовой позиции суда
высшей инстанции. В абз. 4 п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N
10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с
защитой права собственности и других вещных прав" сказано: "Иск об устранении нарушений права, не
связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом
земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие),
нарушающие право истца". Практически дословно эта правовая позиция воспроизведена в п. 10
информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153. Отличия состоят в двух
моментах: в информационном письме N 153 отсутствует упоминание слова "бездействие", и вместо слов
"подлежит удовлетворению" используется словосочетание "может быть удовлетворен".

Любой собственник стремится к наиболее эффективному использованию своих вещей и, естественно,


может выйти за рамки разумного и причинить помехи своим соседям по земельному участку, по жилому или
нежилому помещению. По этой причине возникает необходимость законодательного урегулирования
подобных ситуаций.

Дело в том, что земельные участки, как и другие природные объекты недвижимости, - это
искусственные объекты, они созданы усилиями людей и наделены индивидуальностью в силу их описания и
кадастрового учета. Естественным является земля, природные объекты как таковые, но не их участки.
Следовательно, один природный объект может быть поделен на несколько участков, а в силу того, что
экологически это одна природная среда, то собственникам искусственных участков приходится
взаимодействовать между собой, более того - они вынуждены это делать. Отведение сточных вод,
укрепление склонов и прочие действия требуют согласованных действий собственников земельных
участков и других объектов недвижимости.

Искусственность объектов недвижимости и включенность их в природные объекты порождают вопрос:


ограничено ли территориально право собственности на земельный участок его границами, либо оно
простирается немного дальше этих границ, накладываясь на чужие объекты? Например, в теории
международного права известно, что юрисдикция государства может простираться дальше территории
самого государства. Подобное возможно с территорией земельного участка и правом собственности на
него. Естественно, что это взаимодействие встречное, и субъективные вещные права разных лиц
пересекаются на границах объектов недвижимости. Но важно понимать, что право собственности
территориально не ограничено объектом права и собственники смежных объектов вынуждены
взаимодействовать между собой. А это, само собой, создает потенциально конфликтные ситуации, которые
будут обостряться без должного и сбалансированного регулирования. Именно в этом и заключается
обоснование необходимости регулирования соседских отношений.

Признание необходимости регулирования соседских отношений порождает следующий вопрос: как их


регулировать?

В практике зарубежных стран выработано две модели гражданско-правового регулирования

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 82 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

столкновения интересов собственников объектов недвижимости, расположенных поблизости друг от друга.


Страны романо-германской правовой системы выработали понятие "права соседей", которое отражает
совокупность законодательно определенных правил, ограничивающих собственника в реализации своего
права в пользу собственника расположенного по соседству объекта недвижимости.

Страны англосаксонской правовой системы исходят из того, что собственность - это компромисс
между собственником и обществом <197>, а отношения между соседями регулируются исходя из
разумности и уместности способов и форм осуществления своего права. Следовательно, нормативное
регулирование соседских отношений отсутствует, такое регулирование носит ситуационный характер -
любой конфликт решается исходя из принципа разумности. Такой подход основан на том, что право
собственности на недвижимость априорно небезгранично. Более того, право собственности (ownership или
full ownership) в англосаксонском праве вообще может быть только на движимые вещи. А права на такие
вещи, в силу их мобильности, не нуждаются в ограничении в пользу соседей и общества. На недвижимость
нет ownership, а есть система титулов - estate. В этих странах имеются "сильные" титулы, "слабые" титулы
(interest), "слабые права". А число титулов еще и удваивается, поскольку они существуют по "общему праву"
(common law) и по "праву справедливости" (law of equity) как estate in law и equitable estate. Получается, что
объем правомочий в отношении недвижимой вещи зависит от вида титула. Соответственно, для стран
англосаксонской правовой семьи нет необходимости в установлении особых соседских прав,
ограничивающих право собственности. Англосаксонская модель исходит из договорных основ в отношениях
между соседями, как рациональные субъекты они должны разумно определять то, как будут осуществлять
взаимодействие и эксплуатацию смежных объектов недвижимости.

--------------------------------

<197> См.: Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 148.

В странах романо-германской правовой системы право собственности на законодательном уровне


ограничивается в пользу соседей путем закрепления так называемых соседских прав (ст. 37 - 59 раздел 4
книги 5 "Вещные права" Гражданского кодекса Нидерландов, § 907 - 910, 996 Германского гражданского
уложения, ст. 152, 153 Закона Эстонии "О вещном праве").

Есть правовые системы, которые стараются выработать комплексные модели регулирования


соседских отношений. Например, в ст. 84 Закона Китайской Народной Республики "О вещных правах",
принятого 16 марта 2007 г. Всекитайским собранием народных представителей <198>, сказано, что
"обладатели прав на соседнее недвижимое имущество должны использовать правильный подход к
налаживанию соседских отношений на основе принципов содействия производству, удобству жизни,
взаимопомощи и справедливости".

--------------------------------

<198> http://www.gov.cn

В Российской Федерации регулирование соседских отношений носит фрагментарный характер, но


отсутствует как комплексное регулирование. Поэтому необходимо выбрать одну из существующих моделей
в регулировании соседских отношений. Либо закрепить в законе соседские права как ограничение права
собственности соседа, либо регулировать эти отношения на основе принципов права, не создавая
конкретных норм и дозволяя максимальную свободу договорного регулирования.

В настоящее время ситуация с регулированием соседских отношений в российском правопорядке


достаточно противоречивая и развивается в двух противоположных векторах. Дело в том, что российские
суды при отсутствии общих норм рассматривают соседские конфликты на основании так называемого
принципа старшинства: кто раньше начал осуществлять определенную деятельность со своим объектом
права собственности, тому и предоставляется возможность ее продолжения при условии, если нет
конкретного нарушения права собственности соседа, если помеха не носит реального или ущербного
характера. Получается, что суды выбрали англосаксонскую модель регулирования соседских отношений.

Следует отметить, что уже сейчас предпринимаются попытки обеспечить защиту прав участников
соседских правоотношений между собственниками смежных земельных участков, но только в ситуации,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 83 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

когда конфликт дошел до нарушения вещных прав, то есть перешел в грубую форму. Так, в соответствии с
абз. 4 п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 иск об
устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо
от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает
действия (бездействие), нарушающие право истца.

Законодатель же, наоборот, идет по пути развития идей романо-германской модели регулирования
соседских отношений. Так, в Концепции развития гражданского законодательства предлагалось дополнить
ГК РФ нормами, посвященными соседским правам. Стоит отметить, что положения Концепции развития
гражданского законодательства о соседских правах воспроизводят лишь часть предложений по
совершенствованию гражданского законодательства, изложенных в проекте Концепции развития
законодательства о вещных правах, рекомендованном к опубликованию в целях обсуждения Президиумом
Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ
(протокол N 3 от 18 марта 2009 г.).

Предложение о введении подобного права было сделано В.В. Чубаровым <199>. При этом стоит
отметить, что все предпосылки для этого уже имеются в российском праве. В соответствии с п. 3 ст. 17
Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно
нарушать права и свободы других лиц. Пункт 2 ст. 36 Конституции РФ закрепляет правило, что владение,
пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками
свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных
лиц.

--------------------------------

<199> См.: Чубаров В.В. Проблемы правового регулирования недвижимого имущества: Дис. ... докт.
юрид. наук. М., 2006. С. 80.

Суть этого права состоит в том, что собственник земельного участка не может запретить неприятное
воздействие исходящих из другого (соседнего) земельного участка газов, запаха, дыма, копоти, шума и т.д.,
если они не влияют либо влияют несущественно на использование его участка. Если же собственник
соседнего земельного участка выйдет за пределы указанных ограничений, то в этом случае возможно
предъявление негаторного иска.

В настоящее время соседские конфликты могут разрешаться на основе рассмотрения негаторного


иска. Законодательная конструкция негаторного иска не включает каких-либо исключений, и, как следствие,
титульный владелец земельного участка имеет возможность предъявить негаторный иск в случае
совершения соседом любого из указанных выше действий. Как показывает опыт применения Гражданского
уложения Германии, нарушение норм "соседского" права может повлечь за собой подачу собственником
соседнего участка негаторного иска об устранении нарушений <200>.

--------------------------------

<200> См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 414; Шапп Я.
Основы гражданского права Германии. М.: Бек, 1996. С. 59.

Следует положительно оценить предложение п. 3.6.2 раздела IV Концепции развития гражданского


законодательства об ограничении права собственности на земельный участок в публичных интересах и
интересах соседей (соседское право) и пп. "а" п. 2.5 раздела IV Концепции о необходимости закрепления в
ГК РФ правила о том, что вещные права должны осуществляться без нарушений прав и законных интересов
других лиц (соседских прав). При этом стоит отметить, что обозначенные выше ограничения права
собственности в пользу соседей полностью воспроизводят ограничения, закрепленные в ГГУ.

Идея введения соседских прав представляется вполне обоснованной, поскольку благотворно повлияет
на отношения между соседями. Попытки введения в России конструкции соседских прав предпринимались
еще во времена Российской империи. Примером для законодательного регулирования указанных
отношений может служить проект книги 3 Гражданского уложения Российской империи, который включал
главу "Ограничения права собственности на пользу общую" (ст. 777 - 786) и главу "Ограничения права

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 84 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

собственности на пользу соседей" (ст. 787 - 815), подробно регламентирующие соответствующие


отношения.

Положения Концепции развития гражданского законодательства о соседских правах воспроизводят


лишь часть предложений по совершенствованию гражданского законодательства, изложенных в проекте
Концепции развития законодательства о вещных правах, рекомендованном к опубликованию в целях
обсуждения Президиумом Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства
при Президенте РФ (протокол N 3 от 18 марта 2009 г.).

Предложения проекта Концепции развития законодательства о вещных правах основывались на


введении соседских прав как на земельные участки, так и жилые и нежилые помещения. При этом
указанные положения Концепции нашли непосредственное отражение в проекте изменений ГК РФ,
разработанном на ее основе (ст. 226, 288, 295 - 296, 298.7 и др.).

Как указано в п. 2.5.1 проекта Концепции развития законодательства о вещных правах, в ГК РФ


практически полностью отсутствуют нормы так называемого соседского права, определяющего ограничения
права собственности на земельный участок, закрепленные в законе, но призванные защитить не публичные
интересы (интересы неограниченного круга лиц), а интересы собственников соседних земельных участков.
Значение этой группы норм, берущих начало из римского права, имеет двоякий характер: с одной стороны,
они способствуют формированию цивилизованных начал во взаимоотношениях между соседями, а с другой
- служат мерилом противоправности действий ответчика при подаче негаторного иска.

В пп. "г" п. 3.12 проекта Концепции развития законодательства о вещных правах предлагается
включить в главу "Право собственности на земельные участки и иные природные объекты" положения под
общим названием "Ограничения права собственности в пользу соседей", устанавливающие ограничения
права собственности, направленные на защиту интересов собственников соседних земельных участков и
регулирующие возникающие между ними в связи с этим отношения. В качестве общего правила
предлагается закрепить норму о том, что собственник земельного участка не вправе запретить воздействие
исходящих с другого земельного участка газов, паров, запахов, дыма, копоти, тепла, шумов, вибрации и
иных подобных воздействий, если они не влияют либо влияют несущественно на использование его
участка. Если владелец соседнего земельного участка выходит за указанные пределы, собственник вправе
предъявить к нему негаторный иск об устранении нарушений.

Таким образом, действующее российское законодательство содержит необходимые предпосылки для


дальнейшего развития регулирования соседских отношений и их защиты путем предъявления негаторного
иска. При реализации положений Концепции развития гражданского законодательства и разработки на ее
основе законопроектов следует наиболее полно закрепить в российской правовой системе нормы,
регулирующие отношения между соседями. Закрепление соседских прав будет способствовать
формированию цивилизованных начал во взаимоотношениях между соседями.

§ 2. Условия удовлетворения негаторного иска

Условия удовлетворения негаторного иска соответствуют тем обстоятельствам, которые должен


проанализировать суд для решения вопроса об обоснованности заявленного требования. Если элементы
негаторного иска влияют на определение того, является ли заявленный иск надлежащим способом защиты
спорного права, то отсутствие хотя бы одного из условий удовлетворения негаторного иска влечет отказ в
иске.

Судебная практика исходит из того, что негаторное требование подлежит удовлетворению при
наличии следующих необходимых условий: 1) владение истца основано на законе или договоре. Данное
условие можно разбить на две составляющие. Во-первых, истец сохраняет владение спорной вещью, а во-
вторых, это владение является законным, то есть основано на законе или договоре; 2) наличие препятствий
в осуществлении права истца; 3) препятствия чинятся именно ответчиком; 4) препятствия имеют реальный,
а не мнимый характер <201>.

--------------------------------

<201> См.: Постановления АС Восточно-Сибирского округа от 25.06.2015 N Ф02-2571/2015 по делу N

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 85 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

А19-20457/2012, ФАС Северо-Западного округа от 02.11.2012 по делу N А56-39938/2011, АС Северо-


Кавказского округа от 07.07.2017 N Ф08-3578/2017 по делу N А22-2280/2016, АС Уральского округа от
25.02.2016 N Ф09-398/16, АС Центрального округа от 01.09.2015 N Ф10-2745/2015 по делу N А14-13915/2012;
Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 16.05.2017 по делу N 33-4705/2017; п. 2
Обзора судебной практики рассмотрения Арбитражным судом Ростовской области споров об устранении
нарушений прав собственника, не связанных с лишением владения, от 3 сентября 2009 г.

Данный перечень условий удовлетворения негаторного иска закреплен в абз. 2 п. 45 Постановления


Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в
судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных
прав", где сказано, что иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит
удовлетворению в случае, если: 1) "истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим
имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором"; 2) "действиями ответчика, не
связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение".

В гражданском законодательстве не содержится точного перечня критериев и особенностей того


нарушения, с совершением которого связано возникновение права на негаторную защиту. Единственной
особенностью нарушения, в связи с которым может быть предъявлен негаторный иск, в ст. 304 ГК РФ
названо отсутствие связи данного нарушения с лишением владения. Поэтому стоит обратить внимание на
характеристику тех случаев, когда может быть предъявлен негаторный иск.

Необходимость определения критериев применимости негаторной защиты вызвана и тем, что


большинство случаев отказа в удовлетворении негаторных исков мотивируются судами недоказанностью
того, что ответчик своими действиями нарушает нормальное использование своей вещи и то, что эти
действия являются неправомерными <202>.

--------------------------------

<202> См.: Постановления АС Волго-Вятского округа от 31.10.2016 N Ф01-4610/2016 по делу N А43-


29234/2015, от 02.02.2015 N Ф01-5834/2014 по делу N А39-1385/2014, от 01.02.2016 N Ф01-5946/2015 по
делу N А31-6993/2014; АС Западно-Сибирского округа от 15.07.2016 N Ф04-3169/2016 по делу N А75-
13640/2015; АС Северо-Западного округа от 13.10.2016 N Ф07-8652/2016 по делу N А21-9816/2015, от
12.09.2017 N Ф07-9671/2017 по делу N А42-8682/2016; АС Северо-Кавказского округа от 07.07.2016 N Ф08-
3844/2016 по делу N А32-8813/2015, от 23.05.2016 N Ф08-2498/2016 по делу N А32-16734/201, от 11.08.2017
N Ф08-4521/2017 по делу N А15-5008/2015.

Нарушение, являющееся фактическим основанием негаторного иска, обладает следующей


характеристикой.

1. Является только действием. В литературе встречается обратное мнение о возможности создания


препятствий, как действием, так и бездействием <203>. А.В. Люшня указывает, что нарушение может быть
следствием как действия (постройка высокого здания, затеняющего участок соседа), так и бездействия
(собственник сада не обрезает ветви деревьев, свисающих на участок соседа) <204>.

--------------------------------

<203> См.: Советское гражданское право / Отв. ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин. Л.:
Изд-во Ленинградского ун-та, 1971. С. 354; Донцов С.Е. Гражданско-правовые внедоговорные способы
защиты социалистической собственности. М.: Юридическая литература, 1980. С. 31 - 32; Малеин Н.С.
Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юридическая литература, 1981. С. 194; Ахметьянова З.А.
Вещное право. М.: Статут, 2011. С. 341; Суханов Е.А. Вещное право: Научно-познавательный очерк. М.:
Статут, 2017. С. 283; Усачева К.А. Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе //
Вестник гражданского права. 2013. Т. 13. N 6. С. 124 - 126; Фиошин А.В. Негаторный иск: некоторые вопросы
теории и практики // Нотариус. 2014. N 7. С. 25; Шатихин Н.В. Гражданско-правовые аспекты применения
вещно-правовых средств защиты права собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 21;
Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 363; Краснова С.А.
Система способов защиты вещных прав. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 108; Muller K. Sachenrecht. Koln: Carl
Heymanns Verlag KG, 1997. S. 258.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 86 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

<204> См.: Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 143.

С данным утверждением нельзя согласиться в силу восстановительного характера негаторного иска.


Как отмечает К.И. Скловский, рассматриваемый иск "направлен на прекращение действий, помех, докуки,
исходящих от нарушителя" <205>. Противоправными у нарушителя могут быть только действия, которые
являются первоначальными по отношению к бездействию в добровольном устранении нарушений. Цель
негаторного иска состоит в том, чтобы запретить нарушителю осуществлять определенные противоправные
действия или восстановить положение, существующее до нарушения. В приведенном А.В. Люшней примере
основанием использования негаторного иска является посадка деревьев вблизи границы земельного
участка без учета требований об освещенности, а это уже действие. При высадке саженцев вблизи границы
участка собственник сада, как рачительный и разумный собственник, должен был предполагать, что при
естественном росте дерево создаст затемнение участка соседа. Отсутствие ухода за деревьями является
бездействием по добровольному устранению нарушения, вызванного посадкой этих деревьев без учета
прав соседей.

--------------------------------

<205> Скловский К.И. Негаторный иск: отрицание не должно быть огульным // Бизнес-адвокат. 2001. N
7 // СПС "КонсультантПлюс".

Указание на активный характер нарушения содержится в п. 47 Постановления Пленума ВС РФ и


Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22. Там указано, что, удовлетворяя иск об устранении нарушений
прав, не связанных с лишением владения, суд вправе как запретить нарушителю совершать определенные
действия, так и обязать ответчика устранить последствия нарушения права истца. О бездействии, как
видно, нет ни слова.

2. Носит фактический характер. Правовая природа негаторного иска позволяет ему устранять только
фактические помехи в осуществлении вещного права. Рассматриваемый иск направлен на защиту
спокойного пользования вещью, а пользование всегда осуществляется фактическими действиями. Равно и
нарушение пользования возможно только фактическими действиями. Само по себе пользование и
понимается как возможность извлечения полезных свойств из вещи, что подразумевает именно
фактические действия. В противовес этому распоряжение связано с юридическими действиями, которые
связаны с определением судьбы вещи.

В отличие от негаторного иска иск о признании вещного права предъявляется в случае оспаривания
наличия вещного права, которое выражается в создании юридических помех. Поэтому нет оснований
согласиться с высказанным в литературе утверждением о том, что негаторный иск защищает от нарушений,
выраженных в фактических или юридических препятствиях по реализации права пользования <206>. Так,
К.А. Усачева полагает, что при негаторной защите от фактической помехи и оспаривании записи в ЕГРН
"речь идет о неправомерном присвоении права, т.е. о посягательстве на правовую позицию - только
разными средствами" <207>.

--------------------------------

<206> См.: Ерохова М.А., Усачева К.А. Комментарий к Обзору судебной практики по некоторым
вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения // Вестник ВАС РФ.
2013. N 8. С. 98 - 99; Гражданское право / Под общ. ред. С.С. Алексеева. М.: Велби, 2007. С. 152; Копылов
А.В. Вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном российском
гражданском праве. М.: Статут, 2000. С. 72; Кархалев Д.Н. Негаторное охранительное правоотношение //
Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 7. С. 90, 94; Краснова С.А. Система способов защиты
вещных прав. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 109.

<207> См.: Усачева К.А. Негаторный иск в исторической и сравнительно-правовой перспективе //


Вестник гражданского права. 2013. Т. 13. N 6. С. 86; 87 - 90, 130.

Юридический характер носит только оспаривание наличия субъективного права, что выступает
основанием для предъявления иска о признании вещного права, который имеет самостоятельную правовую
природу. Именно поэтому нельзя согласиться с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в п. 12

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 87 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, в силу которого в сферу
применения негаторного иска включаются требования о признании вещного права отсутствующим.

Справедливости ради стоит указать, что в германском праве допускается корректировка реестра
недвижимости посредством негаторного иска <208>. Но такой подход обусловлен тем, что в германском
праве перечень вещных исков исчерпан виндикационным и негаторным исками, в то время как российский
правопорядок имеет более развернутую систему вещных исков. Допустимость корректировки реестровой
записи во многом и иллюстрирует излишнюю универсальность негаторного иска, которую ему придает
судебная практика.

--------------------------------

<208> См.: Baur F., Stumer R. Sachenrecht. Munchen: C.H. Beck, 2009. S. 148; Picker E. Der negatorische
Beseitigungsanspruch. Bonn: Rohrscheid. 1972. S. 93.

К.И. Скловский, комментируя обобщения судебной практики по негаторному иску, приходит к


следующему выводу: "Действия, которые направлены на устранение нарушенного права, имеют
фактический, а не юридический характер. В частности, невозможно понудить ответчика к совершению
сделки, обращению с заявлением, вступлению в наследство, признанию права и т.д." <209>. На
фактический характер нарушения, устраняемого негаторным иском, указывает В.В. Витрянский <210>. А.В.
Егоров и М.А. Ерохова приходят к следующему выводу: "Сферой применения негаторных исков должны
остаться случаи фактического нарушения владения истца: свешивание ветвей, затенение участка,
проникновение запахов и шумов, частичная застройка чужим зданием и т.п." <211>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография К.И. Скловского "Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы:
Комментарий Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г.,
Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54, информационного письма Президиума ВАС РФ
от 15 января 2013 г. N 153" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2014.

<209> Скловский К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы. М.: Статут,
2016. С. 202.

<210> См.: Витрянский В.В. Актуальные проблемы судебной защиты права собственности на
недвижимость // Гражданское право современной России. М.: Статут, 2008 // СПС "КонсультантПлюс".

<211> Егоров А.В., Ерохова М.А., Ширвиндт А.М. Обобщение применения арбитражными судами норм
ГК РФ о вещно-правовых способах защиты права // Вестник гражданского права. 2007. Т. 7. N 4. С. 125 - 126.

Фактический характер нарушения, устраняемого посредством негаторного иска, А.В. Люшня объясняет
следующим. Во-первых, негаторный иск относится к искам о воспрещении, а иск этой категории может либо
запрещать ответчику совершать определенные действия, либо налагать на него обязанность по устранению
негативных последствий правонарушения, при этом искомые действия могут быть только фактического
плана. Во-вторых, юридические помехи могут быть вызваны только правоприменительными действиями
административных органов (должностных лиц). В-третьих, в основе юридических помех лежит
определенное отношение органа власти к праву того субъекта, который полагает себя стесненным. В
данной ситуации последствия вызваны отнюдь не желанием этих субъектов стеснить некоего собственника
в обладании им своей вещью, а зачастую непризнанием за собственником права на эту вещь <212>. С
такой аргументацией, несомненно, стоит согласиться.

--------------------------------

<212> См.: Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска // Закон. 2007. N 2. С. 146.

3. Это действие является неправомерным, то есть осуществляется произвольно, самовольно, без

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 88 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

достаточного правового основания к этому. Негаторный иск будет удовлетворен только в случае, если
доказать противоправность действий третьего лица, при этом не имеет значения, было ли это поведение
виновным. Дело в том, что препятствия в нарушении права собственности далеко не всегда связаны с
намерением нарушителя создать собственнику помеху или с непроявлением должной осмотрительности.
Это и объясняет безразличие негаторного требования к субъективному переживанию причинителя помех в
нормальном пользовании вещью. Хорошо это иллюстрирует положение ст. 89 Закона Эстонской Республики
от 9 июня 1993 г. "О вещном праве", где сказано, что негаторное требование исключено, если собственник
обязан терпеть нарушение.

Доказывание факта правомерности или неправомерности действий лежит на лице, их совершающем,


то есть ответчике. Действия нарушителя предполагаются неправомерными, пока он сам не докажет их
правомерность. Данное утверждение представляется более логичным в части того, что ответчик совершил
активное действие и истец полагает его неправомерным, что и обосновывает необходимость возложения
бремени доказывания именно на лицо, которое совершило действие и лучше понимает мотивы своего
поступка.

В литературе господствует другое мнение, что бремя доказывания неправомерности создаваемых


помех лежит на истце, заявляющем негаторный иск <213>.

--------------------------------

<213> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 354; Скворцов О.Ю.
Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М.: Интел-Синтез, 1998. С. 193.

Нет правовой определенности в вопросе о том, на ком лежит бремя доказывания неправомерности
действий ответчика, и в судебной практике. В подавляющем большинстве суды исходят из того, что это
бремя должно возлагаться на истца и недоказанность этого обстоятельства истцом влечет отказ в
негаторном иске <214>.

--------------------------------

<214> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 8609/08 по делу N А40-41193/07-52-


388; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 12.10.2015 N 309-ЭС15-6673 по
делу N А60-25477/2013; Постановления АС Волго-Вятского округа от 03.08.2015 N Ф01-2701/2015 по делу N
А43-14579/2014, от 01.02.2016 N Ф01-5946/2015 по делу N А31-6993/2014, от 31.10.2016 N Ф01-4610/2016 по
делу N А43-29234/2015, АС Западно-Сибирского округа от 15.07.2016 N Ф04-3169/2016 по делу N А75-
13640/2015, АС Северо-Западного округа от 13.10.2016 N Ф07-8652/2016 по делу N А21-9816/2015, от
12.07.2017 N Ф07-5943/2017 по делу N А21-5169/2016, АС Поволжского округа от 02.03.2017 N Ф06-
4167/2015 по делу N А57-410/2015; Апелляционное определение Кемеровского областного суда от
23.05.2017 по делу N 33-5499/2017.

Но встречаются судебные акты, где по-другому распределяется бремя доказывания на стороны


негаторного требования - истец должен доказать принадлежность ему недвижимости на законном
основании и факт создания препятствий, а ответчик должен доказать правомерность своего поведения
<215>. Так, в Постановлении АС Волго-Вятского округа от 1 февраля 2017 г. N Ф01-5967/2016 по делу N А82-
8475/2015 указано: "...лицо, обратившееся в суд, должно представить доказательства принадлежности ему
имущества на праве собственности (ином вещном праве) и совершения ответчиком действий,
препятствующих осуществлению законным владельцем своих прав в отношении данного имущества.
Ответчик должен доказать правомерность своего поведения". В Постановлении АС Центрального округа от
3 марта 2017 г. N Ф10-532/2017 по делу N А83-1163/2016 сказано: "В обязанность истца не входит
доказательство неправомерности действия или бездействия ответчика, которые предполагаются таковыми,
если сам ответчик не докажет правомерность своего поведения".

--------------------------------

<215> См.: Постановления АС Московского округа от 29.12.2016 N Ф05-19845/2016 по делу N А41-


17449/2016 и АС Северо-Кавказского округа от 18.08.2015 N Ф08-5175/2015 по делу N А32-516/2014.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 89 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Правомерность действий нарушителя исключает удовлетворение негаторного иска. Данное вещно-


правовое требование неприменимо, если действия ответчика основываются на законе или договоре. Если
действия ответчика, устраняемые истцом при помощи негаторного иска, основаны на административном
акте, то негаторный иск может быть применен вне зависимости от оспаривания данного акта.

Длительное время обращение с негаторным требованием о запрете строительства здания или


сооружения вблизи принадлежащей истцу недвижимости не имело перспектив, если строительство велось в
соответствии с утвержденной в установленном порядке проектной документацией. Как указывалось в
судебной практике, само по себе строительство в непосредственной близости от здания, принадлежащего
истцу (при том что это строительство ведется на основании и в соответствии с утвержденной в
установленном порядке проектной документацией), не может нарушать права истца как собственника
недвижимой вещи, расположенной на смежном земельном участке <216>.

--------------------------------

<216> См.: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.12.2004 N А74-4434/03-К1-Ф02-


5191/04-С2; ФАС Московского округа от 05.03.2003 N КГ-А40/719-03; ФАС Северо-Западного округа от
18.03.2003 N А56-19541/02; ФАС Уральского округа от 03.11.2004 N Ф09-117/04ГК, от 31.01.2005 N Ф09-
16/05ГК.

Ситуация коренным образом поменялась после принятия ВАС РФ правовой позиции, изложенной в п.
9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где сказано, что иск об
устранении нарушения права, не связанного с лишением владения, подлежит удовлетворению и в том
случае, когда разрешение на строительство на соседнем участке не оспорено, однако истцом доказана
реальная угроза разрушения его здания.

По мнению Н.В. Шатихина, "действия неправомерного характера являются оценочной категорией и


рассматриваются на основе внутреннего убеждения судьи, которое всегда органически связано с его
мировоззрением и его правосознанием, являющимся в данном обществе господствующим" <217>. С таким
утверждением трудно согласиться, поскольку правомерность основывается на объективных показателях
соответствия действий лица предписаниям нормативно-правовых актов. Оценочным при рассмотрении
негаторного иска является не противоправность, а реальность либо мнимость помехи, которую создает
ответчик в пользовании собственником своей вещью.

--------------------------------

<217> Шатихин Н.В. Гражданско-правовые аспекты применения вещно-правовых средств защиты


права собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 22.

Соседские отношения, из которых чаще всего возникает негаторный спор, всегда связаны со
столкновением интересов собственников в наиболее выгодном использовании своей вещи. Поэтому помехи
в осуществлении и эксплуатации вещи неизбежны.

При этом, запрещая ответчику по негаторному иску совершать определенные действия, суд лишает
его возможности более выгодно использовать свою вещь за счет воздействия на имущество соседа. Вполне
возможна ситуация, когда запрет спорной деятельности в большей степени нанесет ущерб положению
нарушителя, нежели защитит права собственника, но для этого есть нормы об установлении сервитута.

Ключевым в определении реальности чинимых помех является уровень вредного, неблагоприятного


воздействия, такой подход основан на положениях Основного Закона. В соответствии с п. 3 ст. 17
Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и
свободы других лиц. Пункт 2 ст. 36 Конституции РФ закрепляет правило, что владение, пользование и
распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно,
если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Значение для определения реальности чинимых помех имеет и факт наличия у истца возможности
иным способом свободно пользоваться принадлежащей ему вещью. Дело в том, что в силу п. 1 ст. 1 ГК РФ
гражданское законодательство, среди прочего, основывается на признании равенства участников

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 90 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, необходимости беспрепятственного


осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав. С учетом данного
положения гражданского законодательства дополнительным условием для удовлетворения негаторного
иска является отсутствие у истца возможности иным способом свободно пользоваться принадлежащей ему
вещью.

Оценка того, насколько правомерны действия ответчика по негаторному иску, вызывает множество
сложностей в практике арбитражных судов. Так, достаточно часто суды приходят к выводу, что отсутствие
возможности у истца свободно пользоваться вторым входом в здание не лишает его возможности
пользоваться принадлежащими ему помещениями <218>.

--------------------------------

<218> См.: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 27.05.2005 N А82-7619/2003-12; ФАС Северо-
Кавказского округа от 15.02.2006 N Ф08-282/2006; ФАС Уральского округа от 04.04.2006 N Ф09-1598/06-С3,
от 05.04.2006 N Ф09-2250/06-С3.

Наиболее ярким примером может служить дело, описанное в Постановлении ФАС Московского округа
от 4 ноября 2003 г. N КГ-А40/8738-03, в котором суд посчитал, что введение платного въезда на территорию
выставочного центра, принадлежащего ответчику, не является препятствием собственнику здания,
расположенного на территории центра, в пользовании его вещью.

Негаторный иск является мерой защиты субъективного вещного права или законного интереса в
нормальном осуществлении. Поэтому для удовлетворения негаторного требования нет необходимости
наличия полного состава гражданского правонарушения. Достаточно, чтобы действия ответчика не
соответствовали требованиям нормативно-правовых актов или же отсутствовало законное основание на
совершение таких действий.

Например, в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153


приводится спор, в рамках которого истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику об обязании
демонтировать часть трубопровода тепломагистрали, проложенного на земельном участке истца. В
основание иска было положено то обстоятельство, что истец не давал согласие на прокладку трубопровода,
что подчеркивало неправомерность действий ответчика. Ответчик против удовлетворения иска возражал,
ссылаясь на то, что прежний собственник этого участка не возражал против прокладки трубопровода.
Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции указал, что отсутствие возражений
предыдущего собственника имущества против нарушения права собственности, не связанного с лишением
владения, само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении негаторного иска
нового собственника. Кроме того, правопредшественник не давал прямого согласия на прокладку
трубопровода, поэтому его право на иск перешло к преемнику. Как установлено судом первой инстанции,
покупатель земельного участка - истец по настоящему делу - не был предупрежден продавцом о том, что
ранее он не возражал против того, что собственник соседнего участка проложит трубопровод на его
земельном участке. При осмотре земельного участка покупателем установить наличие трубопровода не
представлялось возможным; из документов ЕГРН и кадастра установить наличие трубопровода также
невозможно; земельный участок сервитутом не обременен. Суд пришел к выводу, что поскольку у ответчика
отсутствует право на спорный земельный участок, его новый собственник имеет право на иск об устранении
нарушений, которые претерпевал прежний собственник. В результате в п. 11 была сформулирована
следующая правовая позиция: "Отсутствие возражений предыдущего собственника здания относительно
действий, нарушающих его право собственности на имущество, не является основанием для отказа в
удовлетворении требования последующего собственника об устранении нарушений права, не связанных с
лишением владения".

В приведенном примере не дана правовая оценка факту того, что прежний собственник не возражал
против прокладки трубопровода. Такое бездействие может быть оценено как конклюдентная сделка, но
здесь важно понимать, что любые соглашения подобного рода, неоформленные как соглашение об
установлении сервитута, должны квалифицироваться как имеющие личный, обязательственный характер.
Следовательно, эти соглашения не сохраняют свою силу при смене собственника.

Вопрос правомерности прокладки оптико-волоконного кабеля рассматривается и в п. 6

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 91 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153. Собственник земельного участка
и расположенного на нем здания узла связи обратился в суд с иском об обязании демонтировать оптико-
волоконный кабель мультисервисной сети со здания. Ответчик против удовлетворения иска возражал,
ссылаясь на то, что выполнение работ осуществлялось в соответствии с необходимыми техническими
условиями, выданными оператором связи; на отсутствие реальной угрозы жизни и безопасности граждан в
результате установки кабеля на здании; на то, что прокладка этого кабеля является единственным способом
обеспечения жителей района возможностью доступа в сеть Интернет. Удовлетворяя требования истца, суд
указал, что ответчик оказывает услуги по обеспечению доступа в сеть Интернет и использует для этого
чужое имущество без согласия его собственника. У жителей района действительно есть интерес в доступе в
сеть Интернет. В то же время обеспечение такого интереса не может основываться на произвольном
вторжении в имущественную сферу другого лица и нарушении его права собственности. Равновесие между
правом собственности и общественным интересом может быть основано на ст. 6 Федерального закона от 7
июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи", согласно которой организации связи могут осуществлять строительство и
эксплуатацию средств связи на чужом имуществе только по договору с собственником.

Наиболее часто неправомерность трактуется как несоответствие действий ответчика по негаторному


иску предписаниям позитивного права. Так, С.В. Скрябин полагает, что неправомерность при негаторном
споре можно рассматривать как противоречие требованиям законодательства <219>.

--------------------------------

<219> См.: Скрябин С.В. Вещное право. Алматы: НИЦ КОУ, 2009. С. 262; Защита гражданских прав /
Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2011. С. 153.

Особенность негаторного иска состоит в том, что он может быть использован для защиты не только от
действий, нарушающих требования законодательства, но и в ситуациях, когда противоправность трактуется
более обширно. Так, например, ФАС Волго-Вятского округа Постановлением от 8 декабря 2008 г. по делу N
А38-499/2008-1-60 оставила в силе судебные акты нижестоящих инстанций, которые отказали в иске об
устранении препятствий в пользовании зданием путем демонтажа пристройки. Такое решение
мотивировано тем, что ответчик имел правовые основания к совершению действий по возведению
пристройки, поскольку договором аренды, заключенным между истцом и ответчиком, было предусмотрено
право арендаторов пристраивать снаружи к зданию помещения. При таких обстоятельствах суд пришел к
выводу о том, что ответчик доказал правомерность своих действий и отказал в удовлетворении негаторного
иска.

Противоправность может проявляться в изменении нормального хода жизни и неблагоприятном


влиянии на использование заявителем своей собственности. Это объясняется тем, что негаторная защита
обеспечивает реализацию принципа неприкосновенности собственника (п. 1 ст. 1 ГК РФ), так как
направлена на устранение помех в нормальном использовании собственником своей вещи.

Неправомерность как признак фактического основания негаторного иска имеет еще один аспект.
Специфика негаторного иска заключается и в том, что он применяется в качестве важного средства борьбы
со злоупотреблением правом, под которым понимается отклонение поведения управомоченного лица при
внешнем соблюдении предписаний норм права от принципов гражданского права. Следует отметить, что
положение о возможности использования негаторного иска для пресечения злоупотребления правом
впервые высказал А.В. Хаянян <220>.

--------------------------------

<220> См.: Хаянян А.В. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1974. С. 6.

Для рассмотрения заявленного вопроса будет интересен пример из судебной практики. ООО
обратилось в арбитражный суд с иском о пресечении незаконных действий. Из материалов дела следует,
что истец является собственником помещения на четвертом этаже здания. Ответчик владеет нижними
этажами, центральным входом в здание и препятствует доступу истца в принадлежащее ему помещение на
четвертом этаже. Иск ООО направлен на прекращение действий, не носящих характер правонарушений, но
выходящих за пределы разумности и добросовестности. Заявленные требования об устранении нарушений,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 92 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

не связанных с лишением владения, были удовлетворены <221>.

--------------------------------

<221> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 15.10.2000 N Ф09-1693/2000-ГК.

Основной сферой применения негаторного иска являются отношения, вытекающие из соседства


объектов недвижимости. Соответственно, в попытке наиболее эффективно и выгодно использовать свою
недвижимость собственник может выйти за пределы разумного и причинить неудобство соседу в
нормальной эксплуатации его вещей. Более того, возможна ситуация, когда из-за конфликта между
соседями один из них начинает совершать действия, имеющие единственной целью причинение неудобств
своему соседу. Отсюда и вытекает необходимость рассмотрения возможности предъявления негаторного
иска в ситуации злоупотребления соседом своим правом.

В ситуациях, когда действия ответчика напрямую не нарушают предписаний позитивного права, но они
не соответствуют такому критерию, как разумность, негаторный иск применяется в совокупности со ссылкой
на ст. 10 ГК РФ. Пункт 1 данной статьи гласит, что не допускаются действия граждан и юридических лиц,
осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с
противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав
(злоупотребление правом). Санкция за злоупотребление гражданскими правами определена в п. 2 ст. 10 ГК
РФ и заключается в отказе лицу в защите принадлежащего ему права.

Следует отметить, что применение негаторного иска может само стать результатом злоупотребления
правом <222>. Так, в Определении ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 15653/07 указано, что суд первой
инстанции, отказывая в удовлетворении негаторного иска, пришел к обоснованному выводу о
злоупотреблении истцом гражданским правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ), поскольку работники истца могли получить
доступ через помещение ответчика, а сам ответчик неоднократно предлагал истцу установить порядок
прохода его работников через указанное помещение с учетом специфики и режима его работы, но истец
уклонялся от переговоров.

--------------------------------

<222> См.: Постановления АС Северо-Западного округа от 04.10.2016 N Ф07-7567/2016 по делу N А56-


76396/2015, от 06.09.2016 N Ф07-5201/2016 по делу N А56-76400/2015; Определение Санкт-Петербургского
городского суда от 17.01.2011 N 33-371/2011.

В Определении ВС РФ от 28 ноября 2016 г. N 306-ЭС16-15755 по делу N А65-24262/2015


анализируется совместное применение ст. 10 и 304 ГК РФ. В рамках приводимого судебного дела
индивидуальный предприниматель обратился в суд с требованием об обязании ТСЖ устранить нарушения
прав в пользовании нежилыми помещениями путем демонтажа препятствий - шлагбаума и железных ворот
для свободного проезда к ним между жилыми многоквартирными домами. Установив отсутствие
возможности доступа предпринимателя к принадлежащим ему помещениям в связи с созданием ТСЖ
препятствий в виде установки шлагбаума и ворот на единственной подъездной дороге без получения
согласия собственника спорных помещений, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о нарушении
ответчиком прав истца на использование земельного участка, необходимого для проезда его служебного
автотранспорта, что обусловлено характером деятельности и является производственной необходимостью.
Кроме того, судом апелляционной инстанции установлено, что проект по ограждению территории жилого
дома в установленном порядке не утверждался, а лишь принят за основу для дальнейшего проектирования;
вопрос установки спорного шлагбаума и ворот не был согласован с заинтересованными лицами, в том
числе и с правообладателем земельного участка; доказательств получения ордера на производство
земляных работ, а также заключения соглашения о порядке использования земельного участка,
находящегося в общей долевой собственности, не представлено. При таких обстоятельствах,
руководствуясь ст. 10, 12, 247, 304, 305 ГК РФ, п. 1 ст. 35, п. 4 ч. 2 ст. 60 ЗК РФ, суд апелляционной
инстанции, поддержанный судом округа, удовлетворил исковое требование предпринимателя о демонтаже
шлагбаума и железных ворот, что является пресечением дальнейшего злоупотребления правом со стороны
ответчика.

4. Неправомерное действие выражено в форме противоправного состояния, то есть носит

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 93 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

длящийся характер или совершается периодически. Негаторный иск может быть заявлен лишь до тех пор,
пока длится нарушение или не ликвидированы последствия этого нарушения. С устранением препятствий в
осуществлении права отпадают и основания негаторной защиты. Для удовлетворения иска не имеет
значения, когда началось нарушение, важно лишь доказать, что препятствие в осуществлении права на
вещь сохранилось на момент предъявления и рассмотрения иска.

5. Не связано с лишением владения. То есть по общему правилу вещь, выступающая предметом


спора, должна находиться во владении истца. Лицо, не владеющее предметом спора, не может
предъявлять негаторный иск, поскольку данное требование не может быть использовано для возложения на
нарушителя обязанности вернуть вещь. На данное обстоятельство не раз указывалось в судебной практике
<223>. При этом стоит понимать, что условие о сохранении владения предметом спора на стороне истца
является обязательным условием только в случае, когда само субъективное право истца содержит
правомочие владения. При отсутствии данного правомочия в субъективном праве (например, сервитут) это
условие не носит обязательный характер.

--------------------------------

<223> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 11.03.2014 N 15324/13 по делу N А09-7111/2012, от


05.06.2012 N 360/12 по делу N А29-9477/2010, от 29.05.2012 N 17530/11 по делу N А40-79091/10-157-682.

Трудности с разграничением владения и пользования порождают затруднения в выборе надлежащего


способа защиты между виндикационным и негаторным исками. Бывают и случаи, когда истцы умышленно
указывают в качестве основания своего требования ст. 304 ГК РФ, тогда как просительная часть искового
заявления явно сводится к заявлению о виндикации. Если суд распознает эту подмену, то рассматривает
предъявленные требования исходя из их существа, то есть по правилам о виндикации <224>.

--------------------------------

<224> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 05.06.2012 N 360/12 по делу N А29-9477/2010ФАС;


АС Дальневосточного округа от 25.08.2015 N Ф03-3484/2015 по делу N А59-4551/2014; ФАС Московского
округа от 09.06.2001 N КГ-А40/2694-01; ФАС Северо-Западного округа от 06.09.2012 по делу N А05-
9430/2011; ФАС Уральского округа от 23.07.2001 N Ф09-1170/01ГК.

Несвязанность нарушения, устраняемого негаторным иском, с лишением истца владения вещью


объясняет тот факт, что негаторный иск может быть удовлетворен независимо от того, на своем или чужом
объекте недвижимости ответчик нарушает права истца. Эта идея нашла воплощение в правовой позиции
судов <225>.

--------------------------------

<225> См.: п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от


29.04.2010; п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 153; Определение
Верховного Суда РФ от 17.02.2015 по делу N 302-ЭС14-1496, А33-16410/2013.

При рассмотрении данного условия удовлетворения негаторного иска требуется указать на


некорректность формулировки п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N
153, где сказано, что собственник, передавший имущество в аренду, не лишается права на негаторный иск к
третьему лицу - нарушителю права собственности. При буквальной трактовке получается, что право на
негаторный иск предоставлено собственнику, который не владеет предметом спора, так как передал его по
договору аренды. Однако это не совсем так, и проблема в том, что приведенная формулировка не
учитывает обстоятельства дела, которые изложены далее в п. 3. Там сказано, что арендатор причала-пирса
пояснил, что расположенный на причале спорный холодильник, хотя и был установлен без его согласия, не
препятствует ему осуществлять эксплуатацию арендуемого имущества - разгрузку приходящих
рыболовецких судов. Получается, что арендатор-собственник продолжает владеть пирсом, несмотря на то
что передал его арендатору, поскольку последний эксплуатирует его только для разгрузки судов, но не для
размещения на нем какого-либо оборудования. Следовательно, пирсом владеют и собственник, и
арендатор, причем владение последнего имеет строго функциональное назначение, а владение
собственника более универсально. Обе стороны арендных отношений самостоятельно осуществляют

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 94 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

хозяйственную власть в отношении пирса. И в ситуации, когда третье лицо без согласования с
собственником или арендатором разместило на пирсе холодильную установку, собственник получил право
на негаторный иск к нему о демонтаже холодильника.

6. Не связано с оспариванием наличия субъективного права на вещь. Негаторный иск


применяется для защиты от помех, которые не связаны с отрицанием наличия субъективного вещного
права у истца, то есть с оспариванием права. Негаторный иск используется для защиты от нарушений,
создающих помехи в использовании собственником своей вещи, то есть тогда, когда ответчик не стремится
присвоить себе субъективное право собственности, а когда он создает помехи в реализации этого права, не
сомневаясь в факте его наличия у собственника.

7. Не повлекло прекращение права собственности или ограниченного вещного права на вещь.


Наличие данной характеристики негаторного нарушения связано с вещно-правовой природой
рассматриваемого иска. Предметом спора по вещным искам является только индивидуально определенная
вещь (res individuae), сохранившаяся в натуре к моменту предъявления требования. Поскольку вещное
право предполагает возможность совершения действий в отношении вещи, именно эта возможность и
может быть нарушена. Как указывает А.А. Иванов, средства защиты должны быть направлены на вещь, а не
на личность собственника <226>. Следовательно, если негативное воздействие со стороны ответчика
привело к уничтожению вещи, негаторный иск не может быть предъявлен.

--------------------------------

<226> См.: Иванов А.А. Правовые средства защиты права частной собственности // Известия вузов.
Правоведение. 2001. N 6. С. 83.

Если вещь не сохранилась в натуре, цель негаторного иска не может быть достигнута, восстановление
нормального хода реализации субъективного права невозможно, а речь можно вести лишь о
восстановлении имущественной сферы потерпевшего, но уже посредством иного иска. Согласно ст. 235 ГК
РФ с уничтожением имущества прекращается вещное право на это имущество, а следовательно, и
возможность защиты посредством вещных исков.

Судебная практика исходит из того, что вещно-правовое требование может быть предъявлено в
отношении индивидуально-определенной вещи, сохранившейся в натуре, и, следовательно, не подлежит
удовлетворению, если указанная вещь погибла или уничтожена <227>.

--------------------------------

<227> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 N 2358/06; ФАС Поволжского округа от
05.10.2009 по делу N А55-4544/2008, от 27.07.2009 по делу N А55-4546/2008; ФАС Северо-Западного округа
от 12.02.2009 по делу N А21-968/2008, от 28.11.2007 по делу N А56-4432/2007, от 11.07.2007 по делу N А56-
2534/2006; ФАС Северо-Кавказского округа от 16.11.2007 N Ф08-7558/07.

В тех случаях, когда предмет спора погиб или уничтожен уже после предъявления вещного иска, иск
не может быть удовлетворен. В этой ситуации отсутствует необходимое условие удовлетворения вещного
требования, так как в силу ст. 235 ГК РФ вещное право прекращено. Как писал Д.И. Мейер, "в юридическом
смысле мы говорим об уничтожении вещи, о прекращении права собственности по уничтожению вещи,
когда вещь разлагается на части и при этом лишается всякой ценности или по крайней мере представляет
самую ничтожную ценность..." <228>.

--------------------------------

<228> Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2003. С. 428.

8. Создает помеху в спокойном осуществлении субъективного вещного права, что препятствует


реализации пользования. Данный критерий применимости негаторного иска состоит в том, что в
результате нарушения снижаются полезные свойства недвижимой вещи.

При этом важно понимать, что судебная практика жестко стоит на позиции того, что истец по
негаторному иску должен доказать факт создания ответчиком помехи в осуществлении вещного права, а

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 95 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

недоказанность этого факта влечет отказ в удовлетворении негаторного иска <229>. Так, в Определении
ВАС РФ от 25 апреля 2012 г. N ВАС-4727/12 по делу N А06-242/2011 указано: "Исследовав и оценив все
представленные в дело документы, суд признал недоказанным факт чинения ответчиком препятствий истцу
в пользовании принадлежащим истцу имуществом, а также нахождение торговых мест рынка в
противопожарных разрывах".

--------------------------------

<229> См.: Определения ВС РФ от 20.03.2017 N 309-ЭС17-1591 по делу N А50-7790/2016, от


15.09.2016 N 304-ЭС16-11308 по делу N А45-19214/2014, от 11.12.2015 N 302-ЭС15-12827 по делу N А19-
20457/2012; Определения ВАС РФ от 15.06.2009 N ВАС-6996/09 по делу N А43-30517/2007-17-793, от
19.01.2010 N ВАС-17956/09 по делу N А62-191/2009; Постановления АС Волго-Вятского округа от 31.10.2016
N Ф01-4610/2016 по делу N А43-29234/2015, Северо-Западного округа от 12.09.2017 N Ф07-9671/2017 по
делу N А42-8682/2016, Центрального округа от 10.11.2016 N Ф10-4261/2016 по делу N А83-6404/2015.

Для раскрытия содержания данного условия применения негаторного иска стоит привести пример. Им
может быть положение п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153, где
сказано, что требование о демонтаже торгового прилавка с оборудованием, установленного в холле
нежилого здания, квалифицировано судом как негаторный иск. При рассмотрении дела судом было
установлено, что по окончании детской ярмарки, которая проводилась в холле на первом этаже здания
центра детского творчества, все продавцы - участники ярмарки, кроме ответчика, демонтировали свои
прилавки, что и послужило причиной обращения истца в суд. Несмотря на административный штраф,
наложенный за нарушение правил организации деятельности по продаже товаров на розничных рынках,
предприниматель торговую деятельность не прекратил и продолжает ее более трех с половиной лет.
Интерес истца в обращении в суд с требованием о демонтаже прилавка заключается в том, чтобы
демонтаж осуществлялся не за его счет, а за счет ответчика, с использованием механизма государственного
принуждения. Судом требование было удовлетворено.

Из содержания п. 1 не следует, проводил ли суд анализ того, чем именно ответчик создает помеху в
пользовании истцом своим объектом недвижимости. Неправомерность действий ответчика присутствует,
другие условия имеют место. Но как оценить характер помехи и ее негативное воздействие?

Ранее в судебной практике не было единой позиции относительно условий удовлетворения


требования собственника здания о демонтаже незаконно установленных торговых прилавков и прочих
конструкций. К примеру, в Определении ВАС РФ от 25 апреля 2012 г. N ВАС-4727/12 по делу N А06-242/2011
указано, что собственник должен доказать "факт чинения ответчиком препятствий истцу в пользовании
принадлежащим истцу имуществом". В то же время в Постановлении Восемнадцатого арбитражного
апелляционного суда от 18 мая 2012 г. N 18АП-4079/2012 по делу N А76-19584/2011 таким нарушением
признавалось любое обстоятельство, в результате которого собственник вещи не мог "беспрепятственно
использовать имущество в любое время, настолько быстро и тем способом, насколько это зависит от воли
истца".

9. Носит реальный характер. Негаторный иск предъявляется, когда собственнику создаются помехи
в нормальном использовании своей вещи. При этом нарушение должно носить реальный характер, а не
быть надуманным. Стоит отметить, что в литературе высказано предложение о применимости негаторного
иска только в ситуации, когда нарушение создает существенные помехи в использовании собственником
своих вещей <230>. Такой подход к характеристике нарушения, которое может быть устранено негаторным
иском, ограничивает применение данного способа защиты. Оценивание помехи на существенность или
малозначительность не будет обеспечивать свободу собственности от воздействия со стороны третьих лиц,
ее неприкосновенность. Негаторный иск имеет целью пресечение всех действий, которые вторгаются в
имущественную сферу субъекта вещных прав. Как уже отмечалось, ключевым в характеристике помех
должна быть их реальность.

--------------------------------

<230> См.: Советское гражданское право: В 2 т. Т. I / Отв. ред. В.П. Грибанов, С.М. Корнеев. М.:
Юридическая литература, 1979. С. 312.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 96 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

Сложность вызывает решение вопроса о том, насколько реальна помеха в пользовании вещью, или
эти действия ответчика не создают помеху, а просто нежелательны для собственника. Оценка реальности
помехи в пользовании вещью не может быть нормативно регламентирована, а должна производиться судом
в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела.

Судебная практика исходит из того, что негаторное требование подлежит удовлетворению при
доказанности того, что препятствия в осуществлении субъективного права имеют реальный характер <231>.
Конечно, в практике арбитражных судов предпринимались попытки фиксации иных условий, помимо
реальности, но они не нашли широкой поддержки. Так, ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от
31 августа 2009 г. N Ф04-5245/2009(18768-А45-45) указал, что способы защиты по негаторному требованию
должны быть разумными и соразмерными, а нарушение должно затрагивать право на имущество не
косвенно, а непосредственно.

--------------------------------

<231> См.: Определения ВАС РФ от 30.09.2010 N ВАС-12819/10 по делу N А60-45673/2009-С12, от


20.03.2013 N ВАС-3442/13 по делу N А03-12999/2012; Постановления АС Восточно-Сибирского округа от
25.06.2015 N Ф02-2571/2015 по делу N А19-20457/2012, АС Северо-Западного округа от 12.07.2017 N Ф07-
5943/2017 по делу N А21-5169/2016, от 12.09.2017 N Ф07-9671/2017 по делу N А42-8682/2016, ФАС Северо-
Кавказского округа от 30.09.2004 N Ф08-3831/04, от 09.01.2008 N Ф08-8546/07, ФАС Уральского округа от
10.12.2008 N Ф09-9210/08-С6; Апелляционные определения Кемеровского областного суда от 23.05.2017 по
делу N 33-5499/2017, Московского областного суда от 30.04.2014 по делу N 33-9722, Санкт-Петербургского
городского суда от 15.12.2016 N 33-25201/2016 по делу N 2-4921/2016.

В качестве критерия, позволяющего определить мнимость или реальность нарушения, предложено


устанавливать возможность использования истцом своей вещи альтернативным путем, при котором
затруднения, вызванные действиями ответчика, были бы незаметны. Так, в п. 7 Обзора судебной практики
ФАС Северо-Кавказского округа указано: "При рассмотрении негаторного иска суд должен установить
отсутствие у истца иной возможности свободно пользоваться принадлежащим ему имуществом" <232>.
Правовое основание такого разграничения реальности и мнимости нарушения состоит в ссылке на п. 1 ст. 1
ГК РФ, где закреплены такие основополагающие идеи, как равенство участников гражданских отношений,
недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость
беспрепятственного осуществления гражданских прав.

--------------------------------

<232> Обобщение судебной практики ФАС Северо-Кавказского округа по делам, рассмотренным в


кассационном порядке в первом полугодии 2006 г. (общая часть Гражданского кодекса Российской
Федерации) // СПС "КонсультантПлюс".

Примерно из такого же критерия исходят в своей практике и другие арбитражные суды кассационной
инстанции. Скажем, ФАС Московского округа в Постановлении от 16 октября 2008 N КГ-А40/9491-08-А
указал, что суд первой инстанции обоснованно отказал в иске об устранении препятствий в пользовании
имуществом путем сноса заграждения, установленного в арке между двумя секциями многоквартирного
дома, поскольку проезд, где установлено заграждение, не является единственным проездом в помещение
гаража, принадлежащего истцу, что исключает необходимость обременения прав собственника земельного
участка, на котором расположен объект.

В судебной практике можно встретить и более яркие примеры, когда нарушение явно носит мнимый
характер. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 7 августа 2001 г. N 760/01 по делу N 6440/9919
сказано, что отсутствие у лица необходимых материальных средств для того, чтобы выгородить
выделенный ему участок и оборудовать собственную проходную, не может по смыслу ст. 304 ГК РФ служить
основанием для возложения на другое лицо обязанности предоставить первому право пользования частью
земельного участка последнего.

Не менее яркий пример разграничения реальной и мнимой помехи как условия удовлетворения
негаторного иска приведен в п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153,
где сказано: "Невозможность осуществить строительство в желаемом истцом объеме не является

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 97 из 188


надежная правовая поддержка
"Негаторный иск: проблемы теории и практики: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Подшивалов Т.П.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("Инфотропик Медиа", 2019)

основанием для удовлетворения негаторного иска к собственнику соседнего земельного участка, если
ответчик застроил свой земельный участок в соответствии со строительными и градостроительными
нормами и правилами". Из фабулы судебного спора, приведенной в тексте п. 8, следует, что
индивидуальный предприниматель, являющийся собственником земельного участка и расположенного на
нем здания, обратился в арбитражный суд с иском к обществу - собственнику соседнего земельного участка
об устранении нарушений его права, не связанных с лишением владения, путем прекращения
строительства торгового центра. В качестве обоснования нарушения его прав истец привел довод о том, что
он собирается реконструировать принадлежащее ему на праве собственности здание, расположенное на
земельном участке. Однако возведени